Черевков Александр Сергеевич: другие произведения.

Аэропорт "Бен-Гурион".

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Черевков Александр Сергеевич (lodmilat@zahav.net.il)
  • Обновлено: 20/12/2010. 61k. Статистика.
  • Рассказ: Израиль
  • Оценка: 4.45*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Там хорошо - где нас нет, где мы появляемся - Там становится плохо

  •    Аэропорт "Бен-Гурион".
       "Обратно я безработный." - с глубоким сожалением, подумал я, выходя утром из дома. - "Куда теперь мне податься работать? Опять придется мне ходить по частным бюро по трудоустройству. Другого выхода нет. В лишкатаваду государственное бюро по трудоустройству ходить бесполезно. Без знания языка иврит работу по моему образованию мне не дадут. Другие предприятия по найму рабочих такие же мало оплачиваемые работы, которые имеются всюду по производственным зонам города Ашдод и по всему Государству Израиль. Наверно пойду по частным конторам."
       Три часа моих хождений по частным бюро по трудоустройству ничего мне не дали. В каждом коахадаме словно сговорились. Предлагая мне работу по уборке офисов, квартир, городских улиц, территории предприятий и городских административных зданий. Такая работа была не по мне. Хотя бы в том отношении, что такой работой по уборке в Государстве Израиль занимаются в основном дряхлые старики и беспомощные женщины. Меня к этой категории людей никак нельзя относить. Я еще полон сил и с отличным здоровьем. Придется искать физически тяжелую работу. В середине дня я случайно наткнулся на приклеенное объявление на стене какого-то здания. Сколько раз давал себе слово не обращать никакого внимания на подобные объявления, наклеенные, где попало по городу Ашдод. Всегда считал, что такие объявления клеят лишь авантюристы, которые любыми путями хотят выудить себе деньги у нуждающихся в работе людей. Авантюристы даже не думают, что своим обманом обкрадывают совсем нищих людей. В наклеенном объявлении говорилось, что в аэропорту "Бен-Гурион" имеется работа грузчика, мойка посуды, чистка салонов пассажирских самолетов и другие разнообразные работы, как безработным мужчинам, также безработным женщинам. Подвозка к месту работы и питание имеются. Оплата за каждый час работы чуть выше прожиточного минимума. Имеются сверхурочные часы на дополнительную подработку. Места работы в аэропорту "Бен-Гурион" весьма ограничены.
       Конечно, я прекрасно понимал, что насчет ограниченных мест в аэропорту, это всего лишь уловка привлечения остро нуждающихся в работе. Так принято в Государстве Израиль в местах привлечения на работу. Даже само слово "привлечение" звучит на русском языке, как из уголовного дела "привлечение к ответственности", когда привлекают преступников к ответственности. Чем мы лучше преступников? Если нас начинают отсеивать во время привлечения к месту работы. Оставляют на месте работы, самых расторопных и остро нуждающихся в работе людей, которые готовы на любой поступок ради работы, чтобы только наемщики платили хорошие деньги. Посредники подрядчики "кабланы" по найму рабочих чаще совершенно безграмотные люди, которые занимаются тем, что исполняют роль посредника между предпринимателем и нуждающимся в работе. Кабланы также зависят в заработке от найма рабочих. Чем больше от каблана на предприятии высококвалифицированных рабочих, тем выше заработок самого каблана, который использует разные способы и уловки, чтобы заманить на предприятие высококвалифицированных рабочих. Поэтому кабланы ухитряются сочинять такие изощренные объявления, что любой писатель позавидует мудрому тексту каблана. На такие тексты на столбах "клюют" такие как я безработные и нуждающиеся в хорошей работе люди.
       В Государстве Израиль только на высшем уровне общения между людьми принято называть друг друга по имени и фамилии. В остальных кругах независимо от разницы пола, возраста и образования, все друг друга называют по имени. Поэтому я не удивился, когда на другой стороне телефонной связи каблан назвал себя Васей. Я привык к тому, что в Государстве Израиль на всех уровнях чаще встречаются русские имена. Особенно имя Вася. Осталось лишь Государство Израиль переименовать на какую-нибудь российскую область. Как бывшая Восточная Пруссия стала российской Калининградской областью далеко за пределами Российской Федерации. Возможно, что так когда-то случиться с Израилем.
       Конечно, поэтому нужно завоевать Государство Израиль хотя бы мирным путем. Достаточно пригласить смешанные семьи из Российской Федерации в Государство Израиль. Затем между собой поженить своих детей. В таком случае в Государстве Израиль будет преобладать русскоязычное население, которое больше будет стремиться к сближению с родиной предков по русской линии. Останется "русским" лишь внести в парламент Государства Израиль поправку к закону и придумать очередное название области в Российской Федерации на берегу Средиземного моря. Видимо именно по этой причине в последнее время ортодоксальные евреи воспротивились приезду из России смешанных семей, так как русская культура стала быстро проникать во все сферы развтия культуры в Государстве Израиль. В Государстве Израиль появились многочисленные русскоязычные средства печати, радио и телевидение. Даже некоторые государственные и частные предприятия стали выпускать свои документы на языках иврит и русский. Постепенно вытесняя из обихода арабский и английский языки.
       Таким образом, не зависимо от Кнессета(парламента) Государства Израиль, русский язык стал фактически вторым языком в Израиле. Независимо от протеста и не желания ортодоксальных евреев, русский язык сам пробивает себе дорогу к вершине власти в Государстве Израиль. Вполне возможно, что при поколении наших детей придет тот час, когда русский язык станет государственным языком в Израиле на равных с языком иврит. Наверно тогда прекратится дискриминация русскоязычного населения и все граждане нового государства или российской области на берегу Средиземного моря будут равны между собой. Не будет такой эксплуатации русскоязычного населения, которое страдает здесь сейчас от постоянных унижений со стороны местного населения Государства Израиль. Однако едва ли когда-то сбудется моя фантазия.
       - В аэропорт "Бен-Гурион" самолеты чаще всего прибывают ночью. Поэтому работа в аэропорту в основном ночная. - сообщил по телефону каблан Вася. - Если ты готов работать ночью, то сообщи, где тебя забрать в автобус на работу в городе Ашдод. Автобус следует от автовокзала через Сити, далее по улице Бней Брит в сторону Тель-Авива.
       - Так в конце улицы Бней Брит на пересечении с улицей Апальмах буду стоять. - сообщил я, каблану Васе.
       - В районе семи часов вечера тебя возьмет автобус в указанном тобой месте. - сказал в заключении Вася.
       До семи часов вечера было много времени. Я завел все домашние будильники на шесть часов вечера. Прикрыл шторы жалюзи от проникновения в квартиру солнечных лучей. Выпил вместо снотворного баночку пива с русской водкой и тут же улегся спать. Мне нужно было хорошо выспаться, чтобы не спать во время работы в аэропорту "Бен-Гурион". Насколько я помню, когда мы прилетели в час ночи в Государство Израиль в 1993 году, то тогда самолеты прибывали в аэропорт "Бен-Гурион" каждые пять минут. Столько же самолетов улетало из Государства Израиль. Думаю, что полеты самолетов не сократились, а скорее всего, прибавились. Работы в аэропорту хватит на всю ночь.
       За полчаса до прибытия автобуса я был на улице Бней Брит и в полном одиночестве ожидал прибытие автобуса в аэропорт "Бен-Гурион". Несмотря на осень последнего года двадцатого века и на вечерни сумерки, на улице была жаркая погода с таким душным воздухом, что некоторые птицы просто не выдерживали жары, падали замертво, где попало. Пока прошел каких-нибудь двести метром, от подъезда своего дома до улицы Бней Брит, попалось несколько околевших трупов пернатых. В основном были местные птахи с обильным пухом. Таким птицам следовало бы проживать где-нибудь севернее Кавказа. Так нет же, сама дикая природа определила место пребывания пернатых в жарком тропическом климате, где даже диким обнаженным людям находиться довольно жарко в такое время года.
       Резкое потепление на планете Земля отразилась во всем. Из территории Индии в Государство Израиль, также как в Северный Таджикистан, переселились желторотые и наглые скворцы Майна, которые заселяются в чужие гнезда и выкидывают на улицу местных пернатых. Следом за скворцами Майна в Государстве Израиль из Индии прибыли разные змеи, а за ними мангусты, охотники на змей. Из огромной Африки в Государство Израиль переселились разные виды косуль, а следом за ними гиены и шакалы. Охотники на разную падаль. Даже разновидность пернатых переселенцев из Африки увеличилось в несколько раз. Над платанами с сочными ягодами по ночам летают огромные стаи летучих лисиц и разных видов ночных пернатых хищников. В зарослях кустарников можно встретить муравьедов и диких кошек, которые раньше никогда не проживали в Государстве Израиле. Теперь новые виды диких животных могут встретиться на морских пляжах в городской черте вблизи парков и естественных водоемов. Даже на крышах зданий по Государству Израиль можно часто увидеть неизвестных птиц, которые начинают гнездиться повсюду.
       Когда час пик на улицах городов Государства Израиль прошел. На автобусной остановке по улице Бней Брит в городе Ашдод никого не было, я хотел было вернуться домой, но, вдруг, возле меня остановился размалеванный рекламой автобус. Водитель, приоткрыв дверь автобуса, назвал мою фамилию. Я ни стал выяснять с водителем автобуса, зачем он назвал мою фамилию, просто прошел в салон автобуса и сел на свободное место, которое оказалось в салоне автобуса в единственном числе. Так много было желающих работать в аэропорту "Бен-Гурион". Видимо проблема безработицы коснулась многих новых репатриантов из Советского Союза. В данном случае я был не одинок. Стараясь сэкономить свою энергию к ночной работе в международном аэропорту "Бен-Гурион", я ни стал обращать внимание на сидящего рядом мужчину. Просто сел на свободное место в салоне автобуса и откинул сидение в лежачем положении. "Экономика должна быть экономной." - почему-то вспомнил я тупой девиз Советского Союза времен генерального секретаря ЦККПСС Леонида Ильича Брежнева. Все равно, что масло масленое. Видимо тогда этот девиз был к месту. Советский Союз находился на последней ступени перед коммунизмом, постоянно скользил, и, никак не мог решиться на последний шаг, чтобы наконец-то шагнут в великое будущее построенного коммунизма. Надо было во всем экономить, чтобы накопить силы к окончательному построению светлого будущего - коммунизма. Но как можно построить светлое будущее на пустой желудок. Когда от голода в глазах темнеет и перед светлым будущим ничего не видно. В таком случае каждого влечет на бунт и на подвиги во имя построения любого будущего, в котором было бы в достатке работы, а хлеб насущный может заработать каждый своим трудом в любом обществе. Вот и я, как перед построением коммунизма в России, старался, как можно больше сэкономить своей энергии, к построению светлого будущего своей семьи, которая не видела никакого светлого будущего в строительстве капитализма в Государстве Израиль. Нашей семье надо было, прежде всего, выжить, чтобы дальше жить при капитализме в Государстве Израиль. Поэтому я был согласен на любую высокооплачиваемую работу. Главное, это чтобы не залезть в минус в своем банке "Апоалим". Иначе, мы всей семьей будем на улице. Мне никак не хотелось бомжевать.
       Мои мысли прервал рев самолета аэробуса Boing-767. Когда-то мне приходилось летать на таком самолете аэробус Boing-767 из города Москва в Гонконг. Как это было давно. Наверно лет десять прошло? Если не больше. Хорошие были тогда у меня времена жизни. Когда мог летать по делам своего бизнеса из одной страны в другую. Не чувствовать ни каких проблем в незнании языка, а также в разнице между культурой разных стран. Все было доступно. Автобус остановился на служебной стоянке автобусов. Мы вышли из салона автобуса. Нас тут же встретил тот самый каблан Вася, с которым я говорил по телефону. Если бы я даже не услышал его голоса, то все равно сразу мог догадаться, что это тот самый каблан Вася. Более наглой и хитрой рожи я не припомню за всю свою жизнь. Мне почему-то сразу захотелось двинуть ему кулаком по морде и тут же вернуться к себе домой. Но я воздержался от исполнения желаний своих мыслей. Благосостояние моей семьи было у меня главным вопросом. Поэтому я был согласен на некоторые незначительные унижения, на благо собственной семьи. Дать по морде можно в любое время.
       - Мужчины до пятидесяти лет станьте влево от меня. - писклявым голосом, сказал каблан Вася. - Мужчины старше пятидесяти лет и женщины станьте вправо от меня. Таким образом, мне легче будет распределять вас к работе на территории аэропорта "Бен-Гурион".
       Мне уже было за пятьдесят лет. Но по физическим данным я выглядел значительно лучше тех, кому не было пятидесяти лет. Поэтому я ни стал себя унижать до старых мужчин и слабых женщин. Стал влево от каблана Васи, где стояли салаги, к моему возрасту, но физически сильно проигрывали передо мной, чем я искренне гордился. Готов был посоревноваться в своем физическом развитии с любым салагой, который был слабаком по сравнению со мной. Таким мужикам стоило сидеть дома. Держаться за юбку своей молодой жены, чтобы такие физически здоровые мужики, каким сейчас был я, не смогли у него увести красивую молодую жену. Хотя сейчас у меня главное - это семья.
       - Женщины и мужчины старше пятидесяти лет пойдут работать на кухню. - объявил, каблан Вася. - Мужчины моложе пятидесяти лет идут на разгрузку пассажирских и грузовых самолетов. Перерыв в аэропорту "Бен-Гурион" через каждые три часа работы.
       Женщины и мужчины старше пятидесяти лет сразу направились следом за кабланом Васей в сторону служебного блока питания, аэропорта "Бен-Гурион". Мужчины младше пятидесяти лет остались при дежурном по разгрузке пассажирских и грузовых самолетов. У этого дежурного, было странное имя Изя. Такое имя больше подходит китайцу, чем еврею. Даже сам Изя был толстеньким и круглым, как большинство китайцев. Возможно, он китайский еврей?
       Изя проверил подлинность наших документов. Затем повел нас в отдел, по оформлению пропусков к работе на территории в аэропорту "Бен-Гурион". Прямо в кабинете по оформлению пропусков, сделали наши фотографии на пластиковые карточки. Наши данные из удостоверения личности "теудат зеут" ввели в компьютер. В соседнем кабинете выдали рабочие комбинезоны голубого цвета с логотипами аэропорта "Бен-Гурион". Дальше мы прошли в раздевалку временных рабочих. Переоделись в голубые комбинезоны данные нам на работу в аэропорту "Бен-Гурион".
       - Вот теперь мы стали "голубыми". - не к месту, пошутил я. - Нам лишь осталось выйти на панель гомиков.
       - Будет вам ночью голубая и белая панель аэропорта "Бен-Гурион". - сказал Изя, дежурный по перевозкам.
       Меня закрепили за электрокарой, которую здесь называют "маргиза". В мои обязанности входило ездить вместе с маргизанщиком к пассажирским самолетам и оттуда возить пассажирский багаж к каруселям по выдаче багажа. Вроде работа не сложная. Не считая ответственности, которая весит на тебе за чужое добро, а также тяжесть груза, который сдают в багаж, чтобы ни таскать следом за собой к самолету во время посадки, а затем дальше из самолета. Я никогда не думал, что так часто летают самолеты. Едва я успевал вдвоем с напарником и маргизанщиком выгрузить багаж из прибывшего самолета, как нам тут же по рации сообщали, куда вести багаж на посадку в самолет. Не успевали загрузить багаж в улетающий самолет, как нам сообщали рейс и место прибывшего на посадку самолета, который шел транзитом через Государство Израиль и нуждался в быстром обслуживании прилетевших пассажиров.
       Пожалуй, что в таком темпе я никогда не работал. Мы втроем на маргизе метались как угорелые между пассажирскими самолетами и багажным отделением аэропорта "Бен-Гурион". Наша работа была больше похожа на соревнование по перевозке чужого багажа, который надо было не только перевезти в целости и в сохранности, а также безошибочно прибыть к месту стоянки пассажирского самолета, который прилетел или улетал из международного аэропорта "Бен-Гурион". Любое промедление или ошибка могли обернуться нам крупным международным скандалом. Я даже не успел познакомиться со своими напарниками, как прошли первые три часа нашей работы. Нас заменили грузчики, которые были в резервной бригаде и обслуживали другие бригады во время обеденных перерывов. Так что мы настоящим трудом в поте лица и тела заслужили тридцать минут своего перерыва, вовремя которого нам разрешалось располагать свободным временем, так, как нам того хотелось во время отдыха после работы в аэропорту.
       Вполне естественно, что мне хотелось больше кушать, чем спать. На сон меня ни тянуло, так как прошло всего три часа ночной смены. У нас впереди были шесть часов рабочего времени. Поэтому я решил плотно покушать. Тем более что нам предложили, можно сказать, "шведский стол", любой продукт на выбор. В полнее возможно, что это были невостребованные продукты во время рейса пассажирского самолета. Так как на комплексных продуктах были товарные знаки разных фирм и государств. Даже упаковки российского аэрофлота попадались на наши глаза. В любом случае это были не объедки с чужого стола и не просроченные продукты аэропорта, которые жалко было выбросить и поэтому эти продукты скармливали своим временным работникам. Нас вполне устраивала подобная пища. Не успели мы, как следует покушать в комнате по отдыху рядом с сортировкой продуктов перед служебной кухней аэропорта "Бен-Гурион", как вездесущий Изя вошел в комнату и сообщил нам, что время нашего отдыха заканчивается. Мы переходим на другой участок работы. Будем обслуживать грузовые самолеты, прибывающие в международный аэропорт "Бен-Гурион" и улетающие из аэропорта в другие международные рейсы по всей планете Земля.
       Объявление нового места работы каблана Изи звучало у меня в ушах, как сообщение межпланетных полетов из дискодрома племени людей-птиц. Вполне возможно, что так бы и было. Если бы я согласился с предложением Старика ОН из племени людей-птиц. Может быть, я не только управлял бы полетами диско-планов или дисколетов, но также мог бы иногда посещать другие планеты, к которым летают летательные аппараты из племени людей-птиц. Но! Увы! Мне это не дано. Я никогда не смогу решиться на то, чтобы ради своего интереса к познанию неизвестного, оставить семью. Я не пойду против семьи. Наедине с обычным миром, среди обычных смертных людей, без меня семья моя погибнет. Может быть, такой вывод звучит со стороны, как мания величия перед самим собой, когда жизнь на планете Земля закончиться вместе со мной. Стоит мне удалиться в другое измерение жизни или просто умереть, как тут же прекратиться жизнь обычных людей на планете Земля. Так как только лишь на мне держится жизнь. В данном случае, на моей семье, которая без моего внимания просто сразу вымрет и больше не продолжит свой род. Быть может, как раз все произойдет иначе в мое отсутствие. Поплачут, мои близкие люди по мне. Помянут родственники, как следует меня со знакомыми по-христиански или по-еврейски. Вскоре заживут намного лучше, чем жили при мне. Ведь в данное время я у них, как контроль на линии жизни. Постоянно замечаю за своими детьми какие-то недостатки, на которые, порой, даже ни стоило обращать никакого внимания. Как, наверно, это делают в других семьях. Может быть, именно по этой причине наши дети бегали из дома? Так как детям всегда хотелось свободы.
       В какой-то степени работа в грузовых самолетах отличалась от работы на пассажирских самолетах хотя бы тем, что нам не нужно было мотаться, между пассажирскими самолетами и багажным отделением аэропорта "Бен-Гурион". Это был совершенно другой портал и с совершенно другой техникой разгрузки. Прочти в каждом самолете был свой электронный погрузчик и почти в каждый самолет мы могли въехать своей маргизой на рагрузку чего-то. Самой трудной работой в грузовых самолетах был почтовый рейс. Приходилось погружать и разгружать руками почтовые мешки и разные пакеты, которые были не габаритные и едва удерживались на маргизе, которая никак не была приспособлена к грузам почтовой перевозки. В работе нужны были смекалка и сноровка. Нам не хватало опыта в такой работе в международном аэропорту "Бен-Гурион". На почтовых рейсах самолетов мы вкалывали. Зато на обычных грузовых самолетах за нас работу делали разные погрузчики. Мы лишь следили за передвижением груза.
       Во время второго перерыва я отказался кушать. Только спросил дежурную по служебной кухне, насчет своей порции обеда, которую хотел взять домой, так как дома никто не работает и моя семья фактически сидит голодная. В то время как я за один лишь обед отъел себе живот, который едва таскаю за собой, моя семья несколько недель не видела мяса. Я уже не говорю о фруктах, которые почему-то в Государстве Израиль стоят очень дорого. В то время как садоводы и огородники в Государстве Израиль десятками тонн выбрасывают на свалку фрукты, овощи и ягоды.
       - После работы утром подойди на кухню. - сказала дежурная по кухне. - Я вам приготовлю продукты домой.
       Конечно, за полчаса очередного отдыха выспаться не возможно. Тем более что вездесущий каблан Вася, видимо, спит между перерывами, а по будильнику приходит поднимать нас на работу. Наверно в семье у него, также нет от него ни сна и ни покоя. Такие люди, как офицеры армии, заражены подъемами по тревоге. От них нет никому покоя солдатам и гражданским. У таких людей давно нарушена нервная система. Они не могут жить без постоянных тревог. Последние три часа работы в аэропорту "Бен-Гурион" наша бригада работала в складах невостребованных грузов. Место работы было похоже на когда-то существовавшие в Советском Союзе склады забытых вещей. В каждом углу склада и на стеллажах возле стен находились грузы невостребованные в течение нескольких лет. В основном это были картонные коробки и кожаные баулы, которые за дальностью лет зацвели сыростью и на половину сгнили. Отчего на складах был такой отвратительный запах, что я едва доработал до конца смены. Хорошо, что не был в прямом контакте с этой гнилью и иногда имел возможность выйти подышать на воздухе. Иначе бы заболел аллергией. Больше всего нашей бригаде пришлось заниматься сейчас забытыми грузами, некоторую часть из которых ждала та же участь гниения, что было с картонными коробками и кожаными баулами. Большую часть не востребованных грузов могли забрать в любое время. Так как хозяева груза не умышленно забыли свой груз, а по каким-то серьезным причинам. Все люди смертные и мало ли что могло случиться с хозяином груза или с его транспортом, на котором хозяин забытого груза мог отвести по назначению груз из аэропорта "Бен-Гурион". Здесь груз хранился долгие годы.
       Закончили мы свою смену тогда, когда красный диск обозленного солнца стал медленно и зловеще подниматься со стороны святого города Иерусалим. Раскаленный докрасна диск солнца был видимо, не доволен тем, что в течение суток находился за океанами и теперь поднимался над вонючим Мертвым морем, в котором ничто живое не может находиться. Теперь ему, светилу жизни, приходится поглощать отвратительные запахи Мертвого моря. Через пару часов солнечный диск полностью очистится от запахов и грязи. Днем солнечный диск станет золотистого цвета.
       - Мужчина! Вы забыли пакет с продуктами. - напомнила дежурная по кухне, когда я проходил мимо кухни.
       - Извините, пожалуйста! Заработался. - сказал я, дежурной по кухне. - Спасибо за ваше внимание ко мне.
       - Это ни мне, а аэропорту "Бен-Гурион", надо сказать спасибо, у него остаются продукты. - ответила дама.
       Ни заглядывая в пакет с продуктами, я прошел в раздевалку. Быстро переоделся в свою одежду. Затем пошел на стоянку служебных автобусов и сразу прошел в салон нашего автобуса. Сел на свободное место. В это время, наемные рабочие из аэропорта "Бен-Гурион" сидели на своих местах в салоне автобуса в ожидании кого-то. Я ни стал выяснять, кого именно ожидают. Просто сел на свободное место в салоне автобуса и приготовился ко сну на время нашей поездки от международного аэропорта "Бен-Гурион" до города Ашдод. Мне нужно было отдохнуть до вечера. Так как в семь часов вечера мне обратно ехать на работу в аэропорт "Бен-Гурион" зарабатывать деньги для семьи.
       - Господа рабочие! Я должен записать вас всех в свой список с последующим распределением на работу. - сказал нам, каблан Вася, словно не мог этого сделать раньше до работы или во время работы в международном аэропорту "Бен-Гурион". - Называйте район проживания в городе Ашдод, а также свое имя и фамилию, чтобы я знал, где вас вечером брать на работу. Время выезда на работу останется прежним. Начнем перекличку с первого ряда автобуса.
       Едва дождавшись своей очереди на перекличку, я тут же отключился, не ожидая пока закончиться вся перекличка рабочих в салоне автобуса. Мне ужасно как хотелось спать. Поэтому я не мог дождаться отправления автобуса от аэропорта "Бен-Гурион" до города Ашдод. Сквозь сон я чувствовал, как слегка покачивается автобус во время движения. Поэтому сознание мне подсказывало о том, что мы наконец-то едем к себе домой после ночной работы.
       - Папа! Папа! Приехал! - радостно, закричала Виктория, когда я вошел в квартиру. - Гостинцы нам принес.
       - Сами разберетесь с пакетом. - устало, сказал я, уступая пакет дочери. - Меня не тревожьте. Я буду спать.
       Скинув с себя верхнюю одежду, я помыл в ванной уставшие и потные ноги. Не принимая душ, я прошел в свою спальню и просто упал без чувств, в постель еще теплую от моей жены, которая согревала своим телом и душой наше семейное ложе. Мне даже думать некогда было о своем супружеском долге перед своей любимой женой. Нет! Я еще ни стал возрастным импотентом! Но после тяжелой работы сейчас мне было, ни до секса с любимой женщиной.
       Когда я проснулся, то дома никого не было. Лишь по конфетным оберткам на столе, я понял, что дома была Виктория и после школы побежала гулять с подругами рядом с домом или в соседний городской парк. Старший сын Артур обратно уехал на службу в израильскую армию. Второй сын Эдуард наверно еще на работе в смешанном магазине, который находится напротив отделения банка "Апоалим" в продуктовой промышленной зоне. Там в смешанном магазине Эдуард работает больше года до своего призыва на службу в израильскую армию. Скорее бы он отслужил.
       Людмила как всегда занимается "никаеном"(уборкой) в каком-нибудь многоэтажном доме. Мне даже стыдно спрашивать свою жену о месте ее работе. Ведь где это видно, чтобы жена бывшего интеллигентного бизнесмена, бывшего руководителя крупной международной компании занималась мытьем лестничных пролетов в жилых домах. Мне даже неудобно попадаться на глаза своей жены. Словно это я послал свою жену на такую унизительную работу, как уборка чужого жилья, а также уход за пожилыми людьми в чужих квартирах. Лучше бы жена работала в другом месте. В какой-нибудь государственной конторе в кабинете за письменным столом. Но туда без знания языка иврита не берут. Поэтому приходится Людмиле вкалывать с тряпкой в чужих квартирах, а так же в коридорах жилых зданий.
       Стараясь быстрее скрыться от взора своей жены, я ни стал задерживаться в душевой комнате. Просто слегка сполоснулся холодной водой под душем и стал собираться идти на работу в ночную смену в международный аэропорт "Бен-Гурион". Собственно говоря, мне и собираться было нечего. Всего лишь надо немного покушать. Надеть на себя легкую одежду, а также не забыть прихватить с собой "теудат зеут". Удостоверение личности, также как паспорт, всегда должны быть при человеке. Мало ли что может произойти с человеком на работе или в пути между домом и работой. Я сам когда-то учил свою жену, что человек без паспорта не человек. Всегда может затеряться особенно в огромно мегаполисе, каким в далеком прошлом у нас был город Москва, когда там, в метро заблудилась Людмила.
       Вот и сейчас захватив с собой "теудат зеут" и двадцать шекелей на всякий случай, я поспешил выйти из квартиры, чтобы не попадаться на глаза никому из своей семьи. Кроме того, мне хотелось заранее выйти на остановку автобуса. Лучше постою на улице, чем буду оправдываться перед своей женой за очередную маленькую зарплату, которую я принес в последний раз за время моих случайных работ на северной промышленной зоне в прошедшем месяце.
       Автобус как в первый раз пришел во время. Я сел на свободное место и откинувшись на сидении, погрузился в сон, который не хотел принимать меня к себе, но я пересилил бодрое состояние своей души и тела, погрузился в кратковременный сон, в котором ничего не снится. Лишь просто организм находится в состоянии временного покоя, пригодного на подготовку к изнурительной ночной работе, которая ущемляет тебя не трудом, а состояние души и тела, которые вместо ночного покоя должны бодрствовать и трудиться. Все равно, что ночных зверя или птицу заставить бодрствовать днем или наоборот дневных зверей и птиц заставить бодрствовать ночью. Представляю, как сильно сразу будет подорвана нервное состояние организма диких животных и птиц. То же самое происходит с человеком. Вот так мне, дневному хищнику, приходиться охотиться на работу в ночное время. В таком состоянии нервной системы меня надолго не хватит. Ведь организм человека после работы должен находиться в состоянии покоя. О каком покое можно думать, если во время твоего сна все вокруг наслаждаются днем. Даже не думают о состоянии сна и покоя. В то время как ты сам, нарушая закон природы, пытаешься усыпить себя в течение дня. Разве так можно поступать со своим организмом, который противиться обратному положению. Придется мне искать себе работу днем. Погруженный в кратковременный сон, в размышлениях над состоянием души и тела, я не заметил, как автобус подрулил к служебной остановки автобусов в аэропорту "Бен-Гурион". Лишь легкий толчок автобуса при остановке вывел меня из состояния покоя. Я тот час открыл глаза и стал озираться вокруг себя. Словно что-то необычное и неожиданное должно сейчас произойти рядом со мной в том пока неизвестном пространстве другого измерения жизни .
       - Грузчики! Следуйте за мной. - услышал я, в полумраке, хриплый голос Изи, дежурного по грузовым авиационным перевозкам. - Сегодня ночью займемся разгрузкой гуманитарных товаров из США и Европы в Государство Израиль.
       За время своего бизнеса в Советском Союзе я многократно раз занимался посреднической работой между развитыми странами, такими как США и страны Европы, по отгрузке гуманитарных товаров республикам бывшего Советского Союза. В основном это были рождественские подарки из США и ширпотреб из стран Европы, которые настолько заелись, что даже не знали, куда отправлять свой товар, который не пользовался спросов в странах Европы и Америки. Зато в бывших республиках Советского Союза залежалый товар стран Европы и Америки пользовался большим спросом. Тем более что на халяву можно было сделать большие деньги. Несмотря на то, что гуманитарный товар был под запретом продажи. Все равно все посредники через подставных лиц занимались торговлей гуманитарных товаров в своих подпольных магазинах и маленьких лавках по всем бывшим республикам Советского Союза.
       Я плохо разбираюсь в английском языке, но картонные коробки с рождественскими подарками к новому тысячелетию "Milenium" можно было легко узнать среди других гуманитарных товаров. Тем более что я точно знал о содержании этих картонных коробок. Там обязательно будут рождественская индейка, болон кукурузного масла, шесть банок пива, коробки печения или вафли, рождественские открытки и три конфеты леденцов. Зачем в рождественских подарках леденцы зеленого, красного и желтого цвета? Я не знаю до сих пор. Вполне возможно, что какая-то американская примета или обычай, о которых нам не говорят американцы. Точно также как русские не делятся своими приметами и обычаями с другими народами стран всего мира. У каждого народа есть какие-то свои приметы и тайны. До первого перерыва мы разгрузили три транспортных самолета. Один самолет был из США и два из Германии. Видимо немцы так усиленно пытаются замолить свои грехи после второй мировой войны перед евреями, что постоянно посылают им гуманитарные грузы и выплачивают разные компенсации за нанесенный ущерб во время войны с фашистами. Однако, разве можно оплатить чем-то то горе, которое фашисты принесли евреям. Миллионами истребляя евреев в концентрационных лагерях и просто расстреливая в городах Европы. Гибель родных не забыть.
       После первого перерыва, во время которого я больше спал, а меньше кушал, наша бригада работала на погрузке гуманитарных грузов в контейнеровозы и в обычные грузовые автомобили, которые развозили грузы по базам Сахнута и дальше нуждающимся потребителям по всей территории Государства Израиль. Наверняка перепадало из рождественских подарков гуманитарных грузов и жителям Палестины. Ведь арабы палестинцы тоже являются гражданами Государства Израиль, хотя сами более сорока лет ведут непрерывную войну против Государства Израиль.
       Всю ночь наша бригада занималась гуманитарными грузами, хотя мы ничего не знали о содержании картонных коробок и об огромных баулах напичканных какой-то одеждой из стран Европы и Соединенных Штатов Америки. Мы прекрасно понимали, что эти подарки не по нашу душу. Хотя мы тоже были "олим хадашим" новыми репатриантами в Государстве Израиль. Правда я был со стажем в семь лет и считался "ватиким" старожилом. Однако таким я себя не считал. Так как в душе я все ровно был гражданином Советского Союза. Как в песни "Мой адрес ни дом и не улица. Мой адрес Советский Союз." Вот так я живу в Государстве Израиль с мыслями о Родине, которой больше нет. Видимо все-таки есть на свете Бог, который читает наши мысли и делает все так, как нам было угодно. Иначе как объяснить такой случай, который произошел прямо на наших глазах и не имел в своем происшествии никакой подстройки со стороны человека, который был заинтересован в угоду себе совершить, этот случая, чтобы затем попользоваться таким случаем на благо себя или себе подобных людей работающих рядом. По неволи поверишь в чудо.
       Когда "маргиза" электрокара везла последний "мештах" поддон с картонными коробками рождественских подарков из грузового самолета США в склад-ангар, то прямо на наших глазах под колеса электрокары попал какой-то металлический предмет. Отчего электрокара на глазах у всех стала крутиться в стиле вальса на ровной площадке между грузовым самолетом и складом-ангаром. В результате чего картонные коробки с рождественскими подарками из США разлетелись во все стороны и перестали иметь подарочный вид из Америки. Подарки потеряли товарный вид. Дежурный по грузовым перевозкам из аэропорта "Бен-Гурион" тут же пригласил представителя из США, который сопровождал гуманитарный груз и рождественские подарки из США в Государство Израиль. Со стороны Соединенных Штатов Америки и Государства Израиль была собрана комиссия. По составлению акта на списание рождественских подарков, которые пришли в негодность в связи с аварией на территории международного аэропорта. Во время транспортировки рождественских подарков из грузового самолета в склад аэропорта "Бен-Гурион" Государства Израиль. В присутствии представителей Соединенных Штатов Америки и Государства Израиль, а также нас - грузчиков. По составленному акту груз рождественских подарков из США не имел товарный вид и подлежал немедленному уничтожению в присутствие представителей Соединенных Штатов Америки и представителей Государства Израиль. В лице служащих аэропорта "Бен-Гурион" и временных рабочих присутствующих на разгрузки рождественских подарков и США. В чем мы ниже подписавшиеся обязаны соблюсти порядок уничтожение груза, не подлежащий использованию в гуманитарных целях, а также в корыстных целях в угоду кому-нибудь из представителей комиссии.
       - Я не могу подписать подобный акт! - категорически, отказался я. - Тем более, уничтожать продукты, в который заложен труд людей. У меня семья несколько месяцев не видела нормальных продуктов, а я на глазах у всех должен уничтожать такой деликатес. Можете меня уволить с работы. Но, на мой взгляд, это преступление перед голодными.
       Представители обеих сторон, США и Государства Израиль, отошли в сторону от меня за склад-ангар. Стали проводить там какие-то свои переговоры по вопросу уничтожения гуманитарного груза рождественских праздников из США в Государство Израиль, а также по моему возражению с уничтожением гуманитарного груза рождественских подарков. Ведь действительно в моих глазах, это выглядело как настоящее преступление перед обездоленными людьми.
       - Представители комиссии двух сторон, составившей акт на уничтожение гуманитарного груза рождественских подарков. Постановили! - объявил Изя, окончательный приговор. - Передать гуманитарный груз рождественских подарков, не имеющих товарный вид, на последующее уничтожение грузчикам аэропорта "Бен-Гурион". Бракованный груз рождественских подарков из США не подлежит продаже и передачи другим лицам. Можете груз забрать себе домой.
       Наша бригада грузчиков едва сдерживала восторг от решения представителей комиссии двух сторон. Мы, тут же, не сговариваясь, поделили между собой содержимое разбитых картонных коробок. Затем весь бывший гуманитарный груз рождественских подарков мы упаковали в новые целлофановые пакеты, предназначенные к упаковки мусора. В сопровождении представителя комиссии двух сторон вместе с актом на уничтожение бывшего гуманитарного груза рождественских подарков мы тут же прибыли на стоянку служебных автобусов с мусорными пакетами в руках. Свой груз, подлежащий уничтожению, мы оставили на своих местах в салоне автобуса. После чего вернулись в служебное помещение, международного аэропорта "Бен-Гурион". Подписали акт об уничтожении бывшего гуманитарного груза рождественских подарков, который в связи с транспортной аварией потерял товарный вид. Затем пошли в раздевалку, где меня ждал фирменный целлофановый пакет международного аэропорта "Бен-Гурион" с комплексным обедом предназначенный рабочим и служащим аэропорта "Бен-Гурион", а также пассажирам самолетов.
       Когда мы прибыли автобусом в город Ашдод, то я от автобусной остановки с улицы Бней Брит едва дотащил до своей квартиры оба целлофановых пакетов набитых доверху комплексными обедами и рождественскими подарками гуманитарного груза прибывшего специальным рейсом из Соединенных Штатов Америки в Государство Израиль. Так семья была обеспечена продуктами до конца года, конца прошедшего века, а также до начала нового тысячелетия. Хорошо, что дома утром обратно никого не было. У меня было время на распаковку пакетов с подарками из США, потерпевших аварию в аэропорте "Бен-Гурион". Кроме того, я мог спокойно отдохнуть до вечера. В девятнадцать часов вечера мне снова нужно было ехать на работу в аэропорт "Бен-Гурион". Постепенно я начинал привыкать к тяжелой работе, а также к ночным проблемам недосыпания во время ночной работы в аэропорту "Бен-Гурион".
       Разложив все подарки по полкам домашнего холодильника, я выпил баночку пива из рождественских подарков США. Отрезал от рождественской запеченной индейки кусок мяса и вместе с булочкой закусил выпитое пиво. Мне сразу захотелось спать, как от принятого лекарства снотворного. Теперь я точно мог хорошо отдохнуть до отъезда на работу в международный аэропорт "Бен-Гурион", где меня обратно ждали какие-то сюрпризы и новые виды работ. В третью ночь мы обратно работали в складах-ангарах по распределению гуманитарных и товарных грузов, которые прибывали в Государство Израиль со всего белого света. Конечно, мы больше не ожидали подобных сюрпризов. Какой была у нас вчерашняя авария, принесшая нашим семьям огромный пищевой доход. Мы просто надеялись, что у нас третья ночная смена пройдет намного лучше, чем две предыдущие. Мы ни так сильно устанем, как было две подряд ночные смены, когда мы после работы едва дотащили свои ноги домой. Надо как-то привыкнуть к работе.
       - До чего люди дошли! - возмущенно, сказал маргизанщик, когда в одной из картонных коробок гуманитарных подарков случайно разбилась стеклянная банка. - В Государство Израиль поставляют банки с маринованным чесноком.
       - Это не чеснок, а маринованная черемша. - возразил я, почувствовав с детства знакомый мне запах. - Запах моей родины. Черемша растет под снегом. Собирают листья черемши лишь тогда, когда в горах Северного Кавказа начинает таять снег и обнажает первые всходы сочной черемши, которую маринуют и солят, как в одиночку, так с другими овощами, которые употребляют в солениях. Черемша не только приятный на вкус продукт, но также целебное растение. Черемша излечивает, как различные простудные заболевания, так многие хронические болезни кишечника. Кроме того, черемша хорошая закуска под любую выпивку - вино, водка или арака. Черемша может долго хранится.
       - Ну, ты прямо шикарную рекламу выдал на черемшу! - удивленно, воскликнул Изя, дежурный по перевозкам. - Обязательно попробую черемшу в разном виде. Может быть, ты так же хорошо знаешь Кавказ?
       - Чего мне не знать Кавказ? - удивился я. - Если я родом с Кавказа. Кроме того, я служил в армии на Кавказе. Жил, учился, работал, служил и путешествовал по всему Кавказу. Ездил и ходил пешком, от города Ростов на Дону до границы с Ираном и Турцией. Исходил все возле Каспийского, Черного и Азовского морей.
       - Ты в городе Краснодар часто бывал? - не унимался Изя, со своими вопросами. - Хорошо знаешь кубанские места?
       - В конце пятидесятых, в начале шестидесятых годов мы жили на реке Лаба, которая протекает через Краснодарский край в падает в реку Кубань. - ответил я. - Во время службы в армии. В конце шестидесятых годов. Я был на уборке урожая в Краснодарском и Ставропольском краях. Кроме того, я часто ездил по службе и на отдых в оба края Северного Кавказа. Вполне понятно, что заезжал в города Краснодар и Ставрополь. Я же сейчас говорил тебе о Кавказе.
       - Хотел бы побывать у себя на родине на Кавказе? - приблизившись ко мне, почти шепотом, спросил Изя.
       - Я думаю, что рядом нет такого человека, который не хотел бы побывать на Родине. - сразу, ответил я.
       - Вот и хорошо, что ты так прекрасно знаешь Кавказ. - восторженно, сказал Изя. - У меня к тебе во время перерыва будет деловой разговор. На перерыв не ходи в раздевалку. Мы с тобой поговорим один на один.
       - Хорошо! Поговорим! - согласился я. - На пустой желудок я разговаривать не могу. Голова совсем не варит.
       - В самолете будет тебе пища желудку и мозгам. - ответил мне, Изя, направляясь к грузовому самолету.
       Мы продолжили разгрузку самолетов с гуманитарным грузом и с товаром из Северного Кавказа. В это время мои мозги были заняты лишь вопросами предстоящего разговора с Изей. Я не понимал, чего от меня хочет Изя насчет Кавказа. Разговор о Северном Кавказе как бы согрел мою душу воспоминаниями о родине. Ведь я так давно не был на Северном Кавказе, что даже стал забывать запахи лесов, полей и гор своей родины, которая так далеко от меня. Увлеченный размышлениями о своей родине, я не заметил, как подошел первый перерыв во время ночной работы. К нам на смену приехала на маргизе резервная бригада. Мои напарники тут же отправились на отдых в нашу раздевалку, в служебное здание международного аэропорта "Бен-Гурион". Я остался ожидать Изю, который куда-то пропал перед самым перерывом. Если через пару минут не придет, то я ему набью морду, за то, что он сорвал мне перерыв и ни дал хорошо отдохнуть после трех часов ночной, изнурительной работы на разгрузке товара из самолетов.
       После минуты ожидания, я хотел было направиться пешком в нашу раздевалку, как, вдруг, из-за склада-ангара выскочил служебный джип аэропорта "Бен-Гурион". За рулем был Изя, который извинившись передо мной за опоздание, пригласил меня сесть рядом с ним на переднее сидение джипа. С кислой гримасой я нехотя сел рядом с Изей, который тут же рванул с места на джипе и чуть не потерял меня на повороте. Когда от резкого поворота влево дверца джипа открылась, я едва успел схватиться за ручку джипа сбоку панели управления и удержался на своем месте. Затем захлопнул дверцу джипа. Мы продолжили поездку по площадке стоянки грузовых самолетов в сторону служебного здания грузовых перевозок, которое было за складами-ангарами в стороне от пассажирского терминала.
       Меньше чем через пару минут Изя остановил джип прямо напротив двери возле здания грузовых перевозок. Мы вышли из джипа и направились в кабинет дежурного по грузовым перевозкам. В небольшом кабинете стоял один только письменный стол с компьютером и письменными принадлежностями. Рядом с письменным столом стояли два стула. Больше ничего другого на письменном столе и в самом кабинете не было. Видимо Изя забыл, что я ему сказал насчет продуктов на время моего отдыха во время перерыва и нашего разговора. Придется голодным работать. Не успел я возразить насчет прокола Изи во время разговора со мной, как в это время открылась боковая дверь, которую я сразу не заметил, так как все мое внимание было сосредоточено на письменном столе. В кабинет вошла девушка в служебной униформе аэропорта "Бен-Гурион". За собой девушка везла на колесах небольшой двух ярусный столик. На первом ярусе были горячие и холодные продукты. На втором ярусе находились различные напитки, среди которых выделялись алкогольные и безалкогольные напитки, а также несколько баночек бельгийского пива.
       - Однако хорошо ты живешь! - удивленно, воскликнул я, когда девушка скрылась за дверью. - Давно так не сидел. С тех пор, как прибыл на жительства в Государство Израиль, не раз не было у меня такого застолья.
       - Если мы найдем общий интерес в работе, то у тебя так будет каждый день. - с намеком, сказал мне, Изя.
       Я ничего ни стал отвечать Изе, так как мой разум и желудок были увлечены созерцанием того, что было на обоих ярусах этого прекрасно сервированного столика. Мне ужас как хотелось кушать, поэтому было ни до разговора. Видимо, понимая мое состояние голода, Изя ни стал сразу разговаривать, а предложил мне покушать то, что было на сервированном столике и не могло тоже так долго ждать. Время поджимало со всех сторон. Перерыв не бесконечный. Поэтому надо было успеть хорошо, покушать, а также о чем-то деловом поговорить насчет Северного Кавказа. Изя налил себе в бокал кока-колу, а мне предложил спиртное. Я согласился выпить немного виски. Больше ничего другого из спиртного и пиво я не хотел пить, так как меня потом стало бы тянуть ко сну. Мне было бы не до работы. Впереди у меня шесть часов работы в ночную смену. Так что выпивку можно оставить на потом. Если конечно потом это будет. В нерабочее время я не отказался бы от любого спиртного напитка. Тем более от пива, которое я пью всегда. Сейчас надо хорошо покушать жирной пищи, чтобы меня сильно не развезло от ста грамм шотландских виски. Конечно, после такой сытной пищи из нескольких блюд, хорошо бы поспать немного. Но меня не ко сну в рабочее время пригласил сюда Изя. Поэтому следует послушать Изю. Может быть, его разговор со мной будет на пользу мне и моей семье. Другого разговора не может быть. Так как все мои проблемы заключены только на моей семье. Ради своей семьи готов на любой труд и на любое соглашение, лишь бы не было рядом с работой криминального дела.
       - Понимаешь, тут такое дело. - с загадкой, сказал Изя. - У нас болеет экспедитор по перевозкам груза с Кавказа. Сейчас нам некого направить на Кавказ за сельскохозяйственным товаром из Краснодарского края.
       - Причем тут я? - удивленно, спросил я, Изю. - Мы с тобой вроде бизнесом не занимаемся. Ты забыл, что я грузчик. Временный рабочий в международном аэропорту "Бен-Гурион". Завтра могут выгнать с работы...
       - Ты правильно сказал, что в международном аэропорте "Бен-Гурион" ты обычный рабочий. - согласился Изя, с моими выводами. - Бизнесом с тобой мы тоже не занимаемся. Я сам здесь как бы временно работаю. В нашей семье есть свой бизнес по поставкам товаров из республик бывшего Советского Союза. Мы часто летаем на Украину, в Белоруссию и в России. Бываем и в прибалтийских республиках. Но вот с Северным Кавказом у нас никак дела не ладятся. Евреи из Грузии плохо знают Северный Кавказ. Горские евреи из Дагестана в основном малограмотные. Был у меня тут один экспедитор с Краснодарского края, так его споили земляки. Кроме того, работал он очень плохо. Сорвал нам пару поставок с Краснодарского края. Я вижу, что ты мужик грамотный и не пристрастен к алкогольным напиткам. Поэтому мне хочется, чтобы ты попробовал работу экспедитора в моем семейном бизнесе. Если у тебя получится, то мы тебя примем в наш бизнес на должность экспедитора по Северному Кавказу. Все зависит от тебя...
       - В советское время я работал пять лет снабженцем на военном заводе. - поспешил я, согласиться с предложением Изи. - Летал в сто пять городов Советского Союза. Бывал в командировке в больших городах Северного Кавказа и Закавказья. Кроме того, за время перестройки работал руководителем разных предприятий, которые занимались обширным международным бизнесом связанные с грузоперевозками с многими странами Европы и восточных стран.
       - Вот хорошо! Договорились! - поспешил, согласиться Изя, поглядывая на часы. - Мы продолжим наш разговор после работы. Сейчас мы с тобой на работе в международном аэропорте "Бен-Гурион". Поэтому нам надо идти работать.
       - Извини, Изя за нескромность. - обратился я с вопросом к Изе, вставая из-за стола. - Ты мог бы мне дать что-нибудь из этого прекрасного стола домой? У меня в доме хоть шаром покати, ничего из выпивки нет. Даже знакомых и друзей в гости домой не могу пригласить. Всюду на Северном Кавказе принято приглашать гостей к накрытому столу...
       - Я скажу девчатам чтобы все с этого стола отправили к тебе домой. - сказал Изя, выходя из кабинета.
       Изя отвез меня на джипе обратно к складу-ангару, куда в это же время на маргизе(электрокаре) подъехали мои напарники по работе. По их лицам, освещенным прожекторами аэродрома, было видно, что они с завистью отнеслись к моей поездке на джипе. Вопросы мне задавать ни стали. Нам вообще было ни до разговоров, так как на очереди был следующий грузовой самолет, который требовалось быстро разгрузить и обратно подготовить к загрузке. Во время второго перерыва, я совсем ни стал кушать, не распечатывая фирменный пакет с продуктами, весь свой комплексный обед, положил в целлофановый пакет, не спрашивая разрешения у дежурной по кухне обслуживающей нас комплексными обедами во время перерыва. Уткнувшись в свой шкаф в раздевалке, я продремал весь свой перерыв, который в государстве Израиль называется "авсака". Как только авсака закончилась, то нас тут же разбудил каблан Вася, которому словно нет никакого другого дела, как только будить людей на работу сразу после авсаки.
       Замотанные девяти часовыми разгрузками самолетов во время ночной смены, мы едва дотянули до конца работы. Мне было как-то ни до продолжения разговора с Изей. Поэтому я старался не показываться Изе на глаза. Хотелось быстрее добраться к себе домой. Вместе с бригадой грузчиков на электрокаре "маргизе" я отправился к служебному зданию, аэропорта "Бен-Гурион". Там от нас маргизу приняла дневная смена грузчиков, а мы поплелись в раздевалку, чтобы принять душ и переодеться в свою одежду. Хорошо, что душевых кабин было много и не нужно было спешить в очередь мыться под душем. Однако, все равно надо спешить. Нас давно ждет автобус на служебной стоянке. После холодного душа, я немного пришел в себя. Надел свою одежду, которая состояла из разно-цветных шорт и темно-синей майки с белой эмблемой "Adidas". Натянул на голову кепку бейсбола. Взял из шкафа свой целлофановый пакет с комплексным обедом и сразу пошел следом за другими грузчиками в сторону стоянки служебных автобусов, куда подтягивались остальные наемные рабочие, которые приезжали вместе с нами, но работали раздельно. Подходя к автобусу, я увидел в стороне новенький "Mercedes" серебристого цвета. Из этого автомобиля выглядывал Изя, который при виде меня замахал рукой в мою сторону. Мне ничего не оставалось, как только направиться к шикарному автомобилю под завистливым взглядом своих напарников и попутчиков в автобусе. Вообще-то я сам был не против того, чтобы прокатиться в шикарном автомобиле, чем трястись в автобусе по государственной трассе.
       - Я думал, что ты передумал вербовать меня. - в свою защиту, сказал я, Изе, устраиваясь в салоне легкового автомобиля.
       - Я наоборот думал, что ты передумал работать в моем бизнесе. - смеясь, сказал Изя, выезжая с парковки авомобилей.
       Пахнущий заводской краской "Mercedes" поблескивая своим серебристым покрытием в первых лучах восходящего солнца, набирая скорость, помчался в сторону города Ашдод. Мы ни стали сразу говорить о деле. Просто болтали разную чепуху, вспоминая прошлые годы нашей жизни в Советском Союзе. Как бы во всем мире не склоняли социалистический строй в бывшем Советском Союзе, но у нас все-таки были хорошие воспоминания о дружбе народов. За разговором мы не заметили, как быстро подъехали к городу Ашдод. На въезде в город Ашдод я объяснил Изе, как лучше нам подъехать на автомобиле к моему дому, со стороны улицы Бней Брит. Изя сказал, что десять лет назад их семья жила в городе Ашдод в караване и на съемной квартире, пока Государство Израиль выделило им хорошую четырехкомнатную квартиру в городе Рамат Ган, со всеми коммунальными услугами. Он знает город Ашдод.
       - Сейчас ты город Ашдод не узнаешь! - восторженно, сказал я, Изе. - Караван давно снесли. Скоро между улицей Бней Брит и портовым маяком возле моря, будет построен новый торговый центр и микрорайон со всеми современными условиями жизни. За восемь лет, как я впервые приехал в город Ашдод, этот город вырос в несколько раз. Скоро у нас построят современный Сити. Говорят, что со временем в нашем городе будут строить пятизвездочные гостиницы, а также жилые дома-небоскребы. Скоро закончат строить "Марину". Так называют яхт-клуб самых богатых из города Ашдод. У меня есть мечта. Построить себе коттедж или виллу с видом на "Марину", чтобы каждое утро в окно любоваться своей белоснежной яхтой, которая будет находиться в бухте "Марины". Во дворе своего коттеджа или виллы построить огромную клетку, в которой буду разводить попугаев. Затем выпускать их стаями на волю...
       - Почему именно попугаев ты собираешься разводить дома и выпускать на волю? - удивленно, спросил Изя.
       - Потому, что попугаи чем-то похожи на нас. - шутя, ответил я. - Такие же любопытные и тупые, как мы в дикой природе жизни. Разве тебе неприятно будет встретить где-то на дереве себе подобного существа и побеседовать с ним?
       - Беседовать на дереве с попугаем просто невозможно. - шутя, ответил Изя. - Я не умею летать. Висеть на дереве в петле у меня нет желания. Однако, рядом с собой в машине я повстречал любопытного попугая, с которым беседую.
       Мы оба стали смеяться над нашей совместной шуткой. Изя увлеченный своим смехом. Едва не врезался в остановившийся легковой автомобиль, перед красным светом светофора на перекрестке. Водитель рядом стоящего автомобиля с серьезным видом покрутил пальцем у себя на виске. Отчего нам стало вдвойне смешно. Мы едва не прозевали зеленый свет светофора. Лишь сигналы скопившихся автомобилей привели в чувства Изю, который тут же рванул с места и на большой скорости сразу догнал оторвавшийся от нас новенький легковой автомобиль "Mazda". Через минуту, в новеньком серебристом автомобиле "Mercedes" мы стояли на перекрестке, у светофора на улицу Апальмах. Дождавшись зеленого цвета светофора. Изя осторожно повернул на улицу Апальмах. Остановил свой сверкающий автомобиль на парковке напротив дома, в котором была моя квартира. Я показал Изе окно своей квартиры на четвертом этаже здания. Людмила и Виктория, обе сразу, выглянули в окно, с удивлением разглядывая нас.
       - Может быть, поднимемся в квартиру и там поговорим о деле? - привычно, пригласил я, Изю к себе в гости.
       - Нет! Нет! Как-нибудь в следующий раз. - поспешил Изя, отказаться от моего приглашения. - У меня к тебе есть несколько вопросов. Затем я поеду отдыхать. Ведь я то же, так же как ты, с ночной смены вернулся...
       - Хорошо! Задавай свои вопросы. - согласился я. - Мне тоже надо хорошо отдыхать после ночной смены.
       - У тебя имеется "даркон" паспорт на заграничную поездку из Израиля? - тут же поинтересовался Изя.
       - Заграничного израильского паспорта "даркон" у меня нет. - ответил я. - Заграничный паспорт СССР есть.
       - Думаю, что заграничный паспорт утраченного государства тебе больше никогда не понадобится. - сказал Изя. - Заграничный паспорт Израиля тебе придется заказать. Чем ты сделаешь раньше, тем будет лучше.
       - У меня на такие дела нет ни времени, ни денег. - сказал я. - Каждые сутки я работаю в ночную смену.
       - С твоим кабланом я сам договорюсь. - уверенно, сказал Изя. - Сегодня можешь не выходить на работу. Неделю на оформление заграничного паспорта тебе хватит вполне. Вот тебе тысяча долларов на все твои расходы. Когда заграничный паспорт "даркон" будет готов, ты позвонишь мне. Я подготовлю тебе визу и билет на самолет в Россию.
       - Жди моего телефонного звонка. - сказал я, выбираясь из автомобиля. - Позвоню тебе на сотовый телефон, который всегда есть при тебе. Сейчас обычным домашним телефонам доверия нет. Спасибо тебе за доллары и за визитку.
       - Да! Я чуть не забыл. - вдруг, всполошился Изя, когда я уже выбрался из автомобиля. - Там в багажнике автомобиля в картонной коробке наши девушки в аэропорту "Бен-Гуриона" приготовили тебе подарок.
       Изя открыл багажник своего автомобиля. Я обомлел от увиденного в багажнике автомобиля. Там лежала огромная картонная коробка, которую едва ли я мог донести до своей квартиры. Но использовать в этих целях Изю мне было как-то неудобно. Поэтому я поблагодарил Изю за подарок от девушек аэропорта "Бен-Гурион". Сразу отказался от его помощи донести картонную коробку и целлофановый пакет с комплексным обедом до моей квартиры. Показал Изе на окно своей квартиры, из которой выглядывало мое семейство. Сказал Изе, что у меня такие здоровые сыновья, которые легко справятся с таким грузом, как картонная коробка с подарками. Им осталось спуститься за грузом.
       Когда автомобиль "Mercedes" скрылся из моего вида, за поворотом на улице Бней Брит, в сторону города Тель-Авив, то я сразу позвал к себе на помощь своих детей. Следом за детьми ко мне на помощь вышла моя жена Людмила, с которой из-за ночной работы я не виделся трое суток. Сыновья вдвоем подняли картонную коробку. Перейдя улицу, вошли в подъезд нашего дома, чтобы подняться на четвертый этаж в нашу квартиру. Людмила и Виктория взяли у меня целлофановый пакет с комплексным обедом. Мы втроем пошли за нашими мальчишками под любопытными взглядами соседей и проходящих по улице обычных людей. Людмила и Виктория под руку со мной гордо шли через улицу к нашему дому, стараясь порисоваться превосходством нашей семьи перед любопытными соседями.
       - Откуда у тебя такие шикарные заграничные подарки? - с удивлением, спросила Людмила. - Ты подарками завалил всю квартиру. Можно подумать, что ты обратно начал заниматься благотворительностью из США.
       - Разве тебе не приятно вспоминать дни, когда у нас в квартире в городе Душанбе были подарки со всего мира. - напомнил я, Людмиле о своем прошлом бизнесе. - Ты тогда почему-то ничего не спрашивала о заграничных подарках в моем бизнесе.
       - Тогда у тебя был богатый бизнес, а сейчас ты просто нищий. - угрюмо, с тревогой, ответила Людмила. - Поэтому такие дорогие подарки меня не радую, а беспокоят. Как бы к нам за подарками после не пришла местная полиция.
       - Не беспокойся. - уверенно, сказал я. - Подарки на законном основании. Раздавать подарки не следует. Могут подумать, что мы торгуем гуманитарным грузом. Такой товар никак нельзя раздавать и продавать посторонним лицам.
       - Хорошо! Я поняла. Подарки тебе дали в аэропорту "Бен-Гурион". - сказала Людмила. - Ты там работаешь.
       - Какая ты догадливая! - сказал я, Людмиле, целуя ее в щеку. - Ну, прямо как настоящий Шерлок Холмс.
       - Я маме сказала, что подарки из аэропорта "Бен-Гурион". - обиженно, сказала Виктория. - Я сразу поняла.
       - Разве может Шерлок Холмс работать без такого доктора Ватсона, как моя дочь Виктория. - подчеркнуто, сказал я, дочери. - Вот только одно мне не понятно. Почему это мои сыщики и их агенты дома, а не на работе и не на учебе?
       - Так сегодня в Израиле выходной день! - удивленно, ответила Виктория. - Сегодня у нас субботний день...
       - С этой ночной сменой в международном аэропорту "Бен-Гурион" я совсем запутался в днях недели. - хлопнув ладонью себе в лоб, удивленно, воскликнул я. - Мне даже в голову не приходило, что в аэропорту "Бен-Гурион" нет выходных дней. Так бы и работал бесконечно в ночную смену. Но теперь с этим покончено. Скоро я буду работать экспедитором по грузовым перевозкам с Кавказа. У нас заработок сразу повысится. Будем мы жить, как все люди.
       - Почему-то я в это давно не верю. - тяжело вздохнув, сказала Людмила. - После того как мы перебрались на постоянное место жительства в Государство Израиль, я давно потеряла всякую надежду на лучшую жизнь в нашей семье.
       - Человек всегда должен надеяться на лучшую жизнь. - не совсем уверенно, сказал я. - Иначе, зачем мы живем? Человек рождается с надеждой на лучшую жизнь и умирает лишь тогда, когда совсем у него нет уже никакой надежды.
       - Поживем, увидим, какой будет работа. - тяжело вздохнув, сказала Людмила. - Иначе мы, помрем семьей. - Мы совсем не собираемся умирать! - почти хором воскликнули дети. - Мы начинаем жить нормально. - Вот видишь! Наша надежда в наших детях. - радостно, сказал я, Людмиле. - Мы с тобой будем жить долго в наших детях, а после во внуках, которых нам принесут дети. Так что не спеши себя хоронить раньше назначенного времени.
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Черевков Александр Сергеевич (lodmilat@zahav.net.il)
  • Обновлено: 20/12/2010. 61k. Статистика.
  • Рассказ: Израиль
  • Оценка: 4.45*13  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка