Кахаров Аброл: другие произведения.

Бабушка

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 4, последний от 27/02/2015.
  • © Copyright Кахаров Аброл (Kakharov2004@mail.ru)
  • Обновлено: 12/04/2015. 9k. Статистика.
  • Рассказ: Канада
  • Иллюстрации: 2 штук.
  • Оценка: 3.69*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дорогие мои земляки! Посетители Тектурмаса! Поклонитесь и за меня перед памятью моей бабушки Соадатпошо. После знойного летнего дня, с наступлением темноты, бабушка стелила нам постель под открытым небом и мы мирно засыпали, свернувшись в калачики, под сводами мерцающих звёзд. Мягкий голос бабушки вещал нам ответы на наши вопросы о звездах, луне и солнце...

  • .
    Б А Б У Ш К А Старинное кладбище Тектурмас [Turatlas]Воспоминание [ALISHER]
    .
    С тех пор как я себя помню мой город носил имя Джамбул, названный так в честь мудрого казахского сказителя.
    Джамбул довоенный - зеленный городок состоящий из нескольких параллельных и пересекающихся улиц с одноэтажными домами , двориками и садами, расположившийся на левом берегу реки Талас.
    Недалеко была железнодорожная станция со стройной водонапорной башней и большим депо, где шипели и издавали протяжные гудки паровозы. В городском парке вечерами играл духовой оркестр.
    Парк примыкал к стадиону с футбольным полем, баскетбольной и волейбольными площадками, где мы босоногие мальчишки получали первые уроки легкой атлетики, игры в мяч, а также борьбы и бокса.
    Ближе к Зеленому рынку на улице Пушкина красовались единственные в городе: зимний кинотеатр, угловой гастроном, аптека, почта, сберкасса, ресторан.
    На другой стороне реки у подножья холмов виднелись очертания таинственных и загадочных для меня и моих сверстников, заводов, где производили сахар, спирт и водку.
    Весь город пересекали извилистые арыки. На некоторых из них урчали водяные мельницы. Живительная влага из каналов по маленьким арычкам приходила в каждый двор.
    Дом, в котором я родился и провел своё раннее детство находился на одной из центральных улиц, ведущих к рынку и потому эта улица называлась Базарная.
    Целый квартал на пересечении улиц Базарная и Карабакирская принадлежали ближайшим родственникам моего дедушки Каланходжи и моей бабушки по отцу Соадатпошо.
    В четырех дворах, разделенных глиняными заборами большая часть принадлежала моему дедушке на правах старшего.
    В трех остальных дворах, которые были поменьше жили его младшие братья с семьями: Камолходжа, Абулфаизходжа и Мухитдинходжа.
    Граничили с ними дворы сестры моей бабушки Норпошо и ее брата Саитхонхажи.
    Ближе к большому арыку, именуемый " Волтерка " в честь немца построившего этот канал и мельницу было множество таких же дворов в которых проживали наши родственники.
    Это были узбеки выходцы из старинного таджикского горного селения Уратепа. А ещё дальше на улицах Наманганская и Ташкентская кучно жили переселенцы из Ферганской долины и Ташкентского оазиса.
    Мы жили рядом с русскими переселенцами. Соседом был трудолюбивый и добрый старик Маскаев, который целыми днями копался во дворе, возделывая грядки в огороде.
    По праздникам он одевал белую расшитую сорочку, приглашал детей и угощал медом из собственного улья.
    Напротив построил дом пожилой уралец с красно рыжей бородой по имени Ахрамей. Где-то за городом он возделывал землю и привозил оттуда мешками крупные семечки подсолнуха, золотистые початки кукурузы.
    За углом в крохотной закусочной напротив проходной артели " Металлист " работала некая Каплан, у которой остограммивались потирая руки и кряхтя посетители. Постоянные клиенты её ласково звали Фаиночкой.
    А тем, которым она не наливала сверх нормы, за глаза эту же Фаиночку обзывали не иначе как " контра ".
    С началом войны город наполнился эвакуированными людьми. Это были пожилые, изможденные старики, женшины и исхудавшие дети. Их привозили в вагонах телятниках и высаживали прямо на станции.
    Затем их расквартировывали по домам. Множество людей прошли через наши и cоседские мало приспособленные для жизни помещения.
    Во всем городе ютились эвакуированные и сосланные. Среди них было много титулованных.
    Так недалеко от нас на перекрестке улиц Базарная и Кирова, когда-то давно проживал старик, которого звали академик Скрябин. Все думали, что академик это его имя.
    к нему приходили седые, согнутые люди c тросточками и в очках. Это были,как нам стало известно позже, профессора и доктора наук, известные художники и артисты.
    Один из профессоров преподавал черчение в школе. Ученики, как говорится в таких случаях, ходили на головах во время его занятий.
    Другой ученый развозил почту. За хорошую весточку от добрых хозяев он иногда получал вознаграждение в виде денег, ломтика хлеба или кусочка сахара.
    При плохих известиях он в начале просил подписаться за полученное письмо или телеграмму, затем старался быстро исчезнуть нажимая из-за всех сил на педали своего старого, как сам, велосипеда.
    Писал портреты вождя, афиши в кинотеатре и лозунги на улицах тощий, болезненно бледный, талантливый художник Немирский.
    В самодеятельном театре ставили пьесу Чехова " Свадьба " эвакуированные артисты Москвы и Ленинграда.
    Все жили одними помыслами скорей бы кончилась война. Полуголодная жизнь превращалась в борьбу за выживание. Всё время хотелось есть. А есть было нечего.Хлеб давали по карточкам.
    Суточной нормой хлеба не наедались даже за один раз. Чувство голода не покидало никогда. Положение становилось почти безвыходным. В нашем дворе остались в живых мои бабушка, сестра, трехлетний братишка и я.
    Я тогда почувствовал, что своего братишку люблю очень сильно. Я мог оторвать от себя и дать братику кусочек хлеба или сахара. Сестра делала то же самое.
    Защитить и ласкать нас было некому. Со всех дворов исчезли отцы и дедушки. По обычаям резать животных полагалось только мужчинам. Помню бабушка предложила мне зарезать курицу. Непростое
    оказалось это дело. Недорезанная курица вырвалась из моих рук и стала со страшной силой метаться по полу и биться об стены хрипя и обрызгивая вокруг всё кровью. Испуганный, я с трудом выскочил из сарая.
    Бабушка, как говорится дай бог ей место в раю, оказалась тем божественным посланником на земле, которая сумела сохранить и вырастить нас. Она природой была наделена особой силой заботы о своих потомствах.
    После знойного летнего дня, с наступлением темноты, бабушка стелила нам постель под открытым небом и мы мирно засыпали, свернувшись в калачики, под сводами мерцающих звёзд.
    Мягкий голос бабушки вещал нам ответы на наши вопросы о звездах, луне и солнце...
    На её долю выпали невероятные испытания по выживанию во времена революции в начале века, голода и разрухи 30 - 40 годов, а также все ужасы отечественной войны 1941 - 45 годов.
    Моя бабушка-Соадатпошо прожила около 100 лет. (по паспорту 99). Дело в том, что долгое время бабушка не получала паспорт, потому-что не соглашалась фотографироваться из религиозных убеждений.
    В день её похорон пожилые родственницы, которым было 70-80 лет высчитали, что бабушке прожила около 100 лет.
    Каждый раз, когда я вспоминаю бабушку чувствую свою вину перед ней. Она нам заменила всех и маму и папу. Я же не смог ей ответить нужной заботой и вниманием при её старости.
    Пытался организовать ей достойную жизнь я ни раз. Увозил её жить с собой в города Алмалык и Ташкент на зимние месяцы. Вначале она соглашалась, но больше месяца она не могла жить с нами.
    Её шокировало, что туалет находится внутри квартиры. Много неприятностей ей причинял и английский замок двери, который захлопывался когда мы уходили на работу и она оставалась одна.
    Жизнь в чужом городе при закрытых дверях с решетками на окнах и балконе, без соседей, говорящих на узбекском языке и многое другое доставляло ей много страданий
    Да, и её любимый муж Калонходжа (мой дедушка)ежедневно приходил к ней во сне и настоятельно требовал вернуться домой.
    Бабушка соглашалась со мной, что нужно остаться здесь, хотя бы на зимнии месяцы, но ослушаться своего мужа, которого нет уже лет двадцать, она не могла.
    Любил и люблю нежной и трогательной любовью свою бабушку Соадатпошо и очень жалею, что много переживаний и страданий я ей доставил по молодости и глупости.
    Помню как она просила и умоляла меня не давать согласия идти в детский дом.
    В последние минуты расставание со мной она рвала на себе одежду, рыдала высоко подняв руки с обращениями к богу пощадить её.
    " Боже за что я несу такие кары. Я осталась без единственного сына и его родного отца. Внуки мои остались сиротами. Так зачем же меня лишать мою память от сына.
    Не уезжай, не уходи, не оставляй нас." умоляла она, но меня увезли.
    Ещё большую боль я причинил своей бабушке когда сбежал из детского дома и скитался несколько лет по городам Узбекистана. Бабушка разыскала мой бывший детский дом и регулярно приходила туда.
    Она плакала, кричала, просила, умоляла вернуть ей сына. В крайнем случае, она просила отдать хотя бы труп, чтобы похоронить по традициям и обычаям.
    Она была убеждена, что меня или убили или я утонул. Я со своим несносным поведением способствовал тому, что бабушка была в постоянной тревоге за мое здоровье и жизнь.
    Многое я стал понимать, когда повзрослели мои дети и внуки.
  • Комментарии: 4, последний от 27/02/2015.
  • © Copyright Кахаров Аброл (Kakharov2004@mail.ru)
  • Обновлено: 12/04/2015. 9k. Статистика.
  • Рассказ: Канада
  • Оценка: 3.69*4  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка