Боринг Людмила Георгиевна: другие произведения.

Есть город который я вижу во сне

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 38, последний от 22/02/2017.
  • © Copyright Боринг Людмила Георгиевна (milaboring@mail.ru)
  • Обновлено: 26/03/2013. 34k. Статистика.
  • Впечатления: США
  • Иллюстрации: 40 штук.
  • Оценка: 7.32*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ода-отчёт о поездке в Одессу, май-июнь 2010

  •   
      
      
      "НО КАЖДОЙ ВЕСНОЮ ТАК ТЯНЕТ ТУДА, В ОДЕССУ, МОЙ СОЛНЕЧНЫЙ ГОРОД..."
      
      Мой врач, старенький немец, побывавший в советском плену в конце войны, по понятным причинам не любит об этом распространяться. Хотя мне всегда было любопытно. Но тут, узнав, что мы с мужем собираемся посетить Одессу, он неожиданно оживился: "В Одессу?!" и вдруг разразился подробностями: "Когда мы отступали из Крыма..." - прозвучало, как со страниц моих школьных учебников по истории, - "прошли быстрым маршем через Одессу и расквартировались в близлежащем селении". До меня вдруг конкретно дошло, что этот славный дружелюбный доктор служил когда-то в армии, оккупировавшей мою любимую Одессу! А также мгновенно вспыхнуло и угасло злорадство: "Ага! Всыпали вам наши в Крыму!". Отступали они так быстро, что город увидеть он практически не смог. Однако его друг, младший офицер, взял его с собой в увольнительную, чтобы показать ему город. "Что? - думаю себе - немец немцу показывает Одессу???" Этот друг ему оказывается все уши уже прожужжал: Одесса да Одесса, да такая да расчудесная. В глазах старенького доктора даже вспыхнул особый огонёк, по которому можно узнать настоящих одесситов, настоящих не по праву рождения или проживания, а по любви к этому городу. "Ну, - думаю, - совсем странно!" "И что же, - спрашиваю, - Вам запомнилось больше всего?" "Красивая архитектура!" - и опять этот мечтательный влюблённый огонёк в глазах. Этот друг офицер с горячим энтузиамом показывал моему доктору, а тогда молоденькому солдатику, красоты и достопримечательности города, в том числе церковь, в которой он служил когда-то кантором. Вот тут я совсем запуталась: "Немецкий офицерик-то оказывается русский? Родом из Одессы?" Доктор держал профессиональную дистанцию и больше подробностей выжать из него не удалось.
      
      Распуталась я уже потом, когда увидела в любимом городе только что отреставрированную кирху. Во все годы моего там детства (1955-1969) она стояла разрушенная, как будто война кончилась лишь вчера. Тем не менее очень красивая, величественная и загадочная для ребёнка кирха была одним из моих любимых видов Одессы. Плюс к тому, мимо неё я проходила по несколько раз каждый день: в школу, из школы, в музыкалку, к маме на работу в музучилище, на концерт-экзамен в консерваторию и т.п. Не знаю, насколько точно восстановлен первоначальный облик здания, но думаю, мой доктор узнает его. Наконец-то, впервые в жизни я была в Одессе с собственным фотоаппаратом и видеокамерой, нащёлкала сколько смогла унести! На стене кирхи внутри посвящение:
      
      "Вечная память.
      
      В память о всех жертвах, лишённых жизни в период десятилетий репрессий, а также в знак благодарной памяти о Карле К Фогеле, пасторе церкви Св. Павла, расстрелянного 27 октября 1937 г., и Теофиле Д. Рихтере, органисте церкви св. Павла, расстрелянном 3 октября 1941 г.
      
      И отрёт Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет; ибо прежнее прошло. И сказал Сидящий на престоле: се, творю всё новое!
      
      Откровение святого Иоанна Богослова, глава 21."
      
      Теперь всё понятно. Вполне возможно, что его друг офицер родился и вырос в Одессе, служил кантором именно в этой, лютеранской церкви. В Одессе много было немцев. А потом спасаясь от репрессий, вынужден был эмигрировать из любимой Одессы в Германию. А там война, армия. Вполне возможно, он думал, что спасает любимую Одессу от большевиков.
      
      ******* ******* *******
      
      Одесса - она как маленькая Америка: множество самых разных национальностей: немцы, евреи, русские, украинцы, армяне, греки, поляки, французы, итальянцы - и все сплавлены воедино, в одну национальность: одессит. Дух свободы, дух предпринимательства и творчества, такой маленький островок "порто франко" в стране, тоталитарной во все века, и до того и после. Дух веселья, юмора, гостеприимства и доброжелательности - он не вполне угас и сейчас! Почти всерьёз говорят даже об особом "одесском языке". Купила Словарь одесского языка, чтоб не отставать от жизни. Увесистая книженция между прочим, на 260 страниц.
      
      За пару гривен можно купить Паспорт одессита (сделано в Одессе на Малой Арнаутской) - ну как пройти мимо?!
      
      А ведь я уже чуть было не сдала обратно купленные билеты. Проклятый вулкан напугал. Думала себе, не хватало ещё застрять где-нибудь в Польше в аэропорту на неопределённый срок. Все пророчили, что второй, более мощный вулкан проснётся вслед за первым. Может ещё и проснётся, но мы уже, слава Богу, проскочили между извержениями. Над Исландией летели, между прочим! Хорошо, что не сдала билеты!
      
      "ЕСТЬ ВОЗДУХ КОТОРЫЙ Я В ДЕТСТВЕ ВДОХНУЛ И ВДОВОЛЬ НЕ СМОГ НАДЫШАТЬСЯ..."
      
      Срок выбрала так, чтобы застать цветение акаций, ведь с 1969 года я бывала в Одессе только летом или в сентябре. И больше нигде и никогда я не видела таких душистых белых акаций!!! Так что в этот раз мы приехали 14 мая. 18 градусов, ветер, почти ежедневно дождь или гроза. Муж был в Одессе впервые. Всё спрашивал: "Ну будет когда-нибудь уже тепло?" Прямо вижу как одесситы читают и улыбаются: "Да будет, будет ещё тебе так тепло, что опять холодно запросишь!" Так и вышло: потеплело довольно скоро, а в последние дни нашего визита в середине июня было уже так жарко, что никуда кроме пляжа через дорогу мы уже выбраться не могли. Застали цветение не только акаций (они только-только начинали), но и каштанов (а эти красавцы были в полном цвету!) И даже сирень ещё цвела в районе аэропорта, цвели дикие маслины в Лузановке, цвело айвовое дерево во дворе и пахло обалденно (как жаль что нельзя запечатлеть запахи, а только звуки и виды), цвели разные виды пахучей полевой "кашки", кусты белого шиповника на склонах Приморского бульвара были усыпаны цветами сверх всякой меры, розы на клумбах в Горсаду прямо взорвались яркими цветами и красками, все враз в один день! А под конец, в июне зацвели ещё и экзотические катальповые деревья, которые я ошибочно всегда называла платанами, и оказывается не я одна такая неграмотная. Строго говоря, оказывается даже акация в Одессе - это не акация, а псевдо-акация. Но только кто ж будет слушать этих очкастых ботаников? Когда уже столько песен сложено про "белой акации гроздья душистые"! Да уж! Нанюхалась я наконец-то, почти досыта и засушила пару веточек на память, запах правда не сохранился. Перед приездом из Интернета узнала, что акация ещё бывает розовой. Нашла её родимую! В Лузановке! Ну и красотища! Никогда раньше такого не видела. Не совсем розовый цвет, скорее сиренево-лиловый. Жёлтую акацию тоже видели. Но самый сильный аромат - у акации белой. Да, аромат поистине единственный в своём роде.
      
      ***** ****** ******* *******
      
      На спуске к Ланжерону сидит плохо одетый пенсионер с баяном и наяривает какую-то "мурку". Жалко стало дяденьку, положили ему денежку в шапку. "Что вам сыграть?" - спрашивает. "Что-нибудь Одесское". "Грустное или весёлое?" "Грустное". Заиграл "Есть город который мне снится во сне", запел полупьяным голосом, я не выдержала стала подпевать, заплакала, смотрю Джордж тоже плачет. А ты-то чего? Ведь даже слов песни не знаешь. А вот чувствует же человек! Золото, что ещё сказать.
      
      Кафе "Волна" на том же самом месте, что и сто лет назад, когда мы ходили на Ланжерон с одноклассниками. Только теперь это "Хвыля". И то хорошо что не МакДональдс. Подавали правда только пиццу - но это уж теперь еда интернациональная. И хорошая была пицца, в самый раз после длинной пешей прогулки через парк Шевченко, от конечной остановки 28-го трамвая, мимо памятника Неизвестному матросу, вниз к Ланжерону.
      
      Что я и всегда любила в Одессе: всё на своём месте, как и сто лет назад! 28-й трамвай так и ходит от Пастера/Островидова - до парка Шевченко. 15-й трамвай так и ходит от Тираспольской площади мимо маминого музучилища, мимо кирхи. Кафе "Сластёна" на Екатерининской площади так и торгует наилучшими в мире пирожными: набираю полную коробку, и безе, и корзиночка, другие названия изменились, но вкус по-прежнему божественный. Молоденькая продавщица довольна, видимо нечасто покупают так много, цены-то уже не советские. Говорю ей: "Ой, да я из Одессы уже 100 лет как уехала". Она: "Ни за что не поверю, от силы 40". У-упс! Прозвучало почти как "В Ваши 80 Вы едва ли выглядите на 60". Мне почему-то смешно, а не досадно. Девчоночка славная, явно хотела комплимент сказать.
      
      Украинский язык начинает везде преобладать: вывески, ТВ, реклама. Близость этого языка к русскому так обманчива. Огромный рекламный щит гласит: "Лiкування геморою" - так и хочется перевести на русский: "ликование". Зато в Оперном "Мадам Батерфляй" исполняли на итальянском, а вверху над сценой подвесили "бегущую строку", где шёл перевод на украинский. Вот это класс! Не говоря уж о сверкании позолоты и прочих красот в недавно отреставрированном (в очередной раз!) знаменитом здании.
      
      О ЭТОТ ОПЕРНЫЙ! - ЭТО Ж ОТДЕЛЬНАЯ ИСТОРИЯ!
      
      Нам говорили "театр начинается с вешалки". А разве не с кассового зала? Захожу, зал большой, пустой, окошечка два, но кассирша одна, деловито пересчитывает купюры. Народу никого, неужели никто больше в Оперу не ломится, как раньше бывало? Как же они окупят реставрацию? Изучаю афиши, расписание, схему зрительного зала, цены (кусаются однако), изредка задаю вопросы кассирше: "Травень - это май или июнь? ... Ага.. А ложа стоит 100 или 150? А то в двух таблицах по-разному..." ну и в таком роде. Где-то вопроса через 3-4 кассирша неожиданно взрывается: "Та покупайте уже шоб я могла работать!" "Работать?" "Та ви ж мне мешаете работать! Отвлекаете своими вопросами. У меня ж заявки, это в первую очередь. Покупайте уже и идите не мешайте мне работать!" Она и правда: то толстенные пачки купюр пыталась пересчитывать и сбивалась, то отвечала на телефонные звонки, а тут я такая бессовестная со своими вопросами. Я попыталась, было, встать в позу и объяснить ей абсурд ситуации, но тут вдруг набежала толпишка, выстроилась очередь, и я уже не возникала, была рада, что из очереди хотя бы не вытолкали, успела-таки принять решение и купить билеты на "Мадам Батерфляй" в ложу 1-го яруса. Хотела бельэтаж, но почему-то он мне показался безумно дорогим. В уме я считаю медленно, тем более, когда торопят: "та покупайте уже, не мешайте работать", и пока я переводила в уме гривны в доллары, показалось дорого. Хотя на самом деле вполне терпимо: 38 долларов за 2 билета. Терпимо конечно же по американским меркам, не по украинским и тем более не по советским давнишним меркам, когда каждому это было по карману. Не потому ли так мало зрителей наслаждается блестящим исполнительским искусством в этом ну совершенно сказочном здании? Как жаль!
      
      Мне не хотелось 1-й ярус потому, что это фактически 3-й этаж, я подумала, что Джорджу будет нелегко по лестнице вверх-вниз носиться. И как в воду глядела: взбираемся мы с ним, пролёт - поворот - пролёт - поворот, уже и голова закружилась, пролёт - поворот, а конца всё не видать, уже Джордж и за сердце хватается, обратно что ли возвращаться? Еле-еле добрались до двери - оказалось, что это аж 5-й этаж! А где же наш третий этаж-то? А туда надо было по другой лестнице, вот сюда, и спускайтесь теперь вниз два этажа: пролёт - поворот - пролёт - поворот, вот и наш этаж. Народу мало, спросить некого, ложа близко к сцене, если пойдёшь не в ту сторону от середины - далеконько возвращаться придётся. Повезло, сторона оказалась правильная, вот только дверь в нашу ложу почему-то заперта! Так и так пришлось возвращаться в исходный пункт и искать билетёршу. Приветливая билетёрша нам всё объяснила, проводила, дверь отперла, принесла програмки и брошюрки на выбор и даже пригласила на другой спектакль назавтра. Но ведь нельзя объять необъятное! 33 дня, что мы провели в Одессе - это немало, но даже мой список "Где побывать и что сделать" смогли выполнить не весь, а список я составляла задолго до приезда, стараясь внести в него лишь самое-самое, без чего никак нельзя.
      
      Во время антракта бегом-бегом надо ж сфотографировать все памятные места, зеркала, скульптуры, парадные лестницы, надо сориентироваться в многочисленных программках и брошюрках об Оперном: что купить, что отвергнуть. А впустили народ лишь за 15 минут до начала, хотя туристы с фотоаппаратами "рыли копытом" перед закрытой дверью уже за час до начала. Неужели так трудно было открыть пораньше? Ну что это я всё жалуюсь: в целом-то впечатление совершенно потрясающее: и от неземной красоты здания снаружи и внутри, и от качества исполнения, и от музыки тоже, да, хотя Пуччини я выбрала лишь потому, что Верди не осталось. Но вот что меня потрясло до глубины души, так это сюжет. Забыла я что ли эту старую как мир историю: сногсшибательная любовь, он обещает жениться, а сам бросает её с ребёнком и т.д. и т.п. Когда Батерфляй узнаёт о его предательстве, то реагирует чрезмерно, как выразились бы американцы, over-reacting, как будто это прямо конец света. Моя душа кричит во мне: "Нет! Нет! Не делай этого!". Тут ещё и ребёнок вдруг выбегает из-за кулис и кидается к ней: "Мама! Мама!"а у неё уже и кинжал в руке, "Мама! Мама!" кричит худенькая девочка, исполняющая роль 3х-летнего сына Мадам Батерфляй. Мама завязывает ребёнку глаза, он опускается на коленочки, она закрывает за собой дверь, музыка кричит о невыносимом страдании, и... вываливается из-за открывшейся двери уже мёртвая героиня с кинжалом в груди! ... И тут же быстренько так вскакивает, и исполнители, начиная с новой жены предателя-любовника, выходят кланяться. Можете с меня смеяться - но я просто разрыдалась, я всё до последнего надеялась, что кто-то или что-то отведёт кинжал. Не могла успокоиться за всё время аплодисментов! Это наверное хорошо, да? Это значит хорошая игра актёров, молодцы авторы музыки и либретто, успешный спектакль. Не знаю, не уверена больше в этом. И не люблю больше этого самовлюблённого красавчика Пуччини, особенно после ТВ передачи о нём.
      
      ТЕАТР АБСУРДА
      
      Что ж спектакль закончился, пора идти домой. Ехать нам далеко, в Лузановку, там мы снимаем квартирку через дорогу от пляжа. Надо бы перед выходом посетить комнаты "М" и "Ж". Вот дверь без буквы, но похоже; вполне возможно это то, что нам нужно. Подходим ближе: картинка только ещё больше запутывает: фигура в развевающихся одеждах похожа на женщину, но если это мода Пушкинских времён, то вполне это может быть и мужчина, пышная причёска тоже не проясняет положения, подходим ещё ближе, на стекле карандашом наискосок от руки крупно написано: "мужской". Думаете я сочиняю, чтобы смешно было? А ведь я правду рассказываю.
      
      Ну ладно, о Джордже позаботились, теперь обо мне надо. Пытаюсь по пути сделать ещё парочку последних снимков - вдруг начинают тушить свет! Ого, - думаю, - надо поторопиться, "Для дамъ" наверное в противоположном конце. К счастью, приветливая билетёрша ещё здесь, показывает: да, да, туда в тот конец, дверь с красным стеклом без надписи. Хорошо что предупредила, а то бы я табличку "Для дамъ" искала. Буквально бегом добираемся до желанной двери с красным стеклом. Оставляю Джорджу сумки и сумочки, бегом к кабинкам. О ужас! Туалетной бумаги не только нет, но нет даже и приспособления, на котором она должна бы держаться. Да, предупреждали бывалые одесситы с сайта Заграница: иметь с собой рулончик. Но это было в 2004-м. А в 2010-м, справедливости ради отмечу, это был единственный случай такого рода за 33 дня. Так вот выбегаю я обратно к Джорджу с сумочками и ридикюлями, быстренько выхватываю рулончик, бегом обратно в кабинку, и тут очередное выключение света! Лёгкая паника, ещё не совсем темно, но уже неуютно. К моменту воссоединения с Джорджем уже практически темно так, что просто уже страшно и я непроизвольно начинаю говорить всё громче: "Да что же это делается! Подождите! Тут ведь ещё люди есть! Как же мы выход найдём в темноте! Эй люди!" - ну и в таком духе вопли. Паника паникой, а кричу я по-английски, видимо подсознательно надеясь, что иностранку пожалеют, а русскую ещё и отругают за то что орёт в общественном месте, в греческом зале. Но поскольку результатов никаких, свет продолжает выключаться, щелчок за щелчком, я в отчаянии перехожу на русский, чувствуя подсознательно: "Ну хоть и вяжите меня теперь, а зато я скажу всё что про вас думаю! Вежливо так, но со страстным сарказмом." Но и это не останавливает процесс пощелчкового выключения света. Неожиданно успокаиваюсь: какой же русский (советский) не носит с собой фонарика. Вот он, родимый, в сумочке, на дне. В задрипанном подъезде нашего дома в Лузановке он нам пока ещё не пригодился, но вот в знаменитом, многажды воспетом Оперном театре - очень даже кстати пришёлся, кто бы мог подумать? Пролёт - поворот - кружим вниз по пустынной лестнице - пролёт - поворот. Свет фонарика скачет по тёмным стенам и ступеням, как в абсурдном сне, пролёт - поворот - пролёт - поворот. Наконец-то вырываемся на свободу: кажется это первый этаж, а главное люди стоят кружочком, хоть что-то можно будет узнать! Почему они стоят и не выходят? Может произошло убийство и из театра никого не выпускают? А может электросеть где-то замкнуло, свет вырубился и кто-то пострадал в темноте? Или кто-то пострадал от электрошока?
      - Что?! Что?! Что случилось??!! - чуть не кричу.
      - Ничего - спокойно так.
      - А выход?! Где выход??!! Выйти-то можно???!!
      - Пожалуйста, вот он выход. А мы - работники, идите идите.
      
      В полном шоке, с бьющимся сердцем вываливаемся на улицу. Не успели перевести дух, а тут ещё один шок: идёт проливной дождь. Вот почему работники не уходят, хотят переждать. Немногочисленные зрители тоже в неопределённом ожидании под навесом: у кого-то машина недалеко запаркована, кто-то вызвал такси, нам же надо идти на автобусную остановку. Пережидать дождь рискованно: вдруг именно эти автобусы ходят лишь до 11 вечера, а уже 10 с лишним. Усилием воли переключаюсь с паники на приключение. Ха-ха-ха! Это ж какое приключение мы только что пережили, носясь по знаменитому Одесскому Оперному в полной темноте с фонариком в руках и народу никогошеньки! Это ж нарочно не придумаешь! А вот и ещё одно приключение: напялим смешные прозрачные пластиковые плащи с капюшонами и по лужам ка-а-ак припустим! Джордж подхватил приключенческое настроение, похохотали, натягивая друг на друга эти огромные пластиковые пакеты, стали похожи на 2 кулька с конфетами, зато остались практически сухими под проливным дождём, только туфли замочили. Всю дорогу смеялись, может только слегка громче обычного. У Джорджа стресс сказался уже в автобусе, когда он пытался снять с себя мокрый "кулёк", а тот постоянно прилипал к потному телу, бедняжка забился как муха в паутине. А автобус довольно полный, заметьте, хотя уже и 11 часов вечера.
      
      Зато на всю оставшуюся жизнь запомним, как быстрым шагом мы шлёпали по бурным потокам воды, под проливным дождём, через Пале Рояль, вниз по Екатерининской, на Приморский бульвар, мимо Дюка, вниз на фуникулёре, а там у входа в морвокзал наша автобусная остановка. Народ в основном пережидает грозу в многочисленных уличных ресторанчиках, идут под дождём немногие, в основном молодежь, подростки, многие вообще без зонтов, мокрые до нитки. Наши "кульки" привлекли доброжелательное внимание: "О! Это ж самый лучший зонтик! Класс! Где брали?" Перевожу с одесского: "Где покупали?" "В Америке", - говорю с сожалением, что не могу поделиться с ними этим сокровищем, купленном в магазине "99 центов" в Хьюстоне. А-а-а - говорят с уважением. И я чувствую немножко гордость за Америку! Хотя сделаны наши одноразовые плащи в Китае.
      
      Из фуникулёра ночной вид на море потрясающий, и молнии сверкают через всё небо - сказка! Внизу видим своё отражение в зеркальной стене у входа в морвокзал: феерическое зрелище, доложу я вам: два пришельца-инопланетянина в прозрачных водяных коконах, кокон видно отдельно, содержимое в разноцветном платье отдельно, и всё это на фоне колеблющейся водяной стены проливного дождя, сквозь которую можно увидеть легендарную Потёмкинскую лестницу - жаль сфотографировать не удалось!
      
      "В ПЕРВЫЙ ПОГОЖИЙ СЕНТЯБРЬСКИЙ ДЕНЁК РОБКО ВХОДИЛ Я ПОД СВЕТЛЫЕ СВОДЫ"
      
      Вот она моя родная 107-я. В Каретном переулке угол Толстого. Каштаны разрослись так, что в переулке темно посреди солнечного дня. В здании тихо, идут занятия. Входим робко, снимаю на камеру знакомые до слёз ступени. "Куда?!" - строгий охранник, узнав кто мы и зачем, смягчается и знакомит нас с завхозом, она старожил, помнит учителей, когда-то учивших меня. Многие из них давно покинули страну. Знакомит нас с директором, она намного моложе меня, но мне всё равно чуть-чуть не по себе в кабинете директора. Сами знаете, в кабинет директора вызывают не просто так. В школе по-прежнему с пиететом относятся к почётному караулу у памятника Неизвестному Матросу. Даже сделали фреску-картину во всю стену, изображающую памятник, а рядом фотогаллерея со снимками разных лет: ученики 107-й школы в почётном карауле. Я переправила директору старые любительские фото, сохранившиеся у меня, ведь наш класс стоял в самом первом карауле, когда его впервые учредили в 1968 году. Так что мы теперь история! Эти любительские старые фотографии будут храниться в школьном музее!
      
      "И НАЗВАН МОЙ ГОРОД ГЕРОЕМ"
      
      В парк Шевченко мы попали в последний день мая, видели нарядно одетых молодых людей и девушек с лентой на груди: "Выпуск 2010". Так же как и 42 года тому назад молодёжь в матросской форме марширует вниз к памятнику, смена караула, обратно в штаб. Мы сфотографировались и присели на парапет полюбоваться на море. Вдруг заиграла музыка и зазвучали стихи:
      
      "Люди! Покуда сердца стучатся, помните!
      Какою ценой завоевано счастье, пожалуйста, помните!
      Песню свою отправляя в полет, помните!
      О тех, кто уже никогда не споет, помните! ...
      ...
      Встречайте трепетную весну, люди Земли.
      Убейте войну, прокляните войну, люди Земли!
      Мечту пронесите через года и жизнью наполните!..
      Но о тех, кто уже не придет никогда, заклинаю, помните!"
      
      Мороз по коже как и 40 лет назад. Я и забыла, что каждый час здесь звучит эта декламация. Смотрела на могильные плиты с именами защитников Одессы и не могла отделаться от мысли, что мой славный доктор вполне мог оказаться причастным к смерти кого-то из них. Хочется верить, что он не успел никого убить. А вообще-то война - это большая подлость, как хорошо выразился один мой знакомый, переживший страшную 2х-недельную осаду вокзала в Грозном во время первой Чеченской войны. По обе стороны линии огня есть и герои, и подлецы, и просто жертвы обстоятельств. И далеко не всегда медали получают именно герои. Так и есть: одна большая подлость
      
       Видно, что молодёжь тоже всерьёз относится к ритуалу у памятника, как и мы когда-то. И вообще надо сказать молодёжь в Одессе меня порадовала: каждый раз в автобусе Джорджу уступали место и мне тоже часто.
      
      СПАСЕНИЕ АРХИТЕКТУРНЫХ КРАСОТ
      
      "Ну и что же ты делаешь в Хьюстоне, если Одессу свою так любишь?" - спрашивает Джордж в очередной раз. Не знаю, как ему объяснить, что маму мы конечно же любим от всего сердца, до слёз, но жить с мамой - это совсем другое дело.
      
      Реставрационные работы идут как никогда обширно, чуть не каждый второй квартал покрыт или строительными лесами или тканью с нарисованным на ней зданием. В начале визита хотела показать Джорджу Воронцовский переулок рядом с Приморским бульваром, но старые дома в нём выглядели просто пугающе. А через пару недель, когда я узнала что "Плоский дом" находится именно там, мы специально пошли туда и я с радостью обнаружила, что два угловых дома преобразились! Ещё даже вёдра с краской не успели убрать с тротуара. Свежеотреставрированные здания просто потрясают своим великолепием! И их больше чем прежде. Но всё ещё очень и очень много зданий с табличкой "Памятник архитектуры" - и написью рядом с ней: "Осторожно, элементы лепки могут обвалиться" или "Опасная зона".
      
      А кое-что, к великому сожалению, потеряно безвозвратно. Как например, толпы гуляющих на Дерибасовской. Где они??? Так странно было видеть пустынную Дерибасовскую с редкими прохожими. И когда? Вечером в воскресенье! Ну ладно, - думаю, - может холодно ещё. Но когда и потеплело - картина была та же. В Горсаду, мне сказали, по вечерам играет духовой оркестр в беседке и народ танцует. Несколько раз приезжали - ни разу не повезло. Возможно оркестр играет лишь по большим праздникам. Самое красивое здание напротив Горсада закрыто тканью, реставрация. Там был когда-то магазин сладостей "Золотой Ключик". Вместо Гастронома на углу Преображенской - ещё один Ювелирный магазин. Что-то я не заметила особого ажиотажа или толп, переполняющих дорогие ювелирные магазины. Откуда взялась нужда пожертвовать любимым Гастрономом в пользу ювелирного? Не знаю. Где был летний кинотеатр Комсомолец - открытая пустая площадь и каток с искусственным льдом. Да, начинание конечно смелое. Интересно, сколько десятилетий понадобится, чтобы насадить традицию катания на коньках на Дерибасовской? Но вот старую традицию - просто гулять по Дерибасовской - уже потеряли к сожалению. Осмелюсь даже сказать: Дерибасовская уже не сердце Одессы как когда-то. Печально. А всё из-за того, что вместо реставрации просто избавились от некоторых замечательных зданий, любимых одесситами. Заменили на евро-стиль. Красиво? Э-э, так себе. Доходно? Возможно. Но вот одесситы уже перестали ходить на Дерибасовскую, а гости в Одессу едут не для того, чтобы евро-стиль увидеть. Кому надо евро-стиль - пожалуйста, Европа теперь открыта практически каждому желающему. А вот Дерибасовская в Одессе была единственная в своём роде!
      
      Атланты, подпирающие балкон радом с Гамбринусом, буквально в двух шагах от Горсада, больше похожи на нищих угрюмых ветеранов какой-то жестокой войны: у одного недостаёт голени, у другого отсутствует локоть. Народ как-то совсем потерял почтение к некогда центральной улице города: солнечным субботним днём видели полуголого мужчину на скамейке в Горсаду, читающего газету, как ни в чём не бывало. Из одежды на нём лишь шорты и шлёпанцы. Уже дома, просматривая фотографии, рядом с "Гамбринусом"с удивлением обнаружила ещё одного полуголого мужчину, шагающего в сторону Дерибасовской, огромное волосатое пузо вываливается из незастёгнутой рубахи и свисает над низко сидящими шортами. Женская же половина населения всё ещё держит фасон: от юных девушек до старушек все одеты модно, ярко, разнообразно. Ну разве что молодёжь несколько чрезмерно следует моде, а это далеко не всегда красиво и к тому же делает их похожими друг на друга как детальки с конвейера.
      
      ***** ***** ******* *******
      
      Снимаю на видео панораму улицы Подбельского (Коблевская) на пересечении с Соборной площадью. В кадр попадают случайные прохожие. Один из них спрашивает: "А сколько Вы мне заплатите, чтобы я снялся для Вашей рекламы?" Смотрю на него: в возрасте, но одет под крутого подростка, невысок, жидкие седые волосы забраны в длинный неопрятный конский хвост. Улыбаюсь: "Такого красавца снимать мне не по карману будет" и иду дальше не замедляя шага. Слышу вослед: "Красавец? Я?! ... Я тебя любить бесплатно буду!" Пожимаю плечами с сожалением как бы: "Я замужем" и дальше уже почти бегом. Как всё же приятно сказать вслух по-русски: "Я замужем"!
      
      УЛИЧНЫЕ РЕСТОРАНЧИКИ
      
      - приятная неожиданность. Ожидала проблем с обслуживанием или ассортиментом, думала, что трудно будет найти где покушать - оказалось замечательно. Ни разу не планировали, где покушать. Гуляли где и сколько хотели, а когда голод давал о себе знать - ресторанчик находился практически мгновенно. Только один раз пришлось поискать и протопать лишних два квартала. Приятно удивило дружелюбное обслуживание, качество и разообразие блюд, вполне доступные цены, очень красиво оформленные интерьеры, а особенно понравилось кушать на свежем воздухе. Практически на всех центральных улицах на каждом квартале по ресторанчику, а то и по два: отгорожено место прямо на тротуаре, хочешь садишься под тенью какого-нибудь роскошного платана или большого зонтика - а хочешь заходишь вовнутрь, где работает кондиционер воздуха. Погода очень даже располагала к тому, чтобы кушать именно на свежем воздухе, только ветерок иногда сдувал со стола салфетки. А в ресторанах на пляже Лузановка даже есть красивые тёплые пледы на каждом кресле, так что если ветер с моря слишком холодный, то можно закутаться. Очень уютно! Очень понравилось кафе "Гоголь-моголь" на улице, как вы догадались, Гоголя, напротив дома, где часто жил знаменитый писатель. Меню выглядит как старинная книжка, текст на русском и на английском, (это и во многих других ресторанчиках, молодцы, учитывают особенности клиентуры,) стопки книг подпирают столешницы - так выглядят столики внутри, а снаружи столики попроще, зато лёгкие плетёные кресла очень симпатичные. Мы кушали снаружи, под платаном. От проезжей части дороги столики отгорожены велосипедами, выкрашенными в яркие цвета и большими цветочными горшками с яркими цветами. Очень красиво и изобретательно! Блюдо "Гоголь-моголь" есть в меню на полном серьёзе. Это яичные желтки растёртые с сахаром. Поражает воображение интерьер туалетной комнаты: стены и ступенчатый потолок выложены блестящими чёрными плитками вперемешку с плитками зеркальными, к пьедесталу, на котором возвышается "трон", ведут несколько ступеней, стены окружающие пьедестал сплошь зеркальные. Представляете зрелище? Каждая деталь продумана с мягким юмором.
      
      И вообще о туалетах надо сказать отдельное доброе слово. Каждый ресторанчик, бар, кафе отделывает эту комнату по-своему, красиво, изобретательно, стильно! Не видела двух одинаковых. Приготовилась, было, к худшему при посещении Нового рыка, но была приятно удивлена: запах там оказался несравнимо приятнее, чем запах рыбного корпуса, в котором этот туалет расположен. Общественные туалеты, конечно, платные. Объявление в туалете Нового рынка специально оговаривает: "для всех категорий населения".
      
      СЕКРЕТНЫЙ ПРОХОДНОЙ ДВОР
      
      Уже почти перед отъездом обратно обнаружила его в туристском справочнике. Не могла уснуть, всё представляла себе, где это и как выглядит. Наутро поехали. Сначала приятная прогулочка по Приморскому Бульвару в сторону Дворца пионеров, потом во двор дома номер 2 по Воронцовскому переулку. Признаюсь, не догадалась, где же вход, пришлось спросить, к счастью, во дворе кто-то работал над своим автомобилем. Вход оказался в углу, совершенно незаметный. Несколько ничем не примечательных каменных ступенек, если б не знала, не догадалась бы спуститься и повернуть. А за поворотом вдруг открывается романтический такой вид: ещё ступеньки вниз, опять поворот, каменный колодец опорных стен жилых домов, и тут же между делом чей-то зелёный палисадничек, домик дачного типа (а ведь мы всего буквально в 2 минутах от дворцов Приморского бульвара и Воронцовского переулка!), потом каменный колодец делается глубже, ступенечки круто убегают вниз. На одной из высоких площадок сидит молодой художник в мечтательной позе с мольбертиком. Спрашиваем: "Там хоть ворота внизу открыты? А то обратно вверх нам уже не взобраться". "Не знаю, я ещё туда не дошёл" - беспечно так. На стене каменного колодца граффити: "Я люблю жизнь!" Необычный текст, не правда ли? Колодец всё глубже, стены всё выше, невозможно угадать, что за очередным поворотом, высоко вверху арки, балконы и застеклённые переходы, соединяющие соседние здания, наконец за последним поворотом открывается вид на высоченные ворота и лёгкий деревянный балкон-переход между зданиями высоко над воротами. А по другую сторону ворот здание кажется целостным и непрерывным, ну просто якобы ворота во двор. А двор-то оказывается, вот какой! С секретом! Если бы здоровье позволило, то можно было бы зайти как бы во двор в обычном доме на Военном спуске, и взбежав по секретным ступенькам, через пару минут вдруг оказаться среди дворцов Приморского бульвара! Военный спуск - улица тоже красивая, но сильно отличающаяся от роскошного Приморского бульвара, эти дома для народа попроще. Кроме того, разница высоты такая, что у моего Джорджа уши заложило, как в самолёте! Мы оказались почти под Тёщиным мостом, представляете глубину (высоту)?!
      
      А оттуда пошли вверх по Военному спуску до Сабанеева Моста, по ступенечкам вверх на мост, ещё разок по красавице улице Гоголя, покушали зелёного борща в кафе с романтическим названием "Зося" в переулке Маяковского, и вышли на Гаванную! Короткая, но напичканная достопримечательностями улица! Назову лишь восстановленное на прежнем месте знаменитое кафе Фанкони, очень красиво в украинском стиле оформленный ресторан "Куманець", ресторан Печескаго оказывается имеет два выхода: на Гаванную и в Горсад. В тот день было очень жарко и в уличной части ресторана Печескаго, под навесом распыляли прохладную водичку. У входа в ресторан со стороны Горсада стоят две скульптуры в полный человеческий рост: Киса Воробьянинов протягивает шапку, прося подаяния, а напротив него облокотился на колено ироничный Остап.
      
      Остановите меня, ведь всего не пересказать, ведь об Одессе можно говорить бесконечно!
      
      P.S. Американским друзьям разослала фотографии по Интернету и специальной строкой подчеркнула: "Это НЕ ТА Одесса, что в Техасе". Просто не верится, что есть люди, которые никогда не слышали об Одессе настоящей, а знают только ту, что в Техасе. А их здесь большинство! О бывшем СССР знают только Москву и Санкт-Петербург. Красота Одесской архитектуры произвела на них огромное впечатление! Ах если бы Одесские власти осознали, какая это могла бы быть золотая жила иностранного туризма. Я теперь своим американским знакомым представляю Одессу, как "undiscovered jewel" - "неизвестное сокровище".

       Май-июнь 2010, Одесса - Хьюстон.
  • Комментарии: 38, последний от 22/02/2017.
  • © Copyright Боринг Людмила Георгиевна (milaboring@mail.ru)
  • Обновлено: 26/03/2013. 34k. Статистика.
  • Впечатления: США
  • Оценка: 7.32*7  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка