Беккер Владимир Михайлович: другие произведения.

Гефест и Асклепий

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Беккер Владимир Михайлович (barzeev@rambler.ru)
  • Обновлено: 18/02/2020. 138k. Статистика.
  • Рассказ: Россия
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:

      Юрию Олеговичу снился сон. Сон был тягучий и длинный. Ужасный сон, будто он Юрий Олегович Краянский совсем уже не старший научный сотрудник института прикладной статистики, кандидат технических наук, примерный муж и семьянин, а древнегреческий бог огня и ремесел, Гефест*, сын громовержца Зевса* и хранительницы небесного очага Геры*. Жил себе Гефест-Краянский на Олимпе* хорошо и прекрасно, но вот именно в этот самый момент всеблагой Зевс обиделся на него за какую-то мелкую провинность и сбросил с небес на грешную землю.
       Юрий Олегович летел долго. Это было невыносимо. Бесконечная пропасть, а в конце пути каменная твердь далекого острова Лемнос*, куда по замыслу нехорошего Зевса он должен был приземлиться. Юрий Олегович издал пронзительный крик и проснулся от резкого толчка. Он машинально потянулся к ногам, ощупывая переломы, полученные при ударе, но остановился, сраженный наповал.
       -- Проснулся, идол окаянный?! Что, ты там щупаешь, думаешь, трусы у своей шлюхи оставил?
       Юрий Олегович спустил ноги с кровати огляделся; и на душе у него слазу потеплело, все вокруг родное, привычное; и находится он не в золотом дворце на горе Олимп, а в своей двухкомнатной квартире на Остоженке, и не нужно ему более опасаться гнева вседержавного повелителя грома и молний. И, хотя гнева своей драгоценной супруги он боялся не менее чем ярости громовержца, но все-таки она была ближе и роднее.
       -- О чем говорите вы, прекрасноокая богиня моя. Осматриваю я раны свои и переломы, полученные в результате падения с Олимпа небесного и удара о твердь земную. Не угодил я папочке своему Зевсу громовержцу, вступился за мать родную, царицу небес, лилейнорукую Геру....
       -- Вставай уж, олимпиец хренов! За мамочку он вступился. Мамочка твоя сама кого хочешь обидит. На часы посмотри! Вчера, небось, опять греческий праздник отмечали? На бровях пришел... защитник!
       -- Не сердитесь, благодетельная моя, не расходуйте понапрасну свои нервные окончания. Вчера действительно праздник был; восьмой день месяца Пианопсиона*. Благодетельные афиняне всегда устраивали в этот день торжественный праздник в честь Тезея*, победителя Минотавра*, человеко-быка....
       -- Которому рога поотшибал?! Лучше бы он тебе кровопивцу отшиб чего-нибудь.
       Несостоявшийся олимпиец вздохнул, нашел свои шлепанцы и, немного покачиваясь от слабости, побрел в туалет, совершать утренние процедуры. И тут его ожидал такой удар судьбы, что все переживания Гефеста показались сразу же мелкими и ничтожными. Едва он начал процесс мочеиспускания, как ощутил такую жгучую резь в самом интимном органе своего тела, что чуть было не упал головой в унитаз. Вдобавок ко всему жидкость оказалась не желтоватой, как обычно, а ярко-красной.
       "Все, конец! -- промелькнула в мозгу трезвая мысль, -- подцепил. Не иначе как гонорея".
       Мозг Юрия Олеговича продолжал лихорадочно работать: "Так, инкубационный период три-пять дней. Кто бы это мог быть? Нинка, Катя, а, может, Надежда? Он все еще перебирал возможные варианты, но был прерван громким криком:
       -- Ты что! Заснул там! Выходи, завтрак стынет, десять раз греть не буду!
       "Распротудыть твою мать налево в тряпки, в корень..., -- в минуты отчаяния Юрий Олегович вспоминал свои деревенские корни и ругался крепко, по-простому. -- А что если я Варвару заразить успел? Тогда кранты мне приснились; окончательно...."
       -- Чего это ты белый, словно полотно стал, никак вчерашняя сивуха выходит. Так тебе и надо сволочуге, не будешь как свинья нажираться. Верно меня мама предупреждала....
       -- Не ругайся, Варенька, нездоровится мне что-то. Я уж завтракать, наверное, не стану, в институте потом пообедаю.
       -- И в правду заболел, Варенькой обозвал, -- супруга немного смягчилась от удивления, но затем снова перешла на строгий тон, -- смотри же, сегодня не наклюкайся! Да приходи пораньше! Вечером Иринка с Алексеем в гости придут, -- она повернулась и пошла на кухню бормоча что-то себе под нос:
       "Послал же бог наказание, -- донеслось до слуха Юрия Олеговича, -- старший научный сотрудник, доцент, статистикой всей страны заведует, а пьет хлеще, чем батюшка мой покойный".
       Но Юрий Олегович не слушал причитания жены. Он оделся и быстрее ветра полетел на службу. Необходимо срочно было получить дельный совет, а кто его мог дать лучше и точнее, чем старый друг и собутыльник Валерий Львович Скаткин.
       К счастью, Валерий Львович находился на месте. Доцент Краянский залетел в кабинет и прямо с порога, не закрывая двери, закричал:
       -- Валерка, горю! Красным пламенем сгораю!
       -- Ты что, Юрка, что случилось? С детьми что-нибудь? -- Валерий Львович смотрел на плюхнувшегося в кресло Краянского выпученными глазами.
       -- Хуже! Подцепил я!
       -- Кого подцепил? Ты толком все объясни.
       -- Как кого? Ты что, ни разу неграмотный! Сам не знаю чего, может триппер, а может гонорея. Пошел сегодня утром поссать, а там резь такая, что на потолок прыгай. И моча красная.
       -- Дурачок ты, Олегыч! Как пить дать, дурачок. Во-первых, триппер и гонорея одно и то же, а во-вторых, от кого ты мог подцепить? У нас все бабы проверенные. Может, ты простудился просто, или показалось. Сначала провериться нужно, а потом уже в панику ударяться. Хотя постой, постой. В первую очередь о себе позаботиться нужно. Инкубационный период пять дней; берем для верности неделю. У нас с тобой за это время совместных половых контактов не было, -- Валерий Львович усмехнулся.
       -- Ты, что, офонарел совсем? Какие контакты совместные? Я тебе голубой, что ли?
       -- Да не кипятись ты, Юрка; шучу я. Не волнуйся. Теперь это быстро лечат пару уколов и готово. Сейчас Наумычу позвоним, он у нас главный венеролог, в момент проверку организует. А если что, я тебе командировочку в Воронеж оформлю на время лечения.
       Валерий Львович принялся накручивать диск телефона и через некоторое время уже весело кричал в трубку:
       -- Привет, Марк Наумович, как жизнь молодая процветает? В среду в Сандунах ждём непременно. И так два раза пропустил. Послушай тут у нас тут казус небольшой произошел с олимпийцем нашим Юрием. Да, да! Говорит, что по части Афродиты. Посодействуй, пожалуйста, бедному человеку. Совсем сил нет на него смотреть, загибается мужик от горя окончательно. Диктуй, я записываю, -- он начал черкать на календаре, но затем отбросил ручку, -- ну если прямо сейчас, то тогда спасибо огромное. Прощевай Марк Наумович, до скорого свиданьица.
       Львович повернулся к Юрию Олеговичу и протянул листок:
       -- Держи координаты: комитетская поликлиника в Варсонофьевском переулке, профессор Перельский Марк Наумович. У них там особое отделение есть, для таких, как ты. В общем, все в ажуре. Профессор тебя как родного примет, ведь встречались вы во времена оные. Ты не переживай, свет мой Олегыч, это не простой вендиспансер, элитная поликлиника! Там все шишки обслуживаются.
       -- Венерологическое отделение? -- в голосе Юрия Олеговича послышалась растерянность, -- ты же сам знаешь, я этой заразы боюсь невозможно как...
       -- Если заразы боишься, платочек возьми. Через тряпочку дышать будешь, -- Скаткин рассмеялся весело и заливисто, -- иди уж скорей, друг любви и гармонии, а то инфекция по всему организму распространится. Да смотри там поосторожней. У Марка Наумовича такие сестрички работают...
       -- Какие к черту сестрички! Тебе зубоскалу все нипочем, лишь бы поржать над бедой человеческой.
       Обиженный Юрий Олегович вышел из здания института и покатил на троллейбусе на Варсонофьевский. Моросил мелкий дождик и навевал тоску. Черная мрачная туча закрыла полнеба, как раз в том месте, куда направлялся троллейбус. Сзади было гораздо светлее.
       -- Черт подери! Погода и та против меня. Уж лучше бы меня боги в Тартар* низвергли.
       Но инфекционное отделение немного утешило. Юрий Олегович приготовился открыть дверь, и в это время мимо него важно прошествовал солидный мужчина, в котором наш доцент узнал знаменитого актера.
       "Ну, это все-таки ничего, -- немного обрадовался Краянский, -- раз уж народные артисты приходят.... Хотя, болезнь знакомых не выбирает. Один раз чихнул сифилитик, и миллион микробов на тебя высыпал".
       До кабинета Юрий Олегович добирался крайне осторожно. Рот прикрывал платочком и старался не дотрагиваться ни до каких предметов. Венерические болезни -- очень заразная штука.
       Марк Наумович оказался невысоким жизнерадостным мужчиной лет пятидесяти на вид, хотя по рассказам Скаткина, он был гораздо старше.
       -- Добрый день, Юрий Олегович, добрый день! Присаживайтесь, будьте любезны, сейчас моя сестричка Людмила Анатольевна подойдет, и мы вами займемся. Она как раз за инструментарием пошла. Анализики вам делать будем.
       "Надо же! В подобном вертепе и такие милые люди", -- Юрию Олеговичу радушный прием понравился, но садиться, тем не менее, он не торопился.
       -- Да вы садитесь, не опасайтесь. Наши инфекции через кресло не передаются!
       -- Не скажите, не скажите, дражайший Марк Наумович, я теперь так напуган, что в троллейбусе за поручни не держусь. Опасаюсь!
       -- Ну, что ж вы прямо так. Может быть, у вас никакой инфекции и нет, а вы уже и возомнили себе невесть чего. Но вот зрачки ваши мне что-то не нравятся совсем. Скажите, у вас по утрам ноги не отекают? а ладони рук и стопы мёрзнут часто? -- и, услышав положительный ответ, профессор внимательно осмотрел зрачки и ногти пациента. -- Почки ваши, батенька, вызывают определённое опасение. Будем обследовать! А насчет вашей фобии; хотите, я вам притчу расскажу? Медико-психологический прием. Я ведь венеролог со стажем и тоже, между прочим, древней Грецией увлекаюсь.
       -- Интересно, интересно! А откуда вы знаете про мое увлечение?
       -- Ну, как же, Валерий Львович мне про вас неоднократно рассказывал. Да мы ведь с вами раньше в Сандуновских банях встречались! Вы разве не помните? А в позапрошлом году у Николая Антоновича на юбилее? У меня ведь зрительная память очень хорошая. И знаете, что я вам скажу? Зря вы, милый мой, баньку отрицаете. Я про ваши страхи наслышан, все это преувеличение.
       -- Да я сам это прекрасно понимаю. Я ведь раньше заядлый парильщик был, но с тех пор, как ногтевой грибок в бане подхватил, опасаюсь даже близко подходить.
       -- Страхи, все это, драгоценный вы мой, страхи и преувеличения. Недостойно для цивилизованного человека. Вот, послушайте, однако. Приходит однажды ко мне на прием дамочка. Диагноз классический -- lues vulgaris. Проще говоря, сифилис. Сама дамочка вся из себя авантажная, слов нет, сразу видно, из верхов. Я всю жизнь прекрасным полом увлекаюсь, сразу определяю, что к чему. С такими особами работать очень трудно, к себе не подпускают, на контакт не идут. А без взаимного доверия лечение тяжело проходит.
       "Ах, профессор, даже и не знаю, что вам сказать. Где я заразиться могла; ума не приложу. Я все в мозгу перебрала и только на одном останавливаюсь. Месяц тому назад я на приеме в шведском посольстве с дипломатом норвежским познакомилась. Видный мужчина. Классической русской литературой увлекается. Муж в середине раута испарился по каким-то делам неотложным, меня в одиночестве оставил, и так тоскливо стало.... Мы с Хенриком оставшееся время о поэзии болтали, из одного фужера шампанское пили. Знаете, как сказал поэт:
      
       "Вкус шампанского на хрустальной грани
       Аромат твоих губ хранит..."
      
       Романтика, одним словом.... А теперь подруга моя, Ларочка, утверждает, что именно от него наша общая знакомая сифилисом заразилась. И, главное, спросить не у кого. Норвежец на родину к себе укатил, ищи ветра в поле. А вы, профессор, что по этому поводу скажете?
       "Да уж! Что тут скажешь. "Timeo danaos et dona ferentes" -- бойся данайцев* даже дары приносящих. Сифилис -- очень прилипчивая штука. Волнами расходится. Наверное, уже и до мужа волна докатилась... Кстати, минералочки не желаете ли? -- и стакан с водичкой пациентке протягиваю. -- Нет, нет, вы столько много не пейте. Вам в теперешнем положении много жидкости потреблять нельзя. Значит, говорите, из одного фужера пили? -- тут я стакан немного поворачиваю и всю оставшуюся воду спокойно допиваю. -- Дааа! Очень прилипчивая штука сифилис!"
       Что теперь пациентке делать? Volens nolens, приходится все рассказывать. А мне-то больше ничего и не надо; самое главное -- контакт установлен. Теперь она, голубушка все мои предписания безукоснительно выполнять будет.
       -- Значит, говорите, бояться нечего? Но стаканчик-то, простите, вы все-таки переворачивали? Опасались немного!
       -- В этом-то вся соль и заключается. Не сифилиса я опасался. Заветами благомудрого Асклепия и дочери его Гигиеи я никогда не пренебрегаю, но бактерии сифилиса в неблагоприятной среде через семь секунд погибают. Просто дамочка стакан помадой испачкала.
       -- Чудненько! Чудненько! Успокоили вы меня, Марк Наумович. Прямо на сердце легче стало. Теперь и впрямь присесть можно, отдохнуть немножко.
       -- Ну, уж нет. Теперь не получится. Слышите, каблучки стучат? Это как раз по вашу душу, любезнейший, -- и, повернувшись к двери, заулыбался еще шире. -- Людочка, разрешите вам представить, мой лучший друг Краянский Юрий Олегович. А что, Юрочка, не правда ли хороша наша Людмила Анатольевна?
       Юрий Олегович смотрел и не мог поверить своим глазам. На пороге стояло неземное создание. Очаровательное личико, обрамленное волнистыми русыми волосами, пышная грудь, которую едва сдерживал белый коротенький халатик, стройные ножки на высоких каблуках... Нет не здесь было место такому очарованию...
       -- Добрый день, Юрий Олегович, -- произнесло создание низким грудным голосом, -- проходите в процедурную. Анализ крови возьмем, мазок, кислотность мочи определим, сразу все ясно станет.
       -- Людочка, вы с ним поаккуратней, он у нас впечатлительный очень. Кровь из вены возьмите, общий анализ. И на УЗИ направление выпишите, не нравятся мне его нефросы.
       -- Что, такой представительный мужчина и крови боится? Нехорошо! Да вы не беспокойтесь, Марк Наумович, не обижу, как отца родного...
       Юрий Олегович уселся на приготовленный стул, облокотился и приготовился к боли. Но когда медсестра подошла, села напротив него и взяла его грубую руку в свои нежные ручки, сердце его упало далеко вниз и вовсе не от боли. Коротенький халатик убежал куда-то вверх, а загорелые полушария груди оказались настолько близко перед глазами, что стало просто не по себе.
       -- Пациент! Да не смотрите вы так! Вам при теперешнем состоянии дел вовсе неприлично так смотреть. Вот выздоровеете, тогда, пожалуйста, приходите и смотрите на здоровье, сколько хотите -- Людочка весело смеялась, глядя ошеломленному Юрию Олеговичу прямо в глаза
       -- Флирт на рабочем месте? Не позволю! -- раздался сзади веселый хохоток, -- не позволю.
       -- Ай, бросьте вы, Марк Наумович! Уходите! Видите, пациент и без того нервничает.
       -- Ухожу, ухожу. А ты, Олегович, не теряйся. Она в тебя с первого взгляда влюбилась. По глазам вижу. -- профессорский веселый смешок исчез за дверью процедурной.
       -- Ну, что ж, больной, раздевайтесь, будем мазок брать.
       -- Как раздеваться? До пояса?
       -- Да вы что! До какого пояса? -- Людочка рассмеялась так заливисто, что лабораторная посуда на полках зазвенела разными голосами. -- Брюки снимайте и трусы, будем сейчас ваш орган кислотой мазать. Чтобы в следующий раз неповадно было.... А, испугались! Не бойтесь, ваше богатство при вас останется.
       Юрий Олегович конфузливо приспустил штаны и плавки.
       -- А ведь действительно богатство! -- медсестра бережно взяла его орган одной рукой, а другой произвела процедуру, -- счастливый вы, Юрий Олегович, придется после выздоровления поближе с вами познакомиться.
       В лаборатории ультразвуковой диагностики толпилась большая очередь. Комитетчики совсем недавно урвали в свою поликлинику современное импортное оборудование, и теперь вся Москва стремилась обследоваться именно здесь. Юрия Олеговича уложили на кушетку и долго водили над ним каким-то аппаратом.
       -- Почечные лоханки у вас не особенно. Лечить надо, лечить.
       Процедура окончилась. Юрий Олегович получил письменное заключение и начал спускаться по лестнице по направлению к кабинету профессора Перельского.
       "Какие-то еще лоханки чертовы придумали. Совсем жизнь заела, -- настроение, приподнявшееся было от общения с Людмилой Анатольевной, опять начало опускаться. -- Сейчас еще один вердикт вынесут".
       Но радостный Марк Наумович встретил его прямо у дверей кабинета.
       -- Ну что я вам говорил? Никаких гонококков и прочих вредностей в анализах не обнаружено. Мнительность все это ваша, батенька мой, мнительность и больше ничего. А резь в мочеиспускательном канале и кровь в небольшом количестве от песочка в ваших почках происходит. Острые песчинки стенки царапают, конечно, больно станет.
       -- Вот это да! Вот это счастье жизни! -- Юрий Олегович подхватил профессора на руки и закружился с ним по кабинету. -- Значит никакой гонореи, и лечиться не нужно. Красота!
       -- Погодите, милейший, остыньте чуток. Лечиться нужно обязательно! Вы что думаете? Почки -- это вам не игрушки. Да вы не возражайте, послушайте лучше, какие я вам рецепты выпишу. Во-первых, крупных камней у вас не обнаружено -- это замечательно. А для выгонки песка хорошо народное средство: сегодня вечером выпиваете сто пятьдесят грамм водочки, вслед за этим две бутылки пива, желательного светлого и свежего, а затем в горячую ванну на полчаса. Рядом посудину поставьте, чтобы далеко не бегать. А с завтрашнего дня ко мне на ультразвук. Людмила Анатольевна выразила непременное желание вами заняться. И баньку не забывайте, парная баня почки прочищает хорошо...
       -- Ну, что, бог любви*, не успел появиться, как уже сестричку охмурил? Тебя, Краянский, в приличное общество допускать нельзя, -- Валерий Львович смотрел на друга радостными глазами и смеялся от всего сердца, -- мне Наумыч уже позвонил, доложился. Давайте, может, по стопочке столичной за успех лечения?
       -- Извините, уважаемый, мне в теперешнем положении водочка не рекомендуется, она сосуды сужает, мне наоборот нужно сосудорасширяющее!
    -- Ну тогда по коньячку немножко!
       Вечером Юрий Олегович разъяснял своей супруге основные положения современной медицины:
       -- Поймите меня правильно, прекрасноликая гамадриада* моя, нефролитиаз -- болезнь, требующая особого трепетного подхода. Древние греки выгоняли песок из почек, возлегая на горячих камнях и попивая божественный напиток. А обнаженные девушки исполняли восхитительные тацны, которые волновали и возбуждали истомленные члены.
       -- Я сейчас тебе таких девушек покажу, не вспомнишь потом, где твой член находится, -- супруга погрозила Юрию Олеговичу увесистым кулаком и отправилась наливать горячую ванну.
       Ночью Юрию Олеговичу снился сон, будто держит он в руках золотое яблоко с надписью: "Прекраснейшей"* и не знает, кому из трех богинь вручить его.
       Он смотрит на голубоглазую Геру*, обещавшую сделать его великим царем, на гордую Афину* -- умным и мудрым. Нет! Не может он отдать им яблоко, никак не может. Затем останавливает свой взгляд на прекрасной Афродите*. Она ничего не обещает взамен яблока, но внезапно ее длинная до щиколоток туника превращается в маленький белый халатик, а деревянные сандалии в туфельки на каблуках.
       -- О! Богиня! -- Ты самая прекрасная из всех женщин! -- сказал он и протянул яблоко.
       Прекрасные руки обвили его шею, и низкий грудной голос произнес:
       -- Я столько лет ждала тебя.... Просыпаться Юрию Олеговичу не хотелось.
      
       Примечания (для любителей и почитателей древнегреческих мифов)
      
       ГЕФЕСТ
         В греческой мифологии бог огня и кузнечного дела. Олимпийское божество малоазийского происхождения, вместившее в себя древнейшие черты огненной стихии. Гефест выступает или как фетиш пламени (Ноm. Il. II 426; 1X468; Ноm. Od. XXIV 71), или как повелитель огня. Его происхождение трактуется двояко. Он -- сын Зевса и Геры (Hom. Il. XIV 338), но он же сын только Геры, рождённый ею в отместку Зевсу (Неs. Theog. 927 след.). Родители недолюбливали его и дважды сбрасывали на землю: однажды это сделала мать, за что он ей отомстил, приковав к трону, в другой раз Зевс, когда Гефест защищал перед ним Геру (Apollod. I 3, 5). Гефест хром на обе ноги и безобразен, что сближает его с архаическими стихиями. Но вместе с тем, будучи олимпийцем, он берёт в жёны прекрасную богиню Афродиту, обманывавшую его с Аресом, или хариту (Hom. Il. XVIII 382). На Олимпе Гефест развлекает шутками богов, угощает их амбросией и нектаром и вообще выступает в некоей служебной роли, что также указывает на его негреческое происхождение. У Аполлония Родосского в "Аргонавтике" (III 219 -- 229) рассказывается о том, что Гефест вырыл для колхидского царя четыре источника, текущие из-под виноградной лозы, -- молока, вина, масла и воды. Гораций рисует Вулкана-Гефеста на фоне расцветающей весенней природы (Carm. I 4, 1--8). Всё это свидетельствует о хтонической связи Гефеста с силами природы. Мифы о Гефесте отражают также расцвет художественно - ремесленного творчества в эпоху патриархата. В Аттике одна из фил (единиц) носила имя Гефест, а сам он почитался среди главных божеств жителями Аттики -- "сыновьями Гефеста" (Aeschyl. Eum. 13). Классический образ Гефест -кузнец и искусный мастер в своей мастерской, его помощницы -- механические служанки. Он куёт Ахиллу оружие и великолепный щит (Ноm. II. XVIII 369--616). Медные быки царя Ээта (Apoll. Rhod. III 229 - 238), опочивальня Геры (Ноm. Il. XIV 166 -- 168), венец Пандоры (Hes. Theog. 579 -- 584) тоже сделаны Гефестом. В "Энеиде" Вергилия (VIII 370--453) дается грандиозное описание подземной кузни Гефеста, где создаются Зевсовы громы и молнии, а также оружие Энея. Гомеровский гимн объединяет Гефеста и Афину, обучивших людей ремёслам (XX 2 -- 7). Гефест приковывает Прометея, но явно против своей воли, по приказанию Зевса (Aeschyl. Prom. 14). Орфический гимн изображает Гефеста как некую космическую силу во всей ее фетишистской нетронутости. Он - мастер и художник, но он же свет, огонь, эфир. Он охраняет дома, города и племена, но он же - луна и все светила, сияющий, всё пожирающий демон (LXVI), т. е. Гефест -- и Олимп, и преисподняя, и высшее творчество, и стихийный демонизм. Гефест преимущественно почитался в Афинах (в Керамике), где он был богом ремесла, но не мог конкурировать с более древним Прометеем (CIA, р. 64) и Дедалом. После низвержения Гефеста с Олимпа его спасли жители острова Лемнос синтийцы; там находился город Гефестий и гора Мосихл с кузницей бога. С островом Самос Гефест связан через мать Геру Самосскую, т. к. именно она была прикована Гефестом, поэтому на Самосе находились города Гефестополь и Гефестион. На Крите отсутствуют малейшие указания на культ Гефеста. На материк культ Гефеста был занесён с островов Эгейского моря эллинскими поселенцами. Таким образом, хтоническое не греческое божество стало одним из самых почитаемых богов среди ремесленников и мастеров Афин. В римской мифологии Гефесту соответствует Вулкан.
          В произведениях античного искусства Гефест изображается обычно в одежде ремесленника, с молотом или клещами. Среди сюжетов: "Гера, пойманная Гефестом в ловушку", "возвращение Гефеста с Олимпа", "сотворение Пандоры", "Гефест показывает Фетиде щит, изготовленный для Ахилла" (фрески, вазопись), он участвует в сценах: рождения Афины (рельеф восточного фронтона Парфенона, вазопись), "Вулкан и киклопы" (рельефы римских саркофагов), гигантомахии (рельеф северного фриза сокровищницы сифнийцев в Дельфах, вазопись). В 15 --18 вв. наиболее распространены в европейской живописи сюжеты: "Венера в кузнице Вулкана" (Джулио Романо, Ф. Пармиджанино, Я. Пальма Младший, П. П. Рубенс, А. ван Дейк, А. Куапель, Ф. Буше и др.), "кузница Вулкана" (Приматиччо, Пьетро да Нортона, Ф. Бассано, Тициан, Д. Веласкес, Л. Джордано, Дж. Б. Тьеполо и др.), "Марс и Венера, застигнутые Вулканом" (см. в ст. Арес), "Фетида у Вулкана" и др. Рельеф Г. Р. Доннера "Венера в кузнице Вулкана" (18 в.).
       ЗЕВС0x01 graphic
       В греческой мифологии верховное божество, отец богов и людей, глава олимпийской семьи богов. 3евс -- исконно греческое божество; его имя чисто индоевропейского происхождения и означает "светлое небо" (ср. индоевропейское deiuo -- "дневное сияющее небо", др.-инд. deva -- "бог", dyaus -- "небо" (Дьяус), греч. род. п. "3евс бог ясного неба", лат. deus -- "бог", dies -- "день"; др.-инд. Dyaus pitar, др.-греч.-- лат. Jup(p)iter, Diespiter). В античности этимология слова "3евс" связывалась с корнями греч. слов "жизнь", "кипение", "орошение", "то, через что всё существует". 3евс -- сын Кроноса ("сюда имена 3евс Кронид, Кронион) и Реи (Hes. Theog. 457), он принадлежит к третьему поколению богов, свершивших второе поколение -- титанов. Отец 3евса, боясь быть низложенным своими детьми, проглатывал каждый раз только что рождённого Реей ребенка. Рея обманула мужа, дав ему проглотить вместо родившегося 3евса завернутый камень, а младенец втайне от отца был отправлен на Крит на гору Дикта (453 -- 491). Согласно другому варианту, Рея родила 3евса в пещере горы Дикта и поручила его воспитание куретам и корибантам, вскормившим его молоком козы Амалфеи. (Apollod. I 1, 5 -- 7). Именно на Крите сохранились древнейшие фетишистские символы почитания 3евса Критского: двойной топор (лабрис), магическое орудие, убивающее и дающее жизнь, разрушительная и созидательная сила. Изображение этого двойного топора встречается на ритуальных вещах между рогами быка, который на Крите также являлся зооморфным воплощением 3евса (в образе быка 3евс похитил Европу). Главным местопребыванием 3евса Лабриса, или 3евса Лабрандского, считался лабиринт (ср. этимологическое родство названий лабрис -- лабиринт); чудовищный миксантропический Минотавр -- обитатель лабиринта и есть одна из ипостасей 3евса Критского. Образ архаического 3евса сближается с Загреем, который впоследствии мыслился как сын 3евса.
          В системе мифов о 3евсе. Олимпийском пребывание его на Крите является одним из архаических рудиментов и обычно связано с мотивом тайного воспитания младенца 3евса. В Дельфах же почитался архаический фетиш омфал ("пуп земли") -- камень, проглоченный Кроном, или камень как пуп младенца 3евса (Paus. X 16, 3; Strab. IX 3, 6). Омфал был поставлен 3евсом в Пифоне под Парнасом как памятник на диво всем смертным (Нее. Theog. 497 -- 500).
          Возмужавший 3евс вывел своих братьев и сестер из утробы Крона (493 -- 496, 501 след.), напоив его по совету Метиды зельем (Apollod. I 2, 1). За это они отдали во владение 3евса громы и молнии (Неs. Theog. 504 след.). Затем 3евс начал борьбу за власть с Кроном и другими титанами. В титаномахии, продолжавшейся десять лет, 3евсу помогали сторукие; киклопы выковали ему гром, молнию и перун. Побеждённые титаны были низвергнуты в Тартар (Нее. Theog. 674 -- 735; Apollod. I 2, 1).
          Три брата 3евс, Посейдон и Аид разделили власть между собой. 3евсу досталось господство на небе, Посейдону -- море, Аиду -- царство мертвых (Apollod. I 2, 1). В древнейшие времена 3евс совмещал функции жизни и смерти. Он владычествовал над землей и под нею, вершил суд над мертвыми (Aeschyl. Suppl, 231). Отсюда один из эпитетов 3евс -- Хтоний ("подземный") (Неs. Орр. 465; Ноm. II. IX 457). 3евса Хтония почитали в Коринфе (Paus. II 2, 8). Однако позднее 3евс стал олицетворять только светлую сторону бытия. В период патриархата 3евс локализуется на горе Олимп и именуется Олимпийским (или Фессалийским).
          Утверждение 3евса происходит с большим трудом. Против 3евса восстаёт Гея и насылает на него своё порождение -- Тифона, но 3евс побеждает это дикое тератоморфное существо огненными молниями. По одному из вариантов (Нее. Theog. 820--868), 3евс забросил Тифона в Тартар, но другому -- навалил на него Этну (Aeschyl. Prom. 351 -- 372). Но борьба с хтоническими чудовищами продолжалась. Гея по родила новых детей -- гигантов и разразилась гигантомахия. По Аполлодору, гигантомахия произошла раньше тифонии, так что Тифон мыслится ещё более ужасным чудовищем, чем гиганты (Apollod. ? 6, 1 -- 3).
          Борьба 3евса и олимпийцев с миром чудовищ приводит к ещё одной смене поколений богов (до этого Урана сверг Крон, а теперь Крона -- 3евс). Т. н. орфическая теогония считала древнейшими владыками мира, бывшими ещё до Крона и Реи, Эвриному и Офиона -- по всей очевидности, змеевидных существ, владевших Олимпом, тоже уступивших насилию и низринутых в глубь океана (Apoll. Rhod. I 496 -- 511, ср. Эвринома на дне океана спасает Гефеста, сброшенного с Олимпа). Но самому 3евсу тоже угрожает потеря власти от сына. 3евсу приходится бороться за власть даже со своими ближайшими родственниками, против него восстают Гера, Посейдон и Афина Паллада (по другой версии, Аполлон), но ему оказывает помощь Фетида (дочь Нерея, сестра свергнутой владычицы Олимпа Эвриномы), призвав на Олимп сторуких, которые устрашают заговорщиков (Ноm. Il. I 396--406). 3евс -- новое олимпийское божество обращается за помощью к чудовищам, рождённым Землёй, и борется с такими же порождениями Земли. Олимпийский 3евс считается отцом богов и людей, но его власть над олимпийской семьёй не очень тверда, а веления судьбы ему часто неведомы, и он узнаёт их, взвешивай на золотых (м. б. небесных, солнечных) весах судьбы героев (XXII 209--214). Именно по совету Геи -- земли и Урана -неба 3евс проглатывает свою первую супругу Метиду, чтобы избежать рождения от неё сына, который будет сильнее отца (Неs. Theog. 889--900), Фемида, дочь Геи, открывает 3евсу тайну, известную и Прометею (Аеschyl. Prom. 167 --177), что такой же сын родится от Фетиды (Apoll. Rhod. IV 791--804). Отказавшись от брака с Фетидой и выдав её за героя Пелея (IV 805--809), 3евс способствовал возникновению Троянской войны, исполняя просьбу матери Земли (Ноm. Il. I 5, ср. XIX 273 след.). Вторая супруга 3евса -- богиня справедливости Фемида. Их дочери горы сообщают жизни богов и людей размеренность и порядок, а мойры богини судьбы, от которой сам 3евс уже не зависит, как бы продолжают его волю. Управляемый 3евсом мир олимпийцев заметно меняется. Хариты, дочери 3евса от Эвриномы, вносят в жизнь радость, веселье, изящество. Деметра как супруга 3евса -- уже не порождающая чудовищ земля, а богиня обработанных полей. Даже Аид похищает Персефону, дочь 3евса, с его дозволения. Мнемосина, богиня памяти, рождает, 3евсу девять муз (т. о., 3евс становится источником вдохновения, наук и искусств). От Лето у 3евса -- Аполлон и Артемида. Третья по счету, но первая по значению жена Гера - богиня законного супружества и покровительница брачных законов (Hes. Theog. 901 -- 923). Так 3евс постепенно преобразует мир, порождая богов вносящих в этот мир закон, порядок науки, искусства, нормы морали и пр. Однако во многих мифах заметны древние доолимпийские связи 3евса. Он вступает в брак с музой Каллиопой, рождающей экстатических корибантов (Strab. X 3, 19), демонических служителей хтонической Великой матери Кибелы, охранявших младенца 3евса на Крите. 3евс всё ещё пользуется своим древнейшим орудием -- громами и молниями, грубой силой подавляя сопротивление или наказывая. У Гомера он "громовержец", "высоко-гремящий", "тучегонитель", насылатель ветров, дождей и ливней (Hom. Il. I 354; IV 30; V 672; XIV 54l XVI 297 -- 300), о зевсовых ливнях упоминает Гесиод (Hes. Opp. 626). 3евс "дождит", по выражению Алкея (frg. 34). Павсаний отмечает, что в Афинах была статуя Геи-земли молящей 3евса о ниспослании дождя (Paus. I 24, 3) афиняне просили 3евса пролиться дождем над пашнями (Marc. Aurel. V 7). В виде дуба, корни которого омывал ручей, почитался 3евс Додонский в Додоне; его супругой считалась океанида Диона (Hes. Theog. 353).
          3евс Олимпийский -- покровитель общности людей, городской жизни, защитник обиженных и покровитель молящих, ему повинуются другие боги (Hom. Il. V 877 след.). Он даёт людям законы (Demosth. 25, 16, Eur. Hippol. 97; Soph. О. R. 865 след.). 3евс вообще оказывается принципом жизни, породителем всего живого (Max. Tyr. 41, 2), "дарователем жизни", "всепородителем" (Hymn. Orph. LXXIII 2). 3евс покровительствует родовой общности людей, отсюда 3евс "родовой" (Pind. Ol. VIII 16; Pyth. IV 167). В "Умоляющих" Эсхила предоставлена величественная фигура великого бога, справедливого защитника и помощника людей. Благодетельные функции нашли отражение в его эпитетах: "помощник в беде" (Aeschyl. Sept. 8), "спаситель" (Paus. IX 26, 7; Soph. frg. 392), "спаситель города", · "основатель" (Aeschyl. Suppl. 445), "оградитель" (Soph. Antig. 487; Eur. Troad. 17), Полней -- "городской" (Paus. I 24, 4), Полиух -- "владетель государства" (Plat. Legg. XI 921 след.). 3евс Филий (покровитель дружеских союзов) (Plat. Phaedr. 234 е), "отчий", "отец" (Aristoph. Acharn. 223; Nub. 1468), "отеческий" (Soph. Trach. 288; Plat. R. P. III 391 e). Он следит за соблюдением клятв (Paus. V 24, 9; Soph. ?. R. 1767). 3евс -- помощник воинов (Hom. Il. IV 84; Xenoph. Lac. pol. XIII 2) и сам стратег, полководец (надписи на монетах, ср. Cic. In Verr. II 4, 58; 129 -Imperator), "воинский" (Негоdot. V 119), "носитель победы" (Soph. Antig. 143; Eur. Heracl. 867, 937). Известен 3евс Булей (Paus. I 3, 5), покровитель народного собрания (Aeschl. Eum. 972; Aristoph. Equ. 410), скипетродержец (Hymp. Orph. XV 6), царь (Aristoph. Ran. 1278), "владыка владык, совершеннейшая сила блаженных и совершенных" (Aeschyl. Suppl. 525), "всецарь" (Hymn. Orph. LXXIII 4), "эллинский" (Aristoph. Equ. 1253) и даже "всеэллинский", которому в Афинах был учрежден специальный культ (Paus. I 18, 9).
          3евс Олимпийский -- отец многих героев, приводящих его божественную волю и благие замыслы. Его сыновья: Геракл, Персей, Диоскуры, Сарпедон, знаменитые цари и мудрецы Минос, Радаманф и Эак. Покровительствуя героям, уничтожающим хтонических чудовищ, 3евс осуждает кровопролитие и стихийные бедствия войны в лице Ареса (Hom. Il. V 888--898). Однако в мифах рождении героев заметны древние фетишистские мотивы. 3евс является к Данае в виде золотого дождя (Apollod. II 4, 1), Семеле -- с молниями и громами, Европу он похищает, обернувшись быком (Apollod. III 1, 1), к Леде является лебедем (III 10, 7), Персефоне -- змеем. Древние зооморфные мотивы заметны и в том, что 3евс превращает в животных своих возлюбленных, желая скрыть их от гнева Геры (Ио в корову, Каллисто в медведицу). Будучи "отцом людей и богов", 3евс вместе с тем является грозной карающей силой. По велению 3евса прикован к скале Прометей, укравший искру Гефестова огня, чтобы помочь людям, обречённых 3евсом на жалкую участь (Эсхил, "Прикованный Прометей"). Несколько раз 3евс уничтожал человеческий род, пытаясь создать совершенного человека. Он послал на землю потоп, от которого спаслись только Девкалион, сын Прометея, и его супруга Пирра (Ovid. Met, I 246 -- 380). 3евс хочет уничтожить жалкий род людей и "насадить" новый (Aeschyl. Prom. 231 -- 233). Троянская война -- тоже следствие решения 3евса покарать людей за их нечестие (Ноm. Il. I 5, XIX 263 след.). 3евс уничтожает род атлантов, забывших о почитании богов, и Платон называет этого 3евса "блюстителем законов" (Plat. Critias 121 b--с)
          3. насылает проклятия, которые страшно реализуются на отдельных героях и целом ряде поколений (Тантал, Сисиф, Атриды, Кадмиды). Так, древний архаический 3евс принимает всё более очевидные моральные черты, хотя и утверждает он свои принципы с помощью силы. Начала государственности, порядка и морали у людей связаны, по преданиям греков, как раз не с дарами Прометея, из-за которых люди возгордились, а с деятельностью 3евса (Неs. Theog. 96; Орр. 256--264), который вложил в людей стыд и совесть, качества необходимые в социальном общении (Plat. Prot. 320d -- 322d). 3евс, который мыслился "огнём", "горячей субстанцией" (Tertull. Adv. Marc. I 13) и обитал в эфире (Eur. frg. 487), владея небом как своим домом (Callim. Hymn. III 141), становится организующим средоточием космической и социальной жизни на Олимпе, где земля сходится с небом и где небо переходит в огненный тончайший эфир. Мифология 3евса Олимпийского отражает укрепление патриархальной власти басилеев, особенно микенских царей, хотя и не доходит до абсолютной централизации этой власти (по Гесиоду, 3евс был избран на царство богами, Theog. 881--885). Только в эллинистическую эпоху 3евс принимает образ мирового вседержителя и вершителя мировых судеб, того "всецаря" и "всеэллинского" владыки, которого воспевали в поздних Орфических гимнах и в гимне "К Зевсу" стоика Клеанфа (3 в. до н. э.), где универсализм и космизм 3евса принимают монотеистические черты.
          Атрибуты 3евс -- эгида, скипетр, иногда молот. Культовые праздники в честь 3евса немногочисленны, поскольку ряд его функций был возложен на других богов -- исполнителей воли 3евса, находившихся в гораздо более близких отношениях к человеку: на Аполлона -- пророчество, на Деметру -- земледелие, на Афину -- мудрость и искусства. В честь 3евса Олимпийского устраивались панэллинские Олимпийские игры в Олимпии -- как символ единения и взаимного согласия греческих полисов. 3евсу соответствует римский Юпитер.
          До нас дошли культовые статуи 3евса, изображающие его на троне со всеми атрибутами власти. В числе произведений античной пластики: "3евс Отриколи", многочисленные рельефы [на восточном фронтоне Парфенона -- сцена "Рождение Афины из головы 3евса"; на фризе Парфенона -- сцена "Панафинейское шествие" (3евс среди олимпийцев); на восточном фризе Пергамского алтаря сцена "Битва 3евса с гигантами" и др.].
          В живописи 16 --18 вв. особой популярностью пользовались сцены, связанные с мифами о Данае, Европе, Ио, Леде. В этот же период распространены были и такие сюжеты, как "Юпитер со спящей Антиопой" {картины Корреджо, Тициана, Я. Тинторетто, Агостино и Аннибале Карраччи, Я. Йорданса, Рембрандта и др.), "Юпитер и Каллисто" (картины П. П. Рубенса, Н. Пуссена, Ф. Буше и др.), "Юпитер и Семела" (картины Тинторетто, Б. Спрангера, Гверчино и др.). Случаи обращения к мифу в европейской пластике единичны (Я. Сансовино и др.).
       ГЕРА
       В греческой мифологии супруга и сестра Зевса, верховная олимпийская богиня, дочь Кроноса и Реи (Hes. Theog. 453 след.). Её имя, возможно, означает  "охранительница", "госпожа". Брак Геры с братом - рудимент древней кровнородственной семьи. Вместе с остальными детьми Кроноса Гера была проглочена им, а затем, благодаря хитрости Метиды и Зевса, изрыгнута Кроносом. Перед титаномахией мать спрятала Геру у своих родителей. Океана и Тефиды, на краю света; в дальнейшем Гера примиряла их в супружеских ссорах (Ноm. Il. XIV 301-306). Гера была последней, третьей после Метиды и Фемиды, законной супругой Зевса (Hes. Theog. 921). Однако задолго до их брака у Геры с Зевсом была тайная связь, при этом активную роль играла именно Гера (Ноm. Il. XIV 295 след.). Супружество Геры определило её верховную власть над другими олимпийскими богинями. Но в этом образе усматриваются черты великого женского местного божества доолимпийского периода: самостоятельность и независимость в браке, постоянные ссоры с Зевсом, ревность, гнев. Гера преследует незаконные связи Зевса как блюстительница законных брачных устоев моногамной семьи эпохи классической олимпийской мифологии. Известна её ненависть к Гераклу - сыну Зевса и смертной женщины Алкмены. Гера стала причиной гибели Семелы, родившей Зевсу Диониса (Eur. Bacch. 1 -- 42; 88--98). Разгневавшись на Тиресия, она наказывает его слепотой (по другой версии, это делает Афина) (Apollod. III 6, 7), насылает безумие на дочерей царя Пройта, на Ино, бросившуюся в море (I 9, 2). В отместку Зевсу, родившему Афину Палладу, Гера рождает без супруга Гефеста (Hes. Theog. 927 след.). Однако эта её матриархальная самостоятельность заканчивается неудачей, т. к. Гефест страшен и уродлив. В гневе Гера сбрасывает его с Олимпа (Hymn. Ноm. II 138-- 140), откуда хромота Гефеста, а также его вражда к Гере, которую он хитроумно приковал к трону (Hyg. Fab. 166). Древняя связь Геры с хтоническими силами сказалась в том, что она от прикосновения к земле породили чудовище Тифона (Hymn. Ноm. II 154--174; по другой версии, Тифон -- порождение Геи и Тартара) с пятьюдесятью головами, которое было уничтожено молниями Зевса (Неs. Theog. 853 -- 859). К древним функциям Геры относится её помощь женщинам во время родов. Она -- мать богини родов Илифии, которую подослала, чтобы ускорить роды Никиппы, соперницы Алкмены, родившей ничтожного Эврисфея, и умышленно задержала роды Алкмены, т. е. рождение Геракла. Однако этот ее поступок привёл к неожиданным последствиям: Геракл, вынужденный служить Эврисфею, совершил благодаря этому свои великие подвиги (Ноm. Il. XIX 95--133) и даже Гера, в конце концов должна была с ним примириться, отдав ему (уже на Олимпе) в жёны свою дочь Гебу.
          Архаичность Геры сказывается также в том, что её сыном считается Арес - один из самых кровавых и стихийных богов. Известен деревянный фетиш Гера на острове Самос (Clem. Аlex. Protr. IV 46). На зооморфное прошлое Геры указывает её эпитет у Гомера (Hom. Il. I 568 след.) и Нонна Панополитанского (Nonn. Dion. 47, 711)- "волоокая", приносимые ей в жертву коровы (Sen. Agam. 352), почитание Геры в Аргосе (Eur. El. 171 след.) в виде коровы. Однако Гера прочно вошла в систему героической мифологии и притом искони греческой, поэтому она -- покровительница героя и городов. Она помогает аргонавтам, прежде всего Ясону (Apoll. Rhod. III 55--75); в Троянской войне она - ярая защитница ахейцев и противница троянцев, в лице Париса отдавших предпочтение Афродите в спорах трёх богинь (Геры, Афродиты, Афины). Она идёт даже на хитрость, обольщая Зевса с помощью чудесного пояса Афродиты и усыпляя его в своих объятиях, чтобы дать возможность победить ахейцам. Эта знаменитая любовная сцена Геры и Зевса на одной из вершин Иды (Гаргар) среди благоухающих цветов и трав (Hom. Il. XIV 341--352) есть несомненный аналог древнего крито-микенского "священного брака" Геры и Зевса, который торжественно справлялся в городах Греции, напоминав о величии матриархального женского божества. Культ Геры был распространён на материке (особенно в Микенах, Аргосе - храм Герайон, Олимпии) (Paus. V] 16, 2) и островах (на Самосе, где был храм Геры Самосской и её древний фетиш в виде доски; на Крите, где в Кносе праздновали "священный брак" Геры и Зевса). В римской мифологии Гера отождествляется с Юноной.
          Среди античных скульптур Геры: "Гера  Фарнезе" (копия греческого оригинала 5 в. до н. э.) и "Юнона Лудовизи" (1-я половина 1 в. н. э.). На ряде рельефов (фриз сокровищницы сифнийцев в Дельфах, восточный фриз Парфенона) Гера изображена рядом с Зевсом; свадьба Геры и Зевса -- на метопе храма Геры в Селинунте. В вазописи --сюжеты мифа о Гере в сценах с Ио, "суде Париса" и др. В европейском изобразительном искусстве Гера появляется главным образок в сценах из мифов о Геракле, Ио и Парисе. Среди других сюжетов: "Юнона украшает перо павлина оком Аргуса" (X. Голциус, П. П. Рубенс. Я. Йорданс, А. Блумарт, Н. Пуссен и др.), "Юнона просит у Венеры её пояс" (А. Куапель, Дж. Рейнолдс), "Юпитер и Юнона" (X. Голциус, Аннибале Карраччи, А. Куапель и др.) "жертвоприношение Юноне" (П. Ластман, Дж. Б. Тьеполо). Как покровительница брака она выступает в картине Рубенса "Генрих IV получает портрет Марии Медичи", как подательница изобилия -- в садовой пластике эпохи барокко. Среди музыкально - драматических произведений 17-19 вв.: "Умиротворённая Юнона" И. И. Фукса и др. оперы, кантаты "Новое состязание Юноны и Паллады" Дж. Б. Бонончини и "Юнона, и Паллада" С. Майра.
       ОЛИМП
       Олимп (O l u m p o z) - гора в Фессалии, на которой обитают боги. Название Олимп догреческого происхождения (возможна связь с индоевропейским корнем ulu / uelu, "вращать", т.е. указание на округлость вершин) и принадлежит ряду гор Греции и Малой Азии. На Олимпе находятся дворцы Зевса и других богов, построенные и украшенные Гефестом. Ворота Олимпа открывают и закрывают оры, когда они выезжают на золотых колесницах. Олимп мыслится символом верховной власти нового поколения богов-олимпийцев, победивших титанов.
       С тех пор как люди вообразили, что, кроме живущих по соседству - в очаге, деревьях, реках и могилах предков - духов, над ними властвуют могущественные боги, они стали подыскивать для богов достойное обиталище. Египтяне, населявшие плоскую, как ладонь, долину Нила, так и не нашли для своих богов общего достойного жилища и говорили о месте их обитания очень неопределенно. Жителям горных стран было в этом отношении легче. Они отдавали богам самую высокую гору. Так поступили древние индийцы, поместившие своих богов на крутохолмую гору Меру, недоступную для смертных даже в мыслях.
       Греки отдали своим богам Олимп, названный Гомером "многовершинным". Можно было бы понимать этот эпитет в том смысле, что Олимп мыслился состоящим из двух или нескольких вершин. Но на современной фотографии Олимп производит впечатление нагромождения скал, и, очевидно, такая картина представала и древним наблюдателям. Возможно, разгадку эпитета "многовершинный" дает наличие в разных частях Балканского полуострова, в Малой Азии и на острове Лесбосе шестнадцать гор, имеющих название Олимп.
       Первоначально Олимп (неизвестно какой) занимали змееподобный титан Офион и его супруга океанида Эвринома. Место это понравилось Крону и Рее, и они его заняли, выдворив Офиона и Эвриному, нашедших убежище в океане. Крона и Рею изгнал с Олимпа Зевс.
       Жилось богам беззаботно и весело. Врата Олимпа охраняли девственные богини времени оры. Ни зверь, ни человек не могли туда забрести. Собираясь вместе, боги и богини пировали, наслаждаясь амброзией, возвращавшей силы и дающей бессмертие. Жажду они утоляли благовонным нектаром. Нектар и амброзию разносил богам и богиням юный красавец Ганимед.
       Не было на Олимпе недостатка и в развлечениях. Чтобы усладить слух и зрение небожителей белоногие хариты, богини вечной радости, взявшись за руки, вели хороводы. Иногда за кифару брался сам Аполлон, и ему согласно подпевали все девять муз.
       Если надоедали музыка, песни и танцы, можно было с высоты Олимпа. взглянуть на землю. Самым увлекательным зрелищем была для богов война, разгоравшаяся то здесь то там. У обитателей Олимпа были свои любимцы. Одна сочувствовали грекам, другие троянцам. Иногда, видя, что подопечных теснят, то один, то другой бог покидал место наблюдения и, спустившись на землю, вступал в бой. Входя в раж, сражающиеся не видели разницы между смертными и небожителями. Тогда приходилось богам пускаться в бегство, зажимая ладонями льющуюся потоками бесцветную благоуханную кровь.
       Впоследствии, когда люди античного мира узнали больше о вселенной, под Олимпом они стали понимать не одну гору, а все небо. Считалось, что Олимп охватывает землю подобно своду и по нему странствуют Солнце, Луна и Звезды. Когда Солнце стояло в зените, говорили, что оно - на вершине Олимпа. Думали, что вечером, когда оно проходит через западные ворота Олимпа, т.е. небо, закрывается, а утром его открывает богиня зари Эос.
       ЛЕМНОС
       В греческой мифологии Лемнос был известен, как остров Гефеста, бога огня. Гефест родился некрасивым и хромым, и по преданиям, ребенком был сброшен своей матерью Герой с Олимпа на землю на остров Лемнос. Жители Лемноса - синтийцы, спасли Гефеста, и в благодарность он научил людей основам металлургии и кузнечному делу. В горе Мосихл Гефест создал свою кузницу. После возвращения на Олимп, кузница Гефеста на Лемносе, где прошло его детство, осталась его мастерской, в ней вечно горел священный огонь в горне. Он работал там с кабирами, местными богами, которых миф превратил в помощников или даже сыновей Гефеста, циклопами(?) и с карликом Кедалионом.
       Во время похода на Трою, Филоктета - царя города Мелибеи укусила змея. Рана его не заживала, соратники оставили его одного на острове Лемнос. Здесь он жил почти десять лет в пещере, срадая от болей и добывая себе пропитание охотой. Охота его облегчалась тем, что Филоктет владел луком и стрелами Геракла. Когда жрец Калхант объявил, что лук и стрелы Геракла необходимы для взятия Трои, на Лемнос отправили Одиссея. Здесь он овладел оружием, а Филоктета увез с собой под Трою, где его вылечил один из сыновей Асклепия.
       Далее остров попал под власть Миноса, критского царя. Правителем Лемноса стал внук Миноса Фоант, сын Диониса и Ариадны. На острове Наксос Дионис встретил любимую им Ариадну, покинутую Тесеем, похитил ее и на острове Лемнос вступил с ней в брак. От него она родил Энопиона, Фоанта, Стафила, Латромиду, Эванта и Тавропола. Один из сыновей, Фоант, женился на Мирине, дочери царя Иолка, так Фоант стал первым царем Лемноса. У Фоанта и Мирины родилась дочь Ипсипила. Однажды лемносские женщины забыли принести жертву Афродите, за что прогневали богиню, и она наслала на них ужасное зловоние. Тогда мужчины стали изменять им с фракиянками. И однажды ночью лемнианки перебили всех мужчин на острове. Ипсипила не стала убивать своего отца, а посадила его в лодку без весел и пустила в море на волю богов. После этого лемнийские амазонки прославились своими набегами на Фракию.
       Когда аргонавты во главе с Ясоном во время своего похода за Золотым Руном прибыли на остров, управляемый женщинами, Ипсипила хотела напасть на них с оружием, но ее убедили принять их с миром. В честь прибытия героев королева Ипсипила учредила состязания по пентатлону. Таким образом, Лемнос считается родиной современного пятиборья. Ипсипила полюбила предводителя аргонавтов Ясона и остальные женщины вступили в брак с аргонавтами, в результате чего пребывание героев на острове затянулось на два года. От Ясона Ипсипила родила сына Эвнея и Фоанта (Неброфона). Так от союза амазонок и аргонавтов произошли минийцы.
       АФИНСКИЙ КАЛЕНДАРЬ
       ГЕКАТОМБЕОН--июль--август .
       ГАМЕЛИОН--январь--февраль
       МЕТАГИТНИОН --август --сентябрь
       АНТЕСТЕРИОН --февраль -- март
       БОЭДРОМИОН -- сентябрь -- октябрь
       ЭЛАФЕБОЛИОН -- март -- апрель
       ПИАНОПСИОН --октябрь -- ноябрь
       МУНИХИОН --апрель --май
       МЕМАКТЕРИОН -- ноябрь --декабрь
       ТАРГЕЛИОН --май -- июнь
       ПОСИДЕОН --декабрь -- январь
       СКРОФОРИОН -- июнь -- июль*
       Основой греческого календаря долгое время был лунный год в 354 дня, который не совпадал с солнечным годом, что создавало немалые трудности при разделении года на месяцы и при попытке равномерно распределить дни по месяцам. Год состоял из 12 месяцев по 30 или 29 дней; через три
        года вводили дополнительный месяц. Началом нового года служило первое новолуние после солнцестояния. В Афинах это было примерно в середине июля, так что первый месяц года соответствовал приблизительно второй половине июля -- первой половине августа. Названия месяцев в большинстве случаев были заимствованы от имен или прозвищ богов, или от какого-либо праздника, проходившего в данном месяце.
       Первоначально летосчисление вели по поколениям (три поколения в столетие), затем по царям, жрецам или эпонимам. Во второй половине IV в. до н. э. сицилийский историк Тимей ввел летосчисление по Олимпиадам, т. е. 4-летним промежуткам от одних Олимпийских игр до других (исходным пунктом была Олимпиада 776 г. до н. э.).
       ГЕКАТОМБЕОН
       12 -- Кронии -- праздник окончания уборки хлебов в честь Крона.
       16 -- Синойкии (в честь Афины) -- праздник в память объединения Тезеем 12 аттических общин в одно государство.
       21 --29 -- Великие Парафинеи -- торжественный праздник в честь дня рождения Афины Полиады.
       МЕТАГИТНИОН
       Конкретные числа этих праздников неизвестны: Метагитнии -- праздник "смены соседей", т. е. сезон переселений и новоселий в честь Аполлона Метагития (Соседского). Гераклеи -- праздник в честь Геракла в Марафоне.
       БОЭДРОМИОН
       3 -- Элевтерии -- праздник в честь победы при Платеях.
       6 -- праздник в честь Марафонской победы, совершались поминовения убитых воинов.
       6 -- жертвоприношение Артемиде Агротере (Охотнице).
       7 -- Боэдромии -- праздник в честь Аполлона Боэдромия, помощника в битвах.
       13--19 -- Большие Элевсинские мистерии в честь Деметры, Персефоны и Диониса Иакха. В обрядах и торжествах могли принимать участие только посвященные "мисты". Праздник состоял из очистительного омовения в море в Фалере около Пирея, торжественной процессии из Афин в Элевсин (город в 22 км, от Афин, с которыми был связан "священной дорогой"), совершением таинственных обрядов, разыгрыванием драматических сцен.
       ПИАНОПСИОН
       5 -- Прерозии -- праздник в честь Деметры.
       7 -- Пианопсии -- праздник в честь Аполлона как бога света и тепла, способствующего созреванию плодов. В этот день было принято варить различные овощи и подносить их богу.
       7 -- Осхофории -- праздник в честь Диониса и Афины Скирады в благодарность им за дарованный людям урожай винограда и маслин. В праздник устраивали соревнования мальчиков по бегу с виноградными ветвями, общую трапезу и процессию из Фалера в Афины.
       8 -- Тезеи -- праздник в честь Тезея, был учрежден со времени перенесения останков героя в Афины в 460-х годах до н. э.
       8 -- Эпитафии -- праздник в память граждан, павших в битвах.
       9--13 -- Фесмофории -- праздник в честь Деметры и Персефоны, отмечался в посевную пору женщинами, которые совершали обряды, способствующие плодовитости человека и плодородию природы.
      
        
       МУНИХИОН
       4 -- праздник в честь Эроса.
       6 --Дельфиний --праздник в честь Аполлона Дельфиния, покровителя мореплавания.
       16 -- Мунихии -- праздник в честь Артемиды, покровительницы Мунихия (город-порт близ Афин).
       16 -- Бравронии -- праздник в честь Артемиды Бравронии (Браврон -- местность на восточном берегу р. Эрасин).
       16 --праздник в честь Саламинской победы.
       ТАРГЕЛИОН
       6 -- жертвоприношение Деметре Хлое-- покровительнице зеленых посевов.
       6--7 --Таргелии -- праздник в чесгь Аполлона и Артемиды как покровителей жаркого лета.
       19 -- Бендидии --праздник в честь фракийской богини Бендиды.
       24 -- Каллинтерии (в честь Афины) --праздник очищения, уборки и украшения храма Афины Полиады.
       25 -- Плинтерии (в честь Афины) -- праздник омовения старой статуи Афины Полиады.
       СКИРОФОРИОН
       12 -- Скирофории (в честь Афины Скирады) -- праздник отвращения засухи.
       14 --Диполии -- праздник в честь Зевса --хранителя города.
       30 --Диисотерии --праздник в честь Зевса Сотера -- Спасителя и Афины Сотейры -- Спасительницы. -- Аррефории (в честь Афины) -- праздник дарования росы для посевов.
       ТЕЗЕЙ (ТЕСЕЙ)
       В греческой мифологии сын афинского царя Эгея и Эфры. Имя Тесей указывает на силу (возможно, от до греческого пеласгического: teu->theao-, "быть сильным"). Тесей принадлежит к поколению героев до Троянской войны (в ней участвуют уже сыновья великих героев прошлого). Для старика Нестора Тесей, "на бессмертных похожий", сильнее и храбрее героев периода Троянской войны (Ноm. Il. I 260-- 274). Тесей скорее аттический, а не общегреческий герой (как Геракл), но приписываемая ему преобразовательская деятельность, как считали древние, стала образцом для всей Греции и положила начало тому демократическому духу и первенству Афин среди полисов, которыми они славились в историческое время. Мифологический герой Тесей приобрёл черты легендарно-исторической личности (античная традиция деятельность Тесея относит приблизительно к 13 в. до н. э.).
          Рождение Тесея необычно, хотя оно не было подготовлено столь грандиозно, как у Геракла. Со стороны отца Тесей имел среди предков автохтона Эрихтония, рожденного из семени Гефеста землёй и воспитанного Афиной, и автохтонов Краная и первого аттического царя Кекропа. Предки Тесея-- миксантропические чудища, мудрые полузмеи-полулюди. Однако сам Тесей -- представитель чистого героизма, он одновременно сын человека и бога (при этом одного из самых диких и хтонических, Посейдона). Со стороны матери Тесей происходит от Пелопа, отца Питфея, Атрея и Фиеста, а значит, от Тантала и, наконец, от самого Зевса. Будучи бездетным, Эгей отправился к оракулу, но не мог разгадать его ответ. Зато оракул был разгадан трезенским царём Питфеем, который понял, что власть в Афинах будет принадлежать потомкам Эгея, и, напоив гостя пьяным, уложил его спать вместе со своей дочерью Эфрой. В эту же ночь с ней сблизился Посейдон (Apollod. III 15,6 -- 7) или же сочетался с ней накануне на острове Сферос (Paus. II 33, 1). Таким образом, сын, рождённый Эфрой, имел (как положено великому герою) двух отцов -земного Эгея и божественного Посейдона.
          Уходя от Эфры, Эгей просил воспитать будущего сына, не называя имени отца, и оставил ему свой меч и сандалии, с тем чтобы, возмужав, Тесей в сандалиях отца и с его мечом отправился в Афины к Эгею, но так, чтобы об этом никто не знал, так как Эгей боялся козней Паллантидов (детей младшего брата Палланта, претендовавших на власть из-за бездетности Эгея). Эфра скрывала истинное происхождение Тесея, и Питфей распространил слух, что мальчик рождён от Посейдона (самого почитаемого в Трезене бога). Когда Тесей вырос, Эфра открыла ему тайну его рождения и велела, взяв вещи Эгея, отправляться в Афины к отцу (вооружившись мечом Эгея, Тесей как бы приобщился в магической силе предшествующих поколений, владевших этим мечом и направляющих теперь его действия). Ещё до ухода из Трезена Тесей, став юношей, посвятил прядь волос богу Аполлону в Дельфах (Plut. Thes. 5), тем самым как бы вручая богу самого себя и заключая с ним союз. Тесей отправился в Афины не лёгким путём -- морем, а по суше, через Коринфский перешеек, по особенно опасной дороге, где на пути от Мегары до Афин путников подстерегали разбойники, дети и потомки хтонических чудовищ, Тесей убил Перифета, Синиса, кроммионскую свинью, Скирона, Керкиона и Дамаста (он же Полипемон) (Apollod. epit. I 1; Plut. Thes. 8--11). Путь Тесея, отправляемого матерью к неведомому ему отцу, является одним из вариантов распространённого фольклорного мотива -- розыски сыном отца (ср. розыски Телемахом Одиссея). На пути в Афины Тесей как бы выполняет функции Геракла (находившегося в это время в Лидии у царицы Омфалы).
          В Афинах царь Эгей попал под власть волшебницы Медеи, нашедшей у него приют и надеявшейся, что её сын от Эгея Мед получит право на престол. Тесей явился в восьмой день месяца гекатомбеона в Афины как освободитель от чудовищ, прекрасный юный герой, однако не был узнан Эгеем, которому Медея внушила опасения к пришельцу и заставила Эгея опоить юношу ядом. За трапезой Тесей вытащил свой меч, чтобы разрезать мясо. Отец узнал сына и отшвырнул чашу с ядом (Plut. Thes. 12). По иной версии, Эгей отправил незнакомца сначала на охоту за марафонским быком, разорявшим поля. Когда Тесей одолел его и вернулся, Эгей на пиру преподнёс ему чашу с ядом, но тут же узнал сына и изгнал Медею (Apollod. epit. I 5--6). К этому походу Тесея относится его встреча с Гекалой, в честь которой Тесей установил празднества -- гекалесии (Collim frg. 230 -- 377 Pf.).
          Тесею пришлось также бороться с 50 Паллантидани, которым он устроил засаду. Истребив двоюродных братьев и изгнав их союзников, Тесей утвердил себя как сын и наследник афинского царя. Тесей прославил себя как достойный наследник царской власти и во время столкновения Афин с царём Миносом, требовавшим раз в девять лет дани семерыми юношами и семерыми девушками как искупления за смерть своего сына Андрогея, будто бы коварно подстроенную Эгеем (Apollod. III 15 -- 7). Когда Минос приехал в третий раз за данью, Тесей решил отправиться сам на Крит, чтобы помериться силой с чудовищным Минотавром, на съедение которому обрекали жертвы. Корабль отправился под чёрным парусом, но Тесей повёз с собой запасный белый, под которым он должен был вернуться домой после победы над чудовищем (Plut. Thes. 17). По пути на Крит Тесей доказал Миносу своё происхождение от Посейдона, достав со дна моря перстень, брошенный Миносом (Bacchyl. XVII Maehl). Тесей и его спутники были помещены в лабиринт, где Тесей, рождённый Посейдоном, убил Минотавра -- чудовище, рождённое быком Посейдона или даже самим Посейдоном, если считать быка ипостасью бога. Из лабиринта Тесей и его спутники вышли благодаря помощи Ариадны, влюбившейся в Тесея. Ночью Тесей с афинской молодёжью и Ариадной тайно бежали на остров Наксос. Однако там Ариадна была похищена влюблённым в неё Дионисом (по одной из версий, оставлена Тесеем). Огорченный Тесей отправился дальше, забыв переменить паруса, что и стало причиной гибели Эгея, бросившегося в море, когда он увидел чёрный пару с и тем самым уверился в смерти сына (Apollod. epit. I 7--11).
          Подобно другим героям, Тесей сражался с амазонками, напавшими на Аттику. Он либо участвовал в походе Геракла, либо сам пошёл походом на амазонок, похитив царицу Антиопу (вариант; Меланиппу или Ипполиту). Амазонки, желая освободить царицу, напали на Афины и взяли бы их приступом, если бы не посредничество жены Тесея -- амазонки (Plut. Thes. 27). Она родила Тесею сына Ипполита, в которого влюбилась вторая жена Тесея, сестра Ариадны -- Федра, родившая Тесею двух сыновей -- Акаманта и Демофонта.
          Тесей участвовал в битве с кентаврами, бесчинствовавшими на свадьбе лапифа Пирифоя, ближайшего друга Тесея (Apollod. epit. I 21). Тесей -- участник калидонской охоты (Ovid. Met. 303). Но его не было среди аргонавтов, так как в это время он помогал Пирифою добыть себе в жёны богиню царства мёртвых Персефону (Apoll. Rhod. I 101 -- 104). Этим поступком Тесей переступил меру возможного, установленную богами для героев, и тем самым стал ослушником и дерзостным героем. Он бы так и остался в виде, где навеки был прикован к скале Пирифой, если бы не Геракл, который спас Тесея и отправил его в Афины (Apollod. epit. I 23). Столь же дерзким поступком Тесея было похищение им Елены. Однако в отсутствие Тесея, отправившегося с Пирифоем за Персефоной, Диоскуры отбили сестру, захватив в плен Эфру -- мать Тесея и передав власть в Афинах его родичу Менесфею (I 23), изгнанному Тесеем. Вернувшись из своего похода в царство аида, он нашёл престол занятым Менесфеем (I 24). Тесей вынужден был отправиться в изгнание, не сумев усмирить своих врагов. Он тайно переправил детей на Эвбею, а сам, проклявши афинян, отплыл на остров Скирос, где у отца Тесея когда-то были земли. Но царь Скироса Ликомед, не желая расстаться со своей землёй, коварно убил Тесея, столкнув его со скалы (подобно тому, как сам Тесей сбросил в море злодея Скирона, сына Посейдона).
          Античная традиция приписывает Тесею объединение всех жителей Аттики в единый народ (синойкизм) и единое государство (полис) Афины, учреждение праздников панафиней и синойкий, первое социальное деление граждан Афин на евпатридов, геоморов и демиургов (Plut. Thes. 24--25). Все эти реформы были проведены Тесеем в расцвете лет. Он снискал у греков репутацию неподкупного и справедливого арбитра в труднейших спорах. Он помог похоронить тела семерых вождей (см. Семеро против Фив), помог Гераклу, впавшему в безумие, и очистил его от невинно пролитой крови, дал приют гонимому Эдипу и его дочерям (Plut. Tnes. 29). Только вступив в зрелый пятидесятилетний возраст, Тесей оказался увлечённым стихией недозволенных поступков, приведших к крушению его жизни. Афиняне вспомнили Тесея и признали его героем во время греко-персидских войн, когда во время битвы при Марафоне (490 до н. э.) он явился воинам в полном вооружении (35). Пифия предписала грекам найти прах Тесея и достойно похоронить его. В 476 до н. э. останки Тесея с копьём и мечом были перенесены с острова Скирос и торжественно погребены в Афинах. Место погребения Тесея считалось в Афинах убежищем для рабов, бедных и угнетённых. В честь Тесея были установлены празднество восьмого Пианепсиона (т. е. в день освобождения афинской молодёжи от Минотавра), а также ежемесячные праздники по восьмым числам Тесею как сыну Посейдона -- бога, которому приносят жертвы именно в это время (так как восьмёрка -- символ куба первого из чётных чисел и удвоенный первый квадрат знаменует, по сведениям Плутарха, надежность и незыблемость, свойственную Посейдону Неколебимому и Земледержцу; Plut. Thee. 36).
          Образ Тесея -- это сложный мифологический комплекс, включающий в себе рудименты периода ранней классики, связанные с происхождением Тесея от Посейдона, черты зрелой классики (подвиги Тесея) и, наконец, выход за пределы строгого мифологизма и постепенное вхождение в систему полисной идеологии с её демократическими идеями и твёрдым законодательством, когда государственная деятельность Тесея получает полуисторическое и символическое истолкование.
      
       Когда Тесей пришел в Афины, вся Аттика была погружена в глубокую печаль. Уже в третий раз прибывали послы с Крита от могущественного царя Миноса за данью. Тяжела и позорна была эта дань. Афиняне должны были каждые девять лет посылать на Крит семь юношей и семь девушек. Там их запирали в громадном дворце Лабиринте, и их пожирало ужасное чудовище Минотавр, с туловищем человека и головой быка. Минос наложил эту дань на афинян за то, что они убили его сына Андрогея. Теперь в третий раз приходилось афинянам посылать на Крит ужасную дань. Они уже снарядили корабль с черными парусами в знак скорби по юным жертвам Минотавра.

    Видя общую печаль, юный герой Тесей решил отправиться с афинскими юношами и девушками на Крит, освободить их и прекратить уплату этой ужасной дани. Прекратить уплату можно было, только убив Минотавра. Поэтому и решил Тесей вступить в бой с Минотавром и или убить его, или погибнуть. Престарелый Эгей не хотел и слышать об отъезде своего единственного сына, но Тесей настоял на своем. Он принес жертву Аполлону-Дельфинию - покровителю морских путешествий, а из Дельф перед самым отъездом был дан ему оракул, чтобы покровительницей в этом подвиге он избрал себе богиню любви Афродиту. Призвав на помощь Афродиту и принеся ей жертву, Тесей отправился на Крит.

    Корабль счастливо прибыл к острову Криту. Афинских юношей и девушек отвели к Миносу. Могущественный царь Крита сразу обратил внимание на прекрасного юношу-героя. Заметила его и дочь царя, Ариадна, а покровительница Тесея, Афродита, вызвала в сердце Ариадны сильную любовь к юному сыну Эгея. Дочь Миноса решила помочь Тесею; она не могла и помыслить о том, что юный герой погибнет в Лабиринте, растерзанный Минотавром.

    Прежде чем отправиться на бой с Минотавром, Тесею пришлось совершить еще один подвиг. Минос оскорбил одну из афинских девушек. Тесей заступился за нее, но, гордый своим происхождением, царь Крита стал издеваться над Тесеем; он разгневался, что какой-то афинянин смеет противиться ему, сыну Зевса. Тесей гордо ответил царю:

    - Ты гордишься своим происхождением от Зевса, но и я не сын простого смертного, отец мой - великий колебатель земли, бог моря Посейдон.

    - Если ты - сын бога Посейдона, то докажи это и достань кольцо из морской пучины, - ответил Минос Тесею и бросил в море золотое кольцо.

    Призвав отца своего Посейдона, Тесей бесстрашно бросился с крутого берега в морские волны. Высоко взлетели соленые брызги, и скрыли волны моря Тесея. Все со страхом глядели на море, поглотившее героя, и были уверены, что не вернется он назад. Полная отчаяния, стояла Ариадна; и она была уверена, что Тесей погиб.

    А Тесея, лишь только сомкнулись над его головой морские волны, подхватил бог Тритон и в мгновение ока домчал до подводного дворца Посейдона. Посейдон с радостью приветствовал в своем волшебном подводном дворце сына и подал ему кольцо Миноса, а жена Посейдона, Амфитрита, восхищенная красотой и смелостью героя, возложила на пышные кудри Тесея золотой венок. Тритон опять подхватил Тесея и вынес его из морской пучины к берегу на то место, с которого бросился герой в море. Тесей доказал Миносу, что он - сын Посейдона, повелителя моря. Дочь Миноса Ариадна ликовала, что Тесей вернулся невредимым из морской глубины.

    Но предстоял еще более опасный подвиг: нужно было убить Минотавра. Тут на помощь Тесею пришла Ариадна. Она дала Тесею тайно от отца острый меч и клубок ниток. Когда отвели Тесея и всех обреченных на растерзание в Лабиринт, Тесей привязал у входа в Лабиринт конец нитки клубка и пошел по запутанным бесконечным переходам Лабиринта, из которого невозможно было найти выход; постепенно разматывал он клубок, чтобы найти по нитке обратный путь. Все дальше шел Тесей и, наконец, пришел в то место, где находился Минотавр. С грозным ревом, наклонив голову с громадными острыми рогами, бросился Минотавр на юного героя, и начался страшный бой. Минотавр, полный ярости, несколько раз бросался на Тесея, но он отражал его своим мечом. Наконец, Тесей схватил Минотавра за рог и вонзил ему в грудь свой острый меч. Убив Минотавра, Тесей по нитке клубка вышел из Лабиринта и вывел всех афинских юношей и девушек. У выхода их встретила Ариадна; она радостно приветствовала Тесея. Ликовали юноши и девушки, спасенные Тесеем. Украшенные венками из роз, славя героя и его покровительницу Афродиту, водили они веселый хоровод.

    Теперь нужно было позаботиться и о спасении от гнева Миноса. Тесей быстро снарядил свой корабль и, прорубив дно у всех вытащенных на берег кораблей критян, быстро отправился в обратный путь в Афины. Ариадна последовала за Тесеем, которого она полюбила.

    На обратном пути Тесей вышел на берег Наксоса. Когда Тесей и его спутники отдыхали от путешествия, Тесею во сне явился бог вина Дионис и поведал ему, что он должен покинуть Ариадну на пустынном берегу Наксоса, так как боги назначили ее в жены ему, богу Дионису. Тесей проснулся и, полный грусти, быстро собрался в путь. Он не смел ослушаться воли богов. Богиней стала Ариадна, женой великого Диониса. Громко приветствовали спутники Диониса Ариадну и славили пением жену великого бога.

    А корабль Тесея быстро несся на своих черных парусах по лазурному морю. Вот уже показался вдали берег Аттики. Забыл Тесей, опечаленный утратой Ариадны, данное Эгею обещание - заменить черные паруса белыми, если он, победив Минотавра, счастливо вернется в Афины. Эгей ждал своего сына. Вперив в морскую даль глаза, он стоял на высокой скале у берега моря. Вот вдали показалась черная точка, она растет, приближаясь к берегу. Это корабль его сына. Все ближе он. Эгей смотрит, напрягая зрение, - какие на нем паруса. Нет, не блестят белые паруса на солнце, паруса - черные. Значит - погиб Тесей. В отчаянии Эгей бросился с высокой скалы в море и погиб в морских волнах; лишь его безжизненное тело выбросили волны на берег. С тех пор и зовется море, в котором погиб Эгей, Эгейским. А Тесей причалил к берегам Аттики и приносил уже богам благодарственные жертвы, как вдруг, к ужасу своему, узнал, что стал невольной причиной смерти отца. С великими почестями похоронил тело отца убитый горем Тесей, а после похорон принял власть над Афинами."
      
       МИНОТАВР
      
       В греческой мифологии чудовище - человекобык по имени Астерий ("звёздный"), живши на Крите, Рождён Пасифаей (дочерью Гелиоса), женой царя Миноса, и быка, посланного на Крит Посейдоном, или самого Посейдона. Был помещен в подземный лабиринт, построенный Дедалом, куда ему приносили в жертву (ежегодно или раз в несколько лет] семь юношей и девушек, посылаемых афинянами в качестве подати Миносу и в виде искупления за убийство сына Миноса в Аттике. Афинский царевич Тесей добровольно отправился на Крит в числе предназначенных на съедение Минотавру, убил чудовище и с помощью нити влюблённой в него царской дочери Ариадны выбрался из лабиринта (Apollod. III I, 3--4; epit. I 7; Diod. IV 6, 1; Hyg. Fab. 40--42). В мифе нашли выражение древние космические и зооморфные представления о Минотавре (он звёздный или солнечный бык, внук Гелиоса и, может быть, сын Зевса), его связь с морем (он сын Посейдона) и с подземным миром (Минотавр в лабиринте -- ипостась Зевса Лабрандского, см. в ст. Зевс). Черты героической мифология отразились в сюжете убийства Минотавра Тесеем.
      
       ТАРТАР
       Тартар (T a r t a r o z) · пространство, находящееся в самой глубине космоса, ниже аида. Тартар на столько отстоит от аида, на сколько земля от неба. Если бросить медную наковальню с неба на землю, то она долетела бы до земли за девять дней. Столько же потребовалось бы ей, чтобы долететь с земли до тартара.
       В тартаре залегают корни земли и моря, все концы и начала. Он огорожен медной стеной, и ночь окружает его в три ряда. В тартаре - жилище Никты, Танатоса и Гипноса.
       Великой бездны тартара страшатся даже боги. В тартар были низринуты титаны, побежденные Зевсом, а также древние хтонические чудовища, побежденные олимпийскими богами. Там они томятся за медной дверью, которую стерегут сторукие (Hes. Theog. 717-745). На Олимпе обитают боги нового поколения - дети свергнутых титанов; в тартаре - боги прошлого поколения, отцы победителей. Тартар - это нижнее небо (в противоположность Олимпу - верхнему небу).
       В дальнейшем тартар был переосмыслен как самое отдаленное место аида, где несут наказание святотатцы и дерзкие герои - Алоады, Пирифой, Иксион, Салмоней (Verg. Aen. VI 580-601), Сисиф, Титий, Тантал (Hom. Od. XI 576-600).
       Как и все области царства мертвых, тартар локализовался на далеком Западе. Вергилий придает тартару облик города, обнесенного тремя стенами с железной башней. Изменение облика тартара и его расположения в подземном мире Вергилием обусловлено лучшим знакомством с восточной литературой, египетской, вавилонской, где мифологема подземного мира более разработана. Само слово "тартар" имеет восточное происхождение, но оно было известно уже Гомеру (Гомер "Илиада", VIII, 13 след.).
       В "Теогонии" Гесиода тартар персонифицирован. Он - в числе четырех первопотенций - наряду с Хаосом, Геей и Эросом (116-120). Гея порождает от Тартара чудовищных Тифона (821 след.) и Пифона. Дочерью Тартара и Геи, по одному из мифов, была Эхидна (Apollod. II 1, 2).
       АСКЛЕПИЙ
       Асклепий (греч. ?????????, "вскрывающий", лат. Aesculapius, Эскулап) -- в древнегреческой мифологии -- бог медицины и врачевания. Изначально был рождён смертным, но за высочайшее врачебное искусство получил бессмертие.
       Согласно легенде, отцом Асклепия был бог Аполлон, а матерью -- в одной из версий нимфа Коронида, в другой -- Арсиноя. Эта женщина, забеременев, влюбилась в смертного Исхила. Ворон донёс об этом Аполлону, и тот, сильно разгневанный, послал свою сестру Артемиду умертвить Коронис. Когда тело женщины сжигали на костре (при этом сожжении ворон, до того носивший белые перья, навсегда почернел от копоти костра), Аполлон вынул из её чрева младенца Асклепия и отдал его на воспитание кентавру Хирону. Асклепий попросил наставника обучить его искусству врачевания, но вскоре превзошёл в этом искусстве не только Хирона, но и всех смертных.
       Асклепий стал столь великим врачом, что научился воскрешать мёртвых, и люди на Земле перестали умирать. Бог смерти Танатос, лишившись добычи, пожаловался Зевсу на Асклепия, нарушавшего мировой порядок. Зевс согласился, что, если люди станут бессмертными, они перестанут отличаться от богов. Своей молнией громовержец поразил Асклепия, но великий врач не попал в царство мёртвых, а стал богом врачевания.
       В браке с Эпионой у Асклепия родились сыновья Телесфор, Полидарий и Махаон (упоминаемые Гомером как великолепные врачи) и дочери, почитаемые как богини, -- Гигиея ("здоровье"), Панацея (Панакея) ("всецелительница") и Иасо ("лечение"), а также Аглея, Акесо и Медитрина.
       Асклепия изображают с посохом увитым змеями. Однажды он шёл, опираясь на посох, и вдруг посох обвила змея. Испугавшись, Асклепий убил змею. Но следом появилась вторая змея, которая несла во рту какую-то траву. Эта трава воскресила убитую. Асклепий нашёл эту траву и с её помощью стал воскрешать мёртвых. Обвитый змеёй жезл Асклепия используется как медицинский символ.
       ДАНАЙЦЫ
       Данайцы, древнегреческие племена, населявшие Арголиду. У Гомера данайцы - участники Троянской войны, хитростью (с помощью деревянного троянского коня) взявшие Трою; отсюда выражение "дары данайцев" - дары, гибельные для получающего их.
       ЭРОТ
       В греческой мифология бог любви. Одно из четырёх космогонических первоначал, наряду с Хаосом, Геей и Тартаром (Неs. Theog. 116 -- 122). По мифографу 5 в. до н. э. Акусилаю, Эрот, Эфир и Метида ("мысль") -- дети Эреба и Ночи, происшедших от Хаоса. У Парменида Эрот мыслится также древнейшим божеством, которое создала Афродита. У орфиков он Протогон ("перворождённый"), Фанет ("явленный"), Фаэтон ("сияющий"); Эрот -- смелый стрелок, крылатый, многоискусный, владыка ключей эфира, неба, моря, земли, царства мёртвых и тартара (Hymn. Orph. 58 Abel). По Ферекиду (6 в. до н. э.), сам Зевс, создавая мир, превратился в Эрота. Эрот, таким образом, мыслится всевластной мировой силой. Традиция классической поэзии делает Эрота сыном Зевса (Eur. Hippol. 533), порождением Ириды и Зефира (Ale. frg. 8D), сыном Афродиты и Ареса (Simonid. frg. 24), так что он постепенно принимает черты "златокрылого" (Ariatoph. Av. 1738), "золотоволосого" (Anacr. frg. 5), "подобного ветру" (Sapph. frg. 50) бога, знаменуя постепенный переход к изящному, лёгкому, капризному Эроту эллинистической поэзии. У Аполлония Родосского это хитроумный, но жестокосердный малыш, помыкающий Афродитой, своей матерью (III 111 --159). Классика создаёт также своеобразную мифологическую символику бога любви. Оригинальный миф об Эроте не божестве, а демоне, спутнике Афродиты, выражающем вечное стремление к прекрасному, даётся Платоном. У него Эрот -- сын Бедности и Богатства, зачатый в день рождения Афродиты и получивший в наследство от родителей жажду обладания, стойкость, отвагу, бездомность (Conv. 203 b-e). Однако даже в поздней античности существовал архаический культ Эрота, которого почитали в Феспиях (Беотия) в виде необработанного камня (Paus. IX 27, 1); в Феспиях же находились изваянные Праксителем и Лисиппом статуи Эрота, изображавшие его в виде прекрасного юноши (IX 27, 1 след.). Характерно, что для Павсания (2 в.) не возникает сомнения, что Эрот -- самый юный из богов и сын Афродиты, хотя существовали разные генеалогии Эрота (напр., сын Афродиты и Гермеса, Артемиды и Гермеса и др., Cic. De nat. deor. III 23, 59 след.). Символическо - аллегорическое изображение Эрота даётся Апулеем в "Метаморфозах" (см. в ст. Психея). Эроту соответствуют римские Амур и Купидон.
       ГАМАДРИАДА
       Разновидности нимф:
       Альсеиды · Гамадриады · Геспериды · Гиады · Дриады · Лимнады
    Мелиады · Наяды · Нереиды · Океаниды · Орестиады
      
       Альсеиды · нимфы, охраняющие и оберегающие рощи.
       Гамадриады · нимфы деревьев, которые, в отличие от дриад, рождаются вместе с деревом и гибнут вместе с ним (греч. d r u z "вместе", "дуб"). Отец некоего Порэбия совершил тягостное преступление, срубив дуб, который его молила пощадить гамадриада. За то, что дуб - жилище гамадриады был срублен, нимфа покарала преступника и его потомство. Чтобы искупить вину, следовало воздвигнуть нимфе алтарь и принести ей жертвы.
       Когда Эрисихтон приказал срубить дуб в роще Деметры, из него заструилась кровь, а ветви покрылись бледностью. Это была кровь нимфы, обитавшей в дубе, умирая, она предрекла возмездие осквернителю священного дерева, наделив его ощущением неутолимого голода.
       Известна история пугливой гамадриады Сиринги, ставшей тростником, чтобы избежать объятий козлоногого Пана.
       Геспериды · нимфы, хранительницы золотых яблок на крайнем западе, обитающие в "саду Гесперид". Они дочери Никты; вариант - Геспериды и Атланта.
       Геспериды живут на краю мира у берегов реки Океан и охраняют яблоки вечной молодости, которые Гера получила как свадебный подарок от Геи. Их три (или четыре) сестры: Эгла (Айгла, "сияние") - супруга Гелиоса и мать харит, по одной из версий, Эрифия (Эритея, "красная"), Геспера ("вечерняя", вариант: Гестия) и Аретуса.
       Аполлоний Родосский в "Аргонавтике" рассказывает о прибытии аргонавтов во главе с Ясоном в сад Гесперид, который только что покинул Геракл, убивший стража яблок дракона Ладона и насмерть перепугавший нимф. Увидев прибывших, геспериды в ужасе рассыпались в прах, но, вняв просьбам аргонавтов, превратились в прекрасные деревья и затем предстали в своем обычном виде и помогли аргонавтам добыть питьевой воды у Тритонийского озера, куда те несли свой корабль двенадцать дней, повинуясь вещим словам представших перед ними ливийских героинь.
       В этой версии мифа древнее оборотничество и фетишизм сочетаются с новой функцией гесперид, связанной с оказанием помощи героям.
       Гиады · нимфы, дочери Атланта и Плейоны, одной из океанид; сестры плеяд. Число их колеблется от двух до семи.
       После гибели на охоте их брата Гиаса (его растерзали львы) гиады умерли от горя, и Зевс превратил нимф в звезды созвездия Тельца, видимые в Греции в дождливое время (имя "гиады" указывает на "дождь" - греч. , "идет дождь").
       По другой версии, гиады воспитали Диониса на горе Ниса и Зевс превратил их в звезды. Еще один вариант мифа рассказывает, как Медея превратила старух гиад - кормилиц Диониса в юных дев.
       Одной из гиад была нимфа Калипсо.
       Дриады · нимфы, покровительницы деревьев (греч. "дуб", "дерево"). Иногда дриады именовались по названиям деревьев. Самые древние из известных нимф - дриады, родившиеся из капель крови Урана и обитающие в ясене, мелиады. Дриады, рождающиеся вместе с деревом и умирающие вместе с ним назывались гамадриадами.
       Считалось, что дриады неотделимы от дерева, с которым связаны, а люди, сажающие деревья и ухаживающие за ними, пользуются особым покровительством древесных нимф.
       Самая известная из дриад - Дриопа.
       Лимнады · нимфы озер и болот.
       Наяды · нимфы источников, ручьев и родников. Видимо, они относятся к потомках Океана и Тефиды, насчитывают их до трех тясяч; по словам Гесиода, "все имена их назвать никому их людей не под силу. Знает названье потока лишь тот, кто вблизи обитает", всякий грек с поэтической жилкой слышал в журчанье вод беспечную болтовню наяд.
       Наяды - древние божества, в одном ряду с хтоническими божествами, они упоминаются вместе с сатирами, куретами, корибантами, тельхинами и др. Они хранительницы вод и обладают благодетельными функциями. Есть наяды-целительницы и врачующие, купание в их водах дает исцеление от болезней. Воды источников, где обитали наяды, имели очистительные и прорицательные функции и даже обладали способностью даровать молодость и бессмертие.
       Известные имена наяд: Алопа, Батия, Каллироя, Кокитида или Мента, Лириопа, Пирена, Праксифея, Салмакида, Тритонида, Эгина и Энона.
       Нереиды · морские божества, дочери морского бога Нерея и океаниды Дориды. Их пятьдесят, имена указывают на глубину, изменчивость, стремительность и прихотливость моря. Среди нереид выделяются Амфитрита, супруга Посейдона; Фетида, мать Ахилла; Галатея, в которую влюбился Полифем; Немертея (греч. nemerteia, "истина"), также в мифах упоминаются имена нереид Главки, Псамафы, Сциллы, Талии и Фоосы.
       Нимфы жили во дворце отца - в глубинах моря. Там они пряли на золотых прялках, а на досуге водили хороводы в такт волнам, катались на спинах дельфинов, в лунные ночи выходили на берег, пели песни и плясали, состязались с тритонами - рыбохвостыми чудовищами. "Весело плещутся юные нереиды в волнах морей, сверкая красотой. Взявшись за руки, вереницей выплясывают они из морской пучины и водят хоровод на берегу, под ласковый плеск тихо набегающих на берег волн спокойного моря. Эхо прибрежных скал повторяет звуки их нежного пения, подобно тихому рокоту моря."
       Нереиды благожелательны к людям и помогают им в бедствиях; покровительствуют мореходам и дают им счастливое плавание. Символом морских нимф считается дельфин.
       Океаниды · нимфы, три тысячи дочерей Океана и Тефиды. Хотя океаниды очень отличались друг от друга по своим функциям и степени важности в мифологической системе, как правило они ассоциировались с бесчисленными реками южной Европы и Малой Азии, как и их братья - речные потоки.
       Наиболее известные по мифам океаниды: Асия, Гесиона, Диона, Дорида, Каллироя, Климена, Клития, Клония, Лета, Метида, Озомена, Плейона, Персеида, старшая из океанид - Стикс, Тихе, Филира, Эвринома и Электра.
       Орестиады · нимфы - обитательницы гор. Именно горные нимфы воспитывали до пяти лет героя Энея, рожденного Афродитой от смертного Анхиса. Среди орестиад известны Дафна, Идо, Майя и Эхо.
       ЯБЛОКО РАЗДОРА
       Знаменитый герой Пелей был сыном мудрого Эака, сына Зевса и дочери речного бога Асопа, Эгины. Братом Пелея был герой Теламон, друг величайшего из героев -- Геракла. Пришлось покинуть родину Пелею и Теламону, так как они убили из зависти своего сводного брата. Пелей удалился в богатую Фтию.
       Там принял его герой Эвритион и дал ему третью часть своих владений, а в жены свою дочь Антигону. Но недолго оставался во Фтии Пелей. Во время калидонской охоты он нечаянно убил Эвритиона. Опечаленный этим, покинул Пелей Фтию и ушел в Иолк. И в Иолке ждало несчастье Пелея. В Иолке пленилась им жена царя Акаста и склоняла его забыть о дружбе к Акасту. Отверг Пелей жену своего друга, а она, мстя, оклеветала его перед мужем. Поверил жене Акаст и решил погубить Пелся. Однажды, во время охоты на лесистых склонах Пелиона, когда утомленный охотой Пелей уснул, Акает спрятал чудесный меч Пелея, который подарили ему боги. Никто не мог противостоять Пелею, когда он сражался этим мечом. Акаст был уверен, что, лишившись своего чудесного меча, погибнет Пелей, растерзанный дикими кентаврами. Но на помощь Пелею пришел мудрый кентавр Хирон. Он помог герою найти чудесный меч. Кинулись на Пелея дикие кентавры, готовые растерзать его, но он легко отразил их своим чудесным мечом. Спасся Пелей от неминуемой гибели. Отомстил Пелей предателю Акасту. С помощью Диоскуров, Кастора и Полидевка, взял он богатый Иолк и убил Акаста и его жену.
          Когда титан Прометей открыл великую тайну, что от брака Зевса с богиней Фетидой должен родиться сын, который будет могущественнее отца и свергнет его с престола, он посоветовал богам отдать Фетиду в жены Пелею, так как от этого брака родится великий герой. Так и решили поступить боги; одно
       лишь условие поставили они: Пелей должен был победить богиню в единоборстве.
          Гефест сообщил Пелею волю богов. Пошел Пелей в грот, в котором часто отдыхала Фетида, выплывая из глубины моря. Спрятался в гроте Пелей и стал ждать. Вот поднялась из моря Фетида и вошла в грот. Бросился на нее Пелей и обхватил своими могучими руками. Старалась вырваться Фетида. Она принимала вид львицы, змеи, превращалась в воду, но не выпускал ее Пелей. Побеждена была Фетида, теперь она должна была стать женою Пелея.
          В обширной пещере кентавра Хирона отпраздновали боги свадьбу Пелея с Фетидой. Роскошен был свадебный пир. Все боги Олимпа участвовали в нем. Громко звучала золотая кифара Аполлона, под ее звуки пели музы о великой славе, которая будет уделом сына Пелея и богини Фетиды. Пировали боги. Оры и хариты водили под пение муз и игру Аполлона хоровод, а среди них выделялись своей величественной красотой богиня-воительница Афина и юная богиня Артемида, но всех богинь превосходила красой Афродита. Участвовали в хороводе и быстрый, как мысль, вестник богов Гермес, и неистовый бог войны Арес, забывший о кровавых битвах. Богато одарили боги новобрачных. Пелею подарил Хирон свое копье, древко которого было сделано из твердого, как железо, ясеня, выросшего на горе Пелион; властитель морей Посейдон подарил ему коней, а остальные боги -- чудесные доспехи.
          Веселились боги. Одна лишь богиня раздора Эрида не участвовала в свадебном пире. Одиноко бродила она около пещеры Хирона, глубоко затаив в сердце обиду на то, что не позвали ее на пир. Придумала, наконец, Эрида, как отомстить богам, как возбудить раздор между ними. Она взяла золотое яблоко из далеких садов Гесперид; одно лишь слово написано было на этом яблоке: "Прекраснейшей". Тихо подошла Эрида к пиршественному столу и, для всех невидимая, бросила на стол золотое яблоко. Увидали боги яблоко, подняли и прочли на нем надпись. Но кто из богинь прекраснейшая? Тотчас возник спор между тремя богинями: женой Зевса Герой, воительницей Афиной и богиней любви златой Афродитой. Каждая из них стремилась получить это яблоко, ни одна не хотела уступить его другой. Обратились богини к царю богов и людей Зевсу и потребовали решить их спор.
          Зевс отказался быть судьей. Он отдал яблоко Гермесу и велел ему вести богинь в окрестности Трои, на склоны высокой Иды. Там должен был решить Парис, сын царя Трои Приама, которой из богинь должно принадлежать яблоко, которая из них прекраснейшая. Так кончился свадебный пир Пелея раздором богинь. Много бед должен был принести людям этот спор.    Быстро понеслись Гермес и три богини на склоны Иды к Парису. Парис, сын Приама, пас в это время стада. Перед рождением Париса мать его Гекуба видела страшный, сон: она видела, как пожар грозил уничтожить всю Трою. Испугалась Гекуба, рассказала она свой сон мужу. Обратился Приам к прорицателю, а тот сказал ему, что у Гекубы родится сын, который будет виновником гибели Трои. Поэтому Приам, когда родился у Гекубы сын, велел своему слуге Агелаю отнести его на высокую Иду и бросить там в лесной чаще. Но не погиб сын Приама -- его вскормила медведица. Через год нашел его Агелай и воспитал, как родного сына, назвав Парисом. Вырос среди пастухов Парис и стал необычайно прекрасным юношей. Он выделялся среди своих сверстников силой. Часто спасал он не только стада, но и своих товарищей от нападений диких зверей и разбойников и так прославился своей силой и храбростью, что друзья назвали его Александром - (поражающим мужей). Спокойно жил Парис среди лесов Иды. Он был вполне доволен своей судьбой.
          Явились богини и Гермес к Парису. Испугался Парис, увидав их. Он хотел бежать, но разве мог он спастись бегством от быстрого, как мысль, Гермеса? Остановил Париса Гермес и ласково заговорил с ним, протягивая ему яблоко.
          - Возьми это яблоко, Парис.-- сказал Гермес,-- ты видишь, перед тобой стоят три богини. Отдай яблоко самой прекрасной из них. Зевс повелел тебе быть судьей в споре богинь.
          Смутился Парис. Смотрит он на богинь и не может решить, которая из них прекраснее. Тогда каждая из богинь стала убеждать юношу отдать яблоко ей. Они обещали Парису великие награды. Гера обещала ему власть над всей Азией, Афина -- военную славу и победы, Афродита же обещала ему в жены прекраснейшую из смертных женщин, Елену, дочь громовержца Зевса и Леды. Недолго думал Парис, услыхав обещание Афродиты: он отдал яблоко ей. Таким образом, прекраснейшей из богинь была признана Парисом Афродита. С тех пор Парис стал любимцем Афродиты, и она во всем помогала ему. А Гера и Афина возненавидели Париса, Трою и всех троянцев и решили погубить город и весь народ.
       ГЕРА
       Смотри выше.
       АФИНА
       В греческой мифологии богиня мудрости и справедливой войны. Догреческое происхождение образа Афины не позволяет раскрыть этимологию имени богини, исходя из данных только греческого языка. Миф о рождении Афины от Зевса и Метиды ("мудрости", греч.  "мысль", "размышление") позднего происхождения -- периода оформления классической олимпийской мифологии. Зевс, зная от Геи и Урана о том, что его сын от Метиды лишит его власти, проглотил свою беременную супругу (Hes. Theog. 886 -- 900) и затем при помощи Гефеста (или Прометея), расколовшего ему голову топором, сам произвёл на свет Афину, которая появилась из его головы в полном боевом вооружении и с воинственным кличем (Apollod). I 3, 6).
       "И ударил Гефест, как ему было сказано. Череп Зевса раскололся, и из него, огласив Олимп воинственным кличем, выпрыгнула дева в полной одежде воина и с копьем в руке и встала рядом с родителем. Глаза юной, прекрасной и величественной богини светились мудростью.
       От мощного прыжка заколебался Олимп, застонали лежащие вокруг земли, дрогнуло и закипело волнами море. Боги долго не могли прийти в себя. Гефест от удивления даже выронил молот.
       Зевс был изумлен не меньше других, но, не желая показать, что он не всеведущ, как ни в чем не бывало обратился к Гефесту:
       - Это твоя сестра Афина. Поскольку выйти на свет ей помог удар твоего молота, она будет, как и ты, владеть мастерством.
       Лицо Гефеста недовольно вытянулось. Привык он быть на Олимпе единственным мастеровым.
       - Твой молот останется у тебя, - успокоил его Зевс. - Афина получит веретено. Она будет прясть и ткать.
       Так появилась еще одна богиня. Была она мастерицей и воительницей, проводила время, не жалея сил, за работой, чтобы одеть и обуть весь Олимп. Когда же до слуха ее доходил свист стрел или звон мечей, она бросала веретено, облачалась в доспехи и с мечом в руке бросалась в сечу. "
      
       Поскольку это событие произошло будто бы у озера (или реки) Тритон в Ливии, Афина получила прозвище Тритониды или Тритогенеи. Рождение Афины изображено в этом мифе с позиций героической мифологии периода патриархата, в которой особенно выделялось мужское организующее начало. Афина является как бы непосредственным продолжением Зевса, исполнительницей его замыслов и воли. Она -- мысль Зевса, осуществлённая в действии. Постепенно материнство Метиды принимает всё более отвлечённый и даже символический характер, так что Афина считается порождением одного Зевса и принимает на себя функции божества мудрости, так же как Зевс воспринял их от Метиды.
          Афина - одна из главнейших фигур не только олимпийской мифологии, по своей значимости она равна Зевсу и иногда даже превосходит его, коренясь в древнейшем периоде развития греческой мифологии - матриархате. Силой и мудростью она равна Зевсу (Нes. Theog. 896). Ей воздаются почести вслед  за      Зевсом      (Ноrаt.    Сarm. I 12, 17 -- 20) и место её -- ближайшее к   Зевсу   (Рlut. Conv.   2).   Наряду с новыми    функциями    богини   военной мощи,  Афины     сохранила   свою   матриархальную   независимость,   проявлявшуюся в понимании ее как девы и защитницы целомудрия. На древнее зооморфическое  прошлое  богини  указывают её    атрибуты -- змея    и    сова.   Гомер называет    Афину    "совоокой", орфический гимн (XXXII 11) -- "пестровидной   змеёй".   Афина - покровительница змей (Verg. Aen. II 225--221); в храме   Афины   в   Афинах,   по   сообщению Геродота (VIII 41), обитала огромная змея -- страж акрополя, посвященная богине. Истоки мудрости Афины в её хтоническом прошлом восходят в образу богини со змеями крито-микенского периода. Сова и змея охраняли дворец Минотавра на Крите, и изображение богини со щитом микенского времени -- прообраз олимпийской Афины. Среди непременных атрибутов Афины - эгида -- щит из козьей шкуры с головой змеевласой Медузы, который обладает огромной магической силой, устрашает богов и людей (Ноm. II. II 446-449).
          Многочисленны сведения о космических чертах образа Афины. Её рождение сопровождается золотым дождём (Pind. Оl. VII 62--70), она хранит молнии Зевса (Aeschyl. Eum. 827). Ёе изображение, т. н. палладий, упало с неба (отсюда Афина Паллада). По Геродоту (IV 1801), Афина - дочь Посейдона и нимфы Тритониды. Отождествлялась Афина с дочерьми Кекропа -- Пандросой ("всевлажной") и Аглаврой ("световоздушной"), или Агравлой ("полебороздной"). Священным деревом Афины была маслина. Маслины Афины считались "деревьями судьбы". (Plin. Nat. hist. XVI 199), и сама Афина мыслилась как судьба и Великая богиня-мать, которая известна в архаической мифологии как родительница и губительница всего живого (ср. рассуждение Апулея о Минерве кекропической и её ипостасях, Met. XI 5).
          Мощная,  страшная,   совоокая   богиня  архаики,   обладательница    эгиды, Афина в период  героической   мифологии направляет   свою   силу   на   борьбу   с титанами (Hyg. Fab.  150) и  гигантами. Вместе   с   Гераклом  Афина     убивает одного из гигантов, на другого она наваливает остров  Сицилия,   с  третьего сдирает  кожу   и   покрывает   ею   своё тело во время  сражения   (Apollod.   I 6,1--2). Она -- убийца горгоны Медузы  и  носит    имя    "горгоноубийцы" (Eur. Ion. 989--991, 1476). Афина требует к себе священной  почтительности,  ни один смертный не может  ее  увидеть. Известен миф о том, как она лишила зрения юного Тиресия (сына своей любимицы Харикло), когда тот случайно увидел  её   омовение.   Лишив   юношу зрения, Афина вместе с тем наделила его пророческим даром (Apollod. III 6, 7; Callim. Hymn. V 75--84).   Велик  был её гнев на Арахну, посмевшую поставить под сомнение благочестие  богов. Классическая Афина наделена  идейно-организующими функциями: она покровительствует   героям,    защищает    общественный порядок и т.  п. Она ставит на царство Кадма,   помогает  Данаю и его дочерям, в также потомку Даная   Персею,    убившему     Медузу (Apollod.  II  4,  2;   Ovid. Met.   IV   82 след.), Зевс послал Афинe на помощь Гераклу, и тот вывел из Эреба пса бога Аида (Ноm. 11. VIII 362 -- 369). Богиня покровительствует Тидею  и  его  сыну Диомеду, которых она хотела сделать бессмертными, но отказалась от этого замысла, увидев дикую жестокость Тидея (Apollod. 111 6, 8). Любимцем  Афины был Одиссей, умный и смелый герой. В поэмах   Гомера   (особенно    "Одиссее") ни  одно  мало-мальски   важное событие не обходится  без вмешательства   Афины.   Она -- главная    защитница (греков-ахейцев    и    постоянный     враг троянцев, хотя культ её  существовал и в Трое (Ноm. Il.  VI  311).  Афина-- защитница   греческих   городов    (Афин, Аргоса, Мегары, Спарты и др.), носящая имя "градозащитницы"  (Ноm. II. VI 305).
          Огромная статуя Афины Промахос ("передовой боец") с копьём, сияющим на солнце, украшала акрополь в Афинах, где богине были посвящены храмы Эрехтейон и Парфенон. Главные эпитеты Афины, наделённой гражданскими функциями,-- Полиада ("городская") и Полиухос ("градодержица"). Памятником прославления мудрой правительницы Афинского государства, учредительницы     ареопага,     является трагедия Эсхила  "Евмениды".
          Афина всегда рассматривается в контексте художественного ремесла, искусства, мастерства. Она помогает гончарам (Ноm. Epigr. 14), ткачихам (Ноm. Оd. VII 109--110), рукодельницам (Paus. X 30, 1), строителю корабля аргонавтов (Apoll. Rhod. I 551), вообще рабочему люду (Hes. Орр. 429--431) и называется Эрганой ("работницей") (Soph. frg. 760), покровительницей ремесленников (Plat. Legg. XI 920d). Афина помогла Прометею украсть огонь из кузни Гефеста (Myth). Vat. I 1; II 63--64). Ее собственные изделия -- подлинные произведения искусства, как, например, плащ, вытканный для героя Ясона (Apoll. Rhod. I 721 -- 768). Афине  приписывается изобретение флейты и обучение игре на ней Аполлона (Plut. De mus. 14). Одного её прикосновения достаточно, чтобы сделать человека прекрасным (Одиссея она возвысила станом, наделяла кудрявыми волосами, облекла силой и привлекательностью; Ноm. Оd. VI 229 -- 237; XXIII 156--159). Она наделила Пенелопу накануне встречи супругов удивительной красотой (XVIII 187 -- 197).
           Афина-- богиня мудрости, Демокрит считал ее "разумностью". Мудрость Афины иная, чем мудрость Гефеста и Прометея, для неё характерна мудрость в государственных делах (Plat. Prot. 321(1). Для поздней античности Афина явилась принципом неделимости космического Ума (Plot. VI 5, 7) и символом всеобъемлющей мировой мудрости (Procl. Hymn. VII), тем самым её качества резко противопоставляются буйству и экстазу Диониса. Как законодательница и покровительница афинской государственности почитались Афина-- Фратрия ("братская"), Булайя ("советная"), Сотейра ("спасительница"), Пронойя ("провидящая").
          Хотя культ Афины был распространён по всей материковой и островной Греции (Аркадия, Арголида, Коринф, Сикион, Фессалия, Беотия, Крит, Родос), особенно почиталась Афина в Аттике, в Афинах (название города Афины греки связывали с именем богини -- покровительницы города). Ей были посвящены земледельческие праздники: прохаристерии (в связи с прорастанием хлеба), плинтерии (начало жатвы), аррефории (дарование росы для посевов), каллинтерии (созревание плодов), скирофории (отвращение засухи). Во время этих празднеств происходило омовение статуи Афины, юноши приносили клятву гражданского служения богине. Всеобщий характер носил праздник великих панафиней -- апофеоз Афина - государственной мудрости. Основателем панафиней считался Эрихтоний, преобразователем -- Тесей. Ежегодные панафиней устраивал Солон, великие установил Писистрат. Перикл ввёл состязания в пении, игре на кифаре и флейте. На панафинеях приносились жертвы Афине и происходила передача пеплоса богини, на. котором изображались её подвиги в гигантомахии.
          В Риме Афина отождествлялась с Минервой. Римским празднествам Минервы посвящены два больших отрывка из "Фаст" Овидия (III 809--850; VI 647 -- 710). На протяжении всей античности Афина остается свидетельством организующей и направляющей силы разума, который упорядочивает космическую и общественную жизнь, прославляя строгие устои государства, основанного на демократическом законодательстве.
          Образ Афины нашёл отражение во многих значительных памятниках греческой пластики. Гигантская хрисоэлефантинная статуя "Афина Парфенос" Фидия, поставленная в Афинах в Парфеноне в 438 до н. э., не сохранилась и известна нам по нескольким уменьшенным копиям (напр., "Афина Варвакион" в Афинах). Сохранился также ряд реплик другой статуи работы Фидня "Афина Лемния"; к третьей "Афина Промахос" восходит, возможно, "Афина Медичи" в Лувре. До нас дошло около десяти реплик статуи Афины из группы "Афина и Марсий" Мирона. Широко известны также "Афина из Веллетри" и "Афина Джустиниани". Сохранились многочисленные статуэтки богини (напр., "Афина, выпускающая из рук сову"). Отдельные сцены мифов об Афине нашли отражение в рельефной пластике храмов; например, многофигурная группа на восточном фронтоне Парфенона изображает рождение Афины из головы Зевса, на западном фронтоне воплощён спор Афины с Посейдоном за обладание землёй Аттики. Афина, часто предстаёт в сценах гигантомахии (фронтон Гекатомпедона на Акрополе в Афинах, ок. 520 до н. э: фриз Пергамского алтаря, ок. 180 до н. э.), в сценах с Гераклом (метопа храма Зевса в Олимпии, середина 5 в. до н. э.: богиня помогает герою поддерживать небесный свод) и др. Дошли отдельные рельефы (напр., "Афины, опирающаяся на копьё" из афинского акрополя, ок. 460 до н. э.). В греческой вазописи были распространены сцены, посвящённые рождению Афины, ее участию в гигантомахии и Троянской войне, спору с Посейдоном. Встречаются изображения Афины на помпейских фресках.
          В эпоху Возрождения Афину изображают в соответствии с античной художественной традицией -- в панцире и шлеме -- в произведениях аллегорического характера. В ряде сцен, в т. ч, в чрезвычайно популярных в 15 -- 17вв. многофигурных композициях "Парнас", Афина предстаёт олицетворением мудрости. Афина символизирует также триумф разума ("Минерва побеждает невежество" Б. Спрангера, "Царство Минервы" А. Эльсхаймера), добродетели и целомудрия ("Паллада и кентавр" С. Боттичелли, "Победа добродетели над грехом" А. Мантеньи), мира ('Минерва и Марс" Я. Тинторетто, П. Веронезе и др.). Выступает Афина и как покровительница ткачества, и как олицетворение месяца марта (традиция, унаследованная от римлян) в изображениях времён года. Непосредственное обращение к мифам об Афине в живописи происходит довольно редко, главным образом в сценах, связанных с такими персонажами, как Арахна, Геракл, Парис. Редки случаи воплощения её образа в европ. пластике ("Минерва" Я. Сансовино). В музыкально-драматическом искусстве мифы об Афине послужили сюжетом для либретто немногих произведений 17 -- 18 вв. (главным образом аллегорического характера), в числе которых оперы "Рождение Афины" А. Драги; "Минерва" Р. Кайзера; "Паллада и Марс. М. Гримани; "Паллада торжествующая" Ф. Б. Конти; кантаты  "Спор Паллады и Венеры" Л. Кальдары и "Паллада" П. Б. Гульельми.
       АФРОДИТА
       Кипророжденную буду я петь Киферею. Дарами
    Нежными смертных она одаряет. Не сходит улыбка
    С милого лика ее. И прелестен цветок на богине.
    Над Саламином прекрасным царящая с Кипром обширным,
    Песню, богиня, прими и зажги ее страстью горячей!
    Гомер
       Когда Крон искалечил своего отца Урана, кровь, упавшая в море, образовала пену. Из нее родилась Афродита, самая привлекательная из богинь. Увидев деву, грациозные оры набросили на ее прекрасное тело нетленное одеяние, украсили благоуханные волосы тонко сработанной золотой диадемой, продели в ушные проколы жемчужные серьги, обвили смуглую шею золотым ожерельем и только после того повели на Олимп, к бессмертным богам.
       Склонились небожители перед мощью и красотой Афродиты, и только трое были безучастны к Пеннорожденной, Фиалковенчанной, Улыбколюбивой богине: Афина, чье сердце было отдано брани и ремеслам, Артемида, любящая охоту на диких зверей и хороводы, а также скромная и трудолюбивая богиня очага Гестия. Среди смертных же не оказалось никого, кто мог устоять перед Афродитой. Как только они увидели ее, что-то шевельнулось в их душах. Бродившие поодиночке, как попало, они соединялись в семьи, ибо пока не было Афродиты, не было любви и привязанности друг к другу...
       Афродита (A f r o d i t h) - богиня любви и красоты. Богиня малоазийского происхождения. Этимология этого негреческого имени богини не ясна. Существуют две версии происхождения Афродиты: согласно одной - поздней, она - дочь Зевса и океаниды Дионы; согласно другой, она родилась из крови оскопленного Кроном Урана, которая попала в море и образовала пену; отсюда ее прозвище "пенорожденная" и Анадиомена - "появившаяся на поверхности моря". Миф отражает древнее хтоническое происхождение богини, которое подтверждается также сообщением Гесиода, что вместе с Афродитой из крови Урана появились на свет эринии и гиганты (следовательно, Афродита старше Зевса и является одной из первичных хтонических сил). Афродита обладала космическими функциями мощной, пронизывающей весь мир любви. Это ее воодушевляющее, вечно юное начало описано у Лукреция в поэме "О природе вещей". Афродита представлялась также как богиня плодородия, вечной весны и жизни. Отсюда эпитеты богини "Афродита в садах", "священносадовая", "Афродита в стеблях", "Афродита на лугах". Она всегда в окружении роз, миртов, анемонов, фиалок, нарциссов, лилий и в сопровождении харит, ор и нимф.
       Афродита прославлялась как дарующая земле изобилие, вершинная "богиня гор", спутница и добрая помощница в плавании "богиня моря", т.е. земля, море и горы объяты силой Афродиты. Она - богиня браков и даже родов, а также "детопитательница". Любовной власти Афродиты подчинены боги и люди. Ей неподвластны только Афина, Артемида и Гестия.
       По своему восточному происхождению Афродита близка и даже отождествляется с финикийской Астартой, вавилоно-ассирийской Иштар, египетской Исидой. Подобно этим восточным богиням плодородия, Афродита появляется в сопровождении свиты диких зверей - львов, волков, медведей, усмиренных вселенным в них богиней любовным желанием. В сохранившемся фрагменте трагедии Эсхила "Данаиды" Афродита тоже выступает как богиня плодородия. Однако в Греции эти малоазийские черты богини, сближающие ее также с богиней-матерью и Кибелой, становятся мягче. Хотя служение Афродите часто носило чувственный характер (Афродита считалась даже богиней гетер, сама именовалась гетерой и блудницей), постепенно архаическая богиня с ее стихийной сексуальностью и плодовитостью превратилась в кокетливую и игривую Афродиту, занявшую свое место среди олимпийских богов. Эта классическая Афродита - дочь Зевса и Дионы, ее рождение из крови Урана почти забыто. В Гомеровском гимне богиня появляется из воздушной морской пены вблизи Кипра (отсюда Афродита - Киприда, "кипророжденная"). Оры в золотых диадемах увенчивают ее золотым венцом, украшают золотым ожерельем и серьгами, а боги при виде "фиалковенчанной" Афродиты дивятся прелести Киферы (культ Афродиты был распространен и на острове Кифера) и возгораются желанием взять ее в жены.
       Мужем Афродиты является Гефест - самый искусный мастер и самый некрасивый среди богов. Хромоногий Гефест трудился у наковален в своей кузнице и не испытывал особого влечения к супруге, находя истинное удовлетворение в работе с молотом у пылающего горна, а Киприда нежилась в опочивальне, расчесывала золотым гребнем кудри и принимала гостей - Геру и Афину. Любви Афродиты добивался Посейдон, что вполне естественно - ведь она родилась в его стихии. Но она полюбила Ареса, которого не любил никто из людей и богов. О любви Ареса и Афродиты повествует ряд источников, и называются дети от этого незаконного брака: Эрот и Антэрот, а также Деймос, Фобос ("страх" и "ужас" - спутники Ареса) и Гармония. Первоначально Эрот - космическое божество, порождение Хаоса, в олимпийской мифологии он стал сыном Афродиты. Парменид пишет о рождении Эрота: "Первым из всех богов Афродита сотворила Эрота", подчеркивая именно самостоятельную созидающую силу богини любви. В поздней литературе Эрот оказывается гораздо более сильным, чем его мать, и, несмотря на своей детский возраст, помыкает Афродитой, став ее постоянным спутником, крылатым мальчиком, вооруженным луком и стрелами, вселяющими любовь. Сыном Афродиты и Гермеса считается Гермафродит (называемый также Афродитом).
       Как и другие олимпийские боги, Афродита покровительствует героям, но это покровительство распространяется только на сферу любви. Она обещает Парису любовь Елены и следит за прочностью их союза, терпя брань из уст Елены. Афродита пытается вмешиваться в военные события под Троей, будучи принципиальной защитницей троянцев, вместе с такими богами малоазийского происхождения, как Аполлон, Арес, Артемида. Она спасает Париса во время его поединка с Менелаем. Она вмешивается в сражение, в котором совершает свои подвиги Диомед, и пытается вынести из битвы троянского героя Энея - своего сына от возлюбленного Анхиса. Однако, Диомед преследует богиню и ранит ее в руку, так что Энея подхватывает Аполлон, закрыв его черным облаком. Арес на своей золотой колеснице доставляет Афродиту на Олимп, где ее заключает в объятия мать Диона. Афродиту поднимают на смех Гера и Афина - ее постоянные противницы, и Зевс, улыбаясь, советует дочери не заниматься войной, а устраивать браки.
       Афродита с наслаждением внушает любовные чувства людям, и сама влюбляется, изменяя хромоногому супругу. Даже Гесиод, давший столь древнюю генеалогию Афродиты, приписывает ей обычные любовные функции - сладкую негу любви, смех, улыбки, обманы, "пьянящую радость объятий". В Гомеровском гимне Афродита изображается влюбленной в троянского героя Анхиса (история любви Афродиты и Анхиса), и эта любовь представлена в духе роскошной и утонченной картины позднего времени, хотя сама Афродита наделена чертами матриархальной владычицы, перед которой ощущается все ничтожество мужского начала, как и в истории любви Афродиты к Адонису, подобной истории Кибелы и Аттиса.
       Однако, в гомеровском эпосе Афродита принимает все более кокетливые черты и отношение к ней ласково-ироническое. В "Одиссее" в таком тоне рассказывается любовная история Афродиты и Ареса. Хотя появление классической Афродиты все еще внушает ужас, она постоянно именуется "золотая", "прекрасновенчанная", "сладкоумильная", "многозлатая", "прекрасноокая". Рудиментом архаического демонизма богини является ее пояс, который она передала Гере, чтобы соблазнить Зевса. В этом поясе заключены любовь, желание, слова обольщения, "в нем заключается все". Это древний фетиш, наделенный магической силой, покоряющей даже великих богов. Афродите посвящен гимн поэтессы Сапфо, в котором богиня именуются "пестротронной" и "плетущей козни"; на золотой колеснице, запряженной воробушками, она мчится из Зевсова дома к черной земле и готова стать для поэтессы союзницей в любовном свидании.
       Афродита помогает всем, чья любовь сильна и постоянна, примером исключительного благоволения Киприды к одному из любящих является история, произошедшая с царем Кипра, юным Пигмалионом. Но помогая любящим, Афродита и преследует тех, кто отвергает любовь (она покарала смертью Ипполита и Нарцисса, внушала противоестественную любовь Пасифае и Мирре, а Гипсипилу и лемносских женщин наделила отвратительным запахом).
       Платону в "Пире" принадлежит противопоставлении Афродиты Урании ("небесной") и Афродиты Пандемос ("всенародной"). Хотя древняя Афродита из крови Урана вряд ли несла в себе одухотворенность, она переосмыслена Платоном как небесная в связи с происхождением от неба - Урана. Афродита Пандемос для Платона пошлая, доступная и понятная всем, не столь древняя и не связанная с небом, а дочь Зевса и малозначительной Дионы.
       Геродот сообщает о почитании Афродиты Урании в Сирии, в Персии, у арабов и даже скифов. Проникновение ее почитания в Грецию, словно пунктиром, обозначено двумя островами - Кипром и Киферой (островом к юго-востоку от Пелопоннеса). На материке первым центром ее почитания становится древняя Эфира, впоследствии получившая название Коринф. Ксенофонт и Павсаний упоминают храм Афродиты Урании в Афинах. Храм Афродиты Урании на острове Кифера считался у эллинов самым древним и самым священным; статуя самой богини была деревянной и изображала богиню вооруженной. Афродита Пандемос тоже имела свой храм на афинском акрополе. Павсаний сообщает, что поклонение ей было введено Тесеем, "когда он свел всех афинян из сельских домов в один город". Здесь вполне ясно, подчеркивается общегосударственный смысл культа Афродиты.
       Многочисленные святилища Афродиты имелись и в других областях Греции (Коринф, Беотия, Мессения, Ахайя, Спарта), на островах - Кипр (в городе Пафос, где находился храм, имевший общегреческое значение, отсюда прозвище Афродиты - Пафосская богиня), Кифера, Крит, Сицилия (от горы Эрикс - прозвище Эрикиния). Особенно почиталась Афродита в Малой Азии (в Эфесе, Абидосе), в Сирии (в Библе, этому посвящен трактат Лукиана "О сирийской богине").
       В Риме Афродита почиталась под именем Венеры и считалась прародительницей римлян через своего сына - троянца Энея, отца Юла - легендарного предка рода Юлиев, к которому принадлежал Юлий Цезарь. Поэтому Венера - "рода Энеева мать" - постоянная покровительница Энея не только под Троей, но главным образом после его прибытия в Италию, особенно прославляется в эпоху принципата Августа.
      
      
        
      
      
      
      
      
       0x01 graphic
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Беккер Владимир Михайлович (barzeev@rambler.ru)
  • Обновлено: 18/02/2020. 138k. Статистика.
  • Рассказ: Россия
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка