Кахаров Аброл: другие произведения.

Есть в жаргоне заключённых лукавые слова: "тухляк" и "воняк"

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 3, последний от 16/08/2014.
  • © Copyright Кахаров Аброл (Kakharov2004@mail.ru)
  • Обновлено: 18/01/2016. 24k. Статистика.
  • Статья: Канада
  • Иллюстрации: 7 штук.
  • Оценка: 4.78*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В годы войны за высказывания, что Ленинград надо было сдать без боя поставили бы к стенке без раздумывания.

  • .
       Есть в жаргоне заключённых лукавые слова: "Тухляк" и "Воняк"Начальник колонии [А. Кахаров]
    .
       Жизнь заключённых я знаю не "понаслышке", поэтому скептически отношусь к образу "героя одного дня" - Ивана Денисовича, а также к авторам, утверждающим, что СССР был страной ГУЛАГ,
    где одна половина населения "сидела ни за что", а другая усердно караулила.
    .
       Настоящими героями тюрем и колоний были всё таки те, кто честно перенёс наказание, смог сохранить своё лицо, добиться в жизни успехов, сохранил семью и воспитал достойных детей.
    И таких людей я знаю лично, которые неохотно вспоминали своё прошлое и оставались людьми верными служению Родине и дружбе.
    . Жмурко П.Т. [А. Кахаров]
       Узник - Жмурко Пётр Трофимович - не добровольно прибывший в Норильск и, почти, всю свою жизнь посвятивший освоению недр севера, прошел путь от горнорабочего, взрывника подземных рудников
    до должности руководителя Главзолота, заместителя министра цветной металлургии СССР.
       Почти десять лет мы работали вместе и более двадцати лет поддерживали дружеские связи. Я посещал и бывал в его скромной квартире в Норильске и в Москве.
    Вместе отмечали в Ташкенте, Самарканде и в Москве его очередные назначения и повышения, а также мои успехи в присвоении научных степеней и званий.
    . Лапкин [А. Кахаров]
       Другой узник - Кузьма Иванович Лапкин,
    с которым я был знаком почти 30 лет, долгие годы промывал золото в лагерях ГУЛАГ в Сибири и Дальнего Востока до того,
    как он стал заслуженным деятелем науки и академиком Академии Наук Узбекистана.
    .
    . Уаз []
       Борзяев Николай Владимирович был осужден на 10 лет и был досрочно переведён в колонию поселения через 8 лет за безупречное поведение и недопущение нарушения режима содержания.
       Мы были друзьями с Николаем, делили трудности и радости жизни на равных все годы совместной работы по покорению пустыни.
       Он работал водителем выделенной мне служебной автомашины УАЗик, получил благоустроенную квартиру, перевёз семью и достойно заботился о ней.
    Он стал золотодобытчиком, а сын, окончив школу, поступил в институт и получил звание горного инженера.
    .
       Потомственного революционера, общественного деятеля, убеждённого коммуниста М. Мусаханова томили в Московкой тюрьме - "Матросская тишина" в горбачёвские времена предательства и измены.
    Мусаханов М.М. [А. Кахаров]
       Семидесятилетний узбекский аксакал, в отличии от других, не согласился ни с одним пунктом обвинения в свой адрес,
    и не только мужественно защитил себя, но и остался убежденным большевиком,
    не проронив ни единого не достойного слова в адрес узбекского народа, коммунистической партии и его лидера Шарафа Рашидовича Рашидова.
       Допрашивающие следователи были пигмеями, карликами, лилипутами перед одухотворённо - кристально чистой личностью, всю жизнь, ставившего интересы общества выше личных.
       Титул Мирза носили достойнейшие люди востока к примеру - великий астроном Мирза Улугбек.
       Депутат Верховного Совета СССР Мирзамахмуд, Мирзамахмудович Мусаханов по празднкам, носивший золотую звезду героя, был и останится в памяти узбекского народа - Мирзой и Героем.
       И таких людей в жизни советского общества можно перечислять не десятками и сотнями, а тысячами.
    Более сорока лет, я знаю уроженца Москвы Термана Леонида. Так повезло, что мы теперь живём в городе Торонто. Недавно мы справили его - 80 летие.
    Своё уважение и восхищение его жизненной позиции я высказал в поздравительном адресе, которое можно прочесть в моих воспоминаниях
    и в книге, которую он издал под названием: 'Доволен я своей судьбой'.
    А судьба его, надо сказать, очень и очень не простая:
    его грудь в орденах, титулов предостаточно, ему действительно есть, чем гордиться за ним стоят построенные золотые рудники, угольные шахты, карьеры, города, поселки, совхозы.
    К сожалению и он не избежал тюремной жизни. Расчёт завистников не оправдался. Леонид, пройдя все судебные инстанции, от местной до московской, доказал свою невиновность и сегодня пишет стихи:
    . Мне довелось увидеть много. Прошёл сквозь славу и тюрьму. Была не лёгкая дорога. И есть за что винить судьбу.
    . Но я не буду лицемерить. Не стану я кривить душой. И, как не странно, но поверьте, Доволен я своей судьбой.
    . Судьбой, что я в Ангрен приехал Найти бесценную жену, Что людям не был я помехой, Что пережить пришлось войну.
    . Судьбу, что в жизни подарила Прекрасных, золотых детей И что по полкам разложила Врагов и истинных друзей.
    .
    Особо я рад за стойкость и твёрдость духа Леонида, любви и преданности жене и детям, горжусь подарком подаренной мне книгой с надписью: 'Моему дорогому многолетнему Другу Абролу в знак особого уважения'
    .
       Лично я, судим не был и в правоохранительных органах не служил, но приходилось слышать вопрос с подковыркой, в свой адрес: "Мы знаем за что сидим, а вы за что гражданин начальник ?".
       Гражданином начальником, я был для заключённых, работавших на строительстве города Зарафшан и рудников по добыче золото и урана.
    Как руководитель и депутат был наделён полномочиями председателя комиссии по контролю обеспечения прав осужденных в колониях, дислоцированных в городе и на промышленных объектах.
       Теперь я понимаю, что годы жизни, проведённые вместе с теми, кого называют ЗК, были для меня,
    временем познания глубин человеческих душ во всех её проявлениях:от неимоверной нежности, легкой ранимости, простой слабости,природного эгоизма, стойкости и верности любви,
    заботы о детях, родителях и близких; до чудовищной распущенности, маразма, расправы, мести, безрассудства и несправедливости мироустройства в экстремальных условиях.
    .
       Нет слов, судимость ужасна, не справедливая судимость отвратительна, места содержания заключённых не курортные, условия содержания не комфортные, надзиратели не ангелы,
    но понятие справедливость - категория спорная.
       Об этом много написано и пишут с древнейших времён. Адвокаты и судьи были ещё в древнем Риме.
       Быть защитником пострадавших, безусловно, достойно, мужественно и благородно.
       Постулат правозащитника: "По какой бы причине преступники не получали срок тюремного заключения, они остаются людьми и нуждаются в человеческом отношении" сомнению не подвергается.
       Но так ли безупречен этот постулат в утверждении: " они остаются людьми"?.
    Невольно задумываешься над этим, когда воочию сталкиваешься с рецидивистами, приговоренными к содержанию в колониях "Особого режима"
    за умышленные убийства в жестоких формах, насильников, на совести, которых смерть детей и женьщин ...
    .
       К счастью, у нас не было подобной колонии, для особо опасных преступников с камерной системой содержания, из которой дорога только в последний путь.
       Но нередко, эти, так называемые "люди" из наших колоний, как по проторённой дорожке, переводились из щадящего режима содержания в более строгие, из строгих. отправлялись в "особые" на пожизненное.
       Всех преступлений, совершаемых в колониях не перечесть и не пересказать. Надо лишь отметить, что правонарушений там не больше, чем на, так называемой "воле" или "свободе",
    хотя бы потому, что в зоне отсутствуют условия для совершения преступлений экономического характера и злодеяний, совершаемых в пьяном состоянии.
       Места содержания преступников потому и называются местами лишения свободы, где существуют особые правила и порядки разрешений и запретов,
    когда человек оказывается в особой среде дисциплинарных требований и лишённый, прежней самостоятельности в передвижении, выборе места проживания, общении с близкими,
    работы по специальности и удовлетворения иных потребностей.
    .
       В тюрьме человек подвергается экзамену на: прочность характера, порядочность, честность и взаимоуважение не только с сотоварищами, но и со служащими, призванными:
    охранять, одевать, кормить, учить, лечить, воспитывать и помогать оступившимся, чтобы выйти на свободу с чистой совестью!
    .
       В жилой зоне, кроме штрафного изолятора (ШИЗО) и барака усиленного режима (БУР), имеются спальные корпуса, столовая, баня, медсанчасть, функционируют: школа, клуб, библиотека, красный уголок,
    помещения для краткосрочных от (2-4) часа до длительных (1-3) суток свиданий.
       Так называемая "жизнь" в неволе или по ту сторону колючей проволоки, в местах где летают белые мухи, в кутузке, каталажке, тюряге, бутырке, зиндане намного сложнее, чем мы представляем её.
       Откуда мы черпаем знание о "житье, бытье-житухе?, "разлюли-малине" в казённом доме?
       Конечно же - из повествований "классиков", пасквилей, написанных судимыми щелкопёрами, от просмотренных телесериалов об отважных головорезах и ловких мошенниках,
    а также из фантастических баек, отсидевших "героев зоны".
    .
       На сегодня мы больше знаем о "справедливых ворах в законе",
    смелых и отважных "паханах", многочисленных "политических", жертвенных диссидентах, "хамоватых, глупых офицерах" охраны и "бесчувственных, не чистоплотных" руководителей колоний и тюрем.
       А что мы знаем о тех, кто отсидел и не сломался ?. О добросовестных людях, посвятивших себя службе по охране и защите нас, от насильников, убийц, казнокрадов, педофилов и другой мрази.
       Древний мыслитель и философ Китая Конфуций говорил, что не огорчается когда люди не понимают его, огорчается когда он не понимает их.
    .
       Не понятно, почему попасть в тюрьму стало не постыдным явлением и воспринимается не как наказание за преступение.
       Тюремные сидельцы у большинства людей стали вызывать чувство сострадания, а для некоторых это стало героически - романтическим штрихом в биографии.
       Не простительно выветриваются из памяти разгул страстей хрущёвской оттепели,
    когда амнистированные "страдальцы"- организовались в криминальные группы, насаждая принципы бандитской жизни "по понятиям".
       Другая часть тюремных извращенцев, так называемые - "Тухляки" и "Воняки" спустились с нар мимикрируя в политических страдальцев, защитников прав человека, диссидентов и полезли в печать, радио, телевидение
    и во все сферы государственного управления для разграбления общенародной собственности и установления новых порядков и понятий в своих интересах.
       Первоначально жаргонные клички присваивались самими заключёнными нытикам, любителям брюзжать по поводу и без,
    о тяготах жизни в тюрьмах и колониях, о продажности судей работников прокуратуры, следователей, милиции.
    .
       Со временем, эти клички стали пользоваться популярностью и среди работников надзора.
       У работников администрации и офицеров комсостава прозвища "Тухляк " и "Воняк"означали - гнилой, склонный к правонарушениям, не соблюдающий тюремные правила лицо.
    Тогда как у заключённых это имело более зловещий и многозначительный смысл близкий к понятиям: козел, петух, педераст.
       К такой категории относились и сотрудничившие с администрацией
       стукачи и матершинники, оскорблявшие Мать, Родину, Героев войны...
       По воле судьбы, я оказался в гуще трагических событий, которые трудно забыть и вспоминать больно:
    жестокие убийства, рискованные побеги, расправы по тюремным законом, неповиновение, бунты, захват власти заключёнными и жестокое подавление силой оружия .
    .
       Это было в первые годы строительства, когда основная рабочая сила была представлена заключёнными колоний с различными формами содержания, а также военно-строительным полком и войсками охраны.
       Вольнонаемный персонал ютился во временных помещениях сборно- разборных щитовых домах и вагончиках.
    .
       Первый партком города, поселковый совет и комитет комсомола занимали одну половину барака, принадлежащего администрации колонии строгого режима.
       Однажды, начальник колонии полковник Лабуня Иван Лукич взволновано сообщил мне, что произошло ЧП и полушепотом добавил: "Воняк".
    .
       Я воспринял это как пожар или аварию с жертвами. Мы срочно выехали в зону строительства к первой строящейся девятиэтажке.
    Дом был оцеплен автоматчиками, внизу стояли спец прокурор города Саттаров и начальник городской спец. милиции Патапов Н.В.
       Командир отряда коротко и чётко доложил, что событие произошло на крыше и жертва охраняется до приезда следователей и фотографа.
    .
       Я первым по лестничному отделению взбежал на крышу и увидел двух вооруженных охранников и подвешенный, окровавленный труп мужчины без гениталий.
    Его отрезанный половой орган был вставлен в его искривленный рот.
    .
       Назад мы ехали молча и, когда в коридоре стали расходиться по разные стороны, я задал вопрос начальнику колонии :-"Это у вас называется "Воняк?"
       "Нет"-ответил Иван Лукич и продолжил:- "Это, как я понимаю, называется расплата за язык, "Воняк", начнётся скоро"
    .
       Вскоре я понял смысл слов полковника, когда приехала комиссия из управления исправительно-трудовых учреждений (УИТУ) Ташкента.
    .
       По факту убийства было возбуждено уголовное дело. Допрошены более 100 заключённых и, почти, все офицеры колонии. Выполнялись следственные эксперименты.
       Уголовное дело -"Тухляк " перешло в стадию -"Воняк" и превратилось в "Висяк". Закрыть дело, как самоубийство, оказалось невозможным, так как, уж слишком были видны следы насильственной смерти.
       В конечном итоге, было признано, что преступление совершено на почве оскорбления матерей.
       Пострадавший был недавно этапирован из европейской части страны и довольно часто употреблял выражение: "Ё-твою мать".
       Затем последовали административные выводы и наказания. Было признано, что в колонии неудовлетворительно осуществляется воспитательная работа среди заключённых
    и потому, была отстранена от занимаемых должностей цепочка офицеров от низшего звена до высшего.
    Встал вопрос об освобождении от должности начальника колонии полковника Лабуни И. Л.
    .
       Иван Лукич Лабуня был родом из забытого хутора в Волынской области Украины.
       Крепкий юноша - конюх с сельским образованием был призван в ряды армии перед началом войны и вскоре стал ефрейтором.
       Годы войны он вспоминал с грустью. Несколько раз он просился на фронт, на передовую, но ему отказывали, повышая его в званиях от сержанта и выше.
       "Все шли бить фашистов на запад, а меня везли на восток за Волгу, а затем в Среднюю Азию" - рассказывал Иван Лукич.
       Сам он шутливо говорил, что срок отсидки в тюрьме и звании младшего офицера он получил в городе Ангрен в Узбекистане, вскоре после окончания войны.
       В день своего пятидесятилетия он также шутил говоря, что за самые тяжкие преступления преступник получает четвертак, т.е. - 25 лет
    и потом выходит на свободу, а он в чине полковника продолжает отбывать свой срок.
    .
       За долгие годы работы в органах Иван Лукич стал профессионалом.
    Он не заканчивал академию и полковником стал исключительно за усердие, трудолюбие, ум,
    профессорское знание психологии людей и природную смекалку, находить выходы из кажущихся безвыходных ситуаций.
       Когда после долгих обсуждений в вышестоящих органах его решили сохранить на прежней должности начальника, он безрадостно сказал:
    " Меня, всё равно, когда - нибудь не освободят, а снимут". Вскоре его пророчество сбылось. В колонии вспыхнул бунт, который был жестоко подавлен генералами из Москвы и Ташкента,
    войсками особого назначения с применением боевой техники и оружия.
       Начальник колонии УЯ 64-42 Лабуня И Л был снят с должности, лишён наград и звания полковника. Сам он объяснял произошедшее своеобразной теорией о "Тухляках" и "Воняках"
    .
       Тюрьма и колония есть огороженные территории, отхожее место и мусоросборник. Мы, мусороохранители и ассенизаторы, призваны содержать эти места в чистоте и порядке.
       В этом хламе есть "Тухляки и Вонюки", которых ничто не исправит, как говорится: "Чёрного кобеля не отмоешь до бела".
    Бывает редкие исключения, но это не столько наши заслуги, сколько сохранившийся стержень порядочности от предков - гомо сапиенсов, которым мы помогаем, вот и всё.
    .
    Притча: " Баня парит, баня правит, баня всё исправит" не про нас.Тюрьма не баня. Тюрьма правит только тех, кто больше жизни хочет это сделать.
    Больного тоже не вылечишь, если он продолжает курить и пить, лечению сопротивляется.
       От нас же требуют перевоспитания моральных уродов, которых просто нужно изолировать от общества и держать в взаперти.
    .
       "Тухляк" это скрытая форма общественного заболевания, легко переходящее в гнойную, заразную болезнь - "Воняк".
       Общество, как и природа, способна самоочищаться от ограниченного количества душевно неуравновешенных экстрималов,
    но когда их число возрастает, возникает ситуация с непредсказуемыми последствиями, называющееся:бунт, мятеж, восстание, погром, революция, переворот, разбой, суд Линча...
       Мы предупреждали о перегруженности колонии, вместо 1200 человек, порой, содержалось до 1500.
    Кроме того, из центральных районов страны, за последние месяцы, была переведена группа особо опасных преступников, склонных к неповиновению.
    .
       Они и оказались в числе расстрелянных, а их главарь, непризнанный "вор в законе" оказался зарубленным топором и прошит "очередью" из автомата.
       Длительное расследование, с грифом "секретно", закончилось формулировкой:" Неудовлетворительная воспитательная работа администрации колонии, повлекшая за собой ... "
    .
       Комсостав колонии был обновлён, оставшиеся в живых зачинщики бунта были отправлены в колонию особого режима.
       Всю сознательную жизнь, носивший военную форму Иван Лукич в стареньком сером штатском костюме с натянутой на лоб шляпой, в брюках галифе, начищенных до блеска сапогах,
    выходил гулять на свежий воздух, лишь вечерами.
    Он избегал встреч и общения с людьми, особенно со своими сослуживцами. Исключением был я.
       Валентина Никитична-жена Ивана Лукича, готовила вкуснейший борщ и угощала нас пирожками с капустой.
    Спиртным мы не злоупотребляли, но после принятых ста грамм Иван Лукич расслаблялся, вспоминал и рассказывал о грустных и радостных событиях своей жизни.
       Он с грустью предавался воспоминаниям о не сохранившимся родном украинском хуторе и кладбище, где были похоронены его родные и близкие.
    .
       На всю жизнь сохранились в его памяти печальные сцены депортации крымских татар и народов Кавказа, когда из вагонов в пути следования в Среднюю Азию ему пришлось видеть,
    как на остановках выносились трупы умерших и оставлялись на перроне станций, под женские крики о помощи к богу, детский плачь, стоны и слёзы немощных стариков и старушек.
       Первый выговор он получил, за то, что сам выкатывал тачки с грузом помогая ослабевшим заключённым.
       Вспоминались и радостные моменты жизни: повышения в должности и выделения лошади для служебного пользования,
    двухкомнатная ведомственная квартира, замена погон с одним просветом на двух полосную с присуждением званий: майор, подполковник, полковник.
    .
       Свою затворническую жизнь он объяснял тем, что он человек военный и никогда не будет махать кулаками после драки и что он не "тухляк" и тем более не "воняк".
    Он чётко и по-военному формулировал свою позицию словами: "Мы понесли строгую кару за случившееся и должны её достойно пережить.
    Родина милостива, она простила даже предателей, сохранив им жизнь.
       Мы же не предатели и не изменники, я принимал клятву верности народу, будучи рядовым. Служил и буду служить Родине, Отечеству, Партии, Народу ".
       После тридцати с лишним лет знакомства, совместной работы и дружбы с Иваном Лукичем я пришёл к убеждению,
    что смокователи, описывающие "ужасы", тюрьмы и колоний, рисуют жизнь, глядя в одну сторону со своей колокольни.
    .
       Некоторые из них не смогли объективно освещать события, в силу собственных перенесённых страданий за решёткой.
       Другие, по своей натуре, видят и воспринимают мир по-своему, как об этом писал странствующий философ, поэт, баснописец и педагог в XIX веке Григорий Сковорода :
    "Душа - это то, что делает траву травой, дерево - деревом, человека - человеком. Без нее трава - сено, дерево - дрова, человек - труп".
       Третьи стали "профессионалами", специализирующиеся по очернению действительности,
    превратившись в кляузников, красующихся с экранов телевизоров, со страниц газет, безнаказанно, оскорбляя окружающих,
    выдавая себя за оригинально мыслящих журналистов, писателей, "правозащитников" и обладателей прочей псевдоважной профессии.
    .
       Сегодняшные ахинейшики, современные - "Воняки", и безответственные баламуты должны понимать, что слова:
    Родина, Патриот, Коммунист, Советский союз, Победа в отечественной войне, как и слова МАМА для многих священны.
       Богохульствование и безответственная эквилибристика поганых слов, ставящих миллионов в один ряд с фашистами должны признаваться не только аморальными, но и небезопасными.
    В годы войны за высказывания, что Ленинград надо было сдать без боя поставили бы к стенке без раздумывания.
    Демократия и свобода слова есть прежде всего самоконтроль не ущемлять права других ни действием ни словом.
    .
       К сожалению, приходилось слышать из уст, некоторых "перестройщиков" Средней Азии выражения:"Татар в Казань, Русских в Рязань".
       Ну и чего мы добились и кто выиграл?.
       Теперь нам знакомы слова: олигарх, гастербайтер, таджичить.
       Приходится сожалеть, что усилиями "Воняков" с поддержки "Тухляков", профессия людей по охране общественного порядка стала не престижной.
    Антон Семенович Макаренко незаслуженно забыт.
    Феликс Эдмундович Дзержинский, оскорблён и унижен без суда и следствия.
       А такие люди, как полковник Лабуня Иван Лукич, не стали примером для подражания, после которого из личных ценностей остались
    именные часы и висящий на стене портрет Дзержинского с надписью :
    "Кто из вас очерствел, чье сердце не может чутко и внимательно относиться к терпящем заключение, те уходите из этого учреждения,
    Тут больше, чем где бы то ни было, надо иметь доброе и чуткое к страданиям других сердце".
       В конечном итоге вера и ожидания Ивана Лукича сбылись, его восстановили в партии.
       Тем временем меня перевели на должность директора Восточного рудоуправления и вскоре я был назначен руководителем Республиканского объединения "Узбекзолото".
       В числе первых, мной подписанных, приказов, в новой должности, было назначение тов. Лабуни И.Л. моим заместителем по режиму и сохранности.
       Спустя некоторое время Иван Лукич был приглашён в Москву и его принял министр внутренних дел СССР", генерал армии Николай Анисимович Щелоков.
    .
       Вернувшись в Ташкент он в полном парадном обмундировании вошёл в мой кабинет и по военному доложил:
    "Товарищ генеральный директор! Полковник Лабуня прибыл, для дальнейшего прохождения службы".
    .
       Я благодарен судьбе, что встретил такого человека на своём жизненном пути, одарённого умом от природы, умудрённого жизнью, образцового офицера,
    посвятившего себя верному служению воинскому долгу.
       Каким-то особым чутьём он определял нечистоплотных людей с первого взгляда и называл их: "Тухляк" или "Воняк".
       Зарафшан [ В. С. Воскобойников]
    .
  • Комментарии: 3, последний от 16/08/2014.
  • © Copyright Кахаров Аброл (Kakharov2004@mail.ru)
  • Обновлено: 18/01/2016. 24k. Статистика.
  • Статья: Канада
  • Оценка: 4.78*4  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка