Канявский Яков: другие произведения.

Есть только миг Книга 3

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Канявский Яков (yakovk2@rambler.ru)
  • Обновлено: 04/11/2018. 1001k. Статистика.
  • Статья: Израиль
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:

      
      
      
      
      
       ЯКОВ КАНЯВСКИЙ
      
      
      
      
       ЕСТЬ ТОЛЬКО МИГ
      
      
      
       КНИГА 3
      
      
      
      
      
      
      
       ГЛАВА 1. ЭКОНОМИКА.
       Есть люди, у которых талант изобретателя сочетается с коммерческой жилкой.
      
       Когда-то каретник Адам Зингер, покинув родную Саксонию, однажды сел на пароход, идущий в Америку. Тогда, в начале XIX века, многие европейцы отправлялись в Новый Свет в поисках счастья. Зингер-старший осел в городке Питтстаун штата Нью-Йорк и стал делать там кареты. В местной еврейской общине он подыскал себе жену, эмигрантку из Голландии по имени Руфь, и у них, как и положено, стали рождаться дети.
       Младший сын, Исаак Мерритт, появился на свет в 1811 году. Любопытно, что в самом юном возрасте он вытащил из отцовского кошелька долларовую банкноту и пририсовал к единице длинный ряд нулей - задатки будущего миллионера в нем чувствовались.
       Известно, что маленький Исаак не отличался особой дисциплиной и чрезмерным усердием в учебе. По этой причине его школьные годы пронеслись быстро: уже в 12 лет он бросил школу и сбежал к старшему брату в Рочестер, где ему удалось устроиться в механическую мастерскую. Там сообразительный подросток быстро освоил азы профессии, но, повинуясь своему беспокойному характеру, опять убежал, на этот раз в бродячую актерскую труппу. Наконец, вдоволь наскитавшись по американским штатам, 20-летний Исаак женился; он решил "остепениться" и устроился механиком на один из заводов в Бостоне.
       Здесь обнаружил себя его изобретательский талант, он непрерывно предлагал разные конструктивные усовершенствования. Однако свой первый патент на машину для бурения породы Зингер получил лишь спустя несколько лет, в 1839 году. Он продал права на патент и заработал две тысячи долларов - очень приличную по тем временам сумму.
       Несмотря на свои ярко выраженные инженерно-технические склонности, Исаак Зингер совсем не походил ни на скучного "ботаника", ни на "сумасшедшего ученого" голливудского образца. Это был энергичный двухметровый гигант, большой поклонник театра и женщин. Зингер несколько раз был женат и стал отцом 23 детей (это только официальных). Причем Исаак до конца жизни заботился обо всем своем многочисленном потомстве. Нежданно свалившийся на него финансовый успех привел его, на первый взгляд, к странному, но - учитывая особенности его характера - вполне логичному решению: он собрал актерскую труппу и отправился с ней в турне, которое продолжалось около пяти лет.
       Не особо преуспев в этой области, Исаак с женой и восемью детьми вернулся в Нью-Йорк. Теперь он знакомится с конструктором и производителем швейных машин Орсоном Фелпсом и начинает работать в его ремонтной мастерской. Хотя машинка Фелпса была меньше и проще изделий конкурентов, она имела один существенный изъян: нитки в ней часто запутывались в вертикально расположенном челноке.
       Попросив на работе короткий отпуск, Исаак Зингер занялся усовершенствованием этой конструкции. И всего через десять дней перед изумленным Орсоном Фелпсом предстало настоящее техническое чудо, превосходящее его собственное изобретение по целому ряду параметров. Столик для подачи ткани, горизонтальное расположение челнока, игла с ушком, прижимная лапка и ножная педаль для привода в несколько раз увеличили производительность и резко улучшили эргономичность исходной конструкции - прежде всего потому, что позволили швее делать непрерывный длинный шов, работая одновременно двумя руками.
       Базовая конструкция машинки постоянно дорабатывалась, и несколько лет спустя появилась принципиально новая модель, снабженная, в том числе, электроприводом. Та самая "Singer-12" образца 1864 года оказалась настолько удачной, что по истечении периода патентной охраны все производители швейных машин ее дружно "скопировали".
       И сейчас в хорошо знакомых нам современных швейных машинах без труда угадывается их прототип, созданный ровно 150 лет назад.
       Итак, уже первая модель Исаака Зингера, несомненно, стала колоссальным технологическим прорывом. Однако путь швейной машинки Зингера на массовый рынок был долгим.
       Зарегистрировав в начале 1851 года "The Singer Manufacturing Company", Исаак Зингер выставляет на продажу первые образцы своей продукции по цене 100 долларов. Сложное механическое устройство, собираемое в единичных экземплярах полукустарным способом, не могло стоить дешево. Несмотря на удачную конструкцию, поначалу машинки Зингера большим спросом не пользовались.
       И тут в Исааке Зингере проснулся редкий предпринимательский дар. Он ввел тогда еще непривычную схему продажи в кредит, что сделало ее значительно доступнее. Кроме того, он применил конвейерную систему производства (впоследствии этот прием был заимствован у Зингера Генри Фордом и назван именем последнего). Поточная сборка продукции дала фантастический эффект: через семь лет швейная машинка стоила уже всего десять долларов и была доступна любой американской семье.
       Затем Исаак Зингер придумал и использовал то, что сейчас называется франчайзингом: он передавал своим агентам ограниченные определенной территорией права на продажу и ремонт швейных машинок. Он стал первым в мире бизнесменом, потратившим более миллиона долларов на рекламу своего продукта. Его компания внедрила развитую систему постпродажного сервиса. Можно было ремонтировать машинки Зингера у местных дистрибьюторов или самому заказывать запчасти у производителя по почтовому каталогу.
       Завоевание рынка привело к бурному расширению производства: уже через семь лет с момента основания компании выпускалось до 3 тысяч швейных машинок в год. В 1858 году, спустя два года после того, как предприятие стало акционерным и было переименовано в "I. M. Singer & Co", машинки Зингера делались уже четырьмя заводами в США. В 1863 году компания вернула себе свое первоначальное имя "Singer Manufacturing Company", а в 1867 году в Шотландии открылся первый заграничный филиал.
       Но сам Исаак Зингер, устав от очередного бракоразводного процесса, в то время уже отошел от дел и перебрался со своей последней женой в Европу. Он умер в 1875 году, оставив своим наследникам пару дорогих особняков и около 22 миллионов долларов. После его смерти в 1875 г. в разных концах мира объявилось ещё пятеро наследников.
       Вообще на протяжении всей жизни этот жизнерадостный гигант двухметрового роста, малограмотный авантюрист, любитель и служитель техники и сцены был страстным поклонником женщин - "лучший друг портних всего человечества".
       Он вёл достаточно скандальную личную жизнь. Из официальных жён у него было три женщины с одинаковым именем Мэри, одна Кэт и одна Изабель - его последняя жена, молодая француженка, на которой он женился в 1865 г. и проживал с ней преимущественно в Европе.
       Потомки Зингера вращались в высшем свете: его сын Парис прославился романом со знаменитой танцовщицей Айседорой Дункан (подругой русского поэта Сергея Есенина), которая родила ему сына Патрика. А последняя вдова Зингера Изабель считается прообразом статуи Свободы в Нью-Йорке.
       В 1896 году, с ростом продаж продукции компании "Зингер", в Российской империи было образовано акционерное общество "Мануфактурная компания Зингер", позже - "Компания Зингер в России". Ввозить продукцию из-за рубежа было накладно, и в 1902 году было начато производство швейных машинок внутри страны. А в 1904 году в Подольске был открыт завод, выпускавший машины с русифицированным логотипом "Зингеръ".
       С 1904 по 1914 годы на подольском заводе Зингера было произведено около 600 тысяч швейных машин. Большинство из них оставалось в России (занимавшей второе место по сбыту швейных машин в мире после США), но часть готовой продукции экспортировалась в Турцию, Персию, Китай и Японию. Качество при этом оставалось очень высоким. Компания "Зингер" даже удостоилась чести стать "Поставщиком двора Его Императорского Величества".
       К началу Первой мировой войны общемировой объем продаж швейных машин "Зингер" доходил до 3 миллионов в год.
       После революции подольский завод "Компании Зингер в России" был национализирован, а машинки стали выпускаться сначала под маркой "Госшвеймашина", а с 1931 года - "ПМЗ". Позже появились швейные машинки марки "Подольск", которые были очень популярны в СССР в течение нескольких десятилетий, вплоть до самого его развала.
       Что касается "Singer Corporation", то она помимо производства швейных машин, работала в том числе и для космической отрасли. И хотя к концу 2000 г. компания "Зингер" обанкротилась, не сумев выдержать конкуренции с молодыми гигантами индустрии высоких технологий, это имя знает практически каждый человек, и машинки Зингера всё ещё продолжают верно служить своим более 100 миллионам хозяев в 67 странах мира.
      
      
       Изобретатель джинсов Леви Страусс (урожденный Леб Штраусс) родился 26 февраля 1829 года в Батенхайме (Бавария). В 1847 году Леви, его мать Ребекка и сестры Фани и Матильда эмигрировали в Нью-Йорк (США). Два его старших брата переехали в США за 2 года до этого и уже открыли фабрику текстильных товаров, известную как "J. Strauss Brother & Co.". Леви Страусс, следуя примеру братьев, также начинает изучать торговое дело, а в 1848 году переезжает в Кентукки, где работает коммивояжером. В 1849 году в Калифорнии началась "золотая лихорадка", связанная с добычей золота.
       С первой же волной энтузиастов в Калифорнию отправился один из шуринов Леви Страусса. В 1853 году за ним последовал и он сам. Купец Леви Страусс прибыл в Сан-Франциско не с пустыми руками. С ним был большой груз холста для повозок и палаток. Прочная холстина - незаменимый материал для всевозможных времянок. А Сан-Франциско времен золотой лихорадки - это был сплошной палаточный городок.
       Леви Страусс рассчитывал продать холстину и открыть собственный магазин типа "тысяча и одна мелочь". О поставке товаров он заранее договорился с оставшимися в Нью-Йорке братьями. В марте 1853 года Леви Страусс основывает мануфактурный бизнес под собственным именем, а также становится представителем семейного дела. Леви торгует одеждой (в том числе продает рабочие штаны), различными зонтиками и носовыми платками, а также тканью в маленьких магазинчиках, открывшихся в Калифорнии в большом количестве.
       В 1872 году Леви одним из старателей было предложено сделать штаны крепче, установить металлические заклепки на карманах. Леви понял, что напал на золотую жилу. Ведь прочные штаны можно шить из палаточного полотна, которое плохо продавалось. И после этого он вместе с партнером, предложившим эту сделку, 20 мая 1873 года получают патент на изготовление таких брюк.
       Вскоре весь город заговорил о чудо-брюках от Леви (по-английски Levi"s), которым сносу нет. Число заказов росло как снежный ком. Леви бросил свою палатку и переехал в настоящий магазин на Сакраменто-стрит, 117. А в 1856 году здесь появилась вывеска: Levi Strauss & Co. Под гордым С№, то есть "компания", подразумевались братья Леви Джонас и Луис и их свояки Дэвид и Уйльям. Но лидерство в семейном бизнесе безусловно перешло к Леви.
       В первый же год уже было продано 21000 таких штанов и даже курток с металлическими заклепками. В 1877 году фабрика Levi Strauss & Co. расширилась, и фирменные черты штанов марки Levi's - темно-синяя хлопчатобумажная ткань, заклепки, стежки и строчка, а также гарантия качества - превратились в стандарт. К 1880 году начали работать еще две фабрики.
       Он ездит по лагерям старателей, собирая пожелания клиентов. Одни говорили о необходимости перекроить отдельные части брюк, другие хотели бы получить крепкие петли для ремня, третьи мечтали о герметичных карманах, из которых не просыпался бы золотой песок. Все это учитывается при разработке новых моделей от Леви.
       Прототип 1853 года был без задних карманов и без петель для ремня. Постепенно покрой усложняется, джинсы становятся все более удобными и функциональными. Помимо коричневой холстины для пошива все шире используется ткань Деним (сокращение от французского Serge de Nimes). С этой тканью Леви Страусс познакомился еще в Нью-Йорке. Она в огромных количествах поставлялась в Новый Свет: из нее шили комбинезоны для рабов, трудившихся на плантациях. Красили ее почти исключительно в цвет индиго. Этот цвет и стал "фирменным" для Леви Страусса.
       Однако синие, прочные, скроенные брюки с пятью карманами и двойным швом еще не были теми самыми джинсами, которые ныне носит весь мир. Золотая лихорадка шла на спад. На смену старателям приходят новые покорители Дикого Запада - ковбои. Именно благодаря им джинсы приобрели знакомый нам силуэт. Вот знаменитая 501-я модель: низкий пояс, небрежные складки, медные заклепки - истинно ковбойский стиль, а магические цифры 501 - всего лишь номер очередной партии ткани.
       Дело продолжало расширяться, брюки, позже названные джинсами, становились все популярнее, а Леви Страусс стал миллионером. В 1886 году в Сан-Франциско, на Бэттери-стрит, была построена штаб-квартира компании технически оборудованная, с огромным магазином и отдельными роскошными апартаментами основателя компании. Чуть позднее аналогичное сооружение было построено и в Нью-Йорке. Кстати, тогда же был изобретен и логотип Levi"s - кожаный лейбл с изображением двух лошадей, которые пытаются разорвать джинсы.
       Конечно, компания Levi Strauss & Co занималась не только джинсами, но и выпуском другой одежды, вплоть до нижнего белья. Но именно благодаря джинсам компания оставалась знаменитой и вне конкуренции. И хотя они были достаточно дорогими, но продавались по всей Америке, в Мексике, на Гавайях, в Новой Зеландии.
       И вскоре компания Levi Strauss & Co превратилась в гигантскую империю. Сам Леви Страусс семьей так и не обзавелся, полностью посвящая себя бизнесу. К тому же он умело вкладывал деньги и в другие крупные проекты - в промышленные и строительные - в том числе, например, в прокладку канала в Никарагуа.
       Но будучи одним из богатейших людей страны, не забывал он и про благотворительность - учрежденная им персональная стипендия в калифорнийском университете и поныне присуждается наиболее отличившимся студентам.
       Умер Леви Страусс 26 сентября 1902 года. В деловом районе Сан-Франциско были приспущены флаги. Все газеты напечатали пространные некрологи. Из жизни ушел человек, внесший огромный вклад в экономическое развитие своей страны. Так как детей у Леви не было, то компания досталась его четверым племянникам, из которых президентом стал старший - Джекоб Штерн.
       Его состояние оценивалось в шесть миллионов долларов. В наши времена, с учетом почти вековой инфляции, он бы, безусловно, оказался миллиардером.
      
      
       Парижский модельер Поль Пуаре родился в Париже в 1879 в семье торговца тканями.
      Его отец и мать хотели сделать из него зонтичного мастера и отдали в подмастерья к производителю зонтиков. Но Пуаре с детства интересовался модой, одеждой, рисовал эскизы нарядов для сестринских кукол. Потом начал для них шить платьица из остатков тканей для зонтиков. Он был в себе столь уверен, что направился со своими эскизами в Дом моды "Раудниц" к Мадлен Черуи и убедил купить свои наброски. Так началась его работа "фрилансера".
       Уже в 1896 году Пуаре поступает на работу в Дом моды "Дусе" (Doucet). Пройдя школу Жака Дусе, он проникся духом высокой моды. По совету наставника, Пуаре сам начал перенимать манеры поведения и стиль одежды у представителей высшего общества и вскоре его можно было увидеть в английских костюмах на модных вечеринках.
       Роскошные муслиновые платья, шикарные клиентки, изысканная мебель XVIII века и великолепная коллекция живописи - всё это произвело на Поля такое впечатление, что по возвращению из армии он знал, что будет только модельером и самым лучшим.
       Пуаре устраивается на работу в самый престижный и старинный из Модных Домов - Дом Моды Ворта. Старика Ворта уже не было в живых, Поль работал с его сыновьями Шарлем-Филиппом и Гастоном Люсьеном. Достигнув определенных успехов у Ворта, Пуаре решается открыть собственное предприятие.
      На занятые у мамы деньги он открывает в сентябре 1903 года свою фирму на рю Обер, 4, Париж, недалеко от Гранд Опера.
       Его успех был ошеломляющим. Пуаре входит в историю моды как великий реформатор. Он изменил силуэт женского платья, ввел в моду новые цвета и ткани. Пуаре создал гораздо больше, чем новая одежда - он создал новый стиль и новый образ жизни. Важным для Поля этапом в моде и стиле было то, что он освободил женщину от оков корсета с утягивающей талией. Это было в 1906 году. Он поднял талию выше, под грудь, тем самым удлинив ноги. Это заставило женщин следить за фигурой и худеть.
       В 1905 году Дениза Буле, девятнадцатилетняя дочь провинциального производителя текстиля из Эльбефа в Нормандии, вышла замуж за Поля Пуаре, который был на шесть лет старше ее. Она прожила с ним двадцать три года и родила ему пятерых детей.
       Пуаре начал создавать для нее платья сразу после помолвки. Подобно Пигмалиону, он провозгласил, что только он с самого начала разглядел ее потенциал. Так это или нет, но фотографии, запечатлевшие их последующую жизнь, свидетельствуют о том, что его жена тоже была стилистом, - в том, как она комбинировала одежду, как грациозно позировала перед камерой, как естественна была в салонах и садах своего дома. Дениза Пуаре была художественным директором модного дома Поля Пуаре и лучшей рекламой своего мужа. Ее стройную фигуру Поль Пуаре использовал как идеальную модель для конструирования своих струившихся с плеч платьев-футляров. В 1913 году он утверждал в журнале "Вог": "Моя жена - это вдохновение для всех моих творений, она выражение всех моих идеалов".
       "Как здорово найти мужчину, являющегося вашим супругом, - говорила она, - который еще и одевает вас так, будто вы явились из волшебной страны". Вместе они создали то, что называется творческим тандемом. В каждом из ее выходов был признак нового веяния и эпатажа, который доходил до скандальности. Это были первые ростки рекламы, которые живы и по сей день.
       В 1908 году Пуаре издал первый в истории моды буклет с рисунками моделей платье, и таким образом еще больше укрепил свою репутацию самого влиятельного парижского кутюрье. Благодаря своей возлюбленной и собственному новаторству, новинки моды от Пуаре сыпались как из рога изобилия. Юбка-кий, юбка-брюки и, конечно, пресловутое платье-абажур.
       Пуаре организовывал множество пышных и костюмированных вечеринок. Когда в 1911 году Пуаре придумал это платье-абажур - гости согласились надеть его, лишь бы попасть на вечеринку в стиле сказок "Тысячи и одной ночи". Пуаре был на вечеринке в роли султана, а Дениза - шахини. Газеты писали: "Одалиски из гарема Пуаре вызвали такой восторг у наших дам, что теперь даже почетные супруги политиков готовы бросить всё и уехать к турецкому султану, лишь бы иметь такие наряды". Но пресса также говорила о влиянии на его творчество рисунков и эскизов Бакста, созданных для русских балетных сезонов в Париже. Хотя сам дизайнер это влияние отрицал.
       В 1911 году Пуаре в очередной раз взрывает моду, представив на показ публике "хромую" юбку, которая вызвала настоящий фурор. Узкие юбки уже не были новостью, они появились еще в начале века. Но то, что предложил Поль, превзошло все ожидания. Платье спадало мягкими складками от груди до колена, а потом резко сужалось книзу, причем так, что женщина могла лишь как гейша семенить ногами.
       Это соответствовало его идеалу восточной женщины-куртизанки и было очень в духе Востока, который так любил Пуаре. "Хромые" юбки оказались в центре всеобщего внимания. Они стали поводом для осуждений и карикатур, но тем не менее модницы во всю носили их, добавляя к ним меха, воротники, узкие рукава и длинные узкие перчатки, которые усиливали эффект футляра.
       Начиная с 1911 года Пуаре руководил небольшой художественной школой, поставлявшей образцы для его мастерской декоративно-прикладного искусства и магазинов, - она носила имя его второй дочери, Мартины.
       Если сейчас не требуется доказательств того, что мода и парфюмерия идут рука об руку, то до 1911 года это было не так. Именно в этом году Пуаре, первый из кутюрье, создал парфюмерно-косметическую фирму "Духи Розины". Несмотря на то, что назвав компанию именем своей старшей дочери, Пуаре упустил шанс утвердить свое собственное имя и стиль по всему миру и создать успешный бренд, подобно тому как это сделали Пату или Ланвен, именно с Поля Пуаре началась дизайнерская парфюмерия.
       Из случайной встречи Пуаре с журнальным издателем Люсьеном Вожелем родилась концепция роскошного журнала, в котором искусство, культура и высокая мода должны встретиться на новых основаниях; так появилась "Газета хорошего вкуса". Первый номер вышел в свет в ноябре 1912 года, и с этого времени вплоть до упразднения журнала в 1925 году он являлся стандартом элегантности в модной прессе.
       Но в 1920-е годы для Пуаре начинается время мрачных перемен и упадка, и связано это с женской эмансипацией и новым ритмом жизни, который мастер не учел. Появились новые конкуренты, которые также стали законодателями моды: "Ланвен", "Пату", "Вионне", "Сестры Кало". Но самым большим его врагом стала Шанель. Она ненавидела его за бывшие успехи и звания императора парижских мод.
       А Пуаре не мог выносить ее маленькие черные платья. Шанель не только создает иные образы в моде, но и выпускает новый аромат, который приобретает широкую популярность. Это известные Сhanel Љ5. Однажды, встретившись в Гранд Опера Пуаре спросил Шанель: "Мадмуазель Шанель, вы вечно в чёрных платьях. Это что, траур?". Находчивая и острая на язык, Шанель ответила: "Да, по вам!"
       Но настоящий финансовый упадок Пуаре начался в 1924 году, а в1927 году ему и вовсе пришлось закрыть свой Дом моды, а в мировой моде вскоре воцарилась простота от "Chanel". Эпоха театральности закончилась, а падение великого метра показало, что удача может отвернуться даже от самого великого мастера.
       В 1929 году Дениза Пуаре развелась с мужем-банкротом. Однако она сохранила коллекцию его моделей и эскизы интерьеров, а также изделия декоративно-прикладного искусства. Сам Пуаре совершенно разоренный, уезжает в Канны, где принимается за живопись, думая, что так он сможет поправить свое положение и развозит по магазинам на велосипеде бутылки марочных вин по элитным ресторанам.
       Собравшись с духом, он пишет книги "Одевая эпоху" и др. Это немного улучшает сложившееся положение модельера. В начале Второй Мировой войны Поль Пуаре перебирается обратно в Париж и записывается на биржу труда, где и умирает 28 апреля 1944 года в полном забвении.
      
      
       Кристиан Диор родился 21 января 1905 года в небольшом нормандском городке Гранвиле, бывшем рыбацком порту на берегу Ла-Манша на северо-западе Франции. В 1911 году семья маленького Кристиана переехала в Париж. Родители у него были обеспеченными людьми, поэтому, несмотря на то, что Кристиан был вторым из пятерых детей, в детстве он ни в чём не нуждался. Его отец сделал состояние на торговле химическими удобрениями, а мать превращала деньги в удовольствия.
       Начальное образование он получил дома, и первоначально, по настоянию родителей, готовился к дипломатической карьере. Кристиан поступил в Свободную школу политических наук, но на этом его политическая деятельность и закончилась. Вместо занятий по международному праву и географии, будущий кутюрье проводил время в музеях, учился музыкальной композиции и истории живописи. В 1928 году Кристиан вместе с другом Жаном Бонжаком открыл художественную галерею, где выставлялись работы Андре Дерена, Анри Матисса, Пабло Пикассо.
       Начало 1930-х годов стало для Кристиана трагическим: сначала у его брата обнаруживается психическая болезнь, затем от рака умирает его мать. В начале 1931 года разоряется отец, вложивший все свои капиталы в недвижимость; имущество семьи распродаётся за долги, а сам он заболевает туберкулёзом.
       Чтобы спастись от депрессии, Диор предпринимает поездку в Советский Союз: в составе туристической группы он посещает Ленинград, Кавказ и побережье Чёрного моря. По возвращении он закрывает свою галерею, так как продажи сильно упали из-за кризиса, а отец был больше не в состоянии помочь с финансированием.
       Затем, благодаря финансовой поддержке друзей, Диор уезжает на Балеарские острова чтобы поправить здоровье. Здесь он увлекается ковроткачеством, начинает создавать эскизы ковров и загорается идеей заняться делом по их изготовлению - однако не находит инвестора и сталкивается с отсутствием спроса.
       Вернувшись в Париж, он занимается поисками работы в каком-нибудь банке или офисе - в частности, в месте администратора ему отказали в доме Люсьена Лелонга. Затем, удачно продав полотно Дюфи "План Парижа" (1925), выкупленное им у Поля Пуаре после банкротства последнего, Диор помогает семье продать парижскую квартиру и переехать в провинцию, а сам принимает приглашение погостить у Жана Озенна.
       Озенн, в то время работавший художником мод, увлёк Кристиана этим занятием: Диор также начал рисовать, сперва пытаясь копировать эскизы моделей из журналов. Работе с красками он учился у Макса Кенна. Между тем Озенн начал предлагать эскизы Диора портным и посредникам наравне с собственными и однажды смог их продать - после этого Диор бросил поиски работы и занялся исключительно рисованием. Его эскизы шляпок и платьев печатают в журнале Le Figaro Illustre, в 1937 году доходы настолько упрочились, что Диор смог снять собственное жильё.
       Несмотря на то, что его модели шляп пользовались успехом, Кристиан решает специализироваться на одежде. В 1938 году он был замечен модельером Робером Пиге, но война помешала дальнейшему развитию карьеры: Диор уходит в армию и служит на юге Франции. Однако, уже в 1941 году он возвращается в Париж и устраивается на работу в модный дом Люсьена Лелонга.
       В 1942 Диор создал собственную парфюмерную лабораторию, выросшую затем в компанию Christian Dior Perfume. "Достаточно открыть флакон, чтобы возникли все мои платья, а каждая женщина, которую я одеваю, оставляла за собой целый шлейф желаний. Духи - необходимое дополнение личности женщины, это завершающий аккорд для платья, это роза, которой Ланкре подписывал свои картины", - объяснял позже свой замысел Диор.
       После войны, при финансовой поддержке текстильного фабриканта Марселя Буссака, Диор открывает собственный дом моды.
       В своей первой же коллекции 1947 года, Диор создает совершенно новую концепцию - New Look. Это была "романтическая линия", с новым вариантом кринолина, тонкой талией и прилегающим лифом. В этом силуэте он воплотил собственное представление о женственности, которой так не хватало в эпоху войны с её форменной одеждой и "трудовой повинностью" для женщин.
       Практически сразу после своего создания компания заинтересовалась иностранными концессиями, в первую очередь - массовым производством прет-а-порте по лицензии Dior для крупных американских универмагов. В 1949 году модный дом создавал три четверти экспорта всей продукции модной индустрии Франции.
       Диор стал одним из тех, кто помог вновь вернуть послевоенному Парижу звание столицы мировой моды.
       Вместе со своим партнером Жаком Руэ Диор стал первым применять лицензионные соглашения в модельном бизнесе. В 1948 году он упорядочивает лицензирование производства своих моделей в различных регионах Франции и всего мира. Таким образом фирменный знак Диор быстро появился во всех уголках земного шара.
       Кристиан Диор также работал как художник по костюмам для театра и кино. В 1940 году в "Театре де Матюрин" был поставлен спектакль "Школа злословия" с его костюмами, в 1950-х годах Диор делал костюмы для балетных постановок балетмейстера Ролана Пети. В кино сотрудничал с такими режиссёрами, как Клода Отан-Лара и Альфред Хичкок. Также создавал сценические наряды для Эдит Пиаф и Марлен Дитрих.
       В середине 1950-х годов в компании работало свыше 900 человек.
      Постепенно под маркой Christian Dior стали производиться не только одежда, но и чулки, парфюмерия, декоративная косметика и аксессуары, а позднее - нижнее бельё и средства по уходу за кожей.
       В 1955 году Dior начал выпускать губную помаду и собственную линию украшений, впоследствии пополненную коллекциями часов.
       В 1955 году, в сотрудничестве с художником по стеклу Даниэлем Сваровски, Диор начал изготавливать украшения из гранёных кристаллов горного хрусталя.
       В апреле 1957 года Кристиан Диор появился на титульном листе журнала Time Magazine.
       Диор скончался в возрасте 52 лет от сердечного приступа, случившегося в Монтекатини-Терме (Тоскана, Италия) 24 октября 1957 года.
      В его фамильном доме в Гранвиле ныне существует музей.
       Модным домом Christian Dior на протяжении его истории руководило несколько модельеров: после внезапной смерти в 1957 году основателя дома, Кристиана Диора, ведущим модельером дома был назначен Ив Сен Лоран, пришедший в компанию в 1953 году. После того, как в 1960 году он был призван на военную службу, художественное руководство дома перешло к Марку Боану, который был кутюрье дома "Кристиан Диор" почти 30 лет, пока в 1989 году его не сменил Джанфранко Ферре.
       В октябре 1996 года на должность главного модельера был утвержден Джон Гальяно. В феврале 2011 года он был отстранен от работы за антисемитские высказывания, в апреле следующего, 2012 года, его пост занял Раф Симонс. В 2016 году его сменила Мария Грация Кьюри, став первой женщиной на должности креативного директора дома за всю его историю.
      
      
      
       Знаменитый кутюрье Пьер Карден родился 7 июля 1922 года в Сан-Бьяджо-ди-Каллальта, Италия. Вырос в бедной французской семье. Он был шестым ребенком. Отец Кардена служил наемным солдатом, затем работал виноделом. Пьер мог пойти его по стопам, однако с детства мечтал создать собственную империю красивой одежды. Уже в раннем возрасте его стали привлекать театр (из-за широкого разнообразия костюмов) и куклы (которым можно шить всевозможные наряды).
       В 1926 году родители будущего модельера переезжают на родину, во Францию. В возрасте 14 лет Карден устроился работать помощником портного.
       В 17 лет Пьер отправился в Виши, где работал портным в магазине мужской одежды. Получив определенные навыки, напористый 23-летний молодой человек едет покорять Париж. Пьер не изменяет своей мечте и продолжает изучать архитектуру, дизайн и швейное дело. Он работал в различных модных ателье Парижа: мадам Пакуини Эльзы Скиапарелли.
       В это же время Пьер знакомится с Жаном Кокто и Кристианом Бераром. Именно они составляют протекцию молодому кутюрье и Карден получает первый большой заказ - изготовить костюмы и маски к фильму "Красавица и Чудовище".
       Примерно через два года, набравшись опыта, юноша становится ведущим модельером в студии Кристиана Диора, у которого проработал около трех лет. Пьер Карден увлекается четкими геометрическими линиями, игнорирует женские формы, разрабатывает знаменитые "платья-пузыри" и представляет их в своих коллекциях. Развивая традиции легендарной Коко Шанель, Карден много экспериментирует и предлагает своим клиентам одежду в стиле унисекс. Можно сказать, что практически во всех своих начинаниях модельер придерживается авангардного стиля.
       В 1957 году Карден создает первую коллекцию женской одежды, которая имела грандиозный успех. Он показал себя специалистом косого кроя, полуприталенных линий и ярких цветов. Благодаря ему, появляются короткие туники, становятся модными очки, шлемы и необычные формы, навевающие космические фантазии. В середине пятидесятых модельер открыл свой первый бутик под названием "Eve". А через три года, решается на смелый шаг и берется за мужскую одежду и открывает магазин под названием "Adam".
       Карден был одним из первых, кто предложил для мужчин одежду всех цветов радуги. Сейчас-то это является чем-то само собой разумеющимся, а в то время казалась чрезвычайно смелым решением. Одним из успехов этого замечательного стилиста явилось то, что он первым устроил показ прямо в магазине, а не на престижном подиуме. Это вызвало общественный скандал. Будущую знаменитость исключили из состава профсоюза за попытку обесчестить профессию кутюрье.
       Чуть позже модельер решает создать коллекцию детской одежды. В Париже открывается магазин детской одежды "Pierre Cardin". А еще через некоторое время такие магазины уже возникли по всему миру.
       В 1957 году Карден совершил свою первую поездку в Японию. Здесь его наградили званием почетного профессора японского колледжа дизайна. Карден явился первым модельером международного уровня, который обратился к Японии, как благодатному рынку высокой моды. На протяжении шестидесятых годов модельер продолжает работать над созданием в одежде причудливых форм и ярких цветов. Понимая, что авангардный стиль одежды не всегда приемлем для широких слоев населения, кутюрье постепенно переходит к более традиционному стилю. В 1961 году в Париже открывается магазин одежды классического стиля.
       Полностью и безоговорочно покорив Европу, кутюрье в 1966 году отправляется в Нью-Йорк. Успех его коллекций превзошел все ожидания и в этом городе открылся магазин Кардена. В том же году Пьер Карден был награжден международной премией "Золотая прялка" в городе Крефельд (Германия).
       В 1970 году Карден создавал дизайн для НАСА. Во время своего визита туда он стал единственным человеком, примерившим скафандр Нила Армстронга, в котором тот впервые в истории человечества ступил на Луну.
       В том же 1970 году приобрёл в собственность парижский театральный комплекс Café des Ambassadeurs, переименовал его в свою честь - Espace Pierre Cardin- и занялся театральным продюсированием. Как продюсер последнего гастрольного тура Марлен Дитрих, предоставил для её парижских выступлений концертный зал своего комплекса.
       В 1975 году открыл свой первый мебельный бутик в Париже, на улице Фобур-Сент-Оноре.
       Одной из "муз" модельера была балерина Майя Плисецкая. Специально для неё Карден создал костюмы Анны ("Анна Каренина", 1972), Марьи Николаевны Полозовой ("Фантазия", телефильм по мотивам "Вешних вод" Тургенева), Нины Заречной ("Чайка", 1980), Анны Сергеевны ("Дама с собачкой", 1985), а также различные вечерние платья и повседневные ансамбли, которые он всегда преподносил артистке в подарок. После того, как Плисецкая начала работать в Германии и стала хорошо зарабатывать, она по собственному желанию оплатила модельеру все его подношения.
       Мода - не единственное, чем интересуется Карден. Он оставил свой след в парфюмерии, в разработке дизайна автомобиля Toyota Rav 4, выпускает шампанское и детские игрушки, открыл гостинцу в Калифорнии. В 1981 году знаменитый кутюрье приобрел сеть ресторанов Maxim. Вскоре филиалы ресторана открылись в Лондоне, Пекине и Нью-Йорке. В 2006 году Пьер Карден открыл музей в Сент-Уане, в котором собрал все свои творения. Кутюрье даже стали обвинять в желании поместить свое имя на все, начиная с машин и кончая едой.
       Всю свою жизнь Пьер Карден посвятил работе. Но не только работой ограничивался модельер. Главной любовью всей жизни "шелкового короля" была известная актриса - Жанна Моро.
       Их познакомила Коко Шанель. Симпатии друг к другу вскоре переросли в глубокое чувство. Все четыре года совместной жизни они мечтали о детях. Но, к сожалению, Моро не могла их иметь. Расставшись, Моро и Пьер остались друзьями. Единственное, о чем Карден сожалеет, так только о том, что у него нет наследников. Одним из главных претендентов на получения наследства, стоимость которого, по мнению Кардена, составляет 71 млрд. является его племянник, Родриго, более известный как пианист.
       Пьер Карден - это не только известный законодатель мод. Он владелец ресторанов, театра Espace Cardin, автор книг, создатель мебели и предметов интерьера. Обладатель 24 престижных международных премий, Командор ордена "Почётного легиона" и ордена "За заслуги", Кавалер ордена искусств и литературы Сейчас Дом Кардена выпускает в год до 20 тысяч моделей одежды и аксессуаров. По всему миру на его заводах работают более 200 тыс. человек.
       Летом 1991 года Карден устраивает грандиозный показ в Москве - на Красной площади собралось около двухсот тысяч человек.
      Пьер Карден запатентовал 800 различных изделий, его бизнес включает два театра, рестораны, 8 тысяч бутиков парфюмерии, часов, журналов, мебели, сигарет и многого другого. Годовой оборот компании составляет приблизительно 12 млрд. долларов.
      17 сентября 2009 года Карден был объявлен послом доброй воли Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН. Церемония состоялась в Риме 16 октября того же года.
      
      
      
       Будущий основатель всемирно известной кампании Роберт Бош родился 23 сентября 1861 года в семье зажиточного крестьянина Сервациуса Боша и был одиннадцатым из двенадцати детей в семье. Семья жила в городе Альбек, недалеко от Ульма, Германия. Отец Роберта владел отдельным участком земли и собственной пивоварней, в своих кругах он считался человеком достаточно образованным и начитанным. В мечтах отец видел Роберта священником, аптекарем или учителем, но тот с юных лет очень любил мастерить.
       Весной 1869 года семья перебралась в Ульм. Там с 1869 по 1875 годы Роберт Бош учится в Ульмской школе, а закончив ее устраиваться на работу помощником мастера. C начала октября 1881 года в течении года Бош проходит службу в 13-м инженерном батальоне и заканчивает ее в статусе унтер-офицера. В 1894 году Роберт посещает лекции в Высшей технической школе в Штутгарте.
       15 ноября 1886 года в Штутгарте, Роберт Бош открыл собственную фирму, которую назвал "Мастерская точной механики и электротехники". В первые годы существования бизнеса почти вся прибыль уходила на закупку нового оборудования. В это время основной деятельностью фирмы является производство электрического оборудования, но Бош не отказывался и нередко брался за непрофильные заказы.
       В 1887 году фирма, по заказу одного из клиентов разрабатывает систему зажигания от магнето для газового двигателя. Однако первый образец получается не слишком удачным и не подходит для повседневного использования. После нескольких месяцев доработок компании удалось устранить все проблемы, и количество заказов резко возросло, к началу 1890-х годов на зажигания от магнето приходилось уже более половины заказов компании.
      В 1897 году поступает заказ от компании "Даймлер" по адаптации зажигания от магнето для применения его на двигателе для транспортного средства. Компания Роберта Боша успешно справляется с поставленной задачей, решив одну из главных технических проблем начала автомобилестроения. В 1902 ученик Боша, Готтлоб Хонольд разработал новую систему зажигания от магнето высокого напряжения, где искра возникала между электродами свечи зажигания. Эта система сделала применение зажигание от магнето более универсальным.
       В начале 20-го века компания Роберта Боша начала свое расширение, сначала в Великобритании, а затем в других странах Европы. В 1910 году в штате Массачусетс, строиться первый завод компании на территории США, а 1914 году компания открывает еще один завод, в штате Нью-Йорк. Кроме того, компания открыла свои представительства в Южной Америке, Азии, Африке и Австралии. Благодаря активной деятельности на внешних рынках 88% продукции компании к 1913 году продавалось за территорией Германии. Все это сделало Роберта Боша одним из самых богатых немецких промышленников.
       Роберт Бош был дважды женат. Первой женой была Анна Кайзер, их свадьба состоялась 10 октября 1887 года. В первом браке было трое детей. Второй раз он женился в 1927 году на Маргарете Венц, в этом браке у Боша было двое детей. Он с удовольствие занимался сельским хозяйством на собственной ферме, расположенной к югу от Мюнхена. Кроме того, он был увлечен охотой, которой занимался с ранней юности вместе с отцом.
       Бош всегда был политически активен, он придерживался либеральных взглядов и никогда этого не скрывал. Взгляды Боша как на процесс производства, так и на саму организацию труда во многом опережали свое время. В отношениях с клиентами компания руководствовалась принципом, лучше потерять деньги, чем доверие. Еще 1906 году он ввел на своих производствах восьмичасовой рабочий день.
       В 20-30-е годы двадцатого века он уделял огромное внимание заключению перемирия между Германией и Францией, так как считал, что хорошие отношения этих стран - это фундамент к объединению Европы. Бош являлся яростным противником нацистского режима и активно поддерживал антифашистское сопротивление.
       Бош вел активную благотворительную деятельность. С 1910 года он состоял в американском союзе Рыцари Труда, деятельность которого была направлена на улучшение условий труда. В 1910 году он пожертвовал около миллиона немецких марок Высшей технической школе Штутгарта. В течении Первой мировой войны Бош отказался от прибыли за поставки продукции для армии и полностью направил ее на благотворительность. В 1940 году была открыта больница, полностью построенная на средства Роберта Боша.
       Скончался Роберт Бош на 81 году жизни в Штутгарте, 12 марта 1942 года. В своем завещании, составленном в 1937 году, он указал направить дивиденды от принадлежащих ему акций на благотворительность. В начале 6-х годов наследники передали свои доли в компании с фонд основанный Бошем с 1921 году и названый его именем. Сегодня этот фонд контролирует 92% капитала компании.
      
      
      
      
       Будущий изобретатель всемирно известного напитка Джон Пембертон родился 8 июля 1831 года в городе Ноксвилль в штате Джорджия, он был сыном Джеймса Клиффорда Пембертона и Марты Гэнт. Чуть позже его семья переселилась в Коламбус. Его дядя, Джон Клиффорд Пембертон, позже стал генералом армии Конфедерации. Детство и юность Пембертона прошло в Коламбусе, где он окончил Университет фармацевтической школы.
       В годы Гражданской войны в США Пембертон служил в рядах армии Конфедерации. В апреле 1865 года он получил ранение в ходе битвы при Коламбусе, и впоследствии, как и многие из ветеранов войны, пристрастился к морфию. В поисках лекарства от этой зависимости он начал экспериментировать с кокой и винами на её основе, в конечном итоге создав собственную версию напитка "Вино Мариани", содержащую орех колы и дамиан, которую назвал "Pemberton"s French Wine Coca".
       В следующем, 1885 году в ряде округов штата Джорджия был введён "сухой закон". Пембертону пришлось изменить формулу напитка, исключив алкогольную основу и заменив её сиропом из жжёного сахара с газированием.
       Для новой версии бухгалтер Пембертона Фрэнк Мейсон Робинсон придумал название "Кока-Кола" (англ. "Coca-Cola"), сочетавшее в себе отсылку к двум основным составляющим напитка. Робинсон, который также владел каллиграфией, написал слова "Coca-Cola" красивыми фигурными буквами. Оригинальная формула содержала 8,46 мг кокаина, однако эффект значительно усугублялся наличием кофеина из ореха колы.
       "Кока-Кола" первоначально рекламировалась как лекарство для лечения зависимости от морфия и опия для ветеранов войны, а в дальнейшем рекомендовалась от депрессии, неврастении, а также при заболеваниях желудка, кишечника и почек среди дам.
      В начале своего существования напиток Coca-Cola продавался не очень хорошо. Первый год его продаж и вовсе стал убыточным. На втором дела выровнялись. Но тут Джон Пембертон умер в августе 1888 года в Атланте в возрасте 57 лет. И уже вдова Пембертона продала права на Coca-Cola" бизнесмену Асу Гризз Кэндлеру (приехавшему в США из Ирландии), который в 1888 году основал компанию The Coca-Cola Company.
       Настоящая популярность пришла к напитку в 1902 году. В этого год оборот компании достиг 120 тысяч долларов, а сама Кока-Кола стала самым известным безалкогольным напитком на территории США. Кроме этого, в начале века общество поняло, насколько опасен кокаин. Средства массовой информации стали просто атаковать компанию Coca-Cola, в напитке которой содержался наркотик. Пришлось принимать экстренные меры. В 1903 году для производства напитка стали использовать полностью выжатые листья коки, которые уже не содержали известный наркотик.
       Популярность Coca-Cola начала расти с каждым днем. Во многом этому способствовала и хорошая рекламная кампания, затеянная в конце 19 века Кэндлером. Она проходила под слоганом "Пейте Кока-Колу, прекрасную и освежающую". Все это время напиток кока-кола продавался в основном в розлив. Никто еще даже не помышлял о том, что продажи бутылок Кола превзойдут продажи в розлив.
       В 1902 году появился главный конкурент, ведущий с Coca-Cola непрерывные войны - компания PEPSI. Но пока она начинала завоевывать Америку, Кока-Кола уже шла на экспорт в такие страны, как Куба и Панама. Был еще только 1906 год.
       Еще одним знаменитым новшеством, связанным с Coca-Cola, стала придуманная и запатентованная в 1915 году дизайнером Рэймондом Лоуи фирменная бутылка. Она имела форму юбки "гадэ" с перехватом ниже коленей (модной в 1914 году) и сразу завоевала симпатии покупателей. Темно-зеленая емкость объемом 6,5 унции (около 200 г) настолько отличалась от традиционной стеклотары, что ее можно было узнать даже в темноте - на ощупь.
       А в самый первый раз Coca-Cola была продана в бутылке прямоугольной и бесцветной, в 1894 году. Владелец магазина в Виксбурге (штат Миссисипи), размышляя над тем, как надежнее перевезти на дальнюю плантацию газировку, продававшуюся тогда исключительно в разлив, догадался приобрести необходимое оборудование и стал разливать напиток в бутылки.
       В 1931 году, в преддверии Рождества, "Кока-Кола Компани" заказала художнику Хаддону Сундблому дизайн костюма для Санта-Клауса. Санту нужно было одеть в фирменные цвета Кока-Колы. Так появился на свет Санта-Клаус в красно-белом наряде, которого мы привыкли видеть. До этого он одевался как придётся.
       В 1919 году Кэндлер продает компанию Coca-Cola банкиру из Атланты Эрнесту Вудрафу. Сумма сделки составила 25 миллионов долларов. Уже через год напиток придет в Европу. Первой страной "Старого света", которая попробует Кока-Колу станет Франция. 1923 год станет поворотным для компании. К ее руководству придет сын Эрнеста Вудрофа Роберт.
       Роберт Вудроф станет легендарной личностью в истории компании. Он будет стоять у руля компании последующие 60 лет! Это особенно феноменально, учитывая тот факт, что главой он стал в 33 года. Сразу же после прихода Роберта в компании появились единые стандарты для создания, розлива, и даже расстановки напитков на полках. Также появилась картонная упаковка, в которой могли находиться сразу же 6 бутылок.
       В 1927 году напиток Coca-Cola стал рекламироваться на радио. Годом позже Кока-Кола спонсировала американскую сборную на Олимпийских играх в Голландии. За Олимпиадой пошли хоккей, футбол, теннис и другие виды спорта. В 1931 году появился легендарный Санта-Клаус, который и по сей день используется в рекламах Coca-Cola.
       Чуть позднее компания Pepsi нанесла первый серьезный удар по Coca-Cola, выпустив свой напиток в бутылках большей емкости, по той же цене, по которой можно было купить Колу. Coca-Cola недолго думая подала в суд, пытаясь отсудить у Pepsi часть названия, в котором использовалось слово Cola. В итоге, стороны пришли к мирному соглашению. Но это было только началом будущей войны кол, которой нет конца и по сей день.
       Во время Второй Мировой войны Coca-Cola стала продавать напиток всем военным по 5 центов. Это был личный приказ Роберта Вудрофа. К окончанию войны Coca-Cola продавалась уже в 44 странах. Интересно было то, что военным продавали напиток не в бутылках, а в банках, для их же удобства. Массовый потребитель сможет испробовать Колу в банке только в 1955 году.
       В 1958 году компания Coca-Cola выпускает напиток Fanta, а тремя годами позднее презентует Sprite. Они оба серьезно отличались от оригинальной колы, а потому сумели расширить влияние компании на рынке безалкогольных напитков. В СССР Coca-Cola так никогда и не продавалась толком. Это было связано с тем, что Хрущев предпочел ей компанию Pepsi. Cola появится в России (точнее в СССР) только в 1988 году и долгое время будет серьезно уступать Pepsi по объемам продаж.
       В августе 1982 года в продажу с большой помпой был выпущен "диетический" вариант с уменьшенным содержанием фосфорной кислоты, измененной композицией фруктовых масел и, главное, совсем без сахара. Diet Coke содержала равные доли сахарина и аспартама, но вскоре ее стали делать исключительно на аспартаме.
       В марте 1985 года корпорация нарушила свое обещание никогда не добавлять в напиток новых ароматизаторов и начала производить кока-колу с вишневым сиропом - Cherry Coke, которая годом позже появилась и в диетическом варианте. За последние несколько лет к ней добавилась лимонная, ванильная и лаймовая, а также Coca-Cola C2, малокалорийная разновидность "классической" версии со сниженным содержанием сахаров.
       В настоящее время трем самым популярным напиткам Coca-Cola принадлежит 80% рынка напитков кола. (Эти три напитка: Кока-Кола, Фанта, Спрайт). Кроме этого, благодаря все возрастающей популярности напитков без красителей, компания Coca-Cola уже занимается выпуском соков серии Minute Maid, а также совместно с компанией Nestle выпускает холодный чай Nestea. В конце XX века компания Coca-Cola приобрела права на напиток Schweppes у Cadbury. Этот напиток пользуется особой популярностью в Европе.
       Компания Coca-Cola, существует уже более 100 лет. Сегодня компания Coca-Cola продает свои напитки более чем в 200 странах мира. Кроме того, Coca-Cola сегодня самый узнаваемый бренд. Его узнаваемость равна 98 процентам. А это означает, что почти каждый человек на планете знает, что такое Кока-Кола. Также стоит отметить, что и сама компания Coca-Cola Company сегодня является наиболее известной компанией в мире.
       Однажды Марк Пендергаст, автор наиболее полного труда по истории компании Coca-Cola, обнаружил в архиве фирмы старые записи Пембертона. В них содержался рецепт пембертоновского сиропа. Хотя компания никогда не подтверждала аутентичность этого автографа, специалисты почти не сомневаются в его подлинности. Вот как выглядит этот рецепт в метрических единицах (которыми Пембертон, разумеется, не пользовался) и с некоторыми округлениями.
       Основные ингредиенты: вода: 9,5 л, цитрат кофеина: 28 г, ванильный экстракт: 28 г, жидкий экстракт коки: 113 г, лимонная кислота: 85 г, сок лайма: 0,95 л, сахар: 13,6 кг, жженый сахар: достаточное количество, спирт: 0,95 л, ароматизаторы (апельсиновое масло: 17 г, лимонное масло: 25 г, масло мускатного ореха: 8 г, коричное масло: 8 г, кориандровое масло: 4 г, померанцевое масло: 8 г).
       Пембертон предписывает смешать ароматизаторы со спиртом и выдержать в течение суток. Кофеин, лимонную кислоту и сок лайма растворить в литре кипящей воды, остудить, добавить ваниль и прочие ароматизаторы. Экстракт орехов колы в этой формуле не упомянут (вместо него используется цитрат кофеина), однако Пембертон все же подмешивал его в свой сироп, хотя и в очень малых количествах.
      
      
       Родившийся в 1867 году в Северной Каролине Калеб Брэдхэм первоначально хотел стать врачом и с этой целью поступил в университет своего штата, а затем продолжил учёбу в Университете штата Мэриленд. Но медицинское образование уже тогда было сложным и недешёвым, поэтому, когда обанкротился бизнес его отца, Калеб Брэдхэм вынужден был бросить учёбу и вернуться к родным пенатам. Но интерес к медицинской профессии он сохранил и, поработав некоторое время, продолжил образование в Мэрилендском университете, хотя и на другом факультете - фармацевтическом.
       По его окончании Брэдхэм вернулся в родную Северную Каролину и открыл в городе Нью-Берн аптеку. Завлекая покупателей, он сперва поставил там музыкальный автомат, а потом стал предлагать разные оздоровительно-прохладительные напитки, с ингредиентами и вкусом которых он охотно экспериментировал. Вот как раз тогда и родилась знаменитая ныне на весь мир "Пепси-кола".
       Брэдхем разработал рецепт принципиально нового, "здорового" прохладительного напитка - без наркотических веществ, которые в те годы широко использовались, зато с соками, пряностями и сиропами. Народу нравилось.
       В 1898 году он назвал своё фирменное изобретение именем "Пепси-кола". "Пепси", очевидно, происходит от фермента пепсина, содействующего пищеварению, а "кола" - от одноимённого ореха, питательного и тонизирующего, который он добавлял в свой фирменный "коктейль".
       Рецепт "Пепси" он запатентовал в 1903 году, а годом раньше зарегистрировал "Пепси-кола Компани". Бизнес рос как на дрожжах: если в 1905 году "Пепси-колу" разливали только в двух местах, то к 1910 году таких точек, открытых на основе продаваемой Брэдхэмом франшизы, было уже три сотни в 24 штатах США.
       Предприимчивый фармацевт, ставший производителем популярного напитка, рекламировал его, используя в этих целях знаменитостей и красивых женщин. Кроме того, одним из первых Брэдхэм стал развозить свою продукцию на новом тогда автомобильном транспорте.
       Его бизнес подкосила Первая мировая война. После вступления в неё США в 1917 году американцам пришлось почувствовать на себе все экономические последствия войны, одним из которых было рационирование сахара. Компания Брэдхэма вынуждена была применять вместо сахара различные заменители, которые пришлись не по вкусу массовому потребителю.
       После войны случилась другая беда: сахар появился в свободной продаже, но цена его сильно выросла: ведь, пока шли военные действия, правительство административно контролировало цену стратегического продукта. Ценовой скачок был более чем девятикратным.
       Доходы Pepsi-Cola Company резко пошли вниз, и в итоге она обанкротилась. В 1923-м состоялся суд по делу о банкротстве, на котором Калеб Брэдхэм вынужден был представить рецепт своего сиропа и присягнуть в истинности этой информации. Так разорение компании открыло миру секрет формулы Pepsi.
       Несмотря на то, что рецепт Pepsi известен всему миру, повторить точный вкус напитка пока никто не смог. Хотя на первый взгляд всё довольно просто: 750 фунтов сахара, 1200 галлонов воды, 12 галлонов карамели (жжёного сахара), 12 галлонов сока лайма, 58 фунтов фосфорной кислоты, 0,5 галлона этилового спирта, 6 унций лимонного масла, 5 унций апельсинового масла, 4 унции коричного масла, 2 унции мускатного масла, 2 унции кориандрового масла, 1 унция петигренового масла. Сироп перемешивать в течение двух часов, предварительно вскипятив воду с растворённым сахаром.
       В 1923 году "Пепси-кола Компани" была вынуждена объявить о банкротстве. Сам Калеб Брэдхэм вернулся к аптекарской работе, а также к общественной деятельности, в числе которой была служба без отрыва от производства в военно-морском ополчении штата Северная Каролина, где он дослужился до капитана.
       А созданная им фирма продолжала существовать.
       В том же 1923 году торговую марку "Пепси" и активы компании купила группа кредиторов Брэдхэма, которая, впрочем, вскоре перепродала их с минимальной прибылью. Компания "пошла по рукам", год за годом сводился с убытком, а в 1929-м грянула Великая депрессия, от бизнеса не осталось камня на камне. В 1931 году снова было объявлено банкротство.
       Но тогда в Америке уже начались "содовые войны" между производителями прохладительных напитков. Бренд и рецепт фирменного сиропа купил Чарльз Гут, который сам производил напитки в Балтиморе, штат Мэриленд, и владел помимо этого крупной конфетной компанией "Лофт". Гут использовал нефтяные ресурсы для продвижения своего нового актива, за что получил судебный иск от акционеров "Лофт". Он проиграл суд и вместе с ним "Пепси-кола Компани", которую у него забрали в целях покрытия ущерба.
       Новые владельцы сперва слили, а потом "разлили" свои бизнесы, выделив в конечном счёте "Пепси-колу" в отдельную от "Лофт" компанию. Дальше развитие происходило "старым казачьим способом", хотя в Америке его правильнее было бы назвать "ковбойским". Лихие рейды хватких выскочек, в результате которых они нежданно-негаданно получают банковские кредиты и принуждают к слиянию конкурентов или смежников, превосходящих их по размерам, - этот знакомый многим в большом бизнесе путь исправно прошла и "Пепси". В результате она превратилась из малоизвестной небольшой фирмы в глобального рыночного монстра.
       В начале 1960-х руководство компании решило диверсифицировать свою продукцию, чтобы потребителю не приелся один и тот же давно знакомый напиток. Сначала внедрили его диетическую версию - "Диет-пепси", а потом купили бренд "Маунтин Дью", в переводе - "горная роса". В 1965 году "Пепси-кола Компани" слилась с продуктовой корпорацией "Фруто-Лэй" - производителем картофельных и кукурузных чипсов, а также прочих снэков, как называют по-английски такую еду, которая представляет собой лёгкий перекус.
       Новая объединённая компания, предлагающая "и выпить, и закусить", но без алкоголя, стала называться "ПепсиКо". Под этим именем она существует по сей день. А поглощённые ею бренды снэков и напитков тоже никуда не исчезли: с точки зрения маркетинга переименовывать раскрученные бренды - заведомо проигрышная стратегия.
       Пробыв какое-то время в Нью-Йорке, на Манхэттене, в 1970 году продуктовая корпорация перекочевала в пригород и обосновалась в городе Пэрчес. Резоны для этого были сугубо деловые: больше простора, меньше расходов на содержание штаб-квартиры. Курс на развитие бизнеса тогдашней командой управленцев был выбран верный: обороты "ПепсиКо" росли не переставая...
       При этом безжалостно отсекались те бренды, которые этому росту не способствовали. Среди брендов, которыми владела, но от которых впоследствии избавилась "ПепсиКо", по сей день известные во всём мире "Пицца Хат", "Тако Белл", KFC, а также многие другие чисто американские марки - сети общепита, рестораны фастфуда. Помимо них были и сплыли такие непрофильные активы, как компании по производству спортивных товаров и осуществляющие дальние транспортные перевозки. Освобождение "ПепсиКо" от всех этих активов, которые корпоративное руководство посчитало помехой основному бизнесу, в общем и целом завершилось к 1997 году.
       Продавая одни активы, "ПепсиКо" покупала другие, перспективные и профильные. Так, в 1998 году она приобрела компанию по производству апельсинового сока "Тропикана продактс". В 2001 году произошло слияние с "Квакер Оутс Компани" - компанией, известной не только своими пищевыми продуктами из зерновых злаков, но и спортивными напитками. В 2010 году "ПепсиКо" купила две крупнейшие американские компании, занимающиеся расфасовкой её продукции. А в 2011-м была завершена крупная сделка в России: приобретён молочный и соковый производитель "Вимм-Билль-Данн". Тем самым "ПепсиКо" стала владельцем крупнейшей пищевой компании в Российской Федерации.
       В конце 2005 произошло событие поистине историческое для "ПепсиКо": её рыночная стоимость превзошла капитализацию наиглавнейшего конкурента - компании "Кока-Кола". Это случилось впервые за 112 лет их соперничества. Хотя есть определённые показатели, по которым "Кока-Кола" идёт впереди "Пепси" (например, объём продаж газированных напитков в США: их соответствующие доли рынка - 42,4 против 28,7 процентов), в целом, в глобальном масштабе, "ПепсиКо" - лидер своей отрасли, крупнее её в мире нет никого. Она достигла этой вершины, постоянно "изобретая себя заново", внедряя революционные новшества. Например, "ПепсиКо" была первопроходцем в маркировке срока годности на своей продукции.
       К 2012 году компания превратилась в "глобальный пищепром": в продукции, реализуемой ею на всех континентах, 63 процента приходилось на продукты питания и 37 - на напитки. В необозримой номенклатуре товаров выделяются несколько брендов, каждый из которых приносит компании минимум по одному миллиарду долларов прибыли в год: Pepsi, Mountain Dew, Aquafina, Lay's, Quaker Foods, Tropicana, 7 Up, Lipton Teas, Cheetos, Mirinda, Ruffles и ещё добрый десяток.
       Среди тех, кто руководил "ПепсиКо" на протяжении долгих лет её существования, вероятно, наибольший вклад в её успех внёс Дональд Макинтош Кендалл - его все называют Доном. Главным исполнительным директором "ПепсиКо" он был с 1971 по 1986 год. При нём происходили наиболее знаковые события в жизни корпорации - в том числе и её приход на советский рынок.
       Дон Кендалл родился в 1921 году на американском Западе, в штате Вашингтон, где у его родителей была молочная ферма. Получил высшее юридическое и гуманитарное образование, после чего поступил на работу в "Пепси-кола Компани" в качестве агента по продажам. К 1956 году он уже был директором по маркетингу, а в 1957-м возглавил международные операции компании. Став её президентом в 1963 году, он первым делом переименовал диетический напиток, выпускаемый компанией: вместо "Патио Диет Кола" появилась "Диет-пепси". В отрасли прохладительных напитков это был первый случай, когда диетический продукт получил то же название, что и основной, но с приставкой "Диет". Казалось бы, пустячок, но он сыграл свою роль в увеличении объёма продаж.
       В 1970 году Дон Кендалл организовал встречу чилийского предпринимателя Аугустина Эдвардса Истмена с высокопоставленными деятелями администрации Ричарда Никсона. Вскоре после этого президент Никсон вызвал к себе советника по национальной безопасности Генри Киссинджера и шефа ЦРУ Ричарда Хелмса. Глава Белого дома сказал им буквально следующее: "Чили надо спасать от Альенде. Как - не имеет значения".
       Как утверждает влиятельная газета, английская "Гардиан", "заговор против избранного в октябре 1970 года президентом Чили Сальвадора Альенде... был прямым результатом призыва к действию, который глава "ПепсиКо" Дон Кендалл адресовал в ходе двух телефонных звонков президенту США Ричарду Никсону". Кстати, ещё до президентства последнего юридическая фирма Никсона в Нью-Йорке представляла интересы "ПепсиКо".
       Существует множество фотографий, на которых Кендалл запечатлён с Никсоном, а также с советским лидером Хрущёвым во время визита в Москву. С этого визита началось проникновение "Пепси" на советский, а впоследствии и российский рынок.
       "Многие компании, - вспоминал позднее Кендалл - не решились бы на такой шаг из-за сильных антироссийских настроений... А я поехал вместе с Никсоном и впервые угостил Хрущёва пепси; я встретился с россиянами и понял, что они чудесные люди, и решил попытаться закрепиться в России".
       В июле 1959-го в Москве открылась первая в истории советско-американских отношений национальная выставка США. Одним из её участников был и Дон Кендалл, который привёз в Москву продукцию своей компании. В день открытия выставки вице-президент США Ричард Никсон, возглавлявший американскую делегацию, подвёл к киоску "ПепсиКо" генерального секретаря ЦК КПСС Никиту Хрущёва и предложил ему попробовать напиток. Хрущёв выпил несколько стаканчиков, ему понравилось.
       "Пепси-кола" тогда продвигала себя под слоганом "Будь общительным, пей "Пепси!" На следующий день все мировые газеты обошла фотография советского лидера, пьющего "Пепси", с подписью: "Хрущёв учится быть общительным".
       Вслед за генсеком напиток попробовали сотни тысяч советских людей: за период работы выставки было выпито более трёх миллионов стаканов "Пепси".
       В 1968 году Никсон был избран президентом США, и для осуществления мечты Кендалла - начать серьёзно работать на советском рынке - настала благоприятная ситуация. По совету Томми Томпсона, посла США в СССР, Кендалл предложил менять "Пепси" на водку. Предложение прошло. В 1972 году компания заключила лицензионно-бартерное соглашение с советским правительством, согласно которому она получила право продавать "Столичную" водку за пределами СССР, а Советский Союз в обмен на это получил "Пепси-колу" - первый американский продукт, который стали производить и продавать в СССР.
       Кендалл с тех пор бывал в России очень много раз. Он хорошо знаком с Владимиром Путиным и даже получил из его рук орден Дружбы.
      
       Согласно легенде, рецепт йогурта передал Аврааму ангел, и именно благодаря этому волшебному продукту наш праотец прожил целых 175 лет. И в древнееврейских источниках есть описание продукта из молока, очень похожего по технологии изготовления на современный йогурт. Аналогичные рецепты с незначительными расхождениями были найдены в индийских и древнегреческих записях. Вероятно, и другие народы владели этим рецептом, просто писать тогда еще не научились...
       Также вполне возможно, что пили йогурт и предки современных украинцев, научившись изготавливать его у населявших Северное Причерноморье скифов. В знаменитом античном сочинении "Естественная история" ее автор Плиний Старший пишет: "Скифы умеют сгущать молоко, превращая его в кислый и весьма вкусный напиток".
       Но широкую известность йогурт получил благодаря греческому варианту, хотя сами греки тут особо не при чем. Этот продукт был распространен во Фракии, бывшей частью древней Эллады, и назывался у греков "фракийское молоко". Турки, завоевав Фракию, и придумали слово "йогурт" - темпераментным янычарам, видимо, не хватало терпения на произношение длинного словосочетания.
       И в завоевании им популярности во всем мире заслуга еврея Исаака Карасу. Доктор Исаак Карасу родился в городе Салоники в Греции, и не знать об этом кисломолочном продукте, естественно, не мог. В то время Салоники пребывали под контролем Османской империи, и во время Первой Балканской войны в результате наступления греческой армии Исаак Карасу был вынужден бежать из Греции. Бежать ему нужно было совсем не по причине опасной в новых обстоятельствах служебной деятельности, доктор - профессия, в общем-то, не конфликтная. Но из-за своего замечательного родственника.
       Родной дядя Исаака, Эммануель Карасу, являлся лидером (а по некоторым данным - основателем) масонской ложи "Восставшая Македония и истина" (Macedonia Risorta et Veritas), действовавшей в Салониках. Эта ложа объединяла людей, симпатизирующих османам, а в частности - младотуркам, которые были наиболее радикальной партией Османской империи и поддерживали войну. Естественно, они пользовались особой нелюбовью греческого населения.
       Эммануель Карасу был едва ли не единственным не-мусульманином в этом движении. Кроме того, его еще назначили депутатом от Салоников в турецкий парламент. Турки предлагали Эммануелю государственные должности, но Карасу от них благоразумно воздержался. Принимал активное участие в перевороте, в результате которого младотурки низложили султана Абдул-Хамида II. После прихода к власти в Турции Кемаля Ататюрка еврейский лидер турецких масонов эмигрировал в Италию.
       Имея такого родственничка, Исаак Карасу оставаться в Салониках не мог. Карасу были сефардами, и доктор с семьей решили эмигрировать на вторую после Израиля историческую родину своих предков - Испанию. Здесь он сменил фамилию на более соответствующую местному звучанию, Карассо.
       В Испании Исаак вспомнил о популярном греческом продукте. Он внимательно изучил труды другого знаменитого еврея, хотя по старой доброй традиции родившийся под Харьковом Илья Ильич Мечников считается "великим русским ученым".
       Исследуя вопрос долголетия в 36 странах, Мечников обратил внимание на то, что наибольшее количество человек в возрасте более 100 лет проживает в Болгарии. А современная Болгария включает в себя большую часть территории древней Фракии, и йогурт здесь - национальный продукт Љ1. Впервые полезные свойства йогурта определил молодой болгарский ученый Стамен Григоров, и Мечников пригласил его к себе в парижский институт Луи Пастера.
       Проведя дополнительные исследования, он приходит к выводу, что йогурт значительно ускоряет процесс самоочищения кишечника. В 1908 году в ежегодном издании Французской академии наук публикуется статья Мечникова "Несколько слов для кислаго молока", в которой ученый подтверждает полезные свойства продукта. Бактерия, использующаяся для производства йогурта, была названа в честь Болгарии - Lactobacillus bulgaricus, или болгарская палочка. Сам Мечников, начав употреблять йогурт, прожил 71 год, в то время как его братья умерли в 45 и 50 лет.
       Карассо начал заниматься производством йогурта в Испании. Болгарскую палочку Исаак получал прямо из лаборатории Мечникова в Пастеровском институте. Поскольку был он врачом, то и продавал его в качестве лекарства через сеть аптек.
       В 1919 году Исаак Карассо зарегистрировал в Барселоне собственное предприятие, которое назвал в честь сына Даниэля. На каталонском языке уменьшительное от Даниэль звучит как Данон (Danon), однако, согласно испанским законам, регистрировать любое имя собственное в качестве торговой марки было запрещено. Находчивый доктор добавляет к имени непроизносимую букву "е". Так появилась известная сегодня во всем мире компания Danonе.
       Спустя некоторое время доктор Исаак уходит на покой, и у руля компании встает прошедший обучение во Франции Даниэль. Это событие становится началом экспансии Danonе на европейские рынки. В 1929 году Карассо переносит производство во Францию, поближе к Пастеровскому институту, и основывает Парижское товарищество по производству йогуртов Danonе.
       Йогурт, до того продававшийся только по рецепту врачей, появился в свободной продаже и стал популярным десертом у французов, а вскоре и у остальных европейцев. Не забывал Даниэль и о приютившей семью стране - компания Danonе поставляла молочную продукцию королевскому двору Испании вплоть до падения монархии в 1931 году.
       В Советском Союзе йогурт появился раньше - Мечникова здесь считали "своим" и с его трудами были знакомы. Но распространение йогурта так и остановилось на уровне фармацевтики. И "мечниковскую простоквашу" можно было достать исключительно в аптеке...
       Когда началась Вторая мировая, еврей Карассо прекрасно понимал, насколько опасным может быть пребывание во Франции. Возвращение в Испанию было исключено - там также установился фашистский режим диктатора Франсиско Франко. В отличие от всех союзников Германии, он отказался принимать антиеврейское законодательство, но ничего хорошего в Испании ожидать предпринимателя не могло.
       Даниэль Карассо решил отправиться за океан, в США. В Нью-Йорке он создал компанию под названием Dannon Milk Products Inc. Имя было изменено не случайно - американский рынок имел существенные отличия от европейского, и продукция компании была ориентирована уже на американского потребителя.
       Но любимым детищем Даниэля оставался, конечно же, основанный отцом европейский Danonе. И в 1951 году, как только возникает такая возможность, Карассо возрождает компанию Danonе в Париже. Американскую Dannon Milk Products Inc. он передает в управление своему помощнику Джо Метцеру, а в 1959 году продает ее корпорации Beatrice Foods.
       До 1953 года все йогурты были натуральными, без добавления каких-либо ингредиентов. Даниэль стал первым, кто решил добавить в этот кисломолочный продукт множество фруктовых и ягодных вкусов. Так йогурт стал настоящим лакомством, а первое время и вовсе воспринимался как один из самых изысканных десертов.
       Последовавшее десятилетие ознаменовалось доминирующим положением Danone на мировом рынке. Компания, некогда продававшая в аптеке всего сорок глиняных горшочков с йогуртом в неделю, разрослась до размеров крупнейшего концерна.
       В 1967 году Danonе объединилась с лидером по производству сыров во Франции Gervais производящей сыры, а спустя 5 лет - с крупнейшим в Европе производителем изделий из стекла компанией BSN. После этого были и другие слияния с компаниями поменьше. Объединенная корпорация становится самым крупным в мире пищевым синдикатом, и ее предприятия открылись в 30 странах.
       Несмотря на то, что Даниэль Карассо был уже не единоличным руководителем, а позже и вовсе отошел от руководства компанией, почетное место в Danone оставалось за ним до момента ухода из жизни в мае 2009 года.
       Даниэль Карассо личным примером подтвердил правильность выводов Мечникова о зависимости долголетия от употребления йогурта - почетный президент Danonе и сын ее основателя покинул этот мир на 104 году жизни.
       Его именем назван и международный исследовательский центр, открытый во Франции и ставший инновационным центром группы Danone. Главная цель исследовательского центра - разработка вкусных продуктов питания, приносящих пользу здоровью человека.
      
      
       Будущий предприниматель Эмиль Еллинек появился на свет в Лейпциге 6 апреля 1853 года в семье еврейского ученого и раввина Адольфа (Аарона) Еллинека и ребецен Розалии Беттельгейм. Отец семейства снискал славу выдающегося оратора, заслужив лестное прозвище "златоуста синагоги". Многие из его проповедей являлись, по своей сути, научными трактатами. Адольф Еллинек занимался также Каббалой, учением о тайном смысле Торы. Один из его братьев - Герман был повешен в Вене, как участник Венгерского восстания 1848 года, другой - Мориц, стал известным финансистом и владельцем либеральных газет в Будапеште.
       Вскоре после рождения Эмиля, семья Еллинек переехала в Вену. Казалось бы, у таких родителей и ребенок должен был проявить интерес к знаниям и способности к обучению. Но в школе Эмиль учился из рук вон плохо, несколько раз его отчисляли за неуспеваемость. Родители переживали за своего "непутевого" сына, а тут ко всем бедам, добавилась еще одна - Эмиль рано пристрастился к азартным играм. Поняв, что их чадо катится в "пропасть", и нужно его спасать, отец и мать устроили 17-летнего, к тому времени, недоучку, клерком в Моравскую Железнодорожную компанию. Эмиль проработал там 2 года, после чего был изгнан со скандалом - руководству стало известно, что Еллинек организует ночные коммерческие гонки на поезде.
      Надо было решать, что делать дальше, и Адольф Еллинек отправил проблемного отпрыска во Францию, на попечение своего друга, некого Шмидтла, который занимал должность Австро-Венгерского консула в Марокко. Благодаря связям последнего, Эмиль получил маловажные дипломатические должности в Танжере и Тетуане, и это было намного лучше, чем ничего.
       Вскоре Еллинек-младший познакомился с Рахелью Гоггманн Ценроберт, сефардской еврейкой, с которой у него начался роман. В 1874 году Эмиль получил повестку в армию и отбыл в Вену, но медицинская комиссия его забраковала и отчислила в запас.
      Возвратившись в Марокко, Эмиль получает новое назначение - он становится вице-консулом Австрии в Оране (Алжир). Там он, вместе с отцом Рахели, начинает заниматься бизнесом - продажей местного табака в Европу. Этот молодой человек также представлял интересы французской страховой компании "Aigle".
       Любовные отношения с Рахелью скрепляются браком и у пары рождаются два сына - Адольф и Фернанд. Коммерческая деятельность принесла Еллинеку серьезный успех, и семья стала проводить зимние месяцы на фешенебельном курорте в Ницце, на французской Ривьере.
       Там Еллинек установил весьма полезные знакомства в деловых и аристократических кругах. В 1884 году Эмиль с семьей переехал в Австрию. В 1889-ом у него родилась дочь, которую нарекли Адрианой Мануэлой Рамоной. В этой связи стоит упомянуть о том, что жена Эмиля была родом из марокканского города Тетуан, где еврейская диаспора соседствовала с испанской. Отсюда - страсть к звучным испанским именам. Отец обожал девочку, которую, впрочем, называли в доме не настоящим именем, а иначе - "Мерседес", что в переводе с испанского означает "милосердие, грация". Милосердие... Когда малышке исполнилось четыре года, умерла ее мама, Рахель, жена Эмиля...
      ... А жизнь продолжалась. В 1890-х годах Еллинек увлекся средствами передвижения, разглядев в "самодвижущихся колясках" перспективу заработка и славы. И вот что примечательно: ему, не имеющему достаточного образования и далекому от техники, было, тем не менее, очевидно, что бензиновому двигателю, превосходящему по мощности и паровой, и газовый, принадлежит будущее.
       Первые автомобили представляли собой кареты, снабженные двигателями и системой рулевого управления. Эти сооружения были очень высокими, неустойчивыми, что часто приводило к авариям. В принципе, уже в 1886 году германский конструктор Готтлиб Даймлер и его помощник Вильгельм Майбах сконструировали первый автомобиль с бензиновым двигателем. Правда, назвать данную модель "автомобилем" было довольно трудно: она представляла собой движущийся со скоростью 16 км/ч экипаж, переделанный из кареты, на которую были установлены двигатель мощностью в полторы лошадиные силы и ременная передача к колесам.
       В 1890 году, после презентации на Всемирной парижской выставке "безлошадной кареты", была организована компания "Daimler Motoren Gesellschaft" (DMG) по производству двигателей "для использования на земле, в небесах и на море". Именно этот принцип - "трех стихий" отобразила трехконечная звезда - логотип фирмы. Дела у инновационной компании пошли неплохо: в 1892 году был продан первый автомобиль, а еще через 3 года DMG выпустила свой 1000-й двигатель.
       В 1897 году на фабрику фирмы в Канштадте, возле Штуттгарта, прибыл австрийский предприниматель и вице-консул Австро-Венгрии во французской Ницце Эмиль Еллинек. Незваный гость, что называется, с порога, ошеломил хозяев предприятия - он вознамерился объяснить Готтлибу Даймлеру и его главному конструктору Вильгельму Майбаху, каким должен быть автотранспорт не завтрашнего, а послезавтрашнего дня! Ему приписывают такие слова в адрес Даймлера и Майбаха:
      "Послушайте, господа! Я ехал со скоростью 42 километра в час, и машина не развалилась на части, и я тоже до сих пор - только одна часть. Сделайте выводы из этого. Более того, я должен вам сказать, что мне не нравится позиция мотора. В Африке я управлял лошадью, впряженной в повозку. Теперь мотор заменил мне лошадь, поэтому он должен быть впереди. Не тратьте силы переубеждать меня. Попридержите свои возражения для следующего пункта: я хочу четырехцилиндровый мотор. Я знаю, вы скажете, это невозможно, но..."
       Еллинек, с его светлой головой и даром предвидения, предложил расположить основные узлы автомобиля один за другим, по горизонтали - мотор впереди, а непосредственно за ним - кабину с пассажирами. Так можно - убеждал он конструкторов, - намного уменьшить высоту транспортного средства и улучшить его устойчивость. Еллинек дал Даймлеру и Майбаху время воплотить его идею в чертежи, но дело затягивалось, и тогда автор предложения высказал свои претензии. Причем в таких вот выражениях: "Ваши сраные машины ломаются, как по расписанию. Вы делаете куколки, а мне нужны бабочки. Вашим инженерам место в психбольнице. Вы совершенно некомпетентны. Вы - предприятие третьего сорта. Вы делаете хлам".
       Членов совета директоров компании Еллинек называл ослами, лицемерами и иезуитами. Должно быть, его напористость сыграла свою роль. Но и время прорыва в технике автомобилестроения пришло тоже. В сентябре 1898 года были собраны два экземпляра "Phoenix-Daimler" с 8-сильным двигателем, впервые в мировой практике имевшим 4-цилиндровое исполнение. Эмиль Еллинек встретил эти машины на железнодорожном вокзале Ниццы 22 декабря 1900 года. Он решил испытать их на гонках.
       Результаты превзошли самые оптимистические ожидания - две машины, участвовавшие в горном заезде Ницца-Кастеллайн, заняли соответственно первое и второе место. Эмиль, имея хорошие связи среди обеспеченной публики, начал рекламировать и продавать автомобили Даймлера, реализовав в 1899 году десять, а в 1900 году - уже 29 автомашин DMG.
       Прекрасной рекомендацией для марки послужили награды, которые Еллинек завоевал, участвуя на DMG в европейских автогонках. На одной из них он зарегистрировался в списке участников, как "Месье Мерседес", в честь дочери - Адрианы Мануэлы Рамоны. Имя принесло гонщику удачу - "Месье Мерседес" стал победителем.
       В сотрудничестве с "Daimler Motoren Gesellschaft" Эмиль Еллинек усмотрел большое будущее и подписал договор, войдя в члены правления DMG в качестве главного торгового представителя по продажам двигателей и автомобилей компании, коим оставался до 1909 года.
       Именно он, непрофессионал, заказал и оплатил, можно сказать об этом так, первую автомобильную революцию. Как раз в это время начинается разработка нового двигателя, который решено было назвать Daimler-Mercedes, впервые используя псевдоним Еллинека в качестве торгового знака, который стал затем наименованием автомобилей, выпускаемых фирмой.
       6 марта 1900 года ушел из жизни Готтлиб Даймлер, глава компании. В том же году, в апреле, Еллинек предложил фирме конструктивные изменения для усовершенствования авто. Далее он сделал "заказ века" - на покупку годового производства (36 автомашин), на астрономическую, для того времени, сумму - в 550 000 марок.
       Заказчик, при этом, поставил два обязательных условия. Первое - организовать реализацию автомобилей в Австро-Венгрии, Франции и Северной Америке, второе - машины должны продаваться под маркой "Мерседес". После длительных переговоров, его условия компанией были приняты: автомобиль будет носить имя "Мерседес", которое должно быть написано на облицовке, радиаторе, при этом сохранится даймлеровская звезда, на капоте будет помещено название "Мерседес-Даймлер". Прошло полмесяца, и фирма получает новый заказ - еще на 36 транспортных единиц.
       Наряду с коммерческими успехами, последовал подлинный технический взлет: ведущий инженер DMG Вильгельм Майбах разработал первый гоночный автомобиль марки "Mercedes 35Р5", оснащенный 4-цилиндровым двигателем с рабочим объемом 5913 куб. см. и мощностью в 35 лошадиных сил, который имел классическую расстановку агрегатов - ведущие колеса сзади, двигатель спереди.
       Плюс к этому, было найдено перспективное дизайнерское решение: машина имела запоминающийся внешний вид, который впоследствии стали называть "классическим". Свой технический уровень модель продемонстрировала в марте 1901 года, на гонках "Nice week", где гоночные машины марки "Mercedes" первенствовали во всех установленных категориях, сделав компании превосходный пиар, как мы бы сказали об этом сегодня.
       В качестве торговой марки "Mercedes" был зарегистрирован 26 сентября 1902 года, а в июне 1903 года, в возрасте 50-ти лет получил официальное разрешение зваться "Мерседесом" сам Эмиль Еллинек, с той поры господин Jellinek-Mercedes или E. J. Mercedes. По этому поводу он не без иронии утверждал, что это - единственный случай в истории, когда отец принял имя своей дочери. Большой интерес для DMG представлял американский рынок, но транспортные расходы и таможенные пошлины делали экспорт нерентабельным.
       Было решено наладить производство автомобилей в США. DMG регистрирует за океаном дочернюю фирму "Daimler Manufacturing Company" и организует производство "Мерседесов" в Нью-Йорке. В начале января 1905 года "Mercedes-45HP", с 4-цилиндровым двигателем на 6800 куб. см., четырехскоростной коробкой передач и максимальной скоростью 80 км/ч. был представлен на выставке "National Automobile Show" в Городе большого яблока.
       Показ прошел успешно, привлек внимание торгово-промышленных кругов. Производство автомобилей в итоге расширилось, но в середине февраля 1907 года на нью-йоркском предприятии фирмы Даймлера произошел сильный пожар, после которого оно так и не было восстановлено.
       Постепенно отношения своенравного Еллинека и совета директоров DMG стали портиться, особенно после того, как в 1907 году из правления ушел Майбах. С Еллинеком расторгли контракт, составлявшийся под его диктовку.
       Эмиль начал больше заниматься дипломатической деятельностью, правда, попутно он прикупил в Монте-Карло несколько казино - сказалась давнее пристрастие к азартным играм - эта "детская болезнь" оказалась неизлечимой.
       Незадолго до начала Первой Мировой, Австрия обложила Еллинека огромным налогом на имущество, которым он владел во Франции.
       28 июля 1914 года началась война. Во Франции, куда подался Эмиль с родными, его обвинили в шпионаже в пользу Германии, и в том, что он, якобы, скрывает диверсантов на своей яхте. А австрийцы заподозрили в шпионской деятельности его вторую жену Аннет Энглер, француженку (к слову, дети от второго брака Еллинека тоже получили добавку к именам - "Мерседес").
       Спасаясь от преследований, семья добралась до Женевы, однако в нейтральной Швейцарии Эмиля снова арестовали. Он там и умер 1 января 1918 года, в тюрьме, в возрасте 64-х лет. Его французское имущество было конфисковано. В 1982 году его прах перевезли в Ниццу и похоронили возле могилы Рахели, его первой супруги...
       А в июле 1926 года две компании "Daimler Motoren Gesellschaft" и "Benz & Cie" объединяются в корпорацию "Daimler-Benz Aktiengesellschaft", которую возглавил Фердинанд Порше. Новый концерн использовал опыт и наработки инженеров и конструкторов обеих фирм, притом, что компания "Benz & Cie" ранее уже выпускала первоклассные гоночные автомобили, один из которых, "Lightning Benz", в 1911 году развил небывалую доселе скорость - 225,65 км/ч.
       "Daimler-Benz AG" продолжил разработку автомобилей спортивного профиля, обновив и представительский модельный ряд. Одна из новинок - "императорский" "Mercedes-Benz Grosser" произвела подлинную сенсацию на Парижском автосалоне. Этот автомобиль заказали для себя бывший кайзер Германии Вильгельм II и император Японии Хирохито.
       В 1933 году к власти в Германии пришли национал-социалисты во главе с Адольфом Гитлером. Для руководства Третьего рейха был разработан шестиколесный "Mercedes-Benz G4" повышенной проходимости. Такие автомобили щедрый фюрер презентовал своим союзникам - итальянскому дуче Муссолини и диктатору Испании генералу Франко. А ближайшему соратнику Герману Герингу Гитлер подарил голубой бронированный кабриолет "Mercedes-Benz 540K". Еще один "540K" обслуживал Йозефа Геббельса, а "Mercedes-Benz 320" стал семейным авто Мартина Бормана.
       Повышенным спросом пользовалась модель "Mercedes-230 W143", которая, после выхода на экраны сериала "Семнадцати мгновений весны", именуется уже не иначе, как "Штирлицмобиль" и малолитражный "Mercedes-Benz 170", отметившийся в фильме "Золотой Теленок" - в роли "Антилопы Гну" Адама Козлевича. Но, в отличие от скромной "Антилопы", немецкий оригинал, имея шестицилиндровый двигатель мощностью 32 л.с., мог набирать скорость до 90-110 км/ч.
       В его конструкции впервые была использована полностью независимая подвеска всех колес. Таких машин с 1932 по 1936 год было изготовлено и реализовано 13 775 единиц. Накануне Второй мировой войны "Daimler-Benz" стал крупнейшим производителем автомобилей на всем европейском континенте. ...
       Дочь Эмиля Еллинека, его любимая Мерседес, проживала после войны в Вене. В отличие от отца, она мало интересовалась судьбой одноименных машин и занималась музыкой. Ее сопрано, как свидетельствовали современники, привлекало мужчин, но судьбу баронессы Мерседес Шлоссер, урожденной Еллинек, нельзя назвать счастливой.
       Революция, упразднившая титулы, сделала ее женой не очень удачливого чиновника. После четырнадцати лет совместной жизни с ним, Мерседес со скандалом покинула свой дом, оставив не только мужа, но и двоих детей. Она умерла рано, в 39 лет (то ли от рака, то ли от туберкулеза), в полном одиночестве, на съемной квартирке богемного квартала Вены, не оставив иного следа в истории, кроме своего имени. Мерседес погребли на Центральном кладбище Вены.
       Совсем недавно на информационных интернет-сайтах появилась заметка, высветившая имя одного из сыновей Эмиля Еллинека:
       "18 марта 2013 года библиотека Лейпцигского университета возвратила наследникам австрийского писателя еврейского происхождения Фернанда Рауля Еллинека-Мерседеса 16 книг из некогда принадлежавшего ему собрания, которое он вынужден был распродать в конце 1930-х годов под нажимом нацистов. Фернанд Рауль проживал в городе Баден под Веной. Он был не только писателем, но и страстным коллекционером.
       Ему принадлежали солидное собрание нот музыкальных произведений, произведений живописи, а также большая библиотека. В 1938 году нацисты вынудили Еллинека-Мерседеса, как и многих других евреев, продать им по бросовым ценам свое имущество, в том числе и библиотеку. А 10 февраля 1939 года Фернанд Рауль Еллинек-Мерседес покончил жизнь самоубийством.
       В 1945 году часть книг из его собрания приобрела Лейпцигская городская библиотека. В 1956 году они были переданы библиотеке Лейпцигского университета. В их числе - полное собрание сочинений известного французского драматурга Пьера Мариво (1688-1763), входившее в коллекцию Фернанда Рауля Еллинека-Мерседеса.
       Представителям наследников писателя и собирателя решено было возвратить и две книги значимого французского литературного критика, романиста и поэта Шарля-Огюстена Сент-Бёва (1804-1869), также ранее принадлежавшие ему и обнаруженные недавно в Гамбурге".
       Братья Эмиля стали видными людьми: Георг получил известность, как немецкий философ и авторитет в области государствоведения, Макс Герман - филолог, удостоился звания профессора, читая в Венском университете курсы немецкой словесности и литературы. Кроме братьев, у Эмиля были две сестры - Шарлотта и Полина, ничем, правда, не прославившиеся. А на могиле нашего героя, на кладбище в Ницце можно прочесть скромную надпись: "Эмиль Еллинек-Мерседес, пионер автомобилизма".
      
      
       Есть такие люди, чьи имена живут отдельно от их обладателей. Луи Шевроле - яркий пример данного утверждения. Автомобили Chevrolet известны не только на родине - в США, но и во всем мире. А вот о личности, которая дала начало этой марке, теперь мало кто знает.
       Фамилия Шевроле означает в искаженном французском переводе словосочетание "козье молоко". Оно и неудивительно - Луи родился в семье, проживавшей в одном из регионов Швейцарии, который являлся центром производства молочных продуктов.
       Правда, его отец не работал на маслобойне, а был часовщиком, и хотя не очень успешным, но содержать большое семейство, включавшее семерых детей, ему худо-бедно удавалось. Отцовское дело было по душе и Луи, и с ранних лет он много времени проводил в часовой мастерской, а вот к учебе в школе мальчик не проявлял абсолютно никакого интереса.
       И хотя родители сильно переживали по этому поводу, единственным утешением для них являлась тяга Луи зарабатывать и финансово помогать близким.
       Когда Шевроле исполнилось восемь лет, в 1886 году, вся его семья перебралась во Францию. Страна как раз стояла на пороге абсолютно новых открытий и изобретений, связанных с техникой, и подросток, которому нравилось возиться с миниатюрными часовыми механизмами, с головой погружается в мир спиц, колес и паровых двигателей.
       Неудивительно, что уже в скором времени юноша устраивается в мастерскую по ремонту велосипедов. Там он значительно повышает свой уровень знаний в технике, параллельно начинает осваивать также и "самодвижущиеся экипажи". Конечно же, там, где есть велосипеды, там есть и гонки - одно из самых главных событий того времени. И, естественно, крепкий двухметровый парень не упускает возможности проявить себя в велосипедных соревнованиях.
       В 1895 году в местной французской газете вышла заметка о том, что некий Луи Шевроле одержал победу в велогонке, проходившей в Бургундии. Это стало отправной точкой в его дальнейших успехах в качестве гонщика. В последующие три года он сумел одержать победу в 28 различных соревнованиях, сумев "заразить" своим увлечением даже братьев и сестер. Но все-таки это было не только увлечение - как-никак, а премиальные за выигрыши были неплохим подспорьем для семейного бюджета.
       В это же время происходит событие, которое, по легенде, предопределило дальнейшую любовь Шевроле к автомобилям. Как-то в мастерскую поступил заказ на починку паромобиля, и Луи отправили на вызов. Владельцем трицикла оказался не кто иной, как Вандербильд - крупнейший американский финансист тех лет, миллионер, а также спонсор и устроитель гонок, проводившихся в Нью-Йорке.
       Искусная и оперативная работа молодого француза так пришлась по душе богатому американцу, что тот лично высказал свою благодарность и выдал пророческую тираду, смысл которой сводился к тому, что если Луи переберется за океан, то с таким талантом обязательно обретет славу и богатство.
       Неизвестно, насколько сильно повлияла данная встреча на жизненные планы Шевроле, но уже в 1899 году он перебрался в Париж, поближе к центру французского автомобилестроения. Там он работает в мастерских автопроизводителя Darracq, вплотную изучая двигатели внутреннего сгорания и откладывая деньги на "заокеанский" билет. И с наступлением ХХ века отправляется покорять Америку.
       Его первая остановка произошла в нью-йоркском отделении французской автомобильной марки De Dion-Bouton. Когда представительство закрыли, Шевроле пришлось зарабатывать себе на жизнь и работая механиком в маленьких мастерских, и водителем в богатых семьях. К слову, во время одной из таких подработок, он встретил свою будущую жену, которая подарила ему двух сыновей. Позже была работа и в представительстве компании FIAT, и у его знакомого Уолтера Кристи, который грезил разработкой нового гоночного переднеприводного автомобиля. Но все это, похоже, было для Шевроле второстепенным, а первое место в его жизненных приоритетах все больше занимали гонки.
       На заре ХХ века управление гоночным автомобилем требовало немалой физической подготовки, и здоровяк Шевроле как нельзя лучше подходил для этого занятия. Он целеустремленно участвовал в любых соревнованиях, постепенно зарабатывая себе авторитет. Однажды ему даже удалось добиться возможности посостязаться в одной из престижных гонок, которые организовывал... тот самый Вандербильд. На ней, кстати, Луи установил мировой рекорд скорости, который составил 110 км/ч.
       Безрассудная манера езды Шевроле очаровывала публику, газеты называли его не иначе, как "безумным сорвиголовой". Однако даром такое бахвальство не проходило - "сорвиголова" много времени проводил в больницах, приходя в себя после очередной аварии. Но такие "пустяки" не могли остановить Луи - он был известен, и в 1909 году возглавляет гоночную команду компании Buick, не в последнюю очередь благодаря знакомству с основателем General Motors Уильямом Дюрантом...
       К этому времени, а, точнее в 1910 году акционерам General Motors наконец-то удается избавиться от Дюранта, вследствие его рискованных игр по скупке автопроизводителей и махинаций с авторскими свидетельствами. Однако тот вовсе и не собирался отказываться от привычного занятия, и придумал способ, как вернуть себе утраченные позиции. Имя Луи Шевроле, широко известное публике, а также сами таланты бесшабашного гонщика в деле "дружбы" с техникой, пригодились Уильяму как нельзя кстати.
       Согласно одной из версий, опальный бизнесмен предложил Шевроле, не имевшему даже формально технического образования, сконструировать новый двигатель для, как выразился Дюрант, "автомобиля его мечты", прототип которого, как уверяли злые языки, он "прихватил" перед своим уходом из General Motors.
       Луи согласился и с энтузиазмом принялся за работу. Через некоторое время он представил Уильяму шестицилиндровый двигатель с верхним расположением клапанов, который тому пришелся по душе - теперь ему снова было с чем выходить на автомобильный рынок. Осталось только создать компанию, которой, по предложению Дюранта, Шевроле с радостью дает свое имя. Так, в 1911 году была зарегистрирована компания Chevrolet Motor Car. Однако сам Луи управляющим в ней не стал - ему досталось место главного инженера.
       Дюрант и Шевроле имели абсолютно противоположные точки зрения насчет того, какой автомобиль нужно производить компании. Первый хотел разработать недорогие машины, чтобы иметь возможность выдержать конкуренцию с Генри Фордом, который шел по рынку семимильными шагами с его "Жестянкой Лиззи". А вот Луи был склонен к созданию впечатляющих автомобилей класса люкс и ориентировался при этом на Cadillac.
       В первый и последний раз в этом споре выиграл Шевроле - Дюрант решил уступить. Так появилась первая модель новообразованной компании, которая получила имя Classic Six.
       Classic Six подавался покупателям как автомобиль для очень обеспеченного человека. Модель действительно получилась большой, мощной и очень дорогой. На автомобиль установили двигатель, разработанный ранее Луи Шевроле, - шестицилиндровый, объемом 5 л и мощностью 50 л. с, который позволял разгоняться до 105 км/ч. Просторный пятиместный седан имел складной верх, электрические фары, стеклоочистители и даже подсвечиваемый спидометр. Верхом "люксовости" стал опциональный электростартер: в то время - это был действительно признак дорогого автомобиля. Цена получилась соответствующей - 2150 долларов США, притом, что Ford Model T стоил тогда меньше 600 долларов. А, учитывая, что на тот момент на рынке США находилось 275 автопроизводителей, все это никак не способствовало успешным продажам.
       Данное обстоятельство чрезвычайно нервировало Дюранта, желавшего поскорее поквитаться с "обидчиками", выкинувшими его из General Motors. Понятное дело, что свое недовольство плохими делами в компании, он выплескивал и на Шевроле. В конце концов, от перепалок, так сказать, по существу, Дюрант начал переходить и на личности.
       Так, однажды на собрании фирмы он при всех сотрудниках "язвительно" заметил Шевроле, что человеку, достигшему такого уровня, должно быть, как минимум стыдно находиться на людях и травить их дымом от дешевых сигарет - мол, пора бы уже перейти и на сигары. И в этом был свой намек: простой, необразованный, немного грубоватый Шевроле ну никак не вписывался в "наполированный до блеска" конгломерат дельцов от автомобильного бизнеса на заре истории автопроизводства.
       Компаньоны друг друга поняли. В 1913 году, проработав лишь два года, Луи подает в отставку, а позже продает и свою долю акций, взбешенный тем, что, воспользовавшись длительным отсутствием Шевроле в Америке, Дюрант начал проводить политику "удешевления" автомобилей во всех смыслах этого слова. Откуда он мог знать, что эти ценные бумаги могли бы сделать его в будущем мультимиллионером? Потому что, несмотря на неприязнь Дюранта к Шевроле, его имя он очень даже любил.
       И очень скоро, после окончательной реорганизации производства и начала выпуска доступных конкурентных автомобилей, но с изысками, которые не предлагал Генри Форд, Chevrolet Motors стала чрезвычайно успешной компанией. А Уильям Дюрант наконец-то выполнил свой план "мести". Ему удалось скупить контрольный пакет акций General Motors, которая находилась в то время в крайне затруднительном положении, и гордо вернуться в кресло президента компании, придав Chevrolet статус ведущего подразделения General Motors.
       А Луи Шевроле в это время решает вернуться к спортивной тематике. Он присоединяется к Говарду Бладу, основателю компании Blood Brothers Machine Company, с которым создает гоночный автомобиль Cornelian, который был выпущен всего в менее чем ста экземплярах. Он стал одним из самых маленьких автомобилей на цепном приводе, когда-либо выезжавших на покорение гоночного трека - Cornelian мог похвастаться весом в 500 кг. Он комплектовался двигателем Стирлинга, который способен работать от любого источника тепла и относится к классу двигателей внешнего сгорания, а также независимой задней подвеской. В 1915 году на 500-мильной гонке в Индианаполисе Indy 500 Шевроле удается пройти на Cornelian квалификацию на скорости 130 км/ч. Однако саму гонку завершить так и не удалось - сломавшийся клапан позволил занять Луи лишь не впечатляющее двадцатое место.
       Но сдаваться Шевроле не собирался. Вместе со своим братом Гастоном, который также перебрался в Америку из Франции, они организовывают компанию Frontenac Motor Corporation, где начинают производство новой линейки "продвинутых" гоночных автомобилей, на которые устанавливают двигатель с алюминиевым блоком цилиндров.
       Теперь Луи наконец-то удается покорить самую престижную гонку Североамериканского континента - он четырежды полностью проходит Indy 500 с лучшим показателем в 1919 году, заняв седьмое место. Участвует и Гастон - и также вполне успешно, а в 1920 году даже приходит к финишу первым... - но до тех пор, пока в очередной из гонок не произошла трагедия...
       Смерть младшего брата сильно ударила по Луи - он решает "завязать" с гонками. Правда, будет еще единственный раз, когда он сядет за штурвал, но только уже не автомобиля, а катера, и даже выиграет регату Майами 1925 года, но эта победа не вернет ему утраченной широкой известности.
       Шевроле продолжает работать в Frontenac, занимаясь изготовлением гоночных силовых агрегатов для модернизированных автомобилей Ford, которые выходили из ворот предприятия под названием Fronty-Ford. Однако, видимо, природная неспособность заниматься коммерческой частью приводит к тому, что компания становится банкротом.
       Шевроле попытался еще раз организовать автомобильную фирму, но и на этот раз ничего путного из этого не вышло - к "предприимчивости" Луи добавилась еще и Великая американская депрессия. Теперь уже терпение Шевроле лопнуло окончательно - он решает навсегда покинуть автомобильный бизнес.
       Однако сидеть без дела "сорвиголова" не мог - все-таки с двигателями он провел всю свою жизнь. Поэтому вместо автомобильных, он берется за разработку авиационных моторов, и даже открывает фирму, которую, впрочем, уже очень скоро ожидала печальная участь всех предыдущих предприятий Шевроле. В итоге Луи пришлось испытать регресс - возвратиться к починке часов и ремонту бытовой техники.
       И здесь ему предстоит горько посмеяться над иронией судьбы. В 1934 году безо всякого милосердия и моральных обязательств по отношению к человеку, который дал свое имя отлично раскупающимся автомобилям, General Motors снисходительно устраивает Луи Шевроле на работу в Chevrolet на минимальную ставку механика...
       Это окончательно добило мужчину в расцвете сил, к тому же тогда еще полного желания работать и вести активный образ жизни. У него начинает проявляться и прогрессировать "болезнь гонщика" - атеросклероз нижних конечностей. Вначале врачи запрещают Луи садиться за руль автомобиля.
       В 1938 году Шевроле уходит на пенсию и вместе с женой переезжает в маленькую комнатушку во Флориде. Однако влажный климат лишь усугубляет болезнь, и вскоре ему приходится ампутировать ноги. После этого он так и не смог восстановиться, и через несколько месяцев, 6 июня 1941 года, умер в Детройте.
       Он похоронен на кладбище Holy Cross and Saint Joseph в Индианаполисе. Луи ушёл так и не найдя способа превратить свой талант, опыт и знания в хрустящие банкноты, и не оставив своим потомкам ничего, кроме своего имени... Сегодня имя Шевроле можно найти на памятном бюсте, установленном на месте его величайшего гоночного триумфа, - в музее славы Indianapolis Motor Speedway в штате Индиана. А также на миллионах самых разных автомобилей, которые до сих пор ездят по дорогам многих стран мира...
      
      
      
       Генри Форд родился 30 июля 1863 года в семье эмигрантов из Ирландии, проживавшей на ферме в окрестностях Детройта. Когда ему исполнилось 16 лет, он убежал из дома и уехал работать в Детройт. В 1891-1899 годах исполнял обязанности инженера-механика, а позже и главного инженера в "Электрической компании Эдисона" (Edison Illuminating Company). В 1893 году в свободное от работы время сконструировал свой первый автомобиль. С 1899 по 1902 год был совладельцем "Детройтской автомобильной компании", но из-за разногласий с остальными владельцами фирмы ушёл из неё и в 1903 году основал Форд Мотор Компани, которая первоначально выпускала автомобили под маркой Ford A.
       "Форд мотор компани" столкнулась с конкуренцией синдиката автомобилестроителей, претендовавшего на монополию в этой сфере. В 1879 г. Дж. Б. Селден запатентовал проект автомобиля, который не был построен; он содержал лишь описание основных принципов. Первый же выигранный им судебный процесс о нарушении патентного права побудил владельцев ряда автомобилестроительных компаний приобрести соответствующие лицензии и создать "ассоциацию законных фабрикантов".
       Судебный процесс против "Форд мотор компани", инициированный Селденом, длился с 1903 по 1911 г. "Законные фабриканты" угрожали вызовом в суд покупателям автомобилей Форда. Но тот действовал мужественно, публично обещая своим покупателям "помощь и защиту", хотя финансовые возможности "законных фабрикантов" намного превышали его собственные. В 1909 г. Форд проиграл процесс, но после пересмотра дела суд решил, что ни один из автомобилестроителей не нарушал права Селдена, так как ими использовался двигатель другой конструкции. Монопольное объединение тут же распалось, а Генри приобрел репутацию борца за интересы потребителей.
      Наибольший успех пришёл к фирме после начала выпуска модели Ford T в 1908 году. В 1910 году Форд построил и запустил самый современный завод в автомобильной промышленности - хорошо освещённый и хорошо вентилируемый "Хайленд парк". На нём в апреле 1913 года начался первый эксперимент по использованию сборочного конвейера.
       Первой сборочной единицей, собранной на конвейере, стал генератор. Принципы, опробованные при сборке генератора, применили ко всему двигателю в целом. Один рабочий изготавливал двигатель за 9 часов 54 минуты. Когда сборка была поделена на 84 операции, производимых 84 рабочими, то время сборки двигателя сократилось больше, чем на 40 минут.
       При старом способе производства, когда автомобиль, собирался на одном месте, на сборку шасси уходили 12 часов 28 минут рабочего времени. Была установлена движущаяся платформа и различные части шасси поступали или при помощи крюков, подвешенных на цепях, или на небольших моторных тележках. Срок изготовления шасси сократился более чем вдвое. Через год (в 1914 году) компания подняла высоту сборочной линии до пояса. После этого не замедлили появиться два конвейера - один для высоких и один для низких ростом. Эксперименты распространились на весь производственный процесс в целом. Через несколько месяцев работы сборочного конвейера время, необходимое для выпуска модели Т сократилось с 12 часов до двух и менее.
       С целью осуществления жёсткого контроля Форд создал полный цикл производства: от добычи руды и выплавки металла до выпуска готового автомобиля. В 1914 году ввёл самую высокую в США минимальную заработную плату - 5 долларов в день(что в пересчёте на современность эквивалентно приблизительно 118 долларам США); это увеличило ставки большинства его сотрудников более чем вдвое.
       Решение оказалось прибыльным: текучесть кадров была преодолена, и лучшие рабочие Детройта начали концентрироваться на предприятии Форда, за счёт чего повысилась производительность труда и сократились расходы на обучение кадров. Кроме того, тем же решением была установлена сокращённая рабочая неделя, вначале 48-часовая (6 дней по 8 часов), а затем 40-часовая (5 дней по 8 часов).
       Он допустил рабочих к участию в прибылях компании. На участие в прибыли могли рассчитывать сотрудники, проработавшие в компании более 6 месяцев и не отступавшие от определённых правил поведения, установленных "общественным департаментом" компании. В частности, под понятие неподобающего поведения попадали злоупотребление алкоголем, азартные игры, невыплата алиментов и т. п. В штате департамента насчитывалось 50 специалистов, следивших за соблюдением указанных корпоративных стандартов. Позднее, в 1922 году, Форд отстранился от наиболее навязчивых форм контроля над сотрудниками, признав, что вторжение в личную жизнь людей, пусть даже и с целью повышения их благосостояния, уже не соответствует требованиям времени. Он построил образцовый рабочий посёлок, но вплоть до 1941 года не разрешал создавать профсоюзы на своих заводах.
      В 1914 году заводы корпорации начали работать круглосуточно в три смены по 8 часов, вместо двух смен по 9 часов, что позволило обеспечить работой дополнительно несколько тысяч человек. "Повышенная зарплата" в 5 долларов не была гарантирована каждому: рабочий должен был тратить свою зарплату разумно, на содержание семьи, если же он пропивал деньги, его увольняли. Эти правила сохранялись в корпорации вплоть до периода Великой Депрессии.
       В начале Первой мировой войны Форд с группой пацифистов по своей инициативе приплыл в Европу на корабле "Оскар-2" как посланник мира, убеждая всех как можно скорее прекратить войну. Он был жестоко высмеян европейскими газетами и вернулся в США.
      Однако весной 1917 года, когда Америка вступила в войну на стороне Антанты, Форд изменил свои взгляды. Заводы Форда стали выполнять военные заказы. Помимо автомобилей развернулось производство противогазов, касок, цилиндров для авиамоторов "Либерти", а в самом конце войны - лёгких танков и даже подводных лодок. При этом Форд заявил, что не собирается наживаться на военных заказах и возвратит государству полученную им прибыль. И хотя нет подтверждения, что это обещание было Фордом выполнено, оно было одобрено американским обществом.
       В 1918 году Форд приобрёл газету "Дирборн индепендент" (англ. The Dearborn Independent), в которой с 22 мая 1920 года публиковались антисемитские статьи, а также по частям полный текст Протоколов сионских мудрецов. В ноябре 1920 года подборка статей из "Дирборн индепендент" была опубликована отдельной книгой под названием "Международное еврейство", которую позднее активно использовала нацистская пропаганда.
      16 января 1921 года 119 видных американцев, включая 3 президентов, 9 госсекретарей, 1 кардинала и множество других государственных и общественных деятелей США, опубликовала открытое письмо с осуждением антисемитизма Форда.
       В 1927 году Форд направил в американскую прессу письмо с признанием своих ошибок
      "Как человек чести я считаю своим долгом принести извинения за все дурные поступки, совершённые мною в отношении евреев, моих сограждан и братьев, и прошу у них прощения за тот вред, который я причинил им безо всякой на то причины. Я отрекаюсь от обидных обвинений в их адрес, поскольку в действиях моих была ложь, а также даю полную гарантию, что отныне они могут ждать от меня только проявление дружбы и доброй воли. Не говоря уже о том, что памфлеты, которые распространялись в США и за рубежом, будут изъяты из обращения".
      Генри Форд оказывал серьёзную финансовую поддержку НСДАП, его портрет висел в мюнхенской резиденции Гитлера. Форд был единственным американцем, которого Гитлер с восхищением упоминал в своей книге "Моя борьба". "Генри Форда я считаю своим вдохновителем", -сказал Гитлер Аннетте Энтона из "Детройт Ньюз", которая брала у Гитлера интервью в 1931 году и отметила портрет Генри Форда у него над рабочим столом.
       С 1940 года завод Форда, расположенный в Пуасси на оккупированной немцами территории Франции, начал производить авиационные двигатели, грузовые и легковые автомобили, поступавшие на вооружение вермахта. На допросе в 1946 году нацистский деятель Карл Краух, работавший в годы войны в руководстве филиала одного из предприятий Форда в Германии, заявил, что благодаря тому, что Форд сотрудничал с нацистским режимом, "его предприятия не были конфискованы".
       В 1925 году Форд создал собственную авиакомпанию, позже названную Ford Airways. Кроме этого Форд начал субсидировать фирму Уильяма Стоута, а в августе 1925 года купил её и сам занялся производством авиалайнеров. Первым продуктом его предприятия стал трехмоторный Ford 3-AT Air Pullman. Наиболее успешной оказалась модель Ford Trimotor (Форд Тримотор) по прозвищу "Жестяной Гусь" (англ. Tin Goose), пассажирский самолёт, цельнометаллический трёхмоторный моноплан, производившийся серийно в 1927-1933 компанией Генри Форда Ford Airplane Company. Всего было выпущено 199 экземпляров. Ford Trimotor находился в эксплуатации до 1989 года.
      В 1928 году Форду вручена медаль Эллиота Крессона Института Бенджамина Франклина за революционные достижения в автомобильной промышленности и индустриальное лидерство.
       Он оставался руководителем компании до 1930-х годов, когда из-за разногласий с профсоюзами и компаньонами он передал дела своему сыну Эдселу, но после его смерти в 1943 году вновь вернулся на пост главы фирмы. В 1945 году Генри Форд окончательно передал управление компанией своему внуку Генри Форду II. Скончался Генри Форд 7 апреля 1947 года в возрасте 83 лет.
      
      
      
       Многие люди мечтают разбогатеть. Некоторые хотят сделать это довольно быстро. Поэтому рискуют порой вступать в сомнительные предприятия. Поддался однажды такому искушению и великий учёный Исаак Ньютон.
       В 1679 году Ньютон познакомился в Тринити с 18-летним аристократом, любителем науки и алхимии, Чарльзом Монтегю (1661-1715). Вероятно, Ньютон произвёл на Монтегю сильнейшее впечатление, потому что в 1696 году, став лордом Галифаксом, президентом Королевского общества и канцлером Казначейства (то есть министром финансов Англии), Монтегю предложил королю назначить Ньютона хранителем Монетного двора. Король дал своё согласие, и в 1696 году Ньютон занял эту должность, покинул Кембридж и переехал в Лондон.
       Для начала Ньютон досконально изучил технологию монетного производства, привёл в порядок документооборот, переделал учёт за последние 30 лет. Одновременно Ньютон энергично и квалифицированно содействовал проводимой Монтегю денежной реформе, восстановив доверие к основательно запущенной его предшественниками монетной системе Англии.
       В Англии этих лет имели хождение почти исключительно неполновесные, а в немалом количестве и фальшивые монеты. Широкое распространение получила обрезка краёв серебряных монет, при этом монеты нового чекана исчезали сразу, как только попадали в обращение, поскольку массами шли в переливку, вывозились за границу и прятались в сундуки.
       В этой ситуации Монтегю пришёл к выводу, что изменить ситуацию можно, только перечеканив все монеты, циркулирующие в Англии, и запретив хождение обрезанной монеты, что требовало резкого увеличения производительности Королевского Монетного двора. Для этого требовался грамотный администратор, и именно таким человеком стал Ньютон, занявший в марте 1696 года должность хранителя Монетного двора.
       Благодаря энергичным действиям Ньютона в течение 1696 года в городах Англии была создана сеть филиалов Монетного двора, в частности, что позволило увеличить выпуск серебряной монеты в 8 раз.
       Ньютон внедрил в технологию чеканки монет использование гурта с надписью, после чего преступное стачивание металла стало практически невозможным. Старая, неполновесная серебряная монета за 2 года была полностью изъята из обращения и перечеканена, выпуск новых монет увеличился, качество их улучшилось.
       Ранее во время подобных реформ старые деньги население должно было менять по весу, после этого объём наличности уменьшался как у лиц (частных и юридических), так и во всей стране, но проценты и обязательства по кредитам оставались прежними, из-за чего в экономике начиналась стагнация.
       Ньютон же предложил обменивать деньги по номиналу, что предотвращало указанные проблемы, а неизбежный после такого дефицит средств восполнялся взятием кредитов у других стран (больше всего - у Нидерландов), инфляция резко снизилась, но внешний государственный долг вырос к середине века до беспрецедентных в истории Англии размеров.
       Но на протяжении этого времени происходил заметный экономический рост, из-за него выросли налоговые отчисления в казну (сравнявшиеся по размеру с французскими, несмотря на то, что Францию населяло в 2,5 раза больше людей), за счёт этого госдолг постепенно выплачивался.
       В 1699 году перечеканка монет была завершена и, видимо, в качестве поощрения за свои заслуги, в этом году Ньютон был назначен управляющим ("мастером") Монетного двора. Однако честный и компетентный человек во главе Монетного двора устраивал не всех. С первых же дней на Ньютона посыпались жалобы и доносы, постоянно появлялись комиссии по проверке.
       Как выяснилось, многие доносы поступали от фальшивомонетчиков, раздражённых ньютоновскими реформами. Ньютон, как правило, равнодушно относился к злословию, но никогда не прощал, если оно затрагивало его честь и репутацию. Он лично участвовал в десятках расследований, и более 100 фальшивомонетчиков были выслежены и осуждены.
       При отсутствии отягчающих обстоятельств их чаще всего высылали в североамериканские колонии, но несколько главарей были казнены. Число фальшивых монет в Англии значительно сократилось. Монтегю в своих мемуарах высоко оценил незаурядные способности администратора, проявленные Ньютоном и обеспечившие успех реформы. Таким образом, проведённые учёным реформы не только предотвратили экономический кризис, но и через десятилетия привели к значительному росту благосостояния страны.
       В апреле 1698 года Монетный двор в ходе "Великого посольства" трижды посетил русский царь Пётр I.
       Но, незадолго до смерти Ньютон стал одной из жертв финансовой аферы, когда в 1711 году в Англии появилась крупная торговая "Компания Южных морей", пользовавшаяся поддержкой правительства. Кампания обещала своим пайщикам заработать большие деньги на торговле с испанскими владениями в Южной Америке.
       Ньютон приобрёл на крупную сумму ценные бумаги компании, а также настоял на их приобретении Королевским обществом. Компания щедро раздавала обещания (хотя существовала в основном только на бумаге). И в 1720 году курс акций компании стал быстро расти - с128 фунтов стерлингов в январе до 175 в феврале. В марте курс уже был330 фунтов, а в мае 550 фунтов.
       Титулованные особы, включая членов парламента и правительства, получали акции бесплатно. Используя имена высокопоставленных акционеров, компания привлекала и других покупателей акций. В результате цена акции увеличилась до 890 фунтов. Все слои населения бросились покупать акции компании, и в августе цена акции достигла 1000 фунтов.
       Исаак Ньютон был финансовым гением, поэтому предвидел неизбежный крах пирамиды. Поэтому он продал свои акции с прибылью 7000 фунтов. По тем временам это были гигантские деньги.
       Но пирамида не падала. Росла "упущенная выгода", и Ньютон решил, что ещё успеет немного "навариться", т.е. быстро вложить деньги, а потом изъять с прибылью. На все свои сбережения он приобрёл новый пакет акций. Но в сентябре того же 1720 года акции компании упали почти в 10 раз.
       24 сентября 1720 года банк компании объявил себя банкротом. Тысячи инвесторов были разорены. Некоторые представители аристократии вынуждены были отправиться в эмиграцию. Ньютон потерял более 20000 фунтов, после чего заявил, что может рассчитать движение небесных тел, но не степень безумия толпы.
      
      
      
      При соответствующем умении деньги можно зарабатывать и на отходах.
      Англичанин Эрнест Кокс родился в 1883 г. Он не отличался тягой к учебе и в 13 лет бросил школу. Но даже не получив образования, он сумел быстро продвинуться вперед благодаря своей неуемной энергии и выдающимся способностям. Женившись в 1907 г. на Дженни Миллер, он перешел на работу в принадлежавшую ее отцу компанию "Овертон стил уоркс" и уже через пять лет был готов к тому, чтобы организовать собственную фирму.
       Двоюродный брат его жены Томми Дэнкс согласился финансировать предприятие на условии, что Кокс никогда не потребует от него принять практическое участие в деятельности новой компании. В течение первой мировой войны фирма "Кокс энд Дэнкс" выполняла правительственные заказы на поставку военного снаряжения. По окончании войны Кокс выкупил долю своего партнера и со сверхъестественной прозорливостью целиком отдался торговле металлоломом. И тут он увидел свой шанс. Но, вначале немного истории.
       В ноябре 1918 года Германия окончательно проиграла войну. Согласно условиям перемирия весь кайзеровский флот - семьдесят четыре боевых корабля, ожидал своей участи под охраной британских крейсеров в огромной бухте Скапа-Флоу. Однако до официального подписания акта о капитуляции ни один британский офицер не имел права подняться на борт германского корабля.
       19 июня акт был подписан, а 20 июня, ближе к полудню на немецком линейном крейсере "Эмден", флагмане контр-адмирала фон Рейтера, был поднят условный сигнал: "Параграф 11. Подтверждаю", заранее оговоренный с командирами плененных боевых кораблей. Послушные сигналу офицеры рванулись в трюмы крейсеров и начали открывать кингстоны, водозаборные клапана и крышки торпедных аппаратов, ломать и курочить механизмы.
       Они блокировали водонепроницаемые двери так, чтобы их невозможно было закрыть, выбрасывали за борт рукоятки и маховики управления. Застывшие от неожиданности британские моряки с изумлением наблюдали, как семь десятков могучих боевых кораблей со страшным шумом и грохотом все как один переворачиваются вверх килем и опускаются на дно...
       Пришедшие в себя англичане успели спасти и вытащить на мелководье один вражеский линкор, три крейсера и несколько эсминцев, но полсотни кораблей, начиная от миноносцев водоизмещением 750 тонн до линейного крейсера "Гинденбург" водоизмещением 28 тысяч тонн - ушли под воду на глубину порядка 20-30 метров.
       Британское правительство было в ярости, - после войны в Англии ощущалась острая нехватка металла. Но, что сделано - то сделано и англичанам оставалось думать о том, как достать обратно свою законную добычу и пустить ее на металлолом.
       Однако, официальная комиссия Адмиралтейства провела исследования и представила доклад, в котором дословно говорилось следующее: "В виду непомерной дороговизны операции вопрос о подъеме немецких кораблей полностью отпадает, а поскольку они не мешают судоходству, нет смысла даже взрывать их. Пусть лежат и ржавеют там, где они затонули".
      Казалось, что вопрос закрыт окончательно, но через пять лет перед чиновниками Адмиралтейства предстал мужчина лет сорока и предложил для начала... продать ему по сходной цене парочку затонувших германских линкоров и два-три десятка миноносцев, уверяя, что все остальное он сделает сам. Это был Эрнест Кокс.
       Хотя в жизни своей Кокс даже шлюпку не снимал с мели, не говоря уж о подъеме морских судов, но призрак сотен тысяч тонн ржавеющего на дне Скапа-Флоу железа, способного сделать миллионером удачливого предпринимателя, захватил его разум.
       Чиновники честно обошлись с невесть откуда взявшимся дельцом и прежде чем взять деньги, предложили Коксу прочитать доклад высокой комиссии, затем съездить в Скапа-Флоу и проверить все самому. Кокс так и не удосужился ознакомиться с докладом, он был уверен, что прекрасно справится с поставленной задачей. Уже на следующий день он снова явился в Адмиралтейство, и после недолгих переговоров сделка была заключена.
      С точки зрения дилетанта план был прост и гениален: за несколько недель поднять сравнительно легкие миноносцы. На полученные от их реализации деньги поднять "Гинденбург", после чего использовать его гигантский корпус в качестве понтона, существенно облегчающего работу по подъему оставшихся крейсеров. По расчетам Кокса вся операция, начавшаяся в марте 1924 года, должна занять несколько месяцев не больше. Он бы не поверил, если бы узнал, что эпопея с поднятием германского флота отнимет у него восемь лет жизни...
       Весь процесс выглядел следующим образом: к месту работ подгонялся имевшийся у Кокса плавучий док, и под днище затопленного судна заводились мощные тросы. Затем водолазы наглухо заделывали в корабле все отверстия, после чего компрессоры наполняли трюмы судна воздухом, и оно всплывало на поверхность. Однако первый блин вышел комом. Вследствие неопытности команды и ее руководителя на подъем первого миноносца ушло целых полгода...
       Правда, дальше дело пошло гораздо быстрее. В мае 1926 года со дна бухты был извлечен и продан на лом последний эсминец. Однако расходы намного превышали доход от продажи, и кредиторы уже начали косо поглядывать на дельца. Тогда Кокс вновь обратил свой взор на "Гинденбург", чей гигантский корпус с лихвой перекрыл бы все затраты.
       Еще полгода адского труда и тридцать тысяч фунтов стерлингов понадобилось Коксу, чтобы огромное стальное тело крейсера показалось над водой. Уже близок миг триумфа, уже банки вновь готовы открыть кредит удачливому дельцу, но тут в дело вмешивается погода. Внезапно налетевший шторм рвет буксирные тросы и уничтожает все водолазные катера. Вытащенный с огромным трудом на поверхность "Гинденбург" вновь отправляется на дно, оставляя Кокса на грани разорения.
       Ситуация выглядела ужасно: денег практически нет и взять их неоткуда, кругом долги, а работа так и не закончена. Кокс решается на крайний для любого дельца шаг: он фактически обманывает кредиторов и умудряется взять деньги в долг под крейсер "Фон Мольтке", к которому водолазы еще даже не подступались. Расчет строился на том, что "Мольтке" меньше и его легче поднять, чем "Гинденбург". Однако если и эта операция провалится или на нее не хватит финансов, то предпринимательской карьере Кокса придет конец.
       За 1927 год было предпринято несколько безуспешных попыток поднять "Мольтке". В конце концов, упрямый крейсер "сдался", но "на своих условиях": по техническим причинам буксировку корабля пришлось осуществлять кормой вперед и днищем кверху, а это было крайне неудобно.
       Однако основные приключения ждали впереди. Чтобы доставить "Мольтке" в любезно предоставленный Адмиралтейством док и там разобрать его на части, Коксу необходимо было ввести корабль в реку и провести его под мостом. В самый ответственный момент два нанятых Коксом лоцмана поссорились между собой, капитаны буксиров, не слыша приказов и увидев приближающиеся устои моста, в панике обрубили концы и рванули в разные стороны.
       В результате гигантская туша крейсера весом 23 тысячи тонн, никем не управляемая, да еще и кверху днищем своим ходом прошла между быками моста. Волосы наблюдавшего все это Кокса стали седыми. Стоило только кораблю зацепить хотя бы одну опору, и катастрофа была бы неминуема!
       Однако на этот раз все обошлось. Последним препятствием стал морской чиновник, заявивший, что не допустит в док корабль "вверх ногами". В ажиотаже Кокс подписал бумагу, где говорилось, что он готов компенсировать любые убытки, которые "Мольтке" нанесет доку.
       Работы по превращению германского крейсера в металлолом подходили к концу, когда Коксу принесли из Адмиралтейства "Счет за причиненный ущерб". Дрожащими руками делец распечатал конверт и невидящим взглядом уперся в нижнюю строчку документа. В графе "Итого" была проставлена окончательная сумма "ущерба" - восемь фунтов стерлингов.
       Еще четыре года Кокс как одержимый возился со "своим" флотом. Работа шла споро. Один за другим над поверхностью появлялись крейсера "Зейдлиц" и "фон Дер Танн", заградитель "Бремзе" и линкор "Кайзер". В конце концов, команда Кокса справилась и с "Гинденбургом" и отправила его чудовищные орудия в металлолом. Однако не все шло гладко, то и дело возникали чрезвычайные ситуации: к примеру, небольшие пожары и даже взрывы скопившихся в отсеках затонувших кораблей горючих газов.
       В конце концов, при подъеме линкора "Принц-регент Луитпольд" произошла трагедия: погиб один из сотрудников Кокса. Это был первый несчастный случай за восемь лет, и Кокс воспринял его как сигнал, что эпопею в Скапа-Флоу пора заканчивать. Он перепродал последний оставшийся на дне линкор "Байерн", все свое оборудование и распустил команду. Затонувший германский флот не сделал его миллионером, Но до самой смерти Эрнест Кокс вспоминал эти восемь лет как самые романтические годы в своей жизни.
      
      
      
       Любители лёгкой наживы существовали всегда. Всем известен Остап Бендер, герой произведения Ильфа и Петрова. Но оказалось, что у великого комбинатора был реальный прототип. И звали его Осип Шор.
      Осип Шор родился в Никополе (ныне - Днепропетровская область, Украина), в семье Беньямина Хаимовича Шора и Екатерины (Куни) Герцевны Бергер. Мать была дочерью одесского банкира, отец - владельцем магазина колониальных товаров, что давало семье большую прибыль.
       У Осипа был старший брат Натан и сестра Эльза (в будущем художник-постановщик Эльза Давыдовна Рапопорт, 1913-1998). В 1901 году отец умер от сердечного приступа и Екатерина вместе с детьми переехала жить в Одессу. Там они жили в доме Љ 78, который находился по улице Полтавской победы (ныне это ул. Канатная). Через несколько лет Екатерина Бергер вышла замуж за купца Давида Рапопорта из Санкт-Петербурга, а Осип и Натан остались жить у дедушки.
       Братья любили читать приключенческую литературу и грезили кругосветным плаванием. Однако их деду это не слишком нравилось, поэтому он устроил их на работу к себе в лавку, где они должны были помогать ему в торговле, хозяйстве и даже в контрабанде. У деда дома часто собирались тогдашние криминальные авторитеты, бандиты и мошенники, что сильно повлияло на развитие Осипа.
       В 1906 году Осип поступил на учёбу в мужскую гимназию Илиади (частная гимназия И. Р. Раппопорта, сегодня Одесская школа Љ 68). Его любимым предметом было правоведение и в будущем именно знания юриспруденции не раз помогали Осипу.
       Также Осип любил заниматься спортом и хорошо играл в футбол (при росте в 1 м 90 см Осип был одним из лучших нападающих), благодаря чему познакомился с будущим писателем Юрием Олешей.
       Большой мечтой Осипа было уехать в Бразилию или Аргентину, поэтому он даже начал по-особому одеваться: носил светлую одежду, белую капитанскую фуражку и, конечно же, шарф.
       Поступив на физико-математический факультет Новороссийского университета, вскоре бросил его. В 1916 году отчисленному студенту пришла повестка в армию. Чтобы избежать воинской службы, он провернул свою первую аферу.
       По национальности Осип Шор был евреем. Но он решил выдать себя за турка - детей иностранных подданных в армию не брали. Придумал себе турецкого отца, подделал документы и без проблем избежал призыва. Да еще и сумел заработать на своей идее - помог нескольким землякам за небольшую плату стать "греками" и "курдами". Это афера Осипа Шора подтверждена документально.
       Если верить городским мифам Одессы, то на следующую аферу Осипа Шора вдохновила случайная находка. Однажды на проселочной дороге он увидел курицу, у которой по неизвестной причине выпали все перья. Другой бы прошел мимо, а Остапа сразу же осенила идея, как сколотить капитал на больной птице.
       Он основал фирму "Идеальная курица", объявил себя профессором и стал читать лекции, объясняя, что это голое существо - плод трудов одесских селекционеров. Они сумели вывести породу, которую не нужно ощипывать, а можно сразу класть в суп или отправлять в переработку на мясо.
       Представители многих птицефабрик юга России заинтересовались открытием и заключили контракты на поставку чудо-птиц, внеся предоплату. Но когда пришло время получить первую партию "идеальных кур", директор исчез в неизвестном направлении.
       Когда шум стих, великий комбинатор вернулся в Одессу и открыл новую контору - по продаже индульгенций. Отпущение грехов было очень востребовано среди налетчиков, которые хотели заранее спасти свою душу, отправляясь на дело.
       Решив увеличить доход, Осип начал продавать места на небесах - нарисовал схему рая и предложил каждому выбрать, где он окажется после смерти, по своему вкусу и карману. Лучшие места охотно раскупали состоятельные одесситы. Преуспевающий бизнес работал под прикрытием местных священников, которые получали процент с доходов. Но прикормить полицию Осип Шор не сумел, и контору пришлось закрыть.
       Рассказывают, что периодически турецкоподданный зарабатывал, консультируя бандитов и придумывая для них схемы ограблений. Так, однажды он нащупал слабое место одного из местных банков - печные трубы. Банде Васьки Косого он посоветовал не взламывать дверь, а переодеться трубочистами и спуститься внутрь по веревке. Ограбление прошло идеально, а Осип Шор получил свою долю от добычи.
       В 1916 году Осип Шор предпринял еще одну попытку построить честную карьеру и поступил на механический факультет Санкт-Петербургского института. Но началась гражданская война.
       Октябрьскую революцию Осип Шор встретил в Петербурге. Вскоре он решил вернуться в родную Одессу, подальше от небезопасных исторических событий.
      Дорога домой через охваченную огнем страну заняла 10 месяцев. Шор пережил множество приключений, с которыми мы все прекрасно знакомы по романам Ильфа и Петрова. Чтобы заработать на пропитание, он выдавал себя за гроссмейстера и давал сеансы одновременной игры, хотя толком и не знал шахмат. В роли пожарного инспектора обирал учреждения, попадавшиеся ему по пути.
       Устроился художником на пароход, курсировавший с агитационными рейсами по Волге. Выдавал себя за представителя некой подпольной антисоветской организации и собирал тайные взносы на правое дело борьбы с большевиками. И даже женился на немолодой пышнотелой владелице мясной лавки, которую мы знаем, как мадам Грицацуеву. На ее содержании он пережил голодную зиму.
       Вернувшись в Одессу, Осип Шор решил не ссориться с новой властью. Он поступил на службу в Одесский уголовный розыск, получив должность оперуполномоченного по борьбе с бандитизмом. Физическая форма позволяла: Осип с детства занимался классической борьбой, увлекался гирями. А его успехи в футболе были настолько впечатляющими, что один из первых российских летчиков и чемпион Европы по велоспорту Сергей Уточкин предрекал, что Ося Шор когда-нибудь станет мировой звездой этого спорта.
       Хорошее знание преступного мира сделало нового опера настоящей находкой для уголовного розыска. Настолько, что легендарный Мишка Япончик - который и сам стал прототипом Бени Крика из рассказов Исаака Бабеля - "заказал" слишком ретивого сотрудника. Тот нанес банде, контролировавшей Молдаванку, серьезный урон: раскрыл дела об ограблении двух банков и мануфактуры, взял с поличным нескольких налетчиков и выбил из них показания.
       Трудно поверить, что прототипы Остапа Бендера и Бени Крика люто ненавидели друг друга, но этот так. Япончик объявил Осипа Шора своим личным врагом и поклялся ему отомстить. Первое покушение окончилось неудачно - Осип Шор уцелел в перестрелке в кафе, не получив и царапины, а четверо киллеров, как мы бы сейчас их назвали, погибли.
       Тогда бандиты предприняли новую попытку. Но по ошибке убили старшего брата Шора - Натана, который как раз собирался жениться и вместе с невестой выбирал мебель для их будущего дома.
       Получив известие о его смерти, Осип не спал несколько дней. Не был даже на похоронах брата. Громил малины, выбивая адрес убийцы. И сумел его узнать. Ворвавшись в квартиру, где бандит как раз гулял вместе с несколькими налетчиками, он расстрелял их всех из маузера.
       А убийцу брата поставил на колени и уже собирался застрелить, но увидел, что за сценой казни их отца с ужасом наблюдают пятеро маленьких детей. Осип Шор не смог нажать на курок. Разрыдавшись, он вместе с помилованным бандитом, раскаявшемся в своем преступлении, до самого утра пил самогон и читал стихи покойного брата. А наутро навсегда покинул Одессу и уехал в Москву, поклявшись никогда больше не брать в руки оружия.
       Там Осип Шор почти сразу же угодил в Таганскую тюрьму - за пьяную драку с человеком, который оскорбил его спутницу. Но вскоре вышел на свободу: как только пришли данные из Одесского УгРо, его выпустили. Герою борьбы с бандитизмом предложили поступить на работу в Петроградский уголовный розыск, но он не изменил своего решения больше никогда не убивать людей.
       В этот период своей жизни Осип Шор часто жил на квартире своего близкого друга - одессита Юрия Олеши. Историю своей богатой на приключения жизни Осип рассказал другому своему земляку - писателю Валентину Катаеву. А тот познакомил его со своим младшим братом Евгением Петровым и его лучшим другом - молодым журналистом Ильей Ильфом. Результатом этой исторической встречи стало появление на свет Остапа Бендера, приключения которого частично заимствованы из биографии Осипа Шора.
       В 1934 году, когда роман "Двенадцать стульев" стал культовым и разошелся огромными тиражами, Осип Шор решил, что ему причитается часть гонораров. Он пришел к Ильфу и Петрову и потребовал заплатить деньги за то, что они пересказали его истории. Авторы подняли его на смех, заявив, что Остап Бендер - это образ собирательный. Тогда Осип утроил крупный скандал и потребовал, как минимум воскресить героя, погибшего в конце книги. Авторы согласились, и этот компромисс привел к написанию продолжения - романа "Золотой теленок".
       Прочитав объявление в газете, что на стройке пятилетки - первом в стране тракторном заводе - требуются рабочие, Осип Шор отправился в Челябинск. Приехав на Урал, обнаружил, что директором Челябинского тракторного завода работает его старый знакомый - одессит Василий Ильичев. Тот пристроил приятеля на должность снабженца.
       В государственном архиве Челябинской области сохранились документы, из которых следует, что он работал на ЧТЗ с 13 июня 1931 года по 20 октября 1932 года. Это подтверждают и сотрудники музея Челябинского тракторного завода: Василий Ильичев являлся директором предприятия с 11 мая 1931 года по 29 сентября 1932 года.
       К сожалению, личное дело Шора не сохранилось - оно было уничтожено за истечением срока давности. Однако известно, что в нем было 29 страниц - в несколько раз больше, чем у многих сотрудников, проработавших на ЧТЗ всю жизнь. Какие аферы великого комбинатора в нем были описаны, остается только догадываться.
       За экономические преступления, совершенные на должности снабженца, Шор получил пять лет лагерей. Это, кстати, очень мягкий по тем временам приговор - по всей видимости, судьи учли героическое прошлое Шора. Начало Великой Отечественной войны он встретил за колючей проволокой. И сбежать сумел только по дороге на фронт, куда попросился добровольцем, чтобы получить свободу.
       Сбежав, Осип Шор долго скрывался от властей и пытался прорвать блокаду Ленинграда - попасть в окруженный город и найти своих родных. Но ему это не удалось. Зато с помощью Юрия Олеши он смог добиться амнистии и перейти на легальное положение. От пережитых потрясений у него началась экзема, которая переросла в рак кожи.
       После войны Осип продолжал поиски. Ему удалось выяснить, что мать умерла от голода в блокадном городе. Но он сумел отыскать младшую сестру Эльзу (дочь его матери от второго брака), которую эвакуировали в Ташкент, и отправился за ней.
       Это звучит совершенно невероятно, но Осип Шор сумел победить рак, успешно излечившись от этой смертельной болезни. К сожалению, не сохранилось подробностей, как ему это удалось. Вместе с сестрой он переехал в Москву и 15 лет проработал проводником поезда Москва-Ташкент.
       На пенсию вышел по инвалидности, поскольку почти полностью потерял зрение. Незадолго до смерти Осипа Шора была издана книга Валентина Катаева "Алмазный мой венец", и вся страна узнала, кто реальный прототип любимого героя. Осипа буквально атаковали журналисты. Но он категорически отказывался давать интервью, решив сохранить свои тайны. Умер в Москве, в 1978 году. Похоронен на Востряковском кладбище.
       На родине, в Никополе, Осипу Шору установили памятник. На его основании написано: "Никопольчанину Осипу Шору. Он же сын турецкоподанного Остап-Сулейман Ибрагим Берта Мария Бендер-бей, он же Остап Ибрагимович, он же прототип великого комбинатора Остапа Бендера (И. Ильф и Е. Петров)".
      
      
       Стоит сказать о тех, кто делает деньги в прямом смысле этого слова.
       Две страны славятся своей безукоризненной типографикой - Швейцария и Голландия. Швейцария и Голландия имеют самые красивые банкноты. Ни полотнища желтоватых французских франков, ни зеленые призывы In god we trust, ни даже новые германские марки не могут с ними соперничать. Дело в том, что у денег в этих двух странах есть авторы. Один из них - Роже Пфюнд, живописец и типограф, известный своими плакатами и книжным дизайном, музейными выставками и городскими объектами.
       Родился он в 1943 году в Берне. Прежде чем выбрать своей профессией графику и живопись, увлекался джаз-музыкой, а параллельно проходил курс обучения у бернского рисовальщика Курта Вирта.
       В 1969 Национальный банк Швейцарии пригласил его участвовать в конкурсе. Среди 14 приглашенных были живописцы и графики. Пригласили действительно лучших из тех, кто работал тогда в Швейцарии. "А я был самым молодым, и у меня не было опыта в работе с билетами, у меня не было опыта в графике, я был совсем новичком", - говорит Роже Пфюнд. Тем не менее он выиграл первый приз потому, что ясно выявил тему билетов во всем - в портретах, в узорах и номерах. Результат - заказ на серию резервных банкнот швейцарского банка, завершенную в 1986.
       Кстати, в 1971 не было мощных компактных компьютерных систем, и Пфюнду пришлось обратиться в министерство обороны, чтобы получить подходящую машину и плоттер для детальной прорисовки банкнот.
       "Результаты конкурса были показаны на международных конференциях и люди из французского банка увидели мою работу. Они заметили ее, и они дали мне заказ. Это была очень интересная работа, потому что французские деньги с незапамятных времен делали только живописцы. А я имел как бы двойную специальность и живописца и графика. Французов это очень заинтересовало. Имелось только одно препятствие. Они были уверены, что я швейцарец. В то время как я француз. У меня к тому же и двойная национальность".
       Это изменило ситуацию и Пфюнд смог работать для Banque de France над созданием новой гаммы французских денег. Новая технология защиты. Новые краски. Новый формат. Все новое... Художник предложил сделать банковские билеты одинаковыми по ширине, но увеличивающимися по длине в зависимости от номинала. Это хорошо для компьютерной проверки, а также для тех, кто плохо видит и с трудом различает цифры.
       Начались и этюды по французской истории. За год работы было предложено 180 персонажей. Едва ли не ради каждого приходилось подниматься и опускаться по всей знаменитой бюрократической лестнице французского банка. Затем в очередной раз сменилось руководство и новый управляющий банка сказал: "Мы хотим видеть на банкнотах ХХ век". Уточнили темы и персонажей: авиация, технология, кино, наука.
      Соответственно - Сент-Экзюпери (50 франков), Гюстав Эйфель (100 франков), братья Люмьер (200 франков), Пьер и Мария Кюри (500 франков). Эти деньги уже существуют, но как они выглядят - за стенами французского банка знает только Роже Пфюнд.
       В 1977, когда репутация Пфюнда была уже более чем высока, он получил удивительный заказ от фирмы De la Rue Giori в Лозанне. Этот торговый дом поставляет печатные станки для монетных дворов всего мира (кроме разве что Франции). Советский Союз собирался в то время менять облик банковских билетов и заинтересовался машинами De la Rue Giori.
       Во время переговоров было заявлено: "Техника нас интересует, но хотелось бы увидеть русские билеты, сделанные на этих машинах." Россия имеет свои традиции в изготовлении банковских билетов, свои особенности нанесения красок, которую в Швейцарии называют "systeme Orloff". Следовательно, оставалось только продемонстрировать советским представителям "русский билет", напечатанный на машине De la Rue Giori.
       Создать макет стало задачей Пфюнда. Он работал в течение трех лет, путешествовал по России, изучал иконографию и сделал в итоге 10-рублевый "русский билет" на предложенную ему тему "Пушкин". Были ли куплены машины? "Кажется да, - отвечает Роже Пфюнд. Однако советские граждане, по каким-то причинам, так и не увидели этой купюры.
      С 1990 Пфюнд входит в группу, разрабатывающую новые швейцарские франки. В результате целого ряда конкурсов с участием многих авторов определена новая серия.
       К примеру, Сто франков Сезанн - французская банкнота, эскиз которой разработан 20 октября 1996 года и выпускалась Банком Франции с 15 декабря 1997 года до перехода евро. Эта банкнота, как и другие банкноты, заменённые на евро (500 франков Пьер и Мари Кюри, 200 франков Густав Эйфель, 100 франков Сезанн, 20 франков Дебюсси), относится к третьей серии "известные ученые и художники XX века". Банкнота была разработана Роджером Пфундом. Банкнота печаталась с 1997 по 1999 годы. Она перестала быть законным платёжным средством с 18 февраля 2002 г. и принималась в филиалах банка Франции, в Центральном банке заморских департаментов до 17 февраля 2012 включительно.
       Пятьдесят франков Сент-Экзюпери - французская банкнота, эскиз которой разработан 10 марта 1992 года и выпускалась Банком Франции с 20 октября 1993 года до перехода на евро. Банкнота была разработана Роже Пфундом. В дополнение к портрету Антуана де Сент-Экзюпери, она включает в себя изображение литературного героя - Маленький принц. На аверсе банкноты изображён портрет Сент-Экзюпери на фоне карты мира. На карте изображён один из маршрутов, полётов Сент-Экзюпери, в верхней части банкноты силуэт самолета "Латокоэр-25", в нижней части банкноты - рисунок Сент-Экзюпери, изображающий Маленького принца на его "планете". Над водяным знаком - довольно известный шутливый рисунок писателя - "Удав, переваривающий слона".
       В рамках 2-й Латиноамериканской конференции по высокозащищенной печати (Latin American High Security Printing, HSP), которая состоялась в Боготе (Колумбия), прошел конкурс на лучшую латиноамериканскую банкноту 2013. Критерии отбора были традиционные: наглядность дизайна, функциональность банкноты, уровень защищенности, а также тематическая значимость банкноты.
       Титул "Банкнота года" был присвоен памятной аргентинской банкноте номиналом в 100 песо с портретом бывшей первой леди Эвы Дуарте Перон (1919-1952), выпущенной Центральным Банком Аргентинской Республики (Banco Central de la República Argentina) в 2012 г. Дизайн банкноты разработал Роджер Пфунд при участии художественного отдела Casa de Moneda. До этого момента дизайн аргентинских купюр не обновлялся на протяжении 20 лет, а портрет женщины на банкнотах страны вообще появляется впервые.
       Ещё в 2007 году в честь Роджера Пфунда, художника, джазмена и графического дизайнера, создателя банкнот Швейцарии, Франции, автора дизайна современного швейцарского паспорта, была выпущена серебряная монета 20 швейцарских франков.
      
      
      
       В умелых руках деньги можно делать и на печатной продукции. Одним из таких умельцев был Иван Сытин.
      Родился он в 1851 г., еще при крепостном праве, в семье экономических крестьян из Костромской области. Единственным отличием этой семьи от многих было то, что отец Дмитрий Герасимович был волостным писарем, стало быть, знал грамоту. В 12 лет Ваня - старший из 4 детей, был отдан в люди. Свой трудовой стаж подросток начал на прославленной Нижегородской ярмарке, где подвизался учеником маляра и скорняка. Последнее, видимо, Ивану глянулось больше - спустя 3 года он выдвинулся в Москву наниматься к скорняку. Но место, как на грех, оказалось занято, - и Ваню определили "мальчиком" в книжную лавку.
       Ее владельцем был купец-старообрядец Петр Николаевич Шарапов, издатель самой что ни на есть народной "литературы" - лубочных картин, песенников и сонников. Искренне полагая, что "так оно положено", целых 4 года купец держал Сытина на положении Ваньки Жукова.
       "Мальчик" должен был исполнять любое поручение мастера, не гнушаясь черной работы, а хозяин даже не платил ему жалованья.
       Выказав настоящий костромской характер, Иван не только снискал доверие клиентов, став постепенно правой рукой престарелого купца, но и сумел заменить бездетному Шарапову сына. Такое положение на правах "почти сына Шарапова" позволило 25-летнему Ивану выгодно жениться на дочери купца-кондитера Евдокии Соколовой и взять в приданое 4 тысячи рублей.
       Любопытно, что, даже когда Сытин уже стал миллионером, его супруга и сама не думала перестраиваться на буржуазный лад и всю семью, где, кстати, было 10 детей, не баловала. Аскетичная Евдокия Ивановна каждый день подавала за обедом щи, жаркое и компот. Ужин - из остатков от обеда. Если хозяин хотел днем попить чайку, то шел в соседний трактир...
       Но вернемся в 1876 год. Прибавив к приданому жены еще 3 тысячи рублей, занятых у Шарапова, Сытин купил первую литографскую машину, что и стало точкой отсчета в создании крупнейшего в России издательского комплекса МПО "Первая образцовая типография", да и всего огромного холдинга ИД "Сытин и Ко".
       "Осенью 1884 г. в лавку Сытина на Старой площади зашел красивый молодой человек. "Моя фамилия Чертков", - представился он и вынул из кармана три тоненькие книжки и одну рукопись. Это были рассказы Н. Лескова, И. Тургенева и толстовские "Чем люди живы". Чертков представлял интересы Л.Н. Толстого и предложил для народа более содержательные книги. Так начало свою деятельность новое издательство культурно-просветительского характера "Посредник".
       Только в первые четыре года фирма "Посредник" выпустила 12 миллионов экземпляров изящных книжек с произведениями известных русских писателей, рисунки на обложках которых выполняли художники Репин, Кившенко, Савицкий и другие...".
       Начиная торговлю в тесной лавке у Дорогомиловского моста (5 аршин в ширину, 10 в длину) с лубков о Бове-королевиче, календарей, пасхальных картинок и прочего, за 30 лет купец второй гильдии Иван Дмитриевич Сытин превратился во владельца собственной 4-х этажной типографии на Тверской улице - издателя беллетристики, учебных пособий, детской литературы и др. - все миллионными тиражами. Владельца сети книготорговых и писчебумажных магазинов Москве, Петербурге, Киеве, Харькове, Варшаве, Екатеринбурге, Воронеже, Ростове-на-Дону, Иркутске, а также в Варшаве и Софии (совместно с Сувориным).
       Сытин был близко знаком с А.М. Горьким и А. П. Чеховым, который, по легенде, и подсказал издателю приобрести газету "Русское слово" (журнал "Вокруг света" и несколько детских изданий Сытин догадался купить сам). И сам Лев Толстой к нему в лавку захаживал, взглянуть на народного просветителя, застрельщика литературной серии "Посредник".
       Иван Дмитриевич "с нуля" создал в России отрасль промышленности, которой ранее здесь не было - массовое книгоиздательство и книготорговля. Как это ни дико, но вплоть до начала XX века на родине "русской интеллигенции" не существовало планомерной издательской деятельности. Не было единого закона о печати - только "временные правила", согласно которым, к примеру, владельцем газеты или журнала мог быть только человек, максимально далекий от писательства и журналистики. На открытие типографии требовалось личное разрешение губернатора, плюс ортодоксальная цензура и массовая безграмотность населения...
       Из 2032 отечественных акционерных компаний книжными были только 89. Но и они
      выпускали в основном пресловутый лубок, календари, портреты членов семей царствующих домов, картинки. "Кругом была пустыня, девственный лес", - писал о состоянии книжного рынка образца 1880-х гг. сам Иван Дмитриевич. "Все было окутано мраком бескнижия и безграмотности..."
       Завоевание "пустыни" Сытин начал с создания сети распространителей. Торговцы книгой тогда назывались ходебщики, книгоноши или офени. Таких-то офень и привлек к себе издатель невиданным тогда новшеством - кредитованием. Избранным распространителям, зарекомендовавшим себя как трезвые и толковые люди, Иван Дмитриевич выдавал литературу авансом. Торговали они с коробов - Сытин не только целенаправленно формировал ассортимент короба, но и учил книгонош как лучше раскладывать товар на "прилавке". Неграмотным рассказывал содержание книг, учил книгонош хитростям и приемам торговли. За короткое время Сытин создал сеть сбыта своей продукции, которая теперь проникала в самые отдаленные уголки России.
       В 1906-ом, на волне "закручивания гаек" после стачечных волнений, институт офень был ликвидирован, как социально опасный. Сытин и тут не растерялся, а приобрел контрольный пакет "Контрагентства А. С. Суворина", владевшего сетью киосков на железнодорожных станциях по всей стране и откупил у Московской городской управы более 50% точек для продажи газет. Еще одним креативным прорывом Сытина было издание бесплатных каталогов. Удивительно - но до него такого в России просто не было! Рассылку он начал с потребителей детской литературы - в каталоге значились сказки, детская литература, подарочные издания и общий перечень под названием "Что читать?".
       "Ни родители, ни учителя, ни составители школьных библиотек не имели никаких указаний при выборе книг для детей. Они терялись в огромной лавине книг и часто должны были судить о книге по ее названию", - писал издатель в воспоминаниях.
       "Дешево и качественно" - было девизом фирмы Сытина. Огромные тиражи давали возможность вести бизнес без займов и не снижаться во времена катаклизмов вроде экономического кризиса начала XX века или I Мировой войны.
       "Смешные" цены Сытина поражали современников. Известен случай, когда ему предложили издать полное собрание сочинений Гоголя по 2 рубля за книгу тиражом 5 тыс. экземпляров. Иван Дмитриевич выслушал, что-то высчитал на бумажке, потом сказал: "Не годится; издадим 200 тысяч по полтиннику". И снова оказался прав. Для своего "дешево и качественно" Сытин не жалел средств. Он покупал только лучшее типографское оборудование, привлекал к сотрудничеству лучших наборщиков, художников, писателей, метранпажей. В его типографии была самая высокая рабочая ставка и самые мягкие штрафы за брак.
       Еще одной находкой Сытина-издателя стали книжные серии. "Книгу надо выпускать не "одиночкой", а группами, сериями, библиотеками; отдельная книжка даже при самой животрепещущей теме может затеряться среди массы книг, а при выпуске группами книгу скорее заметит читатель" ...
       Сытин, возможно, и сам того не ведая, укрупнял свой бизнес по всем правилам ведения рыночных войн. Он, неутомимо отслеживая конъюнктуру, безжалостно расправлялся с конкурентами и неустанно "дружил" с властями, прекрасно понимая, что живет и работает в малограмотной стране. Следовательно, "лубок" никуда не исчез - "ванькина литература" стабильно удерживала 3-е место в книжном портфеле фирмы.
       Затем со здоровым цинизмом предпринимателя использовал он в своих интересах разные общественно-политические катаклизмы. Так, еще в начале своей деятельности, во время Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. он начал выпускать карты с обозначением боевых действий с надписью "Для читателей газет. Пособие и батальные картины". Карты расхватывали как горячие пирожки и к 1878 г. литография, где печатались эти карты, перешла в собственность Сытина, а еще через год он ее расширил.
       С конкурентами он расправлялся безжалостно, сбивая им цены, а затем и "съедая" их фирмы, немыслимо занижая цены на свой товар, Сытин легко обанкротил и перекупил "лубочное" издательство Коновалова. А вот к войне с крупным издателем Гатцуком, монополистом на рынке календарей, он готовился аж 5 лет.
       Закупил за границей новейшие ротационные машины и целый ряд приспособлений для размножения календарей в неслыханных для России масштабах - не меньше 6 млн. экз. в год. Напечатал - и опять принялся сбивать цены, доведя оптовую книготорговую скидку до небывалых 55% (значит, календарь с себестоимостью в 9 руб. продавал за 13 против 20 у Гатцука). И снова победа.
       Фирма Гатцука была съедена фирмой Сытина, как и "Московское издательство" (его газеты мешали продвижению в провинции сытинского "Русского слова").
      В 1914 г. пал главный сытинский конкурент - "Товарищество Маркса" опытнейших издателей Вольфа и Маркса.
       "И. Д. Сытин создал универсальное предприятие с собственными типографиями и массой розничных магазинов. Его основной капитал составлял 3,5 млн. руб., годовые обороты достигали в 1915 г. громадной по тем временам цифры - 18 млн. руб. в год. Имея свои типографии, Сытин прибегал к таким видам кредита, как бумажному и подписочно-читательскому. Бумажные фабрики оказывали ему кредит до 6 месяцев. Что касается подписчиков, то они давали Сытину значительные оборотные средства, поступающие в кассу до начала года", - писал о Сытине его коллега, издатель М.В. Сабашников.
       В 1904 г. Сытин арендует, а после и покупает у Л.Г. Лукутиной владение на Тверской, где должны разместиться типография и редакция "Русского слова", контора газеты и сам издатель с семейством - Сытины жили на четвертом этаже. Перестройкой главного дома руководил архитектор Адольф Эрнестович Эрихсон. Он надстроил дом двумя этажами с мезонином, придумал арки-проезды. При реконструкции Эрихсон применил техническую новинку своего времени - железобетонные перекрытия, опирающиеся на железные несущие балки. Это и позволило сделать огромные окна, игра форм которых - венецианских, прямоугольных, круглых - делало проект неповторимым.
       Не просто удачливого купца, но предпринимателя от Бога в Сытине выдает и то, что он никогда не почивал на лаврах. "Бумага для издателя - то же, что хлеб для желудка", - полагал Сытин и в 1913 г. создал синдикат "Акционерное общество Российской писчебумажной фабрики". Задачей предпринимателя было снизить цену бумаги с 3 руб. за пуд до 80 копеек. Компаньона и инвестора для этого Иван Дмитриевич по традиции нашел не в отечестве своем, а в Германии. И только было собрался "дружбу распрекрасную завести" с крупнейшим немецким промышленником Гуго Стиннесом - грянула Первая мировая.
       Примерно то же получилось и с другим прогрессивным начинанием Сытина - концерном "Дом книги", который издатель думал построить под Москвой. "Дом книги" состоял бы из учебного комбината, университета книжного дела для подготовки книгопродавцев, ментранпажей, наборщиков, печатников, техников. Там же располагалось бы НИИ, где разрабатывались бы новые сорта бумаги, краски, машины, но и планам первого, по сути дела, российского наукограда не суждено было материализоваться...
       Верный правилу дружить с властями издатель выпустил в 1913 г. великолепный фолиант "Три века" - о 300-летней династии Романовых.
       В 1916 г. Москва с помпой отмечала полвека книгоиздательской деятельности Сытина. В Политехническом музее Ивана Дмитриевича чествовал весь цвет творческой интеллигенции двух столиц, а выпущенный специально по случаю иллюстрированный литературно-художественный сборник "Полвека для книги" (1866-1916) подписали Горький, Куприн, Рерих, Бирюков и др. Один из экземпляров этого издания был подарен Сытиным Ленину при их личной встрече в Смольном в 1918 г. c подписью "Глубокоуважаемому Владимиру Ильичу Ленину. Ив. Сытин".
       В 1918-ом была закрыта либеральная газета "Русское слово", в том же году в ходе уличных боев сгорела типография на Тверской. В здание на Тверскую переехали "Известия" и "Правда", чьим ответственным секретарём была сестра вождя
      М.И. Ульянова. В "Правде" публиковались Горький, Маяковский, Бедный, Серафимович, и все они бывали в кабинете "у Ильинишны", как и К. Цеткин, А. Барбюс и др.
       Чуть позже Ивана Дмитриевича посадили без объяснений в допр, но вскоре отпустили. Ценя заслуги Сытина перед пролетариатом, его сделали бесплатным консультантом Госиздата, затем "бросили" на бумажную промышленность, внешнеторговые переговоры, дали поруководить маленькой типографией. В 1928 г. за Сытиным закрепили персональную пенсию в 250 руб. и квартиру в одну комнату - через дом от здания-громады его былой типографии.
      
      
       В России до революции большой известностью пользовался Торговый дом "Братья Елисеевы". Основателем династии Елисеевых был Пётр Елисеевич Касаткин 1776 года рождения. У них с женой Марией Гавриловной были сыновья Сергей, Григорий и Степан и дочь Наталья.
       Все началось с графа Шереметева. Его крепостными были Касаткины, а глава семейства Пётр Елисеевич Касаткин работал у графа садовником. Согласно легенде, известный экстравагантными поступками граф Шереметев, поражённый свежей земляникой, принесённой умелым садовником в зимнюю стужу, воскликнул: "Проси, чего хочешь!"
       Так Пётр Елисеевич Касаткин получил вольную, и начал удивительную, головокружительную карьеру, которую подхватили его родственники - брат Григорий, сыновья...
       Торговля шла в гору, апельсины, заморские фрукты, табак, и Пётр Елисеевич, оставив Григория на хозяйстве, уезжает в далёкую Испанию, потом в Португалию, на остров Мадейра. Там он развивает кипучую деятельность, изучает технологию приготовления вина, открывает склады, и налаживает поставки самого лучшего вина прямо в Петербург. В 1813 году он открыл лавку в Санкт-Петербурге. В 1819 году он был уже записан купцом 3-й гильдии. В 1821 году взял в аренду таможенные площади для хранения товаров.
       Фирма процветает, и вдруг... Пётр Елисеевич умирает не дожив до 50 лет в 1825 году.
      Овдовев, Мария Гавриловна управляла семейным делом вместе с сыновьями. Она сама записалась в санкт-петербургское купечество по 2-й гильдии. Её сыновья "состояли при её семействе и капитале". В 1832 году она объявила капитал по 1-й гильдии, но в 1833-1838 годах дела шли не так успешно, и она снова "пребывала" во 2-й гильдии. С 1839 года она, а затем и её сыновья состояли только в 1-й гильдии.
       Мария Гавриловна скончалась в 1841 году, но, вероятно не в Санкт-Петербурге.
      После смерти матери Сергей Петрович в возрасте 40 лет становится во главе семейного дела. 20 сентября 1845 года по указу Правительствующего Сената Сергей Петрович и его род был возведен в потомственное почётное гражданство, в подтверждение чего он получил грамоту, а копии с нее выдали его братьям Григорию и Степану. В 1858 году был учреждён Торговый дом "Братья Елисеевы" с уставным капиталом около 8 миллионов рублей, который возглавил Сергей Петрович.
       Дело развивается, и главенствующая роль переходит к среднему сыну Григорию Петровичу.
       Создание торгового дома позволило братьям Елисеевым практически и юридически объединить капиталы для расширения бизнеса. В 1858 году торговый дом приобрёл винтовой пароход "Александр II", что принесло торговому дому значительную выгоду.
       Елисеевы "на корню" покупали урожай винограда в знаменитых винодельческих регионах Франции и Испании - в Бордо, Опорто, Хересе и на острове Мадейра. Там же виноград проходил первоначальную обработку, Елисеевы имели за границей склады для хранения продукции. После доставки винных полуфабрикатов на кораблях в Санкт-Петербург они выдерживались по специальной технологии в собственных винных подвалах на Васильевском острове до готовности, разливались в бутылки и отправлялись в российские города, а со временем и за границу.
       Фирменные напитки - херес и мадера являлись предметом особой гордости торгового дома. Елисеевский винный подвал на Васильевском острове общей протяженностью более километра являлся достопримечательностью Петербурга. Огромное впечатление на посетителей производили "целые ряды больших бочек, ёмкость которых доходила до 700 ведер".
       Аналогов таких "подземных предприятий" в Российской империи не было. Строительство винных подвалов было начато в 1862 году. Винные подвалы представляли собой одноэтажное монументальное каменное сооружение, главный фасад которого выходил на Биржевую линию. Строительство подвалов, как и многих других зданий, принадлежавших Елисеевым, осуществил архитектор Н. П. Гребёнка.
       В 1873 году, когда во главе всех дел стоял Григорий Петрович (уже действительный статский советник и гласный городской Думы), он представил в Вене свою коллекцию вин и получил почетный диплом, в Лондоне - Золотую медаль.
       Вино, выдержанное на Васильевском острове Петербурга, пользовалось спросом не только в России, но и в Лондоне, Нью-Йорке, Париже, даже в Бордо. Вина Елисеевых получали награды на многих международных выставках. В 1874 году торговому дому "Братья Елисеевы" было присвоено почетное звание "Поставщик двора его императорского величества".
       В 1871 году торговый дом "Братья Елисеевы" стал одним из учредителей Русского для внешней торговли банка.
       Сын - Григорий Григорьевич получил домашнее образование, изучал виноделие за границей. После возвращения в Россию в 1893 году возглавил семейное дело Елисеевых. В 1896 преобразовал семейную фирму в торговое товарищество "Братья Елисеевы" (основной капитал - 3 млн рублей). До 1914 года наряду с А. М. Кобылиным и Н. Е. Якунчиковым входил в состав Правления.
       При нём дело достигло наибольшего размаха: в 1913 году в Санкт-Петербурге Елисеевым принадлежали кондитерская фабрика, 5 магазинов (наиболее известный - на Невском проспекте) и две лавки в Апраксином дворе, где велась торговля винами, фруктами, гастрономией, кондитерскими и табачными изделиями. Г. Г. Елисеев был в 1903 году помощником Генерального комиссара по устройству международной выставки в Сан-Луи. В 1898-1917 годах - гласный Петербургской городской думы.
       Был также председателем Правления Товарищества Петергофского пароходства, членом Правления Общества для постройки и эксплуатации экипажей и автомобилей "Фрезе и К№", директором Правления Санкт-Петербургского Общества пивоварения "Новая Бавария" (в 1909 выпущено 670 тыс. вёдер пива на 1 млн рублей), состоял кандидатом в члены Правления Общества "Санкт-Петербургская химическая лаборатория" (учр. в 1890). Общество владело парфюмерной фабрикой, открытой в 1860 году. Владел домами на Биржевой линии, 12, 14 и 16 (в д. 14 - правление товарищества, кондитерская фабрика и др., в д. 16 - винные склады), в Биржевом пер., 1 и 4, на наб. Макарова, 10, Невском просп., 56, наб. Адмиралтейского кан. 17, наб. р. Фонтанки, 64 и 66.
       Был владельцем Гавриловского конного завода в Бахмутском уезде Екатеринославской губернии, имел крупный пакет акций Санкт-Петербургского учётного и ссудного банка. В последние годы жизни в России внёс большой вклад в дело выведения рысистых пород лошадей.
       В 1910 году возведён в потомственное дворянство.
       До революции имя Григория Елисеева гремело по всей Европе. В наши дни в двух российских столицах осталось по магазину, которые когда-то были его гордостью, а теперь именуются "Елисеевскими", что называется, по старой памяти.
       Он владел роскошными магазинами не только в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве, Харькове и Одессе, но и за пределами отечества - в Париже, Берлине, Варшаве, Лондоне и других столицах Европы. Все было готово к покорению Соединенных Штатов, где не было подобных магазинов - прообразов современных супермаркетов. Чтобы развивать торговлю за океаном, нужно было надежное представительство в США.
       Григорий Григорьевич возлагал надежду на своих сыновей, но ни один из пятерых не захотел продолжить фамильное дело. Они мечтали совсем о другом - о юриспруденции, медицине, естественных науках, театре, изучении языков, а вот о торговле не желали и слышать. Отец обещал в наказание лишить их наследства и потомственного дворянства, если кто-нибудь из них не выполнит его волю. Никто не согласился, и Елисеев выполнил свою угрозу.
       Но что-то сломалось в нем в этот момент. Зачем, для кого он трудился столько лет, если некому оставить дело всей его жизни? Григорию Григорьевичу еще не исполнилось пятидесяти, а он стал прихварывать, потерял интерес к делу, начал поговаривать о старости. Спасение пришло, откуда он и не ждал.
       В 1912 году на торжественном приеме в Санкт-Петербургской купеческой управе Елисееву представили владельца ювелирных лавок, купца второй гильдии Васильева и его жену Веру Федоровну, урожденную Гаммер. Когда Григорий Григорьевич целовал даме руку, его трясло, как влюбленного юношу. Он и в самом деле влюбился с первого взгляда. В этой женщине он увидел шик, которого нельзя ни купить ни за какие деньги, ни получить вместе с потомственным дворянством, дарованным императором. Хрупкая, грациозная, в белом платье со шлейфом модного в том сезоне цвета "реки Нил" - таких дам он в своей купеческой среде не встречал.
       Зато всегда восхищался ими на аристократических раутах, куда его приглашали как главу купеческой гильдии.
       На следующий день Елисеев наведался в лавку купца Васильева, хозяина не оказалось дома. Григорий Григорьевич пригласил Веру Федоровну отобедать в ресторане, она согласилась. С того дня Елисеев понял, что эта женщина будет принадлежать только ему. Вера Федоровна не возражала.
       Зато возражала Мария Андреевна, законная жена, с которой он прожил к тому времени больше 30 лет. Григорий Елисеев и Мария Дурдина, наследница владельцев петербургского пивоваренного завода "Бавария", обвенчались, когда обоим только-только исполнилось по 19 лет. У них было много общего - страсть к торговому делу, любовь к стилю рококо, который еще можно увидеть в отделке магазинов в Москве и Петербурге. Они гордились детьми - пятью сыновьями и младшей Машенькой, любимицей отца.
       Мария Андреевна, воспитанная в русских купеческих традициях, снисходительно относилась к увлечениям мужа актрисами и прочими дамами полусвета, потому как точно знала, что из семьи он не уйдет никогда. Отсутствие пылких чувств значения не имело, а общий капитал - надежней цемента. Но любовь, внезапно вспыхнувшая в сердце Григория Григорьевича, оказалась сильнее капитала. Он потребовал развода, жена отказалась, невзирая на обещанные щедрые отступные и прочие блага. Грозилась покончить собой, если муж не вернется в семью. Каждый стоял насмерть. На прощанье Григорий, не терпевший возражений и ультиматумов, бросил жене: "Все равно я буду с ней. Пускай и не по закону".
       Вскоре Григорий Григорьевич и Вера Федоровна поселились в 12-комнатной квартире в центре Санкт-Петербурга. Васильев не осмелился воевать с могущественным Елисеевым и без боя отпустил жену. А Мария Андреевна впала в тяжелейшую депрессию и предприняла две попытки самоубийства. Встревоженные сыновья отправили мать на воды, но это помогло только на время.
       Осенью 1913 года на торжества по случаю 100-летнего юбилея Торгового товарищества "Братья Елисеевы", которые по размаху и роскоши не уступали накануне отмеченному 300-летию дома Романовых, не пришел ни один из сыновей. Григория Григорьевича сопровождала только тринадцатилетняя Маша.
       Вскоре после юбилея, в начале 1914 года, Мария Андреевна все-таки наложила на себя руки. Елисеев не пришел на похороны и даже не прислал венок, а через две недели обвенчался с Верой Федоровной. Потрясенные таким вероломством дети отказались от отца и его денег. Тем более что сделать им это было не в убыток: личный капитал матери, который они получили в наследство, был сопоставим с отцовским.
       Елисеев знал, что сыновья постараются отобрать у него дочь, и приставил к ней охрану. Вскоре после юбилейных торжеств в экипаж, в котором Маша возвращалась из гимназии, въехал пьяный извозчик. Никто не пострадал, но пока охранники выясняли, в чем дело, трое молодых мужчин - сыновья Елисеева - взяли Машу под руки, завели в подъезд соседнего дома и заперли парадную дверь. Через несколько минут девушка вышла на балкон и на всю улицу крикнула, что уходит от отца "из-за мамы".
       Три года Елисеев судился с сыновьями, но так и не смог вернуть дочь. У него осталась только Вера Федоровна, все остальное перестало его интересовать. И когда в 1917 году новая власть конфисковала все его движимое и недвижимое имущество, он не сильно горевал. Империя Елисеевых рухнула.
       Вместе с женой в 1918 году Григорий Григорьевич поселился в живописном парижском предместье Нейи-сюр-Сен, где они жили до самой своей смерти в 40-х годах.
      Он так и не полюбил Францию, страшно тосковал по России, по детям, с которыми до самой своей кончины искал примирения, но они не простили отцу предательства матери.
       Жили супруги Елисеевы хотя и не роскошно, как когда-то в России, но капитал, который Григорию Григорьевичу обеспечили его магазины, не заставлял их ни в чем нуждаться. Он обожал свою Верочку и цветы, которые выращивал с завидным умением. И не случайно: его дед Петр Елисеев, крепостной графа Шереметева, получил вольную за выращенную в оранжерее землянику, которой угощал графских гостей на Рождество.
       Григорий Григорьевич переживет свою любимую Верочку на шесть лет и отойдет в мир иной в 1949 году. Они оба похоронены на знаменитом кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем, где нашли вечный покой тысячи лучших людей России.
       По разному сложилась жизнь сыновей Григория Елисеева.
      Старший, Григорий Григорьевич, стал хирургом. После революции он не покинул Россию, за что и поплатился жизнью: после истории с убийством Кирова его вместе с братом Петром Григорьевичем, также оставшимся в России, в 1934 году сослали в Уфу, где в декабре 1937-го арестовали и, осудив по статьям 58-10 и 58-11 (контрреволюционная деятельность и агитация), оперативно расстреляли.
       Наиболее удачно сложилась жизнь Сергея Григорьевича. Уже к 1917 году он был известным ученым-японоведом, дипломатом и приват-доцентом Петроградского университета. В 1920 году ему удалось на лодке переплыть из Питера в Финляндию, откуда он перебрался сначала во Францию, а потом и в США.
       А та самая Машенька Елисеева прожила долгую жизнь и скончалась в конце шестидесятых годов. Ее первый муж штабс-капитан Глеб Николаевич Андреев-Твердов был расстрелян большевиками как заложник во второй половине 1918 года.
       Вот так закончилась знаменитая династия Елисеевых, и только имя их по прежнему звучит громко, потому что до сих пор люди затаив дыхание заходят в этот сказочный дворец-магазин!
       Можно делать деньги с помощью нитки и иголки, если, конечно, умело ими пользоваться. Хорошо освоил эту профессию Максимилиан Грюнфельд. Он родился в 1928 г. еврейской семье в поселке Павлово (бывшая Чехословакия). Когда в поселок пришли нацисты, в Освенцим отправили всю его семью. В концлагере он занимался стиркой одежды. Однажды он нечаянно порвал одну из рубашек, когда слишком усиленно начал ее тереть. Лицо солдата, который стоял рядом, побагровело. Юноша запомнил его дубинку на всю жизнь. Солдат избивал парня, пока не выступила кровь. А когда он закончил, то скомкал рубашку и швырнул парню в лицо. Для него это уже был мусор, а парень её сохранил.
       Вместе с ним в прачечной работал мужчина, который научил юношу пользоваться иголкой и делать стежки. Вскоре у него появилась еще одна рваная рубашка, которую он выстирал, зашил и оставил себе. Теперь Мартин считает, что именно с этих двух рубашек и начался его путь в швейном деле. "Удивительно, но две драные нацистские рубашки помогли еврею построить самую знаменитую и успешную компанию по индивидуальному пошиву костюмов в Америке, - говорит Гринфилд. - У Бога отличное чувство юмора".
       За два месяца до окончания войны его перевели в Бухенвальд, его отца убили за неделю до освобождения, остальные члены семьи тоже погибли. Два года Максимилиан провел в Европе, пытаясь разыскать кого-нибудь из родственников, но все попытки оказались безуспешными. В 1947 г. он отправился к тетке в США. Тогда он и стал себя называть Мартином Гринфилдом.
       В Нью-Йорке юноша устроился уборщиком на швейную фабрику. Там он продемонстрировал свое умение сшивать детали потайными стежками, и вскоре его перевели на должность портного, затем помощника супервайзера, а после он стал главой отдела по контролю за качеством. Бывший уборщик стал директором фабрики, а в 1977 г. выкупил ее и дал предприятию свое имя.
       Мартин Гринфилд смог заслужить репутацию одного из лучших портных США, его клиентами были самые знаменитые люди страны. Когда он шил костюмы для президента Эйзенхауэра, подкладывал ему в карман записки со своими предложениями по ведению внешней политики. Когда тот же трюк он повторил с Биллом Клинтоном, президент после очередной примерки сказал портному: "Не нужно присылать записки. Вот мой номер факса".
       В костюме от Мартина Гринфилда Барак Обама встречался с королевой Великобритании, Дональд Трамп был его заказчиком еще до того, как стал президентом. Костюмы "для высоких" у Гринфилда шили звезды баскетбола Патрик Юинг и Шакил О"Нил. В числе его клиентов были Пол Ньюман, Фрэнк Синатра, Леонардо Ди Каприо и даже известный мафиози Меир Лански. Одним из любимых клиентов Гринфилда является бывший генерал и государственный секретарь США Колин Пауэлл. На его фабрике заказывали костюмы для героев фильмов "Подпольная империя", "Винил", "Великий Гэтсби", "Черная месса" и других.
       На фабрике ежедневно шьют около 60 костюмов, которые кроятся вручную из итальянской и английской шерсти и кашемира, воротники тоже пришивают вручную - чтобы они идеально прилегали к шее. Поэтому костюмы стоят дорого - 2600-2700 долларов.
       Каждый сшитый вручную костюм - результат усилий многих людей. В его фирме работает 120 иммигрантов. "У нас трудятся лучшие мастера со всего мира, - рассказывает Гринфилд. - Без них я - никто".
       На фабрике все еще используются старые швейные машины и гладильные прессы, которые уже сняты с производства, так как, по мнению хозяина фабрики, новые не проглаживают одежду как следует. Сыновья Гринфилда тоже заняты в семейном бизнесе. Главным ориентиром в своей работе они считают исключительное качество.
       В 2015 году он облачился в мантию и получил звание почетного доктора наук в Университете Йешива в Нью-Йорке. Президент университета Ричард Джоэл в своем выступлении привел цитату из автобиографии Гринфилда "Мерка человека": "Каждый человек совершенен. Я должен изготовить костюм, который помогает ему верить, что он может достичь своей мечты".
      Его фирмой теперь управляют сыновья Джей и Тод.
      
      
      
       Деньги можно суметь делать и на игрушках. Одним из таких умельцев является Эрнё Рубик. Родился он 13 июля 1944 года в Будапеште во время Второй мировой войны. Его отец был авиаинженером на заводе в Эстергоме, мать - поэтесса. В 1967 году окончил инженерный факультет Будапештского университета технологии и экономики по специальности инженер-строитель, продолжил обучение в аспирантуре на скульптора и дизайнера интерьера. В 1971 - 1975 годах работал архитектором, затем снова вернулся в академию и получил звание доцента Будапештского института декоративного и прикладного искусства.
       В середине 1970-х Эрнё Рубик работал в отделе Дизайна интерьера в академии Прикладного искусства в Будапеште. Ему никак не удавалось втолковать студентам математическую теорию групп. Занимаясь группами, Рубик однажды сделал 27 деревянных кубиков, раскрасил каждый в шесть цветов. Неожиданно оказалось довольно трудно сложить из них один куб, чтобы каждая грань была окрашена в свой цвет.
       Сам Рубик бился над задачей целый месяц (то есть хотя сообщается, что первый кубик Рубика был построен как обучающий инструмент, чтобы помочь его студентам понять трехмерные объекты, но фактически первоначальная цель Рубика заключалась в решении проблемы структурного перемещения независимых частей). Но самым сложным оказалось придумать механизм. 30 января 1975 года Э. Рубик получил венгерский патент (HU170062) на своё изобретение, "Магический кубик" (Bűvös kocka).
       Первые партии кубиков Рубика были выпущены в конце 1977 года для Будапештского магазина игрушек. Игрушкой совершенно случайно заинтересовался немецкий компьютерный предприниматель венгерского происхождения Тибор Лаци. Зайдя во время деловой поездки в Венгрию выпить кофе, он увидел вещицу в руках у официанта кафе.
       Увлекающийся математикой Лаци пришёл в восхищение от игрушки и буквально на следующий день прибыл уже в государственную торговую фирму Konsumex и предложил продавать кубик на Западе. Тогда же он познакомился и с Рубиком. Заинтересованный Тибор Лаци вышел на владельца Seven Towns Ltd., англичанина Тома Кремера, также венгра по материнской линии. Кремер взялся добиться привлечения интереса к разноцветному чуду.
       В сентябре 1979 года, на переговорах в Будапеште, был заключён договор с крупной американской компанией Ideal Toy Corporation (позже куплена корпорацией CBS) на поставку в США одного миллиона кубиков. В процессе переговоров всплыла ещё одна проблема - Кубик был запатентован лишь в Венгрии. Американцы же могли торговать товарами, авторские права на которые официально зарегистрированы на территории США. Чтобы хоть как-то уладить это препятствие, в самом начале 1980-го "Магический куб" решено было переименовать в кубик Рубика.
       Стараниями Лаци и Кремера в январе-феврале 1980 года состоялся международный дебют кубика. В феврале 1980 года головоломка дебютировала на ярмарках игрушек Лондона, Парижа, Нюрнберга и Нью-Йорка. Американская премьера состоялась 5 мая в Голливуде, а представляла кубик венгерская кинозвезда Габор.
       Следующие два года стали временем всемирного помешательства, в связи с дефицитом кубов стали производиться подделки в самых разных странах. Только до конца 1982 г. было продано свыше 100 миллионов официальных кубиков и в полтора раза больше подделок. Никаких проблем со сбытом головоломки не было, были проблемы с производством. Венгрия физически не могла делать больше нескольких миллионов штук в год. Фабрики по изготовлению кубиков открываются в Гонконге, Тайване, Коста-Рике и Бразилии. В Советский Союз кубик пришёл в 1981 г. (по некоторым данным, права на выпуск игрушки обошлись СССР в немыслимую тогда сумму 3 миллиона долларов).
       В 1980 году Кубик Рубика получил венгерский национальный приз за лучшее изобретение и выиграл конкурсы на лучшую игрушку в США, Великобритании, Германии, Франции. Популярность головоломки росла. Сложность сборки кубика вызвала к жизни поток специальных изданий по проблеме: было выпущено более 60 книг.
       В начале 1980-х стал редактором журнала игр и головоломок. В 1983 году основал собственную студию, которая занималась дизайном мебели и разработкой головоломок.
       В 1981 году в Англии проходит церемония представления кубика принцу Чарльзу и леди Диане (тогда же выходит ограниченным тиражом версия, посвящённая их свадьбе, состоявшейся 29 июля 1981, "Royal Puzzle"), головоломка попадает в экспозицию Нью-йоркского музея современного искусства, а годом позже кубик Рубика попадает в Оксфордский словарь.
       В октябре 1983 года объявил, что передаёт государству 7 миллионов форинтов (часть доходов от реализации "кубика") на организацию и деятельность специального фонда содействия внедрению изобретений граждан Венгрии. В роли гаранта фонда выступил Государственный банк страны.
      В 1987 году Рубик получил звание профессора, в 1990 совместно с Яношем Гинстлером основал венгерскую техническую академию и был её президентом до 1996 года. В академии был создан международный фонд Рубика для поддержки особенно талантливых молодых изобретателей.
       Эрнё Рубик был первым миллионером в Восточной Европе! В 1988 году он основал "Международный фонд Рубика". Фонд и сейчас поддерживает молодых изобретателей.
       В дальнейшем права на кубик Рубика и другие головоломки Эрнё Рубика стали принадлежать английской компании Seven Towns Ltd., которой уже 40 лет владеет близкий друг Эрнё Рубика - Том Кремер. Под контролем англичан кубик Рубика производится и продаётся во всем мире. За 40 лет на планете было продано около 350 миллионов экземпляров "Кубика Рубика".
       Люди, увлекающиеся скоростной сборкой кубика Рубика, называются спидкуберами. А сама скоростная сборка - спидкубинг. Официальные соревнования по скоростной сборке кубика Рубика регулярно проводятся всемирной ассоциацией кубика - en: World Cube Association (WCA). Каждый год проходит чемпионат Европы, Азии и чемпионат мира.
       Сам Эрне Рубик поселился в пригороде Будапешта с женой и детьми, возглавил свою собственную студию, пишет статьи об архитектуре и совсем не любит общаться со СМИ.
      
      
      
       "Успех в жизни заключается не в том, чтобы делать то, что мы любим, а в том, чтобы любить то, что мы делаем". Это высказывание приписывается видному торговцу оружием Василию Захароффу.
       Василий Захарофф происходит из греческой семьи, жившей в Константинополе. Его семья приняла фамилию Захарофф после того как бежала в Россию в результате антигреческих Пасхальных погромов с началом Греческой революции 1821 года. Семья вернулась в Турцию в 1840-е и жила в городке Мугла в Малой Азии, где 6 октября 1849 и родился Базилейос Захариас.
       Российскому периоду жизни семьи он обязан как и фамилией Захарофф, так и знанием русского языка (семья несколько лет жила в Одессе). К 1855 они вернулись в Константинополь, где проживали в бедных кварталах района Татавла. Детство Василия прошло на улицах этого города.
       Самым первым заработком маленького Василия становится работа гидом для туристов. Он отводил их в Галату, квартал проституток в Константинополе, где они обретали запретные наслаждения. Впоследствии он работал пожарным. В XIX веке пожарные в Константинополе были не столь эффективны в тушении пожаров, сколь в спасении сокровищ богатых людей за честное вознаграждение. Многие также занимались рэкетом и кражами.
       Затем Василий работает менялой валюты. Касательно этого периода его карьеры выдвигаются неподтверждённые обвинения в том, что он, вероятно, передавал фальшивую валюту туристам, которые не замечали этого, пока не покидали Константинополь.
       В 1866 году Захарофф появляется в Лондоне и оказывается в сердце скандала, который приводит его в суд по делу о незаконных коммерческих действиях, включая экспорт некоторых ценностей из Константинополя в британскую столицу. Диаспора константинопольских греков в Лондоне предпочитала решать дела, связанные с членами сообщества, вне стен английского суда. За £100 Василия освобождают при условии, что он возместит убытки истца и останется в пределах юрисдикции суда. Он незамедлительно выезжает в Афины.
       В Афинах 24-летний Захарофф заводит дружбу с политическим журналистом Этьеном Скулудисом. Красноречивый Захарофф убеждает Скулудиса в своей правоте относительно судебного разбирательства в Лондоне.
       Судьба благоприятствует Василию Захароффу. Один из друзей Скулудиса, шведский капитан, покидает должность представителя компании Торстена Норденфельта, производящей оружие. Пользуясь случаем, Скулудис рекомендует Захароффа на освободившийся пост. 14 октября 1877 года Захароффа принимают торговым представителем оружейной компании Норденфельта, что становится началом превосходной карьеры.
       Напряженная политическая и военная ситуации вокруг Балкан, предоставляют прекрасную возможность проявить себя молодому торговцу оружием. Турция, Австро-Венгрия, Германия с одной стороны, Россия, Франция, Великобритания с другой, активно увеличивают расходы, чтобы противостоять, по мнению каждой, агрессивным планам соперника, без особой оглядки на Берлинское соглашение 1878 года.
       Одной из наиболее значительных сделок Захароффа стала продажа подводной лодки Nordenfelt I с паровым двигателем, созданной по чертежам британского изобретателя Джорджа Гарретта и характеризуемой морской разведкой США как "опасную, и с необычным способом передвижения". Торстен Норденфельт показал субмарину летом 1887 года в Спитхеде, во время грандиозного военно-морского парада по случаю 50-летия царствования королевы Виктории.
       Демонстрация завершилась пуском торпеды из надводного положения. Таким образом Захарофф и Норденфельт успешно продемонстрировали судно на международном форуме военной элиты. И хотя крупные страны-игроки проигнорировали необычный, чересчур непредсказуемый, но в то же время, несомненно, и весьма авангардный, проект, то несколько стран оказались заинтересованы в покупке.
       Греки опасались растущего флота Турции. Им было необходимо некое достаточно эффективное, новое, и не очень дорогое средство противодействия. Проект Норденфельта их привлёк. Пойдя на либеральные условия оплаты, Захарофф продал первую модель Греции.
       Затем он сумел убедить турок в том, что греческая подводная лодка представляет для них опасность и продал им две. После этого, он провёл переговоры с русскими, убеждая их, что на Чёрном море теперь появилась новая значительная угроза.
       Первоначально, после детального ознакомления с подлодкой русской комиссией, возглавляемой контр-адмиралом Диковым, от покупки было решено отказаться, ввиду следующих причин: "1. Испытываемая лодка Норденфельта не подводная, потому что плавать под водой на некоторой глубине не может 2. Погружение её хотя бы на короткое время сопряжено с большими затруднениями и совершенно невозможно в открытом море 3. На лодке недостаточно места для двух даже 14-и футовых (4,3 м) (торпедных)аппаратов 4. Условия для жизни команды крайне плохие, а при плавании в море... невыносимы".
       Однако подлодка (Nordenfelt IV, самая совершенная модель, с двумя паровыми двигателями и двумя торпедными аппаратами) понравилась Александру III и он приказал её приобрести. Но в ноябре 1888 года она легла на грунт близ Ютландии при переходе в Кронштадт и была раздавлена толщей воды, из-за чего царское правительство отказалось платить Норденфельту. Позднее её подняли, и Nordefelt IV вернулась к изготовителю в практически невосстанавливаемом виде.
       Ни одной из этих подводных лодок так и не довелось поучаствовать в битве на море.
       Следующим знаковым человеком, который появляется в жизни Захароффа, становится инженер Хайрем Максим. Автоматический принцип работы пулемёта Максима произвёл революцию в области стрелкового вооружения. До него существовали лишь многоствольные модели, приводимые в действие вручную, с относительно невысокой скорострельностью.
       Именно такие, менее совершенные, пулемёты производили заводы Торстена Норденфельта. Новый вид пулемёта становился опасным конкурентом Норденфельта. Существует мнение, что Захарофф приложил руку к событиям, срывавшим попытки Максима продемонстрировать своё изобретение в период между 1886 и 1888 годами.
       Вначале, пулемёт Максима и пулемёт Норденфельта должны были продемонстрировать в Специи, Италия, перед избранной аудиторией, включавшей герцога Генуэзского. Представители Максима на мероприятие не прибыли, так как некий человек, личность которого не установлена, предложил им тур по ночным заведениям Специи, после которого те были не в состоянии пойти куда бы то ни было.
       Второй раунд состоялся в Вене. Здесь соперников попросили модифицировать своё оружие так, чтобы можно было использовать патроны стандартного калибра, используемого австрийской пехотой. Выстрелив несколько сотен патронов, пулемёт Максима стал нестабилен и затем совершенно остановился. Когда Максим разобрал оружие, чтобы разобраться в произошедшем, он обнаружил, что оно стало объектом саботажа. Но было слишком поздно.
       Третье испытание произошло также в Вене, и здесь оружие сработало замечательно. Но некий неизвестный человек проводит переговоры со старшими офицерами и убеждает их в том, что произвести такое изумительное оружие можно только вручную, по одной штуке за раз, и что без помощи массового производства Максим никогда не сможет произвести пулемёт в количествах, достаточных, чтобы удовлетворить нужды современной армии.
       Норденфельт и Захарофф побеждают. Максим, убеждённый в том, что у него в распоряжении великолепный товар, объединяется с Норденфельтом и его главным торговцем, Захароффым, с выплатой последним весьма солидных комиссионных.
       Захарофф воспринимался как мастер взяток и коррупции. Об этом говорят даже те немногие события, ставшие достоянием общественности - например, взятки в особо крупных размерах, полученные японским адмиралом Фудзи.
       В 1890 году объединение Максима-Норденфельта распалось и Захарофф решает уйти с Максимом. На свои комиссионные Захарофф покупает акции компании Максима и сообщает Максиму, что теперь он является не наёмным работником, а равноправным держателем акций компании.
       К 1897 году компания Максима стала достаточно крупной, чтобы получить предложение о выкупе от гиганта оружейной индустрии Vickers Limited. Предложение принимается. Это приносит солидную прибыль деньгами и акциями Максиму и Захароффу. Так в 1905 году Vickers заплатила Захароффу 86 000 фунтов стерлингов как своему главному торговому агенту. С этого периода и до 1911 года, по мере падения интереса Максима к бизнесу, пакет акций компании Vickers Захароффа только растёт. С выходом Максима на пенсию, Захарофф вступает в совет директоров Vickers.
       Первое десятилетие XX века - период, в который многим европейским армиям предстояло пройти перестройку и модернизацию. Германия и Англия в особенности видели необходимость в модернизации флота. Vickers Limited и Захарофф предлагали свои услуги обеим сторонам.
       После сокрушительного поражения в русско-японской войне, в Российской империи была принята программа модернизации флота, однако в стране преобладали протекционистские тенденции, требовавшие использовать для модернизации национальную индустрию.
       Более того, программа переоборудования ВМФ была срезана с 3 миллиардов рублей до полутора, поскольку одновременно требовались бюджетные вливания в железнодорожное строительство. Ходом Захароффа становится постройка огромного военно-промышленного комплекса в Царицыне в качестве дочерней компании Vickers.
       В годы, непосредственно предшествующие Первой мировой войне, Захарофф расширяет свои активы и развивает оружейный бизнес. Он покупает Объединённый Парижский Банк, традиционно связанный с тяжёлой промышленностью, и получает возможность эффективнее контролировать финансовые потоки "третьей республики". Контролирует ежедневную газету Excelsior, чтобы обеспечивать хорошую прессу (главный инструмент пиара того времени) оборонной индустрии.
       Для большего веса во французском обществе, ему не хватает только званий. Поэтому, Захарофф учреждает дом престарелых для французских моряков, что открывает ему дорогу к Ордену Почётного легиона. Кафедра аэродинамики в Парижском университете делает его офицером, и 31 июля 1914 - в тот же день, когда убивают Жана Жореса, - Раймон Пуанкаре подписывает приказ о награждении Захароффа степенью Командора Ордена Почётного легиона. В марте 1914 года Vickers объявляет о наступающем новом периоде процветания.
       Только в Англии Vickers Limited во время войны произвела 4 линейных корабля, 3 крейсера, 53 субмарины, 3 вспомогательных судна, 62 лёгких судна, 2 328 пушек, 8 млн т стальных конструкций, 90 тыс. мин, 22 тыс. торпед, 5 500 самолётов и 100 тыс. пулемётов.
       К 1915 году Захарофф вёл дела и с Дэвидом Ллойдом Джорджем и с Аристидом Брианом. Есть сведения, что, воспользовавшись визитом к Бриану, Захарофф незаметно оставил конверт на столе последнего, в котором находился чек на миллион франков для солдатских вдов.
       Одной из задач Захароффа во время войны было убедиться, что Греция вовлечена в войну на стороне Союзников, что помогло бы укрепить восточный фронт. Вначале это казалось невозможным, ибо Король Константин сам был очень близок к Гогенцоллернам и был мужем сестры Кайзера Вильгельма II. Но Захарофф учредил информационное агентство в Греции, которое активно распространяло новости, благоприятные для Антанты. И в течение нескольких месяцев Константин был смещён в пользу премьер-министра Венизелоса в результате повстанческого движения сторонников последнего.
       С окончанием войны The Times подсчитала, что Захарофф пожертвовал £50 миллионов в пользу Союзников, проигнорировав, что это была лишь часть его прибыли. Он стал баронетом и отныне к нему можно было обращаться как к сэру Бэзилу Захароффу.
       Кто-то подсчитал, что если разделить прибыль, полученную Захароффым за время войны, на число погибших солдат, то получится, что каждая смерть приносила ему $6 дохода.
       В последующие годы Захарофф участвует в делах с более мелкими силами, которые Большая четвёрка, занимавшаяся переделом Европы, с готовностью игнорировала. В частности, он стремится к тому, чтобы Греция и Венизелос получили достаточную долю от ослабленной Турции. Захарофф склоняет Венизелоса к военным действиям, и милитаристически настроенные греки действовали быстро и успешно, пока в 1920 году не вмешались Франция и Италия, вынудившие Грецию подписать договор, который не давал ей сохранить большую часть завоеваний.
       В следующие за этим выборы Константиновские лоялисты смогли вынудить Венизелоса бежать, но Захарофф остаётся и убеждает короля продолжить войну с Турцией. Но, новое греческое правительство монархистов оказалось без поддержки своих бывших союзников, и данному мероприятию было суждено провалиться. Военные дела Захароффа получили не очень хорошую прессу в Париже и Лондоне.
       В то же время Захарофф становится участником двух значимых финансовых предприятий. В октябре 1920 года он участвует в инкорпорировании компании, из которой впоследствии появился нефтяной гигант British Petroleum. По мнению Василия Захароффа, нефтяной бизнес ждало великое будущее.
       Его связи с князем Монако Луи II привели к покупке попавшего в долговую яму Société des Bains de Mer, которое управляло знаменитым казино Монте-Карло, являвшегося главным источником доходов страны. У нового владельца казино вновь начинает приносить прибыль. В этот же период Захарофф убеждает Клемансо, чтобы тот включил в Версальский договор 1919 года протекцию прав Монако в том виде, в котором они были установлены в 1641 году.
       Захарофф был женат на англичанке Эмили Энн Барроуз. Она умерла в 1890-е годы. Ходили даже слухи, что Захарофф не пожалел для Ллойд Джорджа собственной жены: он сам инициировал роман премьера со своей первой женой, после чего тот оказался полностью в его власти.
       В сентябре 1924 года семидесятипятилетний Захарофф вновь женился. Его супругой стала Мария дель Пилар. Впервые он встретил Марию дель Пилар около трёх десятилетий ранее в "Восточном экспрессе" между Цюрихом и Парижем. Та испытывала сложности с её новым мужем, герцогом Марчены. Захароффу пришлось подождать. Несмотря на то, что герцог вскоре был направлен в лечебницу для душевнобольных, Мария, будучи католичкой, не имела возможности развестись. Им пришлось ждать до смерти герцога. Сама Мария умерла от инфекции в 1926 году.
       Захарофф ликвидирует свои активы, оставляя контроль над казино в Монте-Карло, и начинает работу над мемуарами(его дневники, которые он вёл всю жизнь, составляли 53 тома). После того, как мемуары были завершены, их выкрали. Вероятно, вор надеялся сделать состояние на раскрытии тайн крупных политических фигур Европы. Полиция нашла мемуары и вернула их Захароффу, который затем их сжёг.
       Умер Захарофф 27 ноября 1936 года в Монте-Карло.
      
      
       Будущий предприниматель и изобретатель Джордж Истмен родился в 1854 году в американском городке Уотервилле в семье небогатого бизнесмена. Его отец умер, когда мальчику исполнилось семь лет, и мать, чтобы хоть как-то содержать семью, вынуждена была сдавать комнаты постояльцам. Проучившись всего 7 лет, Истмен бросил школу и устроился работать в страховую компанию с окладом всего 3 доллара в неделю. Этого едва хватало, чтобы прокормить семью, и тогда Джордж взялся за дополнительную работу в банке Рочестера, а по вечерам самостоятельно стал изучать бухгалтерию.
       В возрасте 24 лет Истмен решил отдохнуть в Санто-Доминго и запечатлеть на фотопластинки все красоты города. Однако купленный фотоаппарат оказался настолько громоздким и неудобным в транспортировке и эксплуатации, что он решил отказаться от этой идеи. Но с этого момента все его мысли были заняты фотографией: он поставил перед собой цель максимально упростить этот трудоёмкий процесс.
       В 1879 году Истмен построил машину для изготовления сухих броможелатиновых фотопластинок, а с сентября 1880 года начал выпускать сами фотопластинки. 1 июня 1881 года была зарегистрирована "Компания сухих пластинок Истмена" (англ. Eastman Dry Plate Company). В 1883 году его фирма выпустила рулонную плёнку, которая подходила практически ко всем фотоаппаратам со стеклянными пластинками. В 1884 году партнёрство Истмен-Стронг дало начало новой фирме - "Компании по производству сухих пластинок и фотоплёнки".
       Летом 1888 года был выпущен первый фотоаппарат под маркой Kodak. Он представлял собой небольшую ящичную камеру: затвор был с одной выдержкой, объектив с постоянной диафрагмой давал резкое изображение от 2,5 м до бесконечности, а заряжался фотоаппарат плёнкой на 100 кадров. Его полная стоимость составляла 25 долларов. Ещё одним следствием создания рулонной фотоплёнки стало изобретение Томасом Эдисоном киноплёнки, использованной в 1891 году в первом варианте "Кинетографа". Первая киноплёнка была получена разрезанием фотоплёнки Истмена вдоль.
       4 сентября 1888 года Kodak был зарегистрирован как товарный знак. В 1889 году был создан концерн Eastman Company, а с момента регистрации в Нью-Йорке в 1892 году компания стала носить имя Eastman Kodak Company. В году компания была зарегистрирована в американском штате Нью-Джерси под названием Eastman Kodak Company of New Jersey, под которым она существует много десятилетий.
       Истмен уделял особое внимание рекламе компании и лично сам писал рекламные тексты для первой продукции Kodak. В 1888 году он придумал лозунг: "Вы нажимаете кнопку - мы делаем остальное", который красовался на фасаде фабрики в Рочестере, а также в многочисленных рекламных проспектах.
       Истмен всегда уделял особое внимание сотрудникам своей компании, причём акцентировался не только на жаловании. Так, он стал первым, кто ввёл пособия по уходу на пенсию, страхования жизни и пособия по нетрудоспособности для своих работников.
       Истмен является основателем Истменовской школы музыки. Был широко известен своей благотворительной деятельностью, в особенности помощью стоматологическим клиникам. Также располагал крупной частной коллекцией картин.
       В последние 2 года жизни здоровье Истмена резко ухудшилось, и вскоре он узнал от врача, что неизлечимо болен. Сегодня эта болезнь носит название стеноз позвоночного канала. Истмен вспомнил, что последние два года жизни его мать провела в таком же состоянии. 14 марта 1932 года он покончил жизнь самоубийством, выстрелив из пистолета себе в сердце. В предсмертной записке он написал: "Для моих друзей. Моя работа закончена. Зачем ждать?" Джордж Истмен, который так и не женился, был похоронен на территории основанной им компании Kodak в Рочестере.
      
      
      
       Одним из тех, кто делал деньги на кинопродукции был Луис Барт Майер. Родился он в еврейской семье в Минске в Российской империи. Настоящая дата его рождения осталась неизвестна - предположительно, 12 июля. Когда он получал американское гражданство, он выбрал в качестве дня рождения 4 июля - День независимости США; причём сначала он указывал 1884 год, а затем 1885.
       В семье Якова Меира и Сары Мелтцер родились дочери Етта (1878), Ида (1883) и сын Лазар (1884).
      Опасаясь погромов, семья эмигрировала, когда Лазарю было около двух лет, в США и поселилась в штате Род-Айленд. Там семья Якова и Сары прожила с 1887 по 1892 годы, в это время родились сыновья Рубин (Рудольф, 1888) и Иеремия (Jeremiah, Джерри, 1891). Затем семья переехала в канадский город Сент-Джон, где Лазарь пошёл в школу, и в которой он и его братья подвергались антисемитским нападкам со стороны сверстников. Отец зарабатывал на жизнь тем, что собирал металлолом и утилизировал бытовые отходы, привлекал к этому и сына, назвав фирму "Майер и сыновья" ("J. Mayer & Sons"). Мать работала на птицеферме.
       В 1904 году девятнадцатилетний Луис покинул Сент-Джон и уехал в Бостон, где некоторое время продолжал зарабатывать на жизнь "металлургическим" бизнесом, но вскоре женился на Маргарет Шенберг, и перебивался случайными заработками, чтобы прокормить семью, а благодаря случаю устроился в кинотеатр. Луис и Маргарет прожили вместе до 1947 года.
       Майер, при помощи родных и друзей, взял в аренду и восстановил изношенный 600-местный "Gem Theater" в Хаверхилле в штате Массачусетс, использовавшийся для показа бурлеска, и открыл в нём 28 ноября1907 года свой первый кинотеатр "Orpheum".
       Чтобы преодолеть неблагоприятную репутацию этого здания, когда-то принадлежавшего общине, Майер решил начать показы с религиозного фильма; годы спустя он называл первым показанным фильмом "От яслей до креста", хотя большинство источников датирует этот фильм 1912 годом. За несколько лет Майер завладел всеми пятью хаверхиллскими театрами. Затем создал с Натаном Гордоном партнёрство "Гордон-Майер", контролировавшее крупнейшую театральную сеть в Новой Англии.
       В 1914 году партнёры организовали своё собственное дистрибьюторское агентство в Бостоне. Майер выплатил Д. У. Гриффиту 25 000 $ за исключительные права на показ фильма "Рождение нации" (1915) в Новой Англии. Майер в 1916 году вместе с миллионером Ричардом Роландом создал в Нью-Йорке корпорацию "Metro Pictures" со своей киностудией. В том же году на экраны вышел первый фильм продюсера Луиса Майера - "Большой секрет".
       Два года спустя Луис Майер из страха перед Компанией кинопатентов переехал с фирмой в Лос-Анджелес. В тот же год он расторг партнёрство с Роландом и сформировал свою собственную производственную компанию - корпорацию "Луис Майер Пикчерс", в которую переманил уже известную актрису киностудии "Vitagraph" Аниту Стюард. Первой продукцией компании стал в 1918 году фильм "Добродетельные жёны". В партнёрстве с Б. П. Шулбергом была создана студия "Mayer-Schulberg".
       Майер добился успеха, однако, в апреле 1924 года Маркус Лоу - владелец сети "Loews Theatres" приобрёл и соединил три кинокомпании - "Metro Pictures", "Goldwyn Pictures" Сэмюэла Голдвина и "Mayer Pictures" - в корпорацию "Метро-Голдвин-Майер" (MGM) под своим контролем из Нью-Йорка. Майер же в качестве вице-президента по вопросам производства, базируясь в Лос-Анджелесе, эффективно управлял MGM ближайшие 27 лет. В 1925 году Майер произвёл свой самый успешный фильм "Бен-Гур".
       В 1927 году Лоу умер, оставив контроль над MGM Николасу Шенку. В 1929 году владелец студии-конкурента корпорации "Fox Film" Уильям Фокс организовал покупку контрольного пакета акций компании у Шенка. Луис Майер и Ирвинг Талберг были возмущены - они были соучредителями MGM, но об этой сделке им ничего не сообщили; это ухудшило и без того напряжённые отношения между Шенком и Майером.
       Майер обратился в Министерство юстиции и через свои политические связи добился выдвижения обвинения Фоксу в нарушении антимонопольного законодательства. То, что Фокс был тяжело ранен летом 1929 года в результате дорожно-транспортного происшествия, а также крах фондового рынка осенью 1929 года, поставило крест на объединении компаний, даже при условии положительного решения министерства. Тем не менее, Шенк винил Майера в крахе сделки и не простил ему этого.
       Майер желал видеть в фильмах так называемые "здоровые развлечения", страх перед Богом, патриотизм, семейные ценности. Он часто сталкивался с начальником производства Ирвингом Талбергом, который предпочитал сложные и критические работы. В конце концов, он вытеснил того из дела, пока тот восстанавливался после сердечного приступа в 1932 году. В переходный период Майер управлял студией, поставив на его место своего зятя Д. Селзника. Позже Майер занял пост сам, когда Талберг в 1936 году умер.
       Луис Майер сделал из MGM самую финансово-успешную киностудию в мире, единственную, которая выплачивала дивиденды акционерам во время Великой депрессии 1930-х годов. В разгар депрессии бюджеты фильмов здесь были по меньшей мере на 150 тысяч долларов больше, чем на остальных студиях. При Майере, MGM произвела много успешных фильмов с дорогими актёрами, такими как Грета Гарбо, Кларк Гейбл, Спенсер Трейси, Кэтрин Хепберн, Лон Чейни, Джоан Кроуфорд, Джин Харлоу, Джуди Гарленд и многими другими. Сам Майер стал самым высокооплачиваемым наёмным работником в США, имея семизначный доход.
       Луис Майер имел репутацию деспотичного делового человека, руководствующегося при выборе подходящих тем для кинофильмов исключительно рациональностью и, как утверждают, имел при этом узкие взгляды. Часто настаивал и добивался переделки сценария, вмешивался в режиссуру. Многим он запомнился как очень неприятный человек, не гнушавшийся в отношениях с упрямыми актёрами доходить до гнева, угроз, шантажа. В частности, с огромным облегчением уход из MGM воспринял известный продюсер Майкл Бэлкон, который был вынужден на неё работать с ноября 1936 года по май 1938.
       Однако Кэтрин Хепберн упоминала его как "хорошего человека" (она лично заключала свои контракты с Майером), а молодые актрисы, такие, как Дебби Рейнольдс, Джун Эллисон и Лесли Кэрон почитали его как родного отца. На его студии платили самые высокие гонорары и предоставляли наибольшую творческую свободу. Продюсер Пандро Берман вспоминал про него, что он как и остальные руководители кинобизнеса: "...заманивал к себе творцов, но и потом продолжал льстить им, восхваляя до небес, будучи уверен, что человек этот очень мудро поступил, решив работать на него, Майера".
       Бывало и так, что Майер выручал своих подопечных из беды. Так 25 сентября 1933 года актёр Джон Хьюстон, находясь за рулём своей машины, сбил женщину, которая скончалась от полученных травм. Майер заплатил взятку в размере около 400 000 долларов для того, чтобы замять уголовное дело и не допустить его огласки в печати.
       Одна из версий о смерти актёра Теда Хили в декабре 1937 года заключается в том, что он был забит до смерти в ночном клубе "Трокадеро" легендой экрана Уоллесом Бири, молодым Альбертом Брокколи (позже продюсером фильмов о Джеймсе Бонде), а также печально известным гангстером (и кузеном Брокколи) Пэтом Ди Чикко. MGM, якобы по приказу Майера, отправила Бири в Европу на несколько месяцев, а в это время сфабриковала историю об избиении Хили "тремя мальчиками из колледжа", чтобы скрыть правду.
       Активный член Республиканской партии, Майер был в 1931-1932 годах заместителем председателя, а в 1932-1933 председателем правления её филиала - Калифорнийской республиканской партии. Поддерживал, в частности, Герберта Гувера, ставшего президентом США, и Джозефа Маккарти, будущего сенатора. Он и Талберг сыграли свою роль в поражении на выборах в губернаторы Калифорнии в 1934 году реформистского движения EPIC Эптона Синклера, одними из первых использовав современные способы пиара, а также комплекс специально сделанных псевдодокументальных короткометражных фильмов, содержащих нападки на Синклера.
       К 1948 году, в связи с внедрением телевидения и изменением общественного вкуса, MGM понесла значительные убытки. К тому же Верховный суд решил, что связь между киностудией и сетью кинотеатров должна быть разорвана.
       Корпоративный офис MGM в Нью-Йорке в 1948 году постановил, что сценарист и режиссёр Дор Шери, недавно нанятый в "RKO Radio Pictures", может вернуться обратно - он предпочитал более прогрессивные и леволиберальные темы и не сработался с Майером.
       В 1951 году MGM в третий раз осталась без премии "Оскар", что спровоцировало новый конфликт между Майером и Шенком. Шери был вновь нанят, уже как начальник производства. Деятельность Шери составила разительный контраст с принципами Майера, и тот поставил ультиматум - либо он, либо Шери, после чего был уволен Шенком. Майер пытался свергнуть Шенка в совете директоров, но неудачно. Ему пришлось уйти на пенсию.
       У Майера было две дочери от первого брака с Маргарет Шенберг. Старшая, Эдит (1905-1987), была женой продюсера Уильяма Гетца, ставшего президентом "Universal Pictures", но придерживавшегося при этом либеральных взглядов, за что Майер лишил Эдит наследства.
      Младшая, Гладис (1907-1990), была женой продюсера Дэвида Селзника. Она написала автобиографию "A Private View" (1983), где рассказывала в том числе и об отце.
       В 1947 году Майер развёлся и через год женился на Лорене Дэнкер, с которой прожил до конца жизни.
       Кроме кинобизнеса Майер содержал ряд успешных чистокровных верховых скаковых лошадей на своём ранчо площадью в 2 км² в Перрисе, Калифорния, в 116 км к востоку от Лос-Анджелеса. Некоторые считали, что Майер построил одну из лучших конюшен в США и что он почти в одиночку поднял стандарты в Калифорнии.
       Однако, Майер был вынужден продать конезавод, чтобы покрыть расходы от развода в 1947 году. Его 248 лошадей были оценены более чем в 4,4 млн долларов США. В 1976 году журнал "Чистокровные верховые Калифорнии" назвал его калифорнийским заводчиком века.
       Луис Барт Майер скончался от лейкемии 29 октября 1957 года и был погребён на кладбище "Home of Peace " в Восточном Лос-Анджелесе. Там же похоронены его сестра Ида и братья Джерри и Рудольф. Его мать и отец похоронены на кладбище "Fernhill" в Сент-Джоне. Последней его фразой, по легенде, было "Всё не важно".
       Майер, соучредитель Американской Академии кинематографических искусств и наук, которая ежегодно устраивает главную кинопремию "Оскар", был удостоен почётного "Оскара" и звезды на Голливудской аллее славы. Журнал "Time" выбрал его в качестве одного из 100 самых влиятельных людей XX века. Майер имеет звезду и на канадской Алее славы.
       Театр Клары в Калифорнии, назван в честь Майера.
      
      
      
       Макса Фактора называли Голливудским волшебником, осчастливившим десятки кинодив и миллионы женщин во всем мире. Удивительно, но история первого голливудского визажиста берет свое начало в провинциальном городке тогда еще Российской империи. Максимилиан Абрамович Факторович родился в большой, но бедной еврейской семье старшим из 8 детей. Поэтому с малых лет Максу пришлось работать, чтобы помочь родителям прокормить семью.
       В семь лет он познакомился с миром театра - его отправили продавать в фойе апельсины и леденцы. Через год Факторович стал помощником аптекаря, а еще через год - учеником косметолога, выполняя мелкие поручения. Когда любознательному пареньку исполнилось четырнадцать лет, он самостоятельно уехал в Москву и поступил на службу в Большой театр в качестве помощника гримера. Навыки, приобретенные в театре, очень помогли Факторовичу в будущем.
       Отслужив в Российской армии, Факторович поселился в Рязани и открыл собственный магазин, где продавал румяна, кремы, парфюм и парики - причем все товары были его собственного изготовления. Однажды в Рязань приехала на гастроли императорская театральная труппа и через несколько недель о новомодной продукции уже знали при дворе. Вслед за этим последовало приглашение переехать в Санкт-Петербург и занять должность гримера в Оперном театре.
      Загримированные Максимилианом актеры играли перед Николаем II, который неоднократно хвалил талантливого гримера при всех, и вскоре имя Факторовича стало широко известно среди знати. Несколько лет Макс проработал специалистом по косметике при дворе русского царя и в императорских театрах. Однако вскоре в России резко усилились антисемитские настроения. Факторовичу начали поступать анонимные угрозы, а несколько раз неизвестные личности выбивали в его доме стекла и поджигали ворота. С тяжелым сердцем косметолог принял решение уехать из России.
       Спустя всего год после эмиграции в США Макс Фактор, сокративший свои имя и фамилию для удобства своих будущих американских клиентов, открыл косметический магазин прямо на Голливудском бульваре, недалеко от "Фабрики грез". Он саморучно занимался изготовлением косметики, парфюма и париков, а в торговле ему помогали верная супруга и уже подросшие сыновья. Место для магазина было выбрано очень удачно. В самые кратчайшие сроки Фактор обзавелся постоянной клиентурой, почти полностью состоящей из ведущих актрис Голливуда.
      Из-за бурного развития кинематографа специалисты по макияжу в тот момент столкнулись с серьезной проблемой. Обычный грим на основе жира уже нельзя было использовать для съемок по новым технологиям, потому что на экране он выглядел омерзительно.
      Но в один прекрасный день режиссер фильма "Пленительная юность" Сэм Вуд, просматривая только что отснятую сцену, обратил внимание: кожа юной Жозефины Данн, исполнявшей главную роль, выглядела на пленке шелковистой и нежной, в отличие от кожи прочих актрис. "Жозефина, что за макияж наложен на ваше лицо?" - вопросил он актрису. Та немедленно поделилась радостью - косметолог Фактор накануне посоветовал ей приобрести грим, разработанный им специально для съемок в кино.
      Талант Макса сразу же оценили известные голливудские актеры Чарли Чаплин, Фатти Арбакль, Бастер Китон: новый макияж дал им полную свободу мимики. Следом за этим он создал новый макияж для кино - в виде крема, который наносился тонким слоем и не высыхал на коже. Все это очень быстро сделало Фактора известным в профессиональных кругах киноиндустрии. Именно тогда он сформулировал свое основное правило: "Грим нельзя считать удачным, если он заметен".
       А еще он мечтал делать красивыми не только звезд, но и обычных женщин. В то время пользоваться ярким гримом считалось крайне неприличным, и прощалось это лишь актрисам театра или кино, а также женщинам легкого поведения. Благодаря Максу Фактору косметикой в Америке стали пользоваться и обычные женщины. Все его новинки тут же появлялись в розничной продаже, а покупательницы внимательно следили за тем, как выглядят их любимые кинозвезды. И как только в их макияже появлялось что-либо новое, женщины могли быть уверены, что найдут эту новинку в магазинах Макса Фактора.
      Макс Фактор первым озвучил мысль о "цветовой гармонии" в макияже, которая заключалась в том, что косметические средства должны сочетаться не только по цвету, но и соответствовать тону кожи, оттенку волос, цвету глаз и комплекции женщины. И именно он ввел в широкий обиход термин "makeup" взамен термина "cosmetics", основанный на значении глагола "to make up" - нарисовать, сделать лицо. А ведь раньше этим термином обозначали грим в театрах с сомнительной репутацией, и он просто не использовался в приличном обществе.
      В 20-е годы к бизнесу отца активно подключились его сыновья Дэвис и Фрэнк. Дэвис стал генеральным менеджером компании, а Фрэнк помогал отцу разрабатывать новые косметические продукты и выполнять заказы своих голливудских клиентов, порой очень специфические. Например, в 1925 году компания получила заказ на 2 700 литров грима светло-оливкового цвета для съемок фильма "Бен-Гур". В фильме было много массовых сцен и он снимался в США и в Италии. Такое количество грима было нужно, чтобы у американских актеров и их более смуглых итальянских коллег был одинаковый тон кожи.
      Благодаря своим связям с миром кино, Макс использовал многих звезд того времени для рекламы своей продукции. Реклама часто выходила накануне очередного фильма, в котором снялась звезда, и кассовые сборы от этого росли. Самый знаменитый пример работы Фактора-стилиста - преображение молодой актрисы Джин Харлоу. Фактор сделал из нее первую в мире "платиновую" блондинку, а затем разработал отдельную линию макияжа для такого типа внешности. Джин Харлоу стала суперзвездой, и тысячи женщин по всему миру начали копировать ее внешность.
      В 1935 году он открыл "Студию макияжа Макса Фактора", где было четыре кабинета разного цвета по числу вариантов "Цветовой Гармонии", предназначенных для подбора правильных оттенков макияжа женщинам разных цветовых типов. Голубой кабинет для блондинок открывала Джин Харлоу; зеленый для рыжеволосых - Джинджер Роджерс. Для брюнеток предназначался розовый кабинет, который открывала Клодет Кольбер, а для шатенок - персиковый. Его открывала актриса Рошель Хадсон - самая любимая модель Фактора.
       Церемония открытия студии освещалась во всех газетах. Особенное внимание репортеров привлек гигантский "Лист Славы", на котором оставили свои автографы все голливудские звезды того времени и который считается самым полным собранием автографов знаменитостей той поры. Именно в этой студии находился изобретенный Максом Фактором "Калибратор красоты" - аппарат, надеваемый на голову, чтобы измерить параметры лица и то, как они соотносятся со стандартами. После этого можно было с помощью макияжа ликвидировать изъяны.
      Вслед за шумным открытием салона Фактор приступил к работе над самым смелым своим проектом - макияжем для цветного кино. При съемке на новую пленку грим на лице актеров давал очень много бликов, и эту проблему опять пришлось решать компании Макса Фактора. Разработки нового макияжа заняли около двух лет: новый грим выходил в плотной прессованной форме и продавался в круглой коробочке под названием Pan-Cake. Он не ловил отражений, ложился ровно и был доступен в любой цветовой гамме. Впервые его использовали в фильме "Vogues of 1938", а фраза: "Макияж от Макса Фактора" первый раз появилась в титрах фильма. Успех нового продукта был ошеломляющим.
      На вершине своего успеха в 1938 году Макс Фактор скончался, и его место занял старший сын Фрэнк. Он поменял имя, стал именовать себя Макс Фактор-младший и продолжил дело отца, украшая голливудских актрис. Среди его клиенток были Грета Гарбо, Клара Боу, Мэрилин Монро, Софи Лорен, Бриджит Бардо и Элизабет Тейлор, обязанные ему своими чувственными губами, соблазнительными глазами и нежной кожей.
       Скромный магазинчик своего отца Макс Фактор-младший превратил в настоящую империю красоты, изобретая для женщин все новые и новые чудеса. Кисточка для пудры и губной помады, щеточка для бровей, тюбик с кисточкой для туши, устойчивая помада, лак для ногтей, лак для волос, тональный крем, водостойкий макияж и множество других мелочей, без которых современная женщина не представляет себе утренний туалет, - все это изобретения сына талантливого человека, мечтой которого было сделать счастливыми всех женщин на Земле.
      
      
      
      
       Будущий миллионер Иоганн (Джон) Джейкоб Астор родился в 1763 году в г. Вальдорф (Германия). Он был третьим сыном мясника. Его старший брат Георг отправился в Англию, что бы заняться производством и продажей музыкальных инструментов, средний, Генри, уехал в Нью-Йорк. В 1780 году Иоганн тоже покинул отчий дом и отправился в Англию. Приехав в Лондон, стал помогать старшему брату. Очень скоро выучил английский язык и решил попытать счастья на Американском континенте.
       Скопив достаточно денег, чтобы приобрести билет на трансатлантический рейс, в ноябре 1783 года сел на корабль, следующий в США. С собой у него было 24 доллара и семь флейт. Через восемь недель, в январе 1784 года, судно прибыло в залив Чесапик Бей. В пути Астор Джон Джейкоб подружился с еще одним эмигрантом из Германии, который рассказал ему о торговле пушниной и многообещающих перспективах этого бизнеса.
       Астор прибыл в Нью-Йорк в марте 1784 года. Вскоре женился и открыл музыкальный магазин, где продавал фортепиано. Одновременно скупал пушнину. Пока он посещал северные территории, завязывая знакомства с торговцами мехом, магазином занималась его жена.
       Прибыльный пушной бизнес имел не только коммерческую, но и политическую значимость. Доходность этой отрасли обеспечивала Канаде поддержку Франции. Основными игроками на рынке пушнины были американские компании, совместные французско-канадские и британские фирмы - такие как Hudson Bay Company и Northwest Company. Подписанный в 1796 году договор между США и Великобританией обозначил, наряду с государственными, границы торговых территорий, отделив Канаду от США. Астор принялся завоевывать просторы, покинутые канадцами.
       К 1800 году Джон Джейкоб Астор добился значительных успехов, став ведущим мехоторговцем США. Ему приходилось конкурировать не только с частными предпринимателями, но и с государственными компаниями. Президент Джордж Вашингтон, стремясь укрепить свой авторитет среди коренных американцев, распорядился создать управление по делам индейцев и открыть ряд финансируемых государством фабрик по производству меховых изделий.
       Принципы успеха Астора Джона Джейкоба просты: всемерная забота о клиенте и высочайший уровень сервиса, умение предвидеть и молниеносно реагировать на все изменения рынка, покупать товар там, где дешевле, а продавать там, где предлагают самую высокую цену. Именно эти принципы позволили ему легко одержать победу в конкурентной борьбе с компаниями, субсидируемыми государством.
       А у государственных компаний главные проблемы возникли в сфере торговли, где частным предпринимателям не было равных. Кроме того, государственные чиновники, такие как Томас Мак-Кинни, действовали подчас слишком прямолинейно, настойчиво пытаясь всучить индейцам плуги и прочие сельскохозяйственные орудия, тогда как Астор Джон Джейкоб предложил именно то, что интересовало аборигенов больше всего, - чайники и мушкеты, без труда получив взамен пушнину. Интересный факт: он отказался продавать индейцам спиртные напитки, благоразумно предположив, что от пьяных звероловов не будет никакой пользы.
       Кроме того, правительство открывало торговые точки далеко от мест проживания североамериканских индейцев, а сотрудники Астора добирались до верховий рек, чтобы "приблизить товар к покупателю" и торговать напрямую с тамошними жителями. Лучшего клиентского обслуживания в то время нельзя было и представить.
       За свой товар Астор получал больше, чем государственные поставщики. Правительственные предприятия продавали меха непосредственно на внутреннем рынке, не обращая особого внимания на такие важные факторы, как наличие спроса или избыточность предложения, а вот Астор осуществлял поставки пушнины по всему миру, продавая свой товар там, где за него предлагали самую высокую цену.
       Когда вышло постановление о ликвидации фабрик по производству пушнины и продаже их активов, стало понятно, насколько необоснованными были попытки правительства контролировать пушной промысел. Фабричное имущество было продано всего за 50 тысяч долларов, тогда как сумма инвестиций составляла 300 тысяч.
       Будучи уже состоятельным американцем, Астор Джон Джейкоб занялся расширением своего бизнеса. Получив разрешение на торговлю через порты, принадлежащие Восточно-Индийской компании, он организовал совместное предприятие и отправил корабль со своим товаром в Китай. Вырученные средства (50 тысяч долларов) инвестировал в недвижимость Нью-Йорка.
       В 1808 году Астор объединил свои активы и основал American Fur Company. В то время многие компании расќ ширяли свои территории, продвигаясь на запад, и Астор попытался взять под контроль развивающуюся в тех краях отрасль пушной торговли.
       Для этого прежде всего нужно было найти и взять под контроль путь к Тихому океану. Канадская экспедиция двигалась напрямик, и ходили слухи о том, что они очень близки к цели. Астор же решил, что намного целесообразнее обогнуть мыс Доброй Надежды и взять курс к устью реки Колумбия. В 1810 году он совместно с представителями Northwest Company основал Pacific Fur Company.
       В 1811 году команда Астора добралась до устья реки Колумбия. Канадская экспедиция прибыла на место только спустя шесть недель, когда над наспех сооруженным фортом, который назвали Асторией, уже развевался американский флаг.
       Астории было суждено стать важной вехой в биографии предпринимателя Джона Астора. Он планировал отправлять товары из Нью-Йорка в Асторию, обменивать их у индейцев на пушнину и затем отправлять ее на Восток, чтобы обменивать на товары местного производства. Эти товары он намеревался везти в Европу, взамен получать европейские и переправлять в США. На каждом этапе Астор должен был получать прибыль.
       Но грандиозным планам не суждено было сбыться: сначала один из его кораблей потерпел крушение на первом же этапе, а в 1812 году между США и Великоќбританией разгорелась война, и британцы вынудили американского предпринимателя передать им Асторию, заплатив 58 тысяч долларов.
       Несмотря на эту досадную неудачу, дела Астора не пошатнулись даже во время войны, и уровень доходов не опускался ниже отметки 55 тысяч долларов. К тому времени, когда военный конфликт угас, количество имущественных активов Астора существенно возросло.
       После войны, заручившись поддержкой некоторых симпатизировавших ему чиновников и вооружившись важными законодательными актами, которые запрещали вмешательство Канады в пушной промысел США, Астор получил контроль над активами Northwest Company, расположенной на территории США. Он по- прежнему скупал акции других компаний, шаг за шагом продвигаясь на Запад.
       К концу 1820-х годов в моду вошли изделия из шелка. Торговля мехом теряла свою актуальность, а следовательно, становилась все менее прибыльной. Джон Астор, который всегда был в курсе последних тенденций моды, в июне 1834 года продал свои активы в пушном бизнесе и занялся недвижимостью.
       Ещё раньше он скупал земельные участки, которые выставлялись на продажу в Нью-Йорке, а теперь приобретал огромные территории на окраинах этого города, полагая, что при существующих показателях прироста населения город вскоре "проглотит" их. Как и всегда, предположения оказались верными: очень скоро он стал одним из крупнейших владельцев недвижимости Нью-Йорка.
       Джон Джейкоб Астор заслуженно считается значимой фигурой в истории коммерции. Начинания самого успешного из частных предпринимателей помогли выявить несовершенство государственных монополий. В конечном итоге он продемонстрировал, что лишенные стимулов, "обюрокраченные", бесконечно субсидируемые государственные фабрики по производству пушнины не могут конкурировать с динамичными частными предприятиями, где основное внимание уделяется максимальному удовлетворению клиентских запросов и поощряются инновационные решения как один из важнейших факторов повышения прибыльности бизнеса. Кроме того, благодаря стараниям Астора открылись западные границы США.
       Джон Джейкоб Астор умер в 1848 году будучи самым богатым гражданином США. Его состояние оценивалось примерно в 20 миллионов долларов. Астор I считается первым американским мультимиллионером; в пересчёте на современные деньги его состояние превышало 110 млрд $.
       Семейный бизнес Асторов продолжали дети. Один из них, правнук Астора I Джон Джекоб Астор IV родился 13 июля 1864 года. Астор сначала учился в школе Святого Павла в Конкорде, Нью-Гемпшир, а затем в Гарвардском университете, закончив который в 1888 году отправился путешествовать. Вернулся в Штаты через три года, чтобы принять бразды управления семейными активами.
       В юности он был не чужд изобретательности и запатентовал велосипедный тормоз, а также пневматическую дорожку, за которую получил приз на Чикагской всемирной ярмарке в 1893 году. Среди других изобретений молодого Астора - аккумуляторная батарея, двигатель внутреннего сгорания и летающая машина. Его мечтой являлась организация искусственных дождей "посредством перекачивания теплого, влажного воздуха с поверхности земли в верхние слои атмосферы".
       В 1891 году Джон Джекоб Астор вступил в брак с Авой Лоули Уиллинг. У них родилось двое детей: сын Винсент Астор и дочь Ава Элис Астор (1902).
       В 1894 году вышел в свет фантастический роман Д. Астора под названием " Путешествие в иные миры". В книге описаны путешествия к Сатурну и Юпитеру в 2088 году.
      Астор сделал миллионы и в сфере недвижимости. В 1897 году он построил в Нью-Йорке отель Уолдорф-Астория, один из самых роскошных в мире, к которому примыкал отель двоюродного брата Астора, Уильяма Уолдорфа Астора. Отель назывался Waldorf Hotel.
       Комплекс из двух отелей стал известен как Waldorf-Astoria Hotel. Спустя два года немного севернее от прежнего места был построен новый 47-этажный отель под таким же названием.
       В 1909 году Астор развёлся с Авой.
       В возрасте 47 лет Джон Джекоб Астор 9 сентября 1911 года женился на Мадлен Талмаж Форс. Мадлен была на год моложе сына Астора - Винсента. После свадьбы пара уехала в свадебное путешествие сначала в Египет, потом в Европу. Потом супруги решили прекратить свадебное путешествие и отправиться в Нью-Йорк.
       Дело в том, что во время путешествия Мадлен забеременела и настояла, чтобы ребёнок родился в США. Асторы сели на "Титаник" в Шербуре как пассажиры 1-го класса. Вместе с ними на борт взошли камердинер Астора, Виктор Роббинс, горничная Мадлен Розали Байдос и медсестра Кэролайн Луиза Эндрюс. Кроме того, в путешествие с супругами отправился и их питомец, эрдельтерьер по кличке Кити. Астор был самым богатым пассажиром на борту "Титаника".
       Через некоторое время после столкновения корабля с айсбергом полковник Астор заверил жену, что ущерб не представляет опасности для "Титаника". Позднее Астор находился с женой в гимнастическом зале. Мадлен опасалась, что спасательные жилеты ненадёжны. Жена Астора села в спасательную шлюпку номер 4 вместе с горничной и медсестрой.
       Полковник спросил у второго помощника Чарльза Лайтоллера, может ли он сесть в шлюпку с женой. Лайтоллер ответил, что мужчины должны оставаться на палубе, пока все женщины не сядут в шлюпки. Отойдя назад, он спросил у него номер лодки, чтобы потом найти жену. Последний раз Астора видели живым в 1:55. Он стоял на шлюпочной палубе и наблюдал, как остальные люди пытаются спустить оставшиеся складные шлюпки.
       Его тело было обнаружено 22 апреля 1912 года пароходом "CS Mackay-Bennett". В посмертном отчёте сказано, что тело Астора сильно изуродовано и покрыто сажей (возможно, от падения на него первой дымовой трубы), но те, кто видел его тело, утверждали, что оно было в прекрасном состоянии, даже без синяков.
       Астор был похоронен на кладбище Церкви Троицы в Нью-Йорке. 14 августа 1912 года Мадлен Астор родила второго сына Джона Джекоба Астора VI.
       Интересно, что именно отели Waldorf-Astoria Hotel приняли спасшихся пассажиров 1-го класса после крушения "Титаника". В 1929 году комплекс был снесён, и на его месте был возведён небоскрёб Эмпайр-стейт-билдинг. Спустя два года немного севернее от прежнего места был построен новый 47-этажный отель под таким же названием.
      
      
      
       Родоначальник всемирно известной компании Даниель Сваровски родился в 1862 году на севере Австро-Венгерской империи, в горах Богемии. Знаменитое богемское стекло, которым славится этот край, здесь начали выдувать и обрабатывать задолго до промышленной революции. В те времена в доме каждого уважающего себя богемца работала стекольная мастерская. Не был исключением и отец Даниеля, но особым размахом его предприятие явно не отличалось. Из стекла он изготавливал бижутерию, заколки для волос и прочие аксессуары для домашних нужд и розничной торговли.
      Сваровски-младший несколько лет трудился в семейном бизнесе, в свободное время играл на скрипке, а потом заскучал в тесной для его размахов богемской деревушке. Он решил, что большие дела делаются в больших городах, и Париж вполне бы подошел ему. Туда он и отправился изучать химию, физику, механику и другие необходимые для инженера науки.
      Изучив их, поехал на Всемирную электротехническую выставку. Там, среди таинственных механизмов и не менее таинственных господ-изобретателей, он задумался: нельзя ли приспособить электрический ток для шлифовки стекла? Оказалось, что можно. В 1891 году после долгих раздумий и вычислений он смастерил первый в мире электрический шлифовальный станок.
      Эта машина позволяла обрабатывать камни и хрусталь в большом количестве и высоком качестве. Публика пока еще не сообразила, что, собственно, произошло. Чтобы оповестить ее об этом, Сваровски нужно было открыть массовое производство. Иначе говоря, выйти на рынок. Решив не конкурировать с богемскими умельцами, Даниэль перебрался в Австрию и там, в тирольском местечке Ваттенс, где проживало на тот момент всего 744 человека, стал штамповать хрусталь, имитирующий драгоценные камни.
       Его хрусталь выглядел так же, как бриллианты, а значит, мог выполнять ту же социальную функцию. Сваровски поставил на поток светский блеск, престиж, право на избранность и другие иллюзии, которые ассоциируются у людей с драгоценностями. Говорят, что настоящий, природный бриллиант сам выбирает, на чьем пальце ему красоваться. Но время элитарности стремительно проходило, и теперь даже средней руки чиновник мог презентовать жене элегантную хрустальную штучку, не будучи заподозрен в растрате.
       Фабрику Сваровски завалили заказами. Ему пришлось расширить помещения и нанять 200 рабочих. Тогда-то фирма и получила название Swarovski, чтобы товар, выпускаемый на рынок, не был безымянным.
      За несколько лет Сваровски вместе с сыновьями довел до совершенства технологию огранки и шлифовки кристаллов. Оказалось, что во всем мире только он один знает, как добиться сверхъестественной прозрачности хрусталя. Главные конкуренты хитрого Даниеля, знаменитые стеклянные заводы Венеции, оказались на грани разорения.
       Сделать что-либо подобное не удалось до сих пор никому, как ни пытались. Даже богемские стеклодувы не смогли переплюнуть своего земляка. Промышленной огранкой пробовали заниматься многие. Тогда-то и выяснилось, что сила Сваровски не столько в станках, сколько в формуле, которую он разработал для варки своего хрусталя.
      Образцы своих украшений Даниель отправил в Париж и Санкт-Петербург. Модницы приняли новинки с восторгом. Спустя годы бижутерию из хрусталя включили в свои вечерние туалеты и сценические костюмы Марлен Дитрих, Майкл Джексон, Брайан Ферри, Тина Тернер. Шанель, Кристиан Диор, Ив Сен-Лоран обшивают хрусталем свои платья. Во время Второй мировой войны, когда модные дома Европы потерпели крах, хитрый Сваровски умудрился наладить сбыт своей кристальной продукции в США.
      В октябре 1945 года он выступил инициатором создания "промышленно-ремесленной школы повышения квалификации рабочих по стеклу, оптике, стали и металлу", зачислил первых учащихся и подготовил из них специалистов по точной оптике. Из неё в 1957 году в г. Халль было образовано профессиональное училище для оптиков, в котором обучаются специалисты почти из всех австрийских земель.
      Благодаря фирменной системе обучения "школа-учебная мастерская" предприятие вскоре смогло обеспечить себя собственным квалифицированным пополнением, а также обрести независимость в технологиях. С 1949 по 2000 год профессиональную учёбу по специальностям "оптика" и "точная механика" при фирме завершили 294 ученика. Многие из них позднее стали мастерами или начальниками отделов.
      Фирма освоила и производство биноклей. За первым биноклем серии Habicht ("Ястреб") 6х30 модели 1949 года последовал целый ряд оптических изделий, которые вывели фирму Swarovski optik KG в лидеры на рынке. Призменный полевой бинокль "Ястреб" 7х42 с 1949 года и по сегодняшний день является стандартом для современной охоты. В представленной в 1967 году зрительной трубе 30х75 впервые была применена оригинальная оборачивающая система. В 1971 году мировой рынок завоевало первое поколение биноклей с резиновыми защитными накладками.
      Руководству Swarovski optik KG не раз приходилось принимать трудные решения. После выхода из бизнеса по производству очков и изделий для военных нужд в конце 80-х годов наметилось направление по производству оптической увеличительной техники. При этом фирма "Сваровски" решила стать единственным предприятием в мире по производству всей палитры оптических изделий: биноклей, телескопов, электронных оптических приборов, специального обрабатывающего оборудования, оптических прицелов, компонентов оптики и точной механики. Несмотря на застой на мировом рынке с 1990 года объёмы продаж продукции "Сваровски" увеличились вдвое.
      После урегулирования ассортимента продукции фирма "Сваровски" стала осваивать всё новые и новые рынки, причём не только в географическом плане. Самым важным этапом роста стал выход на американский рынок, где очень мощно представлено движение наблюдателей за птицами. Сегодня наблюдение за птицами, наряду с охотой, отдыхом на природе и промышленным сектором, является важнейшим сегментом рынка.
      В 1956 году основатель фирмы умер, оставив семье процветающий бизнес. Ровно через двадцать лет его наследники открыли новую линию производства под названием Silver Crystal.
      В 1965 года Сваровски начал выпуск дорогих хрустальных люстр мгновенно завоевавших популярность. Они украшают такие знаменитые залы как Метрополитен Опера, Версаль, Виндзор. В 1976 году из подвесок для люстры была собрана занятная мышка, открывшая совершенно новое направление изделий фирмы. За мышкой последовали ежик, черепашка, олененок, носорог, лебедь... Со временем образовался целый зоопарк стеклянных животных. Всем им маркетологи Swarovski придали статус коллекционных. Сегодня цена на эти фигурки колеблется от 30 до 600 долларов.
      Вскоре был создан клуб коллекционеров изделий от Сваровски, в котором состоят около полумиллиона человек со всего мира. Каждому коллекционеру клуба раз в год дизайнеры преподносят фигурку, сделанную по специальным эскизам. Настолько специальным, что и эскизы, и все инструменты, использованные для производства фигурок, безжалостно уничтожаются. Такая строгая конспирация вполне объяснима. Ведь секрет хрусталя Сваровски - главный капитал этой почтенной фирмы.
      Вскоре был создан клуб коллекционеров изделий от Сваровски, в котором состоят около полумиллиона человек со всего мира. Каждому коллекционеру клуба раз в год дизайнеры преподносят фигурку, сделанную по специальным эскизам. Настолько специальным, что и эскизы, и все инструменты, использованные для производства фигурок, безжалостно уничтожаются. Такая строгая конспирация вполне объяснима. Ведь секрет хрусталя Сваровски - главный капитал этой почтенной фирмы.
      Мало кто знает, что Сваровски в середине прошлого века приобрел в СССР лицензию на создание фианита и с 1967 года занимается его огранкой. Фионит является искусственным заменителем алмаза не уступающим ему по характеристикам.
      Но изделия от Сваровски никто не прячет от мира. Напротив, вокруг них создается культ. Апофеоз этого культа - музей Сваровски, место поклонения хрусталю. Музей был создан к столетнему юбилею фирмы в 1995 году. Он представляет собой огромную подземную пещеру и находится примерно в часе езды от столицы Тироля - Инсбрука. Такая пещера вполне бы сгодилась в качестве жилища гномов.
       Она представляет собой лабиринт из семи комнат, соединенных лестницами и узкими коридорами. Вход в пещеру охраняет вросший в холм великан с горящими глазами. Изо рта его низвергается водопад. В свете прожекторов кажется, что вода тоже сделана из хрусталя. Под землю ведет стеклянный тоннель. На стенах выгравированы строки Шекспира, Лорки, Гете, в которых есть слово "crystal" - хрусталь.
      Среди экспонатов музея - самый маленький и самый большой из хрустальных кристаллов Сваровски, вошедшие в Книгу рекордов Гиннесса. Вес гиганта - 310000 карат (примерно 62 килограмма), диаметр - 40 сантиметров. Сто граней кристалла отливают то россыпью гранатовых огоньков, то холодным серебряным блеском, просвечивающим сквозь темноту. Самый маленький кристалл можно увидеть только в микроскоп. Его диаметр всего 0,8 миллиметра. Также здесь можно увидеть "текучие" часы Сальвадора Дали, сделанные из хрусталя, убранство коня индийского магараджи, хрустальную стену высотой одиннадцать метров.
       Сваровски занимается обработкой и огранкой не только искусственных камней, но и натуральных, таких как сапфиры, рубины, гранаты, аметисты, топазы и некоторые другие полудрагоценные камни. Но как ни странно компания не занимается огранкой драгоценных камней большого размера.
       Каждый год Сваровски выпускает около 20 миллиардов кристаллов, что составляет около 80% мирового рынка. Кроме этого она производит осветительную аппаратуру, шлифовальные и абразивные инструменты, бинокли, телескопы и светоотражатели для дорог, а в последнее время даже парфюмерную воду, неотступно следуя своему лозунгу - "Постоянное стремление к совершенству".
      
      
      
       Деньги можно зарабатывать и на шоу-бизнесе. Одним из удачливых деятелей в этой области был Сол Юрок. В населенном пункте под названием Погар, маленьком городке, скорее, даже поселке, где много десятилетий назад, 9 апреля 1888 года, родился Соломон Гурков, будущий Сол Юрок.
      В конце позапрошлого века Погар - заштатный город Черниговской губернии. Одноэтажные домики, несколько старых церквей. Три площади: Рыночная, Соборная и Городская. Примерно шесть тысяч человек населения. Самым популярным развлечением жителей была музыка. Вот и подросток, третий сын лавочника Израиля Гуркова, самостоятельно, без преподавателей освоил игру на популярнейшем здесь инструменте - балалайке. Играл ужасно. Но ни его, ни родителей это нисколько не огорчало. Отец хотел, чтобы сын стал коммерсантом - только более удачливым, чем он сам. Так в итоге и получилось. Только путь к успеху оказался долгим и непрямым.
      Израиль Гурков дал Соломону денег, чтобы тот смог получить образование в Харьковском коммерческом училище. Но один из приятелей юноши предложил ему и его невесте Тамаре Шапиро совершить более серьезное путешествие - отправиться за океан, в Соединенные Штаты Америки, как делали в те годы в поисках счастья многие обитатели черты оседлости.
      На отцовские деньги были куплены билеты. Трое молодых людей отправились в Нью-Йорк, где они никого не знали и где их никто не ждал. На въезде в страну чиновник, не дававший себе особого труда вслушиваться в дико для него звучащие фамилии новых американцев, в документах вместо "Гурков" написал "Юрок".
       И вот он с новым именем и в новой стране. Ему доступно множество профессий - выбирай любую. И он долгое время занимался выбором. Работал курьером, продавцом в скобяной лавке, мойщиком бутылок, кондуктором трамвая. Не миновало молодого представителя трудового народа и увлечение левыми идеями - он стал ходить на рабочие митинги, а потом их организовывать.
      Чтобы народ не скучал, речи ораторов перемежались выступлениями артистов, которые всегда готовы были поддержать социалистов. В свою очередь пролетарская публика награждала искренними аплодисментами исполнителей оперных арий и опусов для скрипки. И тогда Юрок задумался: а действительно ли классическую музыку в состоянии понять лишь немногие знатоки? Быть может, если правильно поставить дело, балерина даст не меньшие сборы, чем куплетист из мюзик-холла? Только для этого надо выполнить три условия. Исполнители должны быть первоклассными. Каждого следует представлять, как нечто уникальное. И хотя бы часть билетов нужно сделать недорогими.
      Постепенно он стал среди своих пролетарских соратников "ответственным за культуру". Артисты с удовольствием соглашались работать с доброжелательным, умным, общительным молодым человеком, к тому же прекрасным организатором. Через несколько лет, накопив денег и опыта, он основал компанию S. Hurok Attractions, Inc.
      К тому времени Сол уже был женат на Тамаре Шапиро, однако не слишком много времени проводил у домашнего очага, рыская по всему миру в поисках исполнителей. Особенно его интересовали российские артисты. Он занялся организацией турне Анны Павловой, и эта звезда, капризная, с отнюдь не легким характером, нежно называла его "мой Юрочек". Сложнее было с Шаляпиным, о сотрудничестве с которым Сол мечтал много лет: во время предыдущих американских гастролей в 1907 году певца жестоко раскритиковали нью-йоркские газеты, и с тех пор он решил обидеться на эту страну.
      И все же в 1921 году Федора Ивановича удалось буквально силком затащить в Нью-Йорк. Когда океанский лайнер огибал статую Свободы, Солу, вероятно, казалось, что самое трудное позади. Однако эти гастроли превратились в чистейший кошмар, который не закончился катастрофой исключительно благодаря хладнокровию Юрока и его умению договариваться.
      История отношений импресарио с певцом даже приведена в качестве поучительного примера в простенькой, но когда-то страшно популярной книге Дейла Карнеги "Как приобретать друзей и оказывать влияние на людей". По версии автора, бывало, что Шаляпин звонил в полдень и заявлял: горло у него - как рубленый шницель, чувствует он себя ужасно и вечером выступать никак не может. Нет, мистер Юрок не принимался спорить и уговаривать. "Он мчится в отель к Шаляпину, насквозь пропитанный сочувствием. "Как жаль! - сетует он. - Какая досада! Мой бедный друг! Конечно, вы не можете петь! Я сейчас же расторгну контракт. Правда, это обойдется вам в пару тысяч долларов, но это пустяки по сравнению с вашей репутацией!" Шаляпин вздыхает и говорит: "Можете заглянуть ко мне попозже? Приходите часов в пять. Посмотрим, как я буду себя чувствовать". B конце концов знаменитый бас выходит на сцену и, естественно, вызывает восторги слушателей.
       На самом деле все было не так легко и просто. Шаляпин действительно простудил горло во время долгого осеннего путешествия по волнам Атлантики. Пришлось отменить несколько первых концертов. Меж тем Юрок уже обеспечил гастролям сумасшедшую рекламу, и надо было хоть что-то предъявить публике. Соломон буквально умолил Шаляпина все-таки приехать в театр и спеть. После довольно жалкого концерта величайший Мефистофель оперной сцены был отправлен за город - пить теплое молоко, а Юрок тем временем занялся обработкой публики: он то пускал слух, что певец обрел голос и не сегодня завтра выйдет на сцену, то намекал, что скорее всего концерт не состоится. Напряжение росло, и когда Шаляпин все же выступил в Метрополитен-опере, все закончилось триумфом. С тех пор в течение восьми лет Юрок регулярно привозил певца в Америку. Вообще, эти первые шаляпинские гастроли стали для импресарио школой выживания. После этого ему уже ничего не было страшно.
       В поисках талантов Юрок стал все чаще наведываться на свою бывшую родину. Там уже успела произойти революция, но и что с того? Тем больший интерес вызывали в Соединенных Штатах гости из страны большевиков. Юрок привез из Москвы еврейский театр "Габима", хотел организовать гастроли балетной школы Айседоры Дункан, но эта затея сорвалась, и в Нью-Йорк прибыли лишь сама Айседора с Сергеем Есениным.
       Местные власти запретили им сходить на берег - вдруг знаменитая пара разожжет в Новом Свете пожар мировой революции? Солу пришлось срочно отправлять телеграмму президенту США Уоррену Гардингу, и тот счел, что артисты не представляют опасности для страны, но с Есенина на всякий случай взяли подписку, что он не будет публично исполнять в Америке "Интернационал".
       Приезжая в Москву, импресарио общался с самыми разными людьми, в том числе и с советскими вождями. Однажды его принял сам Сталин. Вождь народов хотел, чтобы господин Гурков посодействовал ему в важном государственном проекте - возвращении на родину Шаляпина. "Мы дадим ему дом в Москве и в деревне", - пообещал вождь. Федор Иванович, однако же, не оценил, как хорошо иметь домик в деревне, и в Россию не вернулся.
       Но чем дальше, тем труднее становилось взаимодействовать с советскими властями. Привезти в Америку артистов Большого театра (о чем Юрок мечтал) было не легче, чем отправить их на Луну. За границу выпускали лишь дипломатов да шпионов. В конце 1930-х годов железный занавес окончательно опустился, и Юрок перестал ездить на Восток, тем более что у него и на Западе хватало дел.
       Одним из самых ярких его открытий стал скрипач Исаак Стерн, исполнительская манера которого казалась всем какой-то странной и, говоря современным языком, неформатной. Юрок, наделенный безупречным чутьем, сделал Стерна знаменитым, хотя поначалу ему приходилось буквально навязывать своего протеже владельцам концертных залов: "Я дам вам фунт Артура Рубинштейна или Мариан Андерсон, если вы возьмете три унции Исаака Стерна".
      Кстати, об Андерсон. Столкнувшись с тем, что в той еще вполне расистской Америке для чернокожей певицы все сколько-нибудь крупные залы были закрыты, Юрок организовал ее выступление прямо на ступенях Мемориального центра Линкольна, и этот грандиозный концерт собрал 75 тысяч человек.
       Среди других его находок была исполнительница русских песен Эмма Перпер-Рунич. Эффектная красавица, успевшая сменить уже троих мужей, она после знакомства с Солом не сделала блестящей карьеры, зато стала второй миссис Юрок. (Брак Сола с Тамарой оказался не слишком удачным и завершился разводом.) Постепенно Юрок стал самым известным импресарио Америки и одним из наиболее заметных персонажей Нью-Йорка, хотя он так и не научился без акцента говорить по-английски. Стерн как-то заметил: "Сол, вы знаете шесть языков, но все они - идиш".
       В 1946 году Юрок выпустил книгу воспоминаний "Импресарио" (Impresario), а еще через семь лет труд с длинным названием - "Сол Юрок представляет: летопись великих приключений импресарио в мире балета" Кинокомпания "20 век - Фокс" купила право на экранизацию его мемуаров. Получился фильм "Сегодня вечером мы поем" (Tonight we sing) с замечательным подбором актеров. В роли Анны Павловой - бывшая ее ученица, "черная жемчужина русского балета" Тамара Туманова. Шаляпин - итальянец Эцио Пинца, лучший бас в Метрополитен-опере. К участию в фильме также привлекли Исаака Стерна. Он мог бы, конечно, изобразить самого себя, но действие происходило в 1920-е годы, когда Стерн был еще ребенком, поэтому ему досталась роль великого бельгийского скрипача Эжена Изаи. А сам 65-летний Юрок с удовольствием смотрел, как его, 30-летнего, играет популярный актер Дэвид Уэйн.
       Да, в ту пору ему уже исполнилось 65. Жизнь клонится к закату, многое достигнуто, есть что вспомнить. Но никто, в том числе и сам Юрок, не мог предположить, что самый яркий и интересный период жизни у него еще впереди.
       В 1953 году умирает Сталин. С приходом Хрущева железный занавес утрачивает свою непроницаемость. Те немногие, кому удавалось побывать в Москве и Ленинграде, возвращаясь на Запад, рассказывают, что там, оказывается, успело вырасти поколение замечательных артистов.
       Юрок решил стать тем человеком, который откроет Америке современное советское искусство. Эти планы понравились и в Кремле. Хрущев начал курс на сближение с Западом, кроме того, страна нуждалась в валюте. С 1956 года и до конца жизни Соломон Израилевич каждый год посещал свою бывшую родину. Он привозил на Запад Большой театр и Мариинку (в ту пору еще носившую устрашающее имя Театра имени Кирова), Эмиля Гилельса, Давида Ойстраха, Владимира Ашкенази, МХАТ, ансамбль Моисеева, Людмилу Зыкину, ансамбль "Березка", Театр кукол Сергея Образцова.
       Юрок занимался не только импортом артистов, но и экспортом, он устраивал, например, в Москве гастроли Исаака Стерна. Журналист из "Тайм" по этому поводу заметил, что культурный обмен между Америкой и Советами - это когда "русские посылают к нам своих евреев из Одессы, а мы посылаем им наших евреев из Одессы".
       Юроку неизменно сопутствовал успех. Фотографии артисток Большого театра публиковались на первых полосах газет под шапкой "Лучшее, что экспортирует Россия". В западной массовой культуре тех лет можно было встретить два образа русской женщины. Первый - это страшная, высохшая и мужеподобная "товарищ полковник КГБ". Вторая - балерина или певица, существо поэтическое и неземное. Юрок привозил в Америку и тех, и других. Первых, конечно же, в качестве обязательной нагрузки.
       В Москве знаменитого иностранца старались окружить максимальной роскошью. Селили в лучших номерах "Националя", и он потом делился впечатлениями: "Захожу - меж створками шкафа, чтобы не открывались, вставлена бумажка, в туалете к бачку веревочка привязана". Но, к сожалению, главные проблемы, с которыми Юрок сталкивался в стране большевиков, носили отнюдь не бытовой характер: советское правительство было самым непредсказуемым, скандальным и требовательным партнером на свете.
       Ни от какого Шаляпина с его капризами, ни от какой самой взбалмошной примадонны Юроку не приходилось выслушивать такого количества претензий, обвинений. Мстислав Ростропович в интервью журналу Le Nouvel Observateur вспоминал, как, собираясь на двухмесячные гастроли в США, заранее отправил Юроку программу. Там, естественно, была только музыкальная классика, которую при всем желании ни с чем антисоветским связать невозможно, но в Министерстве культуры пришли в ярость: "Вы уже договорились о программе! Без нашего одобрения! По какому праву? Вы никогда больше не поедете за границу! Составьте другую, и мы ее рассмотрим!"
       Ростропович прекрасно понимал, что имеет дело с публикой не только вздорной, но и темной. Поэтому он составил программу из никогда не существовавших в природе произведений: Сюита Баха Љ 9 (их всего шесть), Соната для виолончели Скрябина (хотя Скрябин ничего подобного не писал). Новая программа тут же была утверждена чиновниками и отправлена Юроку, который, естественно, все понял и велел печатать афиши с первым вариантом.
       Галина Вишневская пишет в своих воспоминаниях: "Надо было видеть его, когда он появлялся в зрительном зале, особенно с артисткой. Это у него было рассчитано до последней мелочи. Когда публика уже расположилась в креслах, за три минуты до начала, он делал небольшой променад. Он не шел с женщиной, а преподносил артистку сидящей в зале публике. Помню, что вначале я ужасно смущалась таких его "парад-алле" и старалась скорее бежать к своему креслу, а он крепко держал меня за локоть и не давал двигаться быстрее, чем нужно по его задуманному плану.
       - Галиночка, куда же вы так торопитесь? Дайте им на вас полюбоваться, они же в следующий раз пойдут на ваш концерт.
       Он говорил Вишневской: "Ну что понимают ваши комсомольцы? Моисеева надо завернуть в папиросную бумагу и так с ним разговаривать!" После концерта, когда смертельно уставшую знаменитость кто-то из почитателей приглашал на яхту или виллу и там вместо ужина кормил комплиментами и аперитивом с горсточкой орехов, Соломон Израилевич приходил на помощь: предлагал "тихонько сбежать" в любимый ресторан, где уже был заказан столик.
       Советские артисты относились к нему с особой нежностью, потому что импресарио их кормил - в полном смысле этого слова. В те годы гонорары, которые артисты получали на Западе, государство отбирало, оставляя лишь 100 долларов за выступление звездам и всего 10 - рядовым исполнителям. Майя Плисецкая вспоминала, как, предложив одному из коллег пообедать в кафе, в ответ услышала: "Не могу! Ем салат, а думаю, что жую ботинок сына!"
       Зарубежные поездки становились источником всевозможных баек, которые гастролеры рассказывали на родине, а потом использовали в мемуарах. Чтобы сэкономить и привезти домой подарки, все эти Альберы, Батильды, маленькие лебеди и феи Карабос по вечерам распускали в стаканах для зубных щеток пакетированные гороховые супы и жарили на утюгах дешевые собачьи бифштексы. Когда артисты включали одновременно несколько кипятильников, в отеле гас свет и прочие постояльцы выскакивали из номеров, думая, что началась ядерная война.
       Оценив ситуацию, Сол стал подкармливать голодных гостей с Востока. Он устраивал для них бесплатные столовые при театре. В день своего рождения на традиционный прием в отеле "Уолдорф-Астория" приглашал абсолютно всех, кто в тот момент выступал в Нью-Йорке, даже если это была труппа ансамбля Моисеева, насчитывающая несколько сот человек. Артистам из числа своих близких друзей он предлагал выписывать на его имя чеки в ресторанах и наставлял: "Только никому не рассказывайте в Москве, а то это вычтут из вашего гонорара".
       Разумеется, не стоит изображать Юрока добрейшим старичком, раздающим направо и налево подарки, контракты и бесплатные обеды. Жесткий менеджер, он работал лишь с теми звездами, которые могли обеспечить кассу. Майя Плисецкая вспоминает, что когда Марка Шагала пригласили создать панно для Метрополитен оперы, то, решив последовать примеру Микеланджело, изображавшего на фресках своих недругов, он пообещал: "Импресарио Юрока я впишу в свое панно в одеждах лихоимца". Правда, свое намерение художник так и не исполнил.
       Начав работать с одним из последних своих клиентов - Рудольфом Нуреевым, Сол быстро изменил принцип организации балетных гастролей, ориентируясь теперь не на огромный коллектив, а на единственную звезду. Как мрачно отмечал в 1975 году обозреватель "Нью-Йорк таймс" Клайв Барнс: "Едва Юрок понял, что все, что ему нужно, чтобы деньги текли рекой, - это выступления Нуреева, а вовсе не таких монстров, как Большой или Королевский балет, причем Нуреева в любом окружении, - будущее балетных трупп во всем мире оказалось предопределенным".
       Рудольф Нуреев стал последним драгоценным приобретением Юрока. По свидетельству Отиса Стюарта, биографа танцовщика, Сол, заключив с Рудольфом контракт, первым делом застраховал в компании Ллойда его ноги. Результатом сотрудничества импресарио и танцовщика стала триумфальная "Спящая красавица", балетный спектакль, с которым Нуреев объездил весь мир.
       Потом у Сола возникла идея организовать концерт "Рудольф Нуреев и его друзья" в одном из крупнейших залов Нью-Йорка "Радио Сити Мьюзик-Холл". Финансовые вопросы он собирался обсудить со своим другом Дэвидом Рокфеллером, президентом Chase Manhattan Bank. Пятого марта 1974 года импресарио вошел в офис Рокфеллера. Внезапно ему стало плохо, он упал на пол, и врачи скорой помощи смогли лишь констатировать смерть от инфаркта. Этому человеку, который умер, разрабатывая очередной грандиозный проект, было 85 лет.
       Галина Вишневская написала о нем: "Со смертью великого артиста уходит его искусство, и заменить его невозможно. Так нельзя заменить и Юрока".
       Юрок не просто любил работать с артистами, он и сам считал себя артистом. Ему был чужд современный подход, когда исполнитель и импресарио - всего лишь два бизнесмена, участвующие в совместном проекте, цель которого - максимизация прибыли. Он прекрасно понимал значение рекламы и умел ее создавать. Но то, что в наши дни составляет предмет профессиональной гордости продюсеров - умение работать с любым материалом, готовность раскрутить любое ничтожество, - показалось бы ему чем-то не вполне честным и в любом случае скучным.
       Потому-то его до сих пор так никому и не удается заменить.
      
      
      
       Джулиус Розенвальд родился 12 августа 1862 года, в городке Спрингфилд (штат в Иллинойсе) в семействе предприимчивых евреев - выходцев из Германии. Те времена американцы называют эпохой Авраама Линкольна.
       С позволения родителей он решил не тратить на обучение ни времени, ни сил: "отбыв срок" в начальной школе, Джулиус отправился в Нью-Йорк, в помощники братьям отца, которые содержали там магазин одежды. Торговля была, что называется, в крови у Джулиуса и по отцовской, и по материнской линии. Отец успешно распродавал товары в Иллинойсе, а мать происходила из семьи, владевшей в Германии фабрикой по пошиву мужской одежды. Согласно семейному преданию, никто иной, как дядюшка Джулиуса стал первым, кто скроил и пошил идеальные сидящие брюки для непропорционально сложенного Авраама Линкольна.
       Да и сам Джулиус уже в мальчишеском возрасте бойко торговал на улице брошюрками и литографиями, а также подрабатывал на карманные расходы в магазине родителей по субботам. В седьмой день недели иудейская религия запрещает евреям выполнять любую работу, как по дому, так и вне его стен. Однако, семья Розенвальдов не была ортодоксальной. В ней чтили традиции, но не в ущерб бизнесу.
       Джулиус Розенвальд пустился в самостоятельное "плавание" по волнам предпринимательства в 17 лет. Розенвальд успел, несмотря на юношеский возраст, обзавестись полезными связями. Дружескими чувствами к нему прониклись банкир Генри Голдман, сын основателя финансовой группы "Goldman Sachs" и финансист Генри Моргенто.
       Ощущая их поддержку, Джулиус решил открыть собственное дело. "Точкой опоры" для начинающего предпринимателя стало небольшое пошивочное ателье, которое он открыл вместе с братом Моррисом неподалеку от Бродвея.
      Но в 1885 году грянул финансовый кризис, и ателье стало убыточным, что вынудило братьев пересмотреть стратегию своей коммерции. Компаньоны прикинули, что выгоднее будет заняться продажей готовой одежды, нежели возиться с пошивом.
       Розенвальды решили перенести деятельность в районы проживания рабочих и фермеров. С этой целью они покинули Нью-Йорк и "всплыли" в Чикаго, где, в компании со своим кузеном Джулиусом Вейлем, и поддержанные родителями, открыли новую компанию - "Rosenwald and Weil Clothiers". Произошло это в 1886 году.
       Через четыре года Джулиус Розенвальд женился на сестре состоятельного торговца Аарона Нусбаума. В этом браке родились пятеро детей, и все унаследовали родительские таланты: умение зарабатывать, и в то же время помогать неимущим, как предписывает еврейская традиция.
       Джулиус Розенвальд сколотил состояние, которое позволило ему с размахом заняться благотворительностью. Ветер удачи неослабно дул ему в паруса. Совладелец компании "Sears, Roebuck & Company" Ричард Сирс предложил Аарону Нусбауму (брату жены Розенвальда) стать его компаньоном.
       Для этого следовало внести в предприятие долю выходящего из дела партнера Сирса по бизнесу. Фирма вела продажу товаров населению по каталогу, доставляя покупки заказчикам почтой. Но в момент, когда Сирс сделал деловое предложение Нусбауму, финансы в компании, что называется, "пели романсы". Нусбаум пошел на сделку, выкупив, не без риска, за 75 тысяч долларов половину предприятия Сирса.
       В новую команду фирмы Аарон привел и Розенвальда. Джулиусу отвели роль вице-президента компании, а также ее казначея, но уже вскоре он пересел в президентское кресло и вознамерился добиться того, чтобы фирма работала как отлаженный механизм, исключающий сбои.
       С этой целью Розенвальд досконально изучил наработанную систему во всех ее звеньях и сделал надлежащие выводы, начав на этой основе осуществлять корректировку. Вникнув в суть многочисленных жалоб, поступавших от покупателей, он уяснил, что подлинный успех придет только в том случае, если заказчики будут гарантировано получать именно тот товар, за который они внесли плату (что не всегда происходило прежде) и доставка станет производиться в оптимальные сроки.
       Перестроить работу удалось не сразу. "Финансовый успех на девяносто пять процентов состоит из пота, и на пять процентов - из вдохновения", - это высказывание Розенвальда цитируется и ныне. Форма торговли через почту, благодаря усилию Джулиуса и его единомышленников, приобрела популярность: ведь заказать у компании по обширному каталогу можно было что угодно, причем каждый товар в перечне сопровождался детальным описанием.
       И не только. Сообщались условия, на которых заказчик мог возвратить покупку, если она его по каким-то причинам все-таки его не устроила. В то же время каталоги фирмы специально выпускались в более компактном формате в сравнении с рекламной печатной продукцией других компаний, что привлекало к ним больше внимания. И это не в наши дни, а в начале ХХ века, когда талантливые и трудолюбивые предприниматели не двигались по наезженной магистрали, а сами прокладывали ее, ступая по "бездорожью".
       Компания пошла в гору, заказы едва успевали выполняться. Но руководство фирмы не действовало по принципу: всё - на продажу, и чем больше, тем лучше. Она, к чести, своей, отказалась, к примеру, от прибыльной торговли легким огнестрельным оружием и лекарственными препаратами сомнительного качества.
       Существовал триумвират в правлении компании - Ричард Сирс - Джулиус Розенвальд - Аарон Нусбаум. В какой-то момент Сирс предъявил Джулиусу фактический ультиматум: цивилизованным способом "устранить" Нусбаума с его тяжелым характером и далее руководить фирмой без него.
       Нусбаум не стал упрямиться, но запросил огромную "компенсацию", которая, в конечном счете, была ему выплачена. Между Нусбаумом и Розенвальдом на фоне сделки пробежала черная кошка, они рассорились, и попытки родственников помирить их ни к чему не привели. Дороги, которые мы выбираем... У этих двоих на всю оставшуюся жизнь пути разошлись.
       В 1904 году складские помещения фирмы понадобилось существенно расширить. Розенвальд обратился к знакомым банкирам, но в кредитовании ему было отказано. Зато он получил дельный совет - преобразовать компанию в акционерное общество.
       И руководство фирмы пошло на такой шаг, учредив одно из первых в США акционерных обществ, куда без колебаний вступили проверенные в деле сотрудники компании. На вложенные в предприятие средства соорудили фабрику-склад, которая вошла в число местных достопримечательностей, а сам опыт организации труда в акционерном обществе, по существующей легенде, вдохновил Генри Форда на создание собственного технологического новшества - сборочного конвейера.
       После ухода Сирса из бизнеса по состоянию здоровья Джулиус Розенвальд стал полновластным хозяином бизнеса и ввел в действие систему поощрительных премий и бонусов для сотрудников, проработавших в компании не менее пяти лет. А потом число служащих достигло многих тысяч, ну а покупателей насчитывались уже миллионы.
       Розенвальд внедрил и другие новаторские деловые приемы, в том числе едва ли не первые публичные распродажи товаров, ввел в практику систему планирования и накопления товарных запасов на основе изучения потребительского спроса и его прогнозирования.
       Во многом его разработки опережали время. И времени уж точно не подвластна сказанная им однажды фраза: "Если вам достался лимон, сделайте из него лимонад". Иными словами, не считайте себя невезучим. Пусть вам мало дано, но сумейте из своего "лимона" выжать максимум возможного, потрудитесь, постарайтесь, и вы преуспеете в своих начинаниях.
       Джулиус не входил в список пятидесяти самых богатых людей Америки, но его капиталов было вполне достаточно, чтобы обеспечить свей семье роскошную жизнь. Тем не менее особняк Розенвальдов выглядел весьма скромно, хотя и достойно. Глава семейства строго следил за тем, чтобы его отпрыски не бросали денег на ветер. В прессу просочилось, что он однажды весьма сурово отчитал сына Лессинга - за то, что тот купил бейсбольные перчатки, стоившие, по нынешним ценам, менее 100 долларов.
       А вот на пожертвования Розенвальд не скупился. Журналист Берти Чарлз Форбс, который основал впоследствии ставший всемирно известным журнал, писал о Розенвальде: "В Джулиусе интереснее всего не его деловая хватка, а он сам, не то, что у него есть, а его характер, искренность, честность, демократичность, вдумчивость, щедрость души, глубина сопереживания, его огромное желание помочь тем, кому в жизни повезло меньше".
       В Чикаго Розенвальд щедро спонсировал многие добрые начинания - в 1906 году он возглавил организацию, опекавшую сирот. Раввин Эмиль Хирш, с которым Джулиус был очень близок, учил его, что богатство налагает обязанности, а жертвующий становится посредником между Богом и нуждающимися в помощи. Этим наставлениям Розенвальд следовал - шаг за шагом.
       И не он один. Разбогатевшие после Гражданской войны в США еврейские семьи выходцев из Германии продолжили в индустриальную эру традицию "цдаки", заповеданную народу Книги. Более того: именно они научили благотворительности Америку - своим личным и достойным уважения примером.
       Джулиус Розенвальд пожертвовал на благородные цели более шестидесяти трех (!) миллионов долларов. Эти деньги были вложены в социальное строительство, в общества содействия иммигрантам, в научно-исследовательские проекты, в Чикагский университет и в другие высшие учебные заведения. Трудно переоценить ту поддержку, которую Розенвальд оказал Объединенному американо-еврейскому распределительному комитету, Американо-еврейскому комитету, иудейским теологическим семинариям.
       К тому же Джулиус разработал, если можно так выразиться, еще и "методику филантропии", включающую и принципы жертвования, и правила получения и расходования средств, перечисляемых разбогатевшими людьми на благотворительные нужды.
       Войдя в состав Чикагской плановой комиссии, Розенвальд деятельно участвовал в разработке генерального плана развития Чикаго. Президент Вудро Вильсон назначил его членом консультативной Комиссии при Совете национальной безопасности во главе с Бернардом Барухом, и Джулиус внес свою лепту в экипировку американских солдат в военное время.
       Особых слов заслуживают усилия Розенвальда по реализации образовательных программ для чернокожей молодежи на юге страны. Он финансировал строительство в этом проблемном регионе более двух тысяч сельских школ с библиотеками и культурных центров для молодых афроамериканцев. Эти объекты культуры так и стали называться - "розенвальдскими".
       Фотографии Розенвальда, вместе с портретами его друга, выдающегося просветителя Букера, Талиафера, Вашингтона и Авраама Линкольна, украшают стены многих учебных заведений и домов в районах компактного проживания чернокожего населения США.
       При поддержке Розенвальда была построена больница, где еврейские эмигранты из Германии получали медицинскую помощь. Нельзя не упомянуть и о Музее науки и промышленности в Чикаго - это один из крупнейших технологических музеев в мире. Здесь выставлены подводные лодки и самолеты, генераторы ураганов и вихрей, модели ДНК, технологическая теплица и много всего прочего.
       Ежедневно музей этот посещают около четырех тысяч человек, а идея его создания принадлежала все тому же Джулиусу Розенвальду. Во время визита в Мюнхен он с детьми посетил Немецкий музей, а потом утвердил план создания музея в Чикаго и подписал чек на три миллиона долларов с одним-единственным условием: чтобы ни в одном из музейных залов не было табличек с надписью: "Руками не трогать!".
       С таким финансированием музей мог создать грандиозную и впечатляющую экспозицию, пробуждающую у детей и подростков интерес к техническому творчеству. Еще пять миллионов Джулиус распорядился передать на развитие образования в штате Иллинойс, и этого хватило на строительство и оснащение пяти тысяч (!) школ.
       При этом, Джулиус был убежден, что лучшей наградой за добрые дела служит сам факт совершения их, слова благодарности человек этот принимал сдержанно, без особого восторга. И когда он ушел из жизни - 6 января 1932 года, - то похороны его прошли тихо и скромно: на траурной церемонии присутствовали только члены семьи покойного и самые близкие его друзья, а официальное сообщение о кончине Розенвальда появилось в газетах только на следующий день.
       Эстафету добрых дел Джулиус передал в достойные руки. Его сын Лессинг позже успешно управлял отцовским бизнесом, и, кроме того, собирал редкие книги и рисунки, которые впоследствии передал Национальной галерее искусств. Одна из его сестер, Марион, являлась, ко всему прочему, главой Нью-Йоркского детского фонда, а другая, Эдит, была признана "главным филантропом" Нового Орлеана. И прочие члены семейства на этом поприще старались друг другу не уступать.
      
      
       Предок династии Ротшильдов Амшель Мозес Бауэр владел ювелирной мастерской. На эмблеме мастерской был изображён золотой римский орёл на красном щите. Со временем мастерскую стали называть "Красный щит", и это название - Rothschield - принял в качестве фамилии его сын, Майер Амшель, основатель династии.
       Майер Амшель Ротшильд (1744-1812) основал банк во Франкфурте-на-Майне. Дело продолжили пять его сыновей: Амшель Майер, Соломон Майер, Натан Майер, Калман Майер, Джеймс Майер. Братья контролировали пять банков в крупнейших городах Европы: Париже, Лондоне, Вене, Неаполе, Франкфурте-на-Майне.
       В отличие от придворных евреев прежних времён, которые участвовали в финансировании европейских дворянских домов, Ротшильд создал международную фирму нового типа, способную противостоять антисемитской политике. В 1819 году во многих частях Германии прокатилась волна еврейских погромов, пострадал и дом Ротшильдов во Франкфурте, но на финансовой деятельности семьи эти события не отразились. Банкирский дом устоял и во время революции 1848 года.
       Другой важной составляющей стратегии Майера Ротшильда, ставшей залогом будущего успеха, было сохранение полного контроля над бизнесом в руках членов семьи. Инициированная Ротшильдом практика учреждения нескольких отделений фирмы, управляемых братьями, в различных финансовых центрах была перенята другими еврейскими финансистами, которые, благодаря их надежности и финансовому опыту, получили доверие не только еврейских собратьев, но и всего финансового сообщества в целом.
       Тем самым в середине и последней четверти XIX века еврейские финансисты стали владеть преобладающей долей в международных финансах. Эта практика, подобная королевским бракам, когда члены одной королевской семьи женятся на членах другой королевской семьи, позже применялась и другими династиями предпринимателей.
       Майер Ротшильд тщательно организовывал браки по расчёту, включая браки между двоюродными и троюродными родственниками, так что накопленное богатство осталось внутри семьи и служило общему делу. Лишь в конце XIX века почти все Ротшильды начали заключать браки за пределами семьи. На протяжении более двухсот лет Ротшильды породнились со многими финансовыми семьями Европы.
       Сыновья Майера Ротшильда:
       Амшель Майер Ротшильд (1773-1855): Франкфурт-на-Майне, старший сын, родился 12 июня 1773 года, 16 ноября 1793 года женился на Еве Ганау. Совпадение имён отца и сына - Майер Амшель и Амшель Майер - было причиной частой путаницы и создало трудности при изучении документов. Амшель умер 6 декабря 1855 года бездетным.
       Соломон Майер Ротшильд (1774-1855): Вена, второй сын, родился 9 сентября 1774 года. 26 ноября 1800 года женился на Каролине Штерн, умер 27 июля 1855 года.
       Натан Майер Ротшильд (1777-1836): Лондон, третий сын, родился 16 сентября 1777 года. Был женат на Ганне Коэн. Натан считался самым талантливым из "пятерки франкфуртцев", но умер раньше братьев, 28 июля 1836 года.
       Калман Майер Ротшильд (1788-1855): Неаполь, четвёртый сын, родился 24 апреля 1788 года. 16 сентября 1818 года женился на Адельхайд Герц. Умер 10 марта 1855 года.
       Якоб (Джеймс Майер Ротшильд) (1792-1868): Париж, младший сын, родился 15 мая 1792 года, 11 июля 1824 года он женился на своей племяннице Бетти Ротшильд. Умер 15 ноября 1868 года.
       На гербе Ротшильдов изображены пять стрел, символизирующие пятерых сыновей Майера Ротшильда по аналогии с текстом 126 псалма: "Что стрелы в руке сильного, то сыновья молодые". Ниже на гербе написан семейный девиз на латыни: Concordia, Integritas, Industria (Согласие, Честность, Трудолюбие).
       К началу Наполеоновскиx войн (1803-1815) Ротшильды уже обладали очень значительным богатством, и Натан Майер Ротшильд, уже в то время, добился значительного преимущества в торговле слитками золота. Находясь в Лондоне в период с 1813 по 1815 год, он способствовал финансированию Великобритании, финансировал перевозку слитков золота для армии герцога Веллингтона, пересекавшей Европу, также как организовывал оплату британских субсидий для континентальных союзников.
       В 1815 году Ротшильд в одиночку выдал заем британским континентальным союзникам в суммарном размере 9,8 млн ₤ (в ценах 1815 года). Братья координировали деловую активность Ротшильдов по всему континенту, и семья развила сеть из агентов, поставщиков и курьеров, для транспортировки золота по всей воюющей Европе.
       Семейная сеть также обеспечивала Натана Ротшильда политической и финансовой информацией раньше всех, давая ему преимущества времени на финансовых рынках, тем самым делая дом Ротшильдов ещё более неоценимым для британского правительства.
       Однажды, якобы, семейная сеть позволила Натану получить новость о победе Веллингтона в битве при Ватерлоо на целый день раньше официального послания правительства.
       Во многих версиях рассказывалось о сражении при Ватерлоо, очевидцем которого якобы был Натан Ротшильд. К вечеру 18 июня 1815 года основатель лондонского отделения банковской империи Ротшильдов понял, что французы сражение проиграли. На быстрых лошадях он с большой по тем временам скоростью добрался до бельгийского побережья. Натану нужно было срочно переправиться на британские острова, но из-за шторма на море все корабли находились в портах.
       Морская буря все же не остановила предприимчивого финансиста. Он заплатил одному из рыбаков такую плату за проезд, что тот решил рискнуть и вышел в море.
       Идея Натана Ротшильда была проста и эффективна. Он торопился, чтобы воспользоваться тем, что в финансовом мире высоко ценилось уже тогда, два века назад - важной информацией. Воспользовавшись тем, что никто на Лондонской бирже, кроме него, не знал о победе Веллингтона, он скупил огромное количество акций, а затем продал их по более высокой цене, заработав за считанные часы 20 млн. франков.
       По другой версии Натан Ротшильд, после получения послания о поражении Наполеона, сразу же поспешил на биржу. Все глаза были направлены на него, так как знали, что Натан только что прибыл с континента. Ротшильд выглядел грустно и внезапно начал продавать. Видя это, остальные участники биржи могли подумать, что, должно быть, Веллингтон проиграл.
       Их подозрения подкреплялись быстро распространившимися по бирже слухами о победе Наполеона, распространёнными (как считают историки) поверенными людьми Ротшильда. Рынок стремительно рухнул вниз. Продавали облигации английского правительства. После значительного снижения цены Натан через своих агентов тайно начал скупать подешевевшие облигации, тем самым получив контроль над рынком облигаций.
       Эта история вошла в многочисленные биографии дома Ротшильдов. Сочинил ее придерживавшийся левых политических взглядов Жорж Дарнавелл. Он, к тому же, не скрывал своей ненависти к евреям в целом и особенно к Ротшильдам, которые к 1846 году уже были одними из самых богатых и известных людей в Европе.
       Что касается Натана, то он умер в 1836 году и не мог защитить свою репутацию. Время для атаки на Ротшильдов было выбрано не случайно. В середине 19 века Европа переживала очередную моду на антисемитизм. Так что семена пали на благодатную почву даже несмотря на то, что, как оказалось, история выдумана с начала до конца. Во-первых, Натан Ротшильд не присутствовал ни в Ватерлоо, ни в Бельгии в июне 1815 года. Не было никакого шторма на море и тем более биржевой спекуляции, сказочно обогатившей Ротшильда.
       История о "стяжателе" Ротшильде легла в основу многочисленных книг, неоднократно экранизировалась и даже попала в авторитетную энциклопедию "Британника". Интересно, что эту историю приводит в 1963 году своей книге о шпионаже даже бывший директор ЦРУ Аллен Даллес в качестве наглядного примера важности обладания информацией. Как нетрудно догадаться, особой популярностью история обогащения Ротшильдов пользовалась и пользуется сейчас на многочисленных конспирологических сайтах.
       Со временем появились и другие изменения, и дополнения. Например, утверждалось, что, первым узнав о поражении Наполеона, Натан Ротшильд из чувства жадности намеренно обрушил рынок, распустив слухи о поражении союзников.
       Популярность истории оказалась настолько велика, что Дарнавеллу удалось убедить в ее правдивости даже самих Ротшильдов. Они попытались уменьшить неблагоприятное впечатление и подчеркивали, что Натан поделился информацией об исходе сражения с правительством.
       Сторонники версии Жоржа Дарнавелла доказывали ее при помощи статьи в London Courier за 20 июня 1815 года. В заметке, опубликованной через два дня после сражения и за день до официального объявления о победе, говорилось о том, что Ротшильд скупил очень много акций.
       На первый взгляд, статья доказывает версию обогащения и подтверждает легенду, но оказалось, что ее не было. Проверка архивов, в которых сохранились номера London Courier за 15 июня 1815 года, показывает, что статьи о покупке Ротшильдом большого количества акций в них нет. Удалось даже установить источник происхождения этой дезинформации. Она появилась в 1848 году в трудах шотландского историка Арчибальда Алисона.
       Кроме этого, сторонники истории о "жадном злодее" Ротшильде приводят дневник молодого американца Джеймса Галлатина, посетившего в 1815 году Лондон. Рассказывая о дне сражения при Ватерлоо, он написал о большом ажиотаже и волнении в Лондоне и о сильных слухах, что Натан Ротшильд якобы нанял курьеров, которые должны были доставить известие об исходе сражения из Брюсселя в Остенд, где их уже ждал быстрый клипер.
       Первым опровергнуть небылицу, сочиненную Жоржем Дарнавеллом, уже в восьмидесятые годы прошлого века попытался один из Ротшильдов. Барон Виктор Ротшильд, который написал книгу о предке Натане, установил, что в основе всей истории лежит "Сатана" Дарнавелла, и разоблачил немало содержащихся в ней небылиц.
       Сейчас доказано, что первым новости о победе при Ватерлоо узнал не Натан, а некий "г-н С. из Дувра". Он узнал о разгроме французов в Генте и тут же бросился с новостями в Лондон. Г-н С. рассказывал о победе в Сити утром 21 июня 1815 года, т.е. как минимум за 12 часов до официального объявления новостей. Об этом написали в тот день как минимум три лондонские газеты.
       Известно также, что вечером Натан Ротшильд получил из Гента письмо с сообщением о победе при Ватерлоо и что он поспешил сообщить эту новость представителям властей.
       Хотя Ротшильд и был не единственным, кто раньше других узнал о поражении Наполеона, времени для покупки акций у него было достаточно. Однако сумма прибыли явно очень сильно завышена. Очевидно и то, что он никак не повлиял на цены на бирже, потому что в тот день никакого резкого падения цен акции зафиксировано не было.
       По ходатайству министра финансов графа Штадиона произошло возведение Ротшильдов во дворянство. Вначале титул получил Амшель, затем и Соломон. К этому времени братья стояли во главе франкфуртского вексельного банка в Шенбруне. Это произошло 25 сентября 1816 года, а 21 октября титул получили братья Якоб и Карл.
       25 марта 1817 года каждому был изготовлен диплом дворянина. По ходатайству советника правительства Нижней Австрии и придворного агента Зонлайтнера, доверенного лица четырёх братьев, диплом был вручен каждому отдельно, так как братья проживали в четырёх разных странах. Натан, проживающий в Англии, в этих документах упомянут не был.
       Примечательным для оценки деятельности Ротшильдов был и тот факт, что они как евреи были записаны в дипломе менялами, в то время как финансисты христианской веры именовались банкирами. Обычно, придворные финансисты вскоре после получения дворянства добивались титула барона, поэтому Ротшильды тоже ходатайствовали о присвоении им этого звания. 29 сентября 1822 года их просьба была удовлетворена.
       Теперь в документы включили и Натана, который сразу стал бароном. На этот раз пять братьев были прямо названы банкирами. Они были австрийскими баронами, "учитывая заслуги, оказанные государству", "с почтительным словом Ваше благородие". И снова каждый из пяти братьев получил свой собственный диплом барона. Их герб был украшен девизом: Concordia, Integritas, Industria. (Согласие. Честность. Трудолюбие.).
       Этот девиз полностью выражал единение братьев, их честность и неутомимое усердие. Но получение титула барона едва ли означало для пяти братьев повышение их авторитета. Натан никак не мог воспользоваться этим титулом в Англии. Это противоречило английской конституции, не разрешавшей предоставление дворянских званий иностранцам. Но всё же возведение в дворянство изменило стиль жизни Ротшильдов. Они приобрели роскошные дворцы, стали давать великолепные обеды, на которые съезжались представители аристократических кругов многих стран.
       В 1885 году, Натан Майер Ротшильд II (1840-1915), старший сын Лионеля де Ротшильда (в свою очередь, сына Натана Родшильда), известный также как Натаниель, представитель лондонской ветви династии, наследственный барон, впервые стал лордом.
       Он был первым евреем, который вошёл в палату лордов. Принято считать, что с этого момента потомки Натана полностью срослись с английской элитой.
       Семейное банковское предпринимательство Ротшильдов было основоположником международных крупных финансовых операций в период индустриализации Европы, внесли свой вклад при строительстве сети железных дорог во Франции, Бельгии и Австрии, внесли свой вклад в финансирование проектов с большим политическим значением, таких как Суэцкий Канал (только банкирский дом Ротшильдов был в состоянии в течение нескольких часов предоставить многие десятки миллионов наличными для приобретения акций Суэцкого канала).
       Династия купила огромную часть собственности в Мейфэр, Лондон, вкладывала капитал в различные компании. Ротшильды финансировали основание De Beers, так же как и экспедицию Сесиля Родса в Африку и создание колонии в Родезии. Начиная с поздних 1880-х годов и далее, семья контролировала горнорудное предприятие Rio Tinto. Японское правительство обращалось за финансированием к Лондонскому и Парижскому отделениям во время Русско-Японской войны. Лондонский консорциум выпустил японские военные облигации на сумму £11.5 миллионов (по ценам 1907 года).
       После впечатляющего огромного успеха, имя Ротшильдов стало синонимом богатства. Семья стала знаменита коллекциями произведений искусства, фамильными дворцами, а также благотворительностью. К концу века, семья обладала, или построила, по наименьшей оценке, более 41 дворца, соизмеримых или даже превосходящих по роскоши богатейшие королевские семейства.
       В 1909 году британский премьер-министр Дэвид Ллойд Джордж, утверждал, что лорд Натан Майер Ротшильд II был самым могущественным человеком в Великобритании. В 1901 году из-за отсутствия наследника мужского пола Франкфуртский Дом закрыл свои двери после более чем столетия работы. Только в 1989 году Ротшильды вернулись во Франкфурт, когда N M Rothschild & Sons (британское инвестиционное отделение) и Bank Rothschild AG (швейцарское отделение) открыли там представительство.
      Представители династии Ротшильдов в своё время озвучили 6 принципов, пользуясь которыми основатель семейства пришёл к такому богатству.
      1. Общение с богатыми и могущественными людьми.
      2. Искусство владения информацией.
      3. Поиск потребностей клиентов и возможность максимального их удовлетворения.
      4. Привлечение к ведению бизнеса только родственников или доверенных друзей.
      5. Продажа товара только клиентам, имеющим соьственные солидные средства.
      6. Наличие личной скромности.
      Потомки должны были следовать этим принципам.
       В настоящее время существуют династии Ротшильдов во Франции, Австрии, Неаполе.
       С конца XIX века династия Ротшильдов придерживается сдержанного поведения, жертвуя многие из их известных поместий, так же, как и большое количество предметов искусства, на благотворительность, при этом сохраняя анонимность касательно размера их состояния, и избегает демонстрации бросающейся в глаза роскоши. Когда-то династия Ротшильдов обладала самой большой частной коллекцией искусства в мире, и значительная часть предметов искусства в мировых публичных музеях, подаренных Ротшильдами, по семейной традиции подарена анонимно.
      
      
      
      Другим благотворителем на израильской земле был Ицхак Лейб Гольдберг.
      Гольдберг родился в литовском местечке Шакяй в 1860 году. Очень рано стал активистом сионистского движения "Ховевей-Цион" и продолжал им быть до конца своей жизни.
       Будучи сионистом и успешным предпринимателем, Ицхак Лейб Гольдберг начал приобретать земельные участки в различных уголках Святой земли. Среди приобретений Гольдберга - участок на горе Скопус в Иерусалиме, на котором был построен Еврейский университет, участок в центре Тель-Авива, где сегодня находится театр " Габима", и ферма "Хартув" в районе современного Бейт-Шемеша.
       В 1918 году Гольдберг приобрел обширную территорию, простиравшуюся между руслами рек Аялон на западе, Яркон на севере и дорогой Яффо - Петах-Тиква (ныне ул. Аба Гилель в Рамат-Гане) на востоке. Именно там и был посажен "пардес Гольдберга", с годами превратившийся в ведущего производителя цитрусовых в Эрец-Исраэль.
      Урожайность и качество апельсинов на этой плантации, которой руководил зять Гольдберга, агроном Шмуэль Толковский, были самыми высокими в стране. Пардес просуществовал до 1936 года - года смерти Ицхака Лейба Гольдберга.
      По объему пожертвований на возрождение еврейской жизни в Эрец-Исраэль Ицхак Лейб Гольдберг занимал второе после самого Ротшильда место.
      Сегодня на территории "пардеса Гольдберга" расположены колледж "Шенкар" в Рамат-Гане, учебная сельскохозяйственная ферма "Хa-Хава" и парк "Рош ха-Ципор" в южной части парка Яркон.
      
      
      
      
       Самым богатым человеком в мире, в своё время, стал Джон Рокфеллер. Джон Дэ́висон Рокфеллер родился 8 июля 1839 года в Ричфорде, штат Нью-Йорк. Рокфеллер был вторым ребёнком из шести детей в семье протестантов Уильяма Эвери Рокфеллера (13 октября1810 - 11 мая 1906) и Луизы Селянто (12 сентября 1813 - 28 марта 1889).
       Его отец был сначала лесорубом, а потом странствующим торговцем, называвшим себя "ботаническим доктором" и продававшим различные эликсиры и редко бывавшим дома. По воспоминаниям соседей, отца Джона считали странным человеком, старающимся уклониться от тяжёлого физического труда, хотя и имеющим хорошее чувство юмора.
       По натуре Уильям был рисковым человеком, что помогло ему нарастить тот небольшой капитал, который позволил ему купить земельный участок за 3100 долларов. Однако склонность к риску соседствовала с предусмотрительностью, поэтому часть капиталов была вложена в различные предприятия. Луиза, мать Джона, держала на себе хозяйство, была очень набожной баптисткой, и часто бедствовала, поскольку муж подолгу отсутствовал и ей постоянно приходилось экономить на всём. Она старалась не обращать внимание на сообщения о странностях и супружеских изменах мужа.
       Рокфеллер вспоминал, что отец с ранних лет рассказывал ему о предприятиях, в которых участвовал, объяснял принципы ведения дел, он писал об отце: "Он часто торговался со мной и покупал у меня различные услуги. Он научил меня, как нужно покупать и продавать. Мой отец просто "натаскивал "меня на обогащение!"
       Когда Джону исполнилось семь лет, он начал выкармливать на продажу индюшек, подрабатывал, копая для соседей картофель. Все результаты коммерческой деятельности он фиксировал в своей маленькой книжечке.
      Со своей первой заработной платы Рокфеллер приобретает добротную бухгалтерскую книгу. В неё он записывает все свои доходы и расходы, уделяя внимание даже мелочи. К этой книге он относился с особым трепетом и уважением, сохранив её на всю жизнь. Как и память о своем первом рабочем дне, как понимание своего первого шага на пути становления.
       Все заработанные деньги он вкладывал в фарфоровую копилку, и уже в 13 лет ссудил знакомому фермеру 50 долларов из расчета 7,5 % годовых. Отцовское воспитание продолжала мать, у которой он научился трудолюбию и дисциплинированности. Так как семья была большая, а предприятия Уильяма Рокфеллера не всегда заканчивались удачно, ей часто приходилось экономить.
       В 13 лет Джон пошёл в школу в городе Ричфорд. В автобиографии он писал, что учиться ему было трудно и для выполнения уроков приходилось усердно заниматься. Рокфеллер успешно окончил школу и поступил в колледж Кливленда, где преподавали бухгалтерию и основы коммерции, но вскоре пришёл к выводу, что трёхмесячные бухгалтерские курсы и жажда деятельности принесут намного больше, чем годы обучения в колледже, поэтому оставляет его.
       В 1853 году семья Рокфеллеров перебралась в Кливленд. Так как Джон Рокфеллер был одним из старших детей в семье, то уже в возрасте 16 лет он отправился искать работу. К тому времени он уже достаточно неплохо знал математику и закончил трёхмесячные курсы по бухгалтерии в Кливленде.
       После шести недель поисков он был взят ассистентом бухгалтера в небольшую компанию Hewitt & Tuttle, занимавшуюся недвижимостью и морскими перевозками, вскоре он дослужился до должности бухгалтера. Он быстро смог зарекомендовать себя как грамотный профессионал, и как только управляющий компании Hewitt & Tuttle покинул свой пост, на его место сразу же назначили Рокфеллера. При этом жалованье установили в 600 долларов, в то время как его предшественник получал 2000 долларов, из-за этого Рокфеллер покинул компанию, и это была его единственная в биографии работа по найму.
       Как раз в это время английский предприниматель Джон Моррис Кларк искал компаньона с капиталом в 2000 долл. для создания совместного дела. На тот момент у Рокфеллера было скоплено 800 долл., недостающую сумму он занимает у отца под 10 % годовых, и 27 апреля 1857 года становится младшим партнёром компании "Кларк и Рочестер", компания торговала сеном, зерном, мясом и другими товарами.
       В эти годы южные штаты объявили о выходе из Союза и началась гражданская война, у федеральных властей появилась потребность в снабжении большой армии, и для выполнения крупномасштабных заказов по продовольственному снабжению стартового капитала в 4000 долл. не хватало, компании необходим был кредит. Несмотря на то что фирма была молодая, Рокфеллеру удалось своей искренностью произвести положительное впечатление на директора банка, и тот согласился предоставить компании кредит.
       В 1864 году Рокфеллер женился на учительнице Лоре Селестине Спелман, с которой познакомился, ещё будучи студентом. Будучи набожной, она вместе с тем обладала практическим складом ума. Молодых людей соединило взаимное чувство любви друг к другу и взгляды на жизнь и на семейное благосостояние. Оба были до крайности экономны и неприхотливы в желаниях.
       Рокфеллер отмечал: "Без её советов я бы так и остался бедняком".
       Супруга Лаура могла посоревноваться с Джоном в его прижимистости и скупости, в холодности и рассудительности. Современные исследователи все говорят о том, что Спелман настолько идеально подходила по характеру для Рокфеллера, что это было поразительно. Они смогли прожить не разлей вода больше шестидесяти лет. Даже когда Рокфеллер приобрел нефтеперерабатывающий завод в Кливленде, семья продолжала жить в съемном жилье и не держали прислугу.
       В семье Рокфеллеров родилось 4 дочери и единственный наследник - сын Джон Д. Рокфеллер младший, который стал продолжателем дела отца.
       Детей Джон воспитывал оригинальным способом. У каждого ребенка была бухгалтерская книга, в которой фиксировались денежные вознаграждения и расходы. В доме Рокфеллеров существовала определенная система поощрений детей за труд. Джон премировал дочерей и сына за их отказ от каких-либо благ. Например, за день без конфет ребенку полагалась денежная сумма.
       В конце 1850-х - начале 1860-х годов получили распространение керосиновые лампы и повысился спрос на сырьё для керосина - нефть. В это время Рокфеллер знакомится с химиком Самуэлем Эндрюсом, который занимался вопросами переработки нефти и был убеждён в перспективности керосина как средства для освещения. Рокфеллера же заинтересовало сообщение о месторождении нефти, обнаруженном Эдвином Дрейком в 1859 году.
       Общие интересы сплотили Эндрюса и Рокфеллера и они на паритетных началах с компанией Кларка основали новую компанию по обработке нефти "Эндрюс и Кларк". Партнёры заложили в Кливленде нефтеперерабатывающий завод "Флэтс". Транспортировали нефть и готовую продукцию по железной дороге.
       Компания Standard Oil была создана в 1870 году. Рокфеллер занялся поисками нефти; уже в начале своей деятельности он заметил, что весь нефтяной бизнес организован неэффективно и сумбурен, и сосредоточился на наведении порядка в работе. Первым делом был создан устав фирмы. Для того, чтобы мотивировать сотрудников, Рокфеллер на первых порах решил отказаться от заработной платы, премируя их акциями, он считал, что благодаря этому они будут активнее работать, ведь будут считать себя частью компании, так как их конечный доход будет зависеть от успешности бизнеса.
       Бизнес стал приносить доходы, а Рокфеллер стал постепенно скупать другие нефтяные фирмы, небольшие предприятия, которые стоили не слишком дорого. Такая стратегия не нравилась многим американцам. Рокфеллер договаривался с железнодорожными компаниями о регулировании транспортных цен, таким образом Standard Oil получала более низкие цены, чем у конкурентов: за перевозку бочки нефти она платила 10 центов, тогда как конкуренты - 35 центов, причём с разницы в 25 центов с каждой бочки компания Рокфеллера также получала доход. Конкуренты не могли ему противостоять, Рокфеллер ставил их перед выбором: объединение с ним либо разорение. Большинство из них предпочло войти в состав Standard Oil в обмен на долю акций.
       Уже к 1880 году, благодаря многочисленным мелким и средним слияниям, в руках Рокфеллера оказалось 95 % нефтедобычи Америки. Став монополистом, Standard Oil подняла цены и стала крупнейшей компанией в мире того времени. Через 10 лет закон Шермана против монополий потребовал разделить Standard Oil. После этого Рокфеллер раздробил бизнес на 34 мелких компании и во всех из них сохранил контрольный пакет и при этом нарастил капиталы. Практически все крупные американские нефтяные компании произошли именно от Standard Oil.
       Standard Oil приносила Рокфеллеру 3 млн долл. ежегодно. Он владел шестнадцатью железнодорожными и шестью сталелитейными компаниями, девятью фирмами, торгующими недвижимостью, шестью пароходствами, девятью банками и тремя апельсиновыми рощами.
       Имя Рокфеллера стало символом богатства: он жил с большим комфортом, но не выставлял своих богатств напоказ, как другие миллионеры с нью-йоркской5-й авеню. У него была вилла и земельный участок в 700 акров (283 га) на окраине Кливленда, а также дома в штатах Нью-Йорк, Флорида и личная площадка для игры в гольф в Нью-Джерси. Но больше всего он любил виллу "Покантико хиллз" неподалёку от Нью-Йорка.
       Считал себя бизнесменом-христианином, с детских лет перечислял 10 % своих доходов Баптистской церкви. В 1905 году эта доля составила 100 млн долл.
       Начиная с 1897 года Рокфеллер постепенно передаёт функции управления Standard Oil партнёрам, а сам официально выходит на пенсию и всё более занимается благотворительностью. Благодаря ему в 1892 году был основан Чикагский университет, в 1901 году - Медицинский институт имени Рокфеллера (позднее Университет имени Рокфеллера), годом позже - Всеобщий образовательный совет и в 1913 году - Фонд Рокфеллера.
       Под конец жизни Рокфеллер раздал до полумиллиарда долларов, и всё же его единственный сын Джон Рокфеллер-младший унаследовал 460 млн долл. Он также потратил около половины миллиарда на благотворительность, а кроме того дал деньги на строительство Центра Рокфеллера для индустрии связи в Нью-Йорке и пожертвовал 9 млн долл. на строительство здания ООН (именно благодаря его помощи штаб-квартира ООН была построена в Нью-Йорке, а не в каком-либо другом городе мира).
       При всём этом шестерым детям он оставил 240 млн долл. Рокфеллер-младший построил также знаменитый небоскрёб Эмпайр-стейт-билдинг. Будучи набожным человеком, Рокфеллер пожертвовал часть своего состояния на церковь, особенно на нужды общины Северных Баптистов, членом которой он был.
       Рокфеллер руководствовался в жизни несколькими правилами для достижения успеха, которые он оставил последующим поколениям.
      1. "Экономь деньги. Ищи, где можно купить товары дешевле и оптом. Планируй список покупок заранее и покупай только то, что есть в списке".
      2. "Деньги приходят к тебе через других людей. Общайся! Необщительные люди крайне редко становятся богатыми".
       3. "Бедность возникает, если уклоняться от ответственности. Не придумывай себе оправдания - почему именно сейчас ты не можешь начать идти к своей цели".
       4. "Мечты - это самое главное в твоей Жизни. Главное мечтать и верить, что мечты сбудутся. Человек начинает умирать, когда перестаёт мечтать или вовсе не мечтает".
       5. "Помогай людям бескорыстно, от чистого сердца! Но только тем, кому ты сам хочешь помочь. Отдавай 10% прибыли на благотворительность".
       6. "Создавай бизнес-системы и наслаждайся своими заработанными деньгами".
       7. МЕНЬШЕ РАБОТАЙ НА КОГО-ТО. ЧЕМ БОЛЬШЕ ТЫ РАБОТАЕШЬ НЕ НА СЕБЯ, ТЕМ ХУЖЕ ЖИВЁШЬ.
       8. ЕСЛИ У ТЕБЯ МАЛО ДЕНЕГ, НАДО ДЕЛАТЬ БИЗНЕС. ЕСЛИ ДЕНЕГ НЕТ СОВСЕМ, НАДО ДЕЛАТЬ БИЗНЕС СРОЧНО! ПРЯМО СЕЙЧАС!
       9. ДУМАЙ О ТОМ, КАК ЗАРАБОТАТЬ МИНИМУМ $ 50 000 В МЕСЯЦ. МОЖНО БОЛЬШЕ. МЕНЬШЕ − НЕЛЬЗЯ!
       10. ВСЕГДА НАДО ОБЩАТЬСЯ С ПОБЕДИТЕЛЯМИ И ОПТИМИСТАМИ. ИМЕННО ТАК, С БОЛЬШОЙ БУКВЫ − ПОБЕДИТЕЛИ И ОПТИМИСТЫ!
       11. ИЗУЧАЙ БИОГРАФИИ И МЫСЛИ САМЫХ БОГАТЫХ ЛЮДЕЙ МИРА.
      Нужно получать удовольствия и наслаждаться деньгами, используя их во благо себе и близким. Накопление денег - бессмысленное занятие, если не делает тебя счастливым.
      "Я не знаю ничего более презренного и жалкого, чем человек, который посвящает всё своё время тому, чтобы делать деньги ради денег".
       Рокфеллер хотел дожить до ста лет, но не дожил трёх лет - 23 мая 1937 года он умер от сердечного приступа в возрасте 97 лет.
       Именем Рокфеллера, финансировавшего американскую экспедицию под начальством Ричарда Бэрда, названо открытое в 1934 году плато Рокфеллер (англ. Rockefeller Plateau) в западной части Земли Мэри Бэрд (Западная Антарктида).
       В честь Рокфеллера также назван астероид (904) Рокфеллия, открытый в 1918 году.
      По состоянию на 2000-е годы Джон Рокфеллер считается самым богатым человеком за всю историю, журнал Forbes оценивал его состояние в пересчёте на эквивалент 2007 года в 318 млрд долл.
       Пятеро внуков Джона Рокфеллера-старшего продолжили традицию филантропии и участия в политике. Самым известным из них был Нельсон Рокфеллер, вице-президент США в 1974-1977 годах. Младший сын Джона Рокфеллера-младшего, Дэвид Рокфеллер, был главой "Манхэттен банка" в 1969-1980 годах.
      Внук Рокфеллера-старшего Дэвид Рокфеллер не избежал участия в войне. В начале 1940-х годов он поступил рядовым на военную службу, а к 1945 году получил звание капитана. В годы Второй мировой войны будущий миллиардер служил в Северной Африке и во Франции. Работал в военной разведке.
       Коллекционировать деньги Дэвиду не очень нравилось. Банкир предпочитал коллекционировать... насекомых. По информации СМИ, миллиардер всегда носил с собой банку для пойманных жуков. Его коллекция насчитывает 40 тысяч насекомых и считается самой большой в мире.
       Дэвид Рокфеллер продолжал традицию благотворительности, положенную его дедом Джоном. На деньги последнего были основаны Всеобщий образовательный совет, Медицинский институт им. Рокфеллера, штаб-квартира ООН в Нью-Йорке, а также Чикагский институт.
       В 2008 году Дэвид Рокфеллер пожертвовал Гарвардскому университету 100 миллионов долларов на расширение преподавания гуманитарных наук и финансовую поддержку учащихся, стажирующихся за рубежом. Это пожертвование стало самым большим со стороны выпускника вуза за всю 370-летнюю историю университета. Общую сумму пожертвований Рокфеллера американские СМИ ещё в 2006 году оценивался не менее чем в 900 млн долларов.
       Дэвид Рокфеллер часто высказывал опасения по поводу загрязнения атмосферы и растущего потребления воды и энергии в мире. Поэтому миллиардер выступал за ограничение контроля рождаемости в глобальном масштабе.
       Миллиардер Дэвид Рокфеллер умер на 102-м году жизни. Возможно, дожить до почтенного возраста миллиардеру помогли всевозможные хирургические вмешательства. Одно только сердце главе дома Рокфеллеров пересаживали шесть раз. Первая подобная операция проводилась в 1976 году, после автомобильной аварии. Если верить очевидцам, уже через неделю банкир совершал пробежки.
      В последний раз сердце Рокфеллеру пересаживали за год до смерти. Операция, которую хирурги проводили прямо в резиденции миллиардера, длилась шесть часов.
       Хотя Рокфеллер-старший считался старейшим из богатейших людей планеты, Дэвид Рокфеллер в списке мировых миллиардеров по версии Forbes Дэвид Рокфеллер не входит даже в топ-500, занимая 603-е место (его состояние оценивается примерно в 2,5 млрд долларов).
      
      
      
       Большой вклад в развитие экономической науки внёс Милтон Фридман. Фридман родился в нью-йоркском районе Бруклин 31 июля 1912 года. Его родители - Сара Этель (в девичестве Ландау) и Енё Сол Фридман - происходили из венгерского города Берегсас на Карпатской Руси (ныне Берегово, Украина). Оба родителя торговали галантерейными товарами. Вскоре после рождения Милтона семья переехала в Ровей, штат Нью-Джерси. Талантливый ученик, Фридман окончил Ровейскую школу незадолго до своего шестнадцатого дня рождения, в 1928 году.
       В 1932 году Фридман получил диплом Ратгерского университета, где специализировался на математике и экономике, поскольку планировал стать актуарием. Учась в университете, он испытал влияние двух профессоров экономики: Артура Бёрнса и Гомера Джонса, убедивших студента в том, что современная экономическая наука способна положить конец Великой депрессии.
       После окончания университета Фридман получил сразу два предложения о поступлении в магистратуру. Брауновский университет предлагал ему карьеру молодого математика, в то время как Чикагский университет приглашал Фридмана на экономический факультет. Выпускник избрал последний, став магистром в 1933 году. Он серьёзно увлекался идеями Джейкоба Вайнера, Фрэнка Найта и Генри Саймонса.
       Именно в Чикаго он встретил свою будущую супругу, экономиста Розу Директор. 1933-34 академический год экономист провёл в Колумбийском университете по стипендиальной программе. Там он изучал статистику под руководством известного статистика и экономиста Гарольда Хотеллинга.
       Вернувшись в Чикаго в следующем учебном году, Фридман работал ассистентом-исследователем у Генри Шульца, работавшего над "Теорией измерения спроса". В том же году Фридман приобрёл друзей в лице Джорджа Стиглера и У. Аллена Уоллиса.
      Фридману не удавалось трудоустроиться в сфере образования, поэтому в 1935 году он последовал за своим другом У. А. Уоллисом в Вашингтон, где инициированный президентом Рузвельтом "Новый курс" стал спасением для многих молодых экономистов.
       Анализируя ситуацию в стране, Фридман и его жена положительно воспринимали программы занятости (WPA, CCC, PWA), критикуя меры по фиксации цен и заработных плат, предпринимаемых Национальной администрацией восстановления и Администрацией сельского хозяйства. Ещё не сформулировав свои главные идеи, Фридман предполагал, что контроль цен препятствовал оптимальному распределению ресурсов, поскольку нарушал сигнальный механизм.
       Позже он заключил, что государственное вмешательство в рамках "Нового курса" было "не тем лекарством для лечения не той болезни". По мнению Фридмана, сокращение предложения денег было ошибкой, его необходимо было расширять. В "Монетарной истории Соединённых Штатов", совместной работе с коллегой Анной Шварц, Фридман утверждал, что Великая депрессия была вызвана сильным сокращением денежного предложения, возникшим как следствие банковского кризиса и неэффективных решений Федеральной резервной системы.
       В 1935 году экономист начал работать в Комитете национальных ресурсов, который проводил масштабный опрос, посвящённый бюджетам домохозяйств. Некоторые идеи из того проекта позже стали частью его "Теории функции потребления".
       Осенью 1937 года Фридман начал сотрудничество с Национальным бюро экономических исследований, где ассистировал Саймону Кузнецу в исследовании доходов лиц свободных профессий. Итогом совместной работы стала публикация под названием "Доходы от независимой профессиональной практики", где были введены концепции постоянного и временного дохода, важные составляющие гипотезы постоянного дохода, которую Фридман более подробно разработал в 1950-х годах. Согласно одной из гипотез Кузнеца и Фридмана, профессиональное лицензирование искусственно ограничивает предложение услуг и тем самым ведёт к повышению цен на них.
       В 1940 году Фридман был назначен доцентом экономики Висконсинского университета в Мадисоне, но, столкнувшись с проявлениями антисемитизма, решил вернуться на государственную службу. С 1941 по 1943 год он участвовал в разработке программы военного налогообложения, консультируя высокопоставленных чиновников Департамента. В 1942 году, будучи представителем казначейства, Фридман поддерживал кейнсианский подход к налогообложению. Участвовал в разработке новой системы налогов удерживаемых с заработной платы - правительство экстренно нуждалось в деньгах, необходимых для фронта. Затем Фридман вспоминал: "Не приношу извинений, но искренне сожалею, что мы сочли это необходимым и что мы не имеем возможности отменить удержание сейчас.
       В 1940 году Фридман начал преподавать в Висконсинском университете в Мадисоне, но покинул его ввиду разногласий с другими профессорами: Фридман не разделял их позицию относительно степени участия США во Второй мировой войне. В 1943 году он присоединился к Отделу военных исследований в Колумбийском университете, который возглавляли знакомые ему У. Аллен Уоллис и Гарольд Хотеллинг. Фридман работал там до окончания войны, применяя методы математической статистики для оценки конструкции оружия, военной тактики и металлургических экспериментов.
       В 1945 году представил в Колумбийский университет свою докторскую диссертацию под названием "Доходы от независимой профессиональной практики" - тот самый плод совместной работы с Саймоном Кузнецом. В следующем календарном году университет присвоил ему учёную степень доктора философии. 1945-46 академический год Фридман провёл в университете Миннесоты, где работал его друг Джордж Стиглер. 12 февраля 1945 года у экономиста родился сын, Дэвид Фридман.
       В 1946 году Фридман принял приглашение Чикагского университета, предлагавшего учёному преподавать экономическую теорию. На протяжении следующих трёх десятилетий Фридман был профессором в Чикаго, где стал одним из основателей одноимённой интеллектуальной школы, давшей миру несколько нобелевских лауреатов.
       Тогда же глава Национального бюро экономических исследований Артур Ф. Бёрнс пригласил Фридмана в свой штат. Тот согласился, взяв на себя ответственность по изучению роли денег в создании циклических колебаний в экономике. Фридман инициировал проведение семинара, посвящённого деньгам и банковскому делу или "Чикагского семинара", который способствовал возрождению монетарных исследований. Во второй половине 40-х годов экономист начал работать с Анной Шварц, историком экономики из бюро. В 1963 году вышла их известная книга, "Монетарная история Соединённых Штатов, 1867-1960".
       Академический год 1954-44 он провёл как приглашённый сотрудник программы Фулбрайта в колледже Гонвилл и Гай Кембриджского университета. На тот момент профессорско-преподавательский состав Кембриджа подразделялся на кейнсианское большинство, включавшее Джоан Робинсон и Ричарда Кана, и их оппонентов, в число которых входил Деннис Робертсон.
       Фридман предполагал, что приглашение по обмену было обусловлено тем, что его взгляды противоречили обоим лагерям кембриджских экономистов. Еженедельные колонки, которые он составлял для издания Newsweek с 1966 по 1984 годы, пользовались популярностью и постепенно обретали влияние в деловых и политических кругах. В 1968-1978 годах Фридман и Пол Самуэльсон принимали участие в коммерческом проекте Economics Cassette Series. В течение получаса они обсуждали актуальные экономические темы; дискуссия записывалась и распространялась среди подписчиков на видеоносителях.
       В 1964 году Фридман консультировал кандидата в президенты от Республиканской партии Барри Голдуотера.
       В 1968 году был привлечён Артуром Бёрнсом в консультативную группу советников по экономике Ричарда Никсона. Сыграл важную роль в обосновании отказа от золотого стандарта и перехода к плавающим валютным курсам (Никсоновский шок), но негативно относился к установлению контроля над ценами и заработной платой в 1971 году.
       В 1977 году в возрасте 65 лет Фридман покинул университет, проведя в нём 30 лет. Экономист и его супруга переехали в Сан-Франциско, где Фридман стал приглашённым исследователем городского Федерального резервного банка. Тогда же он начал сотрудничать с Гуверовским институтом, входящим в структуру Стэнфордского университета. Наконец, в том же году компания Free To Choose Network предложила учёному участие в телевизионной программе, где он излагал бы свою экономическую и социальную философию.
       Супруги работали над этим проектом три года, и в 1980 году десятисерийная передача "Свобода выбора" была показана телеканалом Public Broadcasting Service. Тогда же вышла одноимённая книга Милтона и Розы Фридман, ставшая бестселлером 1980 года и переведённая на 14 иностранных языков.
       Фридман рекомендовал совсем отказаться от последовательной денежно-кредитной политики, всё равно приводящей к циклическим колебаниям, и придерживаться тактики постоянного наращивания денежной массы. В работе "Монетарная история Соединённых Штатов" (1963) Фридман и Анна Шварц проанализировали роль денег в экономических циклах, в частности, в период Великой депрессии. В дальнейшем Фридман и Шварц опубликовали в соавторстве монументальные исследования "Монетарная статистика Соединённых Штатов" (1970) и "Монетарные тенденции в Соединённых Штатах и Соединённом Королевстве" (1982).
       Милтон Фридман считал, что главной причиной Великой Депрессии было неисполнение ФРС США своих прямых обязанностей, так как в 1929 г. на фоне общего снижения денежной массы в США, банки продолжали выдавать кредиты и уделяли мало внимания покупке государственных облигаций. Это и спровоцировало резкий дисбаланс. Количество денег выданных под кредит, равно как и денежные обязательства самих банков перед вкладчиками, перестали обеспечиваться реальными сбережениями на депозитах. Что привело к банкротству трети вообще всех банков в США.
       Тем не менее, Фридман выступил против принудительной конфискации золота у населения. Свою позицию он аргументировал тем, что золото находящееся на государственном хранении без вложения в реальные бизнес инвестиции, не принесёт оздоровления экономике. Оздоровление экономики за счёт повышения социальных обязательств государства и обеспечения полной трудовой занятости большинства населения, при отсутствии интереса граждан к долгосрочным частным сбережениям, Фридман считал неэффективным.
       Своим достижением в экономической теории сам Фридман считает теорию потребительской функции, которая утверждает, что люди в своём поведении учитывают не столько текущий доход, сколько долгосрочный.
       Фридман также известен как последовательный сторонник классического либерализма. В своих книгах "Капитализм и свобода" и "Свобода выбора" он доказывает нежелательность государственного вмешательства в экономику. Несмотря на огромное влияние в американской политике, из 14 пунктов, предложенных им в "Капитализме и свободе", в США реализован только один - отмена обязательного призыва.
       Фридман был неофициальным советником Рональда Рейгана в ходе предвыборной кампании 1980 года, а затем вошёл в Президентский консультативный совет по экономической политике, где работал на протяжении обоих президентских сроков. По словам американского политолога Алана Эбенстайна, Фридман был гуру рейгановской администрации.
       В 1988 году Фридман получил Национальную научную медаль и Президентскую медаль Свободы, которую ему вручил глава государства. Учёный приобрёл репутацию одного из наиболее влиятельных экономистов XX века. В течение 80-х и 90-х годов Фридман продолжал писать редакторские колонки и появляться на телевидении. Несколько раз посещал Восточную Европу и Китай, где консультировал правительства. Многие годы экономист был попечителем Филадельфийского общества.
       Фридман умер 16 ноября 2006 года в Сан-Франциско, причиной смерти стала сердечная недостаточность. Ему было 94 года. Фридман оставался действующим экономистом вплоть до самой смерти: его последняя колонка в The Wall Street Journal вышла на следующий день после его кончины. Супруга Фридмана Роза пережила его на три года, уйдя из жизни 18 августа 2009 года. У них осталось двое детей: Дэвид и Джанет. Дэвид известен публикацией анархо-капиталистического труда "Механика свободы" (1973).
       В честь учёного с 2002 года Институтом Катона вручается "Премия Милтона Фридмана за развитие свободы".
      
      
      
       В Китае фактически каждый китайский миллионер или миллиардер сделал себя сам. Капиталистические реформы коммунистической плановой экономики начались с 1980-х гг. и набрали силу фактически к 1990-х гг. Но многие нынешние супербогачи оказываются потомками капиталистов, потерявших свое состояние после победы коммунистов.
       Лю Цяндун, или, как он себя представляет иностранцам, Ричард не исключение. До революции 1949 г. его предки были зажиточными судовладельцами, возившими товары по всей реке Янцзы и старому императорскому каналу от Пекина на севере до Ханчжоу на юге. Они потеряли все с приходом коммунистов и как минимум дважды пережили насильственное переселение. В одном из исследований утверждается, что более 80% китайской элиты (т. е. людей с доходами как минимум в 12 раз выше, чем в среднем в регионе) - выходцы из семей, которые принадлежали к элите до 1949 г. Ричард сводит это к "семейной культуре".
       "Мои родители и их родители многому нас учили - не китайскому языку или математике, а моральным критериям, каким нужно быть и как вести себя с другими", - объясняет он. Еще они рассказывали, что некогда были очень богаты, но лишились всего - урок того, что даже в наши времена все относительно.
       Как и у многих современных гигантов бизнеса Китая, семья у Лю была настолько бедной, что, пока он не поступил в 18 лет в университет, мясо ел раз или два в год. Его родители были крестьянами в засушливом районе в 700 км к югу от Пекина. Они обрабатывали несколько рисовых полей; после окончания культурной революции на дворе стояли тяжелые времена. "С июня по сентябрь можно было есть кукурузу: кукурузную кашу на завтрак, кукурузные блины на обед и хлеб из кукурузной муки на ужин; хлеб был настолько жестким, что у тебя кровоточила гортань. Остальные восемь месяцев ели вареный батат на завтрак, бататный блин на обед и сушеный батат на ужин.
       Когда в 1992 г. он одолел изнурительный вступительный экзамен в элитный Китайский народный университет в Пекине, его семье не хватило денег на билет до столицы. Соседи, родственники и друзья в деревне скинулись и набрали 500 юаней ($75) - огромная сумма по тем временам для сельской местности.
       Те, кто не мог позволить себе дать наличные, поделились куриными яйцами, чтобы у него была еда в дальнем путешествии. "Я не мог взять цыпленка в Пекин, но я мог взять яйца, - говорит он. - Всю первую неделю в Пекине я питался яйцами".
       Будучи студентом в Пекине, Ричард научился бороться за существование. Когда на вторую неделю столичной жизни запас яиц подошел к концу, он нашел работу - писал от руки письма для компании, которой не по средствам было купить ксерокс. Он получил диплом по социологии, но учеба оказалась для него легким делом, так что у Ричарда было много свободного времени.
       Он научился программировать и стал зарабатывать больше, чем мог мечтать. Его приезд в 1992 г. в Пекин совпал с "южным турне" Дэн Сяопина, ознаменовавшим окончательный переход к капитализму и рыночным реформам как следствие событий на площади Тяньаньмэнь.
       Внезапно всем понадобились программисты, но их было немного, так что Ричард стал очень богат и купил мобильный телефон - Motorola, похожий на булыжник, обошедшийся в $4000, целое состояние. Еще он купил компьютер и построил в деревне новый дом родителям.
       На деньги, полученные от программирования, он запустил первый бизнес - ресторан неподалеку от университета. Затея кончилась банкротством через восемь месяцев.
      Кассир влюбилась в шеф-повара, и вместе они придумали, как хозяина обкрадывать, а следом начали красть все сотрудники. Это было полностью его ошибкой, у него не было управленческих навыков, ведь он никогда не бывал в ресторане.
       Понеся большие убытки из-за ресторана, он устроился на работу в японскую компанию, чтобы научиться менеджменту и выплатить долги. Через два года у него было скоплено 12 000 юаней, и он открыл следующий бизнес - киоск площадью 4 кв. м на рынке электроники, в котором продавал компьютерные комплектующие.
       На дворе стоял 1998 год. Насмотревшись, как большинство его конкурентов зарабатывают на обмане покупателей, сбагривая контрафакт или низкокачественный товар и каждый раз торгуясь, Ричард решил попробовать другую стратегию.
       Он оказался первым и единственным владельцем киоска, указавшим цены на все товары и выдающим чеки; с самого первого дня он не продал ни одного контрафактного товара, и вскоре у него была лучшая репутация, Многие богачи Китая не могут спокойно спать, потому что сделали много нехороших вещей, но Ричард никогда не зарабатывал грязных денег, так что отлично спит.
       К началу 2003 г. небольшой киоск вырос в сеть из 12 крупных магазинов электроники в Пекине. А потом случилось несчастье, которое изменило его жизнь к лучшему. Пандемия атипичной пневмонии, приведшая к смерти 775 человек, разразилась на юге Китая и быстро добралась до столицы.
       Попытки государства успокоить людей вызвали еще большую панику, и Пекин стал городом-призраком. Ричард закрыл все свои магазины, но ряд сотрудников перевел на продажу через электронные доски объявлений. Паника прошла, магазины снова открылись, но один человек по-прежнему занимался онлайн-торговлей на полной ставке. К концу года Ричард взглянул на статистику продаж, оценил потенциал интернета и решил, что за ним будущее.
       Самый мощный компьютер в его офисе был у секретаря. Он реквизировал машину и сделал из нее первый сервер JD.com. Первый код написан им лично, он жил в офисе и мог отвечать на вопросы онлайн-покупателей в любое время суток.
       "Я купил старый будильник и поставил его на дощатый пол. Он устраивал целое землетрясение, будя меня каждые два часа, я вставал и отвечал на вопросы онлайн, потом спал еще два часа и снова вскакивал, - рассказывает он. - Первые четыре года именно я занимался клиентским сервисом, и это было полезно, потому что я узнал о каждой мелочи, которую хотят наши клиенты". Он буквально жил в офисе десятилетие - даже когда бизнес стал весьма процветающим.
       Когда Лю Цяндуну исполнилось 43 года его состояние было уже около $11 млрд. А его кампания JD.com - третья по выручке интернет-компания в мире, она уступает Amazon и Google, но намного опережает Facebook, занимающий четвертую строчку.
       Его офисное здание на окраине Пекина - угрожающих размеров строение, похоже на космическую станцию. JD.com держит под контролем большую часть цепочек поставок и поставляет товары напрямую из собственных складов клиентам.
       В 2009 г. у JD.com едва насчитывалось 300 сотрудников. Сегодня их более 120 000, в том числе 65 000 курьеров и занятых в сфере логистики. Использование собственных водителей гарантирует, что более 90% доставок будет осуществлено в тот же день или на следующий.
       Онлайн-торговля так быстро развилась в Китае отчасти из-за разочарования в традиционном ритейле. В больших городах шопинг обычно включает в себя многочасовое стояние в пробках, бурный торг с владельцами лавок, которые никогда не указывают цен, и осознание задним числом, что ваши покупки - контрафакт или же низкого качества.
      Фирма Ричарда выстроила колоссальную систему складов и называет сама себя мировым лидером в области пробной доставки дронами.
       "Когда я был ребенком, родители всегда говорили мне, что бизнес - это доверие, а доверие - это бизнес, - вспоминает Ричард. - Я полностью доверяю китайским потребителям".
      
       Американский филантроп и бизнесмен Чарльз Фини родился 23 апреля 1931 года в период великой депрессии в промышленном городе Элизабет, что находится в штате Нью-Джерси, США. Он участвовал в боевых действиях Корейской войны, по окончании которой окончил Корнеллскую школу, специализирующуюся на подготовке персонала для отелей. Для этого он использовал деньги, полученные в счёт денежной компенсации солдатам на обучение и создание собственного бизнеса. Окончив школу, Фини уехал во Францию, чтобы начать свой бизнес. Начал потихоньку зарабатывать, продавая беспошлинную выпивку солдатам американского флота. Мало-помалу бизнес рос, к спиртному добавлялись все новые товары, потом стали открываться магазины. Переломным стал 1964 год, когда Япония, которая переживала бурный экономический рост, разрешила своим гражданам выезжать за рубеж. Для Фини и его партнеров, предусмотрительно открывших магазины в Гонконге и на Гавайях, богатые японские туристы стали золотым дном.
       Зажиточные японские туристы стали путешествовать по всему миру. Для привлечения клиентов Фини нанял на работу миловидных девушек с азиатской внешностью и завалил свои магазины сувенирами, сигаретами и коньяком, которые пользовались у туристов небывалым спросом. Эта стратегия и стала основной причиной бурного развития бизнеса, возглавляемого Чарльзом Фини.
      После подсчетов аналитиков Чарльз Фини для дальнейшего развития открыл свои магазины в Сан-Франциско, Анкориджеи на Гуаме, а для того, чтобы получить возможность торговли на острове Сейпан (пляжном курорте), построил на острове в 1979 году аэропорт, в строительство которого было вложено 5 млн долларов США.
      Он основал кампанию Duty Free Shoppers, известную всему миру. По версии журнала Forbes Чарльз Фини находился на 31 месте среди богатейших людей США. В то же время он ведёт скромный образ жизни, не характерный для людей в его финансовом положении. Ездит на метро, поскольку не имеет автомобиля. Нет у него и особняка.
      Все заработанные за долгие годы средства Фини, потрачены на благотворительность. Основанный Фини благотворительный фонд вложил в различные сферы, по общим данным, около 6,2 млрд. долларов США. Основными сферами влияния были наука, здравоохранение, образование, содержание домов престарелых, защита гражданских прав во многих странах, включая Австралию, США, Южную Африку, Вьетнам и, конечно же, Ирландию. Грандиозные пожертвования такого масштаба сегодня можно пересчитать по пальцам, ведь никто из богатых и знаменитых людей нашего времени не отдавал весь свой капитал на благотворительность еще при жизни.
      При этом Фини никогда не выбрасывает деньги на ветер (многие даже зовут его скупердяем). Чтобы его фонд выделил вам грант, придется предоставить четкий и совершенно прозрачный бизнес-план. Если вы его от него отступите, финансирование прекратится. Фини выбирает только высокоэффективные программы, от которых точно будет толк: люди получат образование, работу, станут здоровее, будут жить лучше. Один из типичных для Фини проектов - операция "Улыбка": в бедных странах рождается много детей с "волчьей пастью", а фонд Фини оплачивает несложную операцию, которая совершенно меняет всю дальнейшую жизнь пациента. Он вложил миллиарды в университеты Ирландии, Австралии, Америки, потому что верит: высококвалифицированная рабочая сила привлечет инвестиции и большие компании, а значит, жизнь людей станет лучше.
       Существует мнение, что за годы своей деятельности Фини дал Ирландии столько, сколько не дал ни один человек, начиная со времен самого Святого Патрика. Последние тридцать лет активно занимается благотворительностью.
      В 1984 году передал 38,75% акций Duty Free Shoppers (100% собственной части), в фонд, переименованный позднее в The Atlantic Philanthropies. На данный момент его состояние составляет 2 млн. долларов США.
       В течение первых 15 лет занятий филантропией скрывал свою благотворительную деятельность - делал анонимные пожертвования. Избегал публичную жизнь. В отличие от других миллионеров, ему не нравилось видеть таблички со своим именем на стенах университетов или клиник. Многие так никогда и не узнали, откуда на них свалилось пожертвование. Если же сохранить анонимность не удавалось, от получателей требовали расписку о неразглашении. Президенту Корнельского университета, где когда-то учился Фини, пришлось битый час уговаривать попечительский совет принять пожертвование - попечители решили, что это деньги мафии.
       До 2012 года состоялось 5 интервью с его участием. После 2012 года его достижения регулярно освещались СМИ.
       Один из наиболее весомых поводов для гордости Чарльза Фини является Университет Лимерика, где расположена также Ирландская мировая академия музыки и танца, недавно созданная медицинская школа и спортплощадка, которая используется для физического развития сотни детей. В Университете на сегодняшнее время обучается 13 000 студентов. Данное заведение является одним из лучших в Ирландии и своим существованием обязано исключительной силе воли Фини, так же, как и его талантам, проницательности и, конечно же, гранту, который составляет 170 млн. долларов США.
       Также он является спонсором и Тринити-колледжа, где всё, от сувенирного магазина, который был разработан по его дизайну, центра исследований в области генетики и до лаборатории нейробиологии, в которой проводятся самые передовые исследования, есть дело его рук.
      Он запланировал использовать оставшиеся 1,3 млрд долларов США до начала 2016 года и завершить работу фонда, осуществив все, что было задумано, к 2020-му году. В то время, когда большинство магнатов делают все возможное, чтобы обогатиться еще больше, Фини усиленно трудится над своим собственным разорением. Он считает, что не стоит дожидаться смерти, чтобы отдать свои капиталы. Билл Гейтс как-то сказал, что Фини - самый большой образец для подражания в том, как следует делать добро еще при жизни.
      
      
      
      Говоря о благотворительности, нельзя не вспомнить Эфраима Ильина,
      человека, который спас Израиль.
      Эфраим Илин родился 20 февраля 1912 года в семье Йосефа Илина и Эстер Куников; у него была старшая сестра Батья (1909). В семье, например, говорили на иврите, что тогда можно было встретить не часто. Эфраим учился в школе, которую основал отец и где позднее разместится подпольный еврейский центр. Его отец был крупным фабрикантом, одним из руководителей харьковской еврейской общины. Так что талант к бизнесу у Ильиных - семейный. Был у Эфраим и невероятный талант к языкам: в последствии он будет знать семь языков, а понимать еще на четырех. Способствовало и постоянное общение с европейцами: например, гувернанткой у состоятельных Ильиных служила немка.
       В 1924 г. семья Ильиных репатриировалась в Палестину. Отец купил апельсиновую плантацию в Нес-Ционе, Эфраим жил в Тель-Авиве и учился в гимназии "Герцлия". После выступления в гимназии Зеэва Жаботинского в 1925 г., он вступил в молодежную сионистскую организацию "Бейтар". Девятого ава 1929 г. Ильин, в числе других "бейтаровцев", охранял молящихся у Стены плача во время арабских погромов. Позже, после раскола в сионистском движении, Илин стал делегатом первого конгресса новой ревизионистской организации, возглавленной Жаботинским.
       После окончания гимназии, Ильин, по настоянию отца поступил в университет в Льеже (Бельгия) по специальностям "экономика и ведение бизнеса". После окончания университета он возвращается в Палестину и становится активным участником борьбы "Эцела против англичан, препятствовавших иммиграции евреев из Европы конца 1930-х гг. в Палестину.
       А когда к власти в Германии пришли нацисты, он с единомышленниками организовывал прибытие нелегальных пароходов из Европы к берегам Святой Земли. Вот как описывает это время сам Ильин: "Покупали самые паршивые судна в Греции, добывали визы-транзиты, перевозили евреев и высаживали их возле Нетании, а однажды причалили прямо у тель-авивского пляжа. Так удалось спасти около 14 тысяч евреев". Из-за этого британские власти объявят Ильина террористом и до конца английского мандата он успеет несколько раз побывать в тюрьме.
       Что не помешает ему в расколе, случившемся в сионистских кругах во время Второй мировой войны, примкнуть к группе, считавшей необходимым поддержать англичан в борьбе в фашисткой Германией и ее союзниками на Ближнем Востоке. Он даже поедет записываться на фронт, но по дороге попадет в аварию и выпадет из активной жизни почти на год.
      После войны Эфраим уходит в бизнес и начинает производить одежду. "В Египте были завалы хлопка, - вспоминал потом Ильин. - А в Италии перед войной создали колоссальную текстильную индустрию, но своего сырья у них не было. Мне осталась "самая малость": найти корабли и перевезти хлопок из Египта в Италию. В декабре 1945 года мой капитал составлял 20-25 тысяч долларов, а в апреле-мае 1946 года я уже был миллионером в фунтах стерлингов. Я развернул мультимиллионное дело, перевез семью в Италию - это был сон. Но мечтал я об одном: жить не в подмандатном, а в своем, еврейском государстве и способствовать там развитию национальной промышленности. Да, я всю жизнь плыву против течения".
       Решение ООН о разделе Палестины в ноябре 1947 г. застала семью Ильиных в Лондоне, куда родители приехали на бар-мицву учащегося там сына. Понимая, что создаваемое государство ждет война, Илин бросил бизнес и занялся добыванием оружия в послевоенной Европе.
       В годы становления государства за ним постепенно закрепляется негласный пост "атташе по решению проблем". Он смог наладить взаимоотношения с Югославией, потому что убедил американцев, которым сначала даже въезд на территорию этой балканской страны был запрещен, построить там металлургический комплекс. "А уж после того, как я завез в Югославию 12 автомобилей лично для Тито, с нас перестали брать деньги за использование их портов.
       Так мы перевезли 50 чешских самолетов: югославы не только предоставили нам аэропорт, но и одолжили керосин. Думаю, не было бы Югославии - не было бы и Израиля. Чехи продавали нам оружие, но они продавали его и Сирии. Правда, в итоге это оружие всё равно попало к нам, но это уже другая история".
       Ильин начал, по его собственным завуалированным словам: "искать старых знакомых, налаживать связи, защищать свою страну".
       Всех, кого искал, он, видимо, нашел и в апреле 1948 года отправил из венецианского порта к берегам Палестины старенькое коммерческое суденышко, трюмы которого были забиты картошкой, а всю палубу загромождали штабеля досок. Это судно под названием "Нора" по прошествии десятилетий вспомнит в строках своего поздравления президент Израиля Шимон Перес: "Дорогой Эфраим! Я слышал, что ты отмечаешь свой день рождения. Ты заслужил право праздновать: неоценимы твои заслуги перед страной. Никогда не забуду, что именно благодаря тебе сюда прибыли первые корабли с оружием. Это оружие открыло нам дорогу к Иерусалиму".
       И действительно, неизвестно, что было бы с Израилем, если бы "Нора" и отправленные вслед за ней аналогичным образом еще три судна не достигли берега Палестины. Ведь под мешками с картошкой на каждом корабле было по шесть тысяч винтовок, пять сотен пулеметов и шесть миллионов патронов. Это было оружие, решившее исход сражения за Иерусалим. Но в тот день, когда от берегов Венеции отправлялось первое судно, Эфраим Ильин не знал, удастся ли его замысел.
       В те же годы Эфраим Ильин добудет для Израиля подводные лодки. Он найдет в Италии находящуюся на грани банкротства компанию, специализирующуюся на производстве подводных лодок, выкупит ее и профинансирует строительство подводных лодок для Израиля. Именно они в 1949 году потопят несколько египетских военных кораблей, а Бен-Гурион скажет, это помогло добиться подписания соглашение о прекращении огня. Ильин же проведет и фантастическую операцию по репатриации 150 тысяч евреев из Румынии.
       С его опытом и связями, он стал специалистом по решению самых сложных проблем, встававших перед молодым государством. Среди них - закупка и переправка морским путем в Израиль оружия и боеприпасов из Чехословакии, Франции, Югославии, Италии...
       Про оружие, прибывшее в еще не созданный Израиль на судне Нора, закупленном Ильиным, Бен-Гурион написал: "Если в горах Иудеи (то есть на иерусалимском шоссе) положение изменилось к лучшему, то это благодаря первой партии оружия, которую мы получили. Оружие прибыло вовремя и спасло Иерусалим" В другой из таких операций, когда не было денег на аванс за самолеты, Илин вложил $2 миллиона своих денег на их закупку.
       Затем организует, на первый взгляд, "случайное" знакомство с американским миллиардером Кайзером, при содействии которого создаст первый в Израиле автомобильный завод - Kaiser-Renault. Он будет производить и экспортировать джипы в десятки стран, и доходы от их продаж будут составлять чуть ли не треть доходов от всего израильского экспорта. Кроме того, грузовые автомобили и джипы, изготавливаемые на предприятии, будут использоваться Армией обороны Израиля и во время Синайской компании 1956 года, и во время Шестидневной войны, и Войну Судного дня.
       Несмотря на то, что сам Илин и его предприятие удостаивались правительственных почетных знаков в 1952 г. и после Шестидневной войны, к концу 1960-х он был вынужден продать свое предприятие, а производство пассажирских автомобилей в Израиле было в конечном счете прекращено. Илин и другие источники считают, что одной из главных причин этого стало то, что сама его деятельность как предпринимателя не вписывались в тогдашнюю, социалистическую и авторитарную по сути, систему правления в Израиле.
       Не найдя должной поддержки израильского правительства, Ильин в какой-то момент продаст все свои заводы и уедет в Европу. В Европе Ильин решит вложить свой капитал в то, что, по его словам, он всегда знал и любил, - в искусство. Любовь к искусству привили родители ему еще в детстве: в юности, в Европе, он случайно за тридцать франков приобрел маленький рисунок, на обороте которого стояла подпись - Модильяни. Художник станет знаменитым лишь через три года, но Эфраим почувствует энергетику его рисунка сразу. Врожденное чувство прекрасного позволит открыть ему многих художников, способствуя их мировому признанию. Несколько лет он даже был советником Ватикана по искусству XX столетия, выкупив для его музеев картины Марка Шагала и Реувена Рубина.
      Илин собрал серьезную коллекцию произведений искусства, во многих каталогах упоминается его имя. В 2002 г. Илин подарил университету в Беэр-Шеве огромную коллекцию живописи и прикладного искусства, которую они с женой Цфирой собирали в течение 70 лет. Среди других, в коллекции представлены работы таких мастеров, как Дали, Эрнст, Арман, Шагал, Кадишман и других, более 460 книг по искусству, включая раритеты.
      Ильин в 1957, 1965 годах являлся основателем ассоциаций по торговле и сотрудничеству между Израилем, Бельгией и Люксембургом, Израилем и США. В 1957 году - член делегации министерств финансов и торговли и промышленности Израиля в США и Канаде. С 1958 и до последних лет жизни входил в Совет директоров Института Вайцмана.
      Со времени основания государства Илин был в составе советников и спонсоров таких коллективов как Израильский филармонический оркестр, театр Гешер и других художественных коллективов.
      Эфраим Илин умер 17 сентября 2010 г., оставив жену Цфиру, двух сыновей, семь внуков и более десяти правнуков.
      
      
      
       Джозеф Гербер появился на свет 17 апреля 1924 года в семье венских евреев. Его дедушка, уважаемый в городе врач, настойчиво внушал внуку мысль, что тот в будущем должен изменить мир к лучшему именно с помощью науки. И способностей для этого у мальчика действительно хватало - он обожал изобретать и делал это гениально. На шестой день рождения родители подарили Джозефу скрипку, но наигрывать одни и те же мелодии было скучно, и мальчик в два счета "автоматизировал" инструмент при помощи деталей конструктора.
       К восьми годам Джозеф по-своему собрал радиоприемник и придумал автоматические выключатели на магнитах, чтобы экономить батарейки. Но несмотря на таланты, на родине школьный аттестат он так и не получил: в стране набирал обороты антисемитизм, юному гению пришлось оставить школу и заняться самообразованием. А потом начался Холокост.
       Буквально на следующий день после того как нацисты заняли Вену, мама Джозефа обратилась в американское консульство за визой, но желающих ее получить было так много, что разрешение на выезд им выдали только спустя два года. Это были самые ужасные годы в жизни Герберов, но даже в обстоятельствах, когда голод и страх за собственную жизнь стали частью повседневности, Джозеф продолжал изобретать.
       Так, он усилил приемную мощность домашнего радио, которое теперь ловило и зарубежные новости, а еще придумал невидимые чернила, благодаря чему его дядя смог отправлять послания агентам сети сопротивления за границу, ловко обманывая скрупулезных цензоров гестапо. И если раньше Джозеф придумывал свои вещицы для развлечения, то сейчас он, сам того не понимая, решал задачи жизненной важности. Позже Гербер признавался, что этот процесс ему казался "игрой в голове" - и чем больше людей называли проблему неразрешимой, тем ярче в нем разгоралось желание доказать, что ему-то она точно по плечу.
       С каждым месяцем становилось все сложнее. Оставаться в Австрии было небезопасно, и вместе с отцом Джозеф пытался бежать в нейтральную Швейцарию, но их поймали и отправили в застенки гестапо, а там сразу же внесли в формирующиеся списки пленников Дахау. Когда их вместе с сотнями других евреев загнали в поезд, обратного пути, казалось, уже не было, но в душном вагоне младший Гербер все-таки уговорил старшего отважиться на побег - мальчик умудрился сломать надежный немецкий замочный механизм окна, и они выпрыгнули из товарняка на ходу.
       Вскоре после возвращения домой они снова оказались в руках нацистов, и теперь отца отправляли в один из польских концлагерей. Во время прощания Джозеф умудрился незаметно передать ему самодельную грелку для рук, которую смастерил из керосиновой печки, чтобы тот мог согреться в вагоне. Это был последний подарок отцу, больше они не виделись. А самого 14-летнего паренька вскоре отправили в трудовой лагерь, где он с 4 утра до заката работал в каменоломне наравне со взрослыми заключенными, пока родственники не выбили ему послабление на основании возраста.
       В 1940 году Джозеф с матерью наконец-то получили американскую визу и успели на предпоследний пароход, переправлявший еврейских беженцев в Штаты. Первым их встретил Нью-Йорк, а оттуда через несколько месяцев они перебрались в Хартфорд и начали новую непростую жизнь. Гербер пошел в школу, взяв на себя тройную нагрузку - вместо того чтобы начать с первого класса, он убедил директора школы позволить ему заниматься по возрасту (на долгую учебу у него просто не было времени) и шел по программе одновременно младших, средних и старших классов, осваивая английский на ходу.
       Сразу после занятий на автобусе с пересадками Джозеф мчался на вечернюю смену в пекарню, по дороге читал учебники, уже после полуночи возвращался домой, спал два-три часа и снова готовился к контрольным. Денег катастрофически не хватало, и чтобы помочь матери, по субботам он работал еще и мойщиком окон, чинил радиоприемники, выполнял другие мелкие поручения, а по воскресеньям нагонял многолетнюю школьную программу. Когда к ночной смене прибавилась еще одна полноценная работа, казалось, что Джозеф сломается - но сдаваться было не в его характере.
       "Образование - крылья творчества", - любил говорить Джозеф. Штудирование учебников принесло плоды. Парень без особых проблем поступил в Политехнический институт Ренсселера на отделение авиастроения, и ему как перспективному студенту сразу же дали стипендию. Теперь изобретательство стало его профессией, и больше всего Гербера завораживала мысль о создании автомобилей нового поколения - стены его комнаты в общежитии были увешаны набросками "машин будущего" с прозрачными сферическими крышами.
       Но первый успех ему принесло не футуристическое автомобилестроение, а устройство из резинки от пижамных штанов. Именно ее он использовал в качестве основы усовершенствованной им логарифмической линейки, которая позволяла в разы ускорить скучные математические расчеты.
       Однажды ночью студент политеха Джозеф Гербер делал скучные вычисления при помощи логарифмической линейки, и тут его осенило: а что если создать масштабируемую линейку, с которой не нужно было бы повторять вычисления? От идеи до реализации прошло две минуты - парень вытянул резинку из пижамных штанов, и макет нового изобретения был готов. Это революционное изобретение стало одним из 600 с лишним других разработок Гербера, которые изменили мир современных технологий.
       Его на первый взгляд простая разработка произвела огромное впечатление на тех, кто разбирался в деле - и инженеры с закройщиками просто не понимали, как раньше без нее жили. Почувствовав потенциал своего изобретения, в 1946 году Гербер с инвестицией в три тысячи долларов основал компанию Gerber Scientific по производству таких линеек. Ну, а уже к началу 60-х в ассортименте компании появились и другие технические новинки. Жизнь Джозефа Гербера стала воплощением мечты любого эмигранта, а Америка победы любила.
       Успехи недавнего эмигранта получили настолько широкое национальное признание, что в 1950-м на основе его истории даже сделали бродвеевскую постановку Young Man in a Hurry ("Парень спешит"), где Гербера сыграл знаменитый в те годы актер Корнел Уайлд.
      В идеальном мире Джозефа Гербера должно было быть автоматизировано все. Вслед за безразмерной линейкой он изобрел первый графопостроитель с цифровым управлением - этот плоттер сразу же взяла на вооружение армия США для составления карт с диспозицией противника. Но изобретатель не хотел работать только на пользу спецслужб, он стремился быть полезным всему миру, как завещал его венский дедушка.
       Из плоттера "выросло" другое устройство - программируемый фотографопостроитель, который с высокой точностью переносил оригинал рисунка на фотопленку и, по сути, стал фотонаборным автоматом для подготовки снимков к тиражной печати. Выиграла от этого не только полиграфическая индустрия, резонанс был куда мощнее - эта разработка была задействована в производстве 75% цветных телевизоров с кинескопами, и она же лежит в основе идеи американской системы штрих-кодов UPC.
       Подобных революционных изобретений у Джозефа Гербера было еще множество - среди прочего, он разработал систему CAD, которая перевернула индустрию дизайна и проектирования. Вооружившись этим инструментом, компания Boeing собрала свой первый "безбумажный самолет", Boeing 767, а инженеры General Motors смогли выводить новые модели автомобилей на рынок в два раза быстрее.
       Но больше всего Гербер гордился своим вкладом в развитие легкой промышленности - в 1967 году он представил систему, которая позволяла закройщикам быстро и аккуратно вырезать детали будущей одежды из множества слоев ткани любого вида и качества. Изобретение оказалось настолько значимым, что в 1968 году Джозеф основал под нее отдельную компанию - Gerber Garment Technology, и усовершенствования этой технологии до сих пор продолжаются.
       Изобретение существенно удешевляло производство, промышленники аплодировали Герберу, но вот рабочие, которые сразу же попадали под сокращение, были в ярости: профсоюз закройщиков, в который входили 417 тысяч человек, пригрозил организовать многотысячные демонстрации перед магазинами с одеждой, пошитой при помощи автоматизированных систем. Сам Джозеф совсем не планировал вредить рабочему классу - наоборот, он утверждал, что его системы принесут заводам и рабочим исключительную пользу.
       В 1995 году глава одного из крупнейших профсоюзов легкопромышленников наконец-то выступил на стороне изобретателя, отметив, что предложенная им технология стала "одним из столпов, на которых держится глобальная индустрия, основанная на принципах продуктивности и справедливой оплаты, а не на устаревших методах, недопустимо низких зарплатах и невыносимых условиях труда". Одна за другой первые модели изобретений Гербера становились музейными экспонатами. Первый инструмент - например, та самая линейка-резинка и закроечный резак и сегодня входят в постоянную экспозицию знаменитых музеев Смитсоновского института.
       Другим знаковым изобретением Гербера стал Signmaker из начала 1980-х - устройство для промышленной печати картинок и надписей, в том числе и на виниле, так что бумом брендирования и нанесения рекламных надписей на все, что только можно, Америка во многом благодарна тому самому Герберу. А чуть раньше, в 1978 году, первый промышленный принтер Гербера позволил полностью изменить рекламную индустрию - большие и маленькие компании стали штамповать билборды и наружную рекламу темпами, о которых раньше могли только мечтать.
       В середине 90-х Министерство торговли США официально отметило, что "технологии, впервые представленные Гербером в сфере проектирования и электронных систем, навсегда изменили производство вывесок и баннеров - то, чем раньше могли заниматься только высококвалифицированные специалисты, теперь стало доступно всем. Ушли в прошлое вывески, написанные красками или вырезанные вручную".
       Чуть ли не каждый новый продукт тут же требовал новой дочерней компании, и всего таких ответвлений у корпорации Гербера было девять, и каждая - уникальна. Как он умудрялся сочетать творческий процесс изобретательства с управлением такой огромной сетью - загадка. Видимо, это был еще один из его талантов. "Суть хорошего менеджмента заключается в том, чтобы принимать мудрые решения, не зная всех фактов", - утверждал он.
       И хотя Джозеф Гербер оформил более 600 революционных патентов и перевел на новые рельсы десяток индустрий мира, включая автомобильную, оптическую и компьютерную (хотя компьютерами так и не начал пользоваться), более простого в общении человека было еще поискать. Его сын Давид говорил, что "Холокост сделал отца скромным - и эта скромность уживалась в нем наряду с большими амбициями и уверенностью в себе".
       Даже после очередного инсульта он продолжал изобретать - в его палате все было заполнено эскизами очередных разработок, а вокруг больничной койки стояли макеты новых устройств. И среди капельниц он умудрился организовать рабочий кабинет. Джозеф Гербер с улыбкой говорил, что уйдет на пенсию только тогда, когда в столице СССР откроется фондовая биржа. Удивительно, но эта шутка оказалась почти пророческой - "Томас Эдисон" современного производства, как называли Гербера, ушел на вечную пенсию 8 августа 1996 года, за семь месяцев до того, как Московская фондовая биржа начала свою работу.
      
      
      
       Для успешного ведения бизнеса нужны не только изобретатели, но и талантливые менеджеры. Выдающимся менеджером был Эндрю Гроув.
       Андраш Гроф (впоследствии Эндрю Гроув) появился на свет 2 сентября 1936 года - не самое удачное время родиться евреем в Венгрии. Это был год, когда Адольф Гитлер вновь запустил оружейные заводы Рейнской зоны и отправил свои войска в Австрию. Мальчик остался слабослышащим после перенесённой в четырёхлетнем возрасте скарлатины.
       Во время депортации венгерских евреев в концентрационные лагеря, скрывался с матерью на арийской стороне под поддельными документами.
       В 1942 году отец Андраша, Георг Гроф, совладелец небольшого молочного бизнеса, был мобилизован фашистским правительством Венгрии, которое отправило его на принудительные работы, лишив тем самым всю семью комфортного существования.
       Мария, мать Андраша, энергичная женщина, закончившая колледж (что было редкостью для женщин в то время), осталась одна. "Положение было мрачным, - вспоминал Гроув спустя годы, - но мать была рядом, и от этого посреди всего того странного существования мне становилось тепло и буднично".
       После окончания войны в мае 1945 года русские коммунисты взяли Венгрию под свой контроль. Георг Гроф, вернувшись с войны, обнаружил, что экономика страны полностью подчинена государству. Сначала он работал в универмаге, затем директором животноводческой компании. Мария устроилась бухгалтером в топливную компанию. Георг очень хотел, чтобы сын наверстал упущенное, поэтому Андраш занимался английским, музыкой и математикой. Мария продала украшения, чтобы оплачивать уроки.
       К началу 1950-х годов Будапешт будто бы зажил прежней жизнью. Андраш хорошо учился и в шестнадцать лет стремился выразить себя в журналистике. Однако в 1952 году СССР начал подавлять свободу слова, и Георга Грофа уволили с руководящей должности за прием на работу "буржуазно настроенного лица". А редакторы Андраша стали отклонять его статьи. В этот непростой момент Андраш решил переключиться на химию, которая меньше зависела от капризов коммунистической номенклатуры.
       После смерти Сталина в марте 1953 года по Венгрии прокатилась волна возмущения действиями правительства, люди требовали перемен. В 1956 году началось Венгерское восстание. Андраш был рад, что коммунистический режим оказался под ударом, но боялся последствий. В декабре обстановка накалилась, и тетя Андраша, бывшая узница Освенцима, настояла на немедленном бегстве племянника. Георг дал ему контакты двоюродного брата в США, и, собрав рюкзак, Андраш с двумя друзьями отправился в Бруклин.
       В Америке Андраш и поселился у двоюродных братьев, которые уехали из Венгрии около двадцати лет назад. По-английски он говорил плохо, но поступил в Бруклинский колледж, где обучение было бесплатным. Отметив его блестящие знания и растущий интерес к химии, преподаватели рекомендовали Андрашу перевестись в Городской колледж Нью-Йорка, где обучение также было бесплатным, но академические стандарты выше.
       Андраш Гроф изменил имя на Эндрю Гроув, и вскоре все стали называть его Эндрю. Он окончил с отличием колледж и женился на иммигрантке из Австрии Еве, приехавшей в Америку из Боливии, где она прожила много лет. Получив в 1963 году научную степень в Калифорнийском университете в Беркли, Гроув устроился на работу в Fairchild Semiconductor в небольшом городке Маунтин-Вью южнее Сан-Франциско. Фирма была связана с изготовлением ЭВМ.
       Первый компьютер появился в 1945 году как результат исследования, спонсированного военными, и назывался ЭНИАК (Электронный числовой интегратор и вычислитель). Он состоял из восемнадцати тысяч вакуумных ламп, размещенных в машине тридцать метров длиной, три метра высотой и три метра глубиной и оборудованной огромными вентиляторами, защищавшими лампы от перегрева. За полминуты машина могла производить вычисления, на которые человеку понадобилось бы двадцать лет. ЭНИАК располагался в Пенсильванском университете и потреблял столько электроэнергии, что, когда его запускали в работу, в Западной Филадельфии тускнели лампы.
       Наступала эра компьютерной революции. Началась она с усовершенствования вакуумной лампы. Первые эксперименты были проведены в 1947 году в "Лабораториях Белла", в результате которых трое ученых (Уильям Шокли, Джон Бардин и Уолтер Браттейн) изобрели транзистор - крошечную металлическую пластину в сто раз меньше вакуумной лампы, но гораздо мощнее и менее подверженную нагреву. Их исследования запустили процесс создания транзисторов все меньших и меньших размеров, которые могли размещаться на кремниевых микросхемах в один квадратный сантиметр.
       В 1954 году, когда Уильям Шокли, не поладил с командой Белла, он основал собственную лабораторию по изучению полупроводников. В старом ангаре на выезде из Пало-Альто он собрал лучшие умы со всей страны, в том числе Роберта Нойса и Гордона Мура. Однако компания испытывала ряд проблем. Клиентам вроде министерства обороны и IBM требовалось высоконадежное серийное массовое производство транзисторов, что для Шокли являлось довольно большой проблемой: его сотрудники были способны придумать первую в своем роде технологию, но не могли производить качественные устройства в большом количестве.
       Кроме того, Шокли настолько дотошно все контролировал, что лишал свою блестящую команду простора для творчества. Из-за авторитарности и нарциссизма он игнорировал или отвергал любое предложение своих коллег. В результате Нойс и Мур задумались о создании собственной компании.
       Поиск финансирования привел их к предпринимателю Шерману Фэйрчайлду - эксцентричному состоятельному плейбою, производившему в Сьоссете фототехнику для промышленности и авиации. Фэйрчайлд согласился финансировать исследователей и учредил компанию Fairchild Semiconductor, офис которой располагался в Маунтин-Вью всего в паре зданий от Шокли.
       Время начать новый бизнес было более чем подходящее. В 1957 году космическая гонка между США и СССР превратила микроэлектронику в национально значимую отрасль. Государству были нужны компьютеры поменьше, чем первые ЭВМ. Инженеров, которых университеты США выпускали в больших количествах, привлекали возможности, открывавшиеся в Маунтин-Вью.
       Fairchild начала совершать инновационные прорывы, например разработала технологии, позволявшие намного дешевле производить сложные микроэлектронные устройства или принципиально улучшить работу транзисторов. Были разработаны кремниевые интегральные микросхемы, которые заменили сначала сотни, а затем миллионы транзисторов. Если раньше для памяти требовался один транзистор, для вычислений - другой, для дополнительных функций - третий, то интегральная микросхема могла выполнять все эти операции сразу.
       Благодаря разработке Нойса Fairchild уверенно вышла в лидеры гонки за создание миниатюрных и быстрых микросхем. В 1959 году Шерман Фэйрчайлд подкупил Нойса и Мура большими зарплатами, и на некоторое время они задержались у него.
       Fairchild стала крупнейшей компанией на рынке полупроводников: в ней работали одиннадцать тысяч человек, объем продаж превышал 150 миллионов долларов в год, клиенты находились не только в Америке, но и далеко за ее пределами. Но компания не решила вопрос, озадачивший в свое время Шокли: отсутствие слаженного взаимодействия между основными отделами приводило к дефектам в продукции.
       Значимость подобных организационных недочетов вышла на первый план после того, как в апреле 1965 года Гордон Мур опубликовал в журнале Electronics идею, которую назовут впоследствии законом Мура. Ее суть сводилась к тому, что число транзисторов, размещаемых на интегральной схеме, регулярно - каждые 18 или 24 месяца - удваивалось. Последствия могли быть невероятными: невообразимая скорость, миниатюризация и точность.
       "Закон" помогал полупроводниковой промышленности создать бизнес-модель, поскольку компании могли спрогнозировать возможности компьютерных микрочипов на пять-десять лет вперед. Он указал на потенциал - или, возможно, неизбежность - непрерывного экспоненциального развития компьютерных технологий, а также позволил и обязал планировать исследования, производительность и инвестиционные программы.
       Руководствуясь законом Мура, можно было одновременно работать над несколькими поколениями микросхем, потому что он давал возможность предугадать их будущее: размер, мощность и стоимость.
       Однако для того, чтобы выдержать темп прогресса, описанного Муром, была необходима компания, которая сочетала бы свободную творческую атмосферу раннего Fairchild с уровнем менеджмента, которого компаниям, производившим транзисторы, пока еще достигнуть не удавалось.
       В 1968 году Нойс и Мур приняли решение уйти из Fairchild. Причин было две: на их взгляд, в компании было слишком много бюрократии и слишком мало организованности, чтобы перейти от безупречной идеи к безупречному производству. Они составили трехстраничный бизнес-план, который должен был позволить им сосредоточиться исключительно на производстве компьютерной памяти. Благодаря своей репутации они за два дня собрали 2,5 миллиона долларов, просто обзвонив людей по телефону.
       Через месяц Нойс и Мур учредили компанию Integrated Electronics, или, сокращенно, Intel. Новая компания обосновалась в полузаброшенном бетонном здании в часе езды от Сан-Франциско.
       Компания Intel не хотела производить много дешевой продукции, как Fairchild, она собиралась стать высококонкурентным предприятием и продавать свой товар в больших объемах по высоким ценам. Рынок в то время зависел в основном от американского оборонного ведомства, но Нойс и Мур видели растущие перспективы на рынках индивидуальных потребителей.
       Они прекрасно понимали, что коммерческий успех зависит от того, удастся ли им сократить путь от гениальной идеи до начала массового производства так, как никому до них не удавалось. Понимали они и то, что для этого требовались талантливые управленцы, какие редко встречались среди инженеров, обычно желавших создавать, а не руководить, и которыми в большей степени двигало желание творить, а не продавать.
       В то время число исправно работавших транзисторов недотягивало и до 20% от всех произведенных, и столь неприлично низкий показатель нужно было увеличивать. Изготовление даже небольшой партии было довольно трудным делом. Любая примесь в воздухе или в материале могла привести к браку.
       Нойсу и Муру нужен был жесткий менеджер, который мог наладить проведение исследований, маркетинг и послепродажное обслуживание. Их выбор пал на Эндрю Гроува, с которым они тесно работали у Фэйрчайлда. Выбор кандидатуры на должность операционного директора был, мягко говоря, неожиданным, поскольку Гроув был скорее физиком, чем инженером, и скорее профессором, чем бизнесменом. Он говорил по-английски с сильным акцентом, а его громоздкий слуховой аппарат выглядел так, словно был сделан по другую сторону железного занавеса.
       Однако жесткости ему было не занимать. Нойс и Мур ставили цели, Гроув думал об их достижении. Нойс и Мур были первыми, кто в Кремниевой долине принял культуру управления компанией, отрицавшую иерархию, но этого было мало. Требовалось решительное и крайне дисциплинированное руководство. Эндрю Гроув сочетал в себе оба этих качества, благодаря чему и внес свой особый вклад.
       Гроува от его руководителей отличала манера обращения с коллегами. В начале своей карьеры в Fairchild он работал помощником директора по исследованиям и разработкам. Находясь одновременно внутри и вне этого творческого процесса, он заслужил репутацию прямого, крайне организованного, но резкого человека.
       Нойс и Мур давали инструкции и считали, что все будут им следовать. Наказаний за нарушение не было. С Гроувом такое не проходило. Гроув стал третьим по значимости человеком в Intel. Он быстро нашел секрет решения проблемы качества Шокли. Он освоил технологии производства, которые будут использоваться на протяжении всей компьютерной эры. Он создал среду, которая работала достаточно быстро, чтобы успевать за растущей скоростью компьютерных микрочипов.
       В 1969 году Intel представила свой первый чип памяти, который мог хранить 64 числа (он назывался 64-битная динамическая память с произвольным доступом, сокращенно DRAM). Через год микросхемы Intel хранили 256 чисел, а еще через два - 1024 числа (чип 1103). DRAM 1103 был меньше размером и более энергосберегающим, чем его предшественник.
       Благодаря постоянному совершенствованию производственного процесса, организованному Гроувом, чип DRAM 1103 решил проблему, которая изначально стояла перед Intel: он окончательно вытеснил магнитный сердечник - громоздкий центр памяти ЭВМ. На протяжении двух лет DRAM 1103 был самым продаваемым полупроводником в мире, и Intel стала крупнейшим мировым производителем полупроводников.
       Позже Гроув в своей известной книге "Высокоэффективный менеджмент" опишет уроки, которые он извлек в начале пути. Идеи, изложенные в ней, были новаторскими для своего времени:
       Во-первых, каждый сотрудник Intel, работавший хоть на производственной линии, хоть в отделе маркетинга, хоть в исследовательской лаборатории, отвечал за исполнение определенных задач.
       Во-вторых, оценивался командный результат, и роль руководителя заключалась в том, чтобы делать его лучше.
       В-третьих, следовало упразднить уровни управления. Руководители должны были находиться в постоянном и непосредственном контакте с подчиненными.
       Гроув всеми силами старался допускать как можно меньше ошибок. Он начал вести дневник, куда записывал все свои мысли о процессе управления. Он осознавал, что чаще всего ошибки возникают не внутри разных отделов, а в ходе их взаимодействия. И задача состояла не столько в изменении технологии, сколько в лучшей координации всего процесса. В своем дневнике Гроув размышлял о балансе, который необходим, чтобы поддерживать энтузиазм в компании и идти впереди конкурентов.
       В 1976 году Гроув стал операционным директором, а в 1979 году - президентом Intel. Совмещая две должности, он детально планировал все производственные и административные процессы. Каждый сотрудник должен был ставить цели в работе, досконально просчитывать бюджет проекта, постоянно обновлять данные и объяснять расхождения.
       Intel радовалась успеху чипа 1103 и продолжала работу над одним из самых важных технологических прорывов, значимость которого поначалу не оценил даже Гроув. В 1969 году японская компания Busicom, занимавшаяся производством калькуляторов, обратилась к Intel с просьбой разработать микросхемы для печати, вычислений, отображения информации и выполнения других функций, иначе говоря, за усовершенствованным калькулятором. Заказ передали молодому инженеру Intel Теду Хоффу.
       Хофф пришел к выводу, что дешевле сделать одно устройство, чем создавать микросхему под каждую задачу. Его идея была проста - сделать один калькулятор, состоящий из двух тысяч электронных элементов, начиная от чипов памяти и заканчивая часами для синхронизации операций. Это устройство размером с ладонь имело ту же вычислительную мощность, что и ЭВМ размером с комнату в 1947 году. Новое устройство назвали микропроцессором.
       Большинство компьютеров того времени были очень громоздкими, тогда как микропроцессор в прямом смысле слова стал "компьютером на кристалле". Первый бесперебойно работающий микропроцессор появился только в начале 1970-х годов, но на полное признание его практической ценности потребуется еще десять лет. Микропроцессоры начали встраивать в светофоры, кофеварки и холодильники, лифты и медицинские приборы, но самое большое значение они, пожалуй, имели для персональных компьютеров.
       Изначально микропроцессор был нишевым продуктом, который использовали для определенных устройств: кассовых аппаратов, микроволновых печей и сложных станков. Но Intel продолжала колдовать над схемами, и в 1974 году компания представила еще более передовой микропроцессор - 8080. Вскоре команда инженеров сделала клавиатуру и монитор, которые позволяли контролировать микросхему 8080, и с гордостью отнесла показать их Гордону Муру. "Ну и что это?" - спросил он. "Домохозяйки смогут хранить в нем рецепты", - последовал ответ. Мур не заинтересовался.
       Ни Мур, ни Гроув не поняли, что перед ними стоит один из главных инструментов цифровой эры. Не знали они и того, что недалеко от них, в Кремниевой долине, два неизвестных изобретателя Возняк и Джобс собирают в гараже первый компьютер Apple, первый компьютер для обычных людей, который можно будет взять и перенести. Индустрия персональных компьютеров станет главным рынком для микропроцессоров Intel.
       1970-е годы сопровождались циклами дефицита и перепроизводства в отрасли высоких технологий, но Intel преодолела их благодаря завидной дисциплине. Ведущую роль в этом сыграли идеи и талант Гроува, которые привели компанию к новому прорыву в производстве высокотехнологичной продукции. Периоды спада оказывали разрушительное воздействие на отрасль, и привычным ответом многих компаний было сокращение всех расходов, в том числе на исследования.
       Гроув мыслил иначе. Он следовал закону Мура, а не бизнес-циклам. Он был единственным среди лидеров отрасли, кому хватило смелости ответить на резкий спад сокращением числа рабочих мест и принуждением сотрудников работать больше за меньшие деньги. При этом он расширял отдел исследований и разработок.
       Гроуву пришлось закрыть глаза на возмущение акционеров, требовавших сократить все расходы, в том числе и инвестиции, для сохранения квартальной прибыли, что, по их мнению, позволило бы компании выйти из рецессии гораздо сильнее конкурентов. Гроув же интуитивно чувствовал, что природа конкуренции меняется, и понимал, насколько важны инвестиции в инновации и талант именно в тот момент, когда все остальные делают обратное. Действия Гроува требовали огромного мужества.
       И стратегия сработала. Во время рецессии 1974 года, когда Гроув сократил персонал, но значительно поддержал отдел исследований, акции Intel упали на 80%. Два года спустя, когда наступил период подъема, акции компании выросли в четыре раза - с 21 до 88 долларов за акцию, доходы увеличились на 65% с 1975 года, а фонд заработной платы возрос почти вдвое.
       Во время экономического спада 1981 года Гроув вновь сократил расходы и штат, оставшимся сотрудникам на четверть увеличил рабочее время без дополнительной оплаты и вложил деньги в исследования и разработку. Intel вырвалась из рецессии с четырьмя новыми продуктами. Много лет спустя Гроув скажет: "Невозможно выйти из кризиса с той же продукцией, с которой вы в него вошли. Руководители должны хорошо видеть новые открывающиеся возможности".
       С ростом известности Intel росла и известность Гроува. За десять лет, с 1970 по 1980 год, ежегодная выручка компании увеличилась с 9 миллионов (при прибыли в один миллион) до 854,2 миллиона долларов (с прибылью в 96,7 миллиона). Кроме того, Intel расширила свою деятельность в США и в мире, открыв представительства в Калифорнии, Орегоне и Аризоне, а также в Малайзии.
       В конце 1970-х годов Intel столкнулась с серьезной конкуренцией со стороны других производителей микросхем памяти. Например, многие эксперты считали, что микросхема "Motorola 68000" превосходила последнюю модель "Intel 8086". Однако Гроув не собирался сдавать позиции, завоеванные компанией в мировом бизнесе, и начал операцию по устранению конкурентов.
       Гроув мобилизовал силы отделов продаж и маркетинга, пообещал большую премию тем сотрудникам, кто сможет удержать клиента Intel, в том числе потенциального, от перехода в Motorola. Он курировал агрессивную рекламную кампанию, в ходе которой в журналах появлялись статьи, превозносившие продукцию Intel. Он поддерживал связи с нужными людьми, чтобы постоянно получать отчет о развитии отрасли.
      Гроув зажег в людях такую страсть к победе, что многие в Intel хотели не просто продать больше, чем Motorola, но уничтожить ее в принципе. Спустя год позиционной войны Intel одержала победу, сохранив лидерство и репутацию.
       В начале 1980-х годов Intel постоянно попадала в список пяти крупнейших мировых компаний по версии журнала Fortune, но уже совсем скоро компании предстояло столкнуться с двумя колоссальными трудностями: началом эпохи персональных компьютеров и конкуренцией со стороны японских компаний Fujitsu и Hitachi.
       В 1980-х годах IBM была тяжеловесом компьютерного мира, где по-прежнему правили большие ЭВМ и вертикально интегрированные компании, пытавшиеся производить своими силами все комплектующие. Когда же IBM была вынуждена разработать свой настольный компьютер, то не могла самостоятельно сделать микропроцессор, необходимый для новой машины, и обратилась за помощью к Intel. Вскоре на рынке появился первый персональный компьютер IBM.
       Персональный компьютер IBM вызвал бурный рост индустрии и положил начало отказу от вертикально интегрированной модели ведения бизнеса. IBM полагалась на Intel в производстве микропроцессоров и на Microsoft в производстве операционной системы. С этого момента в отрасли закрепилась горизонтальная организационная структура, в которой большую часть комплектующих для компьютера поставляли сторонние производители.
       Микропроцессоры Intel быстро стали стандартом компьютерной отрасли, и производители операционных систем и аппаратной части разрабатывали свою продукцию под них. (Единственным исключением был Apple, поскольку Стив Джобс покупал микропроцессоры у Motorola.)
       В начале 1980-х годов компания открыла производство в Сингапуре и Гонконге и около девяноста офисов продаж в семнадцати странах. Однако основному бизнесу Intel - производству микросхем памяти - серьезно угрожали японские конкуренты. Когда экономика США вошла в рецессию, японские компании благодаря более высокой производительности смогли снизить цены, таким образом увеличив свое присутствие на рынке и положив начало торговой войне дешевого экспорта в США.
       В 1985 году прибыль компании упала со 198 миллионов до менее чем двух миллионов долларов. Гроув и Мур спокойно, но серьезно поговорили о сложившемся тяжелом положении. "Если бы нас выкинули и совет решил найти нового генерального директора, что бы, по-твоему, тот сделал?" - спросил Гроув. Мур уверенно ответил: "Он бы отказался от производства микросхем памяти и сосредоточился на микропроцессорах". Гроув онемел от удивления, но быстро пришел в себя: "Так почему бы нам самим не заняться этим?"
       И вот Intel сделала крутой для транснациональной компании разворот - сменила поле боя. Гроув перевел Intel из бизнеса по производству микросхем памяти в бизнес по производству микропроцессоров. Для этого он уволил восемь тысяч человек и потратил больше 180 миллионов долларов на реорганизацию.
       Гроуву пришлось изменить Intel: решить, кого оставить, кого переучить, кого уволить, не говоря уже о том, какие сборочные линии переоборудовать, а какие закрыть. Все это ему пришлось сделать в течение одного 1986 года (кстати, Intel тогда впервые с 1970 года понесла материальные убытки). Это было преобразующее лидерство в чистом виде.
       Не раз и не два Intel сталкивалась с угрозой своему существованию, и каждый раз выходила из этой ситуации победителем. Впоследствии стратегию Гроува переймут многие другие крупные компании.
       Спустя годы Гроув опишет процесс перехода от полупроводников к микропроцессорам в своей книге "Выживают только параноики" и подвергнет переоценке способы выхода компании из кризиса. Гроув выделил понятие "стратегически переломного момента" - периода, когда внешние силы давят настолько, что возникает необходимость в коренных изменениях как внутри компании, так и во всей отрасли. Понятие стратегически переломного момента по Гроуву - наиболее важный вклад в теорию управления в непредсказуемой среде.
       В 1986 году Гроув увидел, что Intel стоит на пороге революционного переломного момента: занималась заря эпохи персональных компьютеров. Продажи ПК стремительно набирали обороты, и Гроув предложил IBM новый процессор Intel 386, состоявший из 275 000 взаимосвязанных транзисторов. Предложение Гроува заинтересовало IBM, но компания настаивала на том, чтобы Intel предоставил второго поставщика на случай сбоя (в то время это было стандартным требованием в отрасли).
       Гроув, ревностно оберегавший секреты компании, ответил, что Intel не станет привлекать еще одну компанию, но, чтобы развеять опасения IBM, может предложить производить процессоры на нескольких своих заводах, обеспечив таким образом надежность поставок. IBM оставила это предложение без ответа, и для Intel наступил новый стратегически переломный момент. Гроув начал продавать микропроцессоры Intel 386 молодым конкурентам IBM - Dell, Zenith и Tandy.
       Спустя несколько месяцев IBM наконец согласилась купить 386-й, но было уже поздно: в компьютерной войне IBM утратила свои позиции, в то время как Intel стал практически единственным поставщиком микропроцессоров в отрасли (и вновь за исключением Apple, остававшегося с Motorola).
       Отныне микропроцессоры Intel становились отраслевым стандартом, а значит, производители комплектующих - программного обеспечения, клавиатуры, акустических систем - должны были выпускать продукцию, совместимую с ними.
       Компания фактически превратилась в монополию с прибылью 90%. Поскольку спрос превышал предложение, на рынке возник дефицит, и от решения Intel стало зависеть, кто и когда получит микропроцессоры и какой будет их цена.
       В 1987 году Эндрю Гроув стал генеральным директором, а для Intel наступила золотая пора. Вклад Intel в создание микропроцессоров был несравнимо больше, чем вклад любой другой компании, и именно он сделал возможным появление персональных компьютеров, в 1990-х годах открывших человечеству путь в интернет.
       Появление интернета ознаменовало начало новой эпохи коммуникации и сотрудничества, предоставившей молодым компаниям возможность побороться со старыми игроками, отнявшей миллиарды у одних акционеров и подарившей их другим.
       В 1990-х годах появились компании - пионеры интернета. Все они увеличивали спрос на персональные компьютеры на базе Intel. Несмотря на то, что новые крупные соперники компании появлялись в Тайване и Южной Корее, пока у руля был Гроув, общая стоимость акций Intel выросла с 4,3 миллиарда до 114,7 миллиарда долларов, а в списке Fortune компания переместилась с двухсотой позиции на тридцать восьмую.
       Продажи выросли с 1,9 миллиарда до 26,3 миллиарда долларов, прибыль - с 246 миллионов до 6,1 миллиарда. Компания увеличивалась в два раза каждые два года. В каком-то смысле казалось, что ее собственный рост следует закону Мура. 31 августа 2000 года за одну акцию Intel давали 78 долларов, а вся компания оценивалась приблизительно в 500 миллиардов долларов и являлась самым дорогим производством в мире - дороже всех американских производителей автомобилей вместе взятых.
       В начале 1990-х годов больше половины доходов Intel приходили из-за рубежа. В 2000 году они составляли 63%, а в 2008 году - 85%. Уже в 1990 году предприятия компании располагались в шести зарубежных странах: в Малайзии, на Филиппинах, в Сингапуре, на островах Карибского моря, в Японии и в Израиле; в 2008 году они появились во многих других странах, в том числе в Индии, Китае, Вьетнаме и Бразилии. По всему миру на компанию работали около восьмидесяти двух тысяч человек.
       В 1998 году Гроув покинул пост генерального директора, заслужив славу одного из трех гигантов эпохи интернета вместе с Биллом Гейтсом и Стивом Джобсом.
       Он остался президентом Intel, отойдя от ежедневных забот об управлении советом директоров, и выступал в качестве мудрого авторитета для нации. Кроме того, он активно выступал за использование электронных средств связи для создания базы данных врачебных записей, чтобы модернизировать управление сложной системой здравоохранения и сократить ошибки при постановке диагнозов и во врачебной практике.
       В 2000 году у него диагностировали болезнь Паркинсона, и он начал принимать лекарства, чтобы уменьшить проявления болезни, продолжая при этом вести полноценную профессиональную и семейную жизнь. Даже покинув пост президента в 2005 году, Гроув не только участвовал в обсуждении государственного здравоохранения, но и призывал Кремниевую долину применять научно-технический опыт для разработки экологически чистой энергии, в частности батарей для автомобилей.
       В конце 2014 года половина населения планеты имела доступ к интернету. По оценкам компании Cisco Systems, в 2014 году к интернету были подключены около 13,5 миллиарда устройств, к 2020 году их число может вырасти до 50 миллиардов. Для этого понадобятся триллионы микропроцессоров, которые историк Джон Стил Гордон назвал фундаментально новой технологией со времен появления парового двигателя.
       По мере развития глобализации информация перемещается все дальше, все быстрее и все в больших объемах. Сегодня глобализацию невозможно отделить от информационных технологий. Кремниевая долина была и остается сердцем этой отрасли. Сердцем долины была и остается Intel. А сердцем Intel был Эндрю Гроув.
       Он скончался 21 марта 2016 в Лос-Альтос.
      
      
       Одним из тех людей, которые меняют облик мира, является Билл Гейтс. Но в отличие от многих других миллиардеров Билл Гейтс заработал своё заоблачное состояние не на газе или нефти, а исключительно собственным умом...
       Билл Гейтс родился 28 октября 1955 года в Сиэтле (США, штат Вашингтон) в семье известного юриста.
      В детстве Билл был скромным и застенчивым, проявлял хорошие способности к математике и математической логике и мечтал стать профессором математики. Он не проявлял лидерских способностей, которые были свойственны его родителям, и они не могли себе представить, что их Билл когда-нибудь станет не просто успешным бизнесменом, а синонимом слова "богатство".
       Билл Гейтс учился в обычной общеобразовательной школе, но в 12 лет родители посчитали, что он сможет лучше развить свои способности к математике в частной школе, и перевели его в одну из частных школ Сиэтла. Уже в это время Гейтс заинтересовался компьютерами, и через год написал свою первую программу.
       Это была небольшая простенькая программа, но удивителен тот факт, что то в то время компьютеры были весьма сложными и крупными агрегатами, и написать что-то для них было весьма трудоёмким делом, требующим немалого упорства. Чего, в прочем, Биллу Гейтсу было не занимать.
       Основная заслуга Билла Гейтса состоит в том, что он на десятилетия вперёд предугадал возможность получения сверхприбылей из того, чего нельзя потрогать руками, того что является исключительно продуктом деятельности человеческого разума - компьютерных программ.
       Первая компания, которую организовал Гейтс называлась Traf-O-Data, в то время он ещё учился в колледже, и постепенно стал привлекать в свою фирму сокурсников. Эта фирма занималась выпуском компьютерных программ в основном для городских властей - для расчётов движения городского транспорта.
       В 15 лет Билл написал программу для регулирования движения городского трафика и заработал на ней 20 тысяч долларов. А в 17 лет ему предложили написать несколько программ для расчёта распределения энергии Боневильской плотины.
       Тогда Билл Гейтс ещё не предполагал, что написание компьютерных программ может стать делом его жизни и следуя по стопам отца поступил в Гарвард, учиться на адвоката. Но для этой профессии необходимо было быть общительным и легко ладить с любыми людьми, чего не хватало Гейтсу.
       Он не особо общался с сокурсниками и практически не посещал различные вечеринки, за исключением своего друга Стива Балмера (который в последствии станет одним из первых людей в Microsoft).
      В 1974 году Билл Гейтс со своим другом Полом Алленом предложили компании M.I.T.S написанное ими программное обеспечение для компьютера Altair 8800. Сделка состоялась, и помимо этого менеджеры M.I.T.S предложили им разрабатывать языки программирования. Билл и Пол согласились и учредили фирму Micro-soft.
       Так началась история самой большой в мире корпорации по производству программного обеспечения. Позже из названия фирмы убрали тире.
       Правда, на заре карьеры Microsoft абсолютно не везло. Первые пять фирм, заказывавших разработку программ у Microsoft обанкротились и ничего не заплатили. В придачу Билла Гейтса исключили из Гарварда за академическую неуспеваемость (правда спустя 30 лет, когда Microsoft выросла до международной корпорации, а Билл долгое время находился в списке самых богатых людей мира, Гарвард признал Гейтса своим выпускником).
       Но Билл Гейтс не бросил своё дело, поскольку верил, что это именно то, чем он хочет заниматься всю свою жизнь, и дела постепенно пошли на лад.
      Microsoft поступило предложение от IBM (бывшей тогда практически самой крупной корпорацией Америки) написать для первого в мире персонального компьютера операционную систему.
       Возможно, на решение поручить столь важное дело малоизвестной тогда фирме Microsoft повлияло то, что в совет директоров IBM входила мать Билла Гейтса. Билл сделал достаточно хитрую вещь: он просто купил систему QDOS (Quick and Dirty Operating System) за 50 тысяч долларов, изменил её название на MS-DOS и успешно продал её IBM.
       Демонстрация первого персонального компьютера IBM под управлением операционной системы от Microsoft произвела фурор. Полученные деньги во много раз окупили все затраты Microsoft, и в добавок многие крупные фирмы выстраивались в очередь, чтобы заплатить Microsoft за лицензию на использование DOS.
       Однако этот потрясающий взлёт Билла был омрачён тем, что в 1983 г тяжело заболел его лучший друг Пол Ален, и отошёл от дел. Билл Гейтс стал единоличным и полноправным хозяином уже поднимавшей голову Microsoft.
       Постепенно Microsoft под руководством Билла Гейтса стала укрепляться на мировом рынке. Были выпущены офисные приложения - Word и Excel быстро ставшие сверхпопулярными, и занявшие компьютеры практически во всех офисах мира.
       1984 год был ознаменован выходом на рынок принципиально нового персонального компьютера от Apple - Macintosh. Тогда Гейтс был согласен на второстепенную роль - он мечтал получить лицензию на дистрибьюцию Macintosh. Но находившиеся тогда на вершине успеха лидеры Apple отказали в этом Гейтсу.
       Тогда Билл занялся воспроизведением маковского интерфейса на компьютерах от IBM. Дела Microsoft шли всё лучше и лучше и в 1986 году Гейтс стал миллиардером, тогда ему был 31 год. А в 1987 году (через год) Microsoft вышла на рынок с самой первой версией Windows, которая представляла собой немного переделанный интерфейс от Макинтошей. Удивительно, но Windows произвел гораздо больший фурор, чем Маки и уже в 1993 году каждый месяц продавалось порядка миллиона копий Windows.
       Развитие Windows стало основным приоритетом Microsoft, на что были направленны все ресурсы компании. И в 1995 году был выпущен Windows95. Только за две первые недели официальных продаж было куплено более 7 миллионов копий Windows95.
       А Apple всё это время постепенно теряла покупателей, не смотря на то что Windows, была по сути, всего лишь калькой с программного обеспечения Макинтошей, Маки перестали пользоваться былым ажиотажным спросом покупателей. Apple уходила в стремительное пике, но в 1997 году в результате поразительных событий, в неё не вернулся некогда уволенный её создатель - Стив Джобс.
       И уже через несколько месяцев Стив Джобс сделал заявление: "Эпоха конкуренции Apple и Microsoft закончена", Билл Гейтс стал одним из крупнейших акционеров Apple, вложив в неё 150 миллионов долларов, чем спас от неминуемого разорения. Так Билл Гейтс выиграл первую великую битву в своей жизни - за рынок персональных компьютеров.
       Время шло, и продукты Microsoft захватывали мировой рынок. Практически в каждом доме уже использовалась только одна операционная система - Windows.
       В результате Microsoft заинтересовался антимонопольный комитет, и даже несколько раз заводил громкие дела с целью разделения одной мегакорпорации на несколько более мелких. Конкуренты потирали руки, но пока Гейтсу удавалось отстаивать целостность своего детища.
       Однако, хоть и созданная Гейтсом корпорация стала одной из крупнейших в мире, время шло, и новое время требовало новых решений. Все перевернуло создание Интернета и связанное с ним появление молодых и амбициозных фирм, первой среди которых стала Google. Microsoft и сам Билл Гейтс долгое время недооценивали Интернет, считая, что он никогда не будет широко использоваться простыми людьми, а останется уделом узкого круга специалистов.
       Но Интернет становился всё более и более популярным, и в 1995 году Билл Гейтс принял решение, изменившее всю политику Microsoft - теперь основное внимание стало уделяться Интернету и технологиям с ним связанным. Сейчас Google крепко удерживает лидерство в Интернете, но Microsoft не собирается отступать, и нас, безусловно, ждёт захватывающее зрелище.
       Что же позволило Биллу Гейтсу выиграть историческое противостояние с Apple и что позволит, по мнению самого Гейтса, выиграть противостояние с Google? Ответ прост - это жажда соревнования. Страсть к соревнованию, страсть быть первым и лучшим всегда помогала ему принимать важные стратегические решения.
       Известный аффоризм Билла Гейтса - "бизнес - это увлекательная игра, в которой максимум азарта сочетается с минимумом правил, а счёт ведётся в деньгах". Хотя Билл Гейтс постепенно отходит от дел (в 2007 году он передал пост генерального директора Стиву Балмеру) о его полном отходе от дел говорить рано. Он всё ещё является председателем совета директоров и принимает участие в принятии стратегических решений.
       Билл Гейтс долгое время занимал первую строчку в списке самых богатых людей мира. В его дом, наполненный технологическими новшествами, устраиваются туристические экскурсии. Огромное состояние Гейтса позволяет ему тратить значительные суммы на небольшие пустяки.
       Например многие туристы осматривающие его удивительный дом и не подозревают, что топчут паркет, каждая дощечка которого стоит 700 долларов. Билл Гейтс любит читать, у него огромная библиотека, в которой, помимо всего прочего, хранятся подлинники рукописей Леонардо да Винчи.
       Его дом, построенный в США, стал на сегодня самым известным и дорогим.
      Дом Билла Гейтса площадью 3700 квадратных метров на берегу озера Вашингтон был достроен осенью 1997 года и обошелся примерно в 55 миллионов долларов. Большая часть дома находится под землей. Солнечный свет в бункер Гейтса попадает благодаря кабелю из оптоволокна общей протяженностью 84 километра.
       Системы автоматического управления климатом, освещением, телефонами и
      множеством других электронных устройств доведены до логического
      совершенства, но при этом человек не становится рабом электронного мозга
      своего дома, поскольку в любой момент может вернуться к традиционному
      ручному управлению -- рядом с электронными панелями мирно уживаются и
      старомодные выключатели.
       О доме ходят легенды и многие из них как ни странно не вымысел
      писателя-фантаста, а реальность, созданная гением сотен инженеров-дизайнеров и строителей, профессианализму которых доверился самый богатый человек в мире. Дом строился 7 лет и безжалостно перестраивался при малейшем несоответствии генеральной инженерно-архитектурной концепции проекта.
       Рекрутеры Билли собрали лучшую строительную команду в Америке - 35
      дизайнеров, 326 отделочников, 104 электрика и специально созданный по
      случаю стройки века в компании Билла, отдел лучших программистов и
      инженеров - проектировщиков умных домов. Каждое из разработанных устройств примененных в доме Билла запатентовано и засекречено, а с инженеров и разработчиков, работавших над одним из самых секретных проектов взяты пожизненные подписки о неразглашении тайны дома.
       Дом органично вписался в природный ландшафт на берегу Вашингтонского
      озера с собственным пляжем, эллингами и причалами для яхт. Пятьдесят искусно
      камуфлированных камер ежесекундно наблюдают за внешним периметром дома. Подойти незамеченным и сигануть через забор не удастся ни одному папарацци... вооруженная профессиональная охрана выдвинется к предполагаемому месту вторжения еще до того как оно произойдет.
       Две камеры, установленные на въезде, управляют автоматическими воротами, опознавая номера машин, введенных в базу данных. Машины самого Билла и прислуги безошибочно опознаются по меткам RFID, установленных на днище автомашин и считываются антеннами, врезанными в асфальт перед воротами. На обоих 22-метровых колоннах под мрамор, установленных перед въездом, установлены поворотные камеры, которые обозревает подъезды к дому и внутреннюю территорию с высоты птичьего полета.
       Три гаража искусно вписаны в ландшафт и покрыты сверху дерном, они
      соединены с домом широким подземным ходом, по которому можно лихо прокатиться на электрическом самокате. В них спрятаны от непогоды и любопытных глаз "скромные" средства передвижения.
       Пройдя тщательный контроль у секьюрити, гость получает значок с меткой
      RFID с заранее запрограммированным маршрутом, в доме вы можете ходить разве
      что в гостевой туалет или зал для гостей, рассчитанный на 100 чел. Другие
      двери просто не откроются. Каждый электронный замок и дверная ручка сделаны
      строго по индивидуальному заказу и практически уникальны, как и все детали
      дома.
       Идентификация гостей по радиометке позволяет создать уникальную
      аудио-видео-световую среду для каждого из посетителей умного дома. Даже запахи синтезируются в зависимости от предпочтения его обитателей. Выбранный сценарий будет сопровождать вас по всем помещениям дома, меняясь от времени суток и даже настроения. Особенно интересна система, создающая тонкий аромат воды в 20-метровом бассейне, в зависимости от времени года и погоды.
       Установленные по всему дому считыватели RFID безошибочно дают
      информацию для центрального компьютера, управляющего умным домом, который
      быстро и точно управляет многочисленными бра, торшерами, шторами, и даже заслонками для оптических световодов, предназначенных для освещения 4-х подземных этажей естественным светом (вот она экономия электроэнергии). Билл человек экономный, подземные этажи не облагаются в Америке налогом. За 4 надземных уровня ему приходиться платить больше 1 миллиона в год.
       Особый эмоциональный эффект создает виртуальная картинная галерея, демонстрируемая на плазменных панелях установленных на стенах и коридорах
      дома. В ведущих музеях мира были куплены права на показ картин Рембрандта, Ван Гога, Пикассо. Впрочем, есть и настоящая картинная галерея, в которой установлены новейшие активные и пассивные средства безопасности - посмотреть картину без специально запрограммированного маршрута нереально, сработает сигнализация. Все в доме продумано до мелочей - всё это не оставляет сомнений в профессионализме команды дизайнеров и инженеров. Интерфейс дома безупречен.
       Танцзал-трансформер с раздвижными стенами и проекторами меняет конфигурацию так незаметно и бесшумно, что гости ничего не замечают. Во внутреннем дворе, куда можно попасть через раздвигающиеся стеклянные стены, можно увидеть интерактивный музыкальный фонтан, который оживает при вашем приближении нежным изменением цвета, напора воды и звука.
       Особое внимание уделено системе вентиляции и очистки воздуха от
      пыли и бактерий. Нагретый воздух не просто выбрасывается в атмосферу, а
      проходит через теплообменник и отдает тепло свежему воздуху, который по
      расписанию подается в помещение. По расписанию работают и роботы-пылесосы.
       Через теплообменник, проложенный по дну озера и 5-му этажу осуществляется обогрев и охлаждение всего здания. Прецизионный кондиционер создает оптимальные условия для картинной галереи. В каждом помещении есть датчики температуры, влажности и освещенности, считываемая ими информация позволяет создать оптимальный климат для каждого из жителей дома. Компьютер следит за температурой теплых полов и радиаторов.
       Система бесперебойного электропитания установленная на 4-м этаже позволяет сохранять работоспособность дома в течение неограниченного времени. Уникальная система очистки и регенерации воды позволяет дому функционировать автономно даже
      при глобальных катаклизмах.
       Зеркальные лифты с голосовым управлением окончательно поражают воображение.
      За работой инженерных служб умного дома круглосуточно наблюдает инженер- на его плазменные экраны и КПК выводятся все параметры и неисправности инженерных систем. В соседнем помещении на стене установлены 9 плазменных дисплеев, на них выведены тревожные камеры и планы дома, отражающие текущее положение в квартире
      гостей и хозяев, а также тревожные события. За ними одновременно наблюдают
      3 квалифицированных охранника.
       Видеонаблюдение в доме ведется круглосуточно скрытыми камерами высокого
      разрешения, фиксируются все передвижения прислуги, охраны и гостей. Камеры
      выключаются, только когда в поле зрения попадает хозяин.
       Особая гордость хозяина умного дома - библиотека с купольным читальным
      залом, сочетающая в себе уникальное собрание редких книг с 60-террабайтным
      хранилищем, в котором в электронном виде собраны самые значительные
      произведения всех времен и народов. Отсюда хозяин любит проводить
      видеоконференции со своими многочисленными филиалами, впрочем конференции
      можно устроить практически в любом помещении умного дома.
       Системой полива и жизнеобеспечения многочисленных деревьев и
      кустарников и травяного покрова управляет естественно компьютер - причем
      ИНДИВИДУАЛЬНО для каждого растения. Вся территория разумного дома покрыта
      точками доступа Wi-Fi. Через них в домашнюю сеть включаются телефоны, КПК
      и системы связи, охраны, роботы-пылесосы, а также человекоподобные роботы
      взятые в аренду в одной из японских фирм.
       Гигабитные оптические каналы связи и резервные корпоративные
      спутниковые каналы связывают дом с внешним миром и головным офисом компании.
       И при всей этой автоматизации, в столовой у Билла Гейтса стоит настоящая русская печь, в которой ему жарят пироги и кулебяки с мясом. Интересно, что известный
      компьютерный магнат оказался не единственным человеком за рубежом, который
      по достоинству оценил всю ценность, удобство и красоту русской печки.
       В своих поездках по миру Билл Гейтс разговаривает с мировыми лидерами о судьбах мира. Его фонд ежегодно вкладывает огромные суммы в разработку новых технологий и медицины. Один миллиард долларов был перечислен на стипендии, которые Microsoft предоставляет талантливым, но необеспеченным студентам по всему миру.
       Впрочем, благотворительностью Билл Гейтс занялся в основном после женитьбы на Мелинде Френч, которая работала простым менеджером в Microsoft. У них трое детей - сын Рори и две дочери: Дженифер и Фиби.
       В их воспитании самый богатый человек планеты руководствуется строгими правилами: дети должны работать и пробиваться в жизни сами. Свое многомиллиардное состояние Гейтс намерен потратить на благотворительность, детям же он решил оставить в наследство лишь 0,2% от него и ни цента больше. Чтобы не вырасти аморфными и бездеятельными, подростки должны иметь представление о реальной жизни, убежден Билл Гейтс. Свои размышления по этому поводу он изложил в 11 заповедях, адресованных современной молодежи. Наверное, всем родителям стоит почитать слова человека, который сам добился такого высокого положения и признания.
      1. Жизнь несправедлива - свыкнись с этим фактом.
      2. Миру наплевать на твое самоощущение и самоуважение. Мир ожидает от тебя каких-нибудь достижений, перед тем как принять во внимание твое чувство собственного достоинства.
      3. Очень маловероятно, что тебе начнут платить 40 тысяч в год сразу после окончания школы. Ты не станешь вице-президентом компании, с лимузином и личным шофером, пока не заслужишь этого.
      4. Если ты думаешь, что твой учитель строг и требователен - подожди знакомства со своим боссом. В отличие от учителя, карьера босса зависит от того, как ты справляешься со своими заданиями.
      5. Обжаривать бургеры в "Макдоналдсе" - не ниже твоего достоинства. Твои прадеды назвали бы любую, даже такую, работу "хорошим шансом".
      6. Не спеши обвинять в каждой своей неудаче своих родителей. Не ной и не носись со своими неудачами, учись на них.
      7. До твоего рождения твои родители не были такими скучными и неинтересными людьми, какими они кажутся тебе сейчас. Они стали такими, зарабатывая на твое беззаботное детство, стирая твою одежду и слушая твою бесконечную болтовню о том, какой ты классный. Поэтому, перед тем как отправляться спасать леса Амазонки от уничтожения жадным поколением твоих родителей, попытайся для начала привести в порядок свою комнату.
      8. Твоя школа отменила деление на победителей и лузеров, жизнь - нет. В некоторых школах прекратили ставить плохие отметки, разрешили сколько угодно попыток сдать тест или ответить на вопрос... Это нисколько не похоже на то, что происходит в жизни.
      9. Жизнь не разделена на семестры, летних каникул в ней не существует, и очень мало работодателей, заинтересованных помочь тебе найти твое собственное "я". Тебе придется делать это в твое личное время.
      10. Не путай реальную жизнь с тем, что показывают по телевидению. В жизни людям приходится большую часть времени проводить не в кофейне, а на рабочем месте.
      11. Поддерживай хорошие отношения с очкариками-ботаниками". Скорее всего, один из них когда-то станет твоим начальником.
      Дать детям ВСЕ!!!! - хотят лишь не очень умные родители. Они не понимают, что ВСЕ не включает в себя СЧАСТЬЯ. А дать выросшим детям СЧАСТЬЕ они не в состоянии - всего лишь потому, что счастье у каждого человека свое, нельзя своим заменить счастье своего ребенка.
       Билл Гейтс является, безусловно, одним из великих людей современности. Он практически с нуля создал корпорацию, изменившую облик мира. Он - один из тех людей, которые двигают вперёд человечество, и поэтому по праву занимает видное место в его истории.
      
      
      
       Предприимчивый молодой бизнесмен Марк Цукерберг родился 14 мая 1984 года, в пригороде Нью-Йорка Уайт-Плейнс, в еврейской интеллигентной семье медиков. Родители, Эдвард и Карен Цукерберги, и сегодня ведут медицинскую практику: отец - в области стоматологии, а мать - психиатрии. Семья самого молодого миллиардера на планете - многодетная, в ней выросло четверо детей: Марк Элиот, старшая сестра Рэнди и двое младших, Ариэль и Донна.
       Воспитывался Марк в религиозной строгости, но, став совершеннолетним, заявил, что является атеистом и не придерживается традиций иудаизма.
       Заинтересованность в компьютерном программировании проснулась у мальчика в 10 лет, когда отец подарил ему ПК, на котором продемонстрировал сыну элементарные и базовые элементы языка программирования "Atari BASIC". Будущий хакер увлекся программированием и в старших классах создал первые примитивные компьютерные игры. Идеи для графических программ Марку Цукербергу помогали создавать школьные друзья, умеющие рисовать.
       В 1996 году 12-летний Марк Цукерберг создал первый полноценный программный продукт под названием "ZuckNet", который позволил общаться по локальной сети членам семьи. По окончании начальной школы Цукерберг решил развить в себе талант программиста и поступил в престижную школу-пансион "Phillips Exeter Academy", где упор делался на программирование и изучение древнегреческого языка.
       Для дипломной работы программист создал программу распознавания музыкальных вкусов пользователей Интернета - "Synapse", которую позже у юного хакера захотела выкупить компания "Microsoft" за $2 млн. Руководство гигантской IT- компании предложило юному программисту стать ее сотрудником до окончания школы, но парень отказался и от вознаграждения, и от сотрудничества, заявив, что "вдохновение не продается".
       В 2002 году, неожиданно для всех, Марк Цукерберг поступил в Гарвард на факультет психологии. На решение повлияла мама. Но одновременно с психологией он совершенствовался в программировании, для чего посещал дополнительные курсы по информатике, продолжая создавать собственные программы. Еще на втором курсе вуза он создал программу для студентов "CourseMatch", благодаря которой учащиеся делились опытом друг с другом по изучаемым дисциплинам.
       Вторым проектом Марка Цукерберга стал "Facemash", позволявший студентам голосовать за понравившиеся фотографии учащихся Гарварда. Для создания этого проекта хакер взломал базу данных университета, за что чуть не вылетел из вуза: студенты пожаловались на использование личных фотографий без разрешения. Несмотря на запрет дальнейшего развития "Facemash", программист не оставил затеи сделать Гарвард более открытым, поэтому изобрел альтернативный проект с запароленными пользовательскими альбомами.
       На основе программного обеспечения "Facemash" Марк Цукерберг создал коммуникационный шедевр в виде социальной сети "Facebook", который расширил общение студентов Гарварда по локальной сети. В этом ему помогли сокурсники Крис Хьюз, Эдуардо Саверин и Дастин Московиц. Ребята буквально за неделю "слатали" новый сайт, который стал в десятки раз популярнее, чем "Facemash".
       За считанные дни проект "Facebook" перерос границы гарвардского кампуса, к нему присоединились университеты Лиги Плюща в Бостоне, Нью-Йорке, Массачусетсе и Канаде. Вскоре примкнули Стэнфорд и Колумбийский университет.
       Идеей социальной сети было размещение пользователями на своих страницах фотографий и информации - от научных интересов до гастрономических пристрастий, за счет чего в кратчайшие сроки в сети появились группы по интересам, расширяющиеся каждый день.
       Вскоре создатель "Facebook" Марк Цукерберг понял, что для развития проекта нужны немалые инвестиции. Поэтому он, взяв пример с Билла Гейтса, бросил Гарвард, а все отложенные родителями деньги на учебу ($85 тысяч) вложил в детище. Летом 2004 года программист переехал в Пало-Альто и зарегистрировал свой проект как юридическое лицо, став генеральным директором "Facebook".
       Позже Марку Цукербергу удалось привлечь к проекту состоятельных инвесторов, которые помогли ему развить соцсеть до глобального уровня. Среди помощников хакера оказались культовая фигура американского Интернета и создатель программы для обмена файлами "Napster" Шон Паркер, соучредитель платежной системы "PayPal" Питер Тил, который вложил в дело полмиллиона долларов, и создатель первой деловой соцсети "Linkedin" Рид Хоффман.
       В 2005 году Марк Цукерберг за $200 тысяч приобрел домен Facebook.com. Тогда у социальной сети насчитывалось свыше 5 миллионов пользователей, число которых росло с каждым днем, что позволило "Facebook" оставаться седьмым по популярности американским сайтом. Тем самым Марк заинтересовал акул IT-бизнеса, которые предлагали Марку Цукербергу продать проект. Но предложения не имели продолжения - Марк наотрез отказался продавать "Facebook", продолжая развивать сеть на рекордной скорости.
       Звездный час Марка Цукерберга наступил в 2007 году, когда "Microsoft" оценил проект в $15 млрд, приобретя 1,6% акций компании за $240 млн. В 2008 году программист открыл международную штаб-квартиру компании в Дублине, а в 2009 году публично заявил о первой прибыли. С этого момента соцсеть "Facebook" открыла коды платформы для всех желающих создавать для проекта новые приложения, благодаря чему на сайт сегодня ежедневно загружается порядка 140 новых аппликаций.
       В 2010 году журнал Time назвал Цукерберга человеком года. На начало 2010 года его состояние оценивалось в $6,9 млрд, и за этот год оно увеличилось на 245 % - в рейтинге 400 самых богатых людей США, опубликованном журналом "Forbes" в 2011 году, Цукерберг занял 14-е место с состоянием в $17,5 млрд долларов США. 8 декабря 2010 года Марк Цукерберг объявил, что он присоединился к "Клятве дарения", филантропической кампании миллиардеров Уоррена Баффетта и Билла Гейтса.
       В декабре 2014 года Марк занимает 14-е место в Топ-15 Forbes с состоянием $33,6 млрд долларов США.
      В 2015 году "Facebook" стал вторым по посещаемости сайтом в мире, а Марк Цукерберг - самым молодым долларовым миллиардером с официальной зарплатой в 1 доллар. Программист завоевал титулы влиятельнейшего человека на планете и суперуспешного бизнесмена до 40 лет.
       Личная жизнь миллиардера Марка Цукерберга не соответствует представлениям о богатейшем человеке на планете. Он ведет скрытный образ жизни, не кичится богатством и не сорит деньгами.
       В 2012 году Марк женился на давней подруге Присцилле Чан, с которой познакомился в 2002 году на студенческой вечеринке Гарварда. В конце 2015 года у пары родилась дочь Макс, что стало счастливейшим моментом в жизни супругов, мечтавших о ребенке.
       До 2015 года мультимиллиардер жил исключительно в съемных жилищах, не раскошеливаясь на собственное. Узнав о беременности жены, Марк Цукерберг построил уютное семейное гнездышко для комфортной жизни долгожданного первенца. Жилище обошлось Цукербергу в $7 млн. Дом основателя "Facebook" расположен в историческом центре Силиконовой долины - городе Пало-Альто, в 10-ти минутах езды от штаб-квартиры "Facebook" в Менло-Парк.
       В мае 2017-го миллиардер получил диплом и почетную степень доктора юриспруденции Гарварда. Спустя годы Марк Цукерберг вернулся в университет, чтобы произнести речь выпускника и получить диплом. На церемонии присутствовали родители и жена создателя "Facebook".
       В июне 2017 года Марк Цукерберг заявил о новом рекорде: число аккаунтов на "Facebook" достигло двух миллиардов.
      Состояние 33-летнего Марка Цукерберга на 2017 год, по версии "Forbes", составило $69,5 млрд. Это означает, что он стал богаче основателей "Google" Сергея Брина и Ларри Пейджа.
       При этом молодой миллиардер не считает себя человеком, одержимым жаждой обогащения. Он член десятков благотворительных организаций и группы "Клятва дарения", участники которой обязуются половину состояния жертвовать на благотворительность.
       В конце 2015 года Марк Цукерберг и вовсе заявил о намерении пожертвовать 99% своих акций "Facebook" на благотворительность, отдав деньги на развитие области персонализированного обучения детей в мире, на усовершенствование сферы здравоохранения и модернизацию способов связи между людьми.
      
      
      
       Другой американский предприниматель и учёный в области вычислительной техники, информационных технологий и экономики Сергей Брин родился 21 августа 1973 года в Москве в еврейской семье математиков. Его отец, Михаил Брин, и его мама, Евгения - люди не совсем заурядные. Доктора наук. И убеждения у них тоже не простые - например, они не сомневаются, что каждый приличный человек обязан защитить докторскую.
       Родители утверждают, что никаким бизнес-стратегиям сына не обучали. "Нет, это совершенно не наша область, он не от нас всему этому научился", - сказал в одном из интервью Михаил Брин. Однако, вся бриновская решимость, способность идти на риск, талант чувствовать людей, ясное видение того лучшего, чего еще только предстоит достичь, всё это - от родителей. Он всё это усвоил еще в детстве. Впитывал каждый день, наблюдая за матерью и отцом. В первую очередь - за отцом.
       Из-за антисемитской подозрительности советских властей Михаилу пришлось отказаться от мечты стать астрономом. Астрономию изучали на физическом факультете. И ему было отказано в поступлении на физический факультет МГУ, потому что он был евреем, а евреи, по мнению властей, могли разболтать ядерные секреты державы.
       Вместо астрономии Михаилу пришлось заняться математикой. В то время в МГУ готовили лучших математиков в мире. Но качество образования ничуть не влияло на отношение к евреям. По словам Брина-старшего, евреям приходилось сдавать экзамены в отдельном помещении, которое студенты называли "газовой камерой". Отдельное помещение - это чтобы скрыть от остальных студентов факт завышенных требований, предъявляемых на экзаменах к евреям.
      Михаил Брин экзамены сдал, отучился и в 1970 году окончил университет. С красным дипломом. У него были отличные оценки по всем предметам, кроме Истории Коммунистической Партии, Военной подготовки и Статистики. "Но никто даже и не рассматривал мою кандидатуру на предмет аспирантуры, потому что я был еврей. И это было в порядке вещей".
      Михаил работает экономистом в Госплане, получает 100 рублей в месяц, и очень этому рад. Итак, 70-е, СССР. Михаил и Евгения Брины живут в маленькой трехкомнатной квартире в пятиэтажке в центре Москвы, с матерью Михаила и маленьким сыном, Сергеем. Большую часть времени Сергей проводит во дворе. Гуляет, как это и было принято у всех нормальных советских детей.
       Как-то раз Михаил вернулся с международной математической конференции в Варшаве, где впервые в жизни свободно общался с коллегами из Штатов, Франции, Англии, Германии. Они рассказывали ему о больших возможностях, которые предоставляет Запад ученым, о том, как востребованы там специалисты. И он решил во что бы то ни стало покинуть СССР. "Мы не можем здесь больше оставаться", - так однажды летним вечером сказал Михаил Брин жене.
       Никто не обещал ему работу в США, но он был уверен, что найдет ее. Что со своими знаниями он не только не пропадет, но будет жить там намного лучше. Жена поначалу сомневалась, но он настоял на своем. Документы на выезд были поданы, Михаила тут же уволили с работы, Брины получили статус "отказников". Целый год они жили в подвешенном состоянии, но, наконец, разрешение на выезд было получено. Они были одними из последних, кто получил такое разрешение. Железный занавес захлопнулся после их отъезда. До самой перестройки практика эмиграции была приостановлена.
       Сергей лишь смутно помнит, что происходило дальше. Расплывчатые очертания Вены, призрачный Париж, и, наконец, 25 октября 1979 года - аэропорт Кеннеди в Нью-Йорке. Он сидит на заднем сидении автомобиля, с удивлением созерцая проносящиеся за окном неземные здания и транспортные средства. Брины арендовали небольшой дом в Мэрилэнде, еврейская коммуна помогла им приобрести подержанный Ford Maverick за 2000 долларов, короче, жизнь налаживалась.
       Сергея отдали в детскую гуманитарную школу, работающую по методике Марии Монтессори. Эта методика характеризуется абсолютно индивидуальным подходом педагога к каждому ребенку. По сути, ребенок сам выбирает, чему его будут учить, как и сколько. То есть развивается в собственном ритме и направлении. Главное правило - никаких правил. Только свобода выбора и внимание к естественным наклонностям ученика. Учитель как бы учиться вместе с учеником. Если ребенок хочет рисовать, стоя на голове, значит это для него самое лучше. Если он хочет петь таблицу умножения - прекрасно, таков его способ усвоить информацию.
       Гораздо хуже дело обстояло у Сергея с начальной школой при местной синагоге, куда его отдали после Монтессори. Застенчивый светлоглазый мальчик, почти не говоривший по-английски, - таким вспоминают Сергея его учителя тех лет. Язык давался ему трудно. Он смущался. Одноклассники дразнили его за это. Вдобавок уклон в историю еврейского народа, существовавший в этой школе, был ему совершенно неинтересен. И он постоянно просил родителей избавить его от необходимости посещать это заведение.
      Он вообще сначала был довольно равнодушен к своему народу и его религии. Но когда ему исполнилось 11, родители свозили его в трехнедельный трип по Израилю, и Сергей прозрел. Он даже снова поступил в школу при синагоге (уже при другой) и стал готовиться к иудаистскому посвящению - ритуалу бар мицва. С посвящением, правда, так и не сложилось, но зато именно тогда он окончательно осознал то, что и так чувствовал с самого детства. А именно: что он не такой как все.
       Раньше он даже не очень понимал, почему семья уехала из России. Хотя еще в СССР уже что-то такое ощущал. "Я всегда чувствовал себя каким-то меньшинством, - признался однажды Сергей. - Быть евреем в России - это один из аспектов этого чувства. Затем быть иммигрантом в США - тоже. И затем, когда я поступил в математическую школу и стал самым успевающим учеником, при том, что был самым младшим в классе. Я никогда не чувствовал себя частью большинства. Думаю, что это отчасти следствие того, что я еврей". И добавляет самое важное: "Я вообще не чувствую себя комфортно, будучи частью толпы". Иллюстрирует это свое свойство Брин примером из спорта. По его словам, ему очень нравится заниматься спортом, но только не командными видами. "Мне нравится сохранять свою независимость".
       Летом 1990 года семнадцатилетний Сергей приехал в Москву в составе делегации одаренных студентов-математиков, возглавляемой его отцом. Сергей мгновенно вспомнил детство, прошедшее среди этих серых асфальтовых стен, блочных домов и каменных лиц без единого намека на улыбку. И живо представил себе, какое будущее могло бы ожидать его, если бы ему довелось расти в такой обстановке. Вдобавок еще экскурсия по Новодевичьему кладбищу и дождливая погода... Настроение было ни к черту. И вот тут произошло это памятное событие, о котором потом так много писали в газетах: Сергей взял отца под руку и отвел в сторону, под один из монументов, туда, где их никто не мог слышать. Проникновенно посмотрев в глаза отца, он произнес на русском языке (в семье они общаются именно на русском): "Спасибо, отец! Спасибо, что ты забрал нас из России".
       У Сергея были блестящие успехи в школе, где он на лету схватывал информатику и математику, потом четыре курса университета в Мэриленде, которые он окончил досрочно, за три года, получив бакалавра по специальности "Математика и компьютерные системы", затем престижнейший Стэнфордский университет и степень магистра. (В Стэнфорде Брин не уставал проявлять свои бунтарские качества, прославился своей привычкой без приглашения и стука врываться в кабинеты профессоров и получил от одного из преподавателей такую характеристику: "Дерзкий молодой человек. Но такой умный, что ему все сходит с рук".)
       В Стэнфорде Сергей как раз и занялся технологиями сбора данных в больших массивах неструктурированной информации. И там же весной 1995 года встретил своего будущего партнера, вторую голову двуглавого дракона под названием Google, Ларри Пейджа. Говорят, что сначала они страшно друг другу не понравились и постоянно спорили по всевозможным поводам. Однако потом нашли общий язык и вместе создали научную работу "Анатомия системы крупномасштабного гипертекстного Интернет-поиска", ставшую основой их великого будущего. Протестировав свои идеи на университетской поисковой машине google.stanford.edu, они решили пойти дальше.
      Сегодня у Google миллион с лишним серверов по всему миру, каждый день эти серверы обрабатывают более миллиарда поисковых запросов и около двадцати пяти петабайт данных. А тогда была только идея - создать поисковую систему, для которой главным принципом работы стал бы разработанный Пейджем и Брином алгоритм Pagerank, учитывающий прежде всего количество и качество ссылок на ту или иную страницу и исходя из этих параметров определяющий важность этой страницы. Этот принцип цитирования был позаимствован из академической среды. Чем больше тематических ссылок, тем важнее документ.
      Сейчас уже кажется, что в этой идее нет ничего особенного, большинство поисковиков работают именно так. А тогда это был настоящий прорыв, революция в мире поиска. "До Google поисковики не уделяли внимания распределению результатов, - говорит Сергей Брин. - Вы могли получить пару тысяч результатов в ответ на свой запрос. Но эти тысячи не были столь полезны, как могли бы быть полезны десять результатов, но по-настоящему важных. Мы разработали систему, которая определяет самые лучшие и полезные сайты". Одним из главных критериев поиска, согласно Брину, стало то, чтобы выдаваемые результаты действительно соответствуют запросу пользователя.
       В то время компании, занимавшиеся интернет-бизнесом, считали поиск в интернете чем-то совершенно второстепенным, в моде были крупные порталы со множеством функций и сервисов, типа Yahoo! и AOL. Они предлагали почту, новости, прогноз погоды и прочее-прочее-прочее. Главное - привлечь побольше посетителей и показать им побольше рекламы. Глава ныне благополучно забытого, а тогда довольно крупного портала Excite так и сказал явившимся к нему студентам: "Поисковики бесперспективны и денег на них не заработаешь".
       В дальнейшем был гараж, в котором разместился первый офис Google, чек на $100 000, который основатель Sun Microsystems Энди Бехтолштайм выписал на еще незарегистрированную компанию "Google, Inc.", из-за чего еще две недели эти деньги невозможно было использовать. А уже через полтора года в Google работали больше тысячи человек, а штаб-квартира компании, знаменитый Googleplex, расположилась в Силиконовой долине, в Маунтин-Вью, Калифорния.
       Вскоре контракт с Google на использование их движка подписала компания Yahoo!. И началось победоносное шествие Брина&Пейджа по планете Земля. Впрочем, по-настоящему мир узнал об успехах Google лишь в 2004 году, когда компания вышла на фондовый рынок. Именно тогда были обнародованы ошеломляющие результаты ее прошлой финансовой деятельности. Эксперты были поражены: уже в 2001 году (то есть через три года после основания) была зафиксирована прибыль в 7 миллионов долларов, в 2002 году этот показатель уже достиг ста миллионов, а в 2004 году - 399 миллионов долларов.
      Никто и подумать не мог, что скромные незаметные текстовые рекламные объявления, которые показывались в боковой колонке справа от поисковой выдачи и были четко отделены от самих результатов (Брин подчеркивает, что это принципиальная позиция), могут принести такую прибыль.
      На публичных торгах в первый же день акции Google взметнулись от 85 до 100 долларов за акцию. Потом Google превратилась в огромную медиа-корпорацию, а цена за акцию неуклонно приближается к 700 долларам, это выше, чем цена акций, например, Yahoo! и Microsoft. Google стоит дороже, чем Disney, General Motors и McDonald"s вместе взятые.
       Когда журналисты попадают в Googleplex, они обычно оказываются крайне удивлены. Помимо столь игриво настроенного начальства, удивление вызывает весь вообще антураж главного гугловского офиса. Площадка для волейбола, холодильники, наполненные бесплатными соками, электрические массажные кресла, самокаты, мотороллеры, домашние животные и много-много свободного места... "Быть не как все" - это одно из кредо Брина и Пейджа. Они очень много внимания уделяют нетрадиционной (бунтарской!) атмосфере в своем офисе.
       Еще одно важнейшее гугловское кредо заключено в ёмкой формуле - девизе компании, который звучит так: "Don"t be evil". Дословно это переводится как "Не быть злом". Как говорит Сергей Брин, "мы старались максимально точно определить, что означает быть орудием добра - всегда делать этичные вещи. Слова "Don"t be evil" показались нам наиболее простым выражением этой идеи".
       Отсюда - принципиальная объективность поисковых результатов, выдаваемых Google, свобода этих результатов от скрытой рекламы, и отказ от рекламирования тяжелого алкоголя. Отсюда же и филантропические наклонности Google и некоторые особенности стиля жизни сотрудников и основателей компании.
       И Пейдж, и Брин ездят на автомобилях с гибридным двигателем. Кстати, далеко не самых дорогих. Брин вообще живет чрезвычайно скромно, всего лишь в трехкомнатной квартире. А покупки совершает в сети льготных магазинов. "От родителей я научился быть экономным и при этом счастливым, обходиться без множества вещей. Я до сих пор во время еды никогда не оставляю ничего на тарелке. До сих пор всегда обращаю внимания на цены. Я пытался заставить себя не быть таким экономным, но ничего не поделаешь, с этим я вырос". Единственные предметы роскоши, которые Брин позволил себе, это Segway Human Transporter - очень удобное транспортное средство, на котором он любит объезжать Googleplex, да еще на двоих с Пейджем - самолет Boeing 767.
      Он достиг своих высот, совершив революцию в мире поиска. Ведь, можно сказать, что до Google интернет был погружен во тьму. А теперь... "Мы стали частью ежедневной жизни людей. Как расчесывание волос и чистка зубов. С нашей помощью работают, покупают, решают, как провести вечер после работы. Google стал неотъемлемой частью жизни", - констатирует Брин.
      Создание совершенной поисковой системы - по-прежнему главная цель его жизни. Главная его мечта. Когда Брина спрашивают, как же будет выглядеть такой поисковик, он отвечает: "Это будет похоже на разум Бога. Он будет точно знать, что вы хотите, и давать вам то, что вам нужно". Миссией Google он считает структурирование всей информации, имеющейся в мире, и создание наиболее благоприятных условий для ее повсеместной доступности и для ее полезного использования.
       Как-то основатели Google Сергей Брин и Ларри Пейдж посетили одну из математических спецшкол Израиля. Когда они поднялись на сцену, аудитория взревела от восторга - будто видела перед собой каких-то рок-звезд или нового мессию. Многие в этом зале были, как и Сергей Брин, выходцами из России, и когда он поприветствовал публику по-русски, зал взорвался с удвоенной силой.
      "Мои родители - обычные русские евреи, - сказал Сергей уже по-английски. - Мой отец - преподаватель математики. И у него есть определенный подход к обучению. Думаю, что уместно будет, если я поделюсь этим подходом с вами. Потому что мне сказали, что ваша школа недавно получила семь из десяти наград на математическом конкурсе школ Израиля". Публика отреагировала бешеными овациями. "Так вот, - продолжал Брин, - мой отец в таких случаях говорит: как насчет остальных трех?"
       Сергей Брин считает, что такие организации, как "Apple" Стива Джобса и "Facebook" Марка Цукерберга подрывают главную идею Интернета как свободной сети и бесплатного доступа к любой информации. Также бизнесмен категорически не согласен с идеей борьбы против Интернет-пиратства и закрытия свободного доступа к книгам, музыке, фильмам.
      Уже будучи не только известным, но и невероятно обеспеченным, Сергей Брин создал семью. Его избранницей стала выпускница Йельского университета по направлению "Биология" и основательница собственной компании "23andMe" Анна Войжитски. Свадьба состоялась в 2007 году на Багамских островах, а через год у супругов родился сын Бенджи. В 2011 году семья снова расширилась: теперь у них появилась общая дочь.
       К сожалению, появление на свет девочки не укрепило семью. Через два года из-за романа Сергея с сотрудницей своей корпорации Амандой Розенберг Брин и Войжитски разъехались, а в 2015 году официально оформили развод.
       Сергей Брин занимается гигантскими благотворительными инвестициями. В том числе он перечислил около полумиллиона долларов для поддержки проекта "Википедия", которая, по мнению американского предпринимателя, как раз идеально отвечает принципам свободного доступа к информации.
      Вместе с Ларри Пейджем Сергей занимается борьбой со старением и финансирует несколько проектов по этому направлению. После того как мать Брина заболела болезнью Паркинсона, а генетический анализ показал, что он сам имеет явную предрасположенность к этому заболеванию, бизнесмен заказал биологической корпорации вычислить, как именно изменяется ген при этом недуге. Математик уверен, что исправить ошибку в генетике ничуть не сложнее, чем в компьютерном коде. Важно только знать, что исправлять.
      С тех пор как Брин и Пейдж запустили в разработку интерактивные очки-видеокамеру "Google Glass", Сергей не расстается с ними ни дома, ни на улице, ни на работе. И на всех фотографиях с 2013 года появляется именно с этим "нательным компьютером" на лице.
      
      
      
       Один из основателей компании Apple Стив Джобс родился 24 февраля 1955 года в Сан-Франциско. Стив был не желанным ребенком. Через неделю после его рождения, незамужняя мама Джобса, в то время аспирантка Джоанна Шибл, отдала собственного малыша на усыновление.
      Его приняли Пол и Клара Джобс из калифорнийского Маунтин-Вью. Они назвали новорожденного Стивен Пол Джобс. Приемная мама трудилась в бухгалтерской фирме, а отец работал механиком в компании, которая производила лазерные установки.
       В 13-летнем возрасте Стив, из детской прихоти, позвонил тогдашнему президенту Hewlett-Packard Уильяму Хьюлетту домой. Джобс собирал электроприбор, и ему требовались какие-то детали. Хьюлетт проговорил с мальчиком 20 минут, согласился прислать детали и предложил поработать летом в его компании. На первой работе Стивен познакомился с человеком, встреча с которым определило дальнейшую судьбу мальчика, Стивеном Возняком. В результате Стив бросил Калифорнийский университет Беркли, куда ходил на занятия, и стал работать в Hewlett-Packard. Джоб страстно увлекался радиотехникой.
       В 1972 году Джобс поступил в колледж Рид в Портленде, но отчислился после первого семестра. Позже Стив пояснил, что выбрал дорогой колледж и все сбережения родители тратили на учебу. Сам молодой человек смысла в этом не видел. Тогда он понятия не имел, с чем свяжет свою жизнь, и не понимал, как колледж поможет с выбором. Потом Стивен признался, что это было лучшим решением в его жизни.
       Вместо уроков Стивен Джобс сконцентрировался на любимом занятии. Но быть свободным студентом в вузе было нелегко. Он не имел комнаты в общаге, спал у друзей на полу, сдавал бутылки от Колы, чтобы купить себе еды. Такая жизнь длилась 18 месяцев, после чего Стив Джобс вернулся в Калифорнию. Там он встретился с приятелем и техническим гением Возняком. Далее Стивен устроился на работу техником в фирму Atari.
       У него не было амбициозных планов, ему просто были нужны деньги.
      Тогда у Стива был интерес к субкультуре Хиппи, к тому же, он мечтал побывать в Индии. Но вместе с этим он любил электронику. С Возняком он пошел в компьютерный клуб в Пало-Альто Хоумбрю. Этот клуб дал многое будущим основателям корпорации Apple. В частности, он помог начать сотрудничество с телефонным гигантом AT&T (T), но не в том виде, в котором желалось. Тогда Джобс прочитал об открытии радиолюбителей, которое позволяла нелегально подключаться в AT&T и бесплатно звонить на дальние расстояния. Он загорелся перспективным делом.
       Стив встретился с Джоном Дрейпером, который популяризировал открытие. И начал вместе с Возняком изготавливать эти "синие коробки", то есть специальные устройства, позволяли звонить далеко и бесплатно. Друзья вместе возились с электроникой в гараже. Но этим они занимались недолго, Джобс начал собираться в Индию, как мечтал. И оттуда вернулся с идеями, бритой головой и в индийской одежде.
       Тогда-то с основателями Apple случился интересный случай. Джобсу в Atari поручили задание, создать электросхему для видеоигры Breakout. Стиву предстояло свести к минимуму количество чипов на плате, за каждый чип полагалась плата 100 долларов. Друзья дело разделили, разделили и плату. В итоге, была представлена плата с 50 чипами, настолько плотную, что ее нельзя было воссоздать при массовом производстве. Заплатили, по словам Джобса, 700 долларов, а не 5 тысяч.
       Стиву было 20 лет, когда он увидел компьютер, который Возняк сделал для себя. Последний убедил Джобса создавать ПК для продажи. Сначала планировали создавать лишь печатные схемы, но в итоге пришли к сборке компьютеров.
       В 1976 году в дело взяли чертежника Рональда Уэйна. Три человека 1 апреля 1976 года создали Apple Computer Co в форме партнерства. Для стартового капитала Стив продал свой микроавтобус, а Возняк программируемый калькулятор. Получилось 1300 долларов. Чуть позже был получен первый заказ от местного магазина электроники. Но денег у команды не было, чтобы купить детали для 50 компьютеров. Они попросили у поставщиков кредит на 30 дней. Уже через десять дней в магазин поступила первая партия. Компьютер номер один получил название Apple I. Каждый стоил 666.66 долларов.
       Первый массовый компьютер в мире появился в том же году. Возняк завершил работу над Apple II. Джобс распорядился о начале рекламной кампании и создании красивой упаковки с логотипом. Такие компьютеры разлетелись по миру тиражом 5 миллионов экземпляров. В итоге, уже в 25 лет Стив Джобс стал миллионером.
       В конце 1979 года Стив и другие сотрудники Apple попали в исследовательский центр "Xerox (XRX)". Джобс увидел компьютер Alto. И сразу же загорелся идеей создания ПК с интерфейсом, который позволяет давать команды курсором. Тогда как раз разрабатывался компьютер Lisa (так зовут дочку Стива Джобса). В 1980 году знаменитость пытался возглавить этот проект, который был аналогом Xerox, но в итоге встал во главе другого - Macintosh. И здесь началась конкуренция между проектами. Macintosh оказался коммерчески успешным.
       А чуть позже возник конфликт между Джоном Скалли и Стивом Джобсом, в результате последний был вынужден уйти из Apple. В 1985 году из корпорации ушел Возняк. Тогда же Стив основал компанию NeXT, которая работала в области аппаратного обеспечения. А в 1986 году Джобс встал у руля анимационной студии Pixar. Она выпустила такие фильмы, как "Корпорация монстров" и "История игрушек".
       В 2006 году Стив продал свое детище Walt Disney, но остался в совете директоров. Одновременно он стал акционером Disney с 7 процентами акций. Стоит отметить, что в 1996 году Стив Джобс вернулся в Apple, когда та захотела купить NeXT. Стивен тогда попал в совет директоров и стал управляющим компании. В 2000 году основатель попал в книгу рекордов Гиннеса - исполнительный директор с самой скромной заработной платой. По документам он получал 1 доллар в год.
       В 2001 году Стив представил первый плеер под названием iPod. Позже продажа этого продукта приносила компании основной доход. Спустя пять лет Apple презентовала сетевой мультимедийный плейер Apple TV. А в 2007 году в продаже появился мобильный телефон iPhone. Спустя год уже продемонстрировали самый тонкий ноутбук на планете MacBook Air.
       Дело полностью захватило жизнь Стива Джобса. Он едва заметил, что у него родилась дочка Лиза в 1977 году. Девочка жила с мамой, которая так и не вышла замуж за основателя крупной корпорации. Общаться с ребенком Стив начал только спустя годы.
       5 октября 2011 года Стив умер от остановки дыхания, что было вызвано раком поджелудочной железы.
       Уже после его смерти в интернет попал последний текст, написанный Стивом Джобсом для своих близких:
       "Мне удалось достичь вершины успеха в мире бизнеса. Многие считают, что моя жизнь - это олицетворение успеха.
       Но признаюсь, помимо работы, у меня не так много радостей. И вообще, богатство - это только факт жизни, к которому я просто привык.
       На настоящий момент я лежу на больничной койке и вспоминаю всю мою жизнь. Теперь я понял, что богатство и признание, которыми я так гордился, потеряли свое былое значение перед лицом надвигающейся смерти.
       Когда в темноте я смотрю на зеленый свет, идущий от аппарата жизнеобеспечения, и слышу характерный механический звук, я чувствую приближение смерти и дыхание Бога. Теперь, когда у нас достаточно денег, самое время подумать о совершенно других вопросах в жизни, не связанных с богатством...
       В жизни есть куда более важные вещи. Возможно, для кого-то это отношения, для других - искусство или детские мечты...
       Постоянная гонка за наживой превращает человека в марионетку. Это случилось и со мной.
       Бог наделил нас чувствами, чтобы мы могли рассказать о своей любви близким.
      Богатство, которое я нажил в своей жизни, я не могу взять с собой. Все, что я унесу с собой, - это лишь воспоминания, связанные с любовью. Вот настоящее богатство, которое должно следовать за вами, сопровождать вас, давать вам силы идти дальше.
       Любовь способна преодолеть огромные расстояния. У жизни нет пределов. Достигайте высот, которые вы хотите достичь. Идите туда, куда зовет вас сердце. Это все в ваших руках.
       Имея деньги, вы можете нанять кучу людей, которые будут возить вас, делать что-то по дому или работе. Но никто не возьмет ваши болезни на себя.
       Материальные вещи, которые мы упускаем, еще можно найти, заработать, отыскать.
      Но есть одна вещь, которую никогда не найдешь, если ты ее потерял. Это жизнь.
       Неважно, сколько вам сейчас лет и чего вы добились. У нас у всех наступит день, когда занавес опустится вниз...
       Ваше сокровище - это любовь к семье, возлюбленному, близким, друзьям...
      Берегите себя. Заботьтесь о других".
      
      И действительно, есть люди, отказывающиеся от больших денег.
      Русский математик Григорий Перельман в 2003-м году доказал гипотезу Пуанкаре, утверждающую, что любое трёхмерное пространство без края может быть преобразовано в сферу - эта загадка к тому моменту уже около ста лет считалась неразрешимой.
       Признанный одним из умнейших людей планеты, Перельман опубликовал два доказательства теоремы - в 2002-м и 2003-м годах, но только в 2010-м группа математиков из Института Клэя подтвердила верность его доказательств, таким образом, одна из семи так называемых "Загадок тысячелетия" была решена. Цена этого решения - $1 млн и "Медаль Филдса", математический эквивалент Нобелевской премии. Но гений отказался от денег, заявив, что научные знания дороже финансового вознаграждения.
      
      70-летнему немецкому пенсионеру выпал билет на £2 млн ($2,77 млн), но он отказался от наличных, потому не знает, что с ними делать. По словам победителя, ему вообще не интересна победа, так как он купил билет лишь потому, что его покойная жена была страстным игроком. Когда он узнал о своём выигрыше, то пошёл в штаб-квартиру Ассоциации лотерей и сказал им, что не будет брать деньги.
      Пенсионер не поддался даже на долгие уговоры сотрудников, заявив, что ему нечего делать с этими деньгами, потому что у него на свете никого не осталось - жены и родителей уже нет, а детей или других прямых родственников у него и не было. Ассоциация хранит выигрыш, ожидая, что когда-нибудь он передумает.
      
      Путешествуя через горы возле границы с Йеменом, житель Саудовской Аравии Салех Мусфер аль Гамди нашёл тёмный камень, который, по его словам, был упомянут в одном из стихов Корана, гласящем, что в год слона (570-й год н. э.) Аллах послал птиц Абабиль, осыпавших войско эфиопского правителя Абрахи камнями Саджиль (в пер. с арабского - "обожённая глина"), которые, попадая в эфиопских солдат, оставляли у них страшные незаживающие язвы.
      Целью войска Абрахи было разрушение главной святыни мусульман - Каабы, но часть людей погибла ещё на подступах к Мекке, остальных обуяла паника, и, отступив, они погибали один за другим по пути домой.
      Через год Салеху предложили за этот камень $4 млн, ведь он украшен изображениями птиц и слонов, его вес составляет ровно 131 г, что соответствует количеству слов в том самом стихе Корана, а также эксперты вычислили, что возраст камня составляет 1442 года, что как раз совпадает по времени с событиями, о которых говорится в Коране. Однако Салех утверждает, что перед находкой ему во сне явились отец и дедушка, а это - важная причина не продавать реликвию.
      
      В 2006-м году учёный-изобретатель Джеффри ван Мидлбрук разработал технологию очищения продуктов горения отходов от газа CO2, применение которой в промышленных масштабах принесло бы ему целое состояние. Разработка Мидлбрука сильно заинтересовала правительство Китая, уверенное в успешном применении этого изобретения в развитии чистой угольной энергетики.
      Китай - крупнейший в мире потребитель угля, побочным применением которого для производства электроэнергии является огромное количество загрязняющих веществ, попадающих после сгорания топлива в атмосферу - ежегодно в Китае от заболеваний, связанных с ужасающим состоянием воздуха, умирает около полумиллиона человек. Кроме того, уголь, сгорая, способствует увеличению слоя облаков чёрного смога, окутывающего крупные китайские города.
      При поддержке Университета Китая и казны Коммунистической Партии, Мидлбруку и его деловому партнёру было предложено профинансировать его научно-исследовательские изыскания суммой в $60 млн. Но изобретатель прочитал в новостях об операциях по извлечению органов у десятков тысяч "узников совести", находящихся в заключении за занятие духовной практикой Фалуньгун, проводящихся в китайских военных госпиталях.
      Также он узнал и о жестоких пытках в тюрьмах и продолжающихся репрессиях со стороны руководства страны по отношению к китайскому народу. При прочтении этих сведений Мидлбрук твёрдо решил: "Вот иностранное правительство тычет нам в нос огромной суммой денег. Но потом я читаю обо всех этих ужасах, происходящих в Китае. Я подумал: я не буду этого делать. Я не могу взять у них деньги. Независимо от значения моей технологии, неважно, сколько они могут предложить, китайские деньги я брать не буду".
      
      Лидеру группы "ZZ Top" Билли Гиббонсу и его коллеге Дасти Хиллу предложили $1 млн, если они сбреют свои бороды, однако, те ответили отказом. На повторное предложение они ответят точно также. "Даже с учётом инфляции это не пройдёт. Перспектива увидеть себя в зеркале гладко выбритым слишком напоминает фильм ужасов. Это предложение никогда не будет рассматриваться, вне зависимости от вознаграждения", - пояснил Гиббонс.
      
      Грег Коффи не пошёл на поводу GLG - одного из крупнейших страховых фондов Европы и отказался продолжать работать на них, хотя ему готовы были предоставить акции, наличные и другие мощные стимулы общей стоимостью около $250 млн всего лишь за пятилетнее продление контракта.
      Коффи - вот уже несколько лет не последний человек на рынке страхования в Лондоне, но именно этот громкий отказ сделал австралийца известным во всё мире. Карьера Грега позволила ему стать обладателем имущества общей стоимостью около $40 млн, в которое, помимо прочего, входят дом в Лондоне, два особняка на побережье в Сиднее, шале в Швейцарии и поместье недалеко от Лондона, так что, видимо, он может позволить себе отказываться от таких предложений.
      
      
      
      Отдавая внуку собранный материал, Аркадий уже предчувствовал, что тот опять задаст какие-нибудь вопросы. И интуиция его не подвела. После знакомства с материалами внук некоторое время сидел в задумчивости, потом спросил:
      -- А что, в России после 1917 года богатых больше не было?
      -- Не было.
      -- А почему?
      -- Потому, что государственная власть после революции стала другой. Она выступала за равенство, отменила частную собственность. У богатых всё отобрали и все стали одинаково бедными.
      -- А зачем тогда нужна государственная власть?
      -- Она нужна для того, чтобы поддерживать закон и порядок, охќраќнять права и своќбоды граждан. А вот как она эти функции выполняет, зависит от конкретных политиков, находящихся у власти.
      Аркадий понял, что внук подбросил ему следующую тему для исследования. Хорошо, что теперь для этого есть интернет.
      
      
       Глава 2. ПОЛИТИКИ.
      
      
       В течение многих веков миром правил Древний Рим. Невероятно влиятельная Римская Империя объединила мир так, как этого не делало ни одно государство до и после неё.
       Древние римляне приложили много усилий к тому, чтобы построить совершенный город. Строителям пришлось сравнять холмы, заполнить болотистые участки и даже изменить направление водных путей города с дальнейшим распространением зданий.
       Их изощрённость и инженерный талант восхищает нас и по сей день - в итоге этих сложнейших работ возник город, который стал центром западного мира, доказавшим, что все усилия римлян были не напрасными. Человечество до сих пор восхищается Римской Империей как идеалом не только древней цивилизации, но цивилизации в целом - её власти, жители и рабочие были прогрессивны и опережали своё время. Современным людям есть чему поучиться у древних римлян - за исключением жестокости и насилия.
       Построить каменные постройки в несколько этажей, Европейской цивилизации удалось лишь в Х-ХI веках.
      Философы Римской империи положили начало дисциплинам, которые сейчас составляют основу современной науки. Медицина, геометрия, основы физики (в т.ч. первые знания об Атоме), первые описания биологических видов, географические карты и многое другое - было составлено Римскими философами. Однако, не малую роль в этом процессе сыграли и древние Греки. Во времена Римской империи, Греция считалась римской провинцией. Труды греческих философов были написаны или переведены на Латинский и хранились в библиотеках Рима.
       Но исчисления в Риме велись "Римскими цифрами", в то время как на сегодняшний день, весь мир использует "Арабские", посему достижения в арифметике так и не были востребованы. Некоторые секреты Римских учёных остаются тайными по сей день.
       Юриспруденция так же зародилась в Римской Империи. Хоть в Древнем Риме активно практиковалась работорговля, но именно там появились первые своды Прав Человека и судебная система, работающая по принципу взаимодействия адвоката, прокурора и судьи, которая является прообразом любой современной судебной власти.
       Римская армия являлось самой сильной военной структурой за всю предыдущую историю и долгое время после. Для сравнения, в сказаниях о древнерусском князе Олеге, совершившим легендарный поход на Византию в Х веке, фигурировало что тот собрал невиданную по тем временам армию численностью в 30 000 человек. Численность же Римской армии составляла 300 000 человек в составе которой были только профессиональные солдаты. Мобилизация неподготовленных рекрутов могла увеличить это число.
       Римские военные инженеры создали множество орудий, таких как различные виды таранов, катапульт, баллист, стрелковых орудий таких как "Скорпион", осадных башен и многое другое. Ничего подобного в военном деле более не использовалось вплоть до ХII века, однако и тогда, изящество инженерных решений и эффективность конструкций были далеки от Римских образцов.
       Падение Римской Империи можно смело считать одной из самых больших потерь для всего человечества. Эти потери отбросили человечество на пять, а возможно и десять веков в прошлое. Большинство римских технологий пришлось изобретать заново, какие-то были изобретены относительно быстро, но таких мало, на другие ушли века, а третьи и вовсе безвозвратно утеряны.
       Сложно сказать, как бы выглядел мир, сохранись Римская Империя по сей день или хотя бы на 5-10 веков дольше, но совершенно точно, это был бы совершенно другой мир...
      
      
      
      
       Нередко защищать справедливость приходится силой. Практически каждая страна, чья история насчитывает хотя бы несколько веков, имеет среди своих героев хотя бы одного, выступающего в амплуа "благородного разбойника".
       Английского Робин Гуда знает весь мир. У шотландцев, находящихся в вечном соперничестве с англичанами, есть свой аналогичный герой. И если вечный враг шерифа Ноттингемского не имеет реального прототипа, то шотландский герой - личность историческая.
       Роберт Рой Макгрегор родился 7 марта 1671 года в семье Дональда Макгрегора из Гленгайла, подполковника на службе короля Якова VII, принадлежавшего к клану Макгрегоров, воинственных шотландских горцев.
       Макгрегоры активно участвовали в гражданских междоусобицах в Шотландии, выступая на стороне якобитов - приверженцев изгнанного в 1688 году "Славной революцией" английского короля Якова II и его потомков.
       Роберт Макгрегор получил хорошее по тем временам образование. Он прекрасно знал историю своего клана, разбирался в литературе и политике. Кроме того, слыл прекрасным скотоводом и торговцем.
       В свободное от политических баталий время Макгрегоры занимались скотоводством, и Роб Рой, что означает "Рыжий Роберт", также включился в семейный бизнес. Скотоводство Макгрегоров было довольно специфическим - они успешно совмещали его с похищением чужого скота и его последующей перепродажей. Не брезговал Роб Рой и тем, что сегодня называется словом рэкет - за плату он предоставлял соседям защиту от других грабителей.
       Был у горцев и еще один способ заработка денег. Они предлагали богатым землевладельцам услуги по охране стад от различных бандитов. Ведь пасущиеся коровы или овцы - легкая добыча для любителей шальных денег. Чаще всего бизнесмены того времени соглашались. И не потому, что животных действительно нужно было охранять.
       Дело в том, что отрицательный ответ на "выгодное предложение" тянул за собой очень неприятные последствия. К примеру, если землевладелец отказывался от услуг, вскоре его животные начинали исчезать. И чем дольше он сопротивлялся, тем больше стад и отар пропадало. В конце концов, землевладелец, находящийся на грани разорения, был готов отдать что угодно, лишь бы вернуть животных. И стоило ему заключить договор, как горцы в кратчайшие сроки "находили" драгоценные пропажи.
       Этим и занимался Рыжий Роб (именно так переводится Рой). В этом он был не одинок - в Шотландии подобная практика была распространена довольно широко.
       Правда, в отличие от многих других горцев он все-таки старался следовать определенному кодексу и не отступать от своих принципов. Поэтому за ним не тянулся шлейф бессмысленных убийств или проявления какой-либо жестокости. Похищение скота Роб Рой превращал в театральное действо.
       Поначалу Роб и Джеймс Грэм, герцог Монтроз вели совместные дела и были вполне довольны друг другом. Макгрегоры арендовали земли герцога, а платили ему тем, что охраняли его многочисленные стада от разбойничьих нападок. К тому же, Монтроз периодически снабжал Роба деньгами, когда у последнего намечались финансовые проблемы. Понятно, что деньги давались в долг, и до определенного момента шотландец был благонадежным клиентом.
       Проблемы у Роба Роя начались после того, как он задолжал крупную сумму денег и был обвинён в мошенничестве. Кредитор Роба Роя, Джеймс Грэм, герцог Монтроз, в 1712 году естественно, рассердился и решил наказать должника. Вскоре в дом Макгрегора явились представители закона, наложили арест на имущество шотландца, а также оскорбили его жену. Сам Роб оказался вне закона. Законы того времени в Шотландии были довольно просты - всё решала сила, которой у герцога Монтроза было больше.
      Горцу ничего не оставалось, как уйти в подполье и некоторое время скрываться от преследователей. В этом ему помог другой герцог - Аргайл. Вскоре Роб Рой решил отомстить своему обидчику. Эта война растянулась на несколько десятилетий, но победителя так и не выявила. Шотландец, ведомый ущемленной гордостью, поклялся, что Монтроз горько пожалеет о конфликте.
       Собрав отряд примерно из двух десятков человек, он начал регулярно похищать скот, принадлежащий герцогу Монтрозу, объявив о том, что владения Монтроза должны в будущем всегда снабжать его рогатым скотом.
       Долгие годы Роб Рой грабил Монтроза и его арендаторов, действуя с особой дерзостью. Предварительно он назначал день, когда будет угнан скот, причём объявлял об этом во всеуслышание и являлся за ним средь бела дня. Скот угонялся, а затем перепродавался на землях герцога Аргайла, оказывавшего покровительство Робу Рою.
       Во время очередного большого восстания якобитов, начавшегося в 1715 году, Роб Рой оказался в двойственном положении. Его семья принадлежала к якобитам, и он примкнул к восстанию, но при этом его друг и покровитель герцог Аргайл был в другом лагере.
       Показательный эпизод произошел в решающей битве. Тогда армия под началом герцога Аргайла (того самого, который покровительствовал Робу в его войне с Монтрозом) дрогнула. Горцы были в шаге от важнейшей победы, но Макгрегор не повел своих солдат в бой. Вместо этого он скомандовал им заняться мародерством. Аргайл сумел выдержать натиск и победил якобитов.
       После поражения восстания победители сожгли дом Роба Роя, а сам он был лишён гражданских и имущественных прав. От худшего он избавился, сдавшись со своим отрядом полковнику Патрику Финну. После этого полковник, взявший ответственность за капитулировавшего, оградил его от последующих преследований.
       Роб Рой вернулся к своей вечной войне с герцогом Монтрозом. Лишь в 1722 году его, по совокупности преступлений, в очередной раз объявили вне закона. Роб Рой сдался добровольно и почти 7 лет провел за решеткой. Но потом его помиловали и отпустили. На тот момент упрямому горцу было 58 лет. Но ни от войны с Монтрозом, ни о "рэкетирской" деятельности он не отказался.
       В отличие от многих других легендарных разбойников, Роб Рой закончил свои дни в собственной постели. 28 декабря 1734 года он умер в возрасте 63 лет. Свою непримиримость и гордый нрав горца он сохранял до последних часов жизни.
       Самый показательный эпизод произошел с шотландцем, когда он уже лежал смертном ложе. Неожиданно в его дом явился представитель клана Макларенов, с который Роб Рой, конечно же, враждовал. Гость захотел посмотреть на умирающего старика, но шотландец не оказал Макларену подобной услуги. Он приказал поднять себя, обмотать пледом, дать кинжал, пистолеты и старинный палаш. И перед гостем Макгрегор появился в полном боевом обмундировании. Он не мог допустить, чтобы враг увидел его безоружным и слабым. Как только Макларен ушел, горец сказал: "Теперь все закончено. Скажите волынщику играть пиброх "Мы больше не вернемся"".
       Похоронен Роб Рой на кладбище Балквиддера. На его могиле находится массивная надгробная плита с изображением меча.
      
      С древних времён сильные мира сего далеко не всегда отличались высокой моралью. Считалось, что в жилах правителя должна была течь царственная кровь, а не простых смертных. Подобные союзы считались и более надежными, крепкиќми. Возможно, отсюда и пошла традиция родственных браков у арабов - потомќков египтян.
      Знаменитая древнеегипетская цаќрица Нефертити была женой своего браќта Эхнатона (Аменхотепа IV). А с женой фараона Тутанхамона приќключилась еще более любопытная истоќрия. Сам Тутанхамон скончался в возќрасте 18 лет по неизвестной причине. Фактическим правителем государства стал его дядя Аи. Однако для того, чтоќбы стать фараоном, ему предстояло жеќниться на вдове Тутанхамона. Между тем юная Анхесенамон приходилась ему внучкой! Царица попыталась избежать этого брака. Она предложила брачный союз сыну хеттского царя Зенанзе. Но по доќроге в Египет принца убили неведомые злодеи. Скорее всего, их подослал дед Анхесенамон Аи. После смерти жениха Аи все-таки жеќнился на собственной внучке. Но через четыре года он умер.
      Царица Клеопатра, которая, правда, принадлежала к греческому роду Птолеќмеев, ведущему свое начало от сподвижќника Александра Македонского, с детства считалась супругой своего младќшего брата Птолемея XIII. Но этот брак оказался лишь формальным: фактически брат и сестра боролись за власть и ненаќвидели друг друга. И даже сегодня в арабских странах распространены браки между двоюродными братьями и сестрами.
      Древние римляне переняли у египќтян обычай кровосмесительных связей, хотя официальные браки между близќкими родственниками и запрещались. Император Калигула сожительствовал с родной сестрой Друзиллой, а Нерон - с собственной матерью Агриппиной Младшей!
      В Европе представители царственных фамилий обычно вступали в браки со своими кузенами и кузинами, иногда даже с дядьями и племянниками. Это было вызвано так называемыми динаќстическими соображениями: сначала два монарха женили между собой своих детей. А потом их потомки женили своих отпрысков ради владений, титулов и других привилегий. При близкородственном скрещивании возрастает вероятность генетических мутаций и наследственных заболеваний. Поэтому в семьях монархов и правитеќлей процент неполноценных потомков был очень высок.
      Король Испании Филипп II был женат на дочери своей родной сестры. Его правнук, король Карл II, страдал физиќческой и умственной неполноценностью и скончался в 38 лет, не оставив потомќства... Кстати, фамильным признаком рода Габсбургов была уродливая нижняя челюсть - сегодня эксперты рассматриќвают это как признак вырождения.
      Русские цари издавна брали в жены княжеских и боярских дочерей, котоќрые нередко тоже находились с ними в родстве. На брате Петра I, царе Иване Алексеевиче, и сыне Петра от Евдокии Лопухиной Алексее стояла печать вырожќдения. Может, недаром Петр вторым браќком женился на простолюдинке Марте Скавронской, сделав ее императрицей Екатериной I: их дочь Елизавета Петровќна оказалась одной из самых адекватќных российских правительниц, и при ней были продолжены многие Петровские реформы.
      Именно по причине плохой наследќственности страдал гемофилией, и сын русского императора Николая II, цесареќвич Алексей. Между его родителями тоже существовали кровные узы.
      Франсиско Себальос и Гонсало Альварес из Универќситета Сантьяго-де-Компостела (Испаќния) решили при помощи письменных источников проследить стаќтистику браков, рождений и смертей боќлее 20 поколений жителей Европы, в жиќлах которых текла голубая кровь. Так, они выяснили, что на протяжении всей истории рода Габсбургов степень близкородственного скрещивания постепенно возрастала, поэтому с точки зрения генетики родители того же Карла II состояли между собой в более близком родстве, чем если бы являлись родными братом и сестрой.
       Поэтому неудивительќно, что в роду были высокие показатели заболеваемости различными недугами, а также ранней смертности. Так, Карл II страдал, по-видимому, сразу двумя наќследственными заболеваниями: дефиќцитом гормона гипофиза (возможно, это и привело к бесплодию) и дистальным почечным канальцевым ацидозом, котоќрый стал причиной почечной недостаточќности.
      Помимо испанской ветви в роду Габсбургов были и другие. И везде было распространено кровосмешение. Исследователи выяснили, что на 502 беќременности, наступившие у женщин, соќстоявших в кровном родстве со своими мужьями, пришлось 93 смерти младенќцев в возрасте до одного года, и это не считая выкидышей и мертворожденных детей, а также 76 детских смертей в возќрасте от года до десяти лет.
      Но кровосмешение - это еще не все, чем "грешили" властители. Вплоть до XVIII столетия в европейќском обществе была распространена практика поедания человеческой плоти. Правда, это делалось исключительно в медицинских целях и в основном являќлось привилегией монархов и высшей аристократии.
      Так, доподлинно известно из историчеќских источников, что король Англии Карл II в 1685 году и его племянница королева Мария II в 1698 году употребляли в пищу содержимое человеческого черепа. Оба они в это время были близки к смерти и надеялись, что лекарство поможет им продлить свою жизнь (что, увы, не оправќдалось).
      Чаще всего это были черепа казненных преступников или солдат, погибших на полях сражений. Не гнушались и раскапыванием могил. Занимались этим специальные люди. В ход шли жир, плоть, кости, кровь и кожа покойников. Использовали даже измельченные мумии, прах которых по заказу монархов и представителей высќшей аристократии доставляли прямо из Египта. Мозговые опухоли применялись как средство от носового кровотечения.
      На словах сильные мира сего осуждали людоедство. Однако, когда дело касалось здоровья, они не гнушались отведать человечины. Если король Джеймс I запретил использо-вать трупы в медицинских целях, то его сын Карл I поощрял это для создания лекарств, а внук Карл II даже пытался разрабатывать собственные "трупные" препараты.
      Он приобрел за шесть тысяч фунтов (по тем временам - огромные деньги!) рецепт средства из содержимоќго человеческого черепа, а также сам с удовольствием экспериментировал над созданием подобных препаратов в спеќциально оборудованной для этих целей личной лаборатории... Средство из мозќгов, полученное таким образом, получиќло название "королевские капли" и впоќследствии не раз с успехом применялось для лечения эпилепсии, судорог и головќных болей.
      
       Но, это всё к слову. По-разному складывалась жизнь у потомков сильных мира сего.
      Например, Конфуций был потомком знатного рода Кун. Его родословная, очень хорошо изученная китайскими средневековыми авторами, восходит к верному последователю императора династии Чжоу Чэнь-вана, по имени Вэй-цзы, пожалованного за верность и доблесть уделом (царством) Сун и полагающимся в таком случае титулом чжу хоу. Однако на протяжении поколений род Конфуция утратил былое влияние и обеднел; одному из его предков по имени Му Цзинфу пришлось бежать из родного княжества и обосноваться на чужбине, в царстве Лу.
       Родился Конфуций в 551 г. до нашей эры в царстве Лу. Отец Конфуция Шулян Хэ был храбрым воином из знатного княжеского рода. В первом браке у него родились только девочки, девять дочерей, а наследника не было. Во втором браке столь долгожданный мальчик родился, но, к несчастью, был калекой. Тогда, в возрасте 63 лет, он решается на третий брак, и его женой соглашается стать молодая девушка из рода Янь, которая считает, что нужно выполнить волю отца. Видения, которые посещают ее после свадьбы, предвещают появление великого человека. Рождению ребенка сопутствует множество чудесных обстоятельств. Согласно традиции, на его теле имелось 49 знаков будущего величия.
      Так родился Кун-фу-цзы, или Учитель из рода Кун, известный на Западе под именем Конфуция.
       Отец будущего философа скончался, когда сыну его исполнилось всего полтора года. Отношения между матерью Конфуция Янь Чжэнцзай и двумя старшими женами были напряженными, причиной чего был гнев старшей жены, которая так и не смогла родить сына, что очень важно для китайцев того периода. Вторая жена, родившая Шулян Хэ слабого, болезненного мальчика (которого назвали Бо Ни), тоже недолюбливала молодую наложницу. Поэтому мать Конфуция вместе с сыном покинула дом, в котором он родился, и вернулась на родину, в г. Цюйфу, но к родителям не вернулась и стала жить самостоятельно.
       Молодая мать посвятила всю жизнь воспитанию мальчика. Ее постоянное руководство, чистота личной жизни сыграли большую роль в формировании характера ребенка. Уже в раннем детстве Конфуций отличался выдающимися способностями и талантом предсказателя. Он любил играть, подражая церемониям, бессознательно повторяя древние священные ритуалы. И это не могло не удивлять окружающих. Маленький Конфуций был далек от игр, свойственных его возрасту; главным его развлечением стали беседы с мудрецами и старцами. В 7 лет его отдали в школу, где обязательным было освоение 6 умений: умение выполнять ритуалы, умение слушать музыку, умение стрелять из лука, умение управлять колесницей, умение писать, умение считать.
       Конфуций родился с беспредельной восприимчивостью к учению, пробужденный ум заставлял его читать и, самое главное, усваивать все знания, изложенные в классических книгах той эпохи, поэтому впоследствии о нем говорили: "Он не имел учителей, но лишь учеников". При окончании школы Конфуций один из всех учащихся сдал сложнейшие экзамены со стопроцентным результатом. В 17 лет он уже занимал должность государственного чиновника, хранителя амбаров. "Мои счета должны быть верны - вот единственно, о чем я должен заботиться", - говорил Конфуций. Позже в его ведение поступил и скот царства Лу. "Быки и овцы должны быть хорошо откормлены - вот моя забота", - таковы были слова мудреца.
       "Не беспокойся о том, что не занимаешь высокого поста. Беспокойся о том, хорошо ли служишь на том месте, где находишься".
      В возрасте 19 лет Конфуций женился на Кикоан Ши, девушке из знатного рода. В семье родился первенец Ли, больше известный, как Бо-Юй. Затем Кикоан Ши родила и дочь.
       В двадцать пять лет за свои бесспорные достоинства Конфуций был отмечен всем культурным обществом. Одним из кульминационных моментов в его жизни стало приглашение благородного правителя посетить столицу Поднебесной. Это путешествие позволило Конфуцию в полной мере осознать себя наследником и хранителем древней традиции (таковым считали его и многие современники). Он решил создать школу, основанную на традиционных учениях, где человек учился бы познавать Законы окружающего мира, людей и открывать собственные возможности.
       Конфуций хотел видеть своих учеников "целостными людьми", полезными государству и обществу, поэтому учил их различным областям знания, основывающимся на разных канонах. Со своими учениками Конфуций был прост и тверд: "Почему тот, кто не задает себе вопросы "почему?", заслуживает того, чтобы я задавал себе вопрос: "Почему я его должен учить?"
       "Кто не жаждет знать, того не просвещаю. Кто не горит, тому не открываю. А тот, кто по одному углу не может выявить соотношения трех углов, - я для того не повторяю".
       Слава о нем распространилась далеко за пределы соседних царств. Признание его мудрости достигло такой степени, что он занял пост Министра правосудия - в те времена самую ответственную должность в государстве. Он сделал так много для своей страны, что соседние государства стали опасаться царства, блестяще развивавшегося усилиями одной личности.
      Клевета и наветы привели к тому, что правитель Лу перестал внимать советам Конфуция. Конфуций покинул родное государство и отправился в путешествие по стране, наставляя правителей и нищих, князей и пахарей, молодых и стариков. Везде, где он проходил, его умоляли остаться, однако он неизменно отвечал: "Мой долг распространяется на всех людей без различия, ибо я считаю всех, кто населяет землю, членами одной семьи, в которой я должен исполнять священную миссию Наставника".
       Для Конфуция знание и добродетель были едины и неразделимы, и поэтому жизнь в соответствии со своими философскими убеждениями являлась неотъемлемой частью самого учения. "Подобно Сократу, он не отбывал "рабочее время" со своей философией. Не был он и "червем", зарывшимся в свое учение и сидящим на стуле вдали от жизни.
      Философия была для него не моделью идей, выставляемых для человеческого осознания, но системой заповедей, неотъемлемых от поведения философа. В случае Конфуция можно смело ставить знак равенства между его философией и его человеческой судьбой.
       Это было время заката империи Чжоу, когда власть императора стала номинальной, разрушалось патриархальное общество и на место родовой знати пришли правители отдельных царств, окружённые незнатными чиновниками. Крушение древних устоев семейно-кланового быта, междоусобные распри, продажность и алчность чиновников, бедствия и страдания простого народа - всё это вызывало резкую критику ревнителей старины.
       Осознав невозможность повлиять на политику государства, Конфуций подал в отставку и отправился в сопровождении учеников в путешествие по Китаю, во время которого он пытался донести свои идеи правителям различных областей. В возрасте около 60 лет Конфуций вернулся домой и провёл последние годы жизни, обучая новых учеников, а также систематизируя литературное наследие прошлого Ши-цзин (Книга Песен), И цзин (Книга Перемен) и др.
       В 66-летнем возрасте философ овдовел. На закате жизни он все время посвящал ученикам в своем доме в городе Цюйфу. Умер Конфуций в 479 году до н. э., в 72 года. Перед смертью он впал в семидневный сон. Интересно, что свою смерть он предсказал ученикам заранее.
       Несмотря на внешне скромные биографические данные, Конфуций остается величайшей фигурой в духовной истории Китая. Один из его современников говорил: "Поднебесная давно пребывает в хаосе. Но ныне Небо возжелало сделать Учителя пробуждающим колоколом".
       Конфуций не любил говорить о себе и весь свой жизненный путь описал в нескольких строчках:
       "В 15 лет я обратил свои помыслы к учению.
       В 30 лет - я обрёл прочную основу.
       В 40 лет - я сумел освободиться от сомнений.
       В 50 лет - я познал волю Неба.
       В 60 лет - я научился отличать правду от лжи.
       В 70 лет - я стал следовать зову моего сердца и не нарушал Ритуала".
       В этом высказывании весь Конфуций - человек и идеал традиции, известной как конфуцианство. Его путь от учёбы через познание "воли Неба" к свободному следованию желаниям сердца и соблюдению правил поведения, которые он считал священными, "небесными", стал нравственным ориентиром всей культуры Китая.
       Хотя конфуцианство часто называют религией, в нём нет института церкви, и для него не важны вопросы теологии. Конфуцианская этика не религиозна. Идеалом конфуцианства является создание гармоничного общества по древнему образцу, в котором всякая личность имеет свою функцию. Гармоническое общество построено на идее преданности (чжун, 忠) - лояльности в отношении между начальником и подчинённым, направленной на сохранение гармонии и самого этого общества. Конфуций сформулировал золотое правило этики: "Не делай человеку того, чего не желаешь себе".
       Конфуций придерживался Пяти постоянств праведного человека:
       Жэнь - "человеческое начало", "любовь к людям", "человеколюбие", "милосердие", "гуманность". Это - человеческое начало в человеке, которое является одновременно его долгом. Нельзя сказать, что представляет собой человек, не ответив одновременно на вопрос о том, в чём заключается его нравственное призвание. Говоря по-другому, человек есть то, что он сам из себя делает. Как Ли следует из И, так И следует из Жэнь. Следовать Жэнь значит руководствоваться сочувствием и любовью к людям. Это то, что отличает человека от животного, то есть то, что противостоит звериным качествам дикости, подлости и жестокости. Позже символом постоянства Жэнь стало Дерево.
       И - "правда", "справедливость". Хотя следование И из собственных интересов не является грехом, справедливый человек следует И так как это правильно. И основано на взаимности: так, справедливо почитать родителей в благодарность за то, что они тебя вырастили. Уравновешивает качество Жэнь и сообщает благородному человеку необходимую твёрдость и строгость. И противостоит эгоизму. "Благородный человек ищет И, а низкий - выгоды". Добродетель И впоследствии была увязана с Металлом.
       Ли - буквально "обычай", "обряд", "ритуал". Верность обычаям, соблюдение обрядов, например, почтение к родителям. В более общем смысле Ли - любая деятельность, направленная на сохранение устоев общества. Символ - Огонь. Слово "ритуал" - не единственный русский эквивалент соответствующего китайского термина "ли", который может быть переведен также как "правила", "церемонии", "этикет", "обряд" или, точнее, "обычай". В самом общем виде под ритуалом понимаются конкретные нормы и образцы общественно достойного поведения. Его можно истолковать как своего рода смазку социального механизма.
       Чжи - здравый смысл, благоразумие, "мудрость", рассудительность - умение просчитать следствия своих действий, посмотреть на них со стороны, в перспективе. Уравновешивает качество И, предупреждая упрямство. Чжи противостоит глупости.
       Синь - искренность, "доброе намерение", непринуждённость и добросовестность. Синь уравновешивает Ли, предупреждая лицемерие. Синь соответствует элемент Земли.
       Нравственные обязанности, поскольку они материализуются в ритуале, становятся делом воспитания, образования, культуры. Эти понятия у Конфуция не были разведены. Все они входят в содержание категории "вэнь" (первоначально это слово означало человека с разрисованным туловищем, татуировкой).
       Конфуцием разработана схема достижения цели. Согласно философии, если следовать девяти главным правилам, можно стать успешным человеком:
       Идите к своей цели, пусть даже медленно, не останавливаясь.
       Держите свой инструмент остро отточенным: ваша удача зависит от того, насколько хорошо вы подготовились.
       Не меняйте поставленную цель: не важны только методы ее достижения.
       Делайте только по-настоящему важное и интересное для вас дело, прикладывая максимальные усилия.
       Общайтесь только с теми, кто развивается: он поведет вас за собой.
       Работайте над собой, делайте добро, мир вокруг вас - зеркало вашего внутреннего "я".
       Не позволяйте обидам сбить вас с пути, негатив не притягивает к вам позитив.
       Контролируйте свой гнев: за все придется платить.
       Наблюдайте за людьми: каждый может вас чему-то научить или предостеречь.
       В эпоху правления династии Хань (2 век до н.э. - 3 век н.э.) учение Конфуция возвели в ранг идеологии Поднебесной. В это время конфуцианство стало столпом китайской морали и сформировало образ жизни китайского народа. Конфуцианство сыграло решающую роль в формировании облика китайской цивилизации.
       В середине XVII века в Западной Европе возникла мода на все китайское, и вообще на восточную экзотику. Эта мода сопровождалась и попытками освоить китайскую философию, о которой часто стали говорить иногда в возвышенных и восхищенных тонах.
       В 1687 году выходит в свет латинский перевод "Лунь юя" Конфуция. Перевод подготовила группа иезуитских учёных. В это время иезуиты имели многочисленные миссии в Китае. Один из публикаторов, Филипп Купле, возвратился в Европу в сопровождении молодого китайца, крещёного под именем Мишель. Визит этого гостя из Китая в Версаль в 1684 году дополнительно придал интерес к китайской культуре в Европе.
       Через год после смерти Конфуция в Китае начались торжества памяти великого философа. Памятные мероприятия в Поднебесной возобновились в 1984 году, тогда же - Международный фестиваль конфуцианской культуры. В Китае проводятся конгрессы на тему конфуцианства. За достижение успехов в образовательной сфере награждают премией имени Конфуция. В 2009 году Китай праздновал 2560-летие мыслителя.
       В городе Цюйфу (провинция Шаньдун, Восточный Китай) на месте дома древнего мыслителя построили храм. После сооружения примыкающих зданий и пристроек строение выросло до храмового комплекса. Место захоронения Конфуция и учеников - объект паломничества уже 2 тысяч лет. В 1994 году ЮНЕСКО занесла храмовый комплекс, дом Конфуция и лес вокруг него в "Список объектов мирового культурного наследия".
       Второе место после храма в Цюйфу занимает Пекинский храм Конфуция. Он открыл двери в 1302 году. Площадь комплекса составляет 20 000 м². На территории расположены четыре двора, стоящие на оси "север-юг". В первом дворе 198 табличек, на камне которых высечены 51624 имени людей, получивших степень цзиньши (высшая ученая степень императорских государственных экзаменов). В Пекинском храме стоит 189 стелы из камня, на которых высечено "Тринадцатикнижие" Конфуция.
      
      
       В истории престол нередко приходилось завоёвывать силой. Одним из примеров тому является история Сайфа Зу Язана. Возвысившееся в III веке н. э. царство Химьяр постепенно объединило под своей властью весь Йемен. Экономика объединенного государства зиждилась на транзитной торговле южноаравийскими благовониями и ароматическими веществами, которая осуществлялась по так называемой "дороге благовоний", пересекавшей весь Йемен с востока на запад и уходившей на север в сторону Хиджаза и Страны Израиля.
       На последнем своем отрезке эта важнейшая торговая артерия Древного мира пересекала Негев и оканчивалась в порту Газы, откуда аравийские благовония экспортировались во все страны Средиземноморья. Химьярские цари были естественным образом заинтересованы в установлении контроля над теми землями, по которым проходил маршрут "дороги благовоний". Поэтому они предпринимали завоевательные походы на север с целью покорения оазисов Хиджаза, часть которых была заселена евреями. Именно с одним из таких походов связывается обращение химьярского царя Харита ибн Амру в иудаизм, произошедшее где-то около середины V века.
       Иудаизм в Йемене столкнулся с сильным и непримиримым врагом - христианством (монофизитского толка), начавшим проникать в страну уже в IV веке. На продолжении многих десятилетий в стране шла борьба между иудейской и христианской партиями. Последняя опиралась на могущественную, но далекую Византийскую империю и на гораздо более близкое христианское царство Аксум, занимавшее территорию нынешней Эфиопии и Южного Судана.
       Цари Аксума, принявшие христианство уже в IV веке, надеялись распространить свою власть и на близлежащий Йемен. В начале VI века это им удалось: аксумский царь (негус) Калеб алла-Асбаха посадил на престол Химьяра вассального царя-христианина Зу Шанатира.
       Однако вскоре в стране вспыхнуло восстание во главе с отпрыском царского дома Химьяра Йосефом Зу Нувасом - ярым сторонником иудаизма. Зу Шанатир был убит, а эфиопский гарнизон в Зафаре уничтожен. В ожесточенной битве, произошедшей в 525 году на западном побережье Йемена, между высадившимися с кораблей эфиопами и войсками Зу Нуваса войско Химьяра было разбито, а сам Йосеф, не желая попасть в руки врагам, бросился со скалы в море.
       После гибели Зу Нуваса эфиопы захватили Йемен и разрушили его столицу - Зафар. Новой столицей страны стала Сана. Йемен, поначалу бывший частью Аксумского царства, через короткое время прекратил признавать власть Калеба алла-Асбахи и попал под власть командиров эфиопского оккупационного корпуса в стране. После кровопролитной борьбы между этими полководцами за власть победителем вышел Абраха - ревностный христианин и гонитель евреев.
       Издевательства завоевателей над населением Йемена привели в 541 году к восстанию, во главе которого встали ряд химьярских кайлей (словом "кайль" в раннесредневековом Йемене назывались крупнейшие магнаты и племенные вожди). Признанным лидером этого движения стал, вероятно, один из еврейских кайлей Зу Джадан. Однако восставшие потерпели поражение, и их движение было жестоко подавлено Абрахой.
       Правление Абрахи продолжалось примерно до 570 года. Одним из известнейших его деяний была неудачная попытка захвата города Мекки, являвшегося важной караванной остановкой на "дороге благовоний". Абрахе наследовали его сыновья Яксум и Масрук. Однако около 575 года в Йемен вторгается иранский экспедиционный корпус и эфиопской власти в стране приходит конец. В Химьяре на целых четыре года воцарился последний еврейский царь этой страны, легендарный Сайф Зу Язан, проживший короткую, но полную драматических приключений жизнь.
       Отцом Сайфа был аль-Фаяд Абу аль-Мурра, зять химьярского кайля Зу Джадана, возглавлявшего в свое время антиэфиопское движение в оккупированном Химьяре. Своего сына он назвал Маади-Карибом, вероятно в честь царских предков мальчика (Маади-Кариб было именем одного из царей Химьяра). Однако помимо химьярского имени у мальчика было и второе, арабское - Сайф ("меч"), под которым ему суждено было войти в историю.
       Жена Зу Язана, Райхана, отличалась, по преданию, особой красотой. Она приглянулась царю Абрахе, и тот недолго думая отнял ее у аль-Фаяда и женился на ней. Маленький Сайф остался с матерью и был усыновлен Абрахой. Оскорбленный аль-Фаяд поклялся отомстить Абрахе. Покинув Йемен, он заручился поддержкой одного из вассальных князей персидского шаха Хосрова I Ануширвана (531-579) и направился в столицу Ирана - Ктесифон.
       На аудиенции, данной ему шахом, аль-Фаяд просил Хосрова об отправке персидского войска в Йемен и обещал передать страну под его власть. Хосров отклонил предложение аль-Фаяда, ссылаясь на риск, сопряженный с посылкой войск на столь далекое расстояние. Кроме того, Хосров в это время вел напряженную войну с византийским императором Юстинианом I в Западной Грузии. Впрочем, шах оказал аль-Фаяду различные почести и знаки внимания и даже поселил его при своем дворе, где тот вскорости и умер.
       До определенного возраста Сайф рос в семье Абрахи и ничего не знал о своем еврейском происхождении. Можно предположить, что, воспитываясь в семье такого ревностного христианина, каким был его отчим, он был крещен и получил христианское образование.
       Однако мать Сайфа, Райхана, втайне открыла ему имя его истинного отца и рассказала его историю. Сайф затаил вражду к своему отчиму, однако, согласно свидетельству Табари, он решился на открытое выступление лишь после смерти Абрахи и его старшего сына Яксума, наследовавшего ему. Из других источников можно заключить, что Сайф начал действовать против своего отчима еще до этого.
       По всей видимости, он тайно вернулся к вере своего отца и вступил в контакт с иудейскими родами Химьяра, враждебно настроенными к эфиопам-христианам. Согласно сообщению Абуль-Фараджа аль-Исфахани, Сайф, подобно своему отцу, поклялся не пить вина, а также не прикасаться к женщине, пока не отомстит эфиопам за страдания и позор, нанесенные его семье и всем евреям Йемена.
       Зная об отказе, полученном его отцом при персидском дворе, Сайф решил вначале искать помощи в Византии: он добрался до Константинополя и добился аудиенции у императора Юстина II. Однако император отказал ему, заявив, что "эфиопы придерживаются моей веры и веры моего царства, вы же - иудейской веры". Разочарованный этим ответом, Сайф, подобно своему отцу, решил обратиться к персидскому царю.
       На этот раз Хосров серьезно задумался над предложением йеменского шейха. Экспедиция в Йемен несомненно должна была казаться рискованным и малооправданным предприятием, ввиду того что как раз в это время почти все военные ресурсы Ирана была направлены в северо-западную часть империи, на подавление восстания в Армении под предводительством Вардана.
       Оригинальное решение вопроса предложил Хосрову зороастрийский первосвященник: освободить из столичных тюрем всех заключенных, приговоренных к смерти, и собрать из них экспедиционный корпус для отправки с Сайфом в Йемен. Хосров принял совет и выпустил из тюрем 800 заключенных. Согласно одной из традиций, это были дейлемиты из племени Михрсан - воинственные горцы, жившие на юго-западном берегу Каспийского моря. Вероятно, собранные шахом дейлемиты были военнопленными. Во главе этого "воинства" Хосров поставил своего двоюродного брата Вахриза, приказал снабдить экспедиционный корпус всем необходимым и выделил для его транспортировки к берегам Йемена восемь судов.
       Хотя выделенного ему Хосровом ополчения было явно недостаточно для борьбы с эфиопами, Сайф, за неимением ничего лучшего, принял и это. На пути домой корабли Сайфа попали в сильный шторм, и два из них, вместе со всем экипажем, пошли ко дну. Добравшись до берегов Йемена, Сайф решил высадить свой десант у берегов Хадрамаута, в Масубе, вероятно, из-за того, что в этом районе проживал род Зу Язанов и преобладали еврейско-химьярские кланы, враждебные эфиопам.
       Сразу же после высадки Сайф отправился по окрестностям собирать своих сторонников и сумел привести в свой лагерь внушительное подкрепление. Вскоре к Масубу во главе огромного войска явился царь Масрук, прижавший людей Сайфа к морю. Обладая абсолютным численным превосходством, Масрук мог не сомневаться в своей победе. Однако, опасаясь конфликта с Ираном, Масрук предпочел решить дело миром и вступил в переговоры с Вахризом, который тоже предпочел заключить временное перемирие. Обе стороны обменялись соответствующими клятвами и разошлись по своим лагерям. Возможно, Вахриз и Сайф надеялись на помощь отрядов химьяритов-иудеев, которые еще не успели прибыть в лагерь Сайфа.
       За день до истечения срока перемирия Вахриз приказал поджечь корабли - и тем самым отрезать все пути к отступлению. На следующее утро Вахриз и Сайф выстроили свою маленькую армию тылом к морю. На вооружении у персов было необычайное оружие, совершенно неизвестное в Йемене, - самострелы (араб. "аль-банджакан"), вероятно проникшее в Иран из Китая. Убойная сила и длина полета стрел этого оружия далеко превосходила обычные луки.
       Именно на эти самострелы Вахриз теперь и возлагал свою единственную надежду на победу. Он приказал воинам дожидаться его сигнала, по которому они должны были одним залпом осыпать неприятеля стрелами. Тем временем эфиопы тоже выстроились к бою, и войску их, по словам Табари, "не было видно конца". Особо выделялся сам Масрук, с рубиновым венцом на голове, ехавший на слоне. Вскоре, однако, он сошел со слона и пересел на верблюда, затем на лошадь и, наконец, на мула.
       Сайф и его люди увидели в этом для себя доброе предзнаменование скорого падения эфиопов. И действительно, удачным выстрелом из аль-банджакан Вахризу удалось поразить Масрука. Деморализованные гибелью своего вождя эфиопы и их союзники обратились в бегство, и, по словам Табари, люди Сайфа учинили среди них страшную резню.
       После победы при Масубе Сайф и Вахриз двинулись на Сану, в которую они вступили без сопротивления. В древнем дворце царей Химьяра Вахриз короновал Сайфа посланной Хосровом короной и облачил его в шитые серебром одеяния. Вскоре Вахриз вернулся обратно в Иран с первой данью, высланной Сайфом персидскому царю. Персидские воины, прибывшие с Вахризом, остались при Сайфе. По всей видимости, поселение их в Йемене было запланировано с самого начала, так как, согласно ряду источников, Сайф еще до начала похода обещал дать им жен из местного населения, обязываясь при этом, что в будущем дочери, родившиеся от этих браков, не будут выданы замуж за химьяритов.
       Потомки этих воинов, сохранявшие свою обособленность в течение нескольких поколений, тем не менее довольно быстро переняли язык и обычаи местного населения. Они были известны как "абна" или "абна ас-Сайф" ("сыновья Сайфа") и являлись, видимо, основной опорой власти Сайф.
       Таким образом, на 45-м году правления Хосрова Ануширвана, т. е. в 575-576 годах, после более чем пятидесятилетнего перерыва, в Йемене вновь воцарился еврейский царь, на этот раз - вассальный персидскому монарху.
       После рассказа о воцарении Сайфа практически все арабские источники повествуют о войне Сайфа с эфиопами. На первый взгляд может показаться, что речь идет о продолжении военных действий в Йемене. Однако целый ряд свидетельств позволяет выдвинуть иную версию: химьярские войска во главе с Сайфом высадились на африканском берегу и вели войну в самой Эфиопии.
       Можно также предположить, что во время своего похода на Эфиопию Сайф захватил ряд прибрежных, наиболее близких к Йемену районов на северо-востоке страны, где оставил свои гарнизоны.
       Все источники сообщают о том, что в Эфиопии Сайф захватил пленников, из которых была образована гвардия его телохранителей-меченосцев. Затаив в душе естественную ненависть к Сайфу, они составили против него заговор. Однажды во время охоты (согласно Табари - вскоре после похода на Эфиопию), воспользовавшись тем, что Сайф отдалился от остальной свиты, заговорщики набросились на него и изрубили своими мечами.
       Заговорщики-эфиопы немедленно провозгласили царем одного из своих товарищей и подняли в Йемене восстание с целью восстановить старые порядки. Малочисленный персидский гарнизон "абана" в Сане оказал им ожесточенное сопротивление и немедленно послал гонца в Иран с просьбой о помощи. Сын Хосрова Хормизд IV (579-590) послал в Йемен карательную экспедицию во главе с тем же Вахризом, которая потопила в крови восстание эфиопов. Снова покорив страну, персы не пытались больше восстановить в ней еврейскую монархию, а просто-напросто превратили ее в провинцию своей империи, во главе которой встал наместник-марзубан. Первым марзубаном Йемена был сам Вахриз.
       После гибели Сайфа и захвата Йемена персами заморские владения Сайфа оказались оторваны от своей метрополии и приобрели фактическую независимость. Население этих областей состояло, вероятно, частично из потомков химьярских гарнизонов, а частично из обращенных в иудаизм местных жителей.
       Так окончилась последняя попытка восстановления еврейского государства в Йемене: страна почти на пятьдесят лет попала под власть персов. Около 630 года Йемен был без сопротивления покорен войсками пророка Мухаммеда, положившего конец персидскому владычеству в стране. В Йемене начала быстро распространяться новая религия - ислам, в будущем принесшая немало бедствий местному еврейскому населению.
       Сайф, проживший короткую (к моменту гибели ему было около тридцати лет), но насыщенную героическими и драматическими событиями жизнь, оставил после себя глубокий след в коллективной памяти как жителей самого Йемена, так и всего арабского мира. Для йеменцев Сайф и после принятия ислама продолжал оставаться национальным героем, изгнавшим иноземных захватчиков с родной земли и отомстившим за поруганную честь страны. Естественно, с течением времени про его еврейское происхождение старались не вспоминать, и постепенно оно было забыто.
      
      
      
      Хазарский каганат был гигантским государством, занимавшим все Северное Причерноморье, большую часть Крыма Приазовье, Северный Кавказ Нижнее Поволжье и Прикаспийское Заволжье. В результате многочисленных военных сражений Хазария превратилась в одну из могущественнейших держав того времени. Во власти хазар оказались важнейшие торговые пути Восточной Европы: Великий Волжский путь, путь "из Варяг в греки", Великий шелковый путь из Азии в Европу.
      Хазарам удалось остановить арабское нашествие на Восточную Европу и несколько столетий сдерживать рвавшихся на запад кочевников. Огромная дань, собираемая с многочисленных покоренных народов, обеспечивала процветание и благополучие этого государства. Этнически Хазария представляла из себя конгломерат тюркских и финно-угорских народов, ведших полукочевой образ жизни. Зимой хазары проживали в городах, в теплое же время года кочевали и обрабатывали землю, а также устраивали регулярные набеги на соседей.
      Во главе хазарского государства стоял каган, происходивший из династии Ашина. Власть его держалась на военной силе и на глубочайшем народном почитании. В глазах простых язычников-хазар каган был олицетворением Б-жественной силы. Он имел 25 жен из дочерей правителей и народов, подвластных хазарам, и еще 60 наложниц. Каган являлся неким залогом благополучия государства.
      Впервые хазары и славяне столкнулись во второй половине VII века. Это было встречное движение - хазары расширяли свои владения на запад преследуя отступавших протоболгар хана Аспаруха, а славяне колонизировали Подонье. В результате этого столкновения, довольно мирного, если судить по данным археологии, часть славянских племен начала платить хазарам дань. В числе данников были поляне, северяне, радимичи, вятичи и упоминаемое хазарами таинственное племя "с-л-виюн", которым, возможно, были славяне, жившие в Подонье.
      Подобные же отношения сохраняются и после принятия хазарами иудаизма - по разным датировкам это происходило между 740 и 860 годами. В Киеве, бывшем тогда пограничным городом Хазарии, примерно в IX веке возникает еврейская община.
      Первое же соприкосновение хазар и русов (под именем "русы" понимаем многочисленных скандинавов, в основном шведов, устремившихся в тот период на поиски славы и добычи) приходится на начало IX века. Позднейший источник - "Житие Стефана Сурожского" - фиксирует поход "князя русов Бравлина" на крымское побережье. Поскольку путь "из варяг в греки" еще не функционировал, вероятнее всего Бравлин прошел по установившемуся тогда пути "из варяг в хазары" - через Ладогу, Белоозеро, Волгу и переволоку на Дон.
      Хазары, занятые в тот момент гражданской войной, вынуждены были пропустить русов. В дальнейшем русы и хазары начинают соперничать за контроль над трансевразийским торговым путем, проходившим через хазарскую столицу Итиль и Киев. В основном по нему курсировали еврейские купцы, которых называли "раданитами" ("знающими пути"). Посольство русов, воспользовавшись тем, что в Хазарии полыхала гражданская война, уже около 838 года прибыло в Константинополь и предложило союз императору Византии Феофилу, правившему в 829 - 842 годах. Однако византийцы предпочли сохранить союз с хазарами, построив для них крепость Саркел, контролировавшую путь по Дону и волго-донской волок.
      Около 860 года из-под хазарского влияния выходит Киев, где обосновываются русско-варяжский князь Аскольд (Хаскульд) и его соправитель Дир. По сохранившимся в летописях глухим упоминаниям можно установить, что это обошлось Аскольду и Диру недешево - почти 15 лет хазары, используя наемные войска, состоявшие из печенегов и так называемых "черных болгар", живших на Кубани, пытались вернуть Киев. Но он оказался потерянным ими навсегда. Примерно в 882 году пришедший с севера князь Олег убивает Аскольда и Дира и захватывает Киев.
      В следующем, 885 году, Олег подчиняет Киеву радимичей, запрещая им платить дань хазарам. Хазары отвечают на это самой настоящей экономической блокадой. Клады арабских монет, в изобилии встречающиеся на территории бывшей Киевской Руси, свидетельствуют - примерно в середине 80-х годов IX века арабское серебро перестает поступать на Русь. Новые клады появляются лишь около 920 года. В ответ русы, и подчиненные им славянские купцы вынуждены переориентироваться на Константинополь. После удачного похода Олега на Византию в 907 году заключается мир и договор о дружбе.
      Отныне караваны русских купцов ежегодно прибывают в столицу Византии. Рождается путь "из варяг в греки", становящийся основным для торговых отношений. Кроме того, расцветает лежащая при слиянии Волги и Камы Волжская Булгария, перехватывающая роль основного торгового посредника у Хазарии. Впрочем, последняя все еще остается крупным торговым центром: в Итиль приезжают купцы из многих стран, в том числе и русы, живущие в одном квартале с остальными "сакалиба", - так именовали в Х веке славян и их соседей, например, тех же волжских булгар.
      Впрочем, иногда являются не только купцы. Через несколько лет после похода Олега на Византию, вероятнее всего около 912 года, огромное войско русов численностью чуть ли не в 50 000 воинов, требует у хазарского царя пропустить их к Каспийскому морю, обещая за это половину добычи. Царь (часть историков считает, что это был Вениамин, дед Иосифа) согласился на эти условия, не имея возможности сопротивляться, поскольку против него в тот момент восстали несколько вассальных правителей.
      Однако, когда русы вернулись и согласно договору прислали царю его половину добычи, мусульманская гвардия его, возможно, бывшая в походе во время заключения договора, внезапно возмутилась и потребовала разрешить ей сразиться с русами. Единственное, что смог сделать царь для своих недавних союзников, - предупредить их об опасности. Однако и это им не помогло - почти все войско русов было уничтожено в той битве, а остатки добиты волжскими булгарами.
      Может статься, именно в той битве нашел свою смерть, и князь Олег. Одна из летописных версий о его смерти гласит: умер Олег "за морем". Долгое время этот эпизод был единственным, омрачавшим отношения Хазарии и Киевской Руси во главе с династией Рюриковичей. Но в конце концов гром грянул, и инициаторами его оказались византийцы, видимо решившие передать звание своего главного союзника в регионе кому-то другому. Император Роман Лакапин, узурпировавший престол, решил поднять свою популярность посредством гонений на евреев которых он распорядился силой принуждать креститься.
      Со своей стороны, хазарский царь Иосиф, похоже, тоже провел акцию в отношении нелояльных, по его мнению, подданных. Тогда Роман уговорил некоего "царя Русов" Х-л-гу напасть на хазарский город Самкерц, более известный как Тмутаракань. Месть хазар была воистину страшной. Хазарский полководец Песах, носивший титул, который разные исследователи читают как Булшци или "баликчи", во главе большой армии сначала разорил византийские владения в Крыму, дойдя до Херсона, а затем направился против Х-л-гу. Он принудил последнего не только выдать награбленное, но и отправиться походом на ...Романа Лакапина.
      Поход этот, состоявшийся в 941 году и более известный как поход Игоря Рюриковича, окончился полным провалом: ладьи русов встретили суда, метавшие так называемый "греческий огонь" - тогдашнее чудо-оружие, и потопили многих из них. Высаженный же на берег десант, разоривший прибрежные провинции Византии, был уничтожен императорскими войсками. Впрочем, второй поход Игоря, состоявшийся примерно в 943 году, окончился более удачно - греки, не доводя дело до столкновения, откупились богатыми дарами.
      В те же годы большая армия русов вновь появилась на Каспийском море и захватила город Бердаа. Однако восстание местного населения и эпидемии привели к провалу этого похода.
      Казалось бы, с момента похода Х-л-гу оказываются окончательно испорченными отношения русов и Хазарии. Обе державы, вероятно, сохраняют взаимный нейтралитет и примериваются к будущей схватке.
      Она оказывается связанной с именем князя Святослава Киевского. Большинство исследователей сходятся в том, что основной причиной похода на Хазарию стало стремление киевского князя ликвидировать весьма обременительное хазарское посредничество в восточной торговле русов, существенно снижавшее доходы купцов и тесно связанной с ними феодальной верхушки Киевской Руси.
      Комбинируя летописные упоминания, сведения византийских и арабских авторов и археологические данные, можно представить себе следующую картину. Войско русов, пришедшее из Киева, или, возможно, из Новгорода, перезимовало в земле вятичей. В 965 году русы, построив ладьи, двинулись вниз по Дону и где-то у Саркела (летописной Белой Вежи) разгромили хазарскую армию. Заняв Саркел и продолжив поход вниз по Дону, Святослав подчинил донских алан, известных под именем асов-ясов. Выйдя в Азовское море, русы пересекли его и овладели городами на обоих берегах Керченского пролива, подчинив местное адыгское население или заключив с ним союз. Таким образом, под контроль киевского князя перешел важный отрезок пути "из славян в хазары" а обременительные пошлины были, наверное, снижены хазарами после поражения.
      В 966 году Святослав воротился в Киев и более уже никогда не возвращался в Подонье, переключив свое внимание на Болгарию. Возвращаясь оттуда, он и погиб в 972 году. Таким образом, у Хазарского каганата появился шанс не только выжить, но и вернуть былую мощь.
      Восточный поход князя Святослава и связанные с ним события подвели черту под многолетним соперничеством Киевской Руси и Хазарского каганата за гегемонию в Восточной Европе. Этот поход привел к установлению нового баланса сил в Поволжье, Подонье, на Северном Кавказе и в Крыму. Результаты походов 965 - 969 годов были следующие. Хазарский каганат не прекратил свое существование, однако ослабел и утратил большую часть зависимых территорий. Власть кагана распространялась, по всей видимости только на собственный домен и, может быть, на часть прибрежного Дагестана куда вернулись беглецы из Дербента и Мангышлака.
      Но, в том же 965 году на Хазарию с востока нападают гузы. Правитель Хорезма, к которому хазары обратились за помощью, потребовал в качестве платы обращение в ислам. Видимо, положение хазар было настолько отчаянным, что все они, кроме кагана, согласились переменить веру в обмен на помощь. А после того как хорезмийцы отогнали "турок", ислам принял и сам каган. Очень скоро хорезмийцы в лице эмира Ургенча ал-Мамуна решили, что обращение хазар к исламу - недостаточная плата за оказанную помощь, и оккупировали земли каганата.
      Окончательно могущество Хазарии было повержено в результате похода большой армии норманнов, около 969 года разорившей земли волжских булгар, буртасов и хазар. Поскольку местное население, да и арабские географы не очень различали русов и викингов то в восточной историографии участников этого похода обозначали как "русийи".
       В 986 году киевский князь Владимир, совершивший незадолго до того поход на волжских булгар, двинулся вниз по Волге. Союзниками киевского князя в этом предприятии, видимо, были гузы, помогшие ему в походе на волжских болгар.
      Вероятнее всего, именно этот поход и привел к исчезновению Хазарского каганата.
      После этого мы уже ничего не слышим о хазарском государстве с центром в Итиле.
      Однако это не принесло Киевской Руси особой пользы. Место хазар заняли печенеги и половцы, заставившие восточных славян оставить ранее обжитые земли в низовьях Днепра, на Среднем и нижнем Дону.
      
      
      
      В Англии первым королём был Этельстан, внук Альфреда Великого, - монарх, впервые объединивший под своим правлением все английские королевства и получивший признание верховенства от других правителей Британии. Под конец жизни он пользовался титулом "короля всей Британии", а свод средневековых ирландских хроник "Анналы Ульстера" называет его ни много ни мало "Столпом достоинства западного мира".
       Этельстан родился в последнее десятилетие IX века (около 894 года), когда англосаксонские королевства сотрясали нашествия датчан с суши и моря. Отец Этельстана - сын короля Эссекса Альфреда Великого Эдуард Старший активно принимал участие в отражении набегов викингов и заслужил славу могучего полководца. В 899 году после смерти Альфреда Великого он приобрел титул "короля англов и саксов", однако в действительности далеко не все англосаксонские королевства находились у него в подчинении. Вскоре Эдуард был вынужден начать тяжелую борьбу за право оставаться на престоле с Этельвольдом, сыном старшего брата Альфреда Великого. Из этого противостояния он вышел победителем в 903 году.
       Затем Эдуард начал вести войну за территорию с викингами, которые захватили Восточную Англию и часть других британских земель еще во второй половине IX века. В 909 году он разграбил датский Йорк, а в следующем году отбил нападение норманнов на Мерсию (которую тоже подчинил себе в 918 году). После этого он начал наступательное завоевание датских земель. К 919 году ему покорилась вся Средняя и Восточная Англия. По большому счету, чтобы покорить всю Англию, Эдуарду оставалось расправиться с нормандским королевством Йорк, однако его правителю Рагнальду удалось сохранить в целостности свои границы.
      В 924 году Эдуард Старший умер, и ему наследовал его сын от первой жены Эгвинн Этельстан. Точнее он получил в правление Мерсию, а англосаксонское "вече", или витенагемот, избрало королем Англии сводного брата Этельстана Этельвирда. Последний через несколько месяцев неожиданно скончался, и Этельстана короновали в Кингтсоне-на-Темзе как правителя всех англосаксов. Однако, чтобы стать им в действительности, необходимо было продолжить дело отца и подчинить Йорк. В это время им уже правил не Рагнальд, скончавшийся в 921 году, а Ситрик Слепой.
       Сначала Этельстан решил действовать дипломатическим путем. В 926 году он встретился с Ситриком и провел переговоры. Правитель скандинавской Нортумбрии признал верховную власть Этельстана, согласился не воевать против него и взял в жены сестру короля англосаксов Эдиту.
       Этельстан был удовлетворен. Однако в 927 году Ситрик скончался, и пока разгоралась междоусобная борьба за трон, король решил воспользоваться случаем, чтобы присоединить к себе Нортумбрию. Со своим войском Этельстан без особого труда взял Йорк и изгнал защищавших его викингов Готфрида и Олафа, вынужденных бежать в Шотландию. После поражения даны признали претензии Этельстана на Нортумбрию законными и принесли ему клятву верности.
      Триумф короля был полным: впервые в истории вся Англия была объединена под властью одного правителя. После этого летом 927 года Этельстан встретился в Эамонте с другими королями британских земель. Все они признали верховную власть короля Англии и дали обещание более не вступать в союзы с норманнами. Также Этельстану подчинились князья Уэльса и Корнуолла.
       Чтобы покорить себе еще и северную часть острова, в 934 году Этельстан начал поход в Шотландию. Он вторгся в бриттское королевство Стратклайд, разбил его короля Эогана I и заставил подчиниться своей власти. Затем он напал на Шотландию с моря и разграбил ее. Король Шотландии Константин II был вынужден заключить с Этельстаном мир и в качестве его гаранта отдал в заложники своего сына английскому королю.
       В 937 году ранее поверженные Этельстаном короли решили заключить союз против него. Король Шотландии Константин II, король Стратклайда Эоган I, а также король Дублина викинг Олаф Гутфритссон, объединив свои войска, двинулись на Нортумбрию и захватили Йорк. Воодушевившись этой победой, они пошли дальше на юг, но к северу от реки Хамбер их встретила армия Этельстана и его сводного брата Эдмунда. Так началось знаменитое сражение при Брунанбурге, вошедшее во многие средневековые летописи и исландские саги.
       Войско скандинавов, шотландцев и валлийцев сражалось отчаянно. Однако исход сражения решили отряды кавалерии Этельстана, наголо разгромившие в основном пешие отряды противника. Из кровопролитной битвы едва живыми ушли Константин II (его сын погиб на поле брани) и Олаф. Король Эоган был убит. В стане Этельстана тоже было немало потерь: от ран скончались два двоюродных брата английского короля и ряд знатных уэссексов.
      После этой битвы Этельстан оказался на вершине могущества. Его верховную власть признавали не только англосаксы и даны, но и почти все правители Британии. Свое положение он закрепил новым титулом "Король всей Британии" (Rex totius Britanniae), который указывался на выпускаемых им монетах. При Этельстане Англия превратилась в сильную и могущественную державу, чье влияние стало распространяться и за территорию Британских островов. Об этом свидетельствуют брачные союзы между сестрами Этельстана и представителями европейских королевств.
      Одна его сводная сестра стала женой сына германскоќго короля Генриха Птицелова, будущего императора Священной Римской империи Оттоќна Великого, а другая - женой короля франков Гуго Капета, осќнователя знаменитой династии французских королей. По легенде, от державных зятьев Этельстан получил в подарок меч Константина Великого и копье Карла Великого, что должно было еще больше возвысить его статус.
      27 октября 939 года Этельстан скончался. Согласно его воле, он был похоронен не в семейной усыпальнице в Винчестерском соборе, а в особо почитаемым им аббатстве Мальмсбери. Во времена Реформации его прах был утерян, но надгробие до сих пор сохранилось.
      По неизвестным причинам Этельстан не был женат и не имел детей, поэтому трон перешел его брату Эдмунду. Викинги тут же восстали и вернули контроль над Йорком себе. В последующие годы наследники Этельстана то теряли, то вновь возвращали присоединенные им земли. Лишь в 954 году Эдред, младший сын Эдуарда Старшего, сумел изгнал из Нортумбрии викингов и их предводителя Эйрика Кровавая Секира.
       Однако в конце X века на Англию вновь хлынули полчища скандинавов. К 1016 году вся ее территория была завоевана викингами. Король Этельред II Неразумный вместе со своей семьей сбежал в Нормандию, а новым правителем Англии стал дан Кнуд Великий. Окончательно эссекская династия, прославленным представителем которой был Этельстан, пресеклась в 1066 году с гибелью Гарольда II Годвинсона и победой нормандца Вильгельма Завоевателя в битве при Гастингсе.
      
      
      
       Насколько беспокойной была жизнь монархов можно видеть на примере короля Англии Ричарда Львиное Сердце.
       Ричард I (Английский) Львиное Сердце родился в Оксфорде 8 сентября 1157 года в семье Генриха II Плантагенета и Элеоноры (Алиеноры) Аквитанской (Гиенской). Ричард был третьим сыном в семье, поэтому он не рассматривался как прямой наследник своего отца, и это наложило определенный отпечаток на его характер и на события его юности. В то время как его старший брат Генрих был в 1170 году коронован английской короной и объявлен соправителем Генриха II, Ричарда в 1172 году провозгласили герцогом Аквитанским и считали наследником матери Элеоноры.
      После этого вплоть до своей коронации будущий король побывал в Англии лишь дважды - на Пасху в 1176 году и на Рождество в 1184 году.
       Его правление в Аквитании проходило в постоянных столкновениях с местными баронами, привыкшими к независимости. Вскоре к внутренним войнам добавились столкновения с отцом. В самом начале 1183 года Генрих II приказал Ричарду принести ленную присягу старшему брату Генриху. Ричард наотрез отказался сделать это, ссылаясь на то, что это было неслыханным нововведением. Генрих младший вторгся в Аквитанию во главе наемного войска, принялся разорять страну, но летом того же года внезапно заболел лихорадкой и умер. Смерть старшего брата не положила конец ссорам между отцом и сыном.
       В сентябре Генрих II велел Ричарду отдать Аквитанию младшему брату Джону (Иоанну). Ричард отказался, и война продолжилась. Младшие братья Джеффри и Джон (Иоанн) напали на Пуату. Ричард на это ответил вторжением в Бретань. Увидев, что силой ничего не добиться, король велел передать спорное герцогство матери. На этот раз Ричард подчинился.
       Но хотя отец и сын помирились. Доверия между ними не было. В особенности подозрительной казалось близость, установившаяся между королем и его младшим сыном Джоном (Иоанном). Ходили слухи, что именно его Генрих II, вопреки всяким обычаям, хочет сделать своим наследником, отстранив от престола непокорных старших сыновей. Это делало отношения между отцом и Ричардом еще более напряженными. Генрих II был человеком крутым и деспотичным, Ричард мог ожидать от него всякого подвоха.
       Французский король не замедлил воспользоваться раздорами в английском королевском доме. В 1187 году он показал Ричарду секретное письмо английского короля, в котором Генрих II просил Филиппа выдать за Джона (Иоанна) свою сестру Алису (уже обрученную прежде с Ричардом) и передать тому же Иоанну Аквитанское и Анжуйское герцогства. Ричард почувствовал во всем этом угрозу для себя.
       В семействе Плантагенетов стал назревать новый разрыв. Но открыто против отца Ричард выступил лишь осенью 1188 года. Вопреки его воле он помирился в Бонмулене с французским королем и принес ему ленную присягу. В следующем году они вдвоем захватили Мэн и Турень. Генрих II повел против Ричарда и Филиппа войну, но без особого успеха. За несколько месяцев от него отпали все континентальные владения, кроме Нормандии.
       Под Леманом Генрих II едва не попал в плен к своему сыну. В июле 1189 года Генрих II должен был согласиться на унизительные условия, продиктованные ему врагами, и вскоре после этого умер. В августе Ричард прибыл в Англию и 3 сентября 1189 года короновался в Вестминстерском аббатстве. Подобно отцу, проводившему большую часть времени не на острове, а в своих континентальных владениях, он не собирался задерживаться в Англии надолго. После коронации Ричард I прожил в своей стране всего четыре месяца, а затем еще раз заехал сюда на два месяца в 1194 году.
       Приняв власть, Ричард стал хлопотать об организации Третьего крестового похода, обет участвовать в котором он дал еще в 1187 году. На призыв папы римского Климента III об участии в этом походе откликнулись трое самых могущественных монархов - германский император Фридрих I Барбаросса, французский король Филипп II Август и английский король Ричард I.
       Английский король учел печальный опыт Второго крестового похода и настоял на том, чтобы для достижения Святой Земли был избран морской путь. Это избавляло крестоносцев от многих лишений и неприятных столкновений с византийским императором. Поход начался весной 1190 года, когда массы крестоносцев двинулись через Францию и Бургундию к берегам Средиземного моря. В первых числах июля Ричард I Английский встретился в Везеле с французским королем Филиппом Августом. Короли и войска приветствовали друг друга и продолжили вместе поход к югу с радостными песнями. От Лиона французы повернули к Генуе, а Ричард двинулся в Марсель.
       Погрузившись здесь на корабли, англичане отплыли на восток и 23 сентября уже были в Мессине на Сицилии. Здесь король был задержан враждебными действиями местного населения. Сицилийцы очень недружелюбно отнеслись к английским крестоносцам, среди которых было много нормандцев. Они не только осыпали их насмешками и бранью, но при каждом удобном случае старались убивать безоружных крестоносцев.
       3 октября из-за ничтожного столкновения на городском рынке началась настоящая война. Горожане поспешно вооружились, заперли ворота и заняли место на башнях и стенах. В ответ англичане, не долго думая, пошли на штурм. Ричард, сколько мог, старался удержать своих соплеменников от разорения христианского города. Но на следующий день во время мирных переговоров горожане вдруг сделали смелую вылазку. Тогда король стал во главе своего войска, загнал неприятелей обратно в город, захватил ворота и произвел суровый суд над побежденными. До самого вечера в городе свирепствовали грабежи, убийства и насилия над женщинами. Наконец Ричарду удалось водворить порядок.
       Из-за позднего времени продолжение похода было отложено до будущего года. Эта многомесячная задержка весьма дурно отразилась на отношениях двух монархов. То и дело между ними происходили мелкие столкновения, и если осенью 1190 года они прибыли в Сицилию задушевными друзьями, то весной следующего года покинули ее почти откровенного врагами. Филипп отправился прямиком в Сирию, а Ричард сделал еще вынужденную остановку на Кипре.
       Случилось так, что из-за бури часть английских кораблей была выброшена на берег этого острова. Правивший Кипром император Исаак Комнин завладел ими на основании берегового права. Но 6 мая в гавань Лимасола вошел весь флот крестоносцев. Король потребовал у Исаака удовлетворения, а когда тот отказался, немедленно напал на него. Галеры крестоносцев приблизились к берегу, и рыцари сходу начали бой.
       Ричард вместе с другими смело спрыгнул в воду, а затем первым вступил на вражеский берег. Сражение, впрочем, продолжилось недолго - греки не выдержали удара и отступили. На следующий день бой возобновился уже за пределами Лимасола, но был так же неудачен для греков. Как и накануне, Ричард был впереди нападавших и более всех отличился своей доблестью. Пишут, что он захватил знамя Исаака и даже сбил ударом копья с лошади самого императора.
       12 мая в завоеванном городе была с великой пышностью отпразднована свадьба короля Ричарда с Беренгарией Наваррской. Исаак между тем понял свои просчеты и завязал с Ричардом переговоры. Условия примирения были для него очень тяжелы: кроме большего выкупа, Исаак должен был открыть перед крестоносцами все свои крепости и выставить для участия в крестовом походе вспомогательные войска.
       При всем этом Ричард пока не покушался на его власть - император сам дал повод к тому, чтобы события приняли для него наихудший оборот. После того, как все дела казались улаженными, Исаак вдруг бежал в Фамагусту и обвинил Ричарда в том, что тот посягал на его жизнь. Разгневанный король объявил Комнина клятвопреступником, нарушителем мира и поручил своему флоту сторожить берега, чтобы тот не убежал. Сам он прежде всего захватил Фамагусту, а потом двинулся на Никосию. На пути у Тремифуссии еще раз произошло сражение.
       Одержав третью победу, Ричард I торжественно вступил в столицу. Здесь он на некоторое время был задержан болезнью. Тем временем крестоносцы, возглавляемые иерусалимским королем Гвидо, взяли самые крепкие замки в горах Кипра. В числе прочих пленников была захвачена единственная дочь Исаака. Сломленный всеми этими неудачами, император 31 мая сдался победителям. Единственным условием низложенного монарха была просьба не отягощать его железными цепями.
       Но от этого его судьба не стала легче, потому что Ричард велел заковать его в серебряные кандалы и сослать в один из сирийских замков. Таким образом, в результате успешной 25-дневной войны Ричард I Английский сделался обладателем богатого и цветущего острова. Он оставил жителям половину их имущества, а другую половину употребил на образование уделов тому рыцарству, которое должно было взять на себя защиту страны. Разместив во всех городах и замках свои гарнизоны, Ричард 5 июня отплыл в Сирию. Через три дня он уже был в христианском лагере под стенами осажденного Акры (ныне - Акко в Израиле).
       С прибытием англичан осадные работы закипели с новой силой. В короткий срок были сооружены башни, тараны и катапульты. Под защитными крышами и через подкопы крестоносцы приблизились к укреплениям противника. Вскоре около пробитых брешей повсюду загорелся бой. Положение горожан сделалось безнадежным, и 11 июля они вступили в переговоры о сдаче города с христианскими королями.
       Мусульмане должны были обещать, что султан отпустит всех христианских пленников и вернет Животворящий Крест. Гарнизон имел право возвратиться к Саладину, но часть его, в том числе сто знатных людей, должны были остаться заложниками до тех пор, пока султан не заплатят христианам 200 тысяч золотых. На следующий день крестоносцы торжественно вошли в город, который осаждали в течение двух лет.
       Радость победы, впрочем, была омрачена сильными раздорами, которые немедленно вспыхнули между предводителями крестоносцев. Спор возник из-за кандидатуры иерусалимского короля. Ричард считал, что им должен стать Гвидо Лузиньян (Гай Луазианский). Но многие палестинские христиане не могли простить ему падения Иерусалима и отдавали предпочтение герою обороны Тира маркграфу Конраду Монферратскому. Филипп Август был также всецело на его стороне. На эту распрю наложился еще один громкий скандал, связанный с австрийским знаменем.
       Как можно заключить из противоречивых известий об этом инциденте, вскоре после падения города австрийский герцог Леопольд приказал поднять над своим домом австрийский штандарт. Увидев этот флаг, Ричард пришел в ярость, велел сорвать его и бросить в грязь. Гнев его был вызван, видимо, тем обстоятельством, что Леопольд занял дом в английской части города, в то время как он был союзником Филиппа.
       После этого король тяжко оскорбил и немецкого императора, выгнав отряд немецких рыцарей из своей армии, лишив предварительно их имущества, оружия и коней. Но как бы то ни было, этот случай возмутил всех крестоносцев, и о нем долго не могли забыть. В конце июля Филипп, а также многие французские крестоносцы покинули Святую Землю и отправились в обратный путь.
       Это ослабило силы крестоносцев, между тем как самая трудная часть войны - за возвращение Иерусалима - еще и не начиналась. Правда, с отъездом Филиппа должны были утихнуть внутренние распри среди христиан, поскольку Ричард оставался теперь единственным вождем крестоносного войска. Однако не ясно было, насколько эта трудная роль ему по плечу. Очень многие считали его человеком своенравным и необузданным, да и сам он первыми же своими распоряжениями подтвердил это невыгодное о себе мнение.
       Саладин не мог так скоро, как его обязали, исполнить условий, которые на него налагала капитуляция Акры: освободить всех пленников и уплатить 200 тысяч марок золотом. Ричард пришел из-за этого в безмерный гнев и тотчас, после того как прошел выговоренный Саладином срок - 20 августа, - велел вывести и заколоть перед воротами Акры более 2 тысяч мусульманских заложников, за что получил прозвище "Львиное сердце". Конечно, после этого деньги не были выплачены вовсе, ни один пленный христианин не получил свободы. А Животворящий Крест остался в руках мусульман.
       Через три дня после этой резни Ричард выступил из Акры во главе большого войска крестоносцев. Ричард был полон решимости наступать на Иерусалим. Он сплотил многоязычные армии крестоносцев (общей численностью около 50 тысяч человек) в единое войско и выступил в поход, в котором проявил себя выдающимся тактиком, а также сумел, благодаря личной харизме, добиться подчинения от непокорных разноплеменных рыцарей и баронов. Сопровождаемый флотом, он медленно продвигался вдоль побережья короткими переходами, чтобы не утомлять войско.
       На флангах непрерывно происходили стычки с армией Саладина, целью которого было отсечь от основной колонны отстающих или разбить войско крестоносцев на несколько изолированных отрядов, как это было сделано при Хаттине. Но марш Ричарда на Аскелон был четко спланирован и организован, а потому таких возможностей Саладину не представлялось. Ричард строжайше запретил рыцарям ввязываться в стычки и все попытки Саладина спровоцировать колонну крестоносцев нарушить строй на марше ни к чему ни приводили. Чтобы не давать конным лучникам Саладина приблизиться, Ричард расставил вдоль всей колонны арбалетчиков.
       Саладин попытался преградить дорогу. На побережье возле Арсуфа (Арзуфа) египетский султан устроил засаду, а затем организовал мощную атаку на тылы колонны Ричарда, чтобы вынудить арьергард крестоносцев вступить в бой. Сперва Ричард запретил оказывать сопротивление, и колонна упорно продолжала марш. Потом, когда мамлюки совсем осмелели, а давление на арьергард стало невыносимым, Ричард приказал трубить заранее обусловленный сигнал к атаке.
       Хорошо организованная контратака застала ни о чем не подозревавших мусульман врасплох. Битва кончилась буквально за несколько минут. Повинуясь приказам Ричарда, крестоносцы преодолели искушение броситься преследовать разгромленного противника. Эта блестящая победа христиан у Арзуфа (Арсуфа) произошла 7 сентября 1191 года, при которой войска Саладина потеряли 7 тысяч человек, а остальные обратились в бегство. Потери крестоносцев в этом бою составили около 700 человек. После этой битвы Саладин ни разу не решался вступать с Ричардом в открытый бой. Ричард находился в самой гуще сражения и содействовал успеху своим копьем.
       Через несколько дней крестоносцы прибыли в разрушенный Иоппе и остановились здесь на отдых. Саладин воспользовался их задержкой для того, чтобы совершенно разрушить Аскелон, который он теперь не имел надежды удержать. Известие об этом расстроило все планы крестоносцев. Часть из них стала восстанавливать Иоппе, другие заняли развалины Римле и Лидды.
       Сам Ричард участвовал во многих стычках и часто без всякой нужды рисковал жизнью. Одновременно между ним и Саладином завязались оживленные переговоры, которые, однако, не привели ни к каким результатам. Зимой 1192 года король Ричард I Английский объявил поход на Иерусалим. Однако крестоносцы дошли только до Бейтнуба. Они должны были повернуть назад из-за слухов о сильных укреплениях вокруг Святого Города. В конце концов, вернулись к первоначальной цели и в сильную непогоду - сквозь бурю и дождь - двинулись к Аскелону.
       Этот, еще совсем недавно цветущий и богатый город, предстал перед глазами крестоносцев в виде пустынной кучи камней. Крестоносцы ревностно приступили к его восстановлению. Ричард поощрял рабочих денежными подарками и, чтобы показать всем хороший пример, сам таскал на своих плечах камни. Из страшного мусора с необычайной быстротой были воздвигнуты валы, башни и дома.
       В мае Ричард взял приступом Даруму - сильную крепость к югу от Аскелона. После этого решено было вновь двигаться на Иерусалим. Но, как и в прошлый раз, крестоносцы добрались только до Бейтнуба. Здесь армия остановилась на несколько недель. Между вождями похода завязались жаркие споры о том, целесообразно или нет приступать сейчас к осаде такой мощной крепости, или лучше двинуться на Дамаск или в Египет. Из-за разногласий поход пришлось отложить. Крестоносцы стали покидать Палестину.
       В августе пришло известие о нападении Саладина на Иоппе. С быстротой молнии Ричард собрал оставшиеся еще под рукой военные силы, поплыл в Иоппе. В гавани, опережая своих людей, он спрыгнул с корабля в воду, чтобы без замедления достигнуть берега. Была не только спасена цитадель, но и вновь отбит у противника город.
       Спустя несколько дней Саладин попробовал еще раз с превосходящими силами захватить и смять небольшой отряд короля. Под Иоппе и в самом городе произошел бой, исход которого долго колебался то в ту, то в другую сторону. Ричард оказал себя не только смелым, сильным и стойким, но и разумным полководцем, так что не только удержал позиции, но и нанес врагам большие потери.
       Одержанная победа позволила начать переговоры. Из Англии приходили дурные вести о самовластных поступках младшего брата короля Джона (Иоанна Безземельного). Ричард с беспокойной поспешностью стремился домой, и это побуждало его к уступкам. По договору, заключенному в сентябре, Иерусалим остался во власти мусульман, Святой крест не был выдан; пленные христиане были предоставлены своей горькой участи в руках Саладина, Аскелон должен был быть срыт рабочими с обеих сторон. Такой исход сводил на нет все успехи Ричарда, но делать было нечего.
       После заключения договора с Саладином Ричард несколько недель прожил в Акре и в начале октября отплыл на родину. Это путешествие представляло для него большое затруднение. Кроме морского пути вокруг Европы, которого он, очевидно, хотел избежать, почти все другие дороги были ему закрыты. Государи и народы Германии были большей частью враждебно настроены против Ричарда.
       Откровенным врагом его являлся австрийский герцог Леопольд. Германский император Генрих VI был противником Ричарда из-за близких отношений английского короля с гвельфами и норманнами, главными врагами рода Гогенштауфенов. Однако, несмотря на это, Ричард решился плыть вверх по Адриатическому морю, видимо, собираясь отправиться через южную Германию в Саксонию под защиту Вельфов.
       Около берега между Аквилеей и Венецией его корабль сел на мель. Ричард ушел от моря с немногими провожатыми и, переодетый, поехал через Фриауль и Каринтию. Вскоре о его движении стало известно герцогу Леопольду. Многие спутники Ричарда были захвачены, с одним слугой он добрался до деревни Эрдберга под Веной. Изящный вид его слуги и иностранные деньги, на которые он делал покупки, обратили на себя внимание местных жителей. 21 декабря Ричард был схвачен и заключен в замок Дюренштейн.
       Как только весть об аресте Ричарда дошла до императора, он немедленно потребовал его выдачи. Леопольд согласился после того, как ему обещали уплатить 50 тысяч марок серебра. После этого больше чем на год английский король сделался пленником Генриха VI. Он купил себе свободу лишь после того, как принес ленную присягу императору и пообещал выплатить выкуп в 150 тысяч марок золота. В феврале 1194 года Ричард был отпущен, а в середине марта высадился на английском берегу.
       Сторонники Джона (Иоанна) не решились противостоять ему и вскоре сложили оружие. Лондон встретил своего короля пышными торжествами. Но уже через два месяца Ричард навсегда оставил Англию и отплыл в Нормандию. В Лизо перед ним предстал Иоанн, неблаговидное поведение которого во время отсутствия старшего брата граничило с прямой изменой. Ричард, однако, простил ему все преступления.
       В отсутствие короля Ричарда французский король Филипп II добился некоторого преобладания над англичанами на континенте. Ричард поспешил исправить положение. Он взял Лош, одну из основных крепостей Турени, овладел Ангулемом и принудил к покорности закоренелого мятежника графа Ангулемского. В следующем году Ричард двинулся в Берри и действовал здесь так успешно, что заставил Филиппа подписать мир.
       Французы должны были отказаться от восточной Нормандии, но удержали несколько важных замков на Сене. Поэтому соглашение не могло быть прочным. В 1198 году Ричард вернул пограничные нормандские владения, а затем подступил к замку Шалю-Шаброль в Лимузене (виконтство Лимож), владелец которого (виконт Адемар Лиможский) был изобличен в тайной связи с французским королем.
       26 марта 1199 года после ужина, в сумерках, Ричард отправился к замку без лат, защищенный только шлемом. Во время боя арбалетная стрела глубоко вонзилась королю в плечо, рядом с шейным отделом позвоночника. Не подав вида, что он ранен, Ричард поскакал в свой лагерь. Ни один важный орган не был задет, но в результате неудачной операции началось заражение крови. Проболев одиннадцать дней, король Ричард I Английский умер 6 апреля 1199 года.
       Из всей этой истории видно, что правителем Ричард был весьма посредственным, поскольку практически все царствование провел за границей: с крестоносцами (1190 - 1191 годы), в плену в Австрии (1192 - 1194 годы), а потом долго воевал с французским королем Филиппом II Августом (1194 - 1199 годы), причем почти вся война сводилась исключительно к осадам крепостей. Единственная крупная победа Ричарда в этой войне - взятие Жизора под Парижем в 1197 году. Управлением Англией Ричард совершенно не занимался. В памяти потомков Ричард остался бесстрашным воином, заботившимся о личной славе более, чем о благополучии своих владений.
      
      
       В 1506 году умер бездетный великий литовский князь Александр Казимирович. Борьбу за великое княжение в Литве повели, поддержанный братьями, влиятельный и богатый князь Михаил Глинский и брат умершего Александра Казимировича - Сигизмунд, поддержанный католической церковью. Победил последний, и в январе 1507 года состоялась торжественная коронация Сигизмунда I.
       Став одновременно польским королем и великим литовским князем, Сигизмунд был опасным для Москвы противником. Сразу же после вступления на престол Сигизмунд, человек смелый и предприимчивый, приказал готовиться к походу на Москву. В Крым и Казань он отправил послов поднимать татар на Василия III. В феврале 1507 года Виленский сейм принял решение о возвращении земель, утраченных во время двух предыдущих войн с Москвой (в 1492-94 и 1500-03 гг.).
       Уже в марте 1507 года в Москву прибыли литовские послы. Они официально известили Василия III о восшествии на престол Сигизмунда I. Далее они потребовали возвращения русских Северских земель (Стародуба, Почепа, Мглина, Поповой Горы, Новгорода-Северского и некоторых других), которые отошли к Москве в результате последней войны и поражения в битве на Ведроши.
      Об уступке Северщины не могло быть и речи. Василий III, естественно, ответил отказом, сославшись на то, что литовцы преступают договор 1503 года, тревожат набегами владения князей Стародубского и Рыльского, жгут села Брянские.
       Тогда король Польши, получив вежливый, но решительный отказ, начал войну против великого княжества Московского в союзе с Ливонским орденом, Крымским и Казанским ханствами. В военном отношении антирусская коалиция выглядела весьма внушительно.
       Ответом на это стало вооруженное выступление в Литве против Сигизмунда I князей братьев Глинских - Михаила, Василия, Ивана и Андрея - сторонников Москвы. У этих князей было немало общего и помимо чисто географического соседства. Они приходились друг другу родственниками, будучи прямыми потомками Дмитрия Донского - прадеды Шемячича и Василия Стародубского - Юрий и Андрей, соответственно, были сыновьями Дмитрия Донского.
       Восставшие князья во главе своих дружин заняли города Мозырь и Клетцк, осадили Житомир и Овруч. Успех на первых порах сопутствовал восставшим, которые ожидали получить московскую военную помощь. Слово свое Василий III сдержал, поскольку известно, что осенью 1507 года князь Василий Семенович Стародубский вместе с Василием Шемячичем ходили в литовский поход на помощь Глинскому.
       В конце 1508 года Литва начала мирные переговоры, закончившиеся договором в начале следующего года, по которому король Польши признавал за Москвой Северщину. Князья братья Глинские, присягнувшие на верную службу русскому государю, отъехали на Московскую Русь.
       Подписанный с Литвой в 1508 году мирный договор фактически не соблюдался ни одной из сторон, поскольку на протяжении всей первой трети XVIвека в приграничной Стародубщине происходили постоянные стычки между московскими и литовскими отрядами.
       Весной 1512 года русские войска отразили поход пяти сыновей крымского хана Менгли-Гирея на южные города Белев, Одоев, Козельск и Алексин, а затем и на Рязань. Было со всей достоверностью установлено, что крымчаков "наводил" на московские земли король Сигизмунд I.
       Осенью 1512 года польский король посадил вдову брата Александра Каземировича - Елену Ивановну в темницу, где она вскоре умерла. Василий III в гневе послал Сигизмунду I "разметные грамоты" с объявлением войны. 19 декабря 1512 года сам великий князь вместе с двумя своими братьями Юрием и Димитрием, а также крещеным татарским царевичем Петром, Михаилом Глинским и с двумя московскими воеводами - князьями Данилом Щенею и Репнею-Оболенским выступил в поход. Целью похода был Смоленск.
       Великий московский князь вместе с братьями во главе русского войска осадил город Смоленск. Взять же первоклассную крепость того времени не удалось из-за недостатка осадной артиллерии и действий конных крымских отрядов в тылу. Великий князь в марте 1513 года возвратился в Москву.
       Летом 1513 года начался второй поход на Смоленск. Василий III сам остановился в Боровске, а к Смоленску послал воевод - боярина князя Репню-Оболенского и окольничего Андрея Сабурова. Теперь удалось сильными "сторожами" - заставами - обезопасить себя от нападений со стороны Крымского ханства. В русском войске насчитывалось около двух тысяч пищалей-"ручниц".
       Смоленский наместник Литвы Юрий Сологуб встретил их за городским валом, дал битву, но потерпел поражение и затворился в крепости. Получивши весть о победе, Василий сам отправился под Смоленск. Больше месяца длились безуспешные попытки овладеть крепостью на берегах Днепра. Сильный литовский гарнизон отразил все приступы - что пушки осаждающих разрушали днем, то осажденные заделывали ночью. В ходе одного из них погибло две тысячи московских ратников. Был отбит и ночной штурм.
       Шесть недель продолжалась осада крепости. Тщетно великий князь посылал к смольнянам частые грамоты с обещаниями и угрозами, они не сдавались. Удовольствовавшись опустошением окрестностей, Василий III велел отступить и возвратился в Москву в ноябре месяце.
       Но уже в феврале 1514 года принимается решение о третьем походе на Смоленскую крепость. Однако осуществить его удалось только в конце лета того года.
       Польский король и литовский великий князь Сигизмунд I тоже деятельно готовился к борьбе за Смоленск и Смоленщину. Сейм принимает решение о найме семи тысяч польских пехотинцев - жолнеров. Вводится поголовный налог для покрытия государственных военных расходов: грош - с крестьянина, два гроша - со знатных людей и злотый - с урядника.
       В это же время к великому князю московскому прибыл специальный посол от Священной Римской империи. Стараниями императора Максимилиана и Василия III была образована военная коалиция европейских государств против Великого княжества Литовского и Короны Польской.
       8 июня 1514 года великий князь выступил в третий раз к Смоленску с братьями Юрием и Семеном. Третий брат (Димитрий) стоял в Серпухове для обороны южных границ от крымцев, а четвертый (Андрей) оставался в Москве.
       29 июля началась осада Смоленска. Московские рати перекрыли все дороги к городу, построили батареи для 300 осадных орудий и начали непрерывный обстрел города. "Великие пушки" стреляли ядрами, которые весили по нескольку пудов. От Москвы до Смоленска их тянули на полозьях каждую по несколько сотен "посошных людей". Для провоза тяжелых осадных орудий укреплялись мосты через большие и малые реки, строились новые, "исправлялись" дороги.
       На следующий день, 30 июля, Василий III послал в Смоленск своих воевод, князя Даниила Щеню с товарищами, дьяков с целью переписать всех жителей и привести к присяге - "быть за великим князем и добра ему хотеть, за короля не думать и добра ему не хотеть".
       К вечеру следующего дня все смоляне были переписаны и приведены к присяге. 31-го числа королевский гарнизон капитулировал, не желая больше испытывать судьбу, поскольку назревало восстание горожан.
       Наместник Юрий Сологуб приказал открыть главные ворота и 1 августа Василий III вместе с владыкой Варсонофием торжественно вступил в Смоленск. Смоленским князьям, боярам и мещанам Василий объявил свою уставную грамоту и назначил наместником боярина князя Василия Шуйского, а затем позвал всех обедать.
       Государь "всея Руси" был необыкновенно милостив к побежденным. Шляхтичи и жолнеры, которые не пожелали перейти на московскую службу, отпускались домой. Желающим служить великому князю московскому выдавали по два рубля в виде жалованья (в то время новый дом стоил не дороже 50 копеек, так что деньги были неплохие). Им же оставлялись прежние поместья на смоленской земле. Городу разрешили управляться "по старине", население Смоленска освобождалось и от некоторых государственных налогов.
       Королевскому наместнику Сологубу великий князь сказал: "Хочешь мне служить, и я тебя жалую, а не хочешь, волен на все стороны". Сологуб выразил желание вернуться к Сигизмунду, после чего был отпущен. Но в Вильнюсе его объявили предателем и отрубили голову.
       Михаил Глинский, считая себя главным участником взятия Смоленска и вообще успеха войны, надеялся, что Василий III отдаст ему Смоленск, ибо по его старанию были вызваны из-за границы искусные ратные люди. Но Василий III вовсе не собирался отдавать этот ключевой пункт на Днепре столь ненадежному человеку.
       Глинский сильно обиделся и вступил в переговоры с королем Сигизмундом. Тот обрадовался, прислал князю охранную грамоту. Глинский решил тайно покинуть свой отряд и сбежать в Оршу, но один из близких его слуг в ту же ночь появился до князя Михаила Голицы, доложил о побеге своего господина и даже указал дорогу, по которой поедет беглец.
       Глинского схватили ночью и повезли в Дорогобуж к великому князю, который велел заковать его и отправить в Москву. Отобранная у Глинского королевская охранная грамота стала убедительным доказательством его измены. Казнили бы князя, да он "вину" свою признал, в грехах покаялся, а главное, не сходя с места принял православие. В результате жизнь ему сохранили, но отправили в московскую тюрьму, где он провел 12 лет. После этого мятежный князь уже никогда не смог снова ввязаться в политические игры.
       Из тюрьмы Михаила Глинского вызволил случай. В 1525 году великому князю московскому Василию III исполнилось уже 46 лет, а детей у него не было. Тем временем ему приглянулась юная красавица, княжна Елена Васильевна Глинская (1512- 1538).
       И тогда Василий III решил развестись со своей женой, великой княгиней Соломонией, с которой состоял в браке с 1505 года. Официальной причиной для развода послужило бесплодие Соломонии.
       Возникла достаточно щепетильная ситуация. Церковь в те времена, как правило, выступала против разводов. Но московский митрополит Даниил оказался человеком понятливым. Он стал вести речи о том, что бесплодную смоковницу следует исторгнуть из сада. 29 ноября 1525 года, несчастную женщину увезли в женский Рождественский монастырь на Трубе, где насильно постригли в монахини под именем Софии.
       21 января 1526 года Василий III женился на Елене Глинской. Бояре не возражали, ибо она идеально им подходила - отец в могиле, дядя в опале, братья почти дети. Все были уверены, что этот брак сохранит "статус-кво" при дворе. Ради молодой жены Василий III отступил от старых русских обычаев и первым из московских князей сбрил бороду, хотя московиты считали бороду "образом, человеку от Бога дарованным".
       Все же бояре Захарьины, Шуйские и Горбатые попросили, дабы угодить новой великой княгине, выпустить из темницы ее дядю Михаила Львовича Глинского. Василий Иванович согласился. В феврале 1527 года Михаил вышел на свободу и получил "в кормление" город Стародуб Ряполовский на Клязьме, находившийся вдали от литовских рубежей.
       С присоединением силой оружия Смоленщины все русские земли оказались объединенными вокруг Москвы. Новая граница с Великим княжеством Литовским держалась весь XVI век. Теперь внешнеполитическая ситуация на западном порубежье изменилась в пользу Русского государства.
       В память о взятии древнего Смоленска великий московский князь Василий III в 1524 году за две версты от Москвы, на месте бывшего Саввина монастыря, заложил знаменитый в истории Новодевичий монастырь, в котором был построен Смоленский собор, иконостас которого украсила знаменитая икона Смоленская Одигитрия (Путеводительница), списанная в 1456 году при Василии II Темном с древней иконы, подаренной греческим императором Константином Мономахом, когда он выдавал свою дочь Анну за черниговского князя Всеволода Ярославича. В XII столетии сын Всеволода и Анны Владимир Мономах перенес эту икону в Смоленск. С того времени она стала называться Смоленскою.
       После и завершения Русско-литовской войны 1512-1522 гг. в Москве было заключено перемирие и наступил довольно продолжительный промежуток мирного времени между Москвой и Вильно. В ноябре 1526 года Московское перемирие 1522 года было продлено ещё на 6 лет. Однако перемирие не смогло решить коренные противоречия, которые существовали между Великим княжеством Литовским и Московским государством. Особенно спорными были Смоленск и Северские земли, отошедшие к Москве в результате перемирия 1503 году.
      Конфликты вокруг Стародуба и Северской земли не прекращались и во время действия перемирия.
       После истечения в декабре 1533 г. срока действия Московского перемирия, оно, скорее всего, было бы продлено. Однако неожиданное обстоятельство внесло свои коррективы в планы сторон - в ночь с 3 на 4 декабря 1533 года умер великий князь московский Василий III. Престол перешёл старшему сыну покойного государя Ивану Васильевичу, которому к этому времени едва исполнилось 3 года.
       После долгих сборов литовское войско, насчитывающее порядка 20-25 тысяч ратников, разделившись на три корпуса, в конце августа 1534 года выступило в поход. Один из отрядов остался у Могилева, второй отправился на Смоленск, третий - на Северщину.
       Основные силы русского войска летом 1534 года находились на берегу Оки, они несли охрану Рязанского княжества от крымских татар, поэтому на западных рубежах мы смогли лишь провести лишь перегруппировку войск.
       В кампанию 1534 года литовцы предпринимали безуспешные попытки овладеть Черниговом, Стародубом и Почепом (два последних в Брянской области) и Смоленском. В плен были уведены многие русские люди, однако закрепиться на этих территориях у литовцев не получилось. Военных ресурсов для этого у противника было недостаточно, согласно их плану, опустошение земель должно было сделать правительство малолетнего Ивана IV сговорчивей при подписании договора.
       Но вместо уступок русские войска осуществили ответный рейд вглубь литовских земель. Осенью 1534 года противника "прощупали", а спустя несколько месяцев уже большая московско-новгородская рать прошлась по литовской земле. Передовые отряды воеводы Бориса Горбатого-Шуйского подошли довольно близко к столице противника Вильно. Сопротивления практически не было, и в свою очередь, русские воеводы взяли большой полон.
       Зимний поход русских войск переполошил Вильно, литовцы запросили помощи у поляков и получили в поддержку корпус в 7 тысяч человек. В то же время литовские послы работали на дипломатическом направлении, им удалось договориться с Крымом об оказании военной помощи. И летом 1535 года хан Ислам-Гирей, нарушив договор с Москвой, напал на рязанские рубежи. Русским пришлось перебрасывать часть войска на рязанское направление.
       Поэтому, когда литовско-польское войско взяло Гомель и 30 июля 1535 года осадило Стародуб, русских сил было недостаточно, чтобы прийти на помощь осажденным. Одна часть войск под командованием князя Василия Немого Шуйского совершало рейд по Литве, другая - занималась постройкой крепости на озере Себеж, которая должна была стать опорным пунктом на литовской земле.
       Стародубская крепость, находившаяся на приграничной территории, в начале XVI века неоднократно подвергалась нападению Литвы и поляков. Но поскольку она была хорошо укреплена, взять ее было не так просто. Судя по сообщению русских источников, за стенами крепости укрылось свыше 13 тысяч человек, гарнизон также был многочисленным.
       Осаждающих по примерным подсчетам было столько же, сколько и осажденных. Город мог выдержать штурм и долгую осаду, поэтому литовцы решили производить подкопные и минные работы. В земельных работах задействовали триста с лишним человек, и менее чем за месяц они были завершены.
       Взрыв стены и штурм города запланировали на 29 августа 1535 года. "Злое пушечное зелье" было подожжено, "и вдруг услышали воеводы и горожане будто бы гром великий, потому что злое зелье вырвало часть городской стены, и загорелся город".
       К образовавшемуся пролому ринулся противник, гарнизон князя Федора Овчины-Оболенского сражался доблестно и дважды выбивал литву и поляков из крепости, но силы были неравны. Распространившийся пожар, уничтожил весь город. Поскольку в плен противник не мог взять всех стародубцев, в живых оставили лишь несколько сотен молодых и здоровых, всех остальных предали казни. Литовцы и поляки не пощадили никого, ни стариков, ни женщин, ни детей.
       Только пред шатром гетмана Яна Тарновского умертвили 1400 боярских детей. Согласно историку Сергею Соловьеву общее количество погибших составило 13 тысяч человек.
       Память о стародубской резне, учиненной польско-литовским воинством, сохранилась надолго. Жестокость, которую показали европейцы, двумя-тремя столетиями ранее проявляли кочевники-азиаты при взятии русских городов.
       Однако в целом расчеты Сигизмунда оказались неверными, он хотел воспользоваться внутренними смутами и малолетством Ивана IV, но четвертая военная экспедиция против московитов не принесла результатов, король обманулся вместе со всей литовской элитой.
       Попытки литовцев по требованию короля Сигизмунда удержать занятую ими Северщину не увенчались успехом. Укрепления разрушенного Стародуба не были восстановлены, а польские наёмники в связи с нехваткой денег в казне объявили о прекращении участия в войне и отправились домой. Также немаловажную роль сыграло отсутствие поддержки среди местного населения. Единственным приобретением Литвы, которое она смогла сохранить за собой, остался Гомель, где литовцам помогла сохранность структур старой знати.
      
      
       Нелегким был путь на трон и первого русского царя Ивана Грозного.
      Родился Иван Грозный (Иван IV Васильевич) 25 августа 1530 года в подмосковном селе Коломенское в семье великого князя Василия III Рюриковича и литовской княгини Елены Глинской.
       По отцовской линии Иван происходил из московской ветви династии Рюриковичей, по материнской - от Мамая, считавшегося родоначальником литовских князей Глинских. Бабушка по отцу, София Палеолог - из рода византийских императоров. Бабушка по матери Анна Якшич - дочь сербского воеводы Стефана Якшича. Иван стал первым сыном великого князя Василия III от второй жены, после долгих лет бездетности. Родившись 25 августа, он получил имя Иван в честь святого Иоанна Предтечи, день Усекновения главы которого приходится на 29 августа. Был крещён в Троице-Сергиевом монастыре игуменом Иоасафом (Скрипицыным).
       Он был старшим сыном у родителей, поэтому стал первым престолонаследником отца, которого должен был сменить по достижению совершеннолетия. Но номинальным царем всея Руси ему пришлось стать в 3-летнем возрасте, так как Василий III серьезно заболел и скоропостижно скончался.
       Предвидя скорую смерть, Василий III сформировал для управления государством "седьмочисленную" боярскую комиссию (именно к опекунскому совету при малолетнем великом князе впервые стало применяться название "Семибоярщина").
       Опекуны должны были беречь Ивана, пока он не достигнет 15 лет. В опекунский совет вошли его дядя, князь Андрей Старицкий (младший брат отца - Василия III), М. Л. Глинский (дядя матери - великой княгини Елены) и советники: братья Шуйские (Василий и Иван), Михаил Захарьин, Михаил Тучков, Михаил Воронцов. По замыслу великого князя, этим должны были сохраниться порядок правления страной доверенными людьми и уменьшиться распри в аристократической Боярской думе.
       Василий III умер 3 декабря 1533 года, а уже через 8 дней бояре избавились от основного претендента на трон - Дмитровского князя Юрия.
       Опекунский совет управлял страной меньше года, после чего его власть начала рушиться. В августе 1534 года произошёл ряд перестановок в правящих кругах. 3 августа князь Семён Бельќский и опытный военачальник окольничий Иван Васильевич Ляцкий оставили Серпухов и отъехали на службу к литовскому князю. 5 августа был арестован один из опекунов малолетнего Ивана - Михаил Глинский, который тогда же умер в тюрьме.
       За соумышленничество с перебежчиками были схвачены брат Семёна Бельского Иван и князь Иван Воротынский с детьми. В этом же месяце был арестован и ещё один член опекунского совета - Михаил Воронцов.
       Попытка Андрея Старицкого в 1537 году захватить власть окончилась неудачей: запертый в Новгороде с фронта и тыла, он был вынужден сдаться и закончил жизнь в тюрьме.
       В апреле 1538 года 30-летняя Елена Глинская умерла (по одной из версий, она была отравлена боярами), а через шесть дней бояре (князья Иван и Василий Шуйские с советниками) избавились и от Оболенского. Митрополит Даниил и дьяк Фёдор Мищурин, убеждённые сторонники централизованного государства и активные деятели правительства Василия III и Елены Глинской, были немедленно отстранены от управления государством. Митрополит Даниил был отправлен в Иосифо-Волоцкий монастырь, а Мищурина "бояре казнили... не любя того, что он стоял за великого князя дела".
       А Иван в 8 лет он остался полным сиротой.
      Т. О. детство юного монарха прошло в обстановке дворцовых переворотов, серьезной борьбы за власть, интриг и насилия, что сформировало у Ивана Грозного жесткий характер. Тогда, считая престолонаследника ничего непонимающим ребенком, попечители не обращали на него никакого внимания, беспощадно убивали его друзей и держали будущего царя в бедности, вплоть до лишения еды и одежды. Это воспитало в нем агрессию и жестокость, которая уже в юные годы проявлялась в желании мучить животных, а в будущем и весь русский народ.
       В тот период страной управляли князья Бельские и Шуйские, дворянин Михаил Воронцов и родственники будущего правителя по материнской линии Глинские. Их правление ознаменовалось для всея Руси безалаберным распоряжением госимуществом, что очень отчетливо понимал Иван Грозный.
       В 1543 году он впервые показал опекунам свой норов, приказав убить Андрея Шуйского. Тогда бояре начали бояться царя, власть над страной полностью сконцентрировалась в руках Глинских, которые стали всеми силами ублажать престолонаследника, воспитывая в нем звериные инстинкты.
       При этом будущий царь много времени посвящал самообразованию, читал много книг, что сделало его самым начитанным правителем тех времен. Тогда же, будучи бессильным заложником временных правителей, он возненавидел весь мир, а его главной идеей стало получение полной и ничем неограниченной власти над людьми, которую он ставил превыше любых законов морали.
       В 1545 году, когда Иван Грозный достиг совершеннолетия, он стал полноправным царем. Его первым политическим решением стало желание венчаться на царство, что дало ему право единовластия и наследия традиций православной веры. При этом этот царский титул стал полезным и для внешней политики страны, так как позволил занять другую позицию в дипломатических отношениях с Западной Европой и претендовать России на первое место среди европейских государств.
       После венчания родня Ивана упрочила своё положение, добившись значительных выгод, однако после Московского восстания 1547 года род Глинских потерял всё своё влияние, а юный правитель убедился в разительном несоответствии между его представлениями о власти и реальным положением дел.
       С первых дней правления Ивана Грозного в государстве прошли ряд ключевых изменений и реформ, которые он разработал с Избранной радой, а в России начался период самодержавия, в течение которого вся власть попала в руки к одному монарху.
       Следующие 10 лет царь всея Руси посвятил глобальному реформированию - Иван Грозный провел земскую реформу, которая сформировала сословно-представительную монархию в стране, принял новый судебник, ужесточивший права всех крестьян и холопов, ввел губную реформу, перераспределившую полномочия волостелей и наместников в пользу дворянства.
       В 1550 году правитель раздал "избранной" тысяче московских дворян поместья в пределах 70 км от российской столицы и образовал стрелецкое войско, которое вооружил огнестрельным оружием. Тот же период ознаменовался закрепощением крестьян и запретом на въезд в Россию еврейских купцов.
       Внешняя политика Ивана Грозного на первом этапе правления была насыщенна многочисленными войнами, которые были весьма успешными. Он лично участвовал в походах и уже в 1552 году взял под контроль Казань и Астрахань, а после присоединил к России часть сибирских земель. В 1553 году монарх начал организовывать торговые отношения с Англией, а через 5 лет вступил в войну с Великим княжеством Литовским, в которой потерпел громкое поражение и потерял часть русских земель.
       После проигрыша в войне Иван Грозный начал искать виновных в поражении, разорвал законотворческие отношения и Избранной радой и встал на путь самовластия, наполненного репрессиями, опалами и казнями всех, кто не поддерживал его политику.
       Правление Ивана Грозного на втором этапе стало еще более жестким и кровавым. В 1565 году он ввел особую форму правления, в результате которой Россия была разделена на две части - опричнину и земщину. Опричники, принесшие клятву на верность царю, попадали под его полное самовластие и не могли общаться с земскими, которые платили львиную долю своих доходов монарху.
       В поместьях опричнины таким образом собралось многочисленное войско, которое Иван Грозный освободил от ответственности. Им было позволено устраивать грабежи и погромы бояр насильственным образом, а в случае оказания сопротивления им разрешалось беспощадно казнить и убивать всех несогласных с государем.
       В 1571 году, когда на Русь вторгся крымский хан Девлет-Гирей, опричнина Ивана Грозного продемонстрировала полную недееспособность защищать государство - разбалованные правителем опричники попросту не пошли на войну, и из всей многочисленной армии царю удалось собрать только один полк, который не смог противостоять армии крымского хана. В результате Иван Грозный отменил опричнину, перестал убивать людей и даже приказал составить поминальные списки казненных людей, чтобы в монастырях отпевали их души.
       Итогами царствования Ивана Грозного стали развал экономики страны и громкое поражение в Ливонской войне, которая, по мнению историков, была делом всей его жизни. Монарх понял, что, управляя страной, он совершил множество ошибок не только во внутренней, но и во внешней политике, что к концу правления заставило раскаяться Ивана Грозного.
       В этот период он совершил еще одно кровавое преступление и в моменты ярости случайно убил собственного сына и единственного возможного престолонаследника Ивана Ивановича. После этого царь полностью отчаялся и даже хотел уйти в монастырь.
       Личная жизнь Ивана Грозного также насыщенна, как и его правление. По версии историков, первый царь всея Руси был женат семь раз. Первой супругой монарха была Анастасия Захарьина-Юрьева, с которой он обвенчался в 1547 году. Более чем за 10 лет брака царица родила шестерых детей, из которых выжили только Иван и Федор.
       После того, как Анастасия умерла в 1960 году, Иван Грозный женился на дочери кабардинского князя Марии Черкасской. В первый год супружеской жизни с монархом вторая жена родила ему сына, который скончался в месячном возрасте. После этого интерес Ивана Грозного к жене пропал, а через 8 лет умерла и сама Мария.
       Третья жена Ивана Грозного Мария Собакина была дочерью коломенского дворянина. Их венчание состоялось в 1571 году. Третий брак царя продлился всего 15 дней - Мария умерла по неизвестным причинам. Через 6 месяцев царь вновь женился на Анне Колтовской. Этот брак также был бездетным, а через год семейной жизни свою четвертую жену царь заключил в монастырь, где она и умерла в 1626 году.
       Пятой женой правителя стала Мария Долгорукая, которую он утопил в пруду после первой брачной ночи, так как узнал, что его новая жена не была девственницей. В 1975 году вновь женился на Анне Васильчиковой, которая недолго пробыла царицей - ее также, как и предшественниц постигла участь быть насильно сосланной в монастырь, якобы за измену царю.
       Последней, седьмой женой Ивана Грозного была Мария Нагая, которая вышла за него замуж в 1580 году. Через два года царица родила царевича Дмитрия, который погиб в 9-летнем возрасте. Мария после смерти мужа новым царем была сослана в Углич, а после насильно пострижена в монахини. Она стала весомой фигурой в русской истории как мать Лжедмитрия, недолгое правление которого пришлось на Смутное время.
       Смерть первого царя всея Руси Ивана Грозного наступила 28 марта 1584 года в Москве. Правитель умер за игрой в шахматы от разрастания остеофитов, которые уже в последние годы сделали его практически неподвижным. Нервные потрясения, нездоровый образ жизни и этот серьезный недуг сделали Ивана Грозного в его 53 года "дряхлым" стариком, что и привело к столь ранней смерти.
       Иван Грозный был похоронен рядом с убитым им сыном Иваном в Архангельском соборе, находящимся в московском Кремле. После захоронения монарха стали появляться упорные слухи о том, что царь умер насильственной, а не естественной смертью. Летописцы утверждают, что Ивана Грозного отравил ядом Борис Годунов, который после него стал правителем Руси.
       Версию об отравлении первого монарха проверяли в 1963 году при вскрытии царских гробниц - исследователи не нашли в останках повышенного содержания мышьяка, поэтому убийство Ивана Грозного не подтвердилось. На этом династия Рюриковичей полностью пресеклась, а в стране началось Смутное время.
      
      
      
       ... После кончины в 1598 году царя Федора Иоанновича, сына Ивана Грозного, прямых наследников рода Рюриковичей в живых не осталось. Малолетний царевич Дмитрий, сын шестой супруги Ивана Грозного Марии Нагой, живший с матерью в Угличе, 15 мая 1591 года погиб при невыясненных обстоятельствах, якобы во время игры напоровшись на нож. Земский собор избрал царем Бориса Годунова, приходившегося братом вдове Федора, царице Ирине.
       В начале царствования Годунова в стране выдался сильный неурожай, люди умирали с голоду. Простой народ тут же обвинил в этом нового государя - мол, нет ему благословения небес. Мечталось о другом царе, Божьем избраннике, добром и справедливом. Такова была ситуация на тот момент, когда на сцене появился человек, вошедший в историю под именем Лжедмитрия I. Ему, единственному из всех российских самозванцев, удалось на время захватить престол.
       В биографии Лжедмитрия множество белых пятен. Известно, что настоящее его имя было Юрий Отрепьев. Родился он около 1581 года в Галицком уезде, в семье дворянина Богдана Отрепьева, затем приехал в Москву и поступил на службу к окольничему Михаилу Никитичу Романову. Когда Романовы оказались в опале, Юрий бежал от расправы и принял монашество в одном из провинциальных монастырей под именем инока Григория. Оттуда он попал в Чудов монастырь в Москве. За хороший почерк был замечен патриархом Иовом и приближен к нему в качестве переписчика книг.
       Здесь же, в Чудовом монастыре, у Отрепьева созрел план выдать себя за царевича Дмитрия. К тому времени до него дошли слухи о том, что царевич-де вовсе не убит, а надежно спрятан, что вместо него злодеи по ошибке умертвили другого мальчика, товарища Дмитрия по играм. Григорий же приходился ровесником убиенному отроку, а кроме того, был достаточно грамотен и образован, что служило признаком знатного происхождения. Так созрел этот дерзкий замысел.
       Гришка оказался нечист на руку. Опасаясь суда за воровство, он вместе со своими товарищами по монастырю - Варлаамом Яцким и Михаилом Повадиным - бежал в Киев, а в 1602 году перебрался в Литву и Польшу. Здесь он уже официально объявил себя наследником русского трона и нашел поддержку в лице литовско-польского дворянства во главе с королем Сигизмундом III. За это он обещал отдать во владение Речи Посполитой большинство русских земель и обратить русский народ в католичество.
       Затем Отрепьев посватался к дочери самборского воеводы Марине Мнишек и заключил с ее отцом брачный контракт, по которому обязался предоставить воеводству Мнишека Новгород и Псков. 13 октября 1604 года Лжедмитрий во главе польского войска перешел границу Московии. Ему удалось покорить многие российские города. Альтернативное правительство Лжедмитрия укрепилось в Путивле.
       13 апреля 1605 года неожиданно скончался Борис Годунов. Бояре присягнули на царство его сыну Федору, но уже в июне в Москве произошло восстание, и Годунова свергли. Народ пожелал видеть царем "богоданного" Дмитрия. Однако стоявшему во главе Думы Василию Шуйскому необходимы были доказательства подлинности престолонаследника.
       Далее начинается непонятное. Шуйский приказал провести следственную экспертизу, на которой присутствовала мать погибшего царевича Дмитрия Мария Нагая. Ко всеобщему изумлению, Мария заявила, что юноша, называющий себя Дмитрием, действительно ее сын! Почему-то не были приглашены люди, хорошо знавшие Григория Отрепьева - его мать Варвара, монахи из Чудова монастыря.
       17 мая 1606 года, в день, когда должна была состояться свадьба Лжедмитрия и Марины Мнишек, рвавшийся к власти Шуйский поднял восстание в Москве. Войско под предводительством Петра Басманова перебило стражу самозванца и многих его сподвижников-иноземцев. Самого Лжедмитрия долго допрашивали и истязали, а потом обезображенный труп бросили на Лобное место, надев на голову скомороший колпак, а на грудь положив волынку. Впоследствии тело сожгли, а пепел зарядили в пушку и выстрелили из нее в сторону Польши.
       Новым царем стал, естественно, "спаситель" отечества Шуйский. Но зимой 1607 года в Литве объявился очередной царевич Дмитрий, утверждавший, что ему чудом удалось избежать казни в 1606-м. Перейдя границу Литвы с Россией, он вместе с польским воинством взял несколько городов, включая Орел и Тулу, и, подойдя к Москве, расположился лагерем в селе Тушино (из-за чего впоследствии и получил прозвище Тушинский вор).
       Происхождение Лжедмитрия II еще более неясное, чем первого Лжедмитрия. Он хорошо знал представителей духовенства и их обычаи, что может свидетельствовать о принадлежности его к духовному званию. И в самом деле, бывший сподвижник Лжедмитрия воевода Мосальский на допросе заявил, что Тушинский вор - это сын арбатского попа по имени Митька. Боярин А. Цыплятев поведал, что, мол, новый Лжедмитрий не кто иной, как сын литовского князя Андрея Курбского.
       Тщательное дознание провели польские иезуиты, которым удалось выяснить: под именем Дмитрия скрывался крещеный еврей Богданко, служивший помощником попа в городе Шклове, а затем учительствовавший в Могилеве. Нищий учитель случайно попался на глаза некоему Меховскому, прибывшему с поручением от польских магнатов найти человека, похожего лицом на казненного Лжедмитрия, чтобы объявить его московским царем.
       И вот в лагерь в Тушино вскоре прибыли воевода Мнишек с дочерью. Как ни странно, Марина узнала в самозванце своего бывшего жениха и тайно обвенчалась с Лжедмитрием II. Ему удалось захватить земли к востоку, северу и северо-западу от Москвы. Преследуемый войсками Шуйского, в декабре 1609 года Лжедмитрий бежал из Тушина в Калугу, где год спустя был убит.
       Интересно, что при подмене истинного монарха самозванцем достаточно большое количество людей верит в подлинность его личности и не замечает очевидных нестыковок. Так, вспомним, что родная мать Дмитрия опознала узурпатора как своего сына. Марина Мнишек тоже признала в Тушинском воре убиенного возлюбленного...
      Исследователи считают, что все удачливые самозванцы обладали силой внушения - "знали слово". Многие из них на самом деле уверовали в свое царское происхождение.
      
       Но в Московской державе государем мог быть только законный наследник государей, властвовавших над Русью из поколения в поколение. Этому критерию не соответствовали правители, пытавшиеся утвердиться на троне после кончины бездетного Фёдора, сына Ивана Грозного. Годунов воспринимался как ловкий слуга, забравший власть в доме после смерти господина.
       Подобием Годунова был Василий Шуйский, к тому же не обладавший годуновским авторитетом сильной личности. Годунову и Шуйскому могли без угрызений совести изменять бояре, воеводы, дворяне, признававшие по заблуждению или по корыстному расчёту призрачного "царя Дмитрия" в лице самозванцев, являвшихся один за другим, при активном участии польских панов и агентуры папского престола.
       При Шуйском порядочные люди не знали, как поступать. Царь, сидевший в Кремле, не внушал симпатий. Окружали его люди алчные и недалёкие. Сподвижники Лжедмитрия II (и поляки, и русские) разоряли русские земли. Москва оказалась в блокаде, рядом с ней, в Тушино, раскинулся стан самозванца, где авантюристы всех мастей разыгрывали комедию властвования "законного царя Дмитрия Ивановича". Бояре и дворяне перебегали из Москвы в тушинский лагерь и обратно. Сукины сыны из холопов и крестьян называли себя казаками, собирались в шайки, присоединялись к сподвижникам самозванца, либо к разным атаманам для гульбы и развесёлого воровства.
       Когда в 1609 году польские правители, подогревавшие Великую смуту, посчитали, что Русское государство ослаблено в достаточной мере, армия короля Сигизмунда двинулась на Смоленск. В эту армию входили хоругви грозной польской кавалерии, пехота из профессионалов-наёмников, лёгкая конница из запорожцев. Всего около 25 тысяч воинов, под командованием короля и гетмана Жолкевского.
       Осада Смоленска началась 1 октября 1609 года (все даты ― по новому стилю).
      Город был хорошо укреплён. Его опоясывали мощные каменные стены, на которых размещались 170 пушек. Но Сигизмунд рассчитывал на быстрый успех: ведь многие русские города, крупные и хорошо укреплённые, захватывались даже не регулярными войсками, а сборными отрядами шляхты, действовавшими от имени самозванца. Польским авантюристам и Лжедмитрию помогала общая растерянность, плодившая измены.
       В Смоленске никакой растерянности не было. Город оставался верным Василию Шуйскому, при всей непопулярности этого царя. Гарнизоном, насчитывавшим около 5 тысяч воинов, командовал опытный и решительный воевода Михаил Шеин. Требование капитуляции он отверг, предупредив, что утопит следующего парламентёра в Днепре, если тот явится к нему с предложениями о сдаче.
       Первый штурм города, начатый 5 октября, продолжался три дня и был отбит с большими потерями осаждавших. Поляки начали осадные работы, под стены крепости стали подводить подкопы. Эта затея отняла несколько месяцев и завершилась полной неудачей: защитники города определили направление польских галерей и взорвали их.
      Завершалась зима 1609―1610 годов. Смоленск мужественно переносил бедствия осады. Армия интервентов топталась под стенами города.
       Оказавшись в трудном положении, правительство Шуйского обратилось к Швеции с просьбой о военной помощи, обещая за это уступить город Корелу. Наёмное шведское войско с генералом Делагарди явилось в Россию. Используя это войско, молодой воевода Михаил Скопин-Шуйский (царский племянник) нанёс ряд поражений отрядам Лжедмитрия и освободил Москву от блокады. У царя Василия появились надежды на успех в борьбе с войсками Сигизмунда. Но в марте 1610 года Скопин-Шуйский внезапно умер. В его смерти обвиняли царя и его брата, Дмитрия, считавшегося наследником трона.
       4 июля 1610 года у деревни Клушино гетман Жолкевский разбил объединённое русско-шведское войско, которым командовал Дмитрий Шуйский. Большая часть иностранных наёмников перешла на польскую сторону. Остальные, во главе с Делагарди, отступили в северном направлении и вскоре стали захватывать русские города. Царь Василий был обречён: против него выступили все группировки знати, московской и провинциальной. Царя свергли и насильно постригли в монахи. Жолкевский стоял в Можайске, с юга столице угрожали недобитые тушинские отряды.
       В этот критический момент глава Боярской думы (правившей при отсутствии царя) князь Мстиславский предложил принять на престол Владислава, сына Сигизмунда, при условии, что королевич примет православие, согласится на ряд требований, гарантирующих права русской знати, а его отец прекратит военные действия и поможет покончить с Лжедмитрием.
       Этот проект получил немалую поддержку. Московскую верхушку привлекал блеск культуры западных соседей, тесно связанных с Европой. В особенности же русская знать завидовала правам и вольностям польской шляхты, желая того же для себя. Соответствующее переустройство Русского государства удобно было предпринять, имея на престоле пятнадцатилетнего Владислава, при поддержке могущественного Сигизмунда и при сохранении фактической власти в руках бояр. Идея соединения России с Польшей в форме династической унии овладела умами и, как говорится, процесс пошёл.
       А Смоленск продолжал стойко обороняться. Весной 1610 года к армии короля прибыли значительные подкрепления (около 30 тыс. человек), а также тяжёлая артиллерия. Смоляне после клушинской битвы не могли ожидать помощи, но все попытки склонить город к сдаче успеха не имели. 29 июля на рассвете начался штурм Смоленска, который продолжался два дня, но был отражён. Новый штурм последовал 11 августа, и опять поляки потерпели неудачу, потеряв более 1000 человек убитыми.
       Тем временем Боярская дума вступила в переговоры с Жолкевским. Гетман от имени короля 27 августа подписал договор о воцарении Владислава, где были учтены предложения московских вельмож. Далее переговорный процесс шёл в режиме игры в поддавки. Занявшись "европейским" проектом, матёрые московские политики вдруг безоговорочно поверили в добрые намерения ярых врагов России, вредивших ей всеми возможными средствами.
       Обманутые польским красноречием или желавшие обмануться, бояре делали одну уступку за другой, под честное благородное слово своих партнёров. Вскоре глупость стала приобретать характер национальной измены. Москвичей собрали присягать королевичу, и к Сигизмунду отправилось большое посольство. Оно находилось в пути, когда в Москву, тайком от жителей города, было введено польское войско. Это произошло 1 октября, в день годовщины начала смоленской осады.
       На переговорах в польском лагере все московские иллюзии развеялись, как дым. Сигизмунд не признавал никаких договоров и желал властвовать над Россией от имени сына без ограничений. Оберегая свои права и свободы, польские паны отнюдь не собирались предоставить какую-то свободу русскому быдлу. Везде, куда ступала польская нога, русских грабили, унижали, подвергали насилию.
       Король по-прежнему требовал сдачи Смоленска, но город не сдавался. Очередной штурм был предпринят в начале декабря и вновь был отбит на глазах московских послов.
      Смоленск оставался единственным очагом противостояния интервентам, но его пример оказывал мощное воздействие на сознание народа, освобождавшееся от призраков Великой смуты. Лжедмитрий потерял поддержку и был убит в Калуге одним из приспешников.
       Боярской думе не стали подчиняться многие города и даже послы, находившиеся в польском лагере (за что их арестовали и отправили в Польшу). Расходились послания (от патриарха Гермогена, москвичей, жителей других городов), звавшие на борьбу с поляками и русскими изменниками. По призыву рязанского воеводы Прокопия Ляпунова стали формироваться отряды ополчения, которые двинулись с разных сторон к столице.
       Москва стихийно восстала 29 марта 1611 года. Бои шли с переменным успехом; в них участвовал и был ранен князь Дмитрий Пожарский. Поляки были чудовищно жестоки, но не могли справиться с плохо вооружёнными москвичами. Тогда они принялись поджигать город. Деревянная Москва заполыхала из конца в конец, жители бежали из города в поисках спасения.
      Ополченцы подошли к столице с опозданием и не могли сразу одолеть врагов, засевших в Кремле и Китай-городе. Начались затяжные позиционные бои, где регулярному польскому войску противостояла многочисленная, но слабо организованная рать, в которой соединились бояре и вчерашние холопы, дворяне и казаки, верные слуги Шуйского и тушинские атаманы.
       Зима 1610―1611 годов прошла для Смоленска тяжелее предыдущей. Не было дров, истощались съестные припасы, свирепствовали болезни, в особенности цинга. К лету в строю оставалось лишь несколько сотен воинов, сохранивших силы для боя. Получив от перебежчика сведения о бедственном положении осаждённых, Сигизмунд предпринял ещё один штурм, одновременно на нескольких направлениях.
       Поляки ворвались в город, Михаил Шеин был ранен и взят в плен. Остатки гарнизона и многие горожане (около 3000 человек) укрылись в Успенском соборе, где хранились запасы пороха. Когда враг стал ломиться в собор, его защитники взорвали себя вместе с нападавшими. Пленённого Шеина заковали и подвергли пыткам, выведывая место захоронения казны, будто бы находившейся в его распоряжении.
       Смоленск пал 13 июня 1611 года. Лишь одна десятая часть его жителей, оказавшихся в осаде, осталась в живых, а всего погибло и умерло от лишений более 70 тысяч смолян. Польская армия потеряла под Смоленском более 30 тысяч человек, убитых в боях; были и немалые потери от болезней, дезертирства и пр.
       В момент падения Смоленска русский народ уже поднимался на Отечественную войну, против польских захватчиков и против шведов ― вероломных друзей, ставших лютыми врагами. Интервенты ещё могли кое-где побеждать, поскольку у России не было единого руководящего центра. Такой центр возник в Нижнем Новгороде осенью 1611 года по инициативе местного гражданина Кузьмы Минича Сухорукова, а ещё через полгода в Ярославле было создано законное правительство ― Совет всей земли.
       В Смоленске не нашлось богатой добычи, и королю нечем было вознаградить наёмников, чтобы поднять их боевой пыл. Сигизмунд не решился двигаться вглубь России с недовольным, сильно поредевшим войском и отправился в Варшаву.
       Пламя московского пожара спалило возможность воцарения Владислава в Русском государстве. Не осознавая этого, король пышно отпраздновал свои победы. Поляки поглумились над Василием Шуйским, обманным путём вывезенным из России. В сентябре 1612 года он умер в заключении ― надо полагать, этому способствовали условия пребывания у благородного панства. Но, хоть не истязали, как Шеина, не уморили голодом, как патриарха Гермогена, заточённого в темнице Чудова монастыря.
       О покойном царе Сигизмунд внезапно вспомнил после Деулинского перемирия, завершившего русско-польскую войну. В 1620 году для Василия Шуйского и его брата Дмитрия (также умершего в плену) возвели в Варшаве роскошные гробницы. Сигизмунд, видимо, ещё как-то рассчитывал завладеть наследием погубленного им царя. И подавал сигнал московской общественности, что учёл ошибки и готов в дальнейшем уважать русских подданных, как уважил прах Василия Шуйского. Пусть снова призовут на трон Владислава.
       Воевода Шеин, вернувшийся из плена в 1619 году, командовал войском в следующей русско-польской войне, пытался отвоевать Смоленск, но потерпел поражение и был казнён за эту неудачу в 1634 году, в царствование Михаила Романова. По итогам той войны удалось вернуть лишь малый город Серпейск да останки царя Шуйского, которые перезахоронили в Архангельском соборе Кремля.
       Владислав, сын Сигизмунда, отказался от видов на русский престол, наследовал престол польский и дожил до 1648 года. Он стал свидетелем первых побед Богдана Хмельницкого, обозначивших начало конца польского великодержавия.
      В 1654 году Смоленск был освобождён и навсегда возвращён России.
      
      
       В дальнейшей истории России существует интересная версия. Когда писатель Алексей Николаевич Толстой работал над своим романом "Петр Первый", он столкнулся с достаточно необычным фактом, что самый великий из российских монархов, гордость фамилии Романовых, не имеет никакого отношения ни к фамилии, ни к русской национальности вообще!
       Сей факт чрезвычайно взволновал писателя, и он, пользуясь своим знакомством со Сталиным, решил обратиться к нему за советом, тем более что информация была в каком-то смысле достаточно близка вождю.
       Информация была провокационной и неоднозначной, Алексей Николаевич принес Сталину документ, а именно некое письмо, которое явно свидетельствовало о том, что Петр I по своему происхождению - вовсе не русский, как считалось ранее, а грузин!
       Сталин столь необычному инциденту нисколько не удивился. Более того, после ознакомления с документами попросил Толстого сей факт утаить, дабы не давать ему возможности стать публичным, аргументировав свое желание достаточно просто: "Оставим им хоть одного "русского", которым они могут гордиться!"
       Наиболее вероятно речь идет о письме Дарьи Арчиловны Багратион-Мухранской, дочери царя Имеретинского Арчила второго, своей двоюродной сестре дочери мингрельского князя Дадиани. В письме речь идет о неком пророчестве, услышанном ею от грузинской царицы:
       "Моя мать мне рассказала о некоем Матвееве, видевшем вещий сон, в котором к нему явился святой Георгий Победоносец и сказал ему: Ты избран, сообщить царю о том, что в Московии должно родиться "ЦАРЮ ЦАРЕЙ", который сделает ее великой империей. Родиться ему положено от пришлого православного царя Иверского из того колена Давидова, что и Богородица. И дочери Кирилла Нарышкина, чистой сердцем. Ослушавшись сего веления - быть великому мору. Воля Бога воля и есть".
       Московское царство в то время, о котором идёт речь, представляло из себя царство без царя, и исполняющий обязанности царя монарх Алексей Михайлович не справлялся с возложенной на него ролью. Фактически страной управлял погрязший в дворцовых интригах, мошенник и авантюрист князь Милославский.
       Алексей Михайлович был человек слабый и тщедушный, окружали его люди в основном церковные, к мнению которых он и прислушивался. Одним из таких был Артамон Сергеевич Матвеев, который, будучи человеком не простым, умел оказать на царя необходимое давление, дабы сподвигнуть его на поступки, на которые царь готов не был. По сути Матвеев своими подсказками руководил царем, будучи этаким прототипом "Распутина" при дворе.
       План Матвеева был прост: необходимо было помочь царю избавиться от родства с Милославскими и возвести на трон "своего" наследника...
       В марте 1669 года после родов жена царя Алексея Михайловича - Мария Ильинична Милославская - скончалась. После чего именно Матвеев сосватал Алексею Михайловичу княжну крымско-татарскую Наталью Кирилловну Нарышкину, дочь крымско-татарского мурзы Исмаила Нарыша, который в то время проживал в Москве и для удобства носил вполне удобное для произношения местной знати имя Кирилл.
       Оставалось решить вопрос с наследником, так как дети, рожденные от первой жены, были такими же хилыми, как и сам царь, и вряд ли по мнению Матвеева представляли угрозу.
       Другими словами, как только царя женили на княжне Нарышкиной, встал вопрос о наследнике, а так как на тот момент царь был тяжко болен и физически слаб, да и дети у него получались хиленькие, было принято решение найти ему замену, вот тут-то и попался заговорщикам под руку грузинский князь...
       В отцах у Петра прописаны два великих грузинских князя из рода Багратионы, это:
      Арчил II (1647-1713) - царь Имеретии Кахетии, поэт-лирик, старший сын царя Картли Вахтанга V. Один из основателей грузинской колонии в Москве.
      Ираклий I (Назарали-Хан; 1637 или 1642 - 1709) - царь Картли (1688-1703), царь Кахетии (1703-1709). Сын царевича Давида (1612-1648) и Елены Диасамидзе (ум. 1695), внук царя Картли и Кахетии Теймураза I.
       Некоторые исследователи считают, что отцом мог стать именно Ираклий, потому что именно Ираклий перебывал во время, подходящее для зачатия царя, в Москве, а Арчил переехал в Москву лишь в 1681 году. Царевич Ираклий был известен в России под более удобным для местного люда именем Николай и отчеством Давыдович. Ираклий был приближенным царя Алексея Михайловича и даже при венчании царя и татарской княжны был назначен тысяцким, то есть, главным распорядителем брачных торжеств.
       В обязанности тысяцкого входило также и стать крестным отцом венчающейся пары. Но волею судеб, грузинский царевич помог царю московскому не только с выбором имени для первенца, но и с зачатием оного. На крестинах будущего императора, в 1672 году, Ираклий выполнил свой долг и нарек младенца Петром, а в 1674 году покинул Россию, заняв престол княжества Кахетия, правда, для получения данного титула ему пришлось принять мусульманство.
       По второй версии, отцом будущего самодержца в 1671 году стал уже несколько месяцев гостивший при дворе, бежавший от давления Персии царь имеретинский Арчил II, которого практически заставили посетить спальню княжны под давлением, убеждая его в том, что по божественному промыслу его участие необходимо в крайне богоугодном деле, а именно - зачатии "того, кого ждали".
       Возможно, именно сон практически святого человека Матвеева заставил благороднейшего православного царя войти к молодой царевне.
       Про родство Петра с Арчилом может свидетельствовать факт, что официальный наследник грузинского монарха, князь Александр, стал первым генералом российской армии грузинского происхождения, служил с Петром в потешных полках и погиб за императора в шведском плену.
       А другие дети Арчила: Матвей, Давид и сестра Дарья (Дарджен) получили от Петра такие преференции, как земли в России, и были им всячески обласканы. В частности, известен факт, что Петр поехал отмечать свою победу в село Всехсвятское, район нынешнего Сокола, к своей сестре Дарье!
       Также с этим периодом в жизни страны связана и волна массовой миграции в Москву грузинской элиты.
       В пользу второй версии говорит и факт, что Петр I был удивительно схож с имеретинским царем Арчилом II. Оба были поистине гигантского для того времени роста, с идентичными чертами лица и характерами, хотя эта же версия может быть использована и как доказательство первой, так как грузинские князья находились в прямом родстве.
       О родственниках царя, похоже, в то время знали все. Так царевна Софья писала князю Голицыну: "Нельзя отдавать власть басурманину!". Мать Петра, Наталья Нарышкина, тоже страшно боялась того, что натворила, и неоднократно заявляла: "Царем он быть не может!". Да и сам царь в тот момент, когда за него сватали грузинскую княжну, заявил во всеуслышание: "Я на однофамильцах не женюсь!".
       Согласно историческим документам, Петр I был достаточно высоким даже по нынешним мерам, так как его рост достигал двух метров, но что странно - обувь он при этом носил 38 размера, а размер его одежды был 48! Но, тем не менее, именно эти особенности он унаследовал от своих грузинских родственников, так как это описание с точностью подходило к роду Багратиона.
       Но даже не визуально, а по характеру Петр определенно не относился к роду Романовых, он по всем своим повадкам был настоящим кавказцем. Хоть он унаследовал немыслимую жестокость московских царей, но эта особенность могла достаться ему и по материнской линии, так как, весь род их был больше татарским, чем славянским, а ведь именно эта черта дала ему возможность превратить осколок орды в европейское государство.
       Петр I не был русским, но был россиянином, ибо несмотря на свое не совсем правильное происхождение, был все же царской крови, но ни к роду Романовых, ни тем более к Рюрикам не восходил. Возможно, именно не ордынское происхождение и сделало его реформатором и реально императором, превратившим уездное ордынское княжество Московия в Российскую империю.
       Петр родился в 1672 году и взошел на трон, когда ему было всего лишь 10 лет от роду, хоть поначалу и находился под опекунством двора.
       Мальчику было всего четыре года, когда скончался царь-отец. На престол взошел его старший брат и крестный Федор III Алексеевич, который взял опекунство над братом и приказал дать тому максимально хорошее образование. Впрочем, с этим у Петра Первого оказались большие проблемы.
       Он всегда был очень любознательным, но как раз в тот момент Православная церковь затеяла войну против иноземного влияния, а все преподаватели-латинисты были от двора отстранены. Поэтому царевича обучали русские дьяки, которые и сами не имели глубоких знаний, а русскоязычных книг должного уровня еще не существовало. В итоге Петр Первый имел скудный словарный запас и до конца жизни писал с ошибками.
       Царь Федор III правил всего шесть лет и скончался из-за слабого здоровья в молодом возрасте. По традиции престол должен был занять еще один отпрыск царя Алексея, Иван, но он был очень болезненным, поэтому семья Нарышкиных организовала фактически дворцовый переворот и объявила наследником Петра I.
       Им это было выгодно, так как мальчик являлся потомком их рода, но Нарышкины не учли, что семья Милославских поднимет восстание из-за ущемления интересов царевича Ивана. Состоялся знаменитый Стрелецкий бунт 1682 года, итогом которого стало признание одновременно двух царей - Ивана и Петра. В Оружейной палате Кремля до сих пор сохранился двухместный трон для братьев-царей.
       Любимой игрой юного Петра I стали занятия со своим войском. Причем солдатики у царевича были вовсе не игрушечными. Его сверстники одевались в униформу и маршировали по улицам города, а сам Петр Первый "служил" в своем полку барабанщиком. Позднее он даже завел собственную артиллерию, тоже настоящую. Потешное войско Петра I называлось Преображенским полком, к которому позднее добавился Семеновский полк, а, кроме них, царь организовал потешный флот.
       Когда юный царь был еще несовершеннолетним, за его спиной стояла старшая сестра, царевна Софья, а позднее мать Наталья Кирилловна и ее родственники Нарышкины. В 1689 году брат-соправитель Иван V окончательно отдал Петру всю власть, хотя номинально оставался со-царем, пока скоропостижно не умер в возрасте 30 лет. После смерти матери царь Петр Великий освободился от тяготившего опекунства князей Нарышкиных и именно с той поры можно говорить о Петре Первом как о самостоятельном правителе.
       В 1696 году он стал официальным правителем и оставался им до 1725 года. Он был великим реформатором.
       Он продолжил военные действия в Крыму против Османской империи, провел серию Азовских походов, результатом которых оказалось взятие крепости Азов. Для усиления южных границ царь построил порт Таганрог, но полноценного флота Россия все еще не имела, поэтому окончательной победы не достигла. Начинается масштабное строительство судов и обучение молодых дворян за границей корабельному делу. И сам царь учился искусству постройки флота, даже поработав плотником на строительстве корабля "Пётр и Павел".
       Пока Петр Великий готовился реформировать страну и лично изучал технический и экономический прогресс ведущих европейских государств, против него был задуман заговор, причем во главе стояла первая жена царя. Подавив стрелецкий бунт, Петр Первый решил переориентировать военные действия. Он заключает мирное соглашение с Османской империей и начинает войну со Швецией. Его войска захватили крепости Нотебург и Ниеншанц в устье Невы, где царь решил основать город Санкт-Петербург, а на близлежащем острове Кронштадт поместил базу русского флота.
       Вышеперечисленные завоевания позволили открыть выход к Балтийскому морю, получивший позднее символическое название "Окно в Европу". Позднее к России присоединились территории Восточной Прибалтики, а в 1709 году в ходе легендарной Полтавской битвы шведы были разгромлены полностью. Причем важно заметить: Петр Первый в отличие от многих царей не отсиживался в крепостях, а лично руководил войсками на поле боя. В Полтавской битве Петру I даже прострелили шляпу, то есть он действительно рисковал собственной жизнью.
       После поражения шведов под Полтавой король Карл XII укрылся под покровительством турок в городе Бендеры, который тогда входил в состав Османской империи, а сегодня расположен в Молдавии. При помощи крымских татар и запорожского казачества он стал нагнетать обстановку на южной границе России.
       Добиваясь высылки Карла, Петр Первый, наоборот, вынудил османского султана вновь развязать русско-турецкую войну. Русь оказалась в ситуации, когда нужно вести войну на три фронта. На границе с Молдавией царь попал в окружение и согласился подписать мир с турками, отдав им назад крепость Азов и выход к Азовскому морю.
       Помимо русско-турецкой и северной войн Петр Великий нагнетал обстановку на востоке. Благодаря его экспедициям были основаны города Омск, Усть-Каменогорск и Семипалатинск, позднее к России присоединилась Камчатка. Царь хотел осуществить походы в Северную Америку и Индию, но воплотить в жизнь эти задумки не сумел.
       Зато он провел так называемый Каспийский поход на Персию, в ходе которого завоевал Баку, Решт, Астрабад, Дербент, а также другие иранские и кавказские крепости. Но после смерти Петра Великого большинство этих территорий оказались утерянными, так как новое правление посчитало регион не перспективным, а содержание гарнизона в тех условиях было слишком дорогостоящим.
       Петр Первый был невероятно энергичным лидером, он практически вывернул Россию наизнанку, как носок, для того, чтобы поднять ее до уровня Запада. Изменения коснулись всех аспектов жизни общества, включая моду на чисто выбритые щеки и подбородки.
       Тут Петру пришлось столкнуться со многими трудностями, так как со времен Рюрика, который правил Новгородом с 828 года, мнение о мужчине люди составляли по густоте и чистоте его бороды. Худшим оскорблением, которое только можно было представить себе, считался плевок на бороду.
       Но когда дело доходило до того, чтобы навязать собственную точку зрения, Петр не церемонился, стоит лишь вспомнить, с каким остервенением он подавлял восстания, включая то, которое, как говорят, собирался организовать его собственный сын Алексей. В 1718 году его сообщники были посажены на кол, а сам царевич - заморен до смерти. Именно с такой энергией 5 сентября 1698 года царь ввел закон для того, чтобы избавить людей от привычки носить бороду. Петр самолично побрил своих бояр топором на эшафоте. Подобный "спектакль" был нужен для того, чтобы народ понял: царь не шутит.
       Благодаря тому, что территория России значительно расширилась, Петру удалось реорганизовать страну из царства в империю, и начиная с 1721 года Петр I стал императором. Из многочисленных реформ Петра I явно выделялись преобразования в армии, которые позволили ему достигнуть больших военных побед. Но не менее важными были такие новшества, как переход церкви под подчинение императору, а также развитие промышленности и торговли.
       Император Петр Первый отлично осознавал необходимость просвещения и борьбы с устаревшим образом жизни. С одной стороны, как самодурство воспринимался его налог на ношение бороды, но в то же время появилась прямая зависимость продвижения дворян по службе от уровня их образованности.
       При Петре основана первая русская газета и появилось много переводов иностранных книг. Были открыты артиллерийские, инженерные, медицинские, морские и горные школы, а также первая в стране гимназия. Причем теперь общеобразовательные школы могли посещать не только дети знатных особ, но и отпрыски солдат. Он очень хотел создать обязательную для всех начальную школу, но осуществить этот замысел не успел.
       Важно заметить, что реформы Петра Первого затронули не только экономику и политику.
       Он финансировал образование талантливых художников, ввел новый юлианский календарь, пытался изменить положение женщины, запретив насильственную женитьбу. Также поднимал достоинство подданных, обязав их не становиться на колени даже перед царем и использовать полные имена, а не называть себя как раньше "Сенькой" или "Ивашкой".
       В целом, реформы Петра Первого меняли у дворян систему ценностей, что можно считать огромным плюсом, но при этом пропасть между знатью и народом возросла многократно и теперь не ограничивалась только финансами и титулом. Главным минусом царских преобразований считается насильственный метод их воплощения.
       Фактически это была борьба деспотизма с необразованными людьми, и Петр рассчитывал кнутом привить народу сознательность. Показательным в этом плане является постройка Санкт-Петербурга, которая велась в тяжелейших условиях. Многие мастеровые бросались от каторжной работы в бега, а царь приказывал всю их семью сажать в тюрьмы, пока беглецы не вернутся с повинной.
       Так как методика управления государством при Петре Первом нравилась далеко не всем, царь основал орган политического сыска и суда Преображенский приказ, который позднее перерос в печально известную Тайную канцелярию. Самыми непопулярными указами в этом контексте был запрет на ведение записей в закрытой от посторонних комнате, а также запрет недоносительства. Нарушение обоих этих указов каралось смертной казнью. Таким способом Петр Великий боролся с заговорами и дворцовыми переворотами.
       В юношестве царь Петр I любил бывать в Немецкой слободе, где не только увлекся иноземной жизнью, например, научился танцевать, курить и общаться на западный манер, но и влюбился в немецкую девушку Анну Монс. Его мать была очень встревожена подобными отношениями, поэтому по достижении Петром 17-летия настояла на его свадьбе с Евдокией Лопухиной. Впрочем, нормальной семейной жизни у них не было: вскоре после свадьбы Петр Первый покинул жену и наведывался к ней только ради предотвращения слухов определенного рода.
       У царя Петра I и его жены было трое сыновей: Алексей, Александр и Павел, но двое последних умерли в младенчестве. Старший сын Петра Первого должен был стать его наследником, но так как Евдокия в 1698 году неудачно попыталась свергнуть мужа с престола ради передачи короны сыну и была заключена в монастырь, Алексей оказался вынужден бежать заграницу.
       Он никогда не одобрял реформ своего отца, считал того тираном и планировал низвергнуть родителя. Впрочем, в 1717 году молодого человека арестовали и заключили под стражу в Петропавловской крепости, а будущим летом вынесли смертный приговор. До казни дело не дошло, так как вскоре Алексей умер в тюрьме при невыясненных обстоятельствах.
       Через несколько лет после расторжения брака с первой женой Петр Первый взял в любовницы 19-летнюю Марту Скавронскую, которую русские войска захватили как военную добычу. Она родила от царя одиннадцать детей, причем половину - еще до законного венчания. Свадьба состоялась в феврале 1712 года после принятия женщиной православия, благодаря которому она стала Екатериной Алексеевной, впоследствии известной как императрица Екатерина I.
       Среди детей Петра и Екатерины - будущая императрица Елизавета I и Анна, мать Петра III, остальные погибли еще в детстве. Интересно, что вторая жена Петра Первого была единственным человеком в его жизни, кто умел успокоить его буйный характер даже в моменты бешенства и припадков гнева.
       Несмотря на то, что жена сопровождала императора во всех походах, он смог увлечься молодой Марией Кантемир, дочерью бывшего молдавского господаря, князя Дмитрия Константиновича. Мария оставалась фавориткой Петра Первого до конца его жизни.
       По сравнению со своими старшими братьями, рожденными другой матерью от их общего отца, Петр Первый казался довольно здоровым. Но на самом деле его почти всю жизнь мучили сильнейшие головные боли, а в последние годы правления Петр Первый страдал от почечнокаменной болезни. Приступы еще больше усилились после того, как император вместе с рядовыми солдатами вытаскивал севший на мель бот, но он старался не обращать на недуг внимания.
       В конце января 1725 года правитель уже не мог терпеть боли и слег в своём Зимнем дворце. После того как сил кричать у императора не осталось, он только стонал, а все окружение поняло, что Петр Первый умирает. Смерть Петр Первый принял в страшных муках. Официальной причиной его смерти врачи назвали воспаление легких, но позднее у докторов возникли сильные сомнения на счет такого вердикта. Было проведено вскрытие, которое показало страшное воспаление мочевого пузыря, которое уже переросло в гангрену. Похоронили Петра Великого в соборе при Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге, а наследницей трона стала его супруга, императрица Екатерина I.
      
      
      
       Трудно бывает предугадать, как сложится судьба тех или иных людей. Не предполагал, какое будущее его ждёт, и юноша Антонио Виейра. Предки его были евреями, уехавшими из Португалии в Голландию. Глава семьи, Мануэл де Виейра, был оружейником, но его сын Антонио, родившийся уже в Голландии (в 1682 году), отцовскому ремеслу научиться не успел, так как отец умер слишком рано, и подростку пришлось пойти юнгой на голландский военно-морской флот.
       В августе 1697 года в Голландию прибыло российское "Великое посольство", в составе которого находился некий "урядник Пётр Михайлов" - под этим псевдонимом скрывался царь Пётр Первый. Причём про это абсолютно все знали, и "урядника" встречали именно как царя.
       Высокому гостю показали учебный бой голландских военных кораблей, причём 25-летний Пётр настолько сильно увлёкся, что подплыл к одному из фрегатов, взобрался на борт, и стал командовать боем на голландском языке, которому успел немного научиться.
      Во время боя русский царь обратил внимание на юнгу, который очень ловко, "яко обезьяна", лазил по вантам и крепил паруса, и после окончания учебного сражения подозвал его к себе.
       Этим юнгой был Антонио де Виейра. Юнга представился, при этом сразу сообщил царю, что он "иудейского рода", однако Пётр национальными и религиозными предрассудками не страдал, и предложил 15-летнему юнге поступить к нему на службу. Антонио согласился.
       Он служил царю в качестве пажа, сначала те четыре с половиной месяца, которые Пётр провёл в Голландии, а затем, навсегда покинув Голландию, Антонио де Виейра отправился в дальнейшую длительную поездку с "Великим посольством" по Европе.
      В конце августа 1698 года "Великое посольство" вернулось в Россию, а с ним и царский паж, которому уже исполнилось 16 лет, впервые попал в страну, ставшую его новой Родиной.
       В российских документах Антонио, сын Мануэла, был записан как Антон Мануилович, а фамилию "де Виейра" записали как Девиер.
       Сначала Антон Девиер продолжал служить царским пажом, затем он стал царским денщиком, и сопровождал государя в военных походах. В 1708 году 26-летний Антон Девиер стал генерал-адъютантом.
      А ещё через два года произошло столкновение Антона Девиера с другим царским приближённым, светлейшим князем Александром Даниловичем Меншиковым. Конфликт произошёл на любовной почве.
       В 1710 году 28-летний Антон Девиер вознамерился жениться на младшей сестре светлейшего князя, Анне Даниловне Меншиковой. Невеста в прошлом была любовницей Петра Первого, но адъютант - эта такая должность, на которой брезгливые люди не служат, и даже у благороднейших дворян Европы не считалось позорным жениться на бывшей государевой любовнице.
       Бывшая любовница Петру надоела, и, кроме того, ей самой очень нравился Антон Девиер, и она была согласна выйти за него замуж, и царь против этого не возражал. Дело оставалось за малым - получить согласие от её старшего брата.
       Но тут неожиданно возникли проблемы. Когда генерал-адъютант Антон Девиер явился в дом Александра Меншикова просить руки его сестры, светлейший князь так возмутился, на его взгляд, гнусным предложением, что бросился на Девиера с кулаками, и они стали драться.
       На шум в комнату вбежали слуги Александра Даниловича в количестве десяти человек. Пользуясь численным превосходством, слуги Меншикова связали Девиера. После этого светлейший князь приказал слугам выпороть жениха, что и было исполнено, после чего его выбросили на улицу.
       Выпоротый генерал-адъютант Антон Девиер пожаловался на Меншикова царю. На это Пётр ответил "Тебе он отказал, но мне отказать не посмеет", и вместе с Девиером отправился в дом светлейшего князя, где и попросил у Меншикова руки Анны Даниловны для своего генерал-адъютанта.
       Как и предсказывал Пётр, отказать царю у Меншикова смелости не хватило, и в июле 1710 года Антон Мануилович Девиер наконец-таки женился на Анне Даниловне Меншиковой.
      Антон Девиер продолжал служить царским генерал-адъютантом, и считался одним из наиболее близких царю людей - он имел право входить к Петру без предварительного доклада в любое время суток, и ему было поручено руководить воспитанием царских дочерей.
       В 1718 году в служебной карьере Антона Девиера произошли большие изменения - Пётр Первый учредил в России полицию, и первым руководителем российской полиции 27 мая 1718 года стал именно Девиер. Первоначально полиция существовала только на территории Санкт-Петербурга, а в других городах она появилась значительно позднее, и должность Антона Девиера называлась "генерал-полицмейстер Санкт-Петербурга".
      Антон Девиер обеспечил в городе порядок, значительно уменьшил число преступлений, и даже впервые в истории начал борьбу с загрязнением окружающей среды - полицейские ловили тех людей, которые сваливали мусор в Неву, и били кнутом.
       В Западной Европе в то время с загрязнением рек никто не боролся, и, например, воды протекающей через Лондон реки Темзы были настолько зловонными, что в британском парламенте даже в сильную жару боялись открывать окна, ибо от реки шло такое "амбре", что депутаты не выдерживали. Своего Девиера в Англии не нашлось.
       Кроме того, генерал-полицмейстер Антон Девиер занялся борьбой с правонарушениями на потребительском рынке - за продажу некачественного товара и за необоснованное повышение цен (торговая наценка свыше 10%) торговцев били кнутом и даже отправляли на каторгу.
       Но, губернатором Санкт-Петербурга был Александр Данилович Меншиков, и теперь они с Девиером стали конфликтовать не только на почве личных неприязненных отношений, но и по служебным делам - все недовольные Девиером бежали жаловаться к Меншикову, но царь в этих спорах всегда был на стороне Девиера.
       При этом, когда Пётр находил у Девиера недостатки в работе, он и сам его наказывал, только не кнутом, а дубинкой. Известен реальный исторический случай, когда Пётр Первый и Антон Девиер ехали вдвоём в коляске-двуколке и осматривали город, и, когда они проезжали по мостику через канал возле Новой Голландии, оказалось, что несколько досок были отодраны от мостика и украдены.
       Тогда Пётр самолично избил генерал-полицмейстера дубинкой за недостаточную борьбу с хищениями государственного имущества, после чего государь и побитый глава полиции поехали дальше.
       Кстати, не исключено, что доски от мостика отодрали по приказу Меншикова, который заранее знал, куда поедут царь с Девиером, и хотел таким способом "подставить" своего недруга.
       В 1721 году Антон Девиер распорядился установить в Санкт-Петербурге первые фонари и скамейки для отдыха. Было запрещено проживание в городе без регистрации, все горожане должны были сообщать в полицию обо всех приезжающих и уезжающих, затем въезд и выезд в город и из города стал разрешаться только по паспортам, выдаваемым полицией, и на всех въездах в город стояли заставы и никого не впускали и не выпускали без паспорта.
       Затем Девиер ужесточил контроль за передвижениями по Санкт-Петербургу, и установил нечто вроде комендантского часа: вечером все улицы перегораживались шлагбаумами, ставилась стража, и ходить по городу могли только военные, священники и повивальные бабки, а всех остальных петербуржцев, желавших прогуляться по улицам города белыми ночами, ловили и били кнутом. Убирали шлагбаумы только утром.
      Кроме своей строгости Девиер славился неподкупностью. В служебном усердии он не знал меры, переходя дорогу очень влиятельным людям.
       Пётр Первый был в восторге от деятельности девиеровской полиции. В 1725 году Пётр Первый умер, и на престол вступила его вдова Екатерина Первая, которая хорошо относилась к Девиеру, оставила его в должности генерал-полицмейстера, а в 1726 году присвоила ему графский титул.
       В 1727 г. по поручению императрицы он совершил поездку в Курляндию, поводом для которой стали жалобы курляндцев на Меншикова, пытавшегося всеми правдами и неправдами завладеть герцогским престолом. Вернувшись в Петербург, Девиер не преминул представить действия своего родственника в этой стране в самом неприглядном свете. В результате Екатерина впервые одернула распоясавшегося "полудержавного властелина".
       Однако в апреле 1727 года, когда императрица тяжело заболела, и находилась при смерти, произошёл "банный скандал", роковым образом сказавшийся на дальнейшей судьбе Антона Девиера. 24 апреля 1727 года к тяжело больной императрице явился светлейший князь Меншиков, и сообщил, что "когда Ея Императорское величество изволит от сна восстать, тогда Антон Девиер возьмет девушек и спрашивает обо всем, чего было ему делать не надлежало, и один раз я ево в бани застал с некоторою девушкою, а с которою, он сам скажет, и говорил ему, зачем он в баню з девушкою запирается и что он с тою девушкою делает, то он меня просил, чтоб я Ея Императорскому величеству не доносил, и сказал мне, что он спрашивал все, что без его у Ея Императорского величества делается".
       Императрица была так возмущена, что повелела Девиера арестовать! Дело в том, что те "девушки", с которыми так тесно общался Девиер, были фрейлинами императрицы, и расспрашивание их о том, "что без его у Ея Императорского величества делается", было воспринято как вторжение в частную жизнь государыни.
       Чем ещё занимался Девиер с девушкой в бане, кроме разговоров, императрицу и Меншикова мало интересовало.
       В тот же день Антон Девиер был арестован в императорском дворце гвардейским караулом, причём во время ареста он попытался заколоть шпагой Меншикова, который непосредственно передал капитану караула приказ об аресте Девиера.
       В отношении Антона Девиера было начато следствие, в ходе которого его три раза подвергали пыткам. Кроме того, было допрошено множество народу, в том числе высокопоставленные руководители армии и государства.
       Также была установлена и допрошена та самая "некоторая девушка", с которой Девиер ходил в баню; в материалах уголовного дела в отношении Девиера её фамилия не упоминается, она там указана как "придворная девица Катерина".
       Вероятнее всего, фамилию Катерины не указали из-за того, что она была родственницей какой-то особы, очень сильно приближённой к императрице, и эту особу не хотели компрометировать упоминанием фамилии в уголовном деле, да и Меншиков ведь тоже умолчал о её фамилии, намекнув, что пусть сам Девиер скажет, кто она ("а с которою, он сам скажет").
       Антон Девиер признался, что неоднократно с девушками в бане "сиживал и разговаривал", однако отрицал, что расспрашивал девушек об императрице.
       В ходе следствия также выяснилось, что Девиер не проявлял печали по поводу болезни императрицы, и даже других уговаривал не печалиться, например, сказал за столом её дочери Анне Петровне: "Полно, государыня, печалитца", а затем какую-то "плачующуюся Софью Карлусовну вертел вместо танцов и говорил ей - "не надобно плакать".
       Сам полицмейстер пояснил, что он просто утешал плачущих дам, но Меншиков с императрицей сочли это "предерзостными поступками".
       При этом, ни у Девиера, ни у девушки Катерины следователи не выясняли, занимались ли они в бане сексом, или, как тогда выражались, "блудом" - сексуальная сторона вопроса следствие не интересовала, хотели знать только то, о чём в бане разговаривали.
       Все эти посиделки с девушками в бане и утешение плачущих можно было считать, даже при очень большом желании к чему-нибудь прикопаться, максимум дерзостью и неуважением к императрице, но Меншикову очень хотелось представить Девиера как заговорщика.
       К делу подтянули генерал-аншефа Ивана Бутурлина, члена Правительствующего Сената и Верховного Тайного Совета Петра Толстого и обер-прокурора Правительствующего Сената Григория Скорнякова-Писарева.
       Выяснилось, что в разговорах с ними Девиер высказывался, что было бы лучше, если бы императрица назначила своим наследником (о чём ходили слухи, но указа ещё не было) не внука Петра Первого от преданного смерти царевича Алексея, Петра Алексеевича-младшего, а одну из его дочерей - Елизавету Петровну или Анну Петровну (Девиер был их воспитателем).
       Причём, что самое важное, инициатором разговоров был вовсе не Девиер! Скорняков-Писарев, Толстой и Бутурлин сами начинали такие разговоры с Девиером, и он только соглашался с собеседниками.
       Дальше разговоров дело не шло, и вельможи даже не могли решить, кто из них пойдёт к императрице с предложением о кандидатуре престолонаследника, и всё так и осталось на уровне разговоров.
       В условиях российской абсолютной монархии, когда наследник престола определялся не волей народа и даже не законом, а исключительно указом действующего императора, разговоры о личности возможного наследника считались сопротивлением воле государевой, и даже изменой.
       Однако, на тот момент престолонаследник ещё не был назначен, то есть воле императрицы никто не собирался противиться - по той причине, что государыня эту волю пока ещё никак не выразила, и так называемые "заговорщики" занимались гаданием о возможном будущем наследнике, по типу ромашки - "Пётр - Елизавета - Анна", и ничего конкретного они не знали и не планировали.
       Меншиков был против того, чтобы наследницами стали Елизавета Петровна или Анна Петровна, и поддерживал кандидатуру Петра Алексеевича-внука, так как намеревался выдать за него замуж свою дочь Марию, и тем самым породниться с царствующей семьёй.
       Здоровье императрицы тем временем ухудшалось, ей стало совсем плохо, и рано утром 6 мая 1727 года к ней явился Александр Меншиков и подсунул на подпись два документа.
       Подписав их, Екатерина Первая впала в беспамятство, и через несколько часов умерла.
      Одним из двух подписанных перед смертью указов наследником престола объявлялся Пётр Алексеевич, а другим указом объявлялся приговор по делу Антона Девиера и его "подельников" - Бутурлина, Толстого, Скорнякова-Писарева, а также князя Ивана Долгорукого, который тоже "засветился" в одном из разговоров.
       В приговоре постановлялось Девиера и Толстого "яко пущих в том преступников казнить смертию" (с лишением чинов и орденов); Бутурлина, лишив чинов, отправить в ссылку в дальние деревни; Долгорукого "отлучить от двора", понизить чином, и отправить служить в дальний гарнизон; Скорнякова-Писарева сослать в Сибирь.
       В тот же день цесаревна Елизавета от имени матери (то есть подделав подпись уже умершей императрицы) подписала второй указ, по которому Толстому и Девиеру смертная казнь заменялась ссылкой: первому - в Соловецкий монастырь, а второму - в Сибирь, и этот указ в качестве императорского был передан на исполнение.
       Большего для своего воспитателя она сделать не могла, так как сила была у Меншикова, да и за подделку подписи покойной императрицы она могла дорого поплатиться.
       С учётом того, что указ о престолонаследнике был подписан одновременно с приговором, а на момент разговоров Девиера с Толстым, Бутурлиным и прочими, наследник назначен ещё не был, даже с точки зрения тогдашних законов никакого преступления Девиер не совершал, и не противился "высокой воле ее императорского величества".
       Таким образом, Меншиков фактически ввёл императрицу, женщину не шибко грамотную, в заблуждение, и, пользуясь её тяжёлой болезнью и неспособностью правильно воспринимать окружающую обстановку, подсунул ей на подпись заведомо неправосудный приговор, чтобы избавиться от давнего недруга.
       Анна Даниловна даже попыталась заступиться перед братом за мужа, но светлейший князь отказался с сестрой разговаривать, и она была вынуждена обратиться к нему в письменном виде, причём называла его даже "отцом и "государем".
      На это униженное письмо сестры Меншиков даже не ответил. Более того, он приказал выслать сестру с детьми из Санкт-Петербурга в деревню!
       А самого Антона Девиера отправили отбывать ссылку в Жиганское зимовье в 800 верстах от Якутска. По политическим соображениям Меншиков не мог открыто уличить Елизавету в подделке императорского указа, отменяющего смертную казнь, а ссылка врага в район вечной мерзлоты его тоже вполне устраивала - он надеялся, что Девиер там вскоре умрёт.
       Однако светлейший князь Меншиков торжествовал недолго: молодой государь Пётр Второй передумал жениться на его дочери, и уже 6 сентября 1727 года лишил Меншикова всех титулов, должностей и званий, и отправил его в ссылку в Берёзов (нынешняя территория Ханты-Мансийского автономного округа), где бывший "светлейший" скончался через два года.
       Зло было наказано, однако добро не восторжествовало: Девиера из ссылки так и не вернули.
       Двенадцать лет провел опальный сановник в Жигановском зимовье в 800 верстах от Якутска. Первоначально компанию Девиеру составлял один из его "подельников" - бывший комендант Петербурга Г. Скорняков-Писарев, назначенный в 1731 г. за нехваткой под рукой грамотных специалистов сборщиком ясака в Охотск.
       Однако на Скорнякова косяком шли жалобы от местных жителей, и в конце концов императрица Анна Иоанновна решила заменить его "добрым и совестным человеком" (1739). Подходящей кандидатурой сочли Девиера (видимо, на том основании, что он также успел послать на Скорнякова несколько "кляуз").
       Только в 1739 году из категории простых ссыльных его перевели в начальники - из Жиганского зимовья его этапировали в Охотск, и назначили начальником Охотского порта.
       Натерпевшиеся от Скорнякова горожане и служилые люди Охотска имели все основания восторгаться своим новым начальником. Описав и распродав имущество своего предшественника, Девиер выплатил гарнизону задолженное за несколько лет жалование. Энергичными темпами он закончил снаряжение II Камчатской экспедиции Беринга, завершил строительство Охотского порта и попутно основал школу, превратившуюся впоследствии в Штурманское училище сибирской флотилии.
       В 1741 году на российский престол вступила дочь Петра Великого Елизавета Петровна, которая, как мы помним, была воспитанницей Антона Девиера, и подделала указ о замене смертной казни ссылкой.
       1 декабря 1741 года Елизавета издала уже свой собственный императорский указ о снятии всех обвинений с Антона Девиера и его возвращении из ссылки.
      Из-за того, что дорога из Петербурга в Охотск занимала тогда примерно полгода, пока туда добрался курьер с указом, пока Девиер добрался до столицы, наступил уже 1743 год.
       Жена Антона Мануиловича к этому времени умерла, а что сталось с придворной девицей Катериной, с которой он ходил в баню, неизвестно.
       Антону Девиеру были возвращены ордена и графский титул, в июле 1744 года он получил воинское звание генерал-аншеф, а в декабре 1744 Девиер был вновь назначен генерал-полицмейстером Санкт-Петербурга, однако его здоровье было уже ослаблено, и герой первого в истории России "банного скандала" умер 24 июня 1745 года, в возрасте 63 лет.
      
      
      Не простой путь по карьерной лестнице прошёл и Алексей Петрович Бестужев-Рюмин, канцлер Российской империи при императрице Елизавете Петровне. В течение полутора десятков лет в политической жизни России он был главным действующим лицом, умело продвигая нужных людей и сметая с пути противников. В отличие от многих других персон, вознесённых на властный Олимп империи, а затем переживших крах, Бестужев-Рюмин закончил свои дни не в тюрьме, не на плахе, а в почёте...
      Будущий канцлер родился 22 мая 1693 года в Москве в семье сановника Петра Бестужева. Древний род Бестужевых пользовался доверием российских государей. В 1701 году Пётр I дал высочайшее соизволение на то, чтобы Пётр Бестужев и родные его в дальнейшем носили фамилию Бестужевы-Рюмины.
      Отец Алексея Бестужева был воеводой в Симбирске, ездил с дипломатическими миссиями в Европу, а в 1712 году был определён гофмейстером к вдовствующей герцогине курляндской Анне Иоанновне для заведования и управления её делами.
      В 1708 году 15-летний Алексей Бестужев-Рюмин и его 20-летний брат Михаил по велению Петра I в числе других молодых русских дворян были отправлены на обучение за границу, сначала в Копенгаген, а затем в Берлин. Михаил Бестужев-Рюмин впоследствии всю свою жизнь провёл на дипломатической работе, представляя интересы России в качестве посла в Берлине, Варшаве, Вене и Париже.
      Алексей Бестужев-Рюмин после окончания обучения с разрешения Петра I поступил на службу к курфюрсту Ганноверскому Георгу, который пожаловал его в камер-юнкеры.
      После того как курфюрст Ганноверский взошёл на английский престол под именем Георга I, Бестужев был отправлен им в качестве личного посланника в Россию.
       Именно в тот период у Алексея Бестужева завязались тесные связи с Англией, впоследствии повлиявшие на внешнеполитический курс России. Спустя три года Бестужева отозвали с английской службы в Россию, определив сначала обер-камер-юнкером к вдовствовавшей герцогине курляндской Анне Иоанновне, а затем дипломатом в русское посольство в Дании.
      Карьера Бестужева в течение нескольких лет топталась на месте, даже несмотря на то, что в 1730 году русской императрицей стала Анна Иоанновна, которой успели послужить и Алексей Бестужев, и его отец. Впрочем, отношения у Бестужева-старшего с императрицей были непростые. Анна Иоанновна в своё время жаловалась в Петербург на то, что назначенный управлять её делами Пётр Бестужев занимается хищением средств. Обвинения эти доказаны не были, но осадок, что называется, остался.
      С воцарением Анны Иоанновны Пётр Бестужев получил пост губернатора Нижнего Новгорода, который счёл для себя слишком низким. Недовольство Бестужева дошло до императрицы, и он был отправлен в ссылку в деревню.
      Алексей Бестужев в середине 1730-х годов сумел добиться благосклонности фаворита Анны Иоанновны Бирона. В 1740 году 47-летний Алексей Бестужев после четверти века дипломатической работы за рубежом получает титул действительного тайного советника с повелением явиться в Петербург для присутствования в кабинете министров.
       Бирон, после смерти Анны Иоанновны ставший регентом при малолетнем императоре Иоанне Антоновиче, рассчитывал использовать Бестужева в борьбе со своими политическими противниками, однако не успел. Регент был свергнут в ходе переворота фельдмаршалом Минихом, арестован и предан суду. Пострадал и Бестужев, заключённый в Шлиссельбургскую крепость.
      Казалось, карьера, а возможно, и жизнь окончены. Но Алексея Петровича Бестужева всегда отличало умение сохранять присутствие духа в самой непростой ситуации. Никаких доказательств его вины следствие найти не смогло, сам он ни в чём не каялся. А тут ещё удачно подоспел новый переворот, после которого на престол взошла дочь Петра Великого Елизавета Петровна. Бестужев, как жертва прежнего режима, был реабилитирован и вернулся на государственную службу.
      Алексей Петрович Бестужев был чрезвычайно непростым человеком. Он водил знакомства со многими, но ни с кем не был дружен по-настоящему. Его радушие к тем или иным людям объяснялось политической целесообразностью текущего момента. Вчерашних союзников в придворной борьбе он затем с лёгкостью предавал. Канцлер умел собирать убийственный компромат на противников, перехватывая их переписку и предоставляя императрице полученные сведения в подходящий момент.
      Бестужев досконально изучил вкусы, пристрастия, привычки и психологические особенности императрицы. Он умел появляться с докладом тогда, когда было возможно получить нужное ему решение. Бестужев имел целый арсенал приёмов, позволявший обратить внимание Елизаветы на те вопросы, которые были необходимы канцлеру, и оставить в тени другие.
       Главной слабостью Бестужева было пристрастие к спиртному, но, даже крепко выпив накануне, он являлся утром к императрице с докладом в нормальном состоянии. Уникальную работоспособность за канцлером признавали даже его самые рьяные ненавистники. Огромный опыт дипломата позволял Бестужеву умело руководить внешней политикой России, ориентируясь на союзнические отношения с Австрией и Англией. При этом канцлер умел обставить дело так, что австрийские и английские дипломаты платили ему крупные суммы денег, полагая, что российская благосклонность к ним держится исключительно на взятках.
      Разразившаяся в Европе Семилетняя война смешала все прежние политические расклады в Европе, переведя Англию в стан противников России, а Францию - в стан союзников, однако Бестужева в этот период куда больше стали волновать внутренние проблемы.
      Здоровье императрицы стало ухудшаться, и в 1757 году тяжёлая болезнь надолго приковала Елизавету к постели. Наследник престола Пётр Фёдорович, горячий поклонник прусского короля Фридриха, люто ненавидел Бестужева, и канцлер платил ему той же монетой. Впрочем, дело было не только в личной неприязни - Бестужев был уверен, что пристрастия Петра Фёдоровича приведут к изменениям внешнеполитического курса, которые будет губительными для России.
      Бестужев задумал государственный переворот с целью отстранения Петра в пользу его сына Павла и жены Екатерины. С этой целью он написал письмо генерал-фельдмаршалу Степану Апраксину с требованием вернуть в Россию армию, действующую против пруссаков. На эти войска Бестужев намеревался опереться в своих замыслах. Но внезапно императрица Елизавета пошла на поправку. О замыслах Бестужева стало известно, и в феврале 1758 года он был арестован. Большинство компрометирующих бумаг канцлер успел уничтожить, однако от кары это его не спасло.
      Он не только был смещён с должности, графского достоинства, чинов и знаков отличий, но и приговорён к смертной казни. В итоге, правда, смертный приговор был заменён ссылкой. В этом смысле ему повезло больше, чем фельдмаршалу Апраксину, который после допроса в Тайной канцелярии скоропостижно скончался.
      После смерти Елизаветы Петровны в 1761 году и воцарения Петра III худшие прогнозы Бестужева об изменении внешней политики России оправдались. Живший в своём имении Горетово под Можайском бывший канцлер с этим уже ничего не мог поделать. Хуже того, в любой момент новый император мог вспомнить о старом недруге и свести с ним счёты.
      Но Бестужеву снова повезло. После переворота в июне 1762 года на трон взошла императрица Екатерина, относившаяся к Бестужеву благосклонно. Опала была снята, причём о невиновности Бестужева говорилось в специально выпущенном высочайшем указе, чины и ордена возвращены, более того, отставному канцлеру присвоили звание генерал-фельдмаршала.
      Вот только прежнее политическое влияние к Бестужеву уже не вернулось. У Екатерины, благодарной канцлеру за поддержку, которую он ей в своё время оказал, были другие друзья и советники.
      Поняв это, он ушёл в отставку. В 1763 году Бестужев выпустил книгу "Утешение христианина в несчастии, или Стихи, избранные из Священного Писания", которая затем также была издана на французском, немецком и шведском языках.
       Алексей Петрович Бестужев-Рюмин умер в Москве 10 апреля 1766 года в возрасте 72 лет.
      
      
       Одним из сподвижников Петра был Яков Вилимович Брюс (1670-1735), родившийся в Немецкой слободе в Москве, - блестящий математик и астроном, алхимик и астролог. Историки утверждают, что этот сын шотландского полковника на русской службе широтой своих научных познаний, пожалуй, превосходил чуть ли не всех своих современников. По некоторым сведениям, Яков Брюс являлся отдаленным потомком старинного королевского шотландского рода.
       Его отец Вильям приехал в Московию по приглашению царя Алексея Михайловича. О детских годах его практически ничего достоверно неизвестно. Получив прекрасное домашнее образование (мальчик особенную склонность питал к точным и естественным наукам, которыми занимался до конца своей жизни), около 1683 года он оказался записанным вместе со старшим братом в один из царских потешных полков.
       В 1687 и 1689 годы в чине прапорщика принимал участие в Азовских походах под руководством фаворита царевны Софьи князя Василия Голицына и был награжден поместьем в 120 четвертей земли и деньгами в размере 20-30 рублей. Видимо, воевал он отменно, поскольку немалую награду получал за каждый свой поход.
       Уже с 1689 года Брюс становится неразлучным спутником царя Петра Алексеевича в его походах, и всякий раз был щедро награждаем любившим его царем. Во время осады Азова в 1696 году Брюс занимался составлением карты земель от Москвы до берегов Малой Азии, которая впоследствии была напечатана в Амстердаме. В том же году царь Петр пожаловал его в полковники.
       В январе 1695 года Брюс женился на Маргарите фон Мантейфель (Марфе Андреевне), дочери генерала Цоге фон Мантейфеля, выходца из Прибалтики. Посаженным отцом на свадьбе был сам царь Петр.
       Брюс отплыл в Англию в 1697 году и в Лондоне пробыл около года, а может быть, и больше, занимаясь преимущественно математикой и астрономией. Или как было начертано на предписании царя "для математической науке в англицком государстве". Но любители всего таинственного этими сведениями не довольствуются и намекают, что масон Брюс якобы посвятил в ложу самого Петра.
       Пребывание Брюса в Англии повлияло и на будущую символику России. Андреевский флаг, введенный в России в 1698 году, появился будто бы благодаря стараниям шотландца Брюса. В том же году Брюс первым из русских ученых написал научный трактат о законе всемирного тяготения - "Теория движения планет". Еще одним из итогов путешествия в Англию стала разработка воинских артикулов совместно с Адамом Вейде. По возвращении в Россию Брюс постоянно получал от Петра поручения исполнять разные научные работы: переводил иностранных авторов и издавал книги, занимался астрономией.
       Неудача под Нарвой (в ноябре 1700 года) навлекла на генерал-майора Брюса гнев Петра, который отрешил его от должности генерал-фельдцейхмейстера, иначе говоря, командующего русской артиллерией, но уже через год снова вернул его на прежнее место и, кроме того, сделал заведующим новгородским приказом. В этом качестве Брюс находился при армии в первые годы Северной войны, участвовал во взятии Нотебурга, Ниеншанца, Нарвы, командовал левым флангом армии в битве при деревне Лесной.
       Яков Вилимович владел латынью и многими европейскими языками. Он переводил на русский язык труды Леонардо, Шекспира, Ньютона, Лейбница. Благодаря Брюсу в России впервые узнали о гелиоцентрической теории Коперника. Однако главные успехи Брюса проявились в его государственных и научно-практических делах, расширив возможности и горизонты познаний России в начале XVIII века.
       Во время войны со шведами именно Яков Брюс сумел воспользоваться плодами боя при Лесной на сто процентов и обеспечил успех Полтавской битвы, заслужив навсегда благодарность императора. Там русскими был захвачен военный обоз из семи тысяч телег с порохом и вооружением, спешивший на помощь Карлу XII. Шведский король фактически остался без артиллерии в своем генеральном сражении. Решили исход главной баталии всей Северной войны сто два орудия, искусно расставленных Яковом Брюсом.
       Шведский король опрометчиво повел своих брабантов в атаку на четыре русских редута. Подняв на носилках раненного короля, шведы ринулись в штыковой бой. Безумцам, вооруженным холодным оружием, отвечали картечные залпы русских бомбардиров. Девять тысяч удальцов, одетых в желто-голубую форму, прорвали первые три редута, но почти все полегли на землю, словно подкошенные колосья. Русская пехота, руководимая Шереметевым, и кавалерия во главе с Меншиковым завершили работу Брюса. Царь Петр молодцевато гарцевал на своей любимой кобыле Лизетте, находясь за четвертым редутом, и горделиво помахивал простреленной треугольной шляпой.
       В сражении под Полтавой, командуя всей тогдашней русской артиллерией, состоявшей из 72 орудий, был награжден орденом св. Андрея Первозванного. Лишь однажды орденом св. Андрея были пожалованы сразу несколько человек. За Полтавскую викторию его получили боевые генералы Брюс, Галлард и Ренцель.
       Великие сподвижники Петра вместе с ним ровно через 12 лет отпразднуют еще одну победу. Яков Вилимович был отправлен царем в Швецию, где заключил чрезвычайно выгодный для России Ништадтский мирный договор. Брюс оказался блестящим дипломатом, добившимся после окончания Северной войны присоединения к России Эстляндии, Лифляндии, Ингрии и части Карелии с городом Выборгом. Петр узнал об этом 4 сентября, когда совершал морскую прогулку в Финском заливе. Завидев посланца Брюса с доброй вестью, царь приказал горнисту сигналить что есть мочи, а матросам - салютовать из трех орудий, установленных на царской яхте.
       Якову Брюсу, не носившему до тех пор придворных титулов, был присвоен графский титул, тогда еще не прижившийся в России. "Ничего! - растроганно сказал Петр Алексеевич. - Теперь ты будешь именоваться: русский граф!"
       Но большую часть жизни он провел все же не на полях сражений и на петровских "ассамблеях", а как затворник. При всех своих успехах он никогда не карабкался по служебной лестнице вверх, не стремился занимать слишком высокие места. Его главная страсть - наука. А занимался он ею в основном в Москве, в стеклянном куполе на Сухаревой башне. Оттуда Яков Вилимович нередко уезжал в родовое гнездо в Калужской губернии, где охотно общался с крестьянами; спустя десятилетия мужички охотно рассказывали о своем удивительном барине, занимавшемся "чернокнижием" и творившем небывалые на Руси чудеса.
       Брюс никогда не заискивал перед Петром I, никогда ничего не просил, фактически вел себя с ним почти на равных. Царь, конечно, мог и приказать, и прикрикнуть на своего генерала, но откровенно побаивался его "колдовских" чар. Яков Вилимович, отдадим ему должное, от службы никогда не уклонялся, быстро и четко выполнял все указания. Он участвовал в Великом русском посольстве по многим странам Европы.
       Брюс привез из Англии своих неоценимых помощников: астрономов, математиков и мореплавателей Форвардсона, Гвина и Греса, которые вместе с Леонтием Магницким были первыми учителями молодых русских капитанов, проходивших обучение в Навигационной школе на Сухаревой башне. За пятнадцать лет работы под руководством Брюса были выпущены в свет 517 совсем еще юных русских моряков. Это были почти мальчики, прошедшие потом путь от юнг до капитанов больших кораблей.
       Первые в России морские карты были составлены тоже на Сухаревой башне. Сюда для географических занятий был доставлен с Ивановой колокольни голландский медный глобус семи футов в поперечнике, изготовленный под руководством знаменитого географа Вильгельма Блео и подаренный голландцами отцу Петра I Алексею Михайловичу. На верхнем этаже Сухаревой башни находилась огромная палата, хорошо освещенная с трех сторон благодаря большим светлым окнам.
       Поначалу этаж назывался Рапирной залой, поскольку там с будущими моряками проводил занятия мастер фехтования рыцарь Грес. Но главным полем для занятий молодых воспитанников было ночное небо, освещенное звездами, помогающими кораблям находить свой путь в море.
       Существует также предание, что по ночам в Рапирной зале собирались тайные собрания "Нептуна" - первой в России масонской ложи. Ее председателем был Франц Лефорт, надзирателем - царь Петр, оратором - священник Феофан Прокопович. Членами в масонской ложе состояли Брюс, Форвардсон, Гвин, Грес и Магницкий.
       Там же, в Сухаревой башне, стараниями Брюса и других помощников была открыта для широкого пользования обширная библиотека на разных языках, а также музей иностранных достопримечательностей, своего рода кунсткамера. Иногда из Данцига приезжала немецкая актерская труппа, знакомившая молодых моряков с пьесами Софокла, Шиллера и других великих драматургов.
       После перевода навигационной школы из Москвы в Петербург в Сухаревой башне вплоть до 1802 года размещалась Адмиралтейская контора, а также Арифметическая и Географическая школы. Сам Яков Вилимович не хотел надолго заживаться в Северной столице. Там его отвлекали от серьезных дел придворные интриги и столь любимые царем шумные развлечения. Брюс постоянно стремился в Москву - к сосредоточенной научной работе.
      ...Так совпало, что в год Полтавской победы, в 1709 году, начал выходить знаменитый "Брюсов календарь" - издание, имеющее некоторую аналогию с "Катренами" Мишеля Нострадамуса. Нет уверенности, что все, опубликованное в календаре, принадлежит перу знаменитого ученого. Но Брюс, безусловно, был его редактором, определяя направление издания. Все, что печаталось в календаре, имело справочное и научно-техническое содержание.
       Первое издание календаря-пособия (его можно назвать и месяцесловом) было отгравировано на медных пластинах и отпечатано на шести больших листах в учрежденной Брюсом Московской гражданской типографии.
       По замыслу ученого, календарь был первоначально рассчитан на сто лет, то есть с 1709-го по 1809 год. Но уже в XIX веке это популярное издание было продолжено. Дело, носящее имя ученого, продолжили его последователи. Календарь состоял из двух частей: справочной и предсказательной. Он содержал многочисленные полезные сведения. Справочная часть включала таблицы, карты, координаты звезд, расчеты церковных праздников, лунные календари, сведения для работающих в сельском хозяйстве.
       Прогнозы включали данные о погоде, предсказания для людей, родившихся в те или иные годы; предсказания, касающиеся грядущих войн и перемен в царствованиях. Но Брюс в отличие от Нострадамуса за редким исключением не решался выйти за рамки привычных ему представлений. Он даже не мог помыслить, например, о возможной в России перемене от монархии к республике. На 1917 год календарь предсказывает: "Кровопролитная война между просвещенными народами; рождение принца, любезного своему отечеству; заключение союза между некоторыми российскими областями".
       История "русского Нострадамуса" и его знаменитой Сухаревой башни, хранившей в своих тайниках и подземельях секреты, продолжалась и в XX веке. Говорят, что поклонником великого изобретателя и знатока будущего был сам товарищ Сталин. Сухареву башню сломали по плану реконструкции Москвы, разработанному под руководством Лазаря Кагановича.
       Но и вождь не стоял в стороне. Его якобы подробно знакомили с тем, что находили в тайниках башни. Люди, приписывавшие Сталину интерес к астрологии, объясняют этим интересом и возведение в Москве по приказу генсека семи небоскребов, упиравшихся остроконечными шпилями в голубое бездонное небо. Чтобы легче было разговаривать со звездами.
       Интересно предсказание на 1989 год, когда согласно Я. Брюсу в России должно произойти "великое злоумышление". Стоит вспомнить, что же случилось в том году.
      26 марта Борис Ельцин избран депутатом, а затем и президентом подавляющим числом голосов; начинаются кровавые события в Тбилиси, Вильнюсе, Баку, Карабахе, Средней Азии; идет развал Советского Союза; в конце этого "проклятого" года - 14 декабря - умирает академик Андрей Сахаров....
       После смерти Петра Великого Брюс недолгое время поработал в коллегиях и по артиллерийскому ведомству. В 1726 году Брюс вышел в отставку с чином фельдмаршала и поселился в своем поместье Глинках, Богородского уезда, в 42 верстах от Москвы (ныне в черте города Лосино-Петровский), где жил до конца своих дней, изредка наезжая в Белокаменную.
       Яков Брюс скончался 19 (30) апреля 1735 года, не оставив потомства. Погребен в Немецкой слободе.
      
      
      По-разному складывалась жизнь людей, приближённых к монархам.
      Уолтер Рэли родился в 1552 году в приморском городке Ист-Бадли в Девоншире. Он был вторым ребенком от третьего брака его отца, обедневшего помещика Уолтера Рэли, религиозного лидера местной протестантской общины. О ранних годах Уолтера-младшего мало что известно. 16 лет от роду он поступил в оксфордский Ориэл Колледж, но так и не смог дотянуть до конца курса, хотя науки давались ему легко и быстро.
       Ветер странствий и тяга к приключениям преждевременно сорвали его с места, и диплом им так никогда и не был получен. 19-летним юнцом Рэли оказался добровольцем во Франции: там он сражался на стороне гугенотов. Многие запомнили этого безрассудно смелого юношу, презиравшего опасность, неумолимого и жесткого - если того требовали обстоятельства.
       Сырой лондонской зимой 1581 года королева Елизавета I в сопровождении испанского посла и многочисленной свиты в нерешительности стояла у Холбейнских ворот - под ее ногами лежало грязное снежнобурое месиво, в которое страшно было ступить атласными, затканными серебром и золотом туфельками. Придворные беспомощно переглядывались, не зная, что предпринять.
       И вдруг перед процессией появился молодой дворянин, по всей видимости, спешивший во дворец по какому-то делу. Оценив ситуацию, он мгновенно сорвал с себя алый бархатный плащ, усыпанный драгоценными камнями, и бросил под ноги королеве.
       Свита замерла от столь неожиданного и роскошного жеста, глаза придворных с завистливым любопытством вонзились в незнакомца: высокий, с длинными мускулистыми ногами, с горящими темными глазами на узком правильном лице. Елизавета тряхнула огненно-рыжими волосами и, прежде чем вытоптать плащ, одарила незнакомца милостивой улыбкой.
       Весьма скоро Рэли был приближен ко двору и сделался одним из фаворитов королевы. Кстати, под ноги правительнице он бросил тогда практически все свое состояние - алый плащ был единственным реальным богатством 29-летнего Уолтера и стоил примерно столько же, сколько и его захудалое девонширское поместье. Однако Рэли рано усвоил урок - побеждает только тот, кто умеет рисковать тотально. Он будет придерживаться этого правила всю жизнь.
       Сохранилась история о редких храбрости и находчивости Рэли, относящаяся к августу 1580 года, - история, особенно импонировавшая королеве Елизавете.
       Рэли в невеликом чине капитана английской армии получил задание от английского наместника в Ирландии лорда Ормонда подавить вспыхнувшее там восстание против короны, на помощь которому должны были прийти испанцы. Ирландия, эта ахиллесова пята Англии, постоянно угрожала ей неповиновением и бесконечными взрывами протеста католиков против деспотически навязываемого Елизаветой I протестантизма.
       Задание капитана Рэли выглядело едва ли выполнимым. Уолтеру было приказано арестовать подозреваемого в заговоре против королевы ирландского магната лорда Роша в его родовом замке в городе Белли и доставить Ормонду живым или мертвым.
       Замок ирландца был надежно укреплен, к тому же в нем размещался вооруженный гарнизон в 500 человек, у Рэли же, отправляющегося на это задание, под началом было всего 90 солдат. К счастью, отряду Рэли под покровом ночи удалось пробраться в Белли незамеченным. Далее капитан стал приводить в действие отчаянный, но заранее детально разработанный план.
       Решительно постучавшись в ворота замка, он попросил, чтобы его пустили в сопровождении эскорта из 6 человек для ведения переговоров с Рошем. Для последнего столь жалкая кучка людей, находящихся на его укрепленной территории, не представляла ни малейшей опасности. С ироничной любезностью хозяин пригласил Рэли с его людьми к завтраку.
       И тут английский капитан со светской улыбкой повел разговор о последних достижениях астрономии. В глазах его читалась живейшая заинтересованность предметом, а речь свидетельствовала о достойной восхищения эрудированности. Рош, отметив все это, более всего, однако, оценил редкое хладнокровие своего "гостя" - вряд ли тот был столь наивен, чтобы не понимать, что через каких-нибудь 10 минут ему вполне могут перерезать горло.
      -- Не откажите в любезности, сэр, показать ваш превосходный замок, -- обратился Рэли к хозяину с совсем уж, казалось бы, неуместной просьбой. -- Меня всегда интересовала архитектура.
       Игра продолжалась... Рош с готовностью повел непрошеных гостей по дому, и в конце концов все они как бы случайно оказались в Сторожевой башне. И тут вежливая заинтересованность, не сходившая во время осмотра с лица Рэли, растаяла в то же мгновение - короткий условный свист, и в башню бесшумно вбежали английские солдаты.
      -- Именем королевы! -- властно произнес капитан. -- Советую не сопротивляться.
       Рэли заранее выведал, что из Сторожевой башни наружу ведет тайный, никем не охраняемый выход. Сейчас он надежно контролировался его людьми, и через него они вместе с пленником покинули замок. Как отряду Рэли удалось обойти все засады и благополучно добраться обратно в штаб-квартиру англичан, город Корк, никто понять не мог.
       Завистники Рэли позже говорили, что ему помогал сам дьявол. То же самое нашептывали на ухо королеве и ее прежние фавориты -- Дадли, Лестер и Хэттон, отошедшие на второй план с появлением Рэли. Но Елизавета была совершенно очарована новым придворным - мало того, что он был человеком действия и убеждений, он понимал самую суть миссии английской королевы...
       Рэли в полной мере разделял сложившуюся к моменту правления Елизаветы I (1558 год) концепцию великой протестантской империи -- Англии, которая при правильном ведении дел и благоприятном стечении обстоятельств, как предполагалось, вскорости должна была сравниться с великой Римской империей времен Августа, этим эталоном разумной государственности. Собственно, в этом и заключался смысл английского Ренессанса.
       Елизавета, вступив на престол в возрасте 25 лет, пусть и не сразу, но все же всерьез вознамерилась осуществить англиканскую доктрину монарха - верховодить как над государством, так и над Церковью. Дочь Генриха VIII и Анны Болейн, Елизавета Тюдор унаследовала представления о том, что именно папы повинны в ослаблении монархической власти в Европе, что, стремясь подчинить государства Церкви, они планомерно подрывали единство европейских королевских дворов и ослабляли их себе в угоду.
       Еще в 1559 году Елизавета заставила парламент голосовать за "Акт верховенства", требующий от епископов клятвы верности королеве, стоящей над Церковью. Это означало полный разрыв с Римом, и те священники, которые отказались дать клятву, были немедленно заключены в тюрьмы.
       В 1570 году Папа официально отлучил Елизавету Тюдор от Церкви, считая единственной законной правительницей шотландскую королеву Марию Стюарт, ее двоюродную сестру. С этого момента преследования католиков стали для Елизаветы "делом чести", за время своего правления она публично казнила более 200 католических священников.
       Что касается Уолтера Рэли, то он вовсе не был таким уж непримиримым протестантом, но яростно ненавидел, например, испанцев -- не за то, что они католики, а за то, что, соперничая с Англией, пока держали превосходство над ней, в частности на морских просторах. Сопротивлявшиеся господству Англии Ирландия и Шотландия вызывали его ненависть по той же причине.
       Елизавета нашла в Рэли истинного солдата империи - всецело преданного и надежного. Королева позволила Уолтеру выступить в Тайном совете. "Выскочка", как прозвали его при дворе, со свойственной ему дерзостью представил государственным мужам собственную оригинальную программу покорения Ирландии: надо опираться не на жестокую силу ненавидимых английских войск, а умело поощрять местные сообщества добровольно служить далекой, величественной и благородной королеве.
       Елизавета любовалась тем, как ловко и красиво Уолтер парировал аргументы разгорячившихся членов Тайного совета, набросившихся на него, как свора разозленных псов. Оказалось, что ораторское искусство также относится к числу не последних достоинств обласканного королевой дворянина.
       Примерно с 1583 года на Рэли посыпались милости Елизаветы, позволившие ему стать одним из самых богатых людей в Англии: Ее Величество удостоила любимца рыцарского звания, пожаловала ему оловянную монополию, патент на винный откуп, лицензию на экспорт шерстяного сукна. Разумеется, последовали и придворные должности - Рэли становится капитаном личной гвардии королевы, адмиралом Девона и Корнуолла. Отныне у Рэли один из самых роскошных в Лондоне домов -- дворец Дорем Хаус на знаменитой улице Стрэнд и любимое им до самой своей кончины поместье Шерборн в Дорчестере.
       Отныне деньги для него -- не большая ценность, чем вода, и они текут у него сквозь пальцы. Рэли -- один из самых больших щеголей столицы. Ко двору он является в башмаках, украшенных жемчугами, рубинами и алмазами, общая стоимость которых составляет парочку крупных состояний аристократов. В стране Рэли считают нахалом, гордецом и карьеристом. На балах первый танец королева отдавала сэру Рэли, на королевской охоте позволяла скакать по правую руку от себя, в часы досуга -- развлекать уединенной прогулкой и искусным разговором.
       Одной из идей Рэли была колонизация Нового Света. Большую часть своего колоссального состояния Рэли тратил на организацию чрезвычайно дорогостоящих заморских экспедиций. Недавно открытые земли Нового Света находились тогда под ревнивой опекой Испании, не желавшей допустить иностранцев к доставшимся ей огромным богатствам.
       Англичане с завистью наблюдали, как испанские и португальские суда перевозили на континент награбленное золото инков и майя, ценные специи, редкие древесные породы, невиданную руду. Впрочем, при Елизавете стало процветать так называемое "пиратство в законе": королева фактически поощряла то, что ее подданные -- смельчаки вроде Фрэнсиса Дрейка, Уолтера Гренвилла, Хэмфри Гилберта - грабили испанские суда и совершали разбойничьи набеги на иностранные галионы. Главным условием было, чтобы пираты делились с короной.
       Рэли же полагал унизительным то, что его великой державе был закрыт доступ на Американский континент. Сомнительно, чтобы его страсть завоевать Новый Свет диктовалась только соображениями личной наживы, как шипели за его спиной.
       Начиная с 1583 года сэр Уолтер направлял в Новый Свет одну экспедицию за другой. В 1584-м у северных берегов Флориды его люди открыли обширную, никому не принадлежащую землю с исключительно благоприятным климатом и почвой. Рэли ликовал. С его подачи землю назвали в честь королевы -- Вирджинией, что означало "девственная".
       К этому факту Елизавета отнеслась с особой благосклонностью, поскольку ей всегда льстило подкрепление ее статуса королевы-девственницы. Она всячески подчеркивала, что, вступив на престол, она связала себя брачными узами исключительно со своим королевством и ни одному мужчине никогда не суждено нарушить этот священный союз...
       Сэр Рэли умолял королеву отпустить в морскую экспедицию его самого. Ему приелась монотонная придворная жизнь, наскучило бездеятельное командование ленивой королевской охраной. Ему хотелось опасностей, хлесткого соленого ветра в лицо, хотелось, наконец, собственными глазами увидеть экзотические земли, краснокожих, золотые рудники... Но он - в плену у своей благодетельницы.
       Продолжительные интимные прогулки, длинные аудиенции, бесполезные аргументы, напрасные петиции... Елизавета была неумолима. "Для меня вы незаменимы, сэр, -- тонко улыбаясь, цедила королева, и алмазные подвески мерно покачиваются в такт ее словам. -- А командовать кораблем может тот, в ком я нуждаюсь не так остро".
       И ему ничего не оставалось, как довольствоваться воображением, письмами и донесениями участников. Отправленная Рэли в 1588 году очередная экспедиция под командованием сэра Уолтера Гренвилла достигла острова Роанок и высадила там 15 первых колонистов.
       Через год Рэли выслал туда еще 117 добровольных переселенцев, но, увы, выяснилось, что те, первые, были убиты индейцами. По возвращении друг Рэли Томас Хэрриот опубликовал "Краткое и истинное донесение о вновь открытой земле Вирджинии", переведенное сразу на латынь, французский и немецкий. Это сочинение долго пользовалось огромной популярностью в Европе.
       Выдающийся ученый Томас Хэрриот многие месяцы жил в лондонском доме Рэли в качестве наставника последнего в математике и навигации. Хэрриот утверждал, что знания придворного Рэли в этих областях были обширнейшими и что сэр Уолтер стремился пополнить их до последнего дня своей жизни. По свидетельству Хэрриота, Рэли спал не более 5 часов, чтобы таким образом сэкономить время для "учения".
       Хэрриот считал Рэли истинным, а вовсе не формальным руководителем экспедиций. В частности, именно сэр Уолтер приказал везти на континент новые растения: табак и картофель, в изобилии произрастающие в Вирджинии. Фактически с легкой руки Рэли Англия приохотилась к табакокурению.
       По Лондону распространилась история, что когда Рэли впервые закурил в присутствии своего слуги, тот завопил: "Хозяин горит!" - и вылил сэру Уолтеру на голову кувшин воды. Королева в первый раз тоже изумленно взирала на своего фаворита, не просто непринужденно, но с наслаждением "пьющего дым" из золоченой трубки. Впрочем, уже к началу XVII века курение стало обычным делом, неискоренимо утвердившись во всех сословиях. Елизавета однажды сказала Рэли, что она видела многих, кто обратил золото в дым, но он единственный, кому удалось обратить дым в золото... Заморские усилия фаворита были оценены по заслугам...
       Все рухнуло в одночасье. Давняя возлюбленная Рэли - фрейлина королевы Елизаветы Трокмортон, дочь некогда видного дипломата, - ждала от него ребенка, и сэр Уолтер, разумеется, женился на ней. Тайно, конечно, поскольку он слишком хорошо представлял, чем грозит ему подобный поступок. Оставив молодую жену на сносях в поместье Шерборн, Рэли поспешно сел на корабль и отплыл к американскому побережью.
       Гнев королевы, узнавшей об измене фаворита, был страшен. В 1592 году Елизавете было уже почти 60, старела она тяжело, и ей мучительно не хотелось расставаться с репутацией обворожительной женщины, у которой нет соперниц. К тому же она всегда рассматривала своих фрейлин как неприкосновенных весталок, а своих фаворитов как личную собственность.
       Негодяйке Трокмортон было велено больше никогда не показываться на глаза государыне. Когда же Елизавета выяснила, что вероломный Рэли покинул страну без ее ведома, за ним тотчас выслали вдогонку корабль с высочайшим приказом: немедленно вернуться. Как только сэр Уолтер ступил на английскую землю, его арестовали и отправили в Тауэр.
       На этот раз выбраться из тюрьмы помог случай. Флотилия Рэли, иногда в духе времени промышляющая пиратством, захватила редкую добычу -- испанское судно "Матерь Божья". На борту корабля находилось 15 тонн черного дерева и 537 тонн специй (перец, гвоздика, корица, ваниль, мускатный орех), а также ткани, шелка, янтарь, золото и серебро.
       По дороге английские моряки, естественно, не удержались и изрядно опустошили запасы. В дартмутском порту тоже не обошлось без мародерства. Государственный секретарь Роберт Сесил, к своему ужасу, получил донесение, из которого следовало, что королевская доля таким образом оказалась заниженной больше, чем вдвое, и равнялась каким-нибудь 10 тысячам фунтов. В отчаянии Сесил уговорил Елизавету отпустить Рэли в Дартмут: кроме тауэрского пленника никто не мог справиться с потерявшими голову моряками, он единственный, кто пользовался у них непререкаемым авторитетом.
       Освобожденный Рэли с облегчением поспешил в Дартмут. Результат его "разборки" превзошел все ожидания: он сумел вернуть королеве 80 тысяч фунтов! Злопамятная Елизавета любезно позволила бывшему фавориту в тюрьму не возвращаться, однако на глаза к себе пускать отказалась.
       Рэли любил жену и обожал первенца, но отвержение королевой он переживал тяжело. Елизавета не посягнула ни на его чины, ни на дома, ни на собственность, она всего лишь отказала ему во внимании и близости, но именно этим сэр Уолтер крайне дорожил.
       В кругу Рэли была чрезвычайно популярна мистическая идея сакральности монархини: будто бы в земном теле той, которую небо наделило высшей властью, воплощается зерно бессмертия и космического единства, которое надлежит чтить и превозносить.
       И измена государыне означала измену высшему сакральному порядку в этом мире и являлась тягчайшим преступлением против Духа. Именно из этой идеи проистекал культ королевы, характерный для современников Рэли. Строго говоря, последний не изменял Елизавете в этом высшем смысле, однако правительница пожелала трактовать его поведение как измену.
       6 февраля 1595 года пять кораблей под флагом Рэли вышли из Плимута и взяли курс на устье Ориноко. На этот раз Рэли лично принимал участие в экспедиции. Как ни странно, он был подвержен морской болезни и проводил в каюте долгие мучительные часы. Тело его страдало, но дух оставался как никогда бодр -- ведь Рэли был близок к осуществлению своей давней, самой заветной мечты - Эльдорадо! Страна золота. Никто не отыскал ее, а он найдет.
       Снова и снова сэр Уолтер изучал потрепанные, видавшие виды карты, густо испещренные пометками его нетерпеливого карандаша. Снова сверялся с книгой крупного испанского историка начала XVI века Овьедо-и-Вальдеса "Всеобщая и подлинная история Индий, островов и материковой земли в море-океане".
       Практически единственный источник, описывающий первые шаги в исследовании Ориноко: в бассейне этой реки, согласно сведениям, якобы полученным испанцами от местных, находилась благословенная земля Эльдорадо. Кроме ненавидимых Рэли испанцев, больше никто не путешествовал в эти края, которые тогда называли Гвианой (ныне это территория Венесуэлы). Сам Рэли связывал Гвиану с государством инков, существовавших в Перу до вторжения испанских конкистадоров.
       В марте корабли Рэли причалили к острову Тринидад. Путь им преградил испанский гарнизон, с которым его люди управились весьма радикально: ночью сожгли их укрепление и взяли в плен губернатора Антонио де Беррео. Через индейского толмача Рэли обратился к собравшимся на берегу аборигенам и объявил им, что он - слуга далекой и великой королевы, показал дикарям ее портрет и долго растолковывал, что прибыл в эти края для того, чтобы освободить местных жителей от рабства жестоких испанцев. Местные их ненавидели и потому слушали Рэли весьма благосклонно. Ораторское искусство англичанина, видимо, возымело действие даже на дикарей, потому что они экстатически пали ниц перед портретом Елизаветы.
       Пленника Беррео допросили: тот рассказал, что знал о Гвиане, и указал, куда следует направить суда -- вверх по Ориноко до впадения в нее притока Карони. В книге, выпущенной через год после экспедиции и названной "Открытие Гвианы", Рэли описал живописнейшие долины Карони.
       Рэли был вынужден брать только образцы руд: у него не было ни рудокопов, ни кувалд, ни железных клиньев, чтобы разбить землю и разработать залежи. Но самое печальное состояло в том, что, несмотря на все усилия и показания сотен допрошенных местных и испанцев, отыскать мифическую страну Эльдорадо Рэли так и не сумел. Он утешал себя тем, что, по крайней мере, в тех местах, где он побывал, английский флаг заменил испанский.
       Рэли вернулся в Англию в августе 1595 года -- его путешествие длилось приблизительно полгода -- и тотчас поспешил с докладом к королеве. Он вошел в ее кабинет, как всегда, щеголеватый, безупречно напудренный, полный энтузиазма и молодой горячности. Но стареющую Елизавету это, скорее, раздосадовало. Принимая бывшего фаворита, она едва скрывала зевоту. Ей было отлично известно, что обещанного золота он не привез, а образцы какой-то там руды ее мало интересовали...
      -- Оставьте ваш отчет, я позднее взгляну, -- холодно вымолвила государыня и сделала такой знакомый жест белой пухлой рукой: обычно таким образом она просила удалиться тех, кто превысил меру ее терпения. Оскорбленный Рэли с достоинством поклонился и вышел.
       Он неутомимо продолжал выступать с речами и статьями, призывая соотечественников вкладывать деньги в развитие и разработку долины Ориноко. Однако над ним смеялись и за глаза называли "чокнутым". Никто не помышлял выбрасывать средства на какие-то там заморские колонии. Англия менялась. Елизаветинская эпоха явно близилась к закату.
       Елизавета I умерла 24 марта 1603 года. В тот же день на английский престол вступил шотландец Яков I Стюарт, сын казненной Марии Стюарт. Все это означало, что в судьбе придворного Уолтера Рэли должны наступить радикальные перемены.
       Тем не менее он оказался не готов к той резкой неприкрытой неприязни, с какой отнесся к нему новый монарх. Яков поторопился лишить Рэли доходов от монополий, приказал покинуть доремский дворец, подаренный ему Елизаветой, но формально оставшийся во владении короны. Финансовые проблемы, свалившиеся на него, некогда одного из самых богатых людей в стране, не сулили ничего хорошего.
       Опасаясь влияния сильной личности Рэли на бесхребетного нового правителя, лорд Сесил заранее позаботился о том, чтобы очернить сэра Уолтера в его глазах. Впрочем, Рэли и сам стал допускать тактические ошибки, вернее, так могло показаться со стороны. Например, он подал королю "Записку касательно войны с Испанией и защиты Нидерландов". Мог ли Рэли не знать, что в отличие от Елизаветы Яков всячески стремился заключить с Испанией мир? Вне всякого сомнения, Рэли это было известно, однако он не счел возможным угодливо соглашаться с монархом в том, что он лично считал неприемлемым и вредным для английской империи.
       ...Весть о том, что сэр Уолтер Рэли заключен в Тауэр по обвинению в государственной измене, мгновенно облетела Лондон, вызвав недоумение горожан - патриот Рэли и государственная измена в их понимании сочетались плохо. На суде, состоявшемся в ноябре 1603 года, сэру Уолтеру было предъявлено обвинение за соучастие в заговоре: якобы Рэли вместе со свояком лордом Гобхэмом вынашивал планы убить Якова и возвести на трон его кузину, леди Арабеллу Стюарт.
       Согласно закону Рэли могли обвинить только в случае, если против него покажут двое свидетелей. Это правило было нарушено: против сэра Уолтера имелись только путаные и сомнительные показания лорда Гобхэма.
      -- Виновен! -- внушительно выдохнул судья Попхэм и прочел приговор Звездной палаты: "Предателя Уолтера Рэли повезут в повозке к месту казни, где он будет подвешен и расчленен заживо, тело его будет рассечено, сердце и внутренности вынуты, половые органы отсечены и брошены в огонь на его глазах; затем будет отсечена голова и тело будет расчленено на четыре части, кои выставят на обозрение толпы, коли будет на то воля короля".
       Спокойно выслушав приговор, Рэли с надменным презрением оглядел присяжных. Те отвели глаза. Некоторые источники свидетельствуют, что часть присяжных, потрясенная вопиющей несправедливостью приговора, упала в ноги королю, умоляя помиловать Рэли. Яков отказал. Министр юстиции позднее заявил, что суд над Рэли -- одна из самых постыднейших страниц английского судопроизводства.
       Однако под нажимом возмущенного общественного мнения король отложил казнь Рэли на неопределенный срок. 13 долгих лет провел сэр Уолтер в тауэрской башне Бошан. Правда, условия его содержания были весьма либеральными. Сэр Рэли частенько обедал с начальником тюрьмы, его посещали многочисленные друзья и жена, нанявшая дом напротив Тауэра. В тюрьме был зачат второй сын Рэли -- Кэрью, родившийся в 1605 году.
       В неволе характер сэра Рэли нисколько не изменился - в нем по-прежнему кипели жажда деятельности и страсть к познанию. Ему было позволено открыть при тюрьме небольшую лабораторию, в которой он проводил свои научные опыты: в частности, Рэли придумал способ опреснения соленой воды. Ставил он и алхимические эксперименты при помощи верного Томаса Хэрриота и графа Нортумберленда. Про него распространилась слава мага и чернокнижника, поговаривали даже, что он изобрел эликсир бессмертия.
       В целом же ситуация вокруг заключенного государственного изменника Рэли сложилась весьма пикантная. Сидя в тюрьме, он стал учителем наследника престола - принца Уэльского! Принц Генри однажды навестил Рэли в сопровождении своей матери, королевы Анны, и был совершенно очарован обаятельным, остроумным, а главное, знавшим решительно все на свете сэром Уолтером.
       С этого момента юный Генри ежедневно наведывался в Тауэр и Рэли охотно обучал его разным наукам. Не исключено, что сэр Уолтер надеялся воспитать из Генри будущего идеального государя, раз уж ему представился такой уникальный случай. Именно для принца Уэльского Рэли начал писать фундаментальный труд "История мира", так и оставшийся незаконченным. Кроме того, он написал множество статей по вопросам государственной политики, кораблестроению, навигации.
       В 1612 году за принцессу Елизавету, сестру Генри, посватался какой-то европейский принц. Король Яков во всей стране не нашел советчика более компетентного, чем его узник Рэли. "Выйдет ли из этого брака выгода Англии?" -- задал монарх вопрос заключенному. Несколько дней Рэли обдумывал ответ и в конце концов посоветовал выдать принцессу за немецкого князя Фридриха. Удивительнее всего, что Рэли послушались.
       Но во время пышной свадьбы Елизаветы неожиданно отравился и умер 18-летний принц Уэльский. Рэли переживал этот удар очень тяжко. Он практически не сомневался - Генри под шумок убрали. Не из-за того ли, что его, Рэли, влияние на юношу вышло из-под контроля короля?
       64-летний Рэли купил себе свободу. Судьба сделала еще один крутой вираж, но на этот раз последний, позволивший 64-летнему Рэли купить себе свободу. Происпанская политика короля Якова не слишком устраивала Лондон и определенные круги дворянства. Король отчаянно нуждался в свободных деньгах, чтобы обеспечить себе хотя бы некоторую независимость от парламента.
       Рэли вовремя почуял момент и снова выдвинул перед королем план экспедиции в Гвиану. Он соблазнил монарха золотом, обещая привезти из путешествия столько драгоценных металлов, сколько уместится на его кораблях. Яков подумал-подумал -- и дал согласие. При единственном условии: Рэли будет действовать только на тех территориях, которые не находятся под контролем Испании. За малейшие стычки с испанцами сэр Уолтер отвечает головой.
       Рэли отлично понимал ситуацию: будет золото -- его помилуют, не будет -- приведут в исполнение отсроченный приговор.
       Флагманский корабль под названием "Рок" Рэли строил по своим чертежам и на свои средства. Людей набрал "из самых отбросов" -- пьяниц, дебоширов и бывших преступников. Другого выбора у него не было: никто особенно не стремился в Новый Свет под началом осужденного на смерть преступника, выпущенного под честное слово.
       В море вышли в марте 1617 года. Непрекращающаяся штормовая погода показалась Рэли дурным знаком. У одного из поселений Сан-Томе, в районе устья Ояпоки, люди Рэли наткнулись на испанский гарнизон. Сэр Уолтер всеми силами пытался избежать стычки, но отправившийся в плавание вместе с ним старший сын, тоже Уолтер, оказался менее сдержанным и уложил на месте нескольких испанцев.
       К несчастью, в этой перестрелке Рэли-младший был убит, и сэр Уолтер уже не мог себя контролировать - завязалась отчаянная схватка. Прошло совсем немного времени, и известие о том, что Рэли нарушил данный ему королем приказ, достиг ушей Якова. Тем временем дела Рэли обстояли все хуже и хуже: его суда прочесали маршрут от Амазонки до Ориноко, но никакого золота не обнаружили. Есть сведения, что отчаявшийся Рэли приказал подчиненным вернуться на Ориноко, где он рассчитывал поднять восстание индейцев против испанских колонизаторов.
       Не исключено, что в его планы входило навсегда остаться в тех краях и не возвращаться на континент вовсе. Другие источники сообщают, что Рэли намеревался добраться до английских поселений в Вирджинии (которые, к слову сказать, загадочно и бесследно исчезли, но сэр Уолтер никогда об этом не узнал). Как бы то ни было, но доподлинно известно, что после обманутых надежд на горы золота не только солдаты, но и офицеры отказались подчиниться приказам Рэли, и у него не оставалось иного выхода, как повернуть домой.
       ...Уолтер Рэли знал, что тотчас по прибытии в английский порт будет арестован. Так и случилось. Снова - до отвращения знакомое помещение Тауэра, но на этот раз ему не придется задержаться здесь надолго. Испанский посол Гондомар требовал от короля примерно наказать Рэли. Суд подтвердил прежний приговор с единственным послаблением: Рэли предадут "дворянской" смерти -- обезглавливанию; позорную смерть предателя милостиво отменили.
       29 октября 1618 года Рэли, как всегда подтянутый и собранный, стоял перед эшафотом. Он попросил палача потрогать лезвие топора и с улыбкой бросил в толпу, что лекарство, которое ему сейчас дадут, острое на вкус, зато помогает от любой болезни... Согласно обычаю жена Рэли забрала после казни забальзамированную голову своего супруга и хранила ее до самой своей смерти.
       ... Время показало, что сэр Уолтер Рэли вовсе не был бесплодным мечтателем и прожектером, каковым многие его считали. В 1849 году недалеко от реки Карони, где проходила экспедиция Рэли, было найдено золото, и со временем там вырос целый золотопромышленный район Караталь со знаменитым прииском Эль-Кальяно.
      
      
      
       Только стечением самых невероятных обстоятельств можно объяснить такую судьбу, которая выпала на долю отпрыска бедного провинциального дворянина и горничной. Родители не могли дать сыну ничего: ни знатного происхождения, ни богатства, ни даже фамильного поместья. Единственным достоянием юного Георга была его внешность: мальчик был поразительно хорош собой.
       Но его мать слепо верила в астрологию, предсказания и судьбу вообще, а какая-то старуха-гадалка предсказала ей, что ее ненаглядного, обожаемого сыночка Георга ждет блистательное будущее - почти королевское. И мать тратила последние гроши на то, чтобы мальчик получил достойное образование, а также из кожи вон лезла, чтобы получить аудиенцию у короля Иакова и представить ему свое чадо. Потому что отлично знала: смазливого личика и изящных манер вполне достаточно, чтобы сделать карьеру при дворе Иакова I, обожавшего хорошеньких мальчиков.
       Чести ни ей, ни королю это, разумеется, не делало, но для европейских дворов того времени ничего из ряда вон выходящего в таком пристрастии не было.
       Во всем остальном король Иаков был практически безупречен: политикой не интересовался совершенно, религиозные вопросы предоставлял решать церковникам, чрезмерной жестокостью не отличался и фантастических сумм из казны не проматывал. Так что повидавшие всяких монархов и монархинь англичане бога напрасно не гневили, короля, как положено, почитали, а двор тем временем жил своей собственной жизнью. Фавориты сменяли один другого: кто-то заканчивал свою жизнь на эшафоте, кто-то исчезал в безвестности. Да и королевский двор тех времен был немыслим без фаворита.
       И вот при королевском дворе, заботливо опекаемый любящей матерью, появился Георг Вильерс - шестнадцатилетний превосходный танцор, отличный наездник, талантливый актер. Кстати, именно в этом качестве он и одержал победу над сердцем короля: в комедии, игравшейся при дворе, Георг исполнил женскую роль.
       Двор рукоплескал, а король, плененный красотой "актрисы" и приятно возбужденный этим пикантным маскарадом, милостиво говорил с Георгом, потрепал его по щеке и через несколько дней... произвел в рыцари и камергеры королевского двора. Тут-то все и поняли: взошла новая ослепительная звезда. И не ошиблись.
       Правда, первоначально карьера юного Георга стоила немало трудов, а точнее, унижений. Грозный для своих соперников-царедворцев, Бэкингем перед королем пресмыкался и паясничал хуже последнего шута.
      - Ты шут? - спрашивал его король. - Ты мой паяц?
      - Нет, ваше величество, - отвечал Георг, целуя его ноги, - я ваша собачка.
       И в подтверждение этих слов тявкал и прыгал перед королем на корточках. Об остальных "услугах", которые эта "собачка" оказывала своему повелителю, лучше умолчать. Но дело того стоило. Через четыре года Вилльерс, щедро награжденный поместьями, доходными местами, арендами, орденами, становился последовательно виконтом, графом, маркизом. Наконец, в двадцать лет он стал герцогом Бэкингемом, а фактически - некоронованным королем Англии и Шотландии. Сбылось предсказание старухи-гадалки!
       Герцог и некоронованный король Англии! Такое положение может вскружить и убеленную сединами, куда более трезвую голову, а уж об ощущениях двадцатилетнего выскочки можно только догадываться. Правда, в политике он разбирался, тут нужно отдать ему должное.
       Точнее, великолепно ориентировался в той сложной системе интриг, предательств, подкупов и лицемерия, из которой политика тогда состояла. За это качество Бэкингем и был вознагражден по-королевски. Умирая, король Иаков завещал своему сыну и наследнику Карлу фаворита в качестве основного советника и наставника в государственных делах.
       Справедливости ради следует сказать, что как политик герцог был, безусловно, талантлив. Тем более, что молодой король как раз был абсолютно бездарен в области государственных дел, они его просто не интересовали. Если бы не жуткая, мученическая кончина под топором палача, об этом короле, пожалуй, никто и не вспомнил бы уже через год после его естественной кончины. Примерный семьянин, добрый отец, не транжир, не мот, не игрок, не распутник...Какие причудливые пируэты все-таки выписывает судьба!
       Не будь юный Георг Вильерс так хорош собой, история Англии сложилась бы совершенно по-другому. И если бы не стойкая привычка делать все, сообразуясь только с личными интересами, а не с государственными, герцог не погиб бы от руки наемного убийцы и не подтолкнул бы короля Карла к эшафоту.
       Впрочем, и король сыграл в жизни Бэкингема роковую роль. Точнее, не он сам, а его женитьба. Карл женился на сестре французского короля Людовика XIII принцессе Генриетте. А во время свадебных торжеств герцог увидел королеву Франции...
       На балу, данном на второй день торжеств по случаю свадьбы сестры французского короля принцессы Генриетты с английским королем Карлом появился, обращая на себя всеобщее внимание, великолепный герцог Бэкингем - к восторгу дам и бешеной зависти кавалеров. Высокий ростом, превосходно сложенный, с пламенными черными глазами, герцог мог бы вскружить не одну женскую головку, явись он хоть в рубище дровосека. Но этот красавец был одет в серый атласный колет, расшитый жемчугом, с крупными жемчужинами вместо пуговиц. На шее в шесть рядов красовалось ожерелье из столь же крупных жемчужин...
       В уши герцога были вдеты бесценные жемчужные серьги. Кстати, добрую половину драгоценностей герцог рассыпал по залам дворца во время танцев: жемчужины оказались плохо пришитыми. Подбирать же их милорд счел ниже своего достоинства.
       -- Ах, не утруждайтесь такой мелочью, - отмахивался он от тех, кто пытался вернуть ему драгоценности. - Оставьте себе эту безделицу на память.
       Ослепив весь французский двор богатством и красотой, герцог удивил его и своей грациозностью в танцах. Несколько кадрилей он был кавалером Анны Австрийской, и на глазах сотен гостей начался их роман. Роман авантюрный. Роман блистательный. Роман столь же великолепный, сколь и безнадежный. Роман, которого не должно было произойти...
       Свадебные торжества в Париже подошли к концу, и принцесса Генриетта, отныне английская королева, отправилась на свою новую родину. До морского порта ее сопровождал брат - французский король, невестка - французская королева и, разумеется, герцог Бэкингем. В дороге ловкая герцогиня де Шеврез нашла возможность устроить интимное свидание королевы с предметом ее грез.
       В городе Амьене произошло событие, объяснения которому историки так и не нашли. Королева и герцог в сопровождении нескольких придворных отправились прогуляться по саду. Влюбленные уединились в беседке из живых цветов, откуда по прошествии некоторого времени раздался крик Анны. Сбежалась стража, переполошились придворные, застали королеву в слезах, а герцога - в великом смущении. Таковы факты, дальше начинаются сплошные загадки.
       Почему закричала королева? Некоторые полагают, что этот крик послужил доказательством ее "добродетели и целомудрия", на которые покусился герцог. Другие утверждают, что в Амьене королева, наконец, рассталась с невинностью. Но скорее всего, королева закричала от наслаждения. Знающие люди подтвердят: спутать такой крик со стоном боли или страдания довольно легко.
       И тогда все становится на свои места. Еще и потому, что Анне Австрийской ни с какой стороны не было выгоды привлекать к себе внимание воплями. Она бы стерпела что угодно, прекрасно понимая опасность и двусмысленность своего положения. Гордая красавица сумела бы сдержать крик боли, негодования, испуга и так далее, и тому подобное. К одному она не была готова и потому не смогла это предотвратить. Королева не сумела сдержать крика физического упоения.
       Это подтверждается еще и тем, что королева действительно подарила герцогу алмазные подвески. Не в Париже, как утверждает Александр Дюма. В Булони, при расставании, на следующий день после рокового свидания. Королева плакала, Бэкингем плакал, а шпионы кардинала Ришелье поспешили донести своему шефу, что потерявшая от любви голову Анна Австрийская преподнесла своему любовнику аксельбант с двенадцатью подвесками - подарок ее венценосного супруга.
       Поступок, который можно объяснить только тем, что испытанное Анной блаженство полностью лишило ее осторожности. Было вполне очевидно, что герцог не положит подвески в сейф, чтобы тайком ими любоваться, а станет носить. Почему не подарила перстень, серьги, браслет, наконец? В общем, любую вещь, не уникальную, а просто дорогую? Ведь особой разницы в ювелирных украшениях для женщин и мужчин тогда не было. Да потому и подарила уникальную вещь, что испытала уникальные (для себя, разумеется) ощущения. В таких случаях королевы мало чем отличаются от подданных и творят ничуть не меньшие глупости.
       Неудивительно, что возвращение королевы Анны в Лувр было сильно омрачено той грубой холодностью, которую проявил ее супруг. Это вряд ли можно поставить ему в вину: мало кто из мужей любит быть обманутым, да еще со столь бесстыдной откровенностью. Разумеется, к раздуванию королевского гнева приложил руку и кардинал Ришелье, оскорбленный не как отвергнутый любовник, а как государственный деятель, которому роман королевы путал все карты политической игры. Но Ришелье исхитрился извлечь выгоду и из романтической страсти королевы.
       Дело в том, что в Лондоне оставалась любовница, точнее, одна из любовниц герцога Бэкингема - леди Клэрик. Ришелье еще во время пребывания блистательного герцога в Париже связался с его английской метрессой, уведомив красавицу-леди о новом увлечении Бэкингема. Миледи, столь же умная, сколь и красивая, дала посланцу кардинала бесценный совет:
       - Конечно же, его преосвященству известно, - сказала она, - что теперь идут страшные религиозные распри между католиками и протестантами? Вопрос религиозный - только ширма, за которой скрывается бездна политических амбиций и стремление захватить власть, в том числе и королевскую. Покуда этот мятеж тлеет, как искра, беспокоиться не о чем. Но если из искры раздуть пожар - его зарево быстро заставит Бэкингема позабыть о любом романе.
       Агенты Ришелье в Англии последовали совету леди Клэрик, тем более, что ослабление Англии и возвышение Франции входило в политическую программу кардинала. Но толчком к раздуванию пожара послужили не политические соображения, а любовь и ревность. Англичанка отнюдь не была исчадием ада и хитроумным политиком, она была любящей и страдающей женщиной.
       После отъезда Бэкингема из Франции и возвращения королевы Анны в Париж кардинал направил леди Клэрик письмо следующего содержания:
       "Так как благодаря вашему содействию цель наша достигнута, и герцог вернулся в Англию, то не сомневаюсь, что он сблизится с вами по-прежнему. Мне доподлинно известно, что королева Анна Австрийская подарила герцогу на память голубой аксельбант с двенадцатью алмазными подвесками. При первом же удобном случае постарайтесь отрезать две или три из них и доставить их немедленно ко мне: я найду им достойное применение. Этим вы навеки рассорите королеву с вашим вероломным возлюбленным, мне же дадите возможность уронить его окончательно во мнении Людовика XIII, а может быть, даже и самого его величества, короля Карла I".
       Ришелье прекрасно знал, что герцог будет носить воистину королевское украшение. И тот действительно надел его на первый же придворный маскарад. Леди Клэрик достала две подвески, но...
       Но положение спас камердинер герцога. Раздевая своего господина после маскарада, он обнаружил пропажу двух подвесок. А дальше Бэкингем действовал уже самостоятельно, будучи человеком ничуть не более глупым, чем Ришелье, только более молодым и увлекающимся. Он мгновенно "вычислил" и воровку, и причины кражи и в ту же минуту принял все необходимые меры.
       А во Франции события тем временем приняли драматический оборот. Ришелье под предлогом необходимого примирения царственных супругов предложил Людовику дать большой бал во дворце, пригласив на него королеву.
      Вечером того же дня королева получила письмо от короля:
       "Государыня и возлюбленная супруга, с удовольствием и от всего сердца сознаемся в неосновательности подозрений, дерзких и несправедливых, которые пробудили в нас некоторые события в Амьене. Мы желали бы публично заявить вам, сколь глубоко были мы тронуты явной несправедливостью, пусть и невольной. Посему завтра, 9 января, приглашаем вас в замок Сен-Жермен, а если вы желаете доказать и ваше незлопамятство, то потрудитесь надеть аксельбант, подаренный вам в начале прошедшего года. Этим вы совершенно нас порадуете и успокоите. Людовик".
       Это милое письмо привело Анну Австрийскую в неописуемый ужас. Все висело на волоске: честь, корона, сама ее жизнь, возможно. Герцогиня де Шеврез предложила королеве сказаться на несколько дней больною и послать гонца в Лондон, к герцогу. Но Ришелье предусмотрел это: королева в одночасье была лишена почти всех преданных ей слуг, во всяком случае таких, чья отлучка могла остаться незамеченной. Кардинал вообще мог быть совершенно спокоен: по повелению короля Англии все порты оказались заперты, и сообщение с Францией прервано.
       Ришелье упустил из виду только одно: фактическим королем Англии был Бэкингем, и без него не то что порты - ворота королевского дворца не могли быть заперты. Значит, эта мера была выгодна герцогу. Но интрига показалась кардиналу настолько легкой и беспроигрышной, что он, вопреки обыкновению, не позаботился изучить все детали. Между тем на рассвете следующего дня герцогиня де Шеврез вбежала в спальню королевы, задыхаясь от волнения, и воскликнула:
       -- Ваше величество, вы спасены, спасены!
      Бэкингем прислал курьера к герцогине, и она передала королеве футляр с аксельбантом и письмо благородного любовника:
       "Заметив пропажу подвесок и догадываясь о злоумышлениях против королевы, моей владычицы, я в ту же ночь приказал запереть все порты Англии, оправдывая это распоряжение мерой политической... Король одобрил мои распоряжения. Пользуясь случаем, я приказал изготовить две новые подвески и с болью в сердце возвращаю повелительнице то, что ей угодно было подарить мне..."
       Перед самым балом кардинал вручил королю две алмазные подвески и объявил - в присутствии королевы! - что герцог столь мало дорожил ее подарком, что подарил его своей очередной пассии, а та начала распродавать бриллианты по одному. Доверенному лицу кардинала по воле случая удалось купить в Лондоне две подвески, причем в весьма сомнительной лавчонке. О судьбе остальных подвесок ничего не известно.
       Король, в число достоинств которого отнюдь не входила сдержанность, чуть было не наградил королеву пощечиной. Но та проявила поразительное хладнокровие и приказала одной из своих фрейлин принести из будуара ларчик. Приказание было мгновенно исполнено, и все увидели аксельбант в целости и сохранности. Король ничего не понял, но сразу успокоился, поскольку дорогая вещь не пропала.
       Бэкингем последние три года своей жизни потратил на то, чтобы добиться прочной благосклонности Анны Австрийской. Даже государственными делами занимался постольку, поскольку это могло помочь ему встречаться с любимой женщиной.
       Он сделал политику орудием своей любовной интриги: изыскивал все способы для приезда во Францию под благовидным предлогом. Желанный повод не замедлил отыскаться, точнее, герцог сам его создал. Он уговорил королеву съездить во Францию, повидаться с матерью - вдовствующей королевой Марией Медичи. Король Карл согласился при одном условии: сопровождать королеву будет герцог Бэкингем.
       Генриетте было безразлично, кто составит ее свиту, но Людовик XIII отреагировал, как сказали бы сейчас, неадекватно:
       -- Сестра вольна приезжать с кем угодно, но только не с Бэкингемом! - с бешенством прокомментировал король известие о предстоящем визите родственницы.
       Бэкингем, узнав о непреклонности короля, в свою очередь потерял хладнокровие и здравый смысл.
       -- Пропадай же заодно с моим блаженством и спокойствие всей Европы! - вскричал он, бросая на пол великолепную чернильницу, выточенную из халцедона. - Клянусь моим покровителем, святым Георгием, я им докажу, что король Англии - это я! Не хотят принять меня, как посланника мира, примут как победителя в войне, которую я начну!
       C этой минуты отношения между двумя державами испортились почти непоправимо. Все предвещало неизбежный полный разрыв и настоящую войну французов с англичанами. Войны Ришелье не хотел, но переубедить короля не смог. И тут очень кстати для него герцог был убит "каким-то фанатиком".
       Случилось это так. Двадцать третьего августа 1628 года английский портовый город Портсмут был переполнен военными и придворными. Лучший дом в городе, предоставленный главнокомандующему, напоминал пчелиный улей: гонцы и оруженосцы сновали во всех направлениях, военачальники совещались о том, что теперь делать.
       Французы сняли осаду с протестантской твердыни - города Ла Рошели, и теперь помощь англичан там была не нужна. Значило ли это прекращение войны? Для того чтобы принять окончательное решение, главнокомандующему следовало вернуться в Лондон - к парламенту и королю.
       Дорожный экипаж был подан, и блистательный вельможа в сопровождении свиты шел по коридору к парадным дверям. Внезапно откуда-то из-за угла мелькнула черная тень, сверкнуло лезвие кинжала, и через секунду все было кончено. Герцог Бэкингем, фактический владыка Англии, тринадцать лет ослеплявший Европу блеском своих побед не столько на полях сражений, сколько в альковах красавиц, был убит неким Джоном Фельтоном, солдатом и протестантом-фанатиком, который даже и не думал бежать с места преступления, а преспокойно отдался в руки стражи. Убийца заявил, что "покарал нечестивца", и через несколько дней был повешен.
       Так на тридцать восьмом году оборвалась жизнь одного из самых удачливых авантюристов семнадцатого века, фаворита двух английских королей - Иакова Второго и Карла Первого, любовника французской королевы Анны Австрийской и бесчисленного количества женщин самого разного происхождения. Так погиб Георг Вильерс, герцог Бэкингем...
       Весть о гибели возлюбленного, новой встречи с которым она ждала целых три года, жестоко поразила королеву Анну. Любовь к нему была единственным счастьем ее жизни, воспоминания о нем - единственной отрадой. По целым дням, запершись в своей молельне, королева молилась за упокой души человека, подобного которому никогда не встречала. "Любящий" супруг дал ей неделю на молитвы, а потом устроил в Лувре великолепный бал с придворным балетом и предложил королеве в нем участвовать.
       -- Мне - танцевать? - ужаснулась несчастная.
       -- А почему бы и нет? Разве вы в трауре?
       -- Я буду танцевать, ваше величество.
       -- И прекрасно! Этим вы доставите мне большое удовольствие.
      Удовольствие короля было тем большим, что после первых нескольких па королева без чувств упала на пол. Больше она не танцевала никогда до самой своей смерти, хотя танцы любила страстно.
      
      
      После гибели Бэкингема Карл I в течение 11 лет правил единолично, пополняя казну путем раздачи монополий и возрождения старинных феодальных повинностей, что вызывает недовольство нового дворянства и буржуазии, протест широких народных масс. Фаворитами Карла становятся Томас Уэнтворт, граф Страффорд и архиепископ Уильям Лод. Король стремился к неограниченной власти, пытался проводить абсолютистскую политику. Но в связи с начавшейся в 1639 войной с Шотландией Карл I вынужден созвать парламент для вотирования новых налогов. Короткий парламент (13 апреля - 5 мая 1640) отказался это сделать и был распущен.
      Новый, Долгий парламент, открывшийся 3 ноября 1640, потребовал отстранения королевских советников и проведения антиабсолютистских и церковных реформ. Карл I, придерживаясь теории божественного права на престол, отказывается выполнить требования парламента, но не смог остановить начавшуюся Английскую революцию. В мае 1641 он под нажимом народных масс вопреки своему обещанию дал санкцию на казнь Страффорда. В начале января 1642 Карл пытался арестовать пятерых вождей парламентской оппозиции, но они укрываются в лондонском Сити. В феврале 1642 король отправил семью во Францию, а сам уехал на север, где начинает собирать войска. 22 августа 1642 он объявляет войну парламенту.
      Вначале королевская конница одерживает победы; королю несколько раз удается подойти к Лондону и расположить свою штаб-квартиру в Оксфорде. Однако в 1644 созданная Кромвелем армия нового образца начинает бить роялистские войска. Потерпев окончательное поражение в битве при Нейзби 11 июня 1645, Карл I бежит на север и сдается в плен шотландцам. 1 февраля 1647 парламент выкупает Карла и пытается достичь договоренности с королем.
      2-4 июня года корнет Джойс с отрядом солдат захватывает короля, и он становится пленником армии. В сентябре Кромвель начинает переговоры с королем с целью добиться от него согласия на установление конституционной монархии. В ноябре 1647 на заседании армейского совета в Пэтни раздаются требования привлечь монарха к суду за пролитую в стране кровь.
      11 ноября 1647 Карл бежал на остров Уайт и начал переговоры с шотландцами. В разных частях Англии поднимались роялистские восстания, разгорелась вторая гражданская война. Пресвитерианская часть парламента, стремившаяся к компромиссу, в августе 1648 посылает на остров Уайт делегацию для переговоров. Карлу предлагают весьма мягкие условия мира, но он затягивает переговоры, ожидая поддержки из Франции и Ирландии.
      Тем временем в Лондоне сторонники решительных действий одерживают верх, переговоры прерываются, и в начале декабря 1648 Карл I оказался в замке-тюрьме Херст (Хемпшир). 6 декабря произошла Прайдова чистка - изгнание из парламента пресвитериан и 23 декабря палата общин постановила, что Карл I является главным виновником несчастий страны. Началась подготовка суда над королем. 4 января 1649 палата общин объявила о переходе к ней всей полноты власти, а 6 января был создан "Верховный суд справедливости".
      19 января Карла I переводят в Лондон для предания суду, который заседает 20-27 января. "Как тиран, изменник и убийца, открытый и беспощадный враг английской нации" Карл I был приговорен к смертной казни. 30 января 1649 он был публично казнен на площади перед Уайтхоллом "путем отсечения головы от тела".
      
      
      
       Восемнадцатый век явил миру плеяду выдающихся авантюристов. Но иногда и авантюристу удаётся стать королём.
       Капитан Август Аладер фон Бенёвский (он же Бейпоск, он же Бейновск, он же Беньовский, он же Бенев, он же Беньевский, он же Бенейх, он же Беневский, он же Бениовский, он же - по версии японцев - Бенгоро) - знаменитый авантюрист XVIII века. Как и у большинства авантюристов, биография его страшно путана (до сих пор спорят о его национальности - поляк он, венгр или словак), и изобилует недостоверными сведениям. Сам он называл себя поляком.
       Родился он в 1746 году в Австро-Венгрии, на словацких землях, принадлежащих тогда венгерской короне. Его отец Самуэл был словаком по национальности и австрийским полковником, мать Розалия Ревай - дочерью спишского епископа венгерских и словацких кровей.
       Карьеру начал в 16 лет в австрийской армии во время Семилетней войны. После войны ввязался с дрязги с родственниками из-за земель умершей матери. В итоге попал под суд по обвинениям в дезертирстве и ереси. Бежал из Австро-Венгрии в Польшу, где примкнул к повстанцам Барской конфедерации, протестовавшим против назначенного из России короля Станислава Понятовского.
       Отличился в боевых действиях, получил звание гусарского капитана (хотя обычно представлялся генералом) и, (по его словам) был награжден высшей польской наградой - орденом Белого Орла. Дважды попадал в плен к русским - первый раз был отпущен после обещания не участвовать больше в боевых действиях, слова не сдержал, поэтому после второго пленения был сослан в Казань.
       Собственно, все началось именно с Семилетней войны. Отряды под предводительством Беневского сражались против русских. В то же время в России пылало восстание Емельяна Пугачева, и несколько раз получалась так, что войска этих двух знаменитых авантюристов сталкивались в бою. В одном из сражений Беневский был тяжело ранен и попал в плен. Но, поскольку он был генералом, его по законам того времени отпустили обратно в Польшу, не отобрав ни наград, ни холодного оружия.
       В то время, пока Беневский лежал в госпитале после ранения, он женился на красивой полтавской девушке.
       В ночь на 7 ноября 1769 года Бенёвский, вместе с близким приятелем, шведом Адольфом Винбланом, бежали из Казани. Выкрав документы и подорожную, они смогли беспрепятственно добраться до Санкт-Петербурга. Там Бенёвский попытался договориться с капитаном голландского корабля, выдав себя за английского матроса. Но деньги у беглецов уже закончились, а осторожный голландец, выслушав обещания расплатиться в первом же заграничном порту, предпочёл выдать самозванцев местным властям.
       В Петропавловской крепости Бенёвский предстал перед следственной комиссией графа Панина. С него взяли подписку "никогда не поднимать оружие против России", а однажды выехав, не возвращаться. Однако, вместо освобождения, 4 декабря 1769 года Бенёвского и Винблана посадили в сани и под конвоем повезли в ссылку на Камчатку, "чтобы снискивали там пропитание трудом своим". Путешествие через всю Россию длилось около 8 месяцев.
       Бессрочное поселение им было назначено в Большерецком остроге, где в то время проживало 90 ссыльных и 70 человек гарнизона, из которых 40-50 обычно были в разъездах. Разницы между охраняемыми и охраняющими не было, по сути, никакой. И те, и другие выживали так, как умели, все пользовались полной свободой - а куда ты денешься? С Камчатки не убежишь, сухопутного пути на материк нет до сих пор.
       Но Бенёвский рассудил по-другому, и замыслил побег. Ему удалось составить заговор, куда были вовлечены десятки людей, и в ночь с 26 на 27 апреля 1771 года вспыхнул бунт. Начальник Камчатки" капитан Григорий Нилов был убит.
       После похорон коменданта Нилова Бенёвский приказал священнику отворить в церкви царские врата и вынести из алтаря крест и Евангелие - каждый из бунтарей был обязан при всех присягнуть на верность "царевичу Павлу Петровичу".
       29 апреля 1771 года на реке Большой построили одиннадцать больших паромов, погрузили на них пушки, оружие, боеприпасы, топоры, железо, столярный, слесарный, кузнечный инструменты, различную материю и холст, деньги из Большерецкой канцелярии в серебряных и медных монетах, пушнину, муку, вино и прочее. В тот же день, в два часа пополудни, паромы отвалили от берега и пошли вниз по течению в Чекавинскую гавань, чтобы подготовить к плаванию галиот "Святой Пётр".
       7 мая 1771 года галиот был готов к отплытию. Но еще четыре дня не трогались в путь - Степанов и Бенёвский от имени всех заговорщиков писали "Объявление в Сенат", в котором говорилось о "беззакониях", которые чинили в России императрица Екатерина, её двор и её фавориты. Это "Объявление" - уникальное совместное политическое обвинение от имени дворянства и простого народа. Генерал-прокурор, получив это "Объявление" через много месяцев, по повелению Екатерины II собственноручно написал: "Сей пакет хранить в Тайной экспедиции и без докладу её величеству никому не распечатывать. Князь А. Вяземской".
       Утром 12 мая "Святой Пётр" вышел в море и взял курс на Курильские острова. На его борту было ровно семьдесят человек. Там были и крещеный камчадал Яков Кузнецов, и ссыльный немец, адмиралтейский лекарь Магнус Мейдер, и коряк Брехов, и швед Винблан, и алеут Захар Попов, и русский столбовой дворянин Петр Хрущов.
       Кого здесь только не было - казаки и капралы, охотники и секретари, канцелярист и однодворец, шкипер и купец, штурманские ученики и промышленники. Семь женщин, старики вроде бывшего камер-лакея Анны Иоанновны Александра Турчанинова, которому вырвали ноздри и язык еще при Елизавете и который давно потерял счет годам, прожитым на Камчатке, подросток - тринадцатилетний сын священника Ичинского прихода Ваня Уфтюжанинов: всего семьдесят человек.
       И всей этой пестрой компании все-таки удалось, не имея даже карт, спуститься вдоль Курильских островов к Японии, пройти вдоль Японского архипелага (попутно испугав японцев российской угрозой на много лет вперед), переплыть к Тайваню, и оттуда уйти в португальское Макао.
       Через пять дней плавания "Святой Пётр" сделал остановку у необитаемого острова из Курильской гряды. На нём запаслись пресной водой, напекли хлеба и сшили английские и голландские флаги. Между тем, штурманские ученики Измайлов и Зябликов и матрос Фаронов попытались обрубить якорный канат и увести захваченный корабль. Бенёвский сначала хотел казнить заговорщиков, но потом изменил своё решение и устроил им публичную порку кошками (плетьми). Герасима Измайлова и камчадалов из Катановского острожка Алексея и Лукерью Паранчиных велено было высадить на остров, оставив им "несколько ржаного провианта".
       Путь выдержали, конечно, не все - кого-то после бунта Бенёвский высадил на необитаемом острове, кто-то умер от тропических болезней, несколько человек остались на тайваньском берегу, пронзенные стрелами аборигенов и т. п. В Макао Бенёвский продал "Святой Петр", и, оставив нескольких отказавшихся продолжать путь в Макао, большерецкие бунтовщики отплыли на зафрахтованных судах во Францию.
       7(18) июля 1772 года бывшие камчатские острожники благополучно добрались до берегов Бретани и сошли на берег в городке Порт-Луи, где, как пишет Рюмин, "определена нам была квартира, и пища, и вина красного по бутылке в день". Из 70 человек, отплывших с Камчатки, во Францию прибыли 37 мужчин и 3 женщины.
       Ещё, когда шли вокруг Африки Бенёвский загорелся идеей колонизации острова Мадагаскар. Эта идея получила поддержку в Париже, у короля Людовика XV. 11 человек решили не расставаться с капитаном - семеро рабочих, приказчик Чулошников, матросы Потолов и Андреянов с женой и верный ученик Бенёвского Ваня Устюжанинов. Остальным Бенёвский выписал подорожные до Парижа. Он уже, судя по всему, встречался в Париже с русским резидентом Хотинским и выяснил, что решившим вернуться добровольно в Россию, ничего не грозит.
       Екатерина II рассудила, что в этом случае лучше всего проявить милосердие и избежать излишней огласки. К тому же сама невероятность плавания и лишения, выпавшие на долю беглецов, её растрогали. Императрица была в курсе всех дел - недаром, как только журнал путешествия прибыл в Петербург, она немедленно его внимательно прочла.
       Беневский с частью своих спутников, усилив команду набранными во Франции волонтерами, отплывает на африканский остров. В феврале 1774 года Бенёвский высадился на Мадагаскаре, сопровождаемый командой из 21 офицера и 237 моряков. Не встретив серьёзного сопротивления, они приступили к постройке "столицы" острова - города Луибур. В 1776 году 1 октября 62 старейшины местных племён избрали Бенёвского "новым Ампансакабе", то есть верховным властелином Мадагаскара.
       Влияние новой колонии росло. В порт всё чаще заходили торговые корабли. Это вызывало зависть колониальных властей близлежащих островов Маврикий и Реюньон. Оттуда в Париж посылали негативные реляции о деятельности Бенёвского. К тому же, в 1776 году умер благоволивший барону Людовик XV. Помощь из Франции перестала поступать. В лагере Бенёвского свирепствовали тропические болезни; число европейцев под его начальством сократилось до 63-х. Это вынудило Бенёвского свернуть свою деятельность и вернуться в Париж.
       Вопреки ожиданиям, во Франции барона встретили с ещё большим интересом, чем прежде. Людовик XVI жалует ему титул графа, звание бригадного генерала, орден св. Людовика и крупное денежное вознаграждение. Однако, поскольку ожидаемых сокровищ на Мадагаскаре не было обнаружено, версальский кабинет принял решение положить проект его дальнейшего освоения под сукно.
       Бенёвский выпускает мемуары, которые становятся международным бестселлером, увлекается шахматами (в шахматной теории до сих пор существует "мат Бенёвского"), на этой почве заводит дружбу с Бенджамином Франклином, чей портрет ныне красуется на стодолларовой купюре. Дерется на стороне родной Австро-Венгрии в войне за баварское наследство, сразу после начала американской войны за независимость устремляется за океан, воюет там...
       Но во всех этих приключениях Бенёвский никогда не оставлял идеи вернуться на Мадагаскар. Но ни во Франции, ни в Америке, ни в Австрии денег ему не дали. Наконец проекты Бенёвского нашли поддержку в Лондоне. Ему удалось увлечь своим предприятием Жана-Гиацинта де Магеллана, учёного, члена Лондонского королевского научного общества, потомка знаменитого мореплавателя. Бенёвский и Магеллан учредили торговую компанию. Чтобы привлечь к проекту американских партнёров, искатель удачи 14 апреля года уехал в Балтимор, где окончательно оформился англо-американский консорциум.
       Он возвращается на Мадагаскар, вновь организовывает поселение, налаживает отношения с мальгашскими вождями. Бенёвский убедил туземцев изгнать французских представителей с острова и основал новую столицу - город Мавритания. Но недовольная Франция посылает на остров отряд под командой капитана Ларшера.
       Совершенно случайно французы наткнулись на тайную тропинку, ведущую к Мавритании со стороны суши. Таким образом, утром 23 мая 1786 года отряд Ларшера с тыла неожиданно пошёл на штурм Мавритании, во время которого "король" погиб от шальной пули в самом начале атаки. Похоронен Бенёвский был на Мадагаскаре, рядом с двумя русскими товарищами, вместе с которыми когда-то осуществил побег с Камчатки.
       Знаменитый авантюрист прожил всего лишь немногим больше сорока лет.
      
      
       Не прост бывает путь на политический Олимп.
      Бенджамин Дизраэли (1804-1881) происходил он из богатой еврейской семьи, предки которой в конце XV века бежали от преследования испанских властей в Венецию. В 1748 году они поселились в Англии, где его дед Бенджамин успешно занимался коммерцией и нажил приличное состояние. Остаток дней он провел в собственном поместье, куда удалился, отойдя от дел.
      Сын его Исаак имел возможность посвятить себя любимым занятиям, в которых преуспел, став известным историком и литератором. Блестяще написанная им критическая работа "Курьезы литературы", исторические сочинения, в их числе "Комментарии к жизни и царствованию короля Карла I", вошли в семитомное собрание его сочинений, изданное в 1849 - 1851 гг. В 1884 году оно было переиздано и снабжено биографией автора, написанной его знаменитым сыном лордом Биконсфилдом. Круг общения, соображения карьеры, собственной и детей, побудили Исаака Дизраэли принять в 1817 году христианство и перевести в лоно англиканской церкви своих четверых детей, из которых Бенджамин был вторым.
       Сменив небольшую частную школу под Лондоном на другую, казавшуюся более престижной, куда молодой Дизраэли попал лишь через два года после первой попытки, юноша ничего не выиграл. Очевидно, его как еврея, хоть и крещеного, не встретили с распростертыми объятиями. К тому же особым прилежанием он не отличался, а в основном увлекался чтением книг, благо у отца была прекрасная библиотека.
       Бенджамин рано начал писать, но ни он сам, ни его семья поначалу не были уверены, что он достигнет успеха на этом поприще. На всякий случай, поступив в 17 лет учеником в юридическую контору, Бенджамин спустя три года попытался стать адвокатом. Но дело отчего-то не пошло, хотя опыт учебы ему, несомненно, пригодился в дальнейшей политической деятельности. Пока что Дизраэли-сын сочинил роман, правда, не получивший одобрения друга его отца, издателя Байрона Дгиона Моррея.
       Тем не менее Бенджамин не оставил сочинительство. Новый роман, "Вивиан Грей", опубликованный в 1826 году, принес автору настоящий успех. Литературный талант его с особой силой выразился в умении изобразить неординарную личность, пытающуюся нащупать собственный путь в мире лжи, фальши и лицемерия. Он уже был знаком со многими политиками, которых не щадил ни в этом, ни в последующих романах.
       Внезапно он уехал из Лондона и совершил путешествие по странам Южной Европы и Востока. В 1831 году Бенджамин вернулся домой. Его попытки выделиться, обратить на себя внимание общества подчас носили эпатажный характер. Экстравагантная манера одеваться шокировала общество, в котором ему хотелось добиться признания. Попытки стяжать лавры на политической сцене в течение нескольких лет не давали результата. Несмотря на активную поддержку видных политиков-радикалов и расположенных к нему некоторых литераторов, Дизраэли неоднократно проваливается на выборах в парламент от округа Тонтон.
       Не помогли ни набиравшая силу литературная известность, ни риторические выступления на тему народных бедствий и паразитизма правящей верхушки. Но этот человек ни при каких обстоятельствах не опускал рук, а настойчиво шел к цели. Он продолжал писать, опубликовал еще несколько романов, среди них - "Контарини Флеминг" (1832 г.) и "Генриетта Тампль" (1836 г.), где тоже фигурировали, не без сатирического налета изображенные, персонажи реальной политической сцены.
       Неудачи на выборах побудили Бенджамина пересмотреть собственные позиции. Постепенно он отходит от вигов и принимает принципы тори - консерваторов, представителей аристократической Англии. Такой кульбит не был чем-то необычным. До него тот же путь в политике прошел Эдуард Дерби, впоследствии лидер тори и коллега Дизраэли в правительстве. Эта смена курса обозначена в памфлетах "Кто он?" и "В защиту британской конституции", где Бенджамин убеждал читателей в необходимости консолидации монархии, аристократии и народа.
       Его политический маневр увенчался успехом, и в 1837 году уже кандидатом от партии тори он проходит в парламент по избирательному округу в Мейдстоне. Вскоре после открытия сессии Дизраэли выступил в палате общин с речью по поводу реформы в Ирландии. Это был грандиозный провал. Все в новоявленном ораторе вызывало насмешку и неприятие: несуразная манера одеваться, о которой уже говорилось, его непомерные самоуверенность и апломб. Дело кончилось всеобщим хохотом, который трудно было остановить. Однако начинающий депутат не был обескуражен столь неожиданным приемом. Разгневанный, вынужденный сесть на место, он бросил в издевающийся над ним зал: "Недалек день, когда все вы будете меня слушать, и слушать очень внимательно!"
       Неудачный дебют в парламенте затормозил политическую карьеру на несколько лет, что еще раз свидетельствует о том, сколь непрост был путь Дизраэли к вершинам политического Олимпа. До 1845 года он почти не имел влияния в парламентских делах и утешался писанием романов.
       В 1839 году он женился на вдове одного из своих парламентских коллег. Миссис Льюис имела значительное состояние и была на 15 лет старше Бенджамина. Блестящий успех у читателей его новых, с социальной подоплекой, романов "Конингсби" (1844 г.), "Сибилла, или Две нации" (1845 г.), "Танкред, или Новый крестовый поход" (1847 г.) на сей раз способствовал его парламентской карьере. Ему удалось объединить вокруг себя группу аристократов, назвавшую себя "Молодой Англией", и противопоставить ее значительной части тори во главе с Робертом Пилем, занимавшим пост премьер-министра в 1841 - 1846 гг.
       Постепенно парламентская аудитория начинает более дружелюбно воспринимать и форму, и смысл его неистовых выступлений против неэффективной репрессивной политики Пиля в Ирландии, против преследования рабочего движения чартистов, а также против попытки Пиля отменить хлебные пошлины. Последнее противоречило интересам английской земельной аристократии. Отмена высоких хлебных пошлин, много лет защищавших интересы местных производителей зерна, значительно ухудшала и без того сложную ситуацию в Ирландии, где голодало множество людей.
       Не случайно выступления Дизраэли в пользу хлебных пошлин были вознаграждены крупной суммой, перечисленной ему одним очень богатым консерватором. В союзе с лордом Бентинком, одним из лидеров тори, он сумел воспользоваться глубоким кризисом, поразившим партию вследствие инициированного им же самим раскола. Сторонники Р. Пиля вошли в состав реформированной партии вигов, ставшей с середины XIX в. либеральной.
       Оставшиеся в руководстве тори фигуры никак не могли конкурировать с Дизраэли. Несомненно, успешной политической карьере во второй половине XIX в. способствовали его личные качества: умение держать удар, редкостная работоспособность, огромное честолюбие. Но при всем том его путь к политическому лидерству отнюдь не был устлан лепестками роз. Мало того, что он не был аристократом в партии аристократов, он многих шокировал как инородец, крещеный еврей с характерным обликом и манерой говорить, чуждыми публике, отличавшейся знаменитым английским снобизмом.
       Однако после ухода Пиля в партии не осталось сколько-нибудь перспективного лидера. В 1848 году умирает лорд Бентинк, дружески относившийся к Дизраэли, и последний становится лидером своей партии в палате общин, а в 1852 году входит в кабинет Э. Дерби в качестве министра финансов.
       Последовавший вскоре за этим назначением очередной политический маневр Дизраэли переполнил чашу терпения даже видавших виды политиков. Он предложил бюджет, уменьшавший налогообложение сельского населения за счет городского. Бюджет отменял ряд охранительных пошлин, которые сам Дизраэли ранее защищал столь рьяно. Теперь же целью чуткого к конъюнктуре, гибкого политика стали принципы свободной торговли, нашедшие поддержку у значительной части торговых и промышленных кругов. Оказавшийся мишенью резкой критики со стороны столь же ловкого его политического соперника, либерала Уильяма Гладстона, бюджет провалился, а правительство Э. Дерби пало.
       Через семь лет, в 1858 году, Дизраэли вновь занимает пост канцлера казначейства во втором кабинете Э. Дерби, пробывшего у власти недолго, около полутора лет. Все же и за это время он успел кое-что сделать. Передал английской короне управление Индией, которое до того осуществлялось Ост-Индской компанией. Двор об этом не позабыл.
       Дизраэли убедил Э. Дерби выступить за допуск евреев в парламент, расширить избирательное право. Скорая отставка кабинета Э. Дерби отнюдь не умерила политической активности Дизраэли. Объектом его критики стала внешняя политика либерального кабинета Генри-Джона Пальмерстона, стремившегося уменьшить степень участия Великобритании в делах других стран Европы.
       Однако именно такая тенденция пользовалась тогда поддержкой большинства, и результатов Дизраэли не добился. Что касается принятых им в те годы мер для реорганизации партии тори, то тут все удалось. Партия консолидировалась, стала более мобильной, а в конце 50-х получила название консервативной. Многолетнее правление либерального кабинета сковывало инициативу лидера консерваторов, хотя Дизраэли умел ждать. Он приобрел влияние в финансовых кругах. В 1862 году некая испанская еврейка, ярая его поклонница, оставила ему, умирая, все свое большое состояние. В 1868 году он был уже очень богатым человеком, был близок к крупным банкирам, в частности к Ротшильдам, что имело значение для его дальнейших планов.
       В 1866 году либералы оказались в меньшинстве в связи с неудачным проектом реформы избирательного права. Разногласия по этому вопросу раскололи либеральную партию, чем не преминули воспользоваться консерваторы. Кабинет Дерби в третий раз оказался у власти, и Дизраэли еще более упрочил свое влияние в нем. В 1867 году министерство Дерби вынуждено было провести парламентскую реформу, которая довела число избирателей до 2 миллионов человек. Но большинство промышленных и сельских рабочих, а также мелкие арендаторы не получили избирательных прав. По-прежнему остались лишенными права голоса и женщины. Тайное голосование было введено только в 1872 году.
       Все же и такой закон об избирательном праве был значительно радикальнее предложенного Гладстоном и проваленного при содействии Дизраэли.
       В 1868 году лорд Дерби, достигший весьма преклонного возраста, подал в отставку. Его место во главе кабинета занял Бенджамин Дизраэли. При нем английские войска вторглись в Абиссинию (Эфиопию), но прочно закрепиться там не смогли. Пытаясь поправить бедственное положение в Ирландии, Дизраэли предложил ряд мер: аграрный законопроект, реформу избирательного права и учреждение католического университета. В это время либералы сумели объединиться и, получив большинство в палате, вопреки правительству провели резолюцию об отделении протестантской церкви в Ирландии от государства. По сложившимся правилам Дизраэли должен был выйти в отставку, но отказался и получил согласие короны на роспуск парламента через несколько месяцев, когда подготовят новые избирательные списки на основе расширенного избирательного права.
       Дизраэли не сомневался, что новые избиратели из благодарности отдадут ему свои голоса. Но он ошибся. На парламентских выборах 1868 года либералы одержали победу, получив большинство в 120 голосов. Дабы подсластить пилюлю, королева Виктория предложила проигравшему Дизраэли пэрство, но у него хватило здравого смысла понять, что момент для этого неподходящий, и отказаться. Пэрство было отдано его жене, принявшей титул леди Биконсфилд по названию небольшого городка неподалеку от имения Дизраэли. Городок этот упоминался в одном из его ранних романов. Сидя на скамье оппозиции, Дизраэли продолжал писать. В 1870 году вышел его роман "Лотарь", в котором автор обосновывал превосходство англиканской церкви над католицизмом.
       Что касается его политического соперника, то он продолжил политику освобождения низших классов. Став во главе либерального кабинета, Уильям Гладстон сумел провести закон, который дал профсоюзам право владеть землей и недвижимостью, защищать перед судом свои гражданские интересы. Гладстон наконец добился права на тайное голосование. Прежняя форма открытого голосования препятствовала волеизъявлению мелких служащих и рабочих: опасаясь потерять заработок, они нередко поневоле голосовали заодно с предпринимателями и хозяевами.
       Реформы кабинета Гладстона были решительными и нарушали традиции сложившегося строя. Они вовлекали в общественную и политическую жизнь трудовые слои населения Англии, уничтожали привилегии могущественных корпораций, в их числе - англиканской церкви. Но многое не могло быть сделано в одночасье, что вызывало недовольство низов и усугубляло назревавший в обществе конфликт.
       Между тем привилегированные слои - землевладельцы, предприниматели, представители других состоятельных групп - были встревожены "разрушительной" для них политикой Гладстона: уменьшением церковных богатств, отменой системы продажи военных должностей, мерами по сокращению торговли спиртными напитками.
       Многие были обеспокоены чрезмерной, на их взгляд, уступчивостью Гладстона на Востоке, что могло повлечь опасный для английских интересов распад Османской империи и столь же нежелательное для них усиление России в этом регионе. Военная слабость Англии стала ощутимой и в ходе франко-прусской войны 1870 - 1871 гг., когда все ее вмешательство смогло вылиться лишь в мало кого волновавшие протесты.
       При обсуждении проблем ирландского университета Дизраэли бросил Гладстону упрек, в котором отразились все главные опасения высших классов: "Вот уже четыре года, как вы угрожаете нашим учреждениям и тем старинным привилегиям, которые органично присущи нашему обществу. Вы вмешиваетесь во все его сферы. Вы подчинили своему контролю все профессии и занятия. Никто не может быть спокоен за свое имущество, никто не знает, что именно завтра от него потребуют. Вы лишаете общество стабильности".
       Под сильным давлением Гладстон был вынужден распустить парламент. На новых выборах победили консерваторы. Кандидаты, предложенные рабочими, за исключением двух человек, не прошли вследствие специфики английского избирательного права. Поражение на выборах оказалось столь сильным ударом для Гладстона, что он всерьез намеревался окончательно уйти из политики.
       Дизраэли сформировал кабинет, в который наряду с богатыми землевладельцами и аристократами вошли крупные банкиры и промышленники. С этого, четвертого по счету, прихода к власти начинается настоящая популярность Дизраэли в правящих кругах Англии и упрочивается его репутация одного из величайших английских государственных деятелей. В короткое время его кабинет осуществил ряд важных для трудовых слоев населения мер: обязательное начальное обучение детей, отмена наказаний за агитацию среди рабочих, полное уравнивание профсоюзов в правах с предпринимательскими объединениями.
       Дизраэли добился решения о строительстве дешевого жилья для рабочих и принятия нового законодательства об охране труда малолетних и женщин на фабриках и заводах. По его инициативе был принят закон, запрещающий перегрузку судов, угрожавшую жизни матросов. Все это проходило под лозунгом борьбы с безответственным индивидуализмом либералов и во имя утверждения принципов консервативной партии как партии народного блага. Блага, оберегаемого патриархальной и сильной монархией.
       Дизраэли был не только крупным политиком, но и мастером социальной демагогии. Ради удовлетворения самолюбия консерваторов, которых он огорчил своим социальным законодательством, лидер их партии занялся возвышением престижа монархии. С этой целью он убедил королеву и членов королевской семьи чаще показываться народу, не пренебрегать патронажными функциями при основании или открытии благотворительных, а также общественнополезных учреждений, присутствовать на их церемониях.
       Он уговорил парламент предложить королеве титул "императрицы Индии". В том же 1876 году королева, в свою очередь, пожаловала верного слугу престола в знак признания его политических заслуг титулом графа Биконсфилда, который на этот раз был принят. Семидесятидвухлетний граф Биконсфилд стал членом палаты лордов.
       С присущей ему энергией он приступил к реорганизации армии, необходимой для поддержания могущества Великобритании. В сентябре 1874 года англичанам удалось захватить острова Фиджи. Главная британская колония Индия с ее тогдашним 200-миллионным населением была объявлена империей. Чтобы воспользоваться Суэцким каналом в качестве кратчайшего пути в Индию, английское правительство без ведома парламента в 1875 году приобрело у Египта акции канала на большую сумму.
       Приобретение было сделано с помощью банкирского дома Ротшильда. Финансовые круги, принявшие участие в операции, надеялись, что Англия уже не выпустит эту страну из сферы влияния и сможет решить в свою пользу давнишний спор из-за нее с Францией.
       Опасаясь захвата Стамбула Россией вследствие надвигавшегося распада Османской империи, Биконсфилд занял враждебную по отношению к балканским славянам позицию, невзирая на то, что Гладстон в своих речах громил "болгарские ужасы", то есть зверства турок в Болгарии. Зимой 1878 года, когда русские войска совершили переход через Балканы и по обледенелым скалам сумели выйти на ближние подступы к турецкой столице, для ее охраны в Дарданеллы вошел английский флот. Мало того: Биконсфилд распорядился мобилизовать индийские войска и расположить их на Мальте, хотя, согласно их статусу, они не могли быть задействованы на какой-либо иной территории, кроме Индии.
       Несомненные успехи Биконсфилда во внешней политике увлекли даже часть либеральной оппозиции. Военные кредиты были одобрены огромным большинством. На Берлинском конгрессе 1878 года, где лорд Биконсфилд присутствовал лично, ему удалось столковаться с Бисмарком и свести на нет ряд преимуществ, завоеванных Россией в войне с Турцией 1877 - 1878 годов и признанных Сан-Стефанским мирным соглашением 1878 года. Обеспечив свободу проливов, соединяющих Черное море с Эгейским, англичане заперли их для российского военного флота.
       Успехи Бисконфилда на Берлинском конгрессе Турция была вынуждена вознаградить островом Кипр, который по договору от 4 июня 1878 года перешел под власть Великобритании. Возвращение лорда Биконсфилда в Англию было триумфальным, сопровождалось высокими почестями со стороны короны, лондонского Сити, а также парламента. Военные действия англичан в мае 1879 года также временно оказались успешными, а первоначальные неудачи в войне с зулусами были компенсированы победой при Улинду 3 июля 1879 года. В Южной Африке английские войска в 1877 году захватили Трансвааль, но удержать его сумели лишь до 1881 года.
       Окрыленный внешнеполитическими достижениями, в марте 1880 года Биконсфилд распустил парламент, рассчитывая на новых выборах достичь устойчивого большинства. Однако его расчет не оправдался. Убедительная агитация Гладстона, который не терял времени, указывая на то, что блестящая внешняя политика консерваторов слишком дорого обходится налогоплательщикам, принесла на этот раз победу либералам.
       Любому политику Великобритании, сколь бы велики ни были его заслуги и какой бы блестящей репутацией он ни пользовался, чрезвычайно сложно долго удерживаться у власти в силу специфики самой политической системы этого государства. В силу постоянного наличия мощной оппозиции, использующей малейший промах лидеров, стоящих у власти. В известной мере англичане продолжили и развили традицию системы социального контроля общества над структурами власти, которая существовала в древних Афинах классического периода. Стабильность власти требовала там большого напряжения сил и высочайшего мастерства политиков, что зависело от степени одаренности политического лидера. Он постоянно должен был утверждать свое право на власть.
       В 1880 году Биконсфилд издал свой последний и, как полагают некоторые критики, один из лучших романов. Он назывался "Эндимион". В начале сессии 1881 года он еще принимал участие в парламентских дебатах, но через несколько недель заболел и вскоре умер. День его смерти, 19 апреля, чтится консервативной партией и двором как "день подснежника" - по его любимому цветку. Похоронен был лорд Биконсфилд в своем имении, но памятник ему воздвигнут в Вестминстерском аббатстве.
      
      
       Некоторые современные израильтяне может быть не подозревают, что сторонником создания еврейского государства в Палестине был Наполеон Бонапарт.
      Наполеон Бонапарт не встречал евреев ни в детстве на Корсике, ни в отрочестве во Франции. Его первое соприкосновение с организованной еврейской общиной состоялось в городе Анкона, взятом им 9-го февраля 1797-го года во время первой итальянской кампании.
       Проезжая во главе входящих в город победоносных полков, Бонапарт заметил, что среди радостно встречавших его толп народа стояли люди в желтых головных уборах, с желтыми же нарукавниками, помеченными шестиконечной звездой. Он спросил одного из офицеров об их значении и узнал, что эти люди - евреи, а шапки и нарукавники служили опознавательными знаками их вероисповедания, если с заходом солнца они не возвращались в гетто.
       Бонапарт немедленно приказал нарукавники снять, а желтые шапки заменить обыкновенными. Он также открыл ворота гетто и объявил, что отныне евреи вправе жить где им угодно и соблюдать свою религию открыто и без помех.
       19-го июня 1798-го года по пути в Египет французы взяли остров Мальту. Тут Наполеон узнал, что мальтийские рыцари жестоко преследуют местных евреев, продают их в рабство христианам и туркам и запрещают им соблюдать обычаи. Он сразу же приказал открыть синагогу и восстановил гражданские права евреев Мальты.
       Однако ни Анкона, ни Мальта не могут сравниться с прокламацией Бонапарта, изданной им под стенами осажденной крепости Акко 20-го апреля 1799-года, о создании самостоятельного еврейского государства в Палестине.
       В прокламации говорится: "Бонапарт, главнокомандующий армиями Французской Республики в Африке и Азии, обращается к законным наследникам Палестины:
      Израильтяне! Законные наследники Палестины! Воспряньте духом, о изгнанники!
      Великая нация, не торгующая людьми и государствами, как те, кто "продал вас сынам Эллинов, чтоб удалить вас от пределов ваших", зовет вас не завоевать, но лишь вернуть свое отечество, отнятое у вас. С помощью и при поддержке Франции вы навеки останетесь господами и защитниками своего отечества от вторжения иноземцев".
       Было это за 118 лет до Бальфурской декларации и 149 лет до провозглашения Государства Израиль.
      К сожалению, прокламации этой не было суждено осуществиться. Бонапарт был уверен, что после падения Акко он войдет в Иерусалим и оттуда возвестит евреям и всему миру о восстановлении Израиля. Но Акко не пала вследствие вмешательства английского флота, и Бонапарт, вынужденный вернуться в Египет, должен был отказаться от своего плана.
       Наполеон был корсиканцем и действовал с детства до последнего дня своей жизни как истый корсиканец - от беспредельной дружбы-вражды с освободителем Корсики, Паскалем Паоли, до неоправданной веры в великодушие английского правительства после поражения под Ватерлоо.
       Корсиканец не забывает ни сделанного ему добра, ни причиненного ему зла. Таким был и Наполеон, и не исключена возможность, что симпатию Бонапарта к евреям можно объяснить и тем, что где-то в его подсознании сохранилась память о том, что в свое время мэр города Аяччо, еврей Жан Жером Леви, скрыл его в своем доме от гнавшихся за ним приверженцев Паскаля Паоли и тем самым спас его.
       Придя к власти, Наполеон превратил евреев в полноправных подданных своей империи не из намерения извлечь из этого какую-либо выгоду: по своей малочисленности евреи не имели никакого политического веса.
       После сокрушительной победы под Аустерлицем Наполеон продолжал настоятельно действовать в пользу полного освобождения евреев от гражданских ограничений, несмотря на яростное сопротивление антисемитских кругов во Франции и за рубежом. Казалось, что старания императора порождают лишь противоположные его желанию результаты.
       Но сломить Наполеона было не так-то легко. Он сказал: "Еврейский вопрос решается не так. Я никогда не приму мер, обязывающих еврейский народ оставить Францию, потому что для меня еврей равен любому другому гражданину страны. Изгнание их из Франции явилось бы доказательством слабости, в то время как для их интеграции требуется сила".
       Сорванный англичанами план создания еврейского государства в Палестине Наполеон заменил другим, не менее грандиозным, - восстановлением Синедриона, верховного органа еврейского духовного законодательства, упраздненного римскими завоевателями Иудеи в 73-м году новой эры и вновь впервые созванного императором французов Наполеоном I-м через 1734 года после смерти разрушителя иерусалимского Храма, Тита Флавия. Первая сессия открылась 9-го февраля 1807-го года в Париже и продолжалась ровно месяц.
       Новое мероприятие встретило ожесточенный протест царя Александра, назвавшего Наполеона "Антихристом и врагом Б-га", что, впрочем, не помешало ему через полгода подписать с тем же "Антихристом" Тильзитское соглашение, сопровождавшееся объятиями и уверениями в вечной дружбе, продержавшейся.... пять лет, до вторжения Наполеона в Россию.
       Интересна малоизвестная беседа Наполеона со своим врачом, ирландцем Барри О'Мира на острове Св. Елены, 10-го ноября 1816-го года, когда О'Мира задал уже больному императору прямой вопрос: "Почему вы неизменно поощряете и поддерживаете евреев?" - тот ответил: "Я всегда хотел видеть евреев равноправными подданными, какими являются остальные народы моей империи. Я желаю, чтобы к евреям относились как к братьям, как если бы все мы являлись частью иудаизма. Это было бы выгодно и для Франции, потому что евреи многочисленны и иммигрировали бы в нашу страну со своим богатством. Если бы не мое падение, большинство европейских евреев переселились бы во Францию, где их ждали бы свобода, равенство и братство".
       Наполеон Бонапарт был блестящим полководцем, дипломатом, обладал превосходным интеллектом, феноменальной памятью и удивительной работоспособностью. Целая эпоха названа его именем, а его деяния стали потрясением для большинства современников. Его военные стратегии есть в учебниках, а нормы демократии западных стран основаны на "Наполеоновском праве".
       Роль в истории Франции этой выдающейся личности неоднозначна. В Испании и России его называли антихристом, а некоторые историки считают Наполеона несколько приукрашенным героем.
       Блестящий полководец, выдающийся государственный деятель, император Наполеон I Бонапарт был уроженцем Корсики. На свет появился 15 августа 1769 года в г. Аяччо, в небогатой дворянской семье. У родителей будущего императора было восемь детей. Отец Карло ди Буонапарте занимался адвокатской деятельностью, мать Летиция, урожденная Рамолино, воспитывала детей. По национальности они были корсиканцами. Бонапарт - тосканский вариант фамилии знаменитого корсиканца.
       Грамоте и священной истории его обучали дома, в шесть лет отдали в частную школу, в десятилетнем возрасте - в Отенский колледж, где мальчик пробыл совсем недолго. После колледжа продолжает учебу в военном училище Бриенна. В 1784 году поступает в Парижскую военную академию. По окончании получает звание лейтенанта и с 1785 г. служит в артиллерии.
       В ранней юности Наполеон жил скромно и уединенно, увлекался литературой и военным делом. В 1788 году, будучи на Корсике, занимался разработкой оборонительных укреплений, работал над докладом об организации ополчения и т.д. Свои литературные труды он считал первостепенными, надеялся стать знаменитым и богатым именно на этом поприще.
       С огромным интересом читает книги по истории, географии, размерах государственных доходов разных стран, труды по философии законодательства, увлекается идеями Жана-Жака Руссо и аббата Рейналя. Пишет историю Корсики, повести "Беседа о любви", "Замаскированный пророк", "Граф Эссекс" и ведет дневник.
       Сочинения юного Бонапарта почти все (за исключением одного) остались в рукописях. Во всех произведениях автор выражает свою ненависть к Франции, считая ее поработительницей Корсики, и любовь к своей родине. Многие записи юного Наполеона носят политический оттенок и пронизаны революционным духом.
       Французскую революцию Наполеон Бонапарт встречает с энтузиазмом, в 1792 году вступает в Якобинский клуб. После победы над англичанами за взятие Тулона в 1793 году удостаивается звания бригадного генерала. Это становится переломным событием в его биографии, после которого начинается блестящая карьера военного.
       В 1795 году Наполеон отличается при разгоне мятежа роялистов, после чего назначается командующим армией. Предпринятый в 1796-1997 гг. итальянский поход под его командованием продемонстрировал талант полководца и прославил его на весь континент. В 1798-1999 годы Директория отправляет его в дальнюю военную экспедицию в Сирию и Египет.
       Экспедиция закончилась поражением, но за неудачу ее не посчитали. Он самовольно оставляет армию, чтобы сразиться с русскими под командованием Суворова. в 1799 году генерал Наполеон Бонапарт возвращается в Париж. Режим Директории в это время уже на пике кризиса.
       После переворота и провозглашения консульства в 1802 году он становится консулом, а в 1804 - императором. В этом же году при участии Наполеона издается новый Гражданский кодекс, за основу которого было взято Римское право.
       Внутренняя политика, проводимая императором, направлена на укрепление собственной власти, которая по его мнению гарантировала сохранение завоеваний революции. Проводит важные реформы в области права и администрирования. Им был предпринят ряд реформ в правовой и административной сфере. Многие его новшества и сейчас являются основой функционирования государств.
       Начало правления Наполеона пришлось на время, когда Франция вела военные действия с Австрией и Англией. Новый победоносный итальянский поход ликвидировал угрозу у французских границ. Результатом военных действий стало подчинение почти всех европейских стран. На территориях, не вошедших в состав Франции, были созданы подвластные императору королевства, правителями которых были члены его семьи. Россия, Пруссия и Австрия заключают союз.
       В первое время Наполеона воспринимали, как спасителя родины. Народ гордился его достижениями, в стране был национальный подъем. Но 20-летняя война всех утомила. Ситуация усугубилась экономическим кризисом 1810 года. Буржуазия не хотела тратить свои средства на войны, так как угроза нападения других стран осталась в далеком прошлом. Она понимала, что цель внешней политики императора - расширение собственной власти и защита интересов своей династии.
       Началом крушения империи стал 1812 год, когда российские войска победили наполеоновскую армию. Создание антифранцузской коалиции, в которую входили Россия, Австрия, Пруссия и Швеция, в 1814 году стало крахом империи. В 1814 году она разгромила французов и вошла в Париж.
       Наполеону пришлось отречься от престола, но статус императора за ним сохранился. Его сослали на о. Эльба в Средиземном море. Но ссыльный император пробыл там недолго.
       Французские граждане и военные были недовольны ситуацией, опасались возвращения Бурбонов и знати. Бонапарт совершает побег и 1 марта 1815 года двигается на Париж, где его встречают восторженными возгласами горожане. Возобновляются военные действия. В историю этот период вошел как "Сто дней". Окончательное поражение наполеоновского войска произошло 18.06.1815 г. после битвы при Ватерлоо.
      Свергнутый император был пленен англичанами и снова отправлен в ссылку. На этот раз он оказался в Атлантическом океане на о. св. Елены, где прожил еще 6 лет.
       Последние его годы были наполнены страданиями от неизлечимой болезни. 5 мая 1821 года Наполеон I Бонапарт умер, ему был 51 год. По одной версии, причиной смерти была онкология, по другой - отравление мышьяком.
       Уже в начале третьего тысячелетия специалисты из университета города Павии, университета "Милано Бикока" и Национального института ядерной физики провели детальный анализ волос Наполеона и пришли к выводу, что причиной смерти вряд ли стало отравление.
       В одном шотландском доме была обнаружена рукопись, написанная доктором, который лично осматривал тело императора в день его смерти. Документ подтверждает, что причиной смерти Наполеона Бонапарта был рак желудка. Документ о вскрытии подписали ещё шесть армейских медиков.
       Важным событием личной жизни Наполеона, состоявшемся в 1796 году, была его женитьба на Жозефине Богарне. Жена не могла иметь детей, поэтому в 1810-м Наполеон женится на дочери императора Австрии Марии-Луизе, которая в 1811 году родила ему наследника. Общественностью этот брак одобрен не был.
       По иронии судьбы впоследствии именно внук Жозефины, а не Наполеона становится французским императором. Ее потомки царствуют в Дании, Бельгии, Норвегии, Швеции и Люксембурге. Потомков Наполеона не осталось, так как у его сына не было детей, и сам он умер молодым.
      
      
      
       До начала XIX века Италия была просто географическим понятием. Данте и Бенвенуто Челлини считали себя флорентийцами, Казанова - венецианцем, Колумб - генуэзцем. Никто из них итальянцами себя не называл. Что общего могло быть у тех же венецианцев с генуэзцами, если они разговаривали на разных языках и больше всего ненавидели друг друга? Жестокие войны между Генуей и Венецией - главный конфликт средневековья в Италии. Единого литературного языка не существовало.
       В Италии существовало много государств: Неаполитанское королевство, занимавшее почти половину нынешней Италии, Королевство Сардиния, несколько герцогств - Модена, Парма, Тоскана, Папская область со столицей в Риме и две республики - Генуя и Венеция.
       Такое положение просуществовало до того, как в 1796 году в Италию вторгся молодой французский генерал корсиканского происхождения Наполеон Бонапарт.
       Все эти государства Бонапарт завоевал за несколько месяцев. А потом создал на развалинах Итальянскую республику, чтобы легче было управлять захваченными территориями. В те времена молодой авантюрист еще был республиканцем. Но в 1805 году Наполеон объявил себя императором, а Итальянскую республику переименовал в Итальянское королевство. Королем Италии, естественно, назначил себя.
       И как итальянский король, Наполеон короновался в том же 1805 году в Милане железной короной лангобардов. Эта корона принадлежала предводителям средневекового германского племени, захватившего в VI веке н. э. северную Италию. Корона, на самом деле, золотая. Но внутрь ее по периметру вделан выгнутый кольцом железный гвоздь - якобы из креста, на котором распяли Спасителя. Отсюда и название.
       Он выпустил очень красивые золотые монеты достоинством в 40 лир. С одной стороны их было написано "Император Наполеон", а с другой - "Королевство Италия". Он же утвердил и флаг этого государства, цвета которого совпадают со знаменем нынешней Италии - зеленый, белый и красный. Легко заметить, что флаг почти такой же, как у Франции. Просто синий цвет заменен на зеленый. Так Наполеон подарил Италии государственность и главный символ.
       Но править страной постоянно первый король Италии не мог. Ведь одновременно он был еще и императором Франции. Поэтому исполняющим обязанности главы государства с титулом вице-короля он назначил Евгения Богарне - сына своей жены Жозефины от первого брака. Наполеон вообще мечтал об объединенной Европе, которой правили бы он, его родственники и его генералы.
       Впрочем, первый король Италии не отрицал существования на полуострове и других народов. Присмотревшись к пьемонтцам поближе, он решил, что это не итальянцы, а французы и присоединил их к Франции напрямую - язык пьемонтцев даже сегодня куда больше похож на французский, чем на итальянский.
       А на юге оставил Неаполитанское королевство, назначив туда королем своего друга Мюрата - сына простого трактирщика из-под Тулузы. Мол, для этих мафиози он будет куда органичнее законного короля Фердинанда из династии Бурбонов. Мюрат сел на трон. Фердинанд сбежал на Сицилию, где у него было еще одно Сицилийское королевство, куда по причине отсутствия флота, разбитого при Трафальгаре, рука императора не могла дотянуться.
       Марионеточная наполеоновская Италия просуществовала до 1815 года, когда ее создатель проиграл битву при Ватерлоо и удалился на остров св. Елены. Победители "корсиканского чудовища" - Великобритания, Россия, Австрия и Пруссия - договорились на конгрессе в Вене об устройстве послевоенного мира.
       В Италии все вернулось на круги своя - к положению, существовавшему до вторжения на полуостров французских войск. Снова воскресли независимые государства - Парма, Модена, Тоскана... Разве что Неаполитанское и Сицилийское королевства слились в одно под властью местных Бурбонов и переименовались в Королевство Обеих Сицилий, а Венеция и Ломбардия - то есть, территория бывшего "Королевства Италии", придуманного Наполеоном, - оказались под именем Ломбардо-Венецианского Королевства под властью Австрии. Вена назначала туда своего вице-короля - точь-в-точь, как это делал Наполеон. Наступили мир и спокойствие.
       Естественно, мир этот не нравился всем. Многие стали говорить, что при Наполеоне, когда "была Италия", жилось свободнее и лучше. В каждом из независимых государств на полуострове имелись свои горючие элементы. Местные правительства с ними довольно эффективно боролись. Поднимет очередной революционер "восстание" в какой-нибудь Парме, покричит для виду на площади, требуя свободы, и бежит за границу.
       Главной "заграницей" для этих революционеров стал Пьемонт - Сардинское королевство - то самое, жители которого разговаривали на языке, похожем на французский. Местный король Виктор Эммануил решил, что ему это выгодно. Так он мог терроризировать своих соперников - всех остальных итальянских монархов. А кого не вмещал Пьемонт, те бежали во Францию. Именно там Джузеппе Мадзини создал свою организацию "Молодая Италия", состоявшую в основном из его друзей. Мадзини выпускал журнал и требовал вместо кучи итальянских государств одну республику - как во времена Древнего Рима. По сути, Италия была в то время большой буферной зоной между Австрией и Францией.
      И тут у пьемонтского короля завелся очень умный министр граф ди Кавур. А во Франции как раз пришел к власти племянник Наполеона - Наполеон III. По мере сил молодой человек во всем стремился подражать дяде и лез в драку по всякому поводу. Третьего Наполеона так и тянуло повоевать с Австрией и Россией - отомстить за прежние семейные обиды.
       Хитрые пьемонтцы Виктор Эммануил с Кавуром решили: а почему бы не использовать взрывную агрессивность Наполеона III в своих целях? Будем заискивать перед Францией, втянем ее в войну с Австрией на своей стороне и снова создадим "Королевство Италию" с собою во главе. Должен же новый Наполеон сделать что-то хорошее для таких замечательных союзников?
       На будущую Италию Кавур с Виктором Эммануилом смотрели, как на бизнес-проект. Если сломать все границы в итальянском сапоге, то вся казна, все налоги, которые собирают король Обеих Сицилий, герцоги Пармы и Тосканы, а также Папа Римский (а он много берет!) пойдут нам - умным и прогрессивным деятелям.
       Чтобы втереться в доверие к Наполеону III, два сардинских прохиндея впутались в Крымскую войну. Пятнадцатитысячный корпус пьемонтских войск целый год мерз под Севастополем - говорят, даже отличился в битве на Черной речке. Но начальный политический капитал Кавур и Виктор Эммануил вложили выгодно. Наполеон остался очень доволен их вкладом в общую победу и в ответ дал себя впутать в войну против Австрии - за "освобождение" Италии.
       За будущую Италию в основном воевали французы. Правда, не даром. Полным дураком Наполеон III все-таки не был. Взамен своей "бескорыстной" помощи итальянскому делу, он выторговал у двух пьемонтских махинаторов Ниццу и Савойю, принадлежавшие до этого Пьемонту. Савойя была дедовским наследием Виктора Эммануила - он и принадлежал-то к так называемой Савойской династии. Но дедушкино поместье, плюнув на сантименты, отдал взамен за будущие выгоды - ведь Италия в пятьдесят раз больше какой-то Савойи. В общем, очень буржуазный был король - реалистично смотрел на вещи.
       Получилась интересная ситуация. Австрия воевала за независимость маленьких итальянских государств против наглого Пьемонта, который крышевал Наполеон III. А Франция - за независимость будущей марионеточной Италии во главе с Пьемонтом. За красивыми словами скрывались два грубых политических расчета великих держав. Австрийцев устраивала раздробленная Италия как буферная зона между ними и Францией. А французы хотели ослабить Австрию и создать дружественную себе новую страну, которая ориентировалась бы не на Вену, а на Париж.
       Битва произошла на равнине в Ломбардии - под деревней Сольферино 24 июня 1859 г. С одной стороны - 120 тысяч австрийцев. С другой - 25 тысяч пьемонтцев и почти 94 тысячи французов. Такой битвы Европа давно не видела. Австрийцами командовал лично император Франц-Иосиф, союзниками - Наполеон и Виктор Эммануил. Войска растянулись по фронту на пять миль. Австрияки лезли на рожон, как черти. Но французы, занимавшие господствующие высоты, отбили все атаки и перешли в наступление.
       Пьемонтцы тоже не зевали. Людей ради будущей Италии друзья положили столько, что ошалел даже главный "италофил" - Наполеон III. Сразу же после победы он заключил с Францом-Иосифом мир и уехал в Париж. Именно после этой битвы придумали международный Красный Крест - так жалобно орали раненые, которым поотрывало ядрами ноги, на поле при Сольферино. А поскольку орали они в основном по-французски - на тогдашнем международном языке, то вопли их были услышаны.
       Зато в результате великой французской победы на карте мира появилась независимая Италия - под тем же зелено-бело-красным флагом, который придумал для нее Наполеон-старший. Остальное было делом техники. Государственным языком назначили тосканский, потому что на нем разговаривал Данте. То, что Данте выступал за власть над Италией германского императора, никого из новых итальянцев не смущало - давно это было, в XIV веке, кто помнит о его политических заблуждениях? До сих пор в Италии шутят, что первый иностранный язык у них итальянский - дома все по-прежќнему говорят по-сицилийски, по-венециански, по-пьемонтски.
       Виктор Эммануил и его клан уничтожили все независимые государства на территории Италии. Больше всего пострадало Королевство Обеих Сицилий. Уровень жизни там сразу понизился. Итальянские эмигранты в Америке, это прежде всего сицилийцы, уехавшие за океан после объединения Италии. Знаменитая мафия - остатки партизанского движения против захватчиков-пьемонтцев.
      
      
      
       1 января 1879 года произошло событие, потрясшее весь мир: в Южной Африке в сражении с зулусами пропал без вести двадцатидвухлетний британский лейтенант Наполеон Эжен Бонапарт (1856-1879). Единственный сын покойного Наполеона III. Для бонапартистов - император Наполеон IV.
       Считалось, помимо прочего, что его поддерживала и Россия. В мае 1874 года, во время визита в Великобританию, император Александр II специально заехал в военную школу в Вулвиче, где учился юный Наполеон. И долго, подчеркнуто ласково, с ним беседовал.
       Это стало настоящей сенсацией. Во Франции восьмой год держалась Республика, вызывающая все большее беспокойство европейских монархий. Но бонапартисты были еще сильны. В парламенте заседали их депутаты. У них была опора в армии, а полиция считалась вообще заповедником наполеономанов. И вот - единственный наследник престола погиб - неожиданно и нелепо.
       Следующим по старшинству был его двоюродный дядя, сын самого младшего из братьев Наполеона I, Жерома, короля Вестфалии (1784-1860) - принц Наполеон Жозеф по прозвищу Красный Принц (1822-1891). Весьма спорный претендент, постоянный возмутитель спокойствия Второй Империи, лидер левой оппозиции, почти социалист. Для России, в частности, он был совершенно неприемлем: в свое время принц Жозеф в Лондоне встречался с Герценом, субсидировал русских эмигрантов, поддерживал восстание в Польше.
       Ожидалось, что Красный Принц откажется от прав на престол. Но нет - он ревностно взялся за роль Наполеона V. В 1884 году, опираясь на правое крыло партии, особенно на новое поколение, претендентом себя провозгласил старший сын претендента - принц Виктор Наполеон (1862-1926). Отец отрекся от него и объявил наследником младшего сына - принца Луи Наполеона Бонапарта.
       Луи Наполеон Жозеф Жером Бонапарт, принц Французской Империи, родился 16 июня 1864 года, в замке Медон - в эти годы Вторая Империя процветала. Его мать, принцесса Клотильда (1843-1911), была дочерью Виктора Эммануила II (1820-1878), короля Италии. По бабушке с материнской стороны принц был потомком Габсбургов Австрийских.
       Худой, горбоносый, принц Луи Наполеон совсем не походил почему-то, в отличие от отца, на великого деда - Наполеона Бонапарта. Но почему-то весьма напоминал дядю, Наполеона III (1808-1873), смолоду носил такую же бородку и знаменитые имперские усы.
       В 1874 году его отец вернулся с семьей из эмиграции во Францию. Принц Луи вместе со старшим братом учился в лицее в Ванве, затем в столичном лицее Шарлемань. В Париже все еще, несмотря на все перевороты, тогда блистала его родная тетка, знаменитая принцесса Матильда Бонапарт (1820-1904).
       В свое время она побывала в России, ее мужем был Анатолий Николаевич Демидов (1813-1870) из знаменитой уральской семьи - один из богатейших людей мира; для того, чтобы соответствовать супруге, он купил титул князя Сан-Донато. С русским мужем Матильда рассталась почти тридцать лет назад, но сохранила некоторые связи в России, в том числе и при дворе. И проживала остатки доходов с уральских заводов, которые ей достались при разводе.
       Отель Матильды на рю Берри был штаб-квартирой самой блистательной и дерзкой парижской богемы. В восемнадцать лет принц Луи обосновался у тетушки и мгновенно обратился в классического светского шалопая. Высоконравственный Красный Принц был обеспокоен. По его настоянию, в 1884 году Луи вступил волонтёром в 31-й пехотный полк в Блуа. Принц Империи охотно надел шинель пехотинца Республики: он с детства мечтал о военной карьере, как и должно человеку по фамилии Бонапарт.
       Через два года республиканский парламент издал закон, который потряс всю королевско-императорскую Европу: семьи, претендующие на трон, изгонялись из страны. Три соперничающих клана, Бурбоны, Орлеаны и Бонапарты, превратились в племя изгоев.
       Принц Луи отправился в Монкальери, городок в Северной Италии, где жила его мать. Принцесса Клотильда давно рассталась с мужем, мирно, без официального развода. Она уже четырнадцать лет состояла в ордене доминиканок и посвятила жизнь служению нищим и больным. Скоро Луи под свое крыло принял дядя, король Умберто I (1844-1900). Принц стал гражданином Италии и в 1887 году вступил в звании лейтенанта в 13-й полк шеволежеров (уланов). Через полтора года он был уже капитаном. Он служил скромно и старательно - сначала в Вероне, потом в Монферрато.
       Осенью 1890 года газета "Иверия" сообщила: "В среду ночью пассажирским поездом прибыл из Батуми принц Людовик-Наполеон, направляющийся в Нижегородский драгунский полк". Двадцатишестилетнему принцу было присвоено звание подполковника.
       Зачисление Бонапарта в русскую кавалерию - это была продуманная, важная политическая акция. Вновь всколыхнулись бонапартисты во Франции и за границей; снова заговорили, что династию Наполеона поддерживает Россия.
       Не известно, что заставило принца Луи отправиться именно в Россию? Отчасти, конечно, то, что бабушка принца Луи, королева Катарина Вюртембергская, была двоюродной сестрой Александра I и Николая I. Значит, правящий император Александр III был ему четвероюродным братом.
       Это был удивительный и легендарный полк, уже столетие пребывавший на Кавказе. Помимо прочего, это был своего рода российский иностранный легион. Туда направлялись иностранцы, которых по тем или иным причинам затруднительно было держать в столице. Подполковник Бонапарт был вполне в духе нижегородских драгун - одна фамилия чего стоила.
       С 1891 года принц Людовик - уже полковник, командир 44-го драгунского полка, стоящего в Пятигорске.
       18 марта 1891 года умер отец Людовика, принц Наполеон Жозеф. Согласно его завещанию, и имущество, и все права императора в изгнании получал второй сын. Но русский драгун не собирался ссориться с братом из-за имени Наполеона VI и не настаивал на исполнении завещания. Отцовское наследство Виктор и Луи поделили по взаимному согласию. Полковник Людовик Иосифович получил замок Пранжен (Prangins), в Швейцарии, недалеко от Лозанны.
       В 1897 году принц Луи Наполеон неожиданно получил в командование лейб-гвардии Уланский Ея Величества полк, который входил во 2-ю гвардейскую кавалерийскую дивизию, стоявшую в Петергофе. Командовал ей генерал-лейтенант Георгий Антонович де Скалон (1847-1914), потомок французских гугенотов.
       Великолепная эта дивизия была осенена несколькими коронами. В 1-й бригаде, кроме Уланского, был лейб-гвардии Конно-гренадёрский полк, им командовал великий князь Дмитрий Константинович (1860-1919). Во второй бригаде - лейб-гвардии Драгунский, шефом которого был великий князь Владимир Александрович (1847-1909); и конноартиллерийский дивизион, его командиром был великий князь Сергей Михайлович (1869-1918).
       Так принц Луи Наполеон был, по сути, причислен к ближайшему родственному кругу царя. В довершение ему был пожалован высший орден Империи - св. Андрея Первозванного. Без особых исторических заслуг им награждались только члены правящих династий. Бонапарты таковыми не были. Орден - свидетельство таинственного расположения уже третьего русского царя к Наполеонидам.
       Николай II открыто покровительствовал своему личному Бонапарту. Тем не менее, в гвардии принц Луи как-то не прижился. Бывший офицер лейб-уланского полка граф Алексей Алексеевич Игнатьев (1877-1954) в мемуарах писал: "Скалон ... сам начал службу в этом полку, любил его и не особенно был доволен, видя во главе улан другое, правда, французское, императорское высочество - принца Людовика-Наполеона". К тому же принца стала вытеснять императрица Александра Федоровна, шеф Уланского полка. Она усиленно продвигала в командиры своего протеже, светского красавца полковника Александра Орлова.
       В 1902 году Луи Наполеон в звании генерал-майора был отправлен на Кавказ командовать 1-й Кавказской кавалерийской дивизией. Элитный полк, затем прославленная дивизия - отличная карьера. И стоит отметить, что на одном родстве с царем внучатый племянник Наполеона не взлетел бы так скоро из итальянских капитанов в русские генералы.
       В 1905 году начались волнения по всей стране, в том числе в закавказских губерниях. Принц Луи сурово подавил вооруженные выступления в Кутаиси. Затем он был назначен военным губернатором Эриванской губернии. В столице пошли слухи: царь готов весь Кавказ доверить генералу Бонапарту. Александра Викторовна Богданович в своем знаменитом дневнике записала (от 1 марта 1906): "Вместо Воронцова посылают на Кавказ наместником принца Луи-Наполеона".
       Но это были запоздалые сведения. Давний наместник Кавказа, граф Илларион Иванович Воронцов-Дашков (1837-1916), без особого труда вытеснил иноземного соперника. В конце 1905 года, после очередной громкой ссоры с наместником, генерал-лейтенант Бонапарт подал в отставку. За год до того умерла принцесса Матильда. Все наследство от тетки получил принц Луи. Это тоже ускорило его отъезд.
       Но Луи не оборвал связи в России. В 1908 году он побывал в Грузии. С ним была целая свита, двенадцать французов. Бонапарт проехал по берегу Черного моря: Поти, Зугдиди, имение Чкадуани - там жила его родственница и подруга, принцесса Саломэ Мюрат, правнучка знаменитого короля-маршала и одной из сестер Наполеона I.
      Серги Чилая в романе "Екатерина Чавчавадзе" писал: "Спутники Людовика в первый раз приехали в Грузию. Они были очарованы нашим гостеприимством, красотой природы, грузинскими песнями и танцами. Вы помните, как один из французов попросил меня поменяться с ним одеждой? Саломэ на следующий же день пригласила портных и велела всей дюжине гостей сшить чохи и архалуки. Французы были в восторге! Уехали, увозя в сердцах любовь и глубокую привязанность к Грузии".
       С 1914 года генерал Бонапарт вернулся в строй. На протяжении всей мировой войны он был представителем Императора России при итальянском генеральном штабе - пост очень серьезный. Страшный для России 1917 год вскользь задел и императорский дом Франции в лице генерал-лейтенанта Луи. Навсегда окончилась его русская карьера. И рухнули надежды на генеральскую пенсию, на которую принц очень рассчитывал.
       С этого времени он жил в Швейцарии. Времена были трудные. Значительная часть имения была давно продана. В 1919 году новый совладелец замка, некий парижский рантье, в своей части Пранжена поселил Карла фон Габсбурга, низложенного кайзера Австро-Венгрии. Из Пранжена он руководил заговорами в Австрии, оттуда в 1921 году выехал, чтобы возглавить вторжение в Венгрию. Вполне вероятно, что отставной русский генерал помогал советами непримиримому кузену. Но вообще он до конца жизни сторонился политики.
       В последние годы Луи Наполеон путешествовал по всему миру, долгое время провел в США и в Японии. Умер он в Пранжене 14 октября 1932 года, не дожив и до семидесяти. После его кончины в замок переселился новый глава императорского дома - принц Луи Наполеон, единственный сын брата Виктора.
       Людвиг Иосифович никогда не был женат. Но это совершено не означало, что он был равнодушен к женщинам. Скорее всего - наоборот. Александра Богданович писала о нем: "Про него дурные сведения. Армяне его купили подарком, когда его посылали в Кутаис усмирять, - подарили ему красавицу, которой он пленился, заперся с ней и о беспорядках забыл. Теперь эта красавица всюду ему сопутствует, и за нее армяне у него в фаворе".
       И это далеко не единственный роман Луи Бонапарта в России. Могли остаться потомки и генеалогия русских Бонапартов не обрывается на первом поколении.
      
      
      
      Примером того, что судьба играет очень важную роль в жизни людей, является непростая жизнь тринадцатого президента США Милларда Филлмора. Именно по воле судьбы он неожиданно стал в 1850 г. руководителем страны и более чем на десять лет отсрочил начало самой страшной в её истории гражданской войны. По воле судьбы в его жизни происходили и другие, изредка радостные, но чаще печальные, а иногда и трагические события.
       Миллард Филлмор родился 7 января 1800 года в бревенчатой хижине на плантации отца Натаниэля в деревне Саммерхилл вблизи г. Моравия округа Кайюга штата Нью-Йорк.
       Натаниэль, по роду занятий фермер, был потомком иммигрантов из Шотландии, мать же, Фиби, происходила из английской семьи. У родителей будущего президента появились девять детей, и Миллард оказался вторым ребёнком и старшим сыном.
       Из-за отсутствия достаточных средств в семье дети хорошего образования не получали. Милларда, в частности, ещё в раннем детстве отдали учеником к портному, а в 15 лет заставили работать на ткацкой фабрике. К счастью, недалеко от неё находилась публичная библиотека, и подросток всё своё свободное время проводил в ней, занимаясь чтением и самообразованием.
       Лишь в девятнадцатилетнем возрасте Милларду удаётся, наконец, уйти с фабрики, поехать в близлежащий город Нью-Хоуп и в нём для повышения уровня образования поступить в школу-академию, в которой ему было суждено встретить свою первую любовь.
      Девушку звали Эбигейл Пауэрс, и она, будучи на два года старше Милларда, работала в академии учительницей. Родившаяся в семье баптистского священника, Эбигейл получила прекрасное образование, увлекаясь, наряду с художественной литературой, книгами по истории, философии и другим отраслям науки.
      Любознательность и стремление юноши к новым знаниям произвели на учительницу большое впечатление и постепенно между ними возникли романтические отношения. Однако из-за вынужденного возвращения Милларда в семью личные встречи молодых людей прекратились, и они в течение нескольких последующих лет вынуждены были только переписываться между собой.
      Вскоре Миллард, при финансовой поддержке состоятельных родственников, едет в г. Монтвилл и там в одном из судебных учреждений начинает изучать право. Затем через некоторое время он переезжает в г. Буффало, устраивается в адвокатскую контору и продолжает познавать юриспруденцию. Наконец в 1823 г. молодой человек успешно сдаёт экзамены, получает лицензию адвоката и уезжает в г. Ист-Орора для прохождения юридической практики.
      Одновременно он стал интересоваться политикой, начав с того, что публично поддержал в 1824 г. на президентских выборах Джона Куинси Адамса, одного из четверых кандидатов единственной тогда в стране демократической республиканской партии. Два года проработал он адвокатом. Потом Миллард и его давняя подруга Эбигейл оформили, наконец, свои затянувшиеся отношения. Свадебная церемония состоялась 5 февраля 1826 года в доме брата невесты, богатого бизнесмена, расположенном в г. Столлуотер, после чего молодожёны, не проводя медового месяца, поселились в г. Буффало. За 27 лет совместной жизни, отпущенных им судьбой, у пары родились сын и дочь.
       После рождения в 1828 г. сына отец семейства встречает в городе своего старинного приятеля Т. Уида, члена только что образованной оппозиционной "Антимасонской партии" и под его влиянием, поменяв прежнюю политическую ориентацию, становится её членом. Уже в следующем году, благодаря правильной организации избирательной кампании, адвоката и члена новой партии направляют в законодательное собрание штата Нью-Йорк. Оставив жену и сына дома, Миллард Филлмор уезжает в столицу штата г. Олбани и там в течение трёх лет работает в юридических комитетах законодательного органа.
       Эбигейл, в отсутствии мужа, помимо воспитания сына, активно пополняет домашнюю библиотеку (через несколько лет в ней будет свыше 4 тыс. томов), занимается цветоводством, изучает французский язык и совершенствует свою игру на фортепиано.
      После завершения службы в столице штата политик возвращается к семье и возобновляет адвокатскую деятельность. Вскоре из-за роспуска "Антимасонской партии" он становится членом "Партии вигов", возглавлявшейся известным сенатором Г. Клеем. В 1833 г. у супругов Филлмор родилась дочь Мэри, а её отца новая партия выдвигает кандидатом в члены палаты представителей США.
      За десять последующих лет, начиная с 1833 г., М. Филлмора четырежды переизбирали конгрессменом (в 1835-1837 гг. в выборах он терпел поражение) от штата Нью-Йорк, и ему пришлось, покинув жену и детей, жить в г. Вашингтоне. Правда, в одиночестве политик находился лишь три года, так как Эбигейл, оставив детей на попечении своей тётки, смогла всё же приехать к мужу, а позже и старший сын стал жить с родителями.
       Работая при президентах США Э. Джексоне, М. Ван Бюрене и Д. Тайлере, конгрессмен М. Филлмор при обсуждении законопроектов отстаивал политические взгляды "Партии вигов" и её председателя Г. Клея.
      Проявляя умеренность и склонность к компромиссам, он, тем не менее, упорно продвигал, в частности, предложения вигов о модернизации отраслей экономики и защите отечественной промышленности путём установления высоких таможенных тарифов. Кроме того, возражал против аннексии рабовладельческого Техаса и приветствовал отмену рабства в Федеральном округе Колумбия. Поддерживая мнение однопартийцев о главенстве Конгресса перед президентом страны, он возглавлял также несколько лет специальный бюджетный комитет.
       После завершения службы экс-конгрессмен высказал пожелание баллотироваться на пост вице-президента страны в выборах 1844 г., но конвент (съезд) партии вигов это предложение не поддержал, рекомендовав М. Филлмору принять участие в выборах губернатора штата Нью-Йорк. Однако и на региональном уровне судьба оказалась для депутата-вига несчастливой, и он проиграл выборы демократу. Временно отказавшись от политической деятельности, М. Филлмор с семьёй возвращается в г. Буффало, занимается там адвокатской практикой, не выпуская при этом из поля зрения события в штате и стране.
       Четыре года спустя национальный съезд "Партии вигов" выдвинул популярного генерала Закари Тейлора, героя мексиканской войны, и в связке с ним экс-конгрессмена и адвоката Милларда Филлмора кандидатами соответственно в президенты и вице-президенты США. На этот раз изменчивая судьба оказалась более благосклонной, и оба участника, выиграв выборы у претендентов демократической партии, 5 марта 1849 г. приступили к выполнению своих новых обязанностей.
       Нужно отметить, что за год до этого события М. Филлмор, живя с семьёй в г. Буффало, длительное время работал председателем счётно-ревизионной палаты штата Нью-Йорк и в ней активно выступал за реконструкцию важнейшего для экономики судоходного канала Эри (длиной 540 км. и шириной 50 м.), построенного в 20-х годах XIX века и связывающего систему Великих озёр через реку Гудзон с Атлантическим океаном. В тот же период политического бездействия Миллард Филлмор основал школу для врачей, которая впоследствии превратилась в крупнейший Университет Буффало, и политик долгие годы был его президентом.
       В дальнейшем судьба распорядилась таким образом, что вице-президентство М. Филлмора продолжалось всего лишь 16 месяцев, до внезапной смерти 9 июля 1859 г. президента США Закари Тейлора. Причём он находился, в основном, на заседаниях Сената, председателем которого, согласно Конституции страны, являлся. Его почти постоянное присутствие в Конгрессе объяснялось бурными и многомесячными спорами между представителями Южных и Северных штатов по проблеме рабовладения на пяти новых территориях, отошедших к США после мексиканской войны 1846-1848 гг.
       Тесно связанными с этой проблемой были также предложение Калифорнии (одной из новых территорий) о её приёме в качестве свободного от рабства штата в союз, существование работорговли в Федеральном округе Колумбия, в том числе и в г. Вашингтоне, и массовое бегство негров-рабов с южных плантаций страны.
       Лишь в первой половине 1850 г., преодолевая шаг за шагом противоборство сторон, известные политики Д. Уэбстер и Г. Клей при активном содействии вице-президента разработали "соломоново решение" обсуждаемых проблем.
       Предлагалось принять несколько биллей, составляющих в совокупности знаменитый в истории документ "Компромисс 1850", предусматривающий согласие с предложением Калифорнии, право населения других новых территорий самим решать рабовладельческую проблему, запрещение рабства в Федеральном округе Колумбия и обязанности губернаторов всех штатов ловить и возвращать хозяевам беглых рабов. Как уже упоминалось, 9 июля 1850 г., после смерти З. Тейлора, президентом США по воле судьбы стал Миллард Филлмор, и 18 сентября он "Компромисс" утвердил, отсрочив тем самым на много лет гражданскую войну.
       Узнав о внезапном судьбоносном взлёте карьеры мужа, его супруга Эбигейл, отдыхавшая в июле в штате Нью-Джерси с детьми, немедленно приехала в Белый дом и приступила к обязанностям первой леди. Причём, как вспоминали современники, её деятельность была чрезвычайно активной и изобиловала многочисленными нововведениями.
       Так, она старалась помочь выполнению письменных просьб граждан, установила фиксированные дни и часы приёма посетителей, регулярно проводила "Дни открытых дверей" и новогодние праздники, организовывала официальные и интимные ужины, впервые создала огромную многопрофильную библиотеку. Эбигейл любила слушать публичные лекции, а также посещать музеи, театры, бывать на других культурно-развлекательных мероприятиях. Окружающие женщины считали её законодательницей моды, поскольку она не стеснялась использовать одежду, изготовленную на только что появившихся швейных машинах.
       Переживая за мужа, Эбигейл часто присутствовала на заседаниях Конгресса, и, слушая дискуссии депутатов, критически воспринимала обсуждаемые законопроекты. Поэтому М. Филлмор часто советовался с женой и никогда не принимал серьёзных решений без её консультации и совета. Пользуясь доверием супруга, Эбигейл часто настаивала на обеспечении правительством страны равных с мужчинами прав женщин на образование и участие во всех сферах человеческой деятельности.
      Причём, желая продемонстрировать потенциальные возможности женщины на конкретных примерах, первая леди часто привлекала в качестве помощницы дочь Мэри, владевшую четырьмя европейскими языками и прекрасно игравшую на арфе, гитаре и фортепиано.
       Миллард Филлмор, считая членов прежнего кабинета противниками "Компромисса 1850", отправил почти всех их (за исключением секретаря казначейства) в отставку. Затем, формируя новое правительство, назначил одного из авторов "Компромисса", Д. Уэбстера, государственным секретарём и упразднил должность вице-президента.
       Осуществляя свой внутриполитический курс, президент должен был, помимо решения рабовладельческой проблемы, заботиться также о бюджете страны и её государственном долге, принимать эффективные меры по развитию торговли и экономики, особенно с учётом результатов переписи населения 1 июня 1850 г., улучшать федеральное и местное судопроизводство, совершенствовать административное устройство новых (бывших мексиканских) территорий.
      В частности, ему удалось изменить персональный состав Верховного суда, скорректировать членство и обязанности многих остальных судов, впервые назначить губернатора новой территории Юта (в знак благодарности её столицу назвали Филлмор, а округ - Миллард).
       Вместе с тем, напряжённость между северными и южными штатами не утихала. Особенное возмущение северян вызвал подписанный президентом "Акт о беглых рабах", поскольку противники рабства уже десятки лет организовывали нелегальные побеги тысяч негров в Канаду. К тому же, в газетах появилось множество протестных публикаций, и свою лепту внесла книга Гарриет Бичер-Стоу "Хижина дяди Тома", опубликованная в 1851 г.
       Учитывая это обстоятельство, государственный секретарь Д. Уэбстер рекомендовал президенту в целях отвлечения населения от внутренней нестабильности перенести акцент деятельности администрации во внешнеполитическую сферу.
       Одним из достижений в этой сфере явился успех военно-дипломатической экспедиции в составе четырёх кораблей под командованием капитана М. Перри, впервые направленной 24 ноября 1852 г. к берегам Японии. Американцам удалось передать представителю правительства этой страны послание президента М. Филлмора с предложением установить дружеские отношения и подписать договор о торговле. Однако из-за нерешительности и медлительности японцев такой договор был подписан лишь через два года. Экспедиция М. Перри покончила, наконец, с многовековой самоизоляцией Японии и открыла эру её взаимодействия со странами Запада.
       Другая внешнеполитическая проблема возникла вокруг испанской колонии на острове Куба. Некоторые агрессивные южане предложили президенту плодородный и рабовладельческий остров Карибского моря аннексировать, по аналогии с Техасом. Но М. Филлмор, опасаясь войны с европейскими державами и ожесточённого сопротивления северных штатов, эти планы решительно блокировал. Такую же твёрдую позицию он занял в отношении Франции. Когда Наполеон III заявил о задуманном им захвате королевства Гавайи, М. Филлмор предупредил, что Америка в стороне не останется и не допустит экспансии.
       В 40-х годах XIX века в Германии и Венгрии начались революции, и под их влиянием в США возникла организация "Молодая Америка". Её члены собирались ехать в те страны воевать и помогать восставшим оружием. Однако президент в очередной раз заявил о невмешательстве в европейские дела и ограничился лишь моральной поддержкой либералов в своих речах.
       В 1852 г. скончался друг и соратник президента Г. Клей, и состоявшийся после его смерти съезд "Партии вигов" из-за непримиримой позиции депутатов северных штатов, возмущённых "Актом о беглых рабах", кандидатуру М. Филлмора на переизбрание президентом даже не рассматривал, назвав претендентом генерала, одного из героев мексиканской войны, У. Скотта. Однако он не прошёл, и четырнадцатым президентом США стал демократ Франклин Пирс.
       4 марта 1853 г. экс-президент с супругой, покинув Белый дом, переехали в многокомнатный номер ближайшей гостиницы "Уиллар". А в это время злодейка- судьба готовила новый удар, значительно более ощутимый, чем поражение на выборах. Любознательная Эбигейл, решившая присутствовать на инаугурации нового президента, простудилась и подхватила пневмонию. Несмотря на все принятые меры, её состояние ухудшилось и 30 марта 1853 г. она скончалась в гостинице. Похороны первой леди состоялись на кладбище г. Буффало штата Нью-Йорк.
       После смерти матери дети взяли на себя ответственность за отца (кстати, сын, юрист по профессии, был секретарём президента). В частности, Мэри была постоянной его спутницей на публичных мероприятиях и участвовала во всех встречах экс-президента с выдающимися людьми того времени. К сожалению, судьба опять не проявила к семье милосердия, и Мэри, после визита к родственникам, внезапно заболела холерой и 26 июля 1854 г. умерла в Нью-Йорке в возрасте всего лишь 22 лет.
       Спасаясь от одиночества и тоски, 55-летний М. Филлмор отправляется в 1855 г. в Европу, где посещает ряд стран, в том числе Англию и Италию. Его торжественно принимают во всемирно известном Оксфордском университете, собираясь вручить диплом доктора гражданского права. Однако почётный гость отказался принять награду, заявив, что не имеет ни классического образования, ни научных, ни каких-либо других достижений. Посещая с туристическими целями Италию и приехав в Рим, экс-президент удостоился чести получить аудиенцию у папы Пия IX.
       Неожиданно он получает от американских друзей известие о роспуске "Партии вигов" и намерении недавно образованной новой оппозиционной партии выдвинуть его кандидатом в президенты США на выборах 1856 г. Это объединение, просуществовавшее, кстати, недолго, называлось "Партией незнаек", так как её члены на вопросы посторонних о целях и программе партии обязаны были всегда отвечать: "Ничего не знаю". Однако во время президентской кампании их представителям пришлось всё же приоткрыть завесу над своей деятельностью.
       Избиратели узнали, в частности, что лидером партии является политик из еврейской семьи, пропагандирующий необходимость обуздания иммиграции, особенно из католических стран, запрещения лицам не англосаксонского происхождения занимать должности в органах власти и ограничения использования других, кроме английского, языков. Кроме того, партия требовала от правительства приоритетного обеспечения свободы и достоинства граждан, защищая их повсеместно от любых форм насилия и диктатуры.
      Миллард Филлмор поддерживал эту идеологию с определёнными оговорками, не соглашаясь, в частности, с негативным отношением к католикам (покойная дочь Мэри посещала католическую школу, а он сам помогал в строительстве католического собора в Буффало). Тем не менее, выборы состоялись, но претендент от "Партии незнаек" потерпел сокрушительное поражение, после которого экс-президент окончательно отошёл от политической деятельности, уехал в г. Буффало и там возобновил профессиональную деятельность адвоката.
      Вскоре он знакомится с 45- летней жительницей штата Нью-Джерси, богатой и бездетной вдовой Кэролайн Кармайкл Макинтош - и между ними постепенно возникают романтические отношения. Через пару лет, 10 февраля 1858 г., в столице штата Нью-Йорк г. Олбани состоялось их бракосочетание, после которого немолодая пара поселилась в своём особняке в г. Буффало. Причём из воспоминаний современников известно, что Кэролайн оказалась нервной и эксцентричной личностью, склонной к чрезмерному увлечению алкоголем. Интересно отметить также, что сын экс-президента Миллард Пауэрс, работавший адвокатом в Нью-Йорке, с мачехой находился во враждебных отношениях, а после смерти отца даже судился с ней по поводу наследства.
      Сам же М. Филлмор, несмотря на семейные неурядицы, продолжал вести в предоставленные судьбой шестнадцать лет активный образ жизни. Наряду с адвокатской практикой он занимался в г. Буффало общественной деятельностью. В частности, исполнял обязанности, как уже упоминалось, президента местного университета, основал в городе общедоступный госпиталь, создал и возглавил "Историческое общество", затем превратившееся в "Музей истории".
       В своём особняке супруги устраивали приёмы гостей, и экс-президент вёл с ними оживлённые беседы о важнейших событиях того времени, причём затрагиваемые темы были самыми разными. Обсуждая, например, роль технического прогресса в экономике страны, хозяин приветствовал появление первой нефтедобывающей компании "Стандарт Ойл", прокладку Трансатлантического телеграфного кабеля, открытие железной дороги между восточным и западным побережьями США, организацию "Бюро погоды", выпустившего первый в истории метеорологический прогноз.
       С чувством глубокого сожаления обсуждали также известия о двух случившихся в стране катастрофах, признанных впоследствии крупнейшими в истории XIX века. Одна из них произошла 27 апреля 1865 г. на реке Миссисипи с пароходом "Султана", перевозившим военнослужащих домой после окончания гражданской войны. Неожиданно ночью на пароходе взорвался паровой котёл, судно загорелось и пошло ко дну; погибли 1650 солдат. Вторая трагедия случилась в г. Чикаго, в котором 8-10 октября 1871 года из-за "Великого пожара" (причины которого не установлены до сих пор) сгорели почти все здания города и сотни людей погибли.
       Наиболее острые дискуссии имели место при анализе происходивших в США общественно-политических событий, в первую очередь связанных с гражданской войной 1861-1865 гг. Причём, поддерживая северян, М. Филлмор осуждал образование Конфедеративных Штатов Америки, состоявших из 11 вышедших из союза южных штатов. В дальнейшем он эту позицию подкрепил практически, организовав в г. Буффало отряды ополчения для защиты города от возможных атак конфедератов.
       Вместе с тем, в беседах с гостями экс-президент открыто высказывал своё негативное отношение к лидеру республиканской партии А. Линкольну, считая его предложения по проблемам рабства слишком радикальными. Кстати, эта позиция лишний раз подтвердила известное стремление М. Филлмора к сдержанности в политике и компромиссным решениям. Исходя из своих убеждений, он осудил также предвоенную публикацию текста гимна американских аболиционистов и вооружённое восстание Д. Брауна, одного из них, а в президентских выборах 1860 и 1864 гг. голосовал за претендентов-демократов.
      В период гражданской войны М. Филлмор продолжал в своём окружении критиковать избранного на два президентских срока президента А. Линкольна за его излишне жёсткую военную политику, "Прокламацию об освобождении рабов" и принятые Конгрессом поправки к Конституции, полагая, что все эти действия только ужесточают конфронтацию сторон. После убийства 14 апреля 1865 г. А. Линкольна особняк семьи Филлмор окружила толпа людей, возмущённых отсутствием на доме знаков траура. Но, когда хозяин объяснил, что, дежуря у постели больной жены, он не слышал о горестной вести, люди мирно разошлись.
      В послевоенные годы встречи с друзьями продолжались, но общественно-политические темы бесед стали более оптимистичными. Обсуждалась, в частности, радостная весть о покупке у России Аляски, рассматривались планы "Реконструкции Юга", приходящего в себя после отмены рабства, анализировались результаты переписи населения и тому подобные проблемы. При этом Миллард Филлмор до конца жизни оставался твёрдым приверженцем демократической политики, выступая против республиканского радикализма.
      8 марта 1874 г. тринадцатый президент США скончался от кровоизлияния в мозг. Его вторая жена, Кэролайн, получив президентскую пенсию и привилегии от Конгресса, прожила ещё семь лет и скончалась 11 августа 1881 г. экс-президент, его две супруги и дочь Мэри были похоронены рядом на кладбище г. Буффало. Через восемь лет, 15 ноября 1889 г., скончался от инсульта 61-летний сын президента Миллард Пауэрс Филлмор, у которого не было ни жены, ни детей.
      В память о Милларде Филлморе выпущены почтовые марки, отчеканены монеты и памятные медали, в ряде городов установлены скульптуры. Именем президента названы округа в некоторых штатах, улицы, в том числе в Сан-Франциско, госпитали, школы, парки. Его жизни и деятельности посвящены многие книги и статьи. Память об этом не очень счастливом и не очень удачливом президенте США сохраняется и в наше время.
      
      
      
       На протяжении нескольких веков многие стремятся попасть в Америку, считая, что здесь можно всего добиться.
      Эта история началась на другом континенте 5 декабря 1849 года. В этот день король Пруссии Фридрих Вильгельм IV окончательно разогнал Национальное собрание, принявшее "Фундаментальные права для немецкого народа" и провозгласившее равенство всех граждан, в том числе и немецких евреев, перед законом.
      Король издал собственный вариант Конституции, либеральные надежды рухнули, и многие из тех, кто искренне поверил в возможность перемен, отправились в эмиграцию. Старшие дети кантора синагоги в Бракле (Пруссия) Исаака Бибо - Натан и Симон - не были исключением.
      В 1866 году они прибыли в США - страну, где ценилась свобода. Через три года следом за старшими братьями 16-летний Соломон Бибо отплыл в Нью-Йорк. Уже через полгода он овладел английским так, что отправился в Санта-Фе, где Натан и Симон уже открыли торговый бизнес.
      Однажды за ужином старшие братья полюбопытствовали
      - А все же зачем ты приехал сюда, Шломо? Хочешь найти Эльдорадо?
      - Если честно, я не стремлюсь найти золото в буквальном смысле, - ответил юноша. - Я ищу золотую жилу, но жилу случая, который поможет мне что-то сделать для людей.
      Стартовый капитал братьям Бибо был предоставлен семьей Шпильбергов. Глава этой семьи Иаков Соломон был одним из первых евреев в США. Он сопровождал армейскую экспедицию Стивена Кирни в Нью-Мексико во время американо-мексиканской войны в 1848 году и в том же году открыл в Санта-Фе подразделение собственной фирмы. В 1886 году один из членов клана Шпильберга Вилли был избран мэром Санта-Фе во многом благодаря не только капиталу, но и старым семейным связям.
      Братья Бибо 1867 году основали торговый дом Bibo&Co в Себолетто для операций с племенем навахо. С самого начала главным словом в лексиконе братьев Бибо было слово "репутация". Индейцы уже обожглись на торговых сделках с белыми, которые нещадно грабили аборигенов, пользуясь их безграмотностью. Братья Бибо же выступали за справедливость, выручая относительно невысокий процент от продажи в магазинах в Лагуне, форте Уингейт и Берналило керамики, одежды, поделок из камня и кости и другой продукции местных племен. Успеху сопутствовало знание языков. В дополнение к родным немецкому и идишу, а теперь и английскому пришельцы из Германии довольно скоро освоили испанский плюс несколько индейских языков. В том числе язык племени акома.
      Акома слыли племенем суровым и несговорчивым, с ним старались не иметь дел.
      У акома была суровая школа. Они уже побывали под властью Испании и управлением Мексики, когда у них отнимали родовые земли. Попытаться заговорить с акома и постараться завоевать их доверие мог лишь белый человек особой породы, и именно таким оказался Соломон Бибо. Он, иудей, помнил историю своего народа и лучше остальных понимал, что такое погромы и гонения.
       Бизнес развивался удачно. Магазины Bibo&Co появились в Лагуне, форте Вингат, Берналило и Гранте. Как большинство торговцев того времени, Соломон Бибо говорил на нескольких языках: акома, лагуна, навахо, зуни, испанский, немецкий и английский. Однако между собой братья говорили на идише.
      В отношениях с индейцами они никогда не жульничали, как часто бывало у других торговцев, и всегда неукоснительно выполняли взятые на себя обязательства. Благодаря безупречной репутации братьев постоянно привлекали в качестве посредников в имущественных спорах, и особенно в спорах о праве собственности на землю между мексиканцами и индейцами. Кроме того, они препятствовали сделкам, когда белые американцы всеми правдами и неправдами пытались приобрести индейские земли по ценам ниже сложившихся.
      В 1877 году племени акома по договору с США было предоставлено 94000 акров земли. Индейцы были разочарованы и обижены таким решением: исторические земли племени составляли 5 млн акров (2 млн гектаров). Пытаясь помочь акома, Соломон написал письмо в Департамент внутренних дел. Благодаря этому в 1881 году на место прислали государственных землемеров для нового обследования территорий, на которые претендовало племя. К сожалению, в этом вопросе акома проиграли.
      В декабре 1881 года Соломон Бибо обращается в Бюро по делам индейцев за лицензией на торговлю с акома и, получив ее, создает на территории резервации специальное подразделение предприятия Bibo&Co. Для того чтобы защитить собственные земли от постоянных посягательств сквоттеров, 7 апреля 1884 года племя акома и Соломон Бибо подписывают 30-летний договор аренды, по которому все земли акома переходят к Соломону Бибо, "готовому выплатить за аренду 12000 долларов" - безумные по тем временам деньги. Он также "обязуется защищать индейский скот и выплачивать 10 центов с каждой тонны угля, добытой на землях акома".
      Педро Санчес, уполномоченный представитель по делам индейцев, курирующий племя акома, узнав о сделке и завидуя удаче Rico Israelito (богатого еврея), как он неоднократно подчеркивал, требует у федерального правительства отмены контракта.
      Фирма Bibo&Co занимает оборону. Старший Симон пишет в Совет индейских уполномоченных в Вашингтоне, что Соломон "имеет исключительно благие намерения, чрезвычайно выгодные для племени акома. Индейские мужчины и женщины любят его, как отца, и сделка лишь закрепляет ранее установившиеся отношения".
      Пришедший в бешенство Педро Санчес организует конференцию со старейшинами племени. Они отрицательно высказываются по договору аренды, а вождь заявляет, что был обманут, полагая, что аренда будет на три года, а не на 30 лет. Санчес настаивает на расторжении контракта, Соломон отказывается. Санчес призывает уполномоченного по делам индейцев в Вашингтоне "принять меры по защите бедного народа".
       Когда акома становится понятно, что в результате действий Санчеса они могут потерять искреннего друга и многолетнего партнера, созывается всеобщее собрание племени. Акома ходатайствуют перед уполномоченным по делам индейцев о продлении лицензии Бибо. Тем не менее Соломон получает уведомление, что его лицензия на торговлю с акома отозвана и к концу лета он должен свернуть деятельность.
       "Я имею честь просить Вас в интересах и от имени племени акома принять необходимые меры и заставить Соломона Бибо прекратить аренду и удалить указанного Бибо, его сотрудников и товары с земель племени", - обращается Педро Санчес к окружному прокурору США.
       Брат Соломона Симон пишет управляющему по делам индейцев, излагая свою точку зрения на злосчастный договор. В заявлении указывается, что предложение по аренде было сделано, чтобы противодействовать нечестным конкурентам, которые хотели взять у племени земли на десять лет за плату в десять коров. Его младший брат Соломон "объяснил индейцам, что одна корова в год - это очень мало, и сделал предложение, позволяющее акома сохранить все свои права на пастбища и другие земли".
       Изучив вопрос, уполномоченный по делам индейцев Хирам Цена принимает неоднозначное решение: договор аренды между акома и Соломоном Бибо расторгнуть, лицензию, уже выданную другому торговцу, оставить в силе, Педро Санчеса из агентов по индейским делам уволить. Однако на этом дело не кончается.
       1 мая 1885 года Соломон Бибо сочетается браком с внучкой вождя племени акома Хуанной Валле, причём, женился дважды: 1 мая 1885-го - на церемонии в племени акома (так захотела ее родня) и 30 августа 1885 г. - на гражданской церемонии с участием мирового судьи. Примечательно, что формально Хуана, которая была католичкой, как и большинство местного населения, прошедшего пору испанского владычества, перешла в иудаизм (так захотел жених). Однако, поскольку у раввинов не было доступа на индейские территории, брачную церемонию узаконил католический священник. Удивительное хитросплетение религий и судеб.
       Хуана сыграла большую роль в жизни Соломона. Она довольно легко интегрировалась в мир белого человека, безукоризненно овладела английским, стала отличной матерью и хозяйкой дома.
       В этом же, 1885 году народ акома избирает Соломона Бибо вождём племени. Племя просит Соединенные Штаты признать "Дона Шломо" в качестве своего лидера, и он таковым признается Управлением по делам индейцев США.
       Его деятельность на посту вождя племени была напряженной. Самые большие достижения у Бибо были в области образования. Он предоставляет собственный дом под начальную школу, пока идет строительство муниципального здания.
       Позже, как вождь, он отправляет первых учеников в промышленное училище в Карлайл, Пенсильвания. Отбыв четыре срока вождем, Соломон освобождает место преемнику, оставаясь членом племени, и пользуется всеми привилегиями, положенными акома.
       В какой-то момент Соломон Бибо помогает Управлению по делам индейцев сместить действующего вождя, который придерживался чрезвычайно консервативных методов воспитания детей. Конфликт, возникший между "традиционалистами" (сторонниками индейского воспитания) и правительством США, стремившимся цивилизовать индейцев, чуть не привел к партизанской войне. Соломон Бибо был "прогрессистом", кроме того, он желал дать своим детям еврейское образование, и в 1898 году семья Бибо переезжает в Сан-Франциско.
       В городе Соломон много инвестирует в недвижимость и открывает продуктовый магазин. Брак Соломона и Хуанны остается счастливым, несмотря на разницу в темпераментах. Соломон - типичный холерик, а Хуанна - флегматичная и невозмутимая скво. У них рождается шестеро детей. Их старший сын Карл празднует бар-мицву в одной из синагог Сан-Франциско, а младший учится в религиозной школе.
       К 1898 г. Бибо был обладателем солидного имущества - банковских активов, собственности в различных городах Нью-Мексико, магазинов и сданного в аренду стада в 20 тысяч голов. Все это стало наследством Соломона его детям. Они разъехались по разным штатам США, но сохранили благодарность родителям, подарившим им две разные культуры - иудейскую и индейскую. Любопытный факт: одного из своих сыновей после бар-мицвы в синагоге родители послали в племя акома для прохождения традиционного индейского ритуала посвящения в мужчины.
       Разразившаяся Великая депрессия подрывает не только бизнес Соломона Бибо, но и здоровье. В 1934 году он умирает. Соломона Бибо, как впоследствии и его жену Хуанну, умершую в 1941 году, хоронят на кладбище в городе Колма, Калифорния. В память о необыкновенной семье Бибо назван небольшой городок в Нью-Мексико. Родственники жены Соломона Бибо продолжают жить в резервации, вспоминая историю об их тетке Хуанне, которая вышла замуж за еврейского торговца, ставшего вождем их племени.
      
      
       Порой пребывание у власти становится опасным для жизни.
       Российский император Александр II родился 29 (по старому стилю 17) апреля 1818 года в Москве. Старший сын императора Николая I и императрицы Александры Федоровны. После вступления в 1825 году на престол его отца, был провозглашен наследником престола. Император Александр II, пожалуй, был последним правителем, родившимся в Москве.
       Получил блестящее домашнее образование. Его наставниками были юрист Михаил Сперанский, поэт Василий Жуковский, финансист Егор Канкрин и другие выдающиеся умы того времени.
       Унаследовал престол 3 марта (по старому стилю 18 февраля) 1855 года на исходе неудачной для России Крымской войны, которую сумел завершить с минимальными потерями для империи. Венчался на царство в Успенском соборе Московского Кремля 8 сентября (по старому стилю 26 августа) 1856 года.
       По случаю коронации Александр II объявил амнистию декабристам, петрашевцам, участникам польского восстания 1830-1831 годов.
       Преобразования Александра II затронули все сферы деятельности российского общества, сформировав экономико-политические контуры пореформенной России.
       3 декабря 1855 императорским указом был закрыт Высший цензурный комитет и обсуждение государственных дел стало открытым.
       В 1856 году был организован секретный комитет "для обсуждения мер по устройству быта помещичьих крестьян".
       3 марта (по старому стилю 19 февраля) 1861 года император подписал Манифест об отмене крепостного права и Положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости, за что его стали называть "царем-освободителем". Превращение крестьян в свободную рабочую силу способствовало капитализации сельского хозяйства и росту фабричного производства.
       В 1864 году изданием Судебных Уставов Александр II отделил судебную власть от властей исполнительной, законодательной и административной, обеспечив ее полную независимость. Процесс стал гласным и состязательным. Реформировалась полицейская, финансовая, университетская и вся светская и духовная образовательная система в целом.
       К 1864 году относится и начало создания всесословных земских учреждений, которым было вверено заведование экономическими и прочими общественными вопросами на местах. В 1870 году на основании Городового положения появились городские думы и управы.
       В результате реформ в области образования самоуправление стало основой деятельности университетов, получило развитие среднее женское образование. Основано три Университета - в Новороссийске, Варшаве и Томске. Нововведения в сфере печати существенно ограничили роль цензуры и способствовали развитию средств массовой информации.
       В пику экспансионистской политике Лондона и Парижа Александр II в 1863 г. направил две эскадры русских кораблей под командованием адмиралов Лесовского и Попова в Нью-Йорк и в Сан-Франциско - для поддержки президента Линкольна в его войне с Конфедерацией Южных штатов. Военное присутствие России нейтрализовало действия Англии и Франции в их поддержке конфедератов и в немалой степени способствовало победе федералистов.
       Александр II невольно стал отцом-объединителем современных Соединенных Штатов, т.к. вместо существования слабой федерации северных штатов и разрозненной Конфедерации Юга в Северной Америке появились мощные и агрессивные штаты, ставшие главным геополитическим, идеологическим и экономическим противником России в ХХ в.
       Помощь Александра Аврааму Линкольну способствовала принятию 13-й и 14-й поправки к Конституции США, которые отменили рабство на территории уже всех Соединенных Штатов Америки. Спустя много лет, в 1871 году граждане Северо-Американских Соединенных штатов направят русскому царю благодарственный адрес.
       К 1874 году в России было произведено перевооружение армии, создана система военных округов, реорганизовано Военное министерство, реформирована система подготовки офицерских кадров, введена всеобщая воинская повинность, сокращен срок военной службы (с 25 до 15 лет, включая службу в запасе), отменены телесные наказания.
       Также императором было проведено учреждение Государственного банка.
      Внутренние и внешние войны императора Александра II были победоносными - подавлено восстание, вспыхнувшее в 1863 году в Польше, закончилась Кавказская война (1864). По Айгунскому и Пекинскому договорам с Китайской империей Россия в 1858-1860 годах присоединила Амурский и Уссурийский края.
       В 1867-1873 годах территория России увеличилась за счет завоевания Туркестанского края и Ферганской долины и добровольного вхождения на вассальных правах Бухарского эмирата и Хивинского ханства.
       В 1877 году Россия объявила войну Османской империи. Турция потерпела поражение, предопределившее государственную независимость Болгарии, Сербии, Румынии и Черногории.
       Правление Александра II ознаменовалось беспрецедентными по масштабу реформами, получившими в дореволюционной литературе название "великих реформ". Основные из них следующие:
      Ликвидация военных поселений (1857)
      Отмена крепостного права (1861)
      Финансовая реформа (1863)
      Реформа высшего образования (1863)
      Земская и Судебная реформы (1864)
      Реформа городского самоуправления (1870)
      Реформа среднего образования (1871)
      Военная реформа (1874)
       Реформы 1861- 1974 годов создали предпосылки для более динамичного развития России, расчистили дорогу для развития капитализма в России, расширили границы гражданского общества и правового государства, однако доведены до конца не были. Оборотной стороной преобразований стало обострение социальных противоречий и рост революционного движения.
       В первом супружестве император Александр II состоял с императрицей Марией Александровной (урожденной принцессой Максимилианой-Вильгельминой-Августой-Софией-Марией Гессен-Дармштадской).
       Александр II уважал и нежно любил свою жену Марию, но примерным супругом не являлся. Всех его любовниц и не перечислишь, но самые искренние чувства он испытывал к Екатерине Долгорукой, которая стала ему второй супругой. Когда они познакомились ему шел уже сорок один год, а ей было только тринадцать. Роман зародился уже после, спустя шесть лет, в 1865 году, когда Екатерина заняла свое место при дворе среди фрейлин императрицы.
       3 июня 1880 года в гордом одиночестве умерла императрица Мария Александровна.
       Во второй (морганатический) брак с княжной Екатериной Долгоруковой, пожалованной титулом светлейшей княгини Юрьевской, император вступил незадолго до кончины.
      Брак с Екатериной стал возможным, вопреки всему недовольству и порицанию двора, который не перестал называть ее "наглой авантюристкой".
       Старший сын Александра II и наследник российского престола Николай Александрович скончался в Ницце от туберкулеза в 1865 году, и наследником престола стал второй сын императора Великий князь Александр Александрович (Александр III).
       Александра всегда винили за продажу Аляски США. Основные претензии заключаются в том, что богатый регион, который приносил России пушнину, а при более тщательном исследовании мог стать золотой жилой, был продан Америке за какие-то 11 миллионов царских рублей. Правда в том, что у Российской империи после Крымской войны просто не было ресурсов для освоения столь далекого региона, к тому же в приоритете стоял Дальний Восток.
       Кроме того, еще при правлении Николая генерал-губернатор восточной Сибири Николай Муравьев-Амурский представил государю доклад о необходимости укрепления связей с Америкой, которая рано или поздно поставит вопрос о расширении своего влияния на этот регион, который был для последней стратегически важен.
       Александр II вернулся к этому вопросу, лишь когда стране понадобились деньги на реформы. У императора стоял выбор - либо решать насущные проблемы людей и государства, либо лелеять далекую перспективу возможного освоения Аляски. Выбор был сделан в пользу злободневных проблем. В 4 часа утра 30 марта 1867 года Аляска перешла в собственность США.
       На жизнь Александра II было совершено шесть покушений, седьмое стало причиной его смерти. Первым стал выстрел дворянина Дмитрия Каракозова в Летнем саду 17 (по старому стилю 4) апреля 1866 года. По счастливой случайности императора спас крестьянин Осип Комиссаров. В 1867 году во время визита в Париж на императора покушался деятель польского освободительного движения Антон Березовский. В 1879 году революционер-народник Александр Соловьев попытался застрелить императора несколькими револьверными выстрелами, но промахнулся.
       Подпольная террористическая организация "Народная Воля" целенаправленно и систематически готовила цареубийство. Террористы произвели взрывы царского поезда под Александровском и Москвой, а потом в самом Зимнем дворце.
       Взрыв в Зимнем дворце заставил власти принять неординарные меры. Для борьбы с революционерами была образована Верховная распорядительная комиссия во главе с популярным и авторитетным в то время генералом Михаилом Лорис-Меликовым, фактически получившим диктаторские полномочия.
       Он принял суровые меры для борьбы с революционно-террористическим движением, в то же время проводя политику сближения правительства с "благонамеренными" кругами русского общества. Так, при нем в 1880 году было упразднено Третье отделение Собственной его императорского величества канцелярии. Полицейские функции были сосредоточены в департаменте полиции, образованном в составе министерства внутренних дел.
       Ещё 17 апреля 1834 года, когда великому князю исполнилось 16 лет, и молодой цесаревич был объявлен совершеннолетними, на Урале финский геолог Норденшильд открыл неизвестный ранее драгоценный камень и назвал его в честь наследника "александритом". При всем обилии предзнаменований и предсказаний, сопровождавших царствование Александра II, разговоры об этом камне, запомнились современникам особо.
       Александрит стал талисманом императора, который не раз отводил от него беду. Однако, 14 (по старому стилю 1) марта 1881 года Александр забыл взять камень с собой. В результате нового нападения народовольцев Александр II получил смертельные ранения на Екатерининском канале (ныне канал Грибоедова) в Санкт-Петербурге. Взрывом первой бомбы, брошенной Николаем Рысаковым, была повреждена царская карета, ранено несколько охранников и прохожих, но Александр II уцелел.
       Тогда другой метальщик, Игнатий Гриневицкий, подойдя вплотную к царю, бросил ему бомбу под ноги. Александр II скончался через несколько часов в Зимнем дворце и был погребен в родовой усыпальнице династии Романовых в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. На месте кончины Александра II в 1907 году был воздвигнут храм Спаса-на-Крови.
       Объединение Америки не прошло даром и для президента Авраама Линкольна. Через пять дней после окончания войны, в день Страстной пятницы, 14 апреля 1865 года, на спектакле "Наш американский кузен" (в театре Форда) сторонник южан актёр Джон Уилкс Бут проник в президентскую ложу и выстрелил Линкольну в голову.
      
      
      
       Пословица "В семье не без урода справедлива и для царствующих семей.
      Император Николай I лично крестил своего внука - великого князя Николая Константиновича Романова. К сожалению, детство Николая нельзя назвать счастливым. Вечно занятые своими делами родители почти не уделяли отпрыску внимания. В шикарных интерьерах Мраморного дворца ребенок нередко оставался голодным и бегал перекусить к прислуге на кухню. Всю последующую жизнь Николай Константинович предпочитал изысканным блюдам черный хлеб с чаем...
       В семье Романовых его называли Николой. Отец Николы, великий князь Константин Николаевич, был вторым сыном Николая I и младшим братом Александра II. Так что Никола стоял в романовской табели о рангах лишь ступенькой ниже царствующего императора.
       Николай считался самым красивым из всех великих князей. Прекрасный танцор, он был украшением всех балов. Со временем ему предстояло наследовать одно из самых огромных состояний в империи. Его родителям принадлежал Мраморный дворец в Петербурге, уступавший в роскоши только Зимнему, и умопомрачительной красоты Павловск.
       Не обидел бог юношу ни умом, ни характером. По собственной инициативе он в 1868 году поступил в Академию Генерального штаба. Учился на общих основаниях, никаких поблажек члену императорской фамилии не давали, но Николай окончил академию в числе лучших с серебряной медалью.
       Он был первым из Романовых, окончившим высшее учебное заведение, да еще с серебряной медалью в числе лучших выпускников. Закончив академию, он отправился в заграничное путешествие, где начал коллекционировать картины и большую часть времени проводил в антикварных лавках и мансардах живописцев.
       В 21 год князь, искренне увлеченный военной службой, уже командовал эскадроном в Конном лейб-гвардии полку. В эту пору к молодому человеку пришла первая любовь. Родителей обеспокоил его бурный роман с хорошенькой и энергичной американкой Фанни Лир.
       Она была неглупа, начитана и быстро поняла, что за внешним блеском скрывается одинокий и бесприютный человек. Фанни приучила князя заезжать к ней обедать, ругала его за попойки и карточные игры. Николай часто вскипал и говорил, что великому князю никто не смеет указывать. Фанни хладнокровно заявляла, что если "любимого мальчика" она не устраивает, тот может убираться ко всем чертям. Князь не раз действительно хлопал дверью, но всегда возвращался. Для него стало привычкой сидеть с Фанни у камина и обсуждать события дня и планы на будущее.
       Чтобы прервать затянувшийся роман и не дать "авантюристке" женить князя на себе, родители Николая нашли предлог удалить его из столицы. Шло завоевание Средней Азии. В 1873 году Николай Константинович в составе русского экспедиционного отряда двинулся в Хивинское ханство.
       В чине полковника князь во главе авангарда Казалинского отряда прошел труднейшим маршрутом через пустыню Кызылкум. Были кровопролитные схватки, страшная жара и отсутствие воды. Люди сходили с ума, стрелялись, не выдерживая таких мук, зверели и дрались у колодцев за глоток воды... Князь вел солдат, подавая пример выдержки и мужества. Пули и сабли пощадили его в бешеных атаках и коварных засадах. За этот поход он получил орден Святого Владимира.
       Все время разлуки Николай переписывался с Фанни. Он писал, что изменилось его отношение к жизни и людям, только любовь к ней осталась неизменной. Князь был очарован Средней Азией. Возвратившись, он принял участие в работе Русского географического общества. Его избрали почетным членом общества и назначили начальником Амударьинской экспедиции, целью которой было изучение завоеванного Россией края. Ничто не предвещало беды.
       Вернулся Николай воякой, побывавшим под огнем и с орденом Владимира III степени. Первым делом поехал к ненаглядной Фанни и в компании со своей возлюбленной отправился в путешествие по Европе. Роман продолжался. Николай осыпал любовницу дорогими подарками. Денег на ее содержание требовалось все больше и больше, и средств стало не хватать.
       Великий князь Николай Константинович был богат, очень богат. Но если кто-то думает, что он мог тратить бесконтрольно любые суммы денег, то ошибается. Выделяемые Николаю на карманные расходы суммы были крупными, но ограниченными, и это были отнюдь не миллионы. В царской семье было принято на личных расходах экономить.
       14 апреля 1874 года в Мраморном дворце обнаружили кражу. Это была не просто кража, это было святотатство. С оклада одной из семейных икон исчезли бриллианты. Икона была очень дорога супружеской чете, ею Николай I благословил своего сына Константина и его невесту Александру Саксен-Альтенбургскую на брак. Великая княгиня от расстройства слегла, разъяренный супруг вызвал полицию. Расследование взял под контроль лично шеф корпуса жандармов граф Шувалов.
       Расследование застопорилось. Доступ к иконе имел строго ограниченный круг людей: врач, камеристка, два лакея, придворная дама. Все - люди, проверенные многолетней службой, в честности их никто не сомневался. Оставались еще члены императорской фамилии, но они априори были вне подозрений.
       Сыщики даром хлеб не ели. Они начали с другого конца и скоро нашли бриллианты в одном из петербургских ломбардов. Сдал камни офицер из свиты великого князя Николая Константиновича, некто Варнаховский. Офицера задержали и начали допрашивать.
       И тут перо полицейского писаря, заполнявшего протокол, повисло в воздухе: по словам Варнаховского, бриллианты он получил от самого Николая Константиновича! А вырученные деньги якобы предполагалось потратить на подарки для Фанни Лир. Граф Шувалов поехал во дворец, чтобы лично сообщить великому князю Константину Николаевичу страшное известие: его сын - вор.
       Вызванный для объяснений Никола сперва все отрицал, но потом сознался. При этом, к ужасу своего отца, не выказал ни сожаления о содеянном, ни раскаяния. Члены дома Романовых отнюдь не были свободными от обычных человеческих слабостей, но до кражи никто из них никогда не опускался.
       В Мраморном дворце собрались члены романовской фамилии решать судьбу Николы. О том, чтобы отдать его под суд, речь, разумеется не шла: престиж царской семьи необходимо было беречь. Но опозоривший всех Романовых Николай должен быть наказан - с этим согласились все.
       Николаю объявили, что он как вор изгоняется из семьи. Отныне в бумагах, касающихся императорского дома, его имя никогда не будет упомянуто. Николай лишается имущества - оно передается младшим братьям. Лишается всех званий, наград, военных и придворных чинов, его имя вычеркивается из списков полка, ношение военной формы запрещено. Он высылается из Петербурга навечно и отныне будет жить там, где ему будет указано.
       Для общества он будет объявлен душевнобольным, находящимся на принудительном излечении. Фанни Лир высылается из России без права когда-либо вернуться. Но Николаю сохранили титул великого князя и до последних дней к нему обращались "Ваше Императорское Высочество". Осенью 1874 года Николай Константинович навсегда покинул Петербург.
       Началась жизнь изгнанника. Умань, Оренбург, Самара, Крым, Владимирская губерния, городок Тывров под Винницей - за 7 лет ему более 10 раз меняли место ссылки, не давая нигде пустить корни.
       В 1877 году, находясь в Оренбурге, Николай обвенчался с дочерью местного полицмейстера Надеждой Александровной Дрейер. Стараниями Романовых Священный синод специальным указом признал брак недействительным. Надежда осталась при князе в неясном статусе жены-сожительницы.
       В 1881 году князь-изгой попросил разрешения приехать в столицу на похороны убитого Александра II. Александр III ответил: "Вы обесчестили нас всех. Пока я жив, ноги Вашей не будет в Петербурге!", но разрешил узаконить брак с Дрейер и отправил супругов на вечное поселение в Ташкент.
       Ташкент конца XIX века представлял собой гарнизон на краю империи с непрерывным пьянством, тоской и вечной мечтой уехать от этих глинобитных мазанок в Россию. Именно здесь и должен был оставаться великий князь до конца своих дней.
       В далеком Туркестане опальный князь стал предпринимателем. В Петербург одно за другим шли донесения: великий князь является владельцем мыловаренного завода, бильярдных, организует продажу кваса и риса, выращивает хлопок, строит хлопкоочистительные заводы и вырабатывает мануфактуру, открыл первый в Ташкенте синематограф "Хива". Доходы от предпринимательской деятельности князя превышали сумму в 1,5 миллиона рублей в год.
       Опальный князь затеял масштабные оросительные работы. В первую очередь, обеспечил водой гарнизоны Туркестанского округа, построил дома для солдат-ветеранов и выделил на их нужды капитал 100 000 рублей. Князь проложил 100 километров магистрального канала, оросил 40 000 десятин земли в Голодной степи и основал 12 русских деревень для опоры империи в этих местах, переселив в них казаков и крестьян, которым выдавал ссуды. К 1913 году в Туркестане было уже 119 сел!
       Деньги на преобразования ему приносили построенные им рисовый, сахарный и другие заводы, мельницы, ткацкая фабрика и фотография. Его дом был обсажен дубами и березами. Теперь в нем располагается Дом приемов министерства иностранных дел Узбекистана. Николай построил в городе шикарный театр, пять кинотеатров и создал большой зверинец. Из поездок он привозил восточные раритеты, собрал и передал в публичную библиотеку города много редких книг по истории края.
       Как писали газеты, "одно высокопоставленное лицо сделало для Средней Азии больше, чем вся государственная администрация". Дехкане буквально молились на него, поселенцы обращались "князь-батюшка", мещане за глаза именовали "ташкентским князем".
       Однажды его позвали в казацкий курень. В нем, сидя на полу, горько плакала 15-летняя невеста Даша Часовитинова. Жадный жених отказался от венчания с ней, получив не все обещанное приданое. Князь велел девушке успокоиться, долго смотрел на нее, а затем дал отцу невесты денег и сам поехал с ней венчаться. Револьвер, с которым князь не расставался, был убедительным аргументом для священника, а мнение публики и начальства его не интересовало. С двумя женами князь однажды появился на премьере в ложе театра...
       От Надежды, которой он придумал титул "княгиня Искандер", у него было двое сыновей, которых она сумела устроить на учебу в Пажеский корпус. Дарья приумножила полученные у князя деньги и позже вместе с детьми устроилась в столице, выйдя замуж "законно".
       Все эти годы Николай Константинович оставался на положении ссыльного. Можно только сожалеть, что столь талантливый и деятельный человек был выброшен из общественной и политической жизни Петербурга.
       Февральскую революцию "ташкентский князь" встретил восторженно, надеясь, что она положит конец его 43-летней ссылке. Но вкусить воздуха свободы Николай Константинович Романов не успел. В январе 1918 года на 68-м году жизни он скончался в Ташкенте. Его не расстреляли чекисты и не зарубили пьяные матросы, как писали в некоторых газетах в начале 1990-х. Великий князь умер от воспаления легких. Думал ли он в последние минуты о той, ради которой когда-то вынул из оклада иконы те злосчастные бриллианты? Кто знает.
       Есть протокол заседания Совета от 15 января об утверждении места захоронения князя по просьбе его жены и разрешение не производить в отношении его жен и детей никаких процессий. Позже собор превратили вначале в кукольный театр, а затем в кафе. Когда Узбекистан стал отдельным государством, здание и захоронение вообще снесли и на его месте разбили сквер. Так стерли память о незаурядной личности - Николае Константиновиче Романове, изгое царской фамилии.
      
      
      
       Для создания еврейского государства много сделал Биньямин Зеев Герцль. О нём современники - великие раввины, философы и, главным образом, массы евреев - говорили, как о "царе Давиде" и "пророке". Многое о нём можно узнать из книги доктора Ицхака Вайсза "Теодор Герцль - читаем заново"
       Теодор Герцль родился 2 мая1860 года в Будапеште.
       Герцль был ассимилированным евреем, воспитанным в духе немецкого просвещения, вдалеке от еврейских традиций.
      Одна из интереснейших деталей биографии Герцля - личность его дедушки по папиной линии.
       Шимон Лейбл Герцль (1794-1879) жил в городе Землин, недалеко от Белграда, где он служил хазаном и габаем (старостой) в синагоге раввина Йеуды Алкалая. Как известно, рав Алкалай был, наряду с равом Калишером, наиболее видным провозвестником возвращения в Цион в середине 19-го века.
       Вопреки преобладающему мнению, рав Алкалай призывал евреев не ждать чудесного избавления сверху, а воспользоваться всеми возможными естественными средствами ради возвращения в свою Землю. Именно в этом "возвращении", географическом и национальном, он видел первичное значение понятия тшува: возвращение всего народа, а не только индивидуального еврея, "ведущего раскопки" в своей душе.
       Дедушка умер, когда Теодору было 19 лет. Он часто навещал семью сына в Будапеште. Нет сомнений, что дедушка познакомил внука с идеями рава Алкалая. Землинский раввин говорил о необходимости дипломатических шагов для возвращения в Землю Израиля и отводил при этом центральную посредническую роль "британским островам".
       Он призывал к объединению евреев посредством Национальной Ассамблеи. Важно помнить, что в 19 веке, как в годы рава Алкалая, так и в дни Герцля, эти идеи воспринимались как вздор, и с ними отправляли прямо к психиатру.
       Именно эти идеи стали сердцевиной концепции и деятельности внука Шимон Лейбла. Биниямин Зеев Герцль верил прежде всего в дипломатию, он получил официальное признание от Великобритании и установил там многие полезные связи (среди прочих, с лордом Бальфуром и Ллойд Джорджем).
       Через 13 лет после смерти Герцля его связи принесли плод - Декларацию Бальфура. Он же созвал Первый Сионисткий Конгресс, воссоздав тем самым, впервые после римского изгнания, еврейскую ассамблею, представляющую евреев со всего мира. Поражает также сходство стиля рава Алкалая и Теодора Герцля. Оба, к примеру, говорят о Земле Израиля как о "национальном санатории, призванном излечить еврейский народ от болезней галута".
       Отец Герцля, Яаков, хотя и не был ортодоксальным евреем, соблюдал все праздники и относился к типу евреев, которых сегодня называют "чтущими традиции". Дядя Герцля, Макс, писал о том, как Герцль отмечал свою бар-мицву в главной синагоге на улице Табак в Будапеште. Он прочитал, как принято, афтару (отрывок из книг пророков, читаемый в шабат после чтения Торы) и произнес речь.
       До средних классов Герцль посещал еврейскую школу. Позднее он говорил: "Мое первое воспоминание о школе - это когда меня наказали за то, что я не помнил подробности Исхода из Египта. Сегодня не один учитель хотел бы меня отстегать за то, что я их помню слишком хорошо".
       Своему первому биографу, Реувену Брэнину, Герцль рассказывал: "Когда я был ребенком, рассказ об Исходе, в том виде, в котором я его слышал из уст преподавателя, и в том виде, в котором я читал о нем сам позже (...), произвели на меня сильнейшее впечатление. Поэтому я никак не мог понять - и меня это сильно огорчало - как учитель мог рассказывать об освобождении народа Израиля, о его порабощении и о его притеснителях, с таким равнодушием и холодом..." Я следил за ним, пока он описывал Исход из Египта, переход от рабства к Избавлению, от тьмы ко свету, - а его лицо оставалось спокойным и невозмутимым. Так говорят о будничных неважных делах. Я пришел к выводу, что весь этот рассказ придуман, чтобы мучить таких маленьких детей, как я!" Герцль говорит Брэнину, как в более взрослом возрасте повествование об Исходе заново стало его волновать.
       В 1878 году семья переехала из Будапешта в Вену, где Герцль поступил на юридический факультет Венского университета. В студенческие годы Герцль мало интересовался еврейским вопросом.
       В 1881 году он вступает в ассоциацию немецких студентов Албия. После того, как 5 марта 1883 года, во время вечера памяти Вагнера, один из ораторов произносит антисемитскую речь, Герцль, которого на вечере не было, сообщает в письме о своем выходе из ассоциации: "Из ежедневных газет я с огромным сожалением узнал, что вечер памяти Рихарда Вагнера превратился... в антисемитскую демонстрацию. (...) Как приверженец свободы я, даже если бы не был евреем, счел бы необходимым осудить цель движения, в которое, похоже, вовлечено мое общество. Молчание - знак согласия!".
       В 1884 году Герцль получил степень доктора юридических наук и некоторое время проработал в судах Вены и Зальцбурга.
       С 1885 года Герцль посвятил себя всецело литературной деятельности. Он написал ряд пьес, фельетонов и философских рассказов. Некоторые его пьесы имели настолько громкий успех на сценах австрийских театров, что в своё время Герцль считался одним из ведущих австрийских драматургов. Пьесы Теодора Герцля шли на сценах Вены, Берлина, Праги и других театральных столиц Европы.
       В 1889 Герцль женился на Юлии Нашауэр (1868-1907). Их супружеская жизнь, однако, не сложилась, поскольку жена не понимала и не разделяла взглядов Герцля.
       С октября 1891 по июль 1895 Герцль работал корреспондентом влиятельной либеральной венской газеты "Neue Freie Presse" в Париже. В ней он публиковал, помимо прочего, заметки о парламентской жизни во Франции. Свои взгляды на политику Герцль изложил в небольшой книге "Бурбонский дворец" (здание, где находилась французская палата депутатов). В политических кругах Парижа Герцль неоднократно слышал антисемитские речи и высказывания. Его взгляды на решение еврейского вопроса постепенно менялись.
       В 1892 г. Герцль пишет из Парижа статью под названием "Французские антисемиты".
      В октябре 1894 года Герцль пишет пьесу "Новое Гетто", в которой описывает невидимые стены, все еще отделяющие эмансипированного еврея от нееврейского общества. Все это происходит до дела Дрейфуса.
       Крутой поворот во взглядах и в жизни Герцля произошёл в 1894 г. под влиянием дела Дрейфуса. Герцль присутствовал на разжаловании капитана. Крики "Смерть евреям!", раздававшиеся на парижских улицах, окончательно убедили его в том, что единственным решением еврейского вопроса является создание независимого еврейского государства.
       На вопрос о том, как Герцль пришел к сионизму, он отвечает сам. Незадолго до Первого Конгресса, в 1897 году, Герцль пишет: "Вы спрашиваете меня, как я стал сионистом? Один Б-г знает. Видимо, идея развилась во мне подсознательно."
       Некоторые утверждают, что само название книги Judenstaat, означающее дословно "Государство евреев", а не "Еврейское Государство", раскрывает истинные намерения Герцля - создать обычное государство, где единственным еврейским признаком будет этническое еврейское большинство. Однако, переводы названия книги Герцля на другие языки, лично одобренные Герцлем, говорят именно о "Еврейском Государстве".
       Книга была опубликована в Вене 14 февраля 1896 года. В том же году были опубликованы её переводы с немецкого на иврит, английский, французский, русский и румынский языки. В своей книге Герцль подчёркивает, что еврейский вопрос следует решать не эмиграцией из одной страны диаспоры в другую или ассимиляцией, а созданием независимого еврейского государства. Политическое решение еврейского вопроса, по его мнению, должно быть согласовано с великими державами.
       Массовое переселение евреев в еврейское государство будет проводиться в соответствии с хартией, открыто признающей их право на поселение, и международными гарантиями. Это будет организованный исход еврейских масс Европы в самостоятельное еврейское государство. Герцль полагал, что образование подобного государства должно осуществляться по заранее продуманному плану.
       Еврейское государство должно быть проникнуто духом общественного прогресса (например, установление семичасового рабочего дня), свободы (каждый может исповедовать свою веру или оставаться неверующим) и равноправия (другие национальности имеют равные с евреями права).
       Для реализации этого плана Герцль считал необходимым создать два органа - политический и экономический: "Еврейское общество" в качестве официального представительства еврейского народа и "Еврейскую компанию" для руководства финансами и конкретным строительством. Необходимые средства предполагалось получить при содействии еврейских банкиров, и только в случае их отказа должен был последовать призыв к широким еврейским массам.
       Вместе с Оскаром Мармореком и Максом Нордау Герцль организовал Всемирный сионистский конгресс (26 по 29 августа 1897) в Базеле и был избран президентом "Всемирной сионистской организации".
       Намерения Герцля проявляются с еще большей ясностью на Первом Сионистском Конгрессе. В начале вступительной речи на Конгрессе Герцль говорит: "Мы, если можно так сказать, вернулись домой. Сионизм есть возвращение к еврейству прежде, чем возвращение в Землю Евреев".
       Принятие такого решения давалось нелегко. Герцль сам писал в своём дневнике:
      "Примерно два года тому назад я хотел решить "еврейский вопрос", по крайней мере в Австрии, с помощью католической церкви (...): "Помогите нам бороться с антисемитами, а я создам среди евреев мощное движение, которое поможет им свободно и достойно принять христианство"". Таким образом, массы евреев должны были "с гордо поднятой головой" принять христианство, в то время как еврейские лидеры, а среди них и сам Герцль, оставались бы верны религии праотцов.
       До своей внутренней революции Герцль был убежден, что евреи давно "прекратили быть народом" и что "больше невозможно им помочь посредством их возвращения на родину предков"".
       В своём дневнике он писал: "Я надеялся, что еврейская проблематика меня оставит в покое, однако произошло ровно наоборот. Мысль о том, что я должен что-то сделать ради евреев, захватила меня с удвоенной силой..."
       Боль и забота о "своих евреях", как и у Моисея, являются тем центральным фактором, который объясняет все остальные мысли и позиции Герцля. Когда Герцль осознает, вопреки общепринятому тогда мнению, что "мы один народ, единый народ!", то он посвящает всю свою жизнь возрождению этого народа.
       Принятая там Базельская программа была основой для многочисленных переговоров (в том числе с германским императором Вильгельмом II и турецким султаном Абдул-Гамидом II) с целью создать "жилище для еврейского народа" в Палестине. Хотя старания Герцля тогда не увенчались успехом, его работа создала предпосылки для создания государства Израиль.
       Великобритания предлагала Сионистской Организации Проект Уганды, в рамках которого, вместо желанной Эрец Исраэль, предлагался небольшой кусочек земли в Восточной Африке в районе нынешней столицы Кении, Найроби.
       По этому поводу Герцль писал: "После последнего Конгресса (6-го, в августе 1903 г.) распустились самые жестокие заявления, приписывающие мне желание развернуть наше движение спиной к Святой Земле и направить его в сторону Восточной Африки. Нет ничего более отдаленного от истины... Ни одна другая территория не сможет занять то место, которое занимает Палестина как цель наших усилий".
       Следует отметить, что проект Уганды является первым официальным предложением, сделанным одной из мировых держав Сионистской Организации. Это было едва ли не первым со времен изгнания признанием еврейского народа в качестве действующего лица на международной арене.
       Важно помнить, что это предложение рассматривалось после Кишиневского погрома, потрясшего своей жестокостью Герцля и весь еврейский мир. "Уганда представляет собой не более чем временное решение для облегчения бедственного положения части еврейского народа. (...) Это предложение (Уганда) ни в коем случае не заменит Цион..."
       Угандийские планы провалились из-за того, что большинство сионистов рассматривали как возможную территорию для еврейского государства только Палестину; кроме того, представители конгресса сочли предложенную британским министром колоний Джозефом Чемберленом территорию как непригодную для поселения.
       Для Зеева Жаботинского это был первый в жизни Сионистский Конгресс и единственная встреча с Герцлем. Жаботинский, который по свойству своего характера авторитетов не признавал, пишет в "Повести моих дней": "Из всех встреч в жизни я не помню человека, который бы "произвел на меня впечатление" ни до, ни после Герцля. Только здесь я почувствовал, что стою перед истинным избранником судьбы, пророком и вождем милостью Б-жьей, что полезно даже заблуждаться и ошибаться, следуя за ним. И по сей день чудится мне, что я слышу его звонкий голос, когда он клянется перед нами: "Если я забуду тебя, о, Иерусалим..."
       Вся жизнь Герцля - это сплошной и непрерывный процесс возвращения к своему народу, возвращение от "Теодора" к "Биньямин-Зееву". В этом процессе Герцль потянул за собой весь народ.
       В 1900 Герцль опубликовал "Философские рассказы". В своём утопическом романе на немецком языке "Altneuland" ("Старая новая земля" 1902). Герцль создал идеалистическую картину будущего еврейского государства. Здесь он сформулировал эскиз политического и общественного строя еврейского государства в Палестине. Герцль не предвидел арабско-еврейских конфликтов и стоял на точке зрения, согласно которой живущие в Палестине арабы будут радостно приветствовать новых еврейских поселенцев. В переводе на иврит роман назывался Тель-Авив (то есть "весенний холм", название библейского поселения); название будущего города Тель-Авив было навеяно романом Герцля.
       Ожесточенные схватки с оппонентами, в дополнение к напряжённой борьбе за дело сионизма, привели к обострению болезни сердца, которой страдал Герцль. Его болезнь осложнилась воспалением легких. Вскоре его состояние ухудшилось, и 3 июля 1904 г. Герцль скончался.
      В завещании Герцль просил похоронить его в Вене рядом с отцом, пока еврейский народ не перенесёт его останки в Землю Израиля. Останки Герцля были доставлены из Австрии в Иерусалим 14 августа 1949 г., вскоре после создания Государства Израиль. Ныне прах провозвестника еврейского государства покоится на горе Герцля в Иерусалиме, а недалеко от его могилы построен музей Герцля. День смерти Герцля по еврейскому календарю 20-й день месяца Таммуз отмечают в Израиле как национальный день его памяти.
       Судьба детей Герцля была трагична. Старшая дочь Паулина (1890-1930) покончила жизнь самоубийством, так же как и сын Ханс (1891-1930), который в 1906 г. принял христианство, а после смерти сестры застрелился на её могиле в Бордо(Франция). Младшая дочь Маргарет (известная как Труде; 1893-1943) умерла в нацистском концлагере Терезин.
       Государство Израиль было провозглашено в мае 1948 г., лишь немногим позже той даты, которую предсказал Герцль после 1-го Сионистского конгресса.
      
      
      
      А для объединения Германии много сделал другой еврей - банкир Герсон (Гершон) фон Блейхрёдер. Родился он в Берлине, бывшем тогда столицей Пруссии, 22 декабря 1822 года. Этот род происходил из прусского городка Блейхрёде (или в другом произношении - Бляйхроде) ам Харц.
      Основателем династии был Самуэль Блейхрёдер, владевший на первых порах мастерской по производству пряжек для обуви. Постепенно разбогатев, он впоследствии стал поставщиком снаряжения для прусской армии. В 1793 году Самуэль Блейхрёдер сделался придворным парфюмером самой королевы, т.к. знал в товарах этих толк и занимался закупками средств косметики, парфюмерии, платьев, бижутерии, украшений и многого другого.
       Надо сказать, что у германских государей того времени было принято заводить одного или несколько "придворных евреев", занимавшихся обеспечением государя и его семьи, и ведением их финансовых дел. Иногда облагодетельствованным иудеям поручали работу и по снабжению армии.
      Немецкие государи выбирали в качестве доверенных финансистов и снабженцев именно евреев потому, что евреи считались хорошими специалистами, еврейские "головы" были в цене. Кроме того, их ненавидели придворные христианского вероисповедания и не любил простой народ, поэтому жизнь и благосостояние допущенных в "ближний круг" зависели исключительно от расположения к ним государя и его "половины".
      При такой ситуации, приближенные ко двору иудеи изо всех сил старались не лишаться милости монархов, а при случае, предупреждали властителей о заговорах среди аристократии, если о таковых становилось известно.
      По стопам своего отца пошел сын Самуэля Блейхрёдера - тоже нареченный Самуэлем. Он - будущий отец Гершона (Герсона) в 1803 году основал в Берлине собственный банк - "Банкирский дом С. Блейхрёдера". Для финансистов понятия государственных границ во все времена были весьма условными.
      В 1828 году "Банкирский дом Самуэля Блейхрёдера" заключил соглашение с банком "Братья Ротшильд", принадлежавшим французской ветви знаменитой семьи Ротшильдов. На основе договоренности о партнерстве, Блейхрёдер стал представлять в Пруссии интересы Ротшильдов, а Ротшильды - действовать во Франции во благо Блейхрёдера.
      С именем Самуэля Блейхрёдера-младшего связано начало железнодорожного строительства в Пруссии - именно он в 1845 году предоставил денежные средства на прокладку первых на прусской земле, Рейнской и Кёльн-Минденской железных дорог.
      Герсон Блейхрёдер стал работать в отцовском банке с 16-летнего возраста, а в 1855 году, после смерти родителя, занял кресло управляющего. При этом он не только сохранил, но и укрепил сложившиеся отношения с банкирским домом Ротшильдов.
      Когда в 1859 году король назначил Отто фон Бисмарка посланником Пруссии в России, то перед тем, как отбыть в Санкт-Петербург, Бисмарк попросил своего знакомого, Майера Карла Ротшильда порекомендовать ему какого-нибудь банкира, чтобы передать в доверительное управление свои активы на время отъезда. Тогда и было названо имя Герсона Блейхрёдера.
      Бисмарк воспользовался советом авторитетного для него человека, и пока он находился в России, Блейхрёдер управлял в Пруссии его финансами. В 1862 году Отто фон Бисмарк вернулся в Берлин, и вскоре был назначен министром-президентом (премьер-министром) Пруссии. А Герсон Блейхрёдер стал неофициальным советником Бисмарка не только по финансовым, но также по политическим и прочим вопросам.
      Таким образом, Блейхредер оказался, чуть ли не в одночасье, самым высокопоставленным евреем Германии. Король Вильгельм I целиком полагался на Бисмарка, а тот по всем важным вопросам непременно советовался с Блейхрёдером.
      Главной стратегической целью фон Бисмарка было объединение обособленных, в ту пору, немецких земель. А для этого надо было сломить могущество Австрийской империи, для которой раздробленное состояние Германии являлось весьма выгодным.
       Решить "австрийскую проблему" могла только сила оружия, но перевооружение немецкой армии требовало больших затрат, а прусский парламент, в котором сформировалось влиятельное "австрийское лобби", выделять большие средства на военные нужды отказывался. Ситуация представлялась тупиковой.
      Тогда Герсон Блейхрёдер предложил приватизировать Саарские угольные шахты и Кёльн-Минденскую железную дорогу, и сумел убедить в целесообразности этого короля, который пойти на такой шаг сначала категорически отказывался. В июле 1865 года государственные акции Саарских угольных шахт и Кёльн-Минденской железной дороги были проданы за 20 миллионов золотых талеров - выручить удалось ту сумму, которая реально и требовалась, чтобы начать войну и успешно ее завершить.
       Кроме того, Блейхрёдер создал свою частную разведывательную службу, и завладел конфиденциальной информацией - о плачевном состоянии австрийских финансов, а значит, - о неспособности Австрии вести боевые действия сколько-нибудь долго.
       К тому же, Блейхрёдер установил контакты с венгерскими националистами, в том числе с бывшими участниками революции 1848-1849 годов, в ходе которой Венгрия пыталась отделиться от Австрии. С венграми была достигнута тайная договоренность - о том, что, по сигналу из Пруссии, они поднимут восстание против австрийцев. А поскольку успех любого восстания предопределяется не только внезапностью его начала, но и тем, насколько хорошо восставшие вооружены, борцам за независимость Венгрии Блейхрёдером была выделена впечатлившая их денежная сумма - 400 тысяч талеров.
      В 1866 году вспыхнула австро-прусская война. Примерно за месяц австрийская армия была полностью разгромлена. С этого времени Австрия заняла подчинённое положение по отношению к Пруссии, и в дальнейшем неизменно следовала в фарватере немецкой политики.
      Потраченные средства на венгров тоже не пропали даром. Венгры добились в феврале 1867 года преобразования Австрии в Австро-Венгрию. Страна была поделена на две части - Австрийскую империю и Венгерское королевство, с общим монархом, но с собственными парламентами и правительствами. Это ещё больше ослабило венских правителей.
      Военное поражение Австрии устранило главное препятствие на пути к единой Германии. В 1867 году был создан Северогерманский Союз, в состав которого вошли Пруссия и ряд небольших государств Северной части Германии. Отто фон Бисмарк стал союзным канцлером, а Герсон Блейхрёдер впервые получил государственную должность - "тайного советника по коммерции".
      Однако в реальности поле его деятельности было намного шире. Постепенно деловые отношения Бисмарка и Блейхрёдера переросли в тесные дружеские. Усилия единомышленников последовательно направлялись на объединение Северной и Южной Германии. Однако на пути стоял новый серьезный противник - Франция. И вновь лучшего способа решения проблемы, чем военный, не нашлось.
      В июле 1870 года Бисмарк спровоцировал Францию на объявление войны Пруссии. На сторону пруссаков встали и государства Южной Германии, включая ранее враждебную Баварию. В августе - начале сентября 1870 года прусские войска, вместе со своими союзниками, разгромили врага и оккупировали Северную Францию. Поражение французов связано было не только с превосходством над ними прусской армии на полях сражений, а и с событиями в самой Франции.
      Французский император Наполеон III Бонапарт отбыл 4 августа 1870 года из Парижа в действующую армию, а 9 августа его супруга, императрица Евгения, урожденная Монтихо, самовольно, без согласования с мужем, отправила в отставку премьер-министра и всё правительство, включая военного министра.
      Своему супругу она написала письмо, в котором запретила ему возвращаться в Париж. Таким образом, в разгар военных действий в столице произошёл де-факто государственный переворот. Монарх оказался отстранённым от власти, и при этом - в безвыходном положении: если бы ему удалось убедить войска, среди которых он находился, идти на Париж, чтобы вернуть ему власть, фронт оказался бы полностью открытым перед наступавшими немцами.
      Наполеон III поставил общественное выше личного и 12 августа передал командование армией маршалу Мак-Магону, оставшись при нём в положении стороннего наблюдателя. Императрица приказала Мак-Магону со всей армией направляться на северо-запад страны в сторону Реймса, в результате чего, во-первых, Париж лишался реального прикрытия, а во-вторых, создавалась угроза охвата французской армии силами немцев и полного её окружения.
      Мак-Магон расценивал полученный приказ, как нелепый, лишенный здравого смысла, но всё же его выполнил. Французские войска в итоге попали в окружение в районе крепости Седан и 1 сентября 1870 года капитулировали. Через день после этого группа генералов во главе с военным комендантом Парижа генералом Луи Жюлем Трошю, свергла императрицу, но позволила ей сбежать в Англию.
      Объяснения таким действиям королевы Евгении находятся. Дело в том, что родители Евгении Монтихо были знакомы с Джеймсом Ротшильдом. Семья Монтихо, как и многие аристократические кланы во Франции, жила не по средствам, влезая в большие долги. И Ротшильды были, в таких случаях, адресом для обращений с просьбой выручить и в готовности найти способ, чтобы отблагодарить за оказываемую помощь.
       Именно по совету Джеймса Ротшильда, Евгения Монтихо вышла замуж за Наполеона, и после замужества продолжала поступать так, как ей рекомендовал сначала Джеймс, а затем его сын Альфонс. Примечательно, что сам Наполеон III относился к Ротшильдам с недоверием, и старался серьезных дел с ними не иметь. Если вспомнить теперь о многогранном сотрудничестве Блехрёдеров с французской ветвью семьи Ротшильд, то картина становится ясной.
      В феврале-марте 1871 года Герсон Блейхрёдер руководил переговорами с временным правительством Франции о выплате контрибуции. За своё поражение Франция заплатила победителям гигантскую сумму - 5 миллиардов франков. Блейхрёдер включил в соглашение особое условие, что деньги будут перечисляться в Германию через банк "Братья Ротшильд".
      В результате, в распоряжении этого банка, пусть и на короткие сроки, оказывались огромные финансовые активы, которые можно было пускать в оборот для биржевых операций, извлекая солидные прибыли. Одним словом, есть подозрение в том, что еврейские банкиры в Пруссии и во Франции совместно задумали и успешно осуществили политическую сделку с финансовой составляющей, свою роль в которой, сплясав под их дудочку, сыграла и французская императрица Евгения.
      После победы над французами, мечта Бисмарка и Блейхрёдера о единой Германии стала осуществимой. 18 января 1871 года в оккупированном французском Версале на собрании всех германских государей была провозглашена империя, получившая в литературе название "Второй Рейх". Король Пруссии Вильгельм I стал германским кайзером (императором), а Отто фон Бисмарк - рейхсканцлером.
      Правда, для этого, тандему Бисмарк - Блейхрёдер пришлось преодолеть еще один барьер, на этот раз, баварский. Будучи вторым по величине немецким королевством, Бавария долго сохраняла свой суверенитет, не проявляя стремления к объединению с Пруссией. Пруссия, со своей стороны, готова была воевать с кем угодно, но только не с частью своего же народа.
      После того, как Герсон Блейхрёдер чуть ли не за пару дней изыскал денежные средства, необходимые для мобилизации баварской армии, вопрос об участии сил немецкого юга в боевых действиях против Франции был решен. Так же, с помощью наличных и соблазнительных финансовых гарантий на будущее, Блейхрёдер, в ходе тайных переговоров через посредника с баварским правителем Людвигом II, сумел добиться того, что возражения Баварии по поводу объединения всех немецких земель были сняты.
      В 1872 году за заслуги в деле объединения Германии кайзер Вильгельм I присвоил Герсону Блейхрёдеру дворянский титул, и у банкира появилась перед фамилией приставка "фон" - Герсон фон Блейхрёдер. При этом, титулованный еврей остался исповедующим иудаизм, став третьим в истории Германии дворянином иудейского происхождения.
       Первым этого титула в 1818 году удостоился баварский банкир Якоб фон Хирш, а вторым - в 1866 году тоже банкир, но прусский - Абрахам фон Оппенгейм. Но еврейские предшественники фон Блейхрёдера свои титулы просто купили, а Герсон заработал его великими делами, хотя и находясь за спиной Отто фон Бисмарка.
      Блейхрёдер, кстати, получил несколько наград, в том числе - и русский орден святого Станислава (император Александр II был племянником Вильгельма I). Но регалии и титулы во все времена порождали зависть. В особенности, когда обладателем из становился иноверец, чужой среди своих. Блейхрёдера недолюбливали не только военачальники, но даже жена и сын Бисмарка!
      После объединения Германии, образовалось общее экономическое пространство, была создана единая валюта, казна существенно пополнилась за счет французской контрибуции, и это привело к бурному росту германской экономики. По его темпам страна обгоняла все остальные государства мира. У правительства появились возможности выделять ассигнования на социальные нужды. Впервые в мировой практике было введено пенсионное обеспечение престарелых людей и инвалидов.
      В 1880-е годы Германия начала колониальную экспансию, захватив обширные территории в Африке и многие острова Тихого океана. Это привело к столкновению интересов с Британской империей. Борьба охватила сферу не только политики, но и финансово-экономическую. Банку Блейхрёдера удалось выйти на рынок Османской империи. Благодаря деятельности Герсона Блейхрёдера, Османская империя начала выходить из сферы влияния Великобритании, переориентировавшись на Германию.
      На дальнейшую политику Германии оказал влияние социолог и писатель английский переселенец Хьюстон Стюарт Чемберлен. Он сделался ревностным поклонником Рихарда Вагнера, композитора и теоретика искусства, чье мировоззрение строилось на антисемитских позициях. Чемберлен женился на дочери Вагнера - Еве и 1908 году переехал из Британии в Германию, став фанатиком всего немецкого, получив в Англии прозвище "перевертыш".
       В главном его труде - "Основы 19-го века" четко прослеживаются две основные темы: арийцы - как творцы и носители цивилизации, и евреи - как негативная расовая сила, разрушительный и вырождающийся фактор истории. На немецкой земле ядовитые семена межнациональной и межрасовой розни упали на благодатную почву и дали быстрые всходы. Герсона фон Блейхрёдера, несмотря на его выдающиеся заслуги перед государством, перестали принимать в высшем обществе.
      Вступивший на престол молодой кайзер Вильгельм II, поссорился из-за Блейхрёдера с Бисмарком. Кайзер назвал книгу Чемберлена "монографией необычайной важности". Он выразил свое неудовольствие рейхсканцлеру по поводу того, что тот прислушивается к советам Блейхрёдера, в то время, как евреи и католики являются, "главными врагами Германии", ибо "жиды и иезуиты всегда заодно".
       Бисмарк возразил, что Блейхрёдер - его банкир, и поверенный, которому можно полностью доверять, а "германские евреи - полезный элемент общества". После этого разговора, кайзер отправил рейхсканцлера в отставку.
       Недальновидный и вспыльчивый император сумел настроить против Германии почти весь мир, рассорился с Россией, до этого - главной союзницей немцев, и втянул свою страну в Первую мировую войну, которая окончилась сокрушительным ее поражением. Сам Вильгельм был вынужден отречься от престола и бежать в Нидерланды.
      Но престарелый уже рейхсканцлер и его друг-банкир до этого позора не дожили - Герсон фон Блейхрёдер ушел из жизни 19 февраля 1893 года, а Отто фон Бисмарк - 30 июля 1898 года.
      После краха в Первой мировой войне, еще большее число немцев увлеклось трудами Хьюстона Чемберлена. Его теория "превосходства арийской расы" была подхвачена национал-социалистами и их вождем - Адольфом Гитлером.
      В 1938-ом, банк Блейхрёдера был ликвидирован, а почти все потомки Герсона, сыгравшего в объединении и усилении Германии исключительную роль, погибли в пламени Холокоста. Джеймс фон Блейхрёдер один из трех сыновей банкира, изучил юриспруденцию и получил ученую степень кандидата наук. Вместе с братом - Георгом, он относился к числу самых богатых людей в Пруссии. Джеймс принимал участие в Первой мировой войне, как капитан кавалерии.
       А после Второй Мировой в живых остался только один его внук - Курт фон Блейхрёдер, которому удалось совершить побег из концентрационного лагеря Терезиенштадт. Его сестру, баронессу фон Кампе выслали в лагерь под Ригой. Что же касается наследников Отто фон Бисмарка, то незадолго до того, как Третий Рейх перестал существовать, 80-летняя племянница канцлера, Сибилла, в его родовом имении Шенхаyзене покончила с собой - перед тем, как туда вошли советские войска.
      В газете "Нью-Йорк Таймс" однажды промелькнуло объявление - о помолвке внучки основателя фирмы "Арнольд энд Блейхредер", созданной из останков былого могучего банка, соответственно, - правнучки Герсона фон Блейхредера с правнуком Отто фон Бисмарка. Но две линии во второй раз не пересеклись, потомки канцлера и главного его консультанта не породнились: этот брак, по каким-то причинам, не состоялся.
      
      
      
      
       Отто фон Бисмарк (Отто Эдуард Леопольд фон Бисмарк-Шёнхаузен) родился 1 апреля 1815 года в замке Шенхаузен в Бранденбургской провинции. Бисмарк был четвертым ребенком и вторым сыном ротмистра в отставке мелкопоместного дворянина (их в Пруссии называли юнкерами) Фердинанда фон Бисмарка и его жены Вильгельмины, урожденной Менкен.
       Род Бисмарка принадлежал к старинному дворянству, происходившему от рыцарей-завоевателей славянских земель на Лабе-Эльбе. Бисмарки прослеживали свою родословную вплоть до правления Карла Великого.
       Поместье Шенхаузен находилось в руках семьи Бисмарков с 1562 года. Правда, род Бисмарков не мог похвастаться большим богатством и не принадлежал к числу крупнейших землевладельцев. Бисмарки издавна служили правителям Бранденбурга на мирном и военном поприщах.
       От отца Бисмарк наследовал жесткость, решительность и силу воли. Род Бисмарков входил в число трех наиболее самоуверенных семейств Бранденбурга (Шуленбурги, Альвенслебены и Бисмарки), их ещё Фридрих Вильгельм I в своем "Политическом завещании" назвал "скверными, непокорными людьми".
       Мать была из семьи государственных служащих и принадлежала к среднему классу. В этот период в Германии шел процесс сращивания старой аристократии и нового среднего класса. От Вильгельмины Бисмарк получил живость ума образованного буржуа, тонкую и чувствительную душу. Это сделало Отто фон Бисмарка весьма неординарной личностью.
       Детство Отто фон Бисмарк провел в родовом поместье Книпхоф под Наугардом, в Померании. Поэтому Бисмарк любил природу и сохранил чувство связи с ней всю жизнь. Образование получал в частной школе Пламана, гимназии Фридриха Вильгельма и гимназии Цум Грауэн Клостер в Берлине.
       Последнюю школу Бисмарк закончил в 17 лет в 1832 году, сдав экзамен на аттестат зрелости. В этот период Отто больше всего интересовала история. Кроме того, он увлекался чтением иностранной литературы, хорошо изучил французский язык.
       Затем Отто поступил в Геттингенский университет, где изучал право. Учёба тогда привлекала Отто мало. Он был человеком сильным и энергичным, и получил славу гуляки и драчуна. Отто участвовал в дуэлях, в различных проделках, посещал пивные, волочился за женщинами и играл на деньги в карты.
       В 1833 года Отто перешёл в Новый столичный университет в Берлине. В этот период Бисмарк интересовался в основном, кроме "проделок", международной политикой, причем область его интересов выходила за пределы Пруссии и Германского союза, рамками которых было ограничено мышление подавляющего большинства молодых дворян и студентов того времени. При этом у Бисмарка было высокое самомнение, он видел себя великим человеком. В 1834 году он писал другу: "Я стану или величайшим негодяем, или величайшим преобразователем Пруссии".
       Хорошие способности позволили Бисмарку успешно завершить обучение. Перед экзаменами он посещал репетиторов. В 1835 году получил диплом и стал работать в Берлинском муниципальном суде. В 1837-1838 гг. служил чиновником в Аахене и Потсдаме.
       Однако быть чиновником быстро ему наскучило. Бисмарк решил оставить государственную службу, что шло вразрез с волей родителей, и было следствием стремления к полной самостоятельности. Бисмарк вообще отличался тягой к полной воле. Карьера чиновника его не устраивала. Отто говорил: "Моя гордость требует от меня повелевать, а не исполнять чужие приказания".
       С 1839 года Бисмарк занимался обустройством своего поместья Книпхоф. В этот период Бисмарк, как и его отец, решил "жить и умереть в деревне". Бисмарк самостоятельно изучил бухгалтерию и сельское хозяйство. Проявил себя умелым и практичным землевладельцем, который хорошо знал как теорию сельского хозяйства, так и практику. Ценность померанских поместий увеличилась более чем на треть за девять лет, когда ими управлял Бисмарк. А из них три года выпали на сельскохозяйственный кризис.
       Однако Бисмарк не мог быть и простым, хоть и умным, помещиком. В нём таилась сила, которая не давала ему спокойно жить в сельской местности. Он по-прежнему картежничал, иногда за вечер спускал всё, что удавалось скопить месяцами кропотливого труда. Водил кампанию с дурными людьми, пил, совращал дочерей крестьян. За буйный нрав его прозвали "бешеный Бисмарк".
       Одновременно Бисмарк продолжал самообразование, читал работы Гегеля, Канта, Спинозы, Давида Фридриха Штрауса и Фейербаха, изучал английскую литературу. Байрон и Шекспир увлекали Бисмарка больше, чем Гёте. Английская политика весьма интересовала Отто. В интеллектуальном отношении Бисмарк на порядок превосходил всех окружающих его помещиков-юнкеров.
      Кроме того, Бисмарк - помещик участвовал в местном самоуправлении, был депутатом от округа, заместителем ландрата и членом ландтага провинции Померания. Расширял горизонты своего знания с помощью путешествий в Англию, Францию, Италию и Швейцарию.
       В 1843 в жизни Бисмарка произошёл решительный поворот. Бисмарк свел знакомство с померанскими лютеранами и познакомился с невестой своего друга Морица фон Бланкенбурга, Марией фон Тадден. Девушка была тяжело больна и умирала. Личность этой девушки, ее христианские убеждения и стойкость характера во время болезни поразили Отто до глубины души. Он стал верующим человеком. Это сделало его убежденным сторонником короля и Пруссии. Служение королю означало для него служение Богу.
       Кроме того, произошел коренной поворот в его личной жизни. У Марии Бисмарк познакомился с Иоганной фон Путткамер и попросил её руки. Брак с Иоганной вскоре стал для Бисмарка главной его жизненной опорой, вплоть до её смерти в 1894 году. Свадьба состоялась в 1847 году. Иоганна родила Отто двух сыновей и дочь: Герберта, Вильгельма и Марию. Самоотверженная супруга и заботящаяся мать способствовала политической карьере Бисмарка.
       В этот же период Бисмарк приходит в политику. В 1847 году он был назначен представителем остэльбского рыцарства в Объединенном ландтаге. Это событие было началом политической карьеры Отто.
       Его деятельность в межрегиональном органе сословного представительства, который в основном контролировал финансирование строительства Остбана (дороги Берлин-Кенигсберг), в основном состояла из произнесения критических речей, направленных против либералов, которые пытались сформировать настоящий парламент.
       Среди консерваторов Бисмарк пользовался репутацией активного защитника их интересов, который способен, не особо углубляясь в предметную аргументацию, устроить "фейерверк", отвлечь внимание от предмета спора и возбудить умы.
       Противодействуя либералам, Отто фон Бисмарк способствовал организации различных политических движений и газет, включая "Новую прусскую газету". Отто стал депутатом нижней палаты парламента Пруссии в 1849 году и Эрфуртского парламента в 1850 году. Бисмарк тогда был противником националистических устремлений немецкой буржуазии.
       Отто фон Бисмарк видел в революции лишь "алчность неимущих". Своей главной задачей Бисмарк считал необходимость указывать на историческую роль Пруссии и дворянства как основной движущей силы монархии, и защиту существующего социально-политического порядка.
       Политические и социальные последствия революции 1848 года, охватившей значительную часть Западной Европы, оказали глубокое влияние на Бисмарка и укрепили его монархические взгляды. В марте 1848 г. Бисмарк даже собирался совершить со своими крестьянами марш на Берлин, чтобы покончить с революцией. Бисмарк занимал ультраправые позиции, будучи радикальнее даже монарха.
       В это революционное время Бисмарк выступил в качестве ярого защитника монархии, Пруссии и прусского юнкерства. В 1850 году Бисмарк выступил против федерации германских государств (с Австрийской империей или без неё), так как считал, что это объединение только укрепит революционные силы.
       После этого король Фридрих Вильгельм IV по рекомендации генерал-адъютанта короля Леопольда фон Герлаха (он был руководителем ультраправой группы в окружении монарха) назначил Бисмарка посланником Пруссии при Германском союзе, в бундестаге, заседавшем во Франкфурте.
       При этом Бисмарк оставался также депутатом прусского ландтага. Прусский консерватор настолько яростно дискутировал с либералами по поводу конституции, что даже устроил дуэль с одним из их лидеров, Георгом фон Винке.
       Таким образом, в 36 лет Бисмарк занял важнейший дипломатический пост, который мог предложить прусский король. После недолгого пребывания во Франкфурте Бисмарк понял, что дальнейшее объединение Австрии и Пруссии в рамках Германского союза больше невозможно. Стратегия австрийского канцлера Меттерниха, пытающегося превратить Пруссию в младшего партнера империи Габсбургов в рамках "Средней Европы" во главе с Веной, провалилась.
       Противостояние Пруссии и Австрии в Германии во время революции приобрело явный характер. Тогда же Бисмарк начал приходить к выводу, что война с Австрийской империей неизбежна. Только война сможет решить будущее Германии.
       Во время Восточного кризиса, ещё до начала Крымской войны, Бисмарк в письме к премьер-министру Мантейфелю высказал опасение, что политика Пруссии, которая колеблется между Англией и Россией, в случае уклонения в сторону Австрии, союзника Англии, может привести к войне с Россией.
       "Я бы поостерегся, - отмечал Отто фон Бисмарк, - в поисках защиты от бури причалить наш нарядный и прочный фрегат к старому, источенному червями военному кораблю Австрии". Он предлагал разумно использовать этот кризис в интересах Пруссии, а не Англии и Австрии.
      После завершения Восточной (Крымской) войны Бисмарк отмечал крах основанного на принципах консерватизма союза трех восточных держав - Австрии, Пруссии и России. Бисмарк видел, что разрыв между Россией и Австрией продлится долго и, что Россия будет искать союза с Францией.
       Пруссия же должна была, по его мнению, избегать возможных противостоящих друг другу союзов, и не позволить Австрии или Англии вовлечь её в антирусский союз. Бисмарк все более занимал антианглийские позиции, выражая свое недоверие в возможность продуктивного союза с Англией.
       Отто фон Бисмарк отмечал: "Безопасность островного расположения Англии облегчает ей отказ от континентального союзника и позволяет бросить его на произвол судьбы, в зависимости от интересов английской политики". Австрия же, если станет союзником Пруссии, будет стараться решать свои проблемы за счёт Берлина.
       Кроме того, Германия оставалась областью противостояния Австрии и Пруссии. Как писал Бисмарк: "Согласно политике Вены, Германия слишком тесна для нас двоих ... мы оба возделываем одну и ту же пашню...". Бисмарк подтвердил свой более ранний вывод, что Пруссии придется сражаться против Австрии.
       По мере того как Бисмарк совершенствовал свои знания в дипломатии и искусстве государственного управления, он всё больше удалялся от ультраконсерваторов. В 1855 и 1857 гг. Бисмарк нанес "разведывательные" визиты французскому императору Наполеону III и пришел к мнению, что это менее значительный и опасный политик, чем считали прусские консерваторы.
       Бисмарк порвал с окружением Герлаха. Как говорил будущий "железный канцлер": "Мы должны оперировать реалиями, а не вымыслами". Бисмарк считал, что Пруссии нужен временный союз с Францией, чтобы нейтрализовать Австрию. По словам Отто, Наполеон III де-факто подавил революцию во Франции и стал легитимным правителем. Угроза же другим государствам с помощью революции - это теперь "излюбленное занятие Англии".
       В результате Бисмарка стали обвинять в измене принципам консерватизма и бонапартизме. Бисмарк отвечал врагам, что "... мой идеал политика - непредвзятость, независимость в принятии решений от симпатий или антипатий к чужим государствам и их правителям". Бисмарк видел, что стабильности в Европе больше угрожает Англия, с её парламентаризмом и демократизацией, чем бонапартизм во Франции.
       В 1858 году брат короля Фридриха Вильгельма IV, который страдал расстройством психики, принц Вильгельм, стал регентом. В результате политический курс Берлина изменился. Период реакции был завершен, и Вильгельм провозгласил "Новую эру", демонстративно назначив либеральное правительство.
       Возможности Бисмарка влиять на политику Пруссии резко упали. Бисмарка отозвали с франкфуртского поста и, как он сам с горечью отметил, отправили "на холод на Неве". Отто фон Бисмарк стал посланником в Петербурге.
       Петербургский опыт весьма помог Бисмарку, как будущему канцлеру Германии. Бисмарк сблизился с российским министром иностранных дел князем Горчаковым. Позже Горчаков окажет помощь Бисмарку в деле изоляции сначала Австрии, а затем Франции, что сделает Германию ведущей державой в Западной Европе.
       В Петербурге Бисмарк поймет, что Россия по-прежнему занимает ключевые позиции в Европе, несмотря на поражение в Восточной войне. Бисмарк хорошо изучил расстановку политических сил в окружении царя и в столичном "свете", и понял, что положение в Европе даёт Пруссии отличный шанс, который выпадает очень редко. Пруссия могла объединить Германию, став её политическим и военным ядром.
       Деятельность Бисмарка в Петербурге была прервана из-за серьёзной болезни. Около года Бисмарк лечился в Германии. Он окончательно порвал с крайними консерваторами. В 1861 и 1862 гг. Бисмарка дважды представляли Вильгельму как кандидата на пост министра иностранных дел.
       Бисмарк изложил свой взгляд на возможность объединения "неавстрийской Германии". Однако Вильгельм не решился назначить Бисмарка министром, так как тот производил на него демоническое впечатление. Как писал сам Бисмарк: "Он счел меня более фанатичным, чем я был на самом деле".
       Но по настоянию покровительствовавшего Бисмарку военного министра фон Роона король все же решил направить Бисмарка "на учебу" в Париж и Лондон. В 1862 году Бисмарк был направлен посланником в Париж, но пробыл там недолго.
       Бисмарк был сторонником силовых методов решения политических вопросов. Он не видел иного пути для объединения Германии, кроме проложенного "железом и кровью". Однако и здесь все было неоднозначно.
       С Россией Бисмарка связала не только работа и политика, но и внезапно вспыхнувшая любовь. В 1862 на курорте Биаррица он встретил 22-летнюю русскую княгиню Катерину Орлову-Трубецкую. Завязался бурный роман.
       Муж княгини, князь Николай Орлов, недавно вернувшийся с Крымской войны с тяжелым ранением, редко сопровождал супругу в ее купаниях и лесных прогулках, чем и воспользовался 47-летний прусский дипломат. Он посчитал своим долгом даже рассказать в письмах своей жене об этой встрече. И сделал это в восторженных тонах: "Это женщина, к которой Вы могли бы испытать страсть".
       Роман мог бы закончиться печально. Бисмарк и его возлюбленная едва не утонули в море. Их спас смотритель маяка. А Бисмарк воспринял случившееся как недобрый знак и вскоре покинул Биаррицу. Но до конца жизни "Железный канцлер" бережно хранил в коробке из-под сигар прощальный подарок Катерины - оливковую ветвь.
       Бисмарк стал канцлером в 1862 году и сразу же заявил, что намерен создать единый Германский рейх: "Великие вопросы эпохи решаются не мнением большинства и либеральной болтовней в парламенте, а железом и кровью". В первую очередь Reich, затем уже Deutschland. Национальное единство сверху, за счет тотального подчинения.
       В 1864 году, заключив союз с австрийским императором, Бисмарк напал на Данию и в результате блестящего блицкрига аннексировал у Копенгагена две населенные этническими немцами провинции - Шлезвиг и Гольштейн. Спустя два года начался прусско-австрийский конфликт за гегемонию над германскими княжествами. Бисмарк определил стратегию Пруссии: никаких (пока) конфликтов с Францией и быстрая победа над Австрией.
       Но в то же время Бисмарк не желал унизительного разгрома для Австрии. Имея в виду скорую войну с Наполеоном III, он опасался иметь под боком разбитого, но потенциально опасного врага. Главной доктриной Бисмарка было уклонение от войны на два фронта. Германия забыла свою историю и в 1914-м, и в 1939-м.
       3 июня 1866 года в битве при городе Садова (Чехия) пруссаки наголову разбили армию австрийцев благодаря вовремя подоспевшей армии кронпринца.
       В упоении от победы Пруссия хочет преследовать уже неопасную австрийскую армию, идти дальше - на Вену, на Венгрию. Бисмарк прилагает все усилия, чтобы остановить войну. На Военном совете он издевательски в присутствии короля предлагает генералам преследовать австрийскую армию за Дунаем. И когда армия окажется на правом берегу и потеряет связь с теми, кто позади, "самым разумным решением будет пойти на Константинополь и основать новую Византийскую империю, а Пруссию предоставить ее судьбе".
       Генералы и убежденный ими король мечтают о параде в побежденной Вене, Бисмарку же Вена не нужна. Бисмарк угрожает свой отставкой, убеждает короля политическими доводами, даже военно-гигиеническим (в армии набирала силу эпидемия холеры), но король хочет насладиться победой.
       Император Вильгельм пожелал торжественно въехать в Вену с прусской армией, что наверняка повлекло бы за собой разграбление города и унижение герцога Австрийского.
       Для Вильгельма уже был подан конь. Но Бисмарк, являвшийся вдохновителем и стратегом этой войны, неожиданно принялся отговаривать его и устроил настоящую истерику. Упав в ноги императору, он обхватил руками его сапоги и не выпускал из палатки до тех пор, пока тот не согласился отказаться от своих планов.
       - Главный виновник может уйти безнаказанным! - восклицает король.
       - Наше дело - не вершить суд, а заниматься германской политикой. Борьба Австрии с нами не более достойна наказания, чем наша борьба с Австрией. Наша задача - установление германского национального единства под руководством короля Пруссии.
       Речь Бисмарка со словами "Поскольку государственная машина стоять не может, правовые конфликты легко превращаются в вопросы власти; у кого в руках власть, тот действует по своему разумению" вызвала протест. Либералы обвинили его в проведении политики под лозунгом "Сила выше права". "Я не провозглашал этот лозунг, - ухмылялся Бисмарк. - Я просто констатировал факт".
       Бисмарк чуть ли не превзошел нацистов, когда он пригрозил расстрелом невинных заложников в Богемии. Забыт дикий инцидент с демократическим Франкфуртом, когда он, угрожая бомбардировкой, осадой и грабежом, принудил к уплате грандиозной контрибуции немецкий город, никогда не поднимавший оружия.
      Своим критикам Бисмарк отвечал: "Кто называет меня бессовестным политиком, пусть сначала испытает на этом плацдарме собственную совесть".
       Ради будущего объединения Германии Бисмарк провоцировал французов, как мог. Войну Пруссии с Францией Бисмарк спровоцировал, сфальсифицировав "эмсскую депешу" (телеграмму, отправленную через него Вильгельмом I Наполеону III). Он исправил ее так, что содержание стало оскорбительным для французского императора. А чуть позже Бисмарк опубликовал этот "секретный документ" в центральных немецких газетах. Франция отреагировала должным образом и объявила войну.
       19 июля 1870 года Франция объявила войну. Бисмарк добился своего: и баварец-франкофил, и вюртенбержец-пруссофод объединились в защите своего старенького миролюбивого короля против французского агрессора. За шесть недель немцы заняли всю Северную Францию, а в битве при Седане император вместе со стотысячной армией попал в плен к пруссакам. В 1807 году наполеоновские гренадеры устраивали парады в Берлине, а в 1870 юнкера впервые промаршировали по Елисейским Полям. Пруссия одержала победу, аннексировав Эльзас и Лотарингию и получив контрибуцию в 5 млрд франков.
       18 января 1871 года в Версальском дворце был провозглашен Второй рейх (первым была империя Карла Великого), в состав которого вошли четыре королевства, шесть великих герцогств, семь княжеств и три вольных города. Подняв вверх оголенные шашки, победители провозгласили Вильгельма Прусского кайзером, рядом с императором стоял Бисмарк. Теперь "Германия от Мааса до Мемеля" существовала не только в стихотворных строчках "Deutschland uber alles".
       Вильгельм слишком любил Пруссию и хотел остаться ее королем. Но Бисмарк исполнил свою мечту - почти насильно он заставил Вильгельма стать императором.
      Бисмарк ввел выгодные внутренние тарифы и умело регулировал налоги. Немецкие инженеры стали лучшими в Европе, немецкие мастера работали по всему миру. Французы ворчали, что Бисмарк хочет сделать из Европы "сплошной гешефт". Англичане выкачивали свои колонии, немцы работали на их обеспечение. Бисмарк искал внешние рынки, промышленность развивалась такими темпами, что в одной Германии ей было тесно. К началу XX века Германия по темпам экономического роста обогнала Францию, Россию и США. Впереди была только Англия.
       От своих подчиненных Бисмарк требовал ясности: в устных докладах - краткости, в письменных - простоты. Пафос и превосходные степени запрещены. Бисмарк придумал два правила для своих советников: "Чем проще слово, тем оно сильнее", и: "Не бывает дела, запутанного настолько, чтобы его ядро нельзя было вылущить в немногих словах".
       Канцлер говорил, что пусть лучше никакой Германии, чем Германия, управляемая парламентом. Либералов он ненавидел всей душой: "Эти болтуны не могут управлять.., я должен оказывать им сопротивление, у них слишком мало ума и слишком много довольства, они глупы и нахальны. Выражение "глупый" слишком общее и потому неточное: среди этих людей есть и толковые, в большинстве своем они образованные, у них настоящее немецкое образование, однако в политике они смыслят так же мало, как смыслили мы в бытность студентами, даже меньше, во внешней политике они просто дети".
       "За каждое порученное дело должен отвечать один и только один человек", - этим принципом Бисмарк старался пронизать всю иерархическую вертикаль Германии. На вершине, естественно, он видел себя, ответственного за страну. Однако Бисмарка раздражали берлинские чиновники, опасавшиеся всяческой ответственности, которые, не желая принимать вообще никаких решений, пересылали ему на подпись всякую чепуху.
       Военную систему тотального подчинения он перенес на гражданскую почву. Вертикаль кайзер - канцлер - министры - чиновники казалась ему идеальной для государственного устройства Германии. Парламент стал, по сути дела, шутовским совещательным органом, от депутатов мало что зависело. Все решалось в Потсдаме. Любая оппозиция стиралась в порошок. "Свобода - это роскошь, которую не каждый может себе позволить", - заявлял Железный канцлер.
       В 1878 году Бисмарк ввел "исключительный" правовой акт против социалистов, поставив приверженцев Лассаля, Бебеля и Маркса фактически вне закона. Поляков он утихомирил волной репрессий, по жестокости они не уступали царским. Баварские сепаратисты были разгромлены. С католической Церковью Бисмарк вел Kulturkampf - борьбу за свободный брак, из страны были изгнаны иезуиты. Только светская власть может существовать в Германии. Любое возвышение одной из конфессий грозит национальным расколом.
       Англия тревожно следила за новой супердержавой, готовясь к мировой войне. Франции оставалось лишь мечтать о реванше. Посреди Европы железным конем стояла созданная Бисмарком Германия. Про него говорили, что он сделал Германию большой, а немцев маленькими. Он и в самом деле не любил людей.
       В 1888 году умер император Вильгельм. Новый кайзер рос горячим поклонником Железного канцлера, но теперь хвастливый Вильгельм II считал политику Бисмарка слишком старомодной. Молодой император ревновал к чужой славе. Вильгельм считал себя великим геополитиком и государственным деятелем. В 1890 году престарелый Отто фон Бисмарк получил отставку. Кайзер хотел править сам. Чтобы потерять все, хватило двадцати восьми лет.
       Отправленный в отставку молодым императором, Бисмарк продолжал принимать посильное участие в политической жизни объединенной Германии. Он написал трехтомник "Мысли и воспоминания". Смерть жены в 1894-м подкосила его. Здоровье бывшего рейхсканцлера стало резко ухудшаться, и 30 июля 1898-го он скончался на 84-м году жизни.
       Практически в каждом крупном городе Германии установлен памятник Бисмарку, но отношение к нему потомков варьируется от восхищения до ненависти. Даже в немецких учебниках истории не менее шести раз менялась оценка (формулировки, трактование) роли Бисмарка и его политической деятельности. На одной чаше весов - объединение Германии и создание Второго Рейха, а на другой - три войны, сотни тысяч погибших и сотни тысяч вернувшихся с полей сражений калек.
       Усугубляет ситуацию то, что пример Бисмарка оказался заразительным, и иногда путь к захвату новых территорий, проложенный "железом и кровью", видится политикам максимально действенным и более славным, чем все эти скучные переговоры, подписание документов и дипломатические встречи.
      
      
       Российский политический деятель Ю́лий О́сипович Мартов (настоящая фамилия Цедерба́ум) родился 24 ноября 1873 в Константинополе в зажиточной еврейской семье. Дед Юлия Осиповича - Александр Осипович Цедербаум - стоял во главе просветительского движения в Одессе в 1850-1860 гг. и в Петербурге в 1870-1880-е гг., был основоположником первых в России еврейских газет и журналов.
       Отец - Иосиф Александрович (1839-1907) - служил в Русском обществе пароходства и торговли, работал корреспондентом "Петербургских ведомостей" и "Нового времени". Мать рано осталась сиротой и воспитывалась в католическом монастыре в Константинополе, вышла замуж сразу после выхода из монастыря, родила одиннадцать детей, троих похоронила. Двое из трёх братьев ― Сергей (псевдоним "Ежов"), Владимир (псевдоним "Левицкий") и сестра Лидия ― стали известными политическими деятелями.
       В детстве гувернантка уронила его с небольшой высоты, в результате чего мальчик сломал ногу. О случившемся гувернантка долго никому не рассказывала, из-за чего лечение началось поздно, и нога срослась неправильно. Несмотря на длительное лечение, он так и остался на всю жизнь хромым.
       Турцию семья покинула в 1877 году в связи с русско-турецкой войной. Учился Юлий три года в 7-й гимназии Санкт-Петербурга, один год - в Николаевской Царскосельской гимназии. Во время учебы в 7-й гимназии Юлий не раз слышал отпускаемые в его адрес антисемитские высказывания как педагогов, так и соучеников. Когда семья в 1889 году вернулась из Царского Села в Петербург, началась компания по сокращению еврейского населения столицы, и глава семьи получил предписание в трехдневный срок покинуть город. Только благодаря старым связям и унизительным просьбам ему удалось отозвать постановление.
      В 1891 году он окончил Первую Санкт-Петербургскую классическую гимназию и поступил на естественное отделение Физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета.
       Уже на первом курсе Петербургского университета создал революционный кружок. В 1892 г. был арестован за распространение нелегальной литературы. Полтора года он находился в Доме предварительного заключения и в "Крестах". Его исключили из университета и летом 1893 г. выслали под гласный надзор полиции в Вильно (ныне Вильнюс). Здесь он принимал участие в деятельности местной социал-демократической организации, в движении за создание Всеобщего еврейского рабочего союза Литвы, Польши и России (с 1897 г. ― Бунд).
       После отбытия наказания в 1895 г. вместе с В. И. Лениным был одним из основателей петербургского Союза борьбы за освобождение рабочего класса (название организации придумал Мартов), за что был в 1896 г. вновь арестован и сослан в Туруханск.. Во время пребывания в камере предварительного заключения им была написана первая собственная работа ― "Современная Россия". В ссылке он пишет ещё две работы: "Рабочее дело в России" и "Красное знамя в России".
       В январе 1900 г., по окончании сибирской ссылки, Мартов направился в Полтаву, в апреле того же года участвовал в Псковском совещании, на котором обсуждался вопрос о создании общерусской политической газеты "Искра". Затем заключил "тройственный союз" в поддержку газеты с А. Потресовым и В. Лениным.
       Он активно работал по подготовке к изданию газеты "Искра" и журнала "Заря", был сотрудником редакции, также привлекал к участию своих соратников и родственников. Будущая жена Сергея Цедербаума ― Конкордия Захарова ― стала агентом газеты, через месяц после этого она уехала из Полтавы в Петербург, а оттуда - в Мюнхен.
       В Германии базировалась редакция газеты с 1901 г. В августе 1901 г. туда приехал Мартов. За границей помимо работы по изданию "Искры", в редакции которой он был по существу самым активным сотрудником, он читал лекции в Высшей русской школе общественных наук в Париже, поддерживал тесный контакт с Лениным.
       На II съезде РСДРП, который был организован при большом участии Мартова, между ним и Лениным произошёл раскол. Сторонников Ленина стали называть большевиками, а мартовцев - меньшевиками. После съезда Мартов вошёл в бюро меньшевиков и в редакцию новой "Искры". Участвовал в революции 1905, член Петербургского совета. На Женевской конференции меньшевиков (апрель - май 1905 г.) настаивал на выборности всех партийных органов. Что же касается его отношения к Ленину, то в статье "На очереди" впервые для определения взглядов Ленина он ввёл термин "ленинизм".
      Суть нравственных расхождений Ленина с Мартовым заключалась в том, что первый ставил во главу угла классовую мораль, согласно которой для достижения цели можно попирать извечные человеческие ценности, включая право на жизнь; второй считал, что "борьба за освобождение" должна вестись на основе демократии и справедливости.
       Вернувшись в октябре 1905 г. в Россию вместе со своим другом и соратником Ф. Даном, Мартов участвовал в работе Петербургского Совета рабочих депутатов, вошёл в Организационный комитет (меньшевистский партийный центр), работал в редакциях газет "Начало" и "Партийные известия". С декабря 1905 г. стал членом ЦК объединённой РСДРП, отвергал тактику бойкота Государственной думы, активно выступал на митингах и собраниях.
       В 1906 г. он дважды подвергался аресту. В феврале содержался в одиночной камере, затем - под надзором полиции. А в июле по решению Особого совещания был приговорён к трёхгодичной ссылке в Нарымский край, которая в сентябре была заменена высылкой за границу. Сначала Мартов жил в Женеве, затем в Париже. В 1907 г. он присутствовал на V съезде РСДРП. На Штутгартском конгрессе 2-го Интернационала вместе с Лениным и Р. Люксембург он внёс радикальные поправки в резолюцию об отношении к войне.
       C 1907 года в эмиграции, примыкал к сторонникам легальной деятельности РСДРП (так называемым "голосовцам"). В 1912 г. Мартов участвовал в Августовской конференции социал-демократов в Вене, где выступал с докладом об избирательной тактике. В 1913 г. вошёл в Заграничный секретариат Организационного комитета.
       В начале мировой войны он стоял на интернационалистских позициях, находился на левом фланге меньшевизма (меньшевики-интернационалисты). Работал в редакции парижских газет "Голос" и "Наше слово", откуда вышел в марте 1916 г. из-за разногласий с Л. Д. Троцким. Во время Первой мировой войны был её противником. Участвуя в Циммервальдской (1915 г.) и Кинтальской (1916г.) конференциях социалистов, Мартов высказывал мнение, что вслед за империалистической войной неизбежно наступит период гражданских войн и ликвидации капитализма.
      Юлий Осипович был настолько увлечен политической работой, что прочие радости жизни, включая любовь и семью, отошли для него на второй план. Из писем влюбленной в Мартова Поли Гордон известно, что в Париже должна была состояться их свадьба: "Поля и гости ждали, а Юлий Осипович приехал с опозданием на несколько часов. Он утром, как привык, зашел в кафе выпить кофе, а там начался спор, он увлекся и все забыл. Поля после этого сказала, что Юлий Осипович не может быть мужем, он партийный деятель".
      Отличительной чертой Мартова всегда было честное отношение к своим врагам. Возражая своим противникам временами язвительно резко, он всегда это делал в рамках деликатности. И за это, насколько можно судить по фактам, противники его уважали и с ним считались.
       После Февральской революции 9 мая вернулся в Россию, так же, как и Ленин, проехав через Германию. Несмотря на огромный авторитет, Мартов сыграл в революции значительно меньшую роль, чем другие меньшевики - И. Г. Церетели, Ф. И. Дан или Н. С. Чхеидзе, хотя и вошёл во Временный совет Российской республики, т. н. "Предпарламент". К Октябрьской революции отнёсся отрицательно, ушёл с делегацией меньшевиков со II съезда Советов. Выступал против ограничения большевиками свободы слова, против арестов видных деятелей (не только меньшевиков и эсеров, но также буржуазных партий и беспартийных).
      Захват власти большевиками, в особенности, их методы прихода к власти, Мартов воспринял отрицательно, вместе с другими меньшевиками протестовал против большевистского произвола, не мог примириться с "аракчеевским пониманием социализма и пугачевским пониманием классовой борьбы", дискредитирующими понятие социализма.
       Он осудил разгон Учредительного собрания и расстрел царской семьи. В марте 1918 г. Мартов переехал в Москву, где находился ЦК РСДРП, и возглавил редакцию газеты "Вперёд", с помощью которой ещё пытался вернуть результаты революции в демократическом направлении. Он опубликовал разоблачающие И. Сталина материалы об участии того в экспроприациях 1906-1907 гг. и исключении его из партии через несколько лет. Сталин подал на Мартова в суд за клевету, процесс окончился "общественным порицанием" Мартову.
       В книге британского историка Саймона Себаг-Монтефиоре "Молодой Сталин" об этом рассказывается так: "Юлий Мартов опубликовал в 1918 году статью, в которой писал, что Сталин не имеет права занимать правительственные посты, так как был исключен из партии в 1907-м. Тогда выяснилось, что Сталин действительно был исключен из партии, но не ЦК, а низовой организацией Тифлиса. Сталин утверждал, что это исключение незаконно, поскольку и в Тифлисе, и в Баку организации РСДРП контролировались меньшевиками".
       Мартов выступал против заключения мирного договора России с Германией. В мае 1918 г. был делегатом Всероссийского совещания меньшевиков. 14 июня 1918 г. его исключили из состава ВЦИК вместе с рядом других меньшевиков по обвинению в содействии контрреволюции, в поддержке белочехов, участии в антисоветских правительствах, образовавшихся на востоке страны, в организации восстаний против Советской власти.
       В конце 1918 г. он всё же пришёл к выводу о необходимости принять "Советский строй как факт действительности", по-прежнему требуя его демократизации. Он был одним из авторов платформы РСДРП меньшевиков "Что делать?", требовавшей от Советской власти демократизации политического строя, отказа от национализации значительной части промышленности, изменения аграрной и продовольственной политики.
       Исходя из того, что большевистская диктатура опирается на симпатии народных масс, Мартов полагал, что следует отказаться от действий, которые могут привести к расколу внутри рабочего класса и тем самым сыграть на руку контрреволюции. Так родилась его тактика "соглашения-борьбы" с большевистской властью в рамках советской конституции, не сразу и не без сопротивления принятая потом большинством меньшевиков.
       C 1919 член ВЦИК, в 1919-1920 - депутат Моссовета. Летом 1919 г. был избран действительным членом Социалистической академии, в 1920 г. редактировал сборник "Оборона революции и социал-демократия".
       В сентябре 1920, будучи смертельно болен туберкулёзом, эмигрировал. В Германии к нему присоединился высланный из России Ф. И. Дан, и их работа продолжалась в Заграничном бюро ЦК меньшевиков. Сразу после приезда в Берлин Мартов с согласия ЦК партии основал журнал "Социалистический вестник", и его статьи регулярно печатались на страницах этого журнала. Всего вышло в свет 45 его статей и заметок, в которых он старался понять и объяснить большевизм, в котором видел "потребительский коммунизм".
       Впоследствии "Социалистический вестник" стал центральным органом партии (главный редактор Соломон Шварц), во многом определял политическую линию ЦК меньшевиков. Вокруг журнала сформировался эмигрантский партийный центр РСДРП, получивший название Заграничная делегация.
       В октябре 1920 г. по просьбе Мартова, который не мог говорить из-за обострения болезни, была обнародована его речь "Проблемы Интернационала и русская революция". В ней он впервые рассказал о своей позиции по поводу положения в Советской России. Критикуя политику большевиков, Мартов считал наилучшим проявлением международной солидарности по отношению к русской революции защиту мирового рабочего движения.
       Это заявление было основано на анализе экономической ситуации в России, которая характеризовалась полным хозяйственным развалом и отсутствием правовых гарантий и гражданских свобод. К 1921 г. в партии меньшевиков сложилось два центра: ЦК и Заграничная делегация.
       В местных партийных организациях в России в этот период усилилось влияние правого крыла партии, что нашло отражение в решениях Августовской Всероссийской конференции РСДРП 1921 г. Делегаты согласились с тезисом Мартова о необходимости соглашения между пролетариатом и крестьянством, высказывались за первоочередное предоставление демократических свобод только "трудящимся классам". В 1922 г. Мартов при помощи М. Горького пытался предотвратить расправу над правыми эсерами в России. Принял большое участие в создании "2½-го Интернационала".
       Юлий Осипович умер в одном из санаториев Шварцвальда 4 апреля 1923 г. После смерти он был кремирован и похоронен в присутствии М. Горького в колумбарии на Герихтштрассе в берлинском районе Веддинг.
      
      
      Любимец партии Николай Иванович Бухарин родился 27 сентября (9 октября) 1888 года в Москве в семье школьных учителей Ивана Гавриловича Бухарина (1862-1940) и Любови Ивановны Измайловой (ум. 1915).
      С 1893 года четыре года семья прожила в Кишинёве, где Иван Гаврилович работал податным инспектором. Затем вновь в Москве, где Николай учился в Первой гимназии, после окончания которой с 1907 года учился на экономическом отделении юридического факультета Московского университета, откуда в 1911 году был исключён в связи с арестом за участие в революционной деятельности.
      Во время революции 1905-1907 годов совместно со своим лучшим другом Ильёй Эренбургом принимал активное участие в студенческих демонстрациях, организованных студентами Московского университета. В 1906 году вступил в РСДРП, примкнув к большевикам. В возрасте 19 лет вместе с Григорием Сокольниковым организовал в Москве молодёжную конференцию 1907 года, которая впоследствии считалась предшественницей комсомола.
      В 1908-1910 годах - член Московского комитета РСДРП, вёл работу в профсоюзах. В это время сблизился с В. М. Смирновым и познакомился со своей будущей женой Н. М. Лукиной. В 1909-1910 годах трижды подвергался кратковременным арестам. В июне 1911 года арестован и сослан на 3 года в Онегу (Архангельская губерния), в том же году бежал из ссылки. Скрывался на квартире В. М. Шулятикова в ожидании документов. Затем нелегально выехал в Ганновер, а осенью 1912 года в Австро-Венгрию.
      В 1912 году в Кракове Бухарин познакомился с В. И. Лениным, с которым впоследствии поддерживал дружеские отношения. В эмиграции продолжал заниматься самообразованием, изучая сочинения как основателей марксизма и социалистов-утопистов, так и своих современников. Особенно сильное влияние на формирование взглядов Бухарина оказал А. А. Богданов.
      В 1914 году, с началом Первой мировой войны, арестован властями Австро-Венгрии по подозрению в шпионаже и выслан в Швейцарию. В 1916 году через Францию и Англию переехал в Стокгольм. В Швеции жил под чужим именем Мойша Долголевский.
      Несмотря на то, что эмигрантам было запрещено вмешиваться в шведскую политику, он писал для скандинавских левых газет и участвовал в собрании эмигрантского клуба, который шведская полиция считала подставной революционной организацией. Был арестован 23 марта 1916 года и после нескольких недель тюремного заключения в апреле 1916 года выслан из Швеции в Норвегию, жил в Христиании(Осло), Копенгагене, с октября 1916 года - в Нью-Йорке (США), где познакомился с Львом Троцким и Александрой Коллонтай и редактировал (с января 1917 года) вместе с Троцким газету "Новый мир".
      В 1915 году написал работу "Мировое хозяйство и империализм", посвящённую анализу особенностей капитализма начала XX века. Ленин написал к ней (не публиковавшееся до революции) предисловие и использовал ряд её положений в своём труде "Империализм как высшая стадия капитализма" (1916). С другой стороны, в развернувшейся с началом Первой мировой войны среди социал-демократов дискуссии о праве наций на самоопределение Бухарин выступил против позиции Ленина и его сторонников (в частности, Сталина и Зиновьева).
      После Февральской революции 1917 года Бухарин немедленно принял решение о возвращении на родину, однако вернулся в Россию только в мае 1917 года, поскольку был арестован в Японии, через территорию которой возвращался. В Челябинске был арестован местными властями за агитацию среди солдат и матросов.
      В 1917 году на VI съезде избран членом ЦК РСДРП(б), после чего работал в Московском комитете партии и редактировал печатное издание "Известия Московского военно-революционного комитета". Вёл активную пропагандистскую работу во время Октябрьской революции 1917 года, занимая радикальные левые позиции.
      Джон Рид в книге "Десять дней, которые потрясли мир" утверждает, что Бухарин считался "более левым, чем Ленин". В течение многих лет с небольшим перерывом в 1918 году - главный редактор газеты "Правда" и фактически ведущий партийный идеолог. Подготовил предложения по национализации промышленности и созданию органов управления экономикой во главе с Высшим советом народного хозяйства (ВСНХ).
      В 1917-1918 годах в качестве редактора "левокоммунистической" газеты "Коммунист" был лидером "левых" коммунистов, совместно с другими "левыми" коммунистами, а также левыми эсерами выступал как против подписания мира с немцами в Брест-Литовске, так и против позиции главы советской делегации Льва Троцкого, требуя продолжения линии на мировую пролетарскую революцию.
      Позже, во время инициированной в 1923 Троцким дискуссии о фракциях в ВКП(б), признал, что во время обсуждения Брестского мира часть левых эсеров предложила ему участвовать в аресте Ленина на 24 часа и создании коалиционного социалистического правительства из противников мирного договора с Центральными державами.
       Левые эсеры утверждали, что это правительство сможет разорвать договор и продолжить революционную войну, однако Бухарин наотрез отказался участвовать в заговоре против вождя партии и государства. Через некоторое время после подписания Брестского мира перешёл на сторону Ленина, свидетельством чего стало возвращение Бухарина на должность главного редактора "Правды" в июле 1918 после неудачного мятежа левых эсеров.
      В мае 1918 года выпустил ставшую широко известной брошюру "Программа коммунистов (большевиков)", в которой теоретически обосновывал необходимость трудовой повинности для нетрудовых классов. После опубликования работ "Политическая экономия рантье" и "Мировое хозяйство и империализм" стал одним из ведущих экономистов-теоретиков РКП(б). В марте 1919 года избран кандидатом в члены Политбюро ЦК РКП(б). В 1919-1920 годах являлся членом Исполкома Коминтерна.
      25 сентября 1919 года Бухарин стал жертвой террористического акта: он был ранен бомбой, брошенной террористами-анархистами в помещение Московского комитета РКП(б) в Леонтьевском переулке.
      В октябре 1919 года совместно с Евгением Преображенским написал выдержавшую впоследствии более 20 переизданий книгу "Азбука коммунизма". В мае 1920 года написал (частично в соавторстве с Георгием Пятаковым) работу "Экономика переходного периода. Часть I: Общая теория трансформационного процесса".
       Эти работы были в целом положительно встречены Лениным, который, однако, считал, что рассмотрение ряда вопросов ведётся Бухариным с точки зрения не марксизма, а разрабатывавшейся А. А. Богдановым "всеобщей организационной науки".
      В целом работы Бухарина 1918-1921 годов написаны под сильным впечатлением от практики "военного коммунизма", связанного с широким применением внеэкономического принуждения в экономике страны. Он писал:
       "С точки зрения большого по своей величине исторического масштаба, пролетарское принуждение во всех своих формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью, является, как парадоксально это ни звучит, методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи."
      - "Экономика переходного периода", глава X.
       В "профсоюзной дискуссии" 1920-1921 годов Бухарин занимал позицию, которая им самим рассматривалась как "буфер" между основными сторонами спора: Лениным и Троцким. Бухарин - тот человек, который позволял себе не соглашаться с Лениным. Они спорили при встречах и в своих работах, но это был поединок равных. Ленин безмерно ценил Бухарина и держал при себе. И как друга, и как главного врага.
       Ленин в "Письме к съезду" дал ему следующую характеристику, впоследствии получившую широкую известность:
       "Бухарин не только ценнейший и крупнейший теоретик партии, он также законно считается любимцем всей партии, но его теоретические воззрения очень с большим сомнением могут быть отнесены к вполне марксистским, ибо в нём есть нечто схоластическое (он никогда не учился и, думаю, никогда не понимал вполне диалектики)".
      На первой конференции марксистско-ленинских учреждений в марте 1928 г. М. Покровский в своем вступительном докладе назвал "две самые замечательные обществоведческие работы" за десятилетие, истекшее со времени Октябрьской революции: Ленина - "Государство и революция" и Бухарина - "Экономика переходного периода".
      С ноября 1923 года активно борется с "троцкистской" левой оппозицией. Смерть Ленина 21 января 1924 года явилась серьёзным душевным ударом для Бухарина, который был одним из ближайших товарищей вождя. Бухарин отреагировал на смерть основателя Советского государства искренним и эмоциональным обращением ЦК РКП(б).
       После смерти Ленина переведён в члены Политбюро ЦК (2 июня 1924 года) и стал одним из влиятельнейших руководителей партии и государства. Как и Зиновьев, выступил против предания широкой огласке ленинского "Завещания".
       В этот период Бухарин становится близким другом Сталина, который в одной из бесед охарактеризовал руководящих членов партии следующим образом: "Мы с тобой, Бухарчик, Гималаи, а все остальные - маленькие пятна". Бухарин принадлежал к немногим высшим руководителям партии и страны, обращавшимся к Сталину на "ты" и называвшим его в своих выступлениях Кобой. Сталин, в свою очередь, звал Бухарина "Николашей" или "Бухарчиком".
      Троцкий был ещё одним "заграничным" другом Бухарина. Они познакомились в Америке, где совместно выпускали журнал. Их пути начали расходиться сразу по возвращении. Троцкий сначала "гнул" военный коммунизм и мировую революцию, в чем Бухарин даже поддерживал друга, но если Троцкого "заело" на этих идеях, то Бухарин был более динамичен в своих воззрениях.
      Окончательно разошлись они во время НЭПа. Бухарин видел, что политика НЭПа приносит свои плоды, что страну сейчас не нужно в очередной раз "вздыбливать", это может её разрушить. Троцкий же был непреклонен. В итоге, Бухарин оказался тем человеком, кто организовал ссылку Троцкого. Ничего личного. Только революция.
       Бухарин оказал существенную поддержку Сталину в борьбе против Троцкого(1923-1924), Каменева и Зиновьева (1925-1926) и в окончательном разгроме Троцкого (1927). С освобождением Зиновьева от должности председателя ИККИ на VII пленуме ИККИ (ноябрь-декабрь 1926 года) руководящее положение в Коминтерне занял Бухарин.
      Проанализировав причины неудач "военного коммунизма", Бухарин превратился в активного сторонника провозглашённой Лениным новой экономической политики. После смерти Ленина он делал акцент на необходимости дальнейшего проведения экономических реформ в русле НЭПа.
      В это время Бухарин выдвинул знаменитый лозунг (1925), обращённый к крестьянам: "Обогащайтесь, накапливайте, развивайте своё хозяйство!", указав, что "социализм бедняков - это паршивый социализм" (впоследствии Сталин назвал лозунг "не нашим", а Бухарин отказался от своих слов). Вместе с тем, Бухарин принимал участие и в разработке сталинской теории "социализма в одной отдельно взятой стране", противопоставленной идее перманентной мировой революции Троцкого.
      В 1928 году выступил против усиленной коллективизации, предлагая эволюционный путь, когда кооперация и общественный сектор (многоукладная экономика) будут постепенно экономически вытеснять индивидуальное хозяйство, а кулаки не будут подлежать устранению как класс, а будут постепенно уравнены с остальными жителями деревни.
       В опубликованной 30 сентября 1928 года в "Правде" статье "Заметки экономиста" Бухарин объявил единственно приемлемым бескризисное развитие аграрного и индустриального сектора, а все другие подходы (в первую очередь сталинский) - "авантюристическими". Это, однако, противоречило курсу Сталина на всеобщую коллективизацию и индустриализацию.
      Политбюро осудило выступление Бухарина, а тот в полемике в ответ на требование генерального секретаря "прекратить линию торможения коллективизации" назвал Сталина "мелким восточным деспотом". В ноябре 1928 года Пленум ЦК назвал позицию Бухарина, Рыкова и Томского "правым уклоном" (в противоположность "левому уклону" Троцкого).
      На апрельском Пленуме ЦК и ЦКК (1929) Сталин заявил, что "вчера ещё личные друзья, теперь расходимся с ним в политике". Пленум завершил "разгром группы Бухарина", а сам Бухарин был снят с занимаемых постов. Сталин предлагал назначить Бухарина на почётный, но крайне неблагодарный пост наркома просвещения, однако сам Бухарин попросил дать ему тихую должность начальника Научно-технического управления Высшего совета народного хозяйства. Это решение было принято большинством в один голос (против Кобы).
      19 июня 1929 года на Х пленуме ИККИ состоялось отстранение Бухарина от поста члена Президиума ИККИ, ему было предъявлено политическое обвинение в том, что он "скатывается к оппортунистическому отрицанию факта всё большего расшатывания капиталистической стабилизации, что неизбежно ведёт к отрицанию нарастания нового подъёма революционного рабочего движения".
      Отказавшись "покаяться", 17 ноября 1929 года он был выведен из Политбюро ЦК. Вскоре часть поддерживавших позицию Бухарина членов Коммунистического Интернационала, возглавляемых выходцами из американской компартии, были исключены из Коминтерна, образовав "Международную коммунистическую оппозицию".
      Но сам Бухарин уже через неделю признал свои ошибки и заявил, что будет вести "решительную борьбу против всех уклонов от генеральной линии партии и, прежде всего, против правого уклона". На XVII съезде ВКП(б) (1934) в своём выступлении заявил: "Обязанностью каждого члена партии является сплочение вокруг товарища Сталина как персонального воплощения ума и воли партии". В 1934 году переведён из членов в кандидаты в члены ЦК ВКП(б).
       Бухарин считался (наряду с Лениным, Троцким, Луначарским, Бонч-Бруевичем и Чичериным) одним из самых эрудированных представителей большевистской партии после её прихода к власти. Бухарин свободно владел французским, английским и немецким языками. В повседневной жизни был дружелюбен и приветлив, оставался доступным в общении.
       В 1929-1932 гг. являлся членом Президиума ВСНХ СССР, заведующим научно-техническим управлением. С 1932 года - член коллегии Наркомата тяжёлой промышленности СССР. В 1931-1936 годах он был издателем научно-популярного и общественного журнала "Социалистическая реконструкция и наука" ("СоРеНа"). Бухарин был одним из редакторов и участником первого издания БСЭ. У зарубежной интеллигенции (в частности, Андре Мальро) был проект поставить Бухарина во главе редакции неосуществлённой международной "Энциклопедии XX века". 12 января 1929 года был избран действительным членом АН СССР по социально-экономическим наукам.
      C 1930 года председатель Комиссии по истории знаний (КИЗ), с 1932 года директор образованного на основе КИЗ Института истории науки и техники АН СССР, который прекратил своё существование в 1938 году. Бухарин пропагандировал теорию о возможности перехода от диктатуры пролетариата к социалистическому гуманизму, задумывался о революции в науке как отражение революции в обществе.
      С 26 февраля 1934 по 16 января 1937 года главный редактор газеты "Известия". В феврале 1936 года был командирован партией за границу для перекупки принадлежавшего Немецкой социал-демократической партии архива Карла Маркса и Фридриха Энгельса, который был вывезен в ряд стран Европы после прихода к власти в Германии нацистов.
      С именем Бухарина были связаны надежды части интеллигенции того времени на улучшение политики государства по отношению к ней. Тёплые отношения связывали Бухарина с Максимом Горьким (впоследствии Бухарина обвинят на суде в причастности к убийству Горького); его помощью в конфликтах с властями пользовались Осип Мандельштам и Борис Пастернак. В 1934 году Бухарин выступил на Первом съезде советских писателей с речью, где исключительно высоко ставил Пастернака, а также критиковал "комсомольских поэтов".
      В 1936 году, в ходе Первого московского процесса (над Каменевым, Зиновьевым и др.), подсудимые дали показания (тотчас же опубликованные) на Бухарина, Рыкова и Томского, создававших якобы "правый блок". Бухарин узнал о возбуждённом против него деле, находясь в отпуске в Средней Азии. Сразу после процесса, 1 сентября 1936 года, Бухарин писал Ворошилову: "Циник-убийца Каменев омерзительнейший из людей, падаль человеческая. Что расстреляли собак - страшно рад". Но 10 сентября 1936 года "Правда" сообщила, что Прокуратура СССР прекратила расследование в отношении Бухарина и других.
      В январе 1937 года, во время Второго московского процесса, против Бухарина вновь были выдвинуты обвинения в заговорщической деятельности, и ему была устроена очная ставка с арестованным Радеком. В прессе и на партийных собраниях началась активная критика и травля Бухарина. В феврале 1937 года Бухарин объявил голодовку в знак протеста против предъявленных ему обвинений, что, согласно воспоминаниям его жены, было жестом отчаяния и попыткой под угрозой голодной смерти доказать свою невиновность.
      Однако, когда в кулуарах февральско-мартовского пленума ЦК 1937 года к нему подошёл Сталин и сказал: "Кому ты выдвигаешь ультиматум, ЦК?" - Бухарин прекратил голодовку.
      Прямо на Пленуме ЦК в феврале 1937 года он был исключён из партии и 27 февраля арестован. Настаивал на своей невиновности (в том числе в письмах к Сталину); написал открытое письмо к партии, записанное его женой по памяти и опубликованное в конце 1980-х гг. В заключении (во внутренней тюрьме на Лубянке) работал над книгами "Деградация культуры при фашизме", "Философские арабески", над автобиографическим романом "Времена", а также писал стихи. Ныне эти тексты изданы.
      Бухарин был одним из главных обвиняемых (наряду с Рыковым) на процессе по делу "Антисоветского правотроцкистского блока". Как почти все другие обвиняемые, признал вину и отчасти дал показания. В своём последнем слове сделал попытку опровергнуть возведённые на него обвинения. Хотя Бухарин всё же заявил: "Чудовищность моих преступлений безмерна", ни в одном конкретном эпизоде он прямо не сознался.
      Бухарин прекрасно понимал, за что его арестовали. Понимал он и то, что живым ему из процесса не выйти. Он слишком хорошо знал систему, чтобы пытаться противостоять ей, он прекрасно знал, что оказался в жерновах, которые сам же и запустил.
      13 марта 1938 года Военная коллегия Верховного суда СССР признала Бухарина виновным и приговорила его к смертной казни. Смертный приговор Бухарину был вынесен на основании решения комиссии, которую возглавлял Микоян. Членами комиссии из 35 человек были также Л. П. Берия, Н. И. Ежов, Н. С. Хрущёв. Поскольку Ленин в письме канцлеру Веймарской республики в 1922 году называл Бухарина своим сыном, то в комиссию были включены Н. К. Крупская и М. И. Ульянова.
      Потом были репрессированы и проштамповавшие приговор И. Э. Якир, А. И. Икрамов, И. М. Варейкис, В. Я. Чубарь, С. В. Косиор, П. П. Постышев и др. - половина членов комиссии.
      Ходатайство о помиловании было отклонено, и он через два дня был расстрелян на полигоне "Коммунарка" Московской области, там же и похоронен. Незадолго до расстрела Бухарин составил краткое послание, адресованное будущему поколению руководителей партии, которое заучила наизусть его третья жена А. М. Ларина.
      21 мая 1938 года Общее собрание АН СССР исключило Н. И. Бухарина из числа действительных членов и из состава Президиума АН СССР. В "культовом" фильме "Ленин в 1918 году" (1939) в одном из эпизодов Бухарин был изображён как заговорщик, замышляющий покушение на Ленина.
      13 апреля 1956 года Президиум ЦК КПСС принял решение "Об изучении открытых судебных процессов по делу Бухарина, Рыкова, Зиновьева, Тухачевского и других", после чего 10 декабря 1956 года специальная комиссия отказалась реабилитировать Бухарина, Рыкова, Зиновьева и Каменева на основании "их многолетней антисоветской борьбы".
      Бухарин, как и большинство осуждённых по этому процессу, кроме Генриха Ягоды (вообще не реабилитированного), был реабилитирован только в 1988 году (4 февраля) и в том же году посмертно восстановлен в партии (июнь 1988 года) и в АН СССР (10 мая 1988 года).
      Первым браком был женат с 1911 года на своей двоюродной сестре (родной сестре Н. М. Лукина) Надежде Лукиной (1887-1940), с которой прожили около 10 лет, она была арестована в ночь на 1 мая 1938 года и расстреляна 9 марта 1940 года.
       Второй раз (1921-1929) был женат на Эсфири Исаевне Гурвич (1895-1989). От этого брака - дочь Светлана (1924-2003). Эта семья отреклась от Бухарина ещё в 1929 году, однако всё равно были арестованы. Мать и дочь были разлучены и отсидели в лагерях. Очень поздно были реабилитированы. Светлана Николаевна, историк, работала в Институте всеобщей истории СССР, кандидат исторических наук.
      Третий раз (с 1934 года) был женат на дочери партийного деятеля Ю. Ларина Анне (1914-1996), написавшей мемуары о годах заключения. Сын Бухарина и Анны Лариной - Юрий (1936-2014), художник; вырос в детском доме под именем Юрий Борисович Гусман, ничего не зная о родителях. Новую фамилию получил по приёмной матери Иде Гусман, тётке настоящей матери. Затем носил фамилию Ларин и отчество Николаевич.
      
      
       В то время, как революционеры расшатывали государственные устои, укреплением государства занимался Сергей Юльевич Витте. Родился он 17 [29] июня 1849 года в Тифлисе.
       Происходит он из балтийских немцев. Его отец Христоф-Генрих-Георг-Юлиус Витте (нем. Julius Witte) принадлежал к рядам курляндского дворянства, в молодости изучал в Пруссии сельское хозяйство и горное дело. Вследствие брака перешёл из лютеранства в православие и стал Юлием Фёдоровичем. В первой половине 40-х годов XIX века был направлен в Саратовскую губернию, где управлял сельскохозяйственной фермой в 80 верстах от Саратова.
       Там же Ю. Ф. Витте познакомился со своей будущей женой Екатериной Андреевной Фадеевой - дочерью саратовского губернатора А. М. Фадеева, внучкой генерал-майора князя П. В. Долгорукова. В 1844 году состоялось их бракосочетание.
       Первые 16 лет жизни С. Витте прошли в Тифлисе, где он был вольнослушателем в городской гимназии, затем в Кишинёве, где он вместе с братом Борисом поступил пансионером к гимназическому учителю математики Белоусову и через полгода они оба выдержали выпускной экзамен и получили гимназические аттестаты.
      Это дало братьям возможность поступить в 1866 году в только что открывшийся в Одессе Новороссийский университет (ныне - Одесский национальный университет имени И. И. Мечникова).Сергей поступил на физико-математический факультет, Борис - на юридический. После смерти отца и остальные члены семьи перебрались в Одессу. В 1870 году Витте окончил физико-математический факультет Новороссийского университета, получив степень кандидата.
       По окончании университета кандидат математики Витте намеревался остаться на кафедре высшей математики для продолжения научных занятий, но, подумав, отказался от такой перспективы. Его мать и дядя выступили против намерения стать профессором: "Это не дворянское дело". По настоянию дяди Р. А. Фадеева, Витте, оставаясь при университете, был причислен к канцелярии генерал-губернатора Одессы графа Коцебу.
       Вскоре он оставил службу в канцелярии и посвятил себя более интересному и денежному железнодорожному делу. Министр путей сообщения граф А. П. Бобринский, знавший его отца, предложил Сергею работу в качестве специалиста по эксплуатации железных дорог.
       Так с 1 мая 1870 года Витте стал работать в управлении Одесской железной дороги. Ему положили жалованье 2400 руб. в год, что превышало заработную плату университетского профессора (около 2000 руб. в год). В течение полугода Витте стажировался на различных должностях службы эксплуатации.
       В "Воспоминаниях" Витте писал: "Так, я сидел в кассах станционных, грузовых и билетных, затем изучал должности помощника начальника станции и начальника станции, потом контролёра и ревизора движения; затем занимал должности на различных станциях, где преимущественно было грузовое движение, и на станциях, где было преимущественно пассажирское движение".
       Во второй половине 1870-х годов Витте возглавил службу эксплуатации Одесской железной дороги. Он сделался одним из ближайших сотрудников директора Русского общества пароходства и торговли Н. М. Чихачева, в ведении которого была и Одесская железная дорога. Уделял большое внимание развитию и техническому оснащению Одесского порта.
       Карьера 26-летнего Витте чуть было не оборвалась, когда в конце 1875 года недалеко от Одессы произошла Тилигульская катастрофа - крушение поезда со множеством жертв. Начальник дороги Чихачев и Витте были преданы суду и приговорены к четырём месяцам тюрьмы. Однако пока тянулось расследование, Витте, оставаясь на службе, сумел отличиться в перевозке войск к театру военных действий русско-турецкой войны.
       Этим он обратил на себя внимание великого князя Николая Николаевича, по велению которого тюрьма для обвиняемого была заменена двухнедельной гауптвахтой (где Витте только ночевал, поскольку работал в составе "Особой высшей комиссии для исследования железнодорожного дела в России" графа Баранова).
       В 1879 году Витте переехал на жительство в Петербург, где получил должность начальника эксплуатационного отдела при правлении Общества Юго-Западных железных дорог (в состав которого, помимо Одесской, входило ещё четыре дороги - Харьковско-Николаевская, Фастовская, Киево-Брестская и Брестско-Граевская). В это же время Витте стал одним из участников Барановской комиссии, созданной указом Александра II "для исследования железнодорожного дела в России" и участвовал в разработке проекта устава русских железных дорог.
       Вскоре после переезда в Петербург Витте женился (29 июня 1879 г.) на Надежде Андреевне Спиридоновой, дочери отставного штабс-ротмистра Андрея Ивановича Иваненко. С будущей женой Витте познакомился ещё в Одессе. Она была формально замужем, и он сам хлопотал о разводе. Венчание состоялось во Владимирской церкви.
       В феврале 1880 года Витте был назначен начальником службы эксплуатации в администрации Общества Юго-Западных железных дорог и переехал на жительство в Киев.
       С. Ю. Витте сочувствовал славянофильству и писал для газеты И. С. Аксакова "Русь", сотрудничал с Одесским славянским благотворительным обществом. После событий 1 марта 1881 именно он выдвинул идею создания конспиративной организации для охраны государя и борьбы с террористами их же методами. Идея была поддержана и государем, и в свете, была создана "Священная дружина".
       Но в то время как остальные члены витийствовали, ввиду наказуемости инициативы, именно С. Ю. Витте получил конкретное задание организовать в Париже убийства скрывавшихся там русских террористов, что в случае успеха должно было покончить с его карьерой. Вместо этого он благодаря актрисам вышел на Нико Николадзе и договорился через него c народовольцами о прекращении их террора и роспуске Святой дружины.
       Эта деятельность Витте продемонстрировала царской семье его верноподданнические чувства и способность находить абсолютно нетривиальные решения сложнейших политических и моральных проблем.
       В 1883 году С. Ю. Витте на основе цикла статей, напечатанных им ранее в журнале "Инженер" в полемике с киевским профессором Д. И. Пихно, опубликовал книгу "Принципы железнодорожных тарифов по перевозке грузов", которая принесла ему известность среди специалистов.
       В 1886 году Витте занял пост управляющего Обществом Юго-Западных железных дорог. Работая на должностях начальника эксплуатации и управляющего этой компании, добился роста эффективности и прибыльности. В частности, проводил передовую для того времени маркетинговую политику (реорганизовал тарифы, ввёл практику выдачи ссуд под хлебные грузы и т. д.).
       В этот период познакомился с императором Александром III. По словам самого Витте, он на глазах императора вступил в конфликт с чиновниками железных дорог, доказывая, что нельзя использовать два мощных грузовых паровоза с целью разгона царского поезда до высоких скоростей, Александр III убедился в правоте С. Витте после крушения царского поезда в 1888 году.
       10 марта 1889 года назначен начальником вновь образованного Департамента железнодорожных дел при Министерстве финансов. Перейдя по просьбе царя Александра III на государственную службу, значительно потерял в годовом жаловании - с 40 тыс. руб. в год оплата на государственной службе упала до 8 тыс. руб. в год.
       Поэтому по решению Александра III получал из личных средств императора доплату к жалованью - ещё 8 тыс. руб. (всего 16 тыс. руб.) с целью частично компенсировать потери в зарплате после перехода на государственную службу.
       В период нахождения на государственной службе, начал проводить политику скупки казной многочисленных тогда частных российских железных дорог. Причиной стало его понимание эффективности работы железных дорог России в едином государственном комплексе.
       Работая в правительстве, добился права назначать сотрудников в зависимости от их эффективности, а не близости к правящим кругам. В своё подчинение набрал людей из частных компаний; его департамент считался образцовым. По свидетельствам, был демократичен в отношениях с подчинёнными, ценил в них самостоятельность.
       В 1889 году опубликовал работу "Национальная экономия и Фридрих Лист", в которой обосновывал необходимость создания мощной национальной промышленности, защищённой на первых порах от иностранной конкуренции таможенным барьером.
       Жена Витте часто болела и подолгу жила на курортах. Умерла в октябре 1890 года от разрыва сердца.
       Спустя год Витте женился на Марии Ивановне Лисаневич (1863-после 1924), урождённой Матильде Исааковне Нурок. Женитьбе предшествовал скандал, так как Витте начал встречаться с Лисаневич до её развода и вступил в конфликт с её мужем. Это могло стоить Витте карьеры, так как скандальная женитьба на разведённой еврейке (хотя и принявшей православие) тогда не приветствовалась. В результате и без того не самые тёплые отношения Витте с высшим светом ещё более ухудшились. Не имея собственных детей, граф Витте воспитывал дочерей своих жён от предыдущих браков - Софью Спиридонову и Веру Лисаневич.
       В 1891 году был принят новый таможенный тариф России, разработанный при активном участии С. Витте и Д. И. Менделеева. Этот тариф сыграл важную роль во внешнеторговой политике России и стал защитным барьером для развивавшейся промышленности.
       В феврале-августе 1892 года - министр путей сообщения. За этот срок сумел ликвидировать ставшие обычным явлением крупные скопления неперевезённых грузов. Провёл реформу железнодорожных тарифов. В период деятельности Витте на железнодорожном транспорте (с 1889) в российских пассажирских поездах впервые появились подстаканники современной формы в металлическом окладе. Работники железной дороги, проводники и пассажиры по достоинству оценили преимущество новой посуды для чаепития: в качке двигающегося по рельсам состава подстаканники оказались куда устойчивей обычных стаканов и кружек.
       30 августа 1892 года Витте был назначен на пост министра финансов, каковой занимал в течение 11 лет. Вскоре после назначения поднял вопрос о форсировании строительства Транссибирской магистрали (в тот момент темпы строительства были таковы, что оно могло растянуться на многие десятки лет). С. Витте считал быстрое проведение магистрали очень важным. Сооружение Транссиба было резко ускорено.
       Проводил независимую кадровую политику, издал циркуляр о привлечении на службу лиц с высшим образованием. Много внимания уделял созданию образовательной системы, готовившей кадры для промышленности, в частности, открытию новых "коммерческих" учебных заведений.
       В 1894 году выступил за жёсткие торговые переговоры с Германией, в результате чего был заключён выгодный для России 10-летний торговый договор с этой страной. В том же году был избран почетным гражданином Казани за активное участие в строительстве Казанско-Рязанской железной дороги.
       С 1895 года начал вводить винную монополию. Винная монополия распространялась на очистку спирта и розничную и оптовую торговлю крепкими спиртными напитками; производство спирта-сырца разрешалось частным лицам при условии определённой регламентации (повышенный акциз и т. д.). Монополия стала одним из важных источников пополнения госбюджета.
       С 1896 года - статс-секретарь. В этом году провёл успешные переговоры с китайским представителем Ли Хунчжаном, добившись согласия Китая на сооружение в Маньчжурии Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), что позволило провести дорогу до Владивостока в гораздо более короткие сроки. Одновременно с Китаем был заключён союзный оборонительный договор.
       Несомненной заслугой Витте является проведение им денежной реформы 1897 года. В результате Россия на период до 1914 года получила устойчивую валюту, обеспеченную золотом. Это способствовало усилению инвестиционной активности и увеличению притока иностранных капиталов. В целом, за четыре года количество золота в обороте увеличилось почти в 18 раз. Количество же бумажной наличности уменьшилось в 2,175 раз.
       Витте выступал против попыток упрочения привилегированного положения дворянства, считая, что перспективы России связаны с развитием промышленности, усилением торгово-промышленного класса, увеличением ёмкости внутреннего рынка. В 1897 заявил, что "в России теперь происходит то же, что случилось в своё время на Западе: она переходит к капиталистическому строю... Это мировой непреложный закон". Выход, по его мнению, для дворянства один - обуржуазиться, заняться помимо земледелия и этими отраслями хозяйства.
       Считал необходимым реформировать крестьянскую общину, высказывался за свободный выход из общины. В октябре 1898 года обратился к Николаю II с запиской, в которой призвал царя "завершить освобождение крестьян", сделать из крестьянина "персону", освободить его от давящей опеки местных властей и общины.
       Добился отмены круговой поруки в общине, телесных наказаний крестьян по приговору волостных судов, облегчения паспортного режима крестьян. Не без участия С. Витте были облегчены условия переселения крестьян на свободные земли, расширена деятельность Крестьянского поземельного банка, изданы законы и нормативные правила о мелком кредите.
       Впоследствии С. Витте неоднократно подчёркивал, что П. А. Столыпин позаимствовал ряд его идей.
       В 1903 г. вступил в обязанности председателя комитета министров. Последняя должность была фактически почётной отставкой, так как комитет до революции 1905 года не имел никакого значения. Это перемещение с поста влиятельного министра финансов произошло под напором дворянско-помещичьих членов правительства (главным образом, В. К. Плеве). Возглавил правительство после реформирования в качестве Председателя совета министров.
       Летом 1905 года направлен императором в США для заключения Портсмутского мирного договора с Японией.
       С 1903 года - член Государственного совета, назначался к присутствию на 1906-1915 годы. С 1903 года - член комитета финансов, с 1911 по 1915 год - его председатель. В 1904 году заключил торговый договор с Германией.
       За успешное заключение мира с Японией ему было пожаловано графское достоинство.
       В октябре 1905 года представил царю записку о необходимости политических реформ. Руководил подавлением революции 1905 года, организовывал "экзекуционные поезда".
       По его инициативе был составлен Манифест 17 октября, даровавший основные гражданские свободы и вводивший институт народного представительства - Государственную думу. С октября 1905 года по апрель 1906 года - председатель реформированного Совета министров.
       В 1907 году пережил покушение на жизнь.
       Был отправлен в отставку по собственному желанию 22 апреля 1906 года.
      Умер 28 февраля 1915 года в Петрограде от менингита. Похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.
       В то время, как одни способствовали развитию Российской империи, другие стремились её разрушить. Иногда в этом принимали участие целые семьи. Примером тому является семья Свердловых.
       Яков Михайлович Свердлов родился 22 мая 1885 года в г. Нижнем Новгороде в семье владельца граверной мастерской. У его отца, Мовшы Израилевича, было три сына: Завей (Зиновий), Яков, Вениамин, а также две дочери: Сарра и Софья.
       Кроме того, у Мовшы Свердлова было два сына от второго брака - Герман и Александр.
       В начале ХХ века, Мовша взял себе в качестве ученика гравера молодого человека по имени Гершель Гершелевич Иегуда, превратившегося впоследствии, в Генриха Генриховича Ягоду, будущего кровавого начальника ОГПУ.
       Ягода, несмотря на то, что дважды обворовывал своего мастера, умудрился породниться с семейством Свердловых, женившись на племяннице Янкеля - Иде Авербах.
       За свою помощь революционерам, Мовша Свердлов находился под надзором Нижегородского жандармского управления.
       Старший брат Якова, Завель Мовшович Свердлов, носил имя Зиновия Алексеевича Пешкова. Зиновий Свердлов (Пешков) был очень непростой фигурой. Родился он 16 октября 1884 г. в г. Нижнем Новгороде.
       Пешков с юности включился в революционное движение, но быстро отошел от него. Однако в этом поступке, Зиновий руководствовался не идейными соображениями, а какими-то гораздо более тонкими причинами.
       Принадлежность к тайным обществам и близкие связи с Горьким, позволяли Зиновию Пешкову поддерживать связи с самыми влиятельными людьми революционного и масонского лагеря.
       В 1906 году Зиновий совместно с Горьким осуществил длительную поездку в США, где они собирали деньги для поддержки революции. Любопытно, что Зиновий находился в дружественных отношениях с вдовой и дочерями великого русского врача С. П. Боткина, отца Е. С. Боткина, лейб-медика Государя Николая II.
       В 1911 году Зиновий Свердлов снова уезжает в США, где он, безусловно, поддерживал тесные связи с братом Вениамином, и почти наверняка с Я. Шиффом. В 1914 году он был добровольцем во французской армии.
      В это время Франция прилагала все усилия, чтобы вовлечь в войну США на своей стороне. Было решено использовать Зиновия и послать его в США для пропаганды вступления в войну на стороне союзников. Зиновий сделал все, чтобы этому способствовать.
       Каким образом, рядовой офицер французской армии мог способствовать такому грандиозному событию, как вступление в войну США, не понятно, если не учитывать связи Зиновия с американскими финансовыми кругами.
       Безусловно, Зиновий всегда поддерживал связи и со своим братом Янкелем, несмотря на то, что между ними якобы существовала вражда.
       Его приемный отец Максим Горький (он же Алексей Максимович Пешков), принимал видное участие в подготовке государственного переворота против Государя.
       Очевидно, что и Зиновий Пешков принимал в этом перевороте непосредственное участие: он был посредником между масонскими кругами Франции и революционными кругами в России.
       Не случайно, летом 1917 года, капитан французской армии Зиновий Пешков был назначен представителем Франции при правительстве Керенского. Керенский даже наградил его орденом св. Владимира 4-й степени.
       Во время большевистского переворота Зиновий Пешков находился в Петрограде и внешне выступил против прогерманской политики большевиков. Тем не менее, когда большевики пришли к власти, французы послали в Москву именно Зиновия, и он имел встречу "по служебным делам" со своим братом Яковом. О чем шла речь между ними неизвестно, но в летом 1918 года Пешков направляется в Сибирь.
       В своей анкете 30-х годов, перечисляя этапы своей военной службы, он пишет: "16 января 1918 года Военное министерство вызвало меня в Париж, чтобы направить в Россию Северным путем. 7 марта 1918 года я получил приказ Генерального штаба отправиться в Восточную Сибирь, через Америку и Японию.
      При этом у меня имелось особое задание в Вашингтоне от Министерства Иностранных дел. 1 июня 1918 года я прибыл в Токио, потом в Пекин, в конце июля я был в Сибири".
       Пешков встречает в Сибири в сентябре приход к власти адмирала Колчака. При Колчаке Зиновий Свердлов играл очень важную роль. Он был деятельным агентом связи между французским правительством и командованием армии. Акт признания Францией Колчака верховным правителем был доставлен в Омск Зиновием Пешковым.
       Странным стечением обстоятельств родной брат одного из главных врагов Колчака становится военным советником при французском представителе при колчаковском правительстве генерале Морисе Жанене. При этом Жанен, крупный масон, был куратором от французского правительственных кругов, читай масонских, дела об убийстве Царской Семьи.
       Сложилась поистине поразительная ситуация: в красной Москве тогда исключительно важную - вторую после Ленина - роль играет Яков Свердлов, а в белом Омске в качестве влиятельнейшего советника пребывает его родной брат Зиновий!
       Заслуги Пешкова в Сибири были весьма оценены французским командованием. Генерал Морис Жанен называл его действия весьма успешными. По настоянию генерала Пешкову была назначена высокая пенсия в 1.500 франков ежемесячно и 5.000 франков единовременно.
       Не исключено, что убийство Царской Семьи курировалось определенными закулисными силами своими представителями, как в "красном", так и в "белом" лагерях. В обоих случаях, представителями этих тайных сил были Свердловы - Яков и Зиновий.
       Что же касается второго брата, Вениамина (Беньямина, Бена, Бени) Свердлова, то он еще до революции, уехал в США и открыл там банк. Вениамин был знаком и поддерживал деловые отношения с банком "Кун, Лёйб и Ко" и его ведущей силой банкиром Я. Шиффом.
      Сидней Рейли, международный авантюрист, работавший на английскую, американскую и немецкую разведки одновременно, имел деловые отношения с Вениамином Михайловичем Свердловым.
       В 1913 году Охранное отделение в своих секретных донесениях сообщало: "В Департаменте полиции получены сведения, что проживающий в настоящее время заграницей полоцкий мещанин Вениамин Михайлов (Беньямин Мовшев) Свердлов, разыскиваемый циркуляром Департамента от 1 июня 1907 года намерен возвратиться в пределы Империи.
       После Октября 1917 г. Яков вызвал брата в Россию, где тот был назначен наркомом путей сообщений, но проявил себя на этом посту неудачно. Имеются сведения, что Вениамин Свердлов руководил научно-техническим отделом ВСНХ (секретным подразделением ОГПУ, занимавшимся опытами по получению телепатической информации о жителях Шамбалы и мыслях советских граждан).
       В 1937 г. во время "великой чистки" В. М. Свердлов был арестован, осужден на 15 лет лагерей, но в 1939 году расстрелян.
       Семья Свердловых таила в себе много тайн. Одна из них это то обстоятельство, что, будучи совершенно не значимой, ни в социальном, ни в культурном, ни в финансовом плане, семья Свердловых была знакома и поддерживала тесные отношения с очень многими влиятельными и известными людьми своей эпохи.
       В первую очередь это касается Максима Горького. Горький близко знал Свердловых еще в то время, когда Янкель и его братья были совсем юными. Кто, как и при каких обстоятельствах свел известного русского писателя с "интересной и дружной семьей" неизвестно, но Горький с самого начала проявлял к ней живейшее участие.
       Когда весной 1902 года Янкель и Вениамин Свердловы в очередной попали в тюрьму за хранение и распространение запрещенной революционной литературы, Горький выступил в их защиту, написав памфлетическое письмо, в котором он иронизировал над Императорским правительством:
      "В Нижнем, - писал он, - ужасные творятся вещи! Страшные дела! Пойманы и посажены в тюрьму отвратительные преступники, политические агитаторы, ррреволюционеры, числом в двое, сыновья гравера Свердлова - наконец-то! Теперь порядок в России восторжествует!"
       Благодаря заступничеству Горького, братья были вскоре освобождены из-под стражи.
      В дальнейшем Горький принял живейшее участие в судьбе старшего брата Свердлова Зиновия, усыновив его.
       Обширными связями Горького пользовался не только Зиновий, но и Яков Свердловы.
      Так, в 1903 году Яков получил при помощи Горького большую денежную помощь от Ф. И. Шаляпина, который лично передал деньги пришедшему в нижегородский оперный театр вместе с Горьким Якову для покупки печатного агрегата.
       Но Горький был не единственным из известных людей, чьею помощью пользовался Яков.
       Во время революционной смуты, когда Якова разыскивала полиция за организацию массовых беспорядков, сопряженных с убийствами и грабежами, Свердлов прятался не где-нибудь, а на квартире гласного городской думы Екатеринбурга присяжного поверенного С. А. Бибикова, который близко знал всю местную городскую власть. В 1918 году, в разгул большевистского террора в Екатеринбурге "за эту услугу Свердлов рекомендовал совдепу относиться к семейству Бибиковых предусмотрительно".
       Окончив только четыре класса начальной школы, побыв недолго помощником аптекаря, будучи 15 лет от роду, Свердлов ушел в революцию. Причины, приведшие Свердлова в революцию смутны.
       К каким революционным организациям примыкал Свердлов? Этот вопрос весьма запутанный и таинственный, как, впрочем, и вся жизнь Свердлова. По официальной советской канонической биографии Свердлова, он самого начала действует как член большевистской партии. Однако никаких свидетельств о том, что Свердлов состоял в рядах РСДРП, до 1917 года не имеется.
       В своих листовках он подписывался, как "социал-демократ", или "группа социал-демократов". Скорее всего, в те годы Свердлов никакого отношения к большевикам не имел.
       Еще одной загадкой является причина отъезда Свердлова на Урал, где у него не было ни родственников, ни знакомых. Там, на Урале, накануне революции 1905 года Свердлов создает организацию под названием "Боевой отряд народного вооружения" (БОНВ), ставшую одной из самых преступных и кровавых организаций революции 1905-07 годов. Эта организация формально подчинялась боевому центру, куда входили М. Лурье, Э. С. Кадомцев, М. И. Губельман (Ярославский).
       Но фактически полновластным хозяином в ней был Свердлов, который действовал под кличками "товарищ Андрей" и "Михайлович". В БОНВ, "как в классической мафии или в масонских орденах, были созданы несколько уровней посвящения в тайну организации. Полной информацией обладал только тот, кто находился на верху пирамиды, он согласовывал свои действия с боевым центром.
       Свердлов являлся руководителем всех антиправительственных акций на Урале.
       Начальник Пермского охранного отделения писал начальству, что "товарищ Андрей", или "Михайлович", "после объявления Всемилостивейшего Манифеста 17 октября 1905 года руководил всеми происходившими в Екатеринбурге беспорядками и постоянно председательствовал и ораторствовал на всех происходивших там митингах революционного характера...".
       В руководстве боевиками Свердлов опирался на чудовищную жестокость. Все члены Екатеринбургской организации РСДРП, не согласные с кровавыми методами Свердлова, были так или иначе оттеснены от дел.
       Будущий палач Царской Семьи, Свердлов уже тогда главной своей задачей ставил цареубийство. 6/19 мая 1905 года в день рождения Государя, Свердлов пишет листовку, в которой говорилось: "Пробил твой час, последний час тебе и всем твоим! То страшный суд, то революция грядет!".
       Многие соучастники Екатеринбургского злодеяния 1918 года прошли через свердловскую школу. В свои ряды он с радостью привлекал уголовников и любой антисоциальный элемент. Один из соучастников убийства Царской Семьи уголовник П. З. Ермаков по заданию партии в 1907 г. убил полицейского и отрезал ему голову; в том же году он совершил вооруженное ограбление транспорта с деньгами; другой уголовник, Илюша Глухарь, специализировался на убийстве полицейских, которых убивал "своим способом" - выстрелом между глаз; большевик Смирнов, заподозрив свою жену в том, что она его выдала, собственноручно расстрелял ее.
       Боевики получали весьма неплохое "жалование". "Каждый дружинник, - писал один из боевиков И. Подшивалов, - получал ежемесячно 150 рублей на полном содержании". Но кто же финансировал и снабжал оружием Янкеля Свердлова и его бандитов? Точного ответа на этот вопрос нет.
       Первым браком он был женат на Е. Ф. Шмидт, от которой у него была дочь.
      В 1905 году Свердлов бросает свою жену и, не разведясь с ней, 28 сентября 1905 года сходится с К. Т. Новгородцевой, которая была дочерью зажиточного екатеринбургского купца-раскольника.
       Екатеринбург был местом концентрации большого количества так называемого "старообрядческого" купечества, потомков ссыльных раскольников и сектантов.
       Известно, что это купечество активно помогало всем революционерам, и большевикам в частности, причем немалую роль в этом играл Максим Горький.
      Выбор Свердлова был неслучайным. Используя связи своего "тестя", он смог создать на Урале свой надежный тыл.
       Именно в годы первой русской смуты, Свердлов создает и организует на Урале свои собственные силы, которые будут играть важную роль в организации убийства Царской Семьи.
       После разгрома революции, в 1906 году Свердлов был арестован и осужден на два года тюрьмы. В марте 1910 года Свердлов ссылается в Нарымский край сроком на три года. В том же году он пишет прошение о замене ему срока пребывания в ссылке - высылкой заграницу. В этом Свердлову было отказано, и он был выслан в Нарым, где познакомился с Ш. И. Голощекиным, ставшим впоследствии ближайшим подельником Свердлова в организации екатеринбургского злодеяния.
       В июле того же 1910 года Свердлов бежит из ссылки, его ловят, возвращают обратно, он снова бежит, его опять ловят и ссылают на пять лет в Туруханский край, где он знакомится с И. В. Сталиным. К слову сказать, между Свердловым и Сталиным сразу возникло взаимное неприятие. В Туруханском крае Свердлова и застала Февральская "революция".
       В марте 1917 года он уезжает из Туруханска в Красноярск. Там, согласно официальной советской биографии Свердлова, он "разоблачает меньшивистско-эсеровский соглашателей". Однако, эта информация сомнительна. Дело в том, что в ряде городов и районов страны, особенно непромышленных центрах, большевики состояли в общих с меньшевиками, объединенных организациях. А в Красноярске их почти не было.
       Побыв очень небольшое время в Красноярке, Свердлов выезжает в Петроград, а затем в Екатеринбург. Пробыв в городе всего две недели, Свердлов организует там единую партийную организацию. Со слов самого Свердлова, он проявил в Екатеринбурге кипучую энергию, и большевистская партийная организация выросла в течение апреля с нескольких сот до 14 тысяч членов.
       Это вызывает большие сомнения. Во-первых, трудно поверить, с чего бы это рабочие так массово ринулись в ряды большевиков, организации более чем малочисленной и непопулярной в те дни? Во-вторых, из документов той эпохи нигде не видно, чтобы Свердлов ассоциировал себя, как большевика-ленинца.
      Его даже на Всероссийскую Апрельскую конференцию РСДРП (б) избирают, не как большевика, а как "любимца уральских рабочих". Похоже, Свердлов прибыл в Екатеринбург, чтобы объединить своих бандитов по 1905 году в легальную организацию.
       Вернувшись вновь в Петроград, Свердлов участвует в 7-й Апрельской конференции РСДРП (б), где он впервые встречается с Лениным. На конференции Свердлов избирается секретарем ЦК, что вызвало резкое противодействие Ленина.
       Троцкий пишет, что, впоследствии, когда Ленин "оценил" Свердлова, то говорил: "А ведь мы были вначале против его введения в Центральный Комитет, до такой степени недооценивали человека! На этот счет были изрядные споры, но снизу нас на Съезде поправили и оказались целиком правы".
       Только неясно, кто "поправил" Ленина и убедил его, или заставил, включить Свердлова в партийное руководство. Но именно с этого момента начинается стремительный карьерный рост Якова Свердлова.
       Не будучи ни крупным организатором-теоретиком партии, ни выдающимся оратором, тридцатидвухлетний Свердлов сразу же и прочно выдвигается в первые ряды большевистского руководства.
       Хотя, из его доклада VI съезду партии, очевидно, что он плохо разбирался в партийной расстановке сил и даже плохо знал, кто такие большевики. Этого слова ни разу не встречается в докладе Свердлова. Свердлов больше ориентировался на так называемых "межрайонцев", среди которых были Троцкий, Луначарский, Иоффе, Мануильский.
       Свердлова явно продвигала какая-то сила, к которой ни Ленин, ни большая часть большевиков не имели прямого отношения.
       С самого начала проявляются диктаторские замашки Свердлова. Он явно ставил себе задачу стать первым человеком в партии. Дело доходило до того, что Свердлов игнорировал Ленина. Вместе с Троцким, он делал все, чтобы не допустить Ленина в помещение Смольного накануне Октябрьского переворота.
       27 октября (9 ноября) 1917 года, на второй день после переворота, на первом заседании ВЦИК Председателем был избран Л. В. Каменев (Розенфельд). Но в своей должности Каменев пробыл очень недолго. Через одиннадцать дней он был смещен со своего поста, в связи "с дезорганизаторской политикой и неподчинением ЦК". 8 (21) ноября 1917 года Ленин, неожиданно для всех, предлагает на пост председателя ВЦИК кандидатуру Свердлова.
       С этого момента Свердлов приобретает фактически равное положение с Лениным, а в каких-то вопросах, безусловно, он обладал большей, чем Ленин властью.
       Интересно, что именно Свердлов воспринимался многими иностранными кругами, как самое влиятельное лицо в советской иерархии. И это было вызвано вовсе не тем, что он и официально занимал пост главы советского государства. Практически все ведущие державы мира, за исключением Германии, Австро-Венгрии и Турции, не признавали большевистский режим. Но, тем не менее, некоторые из них, сразу же после Октябрьского переворота спешили заверить главарей этого режима в своем почтении.
       Вместе с Троцким Свердлов был одной из самых зловещих фигур в истории Советской России. Все наиболее страшные удары по русской цивилизации инициировал и организовал именно Свердлов. Жестокий и мстительный, прозванный "чёрным дьяволом революции", Свердлов открыто выступал за революционный террор, инициировал "красный террор", удар по деревне и расказачивание.
       Прошедшая в Петрограде 5 января 1918 г. мирная демонстрация в поддержку Учредительного собрания оказалась расстрелянной Красной гвардией. Расстрел произошёл на углу Невского и Литейного проспектов и в районе Кирочной улицы. Была рассеяна главная колонна численностью до 60 тыс. чел., однако другие колонны демонстрантов достигли Таврического дворца и были рассеяны только после подхода дополнительных войск. Разгоном демонстрации руководил специальный штаб во главе с В. И. Лениным, Я. М. Свердловым, Н. И. Подвойским, М. С. Урицким, В. Д. Бонч-Бруевичем.
       В марте 1918 года президент США Вильсон послал на имя Свердлова приветственную телеграмму открывшемуся в Москве съезду Советов. По-существу это было признание правительством США большевистского режима в качестве законной русской власти.
       Но не только американский президент выделял Свердлова из общего числа советских деятелей. Германский посол, несмотря на то, что креатурой Германии был Ленин, а не Свердлов, тем не менее, "вел важнейшие дела преимущественно со Свердловым, а не с Лениным. Мирбаху ежедневно предоставляли подробный доклад Чрезвычайной Комиссии, который давал ей полную картину происходящего в стране.
      И при этом Свердлов вел себя даже с Мирбахом как властный правитель.
       С каждым месяцем власть Свердлова все крепла. Председатель ВЦИК, член ЦК, секретарь ЦК, Свердлов постепенно сосредотачивает в своих руках всю партийную работу.
      Его подпись чаще других мелькает под документами. С июля 1918 года он подписывается титулами: секретарь ЦК РКП(б) или даже просто "секретарь"; "за секретаря" подписывается К. Новгородцева - жена Свердлова; все чаще и чаще на места идут письма от имени "Секретариата ЦК" (а не ЦК, как это было принято до августа 1918 и после сентября 1918 г.).
       Именно Свердлов вводит и наводящую ужас чекистскую кожаную форму. Сам Свердлов, по словам Троцкого, "ходил в коже с головы до ног, т.е. от сапог до кожаной фуражки".
       6-го июля, при самых таинственных обстоятельствах, был убит немецкий посол граф Мирбах. В ночь на 17-е июля - Царская Семья.
      В начале июля 1918 года уральский военный комиссар Филипп Голощёкин выехал в Москву для решения вопроса о дальнейшей судьбе царской семьи.
      В июле 1918 года, по словам очевидцев, посыльный принес телеграмму, адресованную Дзержинскому. Он быстро прочитал ее, побледнел как смерть, вскочил на ноги и, воскликнув: "Опять они действуют, не посоветовавшись со мной!" - бросился из комнаты. На следующий день узнали новость. Императорская семья была расстреляна без ведома ЧК! Самостоятельно по указанию Свердлова и кого-то из высших бонз в Центральном Комитете коммунистической партии!
       По общему мнению, сложившемуся в ЧК, в Революционном Трибунале и Кремле, решение об убийстве было принято и реализовано властью Свердлова. Он осуществил подготовку в тайне от товарищей и только после казни поставил их перед свершившимся фактом.
       В мае 1918 года Свердлов инициирует начало братоубийственной войны в деревне. В своем докладе "О задачах Советов в деревне" Свердлов говорит: "Мы должны самым серьезным образом поставить перед собой вопрос о расслоении в деревне, вопрос о создании в деревне двух противоположных враждебных сил, поставить перед собой задачу противопоставления в деревне беднейших слоев населения кулацким элементам.
       Только в том случае, если мы сможем расколоть деревню на два непримиримо враждебных лагеря, если мы сможем разжечь там ту же гражданскую войну, которая шла не так давно в городах, если нам удастся восстановить деревенскую бедноту против деревенской буржуазии только в том случае мы сможем сказать, что мы и по отношению к деревне делаем то, что смогли сделать для городов. (...) Я нисколько не сомневаюсь в том, что мы сможем поставить работу в деревне на должную высоту".
      И работа "на должную высоту" была поставлена: в деревнях начались сцены невиданного произвола и насилия.
       Свердлов явно стремился к захвату власти. Убийство Царской Семьи словно дало Свердлову "зеленый свет" к подготовке нового, и как он предполагал окончательно-победоносного витка борьбы за власть.
       Весьма запутана и странна роль Свердлова во время покушения на Ленина 30 августа 1918 года. Если посмотреть, кому в тот момент было выгодно устранить Ленина, то больше всех выигрывал Свердлов. После покушения Свердлов первым прибыл в Кремль. Жена Свердлова сообщает, что в тот же вечер он занял ленинский кабинет, подмяв под себя и Совнарком, и ЦК, и ВЦИК. Свердлов стал на несколько недель фактическим главой Советского государства.
       Именно Свердлов проводит спешное расследование по "делу" Ф. Каплан, и именно по его приказу Каплан быстро расстреливают и на территории Кремля сжигают в бочке. А руководил "расследованием" дела Каплан - Яков Юровский.
       Безусловно, что действовать в одиночку Свердлов был не в состоянии. Его заговор опирался на мощную поддержку части большевистской верхушки. Именно в те дни, Свердловым был развязан чудовищный террор против российского народа, названный им "красным террором".
       24 января 1919 года Оргбюро ЦК РКП(б), после обсуждения 6-го пункта повестки дня - "Циркулярного письма ЦК об отношении к казакам", принимает секретную директиву "Ко всем ответственным товарищам, работающим в казачьих районах" с резолюцией: "Принять текст циркулярного письма. Предложить комиссариату земледелия разработать практические мероприятия по переселению бедноты в широком масштабе на казачьи земли". Эта директива, подписанная 29 января Председателем ВЦИК Я. Свердловым и положила начало расказачиванию.
       3 марта 1919 года Свердлов, после возвращения из г. Орла, где по одной официальной версии он простудился, выступая на митинге, а по другой был до смерти избит рабочими, скоропостижно умирает, причем умирает в тяжелых мучениях, в постоянном бреду.
       27 июля 1935 года нарком НКВД Г. Г. Ягода передал Генеральному Секретарю ЦК ВКП (б) И. В. Сталину, следующую секретную записку: "Сов. секретно. Секретарю ЦК ВКП (б) тов. Сталину. На инвентарных складах коменданта Московского Кремля хранился в запертом виде несгораемый шкаф покойного Якова Михайловича Свердлова. Ключи от шкафа были утеряны.
       26 июля с/г этот шкаф был нами вскрыт и в нем оказалось:
      1. Золотых монет царской чеканки на сумму сто восемь тысяч пятьсот двадцать пять (108 525) рублей.
      2. Золотых изделий, многие из которых с драгоценными камнями, семьсот пять (705) предметов.
      3. Семь чистых бланков паспортов царского образца.
      4. Семь паспортов заполненных на следующие имена:
       а) Свердлова Якова Михайловича
       б) Гуревич-Цецилии Ольги
       в) Григорьевой Екатерины Сергеевны
       г) княгини Барятинской Елены Михайловны
       д) Ползикова Сергея Константиновича
       е) Романюк Анны Павловны
       ж) Кленочкина Ивана Григорьевича
      5. Годичный паспорт на имя Горена Адам Антоновича
      6. Немецкий паспорт на имя Сталь Елены.
      Кроме того обнаружено кредитных царских билетов всего на семьсот пятьдесят тысяч (750 000) рублей.
      Подробная опись золотым изделиям производится со специалистами. Народный комиссар внутренних дел Союза ССР (Ягода) 27 июля 1935 г. Љ56568"
      
      
       Будущий выдающийся революционер Лев Давидович Троцкий (настоящее имя при рождении - Лейба Давидович Бронштейн) родился 7 ноября 1879 года в украинской глубинке недалеко от села Яновка Херсонской губернии в еврейской семье богатых землевладельцев из числа еврейских колонистов.
       Он рос в одиночестве - у него не было друзей-сверстников, с которыми можно было пошалить и поиграть, так как его окружали только дети батраков, на которых он смотрел сверху вниз. По мнению историков, это и заложило в Троцком основную черту характера, в котором преобладало чувство собственного превосходства над другими людьми.
       В 1889 году юного Троцкого родители отправили на учебу в Одессу, так как уже тогда он проявлял интерес к образованию. Там он поступил по квоте для еврейских семей в училище Св.Павла, где стал лучшим учеником по всем дисциплинам. В тот период он даже не помышлял о революционной деятельности, увлекаясь рисованием, стихами и литературой.
       Но на последних курсах 17-летний Троцкий попал в кружок социалистов, который занимался революционной пропагандой. Тогда же он увлекся изучением трудов Карла Маркса и впоследствии стал фанатичным приверженцем марксизма. Именно в тот период в нем начали проявляться острый ум, склонность к лидерству, полемический дар.
       Погрузившись в революционную деятельность, Троцкий организовывает "Южнорусский рабочий союз", в который вступили рабочие николаевских верфей, которых волновали социальные отношения при царском правлении.
       В 1898 году Лев Троцкий за свою революционную деятельность впервые попадает в тюрьму на 2 года. После этого последовала его первая ссылка в Сибирь, с которой он сбежал спустя несколько лет. Тогда ему удалось сделать фальшивый паспорт, в который Лев Давидович наудачу вписал фамилию Троцкий, как у старшего надзирателя Одесской тюрьмы. Именно эта фамилия и стала будущим псевдонимом революционера, с которым он прожил всю свою оставшуюся жизнь.
       В 1902 году, после побега с сибирской ссылки, Лев Троцкий поехал в Лондон, чтобы примкнуть к Ленину, с которым он установил связь по каналам газеты "Искра", основанной Владимиром Ильичом. Будущий революционер стал одним из авторов ленинской газеты под псевдонимом "Перо".
       Неразрешимые конфликты в редакции "Искры" между "стариками" (Г. В. Плехановым, П. Б. Аксельродом, В. И. Засулич) и "молодыми" (В. И. Лениным, Ю. О. Мартовым и А. Н. Потресовым) побудили Ленина предложить Троцкого в качестве седьмого члена редколлегии; однако, поддержанный всеми членами редколлегии, Троцкий был в ультимативной форме забаллотирован Плехановым.
       Сблизившись с лидерами русской социал-демократии, Троцкий очень быстро завоевал популярность и славу, выступая с агитирующими рефератами перед мигрантами. Он поражал окружающих своим красноречием и ораторским искусством, что позволило ему завоевать к себе серьезное отношение в большевистском движении, несмотря на молодость.
       На II съезде РСДРП летом 1903 года Троцкий так горячо поддерживал Ленина, что Д. Рязанов окрестил его "ленинской дубинкой". Однако предложенный Лениным новый состав редколлегии - Плеханов, Ленин, Мартов, с исключением из неё Аксельрода и Засулич, побудил Троцкого перейти на сторону обиженного меньшинства и критически отнестись к организационным планам Ленина, обвинять Ленина в диктаторстве.
       Но и с лидерами меньшевизма "не ужился", так как хотел примерить и объединить фракции большевиков и меньшевиков, что вызвало большие политические разногласия. В результате он объявил себя "внефракционным" членом социал-демократического общества, задавшись целью создать собственное течение, которое стало бы выше большевиков и меньшевиков.
       В августе 1903 года Троцкий посетил, в качестве корреспондента "Искры", состоявшийся в Базеле под председательством Теодора Герцля VI Сионистский конгресс. По мнению Троцкого, этот съезд продемонстрировал "полное разложение сионизма", кроме того, в своей статье Троцкий ехидно высмеял Герцля лично.
       В 1904 году, когда между большевиками и меньшевиками обнаружились серьёзные политические разногласия, Троцкий отошёл от меньшевиков и сблизился с А. Л. Парвусом, который увлёк его теорией "перманентной революции. Вместе с тем, как и Парвус, выступал за объединение партии, полагая (в книге "Наши политические задачи"), что надвигающаяся революция сгладит многие противоречия. Книга была "с негодованием" встречена самим Лениным, отзывавшимся о ней как о "наглом лганье" и "извращении фактов".
       В 1905 году Лев Троцкий возвращается на родину, в бурлящий революционными настроениями Петербург, и сразу врывается в гущу событий. Он быстро организовывает Петербургский совет рабочих депутатов и выступает с пламенными речами перед толпами людей, которые были уже максимально наэлектризованы революционной энергией.
       За свою активную деятельность революционер снова попал в тюрьму, так как выступал за продолжение революции даже после того, как появился царский манифест, согласно которому народ получал политические права. Тогда же его также лишили всех гражданских прав и на вечное поселение сослали в Сибирь.
       По дороге Льву Троцкому удается сбежать от жандармов и попасть в Финляндию, откуда в скором времени перебраться в Европу. С 1908 года революционер обосновался в Вене, где начал издавать газету "Правда". Но спустя четыре года большевики под руководством Ленина перехватили это издание, в результате чего Лев Давидович отправился в Париж, где занялся выпуском газеты "Наше слово".
       В 1912-1913 годах Троцкий написал серию статей о Балканских войнах, во время которых он находился в зоне боевых действий в роли военного корреспондента газеты "Киевская мысль".
       Первая мировая война, начавшаяся 1 августа 1914 года, неожиданно поставила перед социалистами всех стран и политических течений "сложнейшие" вопросы: о причине начала боевых действий, об отношении к войне (следует ли занять патриотические или интернационалистские позиции?), об отношении к правительству, о путях выхода из войны и так далее.
       Троцкий, проживавший в те годы в Австро-Венгрии, почти десятилетие выступавший за объединение социалистического движения, оказался "в особо трудном" положении - "глубочайшее размежевание" в рядах социалистов, произошедшее с началом войны, ставило крест на его политических планах.
       В своих статьях он неоднократно высказывался за прекращение войны с последующим началом социалистической революции. В сентябре 1915 года Троцкий, вместе с В. Лениным и Ю. Мартовым, участвовал в международной Циммервальдской конференции. Заняв антивоенную позицию Троцкий в глазах французских властей стал "крайне нежелательным элементом" и был насильно выслан в Испанию.
       Троцкий, ещё в 1914 году, вопреки позиции большинства, предсказывал, что боевые действия новой войны будут затяжными и кровавыми.
       В 1917 году - после высылки из Испании - Троцкий, вместе со своей семьёй, провёл десять недель в Нью-Йорке. Его прибытие активно освещалось в местной прессе. В США Троцкий сотрудничал с эмигрантскими газетами "Новый мир", "Наше слово" и еврейской рабочей газетой "Форвертс", критикуя либеральные взгляды и выступая против участия Америки в Первой мировой войне. Революционер не ожидал скорой смены власти в Российской империи и собирался оставаться в США надолго.
       Троцкий покинул США после амнистии политическим эмигрантам, объявленной в России после Февральской революции 1917 года. Он решил вернуться в Россию. 27 марта Троцкий с семьёй и несколькими другими эмигрантами, с которыми он успел сблизиться в США, поднялся на борт парохода "Христианиафиорд", следовавшего в Европу - в норвежский Берген.
       Перед отъездом, во время прощального выступлении на американской земле - в "Harlem River Park Casino" - Лев Давидович призвал жителей США организоваться и "сбросить проклятое, гнилое, капиталистическое правительство".
       По пути на родину Троцкий был интернирован британскими властями в канадском городе Галифакс: обвинение заключалось в получении революционером "немецких денег" с целью свержения Временного правительства. Освобождению Троцкого активно способствовал Владимир Ленин. В лагере Троцкий успешно продолжил агитационную работу среди германских военнопленных.
       4 мая 1917 года Троцкий приехал в Петроград. На пограничной (на тот момент) с Финляндией станции Белоостров его встретила делегация от социал-демократической фракции "объединённых интернационалистов" и ЦК большевиков. Прямо с Финляндского вокзала он отправился в Петросовет, где в память о том, что он уже был председателем Петросовета в 1905 году, ему предоставили место с совещательным голосом.
       Буквально за несколько месяцев пребывания в Петербурге Лев Давидович стал неформальным лидером межрайонцев, которые выступали за создание единой Российской социал-демократической рабочей партии.
       Троцкий сыграл огромную роль в "распропагандировании" и переходе на сторону большевиков солдат стремительно разлагавшегося Петроградского гарнизона. Уже с мая 1917 года, практически сразу после своего прибытия, Троцкий начал уделять особое внимание кронштадтским матросам, среди которых были также сильны позиции анархистов. Излюбленным местом для своих выступлений он избрал цирк "Модерн", закрытый в январе 1917 года пожарными. Во время июльских событий Троцкий лично отбил у никем не контролировавшейся толпы популярного тогда эсеровского лидера, министра земледелия Временного правительства Чернова В. М. (хотя тот и был политическим противником Троцкого).
       После провала попытки июльского восстания был арестован Временным правительством и обвинён, как и многие другие, в шпионаже. В июле на VI съезде РСДРП(б) состоялось объединение "межрайонцев" с большевиками; сам Троцкий, в то время находившийся в "Крестах", что не позволило ему выступить на съезде с основным докладом - "О текущем моменте", - был избран в состав ЦК. После провала Корниловского выступления в сентябре Троцкий был освобождён, как и другие арестованные в июле большевики.
       В ходе "большевизации Советов" в сентябре - октябре 1917 года большевики получили до 90 % мест в Петросовете. 22 (9) сентября 1917 года Троцкий был избран председателем Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, который он возглавлял ещё во время революции 1905 года. В 1917 году Троцкий также был избран в Предпарламент, стал делегатом II Съезда Советов и был избран в Учредительное собрание.
       12 октября 1917 года Троцкий в качестве председателя Петросовета сформировал Петроградский военно-революционный комитет, состоявший в основном из большевиков, а также левых эсеров. ВРК стал основным органом подготовки вооружённого восстания. Для отвода глаз ВРК формально подчинялся не ЦК РСДРП(б), а непосредственно Петросовету. А его председателем был назначен второстепенный деятель революции, левый эсер Лазимир П. Е. Основным предлогом для формирования ВРК стало возможное наступление немцев на Петроград, либо повторение Корниловского выступления.
       Сразу после своего формирования ВРК начал работу по склонению на свою сторону частей Петроградского гарнизона. Уже 16 октября председатель Петросовета Троцкий приказывает выдать красногвардейцам 5 тысяч винтовок.
       По вопросу о времени проведения восстания, бежавший в Финляндию Ленин требует начинать восстание немедленно, Троцкий предлагает отложить его до созыва II Всероссийского Съезда Советов рабочих и солдатских депутатов, с тем, чтобы поставить Съезд перед фактом, что режим "двоевластия" уничтожен, и сам Съезд оказался высшим и единственным органом власти в стране. Троцкому удаётся склонить на свою сторону большинство ЦК, несмотря на беспокойство Ленина отсрочкой восстания.
       В период 21-23 октября большевики проводят серию митингов среди колеблющихся солдат. 22 октября ВРК объявил, что приказы штаба Петроградского военного округа без согласования ВРК являются недействительными. На этом этапе ораторское искусство Троцкого сильно помогло большевикам склонить на свою сторону колеблющиеся части гарнизона.
       23 октября Троцкий лично "разагитирует" гарнизон Петропавловской крепости. У большевиков были сильные сомнения по поводу этого гарнизона, а Антонов-Овсеенко даже подготовил план штурма крепости на случай, если она останется лояльной Временному правительству. Фактически, Троцкий был одним из главных руководителей Октябрьской революции.
       В октябре 1917 года революционер создает Военно-революционный комитет, а 25 октября (7 ноября по новому стилю) проводит вооруженное восстание по свержению временного правительства, которое вошло в историю как Октябрьская революция. В результате революции к власти пришли большевики под предводительством Ленина.
       25-26 октября Троцкий выступает в качестве главного большевистского оратора на II Съезде Советов, выдержав упорную борьбу с меньшевиками и эсерами, заявившими бурный протест против произошедшего вооружённого восстания и покинувшими Съезд.
       При наступлении на Петроград войск генерала П. Н. Краснова в октябре (ноябре) 1917 г. Троцкий организовывал оборону города. 29 октября лично проверяет на Путиловском заводе подготовку артиллерийских орудий и бронепоезда, 30 октября лично прибыл на Пулковские высоты, где состоялось решающее столкновение между революционными силами и казаками генерала Краснова.
       Практически немедленно после прихода большевиков к власти как Ленин, так и Троцкий делают целый ряд жёстких заявлений о полной готовности бороться со своими политическими противниками любыми методами. Так, уже 1 (14) ноября 1917 года Ленин на заседании Петроградского комитета РСДРП(б) заявляет, что "...Даже кратковременные их аресты уже давали результаты очень хорошие....В Париже гильотинировали, а мы лишь лишим продовольственных карточек". Однако на том же заседании Троцкий дал понять, что, по его мнению, лишением карточек дело не ограничится.
       При новой власти Лев Троцкий получил должность наркома иностранных дел. Первым вызовом, с которым Троцкому приходится столкнуться немедленно после вступления в должность, становится всеобщий бойкот (в советской историографии - "контрреволюционный саботаж") госслужащих старого министерства иностранных дел.
       Опираясь на своего помощника, кронштадтского матроса Маркина Н. Г., Троцкий постепенно преодолевает их сопротивление и начинает опубликование тайных договоров царского правительства, что являлось одной из программных задач большевиков. Тайные договоры "старого режима" широко использовались в большевистской агитации для показа "грабительского" и "захватнического" духа Первой мировой войны.
       Также новая власть вскоре столкнулась с международной дипломатической изоляцией; переговоры Троцкого с находившимися в Петрограде иностранными послами результатов не дали. Все державы Антанты, а затем и нейтральные государства, отказались признавать законность новой власти и разорвали с ней дипломатические отношения.
       "Промежуточная" платформа Троцкого "ни мира, ни войны: договора не подписываем, войну прекращаем, а армию демобилизуем" получает одобрение большинства ЦК, однако терпит провал. Германия отказывается терпеть дальнейшее затягивание переговоров, и 22 февраля 1918 года переходит в наступление. Бывшая Русская императорская армия к этому времени окончательно прекращает своё существование и оказывается не в состоянии как-либо помешать немцам. Признав провал своей политики, Троцкий 22 февраля подаёт в отставку с поста наркоминдела.
       Перед лицом германского ультиматума Ленин требует от ЦК принятия германских условий, угрожая в противном случае своей отставкой, что фактически означало раскол партии. Также под давлением "левых коммунистов" Ленин выдвигает новую "промежуточную" платформу, представляющую Брестский мир "передышкой" перед будущей "революционной войной".
       Под влиянием угрозы отставки Ленина Троцкий, хотя и был ранее против подписания мира на германских условиях, меняет свою позицию и поддерживает Ленина. На историческом голосовании ЦК РСДРП(б) 23 февраля (10 марта) 1918 года Троцкий вместе с четырьмя своими сторонниками воздержался, что обеспечило Ленину большинство голосов.
       Вскоре после своей отставки с поста наркоминдела Троцкий получает новое назначение. 14 марта он получил пост наркома по военным делам, 28 марта - председателя Высшего военного совета, в апреле - народного комиссара по морским делам, и 6 сентября - председателя революционного военного совета РСФСР.
       К февралю 1918 года бывшая царская армия уже фактически прекратила своё существование под влиянием разлагающей пропаганды революционных сил, в том числе и большевиков, оказавшись в результате усилий антигосударственных сил неспособной как-либо задержать германское наступление.
       Троцкий занялся формированием Красной армии, предприняв жесткие меры - он заключал в тюрьмы и расстреливал всех нарушителей военной дисциплины, дезертиров и всех своих противников, не давая пощады никому, даже большевикам, что вошло в историю под понятием "красный террор". Опыт, полученный Троцким в роли военного корреспондента, стал основой для его деятельности на посту советского наркомвоенмора.
       В августе 1918 года Троцкий формирует тщательно организованный "поезд Предреввоенсовета", в котором, с этого момента, он в основном и живёт два с половиной года, непрерывно разъезжая по фронтам Гражданской войны. В качестве "военного лидера" большевизма Троцкий проявляет несомненные пропагандистские способности, личную смелость и явную жестокость. Прибыв 10 августа 1918 года на станцию Свияжск, Троцкий лично возглавляет борьбу за Казань. Самыми драконовскими способами он наводит среди красноармейцев дисциплину, прибегнув, в том числе, к расстрелам каждого десятого солдата 2-го Петроградского полка, самовольно бежавшего со своих боевых позиций.
       В качестве Предреввоенсовета Троцкий последовательно продвигает широкое использование в Красной армии "военспецов", для контроля которых вводит систему политических комиссаров и систему заложничества. Убедившись, что армия, построенная на началах всеобщего равенства и добровольности, оказалась небоеспособной, Троцкий поддерживает её постепенную реорганизацию в соответствии с более традиционными принципами, постепенно восстановив мобилизации, единоначалие, знаки отличия, единую форму одежды, воинские приветствия и парады.
       Троцкий неоднократно лично является на передовую, в августе 1918 года его поезд едва не был захвачен белогвардейцами, а позднее в том же месяце он едва не погиб на миноносце Волжской речной флотилии. Несколько раз Троцкий, рискуя своей жизнью, выступает с речами даже перед дезертирами.
       Вместе с тем бурная деятельность непрерывно колесившего по фронтам Предреввоенсовета начинает всё чаще вызывать раздражение целого ряда его подчинённых, приводя ко множеству громких личных ссор. Самой значительной из них стал личный конфликт Троцкого со Сталиным и Ворошиловым во время обороны Царицына в 1918 году.
       Хотя действия Сталина тогда и нарушали требования воинской и партийной дисциплины, что было осуждено ЦК, большинство коммунистических лидеров недолюбливали "выскочку" Троцкого и в этом конфликте поддерживали Сталина.
       5 июля 1919 года Троцкий в знак протеста против некоторых решений ЦК идёт на демарш, подав в отставку с постов предреввоенсовета, наркомвоенмора и члена Политбюро ЦК, обратившись в ЦК с просьбой оставить его лишь одним из "рядовых" членов Реввоенсовета. Несмотря на суровую критику Троцкого в Кремле, для страны он оставался вождём Октябрьского восстания и основателем Красной армии: его отставка встревожила бы армию и партию.
       Поэтому по предложению Ленина Политбюро не согласилось с отставкой Троцкого и единодушно приняло резолюцию, где заверяло Троцкого в глубоком уважении и полном доверии и просило его продолжать "работу на Южном фронте, самом трудном, самом опасном и самом важном в настоящее время". Ленин в знак доверия передал Троцкому пустой бланк приказа со своей подписью со словами: "Я ваши решения одобряю, и наверху страницы вы можете написать любое решение, и на нём будет готовая моя подпись". Троцкий согласился остаться на посту.
       Личным вкладом Троцкого в боевые действия Гражданской войны стала оборона Петрограда осенью 1919 года. Несмотря на то, что красная 7-я армия имела почти пятикратное преимущество в живой силе перед Северо-Западной армией Юденича, Петроград был охвачен паникой, в том числе перед белогвардейскими танками, а Ленин всерьёз рассматривал перспективу сдачи города. Троцкий своими выступлениями смог поднять упавший боевой дух войск, параллельно пустив слух, что танки Юденича "сделаны из крашеного дерева". После этого красноармейцы наконец смогли воспользоваться своим численным преимуществом и разгромить Белую гвардию. В ноябре 1919 года войска генерала Юденича отступили на территорию Эстонии, где были интернированы местными властями.
       С приближением окончания войны Троцкий начал проявлять всё больший интерес к мирной хозяйственной деятельности. Первым его экспериментом на этом поприще стала организация в январе 1920 года Первой трудовой армии, ставшая возможной в связи с расформированием колчаковского фронта.
       Опыт, однако, оказался целиком провальным: трудармейцы показывали крайне низкую производительность труда, а боевая организация оказалась плохо приспособлена для мирного труда. По разным оценкам, на момент создания трудармии лишь 10 - 23 %% её личного состава занимались трудовой деятельностью как таковой, постоянно отвлекались от работ строевой подготовкой и несением нарядов.
       Тем не менее, весь 1920 год и первые месяцы 1921 прошли под знаком "военного коммунизма", в том числе и организации новых трудармий. На постах председателя совета первой трудармии (январь - февраль 1920) и наркома путей сообщения (март 1920 - апрель 1921) Троцкий зарекомендовал себя как рьяный сторонник милитаризации народного хозяйства.
       Во время внутрипартийной дискуссии о профсоюзах (ноябрь 1920 - март 1921) Троцкий выступал, как сторонник всеобщей милитаризации промышленности, с использованием профсоюзов в качестве "приводных ремней".
       В годы революции и Гражданской войны Троцкий фактически стал вторым лицом в государстве; мощная пропагандистская машина большевизма, одним из создателей которой он сам и являлся, создала вокруг Троцкого героический ореол "вождя победоносной Красной армии". За участие в обороне Петрограда Троцкий был награждён орденом Красного знамени, в его честь назван эсминец и бронепоезд, в 1923 году Гатчина была переименована в Троцк.
       Помимо военного дела он тесно сотрудничал с Лениным по вопросам внутренней и внешней политики. Таким образом, к концу Гражданской войны популярность Льва Троцкого достигла апогея, но смерть "вождя большевиков" не позволила ему провести намеченные реформы по переходу с "военного коммунизма" на Новую экономическую политику.
       Однако участие Троцкого в организации трудармий и его предложение "перетряхнуть профсоюзы" крайне подорвало его авторитет; дальнейшее "закручивание гаек" в духе "военного коммунизма" страна уже не могла вынести.
       Старые большевики были вынуждены признавать огромные заслуги Троцкого перед партией, однако считали его выскочкой, который присоединился к большевизму лишь в июле 1917 года. До революции Троцкий долго колебался между большевиками и меньшевиками, не вполне присоединяясь ни к тем, ни к другим; фактически, он всегда тяготел к созданию собственной партии и собственного учения.
       Применявшиеся Троцким жёсткие методы военного времени создали ему немало врагов, самыми опасными среди которых стали Зиновьев и Сталин. После окончательного отхода Ленина от политической деятельности судьба Троцкого была предрешена - против него объединилось большинство партийных верхов.
       Троцкий так и не смог стать "преемником" Ленина и его место у руля страны занял Иосиф Сталин, который видел во Льве Давидовиче серьезного противника и поспешил его "обезвредить". В мае 1924 года Троцкий подвергся настоящей травле со стороны противников под руководством Сталина, в результате чего потерял пост наркома военно-морских дел и членство в составе ЦК Политбюро. В 1926 году Троцкий попытался восстановить свои позиции и организовал антиправительственную демонстрацию, в результате чего был сослан в Алма-Ату.
       В 1929 году на советском судне "Ильич" (бывший "Николай II") из порта города Одесса Троцкий был выслан за пределы СССР - в Турцию на остров Бююкада или Принкипо - самый крупный из Принцевых островов в Мраморном море около Стамбула.
       В изгнании из СССР Лев Троцкий не прекратил свою борьбу со Сталиным - он начал издавать "Бюллетень оппозиции" и создал автобиографию "Моя жизнь", в которой оправдал свою деятельность. Также он написал историческое сочинение "История русской революции", в котором доказал исчерпанность царской России и необходимость проведения Октябрьской революции. В 1932 году он был лишён советского гражданства.
       В 1935 году Лев Давидович переехал в Норвегию, где попал под прессинг властей, не желавших ухудшать отношения с Советским Союзом. У революционера забрали все произведения и посадили под домашний арест. Это привело к тому, что Троцкий решил уехать в Мексику, откуда "безопасно" следил за развитием дел в СССР.
       В 1936 году Лев Троцкий закончил свою книгу "Преданная революция", в которой назвал сталинский режим контрреволюционным переворотом. Через два года революционер провозгласил создание альтернативного "сталинизму" Четвертого Интернационала, наследники которого существует еще и в наши дни.
       Личная жизнь Льва Троцкого была неразрывно связана с его революционной деятельностью. Его первой женой стала Александра Соколовская, с которой он познакомился в 16 лет, когда еще даже не помышлял о своем революционном будущем. По сведениям историков, именно первая жена Троцкого, которая была старше его на 6 лет, стала путеводителем юноши по марксизму.
       Официальной женой Троцкого Соколовская стала в 1898 году. Сразу же после свадьбы молодожены были отправлены в сибирскую ссылку, где у них родились две дочери - Зинаида и Нина. Когда второй дочери было всего 4 месяца, Троцкий сбежал из Сибири, оставив супругу с двумя маленькими детьми на руках. В своей книге "Моя жизнь" Лев Давидович при описании этого этапа своей жизни указал, что его побег был совершен с полного согласия Александры, которая помогла ему беспрепятственно бежать за границу.
       Находясь в Париже, Лев Троцкий познакомился со своей второй женой Натальей Седовой, которая участвовала в работе газеты "Искра". В результате этого судьбоносного знакомства первый брак революционера распался, но он сохранил с Соколовской дружеские отношения.
       Во втором браке с Седовой у Льва Троцкого родилось двое сыновей - Лев и Сергей. В 1937 году в семье революционера пошла череда несчастий. Его младший сын Сергей за свою политическую активность был расстрелян, а спустя год старший сын Троцкого, который также был активным троцкистом, умер при подозрительных обстоятельствах во время операции по удалению аппендицита в Париже.
       Дочерей Льва Троцкого также постигла трагическая участь. В 1928 году погибла его младшая дочь Нина от чахотки, а старшая дочь Зинаида, вместе с отцом лишенная советского гражданства, в 1933 году покончила жизнь самоубийством, находясь в состоянии глубокой депрессии.
       Вслед за дочерями и сыновьями, в 1938 году Троцкий потерял и первую супругу Александру Соколовскую, которая до смерти оставался его единственной законной женой. Ее расстреляли в Москве как упорную сторонницу Левой оппозиции.
       Вторая жена Льва Троцкого, Наталья Седова, несмотря на то что потеряла обоих сыновей, не пала духом и до последних дней поддерживала мужа. Она вместе с Львом Давидовичем в 1937 году переехала в Мексику.
       Операция по ликвидации Троцкого началась по указанию Сталина в 1938 году. В мае 1940 года было совершено неудачное покушение на жизнь Троцкого. Руководил покушением тайный агент НКВД Григулевич. Группу налётчиков возглавил мексиканский художник и убеждённый сталинист Сикейрос. Ворвавшись в комнату, где находился Троцкий, покушавшиеся неприцельно расстреляли все патроны и поспешно скрылись. Троцкий, успевший спрятаться за кроватью с женой и внуком, не пострадал. По воспоминаниям Сикейроса, неудача была связана с тем, что члены его группы были неопытны и очень волновались.
       Позднее агенту НКВД Меркадеру по заданию советских властей удалось внедриться в окружение революционера в Париже. Он появился в жизни Льва Давидовича как бельгийский подданный Жак Морнар.
       Несмотря на то, что свой дом в Мексике Троцкий превратил в настоящую крепость, Меркадеру удалось в него проникнуть и исполнить сталинский приказ. За два месяца, предшествовавшие убийству, Рамону удалось втереться в доверие к революционеру и его друзьям, что позволило ему часто появляться в Кайоакане.
       За 12 дней до убийства Меркадер прибыл в дом Троцкого и представил ему написанную статью об американских троцкистах. Лев Давидович пригласил его в свой кабинет, где им впервые удалось остаться наедине. В тот день революционера насторожило поведение Рамона и его одеяние - в сильную жару он появился в плаще и шляпе, а во время чтения Троцким статьи стал позади его стула.
       20 августа 1940 года Меркадер вновь прибыл к Троцкому со статьей, которая, как оказалось, была предлогом, позволяющим уединиться с революционером. Он снова был одет в плащ и шляпу, но Лев Давидович пригласил его в свой кабинет, не предприняв никаких мер предосторожности.
       Устроившись позади стула Троцкого, внимательно читающего статью, Рамон решился на выполнение заказа советских властей. Он достал из кармана плаща ледоруб и нанес им сильный удар по голове революционера. Лев Давидович издал очень громкий крик, на который сбежалась вся охрана. Меркадера схватили и начали избивать, после чего сдали в руки спецагентам полиции.
       Троцкого сразу же доставили в больницу, где спустя два часа он впал в кому. Удар по голове был настолько сильным, что повредил жизненно важные центры головного мозга. Врачи отчаянно боролись за жизнь революционера, но он скончался спустя 26 часов.
       За убийство Троцкого Рамон Меркадер получил 20 лет тюрьмы, что являлось высшей мерой наказания по мексиканским законам. В 1960 году убийца революционера освободился и иммигрировал в СССР, где ему было присвоено звание Героя Советского Союза. По данным историков, подготовка и выполнение операции по убийству Льва Давидовича обошлась НКВД в 5 млн долларов.
       Наталья Седова после его смерти прожила в Мексике еще 20 лет. В 1960 она переехала в Париж, который стал для нее "вечным" городом, где она познакомилась с Троцким. Умерла Седова в 1962 году, ее похоронили в Мексике рядом с мужем, с которым она разделила его сложную революционную судьбу.
       Лев Троцкий не был официально реабилитирован советской властью. И даже в период Перестройки и гласности М. С. Горбачёв от лица КПСС осуждал историческую роль Троцкого.
      Это официальная версия об убийстве Троцкого. Уже в новом столетии появились сообщения о том, что, якобы, Троцкий остался жив. Убит был его двойник. А в апреле 2018 года в интернете появилась запись беседы с вермонтским сенатором Берни Сандерсом, бывшим кандидатом в президенты США на прошлых предварительных выборах. По его словам, он является сыном Льва Троцкого. Вот, что он рассказал:
      -- Вы знаете, что в 1929 году Сталин сослал Троцкого в Турцию, а потом Леон, опасаясь за свою жизнь, уехал так далеко, как возможно - в Мексику. Там он начал писать книгу "Сталин", где буквально вывернул этого тирана наизнанку. Кстати, вон эта книга стоит у меня на полке. Вернее, только первый том, так как второй том остался незаконченным. В Мехико-сити Троцкий сначала жил в доме у коммуниста-художника Диего Ривера и его жены художницы Фриды Кало. Неудобно так говорить про отца, но папаша всегда был большой ходок, ни одной интересной женщины не пропускал. Умудрился даже соблазнить Фриду, хотя она передвигалась в инвалидной коляске. Впрочем, это к моему рассказу не относится.
      Короче говоря, Сталин решил отца и в Мексике достать. Работу по его ликвидации он поручил лучшему советскому специалисту по мокрым делам Науму Эйтингону, генералу НКВД. Но тут Троцкому несказанно повезло. Генерал втайне относился к нему с пиететом, как к организатору Красной Армии и близкому к Ленину человеку. Поэтому он решил Троцкого спасти, но сделать всё таким образом, чтобы создать иллюзию, будто он задание Сталина выполнил.
      Тут начинается самое интересное. У Эйтингона была женщина-агент Сильвия Ангелофф, которую он в Мексике внедрил в окружение Троцкого, секретаршей. Она была единственная, кому генерал доверял. Он даже самому Троцкому не сообщил про план его спасения, боялся, что тот проболтается. Поэтому всё готовилось в глубочайшей тайне. Троцкий жил в укреплённом, как крепость, доме на окраине города, и подобраться к нему было непросто.
      Троцкого вначале пыталась убить группа мексиканских головорезов во главе с известным художником-коммунистом Давидом Альфаро Сикейросом. Они решили ночью с улицы обстрелять спальню Троцкого, но Леон с женой спрятались за дубовой кроватью, так что покушение провалилось, а Сикейрос с его бандой попал за решётку.
       После этого по наводке Эйтингона Сильвия посоветовала Троцкому подобрать себе двойника. Нашли одного мексиканского крестьянина, отдалённо похожего на отца, отрастили ему бородку и усы, волосы покрасили, приодели, и когда Троцкий работал в кабинете, двойник гулял по саду за домом, иногда выходил за ворота на улицу в соседнюю лавочку за текилой. Выглядел он довольно похожим. Даже охрана их путала. Порой делали наоборот, отец гулял по саду, а двойник сидел в его кабинете за столом.
      Ещё со времён гражданской войны в Испании у Эйтингона была любовница испанка Каридад Меркáдер. Её сына Рамона генерал Эйтингон послал в Мексику для имитации убийства Троцкого. Разумеется, Рамон понятия не имел, что это имитация, был уверен, что действительно убьёт. Сильвия привела его к отцу и представила, как испанского троцкиста и своего жениха.
      В августе 1940 года Эйтингон сам приехал в Мексику для руководства операцией и передал Рамону приказ Сталина - Троцкого убить топором. Тут интересный психологический нюанс. Сталин был зациклен на убийствах топором ещё со времён, когда его дружок Камо по просьбе Кобы-Сталина зарубил топором ненавистного сталинского отца-пьяницу Виссариона. Кроме того, Сталин видел себя как духовного наследника Ивана Грозного и Петра Великого - те своим врагам головы рубили тоже топорами.
      Однако, в Мексике топор найти совсем не просто. Сперва решили использовать мачете, но как его незаметно пронести в дом мимо охраны? Тогда остановились на небольшом ледорубе для альпинистов - хотя и не совсем топор, но близко.
      20 августа 1940 года, Сильвия сообщила Троцкому, что на него готовится очередное покушение и надо срочно скрыться. Он переоделся в простую рубаху и холщёвые штаны, надел шляпу-сомбреро, под видом садовника вышел из дома с корзиной мусора на плечах, на соседней улице корзину бросил, сел в машину Эйтингона, и они уехали.
       Тем временем Меркадер зашёл в кабинет Троцкого, где за столом сидел двойник и листал журнал, достал из плаща ледоруб, подошёл сзади и ударил его по голове. На крики двойника прибежала охрана, Рамона схватили, мнимого Троцкого увезли в больницу, где он и умер. А настоящего Троцкого Эйтингон перевез в Соединённые Штаты.
      В те годы въехать в США из Мексики было проще простого, никаких документов даже не спрашивали. Эйтингон сказал, что для конспирации Троцкому надо сменить имя и спросил, какое он выберет? Леон подумал и ответил, что ему и раньше, перед революцией, не раз приходилось менять имена.
      Его настоящая фамилия была Бронштейн, которая произошла от немецкого Braunstein, то есть коричневый камень-песчаник. Теперь, как он сказал, "его прошлая жизнь, словно камень под ударом молота, рассыпалась в песок (sand)", поэтому пусть его новая фамилия будет что-то вроде "Песков", то есть по-английски Сандерс (Sanders).
      Сталин и всё его окружения действительно поверили, что Троцкого убили. Так до сих пор везде пишут. Хотя уже после смерти Сталина советское руководство как-то узнало правду. Хрущёв, верный сталинист, страшно разозлился и приказал Эйтингона арестовать и упрятать в тюрьму. Там в тюрьме он и умер.
      Сначала Эйтингон привёз его в Бруклин, что в Нью-Йорке, и поселил у моей будущей матери (Доры Глассберг). Она была коммунистка и с радостью на время упрятала у себя в доме другого коммуниста Леона Сандерса, хотя тогда понятия не имела, что это был Троцкий.
      Он у неё прожил четыре месяца, но потом уже сам решил, что надо спрятаться подальше, где-то в глубинке. Всё же Нью-Йорк плохое место для укрытия. Моя мать к тому времени была от него беременна мной и Леон про это знал. Тогда ему было уже 60 лет, однако, как мужчина он был хоть куда!
      В начале 1941 года Сандерс перебрался в штат Кентукки, в город Луисвилл, где и поселился. В полиции сказал, что потерял свои водительские права, и ему выдали новые. Америка была тогда патриархальная страна, и всем верили на слово. В память о том, что он двадцать лет до того руководил гражданской войной в России, Сандерс-Троцкий даже решил взять себе воинское звание. Но какое? Не генерала же - это привлекло бы к нему внимание и могло вызвать нежелательные вопросы. Поэтому он остановился на скромном звании "полковник" и с тех пор так себя всем представлял: "полковник Сандерс" (Colonel Sanders), а где служил и в каких родах войск никто деликатно не спрашивал.
      Он решил, что с прошлыми делами надо кончать - никаких статей, никаких книг, полная конспирация, иначе Сталин узнает правду и до него обязательно доберётся. Денег у него не было, и чтобы заработать на жизнь он вначале устроился в какой-то ресторан мыть посуду. Вскоре там-же стал поваром.
       Однажды он вспомнил, как много лет назад его мать чудно готовила жареных кур по её собственному методу, и он решил попробовать тот старинный рецепт, что помнил с детства. Сразу же это блюдо стало очень популярным. Народ в ресторан пошёл чередой. Через некоторое время отец уволился и открыл собственный ресторанчик, который назвал "Жаренная Курица из Кентукки" (Kentucky Fried Chicken или KFC).
      Дело успешно раскручивалось, и уже через год он смог открыть ещё несколько таких же ресторанов в Луисвилле и других городах. Организация и руководство были его страстью, а ресторанный бизнес дал ему возможность снова проявить себя лидером. Он всегда был успешным руководителем - и в революции, и в войне, и в бизнесе.
      Компания "KFC" разрослась по всей Америке, и он стал довольно богатым. Для рекламы фирмы отец решил использовать собственное лицо, резонно полагая, что никому в голову не придёт, что Троцкий и полковник Сандерс это один и тот же человек. Тем более, что все считали Троцкого мёртвым.
      Правда вскрылась уже после его смерти, - сказал Сандерс. - Про это писали, но было много всяких домыслов и чепухи. Если пойдёте на интернет, найдёте там кучу полуправды.
      Моей матери он часто звонил и когда стал зарабатывать, посылал деньги, пока она не вышла замуж, и её муж меня не усыновил. Но фамилию я оставил по отцу. Он оплатил моё образование в университете. Помню, когда мне было лет пять или семь, отец приехал в Бруклин, мы поехали на Кони-Айлэнд, там он катал меня на карусели. В последующие годы он часто приезжал в Нью-Йорк, а когда я вырос, сам стал к нему ездить в Луисвилл.
      Отец сначала надеялся приобщить меня к куриному бизнесу, хотел передать мне всю компанию, но я интересовался только политикой - видать, гены себя проявляли. Тогда он мне стал давать для чтения свои старые статьи и книги, что были на английском языке. Мы часто беседовали о рабочем классе, буржуазии и теории перманентной революции. Я горд, что был не только его сыном, но и учеником.
      Интересная деталь - пятьдесят лет назад, то есть в конце 1967 года, на пороге его дома появился молодой человек, который по-русски представился, как второй секретарь советского посольства в Вашингтоне. Он сказал, что в Кремле знают правду о его судьбе и осуждают попытки Сталина его убить. Добавил, что они высоко ценят огромный вклад Троцкого в русскую революцию и гражданскую войну, но по политическим соображениям не хотят об этом говорить публично.
       Дипломат сказал, что на носу полувековой юбилей создания Красной Армии и от имени правительства пригласил полковника Сандерса приехать в Москву на празднование. Отцу тогда исполнилось уже 88 лет, и он был довольно слаб, но дал согласие, резонно полагая, что времена изменились и теперь ему нечего бояться. Тем же вечером он мне позвонил и позвал поехать вместе ним в Советскую Россию. Мне это было очень интересно, и я с радостью согласился.
      Мы прилетели в Москву в феврале, нас принимали в полном секрете, но с большими почестями. Поселили в гостинице "Москва", что недалеко от Красной Площади. Повели в Мавзолей к Ленину, сделали экскурсию по городу, но отец мало что узнавал, ведь прошло столько лет с его отъезда! Потом на Красной Площади был военный парад, мы сидели на гостевой трибуне у Мавзолея.
      С большим торжеством в Кремле Брежнев вручил отцу орден Ленина за его заслуги в организации Красной Армии. На закрытом банкете в его честь присутствовало всё их правительство. Говорили тосты и было много удивительной еды. Так вкусно я ни до, ни после не ел. Там я впервые услышал, как отец говорит по-русски, и был совершенно этим поражён. Никаких корреспондентов туда не допустили, но у меня был с собой фотоаппарат, и я смог сделать пару снимков. Вот поглядите.
       По словам Берни Сандерса, Троцкий-Сандерс прожил долгую жизнь и умер в возрасте 94 лет.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       СОДЕРЖАНИЕ.
      
       Глава 1. Экономика............................................. стр. 3
       Глава 2. Политика.................................................. стр. 145
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Канявский Яков (yakovk2@rambler.ru)
  • Обновлено: 04/11/2018. 1001k. Статистика.
  • Статья: Израиль
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка