Канявский Яков: другие произведения.

Зарубежный филиал. Часть 2

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 3, последний от 03/01/2021.
  • © Copyright Канявский Яков (yakovk2@rambler.ru)
  • Обновлено: 24/08/2010. 699k. Статистика.
  • Обзор: Израиль
  • Иллюстрации: 4 штук.
  • Оценка: 3.56*4  Ваша оценка:


       Яков КАНЯВСКИЙ
        []
       зарубежный филиал,
       или Искусство жить в Израиле
      
       "Мы приехали в эту страну не для того, чтобы бороться за восьмичасовой рабочий день и повышение зарплаты ещё на шил­линг. Что мы хотим, так это создать условия, когда иммигранты смогут при­ехать и жить как члены свободной и неза­висимой нации, работающей на свободной земле".

    Голда Меир,

    Видный политический деятель Израиля

        []
      
       Содержание
      
       ЧАСТЬ 2. Здоровье нации
      
      
       ГЛАВА Г Глава 1. Цветы жизни
       3
      
       ГЛАВА 2. Я бы в армию пошёл
       25
      
       ГЛАВА 3. Несите ваши денежки
       36
      
       ГЛАВА 4. Осторожно, полиция!
       65
      
       ГЛАВА 5. От сумы
       85
      
      
       ГЛАВА 6. Невольное убийство
       101
      
      
       ГЛАВА 7. На родине в гостях
       105
      
       ГЛАВА 8. Дело Полларда
       128
      
       ГЛАВА 9. Кто в доме хозяин
       139
      
       ГЛАВА 10. Бумеранг возвращается
       144
      
       ГЛАВА 11. Местная власть
       153
      
       ГЛАВА 12. Ленинским курсом
       167
      
       ГЛАВА 13. Ленинским курсом. Часть II
       204
      
       ГЛАВА 14. Кто нам поможет?
       220
      
       ГЛАВА 15. Грязное дело
       233
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       ЧАСТЬ 2. ЗДОРОВЬЕ НАЦИИ
      
       Нам мало Закона о возвращении. Это закон, который лишь от­крывает двери в Израиль евреям всего мира. Необходимо еще, чтобы они в эту дверь вошли.

    Колетт Авиталь, депутат Кнессета

      
      
      
      
       ГЛАВА 1. ЦВЕТЫ ЖИЗНИ
      
       "У каждого возраста человека свои пружины, приводящие его в действие."

    Жан Жак Руссо

      
      
      
       Согласно отчёту Министерства здравоохранения Израиля, средний изра­ильтянин живёт 80 лет, в то время как средний европеец -- 78. По продол­жительности жизни Израиль находится на уровне самых развитых и бога­тых европейских стран. При этом израильтяне вовсе не относятся к самым здоровым странам мира. По заболеваемости диабетом и смертности от него Израиль опережает все европейские страны. Зато с душевным здоровьем дела в Израиле обстоят лучше, чем в Европе. По сравнению с европейцами израильтяне меньше пьют крепкие напитки, но относительно много курят. Израильтянин потребляет всего 1,65 литра алкоголя в год, тогда как житель Люксембурга -- 14 литров, а средний европеец -- девять. Средний израиль­тянин пропускает по болезни всего четыре рабочих дня в году, тогда как сред­ний немец или француз -- 15. Врачей в Израиле больше, чем в ЕС -- 372 на 100 000 населения против 317. Хотя этот показатель мало о чём говорит. Так, Россия является абсолютным европейским лидером по числу врачей на сто тысяч населения -- 424 и в то же время замыкает рейтинг европейских стран по продолжительности жизни.
       По показателям рождаемости Израиль опережает все европейские стра­ны: на одну женщину здесь приходится в среднем три ребёнка. И от того, кем вырастут все эти среднестатистические дети, зависит будущее Израиля. Вечный вопрос о том, кто должен воспитывать детей: родители или школа, израильтянами в подавляющем большинстве решаются в пользу последней. О месте расположения школы можно легко догадаться по шуму, который слышен издалека. Говорят, что евреи потому такой шумный народ, что боль­ше всего на свете боятся остаться незамеченными. Но выходцы из бывшего СССР привыкли к тишине на занятиях, ведь трудно усвоить что-нибудь на уроке, если в классе невообразимый шум, когда дети пытаются перекричать друг друга. В здешних школах шум не смолкает ни на уроках, ни на пере­менах. Такие воспитанники продолжают кричать на улице и в других обще­ственных местах. Но!.. точно также ведут себя их родители, и далеко не каж­дая учительница в состоянии объяснить детям, что постоянный крик по вся­кому поводу является невоспитанностью и хамством. Из-за этого некоторые зарубежные гостиницы не хотят принимать у себя израильскую молодёжь.
       Характерный пример из жизни. Учеников выпускного класса привели в Камерный театр на спектакль, выдержавший более 200 представлений. Ученики вначале затеяли драку со служащим театра, рассаживавшим зрите­лей по местам. Во время спектакля они кричали и свистели, плевали в сто­рону актёров. Спектакль дважды останавливался, но уговоры не помогли, и актёры покинули сцену под улюлюканье публики. Прекратить шум смогла только полиция, вызванная администрацией...
       Сделать школьнику замечание тоже не всегда безопасно. Как-то в прессе описывался дикий случай. Во время урока физкультуры преподаватель за­метил, что один из учеников пытается прислонить глаз к дырке в пластико­вом щите, из которой то и дело выскакивало стальное остриё зонта-трости. Преподаватель подскочил к ученику и рукой оттолкнул его голову. Остриё зонта попало мальчику в бровь. Благодаря учителю глаз мальчика остался невредим. Однако отец мальчика явился к директору школы не с благодарно­стью, а с жалобой на то, что учитель якобы избил его сына.
       Ни уговоры жены, ни признания самого мальчика, что никто его не бил, не успокоили разгневанного папашу. Он подал жалобу в полицию, и на пре­подавателя было заведено уголовное дело. Преподаватель ушёл из школы, потеряв постоянную работу.
       Когда Аркадий уезжал в Израиль, его внучка оставалась в России, по­тому что заканчивала первый класс. Программа по математике там была на­столько серьёзной, что ей то и дело приходилось помогать. Но в то же время внук, учившийся в Израиле, тоже заканчивал первый класс. Какого же было удивление Аркадия, когда он поинтересовался успехами внука в учёбе! Внук только-только изучал таблицу умножения до двадцати. Класс не был отстаю­щим. Обучение велось строго по программе. Аркадий начал интересоваться причиной такой слабой программы, и выяснил, что главная задача израиль­ской школы состоит в том, чтобы ребёнок в школе в первую очередь полу­чал кайф, а потом уже знания. Проведённая Министерством просвещения в
       2003 году проверка показала, что значительная часть израильских учеников вторых классов не умеют читать и анализировать прочитанное. В израиль­ских школах остро стоит проблема освоения естественных наук: тут нет обя­зательного экзамена по физике. Слабо изучают географию, историю... Зато, согласно решению Министерства просвещения,-- начиная с шестого класса, в израильских школах ведутся уроки сексуального воспитания. По словам генерального директора Минпроса, минимум 30 процентов израильских стар­шеклассников живут активной сексуальной жизнью, и указанный предмет вводится в качестве заботы о здоровье детей. Эти уроки должны проходить в виде игры в вопросы и ответы. К примеру, ученикам нужно ответить на во­прос о том, когда именно нужно надевать презерватив: перед сексуальным актом, во время сексуального акта перед оргазмом или после сексуального акта. И если ученик ответит неправильно, то учительница должна объяснить шестикласснику, как именно нужно это делать. Уроки сексуального воспита­ния предполагается ввести и в программы по английскому языку, математике и другим предметам.
       Среди 32 развитых стран Израиль занимает седьмое место от конца по продолжительности учёбы. В среднем израильтяне учатся 15,9 года (включая подготовительную группу детского сада), тогда как в Англии и Австралии -- 21,3 года, в Швеции -- 21 год, в Финляндии -- 20. Среди этих стран меньше, чем в Израиле, учатся только в Словакии, России, Чили, Мексике, Турции и Люксембурге. Средства, выделяемые на учёбу одного учащегося в течение учебного года в Израиле меньше, чем в большинстве других стран -- 6,5 тысячи долларов. В среднем по другим странам этот показатель составляет семь с половиной тысяч, при этом в Швейцарии и США он равен 12 тыся­чам, в Норвегии -- десяти. Последнее место по этому показателю занимают Бразилия и Турция -- 1,2 тысячи долларов. В Израиле инвестиции в одного школьника младших классов составляют 5,5 тысячи долларов в год, в сред­них классах -- 6 тысяч, а в университете -- 12 тысяч (в США этот показатель составляет 24 тысячи долларов, а в Швейцарии -- 26 тысяч долларов).
      
       Израильские классы -- одни из самых переполненных в западном мире. По этому показателю Израиль находится на 25-м месте среди 29 стран, в ко­торых проводилось специальное исследование. В израильской школе в клас­се в среднем 32 ученика, что больше среднестатистического общемирового показателя на восемь человек. Но в Южной Корее -- 37, в Японии -- 35, в Бразилии -- 33, зато в Исландии и Швейцарии - 19.
       На "доисторической" родине Аркадий привык к тому, что те школьники, которые дошли до выпускного класса, а таких подавляющее большинство, получают аттестат зрелости . В израильской школе аттестат (багрут) полу­чают около 58 процентов еврейских детей и около 36 процентов -- арабских.
       При этом самым сложным предметом на экзаменах является математика. И это притом, что многие ученики ухитряются во время экзамена списывать друг у друга или пользуются шпаргалками. В этом деле учащиеся широко используют технический прогресс. Изготовленная шпаргалка сканируется и выпускается на принтере в нужном количестве экземпляров. Место, куда эта шпаргалка прячется, зависит от фантазии пользователя. Она может быть сложена гармошкой и приклеена лентой к обратной стороне наручных ча­сов, вставлена в виде трубочки в авторучку, спрятана в бутерброде и даже использована в виде тампона. Прибегают и к сотовым телефонам, посылая друг другу SMS-сообщения. А хайфские ученые разработали специальную программу, которую можно установить в мобильном телефоне, превратив его тем самым в мощный калькулятор, способный решать самые разнообразные задачи -- от геометрических до дифференциальных исчислений. И, несмо­тря на все эти технические достижения, процент учащихся, получающих багрут, остаётся очень низким. Аркадий был поражён этими цифрами. Как же так? Проучиться столько лет и не получить ни аттестата, ни знаний! Правда, оказалось, что такое удручающее положение не во всех школах. В СМИ полу­чила гласность сенсационная информация о том, что в Нацрат-Илите более 95 процентов выпускников школ сдают экзамены по математике и английско­му на 5 учебных единиц. При этом следует учесть, что израильская пятёрка соответствует знанию материала, который в России учат на первом курсе ин­ститута. "3 единицы" -- это уровень знаний меньший, чем на русскую "трой­ку". "4 единицы" -- примерно соответствует уровню выпускного экзамена по математике в советской школе. В этом городе была разработана специаль­ная программа обучения, в которую вложены немалые средства. Группы уча­щихся формировались не по национальному признаку; в одной группе могут находиться репатрианты из СНГ и из Эфиопии. И ребята показывают высо­кие результаты, независимо от того, к какой общине они принадлежат.
       С годами некоторый прогресс в качестве обучения в израильских школах всё же просматривается. Так, в 1999 году на международном экзамене по ма­тематике израильские школьники заняли 28-е место, а в 2003 году уже 19-е. В 2004 году в Южной Корее проходила международная олимпиада по физи­ке, в которой участвовало пять израильских школьников. Домой израильтяне привезли две серебряные и две бронзовые медали и почётную грамоту, заняв в неофициальном зачёте 16-е место. Следует, однако, заметить, что трое из этой команды - ученики знаменитой школы "Шевах-Мофет", которая обу­чает детей по своим программам. В Польше в 2005 году на Международной компьютерной олимпиаде принимали участие более 300 участников из 75 стран мира. Два израильских участника получили на ней золотую и серебря­ную медали. Аркадий с гордостью отметил, что представители нашей общи­ны всё-таки выделяются. Так, в 2005 году на олимпиаде по физике в Испании из четверых членов израильской команды все четверо -- из семей "русских" репатриантов. В том же году в Мексике на международных соревнованиях по математике среди шестерых израильских участников таковых было пятеро. Кстати, с этой олимпиады по математике израильские школьники привезли домой две серебряных и три бронзовых медали. Но, к сожалению, высокие успехи в израильской школе не носят массовый характер. По мнению многих специалистов, для того, чтобы успехи стали массовыми, необходимы соот­ветствующие профессиональные и финансовые ресурсы. О величине финан­совых ресурсов можно судить из следующего сравнения: в Израиле педаго­ги зарабатывают в среднем 18 тысяч долларов в год, в Швеции - 31 тысячу, в Австралии - 45 тысяч, в Люксембурге - 84 тысячи. Конечно, можно воз­разить, что не всё зависит от финансовых ресурсов. В России преподаватели получают ещё меньше, чем в Израиле, однако дают детям гораздо более высо­кий уровень знаний. Многое зависит от подготовки самих учителей. И в этом вопросе в Израиле большие проблемы. Недавно специалисты из института переквалификации учителей предложили педагогам несложный языковый тест, от результатов которого экзаменаторы пришли в ужас. Выяснилось, что только 20 процентов учителей израильских школ удовлетворительно владеют ивритом. Все прочие делают грамматические ошибки, не понимают значения многих слов и не способны правильно построить предложение. Не лучшие результаты показали и будущие учителя -- студенты педагогических факуль­тетов и курсов. Однако в министерстве просвещения, ознакомившись с ре­зультатами экзамена, не забили тревогу, считая, что получаемые детьми зна­ния в школе, достаточны, чтобы пройти психометрический тест.
       Аркадий, возмущённый таким положением дел, поделился своими сооб­ражениями с Шимоном, своим постоянным собеседником.
       -- Все дело в том,-- грустно улыбнулся Шимон,-- что при нашей систе­ме образования хороший аттестат и отличные оценки при поступлении в уни­верситет ещё ничего не решают. Всё решает курс психометрии. Психометрия якобы определяет уровень интеллекта.
       -- Но это ещё не говорит об уровне знаний.
       -- Ты прав. Множество умных людей считают, что прохождение психоме­трического теста не отражает реальных способностей человека, и уже почти ни в одной стране мира нет такого.
       -- Почему же в Израиле за эту систему всё ещё держатся?
       -- Потому что многих это устраивает. Представь, что будет, если отме­нить психометрическое тестирование и ориентироваться только на результа­ты экзаменов.
       -- И что будет?
       -- Может оказаться, что по уровню знаний многие абитуриенты не под­готовлены к учёбе в университете. Значит, школа за 12 лет учёбы этих знаний им не дала. И следовательно или школьные программы никуда не годятся, или не годятся учителя.
       -- Но ведь проверки показывают, что многие учителя действительно не годятся. Их надо выгнать, а на их место принять толковых.
      -- Попробуй, выгони.
      -- А в чём сложность?
       -- В своё время в Израиле был принят закон, согласно которому, если че­ловек проработал на одном месте определённое количество лет, то уволить его практически не возможно. По этой причине почти в любой школе име­ются профнепригодные учителя, которых невозможно заставить уйти. Такой человек может быть когда-то закончил либо колледж, либо специальные учи­тельские курсы и теперь преподает и математику, и историю, и природоведе­ние, и ТАНАХ и ещё что-нибудь, притом иногда даже одновременно. Можешь себе представить, какие знания он может дать детям. А ведь сейчас учителя должны иметь специализированное академическое образование. Некоторые специалисты считают, что учителя, преподающие в начальной школе, долж­ны, как минимум, знать материал, преподающийся в "тихоне". А педагог, ра­ботающий в "тихоне", должен знать университетский материал. Только тогда он может поднимать на должный уровень своих учеников. Положение ослож­няется тем, что в израильской школе нет единых программ, нет единых учеб­ников. Поэтому профессионально не подготовленный учитель и преподаёт соответственно. Что хорошего можно ждать от системы, при которой дети не учат систематически такие предметы, как физика, химия, биология, не препо­даётся ни физическая, ни экономическая география зарубежных стран. В ре­зультате, как писалось в прессе, дети из десятого класса знали, что есть такой остров Мадагаскар не из учебника, а из мультфильма.
       В 2004 году министерство просвещения предложило определять зарпла­ту учителей в зависимости от их квалификации. Причём присвоение учи­телю очередного разряда должно зависеть не от его трудового стажа, а ис­ключительно от профессионального уровня. Было создано при министерстве специальное Управление тестирования и контроля. Против создания такого Управления выступил профсоюз учителей. Он выступил с заявлением, в ко­тором утверждается, что существование данного органа приведёт к тому, что и учителя, и директора школ будут чувствовать себя в постоянном напряже­нии, в состоянии непрерывно продолжающегося экзамена на их профессио­нализм, что приведёт к ухудшению результатов учёбы.
       -- Так это же хорошо, что будут чувствовать себя в напряжении. В бизнесе, например, каждый постоянно чувствует себя в напряжении из-за конкурен­ции. А преподавателю конкуренты пока в затылок не дышат. Его задача гораз­до проще: надо хорошо знать свой предмет и следить за новинками. Но если преподаватель и этого не хочет делать, значит, профсоюз защищает лодырей.
      -- Ой, о наших профсоюзах вообще отдельный разговор. А пока что неко­торые родители видят выход в том, чтобы перевести ребёнка в религиозную школу.
      -- И чем это лучше?
      -- Тем, что хоть светские школы гордятся своим преподаванием по срав­нению с религиозными, но совершенно безосновательно. В религиозных школах у учащихся значительно выше культура мышления, и им легче потом учиться в университете. К началу 2004-го учебного года впервые в современ­ной истории израильского государства более половины первоклассников-ев­реев пошло не в светские, а в религиозные школы. Есть в Израиле и частные школы, где преподавание ведётся на более высоком уровне, чем в обычной школе.
      -- Но ведь не у всех родителей найдутся деньги на частную школу.
      -- Есть частные школы, в которых обучение является бесплатным, а суб­сидируется из фондов, созданных бизнесменами, чаще всего зарубежными. Кстати, хоть образование в государственных школах и считается бесплат­ным, но это только теоретически. С родителей ежегодно взимаются деньги за "школьные услуги". Кроме того, по причинам, о которых мы с тобой гово­рили, многие школы оказываются неспособными подготовить своих выпуск­ников к успешной сдаче экзаменов на багрут. Так они прибегают к услугам частных фирм, которые незадолго до экзаменов проводят в школе интенсив­ные курсы подготовки к тому или иному экзамену.
      -- И кто эти курсы оплачивает?
      -- Частично школа, а частично родители.
      -- Но почему родители должны платить за непрофессионализм школы?
      -- А что остаётся делать? Если твой ребёнок 12 лет ходил в эту школу, и ты думал, что ему там дают знания, а на финише выясняется, что знаний ему дали так мало, что на университет не хватит. И родители вынуждены рас­кошеливаться или на репетитора, или на эти курсы. Но это уже на финише. А до того родители должны в течение 12 лет тратить от нескольких сотен до нескольких тысяч шекелей на учебники. И сэкономить на пользовании подержанными учебниками вам не удастся.
      -- Почему от старшего ребёнка нельзя передать учебники младшему?
      -- Во-первых, потому, что Минпрос постоянно меняет программы, и вам приходится приобретать "новое, переработанное и дополненное издание" учебника. Кроме того, существует "Список учебников и учебных пособий, официально одобренных министерством просвещения", который насчитыва­ет 3000 позиций. Поэтому в каждой школе существует свой набор учебников. Во-вторых, учебник и задачник совмещаются в одной книге, причём задачи должны решаться прямо на страницах учебника. Естественно, для будущего года такой учебник уже не годится.
      -- А почему нельзя решать задачки в обычных тетрадях, как это делается, наверное, во всем мире.
      -- Вот это и есть главный вопрос! Потому, что это не выгодно целой индустрии, хорошо зарабатывающей на родителях. Прежде всего, в новых выпусках учебников заинтересованы их авторы. А чтобы данный учебник попал в одобренный Минпросом список, автору необходимо иметь хоро­шие связи в этом министерстве. И не все авторы такими связями обладают. А если учебник попал в список Минпроса, это ещё не говорит, что он хоро­ший. В 20 процентах начальных и более чем в 40 процентах средних школ страны предпочитают пользоваться другими учебниками, не входящими в официально одобренный список, из-за того, что они лучше написаны. Я уже не говорю об издательствах, которые хорошо зарабатывают на ежегодных заказах учебников. Ещё одна большая головная боль родителей, это летний отдых своих любимых чад. С приближением окончания учебного года роди­телям приходится думать о том, куда пристроить ребёнка. Многие старают­ся отправить в летний лагерь (кайтану). За пребывание там ребёнка в тече­ние месяца родители должны выложить примерно месячную минимальную зарплату. А поскольку в семье часто не один ребёнок (в израильской семье среднее число детей составляет 2,3 на одну семью), то летний отдых ложится на родителей тяжёлым финансовым бременем. Но и это ещё не всё. Беда в том, что к августу прекращается деятельность большинства муниципальных лагерей, закрываются государственные детские сады, прекращают свою де­ятельность дома культуры. Родители ломают голову: чем занять своих детей оставшееся время. Хорошо тем, у кого есть бабушки и дедушки, тогда дети будут вовремя накормлены и целыми днями могут сидеть у телевизора и смо­треть мультики. Хуже приходится тем, у кого родственников пенсионного возраста нет. Такой ребёнок смотрит мультики в одиночестве, а мамаша на работе целый день волнуется, как там ребенок поел и не убежал ли куда-ни­будь. И есть от чего волноваться. Если ты читаешь газеты и смотришь но­вости по телевизору, то знаешь, что в летние месяцы резко возрастает моло­дёжно-подростковая преступность. Некоторые дети находят на лето какую-нибудь подработку. Самая большая проблема с детьми садикового возраста, их ведь одних не оставишь.
      -- А почему садики не могут работать круглогодично, как в других стра­нах? Почему нельзя отправлять работников в отпуск поочередно, а не всех сразу?
      -- Есть еще очень много "почему" , которые должно решить государство, но пока решать не торопится. Например, есть в Израиле социальная служба. Чем, по-твоему, она должна заниматься?
      -- Я думаю, что в меру своих возможностей должна оказывать помощь тем, кто в ней нуждается.
      -- Теоретически так. Но пусть попробуют в неё обратиться родители, ис­пытывающие определённые трудности в воспитании своих детей.
      -- И что будет?
      -- Будет? Социальные работники могут быстро сделать так, что дети ста­нут уже не твои.
      -- Как это не мои?
      -- А так. По суду. Например, мать одна воспитывает дочь. Лет в четыр­надцать у дочери начинается переходный возраст, и она начинает посещать вечером кафе и дискотеки. Мать, естественно, от этого не в восторге и прово­дит с дочерью воспитательную работу. Но дочь по совету подруги пишет за­явление в социальную службу. В заявлении она жалуется на мать, что та вот уже несколько недель не покупает ей новых вещей и вообще ограничивает её свободу. Социальный работник даёт заявлению ход, и уже через несколько дней собирается суд. Подчёркиваю: через несколько дней. Это дела по убий­ствам, коррупции, мошенничествам могут длиться годами. А тут всё очень быстро. И суд выносит решение, запрещающее матери в течение 100 дней встречаться с дочерью. А дочь будет жить, и учиться в интернате. Через не­сколько дней дочь начинает скучать по матери и дому, да и удручающий вид интерната ей не по вкусу пришёлся. Она уговаривает социального работника отпустить её домой и пообещает тут же сообщить, если со стороны матери будет оказано, хоть малейшее давление. Фактически мать не может теперь за­ниматься воспитанием ребенка. И это ещё не самый плохой финал. Был слу­чай, когда 15-летняя дочь начала по вечерам приводить домой парней и запи­раться с ними у себя в комнате. Понятно, что родители эти дочерние забавы не приветствовали. После очередного скандала дочь написала заявление в социальную службу и социальный работник начала дело о лишении отца и матери, родительских прав. А дочь на год определили в интернат.
      -- Но почему, же социальные работники так поступают? Неужели они не понимают всей жестокости своих поступков?
      -- О причинах можно только догадываться. Надо показать, что у них есть работа, и что они не зря получают зарплату. А то ведь, не дай бог, и сокра­тить могут. Это, может быть, одна из причин. Раз интернаты существуют, то их надо заполнять. И чем больше детей будет в интернате, тем больше на него будет отпущено денег. А деньги, сам понимаешь, это святое. А бывает и просто злоупотребление служебным положением. Один отец-одиночка "из наших" имел неосторожность поссориться со своими соседями. Одна из со­седок работала в местной социальной службе. И вот уже на этого бедолагу заводится дело о лишении его родительских прав. Социальная служба вдруг решила, что не может доверить отцу-одиночке воспитание своей семилетней дочки и двенадцатилетнего сына. И ещё одна версия есть. Многие бездет­ные семьи мечтают иметь приёмного ребёнка. Вот им и можно передать его.
       Представляешь, как бездетная семья будет благодарна такому социальному работнику? За будущими матерями-одиночками ещё в период их беременно­сти начинают охотиться социальные работницы. Будущую мамашу начинают убеждать, что ей одной трудно будет воспитать ребёнка и будет лучше, если малыша передадут на усыновление в другую семью. Иногда доходит и до преступления. Одна молодая мамаша не поддавалась на уговоры. Через не­которое время после родов ей в палате сделали укол, и она уснула. Когда же она пришла в себя, то выяснилось, что она, оказывается, подписала отказ от ребёнка, а социальные службы дали заключение, что она в любом случае не сможет воспитывать его, так как якобы является наркоманкой. Хотя женщина никогда в жизни никаких наркотиков не употребляла.
      -- Действительно, трудно поверить, чтобы на такое дело социальные ра­ботники шли бескорыстно.
      -- В 2006 году как-то в пятницу вечером толпа верующих входила в цер­ковь Благовещения в городе Нацерете. Мало кто обратил внимания на не­молодого мужчину, шедшего под руку с женой и толкавшего впереди себя коляску с ребёнком, укрытым одеялом. Через несколько минут после начала молитвы мужчина наклонился к коляске и начал разбрасывать петарды, ка­кими мальчишки балуются в канун Пурима. Взрывались они со звуком на­стоящей бомбы, хотя особого вреда окружающим не приносили. Началась паника. Мужчину скрутили и начали избивать. Со всего Нацерета бежали христиане и мусульмане, чтобы расправиться с "еврейским террористом". Спасла мужчину вовремя подоспевшая полиция. Расследование показало, что отчаявшийся мужчина просто хотел обратить внимание на себя, на своё горе. В процессе разбирательства выяснилось, что у этого мужчины отобра­ли сына и дочь, и передали на усыновление в другую семью на том основа­нии, что у них с женой тяжёлое материальное положение. Несколько лет они боролись в суде с социальными службами, но вернуть детей не смогли.
       Конечно, социальная служба может действительно помочь семьям: день­гами на продукты питания, оплатой съёма жилья, субсидированием лечения, покупкой компьютера, порадовать билетами на любые представления... Всё зависит от личности социального работника. Кому-то повезёт, а кому-то со­всем наоборот. Большие проблемы могут быть в семьях, где слишком ожив­лённые дети. Учителя могут заявить родителям, что их чадо будет учиться в спецклассе, где гораздо меньше учеников, два преподавателя и каждому ученику -- индивидуальное внимание. Выходцы из стран СССР--СНГ при­выкли к тому, что в спецклассе учатся избранные и одарённые. Однако в Израиле спецкласс предназначен для умственно отсталых детей. К примеру, учебная программа для третьего класса там в несколько раз проще, чем для второго обычной школы. С каждым годом отставание будет всё значительнее, и такой ребёнок уже не сможет вернуться в обычную школу. Если ребёнок будет много крутиться на уроках, и учитель не сможет с ним справиться, то причиной сразу определят не профнепригодность учителя, а характер ре­бенка. Поэтому ему могут предписать для успокоения принимать риталин. Если родители не будут давать регулярно эти таблетки ребёнку, то получат официальное предупреждение от социальной службы. Что может случиться дальше, тебе понятно. А при регулярном приёме этого лекарства некогда под­вижный ребёнок, которому раньше все было интересно, становится ко всему безразличным, теряет аппетит и много спит. Некоторые специалисты утверж­дают, что нет никаких подлинно научных исследований, подтверждающих, что синдром дефицита внимания (СДВ) и гиперактивность является органи­ческими отклонениями. Они считают, что способность сосредоточиться у каждого ребёнка развивается в своём темпе и с возрастом всегда возрастает. Поэтому то, что ребёнок ещё не научился должным образом себя контроли­ровать, вовсе не значит, что у него "отклонения". В результате естественного процесса развития ребёнок созревает и учится действовать адекватно.
      -- Я могу предположить, кому выгодно применение детьми риталина. Нерадивым учителям так спокойнее. Не надо ломать голову над тем, как при­влечь внимание ребёнка. И фармацевтическим фирмам хороший доход.
      -- Наверное, это так. И их не останавливает то, что употребление риталина отравляет детский организм. Появляются побочные явления, отражающи­еся на здоровье. Кроме того, накапливаясь в организме, психостимуляторы подавляют ясность мысли и жизненную активность человека на многие годы даже после того, как он прекратил принимать его. В истории были случаи, когда многие выдающиеся музыканты, писатели, учёные, изобретатели и спортсмены в детстве отличались нестандартным поведением и, по данному методу израильских учителей и соцработников, подпадали под диагнозы "ги­перактивность" или СДВ.
       -- Так что же делать?
      -- Не соглашаться сразу с выводами учителей, а внимательно понаблю­дать за своим ребёнком. Бывает, что ему просто надо объяснить материал, который он не понял, помочь сделать домашнее задание.
      -- Всё, что ты рассказываешь, конечно, ужасно. Но ведь и учителя нуж­но понять. Ты посмотри, что делается на уроках в классах. Дети не имеют понятия о дисциплине. Как можно нормально вести урок, когда дети шумят, учительницу не слушают, бывают по- настоящему агрессивны. Случается, что агрессия ребёнка проявляется ещё в детском саду, а родители закрывают на это глаза. Я читал, как-то в одном детском саду во время обеда ребёнок снял шорты, залез на столик, за которым обедали дети, и стал на нем танцевать, сбрасывая тарелки на пол. Чтобы он не упал кому-нибудь на голову, воспи­тательница подбежала, схватила его, поставила на пол и одела. На следую­щий день папа этого мальчика пришёл к директору жаловаться на жестокое поведение воспитательницы. И в каждом муниципальном садике найдётся семь-восемь таких трудно управляемых детей. А в группе 35 ребятишек, и что делать воспитательнице, когда она не в состоянии уделять много времени каждому трудному? И ведь бывает так, что трудным ребёнок становится тог­да, когда начинает ходить в детский сад. Мои знакомые репатриировались в Израиль, когда их сыну было четыре года. Дома его приучали к какому-то по­рядку, он садился за стол вместе со всеми, знал, что нельзя хватать сладости до обеда. Когда он начал ходить в садик, то изменился в течение месяца. Он стал плохо слушаться, иногда даже грубить. А когда возмущённый отец при­грозил ему ремнём, то заявил:
       -- Только попробуй, я сразу позвоню в миштару, и тебя заберут. Ошарашенный отец долго не мог успокоиться:
       -- Нет, вы только посмотрите, этот четырёхлетний сопляк уже грозит миштарой родному отцу!
       Друзья объяснили папе, что ребёнка уже успели проинструктировать дети в садике, которые с пелёнок знают о своих правах. Ребёнок всегда про­веряет границы дозволенного, и если не находит их, то идёт всё дальше и дальше. А родители и учителя настолько связаны израильским законода­тельством, что не в состоянии эти границы установить. В результате в поли­цию приходят жалобы от учителей на физическое насилие со стороны своих учеников. Ученица ударила учительницу за то, что та сделала ей замечание. Ученики сожгли автомобиль своей учительницы. Другая группа подростков из Беэр-Шевы решила не мелочиться и подожгла свою школу, которая сго­рела почти дотла. Ученик третьего класса одной из школ бросился с ножом на свою учительницу. Сообщения об избиении учениками своих учителей появляются в прессе довольно часто. Избили как-то и депутата Кнессета. Специальная комиссия по предотвращению насилия в школах единогласно приняла рекомендации, согласно которым вход на территорию школы дол­жен осуществляться по магнитным карточкам, чтобы предотвратить проник­новение посторонних хулиганов. На входе у учеников должны проверяться сумки, чтобы они не могли пронести ножи и пистолеты. Как будто без та­кого оружия не может проявляться насилие. Вот, например, первоклассник одной из хайфских школ нанёс своему однокласснику несколько ударов хо­рошо заточенным карандашом. А одиннадцатилетняя ученица одной из школ Герцлии, решив отомстить за какое-то оскорбление своему однокласснику, подсыпала ему в сэндвич крысиный яд, который взяла в школьной лабора­тории. Причём, выяснилось, что одноклассники знали об этом, но молча­ли, так как им было интересно посмотреть, чем это закончится. Две вось­миклассницы из Реховота тоже проявили изобретательность. Они выкрали у учительницы из сумочки кредитную карточку и отправились с ней по мага­зинам. Поскольку учительница вовремя не заметила исчезновения карточки, девушки успели полностью обновить свой гардероб. Причём, сделать это им помогала мамаша одной из этих учениц, которая отвечала на звонки из ма­газинов и подтверждала, что карточка принадлежит ей, и она не возражает против сделанных покупок. А двое старшеклассников напали на охранника школы и попытались вырвать у него оружие. Что уж тут говорить о грабе­жах мирных граждан, вымогательстве денег у одноклассников или учащихся младших классов. При этом если между школьниками возникает драка, учи­телю вмешиваться опасно. Может достаться ему самому. Он же до ребёнка не может дотронуться даже в порядке самообороны, так как это будет считать­ся нарушением. Согласно рекомендациям комиссии, о которой мы говорили, ученики, замеченные в проявлении насилия по отношению к своим товари­щам, должны переводиться в другие школы. В случае рецидива их должны направлять в специальные классы "для детей, склонных к насилию". Ученик, участвовавший в насильственных действиях, в течение двух лет не сможет получить водительские права. Депутат Кнессета Гила Финкельштейн, быв­шая в прошлом директором известной Тель-авивской гимназии, подготови­ла законопроект, разрешающий учителям "применять силу по отношению к проблемным ученикам, как для самообороны, так и в случае проявления на­силия между учащимися, а также против тех, кто портит или посягает на школьное имущество". Однако этот законопроект вызвал бурю возмущения со стороны организаций по защите прав детей. А по уровню преступности этих детей Израиль вышел на седьмое место в мире. В том же 2004 году профсоюз учителей вынужден был организовать во всех школах страны ча­совую забастовку в знак протеста против захлестнувшей израильские школы волны насилия. И Министерство просвещения не только не препятствовало забастовке, но и поддержало её, продемонстрировав тем самым, что хорошо понимает всю остроту проблемы.
      -- Проблема даже глубже, чем кажется на первый взгляд. Ведь эти дети потом вырастают, и насилие проявляют уже во взрослой жизни. В том же 2004 году, о котором ты говоришь, во всех медицинских учреждениях страны тоже была проведена забастовка, длившаяся с 12 часов дня до 7 утра следую­щего дня. Забастовка была проведена в знак протеста против участившихся случаев насилия по отношению к врачам и медсёстрам со стороны пациентов и их родственников. Всего с 2003 года к моменту забастовки было зафикси­ровано 136 таких случаев. Кроме того, были десятки случаев, когда вред на­носился имуществу медперсонала.
      -- Так что же делать? Получается какой-то замкнутый круг. Ребёнок про­являет агрессивность, но, ни учитель в школе, ни воспитательница в садике до него не могут дотронуться. Как же эту агрессивность остановить?
      -- Появилось новое педагогическое течение, которое предусматривает та­кой вариант: воспитатель приглашает отца, чтобы тот несколько раз в неделю был с ребёнком в садике и держал его во время приступов агрессии. -- И что это даст? Во-первых, если отец будет сидеть с ребёнком в садике, то когда же он будет работать? Практически большинство родителей вынуждено пропа­дать на работе около половины суток, и детей вообще мало видит. Во-вторых, если родитель будет физически воздействовать на ребёнка, это тоже может быть расценено как нарушение. Что делать, если Верховный суд считает, что "физическое наказание противоречит формированию в Израиле терпимого общества, свободного от насилия, общества, где уважаема и неприкосновен­на каждая личность". Лет двадцать назад отец мог отшлёпать ребёнка. Это считалось воспитанием, и соседи относились к такому методу с пониманием. Сегодня такой метод расценивается как насилие над ребенком, папаша может угодить в тюрьму лет на девять и лишиться своего непослушного чада. И об­щественное мнение изменилось. Те же соседи, теперь услышав крик ребёнка, тут же вызовут полицию или социальную службу. А как с ней иметь дело, ты сам знаешь.
       -- Для этой службы ежегодно из бюджета страны выделяется 200 мил­лионов шекелей только на зарплату. Ещё из бюджета ежегодно 300 мил­лионов уходит на заключения экспертов о состоянии ребёнка и родителей. Чиновник, который принимает решение отобрать ребёнка и передать его на усыновление в другую семью, имеет ещё прибавку к зарплате в разме­ре 20 процентов. Кто же откажется от такой кормушки? Поэтому социаль­ной службе выгодно пугать народ устрашающими цифрами роста насилия. Каждый случай насилия приносит тысячи шекелей в кассу этой службы. Но как помочь семьям, где действительно происходит насилие, социальные работники просто не знают. Они не умеют ничего другого, кроме как от­бирать детей. А родители бессильны перед своими детьми, и иногда побить могут от бессилия. Дети сейчас быстро развиваются, мгновенно схватывают информацию из телевидения и Интернета. Годам к десяти--одиннадцати они уже имеют достаточно информации о сексе, а с 12 лет готовы зани­маться им на практике. Причём, начало сексуальной деятельности происхо­дит по-разному. Как-то полиция задержала группу подростков за занятием сексом на могиле первого премьер-министра Израиля Давида Бен-Гуриона. На допросе подростки объяснили полицейским, что в их учебном заведении существует традиция, по которой юноши и девушки должны прощаться с невинностью именно на могиле Бен-Гуриона. За занятием сексом обычно начинается и потребление алкоголя, а потом и наркотиков. По словам по­лиции, на Севере страны регулярно употребляют алкоголь 60,8 процента подростков младше 18 лет, в Тель-Авиве -- 60,5 процента, среди жителей кибуцев -- 57,4 процента, мошавов -- 34,9 процента. Всё это у подростков сопровождается вечерними и даже ночными прогулками. Далеко не каж­дому родителю понравится, когда его двенадцати-тринадцатилетняя дочь начинает поздно приходить домой. Один отец крупно поговорил с дочерью и запретил поздние гуляния. Дочка подняла крик:
       -- Я уже взрослая! Все мои подружки так гуляют, только ты мне вечно указываешь!
       Отец взял её за косу и выставил на улицу:
       -- Если тебя папа не устраивает -- иди куда хочешь!
       Дочь поплакала на улице, а потом подружки научили её, как освободить­ся на вечер от папы: вызвать миштару. Полиции дочь пожаловалась, что отец бил её головой об стену, а когда она упала, продолжал бить ногами. Полицию нисколько не смутило, что на "пострадавшей" не было ни синяков, ни сса­дин. Отца упекли в тюрьму до суда. Просидел он больше полугода, а суда всё не было. Жена стала жаловаться ему, что не на что жить, и он согласился на сделку с прокуратурой: признать себя виновным, а взамен получить услов­ное наказание и закрытие дела. Пока отец сидел в тюрьме, дочь совсем от рук отбилась. Школу бросила, потом наркотиками начала баловаться. А чуть что не по ней -- зовет полицию. Трижды дочь оговаривала отца, и только на третий раз ему удалось добиться оправдания. Казалось бы, теперь дочь долж­ны были привлечь к ответственности. По закону, за дачу ложных показаний предусматривается до трёх лет тюрьмы. Однако израильская система право­судия считает, что жалующийся человек не станет говорить неправду и ему оказывают абсолютное доверие. Даже когда выясняется, что он откровенно лгал, полиция и прокуратура не предъявляют ему обвинения. В религиозных семьях, конечно, такого нет. Для религиозных юноши и девушки просто не­возможно познакомиться в баре или на пляже. Здесь довольно строго соблю­даются традиции. Молодёжь потребляет гораздо меньше алкоголя, а первый сексуальный контакт у религиозных еврейских пар происходит, как правило, в первую брачную ночь.
      -- А остальным что делать? Посмотри, как растёт молодёжная преступ­ность! По данным полиции, за период 2003 и в начале 2004 года полицией было открыто 32 067 уголовных дел против несовершеннолетних. Количество уголовных дел против подростков, связанных с наркоторговлей увеличилось более чем на 1000 процентов, дел о насилии в школе стало на 20 процентов больше.
      -- Это, конечно, большая беда, но такое происходит сейчас во всех стра­нах. В то же время, как показало исследование, по всем отрицательным по­казателям израильские школьники на последних местах среди 36 стран -- участников исследования, по количеству курящих и употребляющих алко­голь школьников мы позади всей Европы.
      -- Когда стадо гонят к пропасти, баранам, которые бегут последними, вряд ли легче оттого, что впереди них упадёт ещё кто-то. Поэтому нашему государству надо думать, как спасать своих детей. И начинать надо с детского сада. Сейчас ребёнок, приходя в первый класс, зачастую не понимает, что та­кое буквы и цифры, почему ему нужно приходить вовремя на урок, слушать­ся учителя и выполнять домашние задания. Он не всегда понимает то, о чём ему читают, и даже через класса 2-3 не понимает условий простой арифмети­ческой задачи. Хорошо, если в семье есть бабушки и дедушки, которые могут заниматься с внуками и готовить их к школе. Но таких семей сравнительно мало и больше среди "русских" репатриантов. Основная же масса детей при­ходит в школу неподготовленными. Поэтому начинать надо с детского сада. Сейчас в детском саду, с педагогической точки зрения, не существует ника­ких требований ни к воспитателю, ни к ребёнку: какими знаниями он должен обладать в определённом возрасте. А ведь известными психологами Пеже и Брунером разработаны основные педагогические постулаты развития детей дошкольного возраста. Эти постулаты определяют, что и в каком возрасте человек может и должен знать. Материал этот изучается в израильских уни­верситетах, однако на практике почему-то не применяется.
      -- Очевидно потому, что наши воспитатели детских садов, да и некоторые министры, в университетах не обучались. Вообще-то Израиль в деле воспи­тания детей когда-то был чуть ли не впереди планеты всей. А потом кому-то из часто меняющихся министров захотелось позаимствовать американский опыт свободного развития детей. В результате мы получаем чересчур свобод­ных, но в половине своей полуграмотных отпрысков. Притом, американцы уже давно от своей идеи отказались, а мы всё ещё не можем остановиться. Американская система образования привела к тому, что в США для работы в ФБР и других серьёзных организациях не хватает образованных коренных американцев. Успехи американской науки обеспечиваются в основном при­возными "мозгами", а местная школа на протяжении долгого времени штам­повала раскованных незнаек. Даже специалистов для армии привлекают из Китая и Индии. Да и наш ЦАХАЛ уже подыскивает для себя за рубежом учащихся специализированных школ, увлекающихся физикой и математикой.
      -- А наш Минпрос всё ещё не понимает, что для того, чтобы вырастить таких специалистов у себя, уже в детском саду дети должны получать навы­ки логического мышления, восприятия и обработки материала, т.е. основные навыки к учебе.
      -- Но чтобы такие навыки привить, воспитателям детского сада надо иметь университетское образование. Однако при нынешней зарплате воспи­тателя вряд ли кто-то после окончания университета пойдёт работать в дет­ский сад. И тут, как всегда, вопрос упирается в деньги. Причём не просто в деньги, как таковые, а ещё в правильное их использование. Даже когда пра­вительство выделяет большие деньги на повышение квалификации учителей, слушателей на эти курсы подбирают таких, что некоторые учителя не особо стремятся к усовершенствованию. Многие учителя даже не понимали, зачем им надо посещать эти курсы усовершенствования. И это в то время, когда подавляющая часть учителей в стране не имеет высшего образования. Такие педагоги безучастно отсиживают на лекциях только для того, чтобы потом получать денежную надбавку. А Минпрос на это закрывает глаза, стремясь лишь "освоить" выделенные средства. Да и профсоюз учителей мешает со­вершенствовать систему образования. Например, ещё в 2003 году Минпрос издал циркуляр, согласно которому все учителя математики должны сдать квалификационный экзамен. С 2004 по 2006 год на этот экзамен были при­глашены 4590 учителей. Из них только 2379 благополучно сдали экзамен. Еще 597 учителей на экзамене срезались, а 1614 учителей либо покинули экзамен, не сдав работы, либо вообще на него не явились. И ничего с эти­ми учителями не стало, как работали, так и продолжают работать. Потому, что профсоюз учителей объявил данный экзамен нелегитимным, а потому и увольнения из-за несдачи -- незаконными. Представляешь, какие знания не­сут детям эти горе-учителя?
       -- Неужели Израиль не заинтересован в улучшении образования? В стране ведь нет никаких полезных ископаемых, и для того, чтобы страна развивалась, можно рассчитывать только на хорошие мозги. В США, например, 76 про­центов национального богатства составляет человеческий капитал, т. е. на­копленные населением знания и умения, используемые для нахождения эф­фективных решений в производственной деятельности и повседневной жизни. В Западной Европе этот капитал составляет 74 процента. Во многих странах необходимость образования понимали давно. К концу XIX века, когда Пруссия, выиграв войны с Данией, Австрией и Францией, образовала Германскую им­перию, канцлер Бисмарк заявил, что все эти победы одержал прусский школь­ный учитель. И в новый XX век Германия вошла с самым высоким уровнем образованности, с самой передовой наукой и техникой. В Швеции закон о все­общем десятилетнем образовании был принят ещё в 1861 году.
       -- А в России в том году только отменили крепостное право.
      -- Да, Россия до 1917 года была страной низкой грамотности. Однако с 20-х годов XX века там повсюду начали открывать школы и проводить обуче­ние по проверенной немецкой программе. Благодаря умной советской школь­ной политике Россия вышла потом на почётные места в науке и технологии.
      -- А Израиль почему-то не хочет брать пример с Европы, где к вопросу об­разования относятся очень строго. В 2005 году в одной только Саксонии было открыто 6016 дел по прогулам. По закону, такие дела открывают после пяти дней прогула учеником занятий в школе и после того, как разговор с родите­лями не дал положительных результатов. В немецком городе Герлиц 16-лет­няя школьница была приговорена к двум неделям тюремного заключения за прогулы уроков в школе. Такое решение было принято окружным судом по­сле того, как родители девочки не заплатили штраф, а сама нарушительница отказалась выполнять общественные работы. Известны также случаи, когда тюрьмой наказывают не самих прогульщиков, а их родителей. Так, в марте 2006 года в Великобритании мать получила три месяца тюрьмы за то, что её дочь пропустила более четырёх месяцев занятий. А в США пытаются при­влечь детей к учёбе материальной заинтересованностью. В Нью-Йорке, по инициативе мэра Майкла Блумберга, принята специальная программа борь­бы с бедностью. За получение аттестата предусмотрено вознаграждение в 400 долларов. Даже в начальных классах малышки могут заработать до 250 долларов. Запись в библиотеку стимулируется 50 долларами. За явку хотя бы одного из родителей на родительское собрание полагается 25 долларов.
      -- По какому пути идти Израилю: поощрения или наказания?
      -- В последние пару десятков лет было разработано много вариантов реформы школы. Одно время культ свободного ребёнка зашёл так дале­ко, что за проступки перестали не только наказывать, но и делать замечания. Допускались лишь ласковые уговоры, а если они не действовали, следовало подчиниться капризам ребёнка! Известно, к чему это привело. Теперь схвати­лись за голову, и вот уже отдел образования Тель-авивской мэрии разработал и утвердил новый "Порядок наказания учащихся" средних школ. "Порядок" включает в себя три основных раздела - " Наказание за словесное насилие", "Наказание за употребление алкоголя и наркотиков" и "Наказание за физиче­ское насилие". В случае нанесения ущерба школьному имуществу родители учащегося обязаны полностью возместить этот ущерб. Если у них нет для это­го финансовой возможности, то сам учащийся или члены его семьи должны отработать определённое время на общественно-полезных работах, а зарабо­танная ими сумма будет направлена на погашение ущерба. Кроме того, инфор­мация о подобных действиях учащегося будет передана в полицию, а это уже пятно практически на всю жизнь. Новый "Порядок" предусматривает, что обо всех случаях физического насилия по отношению к товарищам по школе или учителям директор школы обязан немедленно доложить в полицию, где на на­рушителя открывается специальное дело. В случае, если потом он оказывает­ся в полиции за какой-либо другой проступок, к нему начинают относиться как к человеку, имеющему уголовное прошлое. Предусматривает "Порядок" и список наказаний, которые учителя и директор школы могут применять к учащемуся за нарушение дисциплины и пренебрежение учёбой. К примеру, те, кто хронически опаздывают на уроки, будут лишены годовой оценки в табеле накануне экзамена на аттестат зрелости, а за пропуски более 30 процентов за­нятий, автоматически останутся на второй год. Так что теперь ученики стар­ших классов перестанут чувствовать себя совершенно безнаказанными.
      -- Но это мероприятия на местном уровне и захотят ли ещё перенимать тель-авивский опыт в других городах? Нужны мероприятия в масштабах всей страны.
      -- В 2005 году правительство Израиля утвердило новую школьную ре­форму, которую называют "реформой Доврата". До этого страна в течение всего года обсуждала содержание реформы. В соответствии с её положени­ями, для того, чтобы стать учителем, необходимо будет, как минимум иметь первую, а желательно -- вторую или третью академическую степень по тому предмету, который он преподаёт, затем специальное педагогическое образо­вание, после чего учитель должен сдать специальный экзамен на право пре­подавания и лишь затем будет допущен в класс.
      -- Задумано, может, и не плохо, но, во-первых, как бы это не забюрократили настолько, что может получиться такая же проблема, как с электриками. Во-вторых, кто же согласится проходить все эти "муки ада", чтобы потом получать нищенскую зарплату?
      -- А реформа предусматривает, что профессия учителя станет престиж­ной и хорошо оплачиваемой.
       -- Так почему же пробуксовывает её внедрение?
       -- Реформа предусматривает увольнение 14 тысяч учителей. Среди них могут оказаться в первую очередь учителя-репатрианты, которых и так увольняют в конце каждого года, чтобы не давать им "квиют" (по­стоянство). Но в основном должны уволить тех, кто будет признан про­фессионально не пригодным, то есть не сможет сдать специальный экза­мен министерства просвещения. Против этого выступил профсоюз учите­лей, пригрозивший всеобщей забастовкой. Кроме того, для успеха реформы необходимо соответствующее финансирование. По заявлению тогдашнего министра финансов Нетаниягу, "на осуществление реформы требуется два миллиарда шекелей в год, и состояние нашей экономики позволяет найти эти деньги". Однако последовавшие вскоре бурные события в стране по­мешали хорошим планам. После смены правительства новый министр про­свещения Юли Тамир начала внедрять другие, во многом спорные, методы. А пока меняются правительства, и новые министры пытаются реорганизо­вать школу в соответствии со своими взглядами, израильские учёные раз­рабатывают новые методы обучения. И вот в 2006 году Министерство про­свещения Великобритании приняло решение перевести 1000 школ страны на новую программу обучения физике, химии и биологии, разработанную израильскими учёными Института Вейцмана. По мнению британских ме­тодистов, эта программа наилучшим образом соответствует требованиям обучения школьников естественнонаучным дисциплинам в XXI веке. Суть программы заключается в известной поговорке о том, что тот, кто дал чело­веку рыбу, подарил ему один ужин, а тот, кто научил его удить рыбу -- по­дарил ему жизнь. Программа учит школьника приёмам самообучения, бла­годаря которым он может самостоятельно изучить тот или иной раздел этих дисциплин.
      -- Действительно, нет пророка в своём отечестве. Может быть, поэтому все больше выпускников израильских школ предпочитают получать высшее образование за границей. Диплом, полученный в Европе, зачастую оказы­вается не только престижнее, но в некоторых случаях дешевле израильско­го. А что касается методик, которые решили позаимствовать англичане, то для использования их нужна хорошая базовая, педагогическая подготовка. Вот учителя из бывшего СССР, как правило, её имеют и хорошо работают в Израиле. А чтобы такая подготовка была всеобщей, нужно менять всю си­стему образования. Как считает бывший проректор Российского Института усовершенствования учителей доктор педагогики Юрий Френкель, начинать следует с экономических принципов. Что представляет собой израильская система образования с точки зрения рыночных отношений? Мы все высту­паем в роли клиентов этой системы, потребителей образовательных услуг. А Минпрос от имени правительства нам эти услуги предоставляет. Именно предоставляет, а не продаёт.
      -- А в чем тут разница?
      -- А в том, что акта купли-продажи тут нет, хотя мы и оплачиваем эти ус­луги. Не мы решаем что покупать, у кого и сколько платить. За нас это делает Минпрос. Как монополист он имеет возможность всучить нам любой товар без нашего согласия. И как всякий монополист он не хочет иметь конкурен­тов. Международный опыт показывает, как можно эту ситуацию изменить. Должен появиться ещё один потребитель образовательных услуг -- государ­ство в лице правительства. Образовательные услуги должны предоставлять­ся системой образования, т. е. школами, университетами, колледжами и т. д., а Минпрос должен осуществлять лишь функции разработчика государствен­ных стандартов в отрасли, контроля за их выполнением и перевода средств в учебные заведения. Должен быть изменён и сам подход к финансированию системы образования. Деньги, выделяемые на образование, должны рассма­триваться не как потребительские траты, а как долгосрочные государствен­ные инвестиции. Когда в Китае в 1993 году приняли "Программу реформ и развития образования", то были произведены экономические расчёты отдачи от вложений в образование. Оказалось, что эта отдача выше, чем от вложения в основной капитал. С тех пор инвестирования государства в сферу образова­ния стали считаться не потребительскими расходами, а одним из главных ис­точников умножения национального богатства. Соответственно стали расти и темпы роста вложений в образование.
      -- Если бы у нас взяли этот опыт на вооружение, то давно бы прекрати­лись ежегодные забастовки учителей, требующих повышения зарплаты.
      -- Да, и ещё надо добиться того, чтобы бюджет на образование форми­ровался не по остаточному принципу. Для этого нужно выделить налог на образование из общей суммы налогов. Нужно определить, какой процент от собираемых налогов должен идти на образование и так и назвать его -- "налог на образование".
      -- А ведь действительно умно. По мере увеличения отдачи от образова­ния, будет расти сумма собираемых налогов, и вложения в образование будут расти в определённой прогрессии.
      -- Остановка за немногим: чтобы наше правительство это поняло, нако­нец, и претворило в жизнь. Но кроме общих проблем системы образования в Израиле, существует ещё проблема обучения детей-репатриантов. Причём, речь не идёт, к примеру, об англоязычных иммигрантах. Те для своих детей создали частные школы и целый ряд образовательных сетей, где преподава­ние ведётся на родном языке. У выпускников таких школ нет проблем с атте­статом, с поступлением в университет. Детям же из бывшего СССР гораздо трудней пробиться в элиту, хотя они не менее способны. На русском языке, к которому дети привыкли в стране исхода, в Израиле преподавание не ве­дётся. И когда ребёнка, не спрашивая его, привезли в другую страну, обычаев и языка которой он не знает, то он переживает психологический шок. Через несколько дней после прибытия в страну ребёнка приводят в школу, или в дет­ский сад, но он не может общаться ещё с коллективом из-за незнания иврита. В первые полтора года пребывания в стране ученик получает лишь шесть до­полнительных часов в неделю, а в старших классах только один час в неделю. Обучение ивриту в младших классах, а также учащихся, находящихся в стране более двух лет, вообще не финансируется. Также не финансируется психоло­гическая помощь детям-репатриантам, программы еврейской и израильской идентификации. А ведь многие родители сами заявляют, что их детям не хва­тает еврейского образования. Именно нехватка знаний о еврейской традиции и культуре является главным отличием их детей от сверстников-сабр в школе. И родители не могут познакомить детей с традицией еврейских праздников, с еврейской музыкой и песнями, если сами о них не знают в силу советского воспитания... Также не предусмотрено бюджетное финансирование работы с детьми и подростками-репатриантами, отнесёнными к категории "проблем­ных детей". А таких в стране насчитывается более 40 тысяч. В Минпросе сре­ди 900 инспекторов управления педагогики нет ни одного русскоговорящего инспектора из числа приехавших после 1989 года. Деятельность организаций новых репатриантов, занимающихся работой с детьми репатриантов в послео­беденные часы, Минпросом не поддерживается под предлогом отсутствия бюд­жетного финансирования. Отклоняются многочисленные инициативы учите­лей-репатриантов, направленные на улучшение интеграции репатриантов в израильское общество. Ввиду непрозрачности финансирования никто вообще не знает, сколько денег выделяется на абсорбцию детей-репатриантов и где эти деньги находятся. Почему это происходит? По мнению одного из экспер­тов, за всем этим стоят влиятельные круги, не желающие, чтобы "русские" усилили свои позиции. Из этих кругов идёт отторжение наших политиков, от­туда же поступил "заказ" на наших подростков. Может быть, поэтому в шко­лах становится меньше детей-репатриантов. По данным разных источников от 16 до 40 процентов детей-репатриантов не завершают учёбу в школе. Если ребёнок по каким-то причинам начинает отставать в учёбе, родители не могут ему помочь так как не знают израильской системы образования. Да и в школе русскоязычные родители -- редкие гости из-за постоянной занятости на ра­боте. И вот подросток, который плохо успевает, не видит смысла дальше про­должать обучение в школе. Он не хочет, чтобы к нему относились свысока, как к неудачнику, и стремится найти что-нибудь другое. Из-за всех этих проблем ребёнок не чувствует привязанности к стране, нет "чувства дома". За послед­ние десятилетия в стране выросли сотни тысяч чуждых ей молодых людей. Взрослые репатрианты значительную часть своей жизни провели в системе более понятных им ценностных координат. А у их детей к общим проблемам репатриантов прибавляются ещё проблемы переходного возраста. Ещё боль­ше проблем у детей без статуса, а также тех, чьи родители находятся в раз­воде. Но есть ещё одна причина, по которой дети уходят из школы. Причина эта -- насилие, которое испытывают дети-репатрианты в некоторых школах. Среди многих руководителей школ бытует мнение, что дети приходят в школу, чтобы учиться дружить, а знания -- не самоцель. Но какую дружбу получают дети-репатрианты? Моего внука привезли в Израиль, когда ему было четыре года, и сразу определили в детский сад. Представь себе, что ещё несколько дней назад он ходил в российский детский сад и играл со знакомыми детьми. И вдруг попадает в совершенно незнакомую страну с другими обычаями, где все говорят на непонятном языке. Когда его приводили в садик, он весь день сидел в углу, как загнанный зверёк. Так продолжалось около полугода. За это время он постепенно освоился, научился говорить на иврите и ко времени поступления в школу уже не отличался от своих сверстников. А вот сын од­ного моего знакомого, Вениамина, попал в другую школу. Учительница его в упор не замечала, а он не знал её языка, так как "ульпан" ему не дали. Другим детям он был в диковину, и они всячески его травили. Его пинали, били по лицу, оплёвывали. Как-то на перемене они начали гоняться за ним по двору школы и бросаться камнями. Когда Вениамин сам был мальчишкой, в одном небольшом российском городке за ним с улюлюканьем гналась толпа маль­чишек, прикрикивая "Бей жида!". И вот, через столько лет, уже в еврейской стране толпа еврейских мальчишек гналась за его сыном... Один камень по­пал мальчику в голову, и он упал. Хулиганы разбежались, и тогда появилась учительница. Скорая помощь увезла мальчика в больницу, но спасти его не удалось. Родители дали согласие пожертвовать внутренние органы ребёнка для пересадки и сохранили память о сыне в пятерых спасённых детях.
      
      
      
      
      
      
      
      
       ГЛАВА 2. Я БЫ В АРМИЮ ПОШЁЛ...
      
      
       "Слабость провоцирует оскорбления. Лучший способ избежать этого - быть сильным и уверенным в себе."

    Джеймс Мэдисон, четвертый президент США

      
      
      
       Человеку, впервые оказавшегося в Израиле, может показаться, что он по­пал в зону военных действий. На улицах, в автобусах и поездах постоянно встречаются солдаты с оружием. Кажется, что они патрулируют всю терри­торию страны. На самом деле это не патрули. Просто солдаты едут с базы домой, или из дома на базу. Удивляет, конечно, что делают они это с оружием. В Советском Союзе было по-другому: личное оружие солдат находится под замком и охраной и выдаётся только на время занятий и несения караульной службы. Правда, во время боевых действий солдаты и в России держат ору­жие при себе. В Израиле же из-за враждебного окружения военнослужащие должны быть в боеготовности в любую минуту и при получении приказа вы­ехать в ту или иную точку страны, поэтому и домой на Шабат они едут с лич­ным оружием.
       Вооружённые отряды на территории нынешнего Израиля появились ещё до образования государства. В 1920-1930-х годах арабы восстали против бри­танских властей, а за компанию досталось и евреям. Арабы терроризировали еврейские поселения, нападали на транспорт, отбирали запасы продовольствия, устраивали погромы. Крупная кровавая резня была устроена в еврейских квар­талах Хеврона. Для защиты поселений руководители ишува сформировали ор­ганизацию "Хагана" ("Оборона"). Её боевое крыло, ПАЛМАХ, представляло собой боевые отряды, в задачу которых входила борьба с арабскими бандами. В отряды ПАЛМАХа вступали добровольцы, однако массового энтузиазма не наблюдалось. Несмотря на постоянную угрозу со стороны арабов, многие мо­лодые и здоровые люди в ишуве продолжали жить так, как будто их борьба не касалась. Когда в начале 1940-х годов для борьбы с нацизмом в британской армии создавалась Еврейская бригада, руководители ишува повели жестокую борьбу против уклонистов. Даже британская администрация была возмуще­на проявляемой жестокостью. В дома уклонистов подкладывали бомбы, на­носили урон их имуществу, людям угрожали, их похищали, над ними всячески издевались. После Второй мировой войны в процессе подготовки к созданию государства Израиль национальные организации во главе с Еврейским агент­ством вновь повели борьбу с уклонистами. В газетах публиковались приказы, в которых всем работодателям под личную ответственность предписывалось увольнять уклонистов. Ответственность возлагалась и на членов семей укло­нистов. Они тоже могли быть привлечены к суду. То время было очень трудным для еврейского государства. И нужны были бойцы для его защиты. Поэтому проводились регулярные рейды по выявлению уклонистов. Проверялись ре­стораны, кафе и другие места массового посещения. Прочёсывались жилые кварталы, проводились обыски в квартирах соседей уклонистов. Всё это со­провождалось широкомасштабной пропагандистской кампанией с привле­чением молодёжных организаций. И в общественном сознании укрепилось мнение о том, что служба в ЦАХАЛе -- святой долг и почётная обязанность. Уклонисты стали изгоями общества, навеки опозорившими себя в глазах окру­жающих. В первые же годы существования государства Израиль количество уклонистов сократилось до минимума. В период Синайской компании жела­ние служить в армии ещё больше укрепилось. А пик армейского энтузиазма пришёлся на период, последовавший за Шестидневной войной. Молодёжь с гордостью надевала форму ЦАХАЛа, ставшую для всего мира символом непо­бедимой армии. Молодёжь стремилась попасть исключительно в боевые части. Если кто-то по каким-то причинам не имел такой возможности, то считал это личной трагедией.
       Сейчас, по израильскому законодательству, призыву на военную службу подлежат мужчины в возрасте 18-29 лет и незамужние женщины в возрасте 18-26 лет. Закон распространяется на евреев, а также (для мужчин) на друзов и черкесов. Христиане и мусульмане могут служить в армии добровольцами. Срок службы для мужчин -- 36 месяцев, а для женщин -- 21 месяц. Лица, подписавшие обязательства на сверхсрочную службу, могут быть направле­ны на офицерские курсы. Время сверхсрочной службы составляет 1 год для большинства офицеров, 2,5 года -- для окончивших курсы морских офице­ров и 6 лет -- для окончивших курс лётчиков. Подобное обязательство под­писывают и лица, получившие отсрочку от армии для учёбы в колледжах и университетах. Период обязательной службы для врачей -- 2 года, для инже­неров и других специалистов с высшим образованием -- 3 года, для выпуск­ников колледжей -- 1-2 года.
       Во время войны за независимость в 1948 году в только что созданном ЦАХАЛе служило 3,5 тысячи добровольцев-евреев из других стран. Это были ветераны Второй мировой войны, солдаты и офицеры с большим бо­евым опытом. Вопреки распространявшемуся антисемитами мнению, что якобы отсиживались в тылу, они успешно боролись с фашизмом в армиях разных стран мира. В СССР, например, по итогам войны было 150 Героев Советского Союза еврейской национальности. Выехать из СССР для оказа­ния помощи молодому еврейскому государству бывшие фронтовики, конеч­но, не могли. Но из других стран боевые офицеры приезжали. Они оказали большую помощь молодой израильской армии, готовили офицерский состав и специалистов. И сегодня молодые евреи из разных стран и лица, имеющие право на репатриацию, могут проходить службу в ЦАХАЛе на доброволь­ных началах. Многие после этого решают остаться в Израиле. Если молодые люди репатриируются в Израиль без родителей, то, призываясь в армию, они считаются солдатами-одиночками. Таким солдатам армия оказывает помощь. Ежемесячно они получают подарок в размере зарплаты рядового в дополне­ние к его обычной армейской зарплате. Армия принимает участие в оплате расходов на аренду и эксплуатацию квартиры. При тяжёлом материальном положении одинокий солдат может обращаться в особый отдел ЦАХАЛа. Если родители одинокого солдата проживают за границей, то ему положен отпуск продолжительностью 21 день один раз в течение каждого года во­инской службы для поездки за границу. В случае смерти одного из ближай­ших родственников за границей, одинокий солдат получает специальный от­пуск продолжительностью 30 дней, и армия оплачивает расходы на поездку. Кроме обычного отпуска, одинокому солдату положен дополнительный -- не реже одного раза в два месяца для улаживания личных дел.
       На добровольных началах в израильской армии служат и бедуины. Причём уклонение от службы среди бедуинской молодёжи встречается очень редко. Для бедуинов служба в армии является хорошей возможностью об­завестись связями, сделать карьеру. Бедуины служат и во внутренних вой­сках, и в боевых частях. Есть бедуинский батальон спасателей и батальон патрулирования пустыни. Они являются полезными в разведке и патрулиро­вании, так как хорошо знают местность, имеют острое зрение и врождённые качества воина пустыни. Бедуин-следопыт по понятным ему признакам мо­жет выяснить, где и когда прошли террористы, определить заминированные участки и места возможной засады.
       В боевых частях в армии хотят служить около 70 процентов учеников старших классов, однако годны к службе в этих частях не более 10 процентов. Причиной низкой физической подготовки являются система школьного вос­питания, а также компьютеры и телевизоры. Однако те, кто всерьёз мечтает о боевой романтике, стремится посещать, кроме школьных уроков физкульту­ры, занятия в школе боевых искусств. В такой школе ребят готовят к службе в армии физически и морально. Их не только учат боевым искусствам, фи­зической выносливости и дисциплине. Ребят приучают преодолевать страх, быть братьями друг другу, быть вместе и уважать другие взгляды. Сейчас также действуют центры подготовки к службе в армии, и у парней есть воз­можность выбрать определённую армейскую специальность.
       В последнее время становым хребтом ЦАХАЛа становится религиоз­но-сионистская молодёжь. Очевидно это объясняется особенностями об­разования и воспитания, которое получают молодые люди в вязаных кипах.
       Во всяком случае, в боевых частях они представляют уже половину офицер­ского состава. Среди слушателей курсов подготовки армейских офицеров ра­стёт и количество новых репатриантов. По имеющимся данным, в числе но­вых репатриантов, проходящих службу в армии, около 6 тысяч не являются галахическими евреями. И странно выглядит ситуация, когда призывники из числа новых репатриантов принимают присягу на Евангелии, а не на ТАНАХе. По инициативе начальника управления кадров ЦАХАЛа генерала Элазара Штерна теперь в армии существует программа ускоренной подготовки к гиюру. Среди проходящих срочную или резервистскую службу репатриантов, желающих пройти гиюр, оказались десятки тысяч. Для участия в программе таких солдат освобождают от служебных обязанностей.
       В Армии обороны Израиля есть офицер, к которому могут обращаться военнослужащие и их ближайшие родственники с любыми просьбами или жалобами, связанными со службой в армии. Для срочных случаев имеются телефоны "горячей линии".
       В случае гибели военнослужащего с его ближайшими родственниками активно занимается социальная служба армии. Для вдов, чьи мужья погибли на войне или во время армейской службы, ЦАХАЛ организует специальные реабилитационные группы. Помощь психолога предоставляется сразу и на неопределённый срок. За каждой вдовой армейская социальная служба за­крепляет куратора, который занимается её делами.
       Юношам и девушкам, устраивающимся после службы в армии на ра­боту, полагается премия, которая в 2007 году составляла 7578 шекелей. Военнослужащие, заканчивающие службу в армии, получают право на нало­говые льготы в течение трёх лет. При этом они имеют право прервать, то есть "заморозить" действие этих льгот на время учёбы и по другим причинам. В период службы призванным в ЦАХАЛ ежемесячно откладывается определён­ная сумма в специальный сберегательный фонд. Эти средства предназначе­ны для получения образования, приобретения квартиры, профессиональной подготовки или открытия собственного дела. Их можно получить в течение первых пяти лет после демобилизации. Кроме этого, неработающий демо­билизованный имеет право на пособие по безработице в течение 70 дней на протяжении первого года после демобилизации. При прохождении резервистских сборов ("милуим") для резервистов тоже предусмотрены льготы:
      -- солдат-резервист, вступающий в брак, освобождается от военных сбо­ров на период, начинающийся за 10 дней до регистрации брака и заканчива­ющийся через 10 дней после прохождения указанной процедуры;
      -- солдат-резервист, имеющий жену на девятом месяце беременности, освобождается от прохождения "милуим";
      -- если у солдата-резервиста рождается ребёнок, то "милуим" "замора­живается" на месяц с момента рождения;
       -- солдат-резервист, являющийся единственным родителем находящего­ся на его попечении ребёнка, не достигшего 18 лет, должен проходить резервистскую службу на расстоянии, не превышающем 100 километров от места жительства. Его обязаны ежедневно отпускать со службы в такое время, что­бы он мог прибыть домой не позднее 17:00.
       И всё же желание молодых людей служить в боевых частях несколько снизилось. По данным командования Армии, в 2007 году только 67,3 про­цента призывников подходящего профиля выразили желание служить в боевых частях. В августе 2006 года этот показатель составлял 68,9 про­цента, а в ноябре 2005 года превышал 70. Исследования показывают, что тенденция уклонения от армейской службы развивается в периоды кри­зисов -- как политических, так и экономических. Поскольку вопрос обо­роноспособности страны является чрезвычайно важным, о признаках над­вигающихся кризисов нам предстоит разобраться в дальнейшем более подробно. А пока что можно наблюдать, что сегодня молодые люди не воспринимают армейскую службу как фактор для собственной гордости и уважения со стороны окружающих. Теперь при приёме на работу не требуют удостоверения о демобилизации и не спрашивают, в каких частях и в какой должности служил соискатель вакансии. Поскольку нынешняя система образования с детства приучает человека "ловить кайф", то и вы­росшему ребёнку хочется избавиться от всего, что этому кайфу мешает. И, естественно, от службы в армии с её дисциплиной, к трудностям кото­рой молодой человек совершенно не приучен. В армии особенно наглядно проявляются негативные стороны нынешнего образования. Для борьбы с уклонизмом разрабатываются соответствующие меры. Одна из них -- вновь клеймить уклонистов позором, в том числе и соответствующей за­писью в удостоверении о демобилизации.
       Ухудшается и состояние дисциплины в армии. Удивительно, что у непью­щих, в общем, евреев, выявляются случаи распития спиртных напитков на военных базах, что строго запрещено. Причём, среди пьющих попадаются не только солдаты, но и офицеры. В элитном сапёрном подразделении "Яалом" пьянство среди военнослужащих приняло такие угрожающие размеры, что командование ЦАХАЛа обязало всех военнослужащих этого подразделения дать подписку об отказе от употребления алкогольных напитков как во время несения службы, так и во время отпуска. В 2007 году военный суд рассмо­трел дело пяти военнослужащих, в том числе кадровых из Южного военного округа. Все они были признаны виновными в том, что торговали автоматами Калашникова, М-16, патронами и гашишем. В 2006 году по делам, связанным с наркотиками, только в Северном военном округе было подано 173 обви­нительных заключений. Встречаются случаи, когда даже генералы ЦАХАЛа подозреваются в получении незаконных льгот и привилегий.
       Командование Армии больше стало уделять внимания соблюдению пра­вил и техники безопасности. Согласно данным управления кадрами, в пе­риод с 1978 по 1993 годы среднее число военнослужащих, погибших в про­исшествиях небоевого характера, равнялось 42. В эту категорию не вошло число солдат, погибших в отпуске. А в период с 1999 по 2006-й годы таких погибших было 37 человек, включая и находившихся в отпусках. От лётчи­ков раньше требовалось выполнение поставленной задачи во что бы то ни стало, даже на учениях. Борьбе с аварийностью уделялось меньше внимания. Однако в последние 20 лет подход стал меняться. Если раньше в среднем разбивалось около 25 самолетов в год, то с 2000 года эта цифра колеблется в пределах двух.
       Новые репатрианты, отправляя своих сыновей служить в армию, успо­каивают себя тем, что в израильской армии нет дедовщины. Той дедовщины, которая была в Советской Армии и теперь в Российской, в израильской дей­ствительно нет. Нет той озлобленности и ожесточения, порождаемого плохим качеством питания, ужасным бытом, сексуальным голодом, оторванностью на два года от родного дома. В израильской армии питанием солдаты обе­спечены хорошо. Можно даже сказать: слишком. Часто излишки продуктов выбрасываются на свалку нераспечатанными. В газетах как-то сообщалось, что в армии ежедневно выбрасывается годных продуктов на три миллиона шекелей. Бытовые условия у солдат тоже нормальные, а домой они едут чуть не каждый Шабат. И всё-таки в армии есть много "неуставных отношений", от которых нервы выдерживают не у каждого. Хотя подлежащих уголовному наказанию немного. На молодых солдат "старики" и "деды" сваливают все караулы и дежурства по кухне, мытьё туалетов и т. д. В карауле "молодой" солдат не знает, когда его сменят. Были случаи, когда им приходилось стоять в карауле по 16 часов подряд без смены. А после возвращения из караула их может ждать ещё дежурство на кухне или мытьё туалета. Причём если солдат приходит в новую часть, то здесь он для всех -- новичок, независимо от того, сколько он до этого прослужил. В некоторых частях "молодые", войдя в сто­ловую, должны, прежде всего, накрыть стол для "стариков". Во время при­ёма пищи "старики" могут посылать "молодых" за дополнительным кофе. Когда "старики" находятся в клубе или смотрят телевизор, "молодые" также исполняют роль официантов. Вся эта система постоянного унижения и до­полнительных нагрузок привела к тому, что в последнее время в ЦАХАЛе резко выросло количество самоубийств и случаев дезертирства. В 2006 году израильские военнослужащие -- солдаты срочной службы и резервисты -- подали 6076 жалоб, из которых свыше 60 процентов признаны справедли­выми. Рассмотрение таких жалоб в ряде случаев завершилось дисциплинар­ным судом и даже отчислением виновных военнослужащих из армии. В 2006 году был случай, когда 20 солдат элитной бригады "Голани" покинули место службы -- укреплённый пункт, расположенный непосредственно на израиль­ско-ливанской границе,-- без разрешения командира. В течение нескольких часов их преследовали по улицам Кирьят-Шмоне. До этого часть дезертиров была обвинена в издевательствах над своими религиозными товарищами по службе, а также в попытке установить в своих подразделениях систему жёст­кой дедовщины. Примечательно, что значительную часть военнослужащих "Голани" составляют выходцы из бывшего СССР. Чувство вседозволенности начало сказываться и на отношениях "стариков" к своим командирам. На за­мечания некоторых командиров они могут не реагировать, огрызаться и даже намекать на то, что командир может получить и выстрел в спину во время следующей боевой операции. В 2007 году на одной из воинских баз в южной части страны был случай, когда солдаты вели себя в столовой не подобаю­щим образом. На приказ вошедшего майора не реагировали, и тот приказал силой вывести их из столовой. На следующий день кто-то бросил шоковую гранату в помещение батальонного штаба. Эта провокация была увязана с инцидентом в столовой, и семеро зачинщиков беспорядков были приговоре­ны к тюремным срокам от 21 до 56 дней. Осуждённые в ответ заявили, что на следующей войне в бой с такими командирами не пойдут.
       Есть ещё примеры отвратительного поведения солдат. Так, например, 5 октября 2004 года в закрытой зоне Филадельфийского коридора, отделя­ющего Египет от сектора Газа, солдатами ЦАХАЛа была убита 13-летняя палестинка. По словам капитана Р., огонь по ней был открыт после несколь­ких выстрелов в воздух, на которые девочка никак не реагировала. Учитывая полученную информацию о готовящемся в "коридоре" теракте и зная, что террористы часто используют для этой цели детей, капитан и отдал приказ открыть огонь. Однако вскоре после этого эпизода солдаты роты, которой командовал капитан Р., дали показания о том, что капитан не просто убил девочку, а добил её. По их словам, когда капитан отдал приказ стрелять по девочке, они отказались. Тогда он сам открыл по ней огонь одиночными выстрелами, а когда она упала, он с короткого расстояния выпустил по ней длинную автоматную очередь. Началось расследование, в ходе которого про­тив капитана были выдвинуты обвинения в незаконном использовании ору­жия, в поведении, недостойном офицера ЦАХАЛа, и в непредумышленном убийстве. Капитан Р. выдвинул на следствии свою версию происшедшего. По его словам, он возглавил эту роту бригады "Гивати" за полтора месяца до этого инцидента. Увидев, что "старики" роты издеваются над "молодыми", он попытался положить этому конец и навести в роте порядок. Однако его попытки встретили резкое сопротивление со стороны "стариков", которые и решили использовать гибель девочки, чтобы отомстить ему. Следователи не приняли во внимание версию капитана и выдвинули против него обвини­тельное заключение. Ситуация в деле изменилась в феврале 2005 года, когда один из свидетелей признался, что дал ложные показания. После этого капи­тана выпустили из тюрьмы, но суд против него продолжался. Высокий про­фессионализм адвокатов помог установить истину в этом деле. Они выяс­нили, что дом и школа убитой девочки находятся совсем в другой стороне, в двух километрах от места происшествия и, следовательно, утверждения о том, что она сбилась с дороги и случайно забрела в закрытую военную зону, не выдерживают критики. Выяснилось также, что в тот день в ЦАХАЛе дей­ствительно ждали теракта, и все командиры получили приказ привести свои подразделения в состояние повышенной боевой готовности. Кроме того, ад­вокаты обратили внимание на многочисленные противоречия в показаниях свидетелей, носивших, к тому же, явно предвзятый характер. Внимательно рассмотрев все обстоятельства этого дела, судьи трибунала после 27 заседа­ний пришли к выводу, что именно капитан Р. говорит правду, а свидетели об­винения лгут, преследуя свои цели. Капитан Р. был признан невиновным по всем пунктам предъявленного ему обвинения. Одновременно было вынесено частное определение в адрес следственного отдела и прокуратуры ЦАХАЛа, в котором эти органы обвинялись в халатном проведении следствия и попыт­ке посадить за решетку невинного человека.
       Учитывая всю серьёзность ситуации вокруг "неуставных отношений", командование армии решило ознакомиться с опытом борьбы с дедовщиной в других армиях мира. И выяснилось, что армий, в которых дедовщина полно­стью отсутствует, в мире не существует. Психологи считают, что это явление должно неминуемо возникать в любом замкнутом мужском коллективе, чле­ны которого живут бок о бок сколь-нибудь длительное время и должны ве­сти в определенном смысле слова совместное хозяйство. В таком коллективе всегда будут "ветераны" и "новички". Высшее командование ЦАХАЛа этот вывод не удовлетворил, и было принято решение, что если дедовщина -- не­отъемлемое следствие того, что в подразделении есть старослужащие и но­вички, то, чтобы от неё избавиться, надо их просто отделить друг от друга. Отныне каждый солдат ЦАХАЛа будет от начала до конца служить в том подразделении, в котором он оказался сразу после призыва.
       Однако что-то всё-таки прогнило в израильском обществе, и этот процесс гниения не мог не затронуть армию. Ведь жизнеспособность любой армии зависит от дисциплины. И если солдаты могут покинуть пограничный фор­пост или отказаться выйти на боевое задание, значит в вооружённых силах далеко не всё в порядке.
       В конце сентября 2007 года в Ашкелоне 30 девушек-новобранцев были построены для отправки на армейскую базу "Зиким", расположенную на юге страны. Некоторое время назад эта база была обстреляна палестински­ми "касамами". Когда молодая девушка-сержант подала команду: "Всем под­няться в автобус!", наступила мёртвая тишина, а одна из девиц развернула лист ватмана с надписью: "База "Зиким" опасна для наших детей!". Стало ясно, что речь идет о хорошо организованном бунте. Растерявшаяся сержант повторила команду, однако никто не шевельнулся. В Ашкелон прибыли ко­мандиры среднего звена и пытались уговорить девушек подчиниться при­казу. Когда уговоры не помогли, командир взвода сказал девушкам: "Либо вы все сейчас направитесь в автобус, либо все сядете в армейскую тюрьму!". На что одна из девушек возразила: "Лучше сидеть в тюрьме, но остаться в живых!". Наконец появился командир базы и спокойно убедил девушек вы­полнить приказ и сесть в автобус. Весь этот инцидент продолжался около трёх часов. А ведь если бы командир просто дал девушкам пять минут на выполнение приказа и вызвал бы военную полицию для ареста неподчинившихся, это значительно помогло бы делу укрепления армии.
       Следует отметить, что вся эта сцена происходила в присутствии стояв­шей в стороне группы родителей. Причём было ясно, что родители здесь не просто зрители, а организаторы этого бунта. Они пытались вступить в переговоры с младшими командирами, но те приняли правильное решение, ни в какие переговоры вступать не стали, а связались с командиром базы. Общеизвестно, как еврейские мамы любят своих детей и готовы сделать за них любую работу. Но они не могут вместо детей служить в армии и очень тя­жело переживают этот период жизни своих питомцев. В прессе как-то писа­лось об одной семье, в которой родились пятеро мальчиков-близнецов. Через час после родов мамаша рыдала. И не потому, что представила себе труд­ности вынянчить одновременно пятерых, а потому, что мысленно увидела своих сыновей, стоящих в армейской шеренге. Ненаглядным чадам в армии приходится нелегко. И ждут эти чада конца недели, чтобы попасть домой в объятия родителей. Но не всем солдатам удастся в выходные дни увидеть своих пап и мам. Репатриантов-одиночек из разных стран, проходящих сроч­ную службу в рядах ЦАХАЛа, насчитывается несколько тысяч. Для них ми­нистерствами обороны и абсорбции совместно с кибуцным движением соз­дан проект "Тёплый дом на родине", обеспечивающий таких репатриантов жильём в кибуцах на время службы. Однако, по мнению специалистов, все репатриантские организации мало внимания уделяют военно-патриотическо­му воспитанию. На протяжении многих лет чиновники разных рангов гово­рят об этом, но как только доходит дело до финансирования, дело замирает.
       Многие репатрианты даже не знают, что в стране есть целая сеть частных курсов по подготовке молодёжи к службе в элитных частях. Но стоимость таких курсов составляет несколько тысяч шекелей, и далеко не каждой семье по карману. Практика показывает, что молодёжь, прошедшая частные кур­сы, попадает, как правило, в элитные подразделения и оттуда начинает стро­ить свою дальнейшую карьеру. А солдаты-репатрианты составляют около 50 процентов численности линейной пехоты.
       И тем не менее квалификация бойцов израильской армии находится на высоком уровне. Видно это и на примере проведения различных спецопе­раций. Как-то в начале 1989 года армейским начальством было принято ре­шение выкрасть кого-нибудь из высшего руководства "Хизбаллы" для того, чтобы потом вынудить ливанских шиитов пойти на переговоры по обмену израильских военнопленных. Выбор пал на шейха Абд эль-Карима Убейда, проживающего в южноливанском селении Джибшит. Подготовка к похище­нию была возложена на военную разведку "Аман" и бойцов диверсионно-разведывательного спецподразделения генштаба "Сайерет Маткаль".
       В один июньский день 1989 года в дом шейха Абд эль-Карима Убейда постучалась одетая во все чёрное женщина средних лет. Дверь открыла жена шейха Хаджа Мона. Назвавшись именем Зийнав, женщина с плачем поведа­ла жене шейха жуткую историю о том, как её избивает муж, как она, не вы­держав издевательств, тайно покинула свою деревню и пришла в дом шейха Убейда искать защиты. История Зийнав глубоко тронула жену шейха. После соответствующих проверок женщине разрешили остаться в доме шейха в ка­честве прислуги. Зийнав добросовестно выполняла свои обязанности, а вре­мя от времени встречалась со связным израильской разведки и передавала ему необходимую информацию. Она так хорошо сыграла свою роль, что даже после её исчезновения 23 июля 1989 года, ни у кого не возникло ни­каких опасений. Ночью 28 июля 1989 года израильские самолёты нанесли ракетно-бомбовый удар по позициям группировки "Исламское сопротивле­ние", являвшейся боевым крылом "Хизбаллы" в Южном Ливане. Под шум авианалета два израильских вертолёта совершили незаметную посадку в ущелье. 25 бойцов во главе с майором Амосом Бен-Авраамом направились к восточной окраине селения, где проживал шейх Убейда. Все произошло настолько быстро, что никто из находившихся внутри людей не успел ока­зать сопротивления. Спящему шейху заклеили плёнкой рот и крепко связали. Затем его и ещё четырёх человек, оказавшихся в доме, бойцы увели с со­бой. Когда через четверть часа в дом зашёл сын соседа, то нашёл связанную Хаджа Мону, рассказавшую ему о том, что произошло. Весть о похищении тут же облетела всё селение, но было поздно. Шейх Убейда в это время летел уже над территорией Израиля...
       В 45 лет боевой израильский офицер уходит в отставку. Находясь в рас­цвете сил, он зачастую оказывается совершенно не приспособленным к штат­ской жизни. Особенно если за время службы не приобрёл никакой граждан­ской профессии. Поэтому за год до увольнения с ним начинают работать специалисты Минобороны, готовить его к жизни после увольнения в запас. За это время он может пройти на выбор бесплатное обучение в любой об­ласти. При выходе на пенсию офицер получает единовременно приличную сумму. Это накопления за службу. Бонусы накапливаются за службу в боевых частях, за то, что мало болел и т. д. С офицером заранее работают предста­вители крупнейших банков Израиля, которые предлагают ему свои програм­мы вложения денег, чтобы накопления работали. Армейская пенсия хоть и неплохая, но для респектабельной жизни маловата. Да и сидеть без дела в таком возрасте боевые офицеры не привыкли. И тут выясняется, что "отстав­ной офицер боевых частей ЦАХАЛа" звучит как фирменный знак. Такого человека с удовольствием возьмут в любую престижную охранную фирму мира, консультантом по системе безопасности крупной коммерческой компа­нии, а то и военным советником в какой-нибудь стране. При определённых деловых качествах можно стать и во главе фирмы, оказывающей подобные услуги, как частным лицам, так и правительствам разных стран. Израильский опыт интересен многим, поэтому израильских инструкторов можно найти в армиях других стран. Но все эти люди работают с ведома министерства обороны Израиля. Прежде чем начать переговоры с гражданскими лицами или представителями соответствующих служб той или иной страны, руко­водитель подобной израильской фирмы должен поставить в известность Министерство обороны и получить его разрешение на ведение таких перего­воров. Затем, прежде чем подписать договор, его текст должен быть представ­лен в Министерство обороны и также получено разрешение. Такая система контроля позволяет вовремя пресечь нежелательные контакты израильских отставников с мафиозными группировками или неосознанное сотрудниче­ство с враждебными Израилю силами. Есть в этой системе контроля и не­который недостаток, так как чиновники министерства вмешиваются, таким образом, в конкуренцию между подобными компаниями и создают условия для протекционизма. В целом же государство Израиль всячески поощряет от­ставников торговать своим опытом, приобретённым за годы службы в армии. В соответствующих кругах понимают, что вслед за доверием к израильским специалистам приходит и доверие к израильскому оружию. А это означает получение новых крупных заказов израильской оборонной и авиационной промышленностью...
       ...Самая мощная террористическая организация Колумбии -- ФАРК -- более 40 лет ведёт войну с законным правительством своей страны. Её назва­ние представляет собой аббревиатуру слов "Революционные Вооружённые Силы Колумбии". Официально она ведёт борьбу за права индейцев и с аме­риканским влиянием на жизнь народов Южной Америки. На самом деле речь идёт о гигантском наркокартеле, доходы которого от выращивания коки и производства кокаина исчисляются миллиардами долларов в год. Она стала одной из самых богатых и хорошо вооружённых террористических органи­заций в мире. Подразделения ФАРК контролируют целые районы Колумбии, другие области страны живут в постоянном страхе. Ежедневно боевики за­хватывают в плен новых заложников и отправляют их на плантации коки в качестве рабов. Ни в одном населённом пункте жители Колумбии не чув­ствуют себя защищёнными. Американские советники не смогли помочь ко­лумбийцам победить террор. И в начале 2000 года в Колумбии решили об­ратиться к израильтянам. Началось с неформальных встреч на международ­ных форумах. Потом дошло до интенсивного общения между генеральными штабами армий двух стран. После ряда переговоров израильский отставной генерал-майор Зив получил в Колумбии должность стратегического советни­ка Министерства обороны и спецслужб по борьбе с террором. Вместе с ним подписали контракт два его помощника -- отставные полковники ЦАХАЛа. Вскоре Колумбия стала в массовом порядке закупать израильское оружие, бо­еприпасы, военную электронику. Следом именно в Израиле Колумбия начала ремонт и переоборудование военной и гражданской авиации. Таким же обра­зом работает система и в других точках планеты, принося пользу Израилю.
      
      
      
      
      
      
      
      
       ГЛАВА 3. НЕСИТЕ ВАШИ ДЕНЕЖКИ
      
      
       "Хороших людей большинство, но чаще всего приходится иметь дело с меньшинством."

    Борис Крутиер

      
      
      
      
       Негативное отношение коренных израильтян к новым репатриантам, как ни удивительно, сказывается на состоянии дел в Вооружённых силах. И это при том, что, по заключению специалистов, "русские" являются самой на­дёжной и боеспособной частью израильской армии. Служат молодые репат­рианты отлично, но поощряют их плохо. Поэтому те, не видя для себя пер­спектив армейской службы, в офицеры не идут. Но они не "косят" от ар­мии -- в отличие от коренной молодёжи: отпрыски состоятельных родите­лей вовремя, до призыва, покидают страну. Современные молодые люди не желают тратить годы на армейскую службу, когда есть более перспективное занятие. Кто-то "косит от армии по идеологическим соображениям" -- не одобряя государственной политики и т. д. Эта болезнь общества достигла та­ких размеров, что в стране с самой строгой в свободном мире призывной системой от службы уклоняется половина призывников.
       Один из способов избежать призыва заключается в том, чтобы ухитрить­ся при проверке занизить себе профиль. При отборе в армию молодёжь при­зывного возраста проходит тщательную проверку для определения профиля их физического и умственного здоровья. Идеальная готовность приравнена к ста баллам. Каждый дефект сколько-то баллов отнимает. Того, кому определили 21 балл и меньше, освобождают от армейской службы. Это понятно: человек должен быть способен обращаться с современной техникой, пере­носить физические трудности, а если он физически и умственно хилый, то становится обузой и товарищам, и Министерству обороны.
       Но ещё недавно получить "21-й профиль" было стыдно. Таких прези­рали; им трудно было получить хорошую работу. Однако в последние годы общественное мнение изменилось: избежать призыва в армию уже не счита­ется предосудительным. И вот уже на каком-нибудь столбе можно увидеть объявление примерно такого содержания: "21-й профиль. Полный пакет до­кументов на освобождение от армии в самое короткое время".
       Предложение появилось, потому что возник спрос. Сердобольных роди­телей тоже можно понять: все средства массовой информации переполнены сообщениями о непрекращающихся разборках с палестинцами. Погибнуть в такой разборке хуже, чем на войне. Вообще любая гибель в мирное время кажется несправедливой.
       На этих родительских чувствах и играют мошенники и делают это на­столько тонко, что не подкопаешься. Вот одна из таких историй, когда отец решил освободить сына от рискованного долга. В конторе, куда он обратил­ся по объявлению, ему объяснили, что "в комиссиях везде свои люди, каж­дый врач молодому человеку немного занизит балл, в сумме их окажется столько, сколько надо. Так что освобождение от армии будет гарантировано, а обойдётся это всего в 3000 шекелей". Для спасения жизни единственного сына это совсем не дорого. Любящий отец собрал указанную сумму, принёс в контору и получил взамен квитанцию и договор на иврите. Сыну ничего не сказал, поэтому тот прошёл комиссию без всяких затруднений и. полу­чил довольно высокий профиль. Разгневанному родителю в конторе вежливо объяснили:
       -- Не волнуйтесь. Мы немедленно высылаем вам пакет необходимых документов!
       Через несколько дней по почте пришёл пакет, в котором находились ксе­рокопии вырезок из газет, содержащих советы адвокатов по вопросам при­зыва на военную службу в Израиле. При дальнейших разборках выяснилось, что согласно подписанного отцом договору, составленному на иврите, речь идёт об оказании консультационных юридических услуг, касающихся про­хождения армейской службы. И в заключение добавили:
       -- А вы что думали? Что мы будем кому-нибудь давать взятку? Так мы не в России. Здесь взяток не берут!
       Отношения с армейской службой -- всего лишь частный случай. Мошенников много, и они в такой степени предприимчивы, что в их сети попадают не только те, у кого совесть тоже не чиста. Вот и Аркадия подвела наивная вера в честность априори. Горький опыт у него появился почти сразу после репатриации.
       Отношения с армейской службой -- всего лишь частный случай. Мошенников много, и они в такой степени предприимчивы, что в их сети попадают не только те, у кого совесть тоже не чиста. Вот и Аркадия подвела наивная вера в честность априори. Горький опыт у него появился почти сразу после репатриации.
       Каждый человек, наверное, попадая в страну развитого капитализма, мечтает разбогатеть. В России, конечно, тоже люди богатеют, но в основ­ном те, кто связан с металлургией, "нефтянкой" или газодобычей. К тому же, если работают они не на рядовых должностях. Английские миллионе­ры, как правило, состояние своё получили в наследство. В Америке состо­ятельные люди свои миллионы делают своими руками. В Германии на 80 миллионов жителей приходятся около одного миллиона миллионеров. Часть из них разбогатела благодаря наследству, но большая часть сколотила свои капиталы с нуля. Каким образом можно разбогатеть в Израиле, Аркадий ещё не знал, и стал внимательно следить за прессой и рекламой. Компания "Мифаль а-паис" предлагала приобрести счастливый лотерейный билет...
       Но Аркадий ещё со времён СССР не доверял никаким лотереям: и выигрыш вряд ли увидишь, и на что собранные деньги пошли, не знаешь. Но, как ока­залось, в Израиле всё немного иначе. Выиграть, правда, тоже трудно, но в распределении собранных денег существует прозрачность. На эти средства строятся дома престарелых, клубы, спортивные комплексы, поликлиники. Сама компания "Мифаль а-паис" появилась в 1951 году, когда нужно было строить больницу "Ихилов" в Тель-Авиве, а у государства не было на это денег. Деньги собрали с помощью продажи лотерейных билетов. Потом ста­ли осуществляться всё новые и новые проекты. Около 80 процентов доходов компании сейчас вкладывается в образовательные проекты. И всё-таки такой путь к обогащению Аркадий считал ненадёжным. Проще всего, он считал, надо пойти работать. Капитал на этом не сколотишь, но иметь добавку к по­лучаемой корзине абсорбции было бы совсем неплохо. Да и сидеть без дела он не привык. Поэтому в первые же дни после приезда Аркадий уверенно направился в бюро по трудоустройству, захватив диплом инженера-электри­ка. Проработал он когда-то по этой специальности не один год, пройдя путь от слесаря до начальника лаборатории. Но в бюро по трудоустройству его пыл несколько охладили. Для начала надо было выучить иврит и принести об этом справку из ульпана. Намекнули на возраст. В общем, Аркадий по­нял, что надо работу искать самому. Поспрашивал... Его свели с кабланом Борей, который предложил поработать в бригаде на ремонте дома в одном из кибуцев. Аркадию поручили всю электропроводку. Работали весело, под магнитофон. Ребята с Украины оказались работящими, и Аркадию труд был не в тягость, он чувствовал себя как на курорте. За неделю всю работу сдела­ли. Боря объявил выходной на три дня. За это время он должен был получить деньги от заказчика и договориться на счёт новой работы. А им предписыва­лось ждать его звонка. Но не позвонил Боря ни через три дня, ни через неде­лю. Аркадию не терпелось получить первые деньги, заработанные в Израиле, но чувство вежливости не позволяло напомнить Боре о долге. И всё же через две недели он не выдержал, узнал у знакомых Борин телефон и позвонил сам. Боря сказался больным и пообещал позвонить и встретиться после выздоров­ления. Позже Аркадий узнал, что их наниматель просто запил и промотал все деньги. Бригада так ничего и не получила.
       В ожидании обещанных денег и следующей работы Аркадий занялся из­учением вопроса оплаты труда в Израиле. Внимательно просматривая перио­дическую русскоязычную прессу, он обнаружил много для себя интересного. Первым делом его интересовали нормы оплаты труда, чтобы иметь представ­ление о возможных заработках. Выяснилось, что средняя зарплата в разных сферах трудовой деятельности существенно различается. Так в электриче­ской компании "Хеврат а-хашмаль" и компании "Мекорот", занимающейся поставкой воды она составляет свыше 18 000 шекелей, то есть 240 процентов средней зарплаты по стране. Работники банков и страховых кампаний полу­чают в среднем свыше 17 000 шекелей, работники госучреждений, руководи­тели общественных служб и промышленные рабочие -- свыше 11 000 шеке­лей в месяц. В сфере торговли и строительстве средняя зарплата свыше 6500 шекелей, в здравоохранении -- свыше 6100, в сфере образования -- около 5500, в секторе общественных и частных услуг и сельском хозяйстве -- око­ло 5000 шекелей. В то же время зарплаты управляющих частных компаний достигают 12-14 миллионов шекелей в год. Человеку, прожившему большую часть жизни в социалистическом государстве с всеобщим равенством, понять это очень трудно. Так же трудно привыкнуть к тому, что хозяин может в лю­бой момент уволить работника и не заплатить ему за отработанное время. Хозяин может обещать заплатить завтра, через неделю и тянуть месяцами. Если выведенный из себя работник только возьмёт хозяина за пиджак, тот вызовет полицию. Адвокаты считают, что в такой ситуации лучше всего об­ращаться в суд по трудовым спорам, который считается самым действенным в Израиле. Однако те, кто работают "по-чёрному", боятся обращаться в суд. И напрасно. Через суд работник может получить свои деньги и честно рас­считаться с налоговым управлением.
       Иногда поступают более хитро. К примеру, какая-нибудь фирма выступа­ет в качестве подрядчика и берёт заказы на разные работы. Это может быть изготовление чертежей, технический перевод и т. д. Найдя заказ, фирма объ­являет конкурс о приёме на работу, и кандидаты прилежно выполняют зада­ния (а фактически исполняют заказ) в порядке прохождения конкурса. Потом кандидату объявляют, что по конкурсу прошёл другой человек, и ничего, ко­нечно, не платит.
       Периодически появляются объявления о различных конторах, пригла­шающих на работу за границей. Человек приходит в какое-нибудь "предста­вительство норвежской нефтяной компании", осуществляющей "запись для работы в Норвегии на нефтяных платформах". Посетителю предложат за­полнить анкету и пройти медосмотр у комиссии норвежских врачей. Надо только заплатить 1000 долларов израильской клинике, которая предоставляет помещение прилетающей комиссии норвежских врачей. Тем, кто не пройдёт медкомиссию, деньги обещают вернуть сразу. Те же, кто пройдут, получат возврат при первой же зарплате. Человеку назначают день прохождения ме­досмотра и выдают квитанцию об оплате. Понятно, что в назначенный день не оказывается на месте ни клиники, ни представительства фирмы.
       Нечто подобное может произойти и с иностранными рабочими, приез­жающими на работу в Израиль. Особенно часто они нужны для ухода за по­жилыми людьми, некоторым из которых помощь нужна все 24 часа в сутки. Понятно, что израильтянам, имеющим свои семьи, такая работа не подходит. Соответствующие фирмы по трудоустройству оформляют в установленном порядке разрешения на приезд определённого количества иностранных рабо­чих. На улицах Израиля можно встретить гастарбайтеров из Индии, Непала, Филиппин и других стран. У себя дома эти люди платят посреднику за воз­можность работать в Израиле суммы, исчисляемые тысячами долларов. Иногда для этого приходится продавать всё, что есть, брать ссуду в банке. Однако если вызов на работу оформляла фирма-мошенница, то гастарбайтеров могут ожидать неприятные сюрпризы. К примеру, на пограничном посту в аэропорту "Бен-Гурион" прибывшему могут сообщить, что он не имеет права на въезд в Израиль, поскольку старик-работодатель, к которому он при­был, скончался. По другому варианту заявление о смерти предполагаемого клиента сделает приглашающая фирма. И человек оказывается в чужой стра­не без средств к существованию. Через некоторое время фирма сообщает о наличии работы, но требует за это дополнительную плату, также исчисляе­мую в тысячах долларов. Из-за безвыходности ситуации приехавший попа­дает в долгую кабалу. По оценкам отдела расследований иммиграционной полиции, в Израиле находится как минимум 10 тысяч иностранных рабочих, которые въехали в страну, имея разрешение на работу по уходу за нуждаю­щимися в посторонней помощи, но работой не обеспеченных. При проверке законности приглашений на ввоз рабочих из-за границы выясняется, что ча­сто по одному разрешению ухитряются привозить несколько человек, часть адресов фиктивные. Порой оказывается, что старики, для которых оформля­лось разрешение, понятия не имеют об этом.
       Аркадию по жизни попадались разные мошенники, и его всегда удивляло, когда эти мошенники оказывались верующими людьми. Как это совмещалось с Талмудом, невозможно было понять. Талмуд требует, что если в доме есть только одна кровать, то хозяин должен отдать её рабу, а сам лечь на полу. В отношении оплаты труда в Торе прямо говорится: "Не притесняй наёмни­ка, бедного и нищего из братьев твоих или из пришельцев твоих, которые в стране твоей, во вратах твоих. В тот же день отдай плату его до захода солнца, ибо он беден и ждёт душа его, и не возопит он на тебя к Господу, и не будет на тебе греха".
       Создаётся впечатление, что вся страна опутана грехами. Кто-то из рабо­тодателей задолжал своим работникам. Кто-то задолжал банкам, так как чуть не полстраны имеет банковский минус на счетах. Кто-то не выплачивает го­сударству налоги, штрафы и т. д. По данным Минфина, в 2005 году долги граждан государству составляли 6 млрд. шекелей, а с учётом долгов местным властям -- около 10 млрд. Находятся махинаторы, которые умудряются ве­шать на государство и чужие долги. Одна энергетическая компания по суще­ствующим договорам должна была поставлять топливо Палестинской авто­номии. Однако многие бензовозы до автозаправочных станций ПА не доезжа­ли, а поворачивали обратно, и на территории Израиля продавали это, якобы проданное палестинцам топливо. При этом ПА исправно получала с Израиля миллионы шекелей в виде возврата НДС за недопоставленное топливо.
       Ограбление государства производится разными путями. Есть фирмы, ко­торые обещают на взаимовыгодных условиях оформить клиенту получение пособия по безработице. Они оформят вам фальшивые платёжные ведомо­сти ("тлуш-маскорет") и письмо об увольнении. Вам остаётся отнести эти документы в "Битуах Леуми". Дальше фирма оформит всё сама, и вы будете получать ежемесячно пособие по безработице и 35 процентов полученной суммы немедленно переводить на счёт человека, указанного фирмой. Как-то полицейские обнаружили в сумочке иерусалимской проститутки "тлуш-маскорет", благодаря чему раскрыли одно из самых крупных в истории стра­ны мошенничеств против "Битуах Леуми". Зарплатную ведомость прости­тутке выписала одна из посреднических компаний по найму работников для уборки. Высокопоставленный работник этой компании ежемесячно оформ­лял несколько десятков таких ведомостей проституткам, безработным и ин­валидам. Зарплата поступала на их банковские счета, а затем возвращалась этому работнику наличными, да ещё с доплатой 500 шекелей "за услуги". А его клиенты с этими фиктивными "тлушами" направлялись в "Битуах Леуми" и оформляли соответствующие пособия. В 2007 году двое мошенни­ков умудрились, назвавшись полномочными представителями государства Израиль и Национального земельного фонда, заключить с Греческой патри­архией договоры на многолетнюю аренду земельных участков в Иерусалиме, получив на этом 20 млн. долларов комиссионных. Израиль -- довольно бога­тое государство и умудряется покрывать нанесённый ему ущерб. Хуже при­ходится частному лицу, на которого вешают чужие долги.
       Да, людям свойственно мечтать о богатстве, а потому их довольно легко соблазнить. Одна репатриантка, не найдя работы, решила попытать счастья в лотерее. У лотерейного киоска к ней обратился молодой человек и -- вот удача-то! -- предложил очень хорошую работу. Представился он работником известной организации "Мифаль ха-пайс", занимающейся организацией ло­терей в стране. Лотереи проводятся постоянно, и суммы выигрываются боль­шие. Государство ввело налог на выигрыш. Мужчина объяснил женщине, в чём будет её задача. По его словам, для того, чтобы обмануть государство, деньги переводятся на счета работников фирмы, а те обналичивают их и воз­вращают фирме, оставляя себе пять процентов комиссионных. Женщина бы­стро подсчитала, какую приличную сумму сможет получать в месяц, и согла­силась. Несколько раз на её счет приходили деньги в размере 10 тысяч шеке­лей, которые она обналичивала и возвращала молодому человеку. Однажды пришла очень крупная сумма, и парень сказал, что их обналичить нужно в тот же день. Они вместе поехали в банк, взяли деньги, и парень с деньгами уехал. Как потом оказалось, навсегда. А у женщины на счету на другой день образовался огромный минус, так как последняя поступившая сумма была вложена чеком, оказавшимся без покрытия.
       На людях, ищущих работу, мошенники наживаются довольно часто. Открывается, например, новая фирма и набирает работников. Кандидатам на трудоустройство предлагают получить в банке кредитную карточку для пере­вода зарплаты и номер кредитной карточки сообщить работодателю. Набрав приличное количество претендентов на работу, "работодатель" снимает с их кредитных карточек имеющиеся на счету деньги, и фирма исчезает. Многие люди, даже сравнительно давно живущие в Израиле, не знают, что зарплата переводится на банковский счёт, а не по кредитной карточке.
       В 2006 году жертвами афер стали около половины бизнесменов, отно­сящихся к малому бизнесу: суммарный ущерб составил примерно 180 мил­лионов шекелей. Аферист обычно рассчитывается за товар отсроченны­ми чеками. А когда подходит срок оплаты, чеки оказываются без покрытия. Владелец малого бизнеса может получить сообщение из какой-нибудь стра­ны, из которого следует, что он является победителем бизнес-проекта и ему полагается приз в размере одного млн. евро. Нужно только сообщить номер и реквизиты своего банковского счета, а также выслать небольшую сумму для уплаты налогов на выигрыш. Люди опытные знают, что такие сообщения можно сразу выбрасывать в мусорную корзину. Во-первых, потому, что вы никогда не можете стать победителем конкурса, в котором не принимали уча­стия. Во-вторых, если вам сообщают, что для получения крупного приза вы должны заплатить какую-то малость, значит, вы имеете дело с мошенниками. Фирме, распоряжающейся миллионами, ваша мелочь не нужна. Если же вам предлагают для получения приза прибыть лично, то это уже могут быть араб­ские террористы или бандиты, которые вытрясут из вас все деньги и оставят в чужой стране без гроша.
       Самым нашумевшим в Израиле было, наверное, дело Григория Лернера. В 1993 году не было, наверное, ни одной русскоязычной газеты, которая не брала бы интервью у главы российско-израильской финансовой кампании Григория Лернера. Согласно публиковавшейся в газетах справке, родился он в 1953 году. Окончил факультет журналистики. На коммерческой основе орга­низовал несколько студенческих стройотрядов, за что в 1982 году был осуж­дён на 11 лет лагерей с формулировкой "за особо крупные хищения". После двух судов срок скостили до пяти лет, потом перевели на "химию", откуда досрочно освободили за примерное поведение. В 1987 году Лернер органи­зовал первый в Москве кооперативный банк -- "Партнёр-банк". В 1990 году он был объявлен в международный розыск по обвинению в невозврате кре­дита Жилсоцбанку, но тогда же получил израильское гражданство и взял имя Цви Бен-Ари (в переводе с иврита -- олень, сын льва). В 1991 году его аре­стовали в Швейцарии, продержали полтора года и экстрадировали в Россию, где он был отпущен под залог, чем он воспользовался, чтобы снова уехать в Израиль, там организовал первую российско-израильскую финансовую ком­панию. Правдами или неправдами он был амнистирован в России, и. в кон­це 1995 года в зале одной из самых шикарных гостиниц Тель-Авива собра­лась израильская и российская богема, чтобы поучаствовать в презентации Первой российско-израильской финансовой компании Григория Лернера. От России присутствовали такие крупные фигуры, как советник президента Александр Яковлев, заместители министра финансов, заместитель министра экономики, зампреды Центробанка, академик Абалкин. Приветствие при­слал российский премьер Черномырдин. В мае 1997 года Григорий Лернер был арестован в аэропорту Бен-Гурион по подозрению в обмане вкладчиков и махинациях на сумму 100 миллионов долларов. Внимание полиции при­влекла подозрительная активность Лернера в начале весны, когда он начал сворачивать дела, распродавать имущество вплоть до личных автомобилей, осуществлять перевод капиталов на счета в Старом и Новом Свете. Арест был произведён буквально на трапе самолета, следовавшего в США чартер­ным рейсом. В кармане у него было 50 тысяч наличных долларов. Лернера объявили главой "русской мафии". На допросы его возили под охраной по­лицейских вертолётов. В следственную группу по делу Лернера вошло 120 специалистов различных профилей, которым приходилось вылетать в загран­командировки на Кипр, в Швейцарию, Россию и Люксембург. Был пущен слух о том, что россияне попытаются освободить своего мафиози прямо в зале суда. Во время процесса здание суда окружали вооружённой охраной, а в небе кружили вертолёты. В мае 1998 года он был приговорён к шести годам тюрьмы и штрафу в полтора миллиона долларов. За отказ уплатить штраф суд добавил ему ещё два года.
       Пока он сидел, появился миф об олигархе -- заступнике русской алии. В печати периодически публиковали информацию об ужасных условиях со­держания Лернера--в одиночной камере, в которой до него сидел охранник нацистского лагеря смерти Треблинка Иван Демьянюк. Как потом оказалось, камера Ивана Демьянюка является лучшей из возможных. За узником на­блюдал весь мир -- все правозащитные организации и вся канадская укра­инская община. Все следили за условием содержания Демьянюка и придира­лись к каждой мелочи. Камера эта мало отличается от гостиничного номера; в ней имеется телевизор, магнитофон, неограниченное количество кассет. В феврале 2003 года Лернер был условно-досрочно освобождён, а спустя несколько месяцев он стал бизнес-консультантом крупной нефтяной кампа­нии "Роснефтегазинвест" и, как тогда писали, " обратился к новым репа­триантам, чтобы они вместе с ним могли заработать на своих сбережени­ях". Русскоязычные газеты помещали рекламу Лернера, в которой он пред­лагал "... вложить деньги в акции компании "Роснефтегазинвест" и получать прибыль около двух процентов в месяц, то есть в четыре-пять раз большую, чем банковский кредит". Компания Лернера собиралась поставлять в Израиль и другие страны Средиземноморья дешёвую российскую нефть. Многие поверили бизнесмену. Через некоторое время инвесторы, не видя никаких движений по поставкам нефти и газа, потребовали возвращения вложенных денег. Лернер выписал банковские чеки, которые оказались без покрытия. Инвесторы обратились в полицию. В феврале 2006 года Лернер в рамках юридической сделки признал себя виновным в мошенничестве, подделке до­кументов и отмывании денег. Суд отложил дальнейшее разбирательство по этому делу до мая 2006 года, чтобы позволить Лернеру собрать необходи­мую сумму и возместить ущерб пострадавшим. Однако 10 марта он вместе со своим напарником Львом Смоляницким бежал из Израиля по поддельному паспорту на имя Валерия Бронштейна -- тезки единственного сегодня род­ственника Льва Троцкого. Беглецы отправились на Кипр, откуда вылетели в Парагвай. У этой страны нет договора с Израилем о взаимной выдаче пре­ступников. Трудно сказать, сколько времени потребовалось бы израильской полиции, чтобы выйти на след Лернера, если бы не его поведение. Горничная гостиницы в Асунсьоне вынуждена была дважды вызывать скорую помощь и полицию к лежащему без чувств постояльцу одного из шикарных номеров. И оба раза оказывалось, что постоялец просто мертвецки пьян. Парагвайская полиция сфотографировала постояльца и направила фотографии в Интерпол и Израиль. Тут же было установлено, что постояльцем является Григорий Лернер. При обыске в его номере были найдены полтора миллиона евро и 120 тысяч долларов наличными. Начались переговоры между Израилем и Парагваем о выдаче Лернера. Парагвайские власти не могли найти объясне­ния тому, откуда у Лернера оказалась столь крупная сумма наличных денег, и начали подозревать его в торговле оружием и наркотиками. Наконец, из­раильская полиция добилась выдачи обоих беглецов. Однако деньги, обнару­женные у Лернера, по решению генерального прокурора Парагвая остались в госбанке этой страны до выяснения их происхождения. Вероятнее всего, эти деньги принадлежат доверчивым вкладчикам его кампании. После исчезно­вения Лернера все филиалы компании "Роснефтегазинвест" были закрыты, и лишь на огромном здании центральной автостанции Тель-Авива большу­щий плакат с портретом Григория Лернера и девизом "Нефть и газ -- самый надёжный бизнес" ещё какое-то время напоминал о том, с каким размахом действовала эта кампания.
       На суде вскрылась целая индустрия обмана, подделок и мошенниче­ства, организованная Лернером. Судья решил, что подсудимый не достоин снисхождения, потому что уже через полгода после выхода из тюрьмы вер­нулся к преступному образу жизни, и приговорил его к шести годам тюрем­ного заключения. По иску двух пострадавших инвесторов Лернера обязали выплатить им компенсацию и 200 тысяч долларов штрафа. Пострадавшими остались ещё 3500 вкладчиков, с которых Лернер собрал более 14 миллионов долларов, и получить назад эти деньги им вряд ли удастся.
       В конце того же года полиция арестовала известного израильского мо­шенника Эфраима Каниаса. Этот человек с отроческого возраста в течение 30 лет существует за счёт афер и вымогательства денег у честных граждан. При этом он ни разу не сидел в тюрьме благодаря своим адвокатам. На сей раз он познакомился с супружеской парой пенсионеров и представился им преуспевающим бизнесменом. Он предложил супругам стать его компаньо­нами, обещая получение солидной прибыли за очень короткий срок. Кто в этом мире откажется приумножить свой капитал, тем более, когда для этого не надо даже работать? Супруги собрали все свои сбережения, включая пен­сионные накопления, и отдали Эфраиму Каниасу 400 тысяч шекелей. Через пару месяцев, не получив обещанных дивидендов, они обратились в поли­цию. Каниаса арестовали, но денег при нём не нашли.
       Аркадий не попался на удочку ни к Лернеру, ни к Каниасу, потому что остался без денег гораздо раньше. Вскоре после приезда в Израиль он позна­комился с семьёй Каплуцких. Жёны вместе занимались на каких-то курсах, ездили лечиться на Мёртвое море. Старший Каплуцкий с сыном Костей зани­мались мелкооптовым бизнесом. Их контора со складом находилась недалеко от дома, где тогда жил Аркадий, благодаря чему бывал там почти каждый день. После описанного неудачного дебюта в работе, свободного времени у Аркадия было много. Каждый раз, проходя мимо, он заходил поболтать с при­ятелями за чашкой кофе. Отношения между семьями были довольно тёплы­ми, не раз вместе выезжали за покупками, устраивали пикники. Аркадий был в курсе бизнеса друзей и сам мечтал чем-нибудь подобным заняться. Как-то в разговоре Костик, который считался руководителем фирмы, пожаловал­ся на нехватку оборотных средств для открытия нового магазина. Аркадий от чистого сердца предложил свои небольшие сбережения, привезённые из России. К разговору подключился Юра. Втроём обсудили ситуацию и дого­ворились, что Аркадий вложит деньги в бизнес фирмы и в виде дивидендов будет ежемесячно получать полтора процента от величины вложенного капи­тала. Первые месяцы так и было, но потом оплата прекратилась. Каплуцкие жаловались на задержку оплаты клиентами, а потом вообще закрыли свою фирму. Отношения между семьями заметно похолодели и прекратились со­всем. Но Аркадий продолжал верить в порядочность приятелей и всё ждал, когда те вернут долг. Одновременно он стал внимательнее приглядываться к тому, что происходит в сфере товарно-денежных отношений в Израиле.
       Евреев считают народом торговцев. И, несмотря на то, что много еврей­ских имён есть среди учёных, писателей, артистов, музыкантов, обществен­ных деятелей и военных, бытует убеждение, что торговля является исконным еврейским занятием. Но, по утверждению историков, так было не всегда. До разрушения Первого Храма профессия торговца не пользовалась уважени­ем в обществе. Такое же отношение к торговле сохранялось у евреев и в эпо­ху Второго Храма. В ТАНАХе, в отличие от других профессий, торговцы почти не упоминаются. Торговля начинает играть заметную роль в еврейской среде в период Вавилонского изгнания. Заниматься земледелием в Месопотамии евреи не могли, так как у них не было земли, ремесленники не в состоянии были начинать с нуля конкурентоспособное дело в чужой стране. Евреи по­неволе начали осваивать торговлю и денежные операции и в этом деле пре­успели настолько, что вскоре фигура еврейского банкира и торговца стала до­вольно заметной во всей Вавилонской империи, а потом и в Персии. Занятие торговлей привело к расселению евреев по Азии, Африке и Европе. В период Средневековья евреи связывали Западную и Восточную Европу с мусульман­ским миром, Индией и Китаем. Торговали они и со славянскими народами, бывали в Киеве и Великом Новгороде. На протяжении последних трёх столе­тий из-за того, что евреям ничем иным заниматься не разрешалось, торговля была наиболее распространённым занятием среди них. Однако во всех стра­нах Европы история еврейских торговцев одинаково повторялась в разные исторические эпохи. Евреев приглашали на жительство для развития мест­ной торговли, давали им всевозможные привилегии. Затем налоговое бремя ужесточали, привилегии отнимали, устраивали погромы, конфисковывали имущество и изгоняли. Да и сама торговля в спокойные годы успешно шла да­леко не у всех. Преуспевающими или относительно преуспевающими можно считать не более 10 процентов торговцев-евреев. Причём взаимоотношения между людьми в торговле евреи строили на основе честности. Ни в одном из документов древностей нет таких чётких требований о честности и расчётах, как в Торе: "Да не будет у тебя в суме твоей двух разных гирь -- большой и малой. Да не будет у тебя в твоём доме двух разных мерил: большого и малого. Полная и верная гиря должна быть у тебя, чтобы продлились дни твои на зем­ле, которую Бог, твой Бог, даёт тебе. Ибо мерзость перед Богом, твоим Богом, всякий делающий это, всякий творящий несправедливость". Еврейские му­дрецы объясняют, что фраза эта означает, что если еврей всё-таки позволит себе жульничество, то это не укроется от взора Всевышнего, и наказание при­дёт Свыше в виде быстрого разорения и полного обнищания. И следующий далее текст Торы толкуется как напоминание евреям о том, что если обман в торговле станет в их среде распространённым явлением, то расплатой за это станет нападение врага и массовая гибель евреев.
       При проведении земляных работ на Храмовой горе было обнаружено много различных гирь, из чего напрашивается вывод, что при иерусалимском Храме находилась самая древняя на Земле "Палата мер и весов". Согласно ар­хеологическим находкам и историческим данным, ещё две с лишним тысячи лет тому назад евреи измеряли вес твёрдых тел с точностью до 0,1 грамма и объём жидкостей с точностью до 0,001 литра. По предположениям историков, ещё во времена Первого Храма по рынкам ходили специальные инспекторы, проверявшие весы, гири и меры. При обнаружении нарушителя последний на первый раз штрафовался, попавшийся вторично подвергался избиению плетьми, а в третий раз вообще мог быть изгнан из города. Еврейских торгов­цев такие инспекторы проверяли и в средние века. В тот период сама угроза изгнания из общины была для еврея очень страшным наказанием. Запреты любого вида обмана в торговле каждый богобоязненный еврейский торговец должен был знать во всех деталях. Запрещался обсчёт покупателя даже на самую мелкую монету, так как это приравнивается к воровству. Именно от скрупулёзной честности еврейских торговцев берёт начало скрупулёзность расчётов, давшая повод антисемитам распространять мнение, что "еврей за копейку удавится". Еврейские источники рекомендуют в случае, когда по­купатель ошибочно считает, что ему не додали сдачу и настаивает на своей правоте, дать ему эти деньги, так как честное имя продавца дороже денег и лучше продавцу потерять деньги, чем иметь даже ложное пятно на репута­ции. Запрещает иудаизм и слишком завышать цену товара, смешивать товары разного качества, расхваливать качество своего товара.
       К сожалению, в наше время в Израиле даже среди верующих евреев мало кто соблюдает эти высоконравственные принципы Торы. Пример обмана по­дают все магазины страны, устанавливая цены на товары, заканчивающиеся на 99 агорот, хотя монеты достоинством в одну агору давно нет в обращении, и сдачу сдать невозможно при всём желании. Телефонные кампании присы­лают счета в такой форме, что израильтяне не в состоянии понять, сколько они платят за минуту разговора и из чего формируется суммарный счёт. Какие-нибудь проходимцы могут организовать торговую фирму с солидным офи­сом и заняться оптовыми закупками продукции израильских производителей, расплачиваясь с ними отсроченными чеками. Затем эта продукция продаётся за наличный расчёт. Когда выясняется, что чеки не имеют покрытия, произ­водители обращаются в полицию. И тут выясняется, что фирма оформлена на какое-нибудь подставное лицо, а мошенники с деньгами исчезли.
       Как-то на улице Тель-Авива под вывеской солидной фирмы мобильной связи появился красиво оформленный прилавок. Хорошо одетые молодые люди предлагали потенциальным клиентам совершенно бесплатно поме­нять имеющиеся у них телефоны на современные аппараты. Тут же в витри­не лежали современнейшие аппараты -- и с опцией просмотра видеофиль­мов, и с прямым видеобменом и т. д. Молодые люди, стоявшие за прилавком, демонстрировали образцы новых аппаратов и показывали их возможности. У многих прохожих азартно загорались глаза. Желающим предлагалось под­писать солидно выглядевший договор и сдать старый аппарат. Клиентам представители фирмы обещали доставить на дом новые аппараты прямо со склада, в заводской упаковке в течение пары дней. Не дождавшись обещан­ного, до людей доходило, что их обманули, звонили в телефонную кампанию. И тут выяснилось, что кампания ни при чём, а вскоре те, кто клюнул на со­блазн, клиенты получили солидные счета за переговоры...
       Вас могут по почте, или прямо на улице поздравить с крупным выи­грышем, за которым вам надо прийти в такой-то офис к такому-то времени. Явившись по указанному адресу, вы увидите других счастливчиков, сидящих за столиками и пьющих кофе. Вскоре выяснится, что собрала всех какая-ни­будь крупная турфирма. А свой выигранный "Роллекс" вы сможете получить только в случае приобретения на несколько лет абонемента на проживание в отелях Франции или Италии. В некоторых случаях посещение подобных офисов имеет серьёзные последствия. Одна настойчивая барышня по не­сколько раз в день обзванивала пожилых людей и приглашала в недавно от­крывшийся клуб пенсионеров. Посетителю после непродолжительной бесе­ды предложат купить какой-нибудь прибор для очистки воды и воздуха, яко­бы необходимый для улучшения здоровья пенсионеров. Клиента будут убеж­дать в течение нескольких часов целой компанией, пока совсем не заморочат голову и не выманят чеки на несколько тысяч шекелей. Когда человек придет в себя и поделится своими впечатлениями с родственниками или знакомыми, то выяснится, что это "ценное" приобретение в магазине стоит шекелей 100. Разгневанный, он пожелает срочно расторгнуть договор. Но тут выяснится, что при расторжении договора фирма оставляет себе половину уплаченной суммы. Самые решительные начинают добиваться справедливости через суд. Имеются случаи, когда пенсионеров приглашают на какую-нибудь презента­цию, где угощают кофе. с наркотиком, от чего человек теряет волю. В полу­бессознательном состоянии он подписывает чеки, покупая, к примеру, набор посуды за 10 000 шекелей, который в магазине не стоит и сотни, и пожилые люди не могут понять, как их угораздило пойти на такую сделку. Таким же образом, под действием наркотиков, человек покупает "единицы отдыха" у какой-нибудь турфирмы, или совершает ещё какую-нибудь сделку, на кото­рую никогда бы не согласился в здравом уме.
       Находятся и такие ловкие коммивояжёры, которые умудряются уговорить человека на покупку без всяких наркотиков. Как-то жене Аркадия позвонила домой молодая дама и предложила совершенно бесплатно почистить ковры. Зная, что бесплатного сыра не бывает, жена отказалась. Но звонки продолжа­лись в течение полугода и, в конце концов, жена сдалась. Бдительный Аркадий решил поприсутствовать. В назначенный час приехал симпатичный молодой человек и в течение двух часов демонстрировал возможности американского пылесоса. Меняя насадки, он почистил ковёр, диван, матрац, шторы. Этот чу­до-пылесос покрыл ковёр специальной пеной, а через некоторое время убрал её. Хозяева млели от удовольствия. Демонстрация сопровождалась милой беседой. Даже у бдительного Аркадия появилось желание приобрести эту технику. Но когда выяснилось, что за эту покупку надо заплатить без малого 4000 долларов, он быстро протрезвел. Молодой человек, как бы делая одол­жение, предложил сделать первый взнос в 1,5 тысячи, а остальную сумму разбить на десять платежей. После долгого спора продавец уже соглашался на 36 платежей без первого взноса. Но Аркадий предложил отложить покуп­ку на завтра, чтобы поговорить с дочерью и, может быть, купить пылесос на двоих. Поскучневший коммивояжёр попросил номера телефонов знакомых Аркадия. Наутро Аркадий уже в состоянии был рассуждать трезво и понял, что покупку эту делать не следует. С какой стати влезать в большие долги на три года из-за какого-то пылесоса... Да и не может он стоить таких денег! Через некоторое время раздался возмущённый звонок одного из знакомых:
      -- Ты зачем дал этим продавцам мой номер телефона? Я ничего покупать не собираюсь!
      -- Я не сомневаюсь, что у тебя есть голова на плечах. Я просто хотел сделать тебе приятное. Тебе что, жалко, если они тебе бесплатно почистят ковры?
       До чего только не додумываются хитрые головы, чтобы потрясти ко­шельки своих дважды соотечественников! Одно время развернулась продажа установок для очистки питьевой воды. Продукция широко рекламировалась. Бойкие продавцы ходили по домам и навязывали пенсионерам эти установки, как средство поддержания здоровья. Малоразбирающиеся в этом люди вы­кладывали свои сбережения за такое чудо. А цена очистительной системы в несколько раз превышала месячный доход пенсионеров. Продажи велись на­столько агрессивными методами, что управление по стандартизации вынуж­денно было дать специальное разъяснение в газетах. В нём говорилось, что в Израиле вода из крана пригодна для питья, а любая система по очистке воды меняет её свойства. Поэтому вначале надо посоветоваться с лечащим врачом, необходима ли данному человеку дополнительная очистка воды.
       Во всех этих случаях большинство покупателей расплачивалось чеками. Узнав об обмане, многие поспешили в банк отменить чеки, но при этом со­вершают ещё одну грубую ошибку. Далеко не все знают, что если товар лежит у вас дома, то нельзя отменять чеки. Фирма подаст на клиента в суд и тому придётся выплатить не только стоимость товара, но ещё и штраф, и судебные издержки. Отменить чек можно, только отменив сделку. Для этого надо не позднее 14 дней с момента покупки послать письменное уведомление фирме о расторжении договора, со всеми бумагами идти в суд и получить решение суда об отмене сделки и о закрытии чеков.
       С чеками вообще надо уметь работать. И не только когда что-то покупае­те. Допустим, человек решил продать машину и нашёл покупателя, готового заплатить запрашиваемую цену. Поскольку сумма сделки достаточно велика, покупатель расплачивается чеком. Продавец и покупатель идут в банк, где покупатель вкладывает чек на счёт продавца. Квитанцию о вложении чека покупатель отдаёт продавцу, взамен получает ключи от машины, документы на неё и уезжает. Когда же продавцу понадобятся деньги, он вдруг обнаружит, что никаких денег за проданную машину ему на счёт не поступало. Чек ока­зался без покрытия. Поэтому прежде чем расстаться с продаваемым товаром, нужно убедиться, что деньги на счёт поступили. А чеков вам могут выписать сколько угодно. И бежать в полицию бесполезно, так как машину наверняка уже угнали в какую-нибудь арабскую деревню или вообще на территорию Палестинской автономии.
       Вообще в Израиле существует много видов мошенничества, связанных с автомобилем. Здесь ещё раз убеждаешься, что прав был Остап Бендер, когда провозгласил свой знаменитый лозунг: "Автомобиль не роскошь, а средство передвижения". Количество автомобилей в стране равно примерно одной трети численности её населения. И всей этой массе средств передвижения не­обходимо топливо. Официально в стране действуют 900 автозаправок. Кроме того, существует не одна сотня станций, где можно заправить топливом свой автомобиль. Большинство официальных заправок принадлежат крупным фирмам, и там поддерживается надлежащий порядок. Но вот появилась новая, официально зарегистрированная фирма, которая начала закупать бензин у из­вестной кампании "Базан". Этот бензин на более выгодных условиях постав­ки предлагался хозяевам законных и неофициальных заправочных станций. Согласившиеся первое время действительно получали качественное топливо. Потом посыпались жалобы от водителей. У некоторых начали выходить из строя двигатели. Нашлись и правдолюбы, пожелавшие добиться справедли­вости. Однако действительность остудила и их. Для того, чтобы сдать пробу на анализ в отдел топлива министерства инфраструктур, надо заплатить 600 долларов. Но где доказательства, что вы именно такой бензин получили, а не подделали его сами? История длилась довольно долго, пока, наконец, полиция не взялась за это дело серьёзно. В операции под названием "Чёрное золото" приняли участие свыше 400 офицеров и рядовых сотрудников полиции и око­ло 200 работников налоговой инспекции. В течение четырёх месяцев отсле­живались пути, по которым преступники скупали и воровали топливо, "дора­батывали" и перепродавали потребителям. Несколько лет назад американцы были шокированы известием о том, что шайка из бывшего СССР около двух лет реализовывала бензин, разбавленный водой. Американским жуликам та­кое и в голову не могло прийти. Израильские "химики" работали не так гру­бо. Ведь даже школьник знает, что бензин и вода находятся в разных весовых категориях. Поэтому компоненты выбирались одной субстанции: бензин на­половину разбавляли керосином, а солярку -- маслом определённого сорта.
       Во время операции было задержано 11 бензовозов, раскрыто расположение более десяти топливных ёмкостей-танков, в которых хранилось "дорабо­танное" топливо. Мошенники не могли бы долго действовать безнаказанно, если бы соответствующие госструктуры работали должным образом. Отдел топлива министерства инфраструктур должен проверять работу автозапра­вок. Анализ качества топлива может за 10 минут сделать лаборатория любо­го нефтеперегонного завода и стоит он, конечно, намного меньше, чем 600 долларов. Однако государство настолько скудно финансирует этот отдел, что осуществлять надзор надлежащим образом за качеством топлива отдел не в состоянии. При этом и само государство оказывается в убытке на сотни мил­лионов шекелей, не получая доходов с "левых" заработков мошенников.
       Благодаря современным техническим достижениям человек может при­обретать товар через Интернет, не выходя из дома. Практикуется это и в Израиле. Как утверждает пресса, Израиль является одной из крупнейших в мире производителей спама (рассылаемого по Интернету рекламного му­сора) -- около 2%, в то время как население страны составляет чуть более 0,1% населения Земного шара. Ещё хуже обстоят дела с самой вредной ка­тегорией спама - "фишингом", когда электронные послания рассылаются с целью мошенничества. 4,7% таких посланий в мире исходят с территории Израиля. Человек, к примеру, может получить электронное послание с по­здравлением и информацией о причитающемся наследстве под миллион дол­ларов. Для оформления наследства нужно сообщить точный адрес, номер удостоверения личности и номер счёта. Сообщив эти данные, человек через некоторое время обнаруживает, что с его счёта стали исчезать деньги. И про­должаться это будет до тех пор, пока он не закроет старый счёт и не откроет новый. Какая-нибудь благотворительная организация сообщит вам, что вы выиграли, к примеру, посудомоечную машину и нужно только оплатить до­ставку и сборку. Деньги перевести по указанному адресу. Однако, переведя эти несколько сот шекелей, вы вряд ли дождётесь приза. Реклама в Интернете предлагает товары многих фирм, но не всегда оплата товара гарантирует его получение. Много жалоб по этому поводу поступало в министерство про­мышленности и в организации защиты прав потребителей. И один дирек­тор такой компании отправился-таки в тюрьму за обман потребителей в Интернете. Компания занималась продажами потребительских товаров через Интернет методом аукционных торгов. Потребители производили оплату то­вара кредитными карточками, но не всегда его получали.
       Агрессивный маркетинг наблюдается и в торговле, и в сфере услуг. Пресса и телевидение наполнены различными предложениями. Постоянная рекла­ма приглашает, допустим, на курсы косметики и гарантирует слушателям по завершении обучения блестящее будущее в виде трудоустройства в пре­стижные косметические салоны с высокими заработками. Многие женщины соблазняются, оформляют документы, расставаясь с несколькими тысячами шекелей за предстоящее обучение: "курсы начнут работать, как только набе­рётся группа". Понятно, что "группа никогда не наберётся". После многоме­сячного ожидания обманутые женщины никакой фирмы по прежнему адресу уже не находят. И ничего исправить уже нельзя. Ещё хуже будет, если вы под горячую руку отмените выданные чеки: суды и штрафы не только разорят вас, но и сильно потреплют нервы.
       Есть и такие мошеннические фирмы повышения квалификации, кото­рые работают только через посредников. Никаких курсов они не устраивают, а сразу продают сертификаты об их окончании. В 2004 году Тель-авивская прокуратура возбудила дело о крупномасштабном мошенничестве в теле­фонной кампании "Безек". По данным обвинения, 57 работников компании незаконно получили повышение зарплаты с помощью поддельных сертифи­катов об окончании курсов повышения квалификации. Торговали липовы­ми сертификатами три компании, принадлежащие одним и тем же хозяевам. Каждый сертификат обходился покупателю в пределах 1000 шекелей, а убыт­ков компании "Безек" мошенники нанесли на миллионы.
       В других случаях, люди, обладающие достаточной квалификацией в своей области, не могут в Израиле оформить соответствующие документы. Примером тому является процесс получения водительских удостоверений. По существующим в Израиле правилам новые репатрианты в течение трёх месяцев могут ездить по водительским правам страны исхода, а потом долж­ны пройти экзамен по вождению. Объясняют это тем, что в Израиле не дове­ряют документам других стран и подозревают, что они могут быть куплены. И тут выясняется, что водители с многолетним стажем не в состоянии сдать экзамен с первого раза!
       Пришлось и Аркадию подтверждать своё водительское удостоверение. Он обратился в фирму, проводящую соответствующее обучение, и при пер­вой же поездке инструктор убедился, что водительские права у Аркадия "честные". Ещё бы, ведь к тому времени водительский стаж у Аркадия по­шёл на третий десяток лет. А ездить приходилось и по Уральским горам, и в Поволжье, и по Подмосковью. Инструктор дал Аркадию несколько уроков для ознакомления с местностью, на которой будет проходить экзамен, и с осо­бенностью иномарки. За два десятка лет в стране исхода приходилось ездить только на отечественных автомобилях. После нескольких поездок инструк­тор представил Аркадия на экзамен. Аркадий спокойно поездил по городу и по шоссе. Ему были известны те мелочи, за которые обычно цепляются экза­менаторы, и старался никаких промахов не допускать. Однако, как потом вы­яснилось, экзамен Аркадий не прошёл, так как по записи в протоколе "слиш­ком сильно нажимал на рукоятку переключения передач". Аркадий был взбе­шён: предлог явно надуманный. Но приятели его успокоили. Оказывается, почти никто не сдаёт экзамен по вождению с первого раза. Некоторые ходят и по десять раз. И каждый раз приходится платить. Люди давно смирились с тем, что получение израильских прав -- это узаконенный государством отъ­ём денег у населения.
       И опять же, существуют каналы, через которые за соответствующую пла­ту можно получить документы поважнее водительских прав. В начале 2006 года государственная прокуратура подготовила предварительный вариант об­винительного заключения против бывшего консула Израиля в Нидерландах. Кроме прочих нарушений он обвинялся в том, что за взятки выдавал израиль­ские паспорта. Всего, таким образом, было выдано 150 паспортов лицам, не имеющим никакого права на израильское гражданство.
       Но консул этот выглядит мелким жуликом по сравнению с более круп­ными аферами международного масштаба. В 2003 году в суде города Беер-Шева слушалось дело Владимира Затуловского, называющего себя "гене­ральным консулом государства Доминион Мелхицедек в Израиле". Когда-то советский писатель Лев Кассиль придумал государство Швамбранию. Калифорниец Дэвид Педли, возможно, Кассиля не читал, а до всего дошёл своим умом. Одни его считают гением, другие махинатором (как-будто одно исключает другое). В 1970-е годы он получил очередной тюремный срок за то, что делал деньги из воздуха, торгуя необеспеченными ценными бу­магами. В тюрьме он занялся религией и переписал заново библию, внеся свои коррективы. Позднее им был приобретён крошечный коралловый риф в Тихом океане рядом с необитаемым атоллом Клиппертон, принадлежа­щем Франции. Риф этот совершенно пустынный, а во время прилива вообще скрывается под водой. Так "возникло" государство Доминион Мелхицедек. Слово "Доминион" означает, что данная территория находилась под британ­ским владычеством. А Мелхицедек, согласно книге "Бытие" Ветхого завета, был царь Иерусалима и первосвященник. Формально считается, что госу­дарство Доминион Мелхицедек возникло с момента утверждения его кон­ституции 7 июля 1991 года, которую написал Альберт Блауштейн, профес­сор университета Ратжерс. Позднее он был назначен министром иностран­ных дел Доминиона. Альберт Блауштейн вообще подрабатывал написанием конституций. Всего он написал их двенадцать, в числе которых был один из проектов конституции Российской Федерации. По официальным данным, Девид Педли умер в 1987 году. По другим сведениям, Девид жив и под дру­гим именем руководит собственной страной. Его сын Марк Педли организо­вал в Интернете сайт созданного государства. Позднее Марк переименовал себя в Бренча и возглавил правительство. Судя по сайту, у Доминиона были конституция, законодательство, совет старейшин, дипломатический кор­пус, университет, фондовая биржа и т. д. В 1994 году был избран президент Доминиона -- филиппинка Перлазия, известная также как Эльвира Гамбоа.
       Посетителям сайта предлагалось за скромную плату приобрести граждан­ство и паспорт доминиона. Чуть дороже стоил дипломатический паспорт и должность посла или консула Доминиона. Таким же образом можно было получить диплом университета или сертификат юриста Доминиона и т. д. За 1000 долларов можно было приобрести собственную кампанию доминио­на, а за 5 тысяч -- целый банк. Спрос на компании и паспорта был большой. Причём среди покупателей были не только мошенники. Некоторые израиль­тяне и американцы приобретали эти паспорта на случай возможного захвата террористами в "проблемных странах".
       .И куда только судьба не заносит евреев! Их можно встретить в стра­нах Азии и Африки, не говоря уже про Северную и Южную Америку. А вот Австралия категорически не принимает эмигрантов из Израиля. Но нет, на­верное, такого правила, для которого нельзя было бы найти исключение. С другой стороны, деловые люди из цивилизованных стран в такую глушь особо и не рвутся. Поэтому, в целях развития экономики своей страны ав­стралийские власти пошли на некоторое смягчение эмиграционного зако­нодательства. Если человек имеет в стране фирму, дающую рабочие места, то он может получить австралийское гражданство. Этой лазейкой и пользу­ются предприимчивые люди. Иногда в газетах можно встретить объявление о том, что такая-то фирма предлагает недорогие услуги по "деловой эми­грации в Австралию". Суть услуги заключается в том, что вам предлагают внести вклад в уставной капитал действующего в Австралии предприятия и стать его совладельцем. А через некоторое время вы можете подать заявле­ние на гражданство по той причине, что вам необходимо постоянно следить за работой предприятия. Для оформления документов необходимо вылететь в Австралию, поскольку местные власти очень строго относятся к оформле­нию документов. Эта заманчивая перспектива обойдётся вам в пару тысяч долларов на поездку и тысяч пять на взнос в уставной капитал. На месте вы убеждаетесь, что предприятие действительно существует, в нотариаль­ной конторе оформляете вклад и получаете официальный документ о том, что являетесь теперь совладельцем предприятия в Австралии. Довольные, вы возвращаетесь домой, и ожидаете, пока фирма оформит вам австралийское гражданство. После длительного ожидания вы теряете терпение и отправляе­тесь лично выяснить отношения с фирмой и узнаёте, что фирма закрывается, так и не добившись для вас получения гражданства Австралии. И не уди­вительно. Там ведь тоже не дураки сидят. Когда у одного предприятия ока­зываются многие десятки совладельцев, требующих получения австралий­ского гражданства для непосредственного наблюдения за производственным процессом, это вызывает у властей подозрения. Поэтому гражданства вы не получите и деньги фирма вам не вернёт, ведь деньги вы вносили в уставной капитал австралийского предприятия. Можете ездить туда сколько угодно как совладелец этого предприятия. И можете себя успокаивать тем, что вы ещё сравнительно дёшево отделались.
       В Канаду тоже не очень легко перебраться, там свои заморочки. Тем не менее, часто появляются фирмы, предлагающие свои услуги для переезда в Канаду. Бывает, что новые репатрианты, не найдя подходящих условий жиз­ни в Израиле, хотят попытать счастья на новом месте. В конторе, куда они обращаются по объявлению, им предложат хорошие условия. Дорогу опла­чивает контора. В Канаде у трапа самолёта их встретит представитель, по­селит и поможет с трудоустройством. При оформлении документов на вы­езд их возят на машине в какие-то организации, где приходится подписывать бумаги, не понимая их сути, так как они составлены на иврите. И вот, на­конец, долгожданный рейс на Канаду. Но у трапа самолёта никто прибыв­ших не встречает. Без знания языка трудно с кем-нибудь общаться. Хорошо, если удастся найти гражданина, говорящего по-русски, прояснить ситуацию и, может быть, получить какую-то помощь. Однако, даже при подключении адвокатов, людям, прибывающим из Израиля, добиться статуса беженца не удастся. Через некоторое время канадские власти купят им билеты на само­лёт до исторической родины. И вот здесь их ждёт очень неприятный сюрприз. Выясняется, что бумаги, которые они когда-то подписали, были документами на получение ссуды, где они выступали в качестве получателя или гаран­та. В любом случае, тот, кто эти деньги фактически получал, давно скрылся, а выплачивать ссуду много лет придётся тому, кто эти бумаги подписывал. От таких сюрпризов у людей случается нервный срыв, кто-то может стать инвалидом. Масштабы такого рода мошенничества приобрели такой размах, что в центральной прессе появилась консультация юриста. Согласно канад­скому законодательству лицо, занимающееся оказанием платных услуг в об­ласти иммиграции, должно иметь на это специальную лицензию. Канадские власти выдают её только физическому лицу, а не компании. Таким лицом может быть:
      -- канадский адвокат, зарегистрированный в Канадской коллегии адвокатов;
      -- квебекский нотариус, имеющий лицензию нотариуса, выданную в ка­надской провинции Квебек;
      -- канадский иммиграционный консультант, получивший лицензию от канадских властей.
       Но вряд ли всё это могут знать новые репатрианты!
       Замечено, что многие израильтяне страдают повышенной нервозностью. Причём, как отмечает пресса, основная причина повышенной нервозности израильтян -- не угроза войны или терактов, а постоянное ощущение, что тебя свои же обманут. И обманывают. Не только мелкие мошенники, но и крупные компании. К примеру, энергетическая компания (самый крупный монополист) доказывает правительству необходимость повышения тарифов на электроэнергию в связи с повышением мировых цен на топливо. А через некоторое время из отчёта статуправления узнаёшь, что прибыли компании, возросли на многие миллионы шекелей. Телефонная сотовая связь во многих странах дешевеет, но не в Израиле. Согласно отчёту международной инве­стиционной компании Merrill Lynch, из 50 государств, вошедших в иссле­дование, во втором квартале 2006 года повысили расценки на сотовую связь только семь государств: Аргентина, Бразилия, Гонконг, Израиль, Норвегия, Филиппины и Чили. А мелкие мошенники и тут лохов находят. Они реги­стрируют платную телефонную линию, разговор с которой стоит несколько шекелей за минуту. Затем обзванивают все имеющиеся телефонные номера, прерывая соединение после нескольких звонков. Люди начинают волновать­ся -- кто же пытается к ним прорваться, и делают обратный звонок. На дру­гом конце линии со звонящим ведут долгие разговоры, якобы уточняя какие-то вопросы, а на самом деле затягивая время. Потом приходят достаточно весомые счета... А можно "влипнуть" и в более крупное дело. Попадаются на нём преимущественно "русские" израильтяне, которые не читают много­численных справочников, выпускаемых телефонными кампаниями. Они не знают, например, что если набрать "звёздочку72", то все свои звонки пере­адресовывают на другой телефонный номер. И вот в квартире какого-нибудь "русского" раздаётся звонок, ему сообщают, что его друг попал в аварию, и он ждёт звонка на "звёздочку72" и такой-то номер. Взволнованный выходец из СНГ тут же набирает данный номер, после чего его телефон надолго за­молкает. Зато мошенники теперь могут подолгу разговаривать со своими за­граничными друзьями и подругами совершенно бесплатно. Счета за разгово­ры будут приходить бедному "русскому". Ещё один вид телефонного мошен­ничества -- поддельные телефонные карточки. В последнее время появились десятки фирм, выпускающих телефонные карточки без лицензии министер­ства связи. При современном развитии техники для выпуска поддельных кар­точек достаточно иметь компьютер и затратить несколько сот шекелей на их изготовление. Для потребителей этих карточек проблема состоит в несоот­ветствии между заявленным и фактическим временем разговора. К приме­ру, купили вы карточку на 100 минут, а через два разговора по паре минут карточка может закончиться. И не знаешь, кому жаловаться, потому, что на карточке нет адреса изготовителя.
       Находятся изобретательные жулики, которые пытаются ограбить страхо­вую компанию. Как-то в одну из таких солидных компаний позвонили двое солидных мужчин и попросили прислать им агента. Мужчины снимали ро­скошный дом в престижном районе и произвели на агента хорошее впечат­ление. Они выложили перед агентом кучу настоящих сокровищ и попросили агента их застраховать. А поскольку по делам бизнеса им часто приходится бывать за рубежом, то сокровища нужно застраховать от ограбления в лю­бой точке мира. Все условия страховки были оговорены, договор был подпи­сан и вступил в законную силу. А через несколько месяцев эти бизнесмены были ограблены грабителями в масках, когда сидели в одном из ресторанов Кракова. Поскольку сумма страховки была весьма солидной, страховой ком­пании не хотелось так запросто расставаться с деньгами. Нанятый частный детектив сумел установить, что никакого ограбления не было, а " пострадав­шие" бизнесмены являются на самом деле мошенниками международного масштаба и разыскиваются полицией нескольких стран мира.
       Однако чаще, к сожалению, пострадавшей стороной оказываются клиен­ты страховых кампаний. И нанимать им приходится не частных детективов, а адвокатов. Страховые кампании могут составить документы таким образом, что получить деньги невозможно ни при заболевании, ни в случае смерти. Грешат этим даже очень крупные больничные кассы и страховые кампании. На больных могут наживаться не только больничные кассы, но и отдельно взятые врачи. О вымогательстве взяток за операции вообще говорить не сто­ит, так как это явление распространено далеко не только в Израиле. Иные врачи могут рекомендовать пациентам лекарства определённых фирм, полу­чая от этих фирм проценты с рецепта.
       Если же человеку повезло выздороветь, то после выхода из больницы у него дома могут начать раздаваться многочисленные телефонные звонки. Частные фирмы будут предлагать особые медицинские услуги, необходимые как раз при вашем заболевании, фармацевтические фирмы предложат соответствующее ле­карство, которого нет в больничной аптеке и т. д. И все эти коммивояжёры знают точно, как вас зовут, сколько времени вы уже в стране и другие подробности ва­шей жизни. У человека может создаться впечатление, что кто-то выкрал из боль­ницы его историю болезни. На самом же деле все происходит довольно просто. В израильских больницах существует свободное посещение больных, и еже­дневно по больнице снуют толпы родственников и друзей, вваливающихся даже в палаты рожениц. И ежедневно, надев белый халат, по больнице ходят предста­вители различных компаний. Они выдают себя за врачей, заходят в палаты и со­бирают информацию о пациентах. Впрочем, информация "утекает" не только из больниц. Оказывается, на протяжении нескольких лет секретные сведения о гражданах уходили через отдел народонаселения министерства внутренних дел. Просто страшно представить, как может быть использована информация о но­мерах удостоверений личности, адресах, телефонах, номерах банковских сче­тов, семейные данные всех граждан Израиля. И, похоже, торговые фирмы такой информацией уже пользуются.
       В Израиле самыми популярными видами спорта являются, наверно, футбол и баскетбол. Число фанатов каждой команды исчисляется многими тысячами, и когда встречаются две известные команды, то трибуны заполнены до отказа.
       Предприимчивые люди и тут умудряются подзаработать путём продажи фаль­шивых билетов и повторного использования настоящих билетов, на стадионе вместимостью, к примеру, 19 тысяч человек может оказаться до 22 тысяч.
       Но это мелкие шалости по сравнению с подпольным тотализатором. Скандалы, связанные с подкупами игроков, периодически возникают на протяжении многих лет. Пользуясь затруднительным положением тех или иных игроков, суля денежные вознаграждения или прямыми угрозами, мо­шенники заказывают нужную игру. Иногда дело доходит до судебного разбирательства.

    Как-то Аркадий завел разговор с Шимоном о фальшивых билетах:

       -- Друг мой вчера ходил на футбол и потом весь вечер не находил себе места от возмущения.
      -- Что, любимая команда плохо играла?
      -- Нет, команда как раз играла хорошо, выиграла.
      -- Так радоваться надо, а не возмущаться.
      
      -- Он бы и радовался, если бы ему не испортили настроение. Представляешь, пришли они на стадион, а их места уже заняты. У людей такие же билеты, и претензии к ним не предъявишь. И с кем в этой многоты­сячной толпе разбираться? Пришлось всю игру стоять в проходе.
      -- Что там билеты! Люди более крупными подделками занимаются. Вот, к примеру, недавно про один крупный банк писали, не буду тебе его называть. Этот банк рассылал клиентам письма с напоминанием о необхо­димости погашения долгов к определённому сроку. Письма эти рассылались за подписью адвоката и со счетов клиента вычитали определённую сумму за адвокатские услуги. Двое дотошных соседей сравнили полученные письма и обнаружили, что фамилия адвоката указана одна и та же, но подписи разные. Позвонив в адвокатскую контору, они узнали, что данный адвокат уже давно не представляет интересы этого банка. То есть банк к услугам адвоката не прибегал, подписи на письмах по указанию руководства банка ставили его сотрудники, а деньги с клиентов за адвокатские услуги взимали.
      -- Но ведь фактически банк занимался подделкой документов!
      -- А что тут удивляться? Банки у нас являются, наверно, самыми круп­ными мошенниками.
      -- Ну неужели так уж прямо мошенниками?
      -- А как ты назовёшь того, кто взял у тебя деньги и не хочет возвращать?
      -- У меня, как раз, такая ситуация. Ты же знаешь, что эта семейка Каплуцких взяла у меня взаймы деньги под проценты, и теперь я не вижу ни процентов, ни суммы кредита.
      -- Тем более ты лучше поймёшь жертв Катастрофы европейского еврей­ства и их наследников, которые не могут получить свои деньги от израиль­ских банков.
      -- А что за история случилась с этими людьми?
      -- В 20-30-е годы ХХ века тысячи евреев, предчувствуя трагедию в Европе, вкладывали значительную часть своих сбережений в еврейские бан­ки. Многие покупали земли и дома в подмандатной Палестине, и документы об этой покупке тоже хранили в банках. Люди рассчитывали на то, что если в Европе станет очень горячо, то они смогут перебраться в Палестину. Но го­рячо стало так быстро, что выбраться успели лишь немногие. А миллионы погибли в концлагерях и гетто. После войны в Израиле появились дети по­гибших. Это были те, кому чудом удалось выжить. Многие из их обратились в банки, рассчитывая получить имущество погибших родителей. Однако банки, которые не только выжили, но и окрепли за прошедшее время, воз­вращать вклады не торопились. Формально у них была причина: дети жертв Катастрофы должны были представить веские доказательства того, что они действительно являются теми, за кого себя выдают. Нужны были документы, нотариально заверенные свидетельства, семейные фотографии, номера сче­тов, открытых родителями. Но как могли сохраниться документы и семейные фотографии у тех, кто побывал в концлагере? А номера счетов они не помни­ли или не знали. Поэтому наследство в банке смогли получить лишь едини­цы. Остальные продолжали добиваться получения имущества многие годы. Наконец, в 2000 году специальная комиссия Кнессета решила заняться этим вопросом. Банки предоставлять информацию и оказывать комиссии помощь в работе отказались. К тому же часть счетов жертв Катастрофы была к тому времени уже стёрта, а все документы об их наличии уничтожены. Однако по­сле четырёх лет кропотливой работы комиссии удалось обнаружить свыше 9000 имён владельцев счетов, открытых до 1939 года и оставшихся невос­требованными. Вместе с начислением процентов за период с 1948 года по обнаруженным вкладам сумма долга банков превышает миллиард шекелей.
      -- И люди эти деньги получили?
      -- Как бы не так! Банки платить отказываются. Дело в том, что в 1950 году невостребованные счета были переданы в распоряжение Государственного опекуна -- учреждения, которое занимается поисками наследников покой­ных. Государственный опекун в то время принял решение эти счета замо­розить. Израильские банки, в отличие от швейцарских, не тронули этих де­нег, не пускали их в оборот и, значит, не получали от них прибыли. Поэтому, банки считают, что проценты на эти вклады, начиная с момента образова­ния государства Израиль, должно выплачивать государство. И ты ж понима­ешь, что Минфин от этого предложения не в восторге и выкладывать милли­ард шекелей не торопится. Поэтому пока этот спор закончится, наследство уже смогут получить, может быть, внуки наследников. Представитель бан­ка "Леуми", например, сообщил в интервью, что программа выплаты долга рассчитана на 15 лет. Ты представляешь, кто из узников гетто останется в живых через 15 лет? А ведь примерно один процент акций банка "Леуми" принадлежат евреям, погибшим в годы Второй мировой войны, или их на­следникам. Но для банков деньги жертв Катастрофы -- это вообще мелочь. Есть значительно большие суммы, которые могут из банков уплыть. На про­тяжении многих лет деньги пенсионных касс лежат в банках. Это около 200 миллиардов шекелей, которыми сейчас банки распоряжаются и ещё взимают с клиентов деньги за свои услуги.
      -- Вот этого я никак не могу понять. Всю жизнь мы знали, что если у че­ловека есть свободные деньги, то он кладёт их в банк, и вклад растёт на про­центы по каким-то ставкам.
      -- В том то и дело, что так может быть в другой стране, но не в Израиле. Здесь всё наоборот, с тебя взимают проценты за вложенные тобой деньги и твоими деньгами пользуются. Так вот с одних только пенсионных касс банки имеют ежегодно 1,5 миллиарда прибыли. А сколько они сдирают с клиентов за "минус" на счету!
      -- Мне не понятно, что это за "минус"? Это что, оформленная ссуда?
      -- В том-то и дело, что не оформленная. Чтобы выдать ссуду, сотрудник банка должен затратить время на её оформление, разъяснять клиенту условия её получения. А банк просто разрешает клиенту снимать деньги со счета в неограниченном количестве и берёт за это огромные проценты, гораздо боль­шие, чем при официальном кредите. При этом существует так называемый разрешённый минус, при котором процентная ставка одна. За превышение разрешённого минуса процентная ставка увеличивается. Согласно статисти­ке, средняя израильская семья выходит за рамки разрешённого банковского минуса на 1,5 тысячи шекелей в месяц, а в целом эта цифра за год достига­ет 3,5 миллиарда. Ежегодно 60 000 банковских счетов объявляются "ограни­ченными в пользовании" по той причине, что их владельцы не в состоянии выбраться из хронического минуса. И банкам это выгодно. Для увеличения "минуса" клиенты часто предоставляют банку в виде гарантии машину, квар­тиру, или другую собственность, которые банк потом отбирает у банкротов.
      -- Но, с другой стороны, людей надо как-то приучать жить по средствам.
      -- Конечно надо. Но кто это будет делать? Этим разрешённым "мину­сом" банки только соблазняют людей на увеличение расходов. По статистике, 48 процентов из трёх миллионов израильских семей, имеющих счета в банке, находятся в вечном "минусе".
      -- Но это же для страны может обернуться катастрофой! Что-то надо же делать!
      -- Выход есть. Можно было бы пустить на израильский рынок евро­пейские и американские банки с их дешёвым обслуживанием счетов и бо­лее выгодными процентами по вкладам, принять антимонопольные законы, которые поставят на место израильские банки. Только банковское лобби в верхних эшелонах власти вряд ли это допустит. А ты знаешь, что в нашей банковской системе существует свыше 300 видов комиссионных за различ­ные банковские услуги?
      -- Но разве простой гражданин в состоянии разобраться с этим?
      -- А банкам это и на руку. Клиенты не в состоянии разобраться, а банки тем временем спокойно взимают деньги за услуги. Например, только за 2006 год израильские банки получили 10,73 миллиарда шекелей в виде комисси­онных сборов.
      -- Неужели с этим ничего нельзя поделать?
      -- Существует два способа регулирования деятельности банков: огра­ниченное вмешательство со стороны государства или свободная рыночная конкуренция. Поскольку последняя у нас практически отсутствует, то оста­ётся уповать на государство. Но его вмешательство настолько мало, что еле прослеживается.
      -- А иногда государственные органы явно становятся на сторону банков. В прессе то и дело попадаются случаи, когда мошенникам удаётся получить в банке ссуду по документам, выписанным на другое имя, или по поддельным документам. На мой взгляд, такие действия могут происходить только при содействии кого-нибудь из работников банка. Ведь именно банковский ра­ботник обязан при оформлении кредита сравнить фотографию клиента с ори­гиналом, сверить подписи с образцами, хранящимися в деле. И даже потом, после разбирательства, когда обнаружатся все эти несоответствия, в банке могут заявить клиенту, что платить должен он, поскольку жулика теперь не найти, а платить кто-то должен. А когда один клиент обратился в суд, судья вынес странное решение, согласно которому банк должен вернуть клиенту только половину удержанной суммы. Спрашивается, если, оформляя мошен­никам ссуду, подделанные документы пропустил банк, то почему за это рас­плачиваться должен клиент, не имеющий, как выявило расследование, к это­му никакого отношения? А ведь случается, что таким образом на невинного человека вешают миллионные долги, человек теряет здоровье, семью. И про­исходит это с лёгкой руки банков... И это в Израиле, где религия не отделена от государства, и народ достаточно религиозен. Люди отмечают религиоз­ные праздники, ходят в синагогу, читают Тору. Но ведь в Торе сказано: "Если деньгами будешь снабжать народ Мой, неимущего, который с тобой, не будь ему притеснителем и не бери с него проценты. Если возьмёшь в залог одеж­ду ближнего своего, возврати её ему до захода солнца, ибо она покров его, одеяние тела его -- на чём он будет спать?!" Таким образом, Тора запрещает еврейскому банкиру брать с еврея проценты. Причём, запрет этот очень се­рьёзный и повторяется в Торе неоднократно. В другом месте говорится: "Не бери с брата твоего проценты: ни с серебра, ни со съестного, ни с чего-либо, что можно отдавать в рост. С чужеземца можешь брать проценты, но с брата твоего не бери, чтобы благословил тебя Бог, Всесильный твой, во всяком на­чинании рук твоих."
      -- И всё же многие богатые израильтяне, читая Тору, просто перевора­чивают эти страницы, чтобы их не мучила совесть и можно было дальше продолжать наживаться на своих согражданах. В Израиле сейчас 19 семей владеют кампаниями, производящими 54 процентами валового продукта, приходящегося на частный сектор. К 2007 году совокупное состояние 500 самых богатых семей Израиля выросло за год с 65 до 81 миллиардов долларов и превысило государственный бюджет страны -- 70 миллиардов.
      -- В то же время, чуть ли не половина населения страны живёт за чер­той бедности. А ведь в Торе говорится: "Но не должно быть у тебя нищего, ибо благословит тебя Бог в стране, которую Бог Всесильный твой даёт тебе в удел." Знатоки Торы объясняют запрет на получение процентов с еврея тем, что еврейский народ в Торе рассматривается как некий единый орга­низм, как "один человек с одним сердцем". На практике же выходит так, что кошельки у этого единого человека разные. И как это "одно сердце" спокой­но смотрит на страдающую часть "единого человека". Можно понять труд­ности ростовщика, имеющего право брать проценты с других, но не с еврея. Но ведь есть обязанности и у берущего в долг. Мудрецы толкуют Тору так: берущий в долг деньги берёт их не только у конкретного человека, но и у самого Бога и, следовательно, за возврат долга он отвечает, прежде всего, пе­ред Ним. Следовательно, даже если должнику удастся отвертеться от уплаты долга, Бог тем или иным способом взыщет с него этот долг и наложит вдоба­вок на него суровое наказание. Такое толкование мне по душе, и я надеюсь, что с Каплуцких Бог всё-таки спросит.
      -- Надеяться только на Бога не стоит. Лучше бы ты всё-таки обратился к адвокату. Недавно в газете писалось о подобной истории. Некий Игорь дал другу в долг 30 тысяч шекелей. Причём, без всякой расписки. Друг же возвра­щать долг не стал и даже не собирался. На телефонные звонки отвечал неохот­но, а потом и вовсе отказался разговаривать. Он заявил, что никаких денег у Игоря не брал и тот должен оставить его в покое. Игорь обратился к адвокату. Дело казалось гиблым, так как никаких доказательств получения другом денег у Игоря не было. И тут до Игоря дошли слухи, что должник планирует набрать побольше ссуд и удрать в Чехию. Адвокат ухватился за эту информацию. Если должник действительно планирует выехать, то закрытие границы для него бу­дет существенной мерой воздействия. Однако в гражданских денежных исках суд может закрыть границу в том случае, если сумма иска составляет не менее 50 тысяч шекелей. Идея состояла в том, чтобы додать другу ещё 21 тысячу ше­келей. Игорь организовал как бы случайную встречу с должником и в дру­жеской беседе проговорился, что ищет, куда бы пристроить 25 тысяч шекелей. Друг клюнул на наживку и попросил одолжить эти деньги ему под хороший процент. На этот раз Игорь оформил всё правильно. Деньги были переведе­ны со счёта на счёт, была составлена расписка в получении, в которой как бы между прочим оговаривалось: "В дополнение ссудополучатель получает ещё 25 000 шекелей...". Адвокат тут же обратился в суд и эти слова -- "в дополне­ние" и "ещё" убедили судью принять решение о закрытии границы. Как толь­ко ответчик получил это решение суда, он сам начал искать пути к урегулиро­ванию проблемы, и Игорю удалось вернуть свои деньги.
       -- Ну, в данном случае, как говорится, жадность фраера сгубила. И адвокат порядочный и умный попался. А я вот знаю случай, когда адвокат взял с кли­ента задаток, ничего по его делу не предпринимал и деньги не вернул. Так что на кого попадёшь. Израиль занимает первое место в мире по количеству адво­катов на душу населения: по адвокату на каждые 250 человек. И попробуй, раз­берись, какой из них хороший, а какой сам жулик. Слушай, а может быть здесь такая потребность в адвокатах потому, что кругом мошенники, и без юридиче­ской помощи не обойтись? И зарабатывают они неплохо, их средняя зарплата вдвое больше средней по стране. Значит, спрос на них есть. Но некоторым всё мало, хотят загрести больше денег, пусть даже и обманным путём. Не так дав­но, например, арестовали одного известного адвоката, подозреваемого в том, что помогал группе мошенников продать за 3,5 миллиона долларов не принад­лежащий им земельный участок. А известное дело адвоката Исраэля Пери? Он организовал амуту для оказания помощи гражданам, которым полагаются пенсионные и другие выплаты от министерства соцобеспечения ФРГ. В газе­тах были размещены объявления, что только его амута может представлять ин­тересы граждан Израиля в Германии. К нему начали обращаться тысячи жертв Катастрофы. За подачу просьбы в министерство соцобеспечения Германии и ведение дела амута брала мзду, составляющую значительную часть получае­мых жертвами Холокоста денег из Германии. На получаемые таким образом деньги адвокат жил в ослепительной роскоши. Его пентхауз площадью 400 квадратных метров занимает в доме целый этаж и стоит 50 миллионов дол­ларов. Полы в квартире выложены сделанными по специальному заказу мра­морными плитками, каждая из которых сама по себе является произведением искусства. Раковины в ванных комнатах сделаны из чистого золота, так же, как и ножки огромного стеклянного стола в одной из гостиных. Бар изготовлен из корня орехового дерева. На стенах висят подлинные картины знаменитых мастеров, так же, как и выстроившиеся вдоль стены скульптуры. Огромный электронный экран на стене может превращаться то в гигантский аквариум, то в тропический лес, то в среднерусский пейзаж. Оборудование это и разрабо­танная электронная программа оцениваются в 100 тысяч долларов. В огром­ном салоне располагается домашний кинотеатр. Кресла середины XV века были куплены в Ватикане. За огромными стеклянными витринами находится самая большая и самая богатая в мире коллекция иудаики. И всё это богатство создано за счёт тысяч несчастных стариков. Судом адвокат Пери был при­знан виновным в хищении 800 миллионов шекелей из денег, выплачиваемых Германией жертвам Катастрофы. Для таких людей нет ничего святого. Хотя они, может быть, носят кипу и ходят в синагогу. Но вряд ли обратят внимание на слова Торы: "Ищите Б-га, когда можно найти Его, призывайте Его, когда Он близко! Да оставит злодей путь свой, и человек грешный -- помыслы свои, и возвратится к Б-гу, и помилует его Б-г, и ко Всесильному (Б-гу) нашему, ибо много прощает Он"... В Йом Кипур (Судный День) такие люди могут постить­ся, но не попросят прощения у обиженных ими людей. Вот ты предлагаешь обратиться к адвокату. Ну, допустим, потрачусь я ещё на адвоката, а судебное дело может длиться годами. Затем, допустим, выиграв дело, я представляю ре­шение суда Службе судебного исполнителя. Те отправят должнику извещение о том, что он должен погасить долг в течение 20 дней с момента вручения извещения. А извещение может вернуться с пометкой: "поменял адрес", "не востребовано", "ошибочный адрес" или ещё с какой-нибудь. И я сам должен буду бегать и узнавать новый адрес должника, потому что розыск должников в обязанности Службы судебного исполнения не входит. Государству наши за­морочки не нужны. Оно хочет, чтобы его служащие жили спокойно. Хотя, при нынешней всеобщей компьютеризации, выяснить новый адрес должника им ничего не стоит. А если ты сам пойдёшь разбираться с должником и не дай Бог набьёшь ему морду, наше демократическое государство тут же станет на его за­щиту, и ты можешь получить срок. Поэтому на полицию и законы надеяться не приходится, они не противостоят мошенничеству и обману, а, наоборот, часто становятся на их защиту.
      -- И что же ты собираешься делать?
      -- Буду искать другие пути. Тут как-то тоже один должник не хотел от­дать другу деньги, которые тот ему дал для вложения в дело. А недавно подъ­ехал он на АЗС, заправил машину, а когда немного отъехал, его машина вдруг взорвалась. Да так, что останки должника разбросало на десятки метров. В другом случае полицейские как-то заметили в тихой улочке Тель-Авива машину, припаркованную в неположенном месте. Они повесили на лобовое стекло машины извещение о штрафе и удалились. Когда же через пару дней на улице застрял грузовик, была вызвана полиция, чтобы отбуксировать на­рушителя. Полицейские решили заглянуть в багажник и обнаружили там из­уродованное тело известного мошенника. Так что, как видишь, не всем жуль­ничество сходит с рук.
      -- Но не забывай, что это связано с нарушением закона. И хоть сам ты, скорее всего, с ними расправляться не будешь, можешь быть привлечён к от­ветственности нашей доблестной полицией как заказчик преступления.
      -- Я это знаю. Кое-какой опыт в этих делах у меня есть. Для начала нужно разобраться, как работает эта доблестная полиция.
      
       ГЛАВА 4. ОСТОРОЖНО, ПОЛИЦИЯ!
      
       "Если в государстве властвует не только закон, в глазах граждан сам закон теряет смысл." Гельвеций
      
      
      
      
       Согласно отчёту полиции, в 2006 году ею было открыто 475 759 уголов­ных дел, что на 3,7 процента меньше, чем в предыдущем. Для страны с насе­лением в семь миллионов человек эти цифры являются пугающими. И темпы снижения преступности не успокаивают. В целом криминальную ситуацию в Израиле определяют арабские граждане, а к "лицам еврейской национально­сти" относится только 72 021 открытых полицией дел. Из них 24 980, то есть 34,7 процента дел из этого количества было возбуждено против репатриан­тов, прибывших в страну после 1989 года; в том числе против выходцев из СССР-СНГ было возбуждено 19 451 уголовное дело. Что касается конкрет­ных преступлений, в которых замешаны новые репатрианты, то 6 685 таких дел связано с аферами, кражами и другими имущественными преступлени­ями; 5 023 дела связано с насилием, из них 79 -- с убийствами и покушени­ями на убийство; 4 570 дел связано с проституцией, открытием нелегальных казино и т. п. В то же время сексуальные преступления, согласно статистике, репатрианты совершают гораздо реже, чем коренные израильтяне.
       У компетентных людей цифры снижения преступности, мягко говоря, вы­зывают сомнение. Так, согласно отчёту, было взломано 44 639 автомобилей, что на 18,6 процента меньше, чем в 2005 году. Мотоциклов похитили всего 1 789, снизилось число квартирных краж. На самом же деле украдено десятки тысяч мотоциклов, просто многие пострадавшие не обращаются в полицию, потому что знают, насколько трудно заставить её заняться поиском и поим­кой грабителя вашей квартиры или угонщика мотоцикла. Чаще в полицию обращаются те, чьё имущество застраховано. И делают это только для того, чтобы представить справку страховой компании. Более точно статистика от­ражает количество тяжких преступлений, таких, как убийство или покуше­ние на убийство. И тут выясняется, что количество преступлений не снижа­ется, а значительно растёт. Так, в 2006 году на уголовной почве были убиты 182 человека, что на 12 процента больше, чем в предыдущем году, раскрыто 391 покушение на убийство и рост составляет 37 процентов. Получается, что почти каждые двое суток в стране убивали человека и чаще, чем раз в сутки совершалось покушение на убийство. Анализ показывает, что никакого сни­жения уровня преступности нет. Уменьшается число обращений из-за того, что растёт разочарование населения страны в эффективности работы поли­ции. Как показало проведённое в 2006 году исследование, на первом месте в списке государственных организаций, которым доверяют в наименьшей сте­пени опрашиваемые, оказалась полиция Израиля. В то же время люди счита­ют насилие в обществе более опасным, чем террор.
       Как-то на очередных "посиделках" в парке у Аркадия с Шимоном речь зашла о преступности.
      -- Ты слышал, что на Иерусалимской конференции премьер-министр Эхуд Ольмерт заявил, что "пришло время признать: в Израиле есть организо­ванная преступность". Как будто раньше граждане страны этого не замечали.
      -- Да. Открыл Америку. Он что, газет не читает? Каждый раз в разделе криминальной хроники можно прочитать о таких делах! Грабят уже не толь­ко квартиры. Вот недавно ограбили одно из отделений банка "Апоалим" в Гиватиме.
      -- Что, ворвались в банк в масках и с пистолетами?
      -- Нет, обошлись без пистолетов и масок. Подъехали ночью к зданию банка на угнанном автокране, проломили стену, подцепили краном самый большой сейф и скрылись.
      -- Ну и дерзость! И хорошо поживились?
      -- А вот улов оказался плохим. Оказывается, в этом сейфе хранились мел­кие монеты. Так что сейф, хоть и был тяжёлым, хранил только 80 000 шекелей. А в Тель-авивском университете портативные компьютеры воровали у сту­дентов и преподавателей средь бела дня. Если учесть, что реальная цена такого компьютера составляет 1000-2000 долларов, а украдено их более сотни, то по­лучается сумма, превосходящая улов тех грабителей банка. А всего, только в 2005 году, согласно отчёту Министерства внутренней безопасности, ущерб от действий преступников составил 14 миллиардов шекелей. В том числе укра­дено имущества на сумму 4,4 миллиарда шекелей, а мошенники путём "нена­сильственного" отъёма денег получили 3,6 миллиарда. И несмотря на это, по­лиция относится к преступлениям избирательно. Оказывается, полицейские сами решают, какие дела им расследовать, а какие -- лучше "похоронить". Только в тель-авивском округе в 2003 году было списано из производства и уничтожено 13 000 различных дел. Сотрудники госконтролера выборочно проверили 821 дело. Выяснилось, что по 579 из них вообще не было проведено никакого расследования, а 242 были закрыты "из-за отсутствия общественно­го интереса". В 43 из этих дел речь шла о серьёзных уголовных преступлениях и, судя по материалам, там было достаточно улик и доказательств, чтобы аре­стовать преступников и отправить их в тюрьму. В результате сотни преступле­ний остаются нераскрытыми, а преступники гуляют на свободе.
       Согласно статистике, в израильской полиции служат 35 000 сотрудников. Из них 15 000 -- в пограничных войсках (МАГАВе) и 20 000 -- в обычной,
       "синей" полиции. Из общего количества сотрудников полиции 13 000 состав­ляют репатрианты из стран СНГ. Таким образом, доля "русских" полицей­ских в израильской полиции выше, чем доля репатриантов в израильском обществе и составляет свыше 30 процентов. По словам руководящих чинов полиции, такого количества полицейских явно недостаточно для борьбы с преступностью. Сейчас в стране насчитывается 3,3 полицейского на тысячу жителей, в то время как в европейских странах эта цифра в 2-4 раза больше. В то же время уровень преступности на Западе сейчас ниже, чем в Израиле. А здесь численность полиции ещё сокращается. Так, в течение года ушли на пенсию 600 полицейских, а нового набора не производилось. Вследствие этого, по словам руководства полиции, они и не справляются с увеличиваю­щимся потоком дел, и вынуждены отказываться от возбуждения некоторых. В плане общей безопасности полиция делает немало, но отсутствует работа по предупреждению насилия на улицах и в семье.
       "Надо знать, где экономить, чтобы не пришлось потом тратить больше, хоть и по другому поводу!" -- сделал вывод Аркадий.
      
       В другой раз, ожидая Шимона в парке, он привычно просматривал газету. Что-то его сердило, но иногда случалось прочитать смешное. Вот и в этот раз он невольно рассмеялся и тут же услышал знакомый голос:
       -- "Над кем смеётесь? Над собою смеётесь!"
      -- Да вот,-- обрадовался собеседнику Аркадий,-- прочитал, как поли­цейские влипли. Внушали они одному крупному вору в законе, что на него готовится покушение. И что они готовы его защитить в обмен на кое-какую информацию. Но тот понял, что это "фуфло", и ни на какие уговоры не под­давался. Чтобы убедить этого криминального авторитета в своей правоте, по­лицейские решились на инсценировку. По плану одна группа полицейских в штатском и в масках должна была напасть на него, а другая группа в поли­цейской форме должна была его "спасти". Но когда люди в масках попыта­лись напасть на вора в законе, его телохранители и соседи дали нападавшим такой отпор, что им пришлось спасаться бегством.
      -- Если уж ты затронул тему полиции, так я тебе скажу, что "ляпов" в их работе сколько угодно, от смешных до трагических.
       -- Начни со смешных, что-то мне посмеяться хочется.
       -- А может, лучше наоборот? Ну ладно, вот один случай. Там ситуация хоть сама по себе и смешная, но могла окончиться весьма плачевно для од­ного из участников. Как-то после футбольного матча фанаты устроили бес­порядки, и пришлось вмешаться полиции. Свыше 30 участников беспорядков были арестованы и на следующий день отпущены. После этого один из фа­натов подал жалобу в МАХАШ, в которой утверждал, что во время беспо­рядков капитан полиции, будучи сбитым с ног, приподнялся и укусил его до крови за нижнюю часть спины. То есть нанёс пострадавшему тяжкое теле­сное повреждение. И МАХАШ, который должен рассматривать дела поли­цейских, начал всерьёз раскручивать дело против капитана полиции, име­ющего серьёзные заслуги перед страной. Тому грозило не только увольне­ние из полиции без пенсии и выходного пособия, но и тюремное заключе­ние. Спас капитана лучший в Израиле адвокат по уголовным делам Йоси Зильберберг. Полицейским не раз приходилось скрипеть зубами, видя, как в суде Зильберберг умудряется добиться признания невиновными матёрых уголовников. С капитана адвокат "по знакомству" запросил за свои услуги несколько десятков тысяч долларов. Хорошо, что у капитана в Мексике были богатые родители, иначе сидеть бы ему в тюрьме. Адвокат же действовал очень просто. Он вместе с капитаном направился к известному стоматологу и объяснил ситуацию. Стоматолог угостил капитана яблоком, но как только тот надкусил его, тут же забрал назад. Затем он сделал несколько гипсовых слепков зубов капитана и сравнил с фотографиями укуса задницы пострадав­шего, которые сделал МАХАШ. Согласно заключению укус не мог быть сде­лан зубами капитана. На судебном заседании по этому делу адвокат не только представил медицинское заключение, но и обвинил в непрофессиональной работе МАХАШ, сотрудники которого не провели элементарной очной став­ки, не сделали пробы ДНК с места укуса и так далее. "Как можно полагаться на людей, которые так непрофессионально работают?" -- спросил он у судей. И он-таки прав. А сколько пережил бедный капитан! Дело тянулось около двух лет, и всё это время он почти не спал по ночам.
       -- Да, я тоже как-то читал про эти полицейские штучки. Как-то в одном из заброшенных домов Тель-Авива полиция обнаружила обгоревший труп муж­чины. Арестовали всех живших там бомжей, и те предположили, что это труп Дворкина, пришедшего накануне навестить своего приятеля Смирнова, тако­го же бездомного наркомана. Смирнова тут же арестовали, а сестре Дворкина сообщили о гибели брата и взяли у неё кровь для анализа ДНК. Это нужно было для того, чтобы окончательно установить личность убитого. Труп был в таком состоянии, что опознать его было не возможно. Смирнову был вы­делен бесплатный адвокат, но полицейские не торопились устраивать ему встречу с подзащитным. Пользуясь тем, что Смирнов находился в состоя­нии наркотической ломки и вообще был человеком с неустойчивой психикой, следователи вынудили его признаться в убийстве. Смирнов остался под аре­стом, а потом был проведён следственный эксперимент и опознание трупа. Только после этого к Смирнову был допущен адвокат. Трудно сказать, сумел бы тот помочь подзащитному, если бы не счастливый случай. Оказалось, что Дворкин всё это время находился на лечении от наркомании. Когда он позво­нил сестре сообщить о своём здоровье, той чуть плохо не стало. Она не могла поверить и попросила Дворкина приехать и лично доказать, что он живой.
       После этого полиции пришлось отпустить Смирнова. Представляешь, чем бы могло все это кончиться для Смирнова, если бы Дворкин не позвонил?
      -- А сколько таких невинно осуждённых сидит в израильских тюрьмах?! Не так давно много писали о деле Баширова. Полиция обвиняла его в том, что во время драки он ножом убил человека. Несмотря на протесты обвиня­емого и его адвоката, тель-авивский окружной суд, приняв версию полиции, признал Баширова виновным и приговорил его к пожизненному заключению. Однако Баширов продолжал настаивать на своей невиновности, и дело дошло до Верховного суда. В своём выступлении в суде адвокат Гордон отметил, что на его подзащитного и свидетельниц преступления было оказано давление, что полиция не приняла во внимание показания Баширова о том, что убий­ство совершил другой человек, некто Мурадов. Сам Мурадов успел сбежать в Германию. И Верховный суд принял постановление, в котором Баширов был признан невиновным и подлежащим немедленному освобождению из тюрь­мы. Но к тому времени, когда это произошло, невиновный Баширов успел отсидеть три года. Когда его арестовали, ему было около 20 лет. Своей не­добросовестной работой полиция исковеркала парню жизнь. Конечно, наша страна не одинока в юридических ляпсусах. Вот в США в 1985 году некоего Уильямса приговорили к 45 годам лишения свободы по обвинению в изнаси­ловании женщины в извращённой форме и под угрозой оружия. Сам Уильямс постоянно твердил о своей невиновности. Он успел отсидеть 20 лет, пока проведённый анализ ДНК не подтвердил его невиновность. Кстати, там эта процедура позволила реабилитировать 192 человека, отбывавших наказания за различные преступления, ими не совершённые. Да что на Америку смо­треть? У себя надо наводить порядок. Гордон потребовал от полиции денеж­ной компенсации для парня. Он решил бороться с непрофессиональными по­лицейскими и прокурорами и добиваться ухода их из профессии.
      -- Боюсь, что на эту борьбу ему всей жизни не хватит. И по поводу денеж­ной компенсации я тоже что-то сомневаюсь.
      -- Ну почему же? Прецеденты такие есть. Как-то один бомж отсидел в тюрьме восемь лет из-за потерянных документов. Так его адвокат сумела не только добиться его освобождения, но и взыскать с государства в пользу по­терпевшего 10 миллионов шекелей.
      -- Случай, наверное, уникальный. Но в борьбе с непрофессионалами мало поможет. Ведь эти 10 миллионов будут выплачены из карманов налого­плательщиков. Вот если бы деньги взимались с конкретных лиц, посадивших в тюрьму невиновного человека, тогда бы, наверное, был порядок.
      -- Может быть, именно поэтому полиция иногда так перестраховывается, что и виновных не сажает. Фермеры Негева, например, жалуются на посто­янные грабежи со стороны бедуинов и на бездействие полиции. Одного из них, Шая Дроми, бедуины грабили несколько раз. Первый раз у него украли коров, второй раз угнали стадо овец. Для охраны своего скота хозяину фермы пришлось спать в хлеву. Когда они пришли в третий раз, отравив стороже­вую собаку и проделав дырку в заборе, им навстречу вышел вооружённый Дроми и приказал грабителям убираться. Что ж, Дроми пришлось-таки стре­лять. Одному из воров пуля попала в бедренную артерию, и он скончался от потери крови. Теперь полиция оживилась и обвинила Дроми в убийстве и незаконном хранении оружия. Жители сельскохозяйственных поселений Негева выступили в поддержку Дроми и провели демонстрацию возле здания беэр-шевского мирового суда. Вообще угон скота на юге Израиля превратил­ся, как пишут газеты, в "популярный вид арабского национального спорта". Служба пограничной полиции решила наказать грабителей. И вот как-то в середине пасхальной недели 50 военнослужащих окружили мошав Яхини и стали наблюдать за всеми въезжающими и выезжающими машинами. Когда мимо них на огромной скорости пронёсся крытый грузовик, они решили, что это и есть похитители скота. Всем скопом они бросились в погоню. Машину они не догнали, но успокаивали себя тем, что на этот раз предотвратили кра­жу. Когда же вернулись в мошав, то узнали, что за время их отсутствия у одного из фермеров было украдено пять телят. А с помощью умчавшейся машины был просто предпринят отвлекающий маневр. Один пчеловод из Кфар-Хабада стал жертвой мошенников, которые закупили у него 14 000 ба­нок мёда и расплатились отсроченными чеками. Пчеловод почуял неладное, когда увидел, что в некоторых торговых сетях его мёд продается по 1 шекелю за банку. Банковская проверка полученных чеков показала, что их владельцев не существует в природе. Когда же он обратился в полицию, та согласилась помочь при условии, что он сам поймает преступников.
      -- Если переходить на самообслуживание, то в чём же заключается по­мощь полиции?
      -- Вот именно. Притом, самому ловить преступников ещё и не безопасно. А полиция в данном случае могла помочь, так как у пчеловода остался номер телефона мошенников. И пчеловод придумал, как их поймать. Он им позво­нил и предложил купить у него ещё одну партию мёда. Когда договорились о времени приезда, пчеловод вызвал на этот час полицию. А ведь полицей­ские могли додуматься до этого и сами.
      -- Что уж тут говорить? Кстати, иногда полицейские и сами становятся жерт­вами мошенников. Не так давно владелец небольшого киоска в Бат-Яме угово­рил целый ряд полицейских вложить свои сбережения в "частный банк", обе­щая им очень высокие проценты. В результате 13 полицейских вложили в этот "банк" суммарно миллион двести тысяч шекелей. Ещё не менее трёх миллионов вложили простые граждане. Всё происходило по обычному сценарию пирами­ды. Вначале вкладчикам аккуратно выплачивались проценты, но вскоре "бан­кир" исчез вместе с деньгами. Мошенников поймали, но денег уже не вернули.
      -- А помнишь, я рассказывал о таких случаях, когда людей приглашают получить выигрыш по какой-то лотерее?
      -- А потом одурманивают чем-то и уговаривают купить какой-нибудь то­вар на большую сумму?
      -- Да. Так вот одна фирма продавала таким образом "единицы отдыха" и одурманенные люди выписывали фирме чеки на десятки тысяч шекелей. Когда же потом они обратились в полицию, им ответили, что это "граждан­ское, а не уголовное дело, и полиция им заниматься не будет". Так продол­жалось более десяти лет, пока жертвами мошенников не стала супружеская пара, имеющая знакомых в полиции. И тут выяснилось, что действия фир­мы являются уголовным преступлением, и поводов для ареста руководителя фирмы у полиции достаточно.
      -- А что, десять лет назад этих поводов было мало?
      -- Да. Вообще хорошо, когда имеешь знакомых в полиции. Один автов­ладелец парковал свою машину у соседнего дома, где все стоянки были запи­саны на владельцев квартир этого дома. Автовладельца несколько раз пред­упредили, но тот игнорировал права соседей на собственность. Тогда про­тив него началась война: то проколят шины, то разобьют зеркало. В один из вечеров этот автовладелец обнаружил на капоте своей машины остатки супа, выплеснутого из чьёго-то окна. Подозрение пало на семью Донер, под чьими окнами он часто ставил машину. Он позвонил на сотовый телефон зна­комой полицейской, рассказал ей о своей обиде, и тут началось. В квартиру семьи Донер ворвались шестеро полицейских с винтовками М-16. Направив оружие на 94-летнюю Йохевед и её сына Авшалома, полицейские велели им предъявить документы и арестовали Авшалома по подозрению "в нанесении серьёзного ущерба частной собственности другого лица". Через несколько минут после того, как Авшалома в наручниках вывели из квартиры, у его ма­тери начался сердечный приступ, и её увезли в реанимацию. Ночь и следую­щий день Авшалом провёл в тюрьме, и на работу попасть не мог. Сотрудники компании, в которой Авшалом работал бухгалтером, не смогли вовремя по­лучить зарплату. Владелец компании, узнав, что Донер находится в тюрьме, велел "уволить этого уголовника к чёртовой матери". А когда человеку под 60 лет, потеря работы является катастрофой. Выйдя из тюрьмы, Авшалом направился к матери в больницу и успел увидеть её прежде, чем она умерла. А полиция передала дело Донера в суд. На счастье Авшалома, судья не со­гласился с мнением полиции. Во-первых, он не согласился с тем, что остатки супа могут причинить серьёзный ущерб машине. Во-вторых, нет никаких до­казательств, что это сделал именно Донер. И, самое главное, судья обратил внимание на то, что, согласно действующим правилам, полицейский патруль не имеет права выехать на место происшествия по прямому звонку какого-либо гражданина тому или иному полицейскому. Такой звонок нужно делать на службу полиции "100". Служба звонок регистрирует и даёт соответству­ющее указание патрулю. Следовательно, в данном случае полицейские до­пустили грубое служебное нарушение. Кроме того, судья не мог припомнить случая в истории страны, чтобы из-за каких-то остатков супа на место вы­езжали сразу шестеро вооружённых полицейских. И вообще данный случай можно трактовать не более, как "мелкое хулиганство", за которое у нас не арестовывают и не держат в тюрьме двое суток. Таким образом, полиция до­пустила массу служебных нарушений, в результате которых Авшалом поте­рял мать и постоянную работу. И всё это потому, что у кого-то есть знакомые в полиции.
      -- А я вспомнил о другом случае! В 2005 году дезертировавший из армии солдат приехал в населённый арабами и друзами городок и открыл огонь из автомата по пассажирам автобуса. Полицейские арестовали террориста, но, испугавшись собравшейся толпы, покинула автобус. Разъярённая толпа на­бросилась на связанного солдата и забила его до смерти. Мало того, что по­лиция допустила это убийство, так ещё долго не арестовывала убийц.
      -- С матёрыми преступниками полиция действует осторожно, зато с про­стыми гражданами не церемонится. Как-то от своего информатора полиция получила известие, что у одного парня тридцати лет хранятся дома наркоти­ки, и явилась к нему с обыском. Перерыв всю квартиру, полиция обнаружила полиэтиленовый пакет с белым порошком. Напрасно он доказывал, что это корм для рыб. Парня доставили в участок, а затем судья продлил арест подо­зреваемого на три дня. По окончании этого срока полиция собиралась про­сить у судьи продления срока, но в это время подоспели результаты анализа белого порошка. В пакете был действительно корм для рыб. Адвокат пред­ложил парню подать жалобу на незаконный арест и потребовать компенса­цию (примерно 300 шекелей за каждый день содержания под стражей), но парень не захотел связываться с полицией. Жаловаться в МАХАШ чаще все­го бесполезно. В большинстве случаев приходит в ответ дежурная отписка: "Расследование действий полицейских в данном инциденте не представля­ет общественного интереса". И при чём здесь общественный интерес? Если полицейские избили, допустим, гражданина, то интерес этого конкретного гражданина и надо защищать. А ты помнишь нашумевшее дело о белорусских киллерах? Так теперь опубликовали всю подоплёку. Как-то Центральный от­дел полиции по борьбе с международной преступностью получил информа­цию о том, что в Израиль по фальшивым документам прибыли, по меньшей мере, два иностранных киллера. Причём речь шла о гражданах одной из ре­спублик бывшего СССР. Полиция начала их искать. А кого легче всего отли­чить по внешности от израильтянина? Конечно человека славянской внеш­ности. И на заработки они часто проникают в страну по поддельным доку­ментам. Поэтому вскоре были задержаны двое белорусов, а потом и ещё двое. Во всех газетах поднялся шум о киллерах, проникающих в страну и об успешной работе полиции, поймавшей четырёх таких преступников. А на­чалось следствие, и газеты утихли. Фактически полиции нечего было предъ­явить арестованным. Тогда им начали вешать разную липу. Их обвиняли в покушении на известного криминального авторитета, которое они якобы со­вершили 5 ноября. А у подозреваемых есть документальное подтверждение о том, что они в это время находились в гостинице Египта, и границу пере­секли 12 ноября. Потом их обвиняли в убийстве какого-то человека, совер­шённом в мае. А они в это время были ещё у себя на родине. И, как потом вы­яснилось, человека этого никто не убивал, он жив и здоров. И всё это время люди оставались в тюрьме. По израильским законам, после девяти месяцев содержания под стражей только Верховный суд может принимать решения о продлении содержания обвиняемого под стражей ещё на три месяца. А этим белорусам арест продлевался двенадцать раз!
      -- Так для чего нужна была вся эта первоначальная шумиха?
      -- Дело в том, что в то время в Кнессете решался вопрос о дополнитель­ных ассигнованиях полиции в размере 80 миллионов шекелей. Естественно, что полиции надо было показать свою работу, и эти белорусы подвернулись очень кстати.
      -- Полиция, по-моему, вообще к новым репатриантам не равнодушна.
      -- Да. И ещё можно вспомнить о деле Задорова.
      -- А там что?
      -- Когда в конце 2006 года в Кацрине в школьном туалете была убита 13-летняя Таир Рада, шум поднялся на всю страну. Полиция тут же аресто­вала строительного рабочего Романа Задорова, проводившего ремонтные работы в этой школе. О своём успехе полиция тут же поведала на пресс-конференции, проходившей чуть ли не в прямом эфире. В назначенный час большинство населения страны собралось у телевизоров в ожидании сен­сации. Сообщение полиции бросило тень на всю русскоговорящую общи­ну. Однако в версию полиции не поверили даже родители Таир, так как хо­рошо знали семью Задорова. Для расследования этого преступления была создана следственная группа, в которую вошли 46 сотрудников. В их числе были оперативники, следователи разных отделов, криминалисты и эксперты. Следствие длилось более полугода. Летом 2007 года начались судебные слу­шания, и от аргументов обвинения ничего не осталось. В туалетной кабинке были найдены отпечатки ног двух человек, и ни одни не совпадают с отпе­чатками Задорова. По размерам эти отпечатки могли принадлежать только обуви подростков. В обеих руках убитой девочки были зажаты волоски чёр­ного цвета, которые не принадлежат Задорову. Но полиция не обратила на это внимания. Не совпадает время появления в школе Задорова с временем убийства. На месте убийства было много крови, однако на рабочей одежде Задорова, которую он, переодевшись, оставил в школе, никаких следов крови не обнаружено. На судебном заседании в сентябре появилась новая информа­ция в пользу Задорова. Адвокат Давид Шпигель обратил внимание на прото­кол допроса одной 14-летней школьницы, сообщившей следствию, что одна из подруг утверждала, будто Таир убили школьник и школьница, с которыми эта подруга знакома. Приводились и другие факты, однако полиция упёрлась в версию Задорова и не хотела от неё отступать.
      -- Конечно, поднять такой шум на всю страну, а потом пойти на попят­ную? Большего позора трудно придумать.
      -- Но ведь в тюрьме невиновный человек! Совесть у них есть? Уже год сидит, суд переносит заседания и не известно, чем это кончится. Вообще но­вым репатриантам лучше в руки полицейских не попадаться. В 2004 году на всю страну прогремела ашкелонская полиция. Там вообще случился абсурд! Однажды к семидесятилетней жительнице Ашкелона Нине Рудницкой приш­ли четыре человека -- двое в полицейской форме и двое в штатском -- и по­пытались забрать телевизор. Рудницкая ничего не могла понять, потому что не понимала иврита, в Израиле оказалась недавно. Она позвонила сыну и переда­ла трубку полицейскому. Тот объяснил, что у них есть бумага на конфискацию имущества по требованию мэрии Беэр-Шевы. Какое отношение старики из Ашкелона имеют к мэрии Беер-Шевы, сын не понял. Он отпросился с работы и примчался к матери, но телевизор уже грузили в машину. Мать не понима­ла, почему у неё отнимают единственную ценность, вцепилась в неё руками. Полицейский оттолкнул её, и семидесятилетняя женщина упала на асфальт. Когда за неё вступился сын, на него надели наручники и начали избивать ду­бинками. Под их горячую руку попал и муж Рудницкой. На шум сбежались соседи, и полицейским пришлось позвать подмогу. Прибыло ещё почти два десятка полицейских. Они перекрыли вход во двор и начали дубинками изби­вать всех, кто там был. На шум вышел живущий неподалеку издатель газеты и спокойно поинтересовался, что происходит. И тут же получил удар в челюсть. Избивая людей, полицейские кричали: "Вот вам, вонючие русские! Вот вам русские проститутки!" Избитых Рудницкую, её мужа и сына Леонида увезли. Леонида продолжили избивать в полицейском участке. Отливали водой и били. Продолжалось издевательство до тех пор, пока в полицию не прибыл член ашкелонского муниципального совета Юрий Замощик. Начальник полиции со­гласился отправить Леонида, его мать и отчима в больницу. Леонид был без со­знания, метался и дико кричал. А полицейские не хотели снимать с него наруч­ники и поначалу препятствовали оказанию нормальной медицинской помощи. И после всего этого вся семья осталась в статусе подозреваемых в нападении на полицейского. На действия полиции была подана жалоба в МАХАШ, од­нако там сочли ненужным привлекать полицейских к судебной ответственно­сти. Русскоязычные депутаты Кнессета были возмущены, Комитет в защиту демократии и прав человека подал апелляцию на это решение в прокуратуру. Прокуратура предупредила, что апелляция будет рассмотрена не раньше, чем через десять месяцев со дня получения. Кстати, потом выяснилось, что бумага о конфискации имущества, была выписана не на Нину Рудницкую. А судеб­ные исполнители были репатриантами из Тбилиси, знали русский язык и мог­ли спокойно объясниться с Рудницкими. Но вместо этого вызвали полицию, якобы их избивают. Кстати, есть же "Этический кодекс израильской полиции", в котором говорится, что полицейские обязуются "прилагать все усилия для защиты жизни, собственности и чести и достоинства граждан"!
      -- Вот они усилия и приложили и ещё как приложили!
      -- Да, только не в том направлении. В этом же кодексе говорится, что по­лицейские даже при аресте гражданина, подозреваемого в противоправных действиях, должны уважать его честь и человеческое достоинство и воздер­живаться от применения силы. Кроме того, в Израиле действует закон об ува­жении чести и достоинства арестованного и о применении силы при аресте, который был принят ещё англичанами в 1936 году. Последние дополнения в него, ограничивающие действия полицейских, были внесены в 1997 году.
      -- А как отреагировала на это происшествие Всеизраильская организация "Бецалель"?
      -- Никак. Вот когда задеваются права палестинцев или израильских ара­бов, тогда они поднимают шум. И израильские полицейские никогда не по­зволили бы себе такого по отношению к арабскому террористу или матёрому уголовнику. А тут ни одна израильская правозащитная организация, кроме созданного "русскими" Комитета в защиту демократии и прав человека, не выступила по этому поводу. Русскоязычные депутаты Кнессета все не оста­лись в стороне от этой истории, а израильские правозащитники от политики промолчали. Более того, начальник Южного округа Моше Каради, чей округ и его ашкелонская полиция были признаны худшими в стране, назначен ге­неральным инспектором полиции.
      -- Ну, тут наверняка без протекции не обошлось.
      -- Конечно. И назначивший его на этот пост министр внутренней без­опасности Цахи Ханегби вскоре был снят со своего поста в связи с обвине­ниями во взяточничестве и протекционизме. Но задержанных полицейские бьют не только в Ашкелоне, а и в других городах.
      -- Но почему больше всего достаётся русскоязычным гражданам?
      -- Надо честно признаться, что некоторые из бывших граждан СССР, приехавших в Израиль, тоже не ангелы. Как-то в Хайфу с визитом приехала делегация украинских коллег израильской полиции. Возглавлял делегацию начальник одесской областной милиции. Хозяева устроили ему "экскурсию" по следственному изолятору. После посещения нескольких камер гость вдруг начал в буквальном смысле слова корчиться от смеха:
       -- Вы что тут, коллекционируете одесских гопников и бомжей? Я никак не ожидал увидеть здесь, в Израиле, столько своих старых знакомых! С одной стороны, нам от этого только лучше -- меньше забот, но с другой... Извини, но я не понимаю, куда делся ваш хвалёный еврейский ум? Вам что, не хватает своих преступников, тем более тех, кто не имеет никакого отношения к ев­рейству?!" Вскоре после этого начальник хайфского городского управления полиции выступил с очередным заявлением в адрес "русских" репатриантов. Он призывал к выполнению Закона о возвращении, который требует прове­рять, имеется ли у потенциальных новых граждан Израиля уголовное про­шлое. Поднялся шум в прессе. И в начале июня 2005 года премьер-министр Ариель Шарон дал указание отнестись со всей строгостью закона к заявлени­ям начальника Хайфской полиции. А около двух месяцев спустя бойцы спец­подразделения полиции ЯСАМ избили "русских" парней за то, что те слиш­ком шумно вели себя на улице. Один из пострадавших, Сергей Звездин, летом 2001 года ехал в автобусе, в котором взорвался смертник. Врачи извлекли из тела Сергея осколки болтов и гвоздей, но один болт в голове остался. Врачи побоялись делать операцию, так как она могла закончиться смертельным ис­ходом. Матери Сергея удалось получить разрешение на операцию в одной из клиник США и найти средства для оплаты этой операции. В Америке врачи удалили болт и сообщили, что ещё немного -- и ржавление металла привело бы к необратимым поражениям головного мозга. И вот полицейские на­несли Сергею несколько ударов дубинками и кулаками по голове, после чего он потерял сознание. После этого бойцы схватили двух первых попавшихся под руку участников конфликта, даже не вызвав Сергею "амбуланс". Вообще, к молодым людям полиция особенно не равнодушна. В Модиине трое 17-лет­них ребят сидели на лавочке перед домом и разговаривали. Проезжавшему полицейскому патрулю подростки показались подозрительными. У подрост­ков потребовали предъявить документы, а потом начали обыскивать. Один из подростков попросил полицейского предъявить служебное удостоверение. Из-за своей любознательности паренёк получил кулаком в лицо. Затем поли­цейские стали его избивать до тех пор, пока он не потерял сознание. В таком состоянии его забросили в машину и доставили в участок. Там его насильно раздели донага и продолжили избиение. Оно продолжалось всю ночь, в те­чение которой парень не раз терял сознание. Один из полицейских всё вре­мя угрожал подростку "трахнуть" его. Только под утро сотрудники полиции вызвали родителей и сообщили им, что их сын обвиняется в нападении на полицейского и отпускается на пять дней под домашний арест. Хорошо, что у родителей оказалось достаточно денег, чтобы нанять хорошего адвоката, который добился передачи дела полицейских-садистов в МАХАШ.
       -- Могу тебе заметить, что свои "подвиги" полицейские совершают не только по отношению к молодёжи. Я несколько лет следил за историей, происшедшей в ноябре 2003 года в Хайфе. Депутат муниципалитета Нешера решил отметить свою победу на выборах в кругу друзей. В обеденное время компания из десяти человек собралась в кафе "Трактир". Среди присутству­ющих были главный инженер известной больницы, известный бизнесмен и другие не молодые уважаемые люди. Около трёх часов дня в кафе зашли двое мужчин в гражданской одежде. Подойдя к компании, они потребовали предъ­явить удостоверения личности.
      -- Кто вы такие и почему мы должны предъявлять вам документы?
      -- Немедленно выполняйте распоряжение! Мы из полиции! Сидевший с краю Александр первым откликнулся на требования полицейских. Доставая удостоверение, он заметил:
      -- Вообще-то полицейские сначала должны представиться, а потом уже требовать предъявлять документы!
      -- Сейчас мы тебе покажем, что мы должны делать! -- ответили поли­цейские и набросились на Александра. Они повалили его на пол, заломили руки и начали избивать и оскорблять его. Затем надели на него наручники и кандалы, и повели к своей машине, продолжая избивать. По дороге к маши­не Александр всё спрашивал: "За что? Вы же сами понимаете, что меня не за что арестовывать!" В ответ полицейские предложили: "Звони Авигдору Либерману, пусть вмешается, тогда мы тебя отпустим". Это была явная про­вокация. Очевидно, они рассчитывали, что за друга вмешается победивший на выборах Леон Нусимович, мастер международного класса и двукратный чемпион Советского Союза по самбо. Тогда последствия были бы непредска­зуемыми. Компания решила защитить друга иначе, и через 10 минут в кафе приехал адвокат. Десятеро очевидцев полицейского произвола согласились дать показания в защиту Александра. Тем временем в полицейском участ­ке Александра отвели в пустой кабинет. Там один из полицейских с писто­летом в руках угрожал Александру, что в магазине, владельцем которого яв­ляется Александр, каждый день будет производиться проверка, пока он не закроет свой бизнес и не уберётся из города. При виде пистолета Александр начал кричать. На шум сбежались другие полицейские, и кто-то из них посо­ветовал коллеге убрать пистолет. Вечером в участок приехал адвокат. Он за­стал Александра в ссадинах и кровоподтёках. Адвокат обратился к дежурному офицеру с просьбой срочно направить задержанного в больницу, так как он нуждается в медицинской помощи. Офицер пообещал выделить машину, но так и не дал. Утром задержанный был доставлен в суд для определения меры пресечения на время следствия. Полиция заявила, что он задержан в связи с оказанием сопротивления при аресте и подозревается в нападении на стражей порядка, находящихся при исполнении служебных обязанностей. Адвокат до­бился освобождения Александра и перевода его на пять суток под домашний арест. Александр обратился к медикам, и те зафиксировали побои, сотрясение мозга и кровоподтеки. Шли дни, но ни потерпевшего, ни свидетелей никуда не вызывали. Адвокат, тем временем, подал жалобу в МАХАШ, но оттуда не поступило никакой реакции. Пришлось обращаться к государственному кон­тролеру. Но МАХАШ открывать дело против полицейских отказался, мотиви­руя тем, что нет возможности выяснить, чья версия происшедшего правдивей: потерпевшего и его свидетелей или полицейских. И даже медицинская справ­ка не помогла, хотя в других случаях суд признаёт это серьёзным доказатель­ством. Прошло два года, за которые ни против полицейских не было принято никаких мер, ни Александру не было предъявлено обвинительное заключение. Тогда адвокат от имени Александра подал гражданский иск за нанесение ему физического ущерба. Полицейским была предоставлена государственная за­щита, в суде их представляла прокуратура Хайфского округа. И вот в сентябре 2006 года суд вынес решение о том, ответчики должны выплатить Александру 18 тысяч шекелей в качестве компенсации за нанесённый ему ущерб. Но в по­лиции оба продолжают работать и числятся на хорошем счету. В связи с тем инцидентом получил служебное взыскание с занесением в личное дело только дежурный офицер, который не направил Александра к врачу.
       -- И это ещё раз показывает всю абсурдность ситуации. Ведь тот дежур­ный офицер, по сути, говоря, спасал честь полиции.
       -- Как же он её спасал?
       -- Да если бы он отправил Александра сразу в больницу, его друзья могли бы пригласить корреспондентов и назавтра же в газетах и на телеэкране по­явились бы снимки пострадавшего от рук полиции. Тогда уж их "отмазать" было бы гораздо трудней.
       -- Да, скорее всего, так бы и было.
       -- А я сейчас вспомнил историю ещё одного немолодого человека, Геннадия Бендицкого. Он, режиссёр по профессии, возглавлял различные театральные коллективы, работал на алма-атинском телевидении. В начале девяностых, когда представители титульной нации стали повсюду избавлять­ся от инородцев, Геннадий репатриировался в Израиль. Здесь он долго не мог устроиться работать по специальности. Сумел снять два короткометражных фильма, их до сих пор показывают в Израиле, показывали и в Казахстане. Но на работу не взяли. Местные руководители культуры ему говорили: "У тебя слишком высокий уровень". Короче, пришлось ему идти работать охранником. И вдруг выяснилось, что он приходится сводным братом вашей знаменитой певицы Аллы Пугачёвой. Её отцом был не Борис Пугачёв, а цир­ковой жонглёр Иосиф Абрамович Бендицкий. И песня "Арлекино" посвяще­на родному Алиному папе.
       -- Вот это новость! А почему же тогда она Пугачёва?
       -- Потому что её удочерил Борис Пугачёв. Это раскопала одна журналист­ка в Казахстане, и в тамошней газете появилась статья. А через некоторое время Геннадия Бендицкого сумел разыскать корреспондент. Геннадию вос­поминания о прошлом большой радости не доставляют, и на встречу с жур­налистом согласился только из вежливости. Он подтвердил, что ему всегда было известно о том, что в 1941 году его отец имел продолжительную связь с Зинаидой Архиповной Одеговой, матерью Аллы Пугачевой. Роман отца с этой женщиной стал причиной развода Гениных родителей. Отец остался в Москве, а он с матерью уехал к бабушке в Алма-Ату. С отцом в детстве видел­ся не часто. В первый раз приехал в Москву в 13 лет и с тех пор подолгу жил у отца. Как-то отец рассказал Геннадию, что встретил Зину 9 мая у Большого театра, где собираются ветераны. Зина зазвала домой, познакомила с дочкой Аллой, "очень способной начинающей певицей..." Беседа с журналистом продолжалась недолго. Потом Геннадий вынул плоскую фляжку с коньяком, которую принёс ради гостя, налил в пробку. Журналист от коньяка отказался, а Геннадий выпил. Со своего поста он наблюдал, как журналист спускался по длинной лестнице к трассе. И вдруг его сзади ударили чем-то тяжёлым. Очнулся он в полицейском участке, в наручниках, избитый. От следователя узнал, что обвиняется в нападении на полицейских. Оказалось, их вызвал руководитель иешивы, который якобы видел, как какой-то светский человек приходил к охраннику. Они о чем-то беседовали, распивали спиртное из фля­ги. А когда посетитель ушёл, пьяный Бендицкий устроил дебош. В больни­це у него обнаружили три перебитых ребра, разрыв барабанных перепонок, сломанный нос и пролом черепа. В течение четырёх лет после этого он уже перенёс несколько операций. Одна из них связана с отёком мозга. Вот так из здорового человека он превратился в развалину, потерял работу, перестал спать по ночам, у него постоянные головные боли, страх перед улицей. А при виде полицейской машины готов бежать и прятаться.
       -- Но появляются сообщения, что полиция иногда применяет силу и из политических соображений. Примерно в то же время, о котором ты го­воришь, полиция арестовала видного деятеля партии "Ликуд" Виталия В. Значительная часть членов этой партии добивалась переизбрания Ариэля Шарона как лидера партии. Для проведения такого заседания Виталий со­бирал подписи членов Центра партии. Но утром того дня заседания, на ко­тором Виталий должен был передать эти подписи, к нему домой нагрянули шестеро полицейских с автоматами "узи", предъявив ордер на арест и на обыск. Виталий в этот момент чувствовал себя плохо и его осматривал врач. Несмотря на замечания квалифицированного врача, капитана ЦАХАЛа, по­лучившего почётную грамоту за спасение жизни солдат, Виталия арестовали. Его везли в полусознательном состоянии и выбирали маршрут так, чтобы не встретиться с вызванным амбулансом. В стране поднялась волна обще­ственного возмущения, и через четыре дня Виталия освободили, но списки с подписями исчезли. А Ариэль Шарон остался на своём посту... .И я вот не могу понять, почему все эти безобразия сходят полицейским с рук? Есть ведь МАХАШ, есть суд, в конце концов!
      -- А что толку, что он есть? Согласно отчёту государственного контро­лёра, в 2002 году в МАХАШ поступило 2009 жалоб на незаконное примене­ние силы со стороны полицейских. В следующем году жалоб стало уже 3916, из них около 65 процентов вообще не расследовалось, около 30 процентов было расследовано и закрыто по разным причинам. И никогда ни одного по­лицейского не привлекли к суду за рукоприкладство. И в суд не пойдёшь.
      -- Почему же нельзя обратиться в суд?
      -- Потому, что в Израиле принят подзаконный акт, наделивший МАХАШ правом вето. Если МАХАШ не выдаст официальный документ о том, что полицейский заслуживает судебного разбирательства, суд иска не примет. А МАХАШ таких документов практически никому не даёт. Израильский за­кон гласит: "Нанёсший оскорбление словами или действием госслужащему, сотруднику религиозного суда или члену следственной комиссии во время ис­полнения ими служебных обязанностей подвергается наказанию в виде ше­сти месяцев тюремного заключения". Но трактуется этот закон весьма рас­ширительно и избирательно. Типичным тому примером может служить дело Унгерфельда. Этот гражданин пришёл как-то к зданию полиции в Хадере с плакатом, на котором было написано о том, что некий тамошний полицей­ский -- нечестный человек. Демонстрант был обвинён в оскорблении гос­служащего. Суд даже не позволил ему привести факты, свидетельствующие в пользу его утверждения.
      -- Хорошо устроились! А МАХАШ вместо расследования преступлений со стороны полицейских на самом деле их "крышует"?
      -- Вот именно! Уже вносились предложения в Кнессет о ликвидации этой структуры. Но тогдашний министр юстиции яростно защищал своих подопечных. Поэтому безобразия безнаказанно продолжаются. И внутри по­лиции обстановка ненормальная. Многие полицейские трезво оценивают от­ношение общества к полиции: 78 процентов их убеждены, что полиция обла­дает отрицательным имиджем у большинства израильтян. Да и зарплата там смехотворная. Сержант-оперативник, подвергающий свою жизнь опасности, получает столько же, сколько равная ему по званию секретарша, принимаю­щая весь день жалобы от посетителей. Это приводит к тому, что в 2006 году 300, а в 2007 году уже 470 кадровых полицейских по собственному желанию решили уволиться из полиции и заняться другим делом.
      -- Да и вообще иметь дело с полицией бывает небезопасно для самих по­лицейских. Ты, наверное, слышал о происшествии в 2004 году, когда у майо­ра полиции случилась квартирная кража? Было украдено несколько ценных вещей и компьютер, в котором хранились списки всех тайных агентов по­лиции, в том числе и тех, кто был завербован для работы в организованных преступных группировках и сетях наркоторговли. Эта майор работала в опе­ративно-разведывательном отделе полиции и занималась агентурой. Такие служащие работают за закрытыми дверьми. Всем им категорически запреще­но брать какие-либо документы домой. По окончании работы все документы и аппаратура должны запираться в бронированном сейфе. И здесь инструк­цию нарушила не только эта полицейская, но и её коллеги и начальство, кото­рые допустили вынос портативного компьютера со сверхсекретными сведе­ниями. Представляешь, какая во всей полиции началась паника? Ведь жизнь многих агентов, работающих в преступных группировках, оказалась под угрозой. Вся оперативная работа на других направлениях была замороже­на. Всем агентам было дано указание проявлять повышенную осторожность. В СМИ была распространена информация о краже с предложением возна­граждения за возврат компьютера. И этот расчёт сработал. На счастье, вором оказался одиночка, палестинский араб, не подозревавший, какая ценная до­быча к нему попала. Он сам вышел на связь и согласился вернуть компьютер за 5 тысяч шекелей. Дело закончилось благополучно, но получило широкую огласку. И кто теперь согласится иметь контакты с полицией? А ведь без се­рьёзной агентуры бороться с преступными группировками очень трудно.
      -- Да, а наша доблестная полиция даже не может обеспечить безопас­ность государственного свидетеля. Есть прецеденты, когда госпрокурату­ра отзывала обвинительное заключение против убийц, так как опасалась за жизнь государственного свидетеля.
      -- И хоть всех главарей полиция знает наперечёт, поймать с поличным их очень трудно. Например, долгие годы не могли прихватить главаря круп­ной группировки Зеева Розенштейна. Пока он не вышел на международную арену. В 2001 году полиция Нью-Йорка арестовала двух граждан Израиля, у которых при обыске в квартире было найдено 700 тысяч таблеток экста­зи. Совместными усилиями израильских и американских полицейских у аре­стованных были получены признания о том, что подлинным хозяином этой массы наркотиков является Зеев Розенштейн. После длительной волокиты Зеев был отправлен в США, предстал перед судом, получил срок и возвращён в Израиль для отбытия наказания. Но в Израиле началось такое! В течение целого года на улицах городов Израиля гремели выстрелы, летали ракеты, взрывались гранаты. Группировки других "королей" преступного мира бо­ролись, таким образом, за передел империи Розенштейна.
      -- И что же, полиция спокойно на это смотрела?
      -- Я лично думаю, что у многих работников полиции свои мотивы. Например, начальник отдела по расследованию международных престу­плений Моше Мизрахи, согласно опубликованной информации, иниции­ровал громкие расследования против экс-премьера Биньямина Нетаниягу, лидера партии "Наш дом Израиль" Авигдора Либермана, многих крупных бизнесменов и других. И хоть никакого компромата против этих лиц найде­но не было, по их репутации был нанесён сильный удар. Выяснилось, что Мизрахи занимался незаконным прослушиванием разговоров и политиков. Телефонные разговоры Нетаниягу прослушивались даже в тот период, когда он занимал пост премьер-министра, и его разговоры содержали секретную военную и политическую информацию. Ясно, что эти затеи велись в инте­ресах определённых политических кругов. Именно Мизрахи ввёл в израиль­ский лексикон выражение "русская мафия". Но вот когда начался "наезд" на русскоязычного бизнесмена Аркадия Гайдамака, его адвокаты направи­ли письмо на имя главы МАХАШа Герцля Швиро. В письме, кроме всего прочего, говорится, что причиной "наезда" являются дружеские отноше­ния Мизрахи с бизнесменом Йосефом Троймом, вчинившим Гайдамаку иск на несколько десятков миллионов шекелей. Ещё раньше депутат Кнессета Гилад Эдран потребовал от Верховного суда возбудить уголовное дело про­тив Мизрахи на основании заключения юридического советника правитель­ства. Однако БАГАЦ отверг это требование, хотя и подтвердил своё согласие с выводами юридического советника.
       |-- Вот это непотопляемость! БАГАЦ подтвердил, что действия Мизрахи противозаконны, а судить отказался!
       -- Но, может быть, письмо адвокатов Гайдамака переполнило чашу. Мизрахи всё же пришлось уйти в отставку.
      -- Можно себе представить обстановку в полиции, если вскоре после этого на закрытом совещании, где присутствовали около 250 высших офицеров из­раильской полиции, начальник одного из полицейских округов Хатай Дотан подверг резкой критике кадровую политику генштаба полиции. По словам Дотана, генштаб не увольняет полицейских, злоупотребляющих служебным положением и дискредитирующих израильскую полицию, а переводит их на другое место работы, где те продолжают работу теми же методами.
      -- Если ты следишь за прессой, то видишь, что периодически появляются скандальные истории, в которых полицейские всё чаще становятся главны­ми действующими лицами в таких преступлениях, как убийства, ограбления, получение взяток, участие в организации проституции, наркоторговли и т. д. В 2006 году из полиции за правонарушения был уволен 61 сотрудник, в суды направлено 120 уголовных дел, 148 дел рассмотрел дисциплинарный суд. В то же время в 2005 году МАХАШ прекратил 660 дел якобы за недостаточ­ностью доказательств, а более 3000 жалоб граждан были отправлены в архив без всякого рассмотрения. Часто возникает ситуация, когда полицейские в по­гоне за информацией втягиваются в сферу влияния криминала. Полицейский получает информацию в обмен на поблажки криминальным элементам. А те заинтересованы в карьерном росте своего "партнёра", для чего периоди­чески "сливают" ему соответствующую информацию. И в какой-то момент такой полицейский становится крепко повязанным с "помощниками" и на­чинает отстаивать уже их интересы. А ты помнишь, какой скандал разгорел­ся вокруг связей командира Центрального подразделения полиции Южного округа Йорама Леви с преступным кланом братьев Периньян? Началось с того, что один из бывших членов этой банды в интервью ведущей програм­мы "Увда" ("Факт") сообщил, что Леви регулярно получал зарплату от бра­тьев Периньян, поставляя им взамен информацию о готовящихся против них облавах, а также вытаскивая членов банды из под ареста. В ходе раз­разившегося скандала выяснилось, что Леви на эту важную должность на­значил бывший начальник Южного округа полиции, а потом генинспектор Моше Каради. Причем один из офицеров полиции сообщал Каради о том, что Леви подозревается в связях с мафией, но тот всё равно утвердил назначение. Тогда же выяснилось, что в близких отношениях с братьями Переньян состо­ит и сын премьер-министра Ариэля Шарона Омри. Он привлёк братьев к дея­тельности в партии "Ликуд", и они активно помогали Омри Шарону в наборе новых членов этой партии. Таким образом, братья Периньян способствовали победе Ариэля Шарона в борьбе за пост лидера "Ликуда". В 2004 году Омри Шарон способствовал назначению (в обход всех остальных кандидатов) но­вым генеральным инспектором полиции Моше Каради. А тот, в свою очередь, назначил Йорама Леви на пост главы центрального подразделения Южного округа по борьбе с преступностью. Назначение Каради на такой высокий пост сразу казалось странным. В тот период, когда он командовал Южным округом полиции, уровень преступности на юге страны постоянно возрастал, полицейские избивали в Ашкелоне стариков. Однако тогдашний министр внутренней безопасности Цахи Ханегби назначил Каради на самый высокий полицейский пост.
      -- А потом и сам Ханегби попал под следствие в связи с многочисленны­ми партийными назначениями.
      -- Да, а тогда из-за разгоревшегося скандала пришлось создавать госу­дарственную комиссию под руководством судьи в отставке Варди Зайлера. Впервые за всю историю Израиля пришлось допрашивать генерального ин­спектора полиции. Больше года комиссия Зайлера расследовало это дело братьев Периньян и всё, что с ним связано. Выяснилась причастность бра­тьев к нескольким убийствам. Полковник Леви показал, что спускалось дело на тормозах благодаря находящимся ныне в отставке высокопоставленным полицейским. Моше Каради пришлось уйти в отставку. Братьев Периньян арестовали. С конца 80-х годов их группировка контролировала рынок нар­котиков и десятки подпольных казино в южных районах Израиля. Чтобы сохранить свою империю, они готовы были идти на всё, даже на заказные убийства. И вот после долгих разбирательств представителем прокуратуры и адвокатом братьев подписано компромиссное соглашение. Согласно этому соглашению братья не будут осуждены за организацию целого ряда убийств. Им будет предъявлено обвинение только в причастности к убийству главаря конкурирующей группировки Пинхаса Бухбута, на основании которого бра­тья будут приговорены к... пяти годам заключения и выплате компенсации в размере 100 тысяч шекелей в пользу вдовы Бухбута.
      -- И всё? Это за всю их многолетнюю преступную деятельность?
      -- К сожалению. Комиссия Зайлера пришла к выводу, что внутри по­лиции действуют агенты организованной преступности и порекомендова­ла провести коренную реорганизацию всей правоохранительной системы. Некоторые журналисты утверждают, что в ближайшем будущем станут из­вестны подробности о деятельности мафии внутри правоохранительных органов. В стране наблюдается небывалое попустительство преступности. Адвокатам удаётся найти любую зацепку в действиях полиции, чтобы "отма­зать" своих клиентов. В результате сегодня по Израилю раскатывают на "Мерседесах" десятки людей, про которых полиции точно известно, что они являются организаторами заказных убийств, владельцами притонов и под­польных казино. В 2007 году полиция развернула беспрецедентное дело про­тив банды Абутбуля. На скамье подсудимых оказались 24 члена криминаль­ной группировки, которым предъявлены обвинения в совершении 22 особо тяжких преступления. Число свидетелей и потерпевших достигает 214 чело­век. На защиту обвиняемых выступила целая команда самых лучших и до­рогих адвокатов. Но тут Управление судов заявило, что у неё нет в распоря­жении свободной судейской бригады, добровольцев среди судей тоже не ока­залось. Да и подходящего зала для размещения в нём сразу 24 обвиняемых у израильской судебной системы тоже не нашлось. Так что пока проведение первого в истории Израиля процесса по делу о целой мафиозной группиров­ке оказалось невозможным.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       ГЛАВА 5. ОТ СУМЫ...
      
       "Милосердные к жестоким -- всегда жестоки к милосердным".

    Половица из Талмуда

      
       "Именно по тому, как обеспечиваются права заключённых, весь мир судит о цивилизованности любой страны".

    Узи Ландау, политический деятель Израиля

      -- Что за идиотизм?-- недоумевал Аркадий, -- полиция потратила столь­ко сил и решилась, наконец, упрятать за решетку целую группировку. И те­перь не найдётся в стране судьи, чтобы свершить правосудие?
      -- А что удивляться? Ты обрати внимание, сколько времени тянутся су­дебные дела. Годами. Пока до них дойдёт очередь, пока будет тянуться сам процесс. А недавно в беэр-шевском мировом суде был вообще интересный случай. Регистратор этого суда решила уйти в годичный отпуск, положенный госслужащему раз в семь лет.
      -- А что входит в обязанности регистратора?
      -- Регистратор суда осуществляет приём и регистрацию документов, под­тверждающих долг ответчика в пользу истца. Если она сочла документы убе­дительными и приняла их, то дело направляется на ускоренное рассмотрение. И вот теперь это ускоренное рассмотрение откладывается на год.
      -- И что, некого посадить на приём документов?
      -- Администрация суда заявляет, что заменить её некем. И можно им по­верить. Ведь все эти многолетние судебные тяжбы и происходят оттого, что вся судебная система очень ограничена в штатах. Поэтому на каждого судью сваливается столько дел, что не хватает времени досконально в них разобрать­ся. Ведь в день судье предстоит прочесть минимум 600 страниц. Разве можно такое количество осилить и профессионально обработать. Поэтому иногда ре­шение судьи зависит от того, кому он поверил. И на веру эту могут влиять раз­личные субъективные причины. В результате на решение суда часто поступа­ют жалобы от граждан, адвокатов и общественных организаций. В 2004 году в Управление по расследованию жалоб населения поступило 923 жалобы. Сами судьи объясняют это тем, что они чрезвычайно перегружены работой.
       .Имеет смысл немного коснуться истории судебной системы Израиля, о которой как-то написал в газете Дан Айзенберг. До 1917 года в Палестине действовала турецкая судебная система. Во время Первой мировой войны, в конце 1917 года, в Палестину вошли английские войска. Генерал Алленби не хотел въезжать в Иерусалим на белом коне, как победитель. Он вошёл через Яффские ворота в Старый город пешком, как обычный паломник. Его при­ветствовала толпа мусульман, христиан и евреев. Закончилось многовековое турецкое владычество. Вместе с ним рухнула и турецкая судебная система. Согласно Гаагской конвенции 1907 года, управление на подмандатных и ок­купированных территориях должно опираться на местные законы и обычаи, но с учётом принципов гуманизма и демократии. В подмандатной Палестине создавать судебную систему генерал Алленби поручил талантливому офи­церу Орме Бигланду Кларку. В конце января 1918 года Кларк прибыл в Иерусалим. Здесь он увидел нищету и запустение. Система медицинской по­мощи отсутствовала. О судах никто и не думал. В своё время турецкие власти открыто брали взятки и грабили страну. Проблема выживания была настоль­ко острой, что даже еврейские проститутки были вынуждены свернуть свою деятельность из-за отсутствия клиентуры. Кларк стал сотрудничать с еврей­ским населением, понимавшим необходимость установления законов в стра­не. Мусульмане жили по законам шариата. В мае Кларк совершил поездку по подведомственной территории и во всех городах создал суды первой ин­станции. Кандидатов на должность судей он отбирал сам. А поскольку юри­дического образования ни у кого не было, приходилось руководствоваться здравым смыслом. Кларк опрашивал людей, и те называли самых уважаемых. В Иерусалиме Кларк основал три суда: суд первой инстанции, кассационный и апелляционный. 24 июня 1918 года было официально заявлено о создании новой судебной системы. Опиралась она на английские юридические нормы. Кларк сам написал устав суда и процессуальные правила. С незначительны­ми изменениями они действуют до сих пор. В 1922 году апелляционный суд был переименован в Верховный суд. Президентами судов Кларк ставил ан­гличан, а рядовых судей назначал из местного населения, причём, в еврей­ских районах -- евреев, в мусульманских -- мусульман. В целях экономии расходов на содержание судов, Кларк сократил число местных судов, а число судей в них -- до трёх. А поскольку с той поры в судебной системе мало что изменилось, может быть, этим и объясняется нынешняя перегруженность су­дов. К примеру, только в 2004 году в различных судебных инстанциях было открыто 1 057 272 судебных дела, а вместе с делами, незавершёнными в 2003 году, общее число рассматриваемых в суде дел составило 1 594 239.
       И это в стране, имеющей около 7 миллионов населения, треть которого составляют дети. Получается, что в среднем каждый второй израильтянин выступает в роли истца или ответчика. Штаты израильского суда не рассчи­таны на это. Во всей судейской системе трудятся около 700 судей. Это значит, что в среднем на каждого приходится более 2000 дел. Поэтому сегодня судьи вместо того, чтобы судить, всячески стараются подтолкнуть стороны к юри­дической сделке, к достижению компромисса.
      
      
       Когда Шимон обратил на это внимание, Аркадий возмутился:
      -- Но тогда преступник не получает заслуженного наказания!
      -- А что делать? У судей нет выхода. Им надо закрывать накопившиеся дела. Иначе со временем их станет ещё больше.
      -- А какова квалификация судей и их, так скажем, незапятнанность?
      -- В соответствии с нынешним законодательством, каждый адвокат, име­ющий пять лет практического стажа, имеет право претендовать на долж­ность судьи. Многие юристы считают, что этого стажа не достаточно и что надо установить минимальный стаж в 10 лет. Что касается чистоплотности судей, то я не могу тебе дать исчерпывающей информации. Ты ведь понима­ешь, что мало кто будет копать компромат на судей. Но некоторые скандалы всплывают. Например, не так давно писали об одной судье, которая ответ­ственным за имущество фирм-банкротов назначала вполне определённого адвоката, лицензия которого была заморожена и получала взятки в различ­ной форме. Более крупный скандал случился в 2005 году, когда вдруг была обнаружена прослушка телефонных разговоров высокопоставленных офице­ров Управления тюрем (ШАБАС) и полиции. Расследование показало, что прослушка была организована не криминальными группировками, а судьёй Элон. Она, видите ли, решила узнать о том, не изменяет ли ей её друг, высо­копоставленный офицер ШАБАСа, с одной из своих подчинённых. Для этого судья Элон наняла частного детектива, а тот, в свою очередь подкупил со­трудника одной из кампаний сотовой связи. Элон получила распечатку раз­говоров своего друга не только с подчинёнными, но и с начальниками вплоть до генерал-майора. Из полученной информации выяснилось, что её друг кру­тит романы сразу с несколькими подчинёнными и значительная часть других офицеров Управления тюрем грешат тем же. Но сам факт незаконного про­слушивания телефонных разговоров столь высокопоставленных сотрудников правоохранительных органов явился вопиющим. Судья Элон за излишнее любопытство попала под суд, была приговорена к 6 месяцам условного за­ключения и штрафу в размере 10 тысяч шекелей. И хоть теперь она уже ни­когда не сможет сесть в судейское кресло, её прошлая работа в суде даёт ей возможность иметь большую адвокатскую практику, и она смогла заниматься только очень крупными делами с соответствующими гонорарами. И на новом месте она оказалась замешанной в вымогательстве денег с клиентов.
      -- А что за скандал был вокруг бывшего госпрокурора?
      -- Да, был такой скандал. Один журналист раскопал информацию о том, что бывшая госпрокурор Эдна Арбель обманывала государство и своих кол­лег, утверждая, что имеет законченное высшее образование. На самом деле диплома о присвоении ей второй академической степени она не получала.
      -- А для чего ей это надо было?
       -- Как для чего? Соответствующее образование даёт возможность продвигаться по службе и получать хорошую надбавку к зарплате за вторую академическую степень.
      -- Но не понятно одно. Что значит, она утверждала? Необходимо для это­го представлять соответствующие документы. У них что, нет отдела кадров? И к тому же кто-то должен заниматься оформлением личных дел. Это что же, выходит, что долгое время прокуратуру страны возглавляла недоучка?
      -- Мало того, сейчас она является членом Верховного суда. В министер­стве юстиции заметили, что нигде не написано, что госпрокурор или член Верховного суда должен иметь вторую академическую степень.
      -- Но как же сам факт обмана со стороны такого высокопоставленного лица? А получение надбавки к зарплате? Ведь незаконно полученные деньги надо бы вернуть государству!
      -- Больше никаких комментариев со стороны Минюста не последовало, и скандал замяли.
      -- Что же тогда удивляться, что среди населения падает авторитет суда. Согласно опросу, проведённому в 2007 году, лишь треть еврейского населе­ния Израиля доверяет судебной системе. А по опросу 2000 года эта система пользовалась доверием у 61 процента!
      -- И в то же время Верховный суд вмешивается во всё, во что посчитает нужным, вплоть до проблем государственной безопасности. Что же касает­ся непосредственно судопроизводства, то тут у судей "проколов" предоста­точно. Вот тебе недавний пример. Некто Масравуа, житель одного арабского городка, промышлял угоном автомобилей и переправкой их в Палестинскую автономию. За этим занятием он как-то и был схвачен полицией. Чтобы из­бежать ареста, Масравуа угнал стоявшую поблизости машину и на скорости свыше 150 км в час пытался уйти от погони. В результате он спровоциро­вал автокатастрофу, в которой пострадало нескольких машин, и несколько человек получили ранения. В любой цивилизованной стране он бы после та­ких нарушений сидел бы за решёткой. Однако в Израиле суд отправил его под домашний арест в дом его отца. Возмущению полиции не было преде­ла. Они потратили столько сил, чтобы поймать, наконец, этого опасного пре­ступника, а тут его отпускают. Но и это ещё не финал! Через некоторое время Масравуа захотел совершить хадж в Мекку, и его адвокаты обратились в суд с просьбой выпустить его из-под домашнего ареста. И судья позволил ему ис­полнить эту великую заповедь ислама под залог в 10 тысяч шекелей. Решение это было вынесено, несмотря на протест полиции и прокуратуры, которые совсем не уверены, что их подопечный потом вернётся из-за границы, чтобы предстать перед судом. Он ведь не сумасшедший, чтобы самому приехать и идти в тюрьму. Хотя есть и такие прецеденты. Как-то Тель-авивский миро­вой суд принял решение отправить под арест мужчину, уличённого в насилии по отношению к жене. Однако тюремщики освободили его и отпустили на все четыре стороны. Поняв, что произошла ошибка, мужчина сам явился в тюрьму и попросил препроводить его в камеру. Однако служащие ШАБАС наотрез отказались это сделать. Гражданин же начал настаивать на том, что­бы был приведён в исполнение вынесенный ему приговор. Тюремщики от­казывались и смотрели на него как на идиота. Только когда он посоветовал им ещё раз внимательно вчитаться в решение суда, они поняли свою ошибку и открыли двери тюрьмы.
      -- А что вообще происходит за этими дверями тебе известно?
      -- Как ты понимаешь, изнутри я эти заведения не рассматривал. Могу судить только по газетным источникам. Знаю, что всего в стране имеется 28 мест заключения, в которых находится свыше 21 тысячи "сидельцев". Из них около 10 тысяч -- палестинцы, но 59 процентов заключенных -- евреи. Четверть всех арестантов -- репатрианты последней волны. Почти половина всех заключённых осуждены за сексуальные преступления и насилие в се­мье. Количество приговоров за эти нарушения увеличивается очень быстро: в 10 раз за последние 10 лет. Это объясняется не только возрастанием агрес­сивности мужчин, а больше тем, что теперь женщине ничего не стоит упря­тать неугодного мужчину за решётку. Заключённых женщин немного, около 250 по всей стране. Только одна треть заключённых сидит первый раз, по­ловина же отбывает наказание в третий раз и более. В 2006 году отдел обще­ственной адвокатуры при Минюсте опубликовал отчёт, из которого следует, что израильские тюрьмы и камеры предварительного заключения невероятно переполнены и находятся в плачевном состоянии. В отчёте указывается, что проблемы в пенитенциарной системе, полиции и судах носят повсеместный характер. Права заключённых постоянно попираются, а их человеческое до­стоинство унижается. В частности в "Шате", расположенной в Галилее, где содержатся 800 особо опасных преступников (как израильтян, так и пале­стинцев) применяют насилие и коллективные наказания для поддержания дисциплины в учреждении.
      -- Но я читал, что не все с этим отчётом согласны.
      -- Да, некоторые юристы, посетившие тюрьмы по всему свету, считают, что в израильских тюрьмах условия содержания одни из самых лучших и человечных. И действительно, сегодня там почти нет случаев убийства или насилия. После отсидки четверти срока заключённые при хорошем поведе­нии часто получают увольнительные, а их супругам разрешается приходить на свидания. А когда-то в СССР, или теперь где-нибудь в странах СНГ заклю­чённые получают увольнительные? То-то же. Поэтому здесь и очень мало попыток побега. Увеличилось число социальных работников, прикреплён­ных к заключённым. В российских тюрьмах тоже есть социальные работни­ки? Не слышал? Конечно, не слышал. Трудно услышать то, чего нет. К концу срока пребывания под стражей четверть сидельцев оканчивают школу, а 15 процентов получают какое-либо профессионально-техническое образова­ние. Тюремная служба Израиля насчитывает 4892 работника. Содержание одного заключённого обходится государству в среднем 8000 шекелей в ме­сяц. Как-то небольшая группа хайфского муниципалитета посетила тюрьму "Цальмон". Она находится на севере страны и имеет площадь строений 25 тысяч квадратных метров. В ней работает 231 человек. В их числе не только тюремщики, а и учителя, психологи, врачи, специалисты по различным про­изводствам. Тюрьма была построена по образцу новых американских мест заключения и в какой-то мере является образцом. В этой тюрьме пытают­ся не только изолировать преступника, но и помочь ему найти потом своё место в жизни. В камере размером с железнодорожное купе живут два аре­станта (по плану она вообще предназначена на одного). Имеется телевизор, умывальник, унитаз, вентилятор. В камере заключенные проводят не так уж много времени. Они работают, учатся, проходят лечение от наркотиков, чи­тают, ходят на прогулку, едят. Всё это в других помещениях или на террито­рии тюрьмы. У 18 процентов заключённых имеется такая привилегия, как отпуск каждые три недели на 48 часов (в отдельных случаях и на больший срок). Иногда им устраивают даже экскурсии по живописным местам севера страны. Заключённые и тюремщики получают одну и ту же пищу. В учеб­ных классах изучают языки, общеобразовательные предметы, шитьё, макра­ме, компьютеры и т. д. Заключённый обязан работать. Оплачиваемая работа рассматривается как привилегия. За восьмичасовой рабочий день можно за­работать до 120 шекелей. Тюрьма разделена на шесть блоков. В пределах каждого из них можно передвигаться свободно. В отдельном блоке содер­жатся наркоманы, которых пытаются вернуть к жизни. Наркотики употре­бляют 40 процентов всех попавших в тюрьму. И реабилитировать наркома­нов очень трудно. Нужно не только отбить охоту к зелью. Это можно сделать с помощью медикаментов. Но потом выясняется, что наркоман не приспо­соблен к обычной жизни. У него нет друзей и близких, он не умеет рабо­тать, читать, слушать музыку. Он не привык даже чистить зубы по утрам. Поэтому процесс реабилитации очень длительный и часто кончается неуда­чей. Между прочим, тюремщики не вооружены, охрана не очень жёсткая. Карцера в тюрьме вообще нет. Дисциплина поддерживается не жестокостью, а лишением привилегий: телевизора, свиданий, отпусков, возможности за­рабатывать деньги и посещать тюремный магазин и т. д. Эти меры оказались очень действенными. За всю историю тюрьмы была лишь одна попытка по­бега. Никому не хочется из-за этой авантюры попадать в тюрьму строгого режима на долгий срок. Эта тюрьма, конечно, не санаторий. Но долгий опыт специалистов показал, что скованные цепью ноги, грубые окрики, чёрствый хлеб и мафиозная атмосфера не способствуют преображению личности за­ключённого в лучшую сторону. Учёба, труд, сносные бытовые условия дают более эффективные результаты. В 2007 году был случай, когда двое амнисти­рованных палестинских заключённых отказались выходить из тюрьмы. Дело в том, что один из них решил продолжить учёбу на аттестат зрелости в рам­ках учебной программы Управления тюрем, а второй решил остаться вместе с братом. Оба выразили удовлетворение тем, что в израильских тюрьмах им создаются все условия для учёбы.
      -- И, тем не менее, парламентарии пришли к выводу, что наши тюрьмы не соответствуют стандартам, принятым в демократических странах.
      -- Да. Они решили заняться вопросом приватизации тюрем. Считают, что только таким образом можно добиться достойного существования людей в местах заключения. В марте 2002 года был разработан Закон о привати­зации тюрем, предусматривающий строительство новых зданий для них и определяющий систему управления ими. В 2004 году проект стал Законом. Предусматривается строительство нового здания тюрьмы на 800 мест в рай­оне Беэр-Шевы. Был проведен тендер на строительство, который выиграла компания Льва Левава "Африка-Исраель" вместе с компаниями "Эмеральд" и "Минрав хандаса". Стоимость строительства определена в 1,5 миллиарда шекелей. Деньги эти с лихвой вернутся её владельцам после того, как госу­дарство начнёт платить за каждого заключённого.
      -- А не получится ли так же, как с другими посредническими фирмами? Основную часть денег будут забирать эти фирмы, а заключённым будет пере­падать только малая часть положенной суммы.
      -- Этот проект вызывает много споров. Есть вполне обоснованные мне­ния, что государство не сможет эффективно контролировать работу таких ис­правительных учреждений или преследовать судебным порядком тех, кто на­рушает закон. Некоторые юристы считают, что поправка к закону о тюрьмах является нарушением Основного закона. В нём ведь чётко указано, что имен­но правительство осуществляет исполнительную власть в стране.
      -- В общем, ты хочешь сказать, что сидеть в израильской тюрьме -- это всё равно что отправиться на курорт?
      -- Это не я говорю, так газеты пишут. Но такие условия не везде. Есть в районе города Рамле тюрьма "Аялон". Её здание было воздвигнуто ещё британской администрацией и служило районной штаб-квартирой колони­альной полиции. "Аялон" считается главным исправительным учреждением страны для осуждённых за криминальные правонарушения. Здесь содержат­ся наиболее опасные отечественные рецидивисты. Среди них преобладают осуждённые на сроки от семи лет до нескольких пожизненных заключений. "Аялон" лидирует по количеству нападений на работников тюрьмы с ис­пользованием взрывчатки и огнестрельного оружия. Это единственная из­раильская тюрьма, где охрана оснащена огнестрельным оружием. Состав контингента заключённых довольно пёстрый. Здесь есть израильские арабы
       (мусульмане и христиане), мусульмане-палестинцы, друзы, религиозные ев­реи, светские евреи-выходцы из восточных стран и бывших советских респу­блик. Последняя группа, в свою очередь, делится на "русских", "бухарцев" и "кавказцев". Тюрьма разделена на 14 блоков и рассчитана на 800 заключен­ных. На практике это одна из самых переполненных тюрем. Но там есть до­вольно новый медицинский центр на 200 больных, учебно-воспитательный комплекс с различными классами. Первый компьютерный класс в израиль­ских тюрьмах появился именно здесь. Прямо на территории тюрьмы нала­жено деревообрабатывающее, печатное и текстильное производства, на ко­торых работают около 250 заключенных. Стены этой тюрьмы видели многих авторитетов и разных политических деятелей. В 1990-е годы здесь обитал основатель и предводитель ХАМАСа шейх Ахмад Ясин. В 2000-е годы здесь поселился наиболее популярный представитель руководства ФАТХ Маруан Баргути. Находился здесь бывший лидер партии ШАС и экс-министр вну­тренних дел Арье Дери, а также убийца премьер-министра Ицхака Рабина Игаль Амир. Отбывал здесь срок и предприниматель Григорий Лернер, ко­торого полиция окрестила "главой русской мафии в Израиле". У него была одиночная камера площадью 16 квадратных метров, включая дворик. За ним следили 8 видеокамер, в том числе и в туалете. Оборудование этой камеры обошлось в 700 тысяч шекелей. Теперь в эту тюрьму препровождён король израильской мафии Зеэв Розенштейн. Ещё в 1970-х годах тюрьма "Аялон" была одним из первых рассадников учения имама Хомейни в арабско-сунитской среде Ближнего Востока. Уже тогда в этих стенах негласно функцио­нировал крупный исламский центр, основанный Фатхи Хасаном Али аль-Насером. Попал он в тюрьму за взрыв машиносборочного завода в Нацерете. Стремясь закрепить свой авторитет среди мусульман, он позаботился о досу­ге единоверцев и выдвинул идею создания в тюрьме библиотеки исламской литературы. Поскольку это было ещё до революции в Иране и образования ХАМАСа, то тюремная администрация не очень беспокоилась о содержании книг, поступавших в библиотеку. Таким образом, в тюрьме скопилось множе­ство сочинений ведущих теоретиков исламского фундаментализма. Так что заключённым было что изучать. Позднее, выйдя на свободу, они сыграли не последнюю роль в формировании различных исламских течений. И в самой тюрьме мусульманская группировка из Восточного Иерусалима занимала ли­дирующее положение. Однако в феврале 1997 года их лидер был убит при загадочных обстоятельствах, и лидерство стало переходить к выходцам из стран СНГ.
      -- И что, в израильских тюрьмах никогда не было серьёзных столкнове­ний между группой заключённых и охраной?
      -- Я знаю об одном очень серьёзном инциденте. А случилось это так. В Израиль в 1957 году прибыл под видом французского журналиста некто
       Ахмад-Али Отман. Документы у него были безупречны, но ШАБАК решил на всякий случай устроить за ним слежку. Однажды в Тель-Авиве его опоз­нала женщина, только что репатриировавшаяся из Египта. Увидев его, она сразу обратилась в полицию и заявила, что это сотрудник египетской раз­ведки. Сотрудники ШАБАКа усилили наблюдение, но не смогли обнаружить никаких улик. Отман свободно передвигался по стране, часами просиживал в тель-авивских кафе и не вызывал никаких подозрений. Но тут кто-то на­шёл в одной из старых египетских газет снимок, где Отман находился в кам­пании президента Египта Гамаля Абдель Насера и высокопоставленных го­сударственных чиновников. Мнимый журналист был немедленно арестован и помещён в КПЗ. Охранники регулярно составляли отчёт о его поведении, в котором говорилось, что Отман обладает явными лидерскими качествами, мощным интеллектом и хладнокровием, производит на окружающих очень сильное впечатление. Управление тюрем оказывало Отману особое почтение. Ему разрешили носить цивильную одежду, покупать дорогие американские сигареты. Руководители ШАБАКа решили, что его можно будет при необхо­димости обменять на израильтянина, если Египет задержит кого-нибудь из наших соотечественников. Но была и более веская причина для содержания Отмана под стражей: в Париже он сблизился с активистами, выступавшими за предоставление независимости Алжиру. Естественно, что Франция, кото­рая в тот период поддерживала хорошие отношения с Израилем, была за­интересована в том, чтобы Отман находился как можно дальше и как можно дольше. Однако пребывание Отмана в тюрьме нанесло Израилю большой вред. Именно он стал одним из лидеров бунта в тюрьме "Шата". В этой тюрьме находились в основном те арабы, кто совершил преступление про­тив безопасности страны. Бунт произошёл 31 августа 1958 года. Бунтовщики прорвались в оружейную и завладели ружьями. Отман сообразил стрелять в замки, чтобы открыть двери камер. Заключённые нейтрализовали тюремщи­ков, перерезали телефонные провода и выбрались во двор. Пока они переби­рались через ограждения, Отман с вышки и обстреливал из пулемёта окрест­ности, не давая охранникам и полиции приблизиться к беглецам. 66 заклю­ченных сумели перебраться через ограждения и ушли в горы по направлению к иорданской границе. Ахмад-Али Отман тоже мог бежать в Иорданию, но он остался и предстал перед судом. В общей сложности просидел он девять лет, из них большую часть срока провёл в кампании отпетых террористов. В 1966 году он вышел на свободу и уехал в Египет. Позже, во время Шестидневной войны девять из 66 бежавших заключенных были захвачены израильтянами. Отман на протяжении длительного времени служил в Алжире, а в конце 1980 года ушёл в отставку. В 1994 году он побывал в Израиле, желая вновь увидеть тюрьму "Шата". А тюрьма эта со временем была перепрофилирована, и те­перь в ней отбывают наказание криминальные элементы.
      -- И что? Больше побегов из тюрем в Израиле не было?
      -- Я этого не говорю. Побеги отдельных лиц периодически бывают. В этом плане представляет интерес история Авитана, о котором в своё вре­мя писали газеты. Авитан занимался грабежами и в 1979 году попался при ограблении банка. После суда попал отбывать наказание в тюрьму в Рамле. Новый начальник тюрьмы Рони Ницан открыто заявлял, что сломает главарей преступного мира. После года отсидки Авитан получил свой первый отпуск и направился в дом своей подруги, откуда сбежал через окно в туалете. Затем он подстерёг начальника тюрьмы и расстрелял его из автомата. С помощью подруги, сделавшей ему документы на другое имя, Авитан улетел в Париж. Однако сама подруга была задержана в аэропорту имени Бен-Гуриона, и у неё в кармане был найден французский адрес Авитана. Израиль потребовал от Франции выдачи убийцы. В 1982 году Авитан получил два пожизненных срока. Его несколько раз переводили из одной тюрьмы в другую. В конце концов, он попал к такому начальнику тюрьмы, который заключил с несколькими заключенными "джентльменское соглашение", согласно которому они полу­чали возможность неограниченных встреч с подругами, права на телефонные звонки в любое время суток, телевизор в камере и другие привилегии в обмен на хорошее поведение, отказ от попыток устроить беспорядки или устроить побег из тюрьмы. Но Авитан не оставлял мысли о побеге. Ему удалось под­купить одного из охранников и получить пистолет. В 1988 году он сбежал, о чём на протяжении многих лет не сообщалось, чтобы опытом Авитана не воспользовались другие уголовники. Скрываясь от преследования, Авитан провёл пару дней в совершенно случайной семье. Может быть, пребывание в этой семье, общение с детьми повлияли на Авитана, но когда его поймали и снова привезли в тюрьму, это был уже другой человек. Он вдруг начал читать книги, писать лирические стихи и о побеге больше не помышлял. А вообще это не единственный случай, когда в тюрьме матёрые уголовники вдруг начи­нают предаваться творчеству. Известный израильский "медвежатник" Ицхак Дрори по кличке "Моах" ("мозг", "голова"), на счету которого десятки огра­блений банков и ювелирных магазинов, написал в тюрьме книгу мемуаров "Моах", которая только в Израиле разошлась тиражом 100 тысяч экземпля­ров, затем была переведена на многие языки мира и принесла автору при­личные деньги и писательскую славу. Это занятие так понравилось Дрори, что после выхода из тюрьмы он написал книгу "Моах-2". Появилась тяга к знаниям и у Зеэва Розенштейна. После того, как его экстрадировали в США и осудили там, на 12 лет за наркоторговлю, для отбывания наказания его верну­ли в Израиль. Здесь ему добавили три года за покушение на жизнь двух дру­гих криминальных авторитетов и поместили в одиночную камеру. Ему было разрешено получасовое свидание раз в неделю с кем-либо из близких род­ственников, ежедневная прогулка в одиночестве и раз в неделю получасовой разговор по телефону. Общаться с другими заключенными ему было катего­рически запрещено. Однако со временем его адвокаты добились облегчения условий содержания. Теперь он уже мог свободно передвигаться по блоку и разговаривать с другими заключенными. Увеличилось время прогулок и не в одиночестве, а вместе с другими заключёнными. Разговаривать по телефону он теперь мог почти без ограничений. Кроме того, он поступил на экономи­ческий факультет университета и получил первую степень по экономике.
      -- А до этого владелец целого ряда компаний, казино и ресторанов управ­лял своей империей, не имея экономического образования?
      -- Оказывается, да. И представь себе, успешно справлялся. Можно пред­положить, что после окончания университета дела его пойдут ещё лучше. Вообще израильские тюрьмы являются местом получения образования. Например, в тюрьме "Офек" под Нетанией содержатся несовершеннолет­ние заключённые. И все они, вне зависимости от уголовных статей, по кото­рым отбывают срок, по звонку ходят на уроки и сдают экзамены на аттестат зрелости. Школьные занятия благотворно влияют на заключённых. Из вы­пускников тюремной школы 90 процентов обратно в тюрьму не попадают. Многие палестинские подростки стремятся попасть в тюрьму за незначи­тельные нарушения и получить послабления при сдаче экзаменов на аттестат зрелости. Интересует палестинцев и сионистская доктрина. Не имея доступа к книгам арабских теоретиков и деятелей радикального ислама, они исполь­зуют для самообразования труды еврейских лидеров. Во многих тюрьмах палестинские террористы требуют в Песах мацу и отказываются от хлеба. И всё же, по данным израильских спецслужб, именно в тюрьмах закаляет­ся ядро палестинского сопротивления. Проведя в заключении несколько лет, безграмотные боевики приобретают широкие знания в исламской филосо­фии и диверсионной борьбе, твёрдую идеологическую базу и военные на­выки. Всего в израильских тюрьмах содержится свыше 3000 палестинцев, арестованных как за террористическую деятельность, так и за различные уголовные преступления. Свыше тысячи из них содержатся в "Мегидо" -- самой большой из израильских тюрем, предназначенных для палестинцев. Среди сидельцев есть активисты ФАТХа, ХАМАСа, "Исламского джихада", Демократического фронта освобождения Палестины. Несмотря на такой "бу­кет" террористов, тюрьма напоминает большой пионерский лагерь, раски­нувшийся на десятках дунамов земли. Отличие только в том, что лагерь этот обнесён двойным ограждением. Обитатели лагеря живут в небольших сим­патичных домиках и ведут свободный образ жизни. По мере необходимости общаются с охранниками через проволочный забор и специальные прохо­ды. Утром сотни заключённых самозабвенно совершают намаз и завтракают. Получают они отборную мясную вырезку, свежие фрукты, молочные продук­ты. Иногда им переправляют свежезабитых баранов. Заключённые готовят еду сами, и порой с издёвкой предлагают охранникам угоститься свежей ба­раниной. В "Мегидо" осуществляется самоуправление. Заключённые имеют сотовые телефоны и могут звонить своим друзьям и родственникам. Лидеры террористических группировок имеют возможность из тюрьмы руководить своими подчинёнными. Неоднократные попытки тюремной администрации отобрать сотовые телефоны вызывали бунты и массовые голодовки. Только в 2003 году палестинские заключённые 11 раз захватывали кого-нибудь из ох­ранников и выставляли те или иные требования. Есть у палестинцев и ножи, выданные им для разделки пищи, но которые могут быть использованы и по другому назначению. После завтрака желающие несколько часов тренируют навыки рукопашного боя под управлением опытных инструкторов. Есть за­нятия по строевой и "идейно-политической" подготовке. Так что Израиль сам создаёт условия для того, чтобы из тюрьмы выходили уже обученные боевики, готовые к борьбе с сионистским врагом. Во время пребывания па­лестинцев в израильской тюрьме их семьям оказывается материальная по­мощь, позволяющая вести вполне сносное существование. После выхода из тюрьмы помощь прекращается и бывшему заключённому надо уже самому думать о том, как прокормить семью. Поэтому некоторые палестинские за­ключённые не торопятся выйти на свободу.
      -- Да, я вижу, что израильские тюрьмы сильно отличаются от российских!
      -- Не во всём. Скажем, израильские заключённые делятся на "правильных пацанов" и "неправильных", существует тюремная иерархия. На самом дне её находятся насильники, педофилы и детоубийцы. Их здесь не "опускают", но отношение к ним, как к "опущенным". В столовой они едят за отдельным столом, разговоров с ними никто не ведёт и никто не имеет права за них за­ступиться. Поэтому насильников содержат в одиночных камерах, или вме­сте с себе подобными. Во время вывода их на прогулку двери других камер запираются, чтобы на них не напали другие заключенные. Но всё равно нет стопроцентной гарантии, что насильник не получит удар ножом, проходя по коридору. На них перекладывают уборку туалетов и другую грязную работу. Немного выше на иерархической лестнице стоят наркоманы и рядовые нарко­торговцы, карманники и мелкие грабители. Чуть выше находятся те, кто полу­чил срок за насилие в семье, скажем, за избиение или убийство жены. Средние этажи иерархии занимают бизнесмены и чиновники, отбывающие срок за фи­нансовые преступления. Хоть их и не трогают, но особым авторитетом они не пользуются. Верх держат крупные наркоторговцы, убийцы и те, кто грабил по крупному. Крупные наркоторговцы являются поставщиками наркотиков для остальных заключённых и среди наркоманов имеют "шестёрок". Наёмные убийцы своей жизнью доказали, что они настоящие бойцы. Да и терять им не­чего, легко могут убить любого. На самом верху иерархии находятся "паха­ны". Приговорены они обычно к длительным срокам. Тюремное начальство, заинтересованное в том, чтобы в тюрьме был порядок, часто назначает "паха­нов" старостами отделений. И те обеспечивают в тюрьме стабильность власти и имеют при этом много привилегий. Им не надо вставать на построения, сто­ять в очереди к телефону. В столовой их ждёт накрытый стол. "Пахану" мо­гут заказать в тюрьму дорогую проститутку, тюремное начальство предоста­вит необходимое помещение и оформит встречу как "свидание с супругой". Власть "паханов" чувствуется не только внутри тюрьмы, но и за её стенами. Рассказывают, что когда у духовного лидера партии ШАС Овадьи Йосефа украли золотые карманные часы, подаренные когда-то его женой, адвокат Ярон Давид обратился к одному из своих клиентов-"паханов". Менее чем че­рез четыре часа памятный подарок был доставлен адвокату курьером... Тем, кто попадает в тюрьму не в первый раз, конечно, намного легче. Они знают её законы, встречают знакомых. А вот новичку надо уметь за себя постоять, осо­бенно в первые дни. От этого зависит его дальнейшее существование, будет ли он без конца мыть туалеты, или жить относительно спокойно.
      -- На какой же ступени тюремной иерархии находится, к примеру, убийца премьер-министра Ицхака Рабина?
      -- Игаль Амир после суда находился в тюрьме "Аялон". Там для него был построен специальный блок, состоящий из большой одиночной каме­ры и прилегающего дворика с телефоном. В определённое время там можно было гулять и звонить по телефону в присутствии надзирателей. Амир на­ходился там под круглосуточным наблюдением видеокамер. Через 11 лет его перевели в тюрьму "Римоним". Одиночная камера там поменьше, но без ви­деокамер. В камере есть душ, туалет и кровать. Здесь можно общаться с дру­гими заключёнными. Встречи с близкими проходят не в камере, а в обычном помещении для свиданий.
      -- По российским меркам, это шикарные условия.
      -- А вот жена Амира считает, что эти условия представляют собой самую нижнюю ступень тюремной иерархии, на которой находятся психи и нарко­маны. Содержание таких в общих камерах приводит к постоянным сканда­лам или угрозе их жизни со стороны других заключённых. А что касается сравнения с российскими тюрьмами, то у нас есть ещё очень важное отличие. В российских тюрьмах обязывают работать, причём часто в очень тяжёлых условиях. В израильских же тюрьмах разрешение на работу заключённому даётся в качестве поощрения.
      -- Я понимаю, что лесоповала в Израиле нет. Но чтобы заниматься серь­ёзной работой, надо иметь соответствующую специальность.
      -- Для этого в израильских тюрьмах имеются многочисленные профес­сиональные курсы, готовящие хороших специалистов в области промышлен­ного и графического дизайна, компьютерных технологий, изготовления экс­клюзивной мебели, поварского искусства и т. д.
      -- Но для того, чтобы организовать такие курсы и серьёзное производ­ство, необходимы хорошие специалисты.
      -- И они там есть. Сегодня для любого работника тюрьмы образова­тельный минимум составляет 12 лет обучения в школе и наличие аттестата зрелости. А для работы в специальных подразделениях -- воспитательных, учебных, лечебных -- необходимо иметь диплом со степенью. Поэтому из заключённых они готовят хороших специалистов. Настолько хороших, что директора вполне респектабельных компаний часто лично приезжают под­бирать себе кадры.
      -- И судимость будущих работников их не смущает?
      -- Нисколько. Как правило, те, кто после тюрьмы поступает работать в серьёзные фирмы, за старое не берутся. Да и в тюрьму попадают по разным причинам. К примеру, репатриируется в Израиль нефтяник. А тут, как ты зна­ешь, нефтедобычи пока не предвидится. Человек не может нормально трудо­устроиться, начинает пить. Возникают проблемы в семье, следует обращение жены в полицию. В конце концов человек попадает в тюрьму, и здесь он про­ходит университетские курсы, получает современную специальность и по­том трудоустраивается на хорошую работу.
      -- Получается, что чтобы получить хорошую специальность и нормально трудоустроиться, надо пройти через тюрьму. А более короткого пути нет?
      -- Это и печально. Для оказания помощи гражданам Израиля существу­ет целая армия социальных работников. А заключёнными занимается толь­ко Управление тюрем -- ШАБАС. И занимается хорошо. Как-то в Израиль приезжала для обмена опытом большая группа сотрудников пенитенциар­ных учреждений США. Они признали израильскую систему перевоспита­ния заключённых одной из лучших в мире. Отметили также, что в израиль­ских тюрьмах нет вражды между различными национальными группами. А в США между белыми и чёрными заключёнными происходят настоящие войны. Оправдывает себя и наша система отпусков. В США же система отпу­сков превратилась в тотальное невозвращение и в 2002 году была упраздне­на тогдашним министром юстиции Джоном Эшкрофтом. А вот социальные службы США лучше помогают людям обрести себя на свободе, причём ре­жим наибольшего благоприятствования и повышенное социальное пособие предоставляют тем, кто хочет получить высшее образование.
      -- А у нас службы трудоустройства могут предложить только уборку, а студентов вообще лишают пособия. Но я слышал, что среди заключённых встречаются такие умельцы, что им никакого образования не нужно.
      -- Да. Не так давно газеты писали об одном таком самородке. Орен Авраам за серию хитроумных мошеннических операций был приговорён су­дом к десяти годам тюремного заключения. В ночь после суда судьям спать спокойно не пришлось, так как в ответ на решение судей Орен при помощи коридорного тюремного телефона направил к домам всех трёх судей машины скорой помощи, пожарных и машины полиции. При помощи этого телефона Орен развлекался неоднократно. Как-то ради забавы он сделал заказ в пиц­церии, и двадцать подносов с пиццей были доставлены прямо на заседание правительства. Причём заказ был оплачен за счёт генерального директора -- заказчик назвал точные данные номера его кредитной карточки и "теудат-зеута". Затем он влюбился в надзирательницу тюрьмы Иоланду Леви. Та отве­тила ему взаимностью и отдавалась прямо на тюремных нарах. Благодарный Орен делал любимой женщине дорогие подарки.
      -- Какие подарки может делать человек, сидя в тюрьме?
      -- Всё с помощью того же тюремного телефона. Он каким-то образом узнавал номера чужих "теудат-зеутов" и кредитных карточек. Это давало ему возможность делать так, чтобы любимой женщине специальным по­сыльным доставлялись домой алмазные колье, роскошные перстни с брил­лиантами, браслеты и кулоны, изготовленные лучшими ювелирами стра­ны специально для особо богатых иностранных туристов. Мог прислать полный комплект электротоваров - от стиральной машины до видеомаг­нитофона DVD. Для любимой женщины могла быть доставлена корзина с орхидеями с Кубы. Оплата всех этих подарков производилась со счетов других людей, которые об этом и не подозревали. Но Иоланда вдруг разлю­била Авраама. И Орен Авраам начал мстить женщине, которая так жестоко оскорбила его лучшие чувства. С помощью связей в криминальном мире вначале была сожжена небольшая фабрика брата, а затем и её собственный автомобиль. Ей стали ежедневно звонить и угрожать убийством. Когда всё это вскрылось, Иоланду Леви уволили, а Орену добавили еще десять лет. Но тут разразился скандал в банке "Леуми". Десятки клиентов пожалова­лись на утечку крупных сумм с их счетов. При проверке выяснилось, что все переводы были сделаны с помощью указаний по телефону и нити при­вели опять к Орену Аврааму. Пришлось добавить ему ещё пять лет. Но не выясненным остался вопрос о том, каким образом мошеннику удавалось получить личные данные клиентов. А ведь сегодня банковские операции по телефону совершают сотни тысяч израильтян. И вот оказывается, что это не очень надёжно. Чтобы нейтрализовать Орена Авраама, тюремная адми­нистрация запретила ему пользоваться телефоном и Интернетом. Но через некоторое время мошенник направил в газету "Едиот ахронот" письмо, в котором извещал, что ему известны все личные данные многих весьма обе­спеченных граждан страны. Проверка показала, что указанные в письме данные полностью совпадают с реальными. В управлении тюрем гадают, как мошенник смог заполучить их без Интернета и телефона. Полицейские и следователи относятся к этому самородку с почтением. Они считают, что с таким интеллектом и силой творческого мышления он смог бы сделать блестящую карьеру в ШАБАКе или "Моссаде". И если ему бы поручили установить точное местонахождение и данные обо всех банковских счетах Усамы бин-Ладена, то он сделал бы это за пару часов. Но ему больше нра­вится портить жизнь другим людям.
      -- Да, вольготно себя чувствуют израильские заключённые. Далеко не в каждой стране такие условия. Например, в такой цивилизованной стране как Великобритания известны случаи жестокого избиения и сексуально­го насилия заключённых офицерами тюрьмы. Размах этих преступлений довольно большой и остаются они безнаказанными. Британские тюрьмы переполнены. Для содержания заключённых используются самые разные помещения, даже старинные крепости, построенные ещё пленными армии Наполеона. Был даже использован корабль, специально перестроенный под тюрьму. В течение девяти лет он стоял в порту Портленд, привлекал мас­су туристов и приносил городу Дорсет девять миллионов долларов до­хода ежегодно. Но условия жизни для заключённых были невыносимые, и тюрьму пришлось закрыть и корабль продать. Британские заключён­ные не молчат. С помощью адвокатов им удалось уже кое-чего добиться. Только за урегулирование исков с обвинениями в издевательствах британ­скому Управлению тюрьмами уже пришлось выплатить больше двух мил­лионов фунтов стерлингов компенсации... В Австралии заключённые тоже не дремлют и стараются обогатиться за счёт налогоплательщиков. И ведь, казалось бы, правительство создало им довольно комфортные условия. Им предоставляется полноценное трёхразовое питание, камеры, и комнаты отдыха оборудованы по последнему слову техники. И всё-таки некоторые узники находят повод, чтобы получить компенсацию за причинённые не­удобства. Власти штата Квинсленд только за четыре года выплатили из казны 800 тысяч долларов. Один из заключённых получил шесть тысяч долларов только за то, что ему несколько раз было отказано в любимом блюде -- картошке. Другому не давали возможность смотреть кинофильмы, и в возмещение морального ущерба он получил десять тысяч долларов. Трансвестит, поменявший пол за счёт государства, получил две тысячи долларов за то, что ему дали косметические средства, не соответствующие его типу волос, и немодные кроссовки.
      -- Ну, в этом плане израильтяне уже догоняют австралийцев. Недавно из­раильский суд обязал Управление тюрем выплатить заключённому Мордехаю Йехудаи более тысячи долларов в качестве компенсации за антисанитар­ные условия содержания в камере. В иске против тюремной администрации Йехудаи жаловался на присутствие тараканов.
      -- Но вот время отсидки заканчивается, и у каждого заключённого, на­верное, возникает масса вопросов. Надо уже думать, куда устроиться на ра­боту, как прожить на заработок в 4-5 тысяч шекелей, когда привык в казино проматывать в несколько раз больше. И главное: как опять не сорваться при встрече со старыми друзьями? А иного жена давно бросила, родители умер­ли, и идти некуда.
      -- Для таких людей Управление по реабилитации заключённых создало специальные хостели. Всего по стране их пока семь. Один из них предна­значен для бывших заключённых-арабов, один -- для женщин, и остальные пять --для всех прочих. Распорядок дня в хостеле продуман так, чтобы у его обитателей не было свободного времени. Утром он отправляется на работу, которую ему подыскала администрация хостеля. Из зарплаты 1200 шекелей отчисляется за проживание, остальные деньги ему выдают в тот день, когда он покидает хостель. После работы начинается ужин, потом работа с соци­альным работником или психологом в группе и индивидуально, культурные мероприятия... А для тех, кто возвращается в семью, согласно новому про­екту Управления реабилитации заключённых, полагается новенький компью­тер. Авторы проекта считают, что это мероприятие позволит сгладить отчуж­дение, возникающее между вернувшимся отцом и детьми. Подаренный ком­пьютер должен укрепить связь отцов и детей. В дополнение к этому родители и дети получают право на бесплатный компьютерный курс.
      -- Ну что ж, с судебно-полицейской системой Израиля вроде бы познако­мился. Большое тебе, Шимон, спасибо.
      -- За что?
      -- За подробную информацию, за то, что уделил мне столько времени.
      -- Не стоит благодарить. Мы с тобой хорошо посидели, поговорили. А сейчас действительно пора домой. Меня уже, наверное, к ужину заждались.
      
       ГЛАВА 6. НЕВОЛЬНОЕ УБИЙСТВО
      
       "Если ты не хочешь быть волком, тебя съедят собаки".

    Старая еврейская мудрость

      
      
      
       Аркадий всё ломал голову над тем, как бороться с мошенниками, и реше­ние пришло неожиданно, после того, как прочитал в газете про один случай. Некто Володя, накопив деньги, поехал с женой покупать машину. Фирму вы­брали по газетному объявлению. Офис фирмы оказался небольшим, но рядом с большим автосалоном. Хозяин офиса принял их любезно, повёл в автоса­лон. Они выбрали марку и цвет машины и вернулись в офис для оформления документов. Хозяин объяснил, что в салоне находятся выставочные образцы, а фирма работает под заказ. Клиент оплачивает выбранный автомобиль и по­лучает его в течение месяца с завода-изготовителя. Супруги выложили необ­ходимую сумму и стали ждать прибытия автомобиля. Когда прошло полтора месяца ожидания, Володя начал беспокоиться и звонить в офис. Телефон не отвечал. Тогда он поехал в офис, но тот оказался закрытым. Володя прошёл в автосалон и начал расспрашивать служащих. Оказалось, что этот офис к автосалону не имеет никакого отношения. Просто какой-то Юра арендовал помещение по соседству и иногда заходил в автосалон с клиентами показать автомобили. Но вот уже недели три, как Юры не видно. Вроде бы, перестал платить аренду. У Володи земля начала уходить из- под ног. Где теперь искать этого Юру? Работники автосалона его немного знали. С их помощью уда­лось выйти на след мошенника. Выяснилось, что в Тель-Авиве Юра имеет несколько контор и занимается, в основном, аферами. Когда Володя застал этого афериста в одном из офисов, тот очень спокойно объяснил, что сделка с заводом сорвалась, и деньги он вернёт.
      -- Когда?
      -- Позвони через несколько дней.
       Через несколько дней нашлись опять причины, и телефонные диалоги продолжались месяцев шесть. Наконец Юра начал прятаться; его телефон постоянно был выключен. Когда ему удалось подкараулить афериста, нервы Володи были на пределе. Юра в открытую признался, что деньги возвращать не собирается. Обида и злость ударили Володе в голову. Терпеть унижение больше не было сил. В отчаянии он выхватил служебное оружие и выстрелил в обидчика. Рана оказалась смертельной.
       .Аркадий был потрясён. До какого цинизма надо дойти, чтобы так об­манывать людей и над ними же потом издеваться! И хорошо, что аферист получил по заслугам. Много людей потом приходило на суд и благодарили Володю.
       Итак, путь решения проблемы вырисовывался. Такие злостные мошен­ники не должны ходить по земле и приносить горе людям. Да, но как же за­поведь: "Не убий!"? Немного поразмыслив, Аркадий нашёл ответ на этот во­прос. Тора ведь не запрещает сражаться с врагами. А это и есть враги. Наши внутренние враги, приносящие огромный вред народу. А врагов надо уби­вать! Но, конечно, не так, как Володя. Человек потерял свои деньги, был уни­жен и теперь из-за этого подонка должен сесть в тюрьму. Семья лишается кормильца, дети будут расти без отца. Нет, убивать надо не так. А как?
       "А ты вообще сможешь убить человека?-- спрашивал себя Аркадий.-- Ведь ты никогда никакой живности не убивал! Впрочем, нет, убивал." Давным-давно это было, ещё в России, и вот забылось, да вспомнилось.
       .В преддверии праздника Октябрьской революции всех одолела забо­та обеспечить себя продуктами для праздничного стола. Друг предложил съездить в совхоз к знакомому директору, чтобы разжиться мясом. Директор встретил их приветливо и отправил в деревню "Глухой остров". Друг остался в кабинете решать производственные вопросы, а Аркадия с шофёром Васей отправили за петушками в деревню"Глухой остров".
       Найти эту деревню оказалось не так-то легко. Углубляясь в глушь, дорога всё время разветвлялась, и приходилось чутьём угадывать верное направле­ние. Когда подъехали к месту назначения, начало темнеть, и деревенька, в двадцать домиков, показалась мрачной, словно вымершей. Но в ближайшем к дороге домике горел свет. Здесь и располагалась контора отделения совхоза. За столом сидела женщина неопределённого возраста, закутанная в платок. Она оформила покупку и, сев к ним в машину, скомандовала куда ехать:
      -- Давай туда, к лесу!
      -- И что, там птичник? -- удивился Аркадий.
      -- Да, у леса.
       Птичник разглядели только как подъехали почти вплотную. Он представ­лял собой длинный сарай, внутри которого всё белело от кур, заполнявших обе стороны. Щедро пахло помётом. По центру, во всю длину, был проложен трап в три доски, тоже порядком загаженный.
       -- Брать только петушков! -- предупредила птичница.-- У них гребешки побольше.
       Да, бедным петушкам суждено было стать "изюминкой" праздничного стола блатных горожан. Вот так: родился мужчиной -- отвечай! Но, по прав­де говоря, Аркадий вовсе не думал, что придётся иметь дело с живой птицей и пока не представлял, что будет дальше.
       За первым петушком пришлось погоняться минут десять. Глядя на такое дело, хозяйка, немного поехидничав, стала помогать. Подключился и Вася.
       Минут через двадцать дело было сделано. Все трое вышли из птичника, держа в обеих руках по несколько петухов.
      -- И что нам теперь с ними делать? --наивно поинтересовался Аркадий.
      -- Как что? Поотрубать им головы да и всё,-- ответила птичница.-- Топор в углу за дверью.
      -- А вы не проделаете эту процедуру? Мы же, со своей стороны произ­ведём доплату за получение товара как бы в готовом виде.
      -- Нет, я этим делом не занимаюсь. Я птиц только выращиваю, а убивать не бралась никогда.
      -- Ну что ж, Вася. Бери топор, а я буду тебе помогать.
      -- Да вы что? Я сроду никого не убивал!
      -- Ну, когда-то же надо начинать, Вася.
      -- Нет, ни за что! Я крови очень боюсь.
      -- Что ты, Вася, за мужик, если крови боишься?
      -- А вы не боитесь?
      -- Нет, не боюсь.
      -- Вот и рубите им головы сами.
      -- Но я никогда их не убивал и не знаю, как это делать.
      -- Так и я не убивал и тоже не знаю, как это делать. Вдобавок ещё и крови боюсь. А вы не боитесь. Так что вам и карты, то есть топор в руки.
       Аркадий понял, что такими дебатами сам загнал себя в угол. Он ос­мотрелся вокруг. Пока они гонялись за этими петухами, день совсем угас. Деревеньки почти не было видно. Светило только окно в правлении. Искать помощи в деревне бессмысленно. Далековато, да и руки у всех заняты пету­хами. То ли ожесточённо, то ли обречённо, Аркадий взял топор. Его птицы перекочевали к Васе, кроме одной -- этому петуху суждено было быть каз­нённым первым. Подошёл к валявшемуся невдалеке бревну. Обезглавленного петушка он брезгливо отбросил в сторону, зная, что птица и без головы мо­жет бегать и летать, но, упав на снег, петух почти сразу затих.
       И пошло-поехало! Тут уж действительно на Аркадия напало ожесто­чение. Процедура казни заняла не более десяти минут. Наверное, если бы настоящий профессионал видел эту работу, то признал бы её не кошерной. Но Аркадий в то время не имел никакого понятия о кошерности, да и петуш­ков этих предстояло подавать не на еврейский стол.
       Обратно ехали молча. Вася, правда, выразил восхищение:
       -- И что вы мне голову морочили, что никогда птицу не резали? А разде­лались в два счета, как заправский мясник.
       Аркадий не ответил. Он представлял себя палачом, прикидывая, а смог ли бы так человека. И ни к какому ответу не пришёл.
       А день этот всё же отложился и вот сейчас вспомнился в подробностях, как будто было это вчера. С чего бы это? Что заставило его вообще задуматься об убийстве? Ответ на этот вопрос у него был: убийство как способ восста­новления справедливости. Но одно дело убить птицу, а другое - человека. И если действительно хотеть справедливости в судьбе, то, убив, надо суметь остаться на свободе.
       А возникнет ли чувство удовлетворения, если эти подлецы будут умирать так, что их смерть будет выглядеть, как несчастный случай, инфаркт, инсульт или что-нибудь в этом роде? Идеально -- это когда подлец, растоптавший твою доверчивость, может быть, даже мечту, получит возможность осознать акт возмездия. Аркадий вздохнул: а так ли сильно он жаждет мести за то, что был не единожды унижен и обманут? Он почему-то был уверен, что мог обладать большим и жить интереснее, если бы. Да: вот если бы всё было по-честному в этом Израиле. Обидно было то, что российские друзья, с ко­торыми продолжал перезваниваться, а с некоторых пор и переписываться по Интернету, достигли там большего, чем он -- здесь.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       ГЛАВА 7. НА РОДИНЕ В ГОСТЯХ
      
       "Нет отчаянных положений, есть отчаявшиеся люди".

    Древняя Воинская истина

      
      
      
       Мастер спорта Анатолий Дмитриевич Обухов, которого чаще всего назы­вали просто Дмитрич, когда-то успешно выступал на соревнованиях и считал спорт своей профессией. С годами почувствовал, что пора переходить на тре­нерскую работу. Учеников своих готовил хорошо, и его команда начала вы­езжать на серьёзные соревнования. Проблемы начались после развала СССР. Надо было искать средства не только на аренду зала, форму, поездки, но и на хлеб насущный. Устроили несколько показательных выступлений, но на входных билетах много не заработаешь. Да и смотреть бои одних и тех же боксёров жители города не очень хотели. На выездные же выступления денег не было. Дмитрич начал уже впадать в отчаяние, но выход вскоре нашёлся. Как-то его пригласил на беседу большой любитель спорта Юрий Сергеевич. В городе этот человек был хорошо известен как большой специалист в об­ласти строительства и хороший организатор. В советское время он занимал различные руководящие должности в строительной индустрии, а после раз­вала Союза организовал частную строительную компанию, привлёк хороших специалистов. По характеру он был человек очень добрый и старался по воз­можности помогать людям в это трудное время. Помог и Дмитричу.
       -- Ты видишь, как бурно начало развиваться предпринимательство? Кругом как грибы вырастают различные кооперативы и товарищества с огра­ниченной ответственностью. У этих предпринимателей появляется собствен­ность. А у нас всегда есть любители поживиться чужой собственностью, по­этому её надо охранять. Старая система сторожей совкового периода сейчас себя не оправдывает. Собственность надо охранять более надёжно. В то же время сейчас остались без работы многие работники спецслужб. Вот и со­бери их, и вместе со своими спортсменами организуйте охранную фирму. Я буду твоим первым заказчиком. У строителей, сам понимаешь, всегда есть что охранять: и объекты строительные, и материальные склады.
       Так у Дмитрича появилась охранная фирма и, следовательно, источник существования, хотя для поездок на соревнования этого было явно не доста­точно. Но со временем появился ещё один источник дохода.
       Это было время, когда все что-то продавали, хотя мало кто производил. А те, кто производил, мало были знакомы с рынком сбыта. Ведь в совет­ское время такого опыта набраться было негде, разве что в государственной
      
      
       торговле. И то тогда было всё просто: производимая продукция распределя­лась по фондам, которыми ведал Госснаб. Производителю давался произ­водственный план, и основная головная боль заключалась в том, чтобы этот план выполнить. За этим руководство следило строго. Директора предпри­ятий ежесуточно докладывали в министерства о ходе выполнения плана по производству продукции. Именно по производству. За его выполнение пола­гались премии и прочие награды. О реализации продукции на предприятиях ни у кого голова не болела. И вдруг налаженная десятилетиями система рух­нула в одночасье. Не стало Госплана и Госснаба. Для предприятий наступила полная вольница. Выпускайте, что хотите, и продавайте, кому хотите! Вначале на предприятиях был период эйфории. Можно было продавать продукцию без фондов и по договорным ценам! Те, кто на предприятии ведал сбытом про­дукции, получили возможность быстрого обогащения. Но постепенно оче­реди в отделах сбыта рассасывались, и перед предприятиями серьёзно встала проблема сбыта. Из-за задержек в реализации продукции начались задержки в выплате зарплаты, поставках сырья и т. д. Денежные оплаты стали сокра­щаться. Появились многозвенные бартерные схемы. Выпускаемая предприя­тием продукция продавалась покупателю не за деньги, а за другую продукцию, которая также продавалась кому-то за третью продукцию и т. д. Пока в конце цепочки не появлялись какие-нибудь товары народного потребления, которые реализовывались уже за деньги. В этих условиях выигрывали те, кто обла­дал информацией. Кто мог выстроить сравнительно короткую цепочку и пре­вратить товар в деньги. Но чем длиннее была цепочка, тем больше была сте­пень риска. Во-первых, связанного с реализацией продукции каждого звена. Во-вторых, в связи с увеличением вероятности появления недобросовестного звена. Случалось, что на каком-то этапе товар пропадал, или клиент увили­вал от оплаты. Официальным путём заставить клиента заплатить долги было практически невозможно. По закону клиент отвечал не своим личным имуще­ством, а имуществом своего товарищества. Уставной капитал такого товари­щества был, как правило, минимальным. На текущем счету в банке большие средства не держались, и имущества особого у собственников не числилось. При таких условиях появлялось всё больше соблазнов "кинуть" партнёра. И чтобы пострадавшей стороне получить свои деньги, необходимо было нахо­дить какие-то силы воздействия на недобросовестного партнёра. Самой убе­дительной такой силой была сила физическая. И на фирму Дмитрича появился спрос. Ему всё чаще приходилось участвовать в разборках между партнёрами. За свою работу он получал свою долю, и положение фирмы всё улучшалось.
       Как-то услугами Дмитрича пришлось воспользоваться и Аркадию. На за­воде в то время всё разваливалось, больше года он не получал зарплату, и что­бы как-то выжить, тоже организовал частную фирму. Однажды к Аркадию с интересной идеей пришёл Александр по кличке Барыга -- давний знакомый
       Аркадия по совместной работе. Его идея заключалась в следующем. Завод не знал, куда девать экскаваторы. Барыга предложил Аркадию взять экскаватор в долг и отвезти его в Ульяновскую область, где машину можно было поме­нять на красивые ткани, быстро реализуемые в магазинах. Всё было внима­тельно просчитано, и получалось, что сделка сулит 100 процентов прибыли! Такая игра стоила свеч. Аркадий получил на заводе экскаватор и передал его Барыге. Вскоре тот вернулся с тканями, которые были переданы в магазины на реализацию. Прошло время, а денег партнёр не давал, объясняя это тем, что товар не реализовывается. Наконец Аркадию это надоело. Он нашёл по­мощника Барыги, вытребовал у него список тканей и проехал по магазинам. Там увидел, что такие ткани спросом пользоваться не могут, и стал выпыты­вать у помощника:
      -- Что за ткани Сашка привёз? Я бы такую ткань и даром не взял. Чтобы её реализовать, надо ещё доплачивать покупателям. Что-то здесь не так. Ведь Сашка обещал привезти красивые ткани, которые быстро разойдутся.
      -- А он их и привёз, и они давно разошлись.
      -- Так откуда тогда эти страшилки? Ну-ка, давай, колись!
       И выяснилась одна подробность. Оказывается, Барыга возил два экскава­тора: один Аркадия и один свой. Ткань получал с "нагрузкой": часть краси­вых, а часть "убогих". Красивые он даже не завозил в магазины, они у него разошлись мгновенно и по хорошей цене. Убогие же сдал в магазин и предъ­явил Аркадию, как его долю. Юридически с него ничего не возьмёшь. Он мог по первому требованию забрать ткани из магазина и отдать Аркадию. А что потом с этой тканью делать? Тем временем завод за экскаватор деньги требу­ет, так как срок оплаты прошёл... Аркадий поделился своими проблемами с Юрием Сергеевичем, а тот свёл его с Дмитричем. Объяснив Дмитричу ситу­ацию, Аркадий уточнил:
      -- Я, конечно, не прошу его убивать. От этого никакого толку не будет. Ты с парой своих богатырей можешь на него только немного физически воз­действовать. Сашка хоть мужик пакостный, но трусливый. Мы ему насчи­таем хорошие проценты за просрочку платежа по договору. Мне бы только получить стоимость экскаватора, чтобы с заводом рассчитаться. А все про­центы тебе за труды.
      -- Ну что ж, давай свой договор, поедем разбираться. А деньги нам сей­час тоже будут кстати. Пришло приглашение из-за границы на соревнования. Будет на что везти команду.
       Операция прошла успешно. Сашка испугался, когда к нему в контору на­грянул Дмитрич с одним из своих помощников, и вернул долг вместе с про­центами. На радостях Аркадий пригласил Юрия Сергеевича и Дмитрича от­метить это событие. Посидели хорошо, но Аркадий всё никак не мог успоко­иться, возмущаясь такой Сашкиной непорядочностью.
      -- Я ведь Сашку давно знаю и всю его семью тоже. Из крестьян. Жили трудно, хотя целыми днями трудились в колхозе родители и старшие дети. За работу отмечали только трудодни в тетрадке, а на трудодень бывало, что и вообще ничего не выдавали. Официальная пропаганда тогда вовсю кри­тиковала капиталистический строй, а жизнь во многих колхозах была хуже рабской. Раба хозяин кормил, а не только заставлял работать. В колхозе же крестьяне только работали, а жили, в основном, за счёт личных подсобных хозяйств. И уехать никуда нельзя было, потому что колхозникам паспорта не выдавали. Когда же отменили это "крепостное право" и начали всем выда­вать паспорта, семья сразу же переехала в город. Когда Сашка поехал учиться в институт, семья мало чем могла ему помогать. Он подрабатывал на разгруз­ке вагонов. Но вскоре нашёл себе дело полегче... Он, как ни странно, отлично ориентировался в покупательском спросе. Из него получился бы хороший товаровед, но учился-то на строительном факультете. Казалось бы, никаких перспектив. Однако он своим способностям применение нашёл: завёл зна­комства в магазинах. Ему перепадал приличный товар, он реализовывал его на барахолке по спекулятивным ценам. Дело было рискованным, ведь в уго­ловном кодексе за спекуляцию был прописан тюремный срок. Но Сашка ни­когда не выносил на рынок товар партиями, даже два сразу не брал, всегда всё продавал единичными экземплярами. К тому же торговал таким дефи­цитом, который уходил в миг. Вот так и стал он Барыгой. Но не обижался. А после окончания института устроился на завод, но всё равно торговал по-прежнему. Потом и начальником отдела стал, но при каждом удобном слу­чае ездил в Москву, закупал там дефицит, а по выходным торговал на базаре. Я что думаю? Может, эта страсть к торговле превращает человека в гниду?
      -- Да не было у него никогда настоящего чувства порядочности, -- воз­разил Дмитрич, -- ведь специфика перепродажи в условиях советского вре­мени в основе своей уже содержит обман. Она накладывает свой отпечаток на характер человека, занимающегося этим ремеслом. И Сашка не считал за­зорным обмануть кого-нибудь, если это сулило ему какую-то выгоду. А с го­дами заматерел, и вовсе потерял способность различать границу добра и зла.
       Аркадий смог рассчитаться с заводом, и остался что называется при сво­их, но был доволен, что не запятнал своё честное имя. И был благодарен судьбе, что подружился с Дмитричем. Не раз собирались они втроём не по делам, а просто на междусобойчик. А дел у Дмитрича появлялось всё боль­ше. В стране в это время взаимные неплатежи, необязательность и наглое "кидание" разрастались, как сорняк на заброшенном огороде. В мутной воде экономической вакханалии крутилось огромное количество вынужденных и умышленных неплательщиков.
       Очень модным стало в обиходе слово "крыша". В это слово вкладыва­лось понятие не только защиты от рэкетиров, но и "выколачивание" долгов с неплательщика. У кого-то "крышей" были криминальные структуры, у кого-то спортсмены, у кого-то и правоохранительные органы. Этим " крышам" приходилось делить между собой сферы влияния. Иногда происходил пере­дел этих сфер. Чаще всего они сопровождалось кровавыми разборками, по­тому что мало кто добровольно отказывался от своего " куска пирога".
       Набиралась опыта и фирма Дмитрича. Его знали хорошо уже не только в своём городе, но и в других местах, куда они приезжали на соревнования или по делам. К нему периодически обращались за помощью, и он разби­рался по справедливости. Полученные деньги старался вкладывать в дело. Откупил помещение и сделал из него хороший спортивный зал с трибунами для зрителей. Приобрёл тренажеры и другой необходимый инвентарь. Парни выросли, приобрели опыт и неплохую спортивную квалификацию. С ними не стыдно было выезжать на соревнования и за рубеж. Круг клиентов, кото­рых он "крышевал", постепенно стабилизировался. На жизнь хватало, хотя и без особого шика.
       И вот к этим друзьям прилетел теперь Аркадий. Они уже несколько часов сидели втроём на даче у Юрия Сергеевича. Аркадий всё отвечал на во­просы об Израиле. Разговор затянулся, и в какой-то паузе Аркадий вздохнул:
      -- Как я соскучился по этим лесам и озёрам!
      -- А там что, сосен нет?
      -- Есть -- на горах, а так больше пальмы.
      -- Так это же экзотика! Да и море у вас там.
      -- Море от нашего города далеко, а машины у меня теперь нет,-- Аркадий немного задумался над тем, как перевести разговор в нужное русло.-- А как твоя команда, Дмитрич, квалификацию не потеряла?
      -- Да нет, Аркаша, повышаем мастерство. Теперь в борьбе за справедли­вость одних кулаков мало. Пришлось и оружием овладеть, теперь оно чуть ли не у каждого четвёртого! Ты к нему с кулаками, а он тебя из пистолета. Так что, сам понимаешь. Но наша задача не убить, а убедить вернуть долг.
      -- Получается?
      -- Да. Вот последний случай. Один партнёр "кинул" другого на лимон зелёных, купил себе бандитскую "крышу". Такие слов не понимают. Но и его сумели убедить, правда, живёт он теперь с отстреленной почкой.
      -- А как же милиция?
      -- А там не за что зацепиться. А что ты предлагаешь? Оставлять эту тварь безнаказанной?
      -- Напротив! В Израиле сволочи не меньше, и чаще всего мошенники выходят сухими из воды. Нет, мелочь всякую ловят, а тех, кто действует по-крупному обычно не получается. Вот я и пришёл к выводу, что в таких слу­чаях власти нужно "помогать": бандиты должны находить возмездие. Вон, одна жертва ножом зарезала мошенника. И что? Он, конечно, сидит. А можно ведь по-другому! Скажем, автокатастрофа, случайное отравление или разрыв сердца.
      -- Постой! Ты как-то серьёзно об этом говоришь? Уж не собираешься ли сам заняться возмездием?
      -- Ну, сам!.. Я не специалист. А вот если бы ты открыл в Израиле филиал своей фирмы, то, я думаю, клиентов будет хоть отбавляй!
       .И тут начался второй рассказ об Израиле: Аркадий стал изливать при­ятелям душу. Наконец, возникла пауза, и посерьёзневший Дмитрич спросил:
      -- Какую роль ты отводишь мне и моим ребятам?
      -- Как это какую? Наведение порядка и справедливости. Если миштара не занимается профилактикой правонарушений, то эту функцию должен взять на себя кто-нибудь другой или другие. Так почему бы не ты? Опыт у тебя большой, дело это благородное. Да и нельзя сказать, что не благодарное. Это в России бывает так, что с должника взять нечего. А Израиль - стра­на развитого капитализма. Здесь у мошенника, как правило, есть что взять. У каждого квартира, машина, а то и свой бизнес.
      -- И где мы этих мошенников искать будем? Или будем давать объявле­ния, чтобы обиженные к нам обращались? Так нас быстро вычислят против­ники и эта, как она там называется, миштара.
      -- Объявления надо не давать. Их надо читать. Открываешь любую газету и читаешь. Например, по трудоустройству. Звонишь в контору, где, к примеру, требуются работники, и выясняешь условия. Если за услуги конторы нужно платить деньги, то нужно соглашаться: считай, что мошенника ты уже нашёл. Потому, что если конторе действительно нужны работники, то она не деньги собирает, а устраивает конкурс на замещение вакантной должности. Может принять и без конкурса, но и без денег. Принимаемый работник не должен ни за что платить при оформлении на работу. Или, допустим, ты видишь объ­явление, что контора оказывает услуги при эмиграции в Канаду, а также в Германию и другие страны Европы. Можешь сразу звонить под видом клиен­та и узнавать адрес. На том конце провода сидит явный мошенник.
      -- Почему ты заочно уже так решил?
      -- Да потому, что эмиграция из Израиля в эти страны не возможна по за­конам этих государств. Израиль считается демократическим государством, и при эмиграции статуса беженца вы не получите. Многие этого не знают, чем и пользуются мошенники. С тебя возьмут приличные деньги, привезут, допу­стим, в Германию по туристической или гостевой визе, передадут твои доку­менты по инстанции. Тебя поселят в лагерь беженцев, и ты уже думаешь, что дело сделано. Но через несколько месяцев, проведённых в этом лагере, тебя известят об отказе и депортируют в Израиль.
      -- И не выходцы ли отсюда промышляют? -- поинтересовался Юрий Сергеевич.-- Все туда рванули -- за новыми возможностями?
       Дмитрич возразил:
      -- И тут такого добра навалом! В мутное время мы живём.
      -- Ну, тут понятно,-- вздохнул Аркадий.-- А подобная ситуация там меня шокировала.
      -- А что,-- оживился Юрий Сергеевич,-- многие хотели бы уехать из Израиля?
      -- Не знаю в цифрах, но хватает: это вполне прибыльный бизнес. Многие израильтяне, столкнувшись с какими-то проблемами, мечтают перебраться в порядочную страну с высоким статусом. Потому и соблазняются таким, на­пример, объявлением: "Германия для всех. Статус "континентальный беже­нец". Бесплатная квартира. Ежемесячное пособие. Информационный пакет почтой. Опыт 11 лет. Запись на бесплатную консультацию по телефону...".
      -- Действительно, хорошая приманка.
      -- Главное, тут почти, правда. Консультация бесплатная. Жилье и посо­бие дадут, пока ждёшь рассмотрения документов. А потом всё равно следует возвращение на историческую родину. Иногда объявления более осторож­ны. Например: "Германия. Оформление документов на ПМЖ в Германию в течение двух дней на территории Германии. Без предоплаты". И тоже, правда. Предоплаты в Израиле не возьмут. Деньги возьмут в Германии как за оформление документов. И никаких претензий фирме не предъявишь. Они ведь только документы оформляют, не гарантируя положительного ре­шения правительства Германии. В этом и заключается обман: оказывается бесполезная услуга. и за это берутся деньги. Да, в числе желающих уе­хать из Израиля, а значит среди обманутых много репатриантов из стран СНГ, или, как их называют в Израиле, олим. Эти олим, воспитанные на социалистических принципах, когда попадают в новую обстановку, часто теряются. Незнакомый язык, капиталистические отношения, трудности с трудоустройством, жильём. Из-за всего этого часто и семейные отношения начинают портиться. Нервотрёпка сказывается и на здоровье... Лечить нор­мально -- средств не хватает. И тут попадается, например, такое объявле­ние: "Духовный врачеватель Роза. Гадает по картам, устанавливает точный диагноз при первом сеансе; принимает все боли на себя молитвами, био­полем от колдовских сил снимает порчу, сглаз, проклятие, испуг; открывает каналы везения талисманом; восстанавливает семейные узы; избавляет от всех болезней и так далее!".
      -- Ну, это уже явная халтура. Как можно гарантировать избавление от всех болезней, даже не видя состояния больного?
      -- А отчаявшиеся люди часто верят. Может, ещё и потому, что там земля святая -- люди надеются на чудо. А чуда-то никакого и нет. Эта чудодействен­ная целительница на самом деле окажется какой-нибудь матерью-одиноч­кой, приехавшей из СНГ и живущей на пособие от государства. Официально работать она часто не хочет, вот и ищет побочный заработок. Никаким целительством она, как правило, не владеет. Сплошное мошенничество. Аркадий рассказал ещё о многих фактах мошенничества.
      -- Ну, прямо жуть какая-то! -- возмущался Дмитрич.
      -- Но как же так? Ведь в Израиле много верующих! -- задумался Юрий Сергеевич.
      -- И синагог очень много, и людей, которые их посещают!
      -- Так как же иудаизм согласуется со всем этим обманом?
      -- Очень хороший вопрос. Я себе тоже его задавал. И начал изучать Тору как первоисточник и нашёл там много интересного.-- Аркадий достал за­писную книжку.-- Например, такие заповеди Моисея: "Не обижай наёмни­ка, бедного и нищего из братьев твоих или из пришельцев твоих, которые в стране твоей, во вратах твоих. В тот же день отдай плату его, чтобы не зашло солнце прежде того; ибо он беден, и ждёт её душа его; чтоб он не возопил на тебя к Господу, и не было на тебе греха...". А вот ещё о том же: "Да не будет у тебя в кисе твоей двоякой гири -- большей и меньшей. Да не будет в доме твоём эйфы двоякой -- большей и меньшей. Гиря полная и верная должна быть у тебя, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, даёт тебе. Ибо пред Господом, Богом твоим, всякий, делающий это, всякий, совершающий несправедливость".
      -- Очень хорошо сказано! Почему же эти заповеди не соблюдаются?
      -- Мне кажется, что больше всего обманывают нас наши дважды соотече­ственники, а в стране развитого социализма почти все были атеистами, так что Тору они наверняка не читали. Но обманывают и коренные израильтяне, ходящие в синагогу и соблюдающие кашрут. Положенной платы работнику не то, что до захода солнца, а и вообще могут не отдать. Да, заветы соблюда­ются выборочно. После изучения Торы я даже сочинил куплеты. Если хотите, я вам их спою.
      -- Конечно, хотим!
      -- Тогда попрошу гитару.
       -- Сейчас принесу, -- Юрий Сергеевич направился в дом. Аркадий слегка подстроил гитару и тихо запел:
       Все мы твердим друг другу без умолку, Мы, дескать, богом избранный народ.
       А что нам в этой избранности толку? Никто в друзья нас что-то не берет. Решил я сам в причинах разобраться Читать Тору я для начала сел...
       И там такое вычитал я, братцы,
       Ну, прямо список уголовных дел.
       Вы, люди, нас простите ради бога.
       От предков это все у нас пошло. Обманывал брат брата всю дорогу,
       А честно жить считали западло.
       Яаков, очень, очень дальний предок
       У брата первородство прикупил
       И вместо Эйсаава напоследок Благословение обманом получил.
       Семь лет служил он силы не жалея,
       Чтоб в жены получить свою Рахэйль.
       А дядя же полуслепую Лэю
       Обманом подложил ему в постель.
       Из-за Рахэйли Яаков после Лэи
       Еще семь лет у дяди прослужил.
       Но он теперь гораздо стал умнее
       И дядин скот себе переклеймил.
       А вот Иосифа его же злые братья Продали в рабство в руки египтян,
       А он великим стал и принял их в объятья, Простил злодеям подлый их обман.
       Евреи все с подачи Моисея
       Набрали в долг в Египте и вперёд.
       Кому-то так понравилась идея,
       Что и теперь долги не отдаёт.
       Господь нам дал священные заветы.
       Один из них звучит "не обмани!".
       Но забывали многие об этом
       И в древности, а также в наши дни. Творят обман потомки Маковеев.
       Я не хочу вступать в ненужный спор.
       Но, потому-то может у евреев,
       Друзей хороших нет и до сих пор.
      
       Когда Аркадий закончил песню, какое-то время стояла тишина. Наконец Юрий Сергеевич первым прервал молчание:
       -- Да, неплохой дайджест у тебя из Торы получился. А что там евреи сде­лали "с подачи Моисея"?
       Аркадий пошёл за своим портфелем.
       -- Не хочу своими словами передавать. Да, вот! В Торе говорится так: ".И сыны Исраэйлевы сделали по слову Моше, и выпросили у Египтян ве­щей серебряных и вещей золотых, и одежд. А Господь дал милость народу в глазах Египтян, и те давали им; и обобрали они Египтян. И отправились сыны Исраэйлевы из Раамсэйса в Суккот, до шестисот тысяч мужчин, кроме детей. А также многочисленная толпа иноплеменников вышла с ними, и мел­кий и крупный скот, стадо весьма большое."
      -- Если из Египта исходила такая масса народа, и каждый взял в долг у египтян, то обобрали их очень существенно. Но почему Моисей подбил их на такой обман? И сам Господь этому потворствовал?
      -- Наверное, посчитали, что евреи в рабстве достаточно поработали на своих хозяев.
      -- Выходит, что знаменитый Ленинский лозунг "Грабь награбленное" не так уж оригинален?
      -- Выходит, так. Но в настоящее время не награбленное забирают, обма­нывают невинных людей. И с этим массовым мошенничеством надо как-то бороться!
      -- Ты давно пришёл к такому выводу?
      -- Мной это выстрадано. Медленно реагирую,-- вдруг Аркадий рассме­ялся.-- Не то, что один репатриант. ставший весьма успешным издателем: он сейчас выпускает юмористический журнал, а идея выпускать этот журнал пришла ему в течение получаса, после приземления в аэропорту Бен-Гурион.
      -- Ну да!
      -- Этому репатрианту, пока он ждал оформления документов, попалась на глаза памятка похоронного бюро, где он прочитал (почти буквально): "Неотъемлемым правом гражданина Израиля является то, что он может быть похоронен в течение 24-х часов .. Если вы хотите быть похороненным рядом с родственниками, то должны подать заявку не позднее сколько-то там дней до похорон.".
      -- Да, образец остроумия. А как вообще с юмором в Израиле?
      -- Вот с этим, как раз, дело обстоит гораздо лучше! Если бы у людей было столько денег, сколько у них юмора, то в Израиле уровень жизни был бы, веро­ятно, одним из самых высоких в мире. У евреев с чувством юмора всегда было хорошо, и ныне его не потеряли, несмотря на все передряги. Но бывает и юмор беспредельный. Шутников можно встретить и дома, и на работе, и даже там, где это совсем не уместно. Как анекдоты, рассказывают разные истории. Одна жен­щина прямо с экрана телевизора пожаловалась на мужа. Тот фанат розыгрышей, и, как у всех фанатов, ему часто не хватает чувства меры. Эта женщина долго ис­кала подходящую работу и, наконец, нашла. Важно, что ей и с начальником по­везло. Это оказался очень интеллигентный, мягкий человек, что бывает не так и часто. у них сложились дружеские отношения, и через какое-то время женщина пригласила начальника с семьёй в гости. Гости пришли, муж их рассаживает на диванах и ухитряется подсунуть начальнику жены подушечку. А подушечка эта была с секретом: если на неё нажать, она издаёт неприличные звуки. Где-то он её купил. И вот начальник садится на эту подушечку... и все слышат: пу-у-ук... Начальник каменеет, становится красным и начинает оправдываться, что он тут ни при чём. А муж, вместо того, чтобы замять дело, начинает дико хохотать. Интеллигентный человек не выдержал и со всей семьёй покинул дом своей под­чинённой. Теперь у жены отношения с начальником далеко не такие приятные. Ладно, хоть не уволил... В своей семье этот шутник разыгрывал каждого. Тёще подарил купальник, который в воде постепенно растворяется. Тёща, ничего не подозревая, пошла в этом купальнике на море. Плавала, плавала и вышла на бе­рег в чём мать родила на глазах всего пляжа... С тестем вообще учудил. Перед его приходом домой обвязал себя вокруг пояса веревкой, сверху надел рубашку и прицепился к крюку на потолке для люстры, а вокруг шеи привязал ещё один отрезок веревки. Заходит тесть и видит повесившегося зятя. У него ноги под­косились. Пока трясущимися руками пытался набрать номер, "покойник" каш­лянул. Тут с ума можно сойти, а можно и умереть от разрыва сердца. Но, как сказала женщина с телеэкрана, обошлось. Она рассказывает, что кульминацией этих розыгрышей стала шутка, если так можно сказать, с сыном на его свадьбе. В первую брачную ночь шутник дождался, когда молодые уснули, прокрался в комнату к молодым и подложил им в постель искусственный половой член, облитый кетчупом. Утром был и ужас, и скандал. Женщина вопрос задала теле­зрителям: можно ли такого супруга терпеть?
       Аркадий дал возможность собеседникам отсмеяться и продолжил:
       -- А бывают вполне дружеские розыгрыши. Как-то один из высокопо­ставленных офицеров спецназа Израиля должен был лететь в США на важ­ные переговоры. А накануне с друзьями ездил отдыхать на природу. Там, раз­влекаясь, они устроили состязание в точности метания камней. Ну вот, на следующий день всей командой эти ребята садятся в самолёт. Стюардессы разносят свежую прессу. Офицер берёт газету и видит на первой полосе свою фотографию с камнем в руке. Подпись под фотографией гласит, что особое подразделение спецназа Израиля отрабатывает приёмы с новым оружием. Офицеру становится не по себе. Такая фотография накануне важного визита не очень уместна. Он в панике оборачивается к своей команде, но те совер­шенно спокойны, хотя тоже все держат в руках по газете. И тут он замечает, что у других пассажиров газеты выглядят иначе. Оказалось, что его друзья съездили в редакцию и уговорили выпустить один экземпляр этой газеты с его фото. Ну а в аэропорту договорились с капитаном корабля, чтобы этот экземпляр газеты попал именно в руки офицера.

    После некоторого раздумья Юрий Сергеевич задал очередной вопрос:

       -- Что ж, как обстоит в Израиле дело с юмором, немного понятно. Но вер­нёмся к проблеме обмана. Если он носит такой массовый характер, то как это отражается на отношениях внутри коллектива? Ведь у людей в данном слу­чае общая работа.
       -- Работа общая, но интересы могут быть разными. Для примера приведу вам ещё одну историю, о которой рассказывалось как-то в одной из теле­передач. Некто Семён репатриировался в Израиль в самом начале 90-х го­дов. Прошёл все трудности абсорбции и со временем устроился на работу в одну серьёзную инвестиционную кампанию. Начинал с рядового служа­щего и благодаря своим способностям успешно начал продвигаться по слу­жебной лестнице. Так он дошёл до должности заместителя директора фир­мы. Проработал в фирме десять лет и был доволен жизнью. Но однажды в его кабинете раздался телефонный звонок, который всю жизнь перевернул. Звонивший говорил по-английски и представился работником всемирно из­вестной швейцарской фирмы. Он сказал, что его фирма давно следит за ра­ботой Семёна и оценивает её довольно высоко. Поэтому, фирма приглашает его, Семёна, на работу в свой Женевский филиал с окладом 500 000 долларов в год. От этой информации у Семёна пересохло во рту, поэтому он не сразу смог ответить. На том конце провода эта пауза была расценена, как время на раздумье и оценена уважительно. Наконец, Семён вышел из состояния рас­терянности: такой шанс бывает только раз в жизни. Тут и думать нечего.
      -- В принципе, я согласен, но необходимо уточнить подробности.
      -- Конечно. На днях к вам приедет наш представитель и привезёт договор.
      -- Прекрасно.
      -- Будьте здоровы. До встречи.
       Через несколько дней приехал представитель фирмы. Семён пригласил своего адвоката, и втроём они утрясли все вопросы. После подписания до­говора Семён получил один его экземпляр вместе с авиабилетом в Женеву. Это внушало ещё большее уважение к фирме. Было решено, что Семён пока уедет один, обустроится, а потом привезёт семью.
       -- Ждём вас в Женеве,-- откланялся представитель фирмы.
       С некоторым сожалением Семён распрощался со ставшим ему уже родным местом работы и вылетел в Женеву, предвкушая светлое будущее. Но в Женеве его никто не ждал и вообще не подозревал о его существовании. Семён разволновался, достал свой экземпляр договора. В процессе изучения этого документа обнаружилось явное несоответствие бланка договора типо­вому бланку фирмы.

    -- А оплаченный билет? -- ухватился Семен за последнюю зацепку.

       Но оказалось, что и билет фирма не оплачивала. Семён был в трансе. Если это чей-то розыгрыш, то довольно дорогой. Скорее подстава. Но чья? Кому это выгодно? В этом предстояло разобраться. Семён вернулся в Израиль и по­ехал на свою родную фирму. Из разговора с директором выяснилось, что место Семёна уже занято бывшим начальником отдела Борисом. Он пробыл в под­чинении у Семёна несколько лет. И тут ему всё стало ясно: Борис имел связи с Москвой, имел там много знакомых, и ему ничего не стоило организовать приезд так называемого "представителя фирмы". Чтобы занять место Семёна, Борис вполне мог и профинансировать всю эту операцию. Вот где действитель­но цель оправдывает средства. Впоследствии Семён убедился в правильности своих выводов. Всю эту неприглядную историю Семён изложил директору.
      -- А теперь, друзья, представьте себя на месте этого директора и поду­майте, как бы вы поступили в этой ситуации.
      -- Я бы выгнал этого Бориса,-- разгорячился Дмитрич,-- Если человек совершил такую подлость, то ему нельзя доверять. То же самое он может сде­лать по отношению к кому-нибудь другому, в том числе и самому директору. Для Бориса это просто будет следующая ступень карьеры.
      -- И, кроме того, эта неприглядная история может получить огласку и не­благоприятно сказаться на репутации фирмы,-- поддержал Дмитрича Юрий Сергеевич.-- Кто же захочет иметь дело с конторой, в руководстве которой работают такие прохвосты.
      -- Я согласен с вами. Логично было бы поступить именно так. Но дирек­тор себя этой логикой не утруждал. Он был очень обижен на Семёна за то, что тот изменил фирме, и не захотел ничего менять.
      -- Ничего себе "изменил"! Человеку предложили зарплату на порядок выше! Да на таких условиях сам директор, наверное, бросил бы все дела и согласился бы переехать,-- не мог успокоиться Дмитрич.
       Юрий Сергеевич продолжил эту мысль:
      -- В конце концов, пусть у него осталась обида на Семёна. Хотя я считаю, что это глупо. Пусть не взял Семёна обратно на работу. Но Бориса этого по­чему не уволил? Разве можно держать на работе такого подлеца? Ведь его по­ступок гораздо хуже, чем Семёна! Выходит, что в Израиле привыкли к мысли, что обман преступлением не является?
      -- Выходит, что так.
       Друзья помолчали. Первым тишину нарушил Дмитрич:
      -- Ну их всех в баню, этих обманщиков. Давайте лучше выпьем.
      -- И за что будем пить?-- у Юрия Сергеевича появилась какая-то грусть в голосе.
       -- А за то, чтобы на свете было меньше обмана! Выпили и закусили, и Аркадий задумчиво произнёс:
       -- А ведь ты, Дмитрич, тоже можешь приложить руку к тому, чтобы твой тост воплотился в жизнь.
       Юрий Сергеевич улыбнулся:
      -- Я ведь, Аркаша, сразу не верил, что ты прилетел специально, чтобы нас повидать. Тебя привели сюда какие-то дела?
      -- Если честно, то и то, и другое. Я соскучился по России и забыть её не смогу никогда. Не смогу забыть и старых друзей. Но есть сейчас и конкрет­ная причина, да.
       Аркадий поведал собеседникам о своей проблеме с семьёй Каплуцких. Юрий Сергеевич заметил:
       -- Этот вопрос по части Дмитрича. Вы тут обсудите проблему, а я пока пойду баньку проверю.
       Дмитрич на какое-то время задумался.
      -- Значит ты, Аркадий, предлагаешь мне это дело? Чтобы мои люди сле­тали в Израиль и вытрясли долг из твоего бывшего партнёра?
      -- Ты правильно понял. Пока слетают разово, а потом, я серьёзно, тебе можно открыть свой зарубежный филиал. Я просто буду твоим первым кли­ентом, а дальше работы будет много. Только тут есть одно уточнение. Это здесь, в России ты можешь спокойно набить морду должнику, имея на руках документы о его задолженности, и, в случае судебного разбирательства, со­слаться на горячность. В Израиле такой номер не проходит. Там, как выража­ются юристы, нельзя брать закон в свои руки.
      -- Что это значит?
      -- Это значит, что ты не можешь решать дела с партнёром, применяя силу. К примеру, был такой случай. Во дворе в песочнице играли дети. Один, что постарше, всё время норовил чем-нибудь обидеть младшего. Но тот не об­ращал внимания. Это ещё больше злит старшего. В конце концов, он бро­сает младшему песок в глаза. Тот заплакал, и отец обиженного мальчика взял обидчика за ухо и отвёл к его родителям. Дверь открыла мамаша. Увидя соседа, держащего за ухо её любимое чадо, мамаша с криком бросается к телефону и вызывает полицию. Отец обиженного мальчика пытался объяс­нить мамаше ситуацию, но объясняться ему приходится уже в участке, куда его доставили полицейские. Никакие доводы во внимание не принимались. Мужчина обвинялся в том, что "взял закон в свои руки" и причинил мальчику физические и моральные страдания
      -- А что же он должен был делать?
      -- Он должен был на обидчика пожаловаться в полицию.
      -- На этого ребёнка?
      -- Полиция разбиралась бы с его родителями. А есть примеры и посерь­ёзнее. Одна семья, кажется, Эмма и Валерий, приехав в Израиль, купила квартиру. И хоть квартира была новая, недоделок оказалось много. А после первого дождя их вообще залило. Пригласили каблана, построившего дом. Тот походил по квартире, сказал, что всё в порядке и чтоб его не дёргали по пустякам. Похихикал и ушёл. От такой наглости у Валерия даже давле­ние подскочило. И решил он с кабланом рассчитаться. Вспомнил, что когда уезжали в Израиль, старались на что-нибудь потратить остававшиеся рубли. В числе прочих вещей купил он тогда воздушную винтовку. Тут он эту воз-душечку достал, зарядил солью и чуть приоткрыл трисы, чтобы ствол пролез. Подождал, пока каблан обходил другие квартиры. А когда вышел во двор,
       Валера ему по заду и выстрелил. Тот аж подпрыгнул. При всём честном на­роде стянул с себя штаны, чтобы понять, что произошло, кто это его укусил. Валера перезарядил воздушку и ещё одну порцию соли всадил. Тот аж за­визжал. А надо сказать, что благоустройство каблан тоже сделал плохо, и после дождя во дворе стояла большая лужа. В эту лужу, он и угодил, когда бежал к своей машине и вообще обезумел. Штаны с себя стащил, прихватил в машину подружку и укатил. Появился через неделю, а Валера так ласково и спрашивает: "Как дела? Как твоя задница? Видел, как ты по двору крутил­ся". Каблан побагровел, позвонил кому-то по мобильнику, и через пять минут приехали рабочие. Квартиру отделали замечательно. И понял тогда Валера, как надо бороться с несправедливостью -- надо всё делать тихо, исподтиш­ка. Пульки стал делать из замороженного пластилина. Пока обидчик штаны снимает, пластилин тает, и никаких вещественных доказательств нет. Возле дома, таким образом, порядок навёл. До этого на скамейке под окнами моло­дые парни собирались, пили, шумели, выражались. И никто не мог с ними справиться. Валера посидел несколько вечеров за трисами и навёл порядок. Соседскую дочку повадился один кобелина преследовать. Той в ночную сме­ну на работу надо, а она из дома выйти боится. Валера проучил и его. Многие к нему за помощью обращались. Его так и прозвали -- Робин Гуд. А как-то пришли друзья, чуть не плачут: купили в магазине мебель, а им привезли не­понятно что. Тумбочки одного цвета, кровать другого, шкаф вообще оказался кухонный. Целый месяц бегают в магазин, а хозяин только обещаниями кор­мит и прямо в лицо смеётся. Валера вскипел и схватился за ружьё. Добрался до магазина и нашёл укромное место. Тут и хозяин магазина на обед собрал­ся. Валера ему заряд всадил, и хозяин закрутился возле машины. Валера ре­шил стрельнуть ещё раз и. первый раз промахнулся. Вместо задницы попал в лицо. Пострадавшего "скорая" увезла в больницу, а Валеру миштара аре­стовала. И теперь ему светит приличный срок.
      -- Да, это усложняет дело. Да и затраты будут приличные. Лететь в Израиль, да не на один день. А почему бы тебе не обратиться к местным ре­бятам? Или в Израиле никто не занимается возвратом долгов?
      -- Многие занимаются: банки, суды, частные компании. Банки свои день­ги вернут с помощью судов и судебных приставов. Но не всякий кредит свя­зан с банком. Очень остро стоит вопрос выплаты долгов, причитающихся за поставку того или иного товара. В 1993 году в Израиле был принят закон, позволяющий заключать сделки по предоставлению ссуд вне официальной банковской системы. Ссуды предоставляют "серые" банки и частные лица. "Серый" рынок финансовых услуг находится вне государственного контроля, и стал простором для криминальных услуг. В то же время в стране сложи­лась ситуация, когда, с одной стороны, принимает колоссальные размеры от­каз выполнять свои денежные обязательства, а с другой стороны, принимает массовые масштабы недоверие израильтян к судебным инстанциям. Зачастую человек не только не может через суд вернуть свои кровные, но ещё должен потратить колоссальные деньги на услуги адвоката и судебные издержки. В таком случае человек вынужден обращаться к частным "арбитрам", в роли которых часто выступают криминальные структуры. Поэтому, хоть "арби­тры" и являются "санитарами финансового леса", но напороться на крими­нальные структуры не хочется.
      -- Но у нас сейчас и в России работы хватает. Объём только банковско­го кредитования в стране давно превысил двадцать миллиардов долларов и продолжает расти. Если даже доля невозвращённых кредитов не превысит полтора процента, то всё равно это большая сумма, над возвращением ко­торой стоит работать. А сколько ещё здесь частных кредиторов, вроде тебя, которым тоже надо помогать вернуть свои деньги.
      -- Ну и что? Во-первых, этой проблемой, кроме тебя, ещё многие зани­маются. Так что на твою долю приходится не такой уж большой объём. Во-вторых, пора тебе уже отвыкнуть от совковых представлений. Это тогда боро­лись за то, чтобы получить меньший план, легче было его выполнить да ещё и премию получить. Бизнесмен же всегда рад увеличению объёма заказов.
      -- Действительно, Дмитрич, в чем дело? Я тебя не узнаю,-- вмешался в разговор подошедший Юрий Сергеевич,-- тебе предлагают выход на между­народную арену, а ты чего-то упираешься!.
      -- Сами подумайте: страна незнакомая, ребята, которые у меня в штате, иврита не знают. Как работать в такой обстановке? Да ещё не сталкиваясь с полицией и местными авторитетами.
      -- Так это в нынешнем твоём штате,-- горячился Аркадий.-- Но что ме­шает и штат пополнить? Для работы за границей, как правило, подбираются люди со знанием соответствующих иностранных языков. Думаю, что и в быв­шей конторе немало было специалистов, владеющих ивритом. Но тебе они, может быть, и не понадобятся. Для всей разведывательной и официальной работы можно подобрать на месте хороших мужиков. Есть много порядоч­ных людей из числа пенсионеров. А для серьёзных акций твоя бригада будет приезжать туристами. Приедут, осмотрятся, проведут необходимую опера­цию и на самолёт. Да ещё посетят святые места, искупаются в Средиземном и Красном морях, подлечат болячки на Мёртвом море. Так что желающих поехать у тебя найдётся много, и посылать их можно в качестве поощрения, как по профсоюзной путёвке.
      -- Красивую картину рисуешь, Аркадий. Но потребуются предваритель­ные затраты. Они потом оправдаются? Стоит игра свеч?
      -- Конечно, стоит. Я же вам рассказал, сколько там вариантов обма­на. Надо подобрать пару человек для поиска клиентов. А пока я буду тво­им первым клиентом. Сумма долга тебе известна, проценты уже набежали приличные. Так что пару ребят можно посылать, поездка окупится. Кроме того, у тебя есть возможность заняться ещё одной сферой бизнеса.
      -- Какой именно?
      -- Легальная перевозка проституток в Израиль и обратно.
      -- Аркадий! Что я слышу?! -- Юрий Сергеевич удивлённо застыл над рюмками с бутылкой в руке.-- Ты что, в сутенёры метишь?
      -- Ты зря иронизируешь, Юра. Проблема не так проста, как кажется. Она просто долгие годы загонялась внутрь.
      -- Что ты имеешь в виду?
      -- Давайте вспомним недавнюю историю страны. Как в своё время за­явила на весь мир одна советская дама: "В СССР секса нет!" Но желающие им заниматься ведь были всегда. И тут возникали проблемы. Как пелось в одной песенке: "К сожаленью на 10 девчонок по статистике 9 ребят". Это по статистике, а практически их ещё меньше. Когда-то давно встретил на улице знакомую девушку и на вопрос: "Как дела? Замуж ещё не вышла?", она отве­тила: "А за кого выходить, когда половина ребят в армии, а половина в тюрь­ме?" А ведь молодым девушкам, женщинам ласки хочется. Но для многих, желающих заняться сексом, партнёров не хватает. Спрос намного превышает предложение.
      -- Может быть, по этой причине у той известной женщины действитель­но секса не было,-- пошутил Юрий Сергеевич.
      -- Возможно. Но это не давало ей права говорить от имени всего СССР. У замужних женщин он всё-таки был. Многие женщины частично удовлетво­ряли его поездкой в санатории и дома отдыха. Там можно было найти случай­ного партнёра, ищущего приключений, и хоть на пару недель почувствовать ласку мужчины. Но и эта возможность предоставлялась не всем, а только тем, кому повезло достать путёвку. Кто-то старался воспользоваться любой командировкой, другие заводили служебные романы или соблазняли соседа. Всё это чаще всего кончалось скандалом и разбором в профсоюзной или пар­тийной организации. А что оставалось бедным женщинам? Многожёнство у нас в стране запрещено. Да и не в состоянии были многие мужчины содер­жать две семьи. Но вот со времён перестройки всё переменилось. Появилась возможность договариваться с мужчиной и не только получать удовольствие, но ещё и зарабатывать на этом. Во всех городах молодые девицы осаждали гостиницы, используя в качестве сводни служебный персонал и даже моло­дых пацанов. После развала Союза, в период всеобщего хаоса, для многих это стало основной профессией. Многие молодые женщины, особенно те, кто не испытывает большой тяги к наукам, охотно занимаются этим ремес­лом. Недаром же проституция считается древнейшей профессией.
      -- Что верно, то верно,-- заметил Юрий Сергеевич.-- В древности про­ституция даже являлась неотъемлемой частью многих религиозных культов.
       Например, культ Афродиты в Древней Греции. Она олицетворяла символ любви, влечения к прекрасному, к искусству и наукам, и в то же время эту богиню представляли продажной женщиной. Вообще, с возникновением культа Афродиты проституция стала более изысканной, возвышенной и даже благородной. И соглашусь,-- наклонил голову Юрий Сергеевич, и сейчас во многих странах студентки не стесняются заниматься этим ремеслом, чтобы заработать средства на образование.
      -- Так что из всего этого следует?! -- разгорячился Аркадий.-- Что эта профессия пережила тысячелетия и вряд ли когда-нибудь исчезнет. И в России она всё больше легализуется. Под дверью гостиничного номе­ра вы в любое время можете обнаружить целую пачку визиток жриц люб­ви. В других городах можно увидеть рекламу прямо на улицах. В несколь­ко завуалированном виде печатаются объявления в газетах. Но занятие это довольно опасное. В России жрицы любви, как правило, попадают в руки сутенёров. И те обращаются с девушками довольно жестоко. Могут штра­фовать и избивать по разному поводу. А избавиться от таких начальников очень трудно. В Ульяновске, например, за отказ от работы девушек избивали, калечили, уродовали. В Свердловской области обнаружены целые кладбища секс-рабынь. А в Латвии проститутки работают вполне легально. Существует только список болезней, заразившись которыми нельзя выходить на работу до излечения. В американском штате Невада проституция в определённой степени легальна, но закон запрещает девушкам предлагать свои услуги на улице: они обязаны трудиться только в лицензированных публичных домах и платить налоги. В Германии каждая проститутка должна уплачивать взнос до 25 евро за каждый рабочий день. В официально зарегистрированных бор­делях Германии налог составляет от 10 до 30 евро за каждую проститутку в рабочий день.
      -- Но для этого надо вести табель выхода на работу, как на заводе,-- за­смеялся Дмитрич.
      -- Да, и для государства это создаёт большие финансовые резервы. В Германии насчитывается 400 тысяч проституток, услугами которых еже­дневно пользуются больше миллиона немцев. Оборот отрасли оценивается в семь миллиардов евро, из которых несколько сот миллионов в виде налогов перепадает государству. А в Нидерландах даже создан профсоюз проституток.
      -- А в Израиле какая ситуация с этим видом деятельности? Ведь ваша религия осуждает проституцию.
       -- Да. Раньше особенно трудно было с этим, несмотря на то, что уго­ловное законодательство подмандатной Палестины не запрещало одиноким женщинам заниматься проституцией по месту проживания. Но любопыт­ство склочных соседей превращало существование одиноких женщин в объ­ект "общественного контроля". Посещение дома посторонними мужчинами осуждалось. Дети на стенах такого дома писали "Здесь живёт проститутка". От соседей поступали бесконечные жалобы, доходило до судебного разбира­тельства и конфискации таких домов. В Израиле проституция запрещена за­коном. Но при этом преступлением считается сутенёрство, доведение до за­нятия проституцией, содержание или управление местом, предназначенным для оказания сексуальных услуг, торговля "живым товаром" и тому подобное.
      -- И каким сроком это пахнет?
      -- За сутенёрство полагается до семи лет тюремного заключения, доведе­ние до занятия проституцией сулит до 16 лет лишения свободы, содержание или управление местом, предназначенным для занятия проституцией, пред­полагает до пяти лет тюремного заключения. Сдача в аренду места, предна­значенного для занятия проституцией, наказывается лишением свободы до полугода. Содействие выезду за границу в целях занятия проституцией нака­зывается лишением свободы на срок до 20 лет, а удержание чужого загранпа­спорта -- до трёх лет. За торговлю "живым товаром" полагается от четырёх до 20 лет. Похищение людей в целях продажи карается лишением свободы на срок до 20 лет. И только сама женщина, занимающаяся проституцией, не несёт наказания.
      -- И ты предлагаешь мне такие уголовно наказуемые деяния?
      -- Нисколько. Ты же меня не дослушал. Во-первых, наличие закона ещё не говорит о строгом его соблюдении. За период с 1992-го по 2006-й год было арестовано всего 325 сутенёров. Среднестатистический израильский сутенёр -- это мужчина около сорока, многодетный отец и заботливый муж. Значительная их часть отслужила в армии. Среди них есть бывшие офицеры и те, кто проявил героизм на поле боя. Их жёны знают о роде занятий му­жей и не придают этому особого значения. Многие содержатели публичных домов в качестве параллельного бизнеса содержат магазины и пабы, рабо­тают таксистами, спортивными тренерами и т. д. Принимают они участие и в работе общественных организаций, занимаются благотворительностью. И сутенёрством занимаются почти легально. В газетах есть специальный раздел объявлений под заголовком "Сопровождение", где даётся вполне от­кровенная информация типа "На дискретную квартиру требуются девушки. Высокие заработки!". И указываются телефоны.
      -- Но по этим телефонам полиция при желании легко может выйти на сутенёров!
      -- Вот именно, при желании. Но полиция особого желания не испытывает. Как сообщает пресса, руководство полиции и часть депутатов Кнессета тре­буют узаконить проституцию. Это мнение разделяет и часть судей, многие журналисты. А как заинтересованы в этом клиенты! Ведь тогда жрицы люб­ви периодически должны будут проходить медицинские проверки, и клиен­ты меньше будут подвергаться риску заболевания СПИДом и венерическими
       "прелестями". Кроме того, нынешняя полулегальность создает почву для мо­шенничества. Например, такой случай. Хотя иудаизм предписывает мужчине до женитьбы сдерживать своё сексуальное желание, но допускает исключе­ние, когда такое желание может стать нестерпимым. В этом случае религиоз­ный холостой еврей может обратиться к услугам проститутки, но сделать это надо как можно дальше от дома, где его никто не знает. И вот юная красавица, если верить её объявлению в Интернете, взялась помочь юным ортодоксам в решении этой проблемы. Любые желания она готова была удовлетворить за 400 шекелей. Притом обещала сделать это в Ашдоде, что достаточно далеко от Иерусалима. На объявление откликнулась не одна сотня молодых людей. По указанному телефону от "доверенного лица" девушки можно было узнать её точный адрес. Возле указанного дома в Ашдоде жаждущие встречались с "доверенным лицом", передавали ему 400 шекелей и узнавали подъезд, этаж и номер квартиры "жрицы любви". Но звонки и стуки в указанную дверь ока­зывались безрезультатными. Через некоторое время до молодых людей дохо­дило, что их просто обманули. Но заявлять в полицию они не торопились, так как не хотели оглашать своё желание переспать с проституткой.
      -- А ведь легализация этого вида деятельности позволила бы решить свя­занные с нею проблемы. Запреты, как правило, приводят к появлению мно­гих порочных явлений.
      -- Да, в Израиле были уже случаи, когда полицейские арестовывались за получение взяток деньгами и натурой от владельцев публичных домов. Один из депутатов Кнессета от партии пенсионеров выдвинул уже законопроект о легализации проституции. Он предлагает объединить проституток в про­фсоюзы и уравнять их профессию с остальными, предоставив им все соци­альные права. Кроме того, этот шаг принесёт государству значительный до­ход, поскольку проститутки должны будут вести легальную бухгалтерию и платить налоги.
       -- Так в чём же проблема и, причём здесь мы?
      -- Дело в том, что многие из работниц этой профессии прибывают в Израиль из стран бывшего СССР, в том числе и из России. Среди них есть такие, кто имеет высшее образование, владеют английским и даже араб­ским языком. Прибывают они, как правило, нелегально, через Египет. Их пе­реводят через границу бедуины, получая за каждую около 2000 долларов. В Израиле они часто попадают в руки торговцев "живым товаром". У деву­шек отбирают документы, заставляют обслуживать клиентов по много часов. Не все выдерживают такие условия, были попытки самоубийств. И далеко не всем удаётся вырваться из этого плена.
      -- Но если пути проникновения известны, то почему бы границу не перекрыть?
       -- Некоторые министры предлагали превратить границу с Египтом в полноценную международную границу и пресечь проникновение через неё наркотиков, проституток и беженцев. Но, оказывается, пока это невозможно. Проблема тут в бедуинах. Между пограничной службой и бедуинами суще­ствует негласное соглашение. Бедуины переправляют через границу только наркотики, "живой товар" и беженцев, но отказываются сотрудничать с тер­рористами. Если же им этот источник дохода перекрыть, то можно их к та­кому сотрудничеству подтолкнуть. В общем, ситуация вам понятна. И вот я спрашиваю вас: нравится ли вам такое положение дел, когда в нашем, вроде бы цивилизованном мире существует подпольное рабство?
      -- Нет, конечно! О чём тут спрашивать!
      -- А можно ли отговорить этих женщин изменить профессию?
      -- Вряд ли,-- подумав, произнёс Юрий Сергеевич.
      -- И какой же напрашивается вывод?
      -- И какой же?
      -- Упорядочить этот процесс. Чтобы женщины не чувствовали себя ра­бынями, имели возможность приезжать в Израиль и работать на договорных условиях.
      -- Ты что, собираешься открыть в Израиле публичные дома? Так они там вроде запрещены?
      -- Законом запрещены, но работают почти без проблем. Кроме того, прак­тикуются так называемые дискретные квартиры. Совсем не обязательно за­ниматься сутенёрством, как вы выразились, или открывать свои публичные дома и вступать в конкуренцию с существующей системой.
      -- А что? Открыл бы свой публичный дом и вступил бы в социалистиче­ское соревнование с другими домами под лозунгами: "Добьёмся наивысших показателей в обслуживании клиентов! Сократим время производственного процесса на 20 процентов".
      -- Вам бы только посмеяться, а я серьёзно. Не надо открывать своих заве­дений и иметь всю эту головную боль. Достаточно заняться поставкой добро­вольной рабочей силы на существующие квартиры. По примеру израильских "Коах адам"
      -- Ты нам по-русски объясни, что это такое.
      -- Это фирмы по трудоустройству. Многие фирмы и даже государствен­ные структуры не имеют большого отдела кадров и не занимаются поиском рабочей силы. Они заключают договора с частными фирмами по трудоу­стройству, и те обеспечивают нужными специалистами. То же самое пред­лагается и в данном случае. Изучается потребность в "жрицах любви" на дискретных квартирах, массажных кабинетах и так далее. В соответствии с потребностью вы подбираете кадры и через турфирмы отправляете их на два-три месяца потрудиться в Израиле в соответствии с выбранной специ­альностью. После интенсивной работы на ниве любви девицы на некоторое время возвращаются на родину. Но ни в коем случае нельзя нарушать сроки пребывания, иначе въезд в Израиль будет закрыт. Через некоторое время, от­дохнув в родном доме, поездку можно повторять. Да и неплохо, если ваши девушки пройдут курсы по оказанию первой помощи. Тель-авивское отделе­ние "Маген Давид адом" собирается тоже открыть такие курсы для женщин, занимающихся проституцией.
      -- И для чего это надо?
      -- Потому, что зафиксировано немало случаев, когда клиентам борделей, страдающим от сердечной недостаточности, приходится вызывать скорую помощь. И есть случаи, когда медики не успевают спасти человека.
      -- И где же во всём этом деле наша выгода? -- решил уточнить Дмитрич.
      -- Ты просто меня до конца не дослушал. Вы договариваетесь с владель­цами этих кабинетов об условиях труда и оплаты своих подопечных. То есть вы являетесь для них и отделом кадров, и профсоюзом, отстаивающим их права. За все эти услуги вам достаётся часть заработанных девицами денег. Фирмы "Коах Адам" забирают себе около половины заработка работника. Вы, как люди совестливые, надеюсь, будете брать себе меньше. И девицы будут согласны, потому, что им не надо будет проникать в страну нелегально, рискуя своей жизнью, и жить в притонах на положении рабынь.
      -- А каково положение израильских женщин? Они не чувствуют себя рабынями, как в других странах Востока?
       Аркадий только улыбнулся. Ему пришлось долго рассказывать друзьям о положении женщин в Израиле. Под конец рассказа он заключил:
      -- Так что, если бы в России женщины обладали такими же правами, мужчины бы за голову хватались. Они и в армии служат почти наравне с мужчинами, и им создаются для этого условия. В Армии обороны Израиля 90 процентов должностей, в том числе и боевых, открыты для женщин; 38 процентов солдат и 26 процентов офицеров -- женщины. Это самый вы­сокий показатель в мире.
      -- Ну, хорошо. С вашими женщинами все понятно,-- вставил своё слово Дмитрич.-- А как доставлять наших туда? Ты предлагаешь через турфирмы отправлять. А вообще российских туристов много бывает в Израиле? Я знаю, что больше наши люди в Турцию ездят.
      -- Ты прав. Если в Турцию в год ездят около 5 миллионов россиян, то в Израиль пока около 100 тысяч. Но сейчас министерство туризма старается исправить ситуацию. Теперь российские граждане могут оформить визу на сайте израильского посольства в Москве. Между МИДами России и Израиля ведутся переговоры об отмене визового режима.
      -- И есть что посмотреть?
      -- А разве не интересно совершить паломничество по святым местам, по­знакомиться с древней историей? В ближайшие годы ожидается прибытие сотен тысяч паломников из России. Да и курортный отдых у нас неплохой. У французов есть своё Лазурное побережье, но встретить их можно и на тель-авивских и нетанийских пляжах. Я уже не говорю об Эйлате, который счи­тается самым главным туристическим объектом Израиля. Лето там длится девять месяцев, почти не бывает осадков. В городе 50 роскошных отелей на 11 тысяч номеров и 15 более дешёвых гостиниц, в которых обычно останав­ливается молодёжь со всего света. Израиль накопил богатый опыт создания условий для отдыха людей с ограниченными физическими возможностями, инвалидов. А как красива природа и животный мир Израиля. В кибуце в Галилее можно увидеть диких газелей, подходящих к самому забору кибуца. Здесь их никто не трогает. Когда я их увидел, то представил, сколько бы минут они могли бы так простоять в России. Вольготно чувствуют себя ди­кие кабаны и другие животные. Везде есть что посмотреть. Как-то ездили на экскурсию по Голанам и сделали остановку в горах у кафе. Читаем вывеску "Кофе Анан". И рядом столб с указателями в разные стороны, на которых на­писано, сколько километров до Дамаска, Парижа и других столиц... Все ото­ропели и не могли понять: почему кафе названо именем Генерального секре­таря ООН? Или это его собственное кафе? На самом деле оказалось проще. Эта игра слов в иврите переводится как "Кофе в облаках".
      -- Хорошо. В прелестях израильского туризма ты нас почти убедил,-- продолжал уточнять Дмитрич.-- Но почему нам обязательно надо пользо­ваться услугами посредников в виде турфирм?
      -- Дело в том, что безвизовых полетов из России в Израиль пока ещё нет. А оформление визы в Израильском консульстве в Москве крайне про­блематично. Одинокую молодую блондинку, скорее всего, могут не пустить, так как сразу закрадывается подозрение о цели поездки. Другое дело, когда оформлением занимаются солидные турфирмы, имеющие накатанные связи и гарантирующие возвращение своих подопечных. Они связываются с изра­ильскими турфирмами. Группе обеспечен русскоговорящий гид, согласованы предстоящие маршруты и расписана вся программа.
       В разговор вмешался Юрий Сергеевич:
       -- Ладно, мужики. Хватит уже разговоров о мошенниках и проститутках. Детали вы потом без меня можете уточнить. Расскажи, Аркадий, что ты зна­ешь о деле Полларда. У нас об этом мало известно.
      
       ГЛАВА 8. ДЕЛО ПОЛЛАРДА
      
       "Нет такой ситуации, из которой нельзя было бы выйти с позором".

    Владимир Мау, ректор Российской академии народного хозяйства

      
      
      
       Аркадий удивлённо взглянул на Юрия Сергеевича:
      -- А почему ты вдруг об этом вспомнил?
      -- Потому что в мире сложилось мнение, будто Израиль очень заботится о своих людях и особенно военных.
      -- Да. Говорят, что в израильской армии имеется инструкция о том, как вести себя военнослужащему, попавшему в плен.
      -- И как следует себя вести?
      -- Я не знаю, насколько это достоверно, но им разрешено рассказывать обо всём, что они знают, для спасения своей жизни.
      -- Если действительно так, то это очень здорово. Нас ведь всю жизнь воспитывали совершенно иначе. Мы должны были лучше умереть под пыт­ками, но ничего не рассказывать противнику. А тут такое, что в голове не укладывается.
      -- И это не всё. Если гражданин Израиля попал в плен, то государство делает всё, чтобы вызволить своего гражданина. Иногда за нескольких сво­их граждан Израиль отдаёт противнику много сотен арестованных или пленённых.
      -- Точно, показывали по телевизору, как Израиль за останки трёх своих солдат и одного отставного полковника, занявшегося наркобизнесом, отдал несколько сотен палестинских террористов, отбывавших наказание в изра­ильских тюрьмах. Очень не равноценный обмен.
      -- Очевидно, власти Израиля считают, что когда речь идёт о своих граж­данах, арифметика не уместна. Кроме того, это очень гуманный шаг. Каждому террористу даётся шанс начать нормальную жизнь. Правда, если говорить честно, некоторые этот шанс не используют...
      -- Вот мы и подошли к вопросу, с которого я начинал. Почему же изра­ильское правительство, при всей его гуманности, ничего не делает для спа­сения Джонатана Полларда, который не за деньги, а по своим убеждениям, работал на израильскую разведку и который уже больше 20 лет отбывает по­жизненное заключение в американской тюрьме?
      -- Действительно, в деле Полларда есть постыдные моменты, как со сто­роны Израиля, так и со стороны США.
      -- Ты можешь объяснить это подробнее?
      -- Я располагаю только той информацией, которая была в израильской прессе. Джонатан Поллард с 1983 года работал системным аналитиком раз­ведки ВМФ США, но при этом был гражданским вольнонаёмным. Надо за­метить, что между США и Израилем существовал официальный договор об обмене информацией. И вот Поллард обнаружил, что этот договор целена­правленно нарушается американской стороной. Оказалось, например, что США тайно вооружали Ирак перед вторжением в Кувейт. И другая, жиз­ненно важная для Израиля информация американцами намеренно скрыва­лась. Тогда возмущённый Поллард сам обратился к Израилю с предложени­ем о сотрудничестве. Израильская сторона поставила единственное условие: он должен стать официальным агентом израильской разведки, иначе инфор­мацию от него принимать не будут. Поллард согласился и, таким образом, стал полноправным сотрудником разведки государства Израиль. Писали, будто своей информацией он принёс Израилю немало пользы. Так, например, по его наводке израильские ВВС в октябре 1983 года разбомбили в Тунисе основную базу Ясира Арафата. Но вскоре Полларда разоблачили и осуди­ли на пожизненное заключение. Причём сделано было с грубым нарушени­ем юридических норм: во-первых, осудили в обход суда присяжных, а во-вторых, по вине адвоката не была вовремя подана апелляция. Очевидно, что американцы неприглядно выглядели в этой истории. Ведь по сути Поллард сообщал Израилю то, что американцы сами должны были сообщать соглас­но договору. Поэтому позиция американцев понятна. Но и все израильские правительства от него открещивались. Кроме Нетаниягу, который пытался добиться освобождения Полларда. Он добился честного слова президента Клинтона, что тот освободит Полларда. Но тогдашний посланник США на Ближнем Востоке Денис Росс отсоветовал Клинтону освобождать Полларда, поскольку тот представляет собой слишком дорогую "обменную карту" и может понадобиться в будущем. В результате Клинтон своего слова не сдер­жал. А пришедшие затем один за другим новые главы правительств Израиля Барак и Шарон отказались заниматься делом Полларда. Даже перед прези­дентскими выборами в США, когда американский посол очень рекомендовал израильскому правительству именно теперь подать официальную просьбу об освобождении Полларда, Шарон отказался это делать. Он даже не захотел передавать петиции, подписанные депутатами Кнессета, президенту Бушу.
      -- Но почему?
      -- Израильская пресса объясняет это так. Все премьеры Израиля, кро­ме Нетаниягу, имеют генеральские погоны и по роду своей службы поль­зовались информацией Полларда. И им за это неловко перед американцами. Ведь если сейчас они примут участие в деле Полларда, то как бы подтвердят свою связь с ним в прошлом. А никто не хотел портить личные отношения с американцами вроде бы признавая: "Извините, мы тут у вас информацию подворовывали".
      -- И что теперь? Из-за своих личных интересов предали человека и за­были о нём?
      -- Нет, не забыли. Поллард после многих лет обратился в Верховный суд Израиля. В 1998 году под давлением решения Верховного суда Израиль вынужден был взять на себя ответственность за дальнейшую судьбу Полларда. После этого его посещали многие политики и депутаты Кнессета. А Щаранский, как писали, сделал дело Полларда главным направлением сво­ей внешнеполитической деятельности.
      -- И каковы результаты?
      -- А результаты самые неожиданные. В израильском Кнессете появил­ся законопроект, выдвинутый парламентским лобби в поддержку Полларда. Согласно этому законопроекту правительство должно ежегодно выделять не­сколько миллионов долларов на борьбу за освобождение Полларда в течение всего времени, пока тот будет находиться в тюрьме.
      -- Интересно получается! Чем дольше он будет сидеть, тем больше долж­но быть выделено денег. И на что предусматривалось тратить эти деньги?
      -- В том то и дело, что деньги тут ни при чём. Жена Полларда заявила, что никаких денег от Израиля не примет. А для его освобождения никакие деньги тоже не требуются. Как утверждают специалисты, достаточно того, чтобы израильское правительство направило официальное обращение в ад­министрацию США. В этом обращении правительство должно потребовать освобождения Полларда на основании обязательств, данных в своё время американской администрацией, а также в связи с грубым нарушением юри­дических норм в этом деле.
      -- Так что же не подают?
      -- Не хотят. Кто возьмёт на себя смелость нажимать на "старшего брата" и качать свои права? Правда, позднее газеты писали, что Израиль был бы готов освободить убийцу пятерых израильтян и главаря боевиков "Танзима" Маруана Баргути при условии, что США помилуют Полларда. Однако сам Поллард выразил категорический протест против освобождения убийцы -- даже в обмен на собственную свободу.
      -- Действительно, странно. С одной стороны отдают сотни палестинских террористов в обмен на наркодельца, а с другой подло предали человека, ра­ботавшего на Израиль и принёсшего ему большую пользу.
      -- К сожалению, это так. В результате наркоделец гуляет на свободе, а Поллард долгие годы моет тюремные туалеты. Так выглядит это дело в первом приближении, как говорят математики. Но если покопаться поглуб­же, то не так уж всё просто, хотя и появляются ответы на некоторые вопро­сы. Начать с того, что Поллард начал сотрудничать с израильской разведкой потому, что видел, как американцы, несмотря на договорённость, скрывают от Израиля важную для того стратегическую информацию. Несмотря на то, что президенты США заверяли Израиль в дружбе, некоторые видные ра­ботники президентской администрации не скрывали антипатий к Израилю. Среди них были тогдашний замглавы ЦРУ Бобби Рей Инмэн и министр обо­роны в администрации Рональда Рейгана Каспар Уайбенбергер. В 1981 году Израиль уничтожил иракский ядерный реактор, не уведомив об этом аме­риканцев. В ответ Уайнбергер решил наказать израильтян и перестал пере­давать им важную информацию. В то время США поддерживали Саддама Хусейна, хотя конгресс принял решение о нейтралитете США в ирано-ирак­ской войне. Ему даже помогали разрабатывать оружие, запрещённое между­народными конвенциями. Поллард видел важность такой информации для Израиля и начал действовать сам, по своей инициативе. Он отказывался от денег, и израильтяне начали нервничать, поскольку тяжело контролировать человека, передающего ценную информацию лишь по идеологическим при­чинам. Ему было предложено стать обычным оплачиваемым агентом. В тече­ние полутора лет Поллард передавал Израилю много секретных документов, посвящённых работам по созданию ядерного, химического и биологического оружия в Иране, Сирии, Ираке и Ливии. Причём все эти виды вооружения готовились против Израиля. Он передал также удерживаемую американца­ми информацию, касающуюся разработки этими странами баллистических ракет, планирования терактов против мирного населения Израиля. Были пе­реданы сделанные из космоса фотоснимки и карты с расположением воен­ных баз на территории потенциальных противников Израиля, баз Арафата в Тунисе и многие другие документы. Он сообщил, что в Ираке создается бо­евая химия, и готовятся боевые газы против Израиля. Благодаря полученной информации Израиль был готов к атаке Ирака во время войны в Персидском заливе. Выясняется, что и провал его был спланирован. Поллард впослед­ствии рассказывал, что летом 1984 года ему предложили встретиться с гла­вой аналитического центра министерства обороны Израиля Рафи Эйтаном. Встреча состоялась на конспиративной квартире в Париже. Поллард почти боготворил Эйтана как человека, который арестовал и доставил в Израиль Адольфа Эйхмана. Поначалу встреча проходила в самой дружественной об­становке. Затем Эйтан обратился к Полларду с двумя "деликатными просьба­ми". Полларду предлагалось раздобыть список действующих на территории Израиля американских разведчиков, а также передать Эйтану имеющийся у американцев компромат на различных политических противников Ариэля Шарона. Первую просьбу Поллард отказался выполнить потому, что это было бы предательством по отношению к США. Вторую просьбу он тоже отверг, так как она показалась ему "слишком грязной". У американцев действитель­но есть компромат на всех израильских политических деятелей, вплоть до их сексуальных грешков. Однако Полларда всегда тошнило от такого рода информации. Отказ Полларда разозлил Эйтана:
       -- А ты не боишься, что скоро провалишься? И тогда тебе понадобится помощь тех самых людей, которым ты только что отказал.
       Непосредственно Поллард работал с работающим в посольстве Израиля в США офицером ВВС Авраамом Села, который официально занимался "ко­ординацией израильско-американских научных связей". Ему Поллард и пере­давал все документы. Когда он почувствовал, что на хвост сели агенты ФБР, то попросил Селу помочь его жене Энн перебраться в Израиль. Однако Села внезапно уехал, "забыв" о своём обещании. Поллард позвонил по номеру те­лефона, который ему дали на случай провала. При этом ему было обещано, что сразу после звонка израильская разведка предоставит Энн и Джонатану надёжное убежище. К телефону никто не подходил. В отчаянии Джонатан и его жена сели в машину и направились к израильскому посольству в Вашингтоне. Он проехал внутрь через служебный въезд. Его встретили тё­плыми словами: "Добро пожаловать домой". Затем его просили подождать, пока запросят инструкции. Через несколько минут от него потребовали, что­бы он покинул посольство через центральный выход. Его выгнали на улицу, где он тут же был арестован. В ночь ареста Шимон Перес, занимавший тогда пост премьер-министра, имел телефонный разговор с госсекретарём США Джорджем Шульцем. Перес не признал, что операция проводилась по ини­циативе официальной разведки. Позднее для того, чтобы оградить себя от обвинений со стороны США, Перес передал американцам подлинники доку­ментов, полученных от Полларда. На этих документах впоследствии и стро­илось обвинительное заключение, поскольку на них были отпечатки пальцев Полларда. Много лет спустя Рафи Эйтан на встрече с женой Полларда при­знался, что он очень сожалеет о том, что перед отъездом из США не успел как следует "зачистить территорию". Когда его попросили уточнить свою мысль, он сказал буквально следующее: если бы я находился в здании посольства тогда, когда туда пришёл Джонатан в поисках "крыши", то пустил бы ему пулю в лоб прямо на лестнице посольства, а потом дал бы сообщение во все американские газеты, что какой-то ненормальный американец пытался про­рваться в посольство, и был случайно застрелен в борьбе с охранником. Тогда бы сегодня не существовало никакой проблемы Полларда. А дело получи­лось громкое и не затихает до сих пор. Согласно сделке, заключённой между адвокатами Полларда и прокуратурой, он должен был быть обвинён по ста­тье "шпионаж в пользу дружественного США государства", за что полага­ется от двух до двенадцати лет тюремного заключения. К тому же суд при­знал, что Поллард занимался шпионажем, побуждаемый не жаждой нажи­вы, а идеологическими мотивами. С учётом этих смягчающих обстоятельств Джонатан мог получить около 5 лет тюрьмы. Но в последний день процесса министр обороны Каспар Уайнбергер переслал судье документы, якобы сви­детельствующие о том, что он своей деятельностью нанёс огромный ущерб интересам и безопасности США. В результате Поллард был приговорён к пожизненному заключению. Он даже не знал, что его адвокат -- араб ливан­ского происхождения Ричард Хиби, нанятый израильским правительством, не потрудился подать апелляцию. По американскому закону это полагается сделать в течение 10 дней после вынесения приговора. Только после семи лет полной изоляции, когда его перевели в тюрьму "Батнер", он узнал об этом. Он сменил адвоката, но было уже поздно. Все его иски отклоняют­ся по той причине, что апелляция не была подана своевременно. Его жена Энн, которая вообще была непричастна к его деятельности, была осуждена на 5 лет тюрьмы. После освобождения она получила израильское граждан­ство и ежемесячное пособие в 3000 долларов. С Джонатаном она развелась. И тут было одно роковое стечение обстоятельств. Дело в том, что в это время в СССР и Восточной Европе была разгромлена и уничтожена вся разведы­вательная сеть. Внутри ЦРУ царила паника и всеобщая подозрительность. В числе прочих обвинений США ставили Полларду в вину то, что он якобы передал Израилю имена американских агентов в Советском Союзе. А через много лет после этого выяснилось, что американских агентов в СССР сдал советский "крот" в ЦРУ Олдридж Эймс. Но доклад с оценкой нанесённо­го Поллардом ущерба в то время поручили писать именно ему. И он отвёл от себя подозрения, приписав это Полларду. Олдридж Эймс сдал тогда со­ветским спецслужбам американского "крота" генерал-майора ГРУ Генштаба СССР Полякова, которого тогдашний шеф ЦРУ Вулси назвал "бриллиантом", имея в виду его ценность для американской разведки. Поляков выдал амери­канцам 19 нелегалов, каждый из которых являлся штучным товаром, и боль­ше полутора сотен агентов из числа иностранцев. Он раскрыл также принад­лежность к советской военной разведке 1500 человек. Понятно, какая паника была в ЦРУ, когда Полякова арестовали... Надо признать, что в ШАБАКЕ и "Моссаде" не знали, что Поллард, по сути, был сдан американцам руководи­телем спецслужбы ЛАКАМ Рафи Эйтаном, и начали искать пути освобожде­ния Полларда. И тут подвернулось дело Амита. Майор Йосеф Амит работал "офицером-вербовщиком" в сверхсекретном 504-м отделе военной разведки (АМАН). В его задачу входило вербовка агентов АМАНа в арабских странах. Он неплохо справлялся с этой работой и в конце 70-х годов был переведён на должность начальника Северного подотдела 504-го отдела. По несколь­ку раз в неделю он с риском для жизни нелегально переходил ливанскую границу для встречи со своими агентами. Крупные неприятности произош­ли у Амита в 1978 году, когда его водитель был задержан недалеко от Тель-Авива с грузом наркотиков. На допросе водитель показал, что и Амит имеет в этом свою "долю". Амит был арестован, но из-за тяжёлого психического расстройства помещён в психиатрическую клинику в Акко. В 1981 году он вернулся к нормальной жизни. Получал от армии пенсию по инвалидности и подрабатывал частным детективом в сыскном агентстве. В 1984 году, когда в Хайфский порт с традиционным визитом зашли корабли Шестого флота США, сын Йосефа Амита Дуду познакомился в одном из баров с офицером американского флота Дэвидом. Они понравились друг другу, и Дуду при­гласил Дэвида в гости. К Амитам Дэвид явился в субботу и сразу очаровал всю семью. Когда в 1985 году американские корабли снова зашли в Хайфу, Дэвид снова появился в доме Амитов. В разговоре он обмолвился, что соби­рается оставить военную службу и заняться бизнесом, открыв текстильную фабрику во Франкфурте. Йосеф Амит загорелся и предложил стать компа­ньоном. В назначенный день Йосеф Амит прибыл во Франкфурт и поселил­ся с Дэвидом в гостинице "Савой". На следующий день Дэвид познакомил Йосефа с Бобом, которого представил как коллегу Амита. Дэвид куда-то вы­шел, а Боб вдруг начал рассказывать Амиту о нём самом, как-будто читал его послужной список. Боб оказался работником ЦРУ, хотя по внешнему виду, с густой бородой и длинными волосами, мало походил на профессионального разведчика. Амит обрадовался. Он давно скучал по настоящему делу, а его знания, опыт и блестящий арабский язык могут пригодиться отделу ЦРУ по борьбе с террором. Однако Бобу для начала нужны были сведения о 504-м отделе АМАНа. На что Амит ответил:
       -- Я сказал, что готов работать на вас, но не ценой предательства своей страны.
       Два дня Амит проходил различного вида тестирования. В конце встречи Боб сказал, что, к сожалению, не может обещать Амиту сотрудничества, и предложил Амиту 2000 долларов за пройденные испытания и непредвиден­ные расходы. Но Амит швырнул деньги Бобу в лицо:
       -- Заберите свои деньги! На прощание могу лишь повторить то, что уже сказал: я готов поработать на американскую разведку, но не ценой предатель­ства Израиля!
       Уже в самолёте Амит обратил внимание на человека, сидящего на два ряда впереди, невысокого, коротко стриженного, в тёмных очках. Амит был действительно профессиональным разведчиком и умел обращать внимание на мелочи. У сидевшего впереди него господина были точно такие же поно­шенные туфли, как у Боба. Его ногти были подстрижены так же, как у Боба, таким же был и его рост. По прилёту Амит установил за Бобом наблюде­ние и видел, как тот садился в машину с дипломатическими номерами, на­чинающимися на "22". С этих цифр начинаются номера машин сотрудников американского посольства в Израиле. А Боб на самом деле оказался Томом Уорстом, сотрудником отдела ЦРУ по борьбе с мировым терроризмом и эмис­саром этой организации в Израиле.
       Амит не стал скрывать произошедшую с ним во Франкфурте историю, так как был уверен, что не нанёс никакого ущерба безопасности своей стра­ны. Однако в ШАБАКе его делам занялась контрразведка. Он был арестован, и ему было предъявлено обвинение в шпионаже и государственной измене. Несмотря на все старания одного из лучших израильских адвокатов, суд в апреле 1987 года признал Амита виновным по всем пунктам и приговорил к 12 годам тюремного заключения с запретом на публикацию в СМИ каких-ли­бо подробностей этого дела. В то же время Израиль не обвинил сотрудника американского посольства Тома Уотса в шпионаже и не объявил его персо­ной нон грата. Уотс продолжил свою работу в Израиле, сотрудничая с изра­ильскими спецслужбами. В Шабак был приглашён на беседу официальный представитель ЦРУ в Израиле, которому было сообщено об аресте американ­ского шпиона Йосефа Амита. Вскоре в ШАБАК был прислан официальный ответ, согласно которому Йосеф Амит никогда не работал на американскую разведку. В ответе говорилось, что Амит действительно предложил ЦРУ свои услуги, но предложение это было отклонено. Вся эта история с Амитом была раскручена потому, что ШАБАК и "Мосад" думали обменять его у американ­цев на Полларда. Но скоро стало ясно, что американцы на это не согласятся. Тогда израильские спецслужбы "слили" информацию об аресте Амита в аме­риканские СМИ.
       -- А для чего это было нужно?
       -- Дело в том, что после ареста Полларда в США поднялся большой шум, и американских евреев начали обвинять в двойной лояльности. А по­сле "слива" информации о деле Амита в обществе возникла некая симметрия между делом Полларда и делом Амита, мол, не только американские евреи шпионят в пользу Израиля, но и израильские евреи в пользу Америки. Когда стало окончательно ясно, что Полларда не удастся обменять на Амита, того в 1993 году выпустили по амнистии, но категорически запретили общать­ся с журналистами. А Поллард остался в тюрьме. Ему пришлось испытать удары электрошоковой дубинкой, обливание ледяной водой, жестокие побои. Его сажали в карцер, отобрав всю одежду, одеяло, кровать, очки и заставили всю зиму спать голым на бетонном полу. Он единственный, кто сидит такой огромный срок за шпионаж. Даже представители враждебных государств, осуждённые в США на пожизненное заключение, сидят много меньше двад­цати лет. Поллард обратился в Высший суд справедливости Израиля с прось­бой признать его "узником Сиона". Но ему в этом было отказано. В Израиле периодически печатаются статьи в защиту Полларда, устраиваются демон­страции. Борьбу за освобождение Полларда уже много лет возглавляет его вторая жена Эстер. Они впервые встретились в 70-х годах в молодёжном ев­рейском лагере, но тогда не обратили друг на друга внимания. Эстер ничего не знала о деле Полларда, так как еврейская пресса Канады ничего об этом не писала. Когда же в Канаде евреи начали собирать подписи за освобожде­ние Полларда и призывать писать ему письма, Эстер тоже решила написать ему в тюрьму. Удивило, что Джонатан ей ответил. Они стали созванивать­ся. Весь полагающийся час телефонных разговоров в неделю он тратил на Эстер. Через полтора года они поженились. После хупы им предоставили возможность только пять минут побыть наедине, и с тех пор они не разу не оставались без посторонних глаз. Эстер приехала в Израиль и продолжает обивать пороги кабинетов политиков. В 1998 году правительство выпусти­ло, наконец, заявление о том, что оно признаёт Джонатана Полларда своим агентом, принимает полную ответственность за него, и будет бороться за его освобождение и репатриацию в Израиль. Однако уведомить американское министерство юстиции об этом признании правительство не удосужилось. Поэтому для американцев Поллард не иностранный шпион, а рядовой уголовник....Из всей этой истории можно сделать следующий вывод. За всю историю США никто не был приговорён к пожизненному заключению за передачу засекреченной информации союзнику --только Поллард. И за всю историю шпионажа Израиль стал первым государством, которое сотруднича­ло со следствием противника в "закапывании" своего же агента.
      -- Это выглядит довольно странно. Существует мнение, что Израиль не бросает в беде своих граждан и проявляет о них заботу.
      -- Это действительно так. Причём иной раз проявляет заботу даже о сво­их врагах. Характерным примером являются судьбы двух граждан страны, двух разведчиков. Один из них, Барух Мизрахи, уроженец Египта, окон­чил Каирский университет и работал учителем в школе. В 1956 году после Синайской кампании вместе с семьёй репатриировался в Израиль и пошёл работать в полицию. Вскоре он стал одним из лучших оперативников ра-матганского угрозыска. Со временем на него обратило внимание руковод­ство Мосада и предложило работу в его сверхсекретном отделе "Кейсария". Этот отдел занимался подготовкой агентов для работы в арабских странах. Готовились разведчики "глубокого погружения", которые должны были соз­дать семью на новом месте, пытаться внедриться в экономические, полити­ческие и военные круги стран пребывания. Баруха направили на работу в Йемен. Это государство хоть и не имело границ с Израилем, но представляло огромный интерес. Западная граница Йемена проходит по Красному морю, и с побережья можно контролировать все грузы, направляющиеся в Эйлат. Этим пользовались в конце 60-х -- начале 70-х годов палестинские террори­сты для подрыва израильских судов. В те же годы СССР осуществлял через Йемен свои основные поставки оружия арабским странам. Здесь же находи­лись тренировочные лагеря и базы палестинских террористических органи­заций. Барух Мизрахи направлялся в Йемен, как "коммивояжёр из Марокко", вскоре после того, как там произошёл государственный переворот, и страна раздиралась внутренними противоречиями, не оправившись от гражданской войны. В самолёте он разговорился со своим попутчиком. Они так понрави­лись друг другу, что решили перед расставанием вместе пообедать в аэро­порту. Попутчик Баруха оказался одним из лидеров Йеменской оппозиции, и сразу после прилёта был взят под наблюдение агентами местной службы безопасности. Баруха Мизрахи приняли за близкого друга оппозиционера и тоже взяли под наблюдение. Вскоре в службе безопасности поняли, что Мизрахи является чьим-то шпионом. На допросе он подвергся таким садист­ским пыткам, что отказался от своей легенды, назвал имена восьмерых дей­ствовавших на территории Йемена израильских агентов, перечислил все из­вестные ему имена руководителей Мосада и ШАБАКа, рассказал о системе подготовки разведчиков в Израиле. В Моссаде поняли о провале Баруха по­сле того, как тот в назначенное время не вышел на связь, и были арестованы все израильские агенты в Йемене. По дипломатическим каналам йеменскому правительству было передано, что если арестованный будет подвергаться пыткам, то Израиль не ручается за безопасность ни одного члена правитель­ства и руководителя спецслужб Йемена. Угроза подействовала, и пытки в от­ношении Мизрахи были прекращены. А в июне 1972 года по государствен­ному ТВ Йемена было передано официальное сообщение о том, что в мае в Аль-Худайде был арестован опасный израильский шпион... Поскольку он яв­ляется уроженцем Египта, то будет выдан этой стране для суда. Поначалу при посредничестве Евгения Примакова Баруха попытались обменять на совет­ского разведчика Юрия Линёва, арестованного в Израиле. Однако египтяне сочли этот обмен не равноценным. Из-за Войны Судного дня переговоры об обмене пленными возобновились только зимой 1974 года. В обмен на Баруха Мизрахи и одного фермера, по ошибке забредшего на египетскую терри­торию, Израиль предложил выдать египетских шпионов Абд эль-Рахима Карамана и Тофика Фаида Бахтама.
       Абд Эль-Рахам Караман принадлежал к одной из самых богатых и влия­тельных арабских семей. Его отец владел десятками магазинов и предприя­тий в районе Хайфы и большими сельскохозяйственными угодьями в окрест­ностях Хайфы, в Кармельском лесу и Галилее. Он отлично ладил с евреями. Когда во время войны за независимость тысячи хайфских арабов покинули город, семья Караман осталась и получила израильское гражданство. Абд Эль-Рахам получил хорошее европейское образование и вернулся в Израиль. Однако в Хайфе ему было скучно, и в середине 50-х годов поехал разгонять тоску в Париж. Здесь он влюбился в коренную француженку Монику. Чувство было взаимным. Моника согласилась принять ислам и переехать с мужем жить в Хайфу. В 1967 году, вскоре после Шестидневной войны, во время по­ездки в Париж Караман был завербован египетской разведкой. Вскоре он ока­зался в Брюсселе в египетской школе для подготовки разведчиков. Пройдя соответствующую подготовку, Караман вернулся в Израиль и снял квартиру на берегу Хайфского залива. Оттуда он фотографировал и пересылал в Каир снимки израильских военных кораблей, различных уголков Хайфского пор­та и другие фотографии. Со временем им был завербован служащий Хайфской таможни Тофик Фаид Батах. Однако израильским спецслужбам было уже известно о деятельности Карамана благодаря двойному израильско-еги­петскому агенту Жаку Битону. Абд эль-Рахим Караман и Тофик Фаид Батах были арестованы. В марте 1970 года Хайфский окружной суд приговорил Карамана к 12, а Батаха к 10 годам тюремного заключения. Караман попы­тался обжаловать приговор в Верховном суде, но в результате срок ему был увеличен еще на 4 года, а его жена была депортирована из Израиля. На этих-то двух египетских разведчиков на берегу Суэцкого канала в марте 1974 года и был обменян Мизрахи. К удивлению египтян Караман заявил, что вовсе не просил его менять. Он отказался работать в службе безопасности и на еги­петском радио. Он возмущался, что ему предоставили статус палестинского беженца и назначили мизерную пожизненную пенсию в 130 лир. Он про­должал проявлять недовольство, пока в 1979 году египетские власти дали ему понять, что он является нежелательным элементом в их стране. Караман переехал во Францию к своей жене и подал в израильское посольство прось­бу восстановить его гражданство и разрешить вернуться на родину. И вот, как ни странно, в 1995 году такое разрешение было получено. Вернувшись в Израиль, Караман тут же начал тяжбу с израильскими властями по пово­ду участка земли, изъятой для прокладки трассы Хайфа -- Кирьят-Шмона. В интервью одной из арабских газет, выходящих в Израиле, Караман заявил, что нисколько не сожалеет о том, что работал на египетскую разведку против Израиля и если бы ему снова представился такой выбор, он поступил бы точ­но так же, поскольку и сегодня убеждён, что служил правому делу. Вот так странно иногда Израиль относится к своим друзьям и врагам.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       ГЛАВА 9. КТО В ДОМЕ ХОЗЯИН
      
       "Добиться можно всего. Но ради этого придётся пожертвовать всем остальным".

    Марьям Беленький, израильский журналист

      
      
      
       И вот в приподнятом настроении Аркадий ехал в аэропорт Бен-Гурион встречать людей Дмитрича. Но в аэропорту ему пришлось поволноваться, когда почувствовал какую-то нервозность вокруг. Что-то было явно не так, но, только войдя в терминал, он понял причину этого ощущения: пассажиров полно, но служащие аэропорта отсутствовали. Регистрация пассажиров не проводилась, транспортёрные ленты для багажа застыли.
      -- Что случилось? --спросил Аркадий у одного из мужчин, с грустью в глазах стоящего у стены.
      -- А вы разве не знаете? Этот усатый объявил сегодня с 8 утра всеобщую забастовку.
       Аркадий вспомнил, что вопрос о забастовке уже несколько дней мус­сировался средствами массовой информации. Объединение профсоюзов (Гистадрут) грозило объявить всеобщую забастовку из-за того, что работники муниципалитетов многих городов уже в течение нескольких месяцев не полу­чают зарплату. Многие считали, что Гистадрут не осмелится на такой шаг, как Всеизраильская забастовка. Но он, как оказалось, осмелился. И жизнь в стране оказалась парализована. Не летали самолёты, не разгружались корабли, были закрыты банки, двери налоговых управлений и отделений МВД, больниц и детских садов. Работники государственных учреждений остались в этот день дома, и не только Израиль, но и многие за его пределами были вовлечены в орбиту возникшего хаоса. В аэропортах всех стран мира авиакомпания "Эль-Аль" прекратила регистрацию и отправку рейсов. Лайнеры других авиакомпа­ний также не могли приземлиться в Израиле, поскольку аэропорт Бен-Гурион их не принимал. Даже те самолёты, которые уже находились в пределах из­раильских воздушных границ, разворачивались и совершали вынужденную посадку в других странах. А в самом аэропорту Бен-Гурион скопилось боль­шое количество пассажиров, встречающих и провожающих. Аркадий обратил внимание на детей, спавших прямо на чемоданах. Похоже, аэропорт остано­вился надолго. Хорошее настроение улетучилось, он растерянно прошёлся по помещениям аэропорта, вышел на улицу, где многие из тех, кому сегодня не повезло, перекуривали и обречённо переговаривались.
      
      
      -- Столько времени копили деньги, чтобы провести отпуск всей семьёй. Купили тур по Европе и теперь сидим здесь. А дни отпуска уходит, -- сокру­шается один из пассажиров.
      -- А мы купили тур на теплоходе, но теперь можем не успеть прилететь к отплытию,-- поведал другой.
       Рядом мужчина разговаривал по мобильному телефону. После окончания разговора помрачнел:
      -- Мой дядя в Америке мечтал посетить святую землю. Год готовился к приезду. Мы приехали его встречать. Сейчас позвонил и сказал, что собира­ется сдать билет. Отпуск проходит, и он вынужден ехать отдыхать в другое место, куда самолёты-таки да летают. А мы его так ждали!
      -- Что там отпуск! У меня весь бизнес рушится! С таким трудом нашёл партнёра в Европе. Но теперь не могу отправить груз вовремя. А партнёр не может остановить своё производство из-за фокусов нашего Гистадрута. Если до завтрашнего дня не отправлю груз, то потеряю партнёра. Да и неустойку, наверное, придётся платить. А я чем виноват? Кто мне за убытки заплатит?
      -- Не всё можно измерить деньгами. Вон там стоят, плачут родители. У них в больнице дочь при смерти. Сегодня для девочки должны были из Германии доставить донорские клетки костного мозга. Но из-за этой заба­стовки самолёт "Люфтганзы" не вылетел в Израиль.
      -- А вон те люди напрасно ждут самолёт из Нью-Йорка. Этим самолё­том должны были доставить гробы с телами двух граждан Израиля, скоропо­стижно скончавшихся в США. Но американский Боинг совершил вынужден­ную посадку в другой стране. И когда теперь эти гробы попадут в Израиль. А ведь родственники покойных хотели провести похороны до Судного дня.
      -- Сейчас звонил брату. Его жене на сегодня назначена была плановая операция. Но сегодня в больнице проводятся только экстренные операции. Остальные работники больницы бастуют. А на плановую операцию, говорят, что снова надо будет ждать очереди.
      -- Вот наделал дел Гистадрут! И когда уже этому усатому кто-нибудь шею свернёт?
      -- Но ведь в чём-то он прав! Работники должны получать зарплату.
      -- Конечно, должны, и уже получили. Минфин ведь согласен дать день­ги тем мэрам, кто представит план оздоровления экономики. И большинство городов представило. Известно, что на начало забастовки большинство му­ниципальных советов подписали обязательства по оздоровлению экономики. Говорят, только несколько мэров, в основном арабских городов, не хотят под­писывать план. А Гистадрут поставил условие: выплатить всем или никому.
      -- А почему Минфин ставит условия? Люди же не виноваты в том, что мэр проворовался!
      -- Тем не менее!..
       И пошло-поехало! Каждому было что сказать, и всех задевал факт по­всеместного воровства мэров. Аркадий, пока стоял в раздумии, что делать, узнал много интересного. В одном городе на севере страны в своё время по­строили бетонный переходной мост через улицу. Обошёлся он казне почти в 250 тысяч долларов. И за десять лет по мосту не прошёл ни один пешеход, потому что он никому на деле не был нужен. Для чего, спрашивается, его строили? Просто кто-то нажился на выгодном строительном подряде. В конце концов, мост-таки снесли, но ведь опять не бесплатно. А мэр арабского город­ка Аавлин больше года не платил зарплату своим 235 служащим, а буквально накануне забастовки приобрёл на деньги муниципалитета новый автомобиль стоимостью более 200 тысяч шекелей.
       -- А Амир Перец с этим разбираться не хочет. Чуть что, сразу угрожает: "Я закрою страну!" Десятки лет деньги проматываются. А когда не хватает, берут кредиты, а государство потом долги списывает.
       Не имея никакой информации из России, Аркадий оставался в аэропор­ту. Хорошо хоть частные фирмы не бастовали: было где нормально переку­сить, а заодно и по радио прослушать свежие новости. Уже поздним вечером пришло сообщение, что заместитель председателя Всеизраильского суда по трудовым спорам приступил к рассмотрению иска Минфина о признании за­бастовки незаконной. Были приглашены Минфин, МВД и Гистадрут. Каждая команда чиновников возглавлялась своим шефом.
       Люди напряжённо ждали. Хотелось спать, некоторым негде было даже присесть. Наваливалась невероятная усталость, но, очевидно, силы ещё были, и люди ждали. Решение суда стало известно поздно ночью: забастовка должна быть прекращена, муниципалитеты обязаны выполнить программу по оздоровлению экономики городов, а Минфин должен выплатить зарплату работникам муниципалитетов. И конкретно: 22 сентября в 8 утра все должны приступить к работе.
       Аэропорт замер в предвкушении; люди каким-то образом рассосались (их можно было заметить внимательным взглядом) и лишь единицы продол­жали оставаться на ногах. Аркадий просто прохаживался туда-сюда, время от времени выходя на улицу.
       Как ни странно, утром ничего не изменилось: и в девять, и в десять ча­сов. Вскоре выяснилось, что председатель Гистадрута Амир Перес до полу­дня проводил совещание, и лишь потом было объявлено об окончании заба­стовки. Но участники забастовки получили своеобразную фору: они должны были получить официальную информацию. Фактически забастовка про­должалась ещё день. В аэропорту возмущению людей не было предела:
      -- Да что он себе позволяет, этот усатый? Ему решение суда не указ? Пусть теперь возмещает убытки!
      -- Надо подать коллективные иски!
        []
      -- Ничего вы с него не возьмёте, потому, что согласно Закону о коллек­тивных договорах организующий забастовку профсоюз не несёт ответствен­ности за срыв выполнения контрактов, заключённых работодателем с третьи­ми лицами.
      -- И то хорошо, что удалось прекратить забастовку достаточно быстро. Первая в Израиле забастовка моряков в ноябре 1951 года продолжалась 43 дня. А забастовка работников текстильной фабрики "Ата-Курдани" в 1958 году продолжалась 108 дней и побила все рекорды страны.
      -- Но эта забастовка касалась только работников данной фабрики, а когда в 1970 году израильские педагоги бастовали 40 дней, это коснулось многих.
       -- А какой ущерб нанесла в 1983 году забастовка медперсонала больниц и клиник. Три месяца длились переговоры пока, наконец, был заключён кол­лективный договор и существенно поднята зарплата медикам. Но забастов­ка принесла страдания тысячам больных, а несколько пациентов скончались, так и не дождавшись операций.
       -- Да, но что-то Гистадрут не защищает простых работников. Нет, чем лучше живёт слой, тем жарче его защищают! Чем лучше чувствует себя от­расль, тем крепче дружит с Гистадрутом.
       ...Вечером аэропорт наконец проснулся, а вскоре прибыл самолёт из Москвы, но ребят Дмитрича не было. Аркадий вынужден был взяться за те­лефон. Дмитрич обещал разобраться и перезвонить. Через некоторое время он сообщил, что надо встречать все московские рейсы: из-за забастовки про­изошла путаница с рейсами, и никто не знает, кого, когда посадят в самолёт.
       Ребята прилетели на третий день. Когда они прошли погранконтроль, по­лучили багаж и вышли к Аркадию, на него был обрушен поток возмущений:
      -- Что это у вас, Аркадий за страна, если даже аэропорт может бастовать? Во многих странах вообще запрещены забастовки госслужащих!
      -- А у нас больше никто, кроме госслужащих и не бастует. На частных предприятиях не бастуют. А Гистадрут только госслужащих и объединяет.
       -- А ваша хвалёная кампания "Эль-Аль" такой дурдом устроила! Помнишь, у Михаила Задорного была юмореска "Девятый вагон"? Там на два вагона был один комплект пассажиров. А у "Эль-Аль" наоборот, на один борт по два комплекта пассажиров.
      -- Это как?
      -- А так, что 21 сентября самолёт не прилетел, следовательно, не улетел из-за забастовки. Мы уже не говорим, что там за истерики были с людьми. У кого-то кончились деньги, у кого-то виза, кому-то назавтра надо выходить на работу. И тут им объявляют, что сегодня вылета не будет, приходите зав­тра. А некоторым и идти-то некуда. Назавтра самолёт прилетел, и началась регистрация пассажиров. с билетами на 22 сентября. Мы потребовали, что­бы нас хотя бы кормили и разместили, так, представляете, администрация "Эль-Аль" не нашла ничего лучшего, чем вызвать ОМОН. Представляете, Аркадий? Израильская авиакомпания против своих граждан направляет рос­сийский ОМОН! Ладно, хоть никого не избили дубинками. Ну и дела у вас творятся! И кто, интересно, будет возмещать убытки?
      -- Запомните, ребята, число 21 сентября 2004 года,-- сказал со вздохом Аркадий.-- В этот день весь мир увидел, в чьих руках находится фактическая власть в Израиле.
       Вскоре стало известно, что по самым приблизительным оценкам, прямой ущерб от забастовки составил свыше полутора миллиардов шекелей. К это­му нужно добавить ущерб, нанесенный отдельным гражданам и компаниям.
       ГЛАВА 10. БУМЕРАНГ ВОЗВРАЩАЕТСЯ
      
       "И за ваше добро вам же воздастся".

    Валентина Толкунова, российская певица.

      
      
      
       Поворот за поворотом, светофор за светофором Костя выбрался, наконец, из уличных пробок Тель-Авива на приморское шоссе. Сгущались сумерки. День клонился к ночи, но владельца белой "субары" устраивало всё, даже то, что на место (а цель, к которой он должен был ехать, ещё предстояло опре­делить) он прибудет в темноте: зато на шоссе почти не было машин, и мож­но было лететь навстречу выходным. Настроение у Кости было отличное. Не в первый уже раз он гордился собой. Если кому-то из бывших соотече­ственников устроиться на исторической Родине оказалось трудно, то ему это прекрасно удалось. Он нашёл свою нишу! Очередное подтверждение этому лежало в нагрудном кармане пиджака: заказчик сполна рассчитался за выпол­ненную работу, и чек на приличную сумму грел самолюбие.
       Для чего друзья? Серьёзных дел ни с кем из друзей лучше не иметь, а от­дыхать вполне можно и без них, если есть деньги... У него есть деньги!
       В последнее время он не испытывал недостатка в деньгах, и Константин мог бы признаться себе (пожалуй, только себе!), что если бы пришлось выби­рать между родственниками, друзьями и деньгами, он бы выбрал последнее. Деньги рождают вкус к жизни! Ради такого момента стоит несколько дней пожить в напряжении. Зато теперь можно расслабиться.
       Сказать, что у Кости напрочь отсутствовала совесть, было бы несправед­ливо, ведь именно в данный момент она колола его и всё время возвращала к мысли о бывшей жене и дочке. Раз он всё равно едет в Кармиель, почему бы не заглянуть к ним -- по дочке он, пожалуй, соскучился. Но тогда надо бы го­стинцы купить, если не подумал об этом в Тель-Авиве. Разумеется, если не делать из всего этого проблему, какую-нибудь безделушку, возможно, приоб­рести в придорожном магазине. "Но если заехать к дочке,-- подумал он,-- то весь сегодняшний вечер можно будет вычеркнуть. Готов ли я согласиться с этим?" Честно ответив на этот вопрос, он решил, что лучше поедет в Тверию, чтобы проведать другую подружку. Всегда должен быть выбор! Окончательно решив это, он достал мобильник и набрал номер подружки. Та ответила почти мгновенно, будто ждала. Обрадовалась! Сказала, что скоро будет дома.
       Итак, всё складывалось хорошо.
       Но оставался на душе какой-то осадок, некое беспокойство. Поразмыслив, он выяснил причину: ему очень не хотелось отдавать зарплату рабочим.
       Конечно, и потом сумма останется немалая, но вдвое больше -- лучше! И ка­кой смысл мучить себя, думал он. Разве впервой лохануть их? И что будет? Да ничего: поскандалят и уйдут. Найму других. На мой век олимов хватит.
       Захотелось, курить и тут он обнаружил, что в пачке осталась всего дна сигарета, а ехать предстояло около часа. Нет, без курева комфорта ему не хватит, и как только на трассе показался торговый центр, Константин при­тормозил и свернул с дороги. Его тут же обогнали несколько машин, но ещё одна тоже свернула к торговому центру. Костя купил сигареты, жевательную резинку и быстро последовал к выходу, но в дверях буквально столкнулся с с двумя плотными молодыми людьми. Первый из них посторонился, и Костя после мгновенного замешательства шагнул вперёд, но другой молодой че­ловек не пожелал быть вежливым, и с ним Константину пришлось проти­скиваться. Ему было неприятно прикасаться к чужому мужчине. В какой-то момент что-то царапнуло его по голени. Боль была не сильной, и он тут же забыл о ней, сел в машину, снова закурил и выехал на трассу. "Субара" бы­стро набрала скорость, пожирая гладкие километры асфальта, и вдруг Косте стало так плохо, что он потерял сознание.
       На светофоре загорелся красный свет. Грузовик впереди остановился, а Костина "субара", не снижая скорости, въехала ему под кузов...
      
       .Аркадий сидел у телевизора, когда раздался телефонный звонок.
      -- С нашим другом произошло несчастье.
      -- Что-что?
       -- Заснул за рулём и врезался в грузовик. Металлолом пришлось выта­скивать автокраном.
       -- Спасибо! -- Аркадий положил трубку и задумался.
       Случилось то, чего он не хотел. Видит Бог, как не хотел. Однако зло на­казано, и не без его участия. Он поздно заснул в эту ночь; даже показалось утром, что вовсе не спал. Наскоро перекусив и выпив кофе, вышел из дома.
      
       Оживлённо беседуя, по тихой улице израильского городка медленно, ми­нуя небольшие магазинчики, шли две пожилые женщины. Возле мясной лав­ки, опершись о косяк двери, стоял скучающий продавец. Услышав, что жен­щины разговаривают по-русски, он схватил стоявшую на полу рядом с ним гитару и запел:
       Как трудно первобытным приходилось: Жена закажет мясо на обед.
       А где его достать, скажи на милость? Добудешь на охоте или нет?
       Вначале целый день идёшь по следу.
       Ни маковой росиночки во рту.
       И вдруг, когда близка уже победа,
       Животное вас чует за версту.
       За суток эдак трое, ближе к ночи
       Успешно вы закончили захват...
       Жена потом вам скажет, между прочим, Что мамонт был немного жестковат.
       В средневековье тоже было туго:
       Когда захочешь мясом угостить,
       Телячью ножку чтоб достать для друга, Телёнка ещё надобно растить.
       В Союзе по талонам было мясо.
       С утра идёт народ, чтоб получать.
       Полдня пока что выстоишь у кассы,
       А там уже кричат: "Не выбивать!"
       В Израиле совсем другое дело.
       Доставят мясо, чуть ли не домой.
       Кошерное и постное, чего б душа хотела Берите вы, пожалуйста, себе кусок любой.
      
       Женщины остановились, послушали. Продавец допел до конца и закон­чил призывом:
       -- Свежая телятина! Свежая молодая телятина! По смешной цене! Женщины-таки зашли в лавку. Одна из них скептически оглядела мясо,
       потыкала вилкой и спрашивает:
       -- И сколько лет твоему телёнку?
       Продавец, прищурившись, посмотрел на покупательницу:
      -- Ты видишь, какая у меня лавка?
      -- Вижу, так что? -- немного растерялась женщина.
      -- А если видишь, так почему такие глупые вопросы задаёшь?
      -- Почему же это глупые? -- обиделась покупательница.
      
      -- А ты считаешь, что очень умные? Ты же видишь, что у меня мясная лавка, а не книжная. Я продаю мясо, а не биографии!
      -- Ну, как вам нравится этот жулик? -- обратилась одна из женщин к собеседнице.
      -- Разве это жулик,-- улыбнулась та, по достоинству оценивая находчи­вость мясника.-- Просто он должен продать свой товар. На рынке ведь всегда два дурака: один продаёт, другой покупает. В данном случае дураком ока­жется покупатель, если ему вместо молодой телятины всучат старую корову. А бывает, что в дураках остаётся и продавец.
      -- Да тут кругом продавцы пытаются обмануть покупателя!
      -- Здесь -- да. А на рынке труда чаще бывает наоборот. Человек продаёт свою рабочую силу, трудится на заказчика. А заказчик его обсчитывает при расчёте, или даже совсем не заплатит.
       -- Да, у нас по соседству живёт один такой каблан, из наших же олимов. Он старается нанимать на работу новых репатриантов, которые его фокусы не знают. Работают на него, а денег почти не видят. Он отговаривается, что, якобы, заказчики задерживают оплату. Столько людей обдурил, столько им денег должен. И никакой совести у него нет.

    Заметив скамейку в тени дерева, женщины, не сговариваясь, присели.

      -- Ничего, каждому воздастся по заслугам,-- задумчиво сказала одна,-- при жизни. Вы мне напомнили одну историю. Давно, ещё когда я была ре­бёнком, мы жили в квартире "на два хозяина". Одну комнату занимали мы с мамой и папой. В другой жил один партийный работник с женой и сыном. Жили как будто неплохо. Пока этот сосед не задумал завладеть нашей комна­той. И написал он на моего папу донос. Папу арестовали, судили и расстре­ляли. Маму тоже осудили как жену врага народа, а меня отправили в детский дом. Квартира полностью досталась соседу.
      -- Подумать только, загубить семью из-за какой-то комнаты!
      -- Да. Только не принесла ему счастья эта квартира. Не было у него лада в семье. Сын рос лодырем, связался с дурной кампанией, рано начал пить. Деньги от него приходилось прятать. Вещи мог утащить из дома. Как-то участвовал в большой драке с поножовщиной. Посадили, так он в лагере и сгинул. Жена с горя начала пить и рано умерла. Жил один, никто с ним дружбы не поддержи­вал. Соседи по дому знали о его доносе и дел с ним не имели. Уже когда пенсио­нером был старым, связался с какой-то фирмой. Они ему предлагали бесплатно услуги по уходу на всю оставшуюся жизнь. А он им за это должен был заве­щать свою квартиру. Сделка ему понравилась. Здоровье у него было крепкое. Подписал необходимые бумаги. Прислали ему для ухода молодую женщину. Он ещё больше обрадовался. Та ему готовила еду, убирала квартиру. Как будто хорошо. Только здоровье-то стало заметно ухудшаться. Видно, травила она его чем-то. Через пару недель он оказался в больница, а вскоре его похоронили.
       Подошедший Аркадий поклонился женщинам:
      -- Добрый день, милые дамы! Что это вы так горячо обсуждаете?
      -- Здравствуй, Аркадий! Мы говорим о том, что зло почти никогда не остаётся безнаказанным. Если человек совершил зло, то за это поплатится или он сам рано или поздно, или его близкие,-- обрадовалась ещё одному собеседнику одна из женщин.
      -- Слушайте! -- вдруг вспомнила что-то другая.-- А ведь это действитель­но так. Я тебе сейчас рассказывала про каблана-жулика. Так я вспомнила, что недавно у него очень заболел сынишка. Очень серьёзно. Родители по очереди дежурят в больнице. Пришлось оставить работу, тратиться на лекарства. И не известно, чем это кончится. Получается, что это Всевышний его наказал?
       -- Я не знаю точно, кто в этом участвует,-- вступил в разговор Аркадий,-- может, тут действует закон сохранения энергии. Но наказание действительно приходит. И могу вам тоже привести пример -- уже из израильской жизни. Все вы не раз слышали и читали о том, что арабское население Израиля са­мовольно захватывает земли в городах и селениях и незаконно возводит на них дома и мечети. И, якобы, израильские власти ничего не могут с этим по­делать. Так вот, недавно были опубликованы некоторые очень интересные подробности. Оказывается, вопросами строительства занимается специаль­ная межведомственная комиссия, состоящая из представителей МВД и мини­стерства строительства. Порядок этот был заведён при Давиде Бен-Гурионе. Примерно до середины 80-х годов эта комиссия работала более-менее нор­мально, а потом во власть стали попадать партии, предвыборную поддерж­ку которым оказывали крупные строительные подрядчики. После победы на выборах своих подопечных эти подрядчики, в виде ответной благодарности, стали выбивать выгодные подряды на строительство. Приближённые мини­стров стали вызывать членов комиссии и давать им указания о том, кому вы­давать разрешения. Со временем члены комиссии обиделись: "Политиканы наживаются, а чем мы хуже?". И пошло, поехало. Начали брать "подарки" с каждого претендента на застройку. Арабы эти правила быстро освоили и стали самыми щедрыми и платёжеспособными клиентами. К чему привела коррупция, можно проследить на примере Иерусалима. Если в 1967 году там проживало 72 процента евреев и 26 -- арабов, то в 2004-м арабов стало уже 67 процентов, а евреев -- 32. И это в Иерусалиме! Что уж тогда говорить о других городах и деревнях. Скоро, наверное, Израилю придётся переносить свою столицу в другое место. Вот какое зло принесено государству этой кор­рупцией. А члены комиссии на этом долгие годы наживаются и как будто живут припеваючи. Но как признался один из членов этой комиссии, не так гладко. Около двух лет назад произошёл теракт, который устроил один из­раильский араб, и у данного члена комиссии погиб сын. Тогда отец, наконец, почувствовал свою вину, потому что террорист, оказывается, неоднократно был его клиентом. Жена и оставшиеся двое детей не дали ему покончить с собой, но жизнь для него уже не в радость. Не знаю, мучает ли совесть других членов комиссии. Попал ли у них тоже кто-нибудь в теракт, или их дожидается место в тюрьме. Во всяком случае, я верю, что зло, которое они творят, к ним вернётся.
       Всё так же стоявший в дверях своего магазинчика мясник не выдержал и тоже вставил слово:
       -- Бывает, что зло совершается не только из-за корыстных целей, но и по другим причинам. И всё равно возвращается.
       Одна из женщин, Аркадий знал её как Ларису, согласно кивнула и добавила:
      -- Последствия всех поступков к нам возвращаются, плохие или хорошие.
      -- И хорошие тоже? -- удивилась её подруга.
       -- А как же?! Сделаешь добро, оно к тебе добром и вернётся... Эй, Аркадий, ты что, спишь? А что ж ты ночью делаешь?
       Аркадий и в самом деле задремал: нынешним утром очень рано проснул­ся, и теперь под тёплым солнышком сон его одолел.
      -- А? -- пришёл он в себя.-- Что ночью делаю? Мучаюсь из-за доброты своей.
      -- Я вот тоже мучаюсь из-за доброты,-- вставил мясник.-- Многим отпу­скаю мясо в долг. А возвращать долги некоторые не торопятся. Терплю убыт­ки! Но это днём терплю, а ночью я всё-таки сплю. А ты, Аркадий, почему из-за доброты страдаешь ночью? И кому это ты ночью добро делаешь? Ха-ха!
      -- Добро-то я делал днём, а страдаю ночью.
      -- Это, каким же образом?
      -- Да вот появилась недавно возле нашего дома собака. Мне жалко стало, и я покормил.
      -- Так что ж тут плохого? Я тоже собакам обрезь и косточки оставляю.
      -- Да, но эта собака видно решила, что должна хлеб свой зарабатывать честно. И каждый вечер она заступает на пост возле нашего дома, облаивая всех прохожих, идущих по улице. А поскольку дворик наш выходит на цен­тральную улицу, в прохожих недостатка нет, то лай стоит всю ночь.
      -- Так перестань кормить, она и уйдёт.
      -- Легко сказать -- перестань... Она теперь требует себе корма, счита­ет, что заработала. Так лапами в дверь стучит, что во всех комнатах слыш­но. Если не покормишь, то от обиды ночью какой-нибудь фортель выкинет. То швабру на помойку утащит, то ведро. Утром выходим, и если чего-то возле дома не хватает, то уже знаем, что нужно идти искать возле мусорного бака.
      -- Ничего, Аркадий. За доброту твою тебе тоже добро придёт,-- успоко­ила одна из женщин.
      -- Уже пришло.
      -- Что пришло, добро?
      -- Да.
      -- И в каком виде?
      -- В денежном выражении.
      -- И в виде какой суммы? -- заинтересовался мясник.
      -- Сто шекелей.
      -- И откуда свалились?
      -- Не знаю. Я их на улице нашёл. Так разволновался, так грустно стало.
      -- Нет, вы на него посмотрите! -- не унимался мясник.-- Человеку пря­мо под ноги свалились 100 шекелей, так ему грустно стало! Отчего грустно? Что только сто, а не тысяча?
      -- Да не в этом дело.
      -- А в чём?
      -- Я переживаю о том, что кто-то ж их потерял.
      -- А тебе какая разница? Ты нашёл и радуйся!
      -- А может, у человека это были последние деньги? Может, ему теперь даже хлеба не на что купить?
      -- Ну, так уж и последние. Нашёл о чём переживать!
       Аркадий переживал не только по этому поводу, но ничего больше расска­зать он не мог и не желал продолжать разговор в этом направлении, и хорошо, что ещё один старый знакомый присел рядом..
      -- Ты чего такой расстроенный, Изя? Не здороваешься?
      -- Будешь тут расстроен, когда тебе такое скажут!
      -- А что случилось? Кто тебя так обидел?
      -- Депутат наш любимый, чтоб ему пусто было!
      -- А что тебя к нему понесло?
      -- Так приближается же День Победы. Наша ветеранская организация каждый год отмечает этот праздник, и мэрия нам на это выделяет кое-какие деньги. Но теперь, когда у нас есть свой депутат, мы пришли с письмом к нему. И знаете, что он нам ответил? Он сказал, что ветераны его больше не интересуют.
      -- Почему?
      -- Потому, что до следующих выборов многие из нас не доживут и на нас он много голосов не наберёт.
      -- Неужели так и сказал?
      -- Слово в слово.
      -- Вот негодяй!
      -- И это ведь наш олимовский депутат,-- продолжал сокрушаться Изя.-- Мы ведь именно за него голосовали!
      -- Так вам и надо! -- повысил голос Аркадий.-- Получилось как раз то, о чём мы тут целое утро говорим. Это к вам бумеранг вернулся! Вы вспом­ните, как вы голосовали! Заплатили ветеранам по 50 шекелей, и все дружно проголосовали за этого кандидата. Вы посмотрите, что вообще происхо­дит во время выборной кампании! Многие открыто говорят, что за такого-то кандидата голосовать, и агитировать не будут, так как у него нет денег. А агитировать будут за того-то потому, что он обещал заплатить. Мы ведь даже выборы превратили в рынок, на котором продаём свои голоса. Чего же удивляемся, что у нас такие депутаты? Мы имеем такую власть, которую за­служиваем. Ведь с нашей же помощью туда попадают любые прохвосты, у которых есть деньги. Притом олимов они нисколько не уважают и считают, что за бутылку могут скупить наши голоса. Так что, дорогой Изя, чего удив­ляться, что к вам отнеслись так неуважительно? К людям, которые торгуют даже совестью, иного отношения быть и не может. Вот так-то, господа! Тут всем есть над чем подумать! -- заключил свою речь Аркадий и пошёл даль­ше по своим делам.
       На душе по-прежнему было муторно. На какой-то миг причина тревоги ускользнула, и пришлось напрячь сознание, чтобы вспомнить!
       Может быть, смерть Кости тоже станет бумерангом? Но Аркадий совсем не хотел его убивать. Для него случившееся было совершенно неожиданным. Он тут же позвонил Дмитричу в Россию:
       -- Зачем вы это сделали? Я же просил только наказать его!
       -- И каким образом наказать? Объявить выговор с занесением? У вас ведь там страна непуганых отморозков, с которыми надо работать, как в том анекдоте.
       -- В каком?
       -- Приходит один клиент в банк и спрашивает: "Вы даёте кредит под честное слово?"
      -- Даём.
      -- А что будет, если я кредит не верну?
       -- Если вы кредит не вернёте, то вам будет очень стыдно, когда вы пред­станете перед Господом.
       -- Ну, это когда ещё будет?! Такие условия меня устраивают.
       -- Вы, может быть, не совсем поняли. Если, к примеру, 10-го числа кре­дит не вернёте, то 11-го и предстанете.
       Мои люди пытались с ним договориться по-хорошему, но он только нахально рассмеялся моим ребятам в лицо. И его папаня-боров такой же. Пришлось показать этой семейке, что мы не шутим. Сделано очень чисто, но папаня поймёт.
       Сделано действительно было очень чисто. Ребята у Дмитрича грамот­ные. Во всех службах мира имеются материалы, касающиеся работы с ядами. Имеется даже наука "политтоксикология", изучающая способы "бесшум­ной" смерти. Появилась она благодаря алхимикам Китая, Индии и Древнего Египта. С тех пор многие видные исторические фигуры ушли из жизни при загадочных обстоятельствах. К ним можно отнести смерть Александра Македонского, Наполеона, Димитрова, Сталина. Предполагают, что диктатор Менгисту Хайле Мариам отравил последнего императора Эфиопии. Король Уганды Эдвард Мутеса Второй в 1969 году скончался в Лондоне. Его сторон­ники считают, что он был отравлен. Для устранения неугодных применяли яды Садам Хусейн и Ким Чен Ир. В 1997 году агенты израильской разведки попытались в Аммане отравить одного из лидеров ХАМАСа Халеда Машаля. Яд был влит ему в ухо. Но агенты были схвачены, и, чтобы освободить их, Израиль предоставил Машалю противоядие. Афганского лидера Амина лик­видировали руками КГБ, внедрившего в окружение Амина подполковника Талебова под видом повара. Повар должен был отравить Амина, но что-то там не получилось. Перед самым штурмом дворца в пищу его обитателей всё-таки попало вещество, снизившее способность к сопротивлению. Со вре­менем в арсенале спецслужб появились токсины, получаемые из некоторых видов моллюсков. Таким токсином можно было за секунду убить человека, и смерть при этом выглядела вполне естественно... Да, у Дмитрича работа­ют серьёзные люди. Дай бог, чтоб бумеранг справедливости пролетел мимо них! Аркадий готов был помолиться об этом. На душе было по-прежнему не слишком хорошо. И вдруг он подумал: а не сказывается ли принцип бумеран­га на судьбе целых государств? Если даже не явно, то опосредованно -- че­рез тех или иных политических деятелей? Буквально недавно прочитал он о трагедии "Альталены", и она потрясла его.
       В 1948 году руководителю боевой организации ЭЦЕЛ Менахиму Бегину удалось закупить во Франции оружие для молодой республики. Нагруженный оружием и нитроглицерином корабль "Альталена" под командованием ка­питана Монро Файна плыл к берегам Израиля. Радиостанция БиБиСи опо­вестила об этом весь мир, а уж арабы устроили на "Альталену" настоящую охоту, но она добралась-таки до берегов Израиля. Большая часть оружия была сгружена у Кфар-Виткин для формирующегося ЦАХАЛа. Остальное предназначалось для бойцов ЭЦЕЛа, сражавшихся в Иерусалиме. Менахем Бегин поднялся на борт и дал команду плыть в Тель-Авив. Правительство Бен-Гуриона потребовало всё оружие передать ЦАХАЛу. Менахем Бегин от­казался, и тогда "Альталену" с моря блокировали два военных корабля, а с берега -- солдаты "Хаганы". Бегин просил встречи с Бен-Гурионом, но тот приказал бомбить "Альталену". Однако лётчики отказались выполнить этот приказ, и ни один самолёт не поднялся в воздух. Тогда Бен-Гурион отдал при­каз обстрелять корабль с берега. Кто-то из солдат отказался выполнить при­каз и тогда огонь открыл командир батареи Ицхак Рабин. На судне возник пожар, оно стало тонуть... Люди на набережной плакали, глядя на проис­ходящее. Они готовы были рвануться на помощь -- достаточно было одно­го слова Бегина, чтобы народ на улице захватил орудие и растерзал тех, кто к нему встал. Но "Альталена" молчала. Люди стали покидать тонущий ко­рабль, а по ним велась непрерывная стрельба с берега. Пятеро были убиты, но Менахема Бегина товарищи вытащили из воды. А "Альталена" не затону­ла. Через год на Тель-авивской набережной собрались бойцы ЭЦЕЛа, чтобы помянуть товарищей по оружию, убитых своими же собратьями. Тогда Бен-Гурион приказал затопить корабль. Совершённое предательство народа не могло не сказаться на политической истории Израиля, а лично стрелявший в "Альталену" Ицхак Рабин, ставший премьер-министром, был застрелен пря­мо на площади во время митинга -- также при большом стечении народа. Вот такой бумеранг!
       ГЛАВА 11. МЕСТНАЯ ВЛАСТЬ
      
       "Человека хочется узнать поближе, чтобы послать его подальше".

    Джек Николсон, американский артист

      
      
      
       Осмысливание окружающей действительности по-прежнему оставалось главным занятием Аркадия. Последняя встреча с Изей направила его мыс­ли в новом направлении. Он вспомнил, как проходили выборы в Советском Союзе. Там выдвижение кандидатов проходило с подачи известных органов и было безальтернативным. Какая это демократия? Доступ к выдвижению кандидатов самодеятельных групп, частных или общественных организаций, вроде бы, должен прибавить демократии, но на деле так получается не всегда. А вот почему? Потому что люди равнодушны к политике? Или потому, что алчны и готовы продать свой голос тому, кто ему хорошо заплатит? Или пото­му, что рады обманываться? Или предвыборные технологии стали настолько совершенными, что противостоять им невозможно?
       Аркадию вспомнилось, как проходили выборы городской власти. Это были его первые выборы в Израиле. Они тогда проходили во многих городах страны. В предыдущем составе его города было два депутата от рус­скоговорящей части населения. Народ возмущался их бездеятельностью и собирался на сей раз выбрать более достойных. Оставалось только их найти. Добровольцы тут же появились. К тому времени русскоязычная партия ИБА Натана Щаранского уже прекратила самостоятельное существование и вли­лась в партию Ликуд. На арену вышла партия "Наш дом Израиль (НДИ)", возглавляемая Авигдором Либерманом. Она решила взять инициативу в свои руки, чтобы получить голоса русскоязычного населения. В городе был про­ведён праймериз -- однако с нарушениями законодательства, и многие граж­дане и общественные организации отказались в них участвовать. Но НДИ праймериз провела и определила список кандидатов в депутаты. Аркадию стало стыдно за горожан: неужели в городе не нашлось более достойных? В списке опять оказался депутат прежнего созыва, а также врач скорой по­мощи, хозяйка небольшого магазинчика и двое малоизвестных мужчин с техническим образованием. Тогда более десятка общественных организа­ций выдвинули список независимых кандидатов во главе с председателем общественного совета "Сопричастность" -- скромной, грамотной и энергич­ной Любой. Русскоязычное население города оказалось расколотым надвое. Аналогичное положение сложилось и в некоторых других городах. Борьба разгорелась нешуточная, но силы были не равные; кандидатам от партий
      
      
       выделяются средства на ведение предвыборной борьбы, а независимые кан­дидаты ведут агитацию на свои средства. Между тем НДИ все силы бросила на очернение соперников. Такими же методами пользовались и многие ко­ренные израильтяне в борьбе со своими конкурентами. Какой только грязи не выливали они на своих конкурентов в местной прессе и распространяе­мых листовках. Самое удивительное, что после выборов эти, якобы, враги общались друг с другом, как ни в нем бывало. Для поддержки списка своих однопартийцев приезжал агитировать Авигдор Либерман. При этом список от партии НДИ выдавался за список всей русскоязычной общины, и многие обыватели этому верили. Вообще шуму от сторонников этого списка было много. А в день выборов на избирательных участках нанятые парни нередко обманывали избирателей. Надо сказать, что в Израиле выборы проходят сво­еобразно. Каждому списку кандидатов присваивается определённая буква. Избирателю остаётся только выбрать нужную ему букву, вложить в конверт и опустить в урну. И вот, по рассказам некоторых избирателей, что происходи­ло. К примеру, приходит на избирательный участок русскоязычная старушка, не знающая иврита. Парни тут же предлагают ей свою помощь:
      -- За кого, бабуля, хочешь голосовать?
      -- За Любу, конечно!
      -- Ну, раз за Любу, возьми и вложи в конверт букву "Л".
       И не знает старушка, что буква "Л" принадлежит списку НДИ. И все таки, несмотря на все козни, на отсутствие денег, независимый список набрал го­лосов на одно депутатское место. Это была победа. Список НДИ тоже полу­чил один мандат. К победе примешивалась некоторая горечь. Если бы не было разногласий в русскоязычной общине, и шла бы она единым списком, то по общему числу отданных голосов можно было получить три мандата. А имея три места в городском совете, можно было бы существенно влиять на его ра­боту. И даже с двумя мандатами при согласованной работе тоже можно было бы сделать много. Но согласия-то как раз и не получилось. Депутат от НДИ Борис никак не мог простить Любе, что она не стала под их знамёна и пошла на выборы отдельным списком. Но это было только начало раскола. По вы­борам мэра города ни один из кандидатов не набрал в первом туре нужного количества голосов. Во второй тур вышли действующий мэр и кандидат от религиозной партии. Мэр обратился к Любе с просьбой поддержать его кан­дидатуру. Русскоязычное население города боялось прихода к власти рели­гиозного кандидата. За этим мог последовать запрет работы русских магази­нов по субботам и продажи в них свинины. Боялись и других малоприятных действий. Учитывая эти настроения, Люба выступила в поддержку действу­ющего мэра. Поддержать действующего мэра приезжали премьер-министр Ариэль Шарон и министр финансов Биньямин Нетаниягу, председатель Кнессета Руби Ривлин и министр Меир Шитрит, многие депутаты Кнессета.
       Поддержали мэра и многие общественные организации города. Борис же за­ключил соглашение с религиозным кандидатом. И опять община оказалась расколотой. Победил действующий мэр, и предвыборные страсти улеглись. Любе мэр предложил возглавить две важные комиссии: финансовую и по алие и абсорбции. Борис же оказался без портфеля. Но вскоре обстановка из­менилась. Когда мэр пытался провести не совсем законные операции, Люба как председатель финансовой комиссии отказывалась подписывать такие бу­маги. Это взбесило мэра, привыкшего к послушанию депутатов. Начались серьёзные стычки, и Люба ушла в оппозицию. Ей предложили возглавить ко­миссию по экологии. А председателем комиссии по алие и абсорбции стал Борис. Финансовую комиссию мэр доверил одному из своих приближённых.
       Схлынули предвыборные страсти, и началась проза текущих проблем. Пенсионеры начали жаловаться, что не получили подарков к празднику Песах от раббанута: на русскоязычных пенсионеров денег не хватило. Не хва­тало у мэрии денег и на многое другое. Жители города поднимали вопросы о том, почему перестали убирать улицы, не поливают зелёные насаждения. Оказалось, что рабочие мэрии уже несколько месяцев не получают зарплату. Мэр не нашёл ничего лучшего, как уволить рабочих, занимающихся уборкой и заключить договор с фирмой по уборке. Многие люди потеряли рабочие места. А те, кто был принят фирмой, потеряли социальную защиту. Когда Люба собрала комиссию по экологии на первое заседание, в мэрии не пере­ставали удивляться. Эта комиссия не работала на протяжении 11 лет, не про­водила заседаний и не занималась чистотой города. Но Люба начала регу­лярно собирать комиссию, подготовила материал и вынесла вопрос о чисто­те города на заседание муниципального совета. Заседание длилось три часа. Это уже была первая победа. Улицы начали убирать. Но сопровождалось это эксплуатацией "русских". На уборку фирма принимала олимов, не знающих иврита, и давала им задание на уборку гораздо большее, чем раньше давалось рабочим мэрии. Следом началась забастовка работников матнасов (домов культуры), которые тоже в течение нескольких месяцев не получали зарпла­ту. И тут уже надо было заботиться Борису. Но помощи большой он оказать не мог, т. к. у мэрии не было денег, а были колоссальные долги. И в такое трудное время мэр со свитой из сорока человек отправляется с дружествен­ным визитом в Нэнси, французский город-побратим. Заодно посетили и Рим. Был в свите мэра и Борис. Конечно, после этого трудно было бы требовать на зарплату работникам деньги, если сам помогал эти деньги транжирить. Работники матнасов осудили участие Бориса в этой поездке:
       -- Этот человек должен быть солидарен с нами, а вместо этого он отправ­ляется на церемонии за границу.
       После возвращения делегации, на первом же заседании муниципально­го совета, оппозиция подняла разговор о том, что поездка была ненужной.
       Но согласились с этим только четыре депутата из тринадцати. Те, кто уча­ствовал в поездке, не могли голосовать за такое предложение. А напряжение в городе нарастало. Перестали работать клубы, библиотеки, самодеятельные студии, были отменены все культурные мероприятия. Дальше -- больше: из-за огромных приписок по расходу воды начались волнения граждан в частном секторе. Люба организовала активистов, и они вскрыли массу безобразий. Если расход воды каждой квартиры определяется по водомеру, то расход воды на полив вокруг домов определяется так, как вздумается работникам мэрии. Потом этот придуманный расход распределяется на количество квар­тир в доме и предъявляется для оплаты жильцам. Объёмы расхода придумы­вались фантастические, причём даже для тех домов, где вообще нет травы и нечего поливать. Все эти претензии Люба предъявила мэру на заседании муниципального совета. При этом было обращено внимание, что, оказывает­ся, не все жители города добросовестно оплачивают счета муниципалитета. Некоторые выбрасывают эти счета прямо у почтового ящика. В качестве при­мера был показан выброшенный счёт на 33 тысячи шекелей. Выходит, что у мэрии есть любимчики, которым дозволяется не платить, или мэрия вообще не контролирует оплату счетов.
       -- Сколько сотен, если не тысяч, таких должников в городе, сколько вы­брошенных и неоплаченных счетов? И делают ведь это коренные израильтя­не. Назовите мне фамилии хотя бы десяти новых репатриантов с подобными задолженностями, и я откажусь от депутатского мандата,-- наступала Люба на мэра.
       Депутаты от коалиции сидели, опустив глаза. Дело в том, что заседа­ния муниципалитета проходят в Израиле, как правило, в открытом режиме. Каждый гражданин может приходить на заседания и наблюдать за действия­ми своих избранников. И депутатам выслушивать обвинения в присутствии избирателей не очень приятно. А критиковать их было за что. Кроме платы за воду некоторые жители одновременно не платят и налог на землю (арно-ну). Задолженность по арноне достигла уже сорока миллионов шекелей, что составляло чуть ли не половину городского бюджета. Чтобы хоть немного покрыть дефицит бюджета, мэр на одном из заседаний внёс предложение увеличить налог на арнону и ввести его также для пенсионеров, которые до этого были от налога освобождены. И опять на заседании разгорелся жаркий спор. Люба защищала пенсионеров и выступала против. Борис же предло­жение поддержал, доказывая, что городская казна за счёт этого может по­полниться полутора миллионами шекелей. Это происходило на глазах при­сутствующих горожан.
       -- Интересно он рассуждает, этот депутат, -- перешёптывались люди между собой.-- Выходит, что кто честно платит налоги, тот должен теперь платить больше. А в казну не поступает третья часть от положенной суммы налогов, и кто не платит, тот и дальше платить не будет. И что такое полтора миллиона шекелей? Лучше бы заставили заплатить налог хотя бы десять про­центов задолжников, и в казну пришло бы 4 миллиона.
       -- Да, но для этого надо потревожить своих приближённых, которые не платят налоги. Легче переложить это бремя на тех, кто платит.
       Предложение было настолько абсурдно, что против него выступали даже члены коалиции. Когда подошло время голосовать, почти все депутаты про­голосовали против. За предложение голосовал только сам мэр, внёсший предложение, и Борис. Горожанам стало ясно, кто их истинный защитник, а кто только делает вид.
       Пытаясь разобраться в причинах дефицита бюджета, Люба затребовала отчёт госконтролёра по проверке деятельности ирии. По закону, такой от­чёт должен публиковаться ежегодно, однако мэры этот закон не соблюдают. Оказалось, что накопленный бюджетный дефицит составил уже 48 милли­онов шекелей. При этом руководству города было мало денег, и оно брало кредиты в банках. Задолженность по ссудам и процентам к ним составила свыше 35 миллионов шекелей. А годовой бюджет мэрии -- 136 миллионов. Куда же уходят деньги? Обратил на себя внимание раздутый штат работников ирии при среднегодовой зарплате в 109 тысяч шекелей. И это при том, что ревизионная комиссия отметила непрофессионализм во всех сферах деятель­ности ирии. Руководство города устраивало на работу своих родственников и друзей. Некоторые вообще только числились... Люба обнаружила в докумен­тах, что мэр и два его заместителя получили из городской казны сотни тысяч шекелей под видом оплаты за неиспользованный отпуск. На заседании му­ниципального совета она потребовала, чтобы эти деньги были возвращены. Её поддержали четыре депутата, но семеро выступили против. Многих го­рожан тогда очень удивило, что в числе противников возврата денег оказал­ся и Борис, который перед выборами резко критиковал мэра за нечестность. При проверке расчётных листков работников ирии были выявлены многочис­ленные случаи получения ими различных надбавок, не предусмотренных за­коном. Министерство потребовало вернуть эти незаконно полученные мно­гие сотни тысяч шекелей.
       Подобная практика работы обнаруживается во многих муниципалите­тах разных городов страны. В отчёте МВД о работе местных органов власти были отмечены серьёзные злоупотребления. К примеру, в 100 из 264 местных советов выборные руководители сами имеют большие задолженности по арноне, платежам за воду и ряду других платежей. В 70 муниципалитетах ана­логичные долги имеют и служащие, не занимающие выборные должности. Речь идёт о многолетних задолженностях и очень больших суммах. При этом в 140 муниципалитетах не принимается никаких мер по взысканию долгов по городским налогам. В половине муниципалитетов выявлено нецелевое расходование средств, выделенных на нужды развития и инфраструктуры. Минфин также выявил грубейшие нарушения финансовой дисциплины в общественном секторе. При этом зафиксированы самые неординарные спо­собы накруток зарплаты. К примеру, надбавка за "ручной труд", специаль­ные премии за занятия спортом, оплата за расклеивание распоряжений мэрии (120-135 шекелей за лист) и т. д.
       Аркадий активно участвовал в предвыборной кампании на стороне Любы и с интересом следил за её деятельностью в муниципалитете. Как-то Люба пригласила его на внеочередное заседание городского совета, посвящённое обсуждению годового отчёта ирии. Люба потребовала от мэра, чтобы, в со­ответствии с законом, при заслушивании отчётов МВД на заседании присут­ствовал аудитор, который составлял эти отчёты. Аудитор приехал, но был страшно удивлён, потому, что до сих пор его на заседания никто не приглашал.
       -- Выходит, что и аудитор сам не очень законы знает,-- обсуждал Аркадий с другими слушателями этот казус.
       Люба задавала аудитору много вопросов, касающихся многочисленных нарушений, отмеченных в отчёте. Подобные же нарушения отмечались и в предыдущих отчётах, однако МВД никаких мер к нарушителям не принима­ет. Между тем аудитор ничего предосудительного в этом не усматривал.
      -- Театр абсурда?! -- возмущался Аркадий, обсуждая этот вопрос со сво­им постоянным собеседником Шимоном.-- В Советском Союзе, когда об­наруживались финансовые нарушения, подключали ОБХСС, заводили уго­ловное дело. А тут министерство выделяет деньги городу согласно бюджету, видит, что эти деньги разворовываются, и никаких мер не принимает!
      -- Почему так происходит,-- улыбнулся Шимон,-- ты со временем пой­мёшь. Но кое-какие меры всё-таки принимаются. Ты, наверное, знаешь из прессы, что полиция провела обыск в офисе и доме мэра Тверии Зоара Оведа и задержала его по подозрению во взяточничестве. Появилось также сообщение о том, что отдел полиции по борьбе с мошенничеством располагает сведения­ми, что на муниципальных выборах часть проголосовавших за Оведа была им подкуплена. Это позволило Оведу победить троих соперников с незначитель­ным перевесом в 400 голосов. А раньше мэр Хадеры за предвыборные махи­нации был осужден на восемь месяцев заключения. Отдел полиции по борьбе с мошенничеством передал в прокуратуру дело на мэра города Лод и его бли­жайших родственников, подозреваемых во взяточничестве, отмывании денег, мошенничестве с использованием служебного положения. Переданы в проку­ратуру также материалы по делу мэра Рамат-ха-Шарона, свидетельствующие о его причастности к таким правонарушениям, как обман доверия, мошенни­чество, подделка документов и других. Проведён обыск в мэрии Сдерота, ра­ботники которой подозреваются в незаконных операциях с денежными сред­ствами и предоставлении необоснованных льгот некоторым бизнесам.
      -- А льготы здесь при чём?
      -- Это своеобразная форма взятки. Помогает какая-нибудь фирма побе­дить кандидату на выборах, а он, став мэром, в знак благодарности старается предоставить этой фирме определённые льготы. Кому-то налог снизит, кому-то выделит землю под строительство и т. д.
       Именно это обнаружила Люба. Мэр протащил, благодаря своей коалиции, решение о предоставлении льгот по местному налогу одной крупной фирме. И это при огромном дефиците городского бюджета! Тогда Люба заинтересова­лась предвыборными делами мэра. Были обнаружены серьёзные нарушения законодательства. К ним прибавились нарушения и в послевыборной работе. Люба обратилась в полицию. Расследование тянулось очень медленно. Любе приходилось неоднократно звонить, посылать депутатские запросы. И вот, на­конец, появилось сообщение в центральной прессе о том, что государствен­ный прокурор принял решение передать в суд обвинительное заключение на мэра города, который обвиняется в получении взятки, злоупотреблении слу­жебным положением, подлоге и нарушении закона о выборах. Интересно, что до этого прокуратура направляла соответствующие материалы в МВД. Однако министр внутренних дел Меир Шитрит решил не давать ход этому делу и не назначать комиссию по проверке деятельности мэра города. Возмущённые жи­тели города собрали необходимые доказательства и через адвоката обратились в Верховный суд Израиля, однако тот отклонил петицию горожан, подтвердив решение МВД о том, что деятельность руководства города и мэра в частности ведётся подобающим образом и не требует существенного улучшения.
      -- Но почему? -- возмущался Аркадий.-- Почему даже Верховный суд покрывает нарушителя закона?
      -- Очевидно потому, что он получил на мэра хорошую характеристику
       от МВД.
      -- А МВД почему его покрывает?
      -- Потому что министр и на следующих выборах хочет попасть в Кнессет. По этой же причине и многие депутаты Кнессета от правящей партии, если помнишь, приезжали поддержать кандидатуру мэра на местных выборах. Потому что мэр потом, используя свой административный ресурс, поддержит эту партию на выборах в Кнессет. Вот многие мэры и ведут себя как мест­ные князьки, которым всё сходит с рук. И не только на периферии. Даже в Тель-Авиве мэрия позволяет себе бесконтрольную трату денег. Могут содер­жать группу журналистов исключительно для написания речей мэру города, несмотря на имеющуюся штатную группу пресс-секретарей. Могут списать сотни тысяч шекелей на статью "одежда спасателей", хотя спасатели нахо­дятся на пляжах в майках и плавках. Представляешь, как дорого мэрии обхо­дится эта одежда? В деятельности мэра города Лода обнаружены серьёзные нарушения, но его берёт под защиту премьер-министр -- по той же причине.
       -- Удивительно! Вроде бы Израиль демократическая страна. А с власть-предержащих спросить никто не может. Вот во Франции, к примеру, след­ствие обнаружило, что в бытность Жака Ширака мэром Парижа в парижской мэрии создавались фиктивные рабочие места для активистов партии. После истечения срока президентских полномочий бывший глава государства ока­зался под следствием.
       Любе стоило многих телефонных звонков и депутатских запросов сдви­нуть дело с мёртвой точки. Даже МВД присыло бумагу о том, что на заседа­нии горсовета необходимо рассмотреть вопрос об отстранении мэра от за­нимаемой должности из-за порочащего поведения. Однако горсовет семью голосами против пяти оставил мэра на своём посту.
       Узнав об этом, Аркадий не скрывал своего возмущения:
      -- Я понимаю, конечно, что за мэра голосуют те, кто сам чем-то зама­ран. Кто-то на похоронной кампании, как теперь выясняется, погрел руки. У другого деньги на ремонт детских садов куда-то пропали. Через третьего проходили деньги для проведения предвыборной кампании С других мэр не взимает налоги, арендную плату и т. д. Но почему за него голосовал депу­тат от русскоязычной общины? Это наводит на грустные мысли. Может и у Бориса не чисто?
      -- А чему тут удивляться? -- вразумлял Шимон.-- Все депутаты, состо­ящие в коалиции при таких мэрах, так или иначе, оказываются замаранными, когда даже просто голосуют за, мягко говоря, не совсем законные решения. Кроме того, мэр всегда находит способ ублажить того или иного депутата. Чтобы остаться чистым в этом болоте, надо хорошо знать законы. Иначе по­падёшь на какой-нибудь крючок. И надо иметь совесть. К сожалению, у мно­гих депутатов обнаруживается дефицит и того, и другого. Вот у Любы это есть, поэтому ей пришлось уйти в оппозицию. А те, кто сами запачкались, вынуждены потом послушно соглашаться с бесчинствами местных князьков. Уже и Минфин, и МВД признают, что руководство многими местными сове­тами не выдерживает никакой критики. Муниципальные налоги в должной мере не собираются, неэффективный бюрократический аппарат продолжает раздуваться, растёт дефицит бюджета. А МВД практически не может спро­сить у муниципалитетов, куда деваются деньги. Уже Гистадрут выступает за привлечение мэров, допустивших большой бюджетный дефицит, к уголов­ной ответственности.
      -- Так за чем же остановка?
      -- За "пустячком". При нынешнем положении руководители местных со­ветов, допустившие серьёзный дефицит, не подлежат наказанию без разреше­ния на то Кнессета. Так что, как видишь, тут довольно крепкий узелок. Но де­фицит растёт, и ситуация становится невыносимой. Каждое новое прави­тельство пыталось навести хоть какой-нибудь порядок в финансовом бардаке муниципалитетов, но тщетно. И вот в министерстве финансов появился но­вый главный аудитор, который как будто решил довести дело до логической развязки. Он отказался подписывать чеки, выдаваемые по приказу министра, без предъявления обоснований. Тогда министр финансов отобрал у аудитора право заниматься проблемой муниципальных денег. Так что мэры пока могут спать спокойно, никто их за руку не хватает. Инспекция МВД каждый год со­ставляет отчёт о недостатках в работе муниципалитетов. Но никогда не про­веряет, что сделано по устранению этих недостатков. Правда, одному русско­язычному депутату Кнессета Игалю Ясинову удалось провести через Кнессет поправку к закону о местной власти. Эта поправка предусматривает создание в муниципалитетах специальной группы по устранению недостатков, указан­ных ревизорами различных инстанций. После получения отчёта ревизоров данная группа обязана в течение трёх месяцев подготовить план действий по устранению отмеченных в отчёте недостатков и затем каждые три месяца до­кладывать о ходе его выполнения на заседаниях горсовета. Группа должна со­стоять из специалистов муниципалитета и возглавляться гендиректором ирии.
      -- Нашли чем испугать! В коалиции у мэра сидят те же свои люди. И, не смотря на упорное сопротивление оппозиции, они большинством го­лосов любой отчёт утвердят. На бумаге все недостатки будут устранены. Вот почему вора, когда поймают, отдают под суд? А проворовавшихся госслужа­щих стараются покрывать?
      -- Но и вор не всегда попадает за решетку. Наймёт хороших адвокатов, те найдут какие-нибудь юридические зацепки, и вот уже вор гуляет на сво­боде. А надо бы делать так, как некоторые начальники отделов безопасно­сти в кибуцах и мошавах. Там, если поймают какого-нибудь вора сельхозпро­дукции или браконьера, то прежде чем отконвоировать его в полицейский участок, вызывают представителей природоохранной службы, сельскохозяй­ственной инспекции и института национального страхования "Битуах Леуми". Вместе с протоколом о задержании на месте преступления составля­ются акты о нарушении природоохранного законодательства, о незаконной трудовой деятельности.
      -- Погоди. А причём тут незаконная трудовая деятельность?
      -- А никто ведь не давал вору или браконьеру разрешения на его дея­тельность и от продажи ворованной продукции или убитых животных он не собирался платить налоги. А если он получает пособие по безработице, то, кроме того, нарушает закон о национальном страховании. Поэтому, если пре­ступнику удастся с помощью адвокатов избежать тюремного заключения за кражу, то ему не отвертеться от других надзорных органов.
      -- Хороший рецепт, но, видимо, не универсальный?
      -- Наш Гистадрут, который борется за своевременную выплату зарплаты работникам, теперь выступает с требованием немедленного автоматического отстранения от должности главы муниципалитета-неплательщика. Только как это сделать, когда органы местной власти давно превратились в кормуш­ку для функционеров различных партий. Даже если мэр в целях экономии средств захочет сократить количество своих замов, МВД ему не позволит этого сделать. Официально по той причине, что штат руководителей орга­нов местной власти строго расписан, но на самом деле потому, что на этих местах сидят функционеры каких-либо партий. Недавно министр внутрен­них дел разработал план по объединению существующих муниципальных и окружных советов в более крупные административные структуры. В рамках этого плана собирались преобразовать 35 небольших городов в 15 полисов и свести число окружных советов с 28 к 10. Однако на министра началось такое давление со стороны мэров небольших городов и депутатов Кнессета от раз­личных партий, что от плана пришлось отказаться.
      -- Но сейчас вроде бы разрабатывается новый "Закон о мэриях", согласно которому все муниципалитеты будут разделены на четыре категории -- в за­висимости от финансовых и качественных показателей. Чем меньше муници­палитеты в состоянии обеспечить свои финансовые нужды, тем жёстче будут они контролироваться. Для контроля над муниципалитетами в МВД должно быть создано особое ревизионное подразделение с широкими полномочиями. Должны быть усилены контролирующие функции городских советов по от­ношению к исполнительной муниципальной власти.
      -- Что из этого получится и когда! Можешь не тешить себя особыми на­деждами. Вот, не так давно, к примеру, МВД объявило, что отныне работники мэрий будут оплачивать растрату общественных денег из собственных кар­манов. Но дефицит финансовых средств остаётся, работники муниципалите­тов не получают зарплату и объявляют забастовку. Когда стали разбираться в причинах дефицита, то выясняется, что на зарплату нужен 1 миллиард, а му­ниципалитеты не собрали с населения 24 миллиардов.
      -- И что же у нас за мэры такие, то ли непорядочные, то ли некомпетент­ные! Когда уже у нас появятся такие мэры, как, например, мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани? Ведь он стал мэром в 1993 году, когда огромный город пребывал в глубокой депрессии и считался столицей американской преступ­ности. Число убийств превышало 2000 в год. Люди нигде не чувствовали себя в безопасности: Ни на улице, ни в метро, ни на работе, ни даже дома. И вот вместе с комиссаром полиции Биллом Брэттоном они стали наводить порядок по принципу "разбитая витрина". Суть его в том, что как разби­тая витрина магазина притягивает к себе преступника, так и мелкое безнака­занное правонарушение толкает человека на более серьёзные преступления. Мэрия объявила преступности "нулевую терпимость". С одинаковым рве­нием преследовались и мелкие хулиганы и мафиозные кланы. В результате Нью-Йорк стал самым безопасным крупным городом США. Много труда он потратил на то, чтобы восстановить экономику города и снизить безработицу. Одно только стимулирование развития гостиничного и туристического биз­неса позволило создать 180 тысяч дополнительных рабочих мест. До прихо­да Джулиани бюджетный дефицит превышал два миллиарда долларов, а при нём появился стабилизационный фонд в полмиллиарда долларов. В траги­ческий день 11 сентября 2001 года он был единственным представителем власти, говоривший с Нью-Йорком и всей Америкой. Когда президента Буша и вице-президента Дика Чейни прятали в секретных местах, а нация ожида­ла новых ударов, он говорил о будущем и ободрял народ: "Завтра Нью-Йорк будет стоять так же, как стоял. Мы восстановим и станем крепче, чем были раньше. Я хочу, чтобы жители Нью-Йорка стали примером для всей страны и всего мира и показали, что терроризм не может сломить нас".
       -- Я понимаю твоё преклонение перед Джулиани, но и у нас не везде так плохо. Ты и сам, наверное, читал, что самым благополучным городом Израиля в плане сбалансированности местного бюджета и реализации пла­нов по благоустройству и развитию инфраструктуры, является сегодня Холон. За ним следуют Рамат-Ган, Ришон ле-Цион, Ашдод и Ашкелон. Мы можем похвастаться тем, что к нам даже приезжают за опытом мэры из других стран. Недавно была подготовлена специальная государственная программа повы­шения квалификации для 14 мэров областных центров Казахстана. Гости были удивлены тем, что, несмотря на теракты и войны, города выглядят спо­койными и благоустроенными. Поражает их и то, как мы умудряемся стро­ить сильную экономику, не имея ни нефти, ни газа, ни полезных ископаемых. Интересует их и организация городского хозяйства, и система прогрессив­ного налога на предприятия. А что касается выдающихся мэров, так были у нас и такие. К примеру, бывший мэр Беэр-Шевы Ицхак Рагер. Это леген­дарная личность. Во время Шестидневной войны подполковник Рагер ру­ководил многими операциями и принимал капитуляцию арабских городов вокруг Иерусалима. Работал в разведке в разных странах мира, не раз вы­полнял специальные поручения руководителей страны. В 1970 году, когда в СССР вынесли расстрельный приговор Кузнецову и Дымшицу, Голда Мэир поручила Рагеру выехать в Европу и сделать всё, чтобы заставить советские власти отменить решение суда. Рагер встретился с генералиссимусом Франко в Испании.
       -- А причём здесь Франко?
       -- А при том, что у Франко предки были мораны, т. е. насильно крещён­ные испанские евреи. Во время Второй мировой войны испанские диплома­ты по поручению Франко выдавали преследуемым нацистами евреям испан­ские паспорта, и этим спасали их от уничтожения. И вот Рагер обратился к каудильо с предложением: "У тебя появился шанс помочь моему народу. Помилуй приговорённых у вас к смертной казни баскских террористов".
       "Чем это поможет евреям? -- удивился Франко". "Это наша забота". Баски были помилованы, и в мире поднялась буря. Представь себе, фашист Франко помиловал террористов, запятнавших себя кровью невинных лю­дей, а советский режим приговаривает к смерти двух молодых людей, за­думавших покинуть страну путём угона самолёта. Советским властям при­шлось отменить смертный приговор. Много лет спустя, когда Рагер был уже мэром Беэр-Шевы, у него был как-то в гостях тогдашний посол России Александр Бовин. В дружеской беседе вспомнился этот случай. "Так это был ты! -- воскликнул Бовин.-- Ну да, нам тогда сообщили, что какой-то израильтянин подбивает Франко. Так это был ты! Я сказал тогда Андропову: "Они нас переиграли, Придётся отменять приговоры, чтобы не обосраться перед всем миром". Так это был ты!.." Рагер знал, в числе прочих, русский язык, посещал концерты советских и российских артистов, нередко пригла­шал их в гости. Как-то во времена Горбачёва впервые в Израиль приехал ансамбль "Иберия". В эти дни весь мир облетели сообщения о погроме в Тбилиси. Несмотря на занятость, Рагер пригласил артистов после концерта в ресторан. Он пожимал гостям руки, произносил дружеские речи, вспоми­нал Тбилиси...
       -- А откуда он знал Тбилиси?
       -- Оказалось, что ему в прошлом пришлось выполнять там одно специ­альное поручение. Его вызвали как-то в канцелярию Голды Мэир. Там ему сообщили, что группа грузинских евреев написала письмо лично премьер-министру Израиля. Передать письмо через иностранных корреспондентов они отказались. Согласны вручить письмо только личному представителю премьер-министра Израиля. Для этого надо прибыть в Тбилиси по такому-то адресу и назвать определённый пароль. Так Рагер появился в Тбилиси под чужим именем и с чужим паспортом. Конверт потом передал Голде из рук в руки. Ицхак Рагер был хорошим мэром. Он вставал в 5 утра, в шесть начинал обход города, в 8 входил в кабинет, просматривал почту, а в 9 начинал рабо­чий день. Приложил немало сил и для приёма большой волны репатриантов из стран бывшего СССР.
       -- И что же с ним случилось?
       -- Ты же знаешь, как трудно работать с нашим народом. Всегда найдут­ся люди, чем-то недовольные. А конкуренция между различными партия­ми! Борьба не на жизнь, а на смерть. И вот нашлись силы, которые захо­тели его убрать. Его обвинили в неправильном оформлении документации по командировочным расходам. Притом речь шла о сумме, не превышаю­щей половины его месячной зарплаты. Сразу было ясно, что деньги эти он не присвоил, а просто не правильно оформил документы. Когда в кабинете мэра полиция производила обыск, в ящике письменного стола были обна­ружены непредъявленные квитанции на десятки тысяч долларов. Во время зарубежных командировок он тратил свои деньги, а предъявить квитан­ции к оплате у него даже не было времени. Со временем дело рассыпалось. Расследование прекратили без предъявления обвинения. Но здоровье ему по­дорвали. Вскоре у него была обнаружена опухоль, лечился. Когда выписался из больницы, к нему домой приехал Бовин. Они сидели, беседовали, шутили втроём: хозяин дома, один из его друзей Илья Войтовецкий и Бовин. Рагер тогда признался: "Я знаю, с точностью до минуты, до секунды знаю, когда в меня вселилась эта болезнь. Я открыл почтовый ящик, там лежало пись­мо. Официальное письмо на бланке с государственным гербом. Я прочитал: "Государство Израиль против Ицхака Рагера". Это было извещение о нача­ле расследования. Я почувствовал: в меня вселился недуг. Смертельный". В день смерти Рагера Бовин вылетал на родину, и поэтому на похороны при­ехать не смог, но прилетел потом на день памяти Рагера, проводившийся в зале городской консерватории. Теперь центральная улица Беэр-Шевы носит название "Аллея Рагера", его именем названа средняя школа, ежегодно вру­чаются премии и стипендии имени Ицхака Рагера. В годовщину его смерти на кладбище у его могилы проводятся государственные церемонии...

    Шимон какое-то время помолчал, будто вспоминая что-то, и продолжил:

      -- А бывший мэр Иерусалима Тедди Колек? Это был великий лидер, ко­торый не считал должность мэра трамплином для более высокой должно­сти. Он мог получить должность министра, но всегда отказывался, потому что был по-настоящему предан Иерусалиму. Когда он стал мэром, город был больше похож на деревню, чем на столицу. Притом, очень разноречивый го­род. Здесь евреи и арабы, ортодоксы и светские. Это многообразие различ­ных племён, культур и традиций. И действовать нужно с уважением ко всем обычаям и традициям. Тедди полагал, что самое главное -- это социальный аспект жизни города. Иерусалим был первым городом, где были открыты молодёжные центры, клубы для престарелых, общинные центры, библиоте­ки. Он был инициатором многих проектов -- театра, стадиона, сети авто­мобильных дорог и многого другого. И он превратил город в метрополию. Он приглашал мировых звёзд классической музыки, в том числе и Мстислава Ростроповича, и они приезжали ради Коллека. Он привозил в город премьер-министров, президентов, королей, принцев и других высоких и важных пер­сон и доказывал им важность Иерусалима для всего мира. Он побеждал на выборах много раз и был мэром Иерусалима 28 лет.
      -- А потом?
      -- Потом на очередных выборах многие посчитали, что Тедди уже ста­роват и проголосовали за Ольмерта. У того была такая рекламная формула: "Мы любим Тедди, но голосуем за Ольмерта". Однако преемник оказался не столь бескорыстен и со временем перебрался в Кнессет. Вообще, таких мэров, как Тедди, у Иерусалима больше нет.
       -- Да, трудно работать с нашим народом, и с репатриантами в том чис­ле. У многих сохранилось совковое понятие о начальстве, которое всегда на­ходилось далеко от народа. А тут депутат приходит со всеми на концерты, выходит на сцену поздравить и поблагодарить артистов и как бы находится в гуще народа. К нему можно подойти, перекинуться парой слов, о чём-то попросить. И не важно, что он потом, может быть, ничего не сделает по ва­шему делу, но он считается близким к народу, своим. Другой не лезет специ­ально на глаза людям, а молча, делает своё дело и помогает людям больше. Но он это не афиширует, и для многих кажется чужим, мало работающим на благо алии. Другая часть репатриантов считает, что очень осчастливила страну своим приездом и требует благодарности. Недавно мне попались, на­печатанные в газете выдержки из обращения отдельных репатриантов к рус­скоязычному заместителю мэра. Один ветеран войны и труда пишет о своём конфликте с электрической кампанией "Хеврат-хашмаль": "...Неужели нам с вами стоило ехать на историческую родину, можно сказать, на землю наших предков, для того, чтобы получать такие счета за электричество?! Учитывая их явно завышенный характер, я вот уже полгода отказываюсь их оплачи­вать, выражая, таким образом, свой протест против грабительской политики данной кампании. Если вы добьётесь снижения тарифов на электроэнер­гию, то получите от меня дорогой подарок: именной пистолет, подаренный в 1919 году моему отцу наркомвоенмором Л. Д. Троцким, который я с боль­шими трудностями сумел привезти в Израиль мимо советских таможенни­ков". Другой ветеран войны пишет: "Уважаемый зам. мэра! Вот уже третью неделю я жду Вашего ответа на требование предоставить мне встречу с пре­мьер-министром. Как я уже Вам сообщал при личной встрече на Вашем депутатском приёме, мне необходимо встретиться с премьер-министром для того, чтобы изложить ему свой план решения израильско-палестинского кон­фликта. Напоминаю Вам, что план этот является плодом моих многомесяч­ных ночных раздумий и является единственным на сегодняшний день ре­альным и эффективным решением всех военных и политических проблем Ближнего Востока. И вот сейчас мне хотелось бы получить от Вас прямой и ясный ответ: сделали ли Вы что-то для того, чтобы мы с премьером смогли бы побеседовать с глазу на глаз, или вы предпочитаете просиживать кресло в своём кабинете, не желая приносить никакой пользы родной стране и родно­му народу?! Не знаю, сознаёте ли Вы, как много зависит от того, состоится ли наша встреча с премьером для всего еврейского народа и стран Ближнего Востока? Ну а если сознаёте и ничего не делаете, то иначе как злостным са­ботажником, врагом собственного народа вас не назовёшь.". А вот пишет одна семейная пара: "У нас в семье большая радость -- к нам в гости при­езжает давняя подруга моей жены Людмила Павловна Терещенко. Как вы понимаете, это большое событие не только для нашей семьи, но и для нашего города и государства. Ведь по тому, насколько мы хорошо встретим, простые россияне в немалой степени будут судить о нашем с вами израильском гостеприимстве. Мы были бы очень признательны, если бы вы смогли предоста­вить Людмиле Павловне за счёт города номер в одной из наших городских гостиниц. Кроме того, очень хотелось бы, чтобы вы помогли нашей гостье познакомиться с достопримечательностями страны -- например, предоста­вили бы ей за ваш счёт экскурсии по христианским местам Иерусалима и Галилеи. Конечно, было бы замечательно показать ей Эйлат и Мёртвое море, но на этом мы не настаиваем. Если же вы не сможете сделать всё, чего мы просим, то было бы неплохо, если бы мэрия оказала нам единовременную помощь в размере 3000 шекелей для приёма гостьи, а мы уже постараемся как-нибудь уложиться в эту скромную сумму. Повторим: это крайне важно для развития наших отношений с Россией и увеличения потока туристов в Израиль с нашей бывшей Родины".
      
       ГЛАВА 12. ЛЕНИНСКИМ КУРСОМ
      
       "Не важно, что ты знаешь, важно кого".

    Марьям Беленький, израильский журналист

      
      
      
       По всем каналам израильского телевидения целый день показывали же­лезнодорожную катастрофу у переезда Бейт-Иехошуа. Ехавший по автодоро­ге "Фольксваген" остановился перед закрывающимся шлагбаумом, и в него врезался ехавший следом грузовик, водитель которого, видимо, зазевался. Машину вынесло на переезд. От сильного удара одно из передних колёс лоп­нуло, и она застряла прямо на рельсах. Через шесть минут в эту машину вре­зался поезд, мчавшийся со скоростью 130 км в час. Машинист поезда об ав­томобильной аварии ничего не знал, из-за поворота дороги машину не видел, и затормозить не успел. Сила удара была такова, что машину протащило по рельсам 200 метров; поезд с рельсов сошёл. Тепловоз и сплющившиеся пер­вые два вагона стали поперёк железнодорожного полотна. В результате ката­строфы погибло пять человек, 80 получили ранения разной степени тяжести.
       На вечерних посиделках возле домов только и разговоров было об этом событии.
      -- Ну, как вам нравится эта катастрофа?
      -- Она мне-таки не нравится, но что с этими умниками можно поделать! Ведь год назад был такой же случай у кибуца Ревадим.
      -- Да, но после того случая они приняли меры.
      -- Какие меры?
      -- У шлагбаумов выставили наблюдателей.
      -- И где же был ваш наблюдатель на этом переезде во время аварии?
      -- А у них в это время был перерыв.
      -- Какой на переезде может быть перерыв?
      -- Они решили, что поскольку в период с 10 до 15 часов поезда идут толь­ко через 15 минут, то на это время наблюдателя можно не выставлять.
      -- Нет, вы слышите, "только через 15 минут"? И что, за это время на пере­езде ничего не может произойти? Сэкономили 100 шекелей в день, а теперь ущерб на сколько потянет? И людей уже не вернёшь с того света ни за какие деньги. А был бы наблюдатель на месте, то ничего бы не случилось.
      -- Вы думаете?
      -- Конечно. Сделал бы звонок начальнику ближайшей станции и тот предупредил бы машиниста. А для экстренного торможения достаточно двух минут.
      -- Ай, о чём вы говорите! Такого балагана, как на наших железнодорож­ных переездах, вы не встретите нигде. Наши водители плевали на эти шлаг­баумы, электронное управление, сигнализацию. Европейцу, наверное, и в го­лову не придёт ехать под закрытый шлагбаум или на красный свет. А наши водители это делают постоянно, даже когда уже слышат сигнал тепловоза. И что тут сделает наблюдатель?
      -- Тут даже полиция ничего не сделает, потому, что у нас проезд на за­крытый шлагбаум криминалом не считается.
      -- Ну так что вы хотите в этом сумасшедшем доме? Я вам больше скажу. Этих наблюдателей ставят для того, чтобы охранять шлагбаум.
      -- От кого, от палестинских террористов?
      -- Каких палестинцев? У нас своих диверсантов хватает. Я читал, что на нашей железной дороге в год воруют и ломают почти 1000 шлагбаумов.
      -- Что вы хотите в нашей банановой республике? В приличных странах железные и автомобильные дороги разделены, и особенно на скоростных шоссе. А что у нас делается на этих дорогах в часы пик?
      -- Но, вроде бы на эту модернизацию выделено уже 120 миллионов шекелей.
      -- А что толку? Наша бюрократия тормозит этот проект уже несколько
       лет.
      -- Нет, вы только подумайте! Такая махина, как поезд, может сойти с рельсов из-за какого-то хулигана на маленьком автомобиле.
      -- В России, например, этот вопрос решили довольно просто. Там од­новременно с опусканием шлагбаума поднимаются на дороге металличе­ские пластины с шипами. Они перегораживают шоссе и защищают желез­нодорожное полотно. Такой механизм отбивает охоту рисковать у любых автохулиганов.
      -- Есть специальные видеокамеры, устанавливаемые на железнодорож­ных переездах. Машинист поезда за несколько километров видит, что дела­ется на очередном переезде и может принять меры.
      -- Много чего можно было бы упорядочить, и не только на железной до­роге, если бы на всех ответственных местах работали специалисты, а не ди­летанты, устроенные по блату.
      -- А что бы вы хотели упорядочить?
      -- Что? Да всё! К примеру, систему образования. Наша бюрократическая система привела к тому, что по уровню образования Израиль скатился на одно из последних мест среди промышленно-развитых стран. Даже армей­ское руководство постоянно жалуется на то, что молодёжь не получает зна­ний в той мере, как это необходимо для поддержания высокого уровня под­готовки армии. При этом бюджет министерства просвещения является од­ним из самых высоких в западном мире. Наша страна выделяет в среднем на одного ученика начальной школы на 23 процента средств больше, чем другие члены Организации экономического сотрудничества и развития, а расходы на вузы примерно те же, что и у других членов ОСЭР.
      -- Да, но при этом зарплата начинающих преподавателей в Израиле на 36 процентов ниже, чем в странах ОСЭР (с учётом среднего уровня жизни), а у преподавателей с 15-летним стажем -- на 42 процента ниже.
      -- Не удивительно, что в 2002 году по результатам экзаменов, проведён­ных ОСЭР для оценки уровня знаний студентов, Израиль занял тридцать вто­рое место среди сорока одной страны. Даже Румыния и Таиланд оказались впереди нас.
      -- А ведь в 1963 году Израиль занимал первые места на международных конкурсах и олимпиадах.
      -- На что же тогда уходят деньги? И какие меры принимает правительство?
      -- А правительство не стало заниматься повышением эффективности об­разования, а просто урезало бюджет Минпроса.
      -- Но как же так? По данным председателя комиссии по образованию, си­стеме просвещения не хватает шести тысяч классных комнат, полутора тысяч детских садов и двух миллиардов шекелей для удовлетворения самых насущ­ных потребностей.
      -- А Минфин считает, что министр просвещения должен разбираться, куда уходят деньги.
      -- Но там тоже долго не разбираются, а сокращают средства на опреде­лённые программы, например на изучение иврита.
      -- Так его и так преподают недостаточно. Отчасти по этой причине 40 процентов детей-репатриантов не оканчивают школу, в то время как среди уроженцев страны этот показатель не превышает 10 процентов.
      -- А я вам так скажу: в слабых знаниях наших детей часто виноваты сами учителя. Недавно среди школьных преподавателей математики про­вели выборочный экзамен на знание этого предмета. Так, многие не спра­вились даже с такими задачами, которые дают решать своим ученикам. Минпрос и профсоюз признают, что в израильских школах есть и плохие учителя, однако избавляться от них никто не собирается. Спор между эти­ми двумя организациями идёт только из-за того, кому повышать зарплату. Минпрос согласен повысить только хорошим педагогам, а профсоюз требу­ет повышения всем.
      -- Конечно, знания школьников можно повысить тогда, когда каждому предмету детей будет обучать специалист. Но как это сделать, когда профсо­юз не даёт возможности избавиться от плохих учителей?
      -- Так надо принять законы, которые не позволят профсоюзам тормозить развитие страны, чтобы они не ставили страну на колени, когда этого захо­тят,-- вставил своё слово Аркадий.
      -- Ну, хорошо. Избавитесь вы от плохих учителей. А где вы возьмёте хо­роших? В принципе, хороших специалистов в стране много, но кто придёт работать в школу на такую зарплату? Минпрос потребует соответствующего увеличения бюджета, а Минфин будет возражать.
      -- Увеличения бюджета может и не потребоваться. Вы попробуйте про­верить, как распределяются деньги в Минпросе, и увидите, что деньги не доходят до учителей, а уходят неизвестно куда. Кроме того, во многих мини­стерствах вообще не дорасходуются выделенные бюджетные средства.
      -- В этих вопросах нам бы неплохо поучиться у тех стран, которые сегод­ня являются лидерами в системе образования. Перенять у них высокие об­разовательные стандарты, принципы финансирования системы образования.
      -- Но чтобы проводить реформу в системе образования, неплохо бы и министру быть достаточно образованным. А когда у нас Минпрос может воз­главлять человек со средним образованием, чего тогда удивляться тому, что и некоторые учителя не имеют образования.
      -- Вот я слушаю вас и удивляюсь. Если у нас такое плохое образование, как же страна занимает 2-е место в мире по числу подаваемых патентов на изобретения, является одной из немногих стран, запускающих спутники, имеющих ядерное оружие. В такой маленькой стране у нас четыре лауреата нобелевской премии, не говоря уже о многих лауреатах других международ­ных премий.
      -- Насчёт достижений это вы верно говорите, только забываете, что все эти лауреаты получали образование не при нынешнем Минпросе. А будут ли такие же достижения у детей, которые обучаются сейчас, я очень сомневаюсь.
      -- А вы думаете, что только в Минпросе такой балаган? Вы посмотрите, что творится в сельском хозяйстве!
      -- И что же там творится?
      -- Вы, наверное, не ходите на рынок. Потому и задаёте этот вопрос. Вы что, не знаете, что творится с ценами на овощи? То они падали чуть не до нуля, то взлетели на небывалую высоту.
      -- И вы не знаете, почему это происходит? Так я вам открою секрет. В ми­нистерстве сельского хозяйства был совет по овощеводству. При нём функ­ционировал информационный центр, куда стекалась вся информация от фер­меров: сколько овощей они выращивают, сколько идёт на прилавки, каков торговый оборот овощей. Они могли подсчитать, какой урожай будет собран, и каким будет рынок в ближайшее время. Исходя из этой информации, при­нимались соответствующие решения, и можно было регулировать спрос и предложение и держать оптимальными цены.
      -- И что же случилось потом?
       -- А потом на должность министра сельского хозяйства был назна­чен Исраэль Кац. Этот "крупный специалист" в сельском хозяйстве затеял реорганизацию, расформировал многие структуры и в том числе информа­ционный центр, который успешно выполнял свои функции на протяжении 45 лет. И последствия этой реформы сразу начали сказываться. Летом была прекрасная погода, фрукты-овощи росли большими темпами. А у фермеров не было никакой информации о том, сколько овощей они должны вырастить, продать, а сколько излишков выбросить и получить за них компенсацию от государства. И из-за отсутствия информации фермеры всё отправляли в про­дажу. В результате из-за переизбытка предложения цены упали, оказались го­раздо ниже себестоимости. Из-за огромного экономического ущерба у мно­гих фермеров не хватало денег на удобрения, воду, оплату работников, то есть на выращивание следующего урожая. В результате уже к зиме возник дефицит овощей, и цены на них подскочили. Что мы теперь и наблюдаем.
      -- Но Кац не только упразднил информационный центр. На все ключевые места в министерстве он назначил "своих" людей, совершенно не компетент­ных в сельском хозяйстве. И последствия этих действий могут быть ката­строфическими. Пару сезонов такой чехарды с ценами, и многие фермеры разорятся. А те, которые останутся в бизнесе, несколько лет должны будут возвращать долги. Овощи тогда придётся завозить из-за границы.
      -- По большому счёту, в кризисе сельского хозяйства виноват не только Кац. Проблемы начались еще, когда правительство подписало с палестинцами мирный договор "Осло". В одном из пунктов соглашения предусматривает­ся "поддержка палестинского сельхозпроизводителя". Израиль стал покупать овощи у палестинцев, а израильским фермерам решено было компенсировать потери. Но через три года правительство перестало выплачивать компенса­цию, объясняя это тяжёлым финансовым положением в стране. А тут началась интифада, туристы перестали приезжать в Израиль, израильтяне обеднели, потребление овощей уменьшилось на треть. Но из палестинских территорий овощи поступали в прежнем объёме, из-за переизбытка овощей упали цены.
      -- Но это же идиотизм,-- возмущался Аркадий.-- Поддерживать пале­стинского производителя и губить своего! Надо ж дать возможность работать нашим фермерам, а палестинцы пусть кормят свой народ.
      -- Хочу заметить, что в результате интифады и снижения потока туристов пострадали не только работники сельскохозяйственного сектора, но и другие сферы бизнеса. В гостиничном хозяйстве, например, до интифады в 2000 году работало около шести с половиной тысяч человек. Во время интифады при­мерно четыре тысячи человек были уволены. Правительство Египта, например, сразу поняло, чем грозят теракты на Синайском полуострове экономике стра­ны. Там развернули мощную целенаправленную маркетинговую и рекламную кампанию. Почему наше руководство не может взять пример с египтян?
       -- Ассоциация экскурсоводов давала много предложений министерству туризма, но не известно, читали ли их чиновники вообще. А ведь по всей стране имеется около двухсот важных туристических объектов, в отрасли работают много тысяч человек. Правительство могло бы сделать хорошую рекламу хотя бы Иерусалиму, который почитают миллионы представители различных конфессий. Сюда можно было бы привлечь многих паломников и туристов.
       * Израильский загранпаспорт.
      -- Привлечь? Что вы такое говорите. По-моему наше МВД делает всё, чтобы к нам люди вообще меньше приезжали. В 2000 году для вызова род­ственников с Украины достаточно было отправить им копию своего теудат-зеута. А через три года МВД уже стало требовать для этого массу труднодо-бываемых бумаг. Кто-нибудь может сказать, почему это происходит?
      -- Я-таки могу вам сказать. Тут дело в политике. В своё время в этом министерстве собралась команда от религиозных партий. А потом у руко­водства министерства стали представители партии "Шинуй", выступающей против засилья религии во всех сферах жизни страны. И все нововведения руководства министерства начали натыкаться на явно недружественное от­ношение чиновников министерства. А уволить кого-нибудь из чиновников в Израиле, как вы знаете, почти не возможно. Вот и творят чиновники бес­предел. Особенно страдают от этого репатрианты. Их могут всячески запу­тывать, не давать им никакой информации, тянуть с выдачей положенных до­кументов, а при случае и вообще выдворить из страны. Даже если гражданин Израиля стопроцентный еврей, он не может быть уверенным, что завтра его не лишат еврейства и не вышлют из страны.
      -- Что же это за министерство такое,-- возмутился Аркадий.-- Почему оно может нарушать законы и ломать людям жизнь?
      -- Во многом причина заключается в том, что на МВД практически нет управы. Если чиновник незаконно отказывает в гражданстве, ему это ничем не грозит. Для того чтобы судиться с МВД, нужны большие деньги на адво­катов, поэтому наши люди редко обращаются в суд. Но даже если иск подан, то суду проще договориться с МВД о компромиссе и не искать себе лишней работы для написания судебных решений. В результате любая пкида мини­стерства может демонстрировать посетителям свою власть.
      -- Позволю с вами не согласиться,-- возразил Аркадий.-- Приведу при­мер из своей жизни. Я собирался этим летом ехать в отпуск в Россию. Пошёл заказывать билеты, и тут выяснилось, что у меня скоро кончается срок дей­ствия даркона*. Я запаниковал, так как знаю, сколько времени надо потратить в России на замену загранпаспорта. Люди выстаивают в ОВИРе огромные очереди, заполняют кучу бумаг. Потом эти бумаги отправляются на проверку в органы ФСБ. И люди месяцами ждут получения паспорта. У кого-то под­ходит срок путёвки и человек вынужден сдавать путёвку обратно из-за того, что не получил к этому времени загранпаспорт. У кого-то срываются деловые встречи и так далее. В таком паническом состоянии я пришёл в местное от­деление МВД. Там я не увидел никакой очереди. Единственный служащий, находящийся в помещении, выслушал мою просьбу, взял наши с женой дарконы, набрал необходимые данные на компьютере, вытащил из принтера от­печатанные бумажки и вклеил в наши дарконы. Наши паспорта были прод­лены на пять лет. Вся процедура заняла меньше пяти минут и не стоила мне ни шекеля. Хотел бы я видеть хоть одну страну, в которой была бы такая оперативность.
      -- Вы по- своему правы, но мы говорим не о выезде, а о проблемах въезда. Кроме того, следует учесть, что МВД подчиняются 256 местных советов, в его составе работают 130 тысяч работников и не все работают так же добро­совестно, как в вашем случае.
      -- Следует также учесть, что у нас министры меняются так часто, что не успевают навести какой-то порядок. Я вам больше скажу. В некоторых отде­лах министерства руководствуются правилами и инструкциями, разработан­ными во время Британского мандата.
      -- Это другой вопрос. Я вам приведу пример, когда шестнадцатилет­ний мальчик обратился в отделение МВД чтобы получить теудат-зеут. Удостоверение ему было выдано, но оказалось, что он записан девушкой. И теперь, чтобы исправить ошибку, чиновники требуют, чтобы он доказал, что родился мальчиком, а не сменил пол в результате хирургической опера­ции. А больница, где он родился, закрылась. Подросток вынужден был обра­титься в суд с иском против МВД.
      -- А вы знаете, что против МВД каждый год только в Высшем суде спра­ведливости проходит 4000 дел? А сколько жалоб приходит в газеты! И в боль­шинстве случаев жалобы возникают из-за невыполнения распоряжений руко­водства МВД его же чиновниками.
      -- С МВД понятно, о них даже говорить уже не хочется. Но я вам хочу сказать, что и полиция у нас работает не лучше.
      -- А что вы имеете против полиции?
      -- Нет, вы посмотрите на него! Он спрашивает! А то вы не знаете? Об их "доблестной" работе пишут, чуть ли не каждую неделю. Взять хотя бы этот случай в Раанане. Там двенадцатилетний мальчик стал жертвой жестокого изнасилования прямо возле дома, когда привязывал к столбу свой велосипед. Как вскоре выяснилось, это преступление можно было предотвратить. За ме­сяц до этого педофил совершил своё первое нападение. Тогда он также под­крался сзади к тринадцатилетнему подростку, когда тот привязывал велоси­пед. К счастью, неподалёку находился отец мальчика, который поспешил на помощь. Преступник побежал, догнать его отец не смог. Когда к дому вызва­ли полицию, те приехать отказались и посоветовали самим явиться в участок.
       Там отца и сына подвергли унизительному допросу и требовали признаться, что они сами придумали всю эту историю. Через неделю педофил снова на­пал на ребёнка, но ему помешала живущая рядом женщина. И снова полиция не приняла никаких мер для его поиска. Жители Раананы были возмущены бездеятельностью полиции и тем, что от них скрывалась информация о по­явлении педофила, и они безбоязненно отпускали детей на улицу в любое время суток. Мэрия Раананы вынуждена была нанять частного детектива для поиска преступника и усилить патрулирование городских улиц силами част­ных охранных фирм.
      -- Что тут удивляться, когда в полицию берут на срочную службу моло­дых людей, большинство из которых не соответствуют критериям профессии. Согласно проверке министерства внутренней безопасности, только четверть полицейских-призывников несут свою службу наравне со старшими товари­щами и отлично справляются с поставленными задачами.
      -- Вот потому так и работают. Могут ворваться в квартиру к старикам и за многолетнюю неуплату арноны забрать телевизор, компьютер. На возраже­ния стариков, что они всего год в стране и поэтому у них никак не может быть многолетней задолженности, никто внимания не обращает. А если старики будут здорово возражать, то и изобьют так, что потом их нужно отправлять в больницу. Даже когда выяснится, что полиция ошиблась, не проверила до­кументы, не факт, что старики получат своё имущество обратно.
      -- Вы тут про насильника говорили. Но даже если такого преступника поймают, то нет уверенности, что теперь его можно не опасаться. Вы помни­те, какой недавно был шум из-за серийного насильника Бени Селы? Он счи­тается самым опасным уголовным преступником Израиля и приговорён к 35 годам тюремного заключения. Как-то в компьютер беэр-шевской тюрьмы по электронной почте пришло письмо, согласно которому Беня Села вызы­вался на судебное заседание в суд по трудовым конфликтам. Точнее писем было два. В одном указывалась дата заседания 23 ноября, а в другом -- 21 декабря. Тут явно просматривалась какая-то ошибка. Если бы охрана тюрь­мы заглянула в календарь, то обнаружила бы, что 23 ноября приходится на пятницу, и суд в этот день не работает. Но никому из офицеров тюрьмы это не пришло в голову, и 22 ноября Села в кандалах и наручниках был доставлен в тель-авивский следственный изолятор, откуда назавтра утром его должны были доставить в здание суда. Утром в СИЗО прибыли двое полицейских, чтобы сопровождать одного из заключённых в Тель-авивский окружной суд. Охранники СИЗО сообщили полицейским, что вести нужно двух заключён­ных. Полицейские начали пререкаться, так как у них на это не было указаний, и взяли они только один комплект наручников. В конце концов, они согласи­лись взять обоих, причём одного надо доставить в суд по трудовым спорам, а другого в окружной суд. Подъехав к зданию суда по трудовым конфликтам, полицейские выяснили, что этот суд по пятницам не работает. По инструкции нужно было вернуть Селу в СИЗО и только потом выполнять следующее за­дание. Однако, полицейские решили не терять зря времени и повезли обоих подопечных к зданию окружного суда. Заехав в судебный двор, полицейские вывели заключённых из машины. Неожиданно Бени Села сказал конвоирам, что кое-что забыл в машине и ему нужно вернуться. "Ладно, стой здесь. Я сейчас схожу к машине, принесу!" -- сказал конвоир. Он сделал несколь­ко шагов к машине, а Села вдруг разбежался и перемахнул через стену су­дебного двора. Пока конвоиры пришли в себя, пока обратились за помощью, и полицейские посты получили соответствующие указания, прошло 20 ми­нут. Начались долгие поиски. Во всех СМИ появились объявления о побеге с призывами к населению оказать содействие в задержании Селы. В полицию начало поступать много звонков, согласно которым Селу видели в совершен­но разных местах. Поиски затягивались, и население охватил страх. Такой же страх перед этим насильником появился в Тель-Авиве летом 1997 года, когда в центре города было совершено несколько жестоких изнасилований молодых девушек. Затем последовало нескольких изнасилований в северных районах Тель-Авива. В качестве жертв преступник выбирал женщин и де­вушек, живущих в цокольных этажах. Он проникал в квартиру через дверь или окно рано утром, когда намеченная жертва лежала в постели. Он затыкал ей рот кляпом, связывал руки и насиловал. Полиция располагала достаточ­ными сведениями о преступнике, его фотороботы были расклеены по всему городу, однако он оставался неуловимым почти три года. И с каждым меся­цем росли частота и жестокость совершаемых им преступлений. Родители боялись выпускать дочерей на улицу, а в сумочках женщины носили газовый пистолет, электрошокер или молоток. Но безопасности это не гарантировало. Лишь в декабре 1999 года его удалось поймать по горячим следам престу­пления. Психиатры, обследовавшие насильника, признали его вполне вме­няемым. Но изменить Селу к лучшему, пытавшиеся с ним работать в тюрь­ме психологи и психиатры, так и не смогли. И вот этот преступник опять на воле. Полиция считает, что его побег стал возможным в результате цепочки роковых ошибок. Сначала секретарша ошиблась в дате судебного заседания, а когда она выслала второе письмо с исправлением ошибки, на него никто почему-то не обратил внимания. Затем была ошибка службы Управления тю­рем и серия ошибок полицейских. Согласно служебным инструкциям поли­ции и Управления тюрем, такого преступника можно перевозить с места на место только скованного по рукам и ногам. По словам министра внутренней безопасности, данный побег наглядно продемонстрировал, что в последнее время вся правоохранительная система Израиля работает из рук вон плохо и нуждается в кардинальных изменениях. Наглядным примером этого явля­ется и поведение генерального инспектора полиции Моше Каради. О побеге
       Селы он получил сообщение в 9 часов утра. Каради как раз завтракал вме­сте с друзьями в одном из самых дорогих тель-авивских ресторанов. После получения сообщения он не занялся руководством поисков, а продолжил за­втрак и только через полтора часа присоединился к охоте за преступником... Однако день проходил за днём, а охота не давала никаких результатов. Селу видели то в одном, то в другом месте, но полиция не успевала взять след. Чем больше проходило времени, тем больший страх охватывал жителей страны. Появления насильника можно было ждать в любом городе, а на полицию уже никто не надеялся. Как потом выяснилось, в один из дней Села добрался до городка Пардес-Хана и проник утром в стоящий на окраине дом семьи Гросс. В доме в это время никого не было, кроме спящей в своей комнате 25-летней дочери хозяина. По счастливой случайности Села не обратил вни­мания на дверь, за которой спала молодая женщина. Бени спокойно принял ванну, побрился, подкрепился продуктами из холодильника. После этого он нашёл в салоне сейф, к задней стенке которого был приклеен ключ от него. Взяв из сейфа деньги, драгоценности и запасные ключи от дома, Села уда­лился. Около часа дня вернулся хозяин дома, обнаружил ограбление и вызвал полицию.
      -- Да. И те сразу разбежались искать грабителя! Наша полиция вообще не любит заниматься домушниками.
      -- А чем она вообще любит заниматься?
      -- Ладно вам, не перебивайте человека.
      -- Полиция действительно не разбежалась. Дежурный ответил, что все очень заняты поиском Бени Селы. А Беня это время находился поблизости и наблюдал за происходящим. Под утро приехал домой с вечеринки сын хозя­ина. Когда в доме зажёгся свет, Села проследил, куда тот положил ключи от машины. Через некоторое время он проник в дом с помощью имеющегося у него ключа, забрал ключи от машины и уехал на белой "Хонде". В девять часов утра в полиции получили информацию об угоне машины, но в ком­пьютер внести данные угнанного автомобиля не спешили. Никто не дога­дался связать угон автомобиля с Бени Селой. Через какое-то время Селу ви­дели уже на Кинерете, возле дома дальних родственников и в других местах. Теперь полиции стало известно, что беглец передвигается на белой "Хонде". На дорогах были выставлены патрули. Как-то вечером, приближаясь к од­ному из перекрёстков, Села заметил патруль. Он свернул с дороги, погасил фары, проехал так некоторое время, затем остановил машину и побежал. Поймать Селу помогла жительница Нагарии, которая ехала следом. Она со­общила патрулю о странном водителе, и полицейские настигли преступника. Все телеканалы и радиостанции страны могли, наконец, передать сообщение о том, что Бени Села арестован. В течение двух недель страна жила в напря­жении, а в поисках Бени Селы принимали участие более 2000 полицейских и 10 000 добровольцев. Столько времени было затрачено на поимку бегле­ца в такой маленькой стране, где ему не оказывал поддержку ни один чело­век! Суммарные расходы на эти поиски превысили 15 миллионов шекелей. Комиссия по расследованию обстоятельств этого побега установила много нарушений, начиная с администратора тюрьмы. Выяснилось, что он-таки об­ратил внимание на путаницу с письмами и пытался в ней разобраться. Однако в суде в это время была забастовка секретарей, и ничего выяснить там было нельзя. Они со старшим надзирателем решили выяснить вопрос после окон­чания забастовки, но потом забыли. Если бы не их забывчивость, никакого побега не было бы. У конвоиров оказалась только одна пара кандалов для ног. Вторая пара была в ящике в машине. Но ящик был закрыт на замок, а ключ находился у начальника. Спрашивается, для чего эти кандалы там нужны, если ими нельзя воспользоваться при необходимости. К тому же конвоиры вспоминают, что суд по трудовым спорам не работает в пятницу. Они по­звонили своему начальнику. Тот должен был дать команду брать только того заключённого, на которого у них есть накладная, а с путаницей разбираться самому. Вместо этого он говорит конвоирам: "Да ладно. Прихватите с собой и второго. В крайнем случае, немного прогуляется туда и обратно!"
      -- Однако эта прогулка здорово затянулась.
      -- А вина конвоиров заключалась в том, что выводили Селу без кандалов и на некоторое время оставили без присмотра во дворе суда.
      -- Полиции Тель-Авива давно указывали на то, что стена по периметру внутреннего двора мирового суда слишком низкая. Там есть несколько мест, на которые можно спокойно взобраться и спрыгнуть на улицу. Так, после слу­чая с Селой по забору установили ограждение из колючей проволоки... но только на одном метре -- там, где удалось бежать Селе. На всём остальном протяжении забора проволоки нет.
      -- Кстати, Села потом говорил журналистам, что у него и раньше были возможности бежать. И он этими возможностями не пользовался, так как хо­тел доказать, что зря ему в тюремное досье записали "склонен к побегу". А в этот раз мысль о побеге у него возникла внезапно под влиянием халат­ности полицейских.
      -- И вы думаете, что после этого случая полиция приняла какие-то меры, стала лучше работать? Точно такая же история повторилась в Беэр-Шеве. Там полицейские должны были доставить из СИЗО в суд некоего Ави Косашвили. Его также вывели из камеры без кандалов и наручников. Во дворе полицейский также оставил подопечного в одиночестве. Но Косашвили ждать не стал, пристроился к выходившему из СИЗО адвокату и спокойно ушёл.
      -- Из беэр-шевской тюрьмы можно было вообще не бежать. Там за день­ги заключенным предлагался широкий спектр услуг: доставку наркотиков, денег, холодного оружия, проституток. Можно было получить свидание с женой, отпуск и даже досрочное освобождение. И это в тюрьме, где содер­жатся особо опасные преступники, в том числе и с пожизненным сроком! Сейчас ведутся следствия и по другим тюрьмам.
      -- При нашей системе наказаний многие преступники могут вообще не торопиться в тюрьму. Согласно опубликованной статистике из 605 граждан, признанных в течение года виновными в совершении тех или иных наруше­ний и приговорённых к тюремному заключению, 488 и не собираются отбы­вать наказание. Хороший адвокат может добиться у суда решения о том, чтобы его подзащитного отправили под домашний арест до конца следствия, затем -- до вынесения приговора. Когда же суд приговаривает этого обвиняемого к определённому сроку тюремного заключения, то ему назначается дата, когда он должен явиться в тюрьму. Но, как видно из статистики, большинство этих граждан в назначенный день в тюрьму не является, и никто их не ищет.
      -- Так вот вам свежий пример. Рецидивист с 19 судимостями Авнер Майав гулял недавно в парке со своим ротвейлером и там поспорил с хо­зяином другой собаки. Схватив с земли кусок железной трубы, Авнер так ударил молодого человека по голове, что того пришлось доставить в боль­ницу с черепно-мозговой травмой. Когда же Авнера доставили в суд для ре­шения вопроса об аресте, выяснилось, что тот уже два месяца как осуждён на четырнадцать месяцев тюремного заключения за другое преступление. Официальный ответ полиции по этому поводу гласит: "Авнер Майав пока не начал отбывать наказание".
      -- А я вам больше скажу. Не всегда дело даже доходит до суда. Совсем недавно полиция поймала одного из самых опасных рецидивистов по кличке Ави Голландец. Он обвиняется в организации целого ряда заказных убийств, и за ним целый букет преступлений. Но тель-авивский окружной суд заявил, что из-за загруженности делами начнёт рассмотрение этого дела не раньше, чем через полгода. А куда пока девать Голландца? Прокуратура и полиция начали настаивать на том, чтобы он это время отсидел в тюрьме. А адвокат с этим не согласился. Он считает, что раз вина его клиента не доказана, то ни­кто не имеет права держать его в тюрьме только по той причине, что у суда не хватает времени. И судья Верховного суда с этим согласился.
      -- Разве только одному Голландцу так повезло? дело в том, что прави­тельство на судьях экономит, и судей в стране катастрофически не хватает. В связи с этим многие уголовные процессы растягиваются на долгие годы. И тут вмешиваются адвокаты подсудимых, доказывающие, что до вынесения приговора гражданин формально считается невиновным и не должен сидеть в тюрьме столько лет, пока тянется дело. Поэтому теперь до вынесения при­говора из тюрьмы выходят многие насильники и убийцы.
      -- Чего же тогда удивляться, что так вольготно чувствуют себя всякие преступные кланы Альперонов, Абарджилей, Абутбулей, Розенштейна? Эти
       "короли" преступного мира поделили территорию страны и спокойно зани­маются рэкетом, содержанием подпольных казино, тотализаторов, торговлей наркотиками. И полиция ничего с ними не может сделать из-за своего бесси­лия и непрофессионализма.
      -- Она вмешивается только тогда, когда между кланами начинаются кро­вавые разборки. Например, Зеэв Розенштейн за более чем четверть века сво­ей преступной деятельности пережил семь покушений.
      -- Но это на него покушались "коллеги по цеху", а полиция за эти 25 лет ничего не смогла с ним сделать. Вообще до начала 90-х годов руководство страны, несмотря на предупреждения полицейского начальства, считало, что в Израиле нет организованной преступности. А Израиль в это время пре­вратился в крупнейшую мировую прачечную для отмывания денег. Теперь израильская мафия активно действует по всему миру. Большинством кази­но в Румынии, Венгрии, Болгарии владеют израильтяне. Таблетки "экстази" большими партиями доставляются во многие страны. В Японии, например, за такую деятельность грозит пожизненное заключение, а в Таиланде даже смертная казнь. И всё равно это мафию не останавливает.
      -- И, кстати, того же Зеэва Розенштейна сумела посадить не израиль­ская полиция, а американская. В США попался курьер Розенштейна с боль­шой партией этих таблеток. Американцы потребовали от Израиля выдачи Розенштейна, там его осудили на 12 лет и вернули в Израиль для отбывания наказания на родной земле и с кошерной пищей.
      -- А что творится с рэкетом! Мафия взимает деньги с владельцев кафе и ресторанов, таксистов и других бизнесменов за "крышу". Во многих стра­нах мира действуют законы, направленные против организаций, взимающих плату за покровительство. В Таиланде и Кампучии за это предусмотрена даже смертная казнь. В Израиле же до 1999 года подобные деяния вообще не считались преступлением, и мафиозные структуры, с точки зрения закона, были "охранными фирмами". Это вредило стране на международной арене. Израиль был внесён в список стран, которые позволяют отмывание денег, что серьёзно ограничивало деятельность израильских банков. И только 1 янва­ря 2001 года Кнессет принял закон против отмывания денег. В том же году Израиль подписал международную конвенцию по борьбе с организованной преступностью.
      -- Но на израильской мафии это, по-моему, нисколько не отразилось. И те­перь, после того, как Зеэв Розенштейн угодил в тюрьму, посмотрите, какие разборки начались за передел его империи. И опять непрофессионализм по­лиции не даёт возможности собрать необходимые доказательства для наказа­ния виновных. А разборки происходят каждую неделю. В одном только Тель-Авиве за год было брошено 108 ручных гранат в квартиры и офисы. Это сви­детельствует также о том, что приобрести оружие становится довольно легко.
      -- И оружие приобрести легко, и краденый металл сбыть легко. В своё время, после развала Союза эта беда захлестнула Россию. Теперь то же са­мое докатилось до Израиля. Крадут электропровода, металлические щиты для сдачи на металлолом. Доходит до вопиющего варварства. Сколько там, в телефонном проводе граммов меди! Но вырезают кабели и оставляют або­нентов без связи. Только за один год из-за краж были временно отключены телефоны у более чем 30 000 абонентов, и убытки превысили 5 миллионов шекелей. В электрической кампании убытки составляют десятки миллионов шекелей. Недавно со стрельбища стащили танк, разобрали, везли сдавать, и случайно их остановил полицейский патруль.
      -- Надо признать, что у нашей полиции есть успехи и покрупнее, чем поимка воров с разобранным танком. Не так давно полиция объявила о раскрытии крупного дела мошенников, сбывающих разбавленный бензин. В секретной операции участвовало свыше четырёхсот офицеров и рядо­вых работников полиции и около двухсот работников налоговой инспекции. Четыре месяца они отслеживали пути, по которым действовали преступники. Выяснилось, что качественный бензин скупается и воруется, потом его сме­шиваются с другими веществами и перепродают владельцам АЗС. Если те отказывались принимать такой бензин, преступники переходили к угрозам и физической расправе. Несколько лет назад в США была поймана группа выходцев из бывшего Советского Союза, которая реализовывала бензин, раз­бавленный водой. Израильские жулики, по всей вероятности, более грамот­ные и разбавляли бензин керосином или маслом, которые находятся почти в той же весовой категории. Пользуясь отсутствием таможенной пошлины на ввоз в страну керосина, преступники закупают его за рубежом по льгот­ным ценам в больших количествах и разбавляют им дорогостоящий бензин. Общий объём сделок, совершённых преступной группой, составил около трёхсот миллионов шекелей. Кроме того, одна из фирм-мошенников занима­лась воровством бензина у фирмы-поставщика, подсоединившись к его тру­бопроводу. В результате проведённой полицией операции, перед судом пред­стало тринадцать фирм.
      -- Ну, если уж зашла об этом речь, так я вам скажу, что преступления эти могли быть пресечены уже в самом начале. Ведь в министерстве инфраструк­тур есть отдел топлива, который контролирует АЗС страны. Так вот за не­сколько лет количество инспекторских проверок АЗС сократилось более чем наполовину. Но и те проверки, которые проводились, могли бы выявить нару­шения, если бы проходили на должном уровне. Любая специализированная лаборатория может выдать точный анализ нефтепродукта за десять минут. Кроме того, в стране появилось много пиратских станций, которых как-будто не замечают. Не замечают, на чьей территории поставили станцию, и чи­новники министерства инфраструктуры. А не замечать их чиновники могут только по той причине, если они тоже в доле. В результате всей этой аферы страдают не только владельцы автомобилей. Наибольший ущерб приносится государству, которое не получает доход с "левых" продаж палёного бензина.
      -- Так вот, все не замечали, а полиция сумела раскрутить эту аферу. И честь им за это и хвала.
      -- Да, если бы они и другие дела так раскручивали.
      -- О чем вы говорите? Кто там будет раскручивать? Вы посмотрите, кого назначают в руководство! Когда в 2004 году надо было назначить нового генерального инспектора полиции, было выдвинуто четыре кандидатуры. Но, к удивлению многих, тогдашний министр внутренней безопасности Цахи Ханегби назначил на эту должность Моше Каради, наименее опытного из всех претендентов. Тогда возникли слухи о том, что это назначение Ханегби сде­лал под давлением Омри Шарона, сына премьер-министра. А Моше Каради является его близким другом. Следует заметить, что Цахи Ханегби в то время уже находился под следствием по делу о партийных назначениях, однако не побоялся принять решение об этом назначении. Казалось бы, Моше Каради должен был приложить все силы, чтобы оправдать доверие своих покрови­телей. Однако вскоре стали выявляться неприглядные факты. Ещё, будучи начальником Южного округа полиции, Моше Каради назначил полковника Леви командиром ЯМАРа -- отдела по борьбе с организованной преступ­ностью на юге страны. Уже в ту пору среди полицейских ходили слухи, что Леви связан с преступной группировкой Периньянов. Однако Каради этими слухами пренебрёг. Не придал им значения и руководитель полицейского разведотдела генерал Илан Франко. Провёл своё расследование и МАХАШ (отдел по расследованию преступлений, совершенных полицейскими) и тоже оставил Леви в покое. И только когда тележурналисты смогли взять интер­вью у бывшего члена преступной группировки братьев Переньян, стало из­вестно, что полковник Леви получал взятки от этой преступной группировки. Назначенная комиссия пришла к выводу, что Леви и его заместитель должны быть сняты с занимаемой должности. Вынужден был подать в отставку и Моше Каради.
      -- Здесь следует обратить внимание на один момент. В 2004 году одним из четырёх претендентов на пост Генерального инспектора полиции был на­чальник Северного округа полиции генерал Яаков Боровский. Он единствен­ный кто тогда возмущался удивительным решением, принятым Цахи Ханегби. Моше Каради этого не простил и через пару месяцев, после своего назначения, отправил Боровского в отставку. Спустя некоторое время Яаков Боровский становится советником государственного контролёра Михи Линденштрауса по вопросам, связанным с борьбой с коррупцией. Работа, которую он начал вести, оказалась настолько серьёзной, что он предложил Линденштраусу оставить все мелкие дела и сосредоточиться на наиболее крупных. В поле зрения Боровского попал и Эхуд Ольмерт, а это уже становилось опасным. И вот нашлась пара журналистов, выступивших с клеветническими материа­лами против Боровского. Было открыто дело, длившееся около трёх месяцев. В результате государственный прокурор Эран Шендар принял решение за­крыть это дело "за отсутствием необходимых доказательств". Дело-то закры­ли, а пятно осталось. Тем, кто действительно хочет бороться с коррупцией, был дан сигнал о том, что нельзя переходить определённую черту.
      -- Что касается полиции, то "грешки" за ней водятся чуть ли не с мо­мента образования государства. в 1955 году разразился скандал, в котором был замешан сын Бен-Гуриона Амос, занимавший должность заместителя генерального инспектора полиции. Он подозревался тогда в протекционизме и других неблаговидных делах. Судебное разбирательство длилось несколь­ко лет. В результате вынужден был уйти в отставку генеральный инспектор полиции Саар. Он был приговорён к девяти месяцам условного заключения и штрафу в 15 000 лир. Пришлось снять форму офицера полиции и Амосу Бен-Гуриону. Это существенно ограничивало возможности правящей партии МАПАЙ. Тогда была организована своего рода частная полиция, призван­ная блюсти интересы партии. И возглавил эту кампанию тот же Амос Бен-Гурион. Вообще в самой МАПАЙ всегда царил протекционизм. О своих лю­дях там всегда заботились. И в то же время осуществлялась дискриминация по отношению к сторонникам других партий.
      -- И хотя с тех пор многие партии канули в лету, другие преобразовались, но протекционизм сохранился. Как иначе можно объяснить постоянный по­ток жалоб на некомпетентность следователей, прокурорских работников?
      -- Что тут говорить о полиции, когда вообще с безопасностью государ­ства не в порядке. Вы знаете, что нашей армией командуют в большей части необразованные люди. Среди высших офицеров 82 процента генерал-майо­ров, 68 процентов бригадных генералов и 75 процентов полковников не име­ют высшего военного образования. В лучшем случае они прошли обучение на краткосрочных офицерских курсах.
      -- Тогда понятно, почему армия ничего не предпринимает против терро­ристов, которые из Газы на протяжении стольких лет обстреливают ракетами "кассам" нашу территорию.
      -- И столько же лет не предпринимаются меры для обнаружения тунне­лей, которыми пользуются палестинские террористы.
      -- Но это же угрожает нашей безопасности!
      -- О чём вы говорите?! Не меньше угрожают нашей безопасности дей­ствия наших чиновников.
      -- А чем чиновники могут нам угрожать?
      -- Чем? Своими действиями. К примеру, если у вас, не дай бог, случится пожар, то совсем не факт, что вы получите своевременную помощь. Потому, что эти "умники" сводят число работников противопожарной службы до ми­нимума. А тех, что принимают на работу, оформляют на один сезон, а потом увольняют. Когда же заканчивается срок получения ими пособия по безрабо­тице, их снова принимают на работу. И делается это для того, чтобы не давать пожарным квиют (постоянство). Но разве может работник в таких условиях получить профессиональную подготовку? Недавно в Цфате случился пожар в одной из квартир. На вызов приехали два пожарника. Всего их в штате чис­лится 6, но работают по суткам двое, другие в это время должны отдыхать. В результате того пожара погибло трое детей и сгорела квартира. Вот вам и безопасность.
      -- Идиотизм некоторых наших чиновников не знает предела. Как-то один еврейский парень, гражданин Ирана, бежал в Израиль и выразил желание служить в боевых частях нашей армии. Но наши чиновники потребовали от него представить согласие родителей, оставшихся в Иране. Видя его недоу­мение, чиновники посоветовали ему обратиться за помощью в иранское кон­сульство! Они как-будто в вакууме живут! Не знают, что между Израилем и Ираном уже почти 30 лет не существует дипломатических отношений. Что их страна финансирует ХАМАС и другие террористические организации, а их президент постоянно угрожает стереть Израиль с лица земли. И можно себе представить, что было бы с семьёй этого парня, если бы иранцы узнали о том, что их сын собирается служить в израильской армии.
      -- Кстати, о добровольцах. Имеется информация, что чеченские снайпе­ры просятся в Газу, для участия в боевых действиях против Израиля. А на­шим военным специалистам, ныне гражданам Израиля, которых в своё время советская армия посылала в различные горячие точки планеты, израильские бюрократы чинят всяческие препятствия. В 2002 году несколько инициатив­ных офицеров из числа репатриантов решили организовать общественное движение "Батальон Алия", которое позволило бы офицерам-репатриантам служить добровольцами в ЦАХАЛе. Официально для призыва на службу они не подходят по возрасту, следовательно, не подходят они и для резервистских сборов. И тут складывается такая ситуация: с одной стороны есть коренные израильтяне, которые не хотят служить в армии; с другой -- зна­чительное число граждан с богатым боевым опытом, готовых встать в строй вместо отказников. В 2002 году таких желающих насчитывалось не менее 1700 человек. Но министерство обороны пока не собирается воспользоваться услугами добровольцев. Основная причина отказа состоит в том, что кто-то из армейских чинов принял в своё время решение не призывать в резерв но­вых репатриантов, приехавших в страну в возрасте старше 28 лет. Из-за этого решения страна отказалась от 100 000 новых репатриантов, которые могли бы и желали стать резервистами. Это практически равно численности лич­ного состава сухопутных войск ЦАХАЛа. Тогда члены "Батальона Алия" за счёт своего свободного времени абсолютно добровольно начали охранять по­селения. Во время этой охраны не было ни одного случая проникновения в поселения со стороны террористов. Со временем и другие поселения обрати­лись за помощью к добровольцам. Как же можно охарактеризовать действия армейского руководства, не использующего богатый опыт подготовленных специалистов, добровольно предлагающих свои услуги?! Армия оказалась не в состоянии поддержать стремление добровольцев выполнить свой граждан­ский долг по защите своего государства.
      -- Что вообще говорить о нынешнем военном руководстве? Из недавнего отчёта государственного контролёра становится ясно, как транжирятся выде­ляемые для армии деньги. Например, в авиации тратятся огромные средства на закупку излишних запчастей для боевой техники. Они долго пылятся на складе, потом якобы списываются за ненадобностью. Но вместо них заку­паются новые партии запчастей. Можете себе представить, какие миллионы шекелей из карманов налогоплательщиков выбрасываются на ветер. А сколь­ко миллионов тратятся ежегодно на ремонт наших самолётов в США! Хотя в Израиле эти работы могли бы быть выполнены значительно дешевле и по­явились бы дополнительные рабочие места для многих специалистов.
      -- В данном случае просматриваются две причины: или армейские чи­новники абсолютно не компетентны, или они от таких решений получают какую-то выгоду.
      -- Скорее всего, тут действуют обе эти причины. В отчёте госконтролёра имеется довольно прозрачный намёк на то, что высшее руководство мини­стерства обороны и ЦАХАЛа "радеют своим человечкам", помогает зараба­тывать деньги своим родственникам, друзьям и знакомым.
      -- В то же время ЦАХАЛ требует новых и новых ассигнований. И вы­деляются дополнительные миллиарды в обход Кнессета и правительства, что является противозаконным. В 2003 году по прямому указанию Ариэля Шарона армия без всякого обсуждения получила два миллиарда шекелей сверх запланированного бюджета. В 2004 году утверждённый бюджет систе­мы безопасности составлял 46,8 миллиарда шекелей. В действительности в обход официального бюджета в течение года на нужды безопасности пере­водилось дополнительно 11,7 миллиарда. Но, несмотря на дополнительные денежные вливания, у армии постоянно не хватает средств на выполнение текущих программ. Пуленепробиваемыми жилетами укомплектованы толь­ко 40 процентов солдат, не хватает денег на повышение образования солдат, на проведение учений.
      -- А я вам так скажу. Если уже в армии тёплые места достаются по бла­ту, то ни к чему хорошему это не приведёт. Надо немножко вспомнить во­енную историю. В Крымской войне 1853-1856 годов российская армия не смогла противостоять вооружённым силам Англии и Франции по уровню организации, подготовки командного состава и выучке войск. По этой же причине российская армия потерпела поражение в 1904-1905 годах в войне с Японией. После этого Николай Второй вынужден был назначить военным ми­нистром профессора Академии Генерального штаба генерала Редигера, кото­рый начал реформу в армии с "чистки" военного командования. В результате работы Высшей аттестационной комиссии было смещено шесть командую­щих военными округами из тринадцати, все командиры крепостей, дивизий и корпусов. Многим приближённым царя это не понравилось, и в 1909 году генерал Редигер был смещён. Кстати, один из представителей этой фамилии уже в наше время занял пост патриарха Российской православной церкви под именем Алексия Второго. Во Франции поведение высшего командова­ния стало причиной поражения в начале Первой мировой войны и во Второй мировой войне. Уже после капитуляции Франции начальник Генерального штаба генерал Гамелен тайно передал советскому военному атташе в Париже "Официальный отчёт о франко-германской войне 1939-1940 годов" и сказал при этом: "Возьмите, изучайте и смотрите, чтобы вас не постигла такая же судьба!" И провальная финская кампания 1939-1940 годов показала выс­шему руководству СССР, что Красная Армия не готова к современной во­йне, что необходимо готовить командные кадры, обучать войска, проводить перевооружение. Однако времени на это уже не оставалось и опыта приходи­лось набираться ценой миллионов человеческих жизней и временной потери огромных территорий.
      -- Но у нас нет, ни огромных территорий, ни такого количества людей. Мы не можем обучаться такой ценой.
      -- Что бы вы там ни говорили, но в своё время шестидневную войну мы выиграли. Как-нибудь справимся и сейчас.
      -- Если разбираться подробнее, то в шестидневную войну наша удача тоже висела на волоске. Начнём с того, что в этой войне был заинтересо­ван такой мощный противник, как Советский Союз. 13 мая 1967 года прави­тельство СССР дало дезинформацию правительству Египта о том, что якобы израильские войска готовят нападение на Сирию, и что на северной грани­це Израиля с этой целью сконцентрировано от 11 до 13 израильских бригад.
      
      -- мая египетские войска начали продвижение на Синай по направлению к израильско-египетской границе. Колонны военной техники парадным стро­ем прошли через улицы Каира прямо под окнами американского посольства.
      -- мая в Израиле по случаю Дня Независимости состоялся военный парад. По решению руководства, парад был скромным. Против обыкновения в нём не участвовали ни танки, ни полевая артиллерия. Прошли строем около 1600 солдат. Арабские газеты по этому случаю пришли к мнению, что вся израиль­ская техника уже сосредоточена на границе. Уже во время парада премьер-министр Леви Эшколь получил записку о том, что число египетских войск на Синае выросло с 30 тысяч до 60 и продолжает расти. После совещания в министерстве обороны было решено начать частичную мобилизацию.
       Беспрецедентны были и действия ООН. 16 мая министр иностранных дел Египта Махмуд Риад в письме на имя Генерального Секретаря ООН У Тана уведомил его, что правительство Египта приняло решение "о прекращении деятельности войск ООН на территории Египта и в полосе Газы. И вот У Тан, не собрав Совет Безопасности, не известив Генеральную Ассамблею, не пере­говорив ни с одним из послов, без всяких консультаций с кем бы то ни было, согласился выполнить запрос правительства Египта. Причём ООН, известная своим бюрократизмом и медлительностью, на этот раз сработала с неслы­ханной скоростью. Ответ был доставлен египетскому правительству через 75 минут после получения его просьбы. Следом У Тан выразил желание по­сетить Каир, с целью "ознакомиться с ситуацией на месте". 22 мая, в тот мо­мент, когда У Тан должен был приземлиться в столице Египта, Радио Каира объявило о закрытии Акабского пролива для всех судов, направляющихся в израильский порт Эйлат. Согласно всем законам и прецедентам международ­ного права, объявление блокады морского порта любой страны является ак­том войны.
       В такие моменты очень многое зависит от личности главы государства. Один, видимо не лишённый юмора, израильтянин как-то выразил в прессе интересную мысль. Если бы Ленин в своё время выиграл бы несколько дел в суде и стал бы видным адвокатом, а Сталин успешно бы учился в духовной семинарии, то они, может быть, не пошли бы в политику, и история России была бы совсем другой. Наш Леви Эшколь в свои 72 года не имел ни военно­го опыта, ни ораторского дара, ни харизмы прирождённого лидера. Он был толковым агрономом, дельным администратором. Но если бы он тогда не со­гласился с решением опередить арабов на несколько часов и ударить первы­ми, то исход той войны мог быть другим.
      -- А вот Голда Меир в 1973 году это сделать не решилась, и Война Судного дня для Израиля была гораздо тяжелее. Государственная комиссия тогда соч­ла виновным начальника Генштаба и не затронула роль политического руко­водства. Давида Элазара уволили с позором. Но когда поднялась волна про­тестов, Меир и Даян вынуждены были тоже уйти в отставку.
      -- Если начальник Генштаба действительно оказался бездарным, то воз­никает вопрос о том, как он тогда смог попасть на эту должность. А потому, что протекционизм и коррупция процветали со времён Бен-Гуриона. Причём не только продвигались единомышленники, их дети, внуки и товарищи, но и принимались меры для фильтрации "чужих". Армия и другие силовые струк­туры были политизированы. ШАБАК вёл сотни дел на каждого израильского политика, в особенности на тех, кто находился в оппозиции к Бен-Гуриону. И это продолжалось вплоть до начала 60-х годов, когда, в 1963 году, ушёл в отставку Исер Харель. Заступивший вскоре на пост главы ШАБАКа Амос Манор не одобрял методов Бен-Гуриона и Хареля и приказал сжечь все име­ющиеся в архиве ШАБАКа досье на политических и общественных деятелей. Бумаг оказалось так много, что сжигание продолжалось целый день. Но и в последующие годы, приходящие к власти политики оказывали давление на ШАБАК и другие ведомства. Например, в 1970 году ШАБАК начал рассле­дование должностных преступлений, совершённых послом Израиля в одной из европейских стран. И вдруг тогдашний глава ШАБАКа получил записку от Голды Меир: "Йосеф, привет! Мы находимся накануне выборов. Прекрати расследовать это дело -- оно нам может навредить. Голда Меир". И Гермлин под благовидным предлогом расследование прекратил. Но когда в 1977 году левые потерпели поражение на выборах и к власти пришёл "Ликуд", новый премьер-министр Менахем Бегин поставил задачу деполитизировать армию и спецслужбы.
      -- И всё-таки каждая партия, победив на выборах, стремится назначить своих людей в этих ведомствах.
      -- А вы знаете, почему в своё время одна из израильских спецслужб сдала американцам Полларда? Потому, что он отказался добыть в ЦРУ имеющийся там компромат на политических противников Ариэля Шарона.
      -- Примером к чему иногда приводит протекционизм, может служить история Шимона Левинзона. С детских лет этот сабра, выходец из религи­озной семьи, не испытывал влечения ни к одному делу. Его отец, благода­ря своим связям, много раз устраивал его на тёплое местечко. Но тот ни­где не мог прижиться и увольнялся со скандалом. Причём устраивали его не, только в гражданские учреждения и фирмы. Поработал он и в армии, одно время был связан с ШАБАКом и "Моссадом". В 1967 году уже в чине майора Левинзон был назначен помощником офицера по связям с ООН в Иерусалиме. На этом посту он часто общался с представителями ООН и иорданскими офицерами и хорошо ладил со всеми. Именно ему 5 июня 1967 года было поручено передать королю Иордании Хусейну "пожела­ние" израильского правительства не вступать в войну Израиля с Египтом и Сирией, если она всё-таки начнётся. Хусейн, правда, этим пожеланием пре­небрёг и в результате лишился Восточного Иерусалима и части своих терри­торий. О близости Левинзона к иорданским офицерам свидетельствует тот факт, что когда в ходе Шестидневной войны один из приближённых короля Хусейна генерал Дауди Эль-Аббаси согласился сдаться израильтянам, то вы­ставил условие, что готов сдать своё оружие только лично в руки "кэптэ-ну Левинзону". После Шестидневной войны Левинзон был командирован в Эритрею. Вернулся в 1971 году и в поисках работы обратился к тогдаш­нему министру обороны Моше Даяну. Даян назначил Левинзона офицером по связям на израильско-ливанской границе, но попросил "приглядывать" за командующим Северным округом Рафулем. Там Левинзон подружился со всеми высокопоставленными офицерами миротворческих сил ООН, а попут­но "стучал" на Рафуля. Тот об этом узнал и не простил. Когда в 1978 году Рафуль стал начальником Генштаба, он уволил Левинзона. Тому надо было искать работу, и он обратился к своим друзьям из ООН. Левинзону предло­жили стать одним из руководителей Фонда ООН по борьбе с наркоторговлей в Юго-Восточной Азии. Предложение было просто сказочное: арендованная за счёт ООН огромная квартира в лучшем районе Бангкока, зарплата в 60 ты­сяч долларов в год, плюс персональный автомобиль, оплата всех расходов на поездки, обеды в ресторанах и так далее. Но, очевидно, и на этом посту он себя не проявил, так как через три года, в 1980 году, ООН решила контракта не возобновлять из-за безынициативности Левинзона. Тот переправил жену с детьми в Израиль, купил там не по средствам роскошный дом в престижном месте, а сам вернулся в Таиланд с целью заработать деньги на возврат ссу­ды за дом. Ему удалось устроиться представителем американской компании NRI в Юго-Восточной Азии. Почти вся зарплата уходила на погашение ссу­ды, и нужно было срочно доставать деньги. Размышляя о том, что бы такое продать, Левинзон вспомнил, что обладает рядом военных секретов Израиля. По роду своей прежней работы он был хорошо знаком со всей системой обо­роны северной и южной границы Израиля. Такие сведения, с его точки зре­ния, стоили немало. Он посетил посольство СССР в Бангкоке, встретился с советским консулом и предложил свою информацию в обмен на 100 000 дол­ларов. Ему было предложено прилететь в Москву. Там он провёл двое суток в гостинице "Москва" и давал письменные ответы на задаваемые вопросы. Потом его заставили подписать обязательство работать на КГБ и отвезли в аэропорт. Через месяц Левинзон решил вернуться в Израиль. На встрече в Вене с представителем КГБ это решение было одобрено. Ему посоветовали устроиться в какую-нибудь влиятельную политическую структуру. Как раз в 1984 году премьер-министром на два года стал Шимон Перес. Гендиректором своей канцелярии он назначил старого приятеля Авраама Тамира. А Тамир был старым приятелем Шимона Левинзона. Когда Левинзон обратился к Тамиру с просьбой о трудоустройстве, тот предложил ему должность началь­ника службы охраны канцелярии премьер-министра. В его задачу входило обеспечение личной безопасности премьер-министра и соблюдение мер по сохранению важных государственных секретов. Уже вскоре Москва стала получать копии с документов, лежащих в сейфе премьер-министра. За вы­полняемую работу Левинзон от Москвы получал гроши. Всего за 6 лет рабо­ты на КГБ Левинзон получил около 30 000 долларов. В 1987 году он решил прервать все контакты с КГБ, но его там не забыли. В 1989 году его срочно вызвали в Москву и приструнили. Но Левинзон к тому моменту принял окон­чательное решение и после возвращения из СССР прекратил откликаться на все сообщения из Москвы. К тому времени, и Москва стала более доступ­ной для иностранных разведок. В 1990 году "Моссад" получил сообщение о том, что некий израильтянин в 80-х годах активно работал на советскую разведку. Когда с большим трудом Левинзона удалось вычислить, многие не могли в это поверить. Ведь Левинзон -- сабра, соль земли Израиля! Из рели­гиозной семьи! Он получал самые высокие посты, демобилизовался в чине полковника! Сам Левинзон в это время жил за границей. Одну из крупных государственных компаний попросили сделать Левинзону деловое пред­ложение, от которого тот не смог бы отказаться. 15 мая 1990 года рейсом 332 Цюрих--Тель-Авив Левинзон прилетел в Израиль и в аэропорту Бен-Гурион был арестован. Судебный процесс по этому делу длился почти два года. Представители ШАБАКа и "Моссада" настаивали, чтобы Левинзон по­нёс самое суровое наказание. К этому же мнению поначалу склонялся и судья Элиягу Виноград. Однако Левинзон выставил на суде в качестве свидетелей Ариэля Шарона и Рафии Эйтана. Эти свидетели утверждали на суде, что за время службы в армии Шимон Левинзон принёс немало пользы Израилю.
       -- Это тот Рафии Эйтан, который был начальником отдела разведки в ми­нистерстве обороны? Который в своё время поймал Эйхмана, сдал американ­цам Полларда, а теперь возглавляет партию пенсионеров?
       -- Он самый. Тогда на суде он пытался доказать, что нанесённый Левинзоном ущерб безопасности Израиля не так уж велик. В результате Шимон Левинзон был приговорён к 12 годам тюремного заключения, но в 1998 году, несмотря на протесты ШАБАКа и "Моссада", был амнистирован, отсидев только две трети своего срока. Вот, что значит иметь протекции и связи.
      -- Неужели и у нашего знаменитого "Моссада" бывают проколы?
      -- К сожалению, это так. Естественно, что о своих проколах они не распро­страняются, но со временем кое-что всплывает. И тогда люди начинают узна­вать, как иногда трудно приходилось работать нашим разведчикам, особенно в первые годы образования государства. Примером тому может служить исто­рия Авни-Гольштейна. Вольф Гольдштейн родился в Риге в 1921 году. Вскоре родители переехали в Германию, а когда Гитлер пришёл к власти, перебрались в Цюрих. Из всей домашней библиотеки родители привезли только собрание сочинений Ленина. Поэтому Вольф с детских лет был пропитан коммунисти­ческой идеей и был готов к борьбе с мировым империализмом. На этой почве он и был завербован резидентом советской разведки в Западной Европе. Этот полковник ГПУ завершил воспитание Вольфа в духе марксизма-ленинизма и обучил его азам разведывательной и диверсионной деятельности. Вольф по­лучает кличку Тони, создаёт подпольную антифашистскую ячейку, которая собирала информацию о деятельности немцев на территории Швейцарии. Иногда приходилось совершать диверсии против швейцарских предприятий, активно сотрудничавших с фашистской Германией или эшелонов с грузами, идущими в эту страну. Так продолжалось до 1945 года, пока из Москвы не пришло указание прекратить диверсии. В 1947 году резидент Вольфа воз­вращается в Москву. При прощании он посоветовал Вольфу отправляться на Ближний Восток и дал пароль. Супруги Гольдштейн прибыли в Хайфу весной 1948 года, накануне Войны за независимость. Вольфу велено было доставить семью в кибуц и присоединиться к частям Хаганы, которые должны были поставить заслон на пути иракской армии. После окончания войны Вольф вернулся в кибуц. Не дождавшись, когда о нём вспомнит Москва, Вольф по­ехал в советское посольство. Там его приняли очень холодно и посоветовали как можно лучше устроиться на новом месте. Совершенно расстроившись, Гольдштейн признаётся одному из кибуцников, имевшему родственников в Москве, что является убеждённым коммунистом. Это стало известно кибуц-ному руководству, и Вольфу предложили покинуть кибуц. Через несколько дней он выехал в Цюрих, чтобы продать дом. И тут до него дошёл смысл пожелания сотрудника советского посольства. Действительно, чтобы быть ценным разведчиком, нужно быть как можно ближе к власти. Он отправил­ся в израильское посольство и предложил бескорыстную помощь в качестве переводчика, архивариуса и консультанта. Через несколько месяцев он вер­нулся в Израиль с отличными рекомендациями посла Израиля в Швейцарии. Здесь он поменял имя и фамилию на Зеэва Авни и отправился в МИД. Там ему в работе поначалу отказали. Авни не гнушался никакой работы и посто­янно напоминал МИДу о себе. Наконец, в1950 году он был принят простым сотрудником охраны. В то время не было налаженной системы проверки по­ступающих работников, и отдел кадров МИДа не поинтересовался причи­ной, по которой Зеэв покинул кибуц. Рекомендации из Цюриха пригодились. Спустя несколько месяцев Авни как знающего несколько языков перевели на работу в экономический отдел МИДа. В 1952 году его направили вторым помощником израильского консула в Брюсселе. Не успел он обосноваться в брюссельской квартире, как раздался телефонный звонок. Ему назвали па­роль и указали место встречи. Следует учесть, что в то время в Брюсселе вся израильская дипломатическая миссия состояла из трёх человек -- консула и двух его помощников. Через руки Авни проходила вся консульская почта, и в Москве знали всё, что происходило в МИД Израиля. Вскоре к Зеэву Авни стали обращаться за помощью сотрудники европейского отдела "Моссада". У этого ведомства в те годы ощущалась острая нехватка кадров, и прихо­дилось обращаться за помощью к дипломатам. Те, как правило, оказывали помощь неохотно, а Авни делал это с удовольствием. Ему, как обладателю дипломатического паспорта, чаще доверяли роль курьера, доставлявшего секретные послания руководства разведчикам, работающим в разных евро­пейских странах. Это дало возможность Зеэву Авни познакомиться почти со всеми резидентами "Моссада" в Европе. Затем они оказывались под полным контролем КГБ. Со временем Авни направили с повышением в посольство Израиля в Югославии. И здесь он снова связался с представителем совет­ской разведки. Работа курьера "Моссада" продолжалась и здесь. Во время встреч с представителями "Моссада" Авни не раз намекал, что готов перейти к ним на постоянную работу, оставив дипломатическую службу. А в это вре­мя у "Моссада" начали проваливаться одна операция за другой, и руковод­ство пыталось вычислить "крота". И тут Авни совершил ошибку. Он приехал в Израиль, явился в главный офис "Моссада" в Тель-Авиве и напросился на приём к его руководителю Исеру Харелю. Он предложил себя на посто­янную работу в "Моссад" и обещал создать агентурную сеть "Моссада" в Югославии. Что-то Харелю не понравилось. У Израиля с Югославией были прекрасные отношения, и создавать там агентурную сеть не имело смысла. Это обстоятельство давало повод задуматься: кому подобное предложение было бы выгодно? Понятно: СССР такая сеть была подарком. Может быть, такое предложение Авни вызвано пожеланием Москвы? Излишний энтузи­азм Авни и его готовность беззаветно отдавать себя делу разведки вызывали подозрение. Харель запросил дело Зеэва Авни и поинтересовался причиной, по которой тот в 1948 году покинул кибуц. Ведь в то время жизнь в кибуце га­рантировала новому репатрианту более сносное существование. Но за шесть лет в кибуце успели забыть причину ухода Авни. Прямых фактов у Исера Хареля не было, и он решил действовать напролом. Он пригласил Авни на конспиративную квартиру и бросил ему в лицо:
       -- Ты, подонок, советский шпион, работающий на Москву с самого сво­его приезда в страну!
       После некоторого молчания Авни ответил:
       -- Да, вы правы: я действительно советский разведчик, но больше вы от меня ничего не узнаете!
       В соседней комнате сидел глава ШАБАКа Амос Манор. Признание Авни обоих удивило. Ведь у них не было никаких доказательств, и Авни мог ка­тегорически отвергнуть все обвинения. Но он признался! Авни понял, что находится на явочной квартире, где его могут даже убить, и никто об этом не узнает... Но Харель решил перевербовать Авни и заявил, что если тот сейчас расскажет о своей деятельности против Израиля, то его не станут арестовы­вать и, может быть, даже опять отправят на работу в Белград. Однако Авни не поверил Харелю и от сделки отказался. После этого Харель покинул кварти­ру и с Авни остался беседовать Манор, который вскоре понял, что Авни дей­ствовал исходя из идеологических убеждений. Вместо допроса получилась жёсткая дискуссия. Около двух часов ночи, когда оба уже вдоволь накрича­лись, Манор решил, что ничего больше не добьётся, и вызвал своих людей. Зеэва Авни отправили в тюрьму. Следствие по этому делу поручили вести одному из опытных полицейских, полковнику Иегуде Прагу. На основании весьма скудных доказательств было составлено обвинительное заключение. Спустя месяц после ареста Авни состоялся суд. Обвинение требовало при­знать Зеэва Авни виновным по трём пунктам: измена Родине, нанесение се­рьёзного ущерба безопасности Израиля, передача в руки третьих лиц секрет­ной информации, которая привела к арестам и подвергла опасности жизни людей, работавших на Израиль. По каждому из этих пунктов Авни грозило четырнадцать лет тюрьмы, что в сумме тянуло на 42 года заключения. Однако судья Биньямин Леви понимал всю шаткость обвинения и приговорил Зеэва Авни к четырнадцати годам тюремного заключения. Но "Моссаду" нужно было узнать, какие тайны Авни выдал КГБ. Иегуда Праг стал еженедель­но навещать в Рамле отбывающего наказание в камере-одиночке советского шпиона. Чтобы разговорить Авни, надо было убедить его, что коммунисти­ческая идеология ведёт к тирании и попранию всех свобод. Прага принёс Зеэву доклад Хрущёва на ХХ съезде партии, опубликованный к тому времени во многих газетах мира. Но Авни не хотел в это верить и считал "фальшив­кой, сфабрикованной американскими империалистами". Приносил Прага и книги великих писателей, которые в 30-х годах писали правду о сталиниз­ме. Оставлял он и свежие газеты, много беседовал и устраивал дискуссии. Но убедить Зеэва в ошибочности коммунистической теории не удавалось. Всё решила статья лидера итальянской компартии Пальмиро Тольятти, в ко­торой убедительно объяснялось, что дело не только в Сталине, а в порочно­сти целого ряда базисных положений, которыми КПСС руководствовалась все годы. Как потом рассказывали охранники тюрьмы в Рамле, в то утро из камеры Зеэва Авни раздался нечеловеческий крик. Авни бился на кровати в истерике, а рядом на полу валялась скомканная газета.
       -- Позвоните Прагу,-- сказал Авни сквозь рыдания,-- и передайте ему, что я готов рассказать всё. Показания Авни повергли в шок Хареля и Манора. Нанесённый ущерб оказался намного большим, чем предполага­лось. Пришлось отзывать почти из всех стран Европы израильские развед­группы и начинать строить заново всю разведсеть.
       -- А что потом стало с этим предателем?
       -- За своё признание он заслужил облегчения условий содержания. Его перевели в общую камеру, разрешили заочно учиться в университете. Через три года он получил диплом клинического психолога, а в 1965 году был досрочно освобождён за примерное поведение. В 1973 году во время Войны Судного дня Авни служил в действующей армии и в госпиталях в качестве психиатра и психолога.
       -- В своё время в Израиле был такой шпион, работавший на КГБ и также быстро расколовшийся на первом же допросе.
       -- И кто это такой?
       -- А вы разве не слышали про Шабтая Калмановича? Так я вам могу за него кое-что рассказать. Этот парень родом из Каунаса. Родился он в 1947 году, а в 1959-м его родители решили уехать в Израиль. Но получили отказ. Отец Шабтая до этого работал заместителем директора известного за­вода, так его сняли. Шабтая даже исключили из пионеров и отказали в при­ёме в комсомол. Но школу он благополучно закончил, и в местный Политех его приняли. Но как только он получил диплом, его забрали в армию. В пе­риод армейской службы его пригласили как-то на "дружескую беседу" с офицером КГБ. Беседу тот провёл в патриотическом духе и предложил сооб­щать о тех сослуживцах-евреях, которые ведут "антисоветские разговоры". И Шабтай стал "стучать" на своих товарищей, получая в обмен различные послабления по службе. А потом семья Калмановичей вдруг получила раз­решение на выезд в Израиль, и в декабре 1971 года оказалась в аэропорту Бен-Гурион. Шабтая Калмановича, как и других репатриантов, пригласили в комнату офицера ШАБАКа, чтобы выяснить, не пытались ли его вербо­вать советские спецслужбы. Но разговор был кратким и формальным, так как семья Калмановичей, двенадцать лет находившаяся в отказе, не вызы­вала никаких подозрений. В Израиле Шабтай преуспел в карьере довольно быстро. После окончания курсов по изучению иврита он был принят в Центр пропаганды, действовавший при канцелярии премьер-министра. В его зада­чу входила работа с новыми репатриантами. На него даже обратила внима­ние премьер-министр Голда Меир. Вскоре Калманович был назначен главой Объединения новых репатриантов, действующего под эгидой правящей пар­тии "Авода". В партии у него нашлись покровители, помогавшие заводить знакомства в правительстве. ШАБАКу казалась подозрительной быстрая карьера Калмановича, и покровители Шабтая были поставлены об этом в известность. Но те только отмахнулись и, как потом оказалось, совершен­но напрасно. Весной 1974 года на конспиративной квартире КГБ в Дрездене Калманович встретился с подтянутым худощавым блондином с типичной внешностью славянина. Это был молодой офицер КГБ Владимир Путин. Ему было поручено "разбудить" Калмановича от трёхлетней "спячки" и на­помнить о взятых им в Москве обязательствах. Шабтай заверил, что помнит о "долге" перед социалистическим отечеством. В ходе беседы Шабтай получил соответствующие инструкции и 3 000 долларов. Деньги не бог весть, какие. В Израиле Калманович параллельно с основной работой начал заниматься бизнесом. Воспользовавшись своей должностью, Калманович завёл близкие знакомства с певцами, артистами и художниками, репатриировавшимися в Израиль и не имевшими здесь работы по специальности. Он взялся орга­низовывать их гастроли и выставки в Израиле и за рубежом, обдирая своих подопечных. Он первый после разрыва отношений между СССР и Израилем, обходными путями организовывал гастроли известных советских артистов в
       Израиле. Когда об этом бизнесе стало известно в "Аводе", Калмановичу пред­ложили оставить пост в Объединении репатриантов во избежание скандала. Шабтая это не очень расстроило. В 1975 году он женился и вместе с женой создал фирму по продаже "натуральной косметики". Бизнес этот позволил ему переехать в роскошную виллу в престижном квартале Тель-Авива и ве­сти подобающий этому району образ жизни. В 1977 году Калманович стал близким другом Шмуэль Флатто-Шарона, бизнесмена, репатриировавшегося из Франции. Он стал одним из главных деятелей его предвыборной кампании, когда Флатто-Шарон решил баллотироваться в депутаты Кнессета. Затем он стал официальным помощником избранного депутата. Теперь Шабтай посто­янно бывал в Кнессете, общался с политиками и просматривал все докумен­ты. В 1978 году случай свёл его с американским сенатором Бенджаменом Гильманом, а тот порекомендовал его руководителю непризнанного государ­ства Бопутасвана. Калмановичу было предложено оказывать помощь этому южноафриканскому государству, и Шабтай согласился. Он был назначен почётным консулом Бопутасваны в Израиле и предложил президенту это­го государства стать его бизнес-партнёром и "помочь" выгодно вложить те деньги, которые перечислило Бопутасване ЮАР. Шабтай пригласил подряд­чиков из Израиля и те быстро развернули строительство роскошного пре­зидентского дворца и других объектов. В стране начал развиваться туризм, наладился экспорт сельскохозяйственной и другой продукции. Это прино­сило Калмановичу многие миллионы долларов. После военного переворота в Сьерра-Леоне новый правитель этой страны генерал Джозеф Саиду Момо также обратился к Калмановичу с просьбой помочь ему разобраться с эконо­мическими проблемами. Огромные прибыли, получаемые Калмановичем в Африке, позволили ему выйти на международный рынок алмазов, антиквари­ата и дерева. К середине 80-х годов Калманович имел несколько роскошных вилл в Израиле и Каннах, прекрасные квартиры в США и Лондоне, роскош­ные офисы в различных странах мира. И все эти годы он продолжал работать на советскую разведку. Его положение позволяло ему свободно разъезжать по разным странам, а также беспрепятственно въезжать на территорию СССР и встречаться со своими боссами непосредственно в Москве. Получал он за эту работу, вы будете смеяться, в среднем 6000 долларов в год! Что для него значили эти деньги! Им двигало что-то другое. Но что?
       -- Может быть, он тоже действовал из идейных соображений?
       -- О каких идеях вы выговорите? Его образ жизни был очень далёк от коммунистических идеалов. Кроме официального бизнеса, Калманович за­нимался финансовыми аферами. В 1987 году в Лондоне он был арестован вместе с бизнесменом Владимиром Давидсоном, просидел под домашним арестом в Лондоне почти полгода и был выпущен под залог в полмиллиона фунтов стерлингов. Однако при расследовании деятельности Калмановича в связи с финансовыми аферами возникло подозрение, что в последние годы Шабтай сумел передать СССР и странам Варшавского договора ряд секрет­ных военных технологий, разработанных США и Израилем. В ШАБАКе по­дозрения по поводу Калмановича были и раньше. Его даже как-то вызвали на беседу, которая продолжалась несколько часов. Но никаких обоснований существующим подозрениям найдено не было. Шабтай сумел даже подру­житься с несколькими сотрудниками ШАБАКа и не раз приглашал их на дру­жеский ужин в дорогие рестораны Израиля. Так продолжалось до 1988 года, когда американцы сообщили, что Калманович передаёт на Восток секрет­ные военные технологии. Заметьте, не наша служба безопасности раскопала, у которой Калманович был под носом, а американцы. Калмановичу позвони­ли и предложили встретиться в одной из тель-авивских гостиниц. Но когда на одной из тихих улочек Шабтай пересел в машину ШАБАКа, его привезли в центральный офис. В кабинете его ждали несколько высокопоставленных офицеров.
      -- Игра закончена, -- заявили ему.
      -- Да, -- согласился он, -- игра закончилась.
       Если бы Калманович начал отрицать, его пришлось бы отпустить, так как улик против него не было. Но Калманович начал сам рассказывать о сво­ей разведдеятельности за прошедшие четырнадцать лет. На основе его соб­ственных признаний и компромиссного соглашения с прокуратурой его при­говорили к девяти годам лишения свободы. При условии примерного поведе­ния в тюрьме он мог выйти на свободу через шесть лет, но вышел через пять с половиной. Вроде бы суду были представлены документы о крайне тяжё­лом и постоянно ухудшающемся состоянии здоровья Калмановича. Немалую роль в освобождении Калмановича, говорят, сыграли депутат Российской государственной Думы Иосиф Кобзон и тогдашний зампрезидента России Александр Руцкой. Во время своих визитов в Израиль они поднимали вопрос об освобождении Калмановича. Выйдя из тюрьмы, Калманович намеревался остаться в Израиле, но через некоторое время уехал в Россию. Там начал раз­вивать совместный бизнес с Кобзоном, но вскоре разругался с ним.
       -- Были в своё время просчёты и у военной разведки АМАН. Перед вой­ной Судного дня начальник АМАНа генерал-майор Эли Зеира не реагировал на сообщения о военных приготовлениях арабов. А от надёжных источников поступала информация о сосредоточении египетских и сирийских армий на израильской границе. Даже король Иордании Хусейн тайно прилетел на вер­толёте, чтобы лично предупредить премьер-министра Голду Меир о том, что будет война. Но Зеира продолжал возражать против экстренной мобилизации резервистов. Одиннадцать предупреждений о предстоящей войне, поступив­ших от разных разведисточников за месяц до Судного дня, не поколебали его уверенности в том, что войны пока не будет. В пятницу, накануне Судного дня, в 17 часов офицер израильской разведки получил перехваченное со­общение: Советы эвакуировали свой персонал из Египта и Сирии. Офицер доложил об этом Зеире, но тот велел не передавать это сообщение дальше, чтобы не вызвать эффект спускового крючка. По сути дела Зеира тогда еди­нолично блокировал мобилизационный план, и эти потерянные часы дорого обошлись Израилю.
      -- Между прочим, этот Зеира впоследствии в своих мемуарах раскрыл имя секретного агента, долгое время работавшего на "Моссад" и сообщивше­го о войне Судного дня за несколько часов до начала.
      -- Если уже говорить о раскрытии секретов, так вы загляните в Интернет и посмотрите, что там делается. Военнослужащие представляют на всеобщее обозрение фотографии военных баз, кораблей, новейшего вооружения, шта­бов, пунктов слежения и так далее. Врагам не надо засылать к нам никаких шпионов. Ребята сами выкладывают сведения о военных частях, их располо­жении, имена командиров, расположение ракетных баз. На групповых фото­графиях указываются звания и фамилии военнослужащих.
      -- Но ведь это уголовное преступление.
      -- Да, и Министерству обороны об этих преступлениях известно. Там за­являют, что, возможно, против некоторых военнослужащих, разглашающих военные сведения, будут открыты уголовные дела.
      -- Возможно! Они не уверены! Только интересно в чём? Что такое раз­глашение является уголовным преступлением, или в том, что действительно будут открыты уголовные дела?
      -- Этого я не знаю. Но в Минобороны заверяют, что пока нет сведе­ний о том, что данной информацией воспользовались спецслужбы других государств.
      -- А что, эти спецслужбы будут Израилю докладывать, когда используют эту информацию?
      -- Что говорить о рядовых военнослужащих? Недавно несколько моло­дых парней принесли на телевидение карманную систему МР-4, которую они нашли на улице. В памяти устройства оказались документы с грифом "Совершенно секретно", "Копирование материалов категорически запреще­но". Оказалось, что прибор этот принадлежит майору ЦАХАЛа. Против него началось служебное расследование. И это не первый случай, когда высокопо­ставленные офицеры теряют секретные документы прямо на улице.
       -- Недавно комиссия проверяла систему безопасности "базы имени Рабина". Так называется секретный объект рядом с башнями торгово-административного комплекса "Азриэли". Там находятся штабы и управления Армии, офисы главы правительства и министра обороны и служат тысячи солдат и офицеров. Так вот, проверка показала, что камеры наблюдения ра­ботают неэффективно, а личный состав роты охраны проявляет беспечность.
       Контролёрам удалось даже провезти на территорию комплекса муляж взрыв­ного устройства внушительных размеров.
      -- Зато охранники министерства обороны недавно арестовали 29-летнюю москвичку Екатерину Копылову, гостившую в Израиле, за то, что она якобы фотографировала стратегический объект на фоне этого комплекса "Азриэли". Оскорблённая девушка подала в суд на министерство обороны, получила по­вестку на 24 декабря и пока вернулась в Москву. Но когда она собралась лететь на суд, консульство Израиля ей отказало в визе без указания причин. Посколь­ку никто не вправе лишить гражданина возможности и обязанности явиться на судебное разбирательство при наличии повестки, адвокат обратился к изра­ильскому судье. Он просил у суда дать судебное распоряжение, обязывающее консула выдать въездную визу. Однако от судьи пришёл ответ: в просьбе отка­зать, так как суд принял решение не вмешиваться в дела консульства.
      -- Конечно, какому судье хочется связываться с МИДом и министерством обороны!
      -- Что вам сказать! К сожалению, и нашу доблестную армию коснулась эта ржавчина приятельских назначений. А потом эти назначенцы вершат судь­бу нашей безопасности. К примеру, в 2000 году в США при участии Израиля была разработана противоракетная установка "Наутилус". Предварительные испытания показали стопроцентную эффективность при ликвидации любо­го вражеского объекта, попадающего в поле зрения этой простой, надёжной в эксплуатации и сравнительно недорогой оборонной системы. Однако в Минобороны решили не принимать на вооружение "Наутилус" по той при­чине, что "после отхода Израиля к международно-признанным границам у "Хизбаллы" не будет повода обстреливать нашу территорию". Вы где-нибудь такое видели, чтобы армия рассчитывала на порядочность противника?
      -- Если бы они только от "Наутилуса" отказались! А проблема с тон­нелями на границе с Египтом? Сколько их роют палестинцы для доставки оружия в Газу! На некоторых тоннелях арабы уже делают бизнес, как на плат­ных автодорогах. Заплати за проход и можешь проносить любую контрабан­ду. А наша Армия не имеет эффективных средств борьбы с этими землепро­ходцами. В 2005 году один учёный-репатриант предложил прибор для обна­ружения тоннелей. Провели испытания, обнаружили три тоннеля, но наши "умники" отказались приобрести патент на изготовление и применение при­бора. И теперь этот патент приобрели американцы. Следом разработан сверх­чувствительный регистратор, который в комплекте аппаратуры может быть применён для обнаружения тоннелей с борта вертолёта или беспилотного са­молёта. Можно было бы определять трассу тоннеля по всей его длине и лик­видировать ракетами или самонаводящимися бомбами, точность которых у Израиля очень высокая. Однако пока что тоннели работают на полную мощ­ность почти беспрепятственно.
      -- Насколько я знаю, в области материально-технического обеспечения армии вообще царит хаос, потому, что часто решение о том, что закупать, принимается людьми, не имеющими представления о той области, в которой будет применяться тот или иной вид снаряжения и вооружения. К приме­ру, Сирия имеет 2600 боевых машин пехоты (БМП) различных модифика­ций, а у нас машин подобного класса нет вообще. Имеющиеся американские М113 не могут конкурировать с БМП. Случись, не дай бог, какой-нибудь во­енный конфликт, и нашей пехоте придётся совершать изнурительные марш-броски, вместо того чтобы быстро добираться "на броне" в заданную точку.
      -- И важно ещё, кто прибудет: необученные новобранцы или знатоки своего дела. Наши противники в большинстве случаев действуют партизан­скими методами. Засядет боевик где-нибудь и стреляет по нашим танкам противотанковыми ракетами. Или подъедут несколько партизан на машине, быстренько развернут мобильную пусковую установку, сделают несколько выстрелов, свернутся и уедут. В таких условиях авиаудары и операции пе­хоты малоэффективны. Здесь нужны снайперы и подразделения армейского спецназа. А их нужно создавать и готовить.
      -- Политики тоже оказывают влияние на то, что и у кого закупать. Может быть, кто-то помнит, какие страсти бушевали вокруг нового самолёта "Лави". Он планировался взамен устаревших машин как самолёт лёгкого веса с це­ной ниже, чем иностранные модели. Он должен был стать ведущей машиной израильских ВВС после 2000 года. Но американские самолётостроительные кампании не хотели конкуренции. И проект встретил сопротивление некото­рых работников генштаба и многих политиков. В 1963 году на пост министра обороны был назначен профессор Моше Аренс, член директората авиапро­мышленного комплекса. Он добился решения правительства начать работы по проекту "Лави". А годом позже министром обороны стал Ицхак Рабин, на которого было оказано сильное давление со стороны правительства США и сухопутных сил ЦАХАЛа.
      -- А при здесь сухопутные силы? Пехота уже разбирается в самолётах лучше лётчиков?
      -- Мне это тоже не понятно. Во всяком случае, в декабре 1986 года проб­ный образец "Лави" совершил первый полёт, а в августе 1987 года прави­тельство перевесом в один голос приняло решение снять "Лави" с произ­водства. Этот единственный голос, решивший судьбу "Лави" принадлежал министру здравоохранения Шошане Арбели-Альмозлино, чиновнице партии "Авода" без законченного среднего образования. Но и это решение "круп­ный специалист в области самолётостроения" тоже приняла под нажимом. Рабин и Перес пригрозили ей, что если она не проголосует против "Лави", то распрощается с министерским креслом и партией. В результате принятого решения авиапромышленность тогда уволила 5000 работников! А чертежи
       "Лави" вместе с ракетой "Питон" компания продала китайцам. И вот уже ки­тайская газета "Женьминьжибао" помещает текст и фотографии истребителя "Джиан-10" -- продукта китайской авиапромышленности, авторские права на который принадлежат Китайской Народной Республике. А журнал мини­стерства обороны Китая сообщает, что ВВС страны получили 306 самолётов этого типа и что вооружены они управляемыми ракетами "Питон", произво­димыми в Китае по иностранной лицензии.
      -- Если с закупкой вооружений у армии возникают проблемы, то с про­дажей дело обстоит проще. По заказу преступников оружие похищается сол­датами ЦАХАЛа и продаётся заказчикам. А часть боеприпасов преступники могут собрать прямо на армейских полигонах.
      -- Это хоть явное воровство, за него по закону можно наказать. Но есть приёмы, которые воровством не считаются, а деньги из под носа уплывают.
       -- И что это за фокусы?
      -- Очень просто. Вот, правительство разработало, и Кнессет принял годо­вой бюджет. Министерства выторговали себе деньги на различные проекты. Проходит время, а Министерство деньги по получателям не распределило. Где-то бумаги не подготовили, где-то конкурс не провели, а где-то чиновники просто не торопятся их распределять. Приближается конец года, и начинает­ся ажиотаж. Когда-то подобное творилось в Советском Союзе. Быстро начи­нают соображать, куда можно потратить выделенные деньги. Наспех прово­дят какие-нибудь семинары, другие мероприятия, но всех денег потратить не успевают. После окончания года неиспользованные средства возвращаются в бюджет. К примеру, в начале 2006 года в Министерство финансов должно было вернуться около 14 миллиардов шекелей! Это больше, чем бюджет не­скольких министерств. И кроме тех, кому эти деньги предназначались, все довольны. Показывая выделенный бюджет, правительство выглядит неплохо. Но оно не заинтересовано показывать фактические расходы.
      -- Но за все эти безобразия, о которых вы здесь все рассказываете, кто-то, же должен, наконец, отвечать! -- возмутился Аркадий.
      -- Я вам-таки могу привести пример, когда такая ответственность на­ступила. Недавно такой случай был в Петах-Тикве. Одна женщина получила извещение о штрафе за неправильную парковку. Когда начали разбираться, выяснилось, что инспектор по небрежности перепутал номера автомобилей. Но даже когда ошибка была выявлена, чиновники продолжали настаивать на уплате штрафа, и передали дело в адвокатскую контору, которая ведёт дела муниципалитета. Затем к делу подключились судебные исполнители. В об­щем, вы себе представляете, что пережила эта женщина вместе с матерью? И она подала в суд на мэрию. Суд по мелким искам присудил ей как постра­давшей от невнимательности и бюрократизма мэрии компенсацию в размере 10 000 шекелей.
      -- Для женщины это, конечно, хорошо закончилось. Но платить бу­дут не чиновники, а мэрия и адвокатская контора, действовавшая по пору­чению. Притом, это мелкий случай. А кто ответит за бездарные действия правительства?
      -- А с кого можно спросить, если правительства так часто меняются? В приличных странах глава государства находится на своём посту, как пра­вило, две каденции. А у нас? За то время, что в США находились у власти президенты Билл Клинтон и Джордж Буш, в Израиле сменилось семь пре­мьер-министров! Как тут можно успеть что-то сделать?
      -- Иногда они всё-таки кое-что успевают. Вот недавно правительство поддержало законопроект, призванный устранить многолетнюю несправед­ливость в отношении малого и среднего бизнеса. До этих пор государствен­ные ведомства, проводя тендеры, выдвигают надуманные условия, исключа­ющие возможность участия этих бизнесов.
      -- А вот институт посреднических фирм по трудоустройству они никак отменить не могут.
      -- По-моему, его отменять вообще не торопятся, потому что большинство законодателей этому противятся. Ведь этот рабский труд выгоден и самому государству. И правительственные ведомства, и местные органы управления постоянно пользуются услугами посреднических фирм, экономя на оплате труда миллионы шекелей.
      -- Что вообще говорить за ответственность! Вот недавно атташе израиль­ского посольства в Осло прилетел в Париж для участия в конференции по про­блемам Ближнего Востока. Он появился в отеле "Наполеон", участвовал в ра­боте конференции и после окончания улетел в Норвегию. Через несколько ча­сов представитель администрации отеля позвонил в израильское посольство в Париже и сообщил, что в номере, который занимал атташе, остались какие-то бумаги и диски. Оказалось, что атташе забыл в отеле консульские штампы и много других документов, в том числе диск с внутренними инструкциями израильского посольства в Норвегии. это могло представлять огромную цен­ность для террористов и иностранных разведок. Особенно, если бы им в руки попали консульские штампы и специальные наклейки в паспорт, позволяю­щие беспрепятственно и бесконтрольно пересекать израильскую границу.
      -- Уж о работниках МИДа вообще говорить нечего! Многие из них про­сто позорят нашу страну. То выясняется, что сотрудник администрации из­раильского консульства в Нью-Йорке снимался в порнографических фильмах для гомосексуалистов, то заместитель израильского консульства в Бразилии был сфотографирован с бразильскими девушками в пикантной ситуации. Один израильский посол вообще умер в объятиях девушки по вызову.
      -- Что вы хотите, если МИДом управляют жёны министров? Да не смо­трите на меня так! Когда министром иностранных дел был Сильван Шалом, его жена захотела встретиться с Мадонной. Организовать встречу она по­ручила секретарю израильского посла в США Лирану Петерзилю. Когда же тот не сумел выполнить данное поручение, жена потребовала увольнения Петерзиля. Посол отказался уволить своего помощника. Тогда приближён­ные Сильвана Шалома собрали компромат на посла и по пустячному пово­ду вынудили его уйти в отставку. Вообще, в зарубежные представительства вместо компетентных работников часто назначаются люди приближённые, компетенцией не обладающие. Послом в Англию, к примеру, был назна­чен человек, совершенно не знающий английского языка. Послом в Россию не могли подобрать никого из миллионной алии и назначили человека, не только не знающего русского языка, но и не разбирающегося в ситуации в стране.
      -- Ездить за границу очень любят и наши народные избранники. Кроме частных поездок и выездов в составе официальных делегаций, они нашли способ посещать другие страны за счёт принимающей стороны. За полгода по такому варианту они выезжали 95 раз, что обошлось в миллионы шекелей. А ведь за этим может скрываться завуалированный подкуп!
      -- Насчёт наказания за подкуп, так в Израиле прецедент уже есть. Вы не забыли ещё, наверное, дело бывшего депутата Кнессета от партии "Ликуд" Наоми Блюменталь? В конце 2002 года перед внутрипартийными выборами она через своего помощника заказала для партийных активистов 15 номеров в рамат-ганской гостинице "Сити Тауэр" и заплатила за это 12 тысяч шеке­лей. Это было расценено как подкуп. Поднялся скандал, дело дошло до суда, и суд признал её виновной.
      -- После этого случая депутаты стали осторожными во взаиморасчё­тах. Иногда доходило до комических ситуаций. Как-то Эхуд Ольмерт с де­легацией приехал в Москву для деловых встреч с российским руководством. В конце визита, перед отлётом все заехали в ресторан пообедать. В конце обеда, когда подали счёт, Ольмерт оплатил его своей кредитной карточкой. После выхода из ресторана все члены делегации поспешили рассчитаться с Ольмертом, чтобы их не обвинили в получении взятки. Члены российских служб стояли в сторонке и никак не могли понять, с чего бы это все вдруг окружили Ольмерта и суют ему деньги.
      -- Если вы уже заговорили за Ольмерта, так он, по-моему, не очень боится ответственности. Вот сейчас всплыло дело о покупке им дома в Иерусалиме за подозрительно низкую сумму, что не может не вызывать подозрения в скрытой взятке. И что? Думаете, следователи начали его жёстко "прессовать" на допросах? Как бы не так! Не известно, удастся ли им его вообще допро­сить. Он уже был замешан в другом расследовании, касающемся приватиза­ции банка "Леуми". Так допрос откладывался несколько раз, подумайте -- потому, что у Ольмерта не хватает на это времени!
      -- Да. Как выразился один читатель в газете, не всем народам повезло иметь президентами Вашингтона или де Голля, а королями -- династию ан­глийских королей.
      -- Нынешняя спикер Кнессета Далия Ицык, которую называют "желез­ной леди израильской политики", пытается навести в Кнессете хоть какой-то порядок. Она уже сэкономила 50 миллионов шекелей правительственного бюджета. Впервые со времён Бен-Гуриона она положила конец этому бала­гану, когда в высший законодательный орган можно было прийти в тапочках, шортах, джинсах и маечках с обнажённым животом. Она хорошо понима­ет, что падению уважения народа к депутатам способствуют сами депутаты. Она стремится проводить реформы по улучшению работы Кнессета и возвра­тить ему уважение и доверие граждан.
      -- Но, к сожалению, политику Израиля определяют не депутаты Кнессета, а финансовые магнаты. Несколько десятков семей израильских миллионеров определяют внутреннюю и внешнюю политику страны. Через СМИ они фор­мируют общественное мнение. В нашей стране, в условиях подлинной демокра­тии, СМИ становятся основной властью. Они могут свергнуть правительство, а могут его и прикрывать. К примеру, когда государственный прокурор объявил о намерении расследовать очередное дело Ольмерта, информация об этом была помещена не на первой полосе газеты, а на одной из внутренних страниц, что­бы не так была заметна. Или вот в прессе мы постоянно читаем об успешном росте нашей экономики, а на практике это не ощущаем. На фоне впечатляющих цифр прироста складывается положительное мнение о деятельности правитель­ства. И никто нам не объясняет, что прирост валового продукта складывается во многом из сделок, осуществляемых в непроизводственной сфере. Сейчас в моде торговля акциями, а не товарами. А в некоторых отраслях реальной экономики наблюдается стагнация. Многие предприятия уходят в другие страны. В 2006 году 300 израильских компаний перенесли свои главные офисы на Кипр.
      -- А когда смотришь телевизор, создаётся впечатление, что весь Израиль процветает, ездит по заграницам, покупает новые автомобили и прочие до­рогие товары.
      -- Так по телевизору и показывают представителей богатого слоя обще­ства, которое держит правительство в руках, и в чью пользу перераспределя­ется бюджет. Вот были урезаны пособия неимущим на общую сумму в пять миллиардов шекелей. И в то же самое время были введены послабления при налогообложении высокооплачиваемых граждан, которые, по подсчётам эко­номистов, тянут как раз на эти пять миллиардов.
      -- А где вы найдёте цивилизованную страну, в которой за два года при­бавка к зарплате " слуг народа" была в 130 раз больше, чем прибавка у пожи­лых людей? Такие расчёты вам по телевидению не покажут, за исключением русскоязычного канала "Израиль плюс".
      -- Может быть, поэтому в своё время руководство Израиля делало всё от него зависящее, чтобы не допустить в страну телевидения. Бен-Гурион счи­тал, что народу оно на пользу не пойдёт. Так продолжалось на протяжении 20 лет с момента образования государства. Со временем сторонники телеви­дения министр просвещения Абба Эвен и директор министерства главы пра­вительства Тедди Колек предложили разрешить в Израиле вещание исклю­чительно Учебного канала, содержание которого будет адресовано учащимся школ. Ни о каких новостных, развлекательных и рекламных программах и речи не было. К тому же им удалось заручиться поддержкой лорда Ротшильда и его фонда о субсидировании расходов по созданию и функционированию Учебного телевидения. Против этого Бен-Гурион устоять не мог. Но внедре­нию обычного телевидения продолжал противиться. Уже в 60-е годы как-то в беседе с президентом Франции зашёл разговор о телевидении. Де Голль спросил: "А почему у вас в Израиле до сих пор нет телевидения?" На что Бен-Гурион ответил: "Это потому, что я гораздо менее телегеничен, чем вы. Если бы я был таким же телегеничным, телевидение у нас уже существовало бы". Дело сдвинулось из-за израильских арабов -- они стали ловить транс­ляции египетского, ливанского, сирийского и иорданского ТВ. Их примеру последовали и евреи -- выходцы из арабских стран, знающие арабский язык. Минфин тоже начал извлекать из этого выгоду. Несмотря на отсутствие го­сканалов, Минфин решил взимать налог в 50 лир с "незаконных" телезрите­лей. Был даже сформирован специальный инспекторский отдел для взимания этого налога. Неплательщиков отдавали под суд и штрафовали на крупные суммы. И только с уходом Бен-Гуриона с политической арены, после ше­стидневной войны процесс становления израильского телевидения, наконец, пошёл. Несмотря на задержку в 20 лет, Израиль очень быстро наверстал упу­щенное и сейчас может считать себя настоящей телевизионной империей.
      -- Вот теперь эта империя совместно с прессой и работает на крупные финансовые фирмы. Их интересы соблюдают и политики. Выделяя средства крупной фирме, политик знает, что получит от неё поддержку на выборах, как финансовую, так и пропагандистскую.
      -- И главными заправилами в этих делах являются банки. Они входят в число хозяев всех крупных фирм, почти все учёные-экономисты субсидиру­ются банками. Все финансовые советники правительства и бывшие шишки Минфина работают в банках и получают зарплату в десять раз большую, чем в министерстве. Израиль уже стал мировым лидером по темпам углубления пропасти между богатыми и бедными. И происходит это по вине банков. Они берут проценты по кредитам в несколько раз большие, чем банки в цивили­зованных странах. При этом для простого населения кредит выдаётся под 15 процентов годовых, в то время как для 1000 крупных фирм кредит обходится менее чем в пять процентов. Кроме того, население Израиля за банковские услуги платит 10 миллиардов шекелей в год. А банки переводят эти суммы на счета избранной группы в 1000 клиентов, представляющих18 богатей­ших семей Израиля. За 25 лет им было передано 400 миллиардов шекелей в виде беспроцентных и невозвращаемых ссуд. А разобраться в банковских счетах очень трудно. Даже управляющий Банком Израиля Стэнли Фишер признался, что наибольшие затруднения у него вызывают распечатки опера­ций на его текущем счету, которые присылает ему банк. По мнению специ­алистов, банки Израиля угрожают существованию государства больше, чем ХАМАС. Они разрушают страну изнутри, увеличивая пропасть и усиливая ненависть между бедными и богатыми.
       -- Так почему же никто не может найти на них управу?
       -- Боятся! Партии ведь тоже нуждаются в ссудах, особенно накануне вы­боров. Единственный, кто понимает опасность и пытается ограничить власть банков, это Биньямин Нетаниягу. Для этого он и пригласил в страну в своё время Стэнли Фишера.
      
       ГЛАВА 13. ЛЕНИНСКИМ КУРСОМ
       Часть II
      
      
      
       "Об обществе нужно судить не столько по его ошибкам, сколько по тому, как оно к ним относится".

    Мудрый читатель

      
      
      
       Дискуссия была настолько бурной, что продолжалась на следующих по­сиделках, и Аркадий принял заинтересованное участие в них.
      -- Вот мы тут прошлый раз говорили о банковском беспределе. Но над ними хоть есть Банк Израиля, который хоть как-то может на них вли­ять, а кто может влиять на Институт национального страхования? На этот "Битуах Леуми", от которого мы все зависим? А там творятся такие безоб­разия! Даже Госконтролер отмечал, что от людей скрывают информацию об их правах и полагающихся им льготах. В 2004 году 38 процентов вдов не получили полагающееся им одноразовое пособие за смерть супруга в размере 7000 шекелей просто потому, что не знали о нём. По той же причине 21 процент детей-сирот не получают причитающихся им посо­бий по прожиточному минимуму. И кто за это с "Битуах Леуми" спро­сит? Официально он не является подразделением какого-нибудь министер­ства. Формально у него есть управляющий орган -- совет попечителей. Но управление этим ведомством находится в руках у генерального ди­ректора, которого назначает министр труда и благосостояния. Назначил и всё. Собрать Совет попечителей можно только с разрешения генерального директора, а ему это не очень надо. Поэтому никто не припомнит, когда этот совет собирался.
      -- Да, хорошее "хлебное" место.
      -- Но не беспокойтесь, вам его не предоставят. Правящая партия поста­вит на него своего человека. Для своих партийных активистов создаются тысячи таких "хлебных" должностей в министерствах, различных комис­сиях, "амутот". Существует масса искусственных должностей для трудоу­стройства номенклатурных чиновников и партийных товарищей. К примеру, в больничных кассах число чиновников превышает число врачей и медсестёр вместе взятых. Биби Нетаниягу, будучи министром финансов, так определил основную проблему израильской экономики: 55 процентов паразитов сидят на шее 45 процентов умелых, энергичных и талантливых людей. И количе­ство этих паразитов увеличивается.
      -- Но ведь 45 процентов, хоть и талантливых, людей не могут справлять­ся со всеми задачами государства. Значит на каких-то участках, где работают паразиты, могут допускаться ошибки, иногда непоправимые.
      -- А кого это волнует? Вот вам конкретный пример. Готовится сборная команда Израиля на Олимпийские игры. Наш Александр Данилов на от­борочных соревнованиях показал хороший результат и должен ехать на Олимпийские игры. На прошлых играх он уже участвовал... А тут вдруг уз­наёт, что вместо него включён в команду другой парень, который приходится племянником тренеру. И никого не волнует, что у этого племянника гораздо худший результат, и лавров он стране не принесёт. Главное, что парня при­строили, и он может прокатиться на Олимпиаду. А спортивная честь страны их не волнует.
      -- Не только спортивная честь, но и судьба страны их меньше волнует, чем свои племянники. И чтобы трудоустроить этих родственников, не дают дорогу талантливым профессионалам, имеющим образование и опыт.
      -- Чему тут удивляться, если Амир Перец для усиления своего влияния среди арабского населения протолкнул в кресло министра науки арабского депутата Ралеба Маджадлу.
      -- Ну, так что?
      -- А то, что этот Маджадла имеет всего лишь среднее образование, и за­нимался он только мелким и средним бизнесом. Было время, когда пост ми­нистра науки занимали выдающиеся израильские учёные. К чему теперь мо­жет прийти наша наука при таком министре. А ведь наша экономика может успешно развиваться только за счёт высоких технологий!
      -- К сожалению, в нашем правительстве далеко не все это понимают. За десять лет произошло десятикратное сокращение финансирования науч­но-исследовательских программ.
      -- Наверное, потому, что там работают в основном наши олимы. Если бы там работали родственники правительственных чиновников, уверяю вас, ни­какого бы сокращения не произошло.
      -- Нет, племянники туда работать не пойдут. Там ведь образованным надо быть и головой работать, какой-то результат выдавать. Некомпетентность сра­зу наружу выйдет. Родственников лучше устраивать на более тёплые места.
      -- В этом плане интересен отчёт госконтролёра Элизера Гольдберга за 2004 год. В нём значительное место уделено незаконным партназначениям и протекционизму. Отличился, например, министр сельского хозяйства Исраэль Кац, превративший вверенное ему министерство в бюро по трудо­устройству для своих верных соратников по партии. Он принял на работу десятки членов Центра партии "Ликуд". Госконтролёр сделал заключение, что большинство назначенцев Каца должны быть уволены, и самому мини­стру лучше подать в отставку. Но Кац никуда уходить не собирался. Министр здравоохранения тоже трудоустроил на хорошие должности членов Центра "Ликуд". А те начали вмешиваться в профессиональные назначения, и нача­лись жалобы от граждан.
       -- А что вы удивляетесь? Разве в Советском Союзе было не так? На лю­бую мало-мальски руководящую должность мог претендовать только член
       КПСС.
      -- Но там, на ответственных участках старались ставить квалифициро­ванных людей. А уж за плохую работу спрашивали... А здесь же никто не спрашивает!
      -- А кто будет спрашивать, если самые вопиющие правонарушения выяв­лены госконтролёром в министерстве юстиции и системе израильских судов. 64 процента ответственных работников израильских судов были приняты на работу без всякого конкурса, с грубым нарушением существующих правил на основе принципа радения своим родственникам и знакомым.
      -- А вы не помните, как назначали на должность члена Верховного суда Эдну Арбель, ушедшую с поста госпрокурора? С самого начала было ясно, что она является ставленницей "леволиберальных" кругов. И тут в комис­сию по назначениям приходит письмо министра просвещения Лимор Ливнат, в котором она рекомендовала членам комиссии взвесить целесообразность назначения Эдны Арбель членом Верховного суда. В письме Ливнат привела факты, когда Эдна Арбель, будучи госпрокурором, проталкивала своего мужа на хорошую должность в телефонную кампанию "Безек". В игру вступил и известный израильский журналист Йоав Ицхак, напомнивший о своих жур­налистских расследованиях. Он установил, что Арбель пыталась воспользо­ваться своим служебным положением неоднократно. Так, в своё время она пыталась уговорить Эхуда Барака назначить мужа Ури генеральным дирек­тором государственной пароходной кампании "Цим".
      -- Муж, что, специалист такого широкого профиля? Ведь у телефонной кампании и кампании пароходной специфика работы несколько разная.
      -- Какой там профиль, при чём здесь профиль? Главное, чтобы местечко было тёплое. Но это не всё. Этот журналист напомнил также, что Эдна Арбель, будучи госпрокурором, развернула в стране настоящий "политический тер­рор". С её подачи на скамье подсудимых оказались видные политические де­ятели. Судом они были признаны невиновными. Однако один из-за этого су­дебного процесса не смог стать министром юстиции, другому этот процесс стоил здоровья и политической карьеры, третий несколько месяцев просидел в тюрьме. В общем, Йоав Ицхак подал иск в БАГАЦ с требованием признать кандидатуру Эдны Арбель нелегитимной. Но Высший суд справедливости иск отклонил. Не прислушалась ко всем этим доводам и комиссия по назна­чениям. В бытность Арбель госпрокуром была искалечена жизнь десяткам людей, сколько же будет искалечено, когда она стала членом Верховного суда!
      -- Кстати, в отчёте госконтролёра отмечено, что муж Эдны Арбель зани­мает должность директора Управления судами, его дочь оказалась на высо­копоставленной и высокооплачиваемой должности в суде Ришон ле-Циона, а дочь заместителя господина Арбеля также без всякого конкурса заняла высо­кую должность в тель-авивском суде.
      -- И ведь многие даже не понимают преступности всех этих партназнач-ний. Той же Лимор Ливнат некоторые давали понять, что она совершила бес­честный поступок. К ней как к своему человеку обратились за помощью, а она не только не помогла, но и на всю страну раскрыла чужие секреты.
       -- Это имеет исторические корни и пошло от партии МАПАЙ. До 1948 года это было добровольческое демократическое движение. А потом превратилось в элитарную политическую партию. В течение нескольких лет после образования государства Израиль Партия труда Авода превратилась в закрытую идеологическую, бюрократическую структуру, претендующую на особые привилегии и особую роль в государстве. Давид Бен-Гурион предпо­читал опираться, в основном, на группу своих приверженцев. Это были акти­висты партии, готовые следовать за своим лидером. По мере достижения по­литических и военных успехов партия МАПАЙ превращалась в партию пра­вительства, а лидеры обретали престиж, популярность и всенародную под­держку. И, в свою очередь, эти руководители старались иметь на руководя­щих должностях своих людей. Вот вам простой пример. Всем вам известны больницы "Барзилай" в Ашкелоне и "Сорока" в Беэр-Шеве. А знаете, в честь кого они названы? Мало кто знает. Так я вам скажу. Исраэль Барзилай (преж­няя фамилия Айзенберг) избирался в Кнессет в 1955, в 1959 и в 1961 годах. Пять раз он был министром здравоохранения, один раз -- министром почты и один раз министром без портфеля. При этом он имел диплом выпускника консерватории в Париже по классу скрипки. Моше Сорока тоже не был док­тором, и не только медицины, но и вообще никаких наук. Однако Бен-Гурион назначил его на должность административного директора государственной службы здравоохранения.
      -- Но Авода уже давно не единственная и не руководящая партия.
      -- И что с того? Дурные примеры заразительны. Если протекционизм на­блюдался с момента образования государства, то теперь и другие партии счи­тают это порядком вещей. И хотя продвижение государственным служащим своего родственника на высокий пост обманным путём является серьёзной коррупцией, заместитель управляющей резиденции президента Израиля, к примеру, рекомендовала свою племянницу на пост руководителя проекта по дизайну резиденции, скрыв родственные отношения с ней.
      -- А возьмите Цахи Ханегби. Он занимает видный пост в Ликуде, а не в Аводе. И Госконтролер в отчёте отмечал массу политназначений в министер­стве экологии, когда эту должность занимал Цахи Ханегби. Полиция начала расследование и передала дело в суд. В обвинительном заключении приво­дится не менее 69 кадровых назначений, которыми Ханегби отблагодарил сво­их сторонников из Центра Ликуда. Передача дела в суд очень удивила поли­тиков. По словам самого Ханегби, в Кнессете к нему подошёл Биньямин Бен-Элиэзер из Аводы: " Цахи, я не понимаю, почему тебя преследуют. Знаешь, на начальной стадии расследования в разговоре с Ариком Шароном мы об­суждали этот вопрос. Я сказал: "Арик, за то, что мы делали в возглавляемых нами министерствах, нас должны были не только судить, а просто вынести смертный приговор"
      -- И он-таки прав. Со дня образования государства министры вмешива­лись в кадровые назначения, и это считалось нормальным явлением. А вспом­ните более близкое прошлое, когда Моше Кацав возглавлял министерство промышленности, труда и торговли, Бен-Элиэзер был в министерстве жилья и связи, Эфраим Снэ -- в министерстве транспорта, а Далия Ицик -- в ми­нистерстве экологии. Многие госконтролёры тоже резко осуждали происхо­дившие там политназначения, но под суд никого не отдали.
      -- Вот это и есть самое ужасное, что на протяжении многих лет на фак­ты, приводимые госконтролёрами, никто не обращал внимания. Если бы по­лиция раньше занялась этим вопросом, может быть, у нас бы было немного другое общество. Вакансии заполнялись бы по конкурсу, как и положено по закону. На должности эти попадали бы достойные люди.
      -- Эх, это "если бы". А пока ничего хорошего в этом деле не видно. Вот в отчёте за 2005 год Госконтролер Миха Линденштраус даже своего друга Шмуэля Холландера вынужден был зацепить. Друг этот занимает должность начальника Госуправления по кадрам и должен следить за правильностью всех назначений в госучреждениях. Но оказалось, что он сам нарушает закон. В частности, он назначил на должность начальника отдела в своём управле­нии помощницу, имеющую только 12 классов образования. Хотя, согласно всем инструкциям, кандидат на эту должность должен иметь, как минимум, вторую академическую степень.
      -- Ну, так что ж мы хотим? Потому министерства так и работают. Особенно если учесть постоянную чехарду с правительствами. Как вообще можно нор­мально работать, если за время существования государства средний срок работы правительства менее двух лет? За последних полтора десятилетия в стране сменилось пять правительств и четыре состава Кнессета. Средняя продолжительность срока пребывания министра на своём посту в последние десять лет составила один год и четыре месяца. А в некоторых министер­ствах смена руководства происходила чаще. В министерстве национальных инфраструктур за десять лет сменилось 11 министров, в Минфине -- де­вять. В министерстве главы правительства за это время сменилось семь гене­ральных директоров. Самым относительно стабильным является оборонное ведомство, в котором за эти десять лет сменилось шесть министров. А ведь любое перемещение в верхах имеет очень большое финансовое значение. Приход или уход министра или другого высокопоставленного чиновника вы­зывает перемещение огромного числа функционеров меньшего масштаба. Те передвигают работников уровнем пониже, и так по всем ступеням огром­ного общественного сектора, который создаёт около половины национально­го валового продукта. А при такой частой сменяемости этих политназначенцев даже способный человек не успевает вникнуть в суть работы.
      -- Вот вам простой пример, как эти чиновники работают. Пару лет на­зад израильский миллиардер предложил подарить Тель-авивскому музею 20 миллионов долларов при условии, что музей будет назван его именем. Казалось бы, простое дело. У нас многие здания носят имена спонсоров. Так нет, чиновники возмутились и отказались. А Британский национальный морской музей в Гринвиче не отказался. И получил от этого спонсора 20 мил­лионов фунтов стерлингов.
      -- Что уж там музей, когда они творят дела и покруче! Вы же знаете, что нашу страну Бог полезными ископаемыми обделил. И вот вдруг в 2000 году был найден газ у побережья Ашдода и Газы. Причём, месторождение воз­ле Газы намного богаче ашдодского. Согласно Норвежским соглашениям, Израиль был единственным распорядителем в территориальных водах у по­бережья Газы. Но Эхуд Барак, ни с кем даже не посоветовавшись, подарил вдруг Палестинской Автономии право на добычу газа в этом районе. И те­перь мы должны покупать газ у палестинцев. Вот такая у нас "умная" власть.
      -- Так надо менять эту систему власти! Где вы видели, чтобы законода­тельная и исполнительная власть были в одном лице? А у нас министр яв­ляется одновременно депутатом Кнессета, и правительство формируется из числа депутатов. А надо, чтобы члены правительства назначались на про­фессиональной основе, а не из избираемых политиков. Вы же посмотрите на наших министров! Сегодня он, к примеру, руководит министерством связи, а завтра может стать министром здравоохранения. Хотя, ни той, ни другой профессией не владеет.
      -- Какой там профессией! У них иногда, кроме школьного образования, вообще ничего нет.
      -- Да кто же так просто оторвётся от кормушки? Они сейчас имеют и власть, и деньги, прочно вгрызаясь в общественный пирог. И конкурентов устраняют любыми путями. Могу вам привести конкретный пример. Кнессет в своё время принял закон о борьбе с отмыванием капитала, и в начале 2000-х годов было создано управление по борьбе с отмыванием "грязных" денег и финансированием террора. С самого начала ходили слухи о том, что в действительности этот закон лоббировали крупные израильские бизнесме­ны, которые не хотят допускать в Израиль капиталы российских олигархов.
       А тут правительство Израиля объявило о предстоящей приватизации ком­плекса нефтеперерабатывающих заводов на Севере страны. Претендентами на контрольный пакет акций оказались три мощные финансовые группы. Одна из них, группа "Эльдар", возглавляется бывшими российскими оли­гархами Леонидом Невзлиным, Владимиром Дубовым и Михаилом Брудно. Поскольку комплекс НПЗ является стратегическим объектом, то его мо­гут продать только тем бизнесменам, верность национальным интересам Израиля и законность происхождения капиталов которых не вызывает сомне­ний. Поэтому ШАБАК и Управление по борьбе с отмыванием "грязных" де­нег должны были эти фирмы проверить. Одна из финансовых групп, возглав­ляемая братьями Офир, израильтянам хорошо известна. А вот конкурентов начали проверять очень тщательно. При этом требовали предоставления всё новой информации, и адвокат группы безропотно секретным службам предо­ставлял. Поскольку информация такого уровня (о капиталах, делах, личной жизни бизнесменов) является сугубо секретной, бизнесменам было гаранти­ровано, что она не станет достоянием кого-либо, кроме "компетентных ор­ганов". И вот выясняется, что информацию эту израильское Управление по отмыванию "грязных" денег передало в российскую Федеральную службу финансового мониторинга. Когда разразился скандал, в Управлении заявили, что произошла всего лишь досадная ошибка. Допустим, что мы им поверим, и это было сделано не специально. Но эта информация должна передаваться по специальным электронным каналам и быть закодированной особым шиф­ром. На разработку этого шифра были потрачены миллионы шекелей, и от­крыть его тяжело специалистам таких мощных спецслужб, как ЦРУ и ФСБ. Вместо этого документ с грифом "Совершенно секретно" отправляется в от­крытом виде и не тому адресату. И это уже должностное преступление, за которое виновные должны быть отданы под суд. Однако ничего подобного не произошло. Да и вряд ли эта утечка информации оказалась случайной. Особенно если учесть наличие дружеских отношений между руководителем вышеназванного Израильского Управления Иегудой Шеффером и главой ФСФМ России Виктором Зубковым, ставшим впоследствии премьер-мини­стром России.
      -- Если вы обратили внимание, все эти безобразия, о которых мы здесь толкуем уже столько времени, происходят в общественном секторе. Частный собственник не станет разбазаривать деньги попусту, не примет на работу не­компетентных бездельников, и не будет выдавать свои секреты. Чем большая часть общественного пирога перейдёт в частные руки, тем меньше будет про­исходить безобразий. В качестве доказательства хочу привести одну прит­чу, опубликованную как-то в газете израильским журналистом Марьяном Беленьким.
      -- Готов послушать...
      -- Когда-то, до новой эры, афинский правитель Солон решил построить гавань и флот для предстоящей войны с Персией. На это надо было где-то взять деньги, но где? И Солон обратил внимание на публичные дома, охотно посещаемые большим количеством афинских граждан. Решив, что эти за­ведения и могут стать необходимым источником финансирования, он взял их "под наш контроль". Поскольку в Афинах процветала демократия, то в каждое заведение был назначен ответственный от народного собрания, ого­ворены часы работы. И в заведениях начался бардак. Члены народного со­брания начали пропихивать на руководящие должности своих знакомых. Девушки, узнав, что они теперь государственные служащие, начали вести себя совсем иначе. В их лексиконе появились выражения типа "вас много, а я одна", "мужчина, скажите, чтоб за вами не занимали", "клиент, заканчи­вайте, мы закрываемся", "не нравится -- идите домой, к жене". Закрываться заведения стали как раз тогда, когда люди заканчивали работу, а в празднич­ные дни вообще были закрыты. Для посещения заведения пришлось вводить талоны, за которыми люди занимали очередь с ночи. Девушки объявили за­бастовку, требуя сокращения рабочего дня, снижения норм выработки, от­числений в фонд повышения квалификации и пенсионный фонд. Посетители ворчали и уходили из заведения не солоно хлебавши. Ни одну старую блядь теперь нельзя было уволить, так как ей в таком случае полагалась огромная компенсация. Они продолжали получать зарплату, хотя клиенты к ним уже ходить перестали. Начались разборки, что кто-то из проституток слишком много получает. Взбешённый Солон велел срезать бюджет и сократить шта­ты заведений. Сокращали работниц по обслуживанию, оставляя на месте на­чальство. Народ и вовсе перестал ходить. Солон создал межведомственную комиссию по улучшению работы заведений, и в каждое назначил контролё­ров. Контролёры начали бесплатно использовать персонал в личных целях. Пришлось назначать инспекторов для проверки контролёров. В заведениях постоянно требовали увеличения финансирования и штатного расписания, снижения норм приёма посетителей, повышения окладов и загранкоманди­ровок для изучения опыта работы. Кто знает, к чему привёл бы этот балаган, но как-то появился в Афинах купец из Палестины, который сказал Солону: "Сёма, слушайте сюда и не имейте себе за манеру думать, что вы-таки умнее других. Вы будете смеяться, но надо вернуть заведения обратно хозяевам. Так вы будете иметь с них налоги и избавитесь от этого бардака". Солон сде­лал так, как советовал гость, и через пару дней в заведения снова повалил на­род. Снова заведения были открыты всю ночь, и девушки всячески старались угодить клиенту. За счёт поступления налогов греки построили гавань и флот и победили персов, у которых всё принадлежало государству.
      -- Молодец этот Марьян Беленький. Очень точно подметил ситуацию в нашем "заведении".
      -- И наш Гистадрут тоже может закрыть "заведение" в любой момент.
      -- А в роли того купца должна выступить алия из стран СНГ, которая, как правило, культурна, образована и знает, что такое порядок в государстве. Возьмите, к примеру, Национальную автодорожную кампанию. Раньше там работало свыше 700 человек, и из них 60 процентов не имели никакого инже­нерного образования. Когда министром транспорта стал Авигдор Либерман, он назначил руководителем этой кампании Алекса Вижницера. Теперь те же функции выполняет команда профессионалов численностью 270 человек. Больше 60 процентов из них инженеры, то есть люди с высшим техническим образованием, но и среди остальных у многих высшее образование в области финансов, экономике, юриспруденции, сферы управления. И команда эта на­брана не по принципу приятельских отношений. Главное условие, которое ставится перед каждым сотрудником, это личная ответственность. А выпол­няемый объём работ очень приличный. В стране сегодня эксплуатируется 6 200 километров дорог и около тысячи мостов и тоннелей. И вы видите, в ка­ком они хорошем состоянии. А каждый год строятся новые участки дорог. Если бы и в других местах работали наши люди, то "заведение" наше было бы в полном порядке.
      -- Да, это так. Но, я вам хочу сказать, что и среди коренных израильтян немало способных руководителей. Возьмите, к примеру, руководителя аэро­космической промышленностью Яира Шамира. До него кампания "Таасия авирит" много лет с трудом сводила концы с концами, постоянно испытывала финансовый дефицит. А министерские начальники никакой инициативы не поощряли, советовали "не высовываться", не привлекать к себе излишнее внимание и не особо напрягаться. Но вот в 2005 году на пост председате­ля совета директоров кампании назначили бывшего генерального директо­ра авиакомпании "Эль-Аль" Яира Шамира, сына бывшего премьера Ицхака Шамира. Ознакомившись с работой кампании, он обнаружил, что это пред­приятие обладает огромным неиспользованным потенциалом. Яир с энтузи­азмом взялся поднимать кампанию. Первым делом он сменил 13 из 19 ме­неджеров кампании. Претерпел значительные изменения и совет директоров, большую часть которого составляли политические назначенцы. Специалисты же кампании имеют высокий уровень подготовки. И дело пошло. Уже через год было заключено много контрактов. соответственно увеличилась при­быль. Кампания начала конкурировать с американскими фирмами. А бес­пилотное летательное устройство известно всему миру. Продукция фирмы охотно покупается многими странами.
      -- Вы правильно говорите. Но не все такие счастливчики. А сколько спе­циалистов высочайшей квалификации не могут добиться того, чтобы зани­маться любимым делом, в котором они-таки да специалисты! Вот мы начи­нали весь этот разговор с аварии на железной дороге. А вы знаете, что этой аварии могло бы не быть, если бы не безграмотность и равнодушие наших чиновников.
      -- Что вы конкретно имеете в виду?
      -- Я хочу сказать, что группа специалистов разработала технологию, до­бавляющую функции к мобильному телефону. С помощью этих функций воз­можен, во-первых, полный контроль диспетчерской службы дорожного дви­жения за обстановкой на дорогах; во-вторых, мгновенная передача информа­ции водителям на любом участке дороги, предупреждение самого водителя о том, что он нарушает правила дорожного движения. В момент аварии или поломки автомобиля диспетчерская служба мгновенно в автоматическом ре­жиме получает об этом информацию. Точно так же она получит информацию в том случае, если автомобиль застрял на переезде.
      -- И где же это устройство?
      -- Пока там же, у разработчиков. Они сами нашли инвестора, который готов вкладывать деньги в этот проект. Необходимо только заключение Национального управления по безопасности движения. Достаточно получить "добро" хотя бы на эксперимент, чтобы инвестор начал финансирование про­екта. Разработчики трижды писали в Управление, но получали только бюро­кратические отписки. Вот и попробуй тут развивать технический прогресс.
      -- Чтобы вам было понятно, почему это происходит, почитайте отчёт государственного контролёра. Он проанализировал ситуацию в госсекто­ре и выявил вопиющие нарушения трудовой дисциплины и законодатель­ства. Оказалось, что в среднем каждый четвёртый сотрудник госучреждений устроен родственником или состоит в родственных связях с начальством и коллегами. И это только документально установленное родство. А сколько там скрытых родственников и друзей, не под силу выявить и госконтролё­ру. И пример нарушения закона подают сами министры. Так, министр на­циональных инфраструктур Биньямин Бен-Элиэзер пристроил "по блату" в Электрическую компанию и в Компанию инфраструктур нефтяных и энерге­тических объектов сто человек! Всего в Электрической компании 27 процен­тов работников связаны родственными узами, в Хайфском порту -- 25 про­центов, в Управлении гражданской авиации -- 22 процента, а в Ашдодском морском порту -- даже 44.
      -- Но, ведь в соответствии с инструкцией, принимать новых работников полагается в обстановке гласности и на конкурсной основе.
      -- И что с того? В состав приёмной комиссии входят представители со­вета трудового коллектива. Это, как правило, те люди, которые удобны на­чальству. Они заранее получают инструкции: кому следует оценки завысить, а кому занизить.
      -- Поэтому те, у кого нет родственников, и не могут пробиться в Израиле. Многие из них уезжают за границу. По данным Фонда науки США, Израиль занимает второе место (после Ирландии) по утечке мозгов на душу населе­ния и опережает Европу в 10 раз. Из преподавателей вузов Израиля эмигри­рует четверть. В настоящее время примерно треть бывших сотрудников из­раильских вузов трудятся в Америке. Если десять лет назад, к примеру, фа­культет экономики Тель-авивского университета процветал, то теперь из 25 его "звёзд" остались в Израиле только семь.
      -- Но, ведь так было не всегда. В период с 1948 по 1973 годы, когда шло становление государства, Израиль основал несколько университетов и довёл число учёных на душу населения до уровня США. А вот потом, несмотря на заметный рост экономики, отряд учёных стал уменьшаться и сейчас их впо­ловину меньше. А в США наоборот, их количество выросло на треть! К тому же почти половина наших учёных старше 55 лет. В других странах наука представлена в значительной степени молодыми. А дальше ситуация может только ухудшиться, ведь в университетах вакансий нет, и перспективные учё­ные уезжают за рубеж и часто -- навсегда.
      -- О каком развитии науки может идти речь, если финансы распределяют люди с довольно низким интеллектуальным уровнем, не способные понять даже суть вопроса. Если страной управляют те же кухарки, что и в России после революции. И пока их место не займут профессионалы, страна и будет барахтаться в этом болоте, если вообще сумеет выжить.
      -- Не знаю, как страна, а вот как нам выжить?
      -- Что вы имеете в виду?
      -- Я имею в виду цены. Никто не задумывался над тем, что если техно­логии производства продуктов во всём мире примерно одинаковы, то почему в Израиле они стоят дороже? Так я вам скажу. Потому что между крупными производителями товаров и торговыми сетями существует противозаконный сговор. Производители платят большие деньги за то, чтобы максимально со­кратить число возможных конкурентов. Основные поставщики товаров сами диктуют крупным магазинам, какое количество торговых площадей они хо­тят занять, где и на каких полках и что разместить. Они открыто предупреж­дают о том, что появление аналогичных товаров должно быть исключено. При этом совершенно открыто в договорах фигурируют примерно такие пун­кты: "Если торговля берёт на себя обязательство полностью вытеснить с по­лок товары таких-то и таких-то производителей, я обязуюсь уплатить ей по итогам года один миллион шекелей".
      -- Но это в крупных торговых сетях. А что с мелкими магазинами?
      -- А с мелкими проще. Решил, к примеру, хозяин магазинчика для при­влечения покупателей снизить цену на товар. Так у него начинаются про­блемы. Его открыто предупреждают. Если же он не поймёт, его начинают подводить поставщики. То курятину вовремя не завезут, то "Колу", то ещё что-нибудь.
      -- Да подождите вы с вашей курятиной! Мы тут за науку разговаривали. А вы знаете, что бывший министр науки и энергетики Гонен Сегев попал в тюрьму за то, что пытался ввезти в Израиль крупную партию наркотиков экс­тази из Нидерландов? Так, о каком развитии науки может идти речь, если на пост министра попадают такие люди!
      -- Что говорить о науке, когда курсы профессиональной подготовки нор­мально организовать не могут. Недавно, в целях снижения уровня безрабо­тицы в стране, Минфин, минпром и Объединение промышленников пришли к соглашению поэтапно, в течение четырёх лет, отказаться от квот на ино­странных рабочих и станут принимать на освободившиеся рабочие места, по меньшей мере, 1000 израильтян в год. Минфин согласился даже в течение пяти лет оплачивать профессиональную подготовку полутора тысяч произ­водственных рабочих в год. Однако промышленники поставили условие, что сами будут отбирать и распределять рабочих на курсы, потому, что минпром организовывает не те курсы и направляет неподходящих кандидатов, то есть в отделе профподготовки Минпрома сидят не профессионалы!
      
      -- А много вы вообще видели у нас чиновников-профессионалов? Профессионально они могут только взятки брать. Недавно арестовали высо­копоставленного чиновника министерства транспорта. В течение многих лет он в обмен на взятки от владельцев кампаний такси и водителей незаконным путём добивался изменения результатов конкурсов на получение тех или иных подрядов, предоставлял другие услуги. Масштаб коррупции оказался настолько большим, что, по данным полиции, в Северном округе не осталось ни одного таксопарка, из которого этот чиновник не вымогал бы деньги.
      -- И вы думаете, что взятки берут только в министерстве транспорта? Недавно попался работник МИДа. Семь лет он был консулом в Москве и за взятки выдавал израильские визы.
      -- Вы не поверите, но прокуратура собирается предъявить обвинение в коррупции ряду высокопоставленных сотрудников Центра ядерных исследо­ваний в Димоне.
       -- А что они могли такого натворить? Продали атомную бомбу?
      -- Нет. Они получали миллионные взятки от поставщиков в обмен на фальсификацию тендеров на поставку дорогостоящего оборудования.
      -- Что там какие-то чиновники! В сети коррупции попадает у нас рыб­ка покрупнее. Все, наверное, слышали о крупном строительном подрядчи­ке Давиде Апеле. Этот бизнесмен решил приобрести греческий остров в Эгейском море для развития туристического бизнеса. По проекту он соби­рался построить там 15 казино, от 100 до 200 тысяч гостиничных номеров. Предполагались низкие цены на номера для привлечения клиентов. Не су­мев пробить глухие стены греческой бюрократии, Апель обратился за по­мощью к Ариэлю Шарону, занимавшему тогда пост министра иностранных дел. За содействие Апель обещал техническую, финансовую и иную помощь в предстоящей борьбе за пост лидера партии "Ликуд". Сын Шарона Гилад был оформлен на должность советника по недвижимости в кампанию Апеля. Сумма договора составила 400 тысяч долларов. Когда процесс приобрете­ния недвижимости близился к концу, об этом стало известно СМИ, и сделка сорвалась.
      -- За этим Апелем водятся и другие делишки. Его обвиняют также в даче взятки мэру Лода и незаконное финансирование двух его предвыборных кампаний.
      -- Если уж мы заговорили о таких крупных фигурах, так нельзя в этой связи не сказать о Мартине Шлаффе.
      -- А кто он такой?
      -- О, это известный австрийский бизнесмен. Когда-то он поддерживал тесные связи с правительством Восточной Германии и их разведкой "Штази", а теперь играет определённую роль в израильской политике. Контакты с из­раильскими политиками у Шлаффа начались в 90-х годах ХХ века, когда он задумал открыть в Израиле первое казино. Для этого развил бурную деятель­ность и в результате установил тесные связи с премьер-министром Ицхаком Рабиным и гендиректором его канцелярии Шимоном Шевесом. Намечалось даже, что Шлафф будет осуществлять личное руководство развитием игорно-развлекательной индустрии Израиля. Даже за несколько часов до убийства 4 ноября 1995 года Ицхак Рабин находился в обществе Шлаффа. Трагическая смерть премьер-министра на некоторое время затормозила деятельность Шлаффа. Только в 1998 году он смог вместе с партнёрами открыть казино "Оазис" в Иерихо. Шимон Шевес вошёл в руководство кампании по управ­лению казино с ежемесячным окладом в 20 тысяч долларов! В среднем еже­дневный доход игорного дома составлял около миллиона долларов. Однако в 2000 году Эхуд Барак и Ясир Арафат собрались в Кемп-Дэвиде на конфе­ренцию, закончившуюся полным крахом. Началась "интифада Аль-Акса". В один из дней палестинцы открыли шквальный огонь с крыши казино, а израильский танк прямой наводкой разрушил казино почти до основания. Интифада наносила вред бизнесу Шлаффа, и он стремился её прекратить. Он встречался с палестинскими и израильскими политиками, вёл перегово­ры с Эхудом Ольмертом. И в дальнейшем в круг его интересов входили такие люди, как Хаим Рамон, Шимон Перес, Авигдор Либерман, Гилад Шарон, рав Арье Дери. Сейчас он подозревается в том, что заплатил три миллиона дол­ларов за разрешение открыть плавающее казино на корабле, курсирующем по Эйлатскому заливу. Теперь, когда вы приезжаете в Эйлат и видите этот корабль, то знаете, кому он принадлежит.
      -- Так как же можно в Израиле бороться с коррупцией, если в ней замеша­ны такие крупные фигуры. Притом, это только те, что успели "засветиться".
       Можно себе представить, сколько таких остаётся в тени. В их руках деньги, власть, пресса. Стоит только кому-нибудь поднять голос, как начинается его травля в СМИ. Если человека этим не сломить, его увольняют. Так произо­шло, например, с сотрудницей Национального профсоюза, осмелившейся по­дать жалобу в полицию на министра финансов Авраама Гиршзона.
      -- Интересно, а в других странах в верхних эшелонах власти такой же беспредел?
      -- Не скажите. В Великобритании, например, если главе правительства преподносят подарок, стоимость которого превышает 140 фунтов стерлин­гов, то он имеет право взять его себе, только заплатив рыночную стоимость подарка. Тони Блэр заплатил за чайный сервиз от президента России 300 фунтов стерлингов. За 500 фунтов стерлингов он оставил у себя часы, по­даренные главой правительства Италии Сильвио Берлускони. К остальным 160 подаркам Блэр не проявил особого интереса, и они пошли на распродажу. Среди выставленных подарков 18 восточных ковров ручной работы, электри­ческий скутер, подаренный королём Иордании, около 200 бутылок вина преподнесенных президентом Франции Жаком Шираком и т. д.
      -- Но у них тоже не гладко. Что вы скажете по поводу скандала в Британском парламенте по поводу того, что народные избранники лобби­руют своих родственников при приёме на работу в депутатский аппарат? Выяснилось, к примеру, что депутат Дерек Конвей принял на работу своих сыновей и заплатил им в общей сложности 82 тысячи фунтов стерлингов за то, чего они не делали. Дело в том, что его сыновья, Генри и Фредди, в это время учились в университете. Причём Фредди учился даже не в Лондоне и никак физически не мог работать в офисе отца по 14 часов в неделю. Своему секретарю Лизе Рейсон, матери-одиночке с тремя детьми, работавшей 35 ча­сов в неделю он урезал зарплату вдвое, а Фредди прибавил 15 процентов.
      -- Но британский парламент реагирует на такие безобразия значитель­но жёстче нашего Кнессета. Коллеги Конвея заставили его вернуть в казну 13 161 фунт стерлингов, он уже потерял пост главы парламентской фракции тори и не будет участвовать в следующих парламентских выборах. Скандал перекинулся с Конвея на весь парламент. Оказалось, что семейственность среди депутатов процветает. В палате общин около 230 депутатов принимали на работу своих близких родственников. Лидеры трёх главных политических партий Великобритании потребовали от депутатов парламента предать глас­ности имена родственников, числящихся у них в штате, и, тем самым, "очи­стить политику от коррупции".
      -- А какой скандал случился в Индии, которая гордится званием "страны самой большой демократии"! Журналисты засняли на скрытую видеокамеру, как 11 законодателей, тесно связанных между собой родственными узами, получали деньги за то, что задавали на парламентских заседаниях "нужные" вопросы. В зависимости от вопросов такса колебалась от 15 до 110 тысяч ру­пий. В результате скандала провинившихся депутатов отстранили от работы и исключили из партии.
      -- В США конгрессмен-республиканец Рэнди Каннигхэм, проработав­ший в нижней палате конгресса восемь сроков, работал в важных комитетах по надзору за бюджетом военного ведомства и распределению контрактов. И вот с 2000 года начал брать "комиссионные" за продвижение выгодных контрактов. А в Пентагоне трудился его двоюродный брат, с которым он и контактировал. За счёт "откатов" Рэнди построил в фешенебельном районе Вашингтона роскошный дом на 800 квадратных метров с пятью спальнями и восемью ванными. Следствие выявило, что брал он наличными, чеками и ан­тиквариатом. Когда дело открылось, Каннигхэму пришлось уйти в отставку, отдать дом, часть антиквариата и выплатить 1,8 миллиона долларов. К тому же он получил восемь лет и четыре месяца тюремного заключения.
      -- Многих даже хороших политиков подводят женщины и деньги. Вот министр иностранных дел Канады Максим Бернье по оплошности оста­вил секретный документ в квартире своей бывшей любовницы Жюли Куэйяр в Монреале. А поскольку в последнее время отношения между любовниками были довольно натянутыми, то Куэйяр вернула бумагу, но не Бернье а через своего адвоката в правительство. Одновременно об этом инциденте она дала интервью канадской телевизионной кампании. Через несколько часов после выхода передачи в эфир Бенье объявил о своей отставке.
      -- А наши проворовавшиеся политики, даже уже когда пойманы за руку, цепляются за кресло до самого приговора суда.
      -- Мне вот жалко ирландского премьер-министра Берти Архена. Он су­мел поднять экономику страны, у которой, как и у нас, полностью от­сутствуют природные полезные ископаемые. Он научил людей лучше и квалифицированней работать. В результате в Ирландии теперь произво­дится львиная доля программного обеспечения для высокоразвитых от­раслей, в страну переехали штаб-квартиры тысяч кампаний. Архен добился привлечения в страну иммигрантов, которые заняли те ниши, в которых ирландцы уже не работают. И хотя у Архена всего лишь диплом бухгалтера, у него природный дар дипломата. Он урегулировал вопросы по Северной Ирландии, успешно председательствовал в Европейском Союзе. Он одер­живал три победы на выборах, и партия носила его на руках. И вот он "погорел" из-за женщины. Дело в том, что хотя Архен женат, но живут супруги порознь. У него есть гражданская жена Селия Ларкин. С супру­гой же Архен намеревался развестись, но в Ирландии это требует много времени, усилий и денег. На бракоразводных деньгах он и погорел, когда на его банковский счёт четырьмя траншами поступили около 125 тысяч евро. Ему пришлось давать показания о природе этих денег. К обвинениям добавилось подозрение, что Архен пытался пристроить на значительный пост в Европейском инвестиционном банке судью О 'Флаерти. Этот судья-взяточник никогда, ни в каком финансовом учреждении не работал, и вооб­ще был с позором отправлен на пенсию. В результате всех этих скандалов Берти Архен принял решение об отставке.
      -- В отношении коррупции понятно, что мы не впереди планеты всей. Хотя, это тоже мало радует. Что же касается непрофессионализма, то в других странах тоже встречаются подобные факты. К примеру, все помнят страш­ный ураган "Катрина", обрушившийся на Новый Орлеан. Многие страны тогда предложили свою помощь. Однако, из 77 официальных предложений о помощи только от трёх ближайших союзников -- Канады, Великобритании и Израиля из-за некомпетентности госчиновников 54 были отклонены. А не­которые пришедшие грузы, в том числе медикаменты, так долго стояли не­разгруженными, что пришли в негодность.
      -- А трагедия 11 сентября 2001 года! Расследование показало, что льви­ная доля вины за эту трагедию лежит на тогдашнем шефе ЦРУ Джоне Тенете, который не использовал имеющиеся силы для предотвращения теракта. Оказалось, что за 9 месяцев до теракта в распоряжении сотрудников фран­цузских спецслужб оказалась информация о том, что террористы готовят угон самолёта, причём, возможно американских авиалиний. Эта информа­ция была передана в ФБР и ЦРУ. Однако ЦРУ не смогло или не захотело его предотвратить.
      -- Так бывают всё-таки на свете компетентные и некоррумпированные политики или нет?
      -- Бывают. В Израиле таким был Менахем Бегин. Согласно опросам, он занимает первое место по уровню популярности среди израильских премьер-министров всех поколений. У него не было даже собственного жилья. А как стойко и упорно он противостоял политическим активистам, требовавшим "заслуженного вознаграждения" в виде политических назначений. Он отве­чал: "Я пришёл к власти не для того, чтобы распределять должности между товарищами по партии, друзьями и идеологическими единомышленниками".
      -- Но и он со временем потерпел неудачу на выборах!
      -- Да в этом балагане любой может потерпеть неудачу, тем более если не располагает большими средствами. Нет у нас в политической и госу­дарственной структуре дисциплины и ответственности. Нет чёткого раз­граничения полномочий между исполнительной, законодательной и су­дебной властью. Верховный суд Израиля позволяет себе давать указания правительству, и никто не может его одёрнуть. А кто одёрнет, когда любой премьер-министр самостоятельно не может шагу ступить без оглядки на юридических советников, партнёров по коалиции, различные комиссии, БАГАЦ и т. д.? А враги наши ни на кого не оглядываются. И пока в стране не будет проведена реформа государственной власти, мы постоянно будем иметь эту головную боль.
       -- Но чтобы провести данную реформу, нужны волевые и компетентные личности. Как хорошо заметил в газете один читатель из Тель-Авива: "Если бы Ленин был талантливым адвокатом и выиграл хотя бы пару процессов, то, возможно, большевики не пришли бы к власти на одной шестой части света, и миллионы людей остались бы жить. Если бы картины Гитлера нашли по­купателя, и фюрер стал бы не фюрером, а известным художником, Вторая мировая война могла бы не состояться и миллионы людей остались бы жить. Если бы Сталин окончил духовную семинарию и стал бы священником, вен­чал новобрачных и отпевал покойников, он не открыл бы войну против соб­ственного народа и миллионы людей остались бы жить". Так что, на любую работу надо ставить профессионалов.
      
       ГЛАВА 14. КТО НАМ ПОМОЖЕТ?
      
       "Народ тоже ошибается. Особенно на выборах".

    Марьян Беленький, израильский Журналист

      
      
      
       Израильское утро -- необыкновенное удовольствие. Аркадий встаёт с по­стели раным-рано, сразу выходит на улицу, чтобы сделать физзарядку, а по­том присаживается на скамеечку в тени эвкалипта. Улицы городка ещё пусты. Деловито и аккуратно, без единой паузы убирает улицу Марк, давний знако­мый. Аркадию Марк интересен тем, что имеет учёную степень -- доктор тех­нических наук... В Израиле хорошей работы для него не нашлось. Но, кажет­ся, он и не жалеет ни о чём. Живёт себе и всё. А Леонид, который уже вывел на прогулку свою собаку,-- можно сказать, старожил Израиля: он приехал сюда более тридцати лет назад. В то время грамотных инженеров в стране почти не было, и поэтому ему удалось весьма хорошо устроиться. Теперь он занимает крупный пост в одной из оборонных отраслей. Оказавшись рядом, Марк обратился к Леониду:
       -- Знаете, Леонид, я тут размышлял и нашёл хороший вариант, в каком ме­сте лучше прокладывать забор, разделяющий нас с палестинцами. Хотелось бы узнать ваше мнение об этой идее.
       Леонид посмотрел на Марка с некоторым удивлением и состраданием:
      -- Странный народ, эти репатрианты из бывшего СССР. Вот вы, доктор наук. Ваше имя известно в определённых кругах. А здесь метёте улицу. И этот факт вас меньше волнует, чем линия разделительного забора? По-моему, вам надо думать о том, как найти применение своим знаниям, обеспечить себе и своей семье достойную жизнь. А как лучше прокладывать забор решат опыт­ные генералы и без нас с вами.
      -- Ну, что вы хотите, Леонид,-- вмешался в разговор Аркадий.-- Мы все были так воспитаны. Получали нищенскую зарплату, в магазинах нечего было купить, а мы на политзанятиях обсуждали положение граждан какого-нибудь Берега Слоновой Кости. Тюрьмы были переполнены. Значительная часть населения прошла через ГУЛАГ. Обсуждать положение в стране боя­лись даже на кухне, а выходили на митинги с лозунгами, например, "Свободу Анжеле Дэвис!" Она нас волновала больше, чем собственное благополучие.
      -- Наверное, поэтому и лидеры "русских" партий в Израиле ведут себя так же, -- продолжил мысль Леонид.-- Вы посмотрите, о чём они спорят! Строить забор, или не строить. Выходить из Газы, или не выходить. Что, у нас других забот уже нет? Вы посмотрите статистику Израиля! За 15 лет
       в страну приехало более ста тысяч учёных, инженеров, деятелей культу­ры. И сколько их работает по специальности? Небольшой процент. Разве не обидно смотреть, когда художники, певцы, поэты, писатели, инженеры в Израиле становятся бомжами? Согласно статистике, каждая десятая семья просит о помощи, каждый пятый пожилой человек и каждый третий ребёнок в стране голодают! И кто из депутатов Кнессета борется за их права или, хотя бы, поднимает эти вопросы? Всех волнуют только идеологические вопросы и отношения с палестинцами...
      -- А может быть кто-то это делает специально? -- подкинул мысль Марк.
      -- Вполне возможно,-- вставил слово Аркадий.-- На идеологической почве легче всего людей рассорить и увести от обсуждения социальных во­просов. Вот ведь создавались уже несколько "русских" партий. И все между собой разругались на идеологической почве. А властьимущим это выгод­но. Внутри общин выходцев из Марокко, Персии и других, такого балагана нет. А наших всё время внутренние распри душат. Обидно. Нас ведь почти 20 процентов населения Израиля. Это ж какая сила! Мне кажется, что если найдётся партия, которая на первое место поставит социальные вопросы, то удастся объединить репатриантов, да и многих коренных израильтян тоже.
      -- Вы думаете, это возможно?
      -- В 90-х годах была создана "русская" партия во главе с Натаном Щаранским,-- напомнил Леонид.-- Мы в неё поверили, голосовали. Партия набрала неплохое количество мандатов, некоторые получили министерские посты. Наши люди были и в МВД, и в министерстве строительства, и в ми­нистерстве абсорбции. Это ведь как раз те министерства, которые способны помочь нашей алие. И чего они добились? Вместо решения наших насущных социальных вопросов они влезли в политику отношений с арабами. Как буд­то для них это важнее. Начались внутренние распри. Некоторые лидеры на­чали откалываться и образовывать свои партии. Роман Бронфман с Цинкером организовали "Демократический выбор", Авигдор Либерман создал партию "Наш дом Израиль", часть алимов привлекли социалистические лозунги и они примкнули к "Аводе". Так растащили "русских" по разным партиям, и теперь Щаранский вряд ли наберёт много голосов.
      -- А что, по-вашему, надо было делать?
      -- Не надо сейчас лезть в арабо-израильский конфликт.
      -- И что, спокойно смотреть на происки палестинцев?
      -- Надо смотреть, что для нас сейчас главное. Для нас сейчас важнее иметь жильё, работу и почувствовать себя полноценным гражданином Израиля. А не человеком второго сорта, которому доверяют только мести улицы и ку­пать стариков. Что касается противостояния, так оно не вчера началось и не завтра закончится. Арабы агрессивно относились к евреям на протяжении ве­ков и ужесточили агрессию с первого дня образования государства Израиль.
       И есть у нас люди, которые имеют большой опыт в этой борьбе и которые более квалифицированно могут решать вопросы нашей безопасности.
      -- Я анализировал существующую ситуацию,-- заметил Аркадий,-- и пришёл к выводу, что начинать надо с местных советов. Ведь все олимы живут в каждом конкретном городе. И проблемы многие у них возникают на местном уровне. Там проблемы с трудоустройством, тут не выделяют "рус­ским" деньги на культуру и так далее. Так вот, надо проталкивать своих лю­дей в органы местной власти. Объединить олимов в одном конкретном город­ке легче, чем во всей стране.
      -- Ой, не скажите. Разве на примере Бориса и Любы вы не убедились, что это не так легко? Да и после выборов у некоторых наших депутатов "сносит крышу". Возьмите, к примеру, случай в Йокнеаме. На выборы в местную власть вышли в союзе два списка: внепартийный, возглавляемый Юрием Магнером, и список, возглавляемый мэром города Симоном Альфаси. Руководители списков в ходе предвыборной кампании тесно сотрудничали, и прогноз был такой: "русские" получают три мандата, по списку мэра -- четыре мандата. Вместе они могут составить устойчивую коалицию. Итоги выборов показали, что прогноз был верный. Но дальше началось непредви­денное. Уже в начале коалиционных переговоров Юрий Магнер потребовал себе должность вице-мэра, причём на полную ставку. Мэра это повергло в смятение, так как в городе никогда не было такой ставки. Все заместители работали на общественных началах. После длительных дебатов мэр пред­ложил Магнеру 75 процентов ставки, и тот согласился. Но через некоторое время снова вернулся к прежним требованиям. Мэру надоела эта канитель, и он заключил коалицию с депутатами от партии "Ликуд".
      -- Значит, это оказался не настоящий лидер.
      -- А как их разберёшь, настоящих? Перед выборами все хорошие. И ны­нешние лидеры, которые уже десятилетиями занимаются политикой, все хорошие?
      -- И ведь многие из них имеют российские корни. Почему же они теперь так пренебрежительно относятся к "русским"?
      -- Да. А ведь в 1988 году активист движения "Чёрные пантеры", воинству­ющий борец за права восточных евреев Кохави Шемеш поехал к Горбачёву, чтобы объяснить ему, что, отпуская советских евреев, тот делает страш­ное дело, потому что они укрепят ашкеназийскую элиту, которая занимает в Израиле все властные позиции и подавляет выходцев из восточных стран.
      -- Так вот эти выходцы из восточных стран сумели объединиться и про­бить эту стену. Теперь они тоже занимают властные позиции. А наша алия этого никак сделать не может. И многие инженеры и учёные превратились в социальный балласт общества. Это не стало тайной за рубежом, а в итоге учёные и специалисты в Израиль уже не репатриируются.
      -- Смешно сказать. Для видимости в некоторых министерствах созда­ны специальные фонды для реализации проектов учёных и специалистов. Но выделяют в эти фонды всего от одного до шести миллионов шекелей в год. Хотя на другие цели находят миллиарды.
      -- Тут дело даже не в деньгах. Может быть вам не известно, что в вузах ста стран мира созданы и работают 170 кафедр ЮНЕСКО, на которых гото­вят научные и инженерные кадры. Финансирование этих кафедр идёт за счёт ЮНЕСКО. Единственное государство, где такой кафедры нет, это Израиль. Где-нибудь в Воронеже хотят создать такую кафедру, а у нас нет. А если бы была такая кафедра, то и нашим учёным, очевидно, нашлась бы работа. И проблема у нас не только с учёными. Среди госслужащих высшего и сред­него звена очень низкое представительство репатриантов из бывшего СССР. Русскоязычные репатрианты, прибывшие в страну после 1 января 1989 года, в подразделениях всех министерств составляют лишь 4,4 процента, а в на­селении страны их доля составляет 12,7. Русскоязычные министры Натан Щаранский, Авигдор Либерман, Юлий Эдельштейн пытались это положение исправить. В шести министерствах когда-либо, пусть и на короткий срок ими возглавляемых, средняя численность русскоязычных сотрудников последней волны алии составляет 6,8 процента, а в тех 14 министерствах, где русского­ворящих министров никогда не было, только 3,2. Среди 100 самых богатых людей Израиля числятся семь русскоязычных израильтян. Однако все они сколотили основное состояние за пределами Израиля. Здесь же никто из них не смог войти в банковский сектор, кроме Льва Леваева никто не владеет сколько-нибудь значительной израильской корпорацией. Нет русскоязычных израильтян среди судей окружных судов, не говоря уже о Верховном суде и министерстве юстиции. Нет их и в списках наиболее известных частных адвокатов страны. Нет их в руководстве полиции, служб безопасности и в армейском командовании. В газете как-то печатался список "100 ведущих де­ятелей израильской культуры". На 42-м месте стоял театральный режиссер Евгений Арье. Он создал театр почти исключительно из русскоязычных ар­тистов. Постепенно театр перешёл на иврит и к середине 1990-х годов уже занимал видное место в израильской культуре. В остальных театрах русскоя­зычных актёров почти нет. В израильских оркестрах репатрианты представ­лены значительно шире, однако на руководящих административных долж­ностях в ведущих оркестрах их почти нет. Израильские писатели, пишущие на русском языке, практически не известны подавляющему большинству местной интеллигенции. Не один раз уже поднимался вопрос о придании русскому языку статуса государственного, о повсеместном переводе всей документации на русский язык, о введении русскоязычных переводчиков во всех сферах государственной и общественной жизни страны. Почему, к при­меру, на арабском языке названия улиц пишутся, а на русском нет? А ведь русскоязычное население соизмеримо с арабским. Вот эти проблемы должны вас волновать больше, чем палестинско-израильский конфликт. Вы посмо­трите, к примеру, на религиозную партию ШАС. Они готовы сотрудничать с любым правительством, которое выделяет деньги на нужды ортодоксов. Вот и попробуйте в такой обстановке решить проблему отделения религии от государства, введения системы гражданских браков. Партия ШАС пригрозит выходом из коалиции, развалом правительства, и большинством голосов та­кой законопроект будет провален.
      -- А я считаю,-- после некоторых раздумий выдал Марк оригинальную мысль,-- что во всём виноваты американцы.
      -- А при чём здесь американцы?-- удивились Леонид с Аркадием.
      -- При том. Когда Москва стала при Горбачёве осуществлять более либе­ральную иммиграционную политику, то около 90 процентов выезжавших со­ставляли лица еврейской национальности. Выезжали они по израильским ви­зам, но до страны обетованной доезжала примерно десятая часть. Основной поток в Америку. И если бы мы уехали туда, то жили бы сейчас припеваючи. Но 1 ноября 1989 года госдепартамент США под давлением израильских вла­стей объявил о новых правилах приёма евреев-иммигрантов из СССР, фак­тически перекрыв дорогу в США потенциальным переселенцам. Вот тогда весь этот поток и хлынул в Израиль. К концу 90-х этот поток превысил мил­лион человек, а Израиль к приёму такого количества репатриантов оказался не готовым.
      -- Во-первых, то, что в Америке вы жили бы припеваючи, не факт. Конечно, Америка страна большая, и там легче устроиться. Но тоже удаёт­ся далеко не всем. Возьмите, к примеру, звезду советской эстрады Вадима Мулермана. Когда в 1990-м году он привёз в Америку брата на лечение, ему пришлось подрабатывать таксистом. И какое моральное унижение пришлось пережить человеку, когда русские эмигранты небрежно бросали деньги за проезд бывшему кумиру. А во-вторых, это вина Израиля, что он оказался не готовым. Хотя, тогда многие погрели руки на таком потоке дешёвой рабочей силы. И сейчас Шарон мечтает принять миллион репатриантов из стран СНГ, хотя для тех, кто уже приехал, не созданы нормальные условия.
      -- Хочу сказать несколько слов о тех, кто приехал. Фактически, это евреи различных субэтнических групп: ашкеназские, бухарские, грузинские, гор­ские. Они впитали культуру той страны или республики, в которой прожива­ли. Здесь они тоже пытаются организовать свою общину. Организовать их в одну русскоязычную общину довольно сложно. Кроме того, они разделяются на религиозных и светских. Община выходцев из Марокко более однородна, и им легче найти между собой общий язык.
      -- Проблема не только в том, что население страны разделено на общины. В стране больше происходит расслоение на богатых и бедных. Если верить статистике, в 2002 году около 30 процентов всех израильских детей прожи­вало ниже черты бедности. В 2003 году их число увеличилось на 40 тысяч и составило 590 тысяч человек. Пожилых людей старше 65 лет в стране 640 тысяч человек, из них каждый пятый страдает от голода. Треть пожилых лю­дей страдает зимой от холода, так как не в состоянии платить за отопление. 20 процентов пожилых сообщили при опросе, что вынуждены отказаться от телефонных звонков родным, потому что не могут оплатить телефонные сче­та. 17 процентов перестали встречаться с родными из-за отсутствия средств на поездки в транспорте. Среди тех, кто в Израиле стал бездомным, есть об­разованные и культурные люди: поэты, писатели, художники, оперные пев­цы, инженеры, лётчики, моряки. В СССР они были социально устроенными людьми. В этой связи приятно отметить, что в Израиле много добровольцев, желающих помочь нуждающимся. Израиль является страной, где желание помочь другому одно из самых сильных в мире. Создана даже организация, помогающая волонтёрам связаться с теми, кто нуждается в помощи. Помочь безвозмездно своим согражданам хотят свыше 5000 израильтян. Но и те, кто работает, страдают от беспредела хозяев. В охранных фирмах работникам постоянно не доплачивают за сверхурочные, хотя работать заставляют чуть ли не сутками. Крановщиков заставляют работать на старых, разваливаю­щихся кранах, с нарушением всех норм безопасности. В результате только за три года в Израиле погибло 28 крановщиков. Для защиты своих интересов охранники и крановщики стремятся создать свои профсоюзы, но Гистадрут этому препятствует.
      -- А уборщики! Я тут недавно читал, что фирмы в 99 процентах случа­ев не делают за своих уборщиков отчислений в пенсионную кассу. И если работник получает, допустим, 4000 шекелей в месяц и проработал на этом месте пять лет, то фирма задолжала каждому такому работнику по 15 000 ше­келей. И это не считая денег за переработку.
      -- Нельзя не обратить внимания и на такой факт. Депутаты Кнессета под­няли себе зарплату на 1150 шекелей, а пособие по старости -- на 32 шекеля. Разве это не насмешка?
      -- Все наши политические деятели, наше правительство принимают ре­шения исходя из собственной выгоды. Поэтому необходимо создать такой экономический механизм, чтобы правительству было выгодно то, что выгод­но государству. И здесь надо брать пример с коммерческих фирм. Там выс­шим руководителям кампании выделяется определённое количество акций фирмы. Такие работники знают, что если они будут принимать правильные решения, то цена акций вырастет, и они получат прибыль. Такие же условия нужно создать нашим членам правительства и депутатам Кнессета. Тогда бы они были заинтересованы в том, чтобы государство процветало. Работников принимали бы не по блату, а по деловым признакам.
      -- Это так,-- усмехнулся Леонид.-- Но давайте посмотрим на проблему с другой стороны. Разве в других странах это не так? Никто не старается при­строить своих родственников, помочь друзьям? Это естественное явление, и израильтяне ведут себя так же. Их родители боролись с арабами и англича­нами за создание государства, сами они неоднократно отстаивали его суще­ствование с оружием в руках. Естественно, что они считают себя хозяевами страны. А тут приезжают какие-то "русские" на готовенькое, и претендуют на их тёплые места. Кроме того, большинство репатриантов не соблюдают еврейские традиции, и для религиозных евреев всегда будут оставаться чу­жими. Причём, у многих "русских" имеется двойное гражданство. Они в лю­бой момент могут вернуться в страну исхода. А для коренных израильтян это страна единственная, и уезжать им некуда. Уверяю, что на их месте вы вели бы себя точно так же.
      -- Но оттого, что учёные и инженеры метут улицы, государство многое теряет. Это наносит большой ущерб науке!
      -- Здесь необходимо смотреть конкретно. Если это специалисты, допу­стим, в области металлургии, то здесь найти применение их знаниям трудно из-за отсутствия в Израиле серьёзной металлургической промышленности. Ведь в СССР учёные занимались очень широким спектром проблем, но не все из них представляют интерес для Израиля. Но те области науки, кото­рые интерес представляют, развиваются довольно успешно. Читали, навер­ное, сколько израильских патентов регистрируется ежегодно. И это не только теперь. Наукой в Израиле занимались с первых лет образования государства. Вы знаете, что первую ракету маленький, бедный Израиль запустил, едва от­метив своё тринадцатилетие?
      -- Мы об этом ничего не слышали! -- удивились Марк с Аркадием.
      -- О, это была история, наделавшая много шума. В то время ракеты в со­стоянии были запускать только четыре крупные державы -- СССР, США, Великобритания и Франция. И вот 5 июля 1961 года в Израиле была запу­щена в космическое пространство ракета "Шавит-2". Запуск производился в присутствии тогдашнего премьер-министра и министра обороны Давида Бен-Гуриона, министра иностранных дел Голды Меир, заместителя мини­стра обороны Шимона Переса, начальника генштаба Цви Цура, его замести­теля Ицхака Рабина и группы учёных. В Советском Союзе был шок. Абдель Насер в день запуска в панике позвонил в Кремль и потребовал поставки Египту партии ракет в качестве противовеса израильтянам. В Кремле посо­вещались и отказали. Но разрешили нанять немецких учёных для разработ­ки египетской ракеты. Через год Египет провёл испытания собственных ра­кет класса "земля-земля". Абдель Насер выступил с помпезным заявлением и заявил, что египетские ракеты могут преодолевать расстояние от Каира до Бейрута. Эта история спровоцировала острый конфликт между Бен-Гурионом и главой "Мосада" Исером Харелем. Харель настаивал на ликвидации немец­ких учёных, разрабатывающих ракеты для Египта. Бен-Гурион же категориче­ски возражал, не желая портить отношения с канцлером Германии Конрадом Аденауэром. Кроме того, глава армейской разведки Меир Амит убеждал Бен-Гуриона в том, что немцы просто "делают деньги" и никакие ракеты создать не способны. Однако, Харель уже санкционировал операцию, и немцам были направлены посылки с взрывчаткой. Двое из них были тяжело ранены при вскрытии посылок. Через некоторое время в Швейцарии был арестован агент "Мосада", пытавшийся запугать дочь одного из немецких учёных. Разразился скандал, и Харель подал в отставку. А Меир Амит тогда оказался прав. Во вре­мя Шестидневной войны наши войска захватили на Синае египетские ракеты и увидели, что они не представляют угрозы для нашей страны. Израильтяне были очень горды запуском своей ракеты. Однако оппозиции это не помешало поднять шум в прессе о том, что, якобы, этот запуск произведён в политиче­ских целях партией МАПАЙ, чтобы завоевать голоса избирателей. Но на про­шедших в сентябре выборах эта партия, наоборот, потеряла шесть мандатов. Кстати, этот трюк оппозиции повторился через двадцать лет. Когда в июне 1981 года израильские ВВС разбомбили иракский ядерный центр, тогдаш­ний лидер "Аводы" Шимон Перес подверг резкой критике премьер-министра Бегина, заявив, что бомбёжка эта не что иное, как предвыборный трюк. Но, спустя десять лет, когда по распоряжению Саддама Хусейна иракские войска вторглись в Кувейт, и над всем миром нависла угроза, все поняли, как прав был Бегин, лишивший Ирак возможности иметь собственное ядерное оружие.
      -- Но, ведь для создания ракеты требовались деньги! Откуда они взялись у молодого государства, когда в стране было много экономических проблем?
      -- Откуда взялись деньги, я не знаю. Может быть, помогли иностранные благотворительные организации. Израилю и сейчас многие помогают. Одна из самых серьёзных организаций -- это "Джойнт дистрибьюшн коммити", организованная в 1914 году, вскоре после начала Первой мировой войны, путём объединения нескольких еврейских благотворительных организаций. Это некоммерческая аполитичная организация, пополняющая свои фонды, главным образом в Северной Америке. А в настоящее время израильтянам помогают более чем 170 благотворительных организаций. Так что вы, Марк, зря обвиняете Америку. И въезд репатриантам она перекрыла не по своей инициативе, а по настоянию израильского правительства. Так что, винить надо наших политиков в том, что они направили весь поток репатриантов сюда, не подготовив для них в должной мере условия для нормальной жизни.
      -- А что тут говорить?! Наши политики, по-моему, заняты, в основном, внутриполитической борьбой за власть и противостоянием с палестинцами. Но почему вы не рекомендуете "русским" депутатам заниматься палестин­ско-израильским конфликтом?
      -- А что, среди них есть крупные военные специалисты? Или знатоки Ближнего Востока, хорошо разбирающиеся в том, когда арабам можно ве­рить, а когда нет? Поэтому в данном вопросе лучше положиться на специ­алистов, а самим заниматься насущными социальными вопросами.
      -- Проблема начинается с того, как вообще в Израиле стать депутатом. Ведь для начала надо быть членом какой-либо партии. Там на праймериз вас должны избрать кандидатом в депутаты. Данные кандидаты получают пол­ную поддержку своей партии.
      -- Но, почему я должен голосовать за партийный список, если я там, кро­ме лидера партии, никого не знаю? Пропадает интерес вообще голосовать. Наверное, поэтому 35-40 процентов граждан и не идут на выборы.
      -- И чего они этим добьются?-- улыбнулся Леонид.-- По закону о выбо­рах, голоса избирателей, не участвующих в выборах, автоматически приплю­совываются к трём победившим партиям, увеличивая им количество манда­тов. Но кандидатом можно стать и выдвинув свой независимый список. Для этого надо к заполняемым документам приложить список с подписями граж­дан, поддерживающих данного кандидата, и заплатить залог. Для кандидата в депутаты местной власти эта сумма сравнительно невелика и зависит от ко­личества граждан, проживающих в данном городе. Для кандидатов в депута­ты Кнессета, эта сумма может оказаться неподъёмной. Кроме того, в отличие от партийных кандидатов, таким кандидатам не предоставляются адвокаты и советники. Так что, независимым кандидатам гораздо труднее победить на выборах. А те, кто проходит в депутаты по партийным спискам, потом могут попасть в министры или другие органы исполнительной власти. И они потом будут "рулить" государством. Много лет уже идут разговоры о необходимо­сти закона о разделении властей: законодательной, исполнительной и судей­ской. В министерствах должны работать профессионалы. Но дальше разго­воров дело не идёт, потому что такая кормушка депутатам выгодна. Для этого они и рвутся во власть.
      -- И тратят большие деньги на проведение выборов. Многие голоса про­сто покупаются.
      -- Ну, разве это делают только у нас? В Америке, например, как пишут газеты, политики для вербовки своих сторонников без стеснения используют религиозные секты, водку, мороженое, и даже "Виагру".
      -- Недавно прокуратура американского штата Миннесота потребовала наказания в виде пяти лет лишения свободы для студента, который пытался продать на Интернет-аукционе свой голос избирателя. Обвинение посчи­тало, что действия студента подпадают под действие закона 1893 года о продаже и покупке избирательных голосов. Действия эти, согласно закону, караются лишением свободы сроком до пяти лет и штрафом до десяти ты­сяч долларов.
       -- Это, конечно, правильно. Нельзя действовать так открыто. Такие дела совершаются более скромно. Торговлю голосами изобрели древние греки тогда, когда появились деньги и начали проводиться выборы. Ужесточать за­кон выпало уже древним римлянам. Но кандидаты тут же изобрели различ­ные способы косвенного подкупа. Для многих тысяч граждан устраивались угощения, гладиаторские бои, различные подарки. И в наше время не обхо­дится без подарков. В России стандартной платой является бутылка водки или продуктовый паёк. У бразильских избирателей несколько другие потреб­ности. В 2004 году в одном из бразильских штатов попал под суд один из де­путатов законодательного собрания страны за то, что его помощники перед выборами бесплатно раздавали на улицах "Виагру". В 2007 году подобный случай произошёл в Таиланде. Цены на голоса самих избранников намного выше, чем их избирателей.
       .. .Эта случайная дискуссия длилась уже около часа. На улице стали появ­ляться прохожие, и вскоре к их компании присоединился Шимон. Ухмыляясь, послушал оппонентов и выдал своё резюме:
       -- А я вот смотрю на эти предвыборные кампании и удивляюсь. Столько шумихи, столько тратится сил и денег, а в результатах до самого конца выбо­ров никто не уверен. А почему? Не знают они там, наверху, наш электорат, да­леки они от народа, как говорил один видный политический деятель России. Сочиняют разные там программы, перед народом с ними выступают. А того не поймут, что нашему электорату их программы по барабану. Ну, скажите, многие ли, например, разобрались, чем отличается программа Буша от про­граммы Кери, программа Ющенко от программы Януковича? То-то! Потому и приходят к финишу многие с похожими результатами, ноздря в ноздрю. И побеждает тот, кто сумел немного лишних бюллетеней подбросить. Да и потом ещё сколько времени ждут, пока объявят результаты голосования и не будут ли они опротестованы. А ведь можно сделать чисто, без всякой шумихи и денежных затрат. за исключением представительских расходов. Как сде­лать? Да очень просто. Например, проходит где-нибудь митинг, на котором выступает кандидат Х. А вам нужно, чтобы победил кандидат У. Выбираете взглядом где-нибудь в последнем ряду или стоящую в сторонке даму средних лет. Почему средних? Потому, что молодым эти выборы в голову не идут, у них другое в голове. А у старых памяти уже нет. Они не то, что информацию, а уже вообще ничего в себе удержать не могут. Вот дама среднего возраста -- это то, что нужно. Что? Почему всё-таки дама? Потому, что это лучшее сред­ство для передачи информации. Так вот, остановишься, как бы невзначай, около этой дамы, несколько минут делаешь вид, что слушаешь оратора, как и она, а потом, вздохнув, произносишь с сожалением: "Как мне их жалко!" "Почему?"-- удивляется она. Всё! Если она вас услышала и, удивившись, за­дала этот вопрос, значит она "клюнула". Теперь надо аккуратно "подсекать".
       "Потому, что они делают две большие ошибки". "Какие?" -- больше удив­ляется дама. Так, "заглотила"! Вы осторожно оглядываетесь по сторонам и переходите на шёпот: "Вообще-то, это информация закрытая, но вы произ­водите хорошее впечатление. Так и быть, я вам кое-что расскажу. Только да­вайте, пожалуйста, отойдём в сторонку. Эта информация не для посторонних ушей". "Так про какие ошибки вы говорили?"-- возвращается дама к теме, отходя с вами в сторону от митингующей толпы. "Во-первых, -- продолжае­те вы шёпотом и, показывая куда-то вверх, -- там уже решено. Победителем объявят кандидата У Поэтому, те, кто толкается здесь на митингах, просто теряют время". "А во-вторых?" -- не унимается дама. "А во-вторых, канди­дат У. пообещал, что хорошо отблагодарит всех, кто за него голосовал. Когда он придёт к власти, то своим всем раздаст хорошие места, должности, чтобы было на кого опереться". "А как он узнает, кто за него голосовал?" "Ну, это дело техники. По отпечаткам пальцев". "Но на бюллетенях отпечатки поч­ти не заметны!?" "Это чужие не заметны. А свои будут хорошо заметны. Вы приглядитесь в день выборов. Те, которые свои, вначале в буфет пойдут. Пивка попьют, закусят. А потом уже направятся голосовать. Потому-что по­сле пирожного или бутерброда с колбасой очень хорошие отпечатки полу­чаются. А некоторые вообще с грязными руками придут, как будто только с работы. Вот так и различат и распределят. Теперь вам понятно, что нет ни­какого смысла торчать на встречах с этим кандидатом Х.? Только, повторяю, информация эта закрытая. Так что, прошу никому. Я на вас надеюсь..." Всё! Дело сделано. Откланивайтесь и идите по своим делам. Можно не сомневать­ся, что дома она с мужем проведёт воспитательную работу. И всем родствен­никам и знакомым раскроет глаза на современную политическую обстановку. Несколько таких, как бы случайных, встреч, и победа кандидату У. обеспече­на. Без всяких денег. Если не считать моего гонорара. Да и бизнес можно сделать, завезя на избирательный участок буфет. А посетителей будет немало.
      -- Шимон, я ценю твой юмор,-- усмехнулся Аркадий.-- Но ведь голоса людей действительно покупают разными путями. Неужели так было в стране всегда?
      -- Как-то в газете была статья о том,-- заметил Леонид,-- как проходили первые выборы в Кнессет.
       -- И как они проходили?
       -- Сразу после провозглашения независимости Израиля Временный го­сударственный совет принял решение о проведении выборов в парламент. Тогда речь шла об Учредительном собрании, которое должно управлять мо­лодым еврейским государством до принятия Конституции и избрания парла­мента на постоянной основе. Сразу начался спор о том, сколько должно быть народных избранников. Минималисты считали, что их должно быть от 71 до 80. Максималисты настаивали на цифрах 160-171. В качестве компромисса сошлись на числе 120, которое имело и историческое значение: именно столь­ко человек заседало долгие годы в Кнессете времён Второго храма. Надо было решить вопрос о том, кто имеет право избирать и быть избранным. Госсовет принял быстрое решение: избирательного права лишались заклю­чённые в тюрьмах, госпитализированные душевнобольные, а также те граж­дане страны, которые не находились в стране 8 ноября 1948 года. На этот день была назначена Всеизраильская перепись населения. На целых семь часов по всей стране был объявлен комендантский час. В эти часы в квартиры граж­дан приходили госслужащие и раздавали жильцам удостоверения личности. Каждый гражданин обязан был заблаговременно обзавестись двумя фотогра­фиями. С этим тоже возникли проблемы. Мусульманки из религиозных сооб­ражений отказывались фотографироваться. В связи с резко возросшим спро­сом на услуги фотографов, те здорово подняли цены. Тогда правительство в больших городах установило палатки, где граждан фотографировали по умеренным ценам. Порядок обеспечивали крупные силы армии и полиции. В результате всех этих мер грандиозная операция по переписи населения прошла нормально. Первоначально намечалось провести выборы до конца ноября 1948 года. Однако из-за продолжающихся военных действий выборы были отложены. Накануне выборов никто не мог предсказать их результаты. Многое зависело от поведения 100 тысяч новых репатриантов, прибывших в страну за первый год существования. Многие из них жили в тяжёлых ус­ловиях во временных лагерях. Среди этих людей многие партии и старались проводить агитационную работу. Иногда доходило и до курьёзов. Лидер од­ной из религиозных партий, прибыв во временный лагерь, начал агитировать репатриантов не голосовать за это правительство, потому, что оно завозит в страну некошерное мясо. На что один из репатриантов возразил: "О каком мясе ты говоришь? Кто вообще видел здесь мясо?". Этот эпизод говорит о том, что уже тогда многие кандидаты совершенно не интересовались нужда­ми репатриантов. А тех мало интересовала предвыборная агитация партий. Но жители уже ощущали, что страна находится во враждебном окружении и международной изоляции. Люди понимали, что необходимо избрать умерен­ное, прагматическое руководство страны, которое может для молодой стра­ны завоевать симпатии на международной арене. И вот 25 января 1949 года в стране проходят первые выборы. Правительство сделало всё возможное, чтобы они прошли так, как нужно. Порядок обеспечивали 50 тысяч человек. На 740 избирательных участках работали две тысячи человек. Таксисты в этот день заработали столько, сколько зарабатывал за месяц строительный или сельскохозяйственный рабочий. Выборы прошли организованно, без се­рьёзных помех и нарушений. Всего в них участвовал 21 партийный список. Электоральный барьер преодолели 12 партий. Больше всех мандатов полу­чила тогда партия МАПАЙ (нынешняя "Авода") -- 46 мандатов, МАПАМ
        []
       ( одна из предшественников МЕРЕЦа) -- 19 мандатов, Объединённый рели­гиозный фронт -- 16 мандатов, "Херут" (одна из предшественниц нынешне­го "Ликуда"). Остальные партии набрали меньше десяти мандатов каждая. Учредительное собрание начало свою работу 14 февраля 1949 года. Через два дня был принят Переходный закон, в котором новый еврейский парламент получил название "Кнессет" в память об эпохе Второго Храма.
      
       ГЛАВА 15. ГРЯЗНОЕ ДЕЛО
      
       "Каждый брат, лукавя, обманывает и каждый друг разносит кле­вету, друг над другом издеваются и правды не говорят, приучили язык свой говорить ложь, грешат до изнеможения..".

    Пророк Иеремия

       "Одна ложь -- одна ложь, две лжи -- две лжи, три лжи -- политика".

    Еврейский афоризм

      
      
      
       В стране бурно обсуждались результаты выборов в Кнессет. На посидел­ках в парке это была основная тема разговоров.
      -- Я рад, что победил Шарон. Теперь он наведёт в стране порядок.
      -- А раньше кто ему не давал навести этот порядок?
      -- Как это кто? Как будто вы не видели, как члены коалиции от других партий ему мешали!
      -- А сейчас, по-вашему, они мешать не будут?
      -- Смотря кого он возьмёт в коалицию.
      -- А что вы скажете о наших "русских" депутатах? Получили 11 манда­тов, но в пяти партиях. Это же с ума можно сойти! Как-будто у нас у всех не одни общие интересы.
      -- Интересы, может быть, общие. Но какой из них главный, каждый ви­дит по-разному. Одни выдвигают на первое место вопросы безопасности, от­ношения с палестинцами. Другие выдвигают на первое место социальные вопросы, для третьих важнее добиться закона о гражданских браках. Кому-то важнее добиться выделения как можно большего количества средств на ре­лигиозные общины.
      -- Так вот, если бы они объединились, то скорее могли бы всего этого добиться.
      -- О чём вы говорите? На выборах в 1996 году наша олимовская партия ИБА под руководством Натана Щаранского получила семь мандатов! И чего они добились?
      -- Но тогда это была новая, молодая партия. И репатрианты, тогда недав­но прибыв в страну, не могли толком во всём разобраться.
       -- А сейчас они разобрались и разбежались по разным партиям. И Щаранский, набрав на этих выборах так мало мандатов, говорит теперь о том, что "русская" партия себя изжила.
       -- Позтому они и влились в партию "Ликуд"?
      -- Не только поэтому. У партии ИБА накопился многомиллионный долг перед государством, а "Ликуд" обещал его погасить.
      -- Вот и получается, что партию просто купили на корню.
      -- А вы обратите внимание на партию "Шинуй". Там ведь тоже в руко­водстве двое наших: Виктор Браиловский и Игаль Ясинов.
      -- И что?
      -- А то, что "Шинуй" обещает добиться отделения религии от государ­ства, обязательной службы учащихся йешив в армии и возможности заклю­чения гражданских браков.
      -- Обещать то они обещали, но не указали сроки. На этих проблемах уже многие депутаты зубы пообломали. И с "Шинуем" будет так же. За данную каденцию они вопросы пробить не успеют, а на следующую обманутый на­род за них голосовать не будет. Поэтому, я считаю, что лучше было бы нашим репатриантам держаться вместе.
      -- Вот Авигдор Либерман и хочет теперь собрать конструктивные силы общины под знамёна партии "Наш дом -- Израиль". Чтобы в этой партии ра­ботали и репатрианты, и коренные израильтяне. Задачи они ставят хорошие. И народ собирают грамотный. Первоочередная их задача набрать 12-15 ман­датов. С таким количеством голосов в Кнессете уже можно кое-чего добиться.
      -- Нет, всё равно не дадут.
      -- А что им могут сделать, убить?
      -- Почему сразу убить? Предложат деньги и растащат голоса. С учётом избирательной культуры нашего электората, такое вполне возможно.
      -- А что вам так смешно, когда говорят "убить"? Могут действительно убить. Убили же Ицхака Рабина.
      -- За что же-таки его убили?
      -- За то, что, он, как сам выразился, пошёл на "политический экспери­мент", согласился на многочисленные уступки палестинцам для достижения мира. Он говорил, что "если эксперимент не удастся, если окажется, что па­лестинцы не готовы к миру, то мы вернёмся к нашей прежней политике".
      -- Как это можно экспериментировать на целом государстве? Это что вам, игра в рулетку? Или мы все подопытные кролики.
      -- Выходит, что так. Он, к примеру, раздал оружие палестинцам, считая, что "ФАТХу это оружие нужно для того, чтобы бороться с ХАМАСом, а не с Израилем. Если же когда-нибудь это оружие обернётся против нас, если пале­стинский полицейский только выстрелит в сторону израильского солдата, мы просто реквизируем это оружие и вернёмся к прежней политике". А потом вооружённые подразделения ФАТХа, всякие "Танзимы", "Бригады мучени­ков Аль-Аксы" начали проводить теракты против израильтян. Палестинцы ввезли в автономию десятки тысяч автоматных стволов сверх той квоты, ко­торая была установлена в 1994 году. И попытки реквизировать это оружие, предпринимавшиеся Биньямином Нетаниягу, Эхудом Бараком и Ариэлем Шароном не дали результатов.
      -- А чего стоит его лозунг "мы будем вести переговоры так, как будто нет террора, и бороться с террором так, как будто нет переговоров". Как это мож­но понять? Этот двусмысленный лозунг начал подстёгивать террор, сделал его средством достижения политических целей. К такой позиции Израиля быстро все привыкли. И теперь когда Израиль в качестве главного условия возобновления переговоров выдвигает требование прекратить убивать его граждан, это вызывает непонимание и удивление и в палестинском руковод­стве и во всём мире.
      -- Стоит вспомнить также предвыборную кампанию 1992 года, когда Рабин заявил, что "тот, кто решит отдать Голанские высоты, нанесёт необра­тимый ущерб безопасности государства Израиль". Жители Голан этому по­верили и отдали голоса партии "Авода". Прошло меньше трёх лет, и, когда наметились переговоры с Сирией, Рабин уже допускал возможность отсту­пления с Голанских высот. На возмущение жителей Голан он ответил так: "Эти поселенцы могут крутиться, как пропеллеры -- им ничего не поможет!"
      -- Но это же плевок в лицо своим избирателям! Разве в демократической стране такое допустимо?
      -- Вот, может быть, потому и убили.
      -- И кто его убил?
      -- Игаль Амир, молодой парень из интеллигентной семьи.
      -- Это вопрос, кто убил. Да, Амир стрелял в Рабина. Под нажимом следо­вателей он признался в убийстве и был осуждён на пожизненное заключение. Левая пресса подняла большой шум, некоторые журналисты призывали ото­мстить семье Амира. Его семья действительно подвергалась травле. Их дом неоднократно поджигали, а полиция никаких мер не предпринимала. Но в этом деле осталось много загадок. Например: почему вначале кто-то кричал, что стреляли холостыми; почему Рабин, если был смертельно ранен, сумел сам дойти до машины; почему его так долго везли в больницу? А недавно прокурор Пнина Гай заявила, что, по данным баллистической экспертизы, третий (смертельный) выстрел в главу правительства был произведён в упор. И это меняет дело. Амир не подходил к Рабину вплотную. Наоборот, во вре­мя стрельбы расстояние между ним и Рабиным только увеличивалось. Значит, стрелял кто-то другой. Вообще, значительная часть документов, связанных с убийством Рабина, в том числе и данные баллистической экспертизы, до сих пор засекречена. После заявления прокурора Амир признался своим близ­ким, что третий выстрел был сделан не им. Он потребовал повторного суда над ним. Однако никому, очевидно, не выгодно снова поднимать это дело. Компетентные органы решили, что в повторном суде нет необходимости, так как Игаль Амир сам сознался в совершённом им преступлении. Как тут не вспомнить товарища Вышинского с его лозунгом о том, что признание соб­ственной вины является царицей доказательств.
      -- Много секретного и непонятного в нашем обществе, как и не понятны многие действия наших политиков.
      -- А что вы имеете в виду?
      -- Хочу напомнить о некоторых событиях, которые были следствием политики наших левых сил во главе с Рабиным. А привело это к массовым арабским беспорядкам. В 2000 году началась интифада Аль-Акса. В помощь "интифаде Аль-Акса", выражая солидарность со своими палестинскими бра­тьями, осенью того же года поднялись десятки тысяч израильских арабов. Разъярённые толпы, вооружённые ружьями, "бутылками Молотова" и камня­ми перекрыли важнейшие магистрали на севере страны, они рвались к обо­ронным предприятиям. Если бы им это удалось, то Израиль могла бы постиг­нуть катастрофа, похожая на Чернобыльскую. Полиция сумела прекратить эти беспорядки, но многим тогда пришлось поплатиться карьерой. Премьер Эхуд Барак создал комиссию для рассмотрения действий полиции. Это была конкретная политическая задача: вернуть Эхуду Бараку и всему левому лаге­рю симпатии израильских арабов перед выборами. Комиссия состояла из су­дьи Теодора Ора, судьи-араба Насера Хатиба и учёного-востоковеда Шимона Шамира. В неё не было включено ни одного авторитетного независимого эксперта по вопросам безопасности. Хотя раньше в такие комиссии обяза­тельно включали кого-нибудь из отставных полицейских генералов. Хотя по­лицейские действовали в рамках закона (и МАХАШ это признал), комиссия считала иначе. Генерал-майору полиции Моше Вальдману и некоторым его подчинённым пришлось уйти в отставку. А депутаты Кнессета от арабских партий, подстрекавшие израильских арабов к беспорядкам, никак не постра­дали. Трагедия здесь не только в том, что была допущена несправедливость по отношению к людям, честно выполнявшим свой долг. Беда в том, что во время следующих беспорядков полиция перестанет выполнять свои обязан­ности, что может привести к ужасным последствиям.
      -- Во всей этой истории тяжелее всех пришлось майору полиции Гаю Райфу, возглавлявшему тогда отделение полиции района Мисгав. В задачу отделения входила охрана правопорядка в арабском городе Сахнин и рас­положенных в этом районе многочисленных предприятий оборонного кон­церна "Рафаэль". На этих предприятиях производят боеприпасы и взрывча­тые вещества. И если через забор такого предприятия перелетит "бутылка Молотова", то последствия могут быть ужасными. Горстка полицейских за­ступила дорогу толпе. Горят покрышки, в полицейских летят камни. На при­зывы в мегафон разойтись, толпа отвечает новым градом камней и ружей­ными выстрелами. Гай Райф пытается остановить эту толпу. Один из ара­бов, приблизившись, наносит ему обрезком трубы удар по голове. Но он отказывается покидать пост и продолжает командовать подразделением, пе­ретянув бинтом голову. Рядом взрывается бутылка с "коктейлем Молотова". На Гая летят осколки стекла и брызги горящего бензина... В больницу он попал только через две недели, после подавления беспорядков. Пришлось пе­ренести несколько серьёзных хирургических операций, прежде чем он смог вернуться к исполнению своих обязанностей. 21 марта 2001 года Гай был вызван в качестве свидетеля на комиссию Ора. Когда он отвечал на вопросы комиссии, вдруг житель Сахнина Абед Абу-Салах вскочил со своего места и с криком "Убийца! Подонок!" бросился к Гаю. Ударами кулака в висок и че­люсть он сбил Гая с ног. Тут же с криками "Расисты! Гестаповцы! Смерть ев­реям!" повыскакивали и другие арабы. В зале суда начался настоящий погром. В любой другой стране человек, поднявший руку на полицейского в зале суда в присутствии многочисленных охранников, был бы застрелен на месте эти­ми охранниками. Но это в другой стране мира. А у нас этот судья Ор вместе с коллегами и охранниками поспешили покинуть зал, оставив лежащего на полу без сознания Гая на растерзание толпы. Только через несколько минут охрана вызвала подкрепление и спецотряд полиции арестовал Абу-Салаха, разогнал толпу и доставил Гая Райфа с сильным сотрясением мозга и много­численными переломами в больницу. Но и на этом несчастья Райфа не закон­чились. После выхода из больницы его арестовывал МАХАШ по ложному обвинению. Медицинская комиссия не определила ему достаточной степени инвалидности, чтобы он мог получать пенсию, хотя здоровье Гая основатель­но подорвано. Из полиции ему пришлось уйти после заключения комиссии Ора. И здесь он тоже не имеет права на пенсию, так как ему не дали дослу­жить три года до необходимого стажа. В общем, в 38 лет бывший майор изра­ильской полиции был выброшен на улицу без пенсии, без выходного пособия и с подорванным здоровьем.
       -- Но я слышал, что Гай подал в суд и выиграл дело.
       -- Да. Он обратился к хорошему адвокату. Тот начал копать и выяснилось много подробностей и нарушений. Оказалось, что выходка Абу-Салаха была совсем не спонтанной. Накануне того заседания суда разведотдел полиции получил оперативную информацию о том, что израильские арабы попытают­ся устроить потасовку в зале заседаний комиссии. Если бы соответствующие службы полиции приняли эту информацию к сведению, то избиения Гая не было бы. Однако эта информация была проигнорирована и, следовательно, охрана суда должна нести ответственность за своё бездействие.
       -- Вот вам и результат "политического эксперимента" Ицхака Рабина.
       -- И всё-таки Рабин был одним из самых выдающихся политических де­ятелей Израиля. Он любил свою страну, был предельно честным. Вы пом­ните, что он принял решение уйти в отставку с поста премьер-министра из-за того, что его жена забыла закрыть свой валютный счёт в США после его возвращения с должности посла? Кто-нибудь может привести один такой пример?
      -- Я могу привести пример другого рода, когда его поступок вряд ли можно назвать честным. В сентябре 1995 года, когда он проталкивал свои Норвежские соглашения, для утверждения их в Кнессете ему не хватало го­лосов. Тогда он в буквальном смысле купил за министерский и замминистерский портфели голоса двух депутатов от фракции "Цомет".
      -- Ох, нашли, чем удивить! Он что, был первым, кто купил голоса? Да это происходит постоянно. Возьмите свежий пример. Шарону нужно утвердить бюджет на будущий год. Если бюджет не будет утверждён, правительство раз­валится. Чтобы заручиться поддержкой партии ШАС, он выделяет 290 мил­лионов шекелей на ешивы и детские сады ультраортодоксов и 130 миллионов на специальные центры подготовки религиозной молодёжи в элитных армей­ских частях. Светская партия "Шинуй", борющаяся за отделение религии от государства, выступила против. Тогда Шарон предлагает и партии "Шинуй" выделить из бюджетного резерва 290 миллионов шекелей на те нужды, кото­рые партия сочтёт нужными. Разве это не подкуп?
      -- Беда в том, что договариваются между собой лидеры фракций, а голо­совать потом приходится всем членам фракции в целях сохранения партий­ной дисциплины. В результате порой принимаются очень безответственные решения, а спросить не с кого.
      -- Я как раз хочу привести пример такой безответственности. Мы вот кичимся своей демократией, а Россию все ругают за коррупцию, отсутствие демократии и другие грехи. Но вот рассмотрим некоторые события одной недели, о которых сообщает пресса. Российская Госдума рассмотрела во­прос об отмене налога на дарение. Некоторые депутаты в ходе обсуждения этого вопроса возражали, мотивируя тем, что государство лишится боль­ших средств от налогов на дарение, которые должны выплачивать олигар­хи. На что другие депутаты заметили, что олигархи никогда этих налогов и не платили. А для простых людей это большая помощь. Сейчас старушка мать не может оформить дарение сыну своего садового участка, так как у неё нет денег уплатить налог. Депутаты приняли решение налог отменить... А израильский министр финансов Биньямин Нетаниягу предложил ввести новый метод начисления акцизного налога на табачные изделия. При этом сигареты дешёвых сортов подешевели бы примерно на 60 агорот за пачку, тогда как дорогие стали бы в среднем на 30 агорот дороже. Такой ход был бы логичным: уровень налогообложения дешёвых сигарет и так выше, чем дорогих. Получается, что малообеспеченные израильтяне платят табачных налогов больше, чем состоятельные. Кроме того, снижение налогообложе­ния дешёвых сортов поможет поддержать отечественных производителей. Финансовая комиссия, члены которой курят только очень дорогие сигареты, отклонила предложение Нетаниягу. Вот вам и забота наших депутатов о народе.
      -- Я вам хочу сказать, что непорядочные люди были во все времена и сей­час есть в любой стране. Старики ещё, наверное, помнят легендарного мэра Хайфы Абу Хуши. Он приехал в Израиль в 1920 году вместе с ста тридцатью молодыми людьми. Им приходилось много работать, переносить лишения. В 1926 году Хуши вышел из кибуца и занялся профсоюзной и политической деятельностью. На посту секретаря Рабочего совета Хайфы он сумел объ­единить в профсоюз портовых рабочих и успешно урегулировал конфлик­ты между ними и руководством порта. Он примирил также арабов-подряд­чиков со строительными рабочими-евреями. Вы, конечно, удивляетесь, но тогда было именно так. Кабланами были арабы, а рабочими -- евреи. Аба Хуши установил хорошие отношения с друзской общиной. Позднее, во время Войны за независимость эта дружба сыграла свою роль. Друзы, проживав­шие в окрестностях Хайфы, активно помогали бойцам "Хаганы", а потом ЦАХАЛа. И вот, у Аби Хуши нашлись завистники среди функционеров пар­тии МАПАЙ и некоторых приближённых Бен-Гуриона. Особенно усердство­вал Исер Бари, который испытывал ненависть к Хуши. История эта началась в 1946 году. Тогда организация ПАЛМАХ, к которой принадлежал Бари, за­думала взорвать катера британской полиции, пришвартованные в хайфском порту. Аба Хаши категорически воспротивился проведению акции. Он ут­верждал, что из-за этого британские власти уволят портовых рабочих-евреев и будут набирать арабов. Это, в свою очередь, повредит еврейской общине города и оставит без средств к существованию многие семьи. А тут британ­цы вдруг усилили охрану в порту, и акцию пришлось отменить. Бари решил, что это Хуши слил информацию британцам и затаил на него злобу. В июне 1949 года Исер Бари обратился к Бен-Гуриону с двумя обвинениями в адрес Хуши. Бен-Гурион поручил своему помошнику Эфраиму Райзеру проверить информацию Бари. Проверка показала, что обвинения Бари являются клеве­той, а материалы фабриковал сам Бари. По распоряжению генерального во­енного прокурора Бари был вынужден подать в отставку. А доброе имя Абу Хуши не пострадало, хотя он и пережил немало неприятностей. В июле 1949 года он был избран депутатом Кнессета от партии МАПАЙ, а в 1951 году мэром Хайфы.
      -- Если уж рассматривать дела о клевете, то нужно вспомнить судеб­ный процесс "Кастнер против Гринвальда". Дело это началось в 1953 году. Молодое еврейское государство уже успело принять десятки тысяч репатриантов из числа тех, кто чудом выжил в Катастрофе. Уже было реше­но увековечить память о Катастрофе и героизме европейского еврейства, на­чал создаваться мемориальный комплекс "Яд ва-Шем". Репатрианты жажда­ли расквитаться с теми, кто сотрудничал с нацистами, служил в концлагерях надсмотрщиками, обслуживал "машины смерти" и т. д. Среди тех, кто ра­зыскивал таких евреев, был и журналист Малкиэль Гринвальд. В одной из выпущенных им листовок в сотрудничестве с нацистами обвинялся Рудольф Кастнер. В период немецкой оккупации Кастнер был одним из лидеров ев­рейской общины в Венгрии. По утверждению Гринвальда Кастнер подгото­вил почву для истребления венгерского еврейства и действовал заодно с теми, кто разграбил принадлежащее евреям имущество.
       Надо сказать, что после войны Рудольф Кастнер поселился в Израиле. Ко времени данного скандала он, юрист по образованию, занимал солид­ный пост в министерстве финансов и состоял в партии МАПАЙ. Когда раз­разился скандал, юридический советник правительства Хаим Коэн призвал Кастнера предъявить Гринвальду иск по обвинению в публикации ложных сведений, порочащих его, Кастнера, доброе имя. Кастнеру очень не хотелось этого делать. И на Коэна оказывалось давление, чтобы он спустил скандал на тормозах. Однако энергичный и прямой Коэн не мог допустить, чтобы человек, занимающий ответственный пост в госучреждении, оставался окле­ветанным. Хаим Коэн провёл с Кастнером пристрастную беседу и убедился, что Кастнер действовал на благо своих соплеменников. В годы нацистской оккупации Венгрии он возглавлял операции по спасению венгерских евреев. Согласно программе "Товары за кровь", немцы обещали разрешить евреям с оккупированных территорий выехать в Палестину и другие нейтральные страны в обмен на поставки товаров для своих военных нужд. В ходе пере­говоров по этой программе Кастнер вместе с другими лидерами общины не­сколько раз встречался с Эйхманом, Бехером, Вислицени и другими нациста­ми, ответственными за "окончательное решение еврейского вопроса".
       После разговора с Кастнером Хаим Коэн решил привлечь Гринвальда к уголовной ответственности за клевету. На суде Кастнер рассказал, как вес­ной 1944 года удалось спасти 1686 венгерских евреев из концлагеря Берген-Бельзен и вывести их на поезде в Швейцарию. Тогда же нацисты приоста­новили отправку венгерских евреев в Аушвиц. Однако потом, начавшаяся так удачно, сделка сорвалась из-за того, что антигитлеровские союзники вос­препятствовали поставкам товаров и оборудования, за которые покупались еврейские жизни. Кастнер мог остаться в Швейцарии вместе со спасённы­ми людьми. Однако он вернулся на оккупированные территории. В сопро­вождении офицеров СС он ездил по концлагерям и добивался того, чтобы находящимся там евреям сохраняли жизнь. После войны он участвовал в Нюрнбергском процессе и свидетельствовал против ряда германских офи­церов, действовавших в Венгрии. Всё, вроде бы, говорило в пользу Кастнера. Однако молодой адвокат Гринвальда Шмуэль Тамир сумел превратить суд по делу о клевете в мощный демарш против политиков левого толка. По сло­вам Тамира, эти политики стоят за Кастнером и защищают совершённые им злодеяния. Тамиру настолько удалось склонить судью Биньямина Алеви на свою сторону, что в июне 1955 года тот вынес Гринвальду оправдательный приговор. Однако Кастнер подал апелляцию в Верховный суд. В январе 1958 года Верховный суд отменил решение судьи Алеви и счёл содержание ли­стовки Гринвальда клеветой. Хотя доброе имя Кастнера было восстановлено, но он этого уже не увидел -- в марте 1957 года он был застрелен у собствен­ного дома. Три молодчика, которые это сделали, находились под влиянием политической обстановки, сложившейся после суда. Оба решения суда очень обострили противостояние между правыми и левыми. это привело к прави­тельственному кризису, и Моше Шарету пришлось уйти в отставку. Адвокат Шмуэль Тамир продвинулся в политике, вошёл в Кнессет и в правом прави­тельстве Менахема Бегина занимал пост министра юстиции. А в 1960 году журнал "Лайф" опубликовал дневники Адольфа Эйхмана. В них он описал характер контактов с Кастнером, он считал Кастнера блестящим юристом, фанатично преданным идее сионизма, на слово которого можно положиться. Исследования на тему "дела Кастнера" проводились ещё многие годы, были написаны книги и сняты фильмы. И всё же нельзя отрицать факта, что 1686 венгерских евреев усилиями Кастнера были спасены из концлагеря Берген-Бельзен. Некоторые из них живы до сих пор. Эту историю я вспомнил для того, чтобы показать, какую смуту могут поднять журналисты в политизиро­ванном обществе.
      -- А сейчас разве не так? Вы посмотрите, сколько рекламы в газетах и в Интернете выплёскивается против Авигдора Либермана. И кто-то же всю эту клевету оплачивает. Пресс-служба партии "Наш дом Израиль" заявила пред­ставителям СМИ, что счета за эту рекламу оплачивал генеральный секретарь партии "Ткума" Нахи Эяль. Но делал это он не за счёт своих средств. Чеки, которыми Эяль оплачивал услуги СМИ, были вовсе не от "Ткумы", а совсем от других организаций. То есть налицо не только очернение конкурирующей партии, но и факт грубого нарушения закона о финансировании партий.
      -- Я вам хочу сказать, что следы некоторых грязных дел, раскручиваемых у нас в стране, уходят в другие страны. Посмотрите, как некоторые наши СМИ пытаются укусить, очернить Аркадия Гайдамака. А начиналось это "дело" во Франции. В начале 90-х годов Аркадий Гайдамак, будучи граж­данином Франции, участвовал в различных спецоперациях по спасению французов, захваченных в заложники в разных странах. Во время войны в Югославии французская армия выступала на стороне мусульман, против сер­бов. В 1995 году французские лётчики попали в плен к боснийским сербам, которые намеревались возвратить их на родину. Но французские спецслужбы иногда конкурируют между собой. Армейская спецслужба Франции тради­ционно находится под контролем президента республики. Контрразведка же также традиционно подведомственна МВД. И в связи с пленными лётчиками создалась уникальная ситуация, когда президент республики Жак Ширак был политическим оппонентом министра внутренних дел Шарля Паскуа, старого знакомого Гайдамака, под руководством которого Аркадий и рабо­тал. У Шарля Паскуа были произраильские и прохристианские настроения, а у Жак Ширака -- промусульманские. Для того, чтобы создать определён­ное общественное мнение и обосновать участие французской армии на сто­роне мусульман, Жаку Шираку было выгодно убийство лётчиков. Однако Гайдамак использовал свои российские связи, нашёл и освободил лётчиков. И его вместе с ними французы чуть не расстреляли, чтобы доказать правиль­ность своей пропаганды. Таким образом, Гайдамак стал недругом определён­ной группы французских спецслужб. А в 2002 году, накануне выборов, Жаку Шираку нужно было скомпрометировать своего основного политического конкурента Шарля Паскуа. Тогда и было придумано дело об Анголагейте, будто бы Гайдамак продавал оружие Анголе. Была организована операция спецслужб для создания Гайдамаку негативного имиджа. А поскольку Шарль Паскуа является духовным наставником Николя Саркази, то надо было ском­прометировать и Саркози, чтобы он не смог принять участие в следующих выборах. Ширак придумал "дело Клистрим", в котором участвовали уже Саркози и Гайдамак. Но фальшивка была сфабрикована так неуклюже, что вскоре всё вскрылось. В деле оказался замешан единомышленник Ширака Доминик де Вильпен. В результате сам де Вильпен не смог участвовать в президентских выборах. А израильские СМИ стараются укусить Гайдамака и выискивают для этого любой повод.
       -- Конечно, разве они могут оставить в покое любого "русского" бизнесмена!
      -- Но Гайдамак теперь подал иск по делу о клевете против газеты "Гаарец" и потребовал выплаты компенсации в размере 45 миллионов шекелей.
      -- Я вот слушаю это,-- грустно заключил Аркадий,-- и думаю: почему политики совершают такие поступки? Почему не боятся за свою репутацию? Ведь репутация человека, а политика в особенности, это почти самое главное, что у него есть!
      -- О чём ты говоришь? Кто здесь думает о репутации? А многие неблаго­видные поступки люди совершают до того, как стали политиками. Или для того, чтобы войти в политику.
      -- Другие, именно чтобы попасть в политику, не брезгают никакими средствами. И цели их понятны. А вот какие цели преследуют иные жур­налисты, выступая с клеветническими статьями? Недавно подняли шуми­ху вокруг лидера партии МАФДАЛ Эфи Эйтама. Его сын, капитан запаса Амицур Эйтам на время службы в резерве был назначен командиром подраз­деления резервистов, размещённого в секторе Газа. И вдруг газета "Едиот ахронот" поднимает шум: "Лидер МАФДАЛа, депутат Кнессета и полковник запаса Эфи Эйтам, бывший министр и один из лидеров движения протеста против отступления из сектора Газа, оказывал давление на соответствующие инстанции, чтобы перевести своего сына, который должен проходить резер-вистскую службу в Газе, в подразделение альпинистов, поближе к его месту жительства на Голанах.". И началась бурная реакция "общественного мне­ния". Но никто из этих "общественников", и, в первую очередь журналисты, не вникли в суть дела. Да, Эфи Эйтам, легендарный боевой офицер, не раз смотревший в глаза смерти в Южном Ливане, отдавший всех своих шестерых сыновей служить офицерами в элитных боевых частях, действительно свя­зался с высокопоставленными офицерами ЦАХАЛа и попросил перевести его сына, капитана Амицура Эйтана в подразделение альпинистов. Но никто из этих крикунов не поинтересовался: а что это за подразделение с таким ро­мантичным названием? Проходить службу в этом подразделении могут лишь те, кто проходил срочную службу в самых элитных частях ЦАХАЛа. Потому что подразделение альпинистов призвано в час возможной войны с Сирией прорваться через горы на территорию противника и подавить огнём его ка­дровые части спецназа, обеспечив таким образом свободу действий другим подразделениям ЦАХАЛа. Бойцы подразделения натренированы ходить на лыжах и преодолевать любые препятствия на горной местности. Но такие тренировки проводятся только зимой, так как снег там лежит только несколь­ко месяцев. В остальное время бойцы подразделения действуют на террито­рии Иудеи, Самарии и Газы наравне с другими элитными подразделениями. Притом, элитное подразделение в Израиле, это совсем не то, что "деды" в Российской армии. Такие подразделения выполняют самые сложные и ответ­ственные задачи. И подразделению альпинистов поручаются самые ответ­ственные из них. Так что служба там мёдом не покажется. И если Эфи Эйтам решил послать своего сына на самый ответственный и трудный участок, то такой поступок может вызвать только уважение.
      -- Так что, журналист этого не знал или не хотел знать?
      -- Скорее всего второе. И статья эта заказная. Поскольку Эфи Эйтам вы­ступает против выхода из Газы, левые решили его скомпрометировать.
      -- В этих политических интригах простому человеку очень трудно ра­зобраться. Поднимается шум по поводу каких-то нарушений, вызывающих "праведный гнев", а потом оказывается, что подоплёка этого дела совсем другая. Вот к примеру, сейчас государственный контролёр передал юриди­ческому советнику правительства Мени Мазузу отчёт, связанный с незакон­ными политическими назначениями, осуществлёнными бывшим министром по охране окружающей среды, а потом министром внутренней безопасности Цахи Ханегби. В отчёте говорится, что Ханегби провёл не менее 80 таких назначений. На ответственные посты в министерстве ставились либо члены партии "Ликуд", либо их близкие родственники. Разразился скандал. Депутат
       Кнессета от партии МЕРЕЦ потребовал немедленной отставки Цахи Ханегби и заявил, что вся эта история чрезвычайно типична для периода правления партии "Ликуд", которая возвела протекционизм и коррупцию в ранг закона.
      -- Он-таки правильно сказал. Действительно, теперь протекционизм про­цветает в Израиле везде.
      -- Вот вы сказали "теперь". Но давайте посмотрим историю вопроса. Вы помните, что на протяжении многих десятилетий у власти в Израиле на­ходилась партия "Авода" и те партии, из которых потом родился МЕРЕЦ. Поэтому на всех высоких и ответственных должностях везде находились ставленники этих партий. Те в свою очередь приводили в эти ведомства нуж­ных назначенцев, а те -- своих. В результате все госучреждения оказались под полным контролем этих партий. Приход к власти новых министров ни­чего не менял. Госслужащие оставались верными своим истинным хозяевам и откровенно саботировали указания нового начальства. Премьер и мини­стры могли заявлять одно, а министерства и ведомства делали другое. По этой причине, кстати, на выборах 1999 года Биньямин Нетаниягу потерпел поражение. Одновременно видные деятели партии "Ликуд", придя к власти, тоже хотели получать выгоду, быть допущенными к "кормушке". Однажды даже случился конфуз. В 2002 году на заседании Центра "Ликуда" министр Лимор Ливнат возмущённо обратилась к его участникам с вопросом: "Разве мы пришли к власти для того, чтобы получить выгодные "джобы"?!" И зал ей хором ответил: "Да!" Так что у Цахи Ханегби были веские причины для таких назначений. Я не говорю, что в других ведомствах не происходит то же самое, просто Ханегби делал это не так осторожно.
      -- Кроме того, Ханегби получал от этих назначений и личную выгоду. Те, кого он назначил, становились его сторонниками и на праймериз в пар­тии голосовали за него. Это позволило ему занять одно из передовых мест в Центре партии.
      -- Но если оправдывать эти действия, то такая практика будет продол­жаться постоянно. И, кроме того, это вредит стране, так как вряд ли на эти выгодные должности назначаются профессионалы.
      -- О, некоторые становятся профессионалами очень быстро. Недавно была раскрыта целая сеть мошенников, занимавшаяся подделкой и прода­жей фальшивых дипломов, в том числе и Российского университета дружбы народов.
      -- Да, комиссия Кнессета лишила депутатской неприкосновенности де­путата от партии ШАС Яира Переца, подозреваемого в получении фиктив­ной академической степени.
      -- Почему мы говорим только о Ханегби? Разве только он один зани­мался политназначениями? Вот "Движение за чистоту власти" потребова­ло отстранить от должности 20 судей -- членов "Центра" партии "Ликуд", назначенных в суды по трудовым конфликтам министром промышленности и труда Эхудом Ольмертом и министром юстиции Ципи Ливни. Обнаружены незаконные назначения в министерстве сельского хозяйства, министерствах просвещения и здравоохранения. В Управлении аэропортов Израиля, со­гласно отчёту госконтролёра, работает больше 800 сотрудников, приходя­щихся родственниками тому или иному начальнику. Я уже не говорю о ми­нистерстве иностранных дел. Официально чтобы стать дипломатом, нужно иметь высшее образование и пройти обучение на специальных курсах МИДа. На эти курсы после жесточайшего конкурса из тысяч претендентов попадают несколько десятков. После напряжённой учёбы молодой дипломат начинает работать младшим служащим в каком-нибудь посольстве. На практике дело обстоит иначе. Достаточно поработать в МИДе шофёром, поваром, техником и понравиться кому-нибудь из начальства, как уже можно получить диплома­тическую должность.
      -- Вот потому наш МИД так и работает. Скандалы вспыхивают один за другим. Бывший шофёр Уриэль Ицхаки попал таким путём на дипломати­ческую работу и помог устроиться в МИД своему брату Элизэру. Тот через определённое время был назначен консулом Израиля в Аддис-Абебе. Здесь он попался на взятках, которые брал с эфиопов, мечтающих записаться евреями и выехать в Израиль. Сам Уриэль Ицхаки, работая консулом в Гааге, брал взятки, подделывал документы, выдавал израильские паспорта сомни­тельным лицам, содействовал импорту проституток в Израиль и экспорту из Израиля. А простая секретарша Рахель Харель стала административным кон­сулом в Нью-Йорке. Она брала взятки у арабов за выдачу им разрешений на въезд и на работу в Израиль, а также клала себе в карман гербовые сборы за консульские услуги. И таких уголовных дел набирается добрый десяток.
      -- Но и потерять эту работу тоже легко. Сейчас жена министра иностран­ных дел Сильвана Шолома потребовала увольнения специального советника Лирана Петрозиля за то, что он не сумел организовать ей встречу с певицей Мадонной. За своего советника заступился посол Израиля в США Дан Аялон. Тогда Сильван Шалом потребовал увольнения посла.
      -- А вы слышали о скандале в партии "Шинуй"? Министр национальной инфраструктуры Йосеф Парицкий, третий человек в "Шинуе" нанял частно­го детектива, чтобы собрать компромат на одного из руководителей партии. Но кассета с их разговором была перекуплена другим частным детективом и была воспроизведена на телевидении. Парицкому пришлось уйти в отстав­ку. Так вот, за этим скандалом целая детективная история. Началась она в 90-е годы, когда было принято решение о переводе электростанций страны с угля и нефти на природный газ. После этого к Шимону Пересу пришёл его давний друг миллионер Йоси Мейман. Он предложил организовать поставки египетского газа в Израиль, для чего готов организовать кампанию. Спонсору партии "Авода" и организованного Пересом "Центра мира" тот отказать не мог. Конечно, для отвода глаз надо было организовать фиктивный конкурс. Вместе с племянником президента Египта Хусни Мубарака он открыл кам­панию "EMG" для создания необходимой инфраструктуры и закупки газа в Египте. Но в 1996 году министром национальной инфраструкты стал Ариэль Шарон, который считал, что Израиль не может зависеть от поставок энерго­носителей ни от одной арабской страны. В качестве поставщика он решил выбрать Россию. Для этого были экономические и политические причины. Во-первых, российский газ был дешевле. Во-вторых, став мощным экономи­ческим партнёром России, Израиль приобретал одного союзника на полити­ческой арене. Получив поддержку тогдашнего премьер-министра Биньямина Нетаниягу, Шарон в 1997 году отправился в Россию на встречу с премьером Виктором Черномырдиным. Встретились они у премьера на даче, хорошо посидели в бане и за дружеским столом и анекдотами обо всём договори­лись. В 1998 году для встечи с Нетаниягу и Шароном прибыл специальный посланник Черномырдина. Он привёз конкретный план строительства газо­провода из России в Турцию, откуда в дальнейшем газ должен был постав­ляться в Израиль. Израильской стороной план был одобрен. Нетаниягу очень торопился с внедрением экономических преобразований, но большинство народа его не понимало. Он как-то с горечью сказал: "Для того, чтобы пре­вратить Израиль в новую Японию мне нужно 10-15 лет, но у меня их нет!". И действительно, в 1999 году он проиграл выборы Эхуду Бараку. В том же году удалось наконец открыть два мощных газовых месторождения на мор­ском шельфе у берегов Израиля: одно напротив Ашкелона, а второе -- у се­верной оконечности Газы. Вопрос об иностранных поставщиках вроде бы снимался. И тут происходит нечто странное. По всем международным зако­нам Израиль имел право разрабатывать оба месторождения. Однако премьер-министр Эхуд Барак во время своего визита в Англию, ни с кем не посовето­вавшись, не поставив в известность ни одного министра и ни какие государ­ственные органы, на встрече с премьером Тони Блэром заявил, что он дарит газовое месторождение у берегов Газы палестинскому руководству. Он даже не потребовал компенсации за затраты на разведочные работы. Тут следует заметить, что советником у Барака в это время был Йоси Гриносар, близкий друг Ясира Арафата, зарабатывавший на этой дружбе хорошие миллионы. Возможно, что он и поспособствовал получению Арафатом такого подар­ка. В конечном итоге это месторождение оказалось под контролем англий­ской кампании "Бритиш петролеум", поделившейся акциями с семьёй еги­петских миллионеров Хури и некоторыми приближёнными Ясира Арафата. В 2000 году электрической кампании "Хеврат ха-хашмаль" стало ясно, что одного ашкелонского месторождения не хватит, и для нужд страны следует искать зарубежного поставщика.
      -- Как интересно получается! Своё месторождение подарили, а теперь надо искать, где купить!
      -- Именно так. И тут снова появился Йоси Мейман, решивший вступить в конкурентную борьбу с "Бритиш петролеум". Любопытно, что Ариэль Шарон, победив на выборах в 2001 году, больше не вспоминал о российском варианте. Он поддерживал "египетский вариант" и категорически возражал против партнёрства с "Бритиш петролеум". Он считал недопустимым, чтобы Израиль, заплатив деньги за газ, фактически финансировал террор против собственной страны. Но в 2003 году снова сменилось правительство, и мини­стром национальной инфраструктуры стал Йосеф Парицкий. Он так страст­но начал добиваться сотрудничества с "Бритиш петролеум", что иногда каза­лось, что он сам является работником этой кампании. После шумных дебатов с "Хеврат ха -хашмаль" и закулисной возни ему удалось добиться подписания контракта с этой фирмой. Мейман воспринял это как плевок в лицо и решил Парицкому отомстить. Для этого он и нанял частного детектива. После этого и произошёл случай с перекупкой кассеты. И Парицкий попался из-за своей глупости и неопытности. Другой политик в подобной ситуации тут же пере­шёл бы из обороны в наступление. Он мог всё отрицать, заявить, что кассета сфабрикована и возмутился бы тем, что кто-то прослушивает разговоры на­родного избранника. Но Парицкий сразу во всём сознался и тем самым под­писал себе приговор. Ему пришлось покинуть министерское кресло, депу­татское место в Кнессете и ряды партии.
      -- В связи со всеми этими скандалами оппозиции удалось протащить в Кнессете решение о создании специальной парламентской комиссии по рас­следованию коррупции и протекционизма в органах власти.
      -- Это будет продолжаться до тех пор, пока в стране не будет верховен­ства закона. И мы рано или поздно к этому придём. Вот ведь государствен­ный контролёр передал же уже этот отчёт юридическому советнику.
      -- Ой, я вас умоляю! Он, видите ли, уже передал отчёт! И что толку? Подобные отчёты составляются каждый год. Потом, согласно закону, они рассылаются во все госучреждения, которые в отчёте подвергнуты критике. В течение трёх месяцев эти госучреждения должны подготовить ответы, ко­торые предаются гласности одновременно с отчётом госконтролёра. Так вот, практика показывает, что ответы даются не на все вопросы и, главное, в них не называются ответственные за выявленные нарушения. Контролёры затра­чивают много времени, месяцами копаются в документах для выяснения ис­тины, а в результате получается пшик. Стрельба из пушек по воробьям!
      -- Ну, что касается данного конкретного случая, то Мени Мазуз принял решение предъявить Ханегби обвинительное заключение.
      -- Ну и что? Это он только так решил, а пока его составят и действи­тельно предъявят, пройдёт много месяцев. Потом пройдёт достаточно много времени, пока прокуратура передаст дело в суд. А там тоже не рвутся начи­нать слушать новое дело, так как они старыми делами завалены. Так что пока дело дойдёт до финала, Ханегби может спокойно просидеть в Кнессете не одну каденцию. Да и признает ли суд виновным Ханегби, большой вопрос. На встрече с госконтролёром Ханегби прямо сказал, что "практика политиче­ских назначений была принята в министерстве экологии до моего вступления в должность". И суд наверняка в этом убедится, если копнёт дальше "в глубь времён".
       -- То, что суды работают очень медленно, так вы, конечно, правы. Возьмите, к примеру, дело Шимона Шевеса.
      -- А кто он такой?
      -- Вот видите, его уже даже не все помнят. В 1992-1995 годах Шевес за­нимал пост гендиректора тогдашнего премьера Ицхака Рабина. Своё служеб­ное положение он использовал для помощи друзьям. Другу Моше Штерну он помог заключить с Тайванем многомиллионную сделку по продаже военной техники и получил за это несколько миллионов. Двум другим друзьям он по­мог получить очень выгодные строительные подряды. Так вот, дело это тяну­лось несколько лет, и только в 2004 году Верховный суд признал его винов­ным в злоупотреблении служебным положением.
       .. .В разговоре наступила некоторая пауза, и Аркадий, до сих пор внима­тельно слушавший всю эту беседу, взял слово:
       -- Вот слушаю я все эти истории и удивляюсь: до чего же не профессио­нальны наши политики, просто безграмотны! Парицкий, заказывая грязную работу частному сыщику, не знает таких простых вещей, что любой из них записывает свои беседы с клиентами на диктофон! Что с ними нельзя гово­рить напрямую! Ту же ошибку делает и его оппонент Пораз, когда во вре­мя случайно состоявшейся в коридоре встречи с двумя враждебными к нему журналистами, предлагает оплатить им заграничные поездки в обмен на пре­кращение критики в свой адрес. Разве министры могут быть так безграмот­ны? Почему министр иностранных дел Сильван Шалом не знает, что встре­чу с Мадонной должен устраивать отдел по связям с общественностью при посольстве, а не консул и не посол? А партия ШАС вообще возвращает нас в эпоху Средневековья, когда политика руководствовалась буквой Писания. И сейчас духовный лидер партии Овадия Йосеф умудряется найти галахическое решение на любые конъюнктурные выкрутасы партии ШАС. И ведь нет возможности избавиться от их религиозного влияния в Кнессете! Это же единственная в Израиле партия, которая работает с общественностью не только во время выборов, как другие. ШАС имеет постоянный контакт со своим электоратом и налаженный механизм обмена информацией. Поэтому на любых выборах они получают своё количество мандатов. И любая правя­щая партия не заинтересована с ними ссориться. А как вы смотрите на такой парадокс, когда по результатам опросов общественного мнения большинство израильтян не верят в честность премьер-министра как человека, но доверя­ют ему руководство страной как политику? Как нечестному человеку можно доверять руководство страной? Или в Израиле это в порядке вещей?
      -- Успокойтесь Аркадий. Не надо так волноваться. Специалисты уже дав­но доказали, что все эти центры по изучению общественного мнения на са­мом деле не измеряют общественное мнение, а фабрикуют его. Продавцы опросов, используя современные технологии, просто помогают воздейство­вать на общественное мнение. В современном мире опросы общественно­го мнения составляют обязательную часть политической игры. Результаты опроса во многом зависят от их заказчика. Поэтому, не очень-то им нужно верить, в том числе и в Израиле. Бывает, что все опросы предвещают оглуши­тельную победу на выборах какому-нибудь лидеру, а на практике он их столь же оглушительно проигрывает. Шимону Пересу, например, опросы 6 раз за период с 1977 по 1996 год предвещали победу на выборах, и все 6 раз он их проиграл. Уровень израильских опросов чрезвычайно низок. Надо пони­мать, что серьёзный опрос требует больших трудовых и финансовых затрат, и из простого удовлетворения любопытства никто на это не пойдёт. Поэтому, у всех этих "независимых" и "объективных" опросов всегда есть заказчик. Они этого не афишируют, а жаль. Сразу было бы видно, чьи интересы ото­бражает тот или иной опрос.
      -- Да бог с ними, с опросами. Что, вам нужны эти опросы? Тут без всяких опросов видно, что многим нашим политикам нельзя доверять. Вы посмо­трите, что делается в партиях перед праймериз. Какими методами пользуют­ся претенденты на лидерство! Каждый старается привести в партию поболь­ше новых членов, которые потом будут за них голосовать. В партию "Авода", например, недавно вступило 80 тысяч новичков. А вскоре комиссия по про­верке бланков признала 44 843 таких бланка недействительными. Особенно отличились приближённые лидера "Гистадрута" Амира Переца. В партию записывали целыми арабскими деревнями и кланами. Делалось это очень просто. В отделении партии садился человек, которому приносили пачку "теудат-зеутов" жителей деревни. Он заполнял бланки, зачастую и расписы­вался сам, и вносил за новых членов членские взносы. Записывали и древних стариков и даже покойников. Из-за этих фальшивок были перенесены сроки выборов в партии.
      -- Недаром председатель фракции "Аводы" в Кнессете Далья Ицык так выразилась о своей партии: " Я немало лет проработала учительницей и счи­таю себя специалистом в области образования. Но ведь представители на­шей партии -- это контингент спецшколы!" И если учесть, что в Израиле спецшколы работают с недоразвитыми людьми, то можете себе представить, каких лидеров может избрать такой контингент.
      -- А что делается в "Ликуде"? Биньямин Нетаниягу заявил открыто, что во время правления Шарона Израиль занял второе место по уровню корруп­ции среди западных стран.
      -- Если уж в "Ликуде" начинать бороться с коррупцией, то нужно начи­нать с самого верха. Вы знаете, кто помог Ариэлю Шарону в 1999 году по­бедить на праймериз? Криминальная группировка братьев Периньян, с кото­рой дружит сын премьера Омри Шарон. Именно эта группировка помогала Омри Шарону в записи новых членов партии. Омри тоже в долгу не остался. Он оказал давление на тогдашнего министра внутренней безопасности Цахи Ханегби с тем, чтобы на пост генинспектора полиции был назначен Моше Каради, который до этого уже успел провалить борьбу с преступностью в Ашкелоне и на Юге страны. По странному стечению обстоятельств, полиция оставляла в покое группировку Периньян, в то время как с другими группи­ровками вела ежедневную войну. А когда же было принято решение об аресте братьев Периньян, кто-то их предупредил, и они успели покинуть Израиль.
      -- И что он вообще себе позволяет, этот Омри! Пытается даже указы­вать начальнику генштаба, какого офицера тот должен продвигать по службе. Когда же начальник генштаба отказался, то Ариэль Шарон отправил его в от­ставку. По настоянию Омри Шарона на должность управляющего отделени­ем канцелярии премьер-министра на Севере страны был назначен некий Эли Дахан. Этот Дахан оказался заядлым игроком и задолжал уже подпольным казино и частным лицам 2,6 миллиона шекелей.
      -- Юридический советник Мени Мазуз намеревается возбудить дело про­тив Омри Шарона в связи с нарушением закона о финансировании партий. Дело началось в 1999 году, когда в "Ликуде" развернулась борьба за лидер­ство между Ариэлем Шароном и Биньямином Нетаниягу. Согласно закону о финансировании партий, каждый из кандидатов мог получить на финанси­рование своей предвыборной кампании от своих сторонников не более 826 тысяч шекелей. У Нетаниягу были в "Ликуде" сильные позиции, и он при­держивался требований Закона. Шарону для победы нужно было срочно за­писать в партию десятки тысяч новых членов, готовых отдать ему свои голо­са. Нашлось и немало спонсоров, готовых финансировать эту кампанию, что­бы потом быть поближе к возможному премьер-министру. С помощью Омри Шарона была создана новая компания, через которую и поступили деньги от спонсоров в размере 6 миллионов шекелей. Финансовые вливания помогли Шарону победить на праймериз и затем стать премьер-министром. Когда же госконтролёр обнаружил крупные финансовые нарушения в предвыборном штабе Ариэля Шарона, тот заложил в банке свою ферму. Потом всплыли 4,5 миллиона долларов, полученных семьёй Шаронов в качестве ссуды от старо­го друга миллионера Сирила Керна из Австралии. Однако сейчас возника­ет подозрение, что это была не ссуда, а замаскированная взятка, переданная владельцем иерихонского казино Мартином Шлафом через Сирила Керна и по другим каналам Ариэлю Шарону. Австрийско-канадский магнат Шлаф не только имел казино в Иерихоне, но и обладал единоличным правом от­крывать игорные заведения на территории Палестинской автономии в тече­ние двадцати лет. Были у него интересы и в Израиле. Он планировал дого­вориться с Эйлатской пароходной кампанией о фрахте прогулочного корабля для доставки израильтян в нейтральные воды Красного моря на пересечении морских границ Египта, Израиля и Иордании. В этом "Красном треуголь­нике" курсировали шикарные пароходы-казино, принадлежащие Мартину Шлафу. Для оказания помощи в согласовании этого вопроса Шлаф и перевёл Шарону эти деньги.
      -- Теперь вы видите, от чего зависит судьба страны? Если бы борьба была честной, то у Нетаниягу были шансы победить на выборах, и страна могла пойти другим путём.
      -- А что вы все так обрушились на Израиль? В других странах разве уже нет коррупции? В Великобритании, например, разразился скандал из-за того, что лейбористская партия вымогала для себя пожертвования от видных пред­принимателей, в обмен на обещание присвоить им аристократические титу­лы. А экс-президент Франции Жак Ширак, занимая с 1977 по 1995 год долж­ность мэра Парижа, создавал в мэрии фиктивные должности, в том числе и для своей дочери Клод Ширак. Но, несмотря на скандал, в 2002 году Ширак был переизбран на второй президентский срок. Потом против него снова на­чалось расследование, но, согласно Конституции Франции, глава государства во время исполнения своих служебных обязанностей обладает правовым им­мунитетом. Однако судья, который вёл данное следствие, заявил, что после окончания срока президентских полномочий Жака Ширака, он может быть привлечён к уголовной ответственности.
      -- А у нас Кнессет большинством голосов отклонил предложение о соз­дании комиссии по расследованию коррупции в органах государственной власти. В то же время большинством в 21 голос против пяти была в первом чтении принята поправка к закону о госслужбе, позволяющая министрам и их заместителям трудоустраивать товарищей по партии.

    Конец второй части

      
      
      
      
      
      
      
      
       Несите ваши денежки
      
       Несите ваши денежки
      
       2
      
       3
      
       От сумы1...
      
       От сумы1...
      
       88
      
       87
      
       На Родине в гостях
      
       На Родине в гостях
      
       108
      
       107
      
       Кто в доме хозяин
      
       Кто в доме хозяин
      
       142
      
       141
      
       Местная власть
      
       Местная власть
      
       154
      
       155
      
       Кто нам поможет?
      
       Кто нам поможет?
      
       222
      
       223
      
      
  • Комментарии: 3, последний от 03/01/2021.
  • © Copyright Канявский Яков (yakovk2@rambler.ru)
  • Обновлено: 24/08/2010. 699k. Статистика.
  • Обзор: Израиль
  • Оценка: 3.56*4  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка