Бершадский Владимир Евгеньевич: другие произведения.

Деньги

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Бершадский Владимир Евгеньевич (vladimir.b@012.net.il)
  • Обновлено: 04/01/2019. 129k. Статистика.
  • Статья: Израиль
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Деньги всегда были связаны с евреями, а евреи - с деньгами

  •   Владимир Бершадский
      исследует
      
      ДЕНЬГИ
      Голд - Золото
      Александр Петрович Никонов
      Кризисы в истории цивилизации. Вчера, сегодня и всегда
      Мерка, меркантильный; Merchant - "купец"
      Кошель
      Су (фр. sou)
      Денье
      ДУКАТ
      Цехин
      Фунт
      Песо
      Солид -
      Soldat
      Денарий
      Обол -
      Карат
      Грош-----גרס
      Куна
      Гривна
      Талер
      Талья
      Талант, мина, драхма
      Шелаг - серебряная монета (дирхем)
      Экудо (ит.), Эскудо (порт., исп.)
      Франк
      Фридрихдор - Золотая прусская монета
      Наполеондор - золотая французская монета
      Форинт
      
      Голд - Золото
      
      Александр Петрович Никонов
      Кризисы в истории цивилизации. Вчера, сегодня и всегда
      Деньги - величайшее изобретение человечества. Которое никто специально не изобретал. Просто так получилось, что они появились и начали свое победное шествие по земному шару, неся с собой прогресс и цивилизацию. Деньги связаны с торговлей.
      --------------------------------------------------------------------------
      Мерка, меркантильный; Merchant - "купец"
      
      Фасмер: мерканти́льный "основанный на денежном расчете", "купеческий" (Гоголь). Из франц. mercantile (в XVII в.: mercantil) "относящийся к торговле" от ит. mercantile от mercante "торговец, купец".
      [מור] - המירך / эМирха // эМерка = "обмен, мена твоя"
      
      המיר כה / эмир ко // эМер ка = "обмен, мена + здесь"
      
      המיר כנן תיל / эмир канн таиль // эМер канн тиль = "обмен, мена + כן правильный, искренний + כנן обматывать + תיל проволока" ("канитель" \ כנני תיל // канни тиль = "כנן обматывать + תיל проволока" - тянуть канитель - вытягивать серебряную или золотую проволоку)
       купцы при обмене вместо монет пользовались серебряной проволокой (канителью), от которой отрубали нужные по весу кусочки серебра. потому что только чистое серебро было самым правильным мерилом товара. Бухарская золотая монета - "тилля"
      
      המיר קנה טלה / эмир кана таиль // эМер канъ тель = "המיר обмен, мена + קנה покупать, приобретать + טלה ягнёнок, овечка". Ещё одной "твёрдой" валютой", кроме серебра и корзин [סל /саль] соли, был скот, в частности, овцы (ср. к/ф "Кавказская пленница" - 20 баранов за невесту).
      ===========================================
      
       Не покривлю душой, если скажу, что цивилизация, собственно говоря, началась не тогда, когда возникло производство чего-либо, а когда возникла идея мены.
      ---------------------------------------------
      Это не так. Дикие варварские племена тоже обмениваются друг с другом разными плодами и вещами. С обменом приходил к племенам истинный мир (המיר /эМир - "обмен"), так как мир начинается только с приходом торговли, а не с момента прекращения военных действий.
      Слово "цивилизация" связана со словом "цивил - гражданин". И настоящая цивилизация приходит только с соблюдением всеми письменных установленных законов.
      Варварство - от корня בער / ваэр - "глупый, неграмотный"
      ===================================================
      
       Произведенное одним человеком могло быть им обменено на что-то, произведенное другим. Причем, что любопытно, менять можно не только предмет, произведенный трудом с помощью инструментов, но и нечто не произведенное, а найденное - например, банан. Или вообще не предмет, а услугу. С этой точки зрения обмен первичнее производства. Теоретически можно производить, но не иметь экономики (цивилизации), а можно ничего не производить, но при этом иметь развитую обменную систему.
      Именно поэтому я и сказал, что торговля для становления цивилизации в чем-то даже важнее производства. Именно купцы, руководствуясь любовью к деньгам и предлагая товары на обмен, приносили с собой культуру и цивилизацию в самые отдаленные окраины.
      ----------------------------------------------------------------------------------
      Это ложное мнение!
      Цивилизация распространяется только с просвещением и с установлением письменного судопроизводства, с написания и исполнения законов, при которых житель превращается в гражданина, несущего обязанности, но имеющего и права!
      =================================================
      При этом, как всем известно, прибывая в самые дикие местности, купцы норовили всучить туземцам нечто дешевенькое типа стеклянных бус, а взамен старались получить "реальные ценности" типа золота. (К вопросу о том, насколько "реальными" оказались эти ценности в реальности, мы еще вернемся.) Злосчастные стеклянные бусы даже вошли в поговорку как символ самого бессовестного одурачивая наивных, доверчивых простаков. Но было ли это одурачиванием? Если дикари отдавали золотые изделия за бусы, значит, такова была их (бус) стоимость. Ведь стоимость не есть абсолютная, богом данная величина. Это величина относительная и является предметом договоренности сторон.
      А бусы эти, между прочим, в туземных странах часто становились мерилом стоимости, то есть деньгами. Именно поэтому царек Уганды однажды сделал попытку обрести "бусовую независимость" от белых людей - велел подданным собрать побольше бусинок и засеял ими огромное поле. Увы, тот год выдался неурожайным на бусы...
      Любопытно, что "бусоденьги" были подвержены приступам неожиданной инфляции, связанной... с модой. Как только в моду входили длинненькие красные бусы, владелец крупного капитала из кругленьких зелененьких бус мог считать себя полностью разоренным. Его товар уже больше никому не был нужен. Знатоки поговаривают, что в отдельных местностях нашей планеты деньги из стеклянных бус до сих пор имеют хождение.
      Чего только не придумывало человечество в мучительных поисках Единого Универсального Эквивалента! В отдельных глухих районах Китая вплоть до начала XX века в качестве денег использовались фарфоровые и глиняные плитки. А в средневековом Китае деньгами служил рис. Им выплачивали жалованье и налоги. И в этом был смысл: рису можно отсыпать, сколько надо, он долго хранится и всегда нужен - его можно съесть, то есть утолить с помощью "денег" базовую потребность. Одно неудобство - "рисовые деньги" имеют не очень большую цену. Риса для пропитания нужно много, и выращивают его в огромных количествах. Поэтому, чтобы купить нечто действительно дорогое, например, дом, "рисовые деньги" нужно было бы десятками возов вывозить. Так что рис был скорее мелкой разменной монетой...
      
      Но факт тем не менее остается фактом: еда в качестве денег использовалась довольно давно. В поисках Универсального Эквивалента люди плясали от базовых потребностей, что вполне естественно. Это потом, по мере усложнения потребностей и самой цивилизации, деньги становились все более абстрактными. А вот во времена более простые люди не стеснялись использовать в качестве денег кульки с маниоковой мукой, съедобную сердцевину пальмы саго и даже вяленые на ветру ломти свинины.
      А от денег-пищи один шаг до денег-"полупищи" или "послепищи". Я имею в виду вот что: если рис или мясо суть основная еда, то существует еще такая пища, без которой запросто можно обойтись и не умереть. Эта пища служит не для поддержания биологического существования человека, а для получения им удовольствия. Речь о приправах, если кто не понял. О тех самых приправах, которые делают пищу вкусной и которые так сильно ценились в разные эпохи у разных народов. И я говорю не только о всем известных восточных специях, за которые в Европе убить были готовы. Соль! Обычная соль в виде брусков или кристаллов порой служила Универсальным Эквивалентом. Так было, например, в Африке. В Тибете деньгами одно время являлись орехи, в Америке - какао-бобы, в Китае - бруски прессованного чая, на Каролинах - куркума.
      Следующий шаг - от "послепищи" к "суперпище", то есть к наркотикам. Они - совсем уже не еда, а чистый кайф. И было это не когда-нибудь в стародавние времена, а в XX веке! Альберт Швейцер - совесть европейской цивилизации XX века и ментальное дитя века Х1Х-го (родился в 1875, умер в 1965 году) - философ, врач, мыслитель, профессор, музыковед и филантроп, который на свои средства основал в Габоне бесплатную больницу в крохотном городке Ламбарене, писал, что преимущественными деньгами там были листья табака. Он даже зафиксировал "курс" этих растительных "наркоденег": за два французских франка (Габон был французской колонией) давали семь листьев табака. А за один лист можно было купить два ананаса.
      В Южной Америке вместо денег ходили листья коки, а в Китае - опиум. Да чего далеко ходить! В российской глубинке до сих пор ценится валюта под названием "бутылка".
      И если наркотики уже "перепища", то нужно отметить, что в качестве денег использовалась и "недопища", а именно - скот. Кое-где и по сию пору используется. Бедуины в Сахаре могут, например, попросить заезжего туриста продать ему жену за 10 верблюдов. У кочевых народов само слово, обозначающее "скот", порой было синонимом слова "богатство" или просто имело второе значение - "достаток". А отсюда один шаг до использования скота в качестве валюты.
      А от скота совсем чуть-чуть до производных от него - шкур. Рис полезен, вяленое мясо полезно, скот полезен, соль и приправы полезны - все это можно съесть. Шкуры тоже полезны - из них можно сшить одежду и обувь, покрыть ими вигвам, обшить щит... Соответственно, шкуры и шкурки тоже проходили "кастинг" на роль денег. Кстати, в Хорватии денежная единица до сих пор называется "куной".
      ----------------------------------------------------
      
       От слова קונה / конэ - "покеупатель"
      ================================
       "куница". А кроме куньих шкур "деньговали" лосиные, беличьи, соболиные, бобровые и прочие. Кстати, в царской России северные народы платили дань (на современном языке - налог) именно мехами. {Потому что меха с дальнего Севера были безумно дороги на Юге - в Турции, в Европе, где нет животных с мехом, а есть только овечья шерсть. Но меха были отличием знатности, типа орденов (см. фильм "Великолепный век")}
      Заметьте, деньги-шкурки не только практичны, но и красивы. То есть практицизм плюс красота. А если сделать еще шажок и отделить практицизм от красоты?..
      Каури - первые деньги древнейшего мира
      
      
      http://pop.mylitta.ru/uploads/posts/2014-04/1396949042_seashells-6.jpg
      Всем известны ракушки каури, которые {не} только за их красоту, { но и за то, что сквозь ракушку можно было продеть верёвку}, использовали в качестве денег островитяне Тихого океана. И не только Тихого! Но и Индийского, о чем широкой публике известно меньше. Более того, Марко Поло видел деньги-ракушки в Китае. Ходили они и в Африке. А по некоторым данным, и до сих пор ходят - в наиболее далеких от цивилизации районах. Первые европейцы отмечали хождение денег-ракушек и у индейцев Северной Америки.
      Любопытно, что упомянутые выше дикари Океании при изготовлении денег из ракушек проводят целый религиозный церемониал, освящая свежесделанные "монеты" и наполняя их волшебной силой всеобщей нужности, притягательности. То есть Свойство Всеобщей Меры Ценности считалось людьми сакральной особенностью денег.
      Для полноты картины стоит упомянуть, что на некоторых островах в качестве материала для производства Универсального Эквивалента островитяне использовали черепашьи панцири, а в Меланезии деньги "ручной выделки" представляли собой весьма сложные предметы - бусы из собачьих зубов, обточенных деревяшек, стекляшек и свиных хвостов. Залюбуешься!.. В "Очерках первобытной культуры" под редакцией Е. Смирницкой так описаны эти деньги-ожерелья:
      "Длиной почти в двенадцать метров из длинной снизки бело-черных раковинных кружков с нанизанными через определенные промежутки более крупными "монетами", роль которых выполняли кружки из плодовой скорлупы. В центре находился сплетенный из черных и оранжевых полос ротанга и украшенный по углам раковинными кружками и свиными зубами квадрат, к которому были привязаны снизки белых раковинных кружков, две параллельные снизки горизонтально расположенных раковинных кружков, снизка белых и оранжевых кружков вперемежку с бусинами из кокосовой скорлупы, четыре собачьих зуба, еще одна снизка белых раковинных кружков и восемь белых раковинных ниток. К нижнему концу квадрата были прикреплены три свиных зуба и большая перламутровая раковина. Этот вид денег употребляется главным образом для покупки свиней и женщин. Но за женщину приходится приплачивать еще дополнительно две снизки собачьих зубов".
      Кстати, ограниченная определенными товарами покупательная способность определенных денег - вовсе не исключение из правил. Так, например, североамериканские индейцы тоже использовали деньги-связки из ракушек только при покупке невест и еще в некоторых особо оговоренных случаях. И подобная ограниченная "дееспособность" некоторых видов денег существовала не только в древности. Люди пожившие еще помнят так называемые "чеки", на которые в СССР можно было купить товары только в сети магазинов "Березка". И помнят талоны - "дополнительные деньги", которые надо было прикладывать к основным деньгам для покупки того или иного товара, потому что советские рубли были "недоденьгами", то есть деньгами неполноценными, нуждающимися в дополнительном "оправдании" и подкреплении. Иными словами, советский рубль сакральным статусом денег не вполне обладал. Здесь советские вожди подкачали. Их камлания, в отличие от камланий островных дикарей, оказались слабыми.
      И сейчас ограниченность денег существует, но носит естественный, страновый характер. Доллар, безусловно, деньги. Но для того чтобы купить на доллар что-то в России, нужно сначала сходить в обменный пункт и обменять доллар на рубль. Потому что деньги - всего лишь символы договоренности. А здесь (в России) договорились, что деньги должны выглядеть именно так (чтобы освежить в памяти, как именно, достаньте из кошелька пару купюр и насладитесь их видом).
      -----------------------------------------------------------------------------------------
      Кошель
      כה של / ко шель = " здесь ++ принадлежащее (владельцу кошеля)"
      Кошелёк \ כה שליך / ко шелех = "здесь ++ принадлежащее мне ++ сеть" {ср. кошельковый невод, сеть}
      
      [כשה] -----► כושה על / косэ аъль // коше эль = " жиреет ++ высокий", т.е. богатство от Всевышнего
      ===================================================
      Интересно, что деньги бывали ограниченными не только по товарам, но и по тендерному признаку. Так, например, на Каролинских островах женщины расплачивались друг с другом деньгами из раковин, а мужчины - монетами из камня. А еще деньги бывали сословными. Один из европейских авторов не столь далекого прошлого (XVIII век) писал, что в Камеруне были в ходу жемчужные деньги. Но пользоваться ими могли только вожди и члены их семей. (Удивляться этому не стоит. Вожаки во все эпохи старались присвоить себе лучшее - некоторую пищу, которая считалась особо роскошной, разрешалось есть только императору или падишаху. Порой даже отдельные цвета резервировались за знатью. Так, например, смельчака, который в Лондоне XVI века рискнул бы выйти на улицу в фиолетовом платье, ждала печальная участь, поскольку цвет этот был разрешен к ношению только королевскими особами. Его могли носить только король, королева и театральные артисты, изображавшие на сцене короля.)
      ...Путь к поиску наилучшего вещества для изготовления денег был нелегким. Были в истории человечества деньги из разноцветных птичьих перьев, магнезитовых и доломитовых конусов, мраморных колец и даже из латекса. Последние - в виде гуттаперчевых прыгучих шариков небольшого диаметра - получили распространение в тех краях, где росла гуава, из сока которой получали каучук. Какие только материалы не опробовало человечество, в поисках Универсальной Меры Стоимости!
      Кость была одним из таких материалов. И в первую очередь дикими людьми ценись почему-то зубы, и в особенности клыки. Клыки кабана, зубы акулы, опоссума, собаки, кенгуру, дельфина, летучей мыши... Порой для увеличения "номинала" люди шли на хитрости: папуасы Новой Гвинеи, например, удаляли у молодых кабанчиков клыки верхней челюсти, из-за чего клыки на нижней челюсти, не сдерживаемые более ничем, вырастали, завиваясь кольцом. Такие кольцевые клыки ценились особенно высоко.
      Кроме того, в качестве материала для производства денег использовались кожа, циновки и тканая материя. Кое-где доверие туземцев к своим деньгам из циновки было столь высоким, что в качестве платежного средства эти деньги принимали даже колонизаторы. Так, например, поступали в Анголе португальцы. Они принимали от дикарей в уплату налогов рулоны циновки и расплачивались с аборигенами за местные товары этими же циновками. В той же Африке среди туземцев в качестве денег одно время была в ходу европейская ткань, а в Тибете расплачивались китайским шелком. Причем, что интересно, в зависимости от колебаний моды, деньги-ткани одной расцветки могли внезапно потерять свою ценность. Та же история, что и со стеклянными бусами... В этом неудобство денег-украшений.
      Как вы понимаете, от денег из кожи, тряпки и циновки один шаг к деньгам из бумаги. И этот шаг впервые был сделан в Китае. Китайцы, как видите, не только первыми изобрели компас, порох и бумагу, но и бумажные деньги.
      Беглый взгляд на историю денег показывает, что материалы для их производства были в прямой связи с технологическим уровнем общества. В каменном веке деньги были, как правило, каменными - в неолите, например, деньгами часто служили каменные топоры и наконечники копий. А что? Топор - вещь нужная, практичная, всегда пригодится. Причем деньги-топоры и деньги-копья ходили без древка. Потому что ручка топора делает его обращение в качестве денег неудобным: слишком габаритно. Если же кому-то понадобится использовать топор не как денежку, а по прямой необходимости, сделать ручку не составляет большого труда.
      После изобретения металлов деньги-топоры и деньги-копья стали металлическими. И тянулось это довольно долго - например, как отмечают исследователи, туземцы африканского племени пангве еще в XX веке покупали винтовку за 150 железных наконечников копий, стальная ложка стоила 2 наконечника, а слоновий бивень шел за 200. Вообще появление в Африке белых людей разнообразило местную валюту. Деньгами в Африке стали не только наконечники копий, но и ножи, иголки, гвозди, мотыги и даже патронные гильзы... То есть опять-таки предметы практического применения (гильзы у дикарей выступали как стандартизованные порции металла).
      Причем, что забавно, когда практическая и символическая составляющие денег разделились и деньги превратились в чистый символ Абстрактной Ценности, еще долгое время металлические деньги имели вид предметов утилитарных - небольшого топорика или серпика, например. А китайское слово "цянь", означающее деньги, имеет и другое значение - лопата. Это был отголосок прежней эпохи - эпохи, когда деньги еще имели настоящую ценность, то есть могли приносить практическую пользу - как бытовой предмет. Именно такими были деньги из еды, металла, каучука и даже ракушек, если понятие пользы трактовать расширенно, как практическую возможность украсить себя.
      Путь от прагматики к символизму человечество прошло довольно быстро. Мы уже знаем, как это случилось. Посредником послужила красота. Каменные деньги делались из нефрита, яшмы, агата и прочих полудрагоценных камней. На смену им пришли красивые металлы, названные позже благородными.
      Деньги проэволюционировали от предмета практически полезного до символа и ныне выродились уже в чистую абстракцию, голую виртуальность; потеряв не только практическую и эстетическую ценность, но и вообще материальное наполнение, - они стали электронными. Просто цифрами на счету. Пластиковой карточкой, на которой записана информация об этих цифрах. Причем даже не на самой карточке, а в глобальной информационной системе, в банковских компьютерах.
      Деньги исчезли. Но сила их возросла многократно. При этом на всем протяжении истории люди пытались осмыслить природу денег...
      Каждый знает, что такое деньги. Это вроде бы совершенно простая штука. Но вместе с тем совершенно особенная: природа денег уже тысячи лет занимает человеческие умы. О философии денег задумывался еще Аристотель, которого можно назвать первым из известных нам политэкономов древности. Первым из известных я назвал Аристотеля не зря: уже до него в обществе сложилась какая-то первичная теория денег, на которую Аристотель и опирался. Оно и неудивительно - до Аристотеля были тысячи лет истории - Древний Египет, Месопотамия, Индо-Харрапская цивилизация. И было бы странно, если бы за тысячи лет никто не задумался о такой простой и вместе с тем таинственной штуке, как Единая Мера Стоимости Вещей. Просто мы не знаем этих титанов древности, не знаем, на какие источники опирался политэконом Аристотель. Зато нам известно, что он писал.
      Итожа осмысленное человечеством, великий грек отмечал известные и с высоты сегодняшнего дня тривиальные вещи: что деньги появились в результате развития меновых отношений, что они являются посредниками в оценке потребительской стоимости товара и что самостоятельной ценности могут вовсе не иметь, поскольку они, по сути, - итог "всеобщего соглашения" и представляют собой не более чем "условность". О чем соглашение?
      Соглашение об условной ценности! Люди как бы договариваются, что вот эти кругляши имеют самостоятельную ценность и как бы всем и всегда нужны. Нужны были вчера, нужны сейчас и будут нужны завтра.
      Может показаться странным утверждение, что деньги раньше имели лишь условную ценность, ведь они прежде были золотыми! Разве золото - не безусловная ценность?
      Не безусловная! Кто сказал, что золото - всем необходимая вещь? Зачем лично вам золото как таковое? Золото нужно электронной промышленности для производства контактов. Золото нужно ювелирам для производства украшений. А всем остальным золото нужно лишь для обмена на прочие блага. Золото нельзя съесть, золото не покажет вам фильм, золото нельзя почитать и на нем нельзя поехать. Как практический металл для производства повседневных изделий золото не слишком хорошо: оно мягкое и тяжелое. В общем, золото, равно как и бумажные деньги, необходимо лишь постольку, поскольку люди знают: это всегда пользуется спросом. Иными словами, люди верят, что другие люди верят в ценность золота. Вера эта так сильна, что люди надеются: даже в голодные годы, когда реально нечего жрать, золото не потеряет своей псевдонужности и условленной, договорной ценности и его можно будет обменять на буханку хлеба.
      И ведь действительно меняют! Вера в как бы самостоятельную ценность золота настолько велика, что не исчезает даже в самую лихую годину. Она проверена временем! Множество веществ и предметов обкатывало человечество в качестве Универсального Эквивалента Стоимости: ракушки, камни, меха, серебро, железо, медь... но впереди - с большим отрывом - лидировало все-таки золото.
      Почему?
      Ну, это просто. Универсальный Измеритель Ценностей должен удовлетворять нескольким техническим условиям, которым золото вполне удовлетворяло.
      Редкость. Которая сама по себе уже отчасти есть почти синоним ценности.
      Делимость. И обрабатываемость. Чтобы можно было наделать разные номиналы ценности.
      Однородность. Если кусок однородного материала разрезать ровно пополам, обе равные по массе половинки будут стоить одинаково именно потому, что в материале нет неоднородностей.
      Компактность. Небольшие по массе и объему кусочки Универсального Эквивалента должны вмещать в себя уйму Условной Ценности.
      Прочность. И хранимость. Это не совпадающие, но рядом стоящие характеристики. Универсальный Эквивалент не должен быть скоропортящимся. Его не должна бить моль или точить ржа, а если он случайно упадет или на него кто-нибудь наступит, он не должен приходить в негодность, как какая-нибудь ракушка. Иначе какой смысл отдавать что-то за деньги, которые через месяц могут испортиться или поломаться от неосторожного обращения?.. И это свойство хранимоести уже само по себе породило следующее следствие - накапливаемость. Раз можно долго хранить, значит, можно без опаски насобирать много, концентрируя капитал в одних руках.
      Короче говоря, именно металл с периодическим номером 79 выбился на нашей планете в лидеры менового посредника и стал для человечества общепризнанным мерилом Потребительской Ценности Вещей. Именно потребительская ценность, то есть полезные свойства вещей нам и нужны. Аристотель это понимал. Поэтому и писал, как Карл Маркс прошлой эры, о роли человеческих потребностей в становлении денежного обращения: "Все должно измеряться чем-то одним. Такой мерой является потребность, ибо не будь у людей потребностей, не было бы и обмена... и в качестве замены потребности появились монеты".
      Не забыл Аристотель пройтись и по моральным особенностям денежной системы. Он, например, решительно осуждал ростовщичество, то есть продажу денег. Потому что не понимал одной простой вещи, которая была понята и осмыслена человечеством позже: коль скоро деньги приняли на себя знак ценности вещи, которая участвует в обмене, то бишь является товаром, значит, и сами деньги стали товаром. Это понятно: бронзовый нож стоит, условно говоря, один динар. И один динар тоже стоит один динар! Я могу продать нож за динар или купить его за динар. В любом случае я имею один динар - в ноже или в золоте. Я могу иметь капитал в коровах, или в глиняных горшках, или в деньгах - в любом товаре, это все оборачивается, как в мире элементарных частиц, где одни частицы превращаются в другие.
      И если уж возникла аналогия с физикой элементарных частиц, проведу ее дальше. В физике существуют разные взаимодействия между частицами - сильные, слабые, гравитационные, электромагнитные. А как же они передаются? А с помощью особых передатчиков взаимодействия - электромагнитных фотонов, глюонов, бозонов. Которые тоже являются частицами! Они излучаются и поглощаются, передавая взаимодействие. Так вот, деньги являются для товаров такими передатчиками взаимодействия. И одновременно товаром. Частицы - передатчики взаимодействия обладают всеми свойствами обычных частиц. А деньги обладают всеми свойствами обычных товаров.
      Вывод? Деньги, как и все прочие товары, можно продавать и покупать. И к морали это не имеет никакого отношения - так же, как не имеет к ней отношения наличие массы у векторного бозона. Точка.
      Однако не всем в древние времена это было ясно так, как нам теперь. Аристотель, осуждавший ростовщичество, оказал сильное влияние на средневековых мыслителей, которые очень уважали авторитет великого грека. И Франциск Ассизский, и Фома Аквинский, и прочие теологи равно осуждали ростовщичество на том же основании, что и Аристотель: раз деньги - не товар, а всего лишь общественная условность, предмет договоренности, не имеющий самостоятельной ценности, человек, который одалживает деньги, ничего при этом не теряет. А значит, не может претендовать на процент от вложенного капитала. Простая мысль о том, что человек этот теряет время, в течение которого сам не может пользоваться своими деньгами, а кроме того, рискует их потерять, в голову средневековым последователям Аристотеля просто не приходила.
      Однако жизнь и развитие экономики требовали продажи денег, и потому ростовщичество, конечно же, существовало. Все, что реально требуется людям, продолжает существовать, как бы оно ни третировалось и ни осуждалось из абстрактных соображений. Скажем, в средневековой Англии считалось приличным осуждать игру на деньги, проституцию, театры и прочие мелкие радости бытия. Однако, поскольку потребность во всем этом была, пар нашел выход из котла - в Лондоне, то есть на северном берегу Темзы, ничего из перечисленного не было, а вот в пригороде, на южном берегу, все это было в достатке. Поэтому те, кто хотел телесных или духовных радостей, на время оставляли высокоморальные беседы и устремлялись на правый берег Темзы.
      То же самое верно и по отношению к ростовщичеству. Людям нужны были деньги, и они их покупали, как проституток, несмотря на формальное осуждение греховности этого, в общем-то, совершенно нейтрального занятия. Однако отношение к ростовщичеству везде в Европе было разным! Скажем, на Руси православная церковь не запрещала ссудный процент аж до середины XVI века. Более того, церкви и монастыри сами давали капитал в рост, выполняя роль банков. В деловой жизни средневековой Руси "банковский" процент колебался в районе 7-10 % годовых. Если деньги одалживались в товарной форме, например, в виде зерна, процент брался тоже зерном. Было даже специальное слово - "присып". Должник должен был отдать на одну взятую меру зерна такую же меру, но с "присыпом", то есть с максимально возможной горкой, которая могла удерживаться, не рассыпаясь под собственным весом. Это примерно и соответствовало семи процентам.
      Любопытно, что было два момента, когда ставки на Руси начали расти. Первый раз это случилось в XII веке. Дело в том, что хозяйство и торговля, подстегиваемые кредитами, росли, а количество драгметаллов за ними не поспевало. Просто элементарно стало не хватать денег! А если какой-то товар в дефиците, цена на него начинает расти. Вот цена на деньги и начала расти. Легальность ростовщичества в России и нехватка драгметаллов для обеспечения растущего товарного обмена привлекли в Россию зарубежных инвесторов - на Русь потянулись иностранные ростовщики со своим предложением. То ли их наплыв, то ли ограничительные меры властей несколько сдержали рост процента. "Русская Правда" Владимира Мономаха законодательно ограничила максимальную процентную ставку двадцатью процентами годовых.
      Второй всплеск случился как раз в том самом XVI веке
      Второй всплеск случился как раз в том самом XVI веке, о котором говорил Хазин. И по той же причине: экономика росла, а количество золота за ней не успевало. (Забегая вперед, скажу, что из этого факта пытливый читатель может сделать вывод о том, что привязка бумажных денег к золоту, предлагаемая ныне некоторыми посконными экономистами, ничего не даст - количество денег должно расти вместе с экономикой, иначе будет кошмар дефляции. А где взять лишнее золото? Золотодобыча за ростом экономики не поспевает. Вывод: "золотые" деньги будут тормозить рост экономики.)
      Законы Мономаха к тому времени подзабылись, и царь Федор Иоаннович своим указом еще раз ограничил максимальный ссудный процент теми же двадцатью процентами годовых, а срок кредита - пятью годами. И русская церковь, будучи инструментом в руках светской власти, поддержала царя идеологически - Стоглавый Собор решительно осудил взимание чересчур высоких процентов.
      А что же происходило в это время в Европе? В Европе XVI век был неспокойным. Я вам больше скажу: XVI век стал для человечества переломным. До той поры цены могли держаться в неизменности столетиями, развитие шло медленно. А XVI век стал веком революций - за период с 1530 по 1650 годы цены во всех европейских странах выросли без малого в три раза. По нашим временам это смешно - за 120 лет всего втрое! А для тогдашнего неспешного мира это было потрясением. По Европе прокатилась целая волна мятежей. Естественно, не обошлось без теории заговора: глупые люди Средневековья сделали то же самое, что делают глупые люди сейчас, - начали во всем обвинять спекулянтов. То есть торговцев. Европейское простонародное мнение склонялось к тому, что виновником роста цен стал "заговор торговцев". На вопрос о том, как могли торговцы всей лоскутной Европы договориться между собой (в отсутствие мобильных телефонов, телеграфа и Интернета), никто отвечать даже и не думал, потому что никто этого вопроса не задавал: абсолютное большинство европейцев всю свою жизнь проводили там, где родились, и далеко не ездили. Поэтому не знали, что творится в соседних странах. Но отчетливо видели на своем кармане - цены растут. А цены запрашивает кто? Продавец. Значит, просто продавцы нашего городка сговорились... А может, и во всей стране тоже! Поговаривают, что цены-то по всему королевству выросли!..
      Что же произошло в XVI веке с Европой?.. Это чертовски интересная экономическая история, которая заслуживает подробного рассказа.
      Все началось с Колумба. Точнее, с таинственных древних карт, которые попали к нему в руки и убедили в том, что за Атлантическим океаном находятся не "тьма и пар", как полагали средневековые схоласты, а богатые золотом земли, заселенные наивными дикарями, у которых это самое золото можно выменять на стеклянные бусы (напомню: подробнее - см. "Предсказание прошлого").
      Тряся перед носом спонсоров документами, Колумб выбил финансирование проекта. Выбил не сразу. Генузцы ему отказали. Португальцы отказали. А испанский королевский двор согласился. На испанскую корону и обрушилась первая лавина американского золота. Испания приняла первый удар. И рухнула...
      Что же представляла собой тогдашняя Испания? Великолепный цивилизационный центр! После того как мусульмане были вытеснены с Пиренейского полуострова, а вся Испания после серии войн объединена в одну страну, начался необыкновенный ее расцвет. Под властью испанского короля Карла I были также Нидерланды, Сардиния, Сицилия, половина Италии южнее Рима и даже земли в Восточной Европе. Влияние испанской короны росло, развивались экономика и торговля. Испанские товары можно было встретить везде в Европе, и в первую очередь - испанские ткани. Армия Испании считалась одной из сильнейших, флот был бесподобным, а символическим венцом всего этого могущества стало избрание Карла императором Священной Римской империи. (У человечества была еще жива память о самой величайшей империи мира - Римской, отсюда и перманентные попытки ее воссоздать.)
      Испанские ткани я упомянул не зря. Испании оставался буквально один шаг до вступления в промышленную эру, которая, как известно, началась с массового, промышленного применения ткацких станков. Овцеводство было в Испании чрезвычайно развито. И, возможно, именно Испания, а не Англия стала бы первой промышленной державой мира и была бы потрясена серией буржуазных революций с последующим известным итогом - развитием капитализма. В Испании к тому времени была уже уйма лишнего народу, каковой можно было бы использовать в качестве рабочей силы на фабриках. Но - увы... Колумб уже открыл в Америку! И лишний народ поплыл в Новый Свет, а не на фабрики, а ему навстречу в Испанию потекло золото.
      До этого в Испании цены снижались. Потому что люди стали вырабатывать, а купцы привозить из-за рубежа такое большое количество самых разных товаров, что серебряные шахты, которые добывали деньги, не успевали обеспечивать Универсальным Эквивалентом Стоимости бурный рост экономики.
      И тут сбылась мечта людская - деньги посыпались буквально с неба, их стало можно получать непосредственно, практически не затрачивая труда. Халява! Денег (золота) стало чертовски много!..
      Но деньги невозможно есть. Деньги нельзя надеть на себя. Деньгами нельзя стрелять. Испания словно попала в древнегреческую легенду о царе Мидасе, которому боги даровали способность превращать в золото все, к чему он прикасался. Поначалу Мидас обрадовался этой способности. Но потом понял, что крупно попал, - жратва, к которой он прикасался, становилась золотом. И одежда тоже. И вообще все оказалось как-то сложнее, чем ожидалось...
      На протяжении десятков лет в Испанию потоком лилось золото. Таблицы импорта драгметаллов в Испанию поражают. Количество драгметаллов, привезенных из Америки, сначала исчислялось (в тысячах испанских песо) четырехзначными цифрами, потом достигло пятизначных и продолжало расти. За пять лет - с 1506 до 1512 года - в Испанию было ввезено золота на общую сумму 816 тысяч песо. За следующие пять - еще 1195 тысяч песо.
      А начиная с 1525 года поток увеличивался практически каждую пятилетку: 1038 тысяч песо, 1650... 3937... 4954... 5508... 9865... 7998... 11 207... 14 141... 11 906... 17 251... 29 374...
      Что же происходило с ценами и с экономикой? Катастрофа. Инфляция. Золотые деньги обесценивались на глазах. Цены в золоте на простые товары росли как на дрожжах...
      Здесь я прерву ненадолго испанскую серенаду, чтобы ответственно заявить: подобные вещи в истории случались не раз. Скажем, в XVI веке в боливийских Андах рядом с серебряным рудником возник горняцкий поселок. Поскольку месторождение было богатое, поселок быстро разросся до крупного города с населением в 100 тысяч человек. Для того времени и той высоты (4000 метров над уровнем моря) - это немало. Так как серебра в городе было пруд пруди, цены подскочили настолько, что, по выражению исследователей феномена, "стали абсурдными даже для богачей: курица стоила до восьми реалов, а яйцо - два реала... что можно сказать кроме того, что деньги там ничего не стоили?". Аналогичная история произошла в конце XIX века на Аляске, когда на реке Клондайк нашли золото...
      Итак, золото в Испании обесценивалось на глазах. Цены в золоте на простые товары стремительно росли. Производить товары внутри страны стало просто невыгодно - дешевле купить за рубежом. Испанские производители всухую проигрывали зарубежным, стремительно теряя всякую конкурентоспособность.
      Инфляция для той эпохи была плоха еще и вот чем. У социальной системы не было к ней иммунитета - столетиями цены не менялись, люди жили в спокойном, стабильном, застойном мире. И потому налоги были выражены в абсолютных величинах. После начала роста цен люди по-прежнему платили налоги по номиналу. Но этот номинал уже не соответствовал старой покупательной способности - на каждый уплаченный дукат теперь было можно купить меньшее количество товаров. Не изменившись в цифрах, королевская казна похудела в пересчете на товары. Однако какое-то время это похудение с лихвой компенсировалось потоком золота из-за океана.
      Халявные деньги кружат голову - и испанская корона на фоне ухудшающейся ситуации с внутренним производством и собираемым бюджетом начинает серию войн. Теперь они могли себе позволить такую роскошь! Инфляцию (лишние деньги) нужно было куда-то сбрасывать, и она утекала в прорву бессмысленных войн, которые длились десятилетиями. Испания перессорилась со всеми соседями, пытаясь донести до них свет католической истины.
      Испании уже не нужно было обращать внимание на инновации и развитие собственной промышленности, не нужно было совершенствовать социальную организацию, в частности, проводить налоговую реформу. А вот ее противникам это было жизненно необходимо. В результате Испания начала потихоньку отставать.
      Нельзя сказать, что рост цен остался для короны незамеченным. Не все испанцы были причастны к нефтяной трубе... ой, простите... к подвозу золота из Нового Света, некоторые продолжали по-прежнему трудиться на земле, и по ним повышение цен било особенно сильно. Они стали роптать. Власть ропот услышала. И решила действовать так, как в подобных случаях обычно действуют власти, не владеющие азами экономической теории, как действовал когда-то император Диоклетиан (подробнее - в "Судьбе цивилизатора"), то есть по-социалистически. Они стали регулировать экономику. Начали с цен.
      Были заморожены цены на стратегическое сырье - зерно. Результатом стал дефицит. Это просто классика жанра! Простаки думают, что цены задирают жадные торговцы. А торговцы здесь ни при чем, цена - показатель не субъективный, а объективный и регулируется естественно, "природно" - рынком. Цена - всего лишь кривая рожа, которую показывает зеркало. И если, осерчав на рожу, зеркало разбить, рожа прямее не станет. Ликвидировали рынок - получили отсутствие товара. Оставалось только вводить продотряды. К счастью, до этого испанская корона не додумалась.
      Получая постоянную и халявную денежную подпитку из-за океана, Испания "подсела" на нее, как на наркотик. Реки золота казались нескончаемыми, и на них стали закладываться, то есть рассчитывать, верстая бюджет. Причем закладываться "с опережением графика" - это давно известный социопсихологам момент: потребности и ожидания всегда растут быстрее нарастающих возможностей. Да и как было не заложиться с опережением, если известно, что с каждым годом количество прибывающего золота только растет?
      Но экономисты знают: деревья не могут расти до неба. За ростом всегда следует падение. Так оно и случилось: с середины XVI века поток американского золота стал иссякать - все, что было за столетия добыто великими индейскими цивилизациями, за десятилетия вывезли. График вывоза напоминал колокол - рост, достижение максимума и медленный спад. Спад начался с конца XVI века. Страна подошла к этому рубежу с огромными военными затратами и подорванным внутренним хозяйством. Начинала Испания свое победное шествие по планете как высокоразвитая страна, со своей промышленностью, отличными заделами и сельским хозяйством. А закончила - как типичный сырьевой придаток с угнетенной и отсталой собственной экономикой. Разница только в том, что Испания не продавала никакое сырье на сторону, а сразу ввозила в страну живые деньги.
      Как только доходы стали расходиться с расходами, выяснилось, что внутренних резервов для пополнения бюджета нет: хозяйство угнетено и налогов с него особых не соберешь, налоговая система устарела и не способствует развитию производства. Бюджеты стали верстаться с дефицитом, государственный долг нарастал. Поскольку о неиссякаемом потоке золота было известно всем, Испании легко давали в долг, а Испания, соответственно, легко занимала и тратила. Кто давал? Генуэзские купцы, например. Причем давали под высокий процент - потоки золота это позволяли. А высокий процент, как известно, угнетает реальный сектор экономики, поскольку производство не обеспечивает таких прибылей, которыми можно расплатиться по высокой ставке; подобные прибыли дают только спекуляция и грабежи, чем, собственно, и занималась Испания в колониях. Ну а раз нет кредита под нормальный процент, нети производства.
      Примечательно, что испанские бюджеты стали дефицитными еще до того, как золотая река начала мелеть: в 70-х годах XVI века расходы короны в полтора раза превышали доходы. И значительная часть этих расходов шла на покрытие старых долгов. Как отмечают специалисты, "только в 1575 году на оплату старых долгов было потрачено 36 миллионов дукатов, что составляло эквивалент шестилетних доходов". К 1667 году долг достиг невероятной для той эпохи величины -180 миллионов дукатов.
      Дни империи были сочтены. Банкроты не выживают... Это мы знаем по примеру с Советским Союзом.
      Агония длилась по-средневековому неспешно и сопровождалась политическими и экономическими потрясениями. Король Карл I подал в отставку (отрекся от престола), далее последовала целая серия дефолтов (1557, 1560, 1575, 1596, 1607, 1627, 1647, 1653, 1680 годы), и испанский мир перестал существовать - так же, как когда-то перестал существовать мир романский. За экономическими катастрофами неизбежно следуют военные, и разгром Непобедимой Армады в 1588 году это только подтвердил. Вместе с экономическим закатом произошел закат цивилизационный и военно-политический: Испания из первейшего государства стала отсталой европейской страной, каковой отчасти продолжает оставаться и поныне.
      Глава 3
      Теория и практика денег
      Упомянутый выше Аристотель был не первым и не последним мыслителем, который задумался о роли денег в формировании мира людей. В том самом переломном XVI веке жили довольно неглупые люди, которые сообразили, в чем причина охватившей Европу великой инфляции. (Первый удар приняла на себя Испания, но и остальным не могло не достаться. Во-первых, потому что в Америку устремились все; во-вторых, потому что из Испании золото начало расползаться по Европе, поскольку глобализация не является порождением XX и XXI веков, она началась гораздо раньше, о чем мы еще поговорим.) Так вот, эти умные граждане догадались, почему начали расти цены. В XVI веке писались целые трактаты о взаимосвязи между инфляцией и количеством золота, затопившего Европу. Среди авторов этих трактатов был и Николай Коперник, между прочим...
      Перед потрясенными европейцами, которые считали золото великой самоценностью, то есть таким чудесным веществом, которое несет в себе некую абсолютную "природную ценность", вдруг открылась бездна экономической относительности. Оказалось, ценность золота - придуманная! Надо сказать, перед физиками принцип относительности открылся позднее: французский философ и экономист Жан Боден опубликовал свой труд об относительной ценности золота в 1568 году, а Галилео Галилей сформулировал принцип относительности в механике чуть позже. Как видите, именно в XVI веке человечество начало отходить от детского максимализма мировосприятия, расставаясь с иллюзиями об Абсолюте, и приходить к более сложной мировоззренческой картине.
      Через двадцать лет после Бодена итальянец Даванзатти подвел итог: "Деньги есть золото, серебро или медь, отчеканенные в монеты по желанию публичных властей и являющиеся по согласию наций ценой и мерой вещей". Мало денег - плохо: угнетается торговля, а стало быть, и развитие общества. Это похоже на недостаток крови в организме. Много денег - тоже плохо: они обесцениваются... Чуть позже была открыта роль скорости обращения денег. Если торговля оживленная, деньги ходят быстро, и для обеспечения всего товарооборота их требуется меньше.
      Ну, а раз золото - ценность условная, значит, его можно заменить чем-нибудь другим. Ясно, что это "другое" не должно быть легко воспроизводимым и подделываемым. Открытие Нового Света и опыт XVI века показали, что золото можно легко "воспроизводить", привозя на кораблях оттуда, где его много. Поэтому английский теоретик Джон Ло, живший на рубеже XVII-XVIII веков, придумал использовать в качестве твердой и неизменной основы землю. Ее не подделаешь, и ее больше не производят - сколько есть земли, столько и есть. Она обладает собственной ценностью, поскольку всегда нужна: на ней выращивают еду и строят дома. Понятно, что земля бывает разная - плодородная и не очень, а кроме того, ее невозможно с собой носить и, соответственно, ей расплачиваться. Значит, носить нужно документы на землю. Причем документы эти можно стандартизировать.
      Джон Ло предложил организовать специальное учреждение, которое будет эмитировать особые бумаги, принимая в залог землю. У тебя плохой и маленький участок? Получи мало бумаг. Большой и хороший? На тебе много! У тебя вообще нет земли? Наймись на работу, заработай бумаг. Собственно, Джон Ло предложил выпускать бумажные деньги, просто обеспеченные не золотом, а землей, вот и все. Идея бумажных денег новой не была. В Китае за несколько столетий до Джона Ло уже применялись бумажные деньги, которые эволюционно произошли от кожаных. Эти деньги видел в своем знаменитом путешествии в Китай Марко Поло и описывал их так: "Каждая бумажка снабжается не только именами, но и казенной печатью специально для этого существующего корпуса чиновников. После того как на бумажке будут поставлены подписи в соответствии с официальным служебным порядком, уполномоченный на то его величеством высший монетных дел мастер окунает свою печать в красную краску и прикладывает ее к бумажным деньгам. Таким образом, они превращаются в настоящие деньги, и фальшивомонетчик, который пытался бы их скопировать, карается как тяжкий преступник".
      Но Джона Ло на его идею натолкнула не книга Марко Поло, а кредитные билеты банков, которые к тому времени уже получили хождение в Голландии. Впрочем, есть и еще одна версия того, как в голову Ло пришла "бумажная" идея. Джон Ло был человеком небедным и склонным к азартным играм. На игру ему приходилось таскать с собой довольно много золота, которое невозможно было разместить в виде ставки на игровом столе. Поэтому вместо золота Ло использовал бумажные марки с записями номиналов - их разместить на столе, как вы понимаете, не составляло труда. В конце игры бумажки обменивались на реальное золото... Думаю, эта история - всего лишь легенда. А идея Ло лежит корнями все-таки в Голландии. Дело в том, что Джон Ло был не только талантливым, но и весьма интересующимся человеком, хотя некоторые авторы пытаются представить его как обычного афериста. Проанализировав работу Амстердамского банка и осмыслив ее, Ло написал книгу "Деньги и торговля, рассмотренные в связи с предложением об обеспечении нации деньгами". Уже не аферист, как видите.
      В этой книге Джон пришел к тому же выводу, что и некоторые другие исследователи: причиной экономических проблем может быть не только избыток денег, но и их недостаток. К тому времени Европа худо-бедно переварила американское золото и, как считают многие экономисты, начала испытывать проблемы уже от нехватки денег: численность населения выросла, то есть производящей силы стало много - люди всегда размножаются быстрее, чем подвозят золото, тем паче, что к тому времени золотая река из Америки практически высохла.
      Не хватает денег для стимуляции торговли? Ну так давайте наполним финансовые артерии более простыми в выпуске деньгами - бумажными!.. Кому только Ло не предлагал эту идею - и англичанам, и генуэзцам, и Савойскому герцогству, но ухватились за нее только во Франции.
      Франция в то время переживала не лучшие в финансовом смысле времена. Ее сильно ослабила затяжная война с европейской коалицией за испанское наследство - европейские вороны делили тушу когда-то сильной, а теперь ослабленной и потому распадающейся Испанской империи. Молодые хищники делили Нидерланды, Миланское герцогство, Неаполитанское королевство, Сардинию, Сицилию, засматривались на американские колонии... К изнурительной войне добавился фактор нехватки наличности, который также ослаблял экономическую деятельность, склоняя ее в сторону натурального хозяйства. Франция была готова хвататься за любую соломинку. И схватилась. И не прогадала...
      Надо сказать, во Францию Ло попал в некоторой степени случайно. Будучи человеком разносторонним, он ввязался в какую-то дуэль из-за бабы, убил соперника, был арестован и приговорен к смертной казни, но бежал и вскоре всплыл в Европе. Там, собственно, и началось его увлечение финансами. Попутешествовав по Старому Свету, познакомившись с голландской и генуэзской экономическими школами, Джон Ло в 1708 году наконец оказался в Париже, где быстро офранцузился, и даже имя англичанина было переиначено на французский манер - его стали называть Жан Ла.
      Идеи Жана понравились Филиппу Орлеанскому. Выслушав талантливого англичанина, он воскликнул: "Если вас послал Бог, то оставайтесь, если же дьявол - тоже не уходите!" Правда, немедленному воплощению новых идей мешал престарелый король Людовик XIV, который настолько невзлюбил Джона-Жана за увлечение карточными играми, что велел выслать его из Франции. Что и было сделано. К счастью, король в 1715 году умер, а Филипп Орлеанский стал регентом при новом малолетнем короле Франции. И для Джона Ло наступил звездный час. Всего через два месяца после смерти Людовика он уже снова был в Париже. Для Франции началась новая эра - эра Джона Ло.
      Наш герой получил в Париже патент на открытие банка и право выпускать банковские билеты номиналом в 1000 и 10 ООО экю. Разумеется, эти билеты банк должен был по первому требованию держателей обменивать на золото. Как видите, старая идея Ло с обеспечением денег землей не выгорела, но бумажные деньги он все-таки начал производить. Это было главное.
      Известно, что при использовании золото истирается примерно на 0,5-1 % в год. Мягкое оно!.. Так лучше положить золото в банк и использовать вместо монеты ее "светлый образ" - бумажный дубликат, не правда ли? Это безопасно, поскольку банк обязуется в любой момент обменять вашу банкноту на вашу золотую монету. Если это понадобится. Только зачем это может понадобиться, коли везде принимают банковские билеты? Пускай золото лежит спокойно в банке, целее будет.
      Ну а раз у публики нет нужды забирать свое золото из банка, Ло мог напечатать бумажных денег больше, чем было у него золота. Конечно, если бы все вкладчики сразу бросились менять свою бумагу на золото, банк Ло обанкротился бы, но с какой стати все вдруг бросятся менять? Сговорятся они, что ли? Это абсолютно нереально - людей тысячи, они все разные, из разных сословий, живут в разных городах... Не могут они сговориться!
      Джон Ло приводил следующий расчет: допустим, в золотой монете у банка 15 000 ливров, а банк напечатал банкнот, как бы обеспеченных золотом, на 75 000 ливров. Если никто об этом не знает, люди не кинутся менять свою бумагу на золото. Потому что они доверяют банку и новой монете. А банк "лишние" 60 000 ливров может раздать предпринимателям в виде кредитов. Те побегут расширять свой бизнес и обеспечат эти самые вроде бы пустые деньги своей продукцией и услугами. Богатство страны вырастет. Но вырастет оно не в золоте, которое есть всего лишь условная ценность (как и бумажные деньги) и само по себе никому не нужно, а в реальной потребительской стоимости - в товарах, которые действительно нужны людям. Гениально!
      Кстати, через сто лет эту политэкономию самым замечательным образом и буквально в паре строк изложил Пушкин. Помните, Евгений Онегин "читал Адама Смита, И был глубокий эконом, То есть умел судить о том, Как государство богатеет, И чем живет, и почему Не нужно золота ему, Когда простой продукт имеет".
      В общем, стоит только сломить недоверие граждан к бумаге, или, точнее, запустить их доверие к новой форме Универсального Эквивалента, как экономическая система даст положительный отклик... Поэтому Ло без опаски давал кредитов бумажными деньгами больше, чем у него было реального золота. А раз так, он мог демпинговать на кредитном рынке, понижая процент. Банк Джона Ло давал деньги под меньший процент, чем просили остальные ростовщики. И тем пришлось тоже снижать процент по кредиту: конкуренция!
      Дешевые кредиты привели к невероятному экономическому буму. Это был самый настоящий экономический взрыв! Тем более что Джону Ло помогла корона. Его банк был объявлен государственным, и само государство обязалось принимать от населения налоги, пошлины и штрафы бумажными банкнотами. Минфин Франции разослал циркуляр, который обязывал чиновников из провинции отправлять в столицу деньги только в виде банкнот, что усилило интерес к новым деньгам и конкуренцию за них. Кроме того, пело ревозить бумагу оказалось дешевле и безопаснее, чем металл, что также положительным образом сказалось на экономике.
      Население с удовольствием пользовалось бумажными деньгами. Носить с собой легкие бумаги оказалось гораздо удобнее, чем тяжелое золото, и люди охотно несли в банк монеты, меняя их на бумагу. Кому-то легкость денег может показаться несущественным преимуществом, но это только потому, что вы никогда не носили с собой золотых денег. Вот вам один только пример: для того, чтобы купить поместье или крупный пакет акций, нужно было отсчитать около 100 килограммов золота или полторы тонны серебра! Неудивительно, что французы предпочли бумагу, которая позволяла резко ускорить расчеты, поскольку положить в карман кошелек проще, чем нанимать охрану для перевозки каравана с серебром. Да и прятать дома крупные купюры легче, чем сундуки с золотом.
      Вскоре при продаже недвижимости ее владельцы и слышать ничего не хотели про золото и требовали в уплату банковские билеты. Если билетов не было, на золото соглашались неохотно и брали на 10-15 % большую цену, то есть бумага в то время стоила дороже золота! Золото стремительно выходило из моды и на глазах теряло свою ценность и привлекательность. Оно дешевело и все меньше и меньше оставалось Универсальным Эквивалентом Стоимости, ценность коего в самой его природе.
      Как я уже говорил, насыщение "кровеносной системы" экономики кровью денег привело к ее невероятному взлету. Полунищая страна стремительно превращалась в процветающую державу. Производство росло, как на дрожжах, отчего не только золото, но и многие другие товары стали дешеветь. Во Франции появилось то, что много позже было названо "средним классом", - те, кто раньше и мечтать не мог о красивой мебели, посуде, карете или лишней паре лошадей, теперь могли себе это позволить. Франция стремительно богатела, цивилизовывалась и превращалась в нацию потребителей.
      Экономическое чудо, произошедшее во Франции, Джон Ло объяснял следующим образом... Конечно, деньги - это условность. Но условность предметная, а не абстрактная. Иными словами, люди договариваются о том, что данный предмет (например, золото, ракушки или банкноты) они будут считать всеобщим эквивалентом стоимости. Но эта договоренность действует только до тех пор, пока сам предмет имеет в глазах людей ценность. То есть цену. Ведь деньги - это товар. И как всякий товар они могут стоить дешевле или дороже. И цена (ценность) денег зависит от общего состояния экономики в стране, поскольку ценность денег поддерживается товарами, которые на них можно купить. А количество товаров зависит от развитости производства и обмена в стране.
      Ло писал: "Торговля и деньги находятся во взаимной зависимости. Ценность монеты изменяется, когда торговля падает, а когда количество монет уменьшается, тогда падает торговля". Это понятно: если денег в стране мало, они могут обеспечить оборачиваемость только небольшого количества товара. И нет стимула что-то производить. Например, есть в стране 100 золотых монет. Они обеспечивают производство 100 штук товара. Сто первую штуку производить бессмысленно - ее не продать. Либо придется снижать цену. Иными словами, при ограниченном количестве денег увеличение производства приводит к дефляции. То есть к обесценению труда. Мы об этом уже говорили: при дефляции выгоднее вообще ничего не производить, а просто сидеть на деньгах.
      Поэтому, если производство развивается туго, надо насытить экономику кровью - деньгами, рассуждал Ло. И насытил. И все заработало. А дальше случилось то, что потом еще не раз случалось в истории и что по механизму действия было похоже на испанский кризис столетием раньше.
      Объявленный королевским и открывший филиалы по всей Франции банк Джона Ло, по сути, стал государственным банком. Королевский двор попал в пленительную ловушку: он сам стал источником денег и не мог удержаться от соблазна печатать их по потребности. Видимо, при дворе не знали закона Никонова, который я сформулировал в своем великом произведении "Апгрейд обезьяны": всякая значимая зависимость носит экстремальный характер. Есть пик, оптимум функции. Меньше - хуже, больше - тоже хуже.
      К осени 1719 года было выпущено в обращение 900 миллионов банкнот разного достоинства. Много это или мало? Никто не знал. Если выпуск бумажных денег приводит к такому чудесному экономическому росту, почему бы не напечатать еще денег?.. Удержаться от соблазна всегда так трудно!
      Качество печати банкнот все время ухудшалось: жалко было тратить на это время, ибо нельзя было останавливаться ни на минуту - родина нуждалась в деньгах! Поначалу каждый банковский билет выпускался за тремя подписями - Главного казначея банка, Главного инспектора по "финансовым бумагам и Контролера. Но разве могут три человека подписать миллионы бумажек? Поэтому на банкнотах в тысячу ливров и менее стали появляться подписи второстепенных служащих. А потом и вовсе отказались от подписей на мелких купюрах. Все бумажные фабрики были загружены заказами по печати банковских билетов и не успевали с этими заказами справляться... Соблазн оказался сильнее разума, а у Ло не хватило сил сопротивляться давлению королевского регента, которому Ло был всем обязан - ведь именно он предоставил Джону Ло Францию в качестве полигона для испытания новой экономической системы.
      Люди прозорливые понимали, к чему все это может привести. Очень хорошо понимали! Накопивший к тому времени целый воз бумаги принц де Конти погрузил эту бумагу на телегу и отправил в банк для обмена на золотые монеты. Это было сделано прилюдно.
      ...История повторяется, и в дальнейшем мы еще столкнемся с совершенно аналогичным случаем в XX веке. Так поступил де Голль с американцами...
      Требование принца было, как вы понимаете, вполне законно. Но поскольку де Конти был родственником регента, Джон Ло бросился к своему патрону и попросил регента уговорить родственника отказаться от своего требования. Регент нажал на Конти, и тот отказался от намерения обменять бумагу на золото.
      Почему этот случай не насторожил парижское общество? Только потому, что принц де Конти был известен своей эксцентричностью, и публика списала его требование на странность характера. Но конец, тем не менее, был уже близок. Пирамида ничем не обеспеченных бумажек рано или поздно должна была обрушиться. И она обрушилась, как рухнула пирамида "МММ" Мавроди, как рухнула пирамида российских ГКО в 1998 году, как рушились и будут рушиться все пирамиды во все эпохи.
      Еще до обрушения наиболее прозорливые граждане начали выводить свои деньги из бумаги и переводить их в золото. Некий купец по фамилии Вермаль мелкими порциями обменял миллион бумажных ливров на серебро и золото, положил на телегу, сверху в целях безопасности закидал навозом, сам переоделся крестьянином и вывез драгметаллы в Голландию. Вслед за ним потянулись и остальные. Число людей, желавших разменять банкноты на золотую монету, стало возрастать. Золотые запасы банка таяли на глазах. И тогда, пытаясь оттянуть неизбежный крах, Ло руками регента издал королевский указ, который существенно затруднял обмен бумаги на золото. Разумеется, это только ослабило и без того тающую веру населения в бумажные деньги. Люди бросились в ювелирные магазины покупать золотые изделия и драгоценные камни. Ло издал указ, запрещающий продажу золотых изделий за банкноты - теперь золото можно было обменять только на золото (украшения на монеты). Кроме того, был принят указ о запрете крупных платежей серебром и золотом.
      Золото стремительно вымывалось из обращения. Почуявшие неладное граждане заныкивали его подальше или старались вывезти за границу. Джон Ло выпускает закон о запрете владения драгоценностями. По этому закону ювелирам запрещалось делать изделия тяжелее одной унции, а столовую посуду - тяжелее определенного веса. И логическим следствием этой безуспешной политики затыкания дыр стал запрет на владение золотыми монетами в сумме свыше 500 ливров. Все, что превышало эту сумму, подлежало конфискации и выплачивалось в виде премии доносчику. По всей стране прокатилась волна доносов и обысков. По королевскому указу члены спецкомиссий могли без ордера проводить обыски в любых помещениях, включая помещения королевского дворца. Это было уже агонией денежной системы.
      В последней попытке спасти положение в мае 1720 года регент девальвировал банкноты относительно золотых монет в два раза. Это могло бы облегчить ситуацию, если бы вместе с экономической силой двор так же стремительно не терял силу политическую. Возмущение девальвацией в обществе было столь велико, что двору пришлось быстро отыграть назад, отменив решение о девальвации. Но количества золота это не прибавило, и потому королевский банк был вынужден вовсе прекратить обмен - формально сохранив прежний, докризисный курс.
      Обстановка накалялась. Олигархи, как это обычно бывает, вовремя вывели деньги из бумаги и в накладе не остались. Скажем, один из родственников короля, который нажил на спекуляциях с акциями десятки миллионов ливров, успел переложиться в золото и потому чувствовал себя прекрасно. В отличие от Джона Ло, на которого вызверился весь Париж. Однажды карету Ло остановила разъяренная толпа и едва не растерзала бедолагу.
      В конце концов дело дошло до стрельбы - в июле того же года солдаты стреляли в разбушевавшийся народ. Погиб от пули один человек. Но это было ерундой в сравнении с тем, что сама толпа у железных ворот банка задавила полтора десятка человек. Закончилось все тем, что люди пошли в Пале-Рояль, где жил регент. Один из свидетелей того времени и тех событий писал, что в Париже всерьез опасались революции.
      В конце концов в августе 1720 года Королевский банк Франции был объявлен банкротом. Так закончилось для Франции головокружение от успехов. Джон Ло из-за всех этих треволнений изрядно похудел, стал раздражительным и нервным. И в конце 1720 года был вынужден покинуть страну "в добровольно-принудительном порядке". Скорее, это напоминало высылку. И до самой смерти ему так и не удалось увидеть свою семью - жену и дочь, которых он вынужденно оставил в Париже.
      Иногда можно встретить утверждение, что Джон Ло был мошенником. Это не так. Джон Ло был великим финансистом и внутренне порядочным человеком. Будучи на пике своей славы, став кумиром Франции и одним из самых богатейших людей страны, Ло не отщипнул себе ничего, не перевел деньги в золото и не вывел даже пару миллиончиков за границу. До конца жизни он существовал за пределами своей второй родины (Франции) на небольшую пенсию, которую платил ему его старый друг и сподвижник Филипп Орлеанский.
      Франция пережила страшный удар. Депрессия. Экономический спад. Крушение надежд. Но этот тяжелый опыт не прошел для Ло даром. Он проанализировал свои ошибки и понял, что его система может работать, если не увлекаться эмиссией. Эмиссия денег - как алкоголь: в небольших дозах он повышает качество жизни, а в больших - резко ее снижает.
      Результатом этого анализа стали письма Ло к регенту, в которых он указывал на ошибки и предлагал запустить систему бумажных денег еще раз, поставив на нее пару клапанов и регуляторов - чтобы не разнесло, как в первый раз. Если вы думаете, что после всего случившегося регент отверг эти предложения, то сильно ошибаетесь - Филипп согласился, но, к сожалению, пригласить Ло не успел, поскольку умер в 1723 году. Так Ло потерял своего единственного покровителя. И ему ничего не оставалось делать, кроме как писать в изгнании книги. В 1729 году великий экономист умер в Венеции, оставив после себя фундаментальный труд "История финансов во времена регентства". Причем, что интересно, труд это был опубликован только через две сотни лет после кончины Ло.
      Я без всякой иронии назвал его великим экономистом, поскольку мыслителем Ло был гораздо в большей степени, чем авантюристом. Его идеи порой намного опережали время. Так, например, он прикладывал немалые усилия, чтобы уничтожить в стране внутренние таможни, затруднявшие ведение бизнеса и торговлю. Это был чертовски прогрессивный шаг, который окончательно осуществился только в наполеоновскую эпоху, почти столетием позже.[7- 7 Никонов А. Наполеон. Попытка Љ 2. -М.: ЭНАС; СПб.: Питер, 2010.
      ]
      Ло предложил заменить устаревшую налоговую систему более современной - отменить запутанные
      прежние налоги и ввести единый вмененный налог (королевскую подать). По его прикидкам, на взимание этого понятного и прозрачного налога, который принес бы в бюджет 200 миллионов ливров (что полностью покрывало все расходы казны), государство затратило бы 4 миллиона ливров (на жалованье тысячи чиновников). А старые налоги требовали для сбора той же суммы в бюджет 40 тысяч чиновников и 20 миллионов ливров расходов.
      Кроме того, у Ло в голове был проект по уничтожению бедности в стране. Точнее, нищенства, поскольку бедных в условиях прущей вверх как на дрожжах экономики быть не могло - рабочих рук не хватало: обилие денег позволяло занять всех. Но были нищие, то есть те, кто работать не хотел. Они плохо пахли, неприятно смотрелись и при случае воровали. Короче, портили весь внешний вид процветающего государства. Ло предложил забирать бомжей в полицию; способных к труду отправлять на общественные работы, а инвалидов и к труду непригодных - в государственные дома призрения.
      Увы, осуществлению всех этих планов помешал финансовый кризис. Который переметнулся на реальную экономику. Оно и понятно: когда денег напечатано слишком много, это одновременно означает, что их не хватает. То есть бумаги-то полно, но реальных денег нет. Реальные деньги - это те, которые ценятся. Золото, например. То самое золото, которое отступило на первых порах под натиском денег, а теперь снова вошло в моду. Но не потому, что обладало мифической "собственной ценностью", а потому, что оно в сравнении с банкнотами было более редким. И потому стало стоить дороже банкнот. Ничего катастрофического бы не случилось, если бы курс бумага/золото был плавающим, а не фиксированным. Но государство, стараясь удержать курс на прежнем уровне, делая вид, что цена бумажной денежки по-прежнему равна золотой, привело экономику к резкому обвалу, то есть к катастрофе - вместо плавного торможения. Россиянам это хорошо знакомо по недавней истории страны...
      Кризисы - вещь, конечно, неприятная. Очень тяжелая и болезненная для населения, которое теряет работу, начинает испытывать нужду. Банкротятся бизнесы. Растет число самоубийств и голодающих... Современники отмечали: "Люди, которые пережили ужасы того времени, теперь смотрят на них, как на страшный сон..." Все так. Уезжая из кризисной Франции, Ло с горечью отметил, что оставляет страну в том положении, в котором нашел ее, когда впервые прибыл сюда. И вот в этом он был неправ! Джона Ло нельзя было назвать неудачником, несмотря на то, что его проект окончился провалом. Почему?
      Потому что он показал, что двигатель может работать, если не заливать свечи бензином.
      Джон Ло уделял развитию экономики колоссальное внимание. Он привлекал из-за границы редких специалистов, создавал школы профтехобучения. Развивал акционерный капитал. Поручил Академии наук произвести "инвентаризацию Франции". Подобную задачу решала позже научная экспедиция Наполеона в Египте - ученые парижской Академии наук описывали Египет, начиная с природно-геогра-фических условий и заканчивая хозяйственной системой - с тем, чтобы наметить пути развития страны. Джон Ло велел Академии составить общее описание промышленности страны, для чего все фабриканты получили приказ не чинить исследователям препятствий в ознакомлении с производственными процессами и оборудованием.
      Понимая, что без инфраструктуры не будет экономики, Ло положил массу усилий на строительство дорог и каналов. Дороги строились, каналы рылись и вводились в эксплуатацию. Была даже идея соорудить в Париже полноценный морской порт, куда по Сене могли бы заходить океанские корабли. Бурно растущая экономика позволяла осуществлять подобные масштабные проекты.
      Как я уже говорил, вместо прежней незанятости, возникла нехватка рабочих рук. Число мануфактур в стране выросло в полтора раза, и фабриканты искали способных к труду даже в инвалидных домах, брали на работу стариков и детей. Если раньше в Париже каждый год около 4000 человек просили отсрочки по уплатам налогов, то во времена взлета количество людей, испытывающих затруднения с уплатой налогов, упало в 20 раз.
      Наконец, начался необыкновенный строительный бум - везде как грибы росли новые дома, цеха, дворцы. Простые и непростые французы переезжали в новые, более комфортные жилища. Именно тогда государство начало в массовом порядке строить казармы - до этого солдаты расквартировывались по домам местных жителей, причиняя им массу неудобств. Это был своего рода натуральный налог на граждан. Теперь он был отменен, государство отныне само содержало своих солдат. В социальном, эмоциональном и психологическом плане это имело огромное значение - страна все больше разделяла военное и гражданское. Военное уходило в казармы, а гражданское общество освобождалось от привычки к казарменности. Каждому свое: военным - тяготы службы, гражданским - комфорт мирной жизни.
      Страна стремительно летела в современность и буржуазность. Жить становилось лучше, жить становилось веселее.
      Кстати, армия тоже не дремала: чтобы солдатики не простаивали, даром пожирая государственный хлеб, армию бросили на строительство объектов государственного назначения - они рыли каналы.
      Так что, несмотря на печальное завершение опыта Джона Ло с бумажными деньгами, его положительные стороны не укрылись от других стран Европы. Даже до Москвы информация докатилась - теориями Ло очень интересовался Петр I. Он не только вступил с Ло в переписку, но даже встречался с ним в Париже в 1717 году, после чего пригласил Джона поднимать экономику России.
      Да, Францию поразил жесточайший кризис. Но она вовсе не скатилась на тот же уровень, на котором была до приезда Ло. Построенные им дороги и каналы остались. Построенные при нем дома, фабрики и дворцы остались. Казармы остались. Новые технологии остались. Выпущенные вещи - гобелены, плуги, кареты, ткани... Все это было произведено во время бума и никуда не делось во время кризиса. Франция взошла на ступеньку вверх и остановилась передохнуть.
      Кризис - это не катастрофа. Кризис - ступенька по пути прогресса. Падение экономики не стирает материальных завоеваний, а лишь уменьшает скорость наработки новых. Люди, которые верещат от ужаса в эпохи кризисов - "Все пропало! Гипс снимают!" - не понимают одного: прежний экономический всплеск, приведший к сегодняшнему кризису, нарастил в обществе очередной слой материальных богатств и знаний. Причем объем знаний наращивается даже в переизбытке! Дело в том, что избыточные общественные богатства на экономическом взлете достаются и науке, которая производит много больше интеллектуального продукта, чем в состоянии потребить общество на данном технологическом уровне. Да и зачем его потреблять, если заводы-фабрики уже построены по старым технологиям, и они должны выработать свой срок, чтобы окупиться и принести прибыль. А вот когда очередной кризис расчистит площадку, производства упадут, на ровном месте можно будет начинать следующий технологический цикл на основе современных решений.
      И еще один момент. Несмотря на накопление новых технологий интеллектуальной элитой, в благополучные времена средний интеллектуальный уровень людей слегка проседает. Люди глупеют в сытые эпохи. А чего мозгами-то скрипеть, если все и так хорошо? В эту ловушку попадают и отдельные люди, и целые страны, ибо страны состоят из людей. Впрочем, о политкорректности мы еще поговорим... А кризис заставляет массы браться за ум. Именно суровые эпохи расширяют фронт инноваций (см. "Историю отмороженных"). Но сами идеи инноваций возникают заранее, в сытые времена, в головах отдельных исключительных индивидов, которым не нужно тратить свое время на добывание продуктов питания, и они могут просто выдумывать что-то полезное. Однако их выдумки до поры до времени лежат мертвым грузом. Это обычный эволюционный механизм: чтобы в изменившихся условиях какая-то новая форма (например, млекопитающие) вытеснила старую форму (например, динозавров), необходимо, чтобы к моменту изменения условий эта новая форма уже существовала. Кризис не порождает новое, но позволяет ему распространяться.
      Сейчас много пессимистов, паникеров и красно-коричневых патриотов, которые толкуют о нынешнем кризисе как о цивилизационной катастрофе. Как о конце света. Как о свидетельстве "умирания капитализма" и самой идеи научно-технического прогресса. Они говорят, что если все хороше-нечко-хорошенечко организовать, то есть весьма разумно спланировать и жить в гармонии с природой, то все станет нормально и развитие экономики пойдет по плану, без кризисов.
      Действительно, есть на земле сообщества разумных существ, которые живут без кризисов. И живут уже тысячи лет. Экономические кризисы, бушующие в мире, их совершенно не касаются, огромные волны прокатываются где-то далеко наверху. Эти сообщества и люди в них живущие - беспортошные дикари. Тысячи лет они бегают голыми, живут охотой и собирательством, стреляют из луков и протыкают носы для того, чтобы вставить в дырку клык убитого зверя. Они живут в полной гармонии с природой. Вот только умирают рано. И я бы с удовольствием собрал в кучку всех наших красно-коричневых и зеленых "гармонистов" и отправил в амазонскую сельву. Пусть пьют из лужи и носят экологические чистые юбочки из пальмовых листьев. А мы тут будем переживать убийственные волны кризисов, пригибаться под финансовыми бурями и строить - ступеньку за ступенькой. Вверх, вверх, вверх...
      Глава 4
      Русский путь: третьего не дано
      Как я уже сказал, в России внимательно следили за талантливым Ло. Хотя у нас и своих талантов хватало. Например, практически параллельно с Джоном Ло похожие идеи выдвигал русский мыслитель Иван Тихонович Посошков. Этот человек, родившийся в крестьянской семье, рано занялся бизнесом и неплохо поднялся. С 1697 года он входил в царский круг и подготовил российскому царю несколько проектов по модернизации финансовой системы страны. Как водится в России, умер этот мыслитель в тюрьме - в Петропавловской крепости. Куда был посажен за "Книгу о скудости и богатстве". В этой насквозь крамольной книге Посошков толкал либеральные идеи о том, что развитие экономики напрямую зависит от равенства людей разных сословий. И что торговому люду (купцам) государство должно не мешать, но всячески их поощрять, ибо торговля - основа основ развитой экономики. Кроме того, Посошков полагал, что необходимо всеобщее образование, независимая судебная система и что крепостничество тормозит развитие страны. О роли образования в развитии цивилизации мы еще поговорим, а сейчас вернемся к финансовым воззрениям Посошкова. Что же он предлагал?
      Он тоже предложил систему эмиссии на основе частичного покрытия золотым запасом. А именно: золото использовать как стабфонд государства и для международных расчетов, серебро - как средство накопления для граждан, а медь - для повседневных расчетов. При этом номинал медной монеты, в отличие от золотой и серебряной, должен превышать стоимость меди, из которой ее сделали: "не вес в них числим, но исчисляем начертание на ней". Посошков опередил свое время. Предлагаемая им система сложилась в государствах Европы только через двести лет - в начале XIX века и продержалась до начала века XX-го. Принципиально это не сильно отличалось от системы Джона Ло, просто у Ло носителем номинала была бумага, а у Посошкова - медь.
      Знал ли Посошков о так называемом "Медном бунте", который вспыхнул в Москве в 1662 году?.. История этого бунта проста. В 1656 году царь Алексей Михайлович издал указ о выпуске медных денег. Дело в том, что золото и серебро в Россию завозились. Русские деньги на монетном дворе чеканились из денег чужеземных. Драгметалла отчаянно не хватало для того, чтобы обеспечить товарные потоки в стране. И царский советник Ордин-Нащокин предложил печатать медные деньги с номиналом серебряных.
      Сказано - сделано. Но сделано, как всегда в России, через задницу, изначально несправедливо. То есть жалованье бюджетникам (стрельцам, например) казна платила медью, а налоги, согласно царскому указу от 20.06.1656, должны были уплачиваться на треть медью, а на треть серебром. Это было первой миной. А вторая мина была граблями. Теми самыми граблями, на которые наступали правительства всех стран во все времена: получив халявный источник богатства, они не могли удержаться в рамках здравого смысла и приличий и начинали просто печатать (или штамповать) деньги, обесценивая их.
      Поначалу все шло хорошо, подтверждая теорию о том, что драгметаллы не есть самоценность, а есть условность и что, насыщая подзаглохшую экономику деньгами, мы способствуем ее развитию. До 1658 года все шло просто прекрасно: медная копейка котировалась наравне с серебряной, хотя по цене металла была гораздо дешевле. Но потом количество начеканенных денег перешло в неприятное качество. За несколько лет правительство нашлепало более 20 миллионов рублей в меди, по тем временам - умопомрачительная сумма!
      Росли цены. Царь - наивный социалистический дурачок! - пытался сдержать цены указом, но цены отчего-то указа не слушались, а продолжали расти. За один серебряный рубль давали 17 медных, а царские налоговики по-прежнему требовали платить налоги в невероятно вздорожавшем серебре.
      Результатом был бунт. По Москве были расклеены листовки неприятного для властей содержания с требованием отмены медных денег, а посадский люд подошел к царскому дворцу в Коломенском, отчего изрядно струхнувшему царю пришлось выйти к народу, каковой народ говорил с божьим помазанником весьма резко и нелицеприятно. Так однажды римский плебс, требующий хлеба и зрелищ, поговорил с императором, отчего у последнего нервных клеток тоже не прибавилось. Страшное это дело - противостоять толпе.
      Очевидец событий Патрик Гордон - иностранец на русской службе - позже вспоминал:
      "Мятежники толпою вышли из Серпуховских ворот. Их было около 4 или 5 тысяч, без оружия, лишь у некоторых имелись дубины и палки. Они притязали на возмещение (убытков) за медные деньги... С сею целью в разных местах города были расклеены листы, а один стряпчий перед Земским двором читал лист, содержащий их жалобы, имена некоторых особ, коих они мнили виновными в злоупотреблениях, и призыв ко всем идти к царю и добиваться возмещения, а также голов дурных советников.
      Когда чернь собралась, иные пошли грабить дом гостя или старосты по имени Василий Шорин, но большинство отправились в Коломенское, где, пока Его Величество пребывал в церкви, они домогались у бояр и придворных обращения к царю. Наконец, когда царь вышел из церкви и сел на коня, они весьма грубо и с громкими воплями настаивали, чтобы он загладил их обиды. Царь и кое-кто из бояр порицали их за то, что пришли в таком беспорядке и количестве, и объявили, что обиды будут заглажены, а посему немедленно будет созван совет - им должно лишь немного потерпеть. Тем временем при первом их появлении был послан приказ двум стрелецким полковникам идти со своими полками как можно скорее в Коломенское, а прочим было велено подавить оставшихся в Москве".
      В общем, закончилось все печально. Пообещав разобраться и строго-настрого наказать виновных в народных бедах, бледный царь вызвал войска и народ изрядно пострелял... Однако чеканку медной монеты пришлось прекратить.
      Это был не последний случай выпуска необеспеченных денег в нашем отечестве. Эксперимент с бумажными деньгами, подобный французскому, был проведен и в России. Кем? Екатериной Второй! Той самой Екатериной, которая блистательно предсказала появление во Франции Наполеона (см. "Наполеон. Попытка Љ 2")! Той самой Екатериной, которая неплохо разбиралась в финансах и в людях.
      XVIII век был веком наук и авантюристов. Многочисленные чародеи, алхимики, прорицатели, целители и прочие международные шарлатаны колесили по Европе, охмуряя аристократию и обещая чудеса чудные. Знаменитый граф Калиостро - порождение как раз этой эпохи. Почему появилось подобное предложение на рынке услуг? Потому что возник спрос. XVIII век - это век атеизма. Знаменитые французские философы-материалисты, заложившие идеологический фундамент для Великой Французской революции, неслучайно появились именно в XVIII веке. Именно в этом веке человечество - в лице лучших своих представителей - наконец достигло того уровня жизни, который имели древние римляне времен расцвета. А древнеримская аристократия была в массе своей довольно скептично настроена по отношению к религии. Видимо, существует некий уровень развития, при котором в социальной системе начинается неизбежное отторжение религии. Точнее говоря, уровень мышления и автономизации личности достигает такого порога, за которым усилившаяся критичность взламывает прежние схемы и устои - подпорки для старого мира. И мир начинает трещать и рушиться.
      Люди стали активно искать новые модели взамен старых мировоззренческих сказок, которые уже не выдерживали никакой критики. И, естественно, тут же возникло предложение. Рынок идеологии похож на рынок товарный. Идеи продаются и конкурируют между собой до тех пор, пока одна из них не занимает монопольного положения на рынке, подавляя другие - в том числе и административно. И если раньше люди охотно покупали новые идеи, как аристократы XVIII века, платя их носителям живыми деньгами и вниманием, то идеологема, ставшая государственной, уже не продается, а вменяется гражданам.
      Времена потрясений богаты на продавцов идейного "мыла". Переломные эпохи начинают активно продуцировать и реплицировать предложения по выходу из кризиса. Начинается глобальная рефлексия. И с этой точки зрения XVIII век был, конечно, переломным, революционным. Как и наша эпоха.
      Путешествуя по Европе, носители новых мирокартинок активно заинтересовывали ими тех, кто мог за картинки платить. Картинки были не только общемировоззренческими (в виде новых экзотических религий, смоделированных на базе восточных), не только сугубо приземленными (типа разного рода эликсиров молодости), но и социально-прагматическими - типа системы Джона Ло.
      Носители подобных сверхценных идей с упорством маньяков пробиваются во властные верха. Помню, дочь президента Ельцина Татьяна рассказывала, как ей привели одного такого "астрального теоретика", который познал все во Вселенной, имел способ вывода страны из кризиса и хотел сообщить его президенту Ельцину. Татьяна, которая тогда была советником Ельцина, еле сдерживалась от смеха, слушая бредни этого сумасшедшего. Как видите, подобные люди имеют свойство пробиваться с помощью окружения первых лиц до самих первых лиц. Пронырливы, как сперматозоиды! Потому что в эпохи перемен верха тоже нуждаются в вариантах. Именно так - через ближайшее окружение - Джон Ло был в свое время впервые представлен Филиппу Орлеанскому. Ло был гением, хоть и неудачником, но на 99,9 % все эти самостийные теоретики - шарлатаны, часто добросовестно заблуждающиеся, а иногда недобросовестно вводящие в заблуждение других.
      Так вот, как-то придворный скульптор Фальконе хотел представить Екатерине II одного социального кудесника из Франции - заграничные кудесники всегда почему-то ценятся больше, чем доморощенные. Фальконе писал Екатерине, что сей экземпляр желает предложить императрице "простое средство заиметь в течение четырех месяцев 30 миллионов". На что мудрая Екатерина отписала скульптору: "Я имею обыкновение отвечать составителям золота и денежных проектов: господа, воспользуйтесь своими выдумками сами, чтобы не просить милостыни".
      И тем не менее мудрая Екатерина угодила в ту же ловушку, что и французский регент... Манифест от 29 декабря 1768 года высочайше повелел выпустить в обращение бумажные ассигнации. Причиной тому явилась нехватка металлических денег. Золота и серебра было мало, основные расчеты осуществлялись медными, то есть, по сути, разменными деньгами. А золото в основном использовалось для внешней торговли - все, как завещал петропавловский узник Посошков. Для того чтобы заплатить 100 рублей медными пятаками, нужна была целая телега, потому что вся сумма весила больше шести пудов. А в пуде, если кто вдруг запамятовал, 16 килограммов. Весомы были екатерининские пятаки - по полусотне граммов каждый!
      Почему речь идет именно о медном пятаке? Потому что медные деньги при Екатерине составили половину всей денежной массы, а самой расхожей медной монетой стал как раз пятак. Приезжать с телегой пятаков не очень удобно, согласитесь...
      В общем, мы имеем те же проблемы, что были до эпохи Ло во Франции. И принцип выпуска бумажных денег оказался в России тем же: екатерининские ассигнации были всего лишь банковскими расписками на получение металлической монеты. По задумке, любой обладатель ассигнации в любой момент мог обменять ее в банке на металл. Соответственно, был открыт ассигнационный банк для операций обмена. Все по-честному - деньги беспрекословно менялись на ассигнации и наоборот, ассигнациями можно было уплачивать налоги...
      Натолкнул Екатерину на эту идею действительный статский советник и губернатор Новгорода Яков Сивере, один из учредителей Вольного экономического общества. Головастый был мужик, много из его предложений было Екатериной принято, и вообще его бросали на затыкание экономических дыр. Именно так он и стал губернатором Новгород-чины, которая находилась до него в ужасающем состоянии. Потом Сивере был министром транспорта (директором водяных коммуникаций). Роль железных дорог тогда выполняли каналы, вот Сивер их строительством и занимался. Коренная реконструкция Знаменитой Вышневолоцкой водной системы, связавшей Рыбинск с Балтикой, - его рук дело.
      Именно Сивере предложил ввести в России ассигнационную систему, а практической доводкой проекта занимался обер-прокурор Александр Вяземский. И дела он не затянул - через месяц после подписания царского указа были выпушены ассигнации достоинством 25, 50,75 и 100 рублей. Правда, через некоторое время выпуск 75-рублевок был прекращен, поскольку их начали подделывать, перерисовывая на 25-рублевке двоечку на семерочку.
      Надо сказать, внешне екатерининские ассигнации мало походили на современные деньги. Это были здоровенные листы бумаги 17,5 на 22,5 см. А в остальном все как положено - номер ассигнации, номинал, текст с обязательством обменять по первому требованию и подписи директора правления банка, директора местного банка и сенаторов. Полиграфические возможности того времени были не такие, как ныне, но водяные знаки на бумаге уже присутствовали.
      Поначалу все шло хорошо. Екатерининская эпоха вообще считается эпохой расцвета. (Кстати, народные названия червонца - "красненькая", а пятирублевки - "синенькая" родились именно в екатерининские времена, советские деньги просто переняли эту цифро-цветовую палитру.) Курс бумажного рубля равнялся курсу рубля металлического, деньги исправно менялись, правительство старалось поддерживать обеспеченность металлом - именно по этой причине Сенат в 1775 году отклонил предложение о продаже партии меди за границу. В банках страны лежало меди на 20 миллионов рублей, и ровно на такую же сумму было напечатано ассигнаций. Неудивительно, что курс был стабилен.
      Но потом у власти началось головокружение от успехов. Увы! Так бывает всегда. Это чистая психология: когда дела идут хорошо, кажется, что так будет всегда. К общему головокружению добавилась война с Турцией. Войны - дело затратное, прямо провоцирующее на выпуск необеспеченных денег и, соответственно, разрушение экономики.
      Пытаясь покрыть дефицит бюджета, граф Шувалов предложил выпустить 100 миллионов рублей ассигнациями. Но и эта умопомрачительная сумма была перекрыта более чем вдвое - нашлепали 212 миллионов. В результате к концу екатерининского царствования за 1 бумажный рубль давали 68 копеек металлом, а к 1815 году курс бумажного рубля упал до 20 копеек. Пришлось печатать другие деньги. Это было сделано в 1818 году.
      Новые ассигнации - в связи с техническим прогрессом в области полиграфии - и выглядели покрасивше, и защищены от подделок были получше. Однако защита от фальшивомонетничества не есть зашита от инфляции. Государство вскоре опять начало шлепать на своих казенных фабриках "настоящие фальшивки". Поэтому в 1840 году опять пришлось проводить денежную реформу. На сей раз главным платежным средством в стране был объявлен серебряный рубль. А ему в подкрепление были приданы бумажные ассигнации нового образца. Они обладали плавающим курсом, и курс этот, как вы уже поняли, применив метод дедукции, плыл исключительно вверх.
      История стабильно повторялась: каждый раз, выпуская в обращение новые деньги взамен обесценившихся, царское правительство уверяло сограждан в их стабильности и обеспеченности металлом. И, похоже, само верило своим клятвам. Однако вскоре какая-нибудь очередная война вынуждала начать печатать необеспеченные бумажки, приводя экономику к очередному разору. Несоблюдение монетаристских требований всегда выходит боком.
      В истории России XIX века было всего два периода, когда монетарная политика осуществлялась правильно, денежно-бумажное обращение являлось устойчивым и способствовало экономическому росту. Первый период специалисты называют "серебряным монометаллизмом", он длился с 1843 по 1853 год. Второй - "золотым монометаллизмом", он продолжался с 1897 года до Первой мировой войны. Вплоть до 1913 года в России, вопреки досужим сказкам большевиков, уровень жизни рос очень быстро, а экономика развивалась столь бурно, что в 1913 году доходы бюджета на 433 миллиона рублей превысили расходы. Профицит.
      Именно это, кстати, вкупе с войной и привело к революции 1917 года. То была не революция голодных масс. То была революция зажравшихся! Уровень развития экономики вошел в противоречие со старыми, закоснелыми политическими структурами, сдерживавшими экономику. Разбогатевшие люди почувствовали собственное достоинство и просто переросли замшелые политические догмы, которые мешали зарабатывать и активно раздражали. Плюс к тому свое веское слово сказало образование, которое к тому времени уже шагнуло и в деревню. Люди не могли жить настолько хорошо, насколько им хотелось или представлялось возможным в соответствии с их образованием и знаниями - вот причина крушения империи. (Та же причина убила и СССР: страна стала слишком образованной, а образованные люди исполнены достоинства и не терпят политических унижений и бедности. Когда масса новой интеллигенции превысила некий уровень, в стране возобладал резко критический настрой по поводу империи. И СССР рухнул. Никто не кинулся его защищать, но все с удовольствием разваливали, ибо империя в представлении людей "не давала жить".)
      А спусковым крючком для развала царской России послужила Первая мировая война, которая развела растущие ожидания с фактическим положением дел. Так что когда хорошо - это не всегда хорошо! Вот почему у зрелых экономистов чересчур бурный рост экономики в стране вызывает некий страх. "Перегрев экономики - это опасно", - говорят они.
      Но кто же провел такую чудесную реформу в России? Министр финансов Витте. Именно по его инициативе в 1897 году была осуществлена новая монетарная политика. Сделали денежную реформу, начеканили новых, "николаевских" червонцев, а им в подкрепление бросили легкую кавалерию бумажных денег. Причем бумажных денег было столько же, сколько золотых. Паритет. Поэтому ассигнации свободно менялись на золото, а серебряные и медные монетки служили мелочью.
      После всего прочитанного у читателя может возникнуть иллюзия, что настоящие деньги - только золото. Оно - опора финансов! Оно - непреходящая, хоть и условная, ценность! На него надо опираться в построении финансовой системы!.. Поэтому сейчас я остановлю повествование на золотом пороге Первой мировой войны и перенесу читателя в Малаховку наших дней. Дабы иллюзию эту укрепить. А потом развеять.
      Глава 5
      
      
      http://nnvashkevich.narod.ru/ZAMETGOST/dng.htm
      
      http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B8%D0%BC%D0%B2%D0%BE%D0%BB%D1%8B_%D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%BC%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%85_%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B5%D0%B6%D0%BD%D1%8B%D1%85_%D0%B8_%D0%B2%D0%B5%D1%81%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D1%85_%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D1%86
      
      Су (фр. sou)
      Денежная единица и монета Французского Королевства во второй половине XIII-XVIII веков. Поначалу су чеканились из серебра, впоследствии из биллона и меди. Составляла 1/20 ливра (фунта) или 12 денье. В связи с переходом Франции на десятичную денежную систему в 1795 году была заменена на монету в 5 сантимов, равной 1/20 франка (ливр прекратил своё существование в 1799 году) Впрочем, до самого перехода Франции на евро в народе 5 сантимов нередко называли "су".
      Сегодня слово "су" во Франции также употребляется в значении "мелочь".
      -------------------------------------------------------------------------------------
      שְׂאוּ / s"u: = "исчислите, исчисление" - Библия, Числа 1:1
      Денье
      самой распространенной монетой Средневековья, был серебряный денье, первая печатная монета "темных" веков.Тот же Карл ввел еще и фунт Карла Великого, который делился на 240 этих самых денье или денариев (динаров).
      Фунт этот был с точки зрения метрологии полным идиотизмом, потому как весил 409,6 гр и делился на 20 солидов (20.4 г.), 240 денариев (1.7 г.), 480 оболов (0.85 г.). Очень неудобно вешать в граммах. Но отсюда все эти 12 весовые деньги.
      Однако русский фунт почему-то тоже весил 409,5 грамма. Ладно русский фунт столько весил, потому что являлся суммой двух старорусских гривен (204,75 г).
      --------------------------------------------------------------------
      
      ДУКАТ
      
      (средн.-век.-лат. dicatos, от лат. dux - герцог, благодаря тому, что дукаты впервые стали чеканить по повелению феррарского герцога в VI в. 1) золотая монета в Германии, Италии и Испании = 3 р. 2) область, управляемая герцогом или дуком.
      (Источник: "Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка". Чудинов А.Н., 1910)
      
      Цехи́н (итал. zecchino от zecca "монетный двор") - золотая монета, чеканившаяся в Венеции с 1284 года до упразднения Венецианской республики в 1797 году.
      На аверсе монеты был изображён Христос, на реверсе - коленопреклонённый дож, принимающий из рук святого Марка знамя. Круговая легенда на аверсе гласила: SIT TIBI CHRISTE DATUS, QUEM TU REGIS ISTE DUCATUS ("Это герцогство, коим ты правишь, тебе, Христос, посвящается"). От последнего слова легенды якобы произошло обиходное название монеты - дукат.
      
      
      
      Аверс первых дукатов
      
      
      Реверс первых дукатов
      Дука́т (итал. ducato, от лат. ducātus - герцогство) - устаревшая денежная единица большинства европейских государств. Впервые были выпущены в 1284 году Венецианской республикой как подражание флорентийским флоринам. Феноменом данной монеты является то, что на протяжении многих столетий своего существования дукат избежал порчи. Большинство стран Европы на протяжении 700 лет выпускало дукаты, придерживаясь первоначальных характеристик: вес монеты около 3,5 грамма, проба сплава золота около 980-й. Сплав золота 986-й пробы получил название дукатного золота.
      
      
      דו קטע / ду ката = " двойной + отрубленный" - т.е. первоначально дукат - это определённое количество чистого золота, но затем цехины дукаты делали из серебра, ОТРУБЛЕННОЕ от большого слитка, т.е. разменная монета для золотого дуката (цехина). Того же происхождения и русский "Рубль" и слово "Рубить" ----- [רבי] - רביתי /рабити ---- непр. רוביתי /робити = "я умножил, размножил", когда из одного слитка серебра делают много слитков, из которых чеканят (צח / цах // чек - "чистый"; צעק / цаак - "кричать" {от боли, когда бьют}) маленькие монеты- дукаты.
      
      Чек \ זק / зак - "цепь", זקה / зика // jika - "обязанность"
      
      דו כת [ כתת] / ду кат = "двойной + перековывать"
      דו קט / ду кат = "двойной +маленький"
      
      
      ----- דק /док - "небо" ------- דקת / дукат - "небесный" и
      
      Латинское "dux - герцог" - דכא /дука - "попираю, заставляю, управлять, угнетая"
      
      Цехин
      Цехи́н (итал. zecchino от zecca "монетный двор") - золотая монета, чеканившаяся в Венеции с 1284 года до упразднения Венецианской республики в 1797 году.
      На аверсе монеты был изображён Христос, на реверсе - коленопреклонённый дож, принимающий из рук святого Марка знамя. Круговая легенда на аверсе гласила: SIT TIBI CHRISTE DATUS, QUEM TU REGIS ISTE DUCATUS ("Это герцогство, коим ты правишь, тебе, Христос, посвящается"). От последнего слова легенды произошло обиходное название монеты - дукат.
      
      Цехин, Венеция, дож - Антонио Веньер, 1382 год
      Вес (3,494-3,559 г) и качество монеты, чеканившейся из высокопробного золота (23,5 карата, что эквивалентно 980-й метрической пробе[1][2]), оставались неизменными на протяжении пяти веков, что способствовало широкому распространению цехинов.
      -----------------------------------------------------------------------------------------
      Цехи́н (итал. zecchino от zecca "монетный двор") - от ивритского:
      זך / зах // цех - "1. чистый, очищенный"
      צח /цах - "чистый".
      צחין / цехин = "чистые" (множ. Ч. - арамейск. ) -------------► чистое золото!
      
      Фунт
      (англ. "Pound/Паунд"), Солид, Денарий, Денье, Обол, Карат
      Мера веса, Фунт (англ.Pound/паунд ) весил 409,6 гр и делился на 20 солидов (20.4 г.), 240 денариев (1.7 г.), 480 оболов (0.85 г.). Русский фунт почему-то тоже весил 409,5 грамма и являлся суммой двух старорусских гривен (204,75 г).
      1. פונה נדנד/поне неднуд//понэ нд = " обращается {в разных странах} + качать, покачивать {намёк на гиревые весы}"
      2. פונה נדד/поне надад//поне нэдд = "обращается + странствует"
      Песо
      (исп. peso - буквально "вес", "фунт", от (лат. pensum пенсум - "взвешенный") - серебряная монета средневековой Испании и её колоний, а также название ряда денежных единиц некоторых государств - бывших испанских колоний: Аргентины, Доминиканской Республики, Колумбии, Кубы, Мексики, Филиппин, Чили, Уругвая. В прошлом также денежная единица Боливии (1963-1987), Гватемалы (до 1925), Гвинеи-Бисау (до 1997), Гондураса (до 1926), Коста-Рики (до 1897), Никарагуа (до 1912), Парагвая (до 1943), Сальвадора (до 1925).
      1 песо обычно делится на 100 сентаво
      פסה /писса = "1. полоса полоска 2. клочок, кусок". Песо, как и рубль, изготавливали, отрубая от полосы кусочки серебра и чеканя из них монеты.
      лат. pensum пенсум - "взвешенный" имеет корреляцию с ивритским שקל /шакаль - "взвешенный", откуда ден. Единица Израиля - Шекель (сикль)
      
      
      Солид -
      разменная монета от фунта серебра, который дешевле фунта в 20 раз.
      זול עד /золь эд - "тратить, быть дешевле + свидетель, свидетельство"
      Soldat
      {Кстати, здесь же и слово немецкое Soldat/зольдат - זול דעת /золь даът - "дешёвый знаток " военного дела, так как офицер стоил дороже. Солдаты получали плату в международной валюте - полновесных византийских солидах. }
      серебряный денье, первая печатная монета "темных" веков.Тот же Карл ввел еще и фунт Карла Великого, который делился на 240 этих самых денье или денариев (динаров).
      Денарий
      דן ערי /дан арии = "Суд божий соединил (склеил)". Т.е. Денарием были соединены народы.
      דן יה /Дэн Е - " Суд божий + Боже" . Т.е. монета "денье" признана королевским божьим судом и закреплена божьим правом и должна быть признана везде - вот что хотел сказать Карл Ведикий, вводя фунт серебра, как основную весовую единицу. Поэтому-то в денье должно быть точно 409, 6/240 = 1, 706667 г серебра
      Обол -
       мелкая монета в Древней Греции, основа денежного обращения:
      הו בועל /О бол = "Бог + хозяйствую"
      {בעל /Баъл - "Бог Баъл, Хозяин"}
      Солид, то бишь золотник равен 24 каратам.
      Карат
      
      (итал. carato, через араб. кират, от греч. kerátion - стручок рожкового дерева, семена которого служили мерой массы), дольная единица массы.
      כרת /карат - "отрезал, отрубил"; כריתה /карита - "срубание, срезание"
      קרץ /карац - " отрезать, отщипывать"; קרץ /керец - "крошка, кусочек теста". Карат - самая малая весовая единица, в каратах измеряют вес драгоценных камней.
      ======================================
      Традики делят всю эпоху Средневековья на периоды:
      - ранее Средневековье от падения Рима (476 год) до конца 8 века. Денег почти не знали.
      - первый средневековый период - от 768 года до 1252 года. Торговля в руках арабов и соответственно их деньгами - динарами.(немного денариев Карла)
      - второй средневековый период - от 1252 до 1450 года. Опять арабы и их динары.
      - эпоха Возрождения - с 1450 по 1600 появление талера. Расцвет ремесла и торговли.
      - новый период - после 1600 развитие массовой торговли. появление цехов.
      
      
      Средневековье развитие торговли и ремесел. Золотая Орда и торговые караваны и др и др.
      
      Посмотрим.
      Итак. Со времен Карла Великого 742 год целых 600 (!!!!) лет по Европе ходили серебряные денье Карла. Они же ДЕНАРИИ. Они же ДИНЕЙРО в Португалии, ДИНЕРО в Испании,ДИНАРО в Италии. Их мелкая часть ОБОЛ. Он же ОБОЛО в Италии,МАЛЬХА в Португалии, Четырехкратный денье или ГРОСС - во Франции,ГРОССО в Италии, ГРОУТ в Англии, КРОАТ в Испании и внимание!!! ГРОШЕН в Германии, Польше, Богемии.
      -------------------------------------------------------------------
      Грош-----גרס
      Разменная монета от злотого в Польше. Название денег на Украине.
      גרוס/гарус - "раздробленный, разбитый на мелкие части".
      ======================================
      
      
      В 13 веке (точнее с 1203 года) в Венеции и Флоренции начали печатать золотые деньги. Соответственно ДУКАТ (от дож) в Венеции и ФЛОРИН.
      Однако самыми распространенными деньгами были АРАБСКИЕ ДИНАРЫ
      
      Экономика - это кровеносная система общества. Кровью являются деньги или их заменители (пластик в частности сейчас). Нет тока крови - нет системы.
      Кровь движется от центра от сердца системы.
      Итак основа Европейских денег фунт Карла 409,6 гр. Основа арабских денег - дирхем 1.42 граммма.два дирхама - серебряный динар.
      Но дирхам это 144 часть (дюжина дюжин) от русской гривны (204,7 гр) или точнее от новгородской гривны. А Карловский фунт это две те же самые новгородские гривны.
      Именно серебряный дирхам именуемый ТЕНЬГА и был основной монетой Золотой Орды.
      Единственный раз была попытка заменить основу - гривну на хорезмийский ратль. Это был 1380 год. Реформа провалилась. Опять врнулись к новгородской гривне.
      Знаменитый ЗОЛОТОЙ СОЛИД (златник) равнялся малой гривне называемой на Руси КУНОМ (к ветке Лебеди). Но "золотой солид" это "масло масляное" потому как и золотой и солид - это одно и то же слово "золото", то есть "золотник".
      http://cde.osu.ru/demoversion/course92/g1_1.html
      
      в 1534 году Елена Глинская провела свою знаменитую реформу монет на Руси.За основу была взята та же гривна.Из нее стали чеканить 300 новгородок.100 новгородок составляли рубль.На новгродках чеканился всадник с копьем. Мы их знаем как копейки.
      Кроме того их и звали деньгой, потом они так и остались деньгой, а новые московки стали звать копейкой.
      
      
      Две гривны составляли русский фунт или большую гривну. ДВОЙНУЮ гривну, которая была ровна фунту Карла. Пятнадцатая ее часть называлась АНСЫРЬ. Если написать ее английскими буквами (ounce) то получим всем знакомую унцию. А унция это вес серебряного ТАЛЕРА.
      Можно сказать что все наоборот, но талер и унция это понятия 16 века, а ансырь Золото-ордынского периода и ранее.
      
      Большая гривна делилась на 96 золотников, золотник на 24 почки,почка на 4 пирога.
      
      
      Финансовые потоки непосредственно связаны с торговыми.
      Посмотрим что вывозилось на Запад из Руси. Напомним, что Запад оплот цивилизации и ремесла.
      Две цитаты.
      "Основными статьями западного вывоза из России были предметы земледелия, охоты, животноводства, рыболовства, морского и некоторых других промыслов, Весьма важную часть русского экспорта составляла пушнина, Русские купцы закупали в разных городах и селах, а затем продавали иностранным купцам конский волос, свиную щетину, гусиный пух, войлок. Особенным вниманием иностранных купцов пользовались кожи и кожевенные изделия. Экспортировались и продукты животноводства - сало, мясо, масло и др.
      Из продуктов земледелия уже в 16 веке в большом количестве вывозились лен и пенька, экспортировалась также греча, льняное семя и растительное масло, Продавались за рубеж и продукты обработки технических культур: канатная пряжа, канаты.
      Западноевропейские купцы покупали в России в большом количестве продукты морского промысла и рыболовства: моржовую кость, ворвань, акулий и тресковый жир, кожи морских животных, икру, рыбу ценных сортов - треску, палтус, семгу. Очень существенными предметами вывоза были мед и воск. За границу направлялись мачтовый лес, лиственничная губка, кап (застывший березовый сок), солодковый корень, продукты использования и переработки древесины: смола, вар, зола , поташ. Шли на экспорт также алебастр и слюда. Велась транзитная торговля персидским шелком, нефтью и ревенем".
      
      "Главными предметами экспорта Полоцка в города Западной Европы были меха соболей, лисиц, куниц, бобров, белок, а также воск, смола, деготь, зола и другие продукты лесного хозяйства. Только за два года (1508-1509) из Полоцка было вывезено около 280 тыс. кг воска. Кроме пушнины и воска, со второй половины XV в. важными предметами полоцкого экспорта стали ванчос (дубовая клепка и "колодина"), мачтовый лес, лен, пенька, зерно".
      
      
      "Встречающиеся в "Русской Правде" "куны", "резаны", "векши," "бели"
      означают, по видимому, уже металлические деньги, к которым перешли
      названия некоторых мехов. Судя по "Русской Правде", гривна и "куна"
      служили основными металлическими денежными единицами не только в
      торговле, но и в процессе взимания дани".
      Из истории экономики Древней Руси
      
      "гривна серебра" и "гривна кун". Первое упоминание о гривне кун
      встречается в Ипатьевской летописи в 1287 году. Вопрос о том, что являет
      собой гривна кун, в чем состояло ее отличие от гривны серебра , является
      одним из спорных вопросов истории денег на Руси.
      Слово "кун" дает повод причислить гривну кун к меховым деньгам.
      Историк В.О.Ключевский видел в гривне кун серебряный слиток, но
      меньшего веса.
      По мнению А.И.Черепнина, под гривной кун следует понимать
      количество чужеземной монеты, соответствующее гривне серебра".
      ----------------------------------------------------------------------
      Куна
      Куна: Денежная единица Древней Руси, находившаяся в обращении до конца 14 века. Термин произошёл от названия меха куницы, имевшего хождение как меновая ценность в 10 - 11 вв. (БСЭ). Старинный денежный знак, когда бельи, куньи, собольи меха заменяли деньги (Толковый словарь Даля). Собирательное название денег до монгольской Руси, в числе которых были и меха ценных пород зверей - единица древнерусской кунной денежной системы. Образовано от слова "куница" или от лат. cuneus "кованый, сделанный из металла" (Экономический словарь). Металлическая (серебряная) денежная единица Древней Руси. Название происходит от шкурки куницы, которая до начала монетного обращения у восточных славян играла важную роль в их торговле с Арабским Востоком. (Нумизматический словарь).
      Как видим, все словарные источники возводят происхождение названия монеты куна к меху куницы. Чтобы не блуждать в бессмысленных поисках, применим метод РА. В словаре Баранова Х.К. находим слово قُونَةٌ (куна) - "икона, образ". Дальнейшие комментарии, как говорят - излишни.
      
      • Куна - древнерусское название иностранных серебряных монет, имеющих хождение на Руси в древности, с изображениями образов божеств того региона и того времени, когда они чеканились (например, византийских милиарисиев и западноевропейских денариев).
      Образовано название от ар. قُونَةٌ (куна) - "икона, образ".
      
      К кунице, кроме созвучия, монета куна имела лишь то отношение, что за неё, наверное, можно было купить - мех этого невинно убиенного зверька. Ценный мех куницы действительно мог использоваться и в бартерных сделках, как определенный товарный эквивалент серебряной монеты куны.
      
      
      
      Денежная единица Куна никак не связана с куницей.
      קונה /конэ - "покупаю" на иврите
      
      
      Гривна
      
      Разменная монета к кунам, а затем и к рублям (ср. гривенник).
      
      גרעיו נע /грив на = " уменьшение, вычет его + движение"
      
      גרוע /гаруа - "уменьшение, вычет", сдача.
      גרוע נע /гаруа на - "Уменьшение делай", "сдачу отдавай"
      =====================================
      "Самой важной средневековой монетой, единой расчетной единицей является динар. "Дин" означает по-арабски "религия", "закон" или "вера". По-арамейски и на иврите это также значит "закон". "Бейт-Дин" на иврите "суд раввинский", дословно "дом закона". На старом немецком слово "Дин-Гуз" {דין גוז /дин гуз (арамейск) = "Суд + бракосочетание"} означает синагогу - {дом бракосочетаний}. Даже основной правовой принцип диаспоры, сформулированный в Талмуде, звучал так "Дина де-Малхута Дина" то есть "Закон царства - это закон" и сформулирован был на том же арамейском языке. Слово "динар" должно происходить, по мнению нескольких нумизматов, от латинского слова "десять". Но фактически "десять" по латыни "decem". Мог ли динар быть связанным с арамейским словом Дин? Если вспомнить, что "Ар" на том же языке означает и "горение", и "год", и "мера", то мы получим вполне удачное название для Имперского денежного знака - "Закон меры".
      Неразрешимая загадка написания на славянских знаменах Вещего Олега, Аскольда, и других князей странного слова "Дин", как нам говорят арабской вязью, имеет простой ответ. Богоборцы (Израиль) и должны были идти в бой под знаменем с надписью "Вера" или "Закон" написанной Имперско-арамейским языком".
      Из "Средневековой империи евреев" А.Синельников
      ----------------------------------------------------------------------
      ДинАр означает на иврите, близком арамейскому:
      דין ערה /дин ара - "Божий суд (Бог, Закон Бога)+ Склеил, соединил" или "Божья мера".
      Т.е. при помощи динара народы склеивались в единую экономику.
      ====================================
      
      Начнем с дукатов (Венеция) и флоринов (Флоренция). Были еще луидоры во Франции в которые перечеканивали испанский пистоль. Но все они были локальными монетами и в торговле НЕ ИСПОЛЬЗОВАЛИСЬ, а больше всего использовались как залоговый инструмент. Но это уже о безвалютной торговле.
      В любом случае основной массой монеты в Европе был золотой ДИНАР.(арабский)
      
      Теперь о талере.
      В 1518 году владелец серебряного рудника в деревне Иоахиметаль в Чехии граф Шлик задумал избавиться от накопившегося серебра. Он начал чеканить монету в 28 граммов весом.Весом в один ансырь (унцию).
      -----------------------------------------------------------------
      Талер
      Талер, нем., серебр. нем. монета, назван. по монете, вычеканенной 1519 в Иоахимстале.
      1. טלה ערי /тала ари = "Ягнёнок, Овен + Скреплять". В древности скот - быки, овцы были валютой, позднее валютой были драгоценные шкуры животных, меха - например "сорок сороков - от סרוג /саруг - "плетение, связка" 40 беличьих шкурок"
      2. / טליה/талья - "овечка".
      3. תיל / таиль // тиль - "проволока" - купцы при обмене вместо монет пользовались серебряной проволокой, потому что только чистое серебро было самым правильным мерилом товара. Бухарская золотая монета - "тилля"" ---- ср. "канитель" \ כנני תיל // канни тиль = "כנן обматывать + תיל проволока" - тянуть канитель - вытягивать серебряную или золотую проволоку
      Талья
      (франц. taille), постоянный прямой налог во Франции 15-18 вв. Королевская Т. как временный налог была введена в правление Людовика IX (1226-70). С учреждением постоянной армии (ордонанс 1439) Т. была утверждена как постоянный прямой налог. Т. была двух видов: в северной части Франции так называемая личная Т. (taille personnelle) - ею облагались лица из третьего сословия; на юге страны "реальная", или "имущественная", Т. (taille réelle) - ею облагалась земля недворянского статуса (terre roturière), независимо от сословной принадлежности землевладельца (таким образом дворянин тоже платил Т., если имел недворянскую землю, которая, возможно, принадлежала ранее лицу третьего сословия). В 17-18 вв. Т. уплачивалась преимущественно крестьянством. Большие размеры Т., произвол при её распределении делали этот налог одним из наиболее ненавистных для народа. Т. была отменена Великой французской революцией.
      ====================================
      
      
      Талер стал основой: экю во Франции, экудо в Италии, эскудо в Испании, диллера в Скандинавии, ефимка в России, юаня в Китае и йены в Японии. Все это произощло за период с 1517 по 1545 год
      
      
      Талант, мина, драхма
      Самая большая денежная единица в Элладе.
      Талант (Исх. XXXVIII, 25-29, Мф. XVIII, 29) - счетная монета евреев , равнявшаяся 60 минам {מנה /мана - "считать, насчитывать; часть, доля, подарок". מנה /мане - денежная единица "МИНА" }, или 6,000 драхмам, или 3,000 свящ. Сиклям {שקל /шакаль - "взвешивать, засчитывать, покупать, обдумывать. שכל /шекель - "разумно поступать"}.
       Подобно всем прочим монетам, сумма таланта изменялась в своей ценности в различные времена и в различных местах, но во время земной жизни Господа приблизительная ценность оной на наши деньги была в 1,290 р. В Новом Завете слово талант в значении денег упоминается только в притче Спасителя (Мф. XXV, 18 и др.). В других же местах Свящ. Писания это слово относится к весу, который был у евреев для металлов: талант золота, серебра, свинца, меди, железа. Так напр. венец аммонитского царя имел весу талант золота (II Цар. XII, 30); Самарийская гора, на которой построен г. Самария, куплена Амврием за два таланта серебра (III Цар. XVI, 24) и т. п. Особенно много талантов золота и серебра было употреблено для свящ. утвари скинии и храма (Исх. XXV, 39, XXXVIII, 24-27, III Цар. IX, 14). И после плена во времена сирийских царей счет производился талантами (I Мак. XI, 28, II Мак. III, 11 и др.).
      ТАЛАНТ, Talentum, τάλαντον, 1) собственно весы (Hom. Il. 8, 69), затем взвешенное, вес, равнявшийся у греков 26,20 кг; 2) определенная денежная сумма, соответствовавшая первоначально этому весу.
      ТАЛАНТ (от греч. talanton, лат. talentum - чаша весов) - наиболее крупная счетно-денежная единица Древней Греции, Египта, Малой Азии. Введен реформой Солона в 594 г. до н. э., содержал свыше 26,2 кг серебра. Реальными монетами в тот период были более мелкие деньги - драхмы.
      
       Стоимость суммы таланта в различных государствах была различна. Аттический талант, принятый также в Коринфе, Таренте, Сицилии, Фессалии и со времен Александра Великого в Македонии равнялся 60 минам или примерно 1.500 рублям. Кроме того, был еще вавилонский талант, равнявшийся 100 аттическим минам или 10.000 драхм (следовательно, относился к аттическому таланту как 5:3). То же самое стоил эгинский талант. Весьма распространен был также эвбейский талант, относившийся к предыдущему как 5:6. Впоследствии были также и медные таланты.
      
      טלה אנתא /тала анта = "овечка + богиня земли Анту (а сын земли - Антей)" - богатство - это земля и скот.
      
      
      
      
      Шелаг - серебряная монета (дирхем)
      
      значительная часть восточных славян, включая и полян, была подчинена хазарам. Зависимость от последних была отнюдь не номинальной: каганат умел собирать дань и деньгами (шелагами, то есть дирхемами) и пушниной. Более того, из летописи видно, что такая дань была хорошо отрегулирована - например, с вятичей брали по шелагу с рала, то есть с сохи.
      
      שלג /шелег - "снег" -----► השליג / иШлиг - " быть белоснежным" - именно серебряные монеты при чистке являются цветом серебра - "белоснежными".
      
      של הגה / шель ага = "принадлежащий кормчему (старшему на судне)" - сбор дани происходил по рекам и дань перевозилась на судах (вспомним к/ф "Илья Муромец")
      
      Дирхем
      
      Дирха́м или дирхе́м (араб. درهم‎) - первоначально арабская серебряная монета, введенная в обращение в конце VII в. Название представляет собой арабизированное греческое слово "драхма".
      דרכמה /дерехма // драхма = "дорожная" - т.е. эта монета была удобна при путешествии, так как принималась везде в Афинском союзе.
      Слово "" / драхма не имеет греческих корней!
      
      Другие возможные объяснения:
      דהר הם / זהר הם / заар hэм = "сиять, блестеть ++ они" - в иврите - ז , в арамейском - ד :
      זהר ההם / заар haэм = "сиять, блестеть ++ эти"
      
      דיר הם / дир hэм = " овчарня; жилец, квартирант ++ они" - возможно, что стоимость дирхема равнялась стоимости овцы или стоимость платы за наёмную квартиру (דירה /дира) за месяц
      
      -----------------------------------------------------------------
      {דרא חמאה /дра хмаа = "носить, поднимать (арамейск.) + масло". Драхма - монета, за которую можно было купить определённое количество масла для жертвоприношения (слово "драхма" можно записать и так: די רך מעה /ди рах маа = "который + мягкий + кусочек, крошка" = "сливочное масло") или амфору оливкового масла определённого объёма. Дарахим (دراهم) - по-арабски "деньги"(Вашк.). Дирхем - арабская монета - потомок драхмы.
       די רחם /дь рахам // ди рхем = "который любит, жалеет, сжаливается", т.е. даёт милостыню, но то же די רחם /дь рахам - "который стервятник" - намёк на ростовщика, который "жалеет", давая в долг, но потом дерёт 6 шкур под проценты! }
      ================================
      
      Экудо (ит.), Эскудо (порт., исп.)
      ЭСКУ́ДО, нескл., с. [порт., исп. escudo букв. герб].Денежная единица Португалии (равная 100 сентаво) и ряда других стран.
      Яндекс.Словари » Толковый словарь иноязычных слов. - 2008
      
      Из книги "Забытые письмена" Сайруса Гордона:
      Критское слово kidem в следующей строке вполне может означать "золото" {כָּתָם /kеtеm / katam - "золото" в древнееврейском и египетском, а также, как теперь выяснилось, и в эблаитском - ku8-tim - "золото").
      ---------------------------------------------------------------------
      Песнь песней 5:11: голова его - чистое золото = רֹאשׁוֹ כֶּתֶם פָּז
      קט / кат - "крохотный, маленький" -- сКатный жемчуг
      קטן / катан - "быть малым, незначительным"
      קטם / катам - "отрубать, отрезать кончик ч.-л." ----- отрубали, отрезали от серебряной или золотой проволоки нужный по весу кусочек
      קסם / касам - "колдовал, очаровывал" {блеском золота, но не всё то золото, что блестит}
      כתת. כת / катат . кат - "растирать, растолочь, разбивать на кусочки"
      
      ה כָּתָם / а-катам // э-кудим /// э-куди - " золотой
       - "Скудо" - ("Граф Монте-Кристо")
      יש כָּתָם / еш катам // эс кудим /// эскудо - " есть, существует + золотой"
      Франк
      פרא /пра = " свободный, дикий"
      פר / пар - "бык" - за 1 франк серебром можно купить быка
      פרה נק / пара нк // фра нк = " корова ++ 200/231 - долбить {*чеканить}, чистый {чистое серебро}"
      
      פראן /пран - " свободный"
      פראנך / пранх // франк = "свободный твой ( в ж.р.)", т.е. ФРАНКИ - это были свободные воины, дававшие клятву верности не роду, не племени, а своему вождю - конУнГу. Воины-франки были подчинены конунгу, вождю, затем королю.
      
      Франки - деньги, свободно обращающиеся на территории французского государства.
      
      В 1866 г. "союзный талер" (Vereinsthaler), имевший хождения как Пруссии, так и в Австро-Венгрии, весил 16 2/3 граммов.. Французский франк был членом латинского денежного союза (Latin Monetary Union, LMU) и весил 4,5 грамма. Получаем кросс-курс 3,7037 союзных франков за один союзный талер.
      Фридрихдор - Золотая прусская монета
      Наполеондор - золотая французская монета
      
      И в том, и другом случае окончание у слов - - "дор" - от французского - d`oro = "золото".
      Слово "d`oro" - ------ די אורו / ди оро = "который + свет Его (солнца)"
      
      Форинт
      Венгерская денежная единица -
       פה רין תא / по рин та // фо рин тъ - "здесь рента (водяной (часы) здесь ходи (арамейск. )
      פורעינטל / пораи наталь // фори нталь = " требующий (налог) + + 145/ 231 -נט- Корзина, котомка
      + טל чистый (как росинка - * серебро)"
      
      פורעינט / пораи нт // фори нт = " требующий (налог) + + 145/ 231 -נט- Корзина, котомка
      
      
      
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Бершадский Владимир Евгеньевич (vladimir.b@012.net.il)
  • Обновлено: 04/01/2019. 129k. Статистика.
  • Статья: Израиль
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка