Канявский Яков: другие произведения.

Зарубежный филиал. Часть 3

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Канявский Яков (yakovk2@rambler.ru)
  • Обновлено: 22/09/2010. 736k. Статистика.
  • Обзор: Израиль
  • Иллюстрации: 2 штук.
  • Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:


       Яков КАНЯВСКИЙ
       0x01 graphic
       зарубежный филиал,
       или Искусство жить в Израиле
      
       "Мы приехали в эту страну не для того, чтобы бороться за восьмичасовой рабочий день и повышение зарплаты ещё на шил­линг. Что мы хотим, так это создать условия, когда иммигранты смогут при­ехать и жить как члены свободной и неза­висимой нации, работающей на свободной земле".

    Голда Меир,

    Видный политический деятель Израиля

       0x01 graphic
       Содержание
      
       ЧАСТЬ 3. Мы жили по соседству
      
       ГЛАВА 1. Сводные братья ............................................... 3
      
       ГЛАВА 2. Цена ошибок ................................................. 61
      
       ГЛАВА 3. Вторая ливанская........................................... 106
      
       ГЛАВА 4. Бескровное устранение .....................................154
      
       ГЛАВА 5. Клуб самоубийц...............................................170
      
       ГЛАВА 6. Субботний год ................................................194
      
       ЭПИЛОГ......................................................................267
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       ЧАСТЬ 3. МЫ ЖИЛИ ПО СОСЕДСТВУ
      
      
       "Жителям-арабам -- полное и равноправное гражданство. Предложение мира всем соседям."

    Декларация Независимости Израиля от 14 мая 1948года

      
      
      
      
       ГЛАВА 1. СВОДНЫЕ БРАТЬЯ
      
      
       Палестинцы пока так и не научились любить своих детей больше, чем убивать евреев.

    Голда Меир, премьер-министр Израиля

      
      
      
      
       В России чемоданы воровали всегда. Если и не со времени постройки же­лезной дороги, то уж с 1917 года наверняка. Особенно обострялась эта про­блема во время войны. Воровали и в Гражданскую войну, и в Отечественную. Не было спокойно и в мирное время. В 1950-х годах Аркадию приходилось ездить по республикам Средней Азии. На какой-нибудь станции среди ночи раздавался чей-то истошный крик в темноту:
       -- Украли! Чемодан украли! Куда потащил? Верни чемодан! Ну, хоть до­кументы верни!
       Но молчала темнота, в которой скрылся вор.
       Во времена развитого социализма племянница Аркадия, окончив инсти­тут, уезжала на работу по направлению в далёкий сибирский город. На вокза­ле в Москве она подошла к билетной кассе и поставила чемодан возле ноги. Пока она покупала билет, чемодан исчез. Документы, правда, потом пришли по почте. Аркадий определял уровень культуры той или иной страны по воз­можности оставлять без присмотра вещи. В Израиле их оставлять не реко­мендуется по другой причине. Оставленная без присмотра вещь в Израиле вызывает подозрение. Люди начинают обходить её стороной и могут вызвать полицию. Как-то Аркадий с женой были в Беэр-Шеве в гостях у друзей, и они вместе поехали купаться на Мёртвое море. На подъезде к пляжу обратили внимание на необычное оживление. Пляж был оцеплен полицией, отдыхаю­щие толпились за ограждением.
      -- Что случилось?
      -- Говорят, что обнаружена бомба!
       Подъехала одна большая машина полиции, из которой выехал робот в виде небольшой машинки. Управлялся он дистанционно. Вот он развернулся и поехал к одному из грибков, возле которого стоял какой-то мешок. Робот приблизился к мешку, и произвёл два выстрела. Никакого взрыва не произо­шло. Один из полицейских осторожно приблизился к мешку, перевернул его, и оттуда посыпались какие-то вещи.
       -- И зачем нужно было устраивать весь этот балаган? Что, нельзя было просто так подойти и проверить?
       Его друг Наум, с которым они приехали, посмотрел на него укоризненно:
      -- А если бы в это время мешок взорвался?
      -- Но, почему он должен взорваться?
      -- Потому, что там действительно могла быть заложена бомба.
      -- И кто мог её сюда заложить?
      -- Конечно, палестинцы!
      -- И чего их мир не берёт?
      -- О, история наших взаимоотношений начинается с библейских времён, с наших прародителей. Когда-то Сара, жена Авраама, никак не могла родить ему детей. Тогда она отдала Аврааму в жёны свою служанку, египтянку Агар. Та родила Аврааму сына Ишмаэля и очень загордилась этим, не отдавая боль­ше Саре должного уважения. Через 13 лет в старости Бог дал Саре родить сына Ицхака. И благословил Бог Ишмаэля и народ, который народится от него. А с Ицхаком и его народом решил Бог заключить союз. И повелел всем мужчинам обоих народов на восьмой день после рождения делать обрезание крайней плоти. Так что предок у нас с ними общий. Когда подошло время от­нимать Ицхака от груди, устроил Авраам большой пир. На пиру увидела Сара, что Ишмаэль насмехается, и велела Аврааму прогнать Агар вместе с сыном. За прошедшие тысячелетия по-разному складывались наши отношения. И на земле этой командовали то крестоносцы, то турки, то англичане. При римля­нах потомкам Ицхака пришлось бежать в другие страны, потом потихоньку начали возвращаться. Было время, когда мусульмане терпимо относились к евреям. Когда халифами были захвачены огромные пространства от Азии до Северной Африки, евреи под их властью чувствовали себя защищёнными и пользовались всеми благами, предоставляемыми новой властью. В Европе в это время евреи подвергались гонениям и дискриминации. Христиане счита­ли отказ евреев признать божественное происхождение Иисуса Христа по­кушением на основы своей религии. Мусульмане же не рассматривали су­ществование евреев и иудаизма как покушение на священные устои своей веры. В мусульманских странах евреи, как и христиане, пребывали в стату­се граждан "второго сорта" (Джимми). Этот статус при наличии некоторых ограничений давал и многие преимущества. Он обеспечивал религиозную и культурную автономию, защиту со стороны властей, возможность занимать­ся торговлей, иметь недвижимость, и устранял угрозу насильственного об­ращения в ислам. Евреи относились к тем немногим немусульманским ре­лигиозным общинам, которые пользовались определённым уважением и к которым мусульманские правители зачастую благоволили. У иудаизма есть много общего с исламом, в первую очередь в ярко выраженном монотеиз­ме. Обе религии сближала и общность религиозных законов. Эта духовная близость делала иудаизм в глазах мусульман более понятной и родственной религией, чем христианство. Поэтому нападки на евреев в мусульманском мире в средние века были минимальными. Гонения начинались тогда, ког­да "Джимми", по мнению мусульман, преступали установленные запреты. Тогда мусульмане обрушивались на меньшинства с целью "поставить их на место". Иногда погромы были спровоцированы внешними обстоятельства­ми. Так было в X! веке во время крестовых походов, в ХШ веке во время вторжения монголов. Во времена Средневековья евреи не изгонялись из ис­ламских стран, за исключением двух случаев. Один раз, после смерти про­рока Мохаммеда евреев изгнали из области Хиджаз, где находятся святые для мусульман Мекка и Медина. Второй раз в XV!! их изгнали из Йемена. Новое время, время колониализма и европейской гегемонии коренным образом из­менило мусульманское общество и вызвало у него тяжёлые психологические комплексы. Мусульмане, гордившиеся своим превосходством над другими религиями, оказались отставшими в своём развитии. Оказалось, что не толь­ко христиане опередили их во всех сферах жизни, но и евреи, которые никог­да раньше не воспринимались как конкуренты. Мусульмане чувствуют себя униженными и чувства свои в первую очередь направляют против евреев, ко­торые хотят создать своё, независимое государство. А евреи начинают при­езжать в Израиль. В 1909 году на берегу Кинерета группой первопроходцев из России был основан первый кибуц Дгания. Вторым ребёнком, рождённым в этом кибуце, был будущий полководец Моше Даян. В 1920 году Бальфур от имени Великобритании предложил Лиге Наций передать его стране ман­дат на управление территорией Оттоманской империи. Одна из бывших отто­манских провинций получила римское название Палестина. Одной из целей получения мандата называлась "подготовка к возрождению еврейского на­ционального очага в Палестине". В 1921 году сэр Уинстон Черчилль, полу­чив портфель министра по делам колоний, рассёк подмандатную территорию надвое. К Востоку от реки Иордан, в Восточной Палестине, получившей на­звание Трансиордания, было создано королевство Иордания, где евреям про­живать запрещалось. Королём Иордании англичане поставили вождя клана
       Хашимитов -- Абдаллу. Большинство населения королевства пришло сюда из Западной Палестины. На Западном берегу Иордана Черчилль образовал смешанную административную единицу, где арабы и евреи жили вперемешку. При этом въезд евреев ограничивался квотами, а въезд арабов не ограничи­вался. Сделал он это из имперских интересов Великобритании. Арабы не по­мышляли о создании суверенного государства в Палестине. Никто этим сло­вом вообще не пользовался, и не было такого понятия "палестинский народ". Арабы, оказавшиеся на территории Иордании и современного Израиля, были в своё время завезены турками в качестве дешёвой рабочей силы. По той же причине в Первую и Вторую мировые войны их завозили британцы. В том же 1921 году из трёх провинций бывшей Оттоманской империи (багдадской, барской и мосульской) англичане создали новое государство Ирак, где по­ставили на власть короля Фейсала, брата Абдаллы. 23 августа 1929 года в Иерусалиме начались арабские кровавые беспорядки, распространившие­ся на Хеврон, Яффо, Тель-Авив, Хайфу, и закончились лишь 29 августа в Цфате после кровавого погрома. Было убито 133 еврея и свыше 300 ранено. Это были типичные методы арабского национального бандитизма: вначале подстрекательские проповеди в мечетях, затем нападения на окраинные и не­защищённые дома, убийства с особой жестокостью женщин, стариков, детей, вообще случайных людей, повальные грабежи, поджоги и разрушения. В то же время начиналось паническое бегство арабов при малейшей опасности. Еврейскому ишуву пришлось усиливать свою оборонительную организацию "Хагана". Под сильным давлением арабов англичане стали больше отступать от своих обязательств по отношению к евреям. В 1939 году правительство Великобритании издало Белую книгу, в которой число еврейских иммигран­тов ограничивалось 15 тысячами человек в год. Во время Второй мировой во­йны британские власти установили морскую блокаду, чтобы помешать еврей­ским беженцам из Европы высадиться на берега Палестины. В 1947 году пра­вительство Великобритании решило отказаться от своих прав на Палестину и вернуть мандат ООН. ООН приняла план раздела Палестины на два госу­дарства -- арабское и еврейское. Заметь, что ни о каких палестинцах и речи не было. Идея создания еврейского государства вызывала у арабов ненависть. В день объявления о создании государства Израиль 14 мая 1948 года Лига арабских стран решила его уничтожить. Египет, Сирия, Иордания, Ливан и Ирак вторглись на территорию провозглашённого государства. Помогали им и боснийские мусульмане.
       -- А боснийские-то мусульмане как оказались на Святой земле?
       -- К этому приложил руку муфтий Иерусалима Хадж Амин аль-Хуссейн. Он в 1937 году скрывался от британских властей, а когда в 1939 году началась война, итальянцы помогли ему приехать в Рим. Он встретился с Муссолини, а потом и с Гитлером. Для борьбы с англичанами он пытался создать арабское военное подразделение, которое должно было воевать на стороне немцев. В 1940 году с этой целью он посетил Боснию. Были созданы три му­сульманские дивизии. Самой большой была 13-я дивизия СС "Хандшар", со­стоящая из 20 тысяч добровольцев-мусульман из Боснии, воевавших против югославских партизан. Эта дивизия сдалась англичанам 8 мая 1945 года и оставалась в лагерях для перемещённых лиц до 1947 года. Арабская лига об­ратилась ко всем арабским государствам с настойчивой просьбой помочь этим перемещённым лицам. В декабре 1947 года группа бывших офицеров дивизии "Хандшар" была отправлена в Дамаск, где они стали возрождать свою дивизию. В прессе тогда сообщалось, что около 3 500 боснийцев были доставлены в Сирию, чтобы сражаться на стороне Арабской освободитель­ной армии, ставившей себе целью захват Палестины. В общем, арабский мир, численностью 40 миллионов человек, пошёл войной на 650 тысяч евреев. Война длилась 15 месяцев, и в ней погибло свыше 6 000 человек. В результа­те Войны за независимость Иордания захватила Иудею и Самарию и часть Иерусалима. Так что оккупированными оказались израильские земли. Когда иорданцы захватили Старый город, было достигнуто соглашение о том, что всем еврейским жителям города будет разрешено покинуть его пределы. Это было одно из самых тяжёлых зрелищ. Старики, прожившие здесь всю жизнь, уходили через ворота, хромая, опираясь на палки и неся свои пожит­ки. Египет захватил сектор Газы. Из этого факта видно, кто на самом деле был оккупантом. Когда арабы захватили Иерусалим, они сорвали могильные плиты с 3000-летнего кладбища на Масличной горе, чтобы построить обще­ственные уборные. Была осквернена синагога пророка Элиягу и ещё 57 сина­гог. Евреям было запрещено молиться у Стены плача. Делалось всё для того, чтобы уничтожить любые следы еврейского присутствия в Иерусалиме. А ведь евреи присутствовали в Иерусалиме постоянно. Первая официальная перепись, проведённая в 1844 году в Иерусалиме, показала наличие там 7 130 евреев и 5 760 мусульман. В 1875 году евреев стало 12 тысяч, а мусульман
       7 560. К 1948 году в Иерусалиме жили около 100 тысяч евреев и 36 680 му­сульман. А всего в Израиле, согласно переписи 8 ноября 1948 года, прожива­ло 713 тысяч евреев и 70 тысяч арабов. Когда говорят о палестинских бежен­цах, то в их появлении нужно винить руководителей арабских государств, которые отказывались признать еврейское государство, в каких бы то ни было границах. Под руководством короля Абдаллы Иордания, которая сама полу­чила независимость от англичан в 1946 году, предпринимала максимум уси­лий против строительства еврейского государства. Абдалла пытался взять как можно большую часть подмандатной Палестины под свой контроль.
       8 1953 году Иордания объявила об аннексии Иудеи и Самарии, захваченных в ходе войны 1948 года. Однако, после прекращения огня, когда под контро­лем Иордании оказалось население Иудеи, Самарии и Восточного
       Иерусалима, Хашимитские бедуинские кланы, представляемые королём, оказались в своей стране в меньшинстве. Отношения палестинцев с властями были совсем не простыми. И Абдалла решил, что с Израилем лучше жить в мире. Он встречался с министром иностранных дел Израиля Голдой Меир и Моше Даяном. Шли даже разговоры о скором подписании мирного договора. Это не устраивало агрессивно настроенных палестинцев. 20 июля 1951 года, когда король Абдалла выходил из иерусалимской мечети Аль-Акса после пятничной молитвы, его застрелил один из членов террористического подпо­лья. В королевстве было объявлено чрезвычайное положение. Все потенци­альные очаги мятежа были подавлены, и большая часть членов подполья была арестована. Шестеро непосредственных участников заговора по убий­ству Абдаллы укрылись в Каире, однако Египет отказался выдать террори­стов. Одним из них был бывший губернатор Иерусалима. Вскоре королев­ский престол Иордании занял 17-летний внук Абдаллы Хусейн. Но он не имел ни того политического опыта, что его дед, ни того авторитета. Он сразу оказался в таких сложных внешне и внутриполитических условиях, что о сближении с Израилем не могло быть и речи. Снова заработали различные палестинские организации. Они не только подрывали устои Хашимитской династии, но и начали вести террористическую деятельность против Израиля. Их регулярные рейды через границу, при попустительстве иорданской армии, сопровождались убийствами израильтян и грабежами. Ожесточённые стол­кновения периодически возникали в 50-х и 60-х годах. Ошибкой короля было и то, что он в 1967 году решил выступить на стороне Сирии, Египта и Ирака против Израиля. По тайным каналам Израиль неоднократно просил короля воздержаться от этого шага. Ему было обещано, что Иорданию никто не тро­нет. Премьер-министр Израиля Леви Эшколь предложил королю Хусейну: Израиль откажется от захвата Старого города в обмен на немедленное пре­кращение огня и начало мирных переговоров о долгосрочном урегулирова­нии. Однако король был введён в заблуждение президентом Египта Насером о ходе боёв в первый день войны. Видимо, боясь опоздать к дележу "пирога", Хусейн отдал приказ открыть огонь. И в результате Шестидневной войны Иордания пострадала больше всего, потеряв Иудею, Самарию и Восточный Иерусалим, а также огромное число солдат. И здесь стоит подчеркнуть одну деталь, связанную с освобождением Старого города. Трудно передать чув­ства израильских солдат, когда они вышли к Стене плача. Стена плача, или Западная стена, является частью подпорной стены, уцелевшей после разру­шения Второго Храма. В 638 году мусульмане завоевали Иерусалим и по­строили мечети "Золотой купол" и "Аль-Акса". В 1099 году Иерусалим заво­евали крестоносцы. Они убивали евреев, но не тронули Храмовую гору. Город не раз менял своих хозяев. После христиан пришли мамлюки и прави­ли до 1517 года. На смену им пришли турки, правившие этими землями четыреста лет. После Первой мировой войны они передали свои полномочия британцам. С 1948 года Храмовая гора находилась в руках Иордании и евреи не могли приходить и молиться у Стены плача. И вот теперь доступ к Стене был свободен. Много сотен лет евреи собираются у Стены, чтобы молиться, скорбеть и плакать об утраченном Храме. Из истории известно, что евреи, на­ходившиеся здесь при осаде и Первого, и Второго Храма, сражались до по­следнего. Когда враги ворвались в Старый город, они не нашли ни одного живого человека. Арабы везде кричат, что мечеть Аль-Акса является их вели­чайшей святыней. Но когда израильские солдаты поднялись на Храмовую гору, их поразила царившая здесь пустота. Все арабы разбежались, никто из них не остался защищать свою святыню. Была полная тишина и покой. Вдруг откуда-то появился человек в арабской одежде, но говоривший на англий­ском. Он представился гидом и сказал солдатам, что хочет рассказать о Храме. Почему о Храме, а не о мечети? И он сказал: "Бог послал меня показать, где строить Храм. Так сказано в Коране: евреи придут сюда, чтобы построить Храм. И теперь я должен показать вам это место". И он повёл солдат и пока­зывал, где что находилось в эпоху Второго Храма. И показал ворота, через которые должен прийти Мессия. Целый час он водил солдат по Храмовой горе. А когда солдаты отвлеклись на разговоры, то не заметили, как он исчез. Вообще многие видят в событиях Шестидневной войны какое-то Божье про­видение. Ведь израильское правительство НЕ ХОТЕЛО освобождать Иерусалим, боясь создавать в будущем проблемы с мусульманами. И король Хусейн тоже НЕ ХОТЕЛ войны с Израилем. И словно специально он оказал­ся втянутым в эту войну, в результате чего Израиль получил Иерусалим и Храмовую гору. Как будто Бог давал Израилю шанс открыть новую страницу в истории человечества, выполнить его пророчество и построить Третий Храм. Но Израиль этот шанс не использовал. Даян впоследствии вернул ара­бам Храмовую гору. Евреям же, как и при турках, было позволено лишь мо­литься у Стены плача. Многие считают, что с этого момента начался отход от сионизма, от божественного смысла существования Израиля, и начались его неудачи и поражения. При проведении строительных работ на Храмовой горе мусульманами систематически уничтожаются остатки иудейских храмов.
       После войны в Иордании усилились позиции палестинских организа­ций, входивших в ООП. Действия палестинцев внутри страны становились более наглыми, они попытались даже захватить власть в стране. Было орга­низовано неудавшееся покушение на Хусейна. В ответ Хусейн при поддерж­ке США в 1970 году предпринял решительные меры, получившие название "Чёрный сентябрь". Хорошо обученная и вооружённая иорданская армия жестоко расправилась с ООП. Тысячи боевиков и гражданских лиц были убиты, десятки тысяч ранены. Попытка вмешательства сирийцев была пре­сечена угрозой США и Израиля. После этих событий отношения Иордании и Израиля стали более тесными. Незадолго до начала Войны Судного дня король Хусейн тайно прилетел в Израиль и в беседе с Голдой Меир пред­упредил о намерении Египта и Сирии в ближайшее время совершить напа­дение на Израиль. В 1974 году король Хусейн через посредника предлагал Арафату пост вице-премьера правительства Хашимитского королевства. Это был вынужденный шаг. После Войны Судного дня большинство населения Иордании составляли палестинские арабы. Существовала реальная угро­за формирования альтернативного палестинского правительства и раскола королевства. Однако Арафат от предложения отказался, так как стремился к созданию независимой Палестины (в том числе и на территории бывшей Иордании). В 1994 году между Иорданией и Израилем был подписан полно­ценный официальный договор. Незадолго до своей смерти в 1999 году король Хусейн назначил наследником престола своего сына Абдаллу. Новый король стал продолжателем политики отца.
       Иначе складывались отношения с Египтом. В 1964 году в секторе Газы под патронажем Египта была создана ООП, объединившая небольшие груп­пировки, действовавшие против Израиля с 1948 года. Первым председателем стал житель Газы адвокат Ахмед Шукейри. Он был хорошим оратором и пользовался большой популярностью. Его идеология носила агрессивный и экстремистский характер. Именно он считается автором призыва сбросить евреев в море. Шукейри сформулировал текст первой палестинской хартии, в которой провозглашалось, что Палестина есть родина палестинского наро­да (хотя населяли в основном арабы, приехавшие на работу). Согласно этой хартии, палестинцем считается каждый араб, проживавший на этой террито­рии до 1947 года, палестинцами являются также его дети, внуки и правнуки. Евреи, жившие здесь до 1947 года, также определялись как палестинцы. Внутри ООП шла постоянная борьба между различными течениями. После Шестидневной войны Ахмед Шукейри был свергнут, несмотря на поддержку президента Египта Гамаля Абдель Насера. На некоторое время ООП возгла­вил Ихье Хамуда. В 1969 году на 5-м конгрессе ООП главой был избран ли­дер ФАТХа Ясир Арафат. Мало кому известно, что продвигала в ООП Арафата египетская королевская разведка. Потом он выполнял внутри ООП задания саудовской тайной службы, после войны 1967 года служил также си­рийцам, а с 1970 года начал получать деньги от КГБ. Арафат поставил своей целью создать в одной или нескольких арабских странах палестинское госу­дарство в государстве, чтобы вывести борьбу с Израилем на новый уровень. Первая попытка была предпринята в Иордании. Потерпев неудачу в опера­ции "Чёрный сентябрь", Арафат переносит свою штаб-квартиру в Бейрут. Палестинские боевики прочно обосновываются в местных лагерях беженцев и на юге Ливана и постоянно совершают теракты против Израиля. Они про­изводят ракетные обстрелы израильской территории, угоняют самолёты.
       Ими была устроена кровавая бойня на Мюнхенской олимпиаде, совершено нападение на гостиницу "Саввой" в Тель-Авиве, захват итальянского круизного судна "Ахилле Лауро" и многое другое. В ответ спецподразделения ЦАХАЛа в апреле 1973 года провели в Бейруте операцию "Весна молодо­сти", в ходе которой были ликвидированы несколько главарей ООП. Позднее была проведена "Операция Литании", а в 1982 году началась ливанская во­йна. В этой войне ООП потерпела серьёзное поражение, инфраструктура была в значительной степени уничтожена, а осаждённым в Бейруте боевикам во главе с Арафатом пришлось убираться из страны. Переехали они в Тунис. Но и оттуда Арафат продолжал руководить террористической деятельностью против Израиля. В конце концов, Израиль предпринял ответную акцию: 1 ок­тября 1985 года шесть израильских самолётов F-16 совершили налёт на штаб-квартиру ООП в Тунисе. Под развалинами погибли 73 бандита, уцелеть су­мел один Арафат. В 1990 году, когда Садам Хусейн вторгся в Кувейт, Арафат совершил ошибку, поддержав вторжение. После этого он практически ли­шился поддержки большинства арабских государств, и уважение к нему упа­ло. В 1993 году правительство Ицхака Рабина начало вести переговоры с ООП, в результате эта организация была признана полномочным представи­телем палестинского народа. В 1994 году после подписания соглашений воз­никла Палестинская автономия, и Ясир Арафат смог вернуться в Газу. В Египте в 1970 году после кончины Насера президентом становится его пре­емник Анвар Садат. Через год он передаёт через посланника ООН на Ближнем Востоке Гунара Яринга предложение о заключении мира с Израилем при ус­ловии, что израильтяне уйдут с Синайского полуострова. При этом даже не упоминалось ничего о палестинцах и палестинском государстве. Правительство Израиля во главе с Голдой Меир ответило решительным от­казом. Взбешённый этим отказом Анвар Садат пообещал стереть Израиль с лица земли. Вместе с Сирией в 1973 году он развязал Войну Судного дня. Через 4 года, с приходом к власти Менахема Бегина, Анвар Садат через посла США в Египте сообщил Израилю о своём согласи на переговоры. Мир с Израилем Египту нужен был и потому, что его экономика после Шестидневной войны находилась в плачевном состоянии. И помощь могла прийти только от США и при условии мира с Израилем. При этом Садат понимал, что теряет союзника в лице СССР. И вот 19 ноября 1977 года в аэропорту им. Бен-Гуриона встречают президента Египта Анвара Садата, первого арабского лидера, со­вершившего визит в государство Израиль. Встречен он был со всеми поче­стями, с военным оркестром и оружейным салютом. 20 ноября он выступил в Кнессете и взошёл на Храмовую гору, чтобы помолиться в мечети Аль-Акса. Окончательно мирный договор был подписан 26 марта 1979 года. В рамках мирного договора Египту был возвращён Синайский полуостров, захвачен­ный во время Шестидневной войны. После подписания мирного договора
       Менахем Бегин и Анвар Садат были удостоены Нобелевской премии мира. Садату этот договор стоил жизни. В октябре 1981 года во время военного па­рада в Каире он был убит исламскими фундаменталистами. Немало беспо­койства доставлял и северный сосед Израиля -- Ливан. В конце 60-х -- на­чале 70-х годов с территории Ливана палестинские террористы начали об­стреливать населённые пункты севера Израиля и нарушать границу. Палестинцы всё больше усиливали свои позиции в стране. Образовывалось государство в государстве - "ФАТХленд". В Ливане началась гражданская война, и палестинцы почувствовали большую свободу и безнаказанность. В 1978 году ЦАХАЛ вынужден был провести "операцию Литании", чтобы очистить территорию Ливана к югу от этой реки. После окончания операции территория была отдана под контроль вооружённой милиции ливанского офицера-христианина Сада Хадада. Впоследствии эта милиция была преоб­разована в Армию южного Ливана (ЦАДАЛ). Однако в восточном секторе, у подножья горы Хермон, территория оказалась неконтролируемой, и боеви­ки ООП стали там накапливать силы. Кроме того, и в центральном, и запад­ном секторах палестинские "катюши" могли достигать территории Израиля. После серьёзных столкновений в июле 1981 года между Израилем и ООП было заключено очередное соглашение о прекращении огня, которое пале­стинцы неоднократно нарушали. 3 июля 1982 года террористы совершили покушение на израильского посла в Великобритании Шломо Аргова. Израильская авиация ответила массированной бомбардировкой объектов ООП в Бейруте и на юге Ливана. Палестинцы, в свою очередь, начали обстре­ливать израильские населённые пункты. Израильское правительство приня­ло решение начать операцию "Мир Галилее". На первом этапе планирова­лось продвинуться на 40 километров от границы и снять угрозу обстрелов израильской территории. В дальнейшем Ариэль Шарон планировал выдви­нуть израильскую армию к Бейруту и соединиться с христианами-маронитами. Их партия фалангистов, возглавляемая Баширом Жмайелем, мечтала вы­бросить из Ливана палестинцев и сирийцев. Однако операция оказалась не из лёгких. В восточном секторе начались столкновения с сирийским воинским контингентом, а в западном противостояли боевики ООП. В ходе блестящей израильской операции за один день были уничтожены системы ПВО Сирии, расположенные в Ливанской долине. Те бросили в бой истребительную ави­ацию и сразу потеряли 27 самолётов. Всего в этой войне сирийцы потеряли около 100 боевых машин. За это же время ни один израильский самолёт и вертолёт не был сбит в бою. ЦАХАЛ окружил Бейрут и соединился с "фалан­гистами". Начало сжиматься кольцо осады. После мощного удара израиль­ских ВВС Арафат 12 августа согласился эвакуировать свои силы из Ливана. Эвакуация проводилась в период с 25 по 30 августа, и Арафат со своими бо­евиками отправился в Тунис. Казалось бы, идёт по намеченному плану.
       Палестинцев изгнали, Башир Жмайель избран президентом. Однако 14 сен­тября, через несколько дней после своего избрания, президент был взорван сирийскими спецслужбами. Место президента занял его брат Амин Жмайель, не питавший дружеских чувств к Израилю. В это время возникла необходи­мость зачистки от террористов лагерей палестинских беженцев Сабра и Шатила, находящихся поблизости от Бейрута. Поскольку "фалангисты" до этого практически бездействовали, Шарон поручил им проведение этой опе­рации. И это было большой ошибкой.
       Вошедшие в лагеря беженцев "фалангисты", обуреваемые жаждой мести за гибель своего лидера, не щадили ни женщин, ни детей. Погибло минимум 700 человек. Поднялся грандиозный международный скандал. Менахем Бегин распорядился создать государственную комиссию для расследования обстоятельств дела. В феврале 1983 года комиссия судьи Кагана представила свой отчёт. По выводам было рекомендовано снять Ариэля Шарона с поста министра обороны. ЦАХАЛ вышел из западного Бейрута, и его место занял международный контингент по поддержанию мира. Мирный договор с Амином Жмайелем хоть и был подписан, но остался только на бумаге. Из-за поддержки христиан у Израиля появились новые враги в лице различных мусульманских группировок и местных друзов. Наиболее опасной оказалась созданная шиитская организация "Хизбалла". От диверсий страдала не толь­ко израильская армия, но и международные силы. 23 октября от взрыва за­минированного грузовика погиб 241 американский морской пехотинец. От подобной атаки террористов-самоубийц погибли 58 французских солдат. Тяжёлые потери несла и израильская армия. После терактов из Ливана был выведен международный контингент. Обострение внутренних противоречий в Ливане привело к тому, что ЦАХАЛ оказывался между нескольких огней. Начались протесты и внутри Израиля, что привело к добровольной отставке Менахема Бегина. Весной 1985 года начался поэтапный вывод войск из Ливана. Лишь узкая полоска на юге Ливана, получившая название "зона без­опасности", осталась под израильским контролем. ЦАХАЛ здесь действовал совместно с армией Южного Ливана, которой командовал генерал Антуан Лахад, сменивший майора Хадада. За три года военных действий до апреля 1985 года израильтяне потеряли 1217 солдат и офицеров. В июле 1993 года и в начале 1996 года израильская армия провела крупномасштабные операции, а в мае 2000 года полностью вывела свои войска из Ливана. Однако мира это не принесло, и "Хизбалла" продолжила свои террористические вылазки. Ещё один сосед Израиля -- Сирия, являющаяся его врагом с момента обра­зования еврейского государства. После окончания Войны за независимость с территории Сирии постоянно совершались теракты и обстрелы израильской территории. С Голанских высот прекрасно просматривалась израильская тер­ритория, и сирийцы могли стрелять по живым мишеням. Каждый израильский лидер, посещавший Галилею после сирийских ракетных атак, обещал жителям кибуцев, что случись ещё одна война, Израиль воспользует­ся возможностью устранить сирийскую угрозу поселениям. И вот началась Шестидневная война. Сирия вела массированный ракетный обстрел долины Хулы. Жители 31 поселения вынуждены были большую часть времени про­водить в бомбоубежищах. На четвёртый день войны руководитель Регионального совета Верхней Галилеи Яаков Эшколи сумел договориться о встрече с премьер-министром. Леви Эшколь тепло принял делегацию и по­зволил поучаствовать в заседании правительства. Яакову предоставили пять минут для доклада. Он настаивал на необходимости занятия Голанских вы­сот. Единственным министром, который выступил против, был министр обо­роны Моше Даян. Но Леви Эшколь поддержал поселенцев, и решение было принято. Возвращаясь, домой, Яаков остановился неподалёку от Кфар-Гилади у бункера командующего. Пока они с Эльазаром беседовали, того срочно по­требовал к телефону министр обороны. Твёрдым голосом Моше Даян пере­дал приказ: "Начать наступление на Голаны и победить!" После окончания войны палестинцы начали требовать создания независимого государства и признания права на возвращение палестинских беженцев. Кроме всего про­чего существует и территориальная проблема, ведь Западный берег и сектор Газы не представляют собой единую территорию, а расположены по разные стороны от Израиля. До 1967 года между этими населёнными пунктами практически не было никаких связей. В Газе занятия в школах велись по еги­петским учебникам, в Иудее и Самарии -- по иорданским. Палестинцы, про­живающие на Западном берегу, находились в получасе езды от Аммана и сохраняли контакты с арабским миром. Король Хусейн прикладывал боль­шие усилия для развития экономической инфраструктуры этого района. Жителей же Газы от Каира отделяет 450 км пустыни, что отрезает их от остального мира. Для руководства Египта этот район никогда не представлял особого интереса. Палестинцы пытаются под свои претензии подвести исто­рическую базу и доказать своё родство с древними филистимлянами. Но это так же неверно, как и то, что современные египтяне имеют кровные связи с египтянами времён фараонов. Филистимляне приплыли на северное побере­жье Африки с островов Средиземного моря. Окончательно растворились они среди иудеев при царе Соломоне. А нынешние палестинцы -- это арабы, по­корившие берберов, мавританцев, коптов, византийцев, греков Александрии, племена Андалузии, Кастилии, Арагона, Наварры, а также другие народы. Согласно евангелиям, во времена Иисуса в Иудее, Самарии, Газе, Сирии, Ливане и так далее арабов не было. На эти земли они пришли в V-VIII сто­летиях. За весь период письменной истории на территории Палестины суще­ствовало три еврейских государства, а арабских -- ни одного. Иерусалим в ТАНАХе упоминается 700 раз, а в Коране -- ни разу. В период с 1948 по
       1967 годы, когда Иерусалим находился под юрисдикцией арабов, Иерусалим посетил только один лидер арабских стран. Что касается беженцев, Арафат заявлял, что в 1947-1949 годах евреи заставили бежать из Палестины 700 тысяч арабов. С тех пор так называемых беженцев стало 4,5 миллиона, боль­шинство из которых родилось вне Палестины. Но Арафат считает их бежен­цами. И здесь он, как всегда, врёт. Во-первых, никто арабов не изгонял. Наоборот, после Войны за независимость, правительство Израиля призывало арабов остаться и иметь равные права с евреями. Многие остались, а ушло около 300 тысяч. В их числе были те, кто воевал против Израиля и боялся возмездия. Во-вторых, почему они должны возвращаться в Израиль? Если палестинцы хотят создать самостоятельное государство, то пусть и принима­ют беженцев на свою территорию. А Израиль должен остаться еврейской страной. Многие возражают, говорят, что Газа, Иудея и Самария и так пере­населены. В таком случае прибежище этим беженцам должна предоставить Иордания, чьими гражданами они числились до 1967 года. Если говорить об уважении к арабам, то оно заключается не в лизоблюдстве перед ними, что делают некоторые наши политики, а в пропаганде и реализации идеи раз­дельного проживания народов в своих национальных домах. Как бы то ни было, это арабские страны должны позаботиться о своих соплеменниках. Так же, как Израиль заботится о своих, принимавший репатриантов из всех стран мира. Например, в Египте в 1948 году проживало около 75 тысяч евре­ев. Но там в это время начал действовать закон о компаниях, фактически лишающий еврейский бизнес возможности существования. Теперь там не наберётся и двухсот человек. В 1967 году только в Каире действовало 26 си­нагог, теперь же только одна. Евреи жили также в Александрии и Порт-Саиде. Из Египта в Израиль евреи прибывали волнами, как правило, после очеред­ной войны -- в 1948, 1956 и 1967 годах. Большая их часть принадлежала к среднему классу, была и весьма состоятельная прослойка. На террито­рии Ирака пребывание евреев прослеживается историей в 2500 лет, со вре­мён вавилонского пленения царём Навуходоносором. Первое возвращение на Землю Израиля произошло после завоевания Вавилонии древнеперсидским царём Киром в 539 году до н. э. Но часть евреев тогда осталась в Вавилонии. Они занимались хозяйственной деятельностью, развернули сеть религиозно-научных учреждений. В результате в XI веке до н. э. -- VI веке н. э. был соз­дан свод еврейских знаний тогдашней жизни: "Вавилонский Талмуд". Во времена персидского периода движением за возвращение евреев занимал­ся царский писец и священник Эзра, а также губернатор Иудеи Нехемия. С образованием государства Израиль была спланирована операция по воз­вращению иракских евреев, получившая название "Эзра -- Нехемия". Еврейская община Ирака к этому времени насчитывала 130 тысяч человек. Много препятствий репатриации евреев чинил премьер-министр Ирака Нури
       Саид. По иракским законам, евреи, желающие репатриироваться, лишались гражданства, у них конфисковывалось личное имущество. И всё же 19 мая 1950 года из Багдада вылетел первый самолёт с 86 репатриантами на борту. Через год на репатриацию записалось уже 103 000 человек, 80 процентов из которых прибыли в Израиль. Некоторым пришлось оставить в Багдаде биз­нес, шикарные дома с огромными залами , садами и бассейнами. У еврей­ской общины Ирака было конфисковано большое количество редких и цен­нейших книг. Около 300 из них удалось потом купить у воров за 25 тысяч долларов и тайно переправить в Израиль. К 1952 году Ирак покинули уже 123 тысячи евреев, а в настоящее время их осталось там около 20 человек. В Алжире в 1948 году жили 150 000 евреев. После нападения на евреев в 1961 году 100 тысяч евреев вынуждено было бежать из страны, бросив своё иму­щество. К 1973 году в Алжире осталось менее 900 евреев. В Марокко в 1948 году было 300 тысяч евреев, к 1973 году их осталось 25 тысяч. В Тунисе в 1948 году жили 23 тысячи евреев, к 1973 году осталось 9 тысяч. В Сирии в 1948 году проживало 45 000 евреев. До этого, при турках и французах, они процветали. Однако когда к власти пришли арабы, евреи сразу начали под­вергаться насилию со стороны населения и официальных лиц. Были приняты антиеврейские законы, в соответствии с которыми замораживались банков­ские счета и конфисковывалось имущество евреев. Евреям запрещалось про­давать свою собственность и удаляться более чем на 5 км от своего дома. В 1973 году в Сирии оставалось менее 4 тысяч евреев. В Ливии в 1948 году жили 45 000 евреев. При Каддафи в 1976 году их осталось 70 человек. В Йемене в 1948 году жило 54000 евреев, в 1976 году не осталось ни одного. В Адене из 5000 евреев в 1947 году к 1976 году также не осталось ни одного. Всего после 1948 года из арабских стран бежало свыше 750 000 евреев, оста­вивших в странах исхода своё имущество и не получивших за него никакой компенсации. Поэтому когда палестинцы поднимают вопрос о выплате ком­пенсации палестинским беженцам, необходимо рассмотреть и встречный иск арабским странам. Если общее имущество палестинских беженцев в ценах 1997 года, оставленное в Палестине, оценивалось в 24 миллиона долларов, то общая стоимость еврейского имущества, оставленная в арабских странах, равнялась 13 миллиардам долларов. Но и те арабы, которые остались на тер­ритории Израиля, имеют израильское гражданство и получают социальные пособия, зачастую доставляют немало хлопот. К примеру, несколько месяцев израильская полиция пыталась выйти на след группировки, занимавшейся кражами со взломом на севере страны. Когда же основную часть банды до­мушников поймали, оказалось, что это арабская группировка, возглавляемая имамом мечети арабской деревни Абу-Гош Джамилем Джибаром. Он являл­ся штатным сотрудником министерства по делам религий, членом правления мечети. По пятницам выступал с нравоучительными проповедями. Не все ограничиваются квартирными кражами. А о наших соседях-палестинцах и говорить нечего. Угонами автомобилей в Израиле, в основном, занимаются палестинцы, перегоняющие угнанный автомобиль на территорию Автономии. В некоторых районах кража арабами электрокабелей принимает угрожаю­щие размеры. Умудряются красть даже трансформаторы. Огромный урон на­носят палестинцы сельсхозугодьям. На Ближнем Востоке любят мёд. Особенно его любят арабы, так как во многие блюда арабской кухни он вхо­дит одним из важнейших компонентов. Израильский мёд считается одним из лучших в мире. Занятие пчеловодством на серьёзном уровне требует профес­сионализма, которого почему-то палестинцам не хватает. Они предпочитают покупать готовые улья. А поставщиками тоже являются палестинцы. Ночью к пасеке подгоняется грузовик с краном, погрузка нескольких десятков ульев занимает менее часа. Дальше задача водителя состоит в том, чтобы пересечь границу с Палестинской автономией. Такие набеги наносят израильским пчеловодам огромный ущерб. На юге страны банды бедуинов забрасывают камнями проходящие автомобили и устраивают ловушки на дорогах. Ещё больший ущерб наносят набеги бедуинов на израильские частные хозяйства. Трактора, автомобили и другая сельхозтехника угоняются почти из каждой фермы. Количество похищенного скота исчисляется тысячами голов в год. А что уж говорить о массовом незаконном строительстве в арабском секторе, захвате государственных земель, рэкете, грабежах. Воровством занимается примерно 10 процентов бедуинского населения. И, несмотря на такой огром­ный масштаб бедуинской преступности, полиция должных мер не принима­ет. Фермеры вынуждены сами себя защищать, но и эта самодеятельность порой приносит им несчастье. Ферма Шая Дроми в посёлке Хават-Хай под­вергалась ограблению неоднократно. За восемь лет бедуины угнали у него целое стадо -- 350 овец, угнали трактор стоимостью 40 тысяч и пытались ему же его продать за 17. У бедуинов другая система ценностей. Они искрен­не считают, что раз он машину уже украл, то она теперь его. Шаю пришлось заплатить 6 тысяч шекелей за возврат украденной лошади. И Шай вынужден был по ночам сам охранять своё имущество. Выходя грабить, бедуины счи­тают, что выходят "на работу". Когда в следующий раз они пришли "на ра­боту" на ферму Шая, тот встретил их выстрелами. Одного бедуина он застре­лил, другого тяжело ранил. Убитый оказался профессиональным грабителем. Месяц назад он вышел из тюрьмы, отсидев четыре года за грабежи со взло­мом. Но полиция, вместо того, чтобы поблагодарить Шая, арестовала его и предъявила обвинения в преднамеренном убийстве, стрельбе в жилом райо­не и незаконном использовании оружия. Этот арест вызвал возмущение по всей стране. У здания суда в Беэр Шеве собралось более пятисот фермеров из разных районов страны. Они протестовали против ареста Шая Дроми. "Где это видано, чтобы человека арестовывали за то, что он защищал свою собственность? Почему в США и других странах хозяин может спокойно спать в своём доме, а не в овечьем загоне? И никакому воришке в голову не придёт идти на смерть ради какой-то кражи. Мы требуем принятия специ­ального законодательства, такого, как в США!" В Интернете также появи­лись петиции в поддержку Шая. Через месяц Кнессет на пленарном заседа­нии принял в предварительном чтении четыре частных законопроекта об ос­вобождении от уголовной ответственности за вооружённое сопротивление проникшему в дом грабителю, даже если этот грабитель будет ранен или убит. Но к Дроми это не относится, так как закон обратной силы не имеет. В последнее время участились и встречные случаи, когда палестинцы, владе­ющие оливковыми рощами, обращаются с жалобами к израильским властям. Они обвиняют еврейских поселенцев в том, что те вырубили деревья и тем самым нанесли хозяевам серьёзный ущерб. Таких жалоб за один год набра­лось на 350 тысяч шекелей. Но однажды было обнаружено, что деревья вы­рубают сами палестинцы по поручению хозяев рощи. А жалобы те подают в период сбора урожая. В этих случаях речь идёт о мошенничестве, когда и урожай собирают и компенсацию собираются получить.
       Полиция Северного округа более полутора лет разыскивала банду бе­дуинов, насиловавших припозднившихся девушек, живущих в пригороде Хайфы. Когда же удалось задержать пятерых членов банды, они заявили, что делают это из идейных соображений. Оказывается, исламские террористы давно используют сексуальное насилие как один из методов террора. Пользу они видят в этом двойную: запугивают и психологически подавляют местное население немусульманских стран, получая при этом и удовольствие. Этот метод уже применяется в Германии, Франции, Норвегии и других европей­ских странах, где стремительно растёт число мусульман. Теперь этот метод применяется и в Израиле. Очевидно, израильские арабы чувствуют безна­казанность в результате излишней политкорректности израильской поли­ции. Интересно то, что в мусульманской среде насилие горячо осуждается и считается заслуживающим смерти. Но по отношению к другим народам такого осуждения нет. Против израильтян ведётся террор не только сексу­альный. Первая интифада вспыхнула в декабре 1987 года. Была волна массо­вых беспорядков и терактов, продолжавшаяся шесть лет, в течение которых погибло 66 израильских военнослужащих; 4 918 военнослужащих получили ранения различной степени тяжести. Жертвами терактов стали 157 израиль­тян из числа гражданских лиц, а ещё получили ранения 4195 израильских граждан. Во время интифады сотрудниками израильских служб безопасно­сти были убиты 808 и ранены 16 824 палестинцев, 985 палестинцев были убиты своими же соплеменниками. Молодые палестинцы надевали на себя пояс со взрывчаткой, проникали на израильскую территорию и взрывали себя в общественных местах. Почти каждую неделю появлялись сообщения о взрывах в автобусах, кафе и других местах. Поэтому израильтяне очень по­дозрительно относятся ко всем бесхозным вещам.
      -- Да, я уже обратил на это внимание. Как-то я ехал в автобусе в аэропорт. Мест свободных было много, и я поставил сумку на другое сидение. На од­ной из остановок вошла старушка, увидела бесхозную сумку и испуганно стала искать хозяина сумки.
      -- В Ришон ле-Ционе в парке в шахматном клубе всегда полно народу. И там террорист устроил взрыв. Погиб подросток 16 лет и были ранены 52 человека. А ты видел по телевизору результаты теракта в тель-авивской дис­котеке "Дельфинариум" 1 июня 2001 года? Там 22 молодых человека погиб­ли, было ранено несколько десятков. В основном это были русскоязычные парни и девушки, собравшиеся отметить окончание учебного года.
      -- Видел, конечно.
      -- Многие из палестинцев обучались в Советском Союзе. Да и сейчас Россия их не забывает. Не успел Израиль задумать одностороннюю ликвида­цию израильских поселений в секторе Газа, как появились сообщения о появ­лении там нескольких десятков Российских инструкторов. А российский пи­сатель Александр Проханов в международных телепередачах не стесняется открыто выражать свои симпатии террористической организации ХАМАС и предрекать Израилю скорую кончину. И, очевидно, чтобы эту кончину уско­рить, Россия продаёт Ирану и Сирии ракетные комплексы, которые потом оказываются в руках террористической организации "Хизбалла" на израиль­ско-ливанской границе. И вот уже с территории Ливана ведётся обстрел изра­ильского города Кирьят-Шмона снарядами "Катюша" российского производ­ства. Да что там Проханов, если сам Путин заявил на весь мир, что не считает ХАМАС террористической организацией.
      -- Вообще странно как-то ведётся провозглашённая Россией борьба с террором. С точностью до наоборот. Помогают террористам убивать мирное израильское население. Но почему?
      -- А Проханов и не скрывает, почему. Потому что в мусульманских стра­нах большие запасы нефти и газа, и, якобы, России выгодней дружить с эти­ми странами. Как-будто России своей нефти не хватает. Наверное, корни этой проблемы где-то глубже.
      -- Есть, конечно, что-то и поглубже, но одна из причин лежит на поверх­ности. Торговля оружием является хорошим бизнесом. А России, кроме угле­водородов, леса и оружия, торговать больше нечем. Поэтому она и прода­ёт его любому, кто платит деньги, будь то хоть ХАМАС, Хизбалла, или кто
       другой.
       -- Кстати, за время интифады организация ХАМАС значительно уси­лилась и конкурирует с ФАТХом. И ХАМАС более агрессивная организа­ция, заявляющая, что никогда, ни при каких условиях не признает Израиль.
       А вообще, обе эти организации приносят нам много вреда. Для примера вот тебе такая история. Некто Шапиро с женой Брендой и дочками мартовским утром 1978 года прибыли в Израиль из Южной Африки. Они ехали в маши­не по Прибрежному шоссе из Тель-Авива в Хайфу. Впереди ехал автобус, который вдруг свернул с дороги. Шапиро решил, что произошла авария, и остановил машину. Вдруг он увидел бежавшую к ним женщину. Она была залита кровью и страшно кричала. На руках у неё был ребёнок, тоже зали­тый кровью. Женщину с ребёнком усадили в машину, и Шапиро рванул к ближайшей больнице. Едва они набрали скорость, у женщины началась ис­терика. "Если бы вы видели, что эти террористы сделали!" -- причитала она. "Террористы?" -- не понял Шапиро. Выяснилось, что ребёнок мёртв. Кое-как разобравшись в том, что действительно случилось, Шапиро решил действовать. Он тормознул, вышел из машины и остановил встречный ав­томобиль, куда пересадил женщину с мёртвым ребёнком, а сам, развернув­шись, помчался назад. Когда приблизился к автобусу и попробовал подняться в салон, его встретили одиннадцать дул автоматов Калашникова. Шапиро за­толкали в автобус и бросили на сидение. Увидев это, Бренда крикнула доч­кам, чтобы они бежали к холму. Террористы заметили их и открыли огонь. Трава там была высокой. Бренда приказала дочкам упасть на землю и ползти. Террористы решили, что всех убили, но не решились выходить из автобуса, чтобы удостовериться в этом. В передней части автобуса стояла террорист­ка и лающим голосом отдавала приказы на английском. Рядом с ней стояли двое, остальные находились в конце автобуса. У всех в руках были грана­ты, пальцы лежали на кольцах взрывателей. Женщина заорала, что они из ФАТХа и что автобус едет в аэропорт, где всех погрузят в самолёт, чтобы лететь в арабскую страну. Террористы начали связывать заложников друг с другом. На полу лежали несколько человек, пострадавших во время стрель­бы. Там была и жена мужчины, с которым связали Шапиро. Она была ра­нена, помочь ей было нечем, и вскоре она умерла. Автобус уже двигался к аэропорту. Постепенно Шапиро сумел ослабить верёвки и стал ждать момен­та, чтобы выскочить в окно автобуса. Заложники не знали, что за автобусом уже следует спецподразделение, возглавляемое Эхудом Бараком. В Герцлии автобус был остановлен, и завязалась перестрелка. Некоторые пассажиры были убиты или ранены. Спустя несколько минут главная террористка от­дала приказ взорвать автобус. Террористы, находящиеся в передней и задней части автобуса, бросили гранаты. Один из пассажиров Йоси Хохман прыгнул на стоявшего поблизости террориста, однако предотвратить взрыв не успел. Взорванной гранатой были убиты его жена и двое детей. Сам Йоси чудом выжил, потеряв обе ноги. За несколько секунд до взрыва Шапиро бросил­ся к окну. Автобус был объят пламенем. Человек, к которому был привязан Шапиро, был уже мёртв и лежал рядом с женой. В какой-то момент Шапиро застрял в проёме окна и не мог выбраться наружу. Упав на землю, Шапиро добрался до рва. Там была женщина с девочкой. Девочка плакала и рвалась к автобусу, где остался отец. Террористы выпрыгивали из автобуса и стреляли во все стороны. Сквозь дым Шапиро увидел человека, бьюшегося в агонии рядом с горящим автобусом. Он держался руками за живот и истекал кро­вью. Шапиро бросился к этому человеку, подхватил его и потащил ко рву сквозь дым и стрельбу. Спасённого звали Симха Галлон. Его жена тоже вы­жила, а их семилетняя дочь погибла. Всего в этом теракте погибли 35 чело­век. Мать той плакавшей девочки Лили Глотман теперь возглавляет Комитет жертв резни и каждый год организует церемонию в память погибших. О тер­рористах стало известно, что теракт был спланирован Абу Джихадом, воз­главляла группу Далия Муграби. Добрались они до побережья Израиля на лодках из Ливана. Первым они убили американского фотографа, снимавше­го окружающие пейзажи. После этого они захватили автобус. Кроме Далии Муграби в отряде была женщина-террористка. Муграби стала героиней мно­гих палестинцев. В честь её названа женская школа в Хевроне и детский лет­ний лагерь. Многие палестинки пытаются ей подражать.
      -- И что, эта резня осталась безнаказанной?
      -- Через три дня армия Израиля начала операцию "Литани" против баз ООП в Ливане"... Взрывы автобусов производились террористами и раньше. В 1963 году Бен-Гурион решил уйти в отставку, и его место занял Моше Шарет. Почти сразу после этого назначения террористы совершили в районе Маале-Акрамив нападение на автобус, следующий из Эйлата в Тель-Авив, и убили одиннадцать человек. Израильская общественность требует возмездия. Однако Моше Шарет был сторонником непротивления злу насилием. Он искренне ве­рил, что компромисс и мирный диалог намного эффективнее мести. Возможно, что в цивилизованном обществе это так. Однако арабы чувствуют в этом сла­бость противника и больше активизируют террористическую деятельность. Позиция Шарета вызывала неприятие тогдашних министра обороны Пинхаса Лавона и начальника генштаба Моше Даяна. Нередко по их приказу выполня­лись ответные операции, о которых глава правительства узнавал уже из ново­стей радиостанции "Коль Исраэль"... Справедливости ради следует заметить, что не все арабы так агрессивны по отношению к израильтянам. Религиозный израильтянин Охана как-то возвращался из северо-восточного пригорода Иерусалима в столицу. Он внёс в навигатор нужный адрес, потому что дорогу знал плохо, и ехал, руководствуясь показаниями прибора. Однако прибор при­вёл его в палестинскую Рамаллу. Армейский блокпост пропустил его, несмо­тря на то, что он был в кипе, а машина имела израильские номера. Здесь он по­пал в автомобильную пробку. Со всех сторон его окружали арабы. Один улич­ный торговец пробился к его автомобилю, влез в машину через окно, ударил Охану в пах и схватил сотовый телефон. Он начал орать "еврей, еврей", и на этот крик сбежались другие арабы. Толпа арабов начала забрасывать машину камнями. Но Охане удалось избежать смерти. Откуда-то появились двое ара­бов. Один вытащил Охану из машины, и под градом камней все трое побежали к блокпосту какими-то окружными путями. Там они передали Охану израиль­ским солдатам... Бывают, к сожалению, и случаи обратного свойства. Как-то в доме 20-летней жительницы Газы Вафы Самир-Хас взорвался газовый бал­лон. Молодая палестинка была доставлена в беэр-шевскую больницу "Сорока" почти с обширным ожогом. Здесь врачи сделали невозможное: сначала спасли Вафе жизнь, затем провели ряд косметических операций, и на лице девуш­ки не осталось почти никаких следов ожога. Убрать следы ожогов оказалось сложнее, и Вафе было назначено явиться снова через полгода для проведения дальнейших пластических операций. Так, у Вафы появился пропуск на терри­торию Израиля. Этим решили воспользоваться руководители "Бригад муче­ников Аль-Акса". И Вафа Самир с удовольствием вступила в ряды террори­стов-смертников. Она с детства мечтала умереть во имя Аллаха. О намерениях девушки знали родители, лечащие врачи в Газе. Они знали и одобрили вы­бор. Она должна была пронести на территорию Израиля 10-килограммовый заряд взрывчатки. Однако на КПП "Эрез" при проверке специальным оборудо­ванием закреплённая под брюками взрывчатка была обнаружена. На допросе Самир заявила, что планировала убить 20, 40, 50 евреев. Чем больше, тем луч­ше. Её не смущало, что среди них могли быть дети или те врачи, что спасли ей жизнь. Вот такая благодарность. Или такой был случай. В маршрутное такси зашёл молодой человек и сел на заднее сидение микроавтобуса. Когда марш­рутка выехала в центр Петах-Тиквы, мужчина выхватил нож и начал им нано­сить удары сидевшей рядом с ним женщине. Среди пассажиров началась па­ника. Водитель остановил машину и выскочил на улицу с криком "Террорист! Террорист!". Пассажиры также высыпали из микроавтобуса. Террорист до­бил свою жертву и также выскочил с ножом на улицу. Бросившись в погоню за другой женщиной, он догнал нанёс несколько ударов ножом и побежал за следующей. Тут ему преградил дорогу 25-летний парень Ишурун Габиш, про­ходивший армейскую службу в бригаде "Голани". В 2000 году Габиш поте­рял в теракте родителей, старшего брата и деда. Габиш выхватил имевшийся у него пистолет и двумя предупредительными выстрелами заставил террориста бросить нож. Прибывшая к этому времени полиция отбила террориста у разъ­ярённой толпы и арестовала его. На допросе задержанный заявил, что при­был в Израиль в составе группы палестинских рабочих с единственной целью: убивать евреев. И тут стоит провести сравнение. Некоторое время тому назад подобное преступление в автобусе с палестинцами совершил еврейский тер­рорист Эден Натан-Зада. И тогда израильская полиция позволила разъярённой толпе арабов забить его до смерти. Тогда никто из участников Линча не был арестован, и полиция вообще отказалась вести это дело.
      -- Да, я смотрю, что обстановка здесь, как на войне. И газеты просма­триваем, как когда-то сводки Совинформбюро. Для примера откроем любую газету и читаем: "Глава ШАБАКа Юваль Дискин заявил, что в ближайшее время в Израиле начнётся новая волна террора. По его словам, только в кон­це минувшей недели спецслужбам удалось предотвратить два теракта, под­готовленных "Исламским джихадом", а за последние десять дней было за­держано 12 потенциальных террористов-смертников. По сведениям развед­ки, руководства "Исламского джихада" и "Хизбаллы" в Дамаске и Бейруте переводят крупные суммы в ПА для формирования боевых группировок и организации терактов". "Палестинцы забросали камнями израильскую авто­машину в районе Шхема. Сидевшая за рулём женщина получила лёгкие ра­нения". "ЦАХАЛ сообщил, что палестинские террористы попытались сбить израильский боевой вертолёт с помощью ракеты "касам" или появившихся у них на вооружении российских ракет "стрела". Однако в момент запуска ракеты произошёл взрыв, в результате которого пострадало несколько тер­рористов". "Два террориста были ликвидированы в результате ракетного удара вертолётов ВВС Израиля по двум автомашинам в Газе. Один из по­гибших -- 28-летний Аднан Бустан являлся боевиком "Исламского джиха­да", отвечающим за изготовление взрывных устройств и ракетных устано­вок". "Три боевика военизированного крыла ФАТХа "Батальоны мучеников Аль-Аксы"" погибли и восемь получили ранения в результате ракетной ата­ки ВВС Израиля по тренировочным объектам террористов в секторе Газа. Кроме того, авиация нанесла ракетный удар по районам, откуда осуществля­ется запуск ракет "касам". Перед атакой в районе обстрела были разброса­ны листовки с призывом ко всем жителям покинуть территорию, с которой запускаются "касамы". И это только часть одной газеты. Не правда ли очень похоже на вести с фронта?
      -- А это и есть фронт. И линия его проходит по всей границе с Палестинской автономией. Но противник не идёт на открытые столкновения, а проникает на нашу территорию и совершает теракты. Только в "Бригаде мучеников Аль-Аксы" несколько тысяч человек. И почти вся молодёжь воспитывается у них в шахидском духе. Представляешь, сколько бед они могут нам принести, проникая на нашу территорию? Поэтому принимается решение о строитель­стве бетонного забора безопасности по всей границе. И весь этот террор осу­ществляется под руководством нобелевского лауреата Ясира Арафата, с кото­рым в своё время целовались советские руководители. Уже после присужде­ния Арафату Нобелевской премии мира Ариэль Шарон заявил: "Со времён Гитлера я не знаю кого-либо, на чьих руках было бы больше крови евреев, чем на руках Арафата". Летом 2001 года в израильские спецслужбы поступи­ла информация о том, что "Народный фронт освобождения Палестины" на­меревается убить министра туризма в правительстве Шарона Рехаваама
       Зеэви (Ганди). Зеэв был легендарный израильский генерал, под командовани­ем которого в 1967 году был освобождён Восточный Иерусалим. Значительную часть жизни Зеэв посвятил борьбе с террором. Видимо поэтому выбор объ­екта теракта был не случайным. Получив такую информацию, ШАБАК при­нял решение усилить охрану Ганди, но тот отказался, полагая, что сумеет справиться с террористами. И здесь, прекрасно знавший психологию арабов, Зеэви допустил ошибку. Террористы не собирались встречаться с ним лицом к лицу. В октябре 2001 года, когда Зеэв открывал дверь гостиничного номера в Иерусалиме, террорист подошёл сзади и выстрелил в упор в голову. Через 40 минут террористы были уже на территории Палестинской Автономии. Почти сразу же имена всех причастных к убийству были установлены, и Израиль потребовал от ПА их выдачи. Однако Ясир Арафат отказался и пре­доставил убийцам убежище в своей резиденции "Муката". В Палестинской автономии они были объявлены героями. Шарон утверждал, что убийцы бу­дут либо доставлены в Израиль для суда, либо заочно приговорены к смерти и ликвидированы. Однако под давлением международной общественности Шарон принял план навязанной ему американцами сделки: убийцы будут су­диться палестинскими властями по законам ПА, а следить за выполнением приговора будут представители США и Великобритании. В результате пять человек, причастных к убийству Зеэви, были приговорены к пожизненному заключению с отбыванием срока в Иерихонской тюрьме. Американские и ан­глийские тюремщики должны были наблюдать за условиями их содержания. На самом деле заключённые пользовались полной свободой передвижения. Они могли на целый день уходить в город и только на ночь возвращаться в свои комфортно обставленные камеры. Без всяких ограничений им предо­ставлялись свидания с жёнами и друзьями. Со временем американские и ан­глийские тюремщики почувствовали угрозу своей безопасности и собира­лись покинуть тюрьму. В Израиле понимали, что как только иностранные надзиратели покинут тюрьму, убийцы будут освобождены и переправлены в одну из арабских стран. Но, с другой стороны, когда американцы и англичане нарушат обязательства, у Израиля окажутся развязанными руки. С помощью специальных электронных средств слежения за иерихонской тюрьмой было установлено круглосуточное наблюдение. В 9,45 в мартовский вторник аппа­ратура слежения засекла, как из ворот тюрьмы на огромной скорости выеха­ли два джипа с англичанами и американцами. Счёт пошёл на секунды. Из трёх имеющихся ворот во двор тюрьмы стали въезжать бронированные джипы и БМП ЦАХАЛа. Все подходы к тюрьме были заблокировани израильскими танками. Вокруг первого круга блокады был создан второй: израильская бро­нетехника заняла все подступы к Иерихону, и ни один человек не мог неза­меченным ни войти, ни выйти из города. В тюремном дворе из громкоговори­теля, установленного на одном из джипов, раздался призыв к убийцам Зеэва выйти из камер и сдаться израильской армии. Однако террористы вместе с 30 заключёнными, членами НФОП и "Исламского джихада", забарикадировались в одном из зданий тюрьмы и немедленно связались с представителями палестинской и зарубежной прессы. Одновременно была установлена связь с лидером политического крыла ХАМАСа Халедом Машалем. Тот выступил по радио с обращением ко всем жителям Иерихона выйти на улицы и оказать вооружённое сопротивление израильским оккупантам. Иерихонцы вышли на улицы, но, увидев там танки, БМП и решительные лица израильских солдат, поспешили разойтись по домам. О том, что происходит внутри тюрьмы, по­стоянно докладывалось начальнику Центрального округа генералу Наве и министру обороны Шаулю Мофазу. Для усиления давления на заключённых танки начали стрелять холостыми снарядами поверх стен тюрьмы, над кры­шами появились боевые вертолёты. Один из армейских бульдозеров легко проломил тюремную стену. И тогда из дверей тюрьмы показались люди. Но это были женщины и дети, пришедшие на свидание со своими близкими. Солдаты ЦАХАЛа дали им возможность покинуть здание тюрьмы и успоко­или, что им ничего не угрожает. Затем вышли десятки заключённых и пале­стинских полицейских, охранявших тюрьму. Но те, из-за кого была затеяна эта операция, сидели за стенами тюрьмы и вели непрерывные беседы по со­товым телефонам с журналистами и палестинскими политиками. Наконец, в 17-30 три бульдозера ЦАХАЛа начали расшатывать стены тюремного зда­ния, в котором находились террористы. Часть этого здания обвалилась. Когда убийцы Зеэва поняли, что могут быть погребены заживо под обломками зда­ния, они вместе к присоединившимися к ним узниками стали выходить на­ружу, жмурясь от направленных на них прожекторов. В 18-59 командованию было доложено об окончании операции. На этот раз никаких претензий к Израилю не было. Все комментаторы отмечали, что израильская армия дей­ствовала в Иерихоне чрезвычайно грамотно, с соблюдением всех правил международных конвенций, не допуская жертв среди мирного населения. Повторного суда над убийцами решили не проводить, так как приговор им уже был вынесен. Теперь израильтянам нужно сделать всё, чтобы убийцы действительно не вышли из израильской тюрьмы до конца своих дней. Палес­тинские террористические организации заявили, что отомстят Израилю и клялись "залить Израиль кровью". Они пригрозили даже обстрелять Тель-Авив ракетами типа "град". Иорданским разведслужбам иногда удава­лось арестовывать контрабандистов, поставлявшим из Сирии вооружение и боеприпасы подразделениям ХАМАСа, базирующимся на территории Иордании. Солдаты израильской армии и спецподразделений почти ежеднев­но предотвращали готовящиеся теракты. Но удавалось это не всегда. За не­сколько часов до открытия первого заседания Кнессета 17-го созыва у дверей модного ресторанчика "рош ха-ир" прогремел взрыв. По рассказам свидетелей, молодой араб вышел из голубой "мицубиши" и несколько раз прошёлся по улице. Наконец он выбрал заведение "Рош ха-ир", где толпи­лось немало народа. Охранник ресторанчика заподозрил неладное и до того, когда тот подошёл вплотную, потребовал от юноши снять куртку. Тот сделал движение рукой, и грянул взрыв. Во взрывчатку были заложены осколки стекла, шурупы, куски арматуры. И это разлетелось вокруг, поражая людей. Часть людей погибли сразу, другим требовалась квалифицированная врачеб­ная помощь. Среди погибших были и охранник ресторанчика Биньямин Хафута, остановивший террориста, и Филипп Белхасан, прикрывший своим телом сына и дочь. В больницах "Ихилов", "Вольфсон" и "Тель ха-Шарон" толпился народ, ища среди пострадавших своих близких. Три араба из голу­бой "мицубиши", доставившие террориста, были арестованы. Ответственность за этот теракт взяла на себя организация "Исламский джи­хад", однако было понятно, что планирование осуществлялось из Дамаска. А из Газы продолжали лететь "касамы" на территорию Израиля. В ответ ЦАХАЛ отвечает артиллерийским огнём. Но израильские правозащитные организации подали коллективный иск в БАГАЦ с требованием запретить из­раильской армии наносить удары по террористам, обстреливающим израиль­ские территории, если существует опасность, что будут жертвы среди мирно­го населения.
      -- Какой-то дурдом. Почему тогда они и палестинцам не предъявляют те же требования. Ведь палестинцы стреляют именно по мирным объектам. Как же тогда вообще бороться с террором?
      -- В том-то и дело, что наши левые придерживаются двойных стандартов и к палестинцам относятся лучше, чем к своим. Вот тебе, для наглядности, такое газетное сообщение: "Ракета "кассам", запущенная боевиками из сек­тора Газы утром в минувшее воскресенье, пробив крышу школы в Сдероте, попала в учебный класс. Так как в это время в школе шла молитва, и все клас­сы были пусты, никто из детей не пострадал, но самому зданию школы при­чинён серьёзный ущерб. Незадолго до этого из сектора Газы по территории Израиля было выпущено три ракеты. Одна из них упала рядом с перекрёст­ком Габим. Две женщины, находившиеся недалеко от места падения снаряда, были госпитализированы в шоковом состоянии. Две другие ракеты разорва­лись на открытой местности в окрестностях посёлков Мифласим и Нир-Ам". И никакие правозащитники по поводу этого инцидента не возмущаются. А обстрелы такие производятся ежедневно. Причём стреляют не только из Газы. Бывает, что на Севере стреляют с территории Ливана и даже с пози­ций международных миротворческих сил. Так чем тебе не война? Но где ты видел, чтобы во время войны противника жалели больше, чем себя, в какой стране? Такое можно увидеть только у нас. Где ты увидишь, чтобы подраз­деления противника размещались на твоей территории? А у нас, пожалуйста!
      -- Что ты имеешь в виду?
      -- А то, что теперь в самом центре Иерусалима в двухэтажном здании разместились руководители "Танзима", военизированного подразделения ФАТХа, которым до своего ареста командовал Маруан Баргути. Здание это принадлежит греческой ортодоксальной церкви. Она сдала дом в аренду вид­ному деятелю "Танзима" Имаду Уваду, а тот намерен разместить там адми­нистрацию своей банды. И даже когда суд постановил, что "Танзим" должен покинуть это здание, армия и полиция не торопятся выполнять решение суда. Ты представляешь, каких бед может натворить такая террористическая ор­ганизация, находящаяся прямо в столице? Тут и так не знаешь, от кого мож­но чего ожидать. К примеру, женщина 57 лет Фатма Омар аль-Наджар, мать девяти детей и бабушка тридцати внуков привела в действие закреплённое на теле взрывное устройство рядом с армейским подразделением. И вся род­ня гордится её поступком. Что уж тогда говорить о молодёжи. Даже мно­гие арабские девчонки мечтают стать шахидками. Таким забивают головы с малых лет. Нелегко приходится тем государственным служащим, которым по долгу службы приходится посещать Восточный Иерусалим. Арабские подростки могут их там забросать камнями. Муниципальным инспекторам предложено записаться на курсы самообороны. Водителям опасно стало под­возить кого-нибудь по дороге, потому что подсевший путник может оказать­ся террористом. Людей, просто стоящих на остановке, могут обстрелять из проезжающей машины. Тут все эти правозащитники молчат. Но стоит армии совершить какую-нибудь ошибку, как они вместе со СМИ поднимают крик.
      -- А что, такие ошибки бывают?
      -- К сожалению, да. На памяти история похищения солдата Нахшона Ваксмана. 10 октября 1994 года его похитил террорист Мохаммед Дейф, за которым длительное время охотился ШАБАК. Со своими сообщниками он увёз похищенного на территорию ПА, там пленника спрятали, предъявив Израилю ультиматум через "Красный Крест". В ультиматуме говорилось, что в обмен на Нахшона Ваксмана Израиль должен освободить из израиль­ской тюрьмы духовного лидера ХАМАСа шейха Ахмеда Ясина. Если это условие не будет выполнено до 20-00 14 октября, то Ваксман будет казнён. В ШАБАКе никто не сомневался, что Дейф выполнит своё обещание. В то же время Ицхак Рабин дал ясно понять, что об освобождении Ясина не может быть и речи. Поскольку похишение осуществлял ХАМАС, то даже Ясиру Арафату и руководителю его службы безопасности Мохаммеду Дахлану не было известно точное местонахождение Ваксмана. В ШАБАКе понимали, что похитителям нужна была машина, и что на собственной никто "светить­ся" не будет. Значит, машину надо было украсть или взять в аренду. Начали проверять, кто и для чего в последние недели арендовал машины. В удачу этого поиска мало кто верил, однако вскоре обнаружили, что услугами одной из фирм по аренде в Восточном Иерусалиме пользовался активист ХАМАСа торговец Джихад Ярмур. Через некоторое время ШАБАКу удалось получить информацию о том, с кем Ярмур общался в последние дни, а также в ночь с четверга на пятницу. За 14 часов до истечения срока ультиматума в генштабе началось очередное совещание по проблеме Нахшона Ваксмана. Ситуация складывалась дерьмовая. Ицхак Рабин курил одну сигарету за другой. Вдруг в комнату заглянул секретарь начальника генштаба Эхуда Барака и сообщил, что начальника ШАБАКа Карми Гилона срочно просят к телефону. Через ми­нуту Гилон вернулся и сообщил, что Ваксмана прячут в одном из домов в де­ревне Бир-Набалла. Надо было ехать в эту деревню и готовить операцию по спасению парня. Рассмотрев в бинокль этот объект, израильтяне поняли всю сложность задачи. Дом стоял на холме, на отшибе, и из его окон отлично про­сматривалась вся местность. Толстые стены из камня превращали дом в на­стоящую крепость, войти в него можно было, только взорвав дверь. Обычно, для такого штурма на полигоне строили макет, и на нём отрабатывали все действия подразделения. На это требовалось не менее суток. В данном случае такого запаса времени не было. На совещании в генштабе был принят план Разведки генштаба и ей поручили проведение операции. Непосредственно руководил операцией Шауль Мофаз. В 18 часов наблюдавшим за домом по­везло: к дому подъехала машина, привёзшая ужин террористам. На обратном пути машину задержали. Допросив водителя, уточнили план дома и комнату, в которой держали Ваксмана. Узнали также и то, что израильский солдат жив и здоров. Срок ультиматума террористов подходил к концу. Надо было прово­дить операцию, но начиналась суббота. Во всех синагогах Израиля в те часы шли специальные молитвы за спасение нашего солдата. Несмотря на субботу, Ицхак Рабин подписал приказ о начале операции. Она началась за несколько минут до истечения срока ультиматума. Однако массивная дверь дома выдер­жала первый взрыв. Через несколько секунд дверь всё-таки была взорвана. Но этих секунд террористам хватило, чтобы заколоть ножом своего пленника и встретить автоматным огнём ворвавшихся израильских солдат. Все терро­ристы были убиты, но и израильтяне потеряли Нахшона Ваксмана и капитана Нира Пораза, командовавшего этим штурмом. В воскресенье утром все из­раильские газеты вышли с кричащими заголовками, обвинявшими ЦАХАЛ в провале операции. Некоторые считали, что причина провала в том, что про­водили в субботу.
      -- Но ведь истекал срок ультиматума!
      -- Да, но террористы тоже были людьми верующими. Может быть, нуж­но было вступить с ними в переговоры и привести убедительный довод, что Тора запрещает нам решать такие вопросы в субботу. А пока бы шли перего­воры, можно было бы и макет построить и учения провести.
      -- А об удачных операциях СМИ так же много пишут?
       -- Ну что ты? Всего несколько строчек хроники. Ты их читаешь в каждой газете. Но за этими скупыми строчками стоит часто огромный труд многих людей. В своё время, например, много сил и времени потратил ШАБАК на поимку Ихье Айяша по кличке Инженер. Он родился в деревне недалеко от Калькилии, окончил университет и мог вести спокойную и безбедную жизнь. Обладая хорошей харизмой и ораторским искусством, он мог стать легаль­ным палестинским политиком в свите Арафата. Но он выбрал подпольную террористическую деятельность. Он был большим мастером по изготовле­нию "поясов шахидов". В поле зрения ШАБАКа он попал в 1991 году. Через год это был уже известный террорист, чью фотографию раздавали солдатам ЦАХАЛа. Все террористы-смертники вербовались людьми Айяша, один те­ракт следовал за другим, а поймать Айяша не удавалось. С осени 1994 года, когда количество терактов возросло, премьер-министр Ицхак Рабин каждое совещание по вопросам безопасности начинал с вопроса о том, что делается для ареста или ликвидации Айяша. В ШАБАКе для этого была создана спе­циальная группа. Ей было уже известно об Айяше всё: где учился, когда и где познакомился с будущей женой и даже, сколько гостей было у него на свадьбе. Он не мог уже появиться в своём доме и в доме матери. День он проводил на конспиративных квартирах, а ночевал в какой-нибудь роще или заброшенном подвале. На всей территории Иудеи и Самарии население оказывало Айяшу активную помощь, что затрудняло его арест. Айяш, как и Дейф, никому не доверял и сводил к минимуму число людей, знавших о его местонахождении. Как и Дейф, он обладал огромной интуицией, позволявшей ему избегать рас­ставленных ловушек. Он стал живой легендой для палестинцев. В 1995 году Айяш сумел перебраться в Газу, которая после Норвежских соглашений на­ходилась под полным контролем Арафата. И хотя Норвежские соглашения включали в себя пункт о том, что созданная Палестинская автономия обязана выдавать Израилю особо опасных преступников, никто на практике этого не делал, потому что если бы Арафат действительно начал выдавать "героев па­лестинского народа", он не прожил бы и трёх дней. В Газе Айяш чувствовал себя свободно и продолжал посылать в Израиль одного террориста-смертника за другим. К осени 1995 года число жертв терактов, организованных Айяшем, достигло 54 человек убитыми и 530 раненными. Как-то осенью того же года руководителю ШАБАКа Карми Гилону сообщили, что жена Айяша собира­ется вместе с сыном перебраться в деревню Бейт-Лахия, расположенную в Газе. И тут Гилона осенило. Он дал команду не чинить семье Айяша никаких препятствий и установить за ней круглосуточное наблюдение, задействовав всю агентурную сеть и авиацию. В это время для ШАБАКа настали чёрные дни. 5 ноября 1995 года был убит Ицхак Рабин, за безопасность которого от­вечал ШАБАК. Работники службы были подавлены случившимся, в кори­дорах офиса стояла мёртвая тишина. Спустя ровно два месяца после этой трагедии Ихье Айяш завтракал в доме своего близкого родственника, где он провёл ночь со своей женой. Он захотел позвонить и попросил родственника принести сотовый телефон. В это время раздался звонок. "Это Ихье Айяш?" -- спросил кто-то. Тот не успел ответить, как раздался взрыв. Заряд в теле­фоне был рассчитан так, что снёс Айяшу череп и больше никто не пострадал. Когда жена Айяша, схватив на руки сына, выбежала на улицу, то увидела бар­ражировавший в небе израильский самолёт. В 9 часов утра Гилон прибыл в министерство обороны, где находился на совещании и. о. премьер-министра Шимон Перес. Гилон вызвал с совещания военного секретаря и сообщил ему о взрыве в деревне Бейт-Лахин. Перес прервал совещание и вызвал к себе Гилона для выяснения подробностей. Результаты взрыва тогда не были из­вестны. После мучительных ожиданий, к полудню было получено подтверж­дение, что Айяш мёртв. Спустя сутки Карми Гилон подал в отставку, так как считал, что после убийства Ицхака Рабина не имеет права занимать этот пост, но должен был довести до конца охоту на Айяша. Теперь в школах автономии изучают биографию Айяша как национального героя.
      -- Послушай, но ведь в апреле того же года подобным образом россий­ские спецслужбы ликвидировали чеченского лидера Джохара Дудаева.
      -- Да, именно в этот период между Израилем и Россией начался актив­ный обмен опытом борьбы с террором. И в то же время Россия постоянно поддерживает палестинцев. И чему тут удивляться, если наши левые тоже их поддерживают. В СМИ террористов уже даже не называют врагами, а при­думывают для этого более обтекаемые названия. А израильтян затюкали так, что те даже боятся применять средства самообороны. Как-то на отдыхающих в Галилее израильтян напали арабы деревни Умм-эль-Фахма. Многие были на лошадях. В руках у них были железные прутья и флаги Палестины. Они устроили отдыхающим настоящий погром. У некоторых туристов было ору­жие, но они побоялись его применять, зная, как у нас на это смотрят суды и полиция. А та приехала тогда, когда многие израильтяне уже были избиты, а их дети смертельно напуганы. Не понятно, зачем тогда вообще выдаётся оружие, если применять его нельзя. И при этом, согласно опросам, около 74 процентов израильских арабов считают, что Израиль по отношению к ним проявляет насилие. Как-будто это израильтяне изготавливают пояса шахидов и засылают террористов-смертников на территорию Палестинской автоно­мии. Кстати, в последнее время ХАМАС для совершения терактов исполь­зует женщин. С одной стороны, их считают достаточно подготовленными для совершения теракта. А когда они попадают в тюрьму, то становятся неж­ными и кроткими созданиями, заслуживающими досрочного освобождения. Некоторых молодых женщин приходится вербовать, другие сами связывают­ся с представителями террористических организаций и выражают готовность стать шахидками. После тюрьмы многие арабские женщины перестают заниматься политикой. Но некоторые признаются, что своих детей отговари­вать от террористической деятельности не станут.
      -- Со мной был случай, когда я мог стать жертвой такого нежного созда­ния. Как-то я был по делам в Тель-Авиве с приятелем. Перед обратной доро­гой зашли перекусить в одно из кафе на Центральном автовокзале. На другой день читаю в газете о предотвращении теракта. Молодая палестинка была доставлена сообщниками в Тель-Авив и должна была с сумкой, начинённой взрывчаткой, зайти в здание Центрального автовокзала и произвести взрыв. Но когда до входа в здание оставалось несколько метров, она увидела охран­ников, и у неё сдали нервы. Она бросила сумку и побежала. Но охранники сумели её поймать. Это произошло в то самое время, когда мы находились в этом здании. После прочтения этой информации, сам понимаешь, ощущение было не из приятных. Но скажи, пожалуйста, Израиль предпринимает какие-нибудь ответные действия?
      -- Предпринимает, когда руки какого-либо террориста залиты израиль­ской кровью, а арестовать его не удаётся. Тогда может быть принято ре­шение о его ликвидации. Например, в своё время много вреда причинило Израилю второе лицо в ООП Абу Джихад. Он был организатором многих терактов на территории Израиля. Последний из его терактов был проведён 7 марта 1988 года. Ночью три боевика ФАТХа пересекли израильскую гра­ницу и устроили засаду на дороге, ведущей в Беэр-Шеву. Неожиданно для них самих им удалось захватить рейсовый автобус, перевозивший сотрудни­ков ядерного центра в Димоне, самого секретного и наиболее охраняемого объекта в Израиле. Подходы и дорога к Димоне были тут же перекрыты. Автобус остановили и начали вести переговоры с террористами, до подхо­да элитного спецподразделения ЯМАМ. Террористы были уничтожены, но успели расстрелять трёх сотрудников ядерного центра. Когда стало известно, что теракт был организован Абу Джихадом, Ицхак Шамир сказал на сове­щании: "Прикончите его. Это единственный язык, который они понимают". Операция осложнялась тем, что штаб ООП в то время находился в Тунисе, куда был вынужденно перенесён из Ливана с августа 1982 года. Чтобы кон­тролировать ситуацию, "Моссад" сконцентрировал свою разведывательную деятельность в этом районе. В столице Туниса были открыты отделения различных европейских кампаний, являвшихся офисами "Моссада". Это была разветвлённая, глубоко законспирированная разведывательная сеть, включавшая в себя финансово-промышленную базу, законспирированные склады с оружием и спецтехникой, съёмные дома и квартиры. Было уста­новлено, что Абу Джихад проживает вместе со своей семьёй в двадцати ки­лометрах севернее столицы. Его двухэтажная вилла, находящаяся в одном из престижных районов, обнесена высоким забором. На вилле проживали, кроме Абу Джихада, его жена, дочь, маленький сын и три телохранителя.
       Группе спецназа было приказано провести ликвидацию Абу Джихада так, чтобы никто из членов семьи не пострадал. Был выяснен точный план дома, построена его точная модель и отработаны детали операции. Остальное уже было делом техники... Более простой была операция по ликвидации лидера "Палестинского исламского джихада" шейха Фатхи Шкаки. С са­мого создания организации члены отличались непримиримостью и край­ней жестокостью. Организация не стремилась стать массовым движением, а действовала небольшими группами, осуществляющими "священный джи­хад". Организация состояла на полном обеспечении Ирана, имела контакты с Хизбаллой и Аль-Каэдой. Шейх Фатхи Шкаки осуществлял руководство террористическими актами из Дамаска. Однако иногда ему приходилось по фальшивым паспортам выезжать в другие арабские страны для деловых контактов. В конце октября 1995 года он возвращался из Ливии после встре­чи с Муаммаром аль-Каддафи. В Мальте он сошёл на берег и остановился в гостинице "Дипломат" под именем ливийского бизнесмена Ибрагима аль-Шаувиша. Он планировал задержаться на острове не более суток и затем отправиться через Рим в Сирию. В то же утро около 11 часов к гостинице подъехал мотоцикл с двумя молодыми седоками. Они оставили мотоцикл в стороне и стали скромно ожидать кого-то у входа в вестибюль. Они видели, когда туда прибыл ливийский бизнесмен... Около 13 часов шейх вышел из гостиницы для покупок. В то же время один из парней прошёл к мотоциклу. Второй парень приблизился к шейху, окликнул его по имени и, выхватив пистолет с глушителем, пять раз выстрелил ему в голову. Тут же мотоцикли­сты скрылись на своём железном коне в неизвестном направлении. В тече­ние часа их уже не было на острове. После смерти шейха Фатхи Шкаки ак­тивность организации снизилась. Тому были две причины. Преемник Фатхи Шкаки не обладал теми организаторскими способностями, что покойный шейх. Имеет значение и тот факт, что основные денежные вливания в орга­низацию шли из иранских источников. Деньги эти в сумме около 400 тысяч долларов в месяц шли на личные счета шейха Фатхи Шкаки в европейских банках. После смерти шейха никто не смог воспользоваться этими деньгами, так как не сохранилось информации об этих счетах.
       -- Но ведь это процесс бесконечный. Одних террористов и их лидеров убивают, а им на смену приходят другие. В своё время теракты организовы­вал лидер ХАМАСа шейх Ясин. Его арестовывали, держали в тюрьме, потом выпустили, но террор не прекращался. Наконец, было принято решение о его ликвидации. Весь мир облетели телевизионные кадры, когда в результате ювелирного попадания ракеты от шейха Ясина остался только один ботинок. А ХАМАС стал активнее и продолжает набирать силы. И идёт по одной и той же схеме. Палестинцы и "Хизбалла" нападают на жителей Израиля. Защищая своих граждан, Израиль наносит ответный удар. И тут на него обрушивается град обвинений в "бойне" и "непропорциональных действиях". Получается, что противнику даже выгодно устраивать подобные провокации.
      -- А что прикажешь делать, молчать? Наши сограждане гибнут в терак­тах, а мы не должны отвечать? Кто же их будет защищать? Хотел бы я видеть страну, которая не будет предпринимать никаких действий, когда на терри­торию падают ракеты и снаряды. И враги тогда совсем почувствуют свою безнаказанность и усилят террор. Такая ситуация была на границе с Сирией до 1967 года. Тогда сирийские солдаты могли тренироваться в стрельбе по живым мишеням с Голанских высот. После Шестидневной войны они такой возможности лишились, и на границе стало тише. Вот это было правиль­ное решение. И пусть потом сколько угодно кричат о "непропорциональных действиях". И кто вообще определил, какие действия считаются пропорцио­нальными, а какие нет? Если тебя ударили ножом, то ты, если сохранил силы, можешь в ответ тоже ударить только один раз? Никак нет! Это надо рассма­тривать, как покушение на твою жизнь. И ты в ответ можешь лишить жизни противника. А если будешь проявлять излишнее милосердие, то в следую­щий раз противник ударит точнее и лишит жизни тебя. Поэтому, ответные действия должны быть такими, чтобы у врага отпало желание нападать снова. Надо учитывать восточную ментальность. Здесь уважают только силу, сла­бых же презирают и издеваются над ними.
      -- Тогда почему правительство Израиля не предпринимает таких мер? Тем более, что действия, допустим, ХАМАСа подпадают под определение геноцида по отношению к евреям. Один из пунктов Конвенции ООН от 1948 года определяет геноцид как "убийство представителей определённой этни­ческой группы или нанесение им телесных либо ментальных повреждений".
      -- Во-первых, потому, что постоянно приходится оглядываться на меж­дународное общественное мнение. Мусульманские СМИ обрушивают на Израиль поток лживых обвинений, и в глазах мирового общественного мне­ния он выглядит оккупантом, терроризирующим несчастное мирное населе­ние. В то же время опрос показывает, что около 70 процентов арабов отрица­ют право Израиля на существование в качестве демократического сионист­ского государства. Наше государство проигрывает информационную войну. Стране нужны сильные лидеры, которые бы действовали, руководствуясь го­сударственной необходимостью, и не оглядывались на то, "что скажет кня­гиня Марья Алексеевна". Но и тогда, когда премьер-министр хочет сделать решительный шаг, наши левые и правозащитные организации буквально по­висают у него на руках. Причём, эти правозащитники всё время отстаивают только права палестинцев. А пока мы спорим между собой, противник уси­ливается и действует более агрессивно. Теперь ФАТХ считается относитель­но более умеренной организацией, чем ХАМАС и Аль-Каида. Мне в связи с нашим разговором вспомнился Меир Кахане.
      -- Это тот лидер Лиги защиты евреев, о котором столько писали в Со­ветском Союзе, называли бандитом и другими нелестными эпитетами?
      -- Да, коммунисты его ненавидели и писали о нём всякую чушь. Только никакой он не бандит. И во всех проводимых им мероприятиях не было ни одного убитого. Многие нынешние репатрианты и не догадываются, что воз­можность репатриироваться они получили в значительной мере благодаря усилиям равва Кахане. Приехав из Америки, Кахане организовал в Израиле партию "Ках", которая быстро набирала влияние в обществе. На предстоя­щих выборах ей прочили не менее 10-12 мест в Кнессете. И тогда политики испугались конкуренции. Его обливали грязью, ему угрожали. В 1988 году его противники сумели не допустить баллотироваться самого Кахане и его партию на выборах. А ведь он был последовательным сторонником нацио­нального государства евреев. В своём "Послании к арабам в Эрец-Исраэль" в 1979 году есть такие строки:
       ".. .5. По закону Торы мы предлагаем вам статус "Гер тошав (иностранно­го жителя) в Стране, если вы пожелаете здесь остаться, и пользоваться рели­гиозными, культурными, социальными и экономическими, но не политиче­скими правами. Если вы не желаете признать суверенитет еврейского народа, мы примем меры для вашего перемещения в ваши собственные страны с тем, чтобы оба народа могли жить раздельно и в мире.
        -- Мы призываем вас помочь прекратить нападения. Или мы сами поло­жим этому конец.
        -- После каждого взрыва бомб террористами мы обеспечим изгнание определённого числа арабов.".
      
      -- Но, может быть, такие действия выглядят не очень демократично?
      -- Да? Вот если бы обливавшие его грязью коммунисты поступали так же "недемократично", то не было бы в СССР многомиллионных жертв, а все несогласные имели бы возможность спокойно уехать.
      -- Пожалуй, ты прав. Только неизвестно, сколько бы тогда в стране осталось.
      -- Вот и израильские левые не хотели его понять. Ангажированные из­раильские СМИ постоянно обливали его грязью и рисовали устрашающий образ раввина-фашиста. В конце концов, в 1990 году он был убит арабским бандитом. Но и на этом левые не успокоились. Свои гонения они перенесли на его сына Биньямина Зеэва. В 2000 году террористы убили и его.
      -- Да, пока Израиль, США, Египет, ПА ведут различные переговоры, нашим силовым структурам бороться с террором приходится постоянно. Много хлопот доставляют окрестности Иерусалима. Происшествия случа­ются, чуть ли не ежедневно. То террорист ударил ножом местного жите­ля, выгуливавшего собаку. То выявлен заговор, целью которого был под­рыв синагоги. Совершается это палестинцами, нелегально проникающими на нашу территорию. Особая напряжённость в молодых городах, где много строек. Строительство требует большого числа рабочих. Но поскольку евреи не хотят работать на жаре, кабланам приходиться нанимать арабов. А с ними проникают и те, кто связан с террористическими организациями. Поэтому на КПП приходится тщательно проверять каждого. На это требуется вре­мя. На КПП скапливаются огромные очереди. Арабы начинают нервничать. Этим пользуются зачинщики беспорядков, чтобы провоцировать столкно­вения. И журналисты, как бы случайно, оказываются поблизости. В таких ситуациях солдатам необходима особая выдержка и умение разрядить обста­новку. Стоит солдатам допустить малейшую оплошность, как палестинцы, а за ними и международные СМИ поднимут шум на весь мир. А мир больше верит палестинцам, которые везде трубят о том, что террор против евреев они якобы начали после 1967 года. И почему-то все забывают о еврейских погромах 1920-1921 годов, резне в Хевроне в 1929 году, активизировавший­ся террор 1947 года. А нападение на автобус кооператива "Эгед" 18 марта 1954 года, о котором я уже упоминал? Работники кооператива возвращались из Эйлата, где отмечался день города. Когда автобус карабкался по серпан­тину, за очередным поворотом оказались террористы. Они открыли авто­матный огонь. Сразу был убит водитель и несколько пассажиров. Тут же террористы ворвались в автобус и расстреляли пассажиров в упор. Вместе с работниками "Эгеда" погибли четверо солдат, сопровождавших автобус. Всего погибших было 11 человек и двое тяжелораненых. Спаслись только двое. Одному пассажиру как-то удалось выбраться из автобуса и спрятать­ся в камнях. А пятилетняя Мири Фирстберг спряталась между сидениями, за трупом мужчины. Место теракта было заснято всеми аккредитованными в Израиле иностранными журналистами. Опубликованные на следующий день в иностранных изданиях кадры, должны были потрясти международ­ную общественность. Израильское правительство возложило всю ответ­ственность за происшедшее на Иорданию. Однако даже израильско-иордан­ская комиссия по прекращению огня, работавшая под эгидой ООН отклони­ла претензии Израиля к Иордании. Премьер-министр Моше Шарет, придер­живавшийся умеренных взглядов, не поддержал требования высших офи­церов провести ответную операцию. Не видя ответных действий Израиля, международная общественность могла прийти к заключению, что Израиль действительно виноват перед палестинцами. А тем выгодно приобрести имидж "жертвы". До 1967 года вообще не было понятия "палестинцы". Было население Иордании, занимавшей 77,5 процента территории геогра­фической Палестины. В результате Шестидневной войны Иордания поте­ряла часть своей территории. Такое в истории во время войн бывает. В на­стоящее время между Израилем и Иорданией нет никаких территориальных споров. А вот террористические организации, поддерживаемые многими арабскими государствами, ищут различные пути возвращения этих земель. Тогда и появились термины "палестинский народ", "израильская оккупация" и т. д. Но только этими землями дело не ограничивается. На конференции ООП в Каире в июне 1974 года был принят план поэтапного уничтожения Израиля. На первом этапе намечалось создать Палестинское государство на территории, которую удастся получить благодаря "мирным переговорам" с Израилем. Далее предусматривалось расширение границ этого государства и придание ему исламского характера. После этого нужно инициировать об­щеарабскую войну против Израиля. Для этого необходимо подорвать един­ство израильтян, усилить разногласия между разными лагерями в стране и оправдать антисионизм. А ведь фундаментальные положения сионизма ос­нованы на пяти идеологических принципах:
       1. Духовной основой сионизма являются национально-культурные ценности еврейского народа и, прежде всего иудаизм.
        -- Алия.
        -- Еврейский труд на еврейской земле.
        -- Поселенческая деятельность.
        -- Обороноспособность.
       На эти принципы и ведут свою атаку леворадикальные элементы, играя на руку нашим врагам. И они, и палестинцы используют наиболее чувстви­тельные для западного мира термины: гражданские жертвы, гуманитарная ка­тастрофа, ядерное оружие, этнические чистки, оккупация. Однако на самом деле к израильско-арабскому конфликту эти термины не подходят. Согласно Гаагской конвенции 1949 года, "территория рассматривается как оккупи­рованная в случае если она переходит под контроль враждебной армии". Но ведь Иудея и Самария, весь Западный берег реки Иордан никогда не были суверенными, и палестинцы никогда не были государствообразующей наци­ей. О нарушении суверенитета можно говорить тогда, когда данный народ этим суверенитетом обладает, и это признано международным сообществом. Так что здесь допускается умышленная подмена понятий. И делается это именно по отношению к Израилю. Например, правительство Марокко пре­тендует на территорию Западной Сахары. Но в 1975 году Международный суд справедливости постановил, что Западная Сахара не может считаться ча­стью марокканской территории. По поводу этого конфликта никто не шумит и Западную Сахару никогда не называют "оккупированной территорией". Здесь же термин "оккупация" был в своё время введён палестинцами для ве­дения пропагандистской войны. С тех пор он настолько вошёл в обиход миро­вой общественности, что в "Дорожной карте", принятой Израилем, указыва­ется, что речь идёт о территории, "оккупация которой началась в 1967 году". Политика двойных стандартов по отношению к Израилю проявляется и во многих других случаях. К примеру, о полутора миллионах палестинцев мировая пресса трубит ежедневно на протяжении нескольких десятилетий. При этом не уделяют внимания проблеме курдов, а их 36 миллионов. И во­енные конфликты в этом районе отражаются в прессе очень скупо. Вот в не­давней газете читаем: "Военно-воздушные силы Турции вновь атаковали курдских повстанцев на территории Северного Ирака. Данная информация подтверждена турецкими и иракскими СМИ. Сведений о потерях курдов не поступало. Представители армии Турции утверждают, что целью воздушных ударов были исключительно лагеря курдских боевиков. Накануне курдскими боевиками на границе с Турцией были убиты 15 пограничников. Авианалёт стал своего рода акцией возмездия Анкары. Днями в ходе наземной опера­ции на территории Северного Ирака турецкими военными были убиты не менее 23 курдских повстанцев". Как видишь, никакого шума, никаких актов протеста. Ну, совершили авианалёт на лагеря, ну вторглись на территорию сопредельного государства и постреляли курдов. Обычное дело. Попробовал бы Израиль не то, что провести акцию возмездия, а сделать несколько артил­лерийских выстрелов в ответ на ежедневные обстрелы "касамами" с терри­тории Газы, какой поднимется шум в мире! Даже когда Израиль, разработав совершенную технику, осуществляет точечную ликвидацию террористов, на чьих руках много еврейской крови, Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан осуждает их, считая это казнью без суда. А террористы эти как-будто убивают евреев по решению суда. И когда палестинцы совершают теракты не только в Израиле, но и на территории других стран, большого шума никто не подни­мает. Вот тебе исторический факт. 28 сентября 1973 года двое палестинских террористов с автоматами Калашникова захватили пассажирский поезд, сле­довавший из Братиславы в Вену. Захват был совершён на австрийской сторо­не после пересечения словацко-австрийской границы. В поезде среди пасса­жиров было много евреев, репатриировавшихся из СССР. Террористы захва­тили в качестве заложников пятерых евреев и офицера таможенной службы. Вся эта группа направилась в венский аэропорт. Террористы потребовали от австрийского правительства немедленного закрытия перевалочного пункта для эмигрантов в замке Шенау и прекращения потока эмиграции евреев че­рез Австрию. Глава правительства Бруно Крайский сообщил о закрытии пе­ревалочного пункта, и все заложники были освобождены. Террористам был предоставлен небольшой самолёт, на котором они благополучно улетели в Ливию. Как видишь, хотя теракт был совершён в центре Европы, он не на­делал много шума.
       -- А каким же образом потом продолжалась репатриация? Насколько мне известно, репатриация через Вену продолжалась довольно долго.
       -- Голда Меир тогда обвинила Крайского в поддержке терроризма. Она тут же вылетела в Вену для личных переговоров с Крайским. В ходе бе­седы она сказала историческую фразу: "Нельзя бороться с террором, давая террористам почувствовать вкус победы. Любая победа придаёт им уверен­ность и воодушевляет их". Результатом интересной двухчасовой беседы яви­лось заявление Крайского о том, что он разрешит евреям-репатриантам из Советского Союза, следующим в Израиль, проезд через Австрию. Кстати, следует отметить, что беседа эта состоялась незадолго до Войны Судного дня. Крайскому уже было известно о предстоящем нападении арабских госу­дарств на Израиль. Однако Голде Меир он ничего об этом не сказал. Но это так, к слову. Политика двойных стандартов по отношению к Израилю со сто­роны других стран и ООН проявляется и в других вопросах. Весь мир, к при­меру, твердит о проблеме палестинских беженцев. В 1949 году из Палестины бежало на самом деле не более 300 тысяч арабов, из которых в настоящее время осталось максимум 200 тысяч. И никто не говорит о том, что араб­ский мир заставил бежать полтора миллиона евреев. Уже много времени зву­чат требования вернуть Сирии Голанские высоты, которые составляют все­го 0,6 процента территории Сирии. Но нет такого шума по поводу района Санджак, который Турция отхватила у Сирии в 1938 году. Не трубят еже­дневно мировые СМИ по поводу возвращения Японии Курильских островов, захваченных Советским Союзом в начале августа 1945 года. А через полгода Президиум Верховного совета СССР объявил их частью советской террито­рии. И хоть японцы хотят получить эти острова обратно, только кто же на это обращает внимание. О возвращении Германии Восточной Пруссии даже никогда речь не заходит. После Второй Мировой войны СССР аннексировал эту территорию, переименовал Кёнигсберг в Калининград, и для мирового сообщества это является признанным фактом. Израиль тоже аннексировал Голаны, но никто не хочет с этим считаться. Мировая пропаганда настоль­ко задурачила всем голову, что уже и в Израиле находятся сторонники воз­вращения Голан как оккупированной территории. А обрати внимание, какой визг идёт по поводу строительства у нас забора безопасности. Решение о строительстве было принято с целью пресечения проникновения к нам тер­рористов с территории ПА. После постройки нескольких секторов этого за­бора массовые теракты палестинцев-смертников почти полностью прекрати­лись. Но, поскольку это не выгодно палестинцам, они и подогревают миро­вое сообщество. Теперь европейские страны осуждают это строительство, и Генеральная Ассамблея приняла осуждающую резолюцию. А строительство подобных заборов в других странах никто не осуждает.
       -- А что, кроме нашего и Китайской стены, есть и другие заборы?
       -- Конечно, есть. Та же Турция в районе Санджак отгородилась от Сирии гигантским забором и установила дополнительно минные поля, чтобы пре­дотвратить проникновение курдских боевиков. Построена Великая индий­ская стена, разделяющая на две части территорию Кашмира. Эта стена вы­сотой четыре метра тянется почти на полторы тысячи километров. Уже в этом тысячелетии Саудовская Аравия для предотвращения контрабанды оружия и проникновения экстремистов возвела стену, протяжённостью 600 километров, отхватив при этом значительный кусок территории Йемена. Да и Евросоюз на севере Африки вокруг испанского города Сеута возвёл ше­стиметровый забор из металлического листа. Забор этот должен ограничить приток нелегальных арабских эмигрантов, составляющий в среднем полмил­лиона в год. Потом Евросоюз принял решение оплатить увеличение высоты стены до восьми метров. Примечательно, что решение это принималось в то время, когда Гаагский суд осудил Израиль за строительство своей защит­ной стены. Как видишь, мировое сообщество отказывает нам даже в праве на защиту.
      -- Насчёт всего мирового сообщества ты же не совсем точен. К приме­ру, в США, согласно опросу, большинство американцев на стороне Израиля. 60 процентов против 11. Они выступают против территориальных уступок палестинцам, поддерживают Израиль в его противостоянии палестинцам и многие полагают, что если будет создано палестинское государство, то оно станет "государством террора". Во Франции Николя Саркози заявил, что "су­ществование и безопасность Израиля не подлежат обсуждению... Настоящие враги палестинцев -- террористы, заявляющие, что действуют от имени всего народа". Для Европы Израиль представляет огромный интерес. Да и Египту с Иорданией не выгодна война с Израилем, так как они теряют из-за войны иностранных туристов.
      -- И в то же время Швейцария выпускает на свободу террористов, плани­ровавших ракетный обстрел самолёта авиакомпании "Эль-Аль", следовавше­го рейсом из Женевы в Тель-Авив. Да и вообще не тешь себя особенно надеж­дой. В сентябре 2000 года, в начале интифады, по второму каналу француз­ского телевидения был показан сюжет о палестинском мальчике Мохаммеде ад-Дуре, оказавшемся вместе с отцом Джамалем на перекрёстке Нецарим в момент перестрелки. В ужасе он пытался найти укрытие и голос за кадром сообщал, что мальчика настигла пуля израильского солдата. Съёмку сделал местный оператор из Газы Талем Абу-Рахма. Руководитель французского те­левизионного бюро Шарль Эндерлин в это время находился в своём офисе в Иерусалиме и в съёмках не участвовал. Но он подготовил жёсткие коммента­рии к видеокадрам, обвиняющие израильскую армию в войне против детей. Этот репортаж заставил содрогнуться весь мир. По миру покатилась волна ан­тисемитизма. Что уж тут говорить об арабских странах, где муссировался этот сюжет. И палестинцы начали мстить за кровь мальчика, взрывая автобусы и другие места скопления людей. На многих зданиях в Палестинской автономии вывешивались огромные портреты Мохаммеда ад-Дуры. А ЦАХАЛ проводил одну экспертизу за другой, и все результаты показывали, что мальчик не мог погибнуть от пуль израильских солдат, так как направление выстрелов было другим. Во Франции начался судебный процесс против журналистов, пере­давших в эфир репортаж, который был заведомо необъективен. Все обвине­ния против Израиля в убийстве мальчика были построены только на личном подходе журналиста, откровенно симпатизирующего палестинцам. На плёнке вообще не зафиксирована смерть ребёнка. Не исключено даже, что он вообще был убит в другом месте. И таких сюжетов, влияющих на умы и чувства лю­дей, показывается много. А палестинские СМИ так обрабатывают своё насе­ление, что когда маленькую девочку спрашивают: "Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?", она отвечает: "Я хочу стать шахидкой и убить много-много ев­реев, чтобы освободить Палестину. Евреи заняли нашу землю и убивают де­тей". И нет людей, которые могут остановить пропаганду ненависти. Если бы арабы могли получать объективную информацию, они бы поняли, что мир с Израилем им выгоден в политическом, экономическом и культурном смысле. Да и до мирового сообщества надо бы довести правду. Тогда бы они не стали без конца цитировать Насраллу, Ханию, Машаля, поскольку знали бы им ис­тинную цену. Эффективней сотен ракет умная и своевременная пропаганда. Но, к сожалению, наши политики не владеют этим оружием.
      -- По-моему, наши политики не могут решить и более простые вопро­сы. Я читал, что "Битуах Леуми" оплачивает похороны террористов. Это же какой-то идиотизм! Израильский араб, совершая теракт, убивает граждан на­шего государства, и это государство хоронит его за свой счёт!
      -- И мало того. Если у него остались дети, то семья получает пособие на детей по случаю потери кормильца. Случается, что мать погибшего в теракте сына и мать террориста, совершившего это убийство, стоят в одной очере­ди в "Битуах Леуми". При этом арабские жители Восточного Иерусалима, получая все социальные пособия наравне с евреями и обладая полной по­литической и экономической свободой, не платят муниципальных нало­гов и не признают "оккупационный режим" Израиля, не хотят участвовать в муниципальных выборах и вывешивают флаги ХАМАСа. В то же время среди арабских жителей Восточного Иерусалима на пособия по обеспече­нию прожиточного минимума и инвалидности претендуют соответственно 35,2 процента и 50,5 процента безработных, тогда как в остальных районах столицы -- 17 и 11,6 процента соответственно. Они не служат в израиль­ской армии и не проходят альтернативную службу, чтобы не портить отноше­ния с палестинцами. Те воспринимают любую службу как военную. Для них каждый араб, проходящий альтернативную службу, будет восприниматься как враг палестинцев. В то же время многие арабы боятся прихода к власти ХАМАСа. Поэтому незаконная миграция арабов в Восточный Иерусалим до­стигла большого размаха. Из 732 тысяч жителей Иерусалима евреи составля­ют 66 процентов, арабы -- 34. Но разрыв этот быстро снижается. С 1967 года прирост еврейского населения составил 140 процентов, а арабского -- 257.
       Если арабское население прибывает, то среди еврейских жителей наблюдает­ся отрицательная миграция. С 1990 по 2000 год из Иерусалима уехало около 72 тысяч жителей.
      -- Но ведь в Иерусалиме 10 лет мэром был Ольмерт, нынешний премьер.
      -- Да, но он ничего не сделал для снижения отрицательной миграции. Зато при его попустительстве арабы нагло заселяют город. В своё время зна­чительная часть территории Восточного Иерусалима принадлежала евреям до провозглашения государства Израиль. Часть была позже выкуплена у ара­бов. Но сейчас арабы ведут на этих землях в массовом масштабе незаконное строительство. Строят, даже не обращая внимания на перспективные кар­ты прокладки дорог и коммуникаций. Только в Иерусалиме насчитываются уже тысячи незаконно построенных домов. И разрушить их не так просто. Конечно, если какой-нибудь еврей пристроит хоть балкон без соответству­ющего разрешения, его снесут в течение нескольких дней. С арабом же го­раздо сложней. Ему выписывается ордер на прекращение незаконного стро­ительства, который араб идёт обжаловать в суд. На разбирательство уходит несколько месяцев. За это время дом уже достраивается. Теперь надо пода­вать в суд требование о его разрушении. Несколько лет тянется судебное раз­бирательство. Наконец, суд выносит постановление о том, что дом должен быть разрушен. Но чтобы выселить арабскую семью и разрушить дом, нужно пару батальонов полиции. Дело раздуют СМИ, и это может кончиться по­литическим скандалом. Поэтому полиции с этим делом связываться не хо­чется, и она начинает искать всякие отговорки. В год несколько таких домов всё-таки разрушают, а в мэрии накопились сотни постановлений. Незаконное строительство приводит и к другим проблемам. К незаконным постройкам мэрия не подводит воду и канализацию. Из-за нарушения планов разметки инфраструктуры зачастую в арабских деревнях невозможно провести кана­лизацию, нормальные дороги и прочие элементы цивилизации. В результате канализационные воды Восточного Иерусалима сливаются без всякой очист­ки в долину Кидрона и бурным потоком низвергаются в Мёртвое море. Часть этих вод проникает в почву и достигает водоносного слоя, являющегося глав­ным резервуаром, снабжающим весь регион. И на строительство завода по очистке этих вод палестинцы не хотят вносить деньги. Вот из-за всего этого попустительства израильских властей у арабов появляется чувство безнака­занности и слабости евреев. Но нет ничего страшнее, чем прослыть слабым на Ближнем Востоке. Слабость израильских властей проявляется не только в Иерусалиме. В Негеве проживает около 170 тысяч бедуинов. Из них 60 про­центов -- в семи узаконенных бедуинских посёлках. Остальные рассеяны на прилегающих к Беэр-Шеве землях, в 45 непризнанных государством по­сёлках без дорог, водопровода, канализации и электричества. Имеется уже более 700 постановлений Беэр-Шевского суда о разрушении незаконных построек бедуинов. Однако по этим постановлениям не произведено ника­ких действий. Судьи уже перестали принимать к рассмотрению такие иски, так как они не исполняются. Полиция как-то предприняла попытку снести незаконные постройки, но жители деревни закидали полицейских камнями и бутылками с зажигательной смесью. Бедуины захватывают не только не­обработанные земли, но и сельхозугодия. Они спокойно приезжают, срезают трубы орошения и уезжают. Растения не получают достаточно влаги и гиб­нут. А там где ничего не растёт, появляются бедуинские посёлки. Бедуин вна­чале приводит одну жену, потом вторую. У них рождаются многочисленные дети и все строятся. В Негеве насчитывается 70 тысяч незаконных построек и разворовано 260 тысяч дунамов государственной земли. Эта площадь равна Тель-Авиву, Иерусалиму, и Хайфе с пригородами вместе взятым. Земля эта, обработанная крестьянами, может давать ежегодный доход в сотни миллио­нов долларов. Фермеры пробовали принимать бедуинов на работу. Те внача­ле работают, потом начинают воровать. За 2003-2005 годы убытки от краж составили 2 миллиона долларов.
      -- И что, нет методов борьбы с этим явлением?
      -- Есть, конечно. Но нужно проявить волю. Предлагают, например, при обнаружении незаконной постройки лишать владельцев пособия от "Битуах Леуми". Считают также, что необходим новый закон о гражданстве, чтобы любой человек, получающий "теудат-зеут", приносил присягу на верность Израилю и давал обязательство нести службу в армии или альтернативную службу. А пока что бедуинских верблюдов можно увидеть уже пасущимися в окрестностях Лода. В Лоде и до этого было много проблем. Тут тоже огром­ными темпами идёт незаконное арабское строительство, процветает нарко­торговля, арабские городские кварталы превращаются в убежище для пале­стинских нелегалов. Теперь же тут поселились представители нескольких бедуинских кланов. Во многих местах бедуины существуют за счёт рэкета. Владельцев бизнеса и жителей благополучных посёлков они обкладывают данью за их охрану, то есть, как говорят в России, "крышуют". Но рэкет в Лоде существовал и раньше, причём между уголовниками была договорён­ность, что евреи собирают дань с евреев, а арабы с арабов. На "чужую терри­торию" никто не претендовал. Бедуины же эти правила не признают и требу­ют плату со всех. Начались разборки, несколько упорствовавших арабских бизнесменов были убиты прямо среди бела дня. Полиция в арабские кварта­лы вообще боится заходить. Фактически в Лоде образовался филиал ПА, куда евреям вход воспрещён. В Лоде уже нет ни мэра, ни муниципального совета. Министр МВД назначил туда отставного генерала со статусом главы испол­нительной комиссии. Но порядок там ему навести не по силам. Не благопо­лучно и в поселениях друзов. Проживающие на Голанах друзы не уверены в завтрашнем дне, потому что снова начались разговоры о передаче Голан
       Сирии. Причины многих этих проблем в безграмотной политике правитель­ства и государственных чиновников. К примеру, государство строит для бе­дуинов дома в посёлках городского типа. Но, не все согласны туда пересе­ляться. Многие поколения их жили в шатрах и палатках и пасли свой скот, поэтому для многих традиционный уклад жизни дороже городских удобств. Им нужны сельскохозяйственные посёлки. Кроме того, следует учитывать, что бедуины живут племенами, нередко враждующими между собой. Поэтому, если представителям одного племени предлагают переселиться в посёлок, где уже поселились представители другого племени, то те не согласятся. Но при всех этих проблемах бедуины довольно лояльны к еврейскому госу­дарству, проходят службу в армии. Арабов на военную службу не призывают и предлагают альтернативную, национальную службу. Правительство счита­ет, что национальная служба даст арабам возможность интегрироваться в из­раильское общество и получить многие из льгот, положенных демобилизо­ванным солдатам. Например, такая льгота, как скидка в оплате учёбы, позво­лила бы большему количеству арабской молодёжи получить образование. Проблема национальной службы стала одной из основных в арабском обще­стве. Одни такую службу одобряют, другие категорически против. Опрос арабского населения показывает, что три четверти арабов одобряют идею на­циональной службы, однако 90 процентов арабских лидеров выступают про­тив. Депутаты Кнессета от арабских партий заявляют, что те, кто пойдёт в национальную службу, будут считаться предателями, прокажёнными, изгоя­ми арабской общины. И всё-таки прогресс в этом вопросе уже ощущается, несколько сотен арабов в год записываются в национальную службу. Вообще средние экономические показатели арабской общины постоянно растут. Строительство в арабском секторе идёт более быстрыми темпами, чем в ев­рейском. Большинство арабских семей имеет хотя бы один автомобиль. Что касается уровня жизни, то он зависит от количества членов семьи. У ара­бов и у еврейских религиозных ортодоксов рождаемость выше средней по стране. Поэтому и уровень жизни у этой части населения отстаёт от среднегосударственных показателей. При этом большинство арабского и еврейского населения страны считает, что Израиль должен оказывать помощь развиваю­щимся странам. Согласно опросу, 70 процентов израильских арабов испыты­вают чувство гордости, когда слышат, что Израиль оказывает кому-либо гума­нитарную помощь. Те же опросы показывают, что 56 процентов арабов хоте­ли бы иметь соседями евреев и 85 процентов радовались бы наличию еврей­ских друзей. На практике же арабы часто живут в еврейских городах, евреи в арабских городах жить не имеют возможности. Происходит это, очевидно, потому, что вторая половина арабов не даёт такой возможности. Евреи боятся вспышки агрессии среди израильских арабов и воздерживаются от посеще­ния арабских населённых пунктов. Около половины арабского населения
       Израиля оправдывает ракетные обстрелы территории страны боевиками "Хизбаллы", захват террористами израильских солдат. Многие арабы не хо­тят быть гражданами "сионистского политического образования". Некоторые представители арабских партий в Кнессете выступают за создание на терри­тории Израиля исламского халифата. Сотрудники ШАБАКа считают, что из­раильские арабы представляют собой реальную стратегическую угрозу су­ществованию Израиля как еврейского государства. Но, несмотря на все про­блемы и взаимные претензии, согласно опросу, 86 процентов еврейского на­селения и 75 процентов арабского считают Израиль тем местом, где им жить хорошо. Многие арабы считают, что если палестинское государство будет создано, большинство израильских арабов туда не переедут. На протяжении 60 лет они связаны с Израилем экономически и политически. Они предпочи­тают быть гражданами "второго сорта" в Израиле, чем "первого" в Палестине. Что касается палестинцев Иудеи и Самарии, то уровень международной эко­номической помощи на душу населения здесь чуть ли не самый высокий в мире. Вопрос в том, куда расходуются все эти миллиарды долларов. Претендент на пост министра финансов ПА Салам Файяд предупредил зару­бежных доноров ПА, что понятия не имеет, на что истрачены их деньги. Он утверждает, что правительственные расходы не контролируются, зарплаты работников не индексируются, и отследить направление денежных потоков не представляется возможным. Хуже положение в Газе. С 1967 по 1993 год сектор Газа находился под израильским контролем. До первой интифады око­ло 70 процентов денег, необходимых для пропитания населения, поступали от арабов, работавших у евреев. Те, кто руководил интифадой, не мешал пе­ревозке грузов в Газу и из неё. Когда же в Газе поселился Арафат, то он сразу урезал связи с "сионистским врагом", "чтобы палестинцы не обогащали ев­реев". А в оставшемся небольшом потоке рабочей силы появились террори­сты-смертники. В то же время Газа получает от Израиля 85 процентов необ­ходимых бытовых товаров, 60 процентов электричества, 95 процентов ле­карств и так далее. Арафату удалось выпросить у европейцев миллионы дол­ларов "во избежание гуманитарной катастрофы жителей Газы". Часть полу­ченных денег пошла на закупку оружия, другая часть осела в карманах приближённых Арафата. Специалисты считают, что нефтяные монополии арабских государств при желании могли бы вывести жителей Газы из бед­ственного положения и поднять экономику ПА. Но такого желания они не проявляют, и Газа по-прежнему находится в тяжёлом положении. Инфраструктура настолько запущена, что канализационные воды текут пря­мо в море. Степень загрязнения прибрежных морских вод настолько велика, что угрожает здоровью населению Израиля, получающему часть питьевой воды от опреснителей, расположенных в Ашкелоне. Палестинцы роют тун­нели прямо из домов сектора Газы в Египет и по ним доставляют в
       Газу контрабандные товары, оружие и боеприпасы. Израильским военным приходится проводить поиск этих туннелей и взрывать специальными бом­бами, не повреждая жилых домов. Но если бы руководство ПА не было бы столь агрессивно, Израиль мог бы помочь поднятию благосостояния жителей Газы. Еврейскому государству нужно осваивать земли Негева. Для этих це­лей можно было бы привлечь трудовые ресурсы Палестинской автономии. Палестинские арабы решили бы главную свою проблему -- проблему заня­тости. Изменились бы взаимоотношения с ПА и мировой общественностью. Но пока, к сожалению, этого не происходит, и многие палестинцы покидают автономию. Как-то председатель Федерации промышленников ПА Басим Хури в беседе с израильскими журналистами сказал: "Я окончил школу в 1978 году. Из 33 выпускников нашего класса в Рамалле остались только трое, остальные предпочли перебраться на Запад". Тысячи арабских беженцев жи­вут в лагерях, и проблема их не решается с 1948 года, когда эти территории принадлежали Иордании и Египту. В Газе к моменту начала Шестидневной войны в лагерях беженцев находилось 170 тысяч из 350 тысяч жителей. В лагерях очень низкий материальный, социальный и культурный уровень. Работы для этих беженцев нет, и живут они за счёт помощи международных организаций. В 2005 году ПА получила помощь в размере 349 миллионов долларов, а в 2006-м иностранная помощь достигла 900 миллионов долларов. Однако далеко не все эти деньги доходят до беженцев. Часть разворовывает­ся, часть тратится на вооружение. За погибшего шахида его семья получает денежное вознаграждение. От безысходности и при соответствующей идео­логической обработке люди идут в террористические организации. Особенно трудное положение создалось в Газе. Там на территории в 360 квадратных километров проживают 1,4 миллиона человек, что по плотности приближа­ется к уровню Берлина. По рождаемости Газа одна из самых высоких в мире. Палестинские власти навести порядок в Газе не могут, и там царит анархия. А теперь там обострилось противостояние ФАТХа и ХАМАСа.
       -- А какая между ними разница?
       -- Если ты не в курсе, то начнём с аббревиатуры. ФАТХ -- "Харакат тахрир Фалястын", что в переводе означает "движение освобождения Палестины". Для удобства произношения Арафат поменял заглавные буквы местами. Эта организация была создана в 1964 году на деньги египетской разведки. Затем ФАТХ объединил 23 разрозненные группы и основал Организацию освобождения Палестины (ООП). Раньше эти группы существовали на тер­ритории Египта, Ливана, Сирии и других арабских стран на деньги мест­ных властей, СССР и Китая. Долгие годы эту организацию возглавлял Ясир Арафат, а после его смерти председателем ПА стал Махмуд Аббас (партий­ное прозвище Абу-Мазен), победивший на выборах в январе 2005 года. Абу-Мазен родился в 1935 году. В своё время закончил аспирантуру Университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы, защитил докторскую диссер­тацию в московском филиале Института востоковедения Академии наук СССР. Кстати, тема его диссертации -- "Тайная связь между нацизмом и сионизмом". Уже из самого названия этой кощунственной темы становится ясно, как он "любит" евреев. Он является довольно слабым организатором. Американские дипломаты называют его "президентом обещаний", потому что у него не хватает воли настаивать на выполнении своих же обещаний. ХАМАС -- "Хараке аль-макаума аль-исламия", в переводе означает "ислам­ское движение сопротивления". Эта организация была создана в 1987 году в Газе шейхом Ахмедом Ясином и является палестинской разновидностью всемирной организации "Мусульманские братья", созданной в 1928 году с целью объединения мусульман всего мира в борьбе против врагов ислама и всех немусульманских конфессий. Согласно идеологии ХАМАСа, любой еврей, где бы он не находился, считается врагом и подлежит уничтожению.
      -- Исходя из целей этой организации, можно сделать вывод, что когда Путин объявил ХАМАС не террористической организацией, он несколько заблуждался?
      -- Конечно. Своей целью ХАМАС объявил возвращение всей Палестины арабам, включая сюда и Иорданию с Газой. В перспективе она планирует созда­ние исламского государства на территории всей бывшей подмандатной Палестины. А ФАТХ не является религиозной организацией и признаёт, в отли­чие от ХАМАСа, государство Израиль. Так вот теперь между этими двумя орга­низациями идёт вооружённая борьба за власть, из-за которой страдает мирное население. Откровенно говоря, среди палестинцев никогда не было единства. Распри между семьями местной аристократии возникали в 30-х и 40-х годах прошлого века. Из-за этих распрей не возникло палестинское государство, ко­торое могло быть образовано параллельно с государством Израиль. Были вой­ны между палестинскими группировками в Бейруте в 80-х годах, когда эти му­сульманские братья резали друг друга под сирийскими, ливанскими и пале­стинскими флагами. И из всех этих уроков не были сделаны соответствующие выводы. Сейчас особенно сильно это противостояние наблюдается в Газе. ХАМАС там получил большую свободу действий. Там уже с конца девяностых годов он подготовку бойцов для своих силовых структур. Некоторые районы уже перешли полностью под контроль исламистов, и там введены законы шари­ата. В 2004 году противостояние настолько обострилось, что глава управления безопасности в правительстве ПА Мохаммед Дахлан заявил: "Или мы, или ХАМАС. Две партии на верхушке Автономии ужиться не смогут". Со временем дошло и до открытых военных действий. За семь суток боёв в июне 2007 года в секторе Газы было убито 116 человек и 550 человек ранено. Израиль закрыл свою границу с Газой, и тысячи жителей сектора, в том числе европейские и русские женщины, вышедшие замуж за арабов Газы, не могли выехать на родину. Израильские власти опасались, что в потоке беженцев могут оказаться террористы. Хотя в Газе находилось более 20 тысяч сотрудников различных си­ловых структур, подчинённых президенту ПА Абу-Мазену, тот показал полное бессилие, что привело к победе ХАМАСа. Лига арабских государств на чрезвы­чайном заседании в Каире 16 июня потребовала от ХАМАСа прекращения кро­вопролития в Газе. Заседание оказалось бурным, так как Йемен и Сирия высту­пили против осуждения ХАМАСа и требовали почему-то осудить Израиль. В результате принятого решения Израиль вообще не упоминается, а Египет, Кувейт, Саудовская Аравия и Объединённые Арабские Эмираты отказались финансировать ХАМАС. Россия призвала "все палестинские организации сде­лать всё возможное для прекращения огня", но никак не осудила зачинщиков кровопролития: Сирии, Ирана, "Хизбаллы" и ХАМАСа. События в Газе вызва­ли беспокойство в Иордании. Ведь палестинцы являются там доминирующим большинством. Поэтому эскалалация напряжённости на территории ПА может отразиться на стабильности в Иордании. Это привело к тому, что начались раз­говоры об идее иордано-палестинской конфедерации как более эффективной форме разрешения палестинской проблемы. Правда, король Иордании Абдалла Второй пока что негативно относится к этому. Однако и в его окружении уже понимают, что времена меняются. В феврале 2006 года ХАМАС победил на выборах в ПА и мог формировать правительство. Ситуация ещё более обостри­лась. Ни правительство во главе с хамасовцем Исмаилом Ханией, ни председа­тель автономии Абу-Мазен не способны что-нибудь изменить к лучшему. Фактически ситуацией управляют шейхи, а мухтары выполняют функции ар­битров. Тысячи боевиков оперативных подразделений ХАМАСа получают со­временное оружие, им доставляются продукты и выплачивается хорошее еже­месячное пособие. Представители ФАТХа, в том числе сотрудники структур национальной безопасности, этого лишены. Более полугода они не получают зарплату, что вызывает у них недовольство сложившейся ситуацией. Правительство ХАМАСа запрещает больным палестинцам ехать на лечение в Израиль "из-за бюджетных проблем". Однако для приближённых к власти и их родственников палестинский Минздрав средства легко находит. В ХАМАСе началась такая же волна коррупции, которая в своё время захлестнула ФАТХ. Новое правительство уже назначило на руководящие должности 11 тысяч род­ственников министров, а также их приближённых, друзей и соседей. В своём ад­министративном аппарате министры назначили 67 новых гендиректоров, их за­местителей и помощников, а также 300 консультантов с огромными окладами. Миллионы незаконно поступающих в казну ПА долларов остаются у коррумпи­рованных министров и чиновников. Часть поступающих средств идёт на воору­жение. По данным военной разведки, ХАМАС создаёт в Газе регулярную ар­мию, с ротами и батальонами, вооружёнными современным оружием, постав­ляемым через сотни туннелей. В противовес этому Израиль разрешил передачу
       ФАТХу 50 БТР российского производства. В то же время ЦАХАЛ выражает не­довольство этим решением, так как БТР, переданные ранее Россией властям ПА в Газе, оказались впоследствии на вооружении у ХАМАСа. Финансирование поставок осуществляется Тегераном. Параллельно Иран оказывает финансо­вую помощь и "Хизбалле" и ФАТХу. Только "Исламский джихад", как ответвле­ние "Хизбаллы", имеет годовой бюджет в 10 миллионов долларов, из которых около 7 миллионов поступает из Ирана. А такие подразделения ФАТХа, как "Танзим" и "Батальоны мучеников Аль-Аксы", в сумме также имеют бюджет в 10 миллионов из Тегерана. И экономическая блокада, объявленная ХАМАСу другими странами не мешает поступлению средств. Провоз наличных денег в чемоданчиках палестинцев вполне устраивает. Затем международное сообще­ство стало оказывать помощь наиболее уязвимым слоям общества через фонды ООН и офис Абу-Мазена, минуя правительство ХАМАСа. Но вкладывать день­ги в создание рабочих мест в условиях неразберихи просто невозможно. Палестинский народ настолько отучили работать, что когда глава ХАМАСа в Газе Исмаил Хания решил сделать ремонт в своей канцелярии, то не нашёл ма­ляров и столяров моложе 60 лет. Люди помоложе служат в какой-либо воору­жённой группе. Это приводит к тому, что, как считают специалисты, если сей­час создать палестинское государство, то те и другие бандиты в борьбе за власть и деньги перережут друг друга так же, как это происходит в Газе. Во время одной из кровавых стычек между хамасовскими боевиками и сторонниками ФАТХа, последние, видя смертельную опасность, попытались найти убежище в Израиле. Их отступление к израильской границе сопровождалось непрерыв­ным автоматным и миномётным обстрелом со стороны боевиков ХАМАСа. Командование израильской армии решило впустить фатховцев в Израиль. Так были спасены 200 мужчин и подростков старше 13 лет. После захвата власти в Газе ХАМАС разрушил радио и телевизионные передатчики ФАТХа. Люди от­ращивают бороды и не рискуют о многом говорить по телефону. Втайне они ло­вят передачи израильских и египетских станций. Несмотря на устроенную ХАМАСом кровавую бойню, "Мусульманские братья" и "Исламский джихад" осуждают его за то, что он не внимает велениям Корана и срубил слишком мало голов. Такая обстановка в Газе не может не беспокоить власти Египта. Ведь сре­ди 70 миллионов жителей Египта минимум половина внимает проповедникам Великого халифата, в котором, согласно мифам, халифы заботились о бедных, казнили казнокрадов и соблюдали заповеди Корана. ХАМАС использует лю­бую возможность для нагнетания обстановки и обвинения Израиля во всех смертных грехах. Как-то в населённом пункте Бейт-Лахия произошёл взрыв в подвале жилого дома. Рухнули стены, обрушились потолки, и под развалинами погибли 9 человек, 50 человек были ранены. Среди погибших была девочка че­тырёх лет. Пропагандисты ХАМАСа обвинили во всём Израильскую армию и подвергли мощному ракетному обстрелу израильские населённые пункты вдоль всей границы. Подняли шум и израильские СМИ. Пресслужба ЦАХАЛа доказывала непричастность израильской армии к этому взрыву, но СМИ жале­ли девочку и выражали недоверие этому заявлению. Наутро ближневосточный корреспондент мадридской газеты поведал в статье правду о взрыве. Оказалось, что взрыв явился следствием ошибки хамасовских подрывников, работавших со взрывчаткой в данном подвале. Свои экономические и социальные пробле­мы жители Газы связывают не с ХАМАСом, а с Израилем как главной причиной их бед. Специалисты считают, что пока палестинцы не увидят реальную и до­стойную альтернативу ХАМАСу, они и дальше будут его поддерживать. И это не смотря на то, что за 2007 год было закрыто большинство из 3900 предприя­тий, подорван туристический бизнес, около половины из 3000 рыбаков не вы­ходят в море из-за нехватки топлива и ограничений, наложенных ХАМАСом. Большинство международных организаций покинули Газу. А ведь там работа­ли тысячи палестинцев. Боязнь, что это может вызвать недовольство населения, заставляет исламистов заключить временное перемирие с Израилем. Лига арабских государств приняла решение выделить палестинцам 717 миллионов долларов, однако палестинцы получили только 153 миллионов от трёх госу­дарств лиги: ОАР, Алжира и Катара. Остальные арабские государства пока ни­чего не дали. Но об этом арабская пропаганда молчит, зато Израиль обвиняется во всех бедах палестинцев. Не пишут там и о том, что, по данным Всемирной организации здравоохранения, с 2006 по апрель 2008 года семи тысячам палестинцев была оказана помощь в израильских больницах. Причём, в боль­ницах принимают палестинцев и с пулевыми ранениями и не спрашивают, где они получены. Хотя, вполне вероятно, что это хамасовские боевики, и ранения они получили в перестрелке с израильскими солдатами. Не напишут арабские СМИ и о том, что власти Иордании присваивают миллиарды долларов финан­совой помощи от США и ЕС, что в арабских странах каждый гражданин нахо­дится под контролем спецслужб. Не писали они и о том, что большинство араб­ских граждан Иерусалима были недовольны Арафатом, считали его неудачни­ком, преступником, ответственным за похищения и убийства арабов, подозре­ваемых в сотрудничестве с Израилем. А все демонстрации в поддержку Арафата были инсценированы и участвовали в них те, кто боялся преследова­ний. Не пишут и о том, что для повышения своей значимости и увеличения международных пожертвований, палестинцы приписали к числу своего насе­ления фиктивных 1,4 миллиона человек. Никто не поднимает вопрос о том, что с 1963 года Палестинская автономия получила от мирового сообщества 16 мил­лиардов долларов для создания промышленности и развития сельского хозяй­ства. И куда же ушли эти деньги? За это время палестинские власти не построи­ли ни одного заводика. А когда люди пытаются завести продукты первой необ­ходимости из Израиля, хамасовские боевики обстреливают КПП. Журналистов интересуют в основном палестинские беженцы,. Их положение и впрямь незавидное. Живут они в нескольких государствах, окружающих Израиль. В Ливане беженцев около 400 тысяч. Там они считаются людьми особого сорта, которые не могут претендовать на получение семидесяти наиболее престиж­ных профессий. В Иордании 60 процентов живущих там беженцев имеют граж­данство этой страны, но от дискриминации их это не спасает. Но СМИ об этом молчат, а постоянно поднимают вопрос о том, что Израиль должен признать право этих беженцев на возвращение. И здесь целесообразно посмотреть, о ка­ких беженцах идёт речь. В ходе Шестидневной войны с территории Газы и Западного берега бежали 120 тысяч палестинских арабов. Согласно решению израильского правительства, им всем было разрешено вернуться в свои дома в срок до 13 сентября 1967 года. Вернулось, однако, только 14 тысяч. Остальные не пожелали вернуться, так какие теперь могут быть претензии к Израилю? Но палестинские лидеры упорно твердят о необходимости признать право на возвращение более четырёх миллионов арабов. Во всём этом происходит по­прание юридических норм. Согласно международным конвенциям, ни в одной из цивилизованных стран статус беженца не передаётся по наследству. Мы, к примеру, были беженцами во время Второй Мировой войны. Но это со­всем не значит, что мои дети тоже являются беженцами и не могут претендовать на получение компенсации из Германии. Беженцами признаются лишь те, кто в результате войны и других подобных обстоятельств вынужден был покинуть родину. И только палестинцы из поколения в поколение наследуют этот статус. В рамках ООН создано даже специальное агентство по делам палестинских бе­женцев UNRWA, занимающееся огромными денежными вливаниями в целях оказания им гуманитарной помощи при условии сохранения ими данного ста­туса. То есть палестинцы могут проживать в лагерях беженцев со своими деть­ми и внуками и на протяжении поколений получать пособия. Так и выросла цифра любителей халявы до четырёх миллионов. Только причём здесь Израиль? Здесь вообще уместно рассмотреть прецеденты, имеющиеся в миро­вой практике. Над Мальвийскими островами до 1883 года действовал сувере­нитет Аргентинской республики. В январе 1883 года Великобритания осуще­ствила вооружённую оккупацию острова, изгнало население Аргентины и представителей администрации. Остров был заселён британцами, и прожива­ние на островах аргентинцев с континента было запрещено. Аргентина вырази­ла протест по поводу этих силовых действий. Справедливость требований Аргентины была в 1965 году подтверждена Генеральной Ассамблеей ООН. Однако это не дало результатов. В 1982 году Аргентина хотела решить вопрос силовым путём, высадив свои войска на этих островах. В ответ Маргарет Тэтчер направила к островам британский флот. Война, длившаяся со 2 апреля по 14 июня, унесла около тысячи жизней с обеих сторон. Аргентинцев снова выгнали с островов, и никакое мировое сообщество не смогло этому помешать. А амери­канцам никогда даже в голову не придёт отдать свои земли индейцам.
       В результате Второй Мировой войны СССР отобрал у Германии Восточную Пруссию, выселил всех немцев, переименовал в Калининградскую область и заселил жителями своей страны. Сейчас новое поколение может уже и не знать, что город Калининград -- это бывшая столица Восточной Пруссии Кенигсберг. И Германия даже вопроса не поднимает о возвращении немцев в свои родные дома, не говоря уже о полном возвращении этих земель их прежнему владельцу. Таким же образом были отняты Курильские острова у Японии. И хотя острова эти Россией до сих пор как следует не используются, их не возвращают из стра­тегических соображений. И на это мировое сообщество закрывает глаза. Но от Израиля почему-то все требуют вернуться к границам 1967 года. И одной из первых, кто поддерживает это требование палестинцев, является Россия. Хотя наши Голанские высоты имеют для Израиля большее стратегическое значение, чем Курилы для России. Пока мировое сообщество будет придерживаться двойных стандартов, мира на Земле не будет. Правила должны быть одинаковы для всех, и шулеров, которые эти правила нарушают, надо хватать за руку. На протяжении всей истории человечества войны заставляли многих людей бе­жать в другие страны. Западная Германия после Второй мировой войны приня­ла и устроила у себя восемь миллионов беженцев. В Индии треть населения ушла в Пакистан и Бенгалию, а оттуда прибыло около 50 миллионов человек. Если учесть всех граждан, которые покинули Францию в 1947-1949 годах, то можно сделать вывод, что теперь свыше 80 миллионов человек могут получить французские паспорта. Однако в действительности население Франции со­ставляет только 53 миллиона, а остальные являются гражданами США, Канады и других стран. И только арабы, единственные в мире, после переселения не­скольких сотен тысяч человек, через 60 лет, разросшись до нескольких миллио­нов, требуют вернуть их в свои дома. Хотя нынешние бетонные дома, в которых они живут сейчас, намного лучше тех тесных лачуг, в которых жили их предки и на новом месте уже пущены глубокие корни. Но мировое сообщество как-будто не замечает всей абсурдности этих требований. Да и заявления о якобы едино­душии палестинских беженцев в своём требовании не совсем объективны. Многое зависит от страны их нынешнего проживания. Проведённый в 2003 году известным палестинским социологом Халилем Шкаки опрос показал, что в Иордании только 5 процентов опрошенных выразили желание вернуться в Израиль, 37 процентов готовы вернуться в палестинское государство и 33 про­центов предпочитают вообще остаться в Иордании. Но всё равно пункт о бе­женцах является камнем преткновения на всех переговорах по урегулирова­нию израильско-палестинского конфликта. Поэтому уже в самой ПА появляют­ся люди, решившие отказаться от "права на возвращение". Но следующим пре­пятствием останется вопрос о Восточном Иерусалиме. Палестинцы хотят сде­лать столицей создаваемого государства именно Восточный Иерусалим. Сейчас там проживает свыше 350 тысяч арабов. В районы их компактного проживания боится появляться израильская полиция и администрация. Там имеют хождение египетские и иорданские деньги наряду с израильскими. Жители этих районов не платят арнону,а также за электроэнергию и воду. Большая их часть получает пособие по безработице и прожиточному минимуму, но симпатизирует палестинцам и ведёт демографическую войну. Высший суд справедливости Израиля вынужден был даже принять решение, делающее невозможным на территории Израиля воссоединение семей, в которых один из супругов является гражданином Израиля, а другой -- Палестинской автономии. Некоторые израильские политики видят выход в обмене территориями, но пока они не находят поддержки большинства в Кнессете. Но тут обнаружилось странное явление. Когда начался разговор об об­мене территориями и создании наконец Палестинского государства, жители ВосточногоИерусалимасрочносталиобращатьсявМВДИзраилязаполучением гражданства.Причёмходатайстваэтиподаютсяподбольшимсекретом,чтобыне узнали соседи. Объясняется это тем, что вся работа и деньги сосредоточены в ру­ках Израиля. Люди опасаются, что когда их передадут под юрисдикцию ПА, они останутся без средств к существованию. В то же время, как написал в своей книге Абу Мазен, "считалось позорным как для палестинцев, так и для арабов прояв­лять интерес к израильскому обществу, читать книги об Израиле...". Вообще израильтяне никогда не знают точно, чего арабы хотят. К примеру, в 1970 году президент Египта Анвар Садат заявлял, что Египет считает себя ответствен­ным за освобождение земель, захваченных Израилем в 1967 году. Когда же в ре­зультате долгих переговоров Израиль вернул Египту Синайский полуостров, то сектор Газа Садат взять отказался, хотя до 1967 года это была египетская терри­тория. Газу Садат оставлял палестинцам для создания Палестинского государ­ства. Но для того, чтобы это государство создать, нужно было договариваться с Израилем. Так у палестинцев начала вызревать идея о том, что с противником нужно вести переговоры. Для многих палестинцев эта идея была настолько ко­щунственной, что первые сторонники поплатились за это жизнью. Но посте­пенно становилось ясно, что другого пути нет. Израиль тоже заявлял, что не мо­жет быть никаких переговоров с террористами, бандитами и убийцами. Осенью 1988 года в дело вмешалась группа известных американсих евреев, изъявивших желание встретиться с представителями ООП. Встреча проходила 21 ноября в Стокгольме под патронажем министра иностранных дел Швеции Стена Андерссона. В том же месяце в Алжире состоялась сессия Национального Совета Палестины, которая приняла Декларацию независимости. В ней про­возглашалось создание государства Палестина и говорилось о признании су­ществования Израиля как государства, расположенного в этом регионе, и об от­казе от терроризма и осуждении всех видов терроризма. Так постепенно начи­нались контакты, названные впоследствии "мирным процессом" и приведшие в 1993 году к "соглашениям Осло". Но мира Израилю эти соглашения не при­несли. До этих соглашений премьер-министр ездил по стране с одним охранником, у здания министерства главы правительства также сидел один полицейский. После 1993 года премьер-министры вынуждены ездить с эскортом, по коридору своего министерства идут в окружении восьми крепких телохранителей, министерство главы правительства обнесено высоким чугун­ным забором с такими же воротами, крепкой будкой с полицейскими и наблю­дательной вышкой. У входов в здания министерств установлены системы безо­пасности, аналогичные тем, что в аэропортах, и стоит пяток охранников. Вот такой мы получили мир. И неизвестно, когда мы достигнем настоящего мира.
      -- Но ведь с некоторыми арабскими странами мы же смогли договориться.
      -- Да, у нас есть мирный договор с Египтом, но держится он, возмож­но, пока жив Мубарак, сдерживающий "Мусульманских братьев". Договор с Иорданским королевством, скорее всего, будет соблюдаться до тех пор, пока у власти будут Хашимиты. В арабском мире сейчас вообще очень неустойчи­во. Лет 30 назад, когда в Иране у власти была династия Пехлеви, эта страна была лучшим другом Израиля. А теперь, с приходом к власти исламистов, у нас нет более злейшего врага. Хотя простым людям бывает легче догово­риться между собой, чем руководителям государств. В мае 2006 года между­народная альпинистская группа совершала восхождение на Эверест. Среди прочих альпинистов в группе были израильтяне Давид Ифрах и Миха Янив, а также палестинец Али Бушнаг. Участники группы готовились к этому вос­хождению четыре года. Восхождение проходило в очень сложных условиях, при 45-градусном морозе и должно было завершиться водружением флагов Израиля и ПА на вершине самой высокой точки мира. Однако самочувствие позволило Али Бушнагу подняться только до высоты 7 000 метров. Тогда Давид Ифрах взял у него палестинский флаг, и, когда группа поднялась на вершину, поставил его рядом с израильским. Когда Али Бушнаг узнал об этом, он разрыдался.
      
      
      
      
       ГЛАВА 2. ЦЕНА ОШИБОК
      
       Серьёзность лица -- это не признак ума, господа. Все глупости делаются на земле именно с этим выражением.

    Григорий Горин, российский писатель

       Если бы отцы сионизма занимались протекциями, мы не возроди­ли бы своё государство.

    Вейцман, министр обороны Израиля

      
      
      
      
       В истории многих государств найдутся моменты, когда их правители со­вершали те или иные ошибки. И Израиль не исключение. Хаим Вейцман, ставший первым президентом, собирался голосовать против провозглаше­ния государства Израиль. Будущий министр иностранных дел Моше Шарета Бен-Гурион буквально принудил Вейцмана проголосовать за. В 1940 году ан­глийские власти намеревались депортировать из подмандатной Палестины две тысячи незаконных еврейских эмигрантов. Их погрузили на транспорт­ное судно "Патриа", но посреди Хайфского залива судно взорвалось и за­тонуло. Таким методом боевая организация "Хагана" хотела предотвратить депортацию. Однако этот план, как и многие другие планы "Хаганы", был плохо рассчитан. Сотни людей не успели выбраться из трюмов и утонули. Как известно, в борьбе за создание государства боролись не только подраз­деления "Хаганы". Были организации ЛЕХИ и ЭЦЕЛ, чьи бойцы командова­нию "Хаганы" не подчинялись и действовали самостоятельно. После взрыва в Хайфском порту к ним присоединились некоторые бойцы "Хаганы", недо­вольные её работой. Представители "Хаганы" яростно боролись с членами ЭЦЕЛ и ЛЕХИ. Сохнут посылал письма в ректорат Еврейского университета и в другие учебные заведения с требованием отчислить всех студентов, по­дозреваемых в сочувствии организациям ЛЕХИ и ЭЦЕЛ. Хаим Вейцман тре­бовал от британских властей арестовать Менахема Бегина, Ицхака Шамира и несколько сотен членов этих организаций. После прихода к власти партии МАПАЙ её представители отказывались увековечить память павших бойцов ЛЕХИ и ЭЦЕЛ. Бен-Гурион признавал только бойцов "Хаганы", чьи род­ственники получали положенные льготы. Родственники же бойцов ЛЕХИ и ЭЦЕЛ никаких льгот от государства не получали. Родственники тех, кто не принадлежал к "Хагане", ставили памятники погибшим, а Бен-Гурион приказывал эти памятники уничтожать, и не допускал, чтобы на их могилах были государственные символы Израиля и Армии обороны. Родственники на протяжении десятилетий вели борьбу с этой несправедливостью. И только в 1977 году после прихода к власти партии "Ликуд" погибшие бойцы, не при­надлежащие к "Хагане", получили официальное признание государства. Известно, что Бен-Гурион всячески сопротивлялся разработке конституции, из-за чего Израиль живёт без неё до сих пор. Трагической ошибкой в 1948 году был приказ Бен-Гуриона расстрелять "Альталену", хотя в то время уже и "Хагана", и ЭЦЕЛ не были самостоятельными отрядами, а входили в состав ЦАХАЛа. Были у Бен-Гуриона и другие ошибки. Так, из-за своей неприязни к некоторым политическим конкурентам он вышел из партии. За ним ушли Шимон Перес, Моше Даян и многие другие члены парламентской фракции МАПАЙ. Они образовали новую фракцию под названием РАФИ. Однако на следующих выборах в Кнессет набрали голосов всего на 10 мандатов и вы­нуждены были уйти в оппозицию.
       После Шестидневной войны был выдвинут "план Алона", состоящий в том, чтобы из всех занятых в войне территорий оставить под своим контролем только те, которые стратегически важны. Остальные же предусматривалось вернуть тем странам, которым они принадлежали. Выполнение этого плана решило бы проблему незыблемых границ Израиля и избавило от проблемных территорий с арабским населением. Однако правительство даже не стало этот план рассматривать. Государство Израиль не предприняло никаких мер для легитимизации аннексии освобождённых земель или для ухода с них. В ре­зультате бездействия и нерешительности многих израильских правительств арабы стремятся вычеркнуть победу Израиля в Шестидневной войне из но­вейшей истории и вернуться к границам 1967 года. После войны на истоще­ние в 1970 году под давлением США премьер-министр Голда Меир подпи­сала соглашение с Египтом о прекращении огня. Менахем Бегин, бывший тогда в оппозиции горячо возражал против этого соглашения. Он утверждал, что Израиль, отводя, в соответствии с соглашением, войска от Суэцкого ка­нала, не получает при этом никаких гарантий безопасности. И он оказался прав. В октябре 1973 года египетская армия, нарушив соглашение, пересекла Суэцкий канал, и началась Война Судного дня. Провалилась и концепция мир­ного процесса, предусмотренная Норвежскими соглашениями. Ицхак Рабин тогда пообещал, что в течение девяти месяцев заключит мир с палестинцами, Ливаном и Сирией. Благодаря этому обещанию он выиграл выборы у Шамира. Когда же дошло до утверждения Норвежских соглашений в Кнессете, то ока­залось, что с их условиями не согласно большинство депутатов. И тогда Рабин совершил малопочтенный поступок. Он купил голоса двух перебежчиков из партии ЦОМЕТ. Одному подарили автомобиль "мицубиши", о котором тот давно мечтал. Другой получил портфель министра энергетики. Рабин считал, что лучше народа знает, что для него лучше. За эту ошибку ему пришлось за­платить жизнью. Да и соглашения существовали только на бумаге, а страну заливала кровь террора. Хотя в 1994 году за подписание этих соглашений И. Рабину, Ш. Пересу и Я. Арафату была присуждена Нобелевская премия, история показала, что сам факт присуждения Нобелевской премии ни о чём не говорит. В 1938 году к Нобелевской премии был представлен А. Гитлер за установление мира в Европе, но войну он начал до присуждения. За решение арабо-израильского конфликта уже присуждалась в 1978 году Нобелевская премия -- М. Бегину и А. Садату. И после подписания Норвежских согла­шений Израиль получил большую интифаду. До их подписания несогласных убеждали в том, что если по ходу мирного процесса что-то пойдёт не так, Израиль всегда сможет вернуться на первоначальные позиции, однако потом оказалось, что обратного пути нет, и Израиль имеет то, что имеет. Во внутрен­ней политике без ошибок тоже не обошлось. Одним из основных направлений сионизма было приобретение, освоение и обработка земель Израиля, и в 50-х годах было приложено много усилий для осушения озера и болот в долине Хула. Озеро Хула находится на севере страны и имеет площадь 15 квадратных километров. Образовалось оно около 25 тысяч лет назад в результате извер­жения вулкана. В своё время Иегуша Хенкин, занимавшийся покупкой земель у арабов, приобрёл озеро Хула вместе с прилегающими болотами. Его хоте­ли осушить, но до осуществления плана дело не дошло. После образования Израиля программа мелиорации болот и озера стала в стране приоритетной. На этих землях планировалось развитие сельского хозяйства. Вместе с госу­дарственными структурами этим вопросом активно занимался фонд "Керен каймет ле-Исраэль". Противников этого плана никто не слушал. С большими трудностями и военными столкновениями с приграничной Сирией в 1959 году работы были завершены. Благодаря экологам было сохранено в первозданном виде только небольшое озерко и некоторая часть прилегающей территории, которую сделали заповедной зоной. Однако это осушение привело к серьёз­ным экологическим проблемам. Сильно пострадал растительный мир, исчез­ли десятки видов обитавших здесь животных. Не приобрело никакой пользы и сельское хозяйство, хотя и получило 60 тысяч дунамов земли. Часть тор­фяников чуть ли не каждый год горела, а остальные земли постепенно ис­тощились, и фермеры перестали их обрабатывать. Кроме того, применяемые в сельском хозяйстве химикалии стали проникать в грунтовые воды и оттуда в Кинерет. Это потребовало ряда дополнительных мер. А местное сельское хозяйство начало наносить большой ущерб развивающемуся здесь туристи­ческому бизнесу. После нанесения местности серьёзного ущерба, в 1971 году начали осуществлять проект по реабилитации заповедника. На новый уровень этот проект вышел в 1993 году по инициативе того же "Керен каймет", когда стало окончательно ясно, что великая стройка 50-х годов была ошибкой. И се­годня затрачиваются большие силы для поддержания заповедника в нормаль­ном состоянии.
       Не уделяется должного внимания в Израиле и вопросам судопроизвод­ства. По количеству судебных дел, приходящихся на одного судью, Израиль находится на втором месте среди 17 западных государств, уступая только Ирландии. О каком качественном ведении судебных дел можно говорить, если на одного судью в Израиле приходится 2 235 дел! Для сравнения, в Норвегии на одного судью приходится 61 дело, в Швеции -- 85. Перегружен судеб­ными делами и Верховный суд Израиля. В 2006 году в Верховный суд, на­считывающий 15 судей, поступило 11 028 дел. Давно назревшую судебную реформу ни одно правительство так и не провело.
       Большие ошибки на протяжении многих лет допускались сменяющимися правительствами Израиля в области здравоохранения. В 90-х годах не было уделено внимания медицинским кадрам алии, и многие квалифицированные специалисты оказались не у дел. Постепенно часть медицинских кадров на­чала переезжать в другие страны, где их труд оплачивается намного щедрее. В Израиле начал ощущаться дефицит врачебных кадров, и те 400 молодых врачей, которые ежегодно выпускаются израильскими учебными заведени­ями, уже не могут покрыть этот дефицит. Теперь вынуждены искать вра­чей-евреев в США, Канаде, Великобритании и предлагать им подъёмные в десятки тысяч долларов, солидные доплаты к зарплате и тому подобное. А ведь "русские" врачи из репатриантов этого не требовали, их просто нужно было нормально трудоустроить.
       Были ошибки и в сфере обороны. Не так давно были рассекречены ма­териалы, из которых стало ясно, что Война Судного дня не была для Израиля полной неожиданностью. Оказалось, что офицер разведки Южного округа лейтенант Биньямин Симантов предупреждал о приближающейся войне. Первый документ он составил 1 октября 1973 года и со всеми приложениями направил командующему Южным округом генералу Шмуэлю Гонену. Через три дня он узнаёт, что его оперативная сводка не передана по назначению. За разъяснениями Симантов бросился к полковнику Гедалие. Но тот строго осадил Биньямина и сказал, что сводка не будет передана дальше. Не помо­гали никакие убеждения о том, что до начала нападения остаётся очень мало времени. По настоянию полковника Гедалии сводка Симантова была убрана и из следующего отчёта. Он даже не собрал совещание разведслужбы для обсуждения этого вопроса. Когда Египет начал нападение на Израиль, со­трудники разведслужбы с удивлением спрашивали друг друга, как же так по­лучилось, что Симантов предупреждал Гедалию о готовящейся войне, а тот ничего не предпринял. Позднее, по результатам отчёта комиссии Аграната начальник разведслужбы Южного округа полковник Гедалия был уволен из рядов ЦАХАЛа. Это был случай, когда страна понесла большие потери в войне по нерадивости одного человека. В 1977 году по распоряжению пре­мьер-министра Менахема Бегина в Израиле начались работы над проектом нового перспективного самолёта "Лави". В 1986 году состоялся первый полёт нового самолёта. Однако американцы не хотели иметь конкурента. Под давлением американского руководства правительство Ицхака Шамира в 1987 году закрыло проект. Тогда Израиль продал технологии этого самолёта Китаю. И вот уже в международном авиасалоне в Ле Бурже появился китай­ский самолёт J-10 , который Китай намерен экспортировать в Иран, постоян­но угрожающий Израилю.
       Подобных ошибок за сравнительно короткую историю Государства Израиль было достаточно, и, казалось бы, надо подводить черту. Однако судь­ба приготовила стране новые испытания. Начались они в сентябре 2003 года, когда в Белом доме встретились советник президента по национальной без­опасности Кандолиза Райс и эмиссар Шарона Дов Вайсглас, бывший дирек­тором его канцелярии. Американская сторона настаивала на продолжении "Дорожной карты". По возвращении из Вашингтона Вайсглас заявил Шарону: "Надо что-то делать. Американцы разочарованы, Европа точит на нас зуб, общественное мнение всё больше против нас настраивается". Нужен был умный политический ход, и тогда Вайсглас предложил одностороннее от­ступление: "Мы эвакуируем поселения Гуш-Катифа и Северной Самарии, палестинцы увидят, что оккупация Газы прекратилась, и перейдут к мирно­му созидательному труду. Так мы заслужим одобрение Америки, Европы и собственного народа. Поставим палестинцев перед фактом, что наших войск в Газе нет". Шарон поначалу не хотел об этом и слушать. В начале 70-х, ког­да Менахем Бегин назначил Шарона министром сельского хозяйства, тому пришлось приложить много усилий для строительства поселений на занятых землях. И теперь, через столько лет отдать обратно, наплевав на свой труд и тысячи людей, которые поверили ему и обживали этот край? Сама идея ухо­да из Газы была не нова. В начале 90-х ходили мнения о том, что лучше от­дать Газу, но сохранить Иудею и Самарию. Эти земли исторически связаны с Израилем и более важны с точки зрения безопасности. Позднее Эхуд Барак в Кемп-Девиде соглашался осуществить уход из Газы в обмен на соблюде­ние палестинцами мирного соглашения. Об одностороннем отступлении тог­да вообще никто не говорил. Шарон был категорически против этого плана. В 2000 году он заявлял: "Господь запрещает нам оставить Нецарим". Он гово­рил, что небольшие поселения Газы обеспечивают израильтянам выход к морю и аэропорту Газы, и что эвакуация из Нецарима лишь ободрит террористов и усилит давление на Израиль. Но постепенно взгляды его каким-то образом изменились. Когда в 2001 году начальником отдела стратегического плани­рования армии бригадным генералом Ювалем Гилади был представлен план, согласно которому Израиль эвакуирует поселения Газы и семь поселений Иудеи и Самарии, а палестинцы подписывают долгосрочное соглашение и на неопределённое время откладывают дискуссию об окончательном создании государства, Шарон от этого плана дистанцировался. Но для себя, хотя и не сразу, уже принял решение об эвакуации поселений, позабыв про запрет го­спода, о котором говорил недавно. От Вайсгласа Шарон потребовал предста­вить три экземпляра плана одностороннего отделения. Эта идея была настоль­ко секретной, что Вайсглас побоялся печатать план на офисном компьютере. Два экземпляра плана Шарон раздал своим сыновьям. Гилад Шарон план одо­брил. Таким образом, молодой фермер, не занимавший никаких постов, яв­лялся главным экспертом в вопросах, от которых зависела судьба страны. Его главным достоинством было то, что он приходился сыном премьер-министру, что для израильской большой политики оказалось немаловажно. Сыновья Шарона были первыми, с кем он советовался. Кроме сыновей Гилада и Омри в узкий круг советников входили несколько приближённых, не занимавших должности в Кнессете и правительстве. Позднее к ним присоединились не­сколько сотрудников канцелярии премьер-министра. По четвергам группа со­биралась то в резиденции премьер-министра в Иерусалиме, то в правитель­ственном городке в Тель-Авиве, то на ранчо Шарона. Хотя встречи эти были неофициальными, и никаких протоколов не велось, на них и решались судь­бы страны. Следует отметить, что в конце 2003 года популярность Шарона и его правительства начала падать. Открылись подробности договорённости Ариэля Шарона со строительным подрядчиком Давидом Апелем по вопро­су греческого острова. Началось следствие, которое ничего не проясни­ло. Прокуратура считала, что главным действующим лицом являлся Ариэль Шарон, а Гилад был лишь статистом. Однако Гилад воспользовался правом хранить молчание. В это время левые активизировали свою деятельность, и 12 октября их делегация под руководством Йоси Бейлина подписала в Женеве с представителями Арафата соглашение об окончательном урегулировании, предусматривающее почти полный уход Израиля из Иудеи и Самарии. Хотя это соглашение не имело никакой юридической силы, так как Бейлина никто на это уполномочивал, но оно оказывало влияние на настроения определён­ной категории израильтян. Вот уже группа лётчиков-резервистов заявила, что не будет летать над "оккупированными территориями". 28 октября начальник канцелярии Шарона заявил, что ситуация на "территориях" на грани ката­строфы и надо что-то делать. Через день ему пришлось отправляться в поли­цию на допрос по делу о греческом острове. Если этому делу будет дан ход, то Шарону в лучшем случае грозила отставка. В середине ноября в газете "Едиот ахронот" было опубликовано интервью с четырьмя бывшими руководителями ШАБАКа, которые дружно придерживались мнения, что Шарон ведёт страну к гибели. В это же время правительству пришлось одобрить сделку об обмене тел трёх израильских солдат и одного живого полковника Тенненбаума на не­сколько сотен палестинских заключённых. И тут журналисты раскопали фак­ты, что Тенненбаум является не чужим человеком, а в плен попал при попытке заняться наркоторговлей. Это только усилило нападки на Шарона, которо­го левые давно мечтали сместить с поста премьер-министра. В это трудное для Шарона время группа советников собиралась чаще обычного. Вайсглас снова напомнил ему о своём предложении. Шарон не соглашался. 17 ноября Шарон прибыл с официальным визитом в Италию, премьер-министр которой, Сильвио Берлускони был его личным другом. После официальной встречи со­стоялся ужин, на котором присутствовал также официальный представитель Вашингтона, советник администрации по Ближнему Востоку Элиот Абрамс. К тому времени Вайсглас, Абрамс и Кондолиза Райс уже всё согласовали и получили одобрение Буша. Оставалось только убедить Шарона. Уговаривали его все, и он наконец сдался. Вернувшись в Израиль, Шарон заявил 20 ноя­бря: "Я не отвергаю односторонних шагов". Не все тогда поняли, о чём он говорит. Но 2 февраля 2004 года Шарон пригласил на завтрак журналиста га­зеты "Гаарец" Йоэля Маркуса и заявил, что планирует демонтировать 17 по­селений в Газе и три - в Северной Самарии. Весть облетела мир в тот же день, и машина закрутилась. Были задействованы психологи, журналисты, имид­жмейкеры. Это нужно было для того, чтобы разъяснить народу причину сме­ны правительственного курса. Но многие израильтяне не могли этого понять. Им втолковывали, что "палестинцы, наконец, займутся созидательным тру­дом, и у них не будет причин для конфликта с Израилем". Но многие с этим не соглашались. У самых умеренных вопросы сводились к следующему:
      -- Это сами палестинцы Шарону сказали или он за них решил, что у них не будет причин для конфликта? Будьте уверены, причины они всё равно найдут.
      -- Ну, допустим, что это так. Но почему мы должны это делать в одно­стороннем порядке? Почему не скрепить это договором, чтобы палестинцы обязались прекратить террор?
      -- И вообще, куда такая спешка? Надо же обговорить и решить кучу вопросов!
       В самом лагере Шарона 13 депутатов составили внутреннюю оппозицию. В этот период как раз надо было утверждать бюджет на 2005 год. После дол­гих дебатов внутренняя оппозиция заявила, что поддержит бюджет в первом чтении, но провалит его во втором и третьем, если Ариэль Шарон не вы­несет план об одностороннем выходе из Газы на всенародный референдум. Вопрос с бюджетом был решён. А Шарон между тем искал обходные пути, позволявшие ему добиться поставленной цели. Не зря у него была кличка "Бульдозер". В конце концов, он добился замены общенародного референду­ма на внутрипартийный. На референдуме в "Ликуде" большинство высказа­лось против одностороннего выхода из Газы. Но Шарон пренебрёг мнением собственной партии и продолжал подготовку к одностороннему выходу и вы­селению израильских поселенцев из Газы. В ответ на такие действия Шарона руководство "Ликуда" могло немедленно поставить вопрос о его переизбра­нии и на этом дело закончилось бы. Но ничего такого не произошло, потому что внутри фракции в Кнессете Шарон сохранил большинство. В руковод­стве партии оказались люди, для которых карьерные соображения были до­роже убеждений. Одним из тех, кто не изменил своих убеждений и оказался в оппозиции к Шарону внутри партии был министр по делам Иерусалима и диаспоры Натан Щаранский. У него в это время вышла книга о демократии, которая понравилась Кондолизе Райс и президенту Бушу. Джордж Буш при­гласил Щаранского посетить Белый дом. Натан во время беседы пытался убе­дить Джорджа в том, что любые уступки, тем более, односторонние, поощ­ряют террор. А подстёгивание террора в одной точке земного шара приводит к его подстёгиванию и в других местах. Буш понял аргументы Щаранского и, очевидно, был бы доволен, если бы Шарон вместо плана односторонних уступок, заявил о готовности Израиля пойти на определённые уступки при коренных демократических изменениях в палестинской автономии. Однако беседа эта не изменила ситуации. Как потом выразился сам Щаранский, не может президент США быть большим сионистом, чем премьер-министр Израиля. Щаранский подал письмо об отставке, и в Белом доме очень при­стально изучалось это письмо, так как в нём Щаранский ещё раз изложил причины своего несогласия с идеей Шарона. Шарон отомстил Щаранскому. Предстояли выборы нового председателя Сохнута. Предварительно на этот пост была намечена кандидатура Щаранского, но у Ариэля Шарона вдруг появилась другая кандидатура, которую взялся проталкивать его сын Омри Шарон. Кандидатуру провели не через "Ликуд", а через давно не существу­ющую партию. Далее Омри потребовал вообще не допускать кандидатуру Щаранского до голосования. А во время заседания он звонил отдельным чле­нам Совета, оказывал на них давление и даже угрожал. Между тем, сроки начала одностороннего выхода из Газы приближались. Лидеры правого ла­геря как никогда прежде вели открытый и широкий диалог с народом, и это давало свои плоды. Люди начали задумываться и понимать, как тесно связана их личная безопасность с идеей заселения Израиля. Опросы показывали, что большинство народа согласно не на односторонний уход, а на то, чтобы раз­межевание состоялось по соглашению с палестинцами. Однако общество не смогло победить министров, для которых сиюминутная личная выгода ока­залась важнее. А те министры, которые были не согласны с идеей Шарона, получали уведомление об отставке. Шарон избавлялся от несогласных до голосования в кабинете министров и начала реализации своей программы. Пришлось уйти министрам Бени Элону и Авигдору Либерману, начальнику генштаба Буги Аялону и другим. Причём, несмотря на то, что между вруче­нием письма об отставке и реальным увольнением предусмотрен срок для сдачи дел, этих министров на голосование просто не пустили. Так Шарон обеспечил себе большинство. Победа Шарона объясняется и тем, что его под­держали левые, контролирующие большинство СМИ. Для реализации плана Шарона намечалось привлечь большие силы полиции и армии. Некоторые офицеры в знак протеста против участия в выселении мирных граждан по­дали в отставку, пожертвовав своей карьерой.
       Газа -- один из древнейших городов планеты, упоминавшийся в XV веке до н. э. в качестве резиденции наместника земли Ханаанской, находившейся под властью Египта. С Газой связаны последние подвиги и гибель еврей­ского богатыря Самсона, обрушившего на себя во время празднества язы­ческий храм. Газа была развитым морским портом и торговым центром на пути из Египта в Ханаан. Товары через Газу перемещались во всех направ­лениях. Благодаря географическому положению Газа всегда являлась лако­мым кусочком и в своё время была захвачена вавилонянами. В 145 году до н. э. Газу захватил Йонатан VIII, и в городе образовалась крупная еврейская община. Однако, в 61-м году до н. э. римляне победили греков, поработили Эрец-Исраэль и изгнали евреев из Газы. В дальнейшем, согласно археологи­ческим находкам, в Газе довольно крупная еврейская община сформирова­лась вновь. Согласно предположениям учёных, еврейское присутствие в Газе прекратилось с приходом крестоносцев. В 1 187 году город захватили арабы-мусульмане, разрушавшие все портовые города, построенные крестоносца­ми. Газу же, по какой-то причине они не тронули. Город продолжал разви­ваться как крупный торговый порт. Арабы позволили даже вернуться евреям, и те постепенно образовали большую и зажиточную общину. В 1516 году на смену арабам-мамелюкам пришли турки. Оттоманская империя воцарилась здесь надолго и всерьёз. В ходе египетского похода Наполеона Газа вместе с другими городами Эрец-Исраэль была захвачена французскими войсками. Но они здесь не задержались. К тому же недолгий период французского на­шествия совпал с повальной эпидемией оспы. В этих условиях евреи пред­почли уехать из города. В 1917 году территорию Эрец-Исраэль захватили британские войска. Из своих соображений британцы не допускали разви­тия города Газы, и его очень скоро заселили пришедшие из Негева бедуины. Но зажиточная еврейская община в Газе оставалась и поддерживала добро­соседские отношения с арабами. Однако в период арабского бунта постра­давшие евреи перебрались в более безопасное место. Принятым в 1947 году планом ООН Газа и прилегающий к нему сектор должны были войти в состав Арабского государства. Однако арабы с этим не согласились, и началась во­йна за Независимость. Египетские войска захватили южные районы Израиля и сектор Газы. Предприняв контрнаступление, израильские войска выгнали египтян с захваченных земель. И только сектор Газа остался под контролем Египта. В ходе военных действий большинство арабов-палестинцев, про­живавших на юге страны, устремились в сектор Газы. Для них там были созданы крупные лагеря беженцев, которые существуют и до сих пор. Власть в секторе осуществляла египетская военная администрация. Понимая, какую опасность представляют сотни тысяч плохо управляемых палестинских бе­женцев для стабильности власти в самом Египте, власти запретили беженцам селиться за пределами сектора. Те даже не могли выехать из района своего проживания без специального разрешения. Только палестинцам-самоубий­цам разрешалось перемещаться на территорию Израиля для совершения те­рактов. После Шестидневной войны сектор Газы стал тяжёлым бременем для Израиля. На протяжении десятков лет стране пришлось кормить, поить и одевать жителей сектора, предоставлять им работу, лечить и терпеть постоян­ное недовольство. А жители сектора в это время плодились и размножались. Теперь сектор Газы превратился в самый густонаселённый район планеты. С 1968 года, по решению правительства, в секторе Газы начали создаваться еврейские поселения. К августу 2005 года для осуществления плана Ариэля Шарона по одностороннему размежеванию переселению подверглось около 8000 жителей.
       Во всей стране главной темой обсуждений стал односторонний уход из Газы. Говорили об этом и Аркадий с Шимоном.
       -- Мне вспоминаются времена недалёкого прошлого,-- начал разговор Шимон.-- В 1978 году Менахем Бегин решил, для подписания мирного до­говора с Египтом, надо отдать египтянам Синай. И тогда многие выступили против. Ведь после Шестидневной войны Синай тоже начинали осваивать. В числе противников предложения горячо выступал видный учёный Юваль Неэман. Это благодаря ему Израиль превратился в космическую державу. Были у него и эпохальные открытия в науке и много других заслуг. И вот ради спасения Синая он пошёл в политику и создал партию "Тхия". Уже с трибуны Кнессета он мог выступать против плана отдачи Синая: "...У меня такое впечатление, что этот план является лишь частью другого, более гло­бального плана, предусматривающего наш последующий отказ от еврейских поселений Газы, что чревато угрозой для безопасности страны". После вы­ступления Неэмана на трибуну поднялся взбешённый Шарон. Он назвал пре­дыдущего оратора лжецом и провокатором и клятвенно заверил Кнессет, что еврейские поселения Гуш-Катифа навечно останутся в пределах Израиля. А теперь, спустя четверть века тот же Шарон выступает инициатором вы­селения евреев из Гуш-Катифа. Как после этого можно ему верить? Ты себе, Аркадий, не представляешь, что значит для поселенцев эта земля. Во времена британского мандата евреям не давали возможности строить новые поселе­ния. Но Сохнут и "Керен каймет" делали тогда то, что нужно евреям. Близко друг от друга закладывались еврейские поселения. Добровольцев на заклад­ку поселений отбирали с учётом их физической выносливости. В 1946 году закладку поселения Кфар-Даром в Негеве наметили на Йом-Кипур. Это усыпляло бдительность англичан, которые знали, что в этот день евреи долж­ны только молиться, а физической работой им заниматься запрещено. Кроме того, это было воскресенье, и у англичан был выходной. И вот в три часа ночи выехали около тридцати юношей и девушек, везя с собой необходи­мые материалы и цистерны с водой, потому что в пустыне этого найти негде. Работать надо было тихо, чтобы не привлечь внимания бедуинов, которых тогда жило в Негеве около 50 тысяч. Одни вкапывали опоры, ставили сте­ны, штакетник. Другие готовили еду. К утру в Негеве было заложено десять новых еврейских поселений. Британские офицеры, подъехавшие к месту со­бытий, ничего уже сделать не могли. По действовавшему тогда закону, если у поселения есть стена и башня, то сносить его уже нельзя. А через год, при составлении в ноябре 1947 года резолюции ООН "О разделе Палестины", Бен-Гурион, благодаря этим новым кибуцам на юге, потребовал включения территории пустыни Негев в состав Государства Израиль. Во время войны за Независимость Кфар-Даром был одним из важнейших объектов на юге, по­зволившим организовать оборону Ашкелона и закрыть дорогу на Тель-Авив. После Шестидневной войны Кфар-Даром стал базой для будущих поселений Гуш-Катифа. Поселенцы, затрачивая огромный труд, превратили пустыню в цветущий оазис, создали предприятия по выращиванию экологически чи­стых овощей, поступающих на внутренний и внешний рынок. Так вот, англи­чане тогда поселения не тронули, а свои теперь сносят. Не смотря на то, что за эти годы в "территории" было вложено около 60 миллиардов долларов.
       -- И это не предел. Шимон Перес заявляет, что после выселения евреев из Газы собирается призвать палестинцев дальше обсуждать вопросы гра­ниц. А это наверняка повлечёт за собой новые уступки. Армия и полиция готовились к размежеванию. Генштаб полиции разослал своим подразделе­ниям инструкцию, определяющую действия органов полиции летом 2005 года. Согласно ей, с начала проведения операции по ликвидации еврейских поселений Гуш-Катифа, полиция будет рассматривать только самые серьёз­ные преступления. А поскольку к таковым руководство полиции относит только убийство и изнасилование, то по всем остальным преступлениям жалобы от пострадавших приниматься не будут. Между тем, противники плана размежевания устраивали демонстрации протеста. Полиция аресто­вывала демонстрантов и оказывала на них давление. Одной из арестован­ных была Елена Бусинова, которая до репатриации много лет принимала активное участие в правозащитном движении "Мемориал". В Израиле она принимала активное участие в акциях протеста против одностороннего раз­межевания, за что и была арестована. Выйдя из тюрьмы "Маасиягу", она вновь приняла участие в марше протеста. Когда полицейские преградили участникам марша путь в Газу, Елена облила себя горючим и совершила акт самосожжения. Но никакие акции протеста не смогли предотвратить размежевания. Поселенцам была предложена денежная компенсация за по­кидаемые дома, но они должны выехать добровольно. Далеко не все со­гласились уезжать. И тогда в поселения вошли подразделения армии и по­лиции. Людей вытаскивали из домов и за руки и за ноги несли к автобусам. Несли молодых парней, женщин и детей. Многих из тех, кто сопротивлялся, арестовывали. Стоял жуткий плач и крики. Часть поселенцев находилась в синагогах. Молодые ребята сидели на полу, взявшись за руки, чтобы их труднее было разнять. Девочки распевали грустные песни. Когда в синагогу ворвались военные, люди начали скандировать нараспев: "Еврей еврея не депортирует!" это перемежалось молитвами. В одной из таких синагог на­ходился приехавший в Газу в знак солидарности депутат Кнессета Юрий Штерн. Несколько молодчиков по указанию командира плечами вытолкали его из синагоги, и там началась бойня.
       -- Можете ли вы себе представить аналогичную операцию, которая про­водится в отношении израильских граждан-арабов?-- возмущался депутат.
       Кругом рыдали люди, притом не только те, кого выселяли. Девушки-военнослужащие да и многие другие солдаты, и полицейские также облива­лись слезами, жалея людей, родившихся и выросших на этой земле. Нелегко было солдатам и офицерам выполнять приказ о депортации евреев. Многие страны мира облетели кадры видеохроники, показывавшие, как молодёжь спасалась на крыше синагоги Кфар-Дарома, и пела "Атикву". И как солдаты стаскивали их по одному.
       Видевший это по телевизору, Аркадий возмущался:
      -- А почему нужна такая спешка, у нас что, уже враг за спиной? Почему бы вначале не построить нормальные дома в новом месте, а потом переселять?
      -- Какие там нормальные дома?-- отвечал более спокойный по характеру Шимон.-- Даже караванов на всех не хватает. А дома и строить не начина­ли. Да, что-то Шарон очень торопится, видно боится не успеть закончить к какому-то сроку.
      -- Часть людей размещают в гостиницах. Но сколько они могут там про­жить, и во что это обойдётся государству! Другим и в гостиницах места не нашлось. Людям же надо где-то работать, а детям учиться! А вещи, которые приобретались десятилетиями, в гостиничный номер не притащишь.
      -- Вещи солдаты увозят на армейские базы.
      -- А зачем дома надо разрушать? Там ведь прекрасные виллы. Пусть бы их заняли палестинцы и жили.
      -- Один зарубежный миллионер предлагал выкупить эти дома и теплицы и передать палестинцам. Но те отказались под предлогом, что на этом месте будут строиться высотные здания. Они требуют, чтобы дома были разруше­ны, и строительный мусор был вывезен.

    -- Даже требуют? Видишь, они уже ставят нам условия! Значит, они рассматривают односторонний выход не как наш жест доброй воли, а как свою победу. Вот увидишь, хлебнём мы горя после этого размежевания. И ради чего? Для чего нужны были такие жертвы? Около десяти тысяч по­селенцев насильно выселены из своих домов, разрушено 25 процветающих общин и 300 ферм, кормивших страну. Притом именно выселили, потому что палаточные городки и требующие ремонта караваны нельзя назвать местом переселения. И караваны эти не подключены к электричеству, воде и канали­зации. А новые дома обещают построить в течение двух лет. Но разве можно прожить два года в таких условиях? И за что им такое наказание? Ведь около четверти века тому назад тот же Шарон рьяно агитировал людей строить эти поселения. А теперь наказанными остаются те, кто ему поверил. Как гово­рят на российском блатном жаргоне, за базар надо отвечать. Но чтобы не отвечать, политики и СМИ усиленно переключали внимание израильского обывателя на другую сторону вопроса. Ему всё время внушали, что речь идёт не о поселенцах-труженниках, а о горстке обезумевших религиозных фана­тиков. Была даже создана новая организация солдатских матерей "Шуву". Все радиостанции крутили рекламу этой организации, призывающую посе­ленцев не стрелять в их сыновей-солдат. Обывателя готовили к тому, что в Газе будет литься кровь, и уже не важно чья. Вся шумиха в СМИ была на­правлена на разжигание ненависти между религиозными и светскими, между поселенцами и остальными жителями Израиля. Это оправдывало многочис­ленные аресты противников размежевания и ограничение свободы передви­жения массы людей. Ты обратил внимание, что когда подразделения армии и полиции вошли в еврейские поселения, корреспонденты с нетерпением го­товились запечатлеть моменты вооружённого сопротивления жителей? И как же они были разочарованы, увидев мирно молящихся жителей, рыдающих возле своих домов. Левые не могли в это поверить. И тогда все СМИ начали называть это "показухой" и "дешёвой игрой". Рыдания людей, покидающих родные места, называли "попыткой сыграть на чувствах общественности". И это говорилось о людях, часть из которых пережила Катастрофу, однажды уже поверила правительству и осваивала земли Синая, потом была пересе­лена, тоже правительством, в Газу, и вот теперь вновь переселяемая в неиз­вестность. И у журналистов хватило совести называть их "фанатиками и фа­шистами". И чего, мол, поднимать такой шум, когда речь идёт просто о пере­мене месте жительства. К счастью, не все журналисты так описывали проис­ходящее. Как точно сравнил журналист Пётр Люкимсон кадры самозабвенно молящихся евреев с моментом древней истории иудеев, когда священники продолжали молиться в Храме даже тогда, когда туда ворвались римские ле­гионеры и начали их убивать.

       -- Да, это очень меткое сравнение. Более трагично то, что сейчас евреев изгоняли из родных домов не римские легионеры, а свои же евреи. Появилась статья композитора Шломо Арци, придерживающегося, между прочим, ле­вых взглядов, в которой он призывает всех израильтян понять и разделить чувства поселенцев. Все эти события нанесли душевную травму не толь­ко поселенцам, а и многим сотням тысяч жителей страны, которые разуве­рились во всём. А в населённых пунктах Палестинской автономии гремят праздничные салюты в честь победы над Израилем и готовятся новые терак­ты. В одном из заявлений ХАМАСа говорится: "Если бы ракеты не падали на Сдерот, евреи не ушли бы из Газы. Если они не будут падать на Тель-Авив, они не уйдут из Ариэля!" В своих победных речах они заявляют, что борьба не окончена и будет продолжаться до тех пор, пока палестинские флаги не будут развеваться над Акко, Хайфой и Яффо. Так что надеяться на то, что после размежевания наступит мир, не стоит. Военные столкновения продол­жатся с новой силой, и у нашей армии будет много работы. Но Шарон раз­рушил единство между армией и народом. Нет уже той идеологии и боевого духа, которые всегда помогали нашему государству побеждать своих врагов. Ты почитай, что происходит! Идёт массовая отмена запланированных свадеб. Девушки отказываются выходить замуж за тех офицеров и солдат, которые, выполняя приказ, участвовали в ликвидации еврейских поселений. А многие девушки из поселений говорят, что хотят выйти замуж за парня, который не побоялся отказаться от выполнения приказа и отсидел за это в тюрьме.
      -- И всё-таки у меня не укладывается в голове, как могло так сильно измениться мировоззрение Ариэля Шарона. Ведь это был подлинный ли­дер, с чувством собственного достоинства и собственным мировоззрением. Он ведь знал цену национальным иртересам, уважал свой народ и требовал уважения от других лидеров. Не так давно, во время визита Шарона в Москву, Путин спросил его, почему Израиль не может отдать палестинцам Западный берег. Шарон посмотрел на Путина, помолчал и вежливо спросил его, по­чему Россия не может пожертвовать во имя добрососедских отношений с Японией Курильские острова. В русской делегации почувствовалось заме­шательство, а потом Путин рассмеялся. "Потому-то мы и остаёмся великой державой",-- сказал он. Разговор перешёл в шутку, и больше русские не за­давали подобных вопросов. И вот этот боевой генерал, отвоёвывавший эти земли, сам принимавший участие в строительстве поселений, через 30 лет отдаёт приказ об их разрушении и отступлении с этой земли. И теперь люди, которые в честь него давали имя своим детям, не могут его простить. Когда и где он потерял свою душу?
      -- Да, история его жизни очень занимательна. Этот человек очень много сделал в прошлом для Израиля. Но, по мнению некоторых его старых сорат­ников, при всей его храбрости и решительности он сам был подвержен влия­нию окружения. Он подпадал под влияние близких ему людей. Поэтому очень важно было, кто находится в его окружении. Когда-то его окружали сильные личности, идеалисты. И он занимался освоением Израиля. В развитии по­селенческого движения вряд ли кто-то сделал больше, чем Ариэль Шарон. Постепенно в его окружении вместо идеалистов появились такие прагматики, как его сын Омри Шарон, Эхуд Ольмерт и другие. Для них главной задачей была возможность заработать как можно больше денег. Личные интересы для них были выше интересов страны. И под их влияние попал Шарон. То, что он делал раньше, противоречило его последним делам. Шарон сам говорил, что идёт на одностороннее размежевание с тяжёлым сердцем. И такие внутрен­ние противоречия не могут не сказаться на здоровье человека. Удивительно, как Шарон это выдерживает. Проведение одностороннего размежевания при­вело к расколу в обществе, хотя до его начала все опросы общественного мнения говорили о всеобщем одобрении плана Шарона. Произошёл раскол и в правительственной коалиции. Была назначена дата досрочных выборов в Кнессет. Но Шарон не зря носил кличку Бульдозер. Понимая, что на предсто­ящих праймериз в родном "Ликуде" он может не добиться лидерства, Шарон объявляет о создании новой партии "Кадима".
       -- Как же так? -- в числе многих израильтян удивлялся и Аркадий.-- Ведь он сам создавал "Ликуд"! И теперь из-за боязни потерять лидерство изменять родной партии!
       --В истории Израиля уже был такой прецедент,--успокаивал его Шимон.-- В первые 15 лет с момента образования государства, Бен-Гурион, находясь во главе самой крупной партии, властвовал безраздельно, как диктатор. Без его одобрения не принималось ни одно решение. Это нравилось далеко не всем. И в партии МАПАЙ начала формироваться группа людей, которым это не нрави­лось. Группу эту составляли представители третьей волны алии из Белорусии и Украины. Это были образованные и одарённые люди, такие, как Голда Меир, Леви Эшколь, Моше Шарет, Пинхас Лавон. Параллельно образовалась группа молодых людей, поддерживающих Бен-Гуриона. В их числе были Моше Даян, Шимон Перес, Тедди Колек, Ицхак Навон. Особенно обострились отноше­ния между группировками после 1954 года, когда в Египте были арестованы 11 молодых евреев, которым было поручено осуществить антиамериканские теракты в Каире и Александрии. Разразился скандал. Но нельзя было уста­новить, кто давал такое задание. Глава правительства Моше Шарет узнал о случившемся из газет. Министр обороны Пинхас Лавон обвинял армейскую разведку. Та, при поддержке Моше Даяна, кивала на Лавона. Бен-Гурион об­винял в этом Лавона и потребовал создания комиссии по расследованию этого дела. 25 декабря 1960 года комиссия обнародовала постановление, в котором говорилось, что Лавон не только не давал распоряжения о проведении опера­ции, но и не знал о том, что она готовится. Но это постановление не убеди­ло Бен-Гуриона, и он затаил злобу на своих партийных оппонентов. В октя­бре 1964 года Бен-Гурион категорически потребовал от Эшколя возобновить расследование по делу Лавона, однако Эшколь ему отказал. Все эти скандалы подорвали авторитет Бен-Гуриона в родной партии и ему пришлось уйти из партии. Вслед за ним ушли Моше Даян, Шимон Перес и многие другие члены парламентской партии МАПАЙ. Они образовали новую фракцию под назва­нием РАФИ. На следующих выборах в Кнессет шестого созыва РАФИ набрала всего 10 мандатов, и Бен-Гуриону пришлось уйти в оппозицию. Перед созда­нием "Кадимы" Шарон неоднократно проводил совещания у себя на ферме с участием близкого круга советников. Присутствовал на них и Эхуд Ольмерт. Поговаривали, что именно он подал идею создания новой партии. Во всяком случае, если в "Ликуде" Ольмерт занимал в списке место в четвёртом десят­ке, то в "Кадиме" он стал вторым номером. Это место ему просто дал Шарон, так как праймериз в партии вообще не проводились. Согласно зарегестрированному уставу "Кадимы", лично лидером партии определяются все места в предвыборном списке. Это говорит о том, что Шарон, обладавший почти не­ограниченной властью, не считавшийся с большинством в "Ликуде", строил новую партию под себя. Партия создавалась на скорую руку, как будто Шарон куда-то очень торопился. В новую партию перешли часть членов "Ликуда" и часть членов Аводы. Перешёл в "Кадиму" и председатель партии "Ликуд" Цахи Ханегби. Переход этот произошёл, мягко говоря, не очень красиво. Вчера человек заседал в в штабе "Ликуда", принимал участие в разработке предвы­борной стратегии партии, а наутро заявил о переходе в "Кадиму". Сразу по­сле создания партии она уже начала готовиться к предстоящим выборам в Кнессет. И здесь Шарону вместе с его новой партией предстояло выдержать серьёзный бой с другими партиями. Лидер "Ликуда" Биньямин Нетаниягу заявил, что тот кто поддерживает "Кадиму", тот тянет Израиль назад. Лидер партии "Наш дом -- Израиль" Авигдор Либерман выдвигал план об обмене с палестинцами территориями и населением, который одобрялся многими из­бирателями. На праймериз в партии "Авода" победу с небольшим перевесом одержал лидер Гистадрута Амир Перец. Впервые за всю историю "Аводы" её возглавил выходец из Марокко. Он шёл к этой цели 30 лет. Его участие в общественной жизни начиналось с ночёвок зимой в палатке перед зданием Кнессета. Это делалось с целью привлечения внимания правительства к про­блемам городов развития. На волне растущей популярности стал мэром род­ного Сдерота; затем представлял интересы городов Негева в качестве депутата Кнессета от партии "Авода". Вместе с Юли Тамир он организовал леворади­кальное движение "Шалом ахшав" (мир сейчас). В 1995 году Амир Перец стал председателем Гистадрута, до этого разваленного прежним руководителем Хаимом Рамоном. За короткое время Гистадрут снова стал сильной организа­цией. В 1999 году Перец вышел из "Аводы", разойдясь во взглядах с Эхудом Бараком. Вскоре Перец организовал партию "Ам эхад" и получил два ман­дата в Кнессете. В течение нескольких лет страну периодически сотрясают забастовки, организуемые Гистадрутом. В 2004 году Шимон Перес, будучи лидером "Аводы", уговарил Амира Переца вернуться в "Аводу". На праймериз 2005 года Амир Перец стал лидером партии. Ему помогли одержать по­беду члены верного Гистадрута и тысячи арабов, влившихся в "Аводу" в те­чение нескольких недель. Правда, при этом вскрылись случаи подтасовок и фальсификаций, и несколько тысяч арабов, записанных людьми Переца, были отсеяны. Но Перецу удалось замять скандал. После победы на праймериз он давал многочисленные интервью, обещая, придя к власти, поднять минималь­ную зарплату до тысячи долларов (а доллар в то время равнялся 4,7 шекеля), ввести обязательные пенсии, увеличить пособия по старости и многое другое. У Шарона появились сильные конкуренты. Все эти бурные события дополня­лись газетными публикациями о предстоящем суде над сыном Омри. Омри Шарон обвинялся в финансовых махинациях и грубом нарушении закона о партиях на выборах лидера "Ликуда" в 1999 году. На традиционной встрече с редакторами и ведущими журналистами израильских СМИ в доме журна­листа "Бейт-Соколов" Шарону пришлось не легко. Сразу прозвучал вопрос о том, как премьер-министр относится к тому факту, что, обвиняемый в тяжких преступлениях его сын Омри продолжает заседать в Кнессете.
       -- Омри -- мой сын, которого я очень люблю и отношусь к нему, соот­ветственно, как к сыну. Да, у него сегодня есть проблемы и, как вы знаете, он честно признался в совершённых им нарушениях. Но закон не требует от него, чтобы он покинул пост депутата Кнессета до признания его виновным. Так что он действует в рамках закона,-- ответил Шарон. Тут же вмешался один из журналистов газеты "Ха-арец":
       -- Простите, господин премьер, но когда Науми Блюменталь совершила нарушение, которое, по сравнению с деяниями вашего сына -- детская ша­лость, вы немедленно уволили её с поста замминистра и потребовали от неё, чтобы она отказалась от депутатского кресла. Тогда вы делали всё, чтобы представить себя борцом за чистоту власти. Почему же эта чистота не забо­тит вас, когда речь заходит о вашем сыне?
       Этот вопрос на какое-то мгновение привёл Шарона в замешательство, после небольшой паузы он только повторил то, что сказал до этого:
       -- Омри действует в рамках закона... Соблюдение закона чрезвычайно важно... Думаю, когда закон этого потребует, Омри сам заявит о своём уходе с поста депутата Кнессета.
       Всё это отразилось на здоровье Ариэля Шарона. Вообще-то Шарон бо­лел уже давно. Ему было трудно ходить, и перед официальными встречами помощники высчитывали количество шагов, которые придётся пройти пре­мьер-министру. Если в первые годы своего правления Шарон поднимался в зал заседаний бодрой походкой, то в последний год его доставляли наверх личным лифтом. Он был прекрасным политиком, умел руководить ситуацией во время переговоров, при необходимости мог полтора часа рассказывать анекдоты. В последнее же время старался не отступать от бумажки, написан­ной помощниками, мог заснуть на заседаниях. Физическое состояние Ариэля Шарона, как в своё время состояние Леви Эшколя, Голды Меир и Менахена Бегина, тщательно скрывалось от прессы. Помощники утверждали, что ин­теллект шефа в полном порядке и решения принимает, как и прежде. Личные врачи Шарона утверждали, что во время осмотров ничего необычного у сво­его пациента не замечали. Помощники старались облегчить работу Шарону, не перегружая его внешнеполитическими "мелочами". Появилась инфор­мация, что после выборов 2003 года Шарон страдал от приступов депрес­сии, и работа его тяготила. Он стал больше спать и чаще оставался на ферме. 18 декабря 2005 года у Шарона случился микроинсульт. После диагностики и последующего лечения врачи с мировым именем уступили настойчивым просьбам сыновей и помощников Шарона. Полубезумного старика, еле пере­двигающего ноги, объявили полностью здоровым. 4 января он потерял созна­ние в приёмном покое иерусалимской больницы "Хадасса". Вся страна сле­дила за его состоянием здоровья. Шарон впал в кому. Через пару недель со­ветник премьера сообщил, что в ближайшее время Шарон будет отключён от аппарата искусственной вентиляции лёгких и начнёт дышать самостоятель­но. Однако врачи отказались подтвердить или опровергнуть это сообщение. Через пару недель после того, как Шарон попал в больницу, министерство соцобеспечения назначило его официальными опекунами сыновей Омри и Гилада. Отныне им предстояло решать вместе с врачами, какие действия сле­дует предпринять для спасения жизни премьер-министра. В связи с тяжёлым состоянием здоровья Шарона все партии отменили запланированные по­литические мероприятия. Исключение составляла только родная "Кадима". Дело в том, что уже было ясно, что Шарон, даже при самом благоприятном исходе болезни, уже не сможет вернуться к исполнению своих обязанностей. И оставалось слишком мало времени до даты подачи в Центризбирком все­ми партиями своих предвыборных списков. Однако Ариэль Шарон не на­звал имени своего приемника и того порядка, в котором должен составляться список. Поэтому, пока Шарон лежал в коме, в партии "Кадима" проходили многочисленные встречи, совещания и обсуждения. Все претенденты на де­путатские места не хотели изменять устав партии и вводить в него более де­мократичные методы формирования списка. Они не скрывали, что пришли в "Кадиму" для обеспечения своего политического будущего, а проведение праймериз не гарантирует им получения престижного места и может эти планы нарушить. Претендентов на лидерство в партии было несколько, од­нако окружение Ариэля Шарона склонялось к кандидатуре Эхуда Ольмерта. Он считался своим в "семье Шарона", которая в действительности правила страной в последнее время, и был послушной марионеткой в руках Ариэля
       Шарона. Эхуд Ольмерт стал и. о. премьер-министра и лидером "Кадимы", пообещав остальным членам партии, что выполнит то, что им пообещал Ариэль Шарон. Однако когда он начал проводить встречи со своими коллега­ми по партии, выяснилось, что выполнить все обещания Шарона будет очень трудно. Оказалось, что всем собеседникам, по их утверждению, Шарон обе­щал реальное место в первой десятке списка. Из-за этого, мол, они и перешли в "Кадиму". Многие перешли в "Кадиму" благодаря личности Шарона, его авторитету. Теперь же некоторые были в растерянности и подумывали вер­нуться в прежние партии. Да и на выборах народ голосовал бы за "Кадиму", потому что её возглавлял Шарон. Теперь предстояло разработать новую предвыборную стратегию. Решено было представить всех деятелей партии как "подлинных продолжателей дела Ариэля Шарона", потому что понятие "наследие Шарона" можно трактовать как угодно. Кроме того, для успеха на выборах нужно было направить рекламную кампанию против Биньямина Нетаниягу. СМИ должны были намекать на то, что Нетаниягу виновен в про­ведении жёсткой экономической политики, ударившей по слабым слоям на­селения, что он "пил кровь Ариэля Шарона" и довёл его до тяжёлой болезни. Для СМИ эта задача была не сложной, так как на протяжении десятка лет им не раз приходилось нападать на Нетаниягу и выставлять его "главным вра­гом еврейского народа". Гораздо легче было выступать против лидера Аводы Амира Переца. Достаточно было напомнить избирателям, что у бывшего ли­дера "Гистадрута" нет никакого опыта управления государством. И ни в коем случае не напоминать о многочисленных неудачах Ольмерта на министер­ских постах. А ведь именно Ольмерт виновен в последнем повышении цен на хлеб и хлебопродукты, хотя цены на нефть вскоре пошли на снижение. На Переца, впрочем, здорово нападать не следует, потому что именно Авода может быть основным партнёром по коалиции в будущем правительстве.
       Между тем, Ольмерт уверенно продолжал намеченный Шароном план одностороннего размежевания. В январе 2005 года произошли "бои" меж­ду жителями еврейского квартала имени Шалхевет Паз в Хевроне и сила­ми ЦАХАЛа, получившими приказ ликвидировать это поселение. История этого квартала поистине трагична. Существуют неоспоримые документы, свидетельствующие о том, что все эти дома являются собственностью ев­реев, которые были куплены ими за немалые деньги. В 1929 году эти дома были захвачены арабами в ходе еврейского погрома. В "Истории Государства Израиль" Михаил Штереншис так описывает эти события: "Двух раввинов, 68-летнего Меира Кастеля и 70-летнего Цви Драбкина -- толпа погромщиков кастрировала. Убили хромого фармацевта Бенциона Гершона, который 40 лет делал лекарства и для евреев, и для арабов. Его дочь изнасиловали и убили. 70-летнего Ицхака абу-Ханаана привязали к двери и замучили до смерти. Двухлетнему Менахему Сегалу оторвали голову. Пальцы и кисти рук отрезали в погоне за кольцами и бриллиантами...". Наследникам этой не­движимости деньги за захваченные дома никто не выплатил. И вот теперь БАГАЦ принял решение отдать эти дома арабам, выгнав тех, чьё присутствие на этой земле сохранялось 3,5 тысячи лет. Но основные столкновения про­изошли в Иудее, где Ольмерт решил ликвидировать в одностороннем поряд­ке ряд еврейских поселений. Причём в этом решении также не просматрива­лось никакой логики. В 2002 году рядом с трассой, соединяющей Гуш-Эцион с Иерусалимом, было создано поселение Неве-Боаз. Создание поселения было одобрено правительством Ариэля Шарона и было ответом на попыт­ки палестинцев отрезать Гуш-Эцион от Иерусалима и превратить его в изо­лированный еврейский анклав посреди палестинских населённых пунктов. Пока полицейские сносили караваны, жители забаррикодовались в крепком каменном доме, построенном одним из поселенцев. В это время из соседних поселений начали подходить десятки людей, по большей части 14-16-летние подростки. Полицейские применили против них слезоточивый газ, а потом начали избивать. Один подросток получил сильный удар в пах и солнечное сплетение, другой -- прикладом по голове. Упавших подростков продолжа­ли избивать ногами. Увидев это, демонстранты начали забрасывать полицей­ских комьями грязи, имевшейся под ногами в изобилии после прошедших дождей. В ответ десятки подростков были арестованы и избиты в машине. У многих были намеренно сломаны пальцы, а в полицейском участке отказа­но в медицинской помощи. Не получили помощи и те, у кого были затрудне­ния с дыханием из-за отравления газом. Поселение Неве-Боаз было снесено. На очереди осталась Эмуна, одно из первых поселений в Иудее и Самарии, ликвидацию которой отложили в связи с тем, что жители подали апелляцию в БАГАЦ. Народ не мог понять странной политики правительства Ольмерта. Вместо того, чтобы достойно ответить на ракетные обстрелы Сдерота и Ашкелона, подавить палестинский террор, армия занимается сносом еврей­ских поселений. Протестующих арестовывают, ломают им пальцы так умело, что люди на всю жизнь остаются инвалидами. Такие действия правительства Ольмерта наносят ущерб не только отдельным людям, но и всему государ­ству. Нынешнее правительство взяло курс на демонизацию образа поселен­цев, чтобы вызвать к поселенческому движению негативное отношение из­раильского общества. Но кто же потом будет претворять в жизнь программу освоения Негева и Галилеи? Кто поверит правительству и будет создавать там новые поселения, вкладывать деньги и силы? Где гарантия, что через какое-то время какое-нибудь новое правительство не примет решение отдать эту территорию палестинцам? Израиль превращается в страну с неустойчи­вой территорией. Такая неопределённость не приносит пользу государству.
       Как и предсказывали многие, снос поселений и односторонний выход из Газы не принёс желаемых результатов. Палестинцы в Газе не бросились осваивать освобождённые Израилем территории, а продолжали ракетные об­стрелы Сдерота и других населённых пунктов Негева. Активисты ФАТХа за­явили, что возвращаются к прежней политике вооружённых акций против по­селенцев и солдат ЦАХАЛа, находящихся в Иудее и Самарии. Но что до этого правительству и Кнессету, когда идёт такая предвыборная гонка?! Все партии готовы записывать новых членов. "Кадима" выступала с портретами Ариэля Шарона. Для вступления в партию требовалось заполнить краткую анкету: имя-фамилия, телефон, электронный адрес и номер теудат-зеута. Партийный взнос составлял 50 шекелей. В "Аводе" сумма партийных взносов диффе­ренцирована и зависит от возраста и времени репатриации. В "Ликуде" пар­тийные взносы составляют 74 шекеля ежегодно. Партийные билеты в этих партиях не выдаются. В "Кадиме", несмотря на болезнь Ариэля Шарона, его семья и группа приближённых продолжала осуществлять фактическое ру­ководство партией. Предвыборный список от "Кадимы" формировал Омри Шарон. И никого в партии не смущал тот факт, что список партии форми­рует человек, обвиняемый в совершении целого ряда преступлений, сознав­шийся в этих преступлениях и дружащий с криминальными авторитетами. В Израиле, видимо, стало обычным делом, когда политики дружат с бизнес­менами и мафиози, гуляют у них на свадьбах и бар-мицвах. Не отстаёт от "Кадимы" и религиозная партия ШАС. После того, как юридический совет­ник Мени Мазуз рекомендовал передать в суд дело депутата Кнессета от этой партии Шломо Бенизири, имя этого члена партии не исчезло из предвыбор­ного списка, а только переместилось со второго места на шестое. Может быть, из-за всех этих безобразий лидер партии НДИ Авигдор Либерман заявил, что после выборов хотел бы занять в новом правительстве пост министра вну­тренней безопасности. А лидер партии "Ликуд" Биньямин Нетаниягу высту­пил с предвыборной программой и заявил, что, в случае победы на выборах в течение трёх лет покончит с бедностью пенсионеров, увеличив пособие по старости почти вдвое. Обещал он и снижение налогов и тарифов на проезд в общественном транспорте, а также платы за обучение в вузах. На проведён­ном брифинге он представил чёткие финансовые выкладки, доказывающие, что при правильном управлении экономикой все эти цели вполне достижимы. Многие русские возлагают надежду на Либермана, прилагающего усилия к тому, чтобы они почувствовали себя полномочными, востребованными граж­данами страны. Для этого он собрал довольно квалифицированную команду. Эхуд Ольмерт, уверенный в победе, пообещал сразу после выборов создать межведомственную комиссию для решения проблемы пенсионного обеспе­чения репатриантов. Незадолго до выборов его правительство утвердило решение о сокращении срока действительной срочной службы для мужчин. Партия "Кадима" намеревалась также добиться введения в стране граждан­ских браков. До недавнего времени в мире существовало четыре государства, запрещающих некоторым гражданам заключать браки на своей террито­рии,-- Саудовская Аравия, Иран, Афганистан и Израиль. Афганистан, после изгнания талибов, избрал демократический путь развития. Давно назрел во­прос покончить с такой несправедливостью, когда гражданин Израиля имеет право погибнуть за свою страну, но не имеет права жениться в своей стра­не. Выдвигала "Кадима" и большую социально-экономическую программу. Некоторые пункты этой программы Ольмерт хотел осуществить немедленно. Однако юридический советник правительства Мени Мазуз заявил, что все планы экономической реформы Ольмерта должны быть заморожены до вы­боров в Кнессет, так как у правительства переходного периода нет права при­нимать подобные решения.
       Между тем, предвыборные страсти накалялись. Начали появляться опро­сы общественного мнения, только после одностороннего размежевания не очень многие им верили. Горячо обсуждалась эта тема и среди рядовых израильтян.
       -- Какое безобразие,-- возмущался Аркадий,-- каждая партия обливает другие такой грязью, употребляет часто такую ложь, что просто противно. Вместо того, чтобы похвастаться, какие они хорошие сами, они только кри­чат о том, какие плохие другие. Почему?
      -- Во-первых, наверное, потому, что хвастаться нечем,-- отвечал Шимон.-- Во-вторых, несмотря на эти обливания друг друга грязью, по­сле выборов они могут оставаться в приятельских отношениях. Но такими грязными технологиями пользуются не все. Например, один из президентов Израиля Ицхак Навон не говорил ничего плохого о других президентах ни до, ни после своей каденции, считая это неэтичным. К сожалению, современные партии не отличаются хорошими моральными качествами.
      -- Вы говорите о выборах? -- вмешивается проходящий мимо сосед Барух.-- Что тут долго рассуждать? Надо голосовать за партию ШАС!
       -- Почему? -- удивился Аркадий.
       --Потому, что тот, кто будет голосовать за ШАС, обязательно попадёт в рай!
       -- Откуда ты знаешь?
       -- Ты что, не в курсе? Наш рав выпустил об этом специальное галахиче-ское постановление. И там сказано, что те, кто проголосует за ШАС, попадут в рай.
       -- А рав откуда знает? И как он это может гарантировать?
       -- Ты что, не понимаешь? -- подкалывает Шимон.-- Рав пообщался с всевышним, и тот пообещал ему контрамарки!
       Они улыбаются, а обиженный Барух уходит.
       -- А ты, Барух, будешь голосовать за ШАС? -- говорит ему вдогонку Шимон.
       -- Конечно!
      -- Тогда у меня к тебе большая просьба.
      -- Слушаю, -- поворачивает обратно Барух.
      -- Ты ведь знаешь моего дядю Офира? Он большой праведник, употре­бляет только кошерное и соблюдает субботу. Ты ведь знаешь?
      -- Знаю, так что?
      -- Так вот я тебя очень прошу. Когда ты попадёшь в рай, присмотри, по­жалуйста, и ему где-нибудь хорошее место.
       Рассерженный Барух поворачивается и уходит окончательно.
      -- Вот тебе один метод предвыборной агитации, который используется среди религиозной части населения, -- подводит итог Шимон.
      -- Я читал, что некоторые предлагают кандидатам в депутаты проходить психотест. И, может быть, это правильно. Ведь сдают психотест абитури­енты вузов, призывники в армию. Так неужели управление мэрией, работа в Кнессете и правительстве менее важны, чем поступление в университет? Учитывая успехи современной графологии, хорошо бы проводить также экс­пертизу писем кандидатов. О характере человека может сказать характер по­черка, размер и наклон букв, расположение строк и характер подписи. Введя такие тесты, страна могла бы избавиться от нечестных и случайных в поли­тике людей.
      -- Неплохо было бы избавиться и от избирателей-покойников. В 2004 году, согласно отчёту госконтролёра, в избирательных списках к выборам в Кнессет 16-го созыва числились 2 829 израильтян в возрасте от 110 до 179 лет. В 2005 году МВД выявило 11 тысяч числящихся в списках избирателей, чей возраст давно перевалил за 100 лет. Из них 600 продолжало получать по­собия по старости. Однако самым старым человеком планеты числится бра­зилец Эмилиано Маркадо, имеющий возраст около 115 лет. А происходит всё довольно просто. Перед выборами по квартирам родственников умерших пожилых людей ходят активисты различных партий и просят продать теудат-зеут покойного. И цены на этот товар растут год от года. Если в 1996 году этот документ стоил 1000 шекелей, в 1999-м -- 1300 шекелей, то в 2003-м его цена уже местами доходила до 2 500 шекелей. Другую махинацию проводят с пожилыми репатриантами, плохо знающими иврит. На избирательных участ­ках услужливые люди подсовывают им бюллетени не той партии, за какую они собирались голосовать.
      
      -- Я смотрю, в Израиле вся избирательная кампания построена на эмоциях.
      -- Совершенно верно. И делается это специально. За время предыдущей каденции совершается много ошибок в политике и экономике. За каждой из этих ошибок фактически имеются конкретные виновники. Однако никто ни­чего не анализирует и виновников не выявляет, потому что это не выгодно той партии, к которой принадлежит виновник. Не заинтересовано в этом и правительство, так как не хочет вносить разлад в коалиции. И СМИ редко напоминают гражданам о прошлых провалах правительства. Во время пред­выборной компании СМИ хорошо зарабатывают на агитационных матери­алах кандидатов, и никто не хочет терять эти заказы. А поскольку выборы в Израиле проводятся довольно часто, то и периодичность заказов велика. По той же причине депутат может договориться с редакцией, чтобы та не пропускала критические материалы в его адрес.
      -- Да, нечистоплотность выборов ощущается повсеместно. И продол­жается это постоянно, если учесть, что израильское правительство живёт в среднем 21 месяц. Кроме того, меня интересует вопрос: а что изменится по­сле выборов?
      -- Скорее всего, ничего. Также начнут сколачивать коалицию и делить порт­фели. Будет обычный торг. И портфели опять будут распределять не по профес­сиональному признаку. За последние 18 лет, к примеру, у нас пост министра просвещения занимали семь человек. Но профессионально подготовленными из них были только двое. Чего же удивляться, что у нас в стране такой уровень образования. Ещё хуже положение в министерстве здравоохранения. За тот же период на посту министра в этом ведомстве сменилось десять человек. Из них только один имел медицинское образование, остальные просто являлись пар­тийными функционерами. Чтобы всех ублажить, будут создавать новые мини­стерства или назначать по два министра на одно министерство. К примеру, в ми­нистерстве финансов министрами одновременно были Биньямин Нетаниягу и Меир Шитрит... Это явно определённая форма коррупции!
      -- А другая форма коррупции -- это непрозрачный бюджет. Деньги на программы выделяются, в министерства поступают, а куда они потом дева­ются, никто не знает. Специалисты предлагают ввести систему электронной подписи на открытом для всех сайте. Тогда будет видно, какой госчиновник, на что и сколько выделил денег и что фактически сделано.
      -- Ну, на это вряд ли кто согласится. Тогда ведь из госбюджета деньги не своруешь. А в прессе появилась информация о новом скандале. Сотрудники центрального штаба партии НДИ в Иерусалиме обнаружили, что кто-то пы­тался установить прослушивающие устройства в распределительном щите телефонной кампании "Безек", расположенном возле штаба. Поскольку ос­новная борьба за "русские" голоса шла между НДИ и "Кадимой", то наибо­лее вероятным заказчиком считалась "Кадима". В штаб были вызваны пред­ставители "Безека" и Центризбиркома. Факт попытки установки прослушек был установлен, однако, представитель Центризбиркома справедливо заме­тил, что нет доказательств того, что это дело рук "Кадимы". За несколько дней до выборов активисты партии "Мафдал" начали раздавать на пере­крёстках буклеты, посвящённые семье Эхуда Ольмерта. Читателя призыва­ли задуматься над тем, можно ли доверять главе правительства, который сам в своё время избежал службы в армии и позволил сделать то же своим детям. Оба сына Ольмерта, являясь сторонниками леворадикальных группировок, отказались служить в рядах ЦАХАЛа и давно проживают за границей, один живёт в Нью-Йорке, а другой -- в Париже. Дочь Ольмерта -- видный де­ятель израильской Ассоциации гомосексуалистов и лесбиянок. Кроме того, она вместе с женой Ольмерта являются активистками организации "Махсом вотч", которая всячески затрудняет работу солдат ЦАХАЛа на КПП на гра­нице с палестинцами. Газета "Макор ришон" выдала сенсационную версию, согласно которой за нынешним положением израильской политики стоит фигура австрийского банкира и владельца многих казино Мартина Шлафа. Мартин Шлаф вместе с приближённым Ясера Арафата Махмудом Рашидом был совладельцем Иерихонского казино. А адвокатом, защищающим их ин­тересы, был Дов Вайсглас, до недавнего времени возглавлявший канцеля­рию премьер-министра и близкий друг Ариэля Шарона. Из всего этого мож­но догадаться, что идея создания новой партии была подсказана Ариэлю Шарону Мартином Шлафом, Довом Вайсгласом и Омри Шароном.
       Наконец подошло время выборов. По их результатам больше дру­гих партий набрала мандатов "Кадима": хотя и меньше, чем показывали опросы до выборов. Меньше ожидаемого набрали также Авода и "Ликуд". Эхуду Ольмерту было поручено формировать правительство. Самые слож­ные коалиционные переговоры пришлось вести с Амиром Перецом. Лидер Аводы требовал включить в коалиционное соглашение пункт об увеличении минимальной зарплаты до 1000 долларов. Такое обещание было в его пред­выборной программе. Специалистам было понятно, что такое решение обер­нётся страшной инфляцией и ростом безработицы. Но попробуй это объясни не имеющему образования лидеру Аводы. Но, как выясняется, нет в Израиле политиков, которых нельзя было купить. Переца купили на том, что пообе­щали в будущем правительстве пост либо министра финансов, либо мини­стра обороны на усмотрение Ольмерта. Соглашаясь на такие условия, Перец не заметил, как попал в хорошо расставленную ловушку. Получив пост ми­нистра обороны, он вряд ли сможет выполнить своё предвыборное обеща­ние о резком сокращении бюджета этого ведомства. Подчинённые его про­сто не поймут. И не получив портфель министра финансов, ему не удастся ввергнуть страну в экономический кризис, подняв минимальную зарплату более чем в полтора раза. До окончания коалиционных переговоров партия Авода "засветилась". Почти все его члены, включая Амира Переца, погуляли на свадьбе криминального авторитета Мордехая Асрафа, отбывающего тю­ремное заключение за контрабанду 24 килограммов кокаина из Венесуэлы. Жених, по случаю бракосочетания, получил 72-часовой отпуск. Многие представители тюремной администрации также пришли в ашдодский зал торжеств "Хофра", чтобы поздравить молодожёнов. Что уж тогда можно сказать о партии, лидеры которой не считают зазорным близкое знакомство с криминальными авторитетами?
       Кроме Аводы представители "Кадимы" вели коалиционные переговоры с партиями ШАС и НДИ. ШАС потребовал для себя портфель министра МВД. В руках этого министерства находятся местные бюджеты, с помощью кото­рых можно раздавать должности своим приближённым, укреплять местные отделения партии и готовить плацдарм к следующим выборам. Но "Кадима" такой лакомый кусок не собиралась отдавать в чужие руки, поэтому ШАС предлагались должности поскромнее. Лидер НДИ Авигдор Либерман наме­ревался получить пост министра внутренней безопасности, чтобы навести там порядок. Но этого как раз многие боялись, поэтому полиция вновь от­крыла закрытое уже дело против него, а юридический советник Мени Мазуз выпустил постановление о том, что политик, против которого полиция про­водит расследование, не может быть её руководителем. С "Ликудом" перего­воры вести не имело смысла. Эта партия, потерпев серьёзное поражение на выборах, решила уйти в оппозицию.
       Наконец, коалиция была сформирована, правительство создано. И "рус­ским" осталось только возмущаться. Депутат Марина Солодкина была в списке "Кадимы" на шестом месте. Она много ездила по городам, встреча­лась с русскоязычными избирателями и принесла своей партии много го­лосов репатриантов. Все были уверены в том, что если победит "Кадима", то Марине министерский портфель обеспечен. Надеялись, что она получит министерство абсорбции. Она ведь уже работала в должности замминистра и очень помогала русскоязычным репатриантам. Однако Ольмерт раздал министерские портфели людям из второго десятка, а Марине не дал ничего. Возмущению людей не было предела.
      -- И это он сделал после того, как на предвыборных митингах заявлял, как он ценит и уважает Марину Солодкину. Что можно ждать от премьера, который обманывает народ с первых шагов своей деятельности!
      -- В правительстве вообще нет ни одного русскоговорящего. В Америке негров всего 13 процентов, гораздо меньше в процентном отношении, чем нас здесь. Но попробовали бы там создать правительство без чернокожих! Был бы всемирный скандал, потому и никто даже не пытается этого делать.
      -- А у нас никто скандал не поднимает. Поэтому мы сами и виноваты, что не боремся за свои права. Как сидели тихо в Советском Союзе, так и сейчас по норам прячемся.
      -- Но ведь в прежних правительствах были наши "русские", а теперь нет!
      -- Раньше нас не знали и немного боялись. Ведь люди приехали из стра­ны, где совершили такую революцию! Да и тут быстро создали свою партию. А теперь нас разглядели. Инженеры и учёные безропотно идут работать в охрану и на уборку. Хозяева ими помыкают, а они молчат. Да и партию свою сами развалили, а голоса избирателей растащили по другим партиям. Чего же удивляться, что к нам так относятся. И Ольмерт не считает за грех нас обма­нывать, как обманывает любой каблан на работе.
      -- Но он же всё-таки не каблан, а премьер! Он должен быть образцом для своих граждан. И если он так начинает свою деятельность, то ничего хороше­го от него ждать нечего. Вот увидите, мы с ним наплачемся.
      -- А мы уже начинаем плакать из-за Амира Переца. Это же первый в истории Израиля случай, когда министром обороны стал не то что не генерал, а вообще человек, никогда не имевший отношения к вопросам безопасности.
      -- Он разве не служил в армии?
      -- Служил. Только свою срочную и резервистскую службу он проходил в качестве автомеханика в гараже по ремонту военной техники. Вы можете себе представить автослесаря на посту министра обороны?
      -- Но говорят, что он даже был ранен.
      -- Был. А ранение он получил, когда ему упала на ногу тяжёлая цепь от гусеничного БМП. А когда он отрастил усы, то пошёл слух, что ими он при­крывает ранение верхней губы.
      -- Но в Минобороны его, вроде бы, воспринимают серьёзно. Может быть, потому, что сумел на партийных выборах победить Эхуда Барака, имеющего самый высокий в стране интеллектуальный коэффициент.
      -- Победа на выборах ни о чём не говорит. Как проходят эти выборы, мы хо­рошо знаем. А вот что начал творить этот новый интеллектуал, мы тоже видим. Он направил армейские подразделения для насильственного выселения еврей­ских поселенцев из принадлежащего им по праву "дома Шапира" в Хевроне.
      -- А ещё он выдал 12 тысячам палестинцев из Газы разрешения на работу в Израиле. И кто знает, сколько террористов среди этих тысяч.
      -- Ежедневно из Газы падают ракеты и снаряды, а Перец на первом же со­вещании в Минобороны заявил, что намерен прекратить практику ответных ударов армии на ракетные обстрелы нашей территории из Газы. Генералы уже побаиваются, что он скоро начнёт им указывать, как надо воевать.
      -- Интересно, что все видят, к чему это может привести, а СМИ мол­чат. Я вас уверяю, что если бы этот Перец был из "Ликуда", его бы в по­кое не оставили. Но поскольку нынешнее правительство страдает левизной, а Перец вообще из Аводы, так его никто не трогает.
      -- Не трогают не только Переца. Вот недавно опубликовали очередной отчёт о положении с бедностью в стране. При ликудовском правительстве какой бы уже был шум, а сейчас тишина.
      -- А как, по-вашему, правительство должно решать проблему бедности? Всем увеличить социальные выплаты?
      -- Почему всем? Ни в коем случае! Так можно весь бюджет проесть. Увеличивать пособия следует тем, кто по объективным причинам не может сам себя прокормить. Это старики и инвалиды, живущие только на пособие от Битуах Леуми, несовершеннолетние дети-сироты. Но не здоровенные му­жики, принципиально нигде не работающие и только изучающие религиоз­ные науки. Если оплачивать изучение наук, так почему бы не платить тогда и студентам университетов? От них хоть потом будет польза стране. Так ведь нет. Наоборот, с них берут за обучение и с каждым разом больше. А какая польза стране оттого, что человек всю жизнь только и делает, что изучает Тору? А поскольку он не работает, то у него хватает времени и сил постоянно увеличивать количество членов семьи. А партия ШАС постоянно добивается увеличения детских пособий. Так что тут для государства одни убытки.
      -- Тут вы не правы, польза от них всё-таки есть. Они ведь помогают ре­шить демографический вопрос в стране, выиграть соревнование с арабами.
      -- Тогда надо вещи называть своими именами, содержать их как произво­дителей, а не как изучающих религиозные науки.
      -- Вы это правильно говорите насчёт социальных выплат, но кто будет претворять это в жизнь? И кто защитит работающего человека, когда кругом творятся нарушения трудового законодательства? Нет сейчас в стране такой социальной партии, которая смогла бы действительно нам помочь. Может быть, потому некоторые наши репатрианты примкнули к движению "Чёрные пантеры".
      -- Позвольте, но это же в Америке была такая организация.
      -- Не только в Америке. В семидесятых годах у нас в стране молодые репатрианты организовали движение за социальную справедливость. А на­звание позаимствовали у американцев. Основал это движение Чарли Битон. Ему пришлось даже посидеть в тюрьме. Потом он стал депутатом Кнессета от коммунистической партии ХАДАШ. Сейчас это движение хотят возродить.
      -- Ай, что вы мне говорите про "Чёрных пантер"! В Израиле теперь всё решают деньги. Вы посмотрите, какие вещи сейчас вскрылись. Оказывается, в 1999 году на праймериз в "Ликуде" Ариэль Шарон победил Нетаниягу толь­ко благодаря деньгам. У Нетаниягу тогда в партии были очень сильные пози­ции. Омри Шарон, тогда руководивший предвыборным штабом своего отца, понимал, что просто так победу Ариэль Шарон не получит, нужны серьёзные денежные вливания. Но, согласно закону о финансировании партий, каждый кандидат мог получить от своих сторонников не более 826 тысяч шекелей. Биньямин Нетаниягу решил строго придерживаться Закона. А Омри Шарон создал фиктивную фирму, якобы, для проведения социологических и полити­ческих исследований, через которую потекли деньги на предвыборную кам­панию Ариэля Шарона. Были наняты сотни штатных сотрудников, получаю­щих деньги за запись людей в партию и агитацию за Шарона. Нужно было за­писать в партию тысячи людей, готовых голосовать на выборах членов Центра "Ликуда" за тех, кто потом будет голосовать только за Шарона. А выбранный партией лидер становился претендентом на пост премьера. А когда Ариэль Шарон стал премьер-министром, у его сыночка вообще появилась огромная власть. Он фактически руководил назначениями на важнейшие государствен­ные посты. На Цахи Ханегби он оказал давление, чтобы назначить своего дру­га Моше Каради генинспектором полиции. Пообещав высокие должности членам Совета Сохнута, Омри добился того, что они проголосовали против назначения Натана Щаранского на пост руководителя Сохнута. Омри провёл назначения на высокооплачиваемые должности в крупные государственные кампании десятки членов центра "Ликуда". При этом использовались связи и влияние на министров и других членов правительства. Назначенцы же, в знак благодарности, поддерживали решения Ариэля Шарона. А если кто-то осмели­вался не выполнять кадровые указания Омри, то лишался должности. По этой причине был отправлен в отставку начальник генштаба ЦАХАЛа Моше Аялон. Когда же Омри понял, что всех подкупить не удастся, возникла идея создания "Кадимы". Он и сейчас является "серым кардиналом" этой партии.
      -- Но ведь его всё-таки судили. Несмотря на оказываемое на судью давле­ние, Омри присудили девять месяцев тюремного заключения, девять месяцев условно и штраф в 300 тысяч шекелей.
      -- И вы думаете, что это остановит коррупцию? Почитайте газеты, и вы увидите, что это не так. Вот в одном только номере сообщается о начале след­ствия по делу министра сельского хозяйства Исраэля Каца из-за незаконных назначений в своём министерстве. Другого замминистра обвиняют в неза­конном получении пособия на аренду квартиры в Тель-Авиве. А всего на­ходится под следствием 11 депутатов Кнессета. Кстати, Ариэль Шарон тоже был замечен в неблаговидных делишках.
      -- Что вы имеете в виду? Дело о греческом острове?
      -- Не только. К примеру, летом 2005 года он отменил программу привати­зации банка "Леуми" путём раздачи акций населению и отдал Минфину рас­поряжение продать банк частным инвесторам на конкурсной основе. Так вот, пишут, что таким образом Шарон отблагодарил руководство банка.
      -- А за что он их отблагодарил?
      -- За то, что в 1996 году банк "Леуми" списал 20 процентов долгов лич­ной шароновской фермы "Шиким".
      -- Да что там Шарон! По сравнению с Ольмертом он выглядит скромной овечкой.
      -- Как? Насколько мне известно, Ольмерт в 29 лет стал депутатом, пред­ставляющим себя яростным борцом с коррупцией. И газеты трубили о нём как о борце с коррупцией и организованной преступностью. Союзником его в этом деле был тогда молодой депутат Йоси Сарид.
      -- Да, был. И о том времени Йоси Сарид как-то высказался так: "Мы дейст­вительно внесли свежую струю в работу Кнессета 70-х годов. Разница между мной и Ольмертом заключается в одном: я пришёл в Кнессет и вышел из него практически в той же рубашке и с теми же самыми часами на руке, за которые уплатил 80 шекелей. Ольмерт же всегда знал, как использовать своё положе­ние для продвижения своих дел и на благо своей семьи". Если вспомнить биографию Ольмерта, то там найдётся много случаев, когда он выступал на стороне тех, кто не в ладах с законом. И самому ему пришлось пройти через многие уголовные расследования. В 1989 году, когда Ольмерт был казначеем "Ликуда", вспыхнул скандал из-за "фиктивных квитанций". Тогда вскрылись махинации с денежными пожертвованиями бизнесменов. Против ряда ликудовцев, включая Ольмерта и нескольких крупных бизнесменов, были воз­буждены уголовные дела. Кое-кто отделался крупным штрафом. Против бух­галтера "Ликуда" Менахема Ацмона и другого казначея партии Йоси Пеледа следствие продолжилось. А вот Ольмерта судья Доррит Бейниш странным образом решила к суду не привлекать. В 1996 году юридический совет­ник правительства принял решение передать дело Ольмерта в суд. Однако в сентябре 1997 года судья Одед Мудрик признал Эхуда Ольмерта невино­вным. В то же время в своём постановлении он отметил, что многие сторо­ны деятельности обвиняемого продолжают вызывать у него большие сомне­ния. На муниципальных выборах 1993 и 1998 годов финансовую поддержку Ольмерту оказывали криминальные фигуры. Замечен след Ольмерта и в деле о греческом острове. Дуду Апель в своё время мечтал создать туристический центр на острове Патроклус, расположенном к югу от Афин. Ольмерт тог­да был мэром Иерусалима, Дуду Апель попросил его пригласить мэра Афин посетить с официальным визитом Иерусалим и в ходе визита договорить­ся, чтобы Афины стали городом-побратимом Иерусалима. В благодарность Апель пообещал помощь на праймериз в "Ликуде" и в предвыборной кам­пании 1999 года. Многие приближённые Апеля работали в предвыборном штабе Ольмерта и были вовлечены во внутреннюю деятельность партии "Ликуд".
       -- Ну, так разве это не взятка?
       -- Юридический советник правительства Мени Мазуз дал по этому пово­ду заключение, что с юридической точки зрения в данном случае трудно до­казать "побудительные мотивы", то есть действительно ли работа этих акти­вистов шла от чистого сердца или представляла собой взятку Эхуду Ольмерту.
      -- А что вы скажете о друзьях Ольмерта Шломо Озе и Реувене Габриэли?
      -- А что мы должны о них сказать?
       -- А то, что против Шломо Оза возбуждено уголовное дело, а Реувен Габриэли вместе с Меиром Абарджилем арестованы по подозрению в созда­нии сети подпольных казино, отмывании "грязных" денег и злостном укло­нении от уплаты налогов.
       -- Но при здесь Ольмерт?
      -- Притом что он был связан с ними не только узами дружбы. В бытность свою министром промышленности, например, он дал указание сотрудникам своего министерства оказывать всяческую помощь Габриэли в открытии в Грузии завода по розливу минеральной воды. В другой раз он дал указание гендиректору Земельного управления "уладить" дело Хаима Габриэли, род­ного брата Реувена, в связи с незаконным присвоением большого земельного участка.
      -- Почему же ему всё сходит с рук?
      -- Потому что в его окружении, кроме криминальных авторитетов, есть круг приближённых, в который входят высокооплачиваемые адвокаты и фи­нансовые аудиторы. С этими людьми он связан большую часть своей жизни. В период двух каденций, которые Ольмерт провёл на посту мэра Иерусалима, эти адвокатские конторы имели возможность получать из бюджета мэрии многие миллионы шекелей. В этот же период Иерусалим занял первое место в списке городов с наибольшей долей населения, живущей за чертой бедно­сти. Когда Ольмерт в 2001 году покидал пост мэра, в Иерусалиме насчиты­валось 22 процента от части населения страны, живущей за чертой бедности. Одной из главных причин такого положения являлось отсутствие работы в городе. В производственной сфере было занято всего 9 процентов населения города. Остальную часть работающего населения составляли госслужащие. В такой обстановке город крайне заинтересован в создании новых рабочих мест. Компания "Интел" намеревалась инвестировать миллиард долларов, и построить в Иерусалиме своё новое предприятие. Новый завод планирова­лось построить в районе проживания ортодоксов. Ольмерт поддался их дав­лению и отказался от строительства. В результате свой новый завод "Интел" построил в Кирьят-Гате.
      -- А какой широкий размах при Ольмерте получили политические назна­чения! Согласно отчёту контролёра мэрии, назначенные по личному указанию Ольмерта, сотрудники получили зарплату только в 1996 году на общую сумму 6,2 миллиона шекелей. При этом трудно было определить, чем конкретно за­нимались эти люди. По требованию контролёра, в рамках финансового оздо­ровления городского бюджета, часть этих должностей сокращалась, но тут же создавались новые. Финал деятельности Ольмерта на посту мэра Иерусалима таков. Когда он заступал на этот пост, бюджетный дефицит Иерусалимской мэрии составлял 65 миллионов шекелей. К концу его первой каденции дефи­цит увеличился до 501 миллионов, а когда Ольмерт покидал свой пост, дефи­цит составлял 534 миллиона. В то же время вкладывались огромные деньги в строительство и развитие инфраструктуры города. Хорошо жилось тем под­рядчикам, которые жертвовали немалые деньги на политическую деятель­ность Ольмерта. Вот что представляет собой теперь этот человек, который на­чинал свою политическую деятельность как борец с коррупцией.
      -- Как же он смог оказаться во главе правительства?
      -- Ещё год назад его популярность в "Ликуде" составляла 7,3 процента, и на праймериз он занял 33-е место. Изменило картину одностороннее разме­жевание, когда Ольмерт был рядом с Шароном и вместе с ним противостоял центру "Ликуда". В "Кадиме" он попал уже на второе место. И когда 4 янва­ря Ариэль Шарон снова был доставлен в больницу, к дому Эхуда Ольмерта стали стекаться работники спецслужб, чтобы обеспечить надёжную охрану человеку, который фактически должен стать премьер-министром страны.
      -- Помяните слово, наплачемся мы с этим премьером. Человек с таким большим количеством крапленых карт может принести много вреда стране.
       Буквально вскоре после выборов, когда Ольмерт стал премьер-мини­стром, ведомство госконтролёра передало юридическому советнику прави­тельства Мени Мазузу материалы, касающиеся приватизации банка "Леуми". Выяснилось, что в 2005 году, когда Ольмерт был министром финансов, он действовал в интересах двух знакомых предпринимателей -- Даниэля Абрамса и Фрэнка Луи. Он помог им приобрести акции банка на лучших условиях. А вскоре Адамс приобрёл у Ольмерта дом в квартале Тальбия за сумму, намного превышающую рыночную цену. Кроме того, ведомство гос­контролёра заявило, что располагает информацией о политических назначе­ниях в Управлении по малому и среднему бизнесу. Это ведомство подчинено торгово-промышленному, которое в то время возглавлял Эхуд Ольмерт.
       К моменту проведения выборов так и не были решены проблемы людей, выселенных из Газы. Перед началом размежевания всем переселенцам было обещано полноценное жильё, рабочие места и образование для детей. Однако в феврале 2006 года 65 процентов изгнанных людей продолжали жить там, где планировалось их проживание только в течение первой недели после раз­межевания. 850 семей продолжали жить в караванах, "каравиллах" и других временных постройках; 95 семей -- в палаточных городках; более 260 се­мей -- в гостиницах; 108 семей -- в общежитиях различных школ и ешив; 200 семей -- в съёмных квартирах. 400 семей живут в изоляции от своих общин. Поскольку не решён вопрос постоянного жилья, то нельзя решить и пробле­му трудоустройства. Три четверти бывших жителей Гуш-Катифа и Северной Самарии числятся безработными. Трудно приходится бывшим фермерам, ко­торым в новых условиях негде заняться сельским хозяйством. А ведь в Гуш-Катифе ими были созданы уникальные, получившие мировое признание сельскохозяйственные технологии. Там действовали образцовые фермерские хозяйства, работали научно-исследовательские учреждения. При этом по­страдали и жители Ашкелона, приезжавшие раньше к фермерам работать в теплицах. Полной денежной компенсации не получил ни один из изгнанни­ков. Неженатые люди, а также молодые семьи, которым меньше двух лет, во­обще не имеют права на компенсацию. Бывшим фермерам как бизнесменам компенсации и пособия по безработице также не полагается. Тем, кому ком­пенсации положены, выбить деньги практически очень трудно. Нужно при­бегать к помощи адвокатов и оплачивать их работу. Печально то, что обще­ство осталось равнодушным к проблемам изгнанных поселенцев, не встало на их защиту. А ведь эти люди на протяжении 30 лет выполняли на террито­риях определённую государственную миссию под обстрелами, после терак­тов. И все премьер-министры приезжали к поселенцам и горячо благодарили их за самоотверженный труд. Такое бездушное отношение к переселенцам подрывало у них веру в правительство, в справедливость. И возникал вопрос: за что? И ради чего это делалось? Что Израиль выиграл от этого? Отдали палестинцам всю Газу до последнего метра, включая Филадельфийский кори­дор вдоль египетской границы. Понесли такие убытки! Разрушили все дома бульдозерами. А ведь можно было с помощью международного оценщика вернуть почти 90 миллиардов долларов, вложенных в эти поселения. И что, добились мира? Как бы не так! Палестинцы восприняли одностороннее раз­межевание как свою большую победу. Они почувствовали уверенность в сво­их действиях и стали обстреливать Израиль ракетами чаще. Все эти вопросы люди задавали себе и не находили вразумительного ответа. Это начинало вы­зывать недовольство новым правительством. Ольмерту кое-как удалось ско­лотить коалицию и утвердить состав правительства в Кнессете с небольшим перевесом голосов. С самого начала было видно, что правительство довольно не устойчиво. Отсутствие в правительстве русскоязычных депутатов вызвало возмущение на "русской улице". Значительная часть этого электората возне­навидела Ольмерта. У самого Ольмерта были почти враждебные отношения с министром обороны Амиром Перецом. И тот, и другой будут ждать случая, чтобы выступить со взаимными обвинениями. Партия ШАС недовольна ша­гами Ольмерта по одностороннему отступлению из Северной Самарии. Были и обиженные депутаты, не получившие портфелей. Хотя в Израиле никогда не было такого большого правительства при такой маленькой коалиции.
       А на Сдерот продолжали падать ракеты "кассам". Если в 2001 году по тер­ритории Израиля из сектора Газа было выпущено 20 ракет, то в 2004 году, по­сле опубликования Шароном своего плана одностороннего размежевания,-- 258. А с момента ликвидации еврейских поселений в Газе до июля 2006 года по территории Израиля уже было выпущено 300 ракет. Возмущению жите­лей города не было предела.
       -- Нам ведь обещали, что после выхода из Газы, если на Сдерот упадёт хоть одна ракета, ЦАХАЛ ответит палестинцам так, что больше они не осме­лятся обстреливать город!
       Мэр Сдерота Эли Мояль предложил "закрыть город", то есть объявить бессрочную всеобщую забастовку до тех пор, пока правительство и армия не добьются полного прекращения ракетных обстрелов Сдерота. А радиус действия палестинских ракет увеличивался, и эффективность их действия повышалась. У палестинцев появились российские ракеты с дальностью по­лёта до 30 км. Такими ракетами можно обстреливать не только Сдерот, но и Ашкелон, Ашдод и другие населённые пункты Израиля. Террористы могли уже производить их запуск прямо из жилых кварталов, и "косметические" точечные действия ЦАХАЛа уже не годились. Сам сектор Газы превращался в укрепрайон с минными ловушками и большим количеством групп боеви­ков в эшелонированной обороне. Благодаря большому количеству туннелей, вырытых в районе филадельфийского коридора, через египетскую границу в Газу идут оружие, боеприпасы, инструкторы и боевики с большим опытом военных действий в Афганистане, Ираке, Чечне. По данным разведки, в Газу доставляются переносные зенитные комплексы и новейшие противотанко­вые ракеты. Для ведения уличных боёв хамасовцы, с помощью иностранных инструкторов подготовили значительное количество снайперов. Применение снайперов в городских условиях было опробовано террористами в Ираке. Такую же опасность в узких улочках палестинских населённых пунктов представляют для ЦАХАЛа и гранатомётчики. В таких условиях трудно вое­вать с противником, прикрывающимся к тому же живым щитом из женщин и детей. И ни глава правительства, ни министр обороны не хотят брать на себя ответственность за возможные потери, тем более если операция закончится неудачей. В то же время неприятие действенных мер угрожает самому су­ществованию Израиля. А "Хизбалла" уже организовала в секторе Газа штаб для финансирования и подготовки терактов на территории Израиля. Награда за теракт-самоубийство против израильских граждан повышена с 20 до 100 тысяч долларов.
      
       Согласно совместному отчёту Совета поселений Гуш-Катифа и юриди­ческого форума "За Эрец-Исраэль" по вопросу морального ущерба, причи­нённого в результате депортации, больше всего пострадали дети и подрост­ки. Дети в возрасте до 12 лет так и не могут прийти в себя, ведь они здесь родились, это их родина! Да и как забыть эти ужасные картины выселе­ния? Многотысячная живая цепь тогда протянулась от Иерусалима до Газы. Подростки сковывали себя наручниками на дороге; полицейские избивали их дубинками. Других мальчишек и девчонок вышвыривали из автобусов, следовавших в Сдерот. Многие дети страдают рассеянностью, школьники не могут сосредоточиться на уроках, плохо воспринимают объяснения учи­телей. Часть старшеклассников систематически пропускает уроки в новых для них школах. Отсев среди них превысил за год 30 процентов. У боль­шинства изгнанников нет постоянного места жительства, семьи ведут ко­чевой образ жизни. Для подростка каждый такой переезд является стрес­сом. Более половины взрослых изгнанников остаются безработными, и эта неустроенность ударила по авторитету родителей. По данным организации "юридический форум в защиту Израиля" среди поселенцев, эвакуированных из Гуш-Катифа, отмечен резкий рост числа самоубийств, разводов, психи­ческих расстройств и семейных конфликтов. Кроме того, значительно уве­личилось употребление наркотиков и алкоголя молодыми людьми до 18 лет. Среди юношей из числа поселенцев было отмечено резкое снижение моти­вации к службе в армии вследствие несогласия с политикой размежевания и эвакуации поселений. Многие израильские семьи после одностороннего размежевания пришли к выводу, что сионистская идея потерпела крах, и Израиль в скором времени прекратит своё существование. Некоторые семьи начали покидать страну.
       Один из лидеров партии "Авода" Биньямин Бен-Элиэзер, который под­держивал план Ариэля Шарона, потом вынужден был публично признать, что эвакуация еврейских поселений из сектора Газы и Северной Самарии и отступление армии из этих районов "оказались большой ошибкой". Кроме того, был создан опасный прецедент, по которому освобождённая Израилем территория превращается в базу террористов. Это заявление вызвало новую волну возмущения.
      -- Ничего себе ошибочка! Совершили чудовищное преступление против собственного народа и называют это простой ошибкой!
      -- И ведь жертвой такой "ошибки" стали живые люди, честные тружени­ки, патриоты Израиля! За такую ошибку надо отвечать!
      -- Да кто там будет отвечать? Как сидели в своих депутатских креслах, так и сидят! Их оттуда и подъёмным краном не вытащишь. Хоть бы в ком-нибудь проснулась совесть, и подал бы в отставку, как это принято в цивили­зованных странах!
       Недовольство политикой Ольмерта зрело и в рядах новых репатриантов. Несмотря на предвыборные обещания, Ольмерт не ввёл в правительство ни одного представителя алии. Натану Щаранскому удалось даже организовать специальное заседание Кнессета по этому вопросу и вызвать на него премьер-министра. Заседание было очень бурным. Интересные цифры привёл депутат от НДИ Стас Мисежников. Согласно данным ЦСУ, новые репатрианты, при­бывшие после 1989 года, составляют 15,4 процента трудоспособного населения страны. При этом процент их трудоустройства в государственном и обществен­ном секторах в три раза ниже. А среди руководящих работников этих секторов их ещё меньше -- всего 0,77 процента. В медицинских учреждениях специали­сты из репатриантов составляют 27 процентов, а среди руководителей этих же учреждений -- всего один. Если всевозможные пенсионные программы име­ют 57 процентов уроженцев страны, то у только 38 процентов репатриантов гарантированное пенсионное обеспечение. Зарплата репатриантов в среднем на 30 процентов меньше, чем коренных израильтян. Правительство "Кадимы" использовало эту группу населения как пушечное мясо в предвыборных ба­талиях. Многих жителей страны поразило не только то, что Ольмерт не дер­жит своё слово, но и та непрофессиональность в формировании правитель­ства. Пост министра абсорбции должен был бы отдан профессионалу Марине Солодкиной, а портфель министра просвещения предназначался профессору Уриэлю Райхману. Однако после выборов эти портфели Ольмерт отдал непро­фессионалам. После такого шага премьер-министра доктор юриспруденции, профессор Уриэль Райхман известил председателя партии "Кадима" и главу правительства о том, что снимает с себя парламентские полномочия и покидает Кнессет. Неспособность отвечать за свои слова и некомпетентность нынешнего правительства у многих вызвала беспокойство за судьбу Израиля.
      -- Если уж такой зубр, как Ариэль Шарон сумел совершить большие ошибки, то чего ждать от этого Ольмерта?
      -- Ошибки начались не с Шарона, а с Рабина и Переса, когда они под­писали соглашения Осло. Один из палестинских лидеров Фейсал Хусейни в своё время сравнил Норвежские соглашения с троянским конём. А развязан­ную в сентябре 2000 года "интифаду Аль-Акса" он считал моментом выхода палестинских воинов из троянского коня.
      -- А вместо того, чтобы дать достойный отпор этим воинам, наши по­следние правители погрязли в коррупционных скандалах. И если Шарону удалось предпринять такие политические шаги, что пресса встала на его за­щиту, то Ольмерту это вряд ли поможет. Тем более что плана популярных шагов у него нет. Если и начнёт что-то предпринимать, то скорее всего нане­сёт Израилю ещё больший вред. А прокуратура, если и накопает достаточно улик, всё равно не доведёт дело до суда.
      -- Какая программа, о чём вы говорите? У него нет даже твёрдой линии поведения. В 2001 году, будучи мэром Иерусалима, он обратился с речью к президенту США и призывал Клинтона не быть первым в истории США пре­зидентом, поднявшим руку на святая святых -- Иерусалим. А теперь он готов вести переговоры об отдаче Восточного Иерусалима.
      -- А какая у него программа защиты населения от палестинских "каламов"? Недавно Ольмерт сам имел возможность почувствовать это "удоволь­ствие". Он совершил конспиративный визит в Сдерот. И в это время упал "кассам" в пятистах метрах от места его пребывания. Попадание было в одну из синагог в центре Сдерота. По счастливой случайности за полчаса до этого успели разойтись находившиеся там около 300 человек. На следующее утро другой снаряд упал в нескольких метрах от подземного топливного хранилища городской автозаправочной станции. И за полминуты до взрыва по этому участку дороги проезжал 20-тонный бензовоз. Говорят, что если бы "кассам" попал в бензовоз, то в радиусе 200 метров всё живое было бы стёрто с лица земли.
      -- Так вот меня интересует вопрос: намерено правительство Ольмерта принять, наконец, какие-то меры?
      -- Он продолжает придерживаться политики сдержанности. У геншта­ба есть план проведения крупномасштабной операции в Газе. Но Ольмерт боится, что тогда придётся похоронить все надежды на примирение с ПА. Ведь в случае такого военного конфликта, ФАТХу придётся принять сто­рону ХАМАСа. Притом, после проведения военной операции и вывода на­ших войск из Газы где гарантия, что вновь не начнутся обстрелы и теракты? Наверное, правительство пока ищет у палестинцев слабое место, чтобы их как-то прижать.
      -- А чего его искать? -- вмешался в разговор Аркадий.-- Слабое место у всех людей одно -- источники жизнеобеспечения.
      -- Если вы имеете в виду воду и электроэнергию, то нам их отключить не позволят.
      -- Кто не позволит?
      -- Мировое сообщество.
      -- А почему тогда это мировое сообщество позволяет палестинцам нас обстреливать? -- Аркадий начал кипятиться.-- Почему сейчас они молчат? Интересно, как бы себя вела другая страна, если бы по ней столько лет нано­сились ракетные удары? А наше правительство ищет чего-то.
      -- Но ведь электричество и воду мы поставляли палестинцам и при дру­гих правительствах.
      -- При других правительствах у власти в автономии не было ХАМАСа. Арафат хотя бы на словах "стремился к миру". А эти открыто заявляют, что не признают самого факта существования государства Израиль и ставят цель его уничтожить.
      -- Да, но в то же время воду и электроэнергию от непризнанного государ­ства они получают.
      -- Вот именно. Вы себе можете представить на минуточку, чтобы во вре­мя Второй Мировой войны Сталин бы заботился о поставках электроэнергии в Германию? Чтобы у них было на что делать танки, самолёты и прочее во­оружение. Чтобы потом эти бомбы сыпались на нашу голову. А тут вам, по­жалуйста! Мы боимся отключить электричество, а то у ХАМАСа не будет возможностей делать "касамы". Вы где-нибудь видели такой идиотизм?
      -- Но ведь в случае отключения пострадает мирное население!
      -- Во время войны всегда страдает мирное население. Притом палестин­ское население не такое уж мирное. Они воспитаны так, что при виде ев­рея любой палестинец готов его убить. И кто голосовал за ХАМАС? Пусть теперь и расхлёбывают сами,-- продолжал Аркадий.-- Если они останутся без воды и электричества, то сами с ХАМАСом будут разбираться. И сделать это надо тихо и без кровопролития. Отключить электроэнергию на денёк под видом аварии в энергосистеме. И из-за этого, якобы, не работают насосы, ка­чающие воду в Газу.
      -- Да. И сделать это в жаркий день, а лучше -- во время хамсина.
      -- Никаких политических претензий к нам предъявить не смогут, потому что аварии бывают в любой стране.
      -- И что это даст, если только на день?
      -- Это даст им, как говорится, почувствовать разницу. Почувствовать страшное неудобство и понять, от кого они зависят.
      -- А потом что?
      -- А через некоторое время сделать открытое заявление о том, что если правительство ПА не признает государство Израиль и не прекратит обстре­лы нашей территории, то мы прекращаем поставку воды и электроэнергии недружественной по отношению к нам Автономии. На решение вопро­са дать пару недель. Это заявление направить правительству автономии, в ООН и Евросоюз. В течение этого времени текст заявления необходимо неоднократно давать на радио, телевидение, газеты, притом, обязательно и на арабском языке. Я думаю, что население, испытавшее однажды недоста­ток энергоресурсов, само заставит своё правительство пойти на соглашение с Израилем.
      -- Но это как-то не совсем гуманно!
      -- А наносить ответные бомбовые удары и подвергать мирное население артобстрелам более гуманно? Проводить сухопутные операции, при которых гибнут и мирные жители и наши солдаты, вы тоже считаете более гуманным? А тут можно решить проблему без единого выстрела. И вообще, в коммерче­ских вопросах кто думает о гуманизме? Не согласилась, к примеру, Украина на новую цену на газ? Не надо. Россия перекрыла задвижку, и цена была со­гласована. И ведь Украина поболее Газы будет. А мы почему такие идиоты? Мы ведь можем действовать так же. Не хочет нас признавать правительство ХАМАСа? Не надо. Стройте свои электростанции, возите воду, откуда хотите. Почему у нас об этом должна голова болеть? Нам самим катастрофически не хватает пресной воды. Следим за уровнем воды в Кинерете, как за температу­рой больного. Строим опреснительные станции, собирались сами воду воз­ить из Турции. А им подай готовое! Наша "Хеврат Хашмаль" кричит о дефи­ците электроэнергии, о необходимости строительства новых электростанций, и в то же время должны поставлять энергию в Автономию. Ради чего?
      -- Из-за нашего безголового правительства большинство израильтян уже не верят ни в мир, ни в единую и неделимую родину.
      -- И ведь палестинцы тоже ничего не выиграли от одностороннего раз­межевания. Когда Израиль уходил из Газы, местным жителям казалось, что теперь начнётся экономический подъём. Но вместо этого пришёл ХАМАС и экономический кризис, который имел катастрофические последствия для лагерей беженцев и мгновенно обедневшего среднего класса. Многие пред­приятия обанкротились, потому что исчезли клиенты. И в такой ситуации ни один инвестор не станет вкладывать в Газу деньги.
      -- Единственная радость, которую они получили, это сожжение синагог в Гуш-Катифе.
      -- Вообще арабской идеологии сейчас нанесен огромный ущерб. Сами палестинцы продемонстрировали всему миру, что нет никакого палестинско­го народа. Есть представители совершенно разных племён, ничего общего не имеющие между собой. Палестинцы Иудеи и Самарии, к примеру, отличают­ся от палестинцев сектора Газы. У них иной язык, иное отношение к плани­рованию семьи, общественно-культурные различия. Арабские страны крайне озабочены тем, что палестинцы направляют оружие друг на друга, ХАМАС воюет с ФАТХом. Некоторые арабские политики считают, что только Израиль может спасти положение. Для этого он должен снова ввести войска в Газу, зачистить его от террористов и передать сектор на десять лет под междуна­родный контроль ООН.
      -- Но ведь так же считают израильские правые, а СМИ их за это критикуют.
      -- Интересно, кто же в арабских странах готов призвать Израиль снова оккупировать Газу?
      -- А почему мы должны ждать, пока нас кто-то призовёт? По собствен­ной инициативе мы этого сделать не можем? Чего мы боимся? Вот ливанский премьер Фуад Синьора не побоялся отдать приказ о зачистке от боевиков лагеря палестинских беженцев. Ливанская армия дала возможность мирным жителям выйти из лагеря беженцев и начала артиллерийский обстрел пози­ций боевиков. И ливанцев совсем не интересовало, есть там мирные жители или нет. И весь мир промолчал. Почему же мы не можем делать так же?
      -- Наше правительство так сделать не может. Дело в том, что в Кнессете и в правительстве находится много тех, кто голосовал за одностороннее раз­межевание. Теперь они не могут признать ошибочность принятого решения. А некоторые до сих пор продолжают утверждать, что вывод войск из Газы был оправдан стратегически и принёс значительное улучшение в области безопасности государства.
      -- Какое же улучшение безопасности, если за год после размежевания количество запусков ракет по нашей территории увеличилось на 377 процен­тов? Так могут утверждать только лжецы или совершенно некомпетентные люди.
      -- А вы считаете всех наших депутатов очень компетентными? То-то! Так чего же удивляться?
      -- Из-за некомпетентности правительства Израиль давно уже проигрыва­ют идеологическую войну, которую отцы-основатели нашего государства счи­тали всегда критическим элементом в битве. Раньше наша страна считалась оазисом цивилизации в мире тирании и деспотизма. После Шестидневной войны этот образ Израиля начал разрушаться. Арабы приняли на себя роль жертвы, а мы, со своей стороны, ничего этому не противоставляли. Наша правящая элита не обращала никакого внимания на пропагандистскую ра­боту, рассчитывая только на военную силу. Работу пропагандистов они счи­тали пустой болтовнёй. "Соглашения Осло", предусматривающие программу "мир в обмен на землю", только раскололи нацию и не принесли никаких улучшений. Вместо того, чтобы реагировать соответствующим образом на теракты палестинцев, правительство упорно пыталось убедить мир и прежде всего себя в том, что Ясир Арафат является "партнёром по мирному про­цессу". Важную роль в пропагандистской работе за рубежом играет МИД. Но тогдашний заместитель министра иностранных дел Йоси Бейлин был од­ним из "архитекторов Осло". Он убедил премьер-министра в том, что евреи диаспоры противодействуют мирным переговорам с арабами. Это привело к тому, что Рабин рассорился с еврейским лобби в конгрессе США. Кроме того, Бейлин планировал провести массовое увольнение на пенсию многих старых, опытных работников МИДа. На их место стали назначаться люди не по заслугам и опыту, а по принципу родства и "блата". Эти новые диплома­ты были проинструктированы так, чтобы всячески способствовать "мирно­му процессу", идее "одной земли для двух народов". Дипломаты перестали противостоять лживой арабской пропаганде. Дошло до того, что власти ста­ли покрывать преступления арабов, создавая иллюзию, что в стране продол­жается "мирный процесс". Даже тогда, когда ЦАХАЛ проводил ликвидацию террористов, правительство извинялось за то, что "оказывалось непрости­тельно много жертв" среди арабов. Израильские СМИ способствовали демонизации израильской политики. Эту информацию затем подхватывала запад­ная пресса. В результате сегодня даже в Западной Европе Израиль считают самой большой угрозой миру после Ирана. А премьеры Израиля, начиная с Ицхака Рабина, не желали говорить о реальной террористической войне, ве­дущейся против Израиля. Правительства наши отказывались объявить миру о преступной природе Палестинской Автономии, не менее преступной, чем ХАМАС. Мир не знает о том, какая агитация идёт в арабских школах и даже детских садах, об арабских матерях, радостно посылающих своих детей на совершение терактов. Правительство ПА даёт пенсии террористам, а после каждого теракта арабы устраивают шумные празднества. А наше правитель­ство не хочет признать тот факт, что подлинной причиной нашего противо­стояния с арабами является не борьба за клочок земли, а исламская ксенофо­бия, отказ Израилю в праве на существование. Фактически более 20 лет тому назад начался процесс самоуничтожения нашего государства и продолжается по сей день.
      
      
      
       ГЛАВА 3. ВТОРАЯ ЛИВАНСКАЯ
      
       Если боишься -- не делай, если делаешь -- не бойся.
       Чингисхан
       Я изобрёл следующую формулу: "Если лев ведёт львов, победа обеспечена; если лев ведёт ослов, шансы на успех 50 на 50; но если осёл ведёт львов -- дело безнадёжно.

    Генерал Александр Лебедь

      
      
      
      
       Географически и политически Израиль окружён рядом государств, угро­жающих его безопасности. При этом он не может рассчитывать на военную помощь других государств. Только США могут оказать военно-техническую помощь в случае военного конфликта. Из-за ограниченности территории и людских ресурсов Израиль не может вести длительные войны. По мнению специалистов, в таких условиях для обеспечения безопасности государства необходимы: высокий уровень стратегического мышления военно-полити­ческого руководства, превосходство вооружений, высокоразвитая разведы­вательная деятельность, чёткое взаимодействие родов войск, качественная выучка командиров и личного состава, высокий моральный уровень войск и патриотизм гражданского населения. За всю историю государства Израиль только одна война 1967 года не стала предметом расследования государствен­ных или парламентских комиссий. В последующие годы израильская армия постепенно начала терять некоторые свои положительные качества. Как это сказывалось на выполнении боевых операций, можно проследить на некото­рых примерах.
       В период войны на истощение трое израильских лётчиков оказались в сирийском плену. Перед израильским военным руководством стояла зада­ча их освобождения. Летом 1972 года была получена разведывательная ин­формация о том, что группа высокопоставленных офицеров сирийского ген­штаба собирается в ближайшее время провести инспекцию приграничных с Израилем районов Южного Ливана. Такого случая нельзя было упускать. Задолго до рассвета 16 июня 1972 года боевые группы "Сайерет Маткаль" выдвинулись на свои позиции, готовые пересечь ливано-израильскую грани­цу. Спустя некоторое время основная группа подполковника Барака залегла в удобном месте у обочины дороги, по которой должен был проехать эскорт. Все находились в напряжённом ожидании. Вот, наконец, командир одной из групп поддержки сообщил по рации, что с его стороны слышится шум приближающегося эскорта. Однако оказалось, что это ливанский патруль, усиленный бронетранспортёром. Патруль остановился в нескольких метрах от группы Барака и расположился на траве завтракать. Вероятность обнару­жения группы была велика, и Барак готов был отдать приказ о начале атаки. Но ливанцы собрались и двинулись дальше вдоль границы. Через несколько минут показался долгожданный эскорт. Подполковник связался со штабом операции, группа приготовилась к атаке. Однако когда эскорту уже остава­лось проехать пару десятков метров до места засады, по рации последовал приказ командующего Северным округом об отмене операции. Причиной от­мены операции послужила близость ливанского бронетранспортёра с солда­тами. В Генштабе опасались, что это может вывести операцию из-под кон­троля, и сирийских офицеров не удастся захватить живыми. Подполковник Барак принял случившееся близко к сердцу и на совещании по разбору опе­рации позволил себе поступок, непозволительный в израильской армии. Он выдвинул обвинения в срыве операции в адрес генералов, проводивших со­вещание. По словам Барака, его подразделение было готово к подобному раз­витию событий. Бронетранспортёр не мог оказать влияние на ход операции. Группа уже была готова выйти ему на перехват. Непоправимое, по словам Барака, заключалось в том, что генералы посеяли сомнение в рядах "Сайерет Маткаль", дали повод усомниться в профессионализме подразделения. В сле­дующий раз командиры спецподразделений, опасаясь, что командный пункт неверно оценит степень риска, не будет передавать правдивую информацию, что может привести к катастрофе. Во время выступления Барака Начальник Генштаба и командующий Северным округом не пытались его перебить, хотя Барак нарушил всякую субординацию. Прославленные генералы понимали состояние молодого подполковника. После совещания начальник Генштаба уже на улице подошёл к Бараку и сказал: "Возможно, с нашей стороны была допущена ошибка, однако я более чем уверен, что у вас вскоре появится воз­можность её исправить". Через несколько дней, 21 июня 1972 года группа "Сайерет Маткаль" во главе с капитаном Йонатаном Нетаниягу вновь пере­секла ливано-израильскую границу. На этот раз она была усилена двумя бро­нетранспортёрами. Подполковник Барак руководил операцией с командного пункта. Ещё до рассвета группа заняла исходные позиции. Около 12 часов дня послышался шум приближающейся колонны автомобилей. Нетаниягу доложил об этом на командный пункт и вскоре получил разрешение на прове­дение операции. Операция длилась не более пяти минут и прошла успешно. Были захвачены пять высокопоставленных сирийских офицеров, капитан ли­ванской разведки и трое ливанских жандармов. Среди них был генерал -- на­чальник оперативного отдела сирийского генштаба, два полковника военной разведки и два офицера разведки сирийских ВВС. Спустя несколько часов в канцелярии Голды Меир состоялось специальное совещание правительства.
      
      
       Через американских дипломатов было передано в Дамаск секретное посла­ние, в котором предлагалось обменять захваченных сирийских офицеров на троих израильских лётчиков. С сирийской стороны пришло согласие на об­мен. Израильские лётчики капитан Пинии Нахмани, капитан Гидон Маген и лейтенант Боаз Эйтан были обменены на пять высокопоставленных сирий­ских офицеров и 46 солдат.
       Шли годы. В армии менялись кадры. Менялась и военная подготовка личного состава. 26 августа 2000 года бойцы подразделения "Дувдеван" вы­полняли в палестинской деревне Асира аш-Шамалия важное и ответственное задание по задержанию Махмуда Абу-Хунура, одного из лидеров террори­стической группировки, активно действующей в Иудее и Самарии. Он был организатором теракта в Иерусалиме летом 1997 года, диверсии в Хайфе и в Твери в 1999 году, он лично посылал палестинских снайперов убивать из засады евреев. В 9 вечера был получен приказ о начале операции. По плану бойцы должны были окружить дом на окраине деревни, в котором скрывался террорист. Бойцы заняли позиции, и в ту же минуту из дома начали стрелять. Нескольким солдатам удалось подняться на крышу соседнего здания и от­крыть ответный огонь. Однако израильские снайперы, расположившиеся на соседней крыше, ошибочно приняли своих товарищей за террористов. В ре­зультате этой ошибки погибли 21-летний старший сержант Рои Эвен, 20-лет­ний старший сержант Нив Яакоби и 20-летний старший сержант Лирон Шарвит. Воспользовавшись неразберихой, террорист незаметно покинул дом и скрылся. Ещё через полгода он организовал страшный теракт на дискотеке "Дельфинариум" в Тель-Авиве. В этом теракте погиб 21 человек, большин­ство подростки-репатрианты, и много людей получили серьёзные ранения. Через полгода тот же террорист совершил теракт в Иерусалимском рестора­не "Сбарро", жертвами которого стали 15 человек. Только год спустя после неудавшейся операции удалось покончить с этим головорезом. 23 сентября 2001 года вертолёты израильских ВВС выпустили 7 ракет по машине, в ко­торой ехал Абу-Ханур. Многие понимали, что операция 26 августа 2000 года была не просто неудачной. Это был позор для армии, когда группа спецназа не смогла обезвредить одного террориста. И стоило это тогда и в дальней­шем многих человеческих жизней. И появлялись сомнения, смогли бы теперь подразделения ЦАХАЛа выполнить такую задачу, какую выполнили бойцы "Саерет Маткаль" в 1972 году в Ливане. А между тем на ливано-израильской границе было неспокойно.
       Ливан представляет собой древнее государство, упоминаемое в византий­ских хрониках IV столетия как Финикия. В еврейских псалмах царя Давида она упоминается как Леванон. Полагают, что это название связано со словом "лаван" -- "белый", потому что зимой там горные вершины покрываются снегом. Византийцы насильно крестили население страны. В X веке на территории страны появились друзы. Это мусульманская секта, получившая своё название по имени основателя, персидского философа Исмаила Ад-Дарази. Позднее началось нашествие арабов. Арабы переняли у евреев назва­ние страны. Христиане и друзы столетиями сопротивлялись арабизации стра­ны. В 1516 году турки, разгромив Византию, заняли Ливан. Христианам и друзам турки предоставили широкую автономию. В 1840 году Франция объ­явила христиан Ливана своими подопечными. Тогда, спустя 20 лет, англичане взяли под своё покровительство друзов, которые учинили погром христиан. В турецких летописях говорится о 45 тысячах зарезанных. Спустя четыре года турки образовали Ливанскую автономную провинцию под управлением христианского губернатора. В 1918 году Ливан заняли французы и англичане. В 1920 году на мирную конференцию в Версале была приглашена и ливан­ская делегация, которую возглавлял Пьер Джмайель. Он в 1936 году после посещения олимпиады в Берлине организовал свою партию и партийную ми­лицию по образцу нацистских. Согласно решению Лиги наций Ливаном управляли французы, а партия христиан-маронитов "фаланга" помогала Франции удерживать порядок среди друзов и мусульман. В 1943 году францу­зы предложили Ливану полный суверенитет. Парламент под руководством Джмайеля принял конституцию, согласно которой христиане представляют национальное большинство. Однако обладающие деньгами христиане пере­бирались со временем во Францию, Америку и другие страны Запада. Да и рождаемость у них была относительно низкая. А мусульмане плодились го­раздо быстрее и к XXI Веку составляли уже 60 процентов населения страны. Поэтому в 2000 году "Хизбалла" потребовала признать тот факт, что боль­шинство в стране принадлежит мусульманам. Однако "Хизбалле", несмотря на финансовую и военную поддержку Ирана и Сирии, не удаётся переделать конституцию из-за того, что у христиан больше капиталов. Они могут влиять на строительство, транспорт, снабжение и торговлю в Ливане. Кроме того, Иран является страной другой национальности и веры, а персы-шииты враж­дуют с арабами много веков. Организация "Хизбалла" была создана хомей-нистами спустя год после прихода к власти в Тегеране. Связь "Хизбаллы" с Ираном осуществлялась через Сирию, которая тогда влезла в крупные долги Советскому Союзу за поставляемое вооружение. Умный Асад потихоньку за­вязал союз с Ираном. Сирия получала от Тегерана ссуды в обмен на "перева­лочные услуги". Через Сирию Иран поставляет оружие для "Хизбаллы". Сирия также получала оружие от России, однако потом оно оказывалось в Ливане у "Хизбаллы". Со временем процедура передачи оружия настолько упростилась, что когда в Дамаск прибывал самолёт с российским вооружени­ем, боевики "Хизбаллы" загружали его в свои автомобили прямо на аэродро­ме. В своё время Лига арабских государств уполномочила Сирию ввести вой­ска в Ливан с целью борьбы с сепаратизмом в стране. В 1992-1998 и в 2000-2004 годах правительство Ливана возглавлял Рафик Харири. Этот маронит, гражданин Ливана и Саудовской Аравии, был крупным банкиром, королём нефти, строителем. Сирийские оккупанты взимали с ливанских бо­гачей огромные подати, что не устраивало Харири как делового человека. Харири был врагом и иранских шиитов из-за связи с саудовскими ваххабита­ми. Чашу терпения Асада-сына переполнило несогласие Харири оставить Эмиля Лахуда президентом на второй срок. 14 февраля 2005 года на одном из перекрёстков, который должен был проезжать Харири, остановился "Мерседес", начинённый взрывчаткой. Взрыв унёс жизнь не только Харири, но и 22 человек, находившихся поблизости. Всему миру было понятно, что в условиях оккупации спокойно провести такой теракт могла только сирийская тайная служба. Харири был личным другом президента Франции Ширака, меценатом искусств в этой стране. По инициативе Франции Совет Безопасности ООН принял резолюцию о немедленном выводе сирийских во­йск из Ливана. Международные силы требовали проведения расследования. Сирия оказалась в изоляции в Лиге арабских государств и в ООН. Только Иран и Россия продолжали поставлять ей оружие, а фактически -- для "Хизбаллы". И оружие это накапливалось на границе с Израилем. После вы­вода сирийских войск из Ливана ситуация на Ближнем Востоке могла с рав­ной вероятностью измениться и в лучшую, и в худшую сторону. В противо­стоянии с Израилем место сирийцев могла занять "Хизбалла" и стоящий за ней Иран. Это резко увеличивало вероятность военного конфликта на изра­ильско-ливанской границе. С другой стороны, с уходом сирийцев появлялась возможность для выполнения всех пунктов резолюции ООН N 1599. В пер­вую очередь это касалось разоружения "Хизбаллы" и обеспечения контроля над ливанской стороной границы ливанской армией. Заинтересованы в этом, кроме Израиля, были США, Франция и Саудовская Аравия. В этой обстанов­ке глава Совета по национальной безопасности Израиля генерал Гиора Айленд разработал план о проведении тайных переговоров с Ливаном. Предполагалось добиться того, чтобы в обмен на прекращение полётов над Ливаном израильских самолётов и корректировку спорных участков израильско-ливанской границы Синьора присоединится к требованию о разоружении "Хизбаллы". Генерал Айленд осуществил тайные контакты с коллегами ряда стран и получил согласие. Айленд представил свой план Ариэлю Шарону. Но тот был слишком занят и отложил решение этого во­проса на потом. Проходили месяцы. "Хизбалла" получала из Ирана новые ракеты, обучала боевиков. Айленд второй раз представил, в ноябре 2005 года, свой план Ариэлю Шарону. Однако теперь Шарон был занят выхо­дом из "Ликуда" и решил отложить обсуждение этого плана ещё на месяц. Но потом у Шарона приключился первый инсульт, за ним второй и третий. Когда обязанности премьера стал исполнять Эхуд Ольмерт, Айленд потребовал немедленно обсудить подготовленный план урегулирования ситуации на заседании правительства. Однако и Ольмерт оказался занят: в это время он был занят вынашиванием грандиозных планов односторон­ней ликвидации еврейских поселений в Иудее и Самарии. Повторилась история двадцатитрёхлетней давности. Тогда Голда Меир не поверила до­несениям израильской разведки, потому что ей не хотелось в них верить на­кануне парламентских выборов. Снова сиюминутные политические интере­сы оказались важнее глобальных интересов страны. Бездеятельность Израильского правительства привела к тому, что "Хизбалла" превратилась в сильную, отлично подготовленную и хорошо вооружённую структуру. У неё уже были тысячи ракет, включая ракеты дальнего радиуса действия. Ливан в течение шести лет наблюдал со стороны, как шейх Насралла укреплял пози­ции "Хизбаллы", а Израиль только вяло отвечал на провокации. А провока­ции усиливались. Боевики Насраллы обнаглели до того, что отрабатывали на­выки обращения с противотанковыми ракетами стреляя по израильским тан­кам и бронетранспортёрам. Таких выстрелов было сделано не менее 300. Пользовались боевики новейшими российскими ПТРК, полученными от Сирии. Террористы предпринимали попытки похищения израильских солдат. Первая попытка произошла 21 ноября 2005 года в пограничной деревне Раджар. Тогда разведка получила информацию о подготовке нападения, и по­хищение было сорвано благодаря умелым действиям командира подразделе­ния. Четверо боевиков были убиты. Уже тогда израильским военным при­шлось столкнуться с хорошо укреплёнными бункерами боевиков на ливан­ской территории. Всего "Хизбалла" пять раз пыталась захватить израильских солдат. Но это почему-то не насторожило руководство ЦАХАЛа. И вот 12 июля 2006 года в плену у "Хизбаллы" оказались двое израильских воен­нослужащих: при этом восьмерых боевики убили. А за несколько дней до это­го произошло военное столкновение с боевиками ХАМАСа на границе с Газой. Тогда восемь террористов, переодетых в форму солдат ЦАХАЛа ран­ним утром двинулись по прорытому туннелю в сторону небольшой армей­ской базы Керем-Шалом. Вход в туннель находился в доме жителя Газы непо­далеку от израильской границы. Туннель был длиной больше километра на глубине девяти метров. Для рытья такого туннеля необходимо непрерывно работать несколько месяцев, и удивительно, что он не был своевременно об­наружен. В 5.40 террористы вылезли из туннеля и, разделившись на 3 группы, ударили в спину израильским солдатам. Используя фактор внезапности, одна из групп террористов заняла наблюдательную вышку и оттуда открыла пуле­мётный огонь по выбегавшим из палаток солдатам. Две другие группы атако­вали стоявшие у забора танк и БМП. Израильские солдаты не растерялись, мгновенно сгруппировались и приняли бой. В течение несколько минут им удалось уничтожить пулемётчика на вышке и двух террористов. Но один из нападавших подобрался к танку "Меркава" и подорвал его. Сам террорист при этом погиб, но погибли и командир танка лейтенант Ханаан Барак и стар­ший сержант Павел Слуцкер. Сержант Гилад Шалит получил ранения в плечо и в живот. Солдаты ЦАХАЛа в это время вели бой с группой террористов, атаковавших БМП. Другая группа террористов подобралась к взорванному танку, что выволочь из него Гилада Шалита. После этого боевики начали от­ступать. Один из них выстрелил из РПГ-7 по проволочному забору, и через образовавшуюся дыру террористы, захватив Гилада Шалита, отступили на территорию Газы. Как потом свидетельствовал один из палестинцев Газы, он видел, как трое боевиков вели раненого израильского солдата. Тот был в полубессознательном состоянии, на его лице и руках была кровь. Эта дерзкая операция ХАМАСа переполнила терпение Амира Переца. О том, что для пре­кращения обстрела Сдерота нужно провести широкомасштабную наземную операцию в Газе говорили уже давно. Но начальник Генштаба Дан Халуц счи­тал это излишним, всецело полагаясь на авиацию. Амир Перец тоже возра­жал, поскольку опасался гибели большого количества "мирных палестинских жителей". Однако, после теракта на базе Керем-Шалом Амир Перец, похоже, принял решение, и на следующее утро крупные подразделения израильской армии, включая танковые части и пехоту, вошли в сектор Газа. Для их подкре­пления в тот же день в Газу двинулись подразделения из Иудеи и Самарии. Тем временем в Израиле делалось всё, чтобы выяснить судьбу Гилада Шалита. Вскоре в дом к Шалитам приехал начальник кадрового отдела ЦАХАЛа гене­рал Элазар Штерн и сообщил, что по сведениям западных дипломатов, Гилад Шалит жив и находится в Газе. Следом семью Шалит посетил главный ашке-назийский раввин Израиля Йона Мецгер. Во второй половине дня у Стены Плача и во всех синагогах страны начались молитвы за счастливое избавле­ние Гилада Шалита. Тем временем Эхуд Ольмерт заявил, что не намерен ве­сти никаких переговоров об освобождении Гилада Шалита с правительством ХАМАСа:
       -- .. .Мы требуем, чтобы Гилад Шалит был возвращён домой без всяких условий. В противном случае наша реакция действительно будет предельно жёсткой.
       Министр иностранных дел Ципи Ливни создала специальную группу для контактов с западными дипломатами для освобождения Гилада Шалита. Кроме того, Ципи Ливни лично обратилась к Кондолизе Райс с прось­бой сделать возможное для спасения израильского солдата. А поскольку у Шалита было и второе гражданство -- французское, то Ливни потребовала от Франции тоже вмешаться в это дело. Глава ШАБАКа Юваль Дискин об­ратился к председателю Палестинской Автономии Абу-Мазену с призывом добиться возвращения Шалита и тем самым продемонстрировать, что он действительно обладает реальной властью в автономии. К этому требованию присоединились Иордания и Египет, предложившие также Абу-Мазену по­мощь своих спецслужб для выяснения места, где террористы прячут Шалита. Эхуд Ольмерт собрал заседание узкого кабинета по вопросам безопасности и заявил, что Израиль должен сделать всё для спасения жизни своего солдата. И добавил:
       -- Но если, не дай бог, произойдёт самое худшее, то ответственность за это будет нести нынешнее правительство ХАМАСа. И в этом случае ни один из лидеров этой организации не останется в живых, ни одному из них не бу­дет дано право на неприкосновенность личности, независимо от того, какой пост он занимает в правительстве. Нашему терпению пришёл конец.
       Израильский журналист Шломи Эльдар сумел через одного из терро­ристов вести переговоры с похитителями. Те боялись большой операции ЦАХАЛа в Газе и готовы были вернуть Шалита, не поднимая особого скан­дала, но при этом "спасти лицо". Эльдар встретился с военным секретарём премьер-министра Гади Шамни и передал ему эту информацию. Шамни от­ветил: "Предложение Шломи Эльдара нами было всесторонне рассмотрено. Мы благодарим Эльдара за проявленную инициативу. Делом Шалита занима­ется непосредственно премьер-министр, который взвесит все варианты ско­рейшего возвращения похищенного солдата".
       Это взвешивание затянулось. Время было упущено, в дело вмешались более высокопоставленные деятели ХАМАСа. Началась военная операция в Газе, которая превращалась в настоящую войну. Против израильских танков палестинцы применяли ручные противотанковые гранатомёты РПГ-7, об­стреливали израильских солдат из автоматов Калашникова и "узи", а раке­там -- территорию Негева. В боях против израильтян участвовала не только 15-тысячная армия ХАМАСа, но и палестинские полицейские Абу-Мазена, которым перед этим Израиль передал новую партию оружия. А израильская армия была скована в своих действиях по рукам и ногам. Эхуд Ольмерт и Амир Перец категорически возражали против повторной оккупации Газы. Ципи Ливни требовала не наносить удары по электростанциям и другим объ­ектам, построенным на деньги американцев и европейцев. Правительство Израиля больше заботилось о безопасности жизненно важных объектов Палестинской Автономии, чем о защите своих граждан.
       А лидер ХАМАСа Халед Машаль сам вступил в переговоры с Израилем и предложил в обмен на освобождение Гилада Шалита и прекращение ракет­ных обстрелов израильской территории, освободить из израильских тюрем 500 палестинских заключённых. В ходе переговоров число освобождаемых заключённых может быть уменьшено до 400 и даже до 300. Предложение вроде было заманчивым, но для Израиля в тот момент неприемлемое. Израиль совсем недавно требовал делегитимизации и бойкота ХАМАСа и, следовательно, не мог вступать с ним ни в какие переговоры. Кроме того, согласившись на сделку с ХАМАСом, Израиль принял бы его правила игры и в дальнейшем вынужден был бы соглашаться на его условия при очередном похищении солдат.
       Бригада ремонтников компании "Хеврат Хашмаль" 12 июля выходила утром на работу. Утро как будто самое обычное. Но вот послышался отда­лённый гул, какие-то всполохи огня и взлетающие деревья. По радиотеле­фону последовала команда: "Бригада на выезд. Обрыв линии.". К месту аварии не подъехать, и ремонтники, взвалив на себя снаряжение, спускаются к подножью горы Мерон. Один из ремонтников, Владимир Свердлов, под­нялся на столб. В это время вокруг опоры начали ложиться снаряды, всё горе­ло. Приехавшие пожарные пытались огонь погасить. Прибывший спецсамо­лёт поливал очаги возгорания и самого Владимира специальной жидкостью. В такой обстановке Владимиру приходилось ликвидировать обрыв проводов.
      
       12 июля в 9 часов началось совещание генштаба, спецслужб и министер­ства обороны. У всех было плохое настроение в связи с провалившейся на­кануне в Газе операции по ликвидации лидеров боевиков ХАМАСа. В 9.30 одновременно у всех участников совещания загудели пейджеры. Пришло со­общение о том, что "Хизбалла" подвергла миномётному обстрелу сразу не­сколько форпостов ЦАХАЛа на ливанской границе. Начальник оперативного отдела ЦАХАЛа генерал Гади Айзенкот поспешно вышел из зала. Вернулся он через пару минут:
       -- Кажется, есть убитые,-- сообщил он.-- Но самое хреновое, что поте­ряна связь с одним из "ливнэ".
       -- А что такое "ливнэ"? -- поинтересовался Амир Перец.
      -- "Ливнэ" -- это танк или бронетранспортёр, снабжённый специальной защитой от мин,-- как нерадивому ученику объяснил Айзенкот. И обратился к специалистам:
      -- Они уже отдали приказ "Ганнибал". Большего мы пока сделать не можем.
       -- Где это произошло? -- снова спросил Перец.
       Замначальника Генштаба Моше Каплинский показал место на расстелен­ной на столе огромной карте.
      
       Молодой командир Гади Моисеев только накануне возглавил экипаж тан­ка. В первые же часы войны он получил от командования особое задание. Для Гади это была первая серьёзная операция. Всё шло по плану. Однако, в какой-то момент миноискатель, сопровождавший танк забуксовал и заглох. Ситуация осложнилась тем, что времени ждать не было, а весь участок дейст­вия экипажа напичкан вражескими минами. Было понятно, что двигаться без миноискателя очень рискованно, но выхода не было. Танк двинулся дальше и подорвался на мине. Другие бойцы получили приказ срочно оказать по­мощь экипажу танка. Но ураганный огонь врага не давал возможности даже на метр приблизиться к нему. Как потом выяснилось, это уже не имело зна­чения, так как все ребята погибли в момент взрыва. Гади Моисееву не было и двадцати лет.
      -- Вы думаете, это похищение? -- задал очередной вопрос Перец.
      -- Да.
       На этом совещание закончилось. Военные специалисты поспешили спуститься вниз в специальный зал для получения информации в режиме "он-лайн" и моментально принимать решения. Но вмешательство высшего командования ни к чему не привело.
       С целью преграждения пути похитителям танк "Меркава-2" спустя пол­часа после похищения пересёк израильско-ливанскую границу, но напорол­ся на 500-килограмовый заряд взрывчатки. По предварительной оценке весь экипаж танка погиб. Спасательные бригады пытались приблизиться к танку, но террористы открыли по ним шквальный огонь. Шейх Насралла тем вре­менем появился в студии телеканала "Эль-Манара" и заявил, что его боеви­ки захватили двух израильских солдат и переправили их в безопасное ме­сто. Он заявил также, что солдаты эти будут освобождены только в обмен на Самира Кунтара и других героев ливанского и палестинского народа, на­ходящихся в израильских тюрьмах. Шейх предостерёг также правительство Израиля от попыток нанесения какого-нибудь ответного удара, так как ре­акция "Хизбаллы" в этом случае будет страшной. Насралла заметил также, что военное и политическое руководство Израиля само поймёт, что ему луч­ше ничего не предпринимать, потому, что ни у Переца, ни у Халуца, ни у Ольмерта нет никакого опыта действий в подобных ситуациях. Такого откро­венного оскорбления руководства со стороны противника Израиль не знал.
       Дан Халуц назначил общее совещание для выработки дальнейших ре­шений. Но, боясь, чтобы на официальном совещании Перец не выкинул ка­кой-нибудь фортель, Халуц назначил предварительное совещание с участием министра обороны и близких ему лиц. На совещании Халуц напомнил, что в 2005 году на заседании узкого кабинета по вопросам безопасности было при­нято решение о том, что в случае похищения "Хизбаллой" израильских сол­дат, ответственность за это должна быть возложена на правительство Ливана.
       -- Сегодня утром мы потеряли наших ребят. Время для такого удара пришло, ждать больше нечего. Мы вполне в состоянии в течение одного дня нанести массированный удар по ливанской инфраструктуре, причинив им ущерб в миллиарды долларов. От такого удара они будут приходить в себя не менее года... Например, мы можем разрушить всю энергетическую систему
       Ливана и погрузить его во тьму на много месяцев. Можно также ударить по бейрутскому аэропорту и дворцу президента. Правда, следует учитывать, что они и в самом деле могут нанести ответный удар ракетами и нам тоже при­дётся заплатить определённую цену за наши действия.
       Перспектива получения ответного удара Переца не устраивала. Он спро­сил, не лучше ли тогда начинать бомбить не бейрутский аэропорт, а ракетные установки противника. И не дождавшись ответа, задал следующий правиль­ный вопрос:
      -- Кстати, а какова цель всей этой военной операции? Мне кажется, что если мы заявим, что наша цель -- добиться освобождения захваченных в плен солдат, то загоним себя в ловушку. Понятно, вряд ли удастся добиться этого даже с помощью самых интенсивных военных действий.
      -- Безусловно,-- согласился Халуц.-- Весь наш предыдущий опыт сви­детельствует о том, что делать подобные заявления -- просто глупость.
       А в это время такая глупость уже была сделана Ольмертом. Известие о похищении израильских солдат Эхуда Гольдвассера и Эльдада Регева застало израильского премьера во время встречи со своим японским коллегой, при­бывшим в Израиль с официальным визитом. Ни с кем не посоветовавшись, Ольмерт заявил, что Израиль будет воевать до тех пор, пока не вернёт своих сыновей домой.
       А на совещании у Халуца Перец сказал:
      -- Словом, нужно дать им хорошо по голове и как можно быстрее закон­чить всю эту катавасию. Вопрос лишь в том, что значит " хорошо дать им по голове". Надо будет объявить призыв резервистов?
      -- Если это и понадобится, то на более поздней стадии операции,-- ска­зал военный секретарь министра обороны генерал Эйтан Дангот.
      -- Этого не понадобится,-- оборвал его Дан Халуц.-- Я уже отдал указа­ние, согласно которому никакого призыва резервистов не будет.
       В это же время командующий Северным округом генерал Уди Адам со­брал на совещание в своём штабе командиров высшего звена. Адам не знал о планах Халуца и собирался действовать по имеющемуся плану, разработан­ному на этот случай в 2003 году и подкорректированному в 2005. Согласно этому плану, при похищении солдат израильская армия должна наносить массированный удар по террористам с воздуха, а затем приступить к широ­комасштабной наземной операции с чёткой координацией действий между всеми родами войск. Поскольку ракетные установки, нацеленные на Израиль, спрятаны в домах жителей приграничных деревень, то весной 2006 года гене­рал Адом разработал дополнительный план, предусматривающий быструю "зачистку" от террористов ливанских деревень и этим исключить нанесение ракетных ударов по Израилю. Генерал Адом был уверен, что генштаб примет логичное решение задействовать имеющиеся планы.
       А Дан Халуц, открывая совещание в своей канцелярии, заявил:
       -- Я думаю, мне не нужно напоминать о том, что произошло сегодня утром,-- вы всё это знаете. Нет никакого сомнения, что мир понимает, что речь идёт о самом настоящем акте агрессии и потому разрешит нам реагиро­вать так, как мы посчитаем нужным и столько времени, сколько нам потребу­ется... Мы будем наносить массированные удары с воздуха по тем объектам в Ливане, какие сочтём нужными. И будем крушить там всё! Пока ливанское правительство не запросит прекрашения огня и не даст твёрдые обещания приструнить "Хизбаллу". При этом всё будет происходить в рамках команды "Маарехет эш".
       Коду "Маарехет эш" соответствует в ЦАХАЛе система действий на рас­стоянии, в основном с воздуха.
      -- Но затем нам всё равно придётся начинать сухопутную операцию. Согласно плану "Мей мааром".-- начал генерал Каплинский.
      -- На данном этапе я не вижу никакой нужды в такой операции, и пока не будет какого-либо моего дополнительного указания, обо всех подобных планах вы можете забыть.
       Принимая эти решения, Дан Халуц совершал две роковые ошибки. Халуц действительно считал, что США и Евросоюз позволят действовать Израилю так. Для любой другой страны мира, если бы соседнее государство подвергло артиллерийскому обстрелу территорию, убило нескольких солдат, а осталь­ных взяло в плен, подобные ответные действия были бы оправданными. Но Израилю подобные действия мир позволить не мог. Второй ошибкой Халуца был отказ от применения заранее разработанного плана. А уверенный в себе Халуц те же идеи излагал и на расширенном совещании в министерстве обороны:
       -- Я намерен рекомендовать правительству возложить ответственность за случившееся на ливанское правительство и нанести мощный удар по эконо­мике этой страны. В наших силах в течение одного-двух дней разрушить до 50 процентов инфраструктуры Ливана. Кроме того, мы можем ударить по му­сульманскому кварталу Бейрута, где находятся все учреждения "Хизбаллы", и по бейрутскому аэропорту.
       Начальник военной разведки (АМАН) генерал Амос Ядлин напомнил, что у "Хизбаллы" есть такие ракеты, которые могут достигать не толь­ко Хайфы, но и Нетании и Тель-Авива. Амир Перец настаивал на том, что вначале нужно нанести удар по ракетным установкам, чтобы предупредить обстрел территории Израиля. Его поддержал глава "Мосада" Меир Даган и начальник ШАБАКа Юваль Дискин. Мнение остальных высших офицеров выразил генерал Каплинский:
       -- Я думаю так же, как начальник генштаба.
       Амир Перец, несмотря на колебания, решил довериться профессионализму начальника генштаба. В процессе некоторого обсуждения деталей в разго­вор вмешался начальник военно-политического отдела Минобороны генерал Амос Гилад:
       -- Что-то не нравится мне всё это. Боюсь, эта война будет долгой. И не только ливанцы в результате побегут к себе на север, но и наши штатские -- на юг. Поэтому было бы неплохо лишний раз всё взвесить. И может, уже сей­час нужно готовить пехоту ко входу в Ливан.
       Однако никто вроде бы этой реплики Гилада не заметил. Дан Халуц, как будто убедил военное руководство принять его план воздушного удара по Ливану.
       В это же самое время, как утверждают журналисты, Эхуд Ольмерт бесе­довал по телефону с президентом США Джорджем Бушем и госсекретарём Кондолизой Райс. Оба собеседника дали понять Ольмерту, что вполне разде­ляют гнев Израиля, разделяют его право на самооборону и готовы поддержать самые грозные заявления в адрес Ливана. Но о серьёзном ударе по Ливану и нанесении ему крупного ущерба не может быть и речи. США и Европа слишком дорожат прозападно настроенным премьером Фуадом Синьорой и не позволят подрывать его популярность в стране. С "Хизбаллой" можно де­лать всё, что угодно, Ливан же можно только немного пощипать и припугнуть Синьору. Ольмерт с указаниями Вашингтона согласился и тем самым, по мнению специалистов, положил начало будущему провалу Израиля в войне. В этот момент вся военная машина страны уже работала на операцию ВВС для нанесения тяжёлого удара по инфраструктуре Ливана, чтобы заставить правительство Ливана начать действовать против "Хизбаллы". И не прислу­шалось руководство страны к рекомендациям опытных генералов, не достали из сейфов план "Мей мааром" и не начали претворять его в жизнь. И причина была в том, что Дан Халуц был противником этого плана, а "крупные специ­алисты" в военных делах Эхуд Ольмерт и Амир Перец вообще не имели по­нятия о существовании этого плана.
       Официальное заседание правительства в канцелярии премьер-министра было назначено на 20.00, но за час до этого Ольмерт вызвал министра обо­роны и начальника генштаба для подготовки решения. Против плана Халуца Ольмерт начал сразу возражать. Помня о договорённости с руководством США, Ольмерт предложил бомбить только те объекты, поражение которых будет выглядеть оправданным для спасения похищенных солдат. Можно бомбить, к примеру, аэропорт и морской порт Бейрута, якобы для того, что­бы предотвратить переправку через них пленных солдат за пределы Ливана. Но бомбить надо осторожно, чтобы ливанцы могли восстановить за пару не­дель. Дороги и мосты можно бомбить для того, чтобы "Хизбалла" не мог­ла по ним доставлять вооружение. Но главную прибрежную дорогу бомбить нельзя, так как по ней пойдёт поток беженцев с юга на север. Халуц начал срочно звонить начальнику ВВС Элизеру Шкеди, чтобы успеть поменять за­дания лётчикам.
       В 20.00 началось заседание правительства, которое утвердило решение начать вторую ливанскую войну. При этом министры плохо себе представ­ляли, что происходит и не владели информацией. Но каждый из министров хотел отметиться, и потому выступили все. Всем казалось, что за пару-трой­ку дней с "Хизбаллой" будет покончено. Серьёзные вопросы задали только Ципи Ливни и Шимон Перес. Ципи Ливни интересовало, есть ли какой-то шанс на то, что в ходе войны удастся вернуть пленных солдат, и получила отрицательный ответ. Шимон Перес прямо спросил Дана Халуца, знает ли он, как будет действовать на следующем этапе спланированной им операции, но ясного ответа так и не получил. Таким образом, правительство прини­мало решение о начале войны, не имея чёткого поэтапного плана военных действий. Юридическому советнику правительства Мени Мазузу был задан вопрос о том, насколько легитимным с точки зрения международного права будет удар по домам, в которых террористы прячут ракеты и пусковые уста­новки. "Хизбалла" заплатила жителям деревень за то, что те укроют пуско­вые установки и ракеты внутри домов и сараев.
       -- Тот, кто решил жить под одной крышей с ракетами, должен учитывать, что по этим ракетам и запускающим их установкам может быть произведён удар. Подобный удар не может считаться военным преступлением, так как совершается в рамках самообороны. Так что никаких проблем с междуна­родным законодательством я здесь не вижу,-- ответил Мазуз.
       Окончательный текст решения правительства был утверждён в 23 часа 12 июля 2006 года. В нём говорилось, что целью военной операции являет­ся возвращение израильских военнопленных. Генералы возражали, что эта цель совершенно недостижима. Им уже через два часа после начала событий было ясно, что добиться освобождения пленных в ходе военной операции не удастся. Но министры в этот ответственный для страны час, похоже, совер­шенно не представляли, за что они голосуют. Не ясно было и то, что будет делать армия. Но пилоты уже готовились к боевым вылетам, и начиналась война, самая неудачная в истории Израиля.
       В тот день почти 90 процентов сограждан с воодушевлением поддержа­ли боевой настрой правительства. И, наверное, мало кто думал, справится ли это правительство с поставленной задачей, ведь всего за три месяца до этих событий половина населения страны не участвовала в выборах, пото­му что не видела достойных кандидатов, способных руководить государ­ством. Но теперь почему-то все об этом забыли и поверили в боеспособ­ность правительства. Забыли о существующей системе политических на­значений, когда на руководящие должности назначаются непрофессионалы. Общество мирится с этим и успокаивает себя тем, что у этих руководителей есть советники-профессионалы. Но ведь и на должность советников попада­ют таким же путём. Амир Перец в своей предвыборной программе ставил задачу сокращения оборонного бюджета на два миллиарда шекелей. Заняв пост министра обороны, он начал требовать увеличения военного бюдже­та. У непрофессионального министра обороны главным советником оказался Дан Халуц, не имевший никакого опыта в наземных операциях. Никогда лёт­чика не назначали начальником генштаба. И попал Халуц на эту должность потому, что согласился участвовать в реализации плана Шарона по односто­роннему выходу из Газы. О профессионализме Ольмерта в военных делах и говорить нечего. И вот теперь в руках этих "специалистов" оказалась судьба страны. Не было ясного определения того, какова цель поставлена перед из­раильской армией. На войну отправляли плохо тренированных бойцов, не имея представления о том, в чём заключается их задача. При этом армия на­вязывала свою волю политикам, а не наоборот. При этом следует учесть, что, по мнению специалистов, в последние два десятилетия армия культивирует в офицерах серость и плодит середняков, соглашающихся во всём со своими командирами. Ведь с талантливыми командирами гораздо труднее. Они по­зволяют себе критиковать действия начальства, могут вступить в пререка­ния с высшими офицерами. Талантливые офицеры для серости представляют большую опасность. Это привело к тому, что способных командиров отодви­нули на вторые роли. Во время Второй ливанской войны военное руковод­ство представляло премьеру только один аспект проблемы и не показывало весь спектр возможных решений и действий. А во главе правительства сто­яли не имеющего военного опыта люди. Об этом позднее заявил министр инфраструктуры Биньямин Бен-Элиэзер:
       -- Я не могу избавиться от ощущения, что лишь немыслимое стечение обстоятельств привело к тому, что Ольмерт в одночасье проснулся главой правительства. Это реальность, и я её принимаю, но при этом не могу не от­метить, что он никогда не занимался вопросами безопасности и мало что в них понимает. Министр обороны согласился принять этот пост, поскольку у него не было выбора. Начальник Генштаба, по моему мнению, просто не под­ходил на эту должность с самого начала. Сейчас можно спорить открыто: где были наши генералы, где?
       С одной стороны, министр инфраструктуры прав. Однако можно задать и встречный вопрос: где был господин Бен-Элиэзер, когда его партия всту­пала в коалицию с таким неспециалистом? И Амира Переца насильно никто портфель Минобороны не заставлял брать, можно было взять портфель по­легче. Перец сам хотел получить портфель повесомее и сам настоял, что­бы ему предоставили пост министра обороны. Очевидно, он не предполагал, что ему на практике придётся демонстрировать свои способности в военном деле. На это же, видимо, надеялся и Бен-Элиэзер, если не отговорил лидера своей партии от принятия этого поста. Да и для себя получить портфель ми­нистра было заманчиво. На таких сделках с собственным "Я", на закрыва­нии глаз при необходимости и строились в последнее время отношения в высших кругах страны. И вот теперь эта политика подверглась суровому ис­пытанию. Притом не только подвергалось испытанию нынешнее руковод­ство, но и оценивались результаты деятельности предыдущих руководите­лей страны. Прежнее руководство не могло не знать, что "Хизбалла" создаёт мощную военную группировку на юге Ливана, накопила тысячи ракет для систем залпового огня и сотни ракет среднего радиуса действия. Могли ли командующие Северным округом не знать, что "Хизбалла" создаёт на грани­це с Израилем систему бункеров и опорных пунктов? Политическое руковод­ство страны знало о реальном потенциале, но ничего не делало. В этой войне ошибка руководства была и в том, что оно надеялось решить исход кампании массированными авиаударами, а вести боевые действия пришлось против мобильных партизанских групп, вооружённых противотанковыми ракетами, системами электронной и оптической разведки. Сирия снабдила "Хизбаллу" разнообразными противотанковыми ракетами, производства СССР, России и Ирана. Значительное количество израильской бронетехники было выведено из строя российскими гранотомётами. Ещё за три года до начала войны пред­ставители репатрианского "Батальона Алия" добивались создания в броне­танковых и пехотных частях специальных групп снайперов-охотников для уничтожения у противника расчётов ПТУР и гранатомётчиков. Но ни тогда, ни даже в ходе Второй ливанской войны никто из военачальников не понял значения этого предложения. Высшие офицеры армии упорно игнорировали боевой опыт последних десятилетий в использовании снайперов для защи­ты бронетехники в военных конфликтах. Военным специалистам известно, что профессиональные снайперские группы, вооружённые дальнобойными снайперскими винтовками, способны обнаруживать и уничтожать гранато­мётчиков и расчёты ПТУР. У израильской армии есть на вооружении даль­нобойное снайперское оружие, способное поражать цели на расстоянии 1500 метров. Необходима была только воля военного руководства. Но пробить сте­ну непонимания было очень трудно. Даже когда начались боевые действия и израильские танки обстреливались гранатомётчиками противника, потребо­валось 18 дней для положительного решения вопроса. В течение всех этих дней представителей "Батальона Алия" посылали от одного начальника к другому. Когда дело дошло до министра обороны, Амир Перец дал указа­ние решить вопрос немедленно. Окажись снайперы на фронте в первые дни войны, и погибших могло быть гораздо меньше. Большую помощь войскам оказали беспилотные летательные аппараты. Современные израильские БЛА могут находиться в воздухе двое суток без дозаправки. Летают они на вы­соте девяти километров, и обычными средствами ПВО сбивать их довольно трудно. За месяц войны эскадрилья БЛА налетала пять тысяч часов и обна­ружила десятки пусковых установок противника. Это серьёзно помогло во­йскам во время боевых действий. "Хизбалла" также четыре раза запускала свои БЛА. Один из них должен был взорваться в Тель-Авиве. В него было заложено десять килограммов взрывчатки и большое количество металли­ческих шариков в крыльях. Поиск БЛА представляет собой серьёзную про­блему. Было задействовано сразу несколько систем слежения. Самолёт был обнаружен при помощи специального радара. После этого в воздух поднялся истребитель F-16 и сбил его над морем к югу от Хайфы.
       Итак, 12 июля 2006 года в 23 часа был утверждён окончательный текст решения о начале военных действий, а уже в 23.59 ВВС Израиля начали операцию по уничтожению арсенала ракет большой и средней дальности "Хизбаллы". Из имевшихся 50-59 пусковых установок было уничтожено 40­44 и сотни ракет к ним. В ночь с 12 на 13 июля ВМС Израиля начали мор­скую блокаду Ливана. ВВС Израиля атаковали десятки объектов в Ливане, включая международный аэропорт в Бейруте. В Северный военный округ израильтяне перебросили первое подкрепление - 101-й парашютно-десант­ный батальон. Одновременно "Хизбалла" начала интенсивные ракетные об­стрелы Израиля. В этот день было выпущено около 200 ракет. Погибли два человека в Нагарии и один в Цфате. Были также выпущены две ракеты по Хайфе. На следующий день от ракетных обстрелов погибли ещё двое мир­ных жителя в районе Цфата. В 16 км к западу от Бейрута противокорабель­ной ракетой поражён израильский корвет "Ханит", погибли четверо воен­нослужащих. Противоракетная защита корабля по причине халатности ока­залась отключена. В 19.30 двадцать израильских самолётов начали бомбить штабы "Хизбаллы" в Дахии в Бейруте. На следующий день бомбардировка Дахии продолжилась. В Хайфе решено разместить зенитно-ракетный ком­плекс "Пэтриот". Первые "катюши" упали уже на Тверию. 16 июля ракета "Фаджер" попала в железнодорожное депо в Хайфе, погибли восемь рабо­чих. Правительство, наконец, утвердило "особое положение" в тылу. Семь ведущих стран Запада и Россия осудили действия "Хизбаллы", призвали ос­вободить похищенных и прекратить огонь. В этот день началась первая на­земная операция в Ливане. Ряд спецподразделений занимают северную часть деревни Раджер.

    ***

       Этих резервистов призвали на третий день войны. Собрали их на базу, выдали укомплектованные вещмешки. У одного солдата в мешке оказалось два правых ботинка. На базу пришёл автобус, уложили вещмешки. Открыли границу, и батальон вошёл в Ливан без всяких инструктажей и подготовки. Ввели в посёлок в пределах трёх километров от Маалота. Солдаты спрашива­ли командиров, какова цель операции, но те сами не знали ответа. Но боевики
       "Хизбаллы" их уже ждали. Один из командиров попытался войти в какой-то дом и напоролся на мину. Взрывной волной снесло целый этаж и командира придавило обломками. В течение трёх часов товарищи пытались вытащить тя­жело раненного друга. А со всех сторон шёл обстрел из пулемётов, ружей и миномётов. Бойцы чудом выбрались, прикрывая друг друга. Одному из бойцов выбило глаз. Его отправили в больницу "Рамбам". Ему только 26 лет, недавно женился. Командиру ампутировали правую ногу. Он женат, у него трое детей.
      
       17 июля израильские ВВС уничтожили ракеты "Зильзаль" в районе Бейрута. Призвано три батальона резервистов для смены регулярных сил на территориях. А на Голанские высоты падали "катюши". 18 июля в Нагарии от попадания "катюши" погиб один человек. В Ливане началась эвакуация иностранных граждан через морской порт Бейрута. В ООН обсуждался во­прос о посылке многонациональных сил в Ливан. 19 июля в Нацерете от по­падания "катюши" погибли два брата 3 и 7 лет. Израильские ВВС пытались уничтожить лидера "Хизбаллы" Хасана Насраллу и нанесли удар по бунке­ру в лагере Бурдж аль-Барейджа в Бейруте. Было сброшено 23 тонны бомб, но уничтожить Насраллу не удалось. В Израиле на заседании узкого кабинета министров принято решение провести сухопутную операцию и перебросить в Ливан бригаду "Голани". Подразделения армии Израиля ведут бой в окрест­ностях деревни Марун а-Рас. Имеются потери с обеих сторон. Взятие деревни завершается только 22 июля. Позднее резервисты рассказывали, что не было координации между разными родами войск. Солдатам приходилось штурмо­вать деревни без предварительной артподготовки или ударов с воздуха. В слу­чае обнаружения боевиков командиры не вызывали авиацию и штурм при­ходилось вести только силами пехоты. В одном из районов боевых действий командир роты предупреждал вышестоящее начальство, что у боевиков есть ракетные комплексы, способные поражать низколетящие цели. Несмотря на предупреждение, в этот район был отправлен транспортно-десантный вер­толёт "Ясур". Вертолёт был сбит, при этом погибли пять членов экипажа. Зачастую вертолётчики сбрасывали бойцам еду и боеприпасы с воздуха, тем самым, демаскируя расположение подразделений. Было плохое взаимодей­ствие с фронтовыми подразделениями и интендантской службы. По словам десантников, уже через два дня после переброски в Ливан им пришлось го­лодать. Командир по радиосвязи постоянно просил наладить снабжение про­довольствием. Ему отвечали, что завтра солдаты будут обеспечены всем не­обходимым. Но эти обещания не выполнялись. Ребятам пришлось входить в покинутые дома деревни, искать там пищу и готовить себе обед. Воду тоже приходилось добывать в населённых пунктах. Военные корреспонденты рас­сказывали, как десантники, перед уходом в бой в Ливан, заматывали изоля­ционной лентой ботинки, потому, что у них отклеивались подошвы. Такое обмундирование им выдали со склада. На позицию приходили со склада бро­нетранспортёры без оружия, и солдаты-срочники снимали свои пулемёты с танков и отдавали их ребятам-резервистам, которые шли в бой. Случалось, что в батальоне из 30 танков приборы ночного видения работали только на девяти. Запчастей не было. А "Хизбалла" имела новенькие зарубежные при­боры ночного видения. Израильская армия с многомиллиардным бюджетом не обеспечила своих бойцов самым необходимым. Солдаты шли в бой без элементарной экипировки, со старыми автоматами. Чтобы вынести раненых с поля боя, часто самим приходилось сооружать носилки. Такие перебои со снабжением армии были не только в первые дни войны. Представители ин­тендантской службы потом оправдывали это безобразие отсутствием необхо­димого финансирования. Но какое особое финансирование необходимо для доставки бойцам питьевой воды, которая им была так необходима в летнюю израильскую жару? И, как выяснили журналисты, деньги в ЦАХАЛе есть, только тратятся они не на поддержание боеспособности армии, а на повышен­ные зарплаты чиновникам Генштаба, на субсидирование строительства целых кварталов удешевлённого жилья для отставных служащих тыла. Во время этой войны выявился и кадровый просчёт. На командных позициях от высше­го руководства до командиров полков не было профессионалов. В России, что­бы стать лейтенантом и получить должность командира взвода, нужно четыре года учиться в военном училище. В Израиле же офицеров готовят за четыре месяца. Когда же наступает время боёв, недостатки в образовании командиров сразу всплывают наружу. Перед командирами ставились нечёткие задачи, и времени на их выполнение давалось недостаточно. Письменные приказы про­тиворечили тем, которые давались по рации или по телефону. Часть офицеров вообще оставалась на территории Израиля и оттуда командовала действиями подчинённых. В этой неразберихе бойцы, заняв определённую территорию, получали приказ отойти, а затем штурмовали её вновь.
      
       У одного из соседей большое горе, их сын погиб на этой войне. Он со сво­им экипажем находился в танке, когда туда попала противотанковая ракета. Все обсуждают это трагическое событие.
      -- Самое обидное, что это была ракета российского производства.
      -- А откуда у "Хизбаллы" российские ракеты?
      
      -- Вы что, газет не читаете? В Шестидневную войну у Сирии и Египта были советские "Катюши". Через некоторое время после той войны СССР поставил "Катюши" и палестинским террористам. А сейчас там есть и раке­ты "Вампир", и "Малютка" и "Корнет".
      -- Подумать только! Мы же раньше работали на этих заводах. Повышали обороноспособность страны. А оказалось, что повышали обороноспособ­ность "Хизбаллы". И теперь в результате нашего труда гибнут наши же дети!
      -- А может это не точно?
      -- Что значит не точно? Ещё в прошлом году в инциденте на границе "Хизбалла" подбила танк "Меркава". Уцелевшую хвостовую часть ракеты "Вампир" Израиль отправил в Москву и запросил разъяснений. Но те отве­тили, что поскольку на данной части не обнаружено номера изделия, то нет возможности подтвердить, что ракета была продана Сирии.
      -- А если бы номер и сохранился, что толку? В конце 1990-х годов ин­спекторы ООН нашли в Багдаде гироскопы для управления баллистически­ми ракетами, и на них были российские номера. Россия заявила, что это обо­рудование ракет, оставленных когда-то на Украине. Только когда американцы сами раскопали, что эти номера записаны за военным институтом в Загорске, России пришлось признаться. Совместное с американцами расследование вскрыло тогда длинную цепь коррупции и продажи оружия от Москвы до Багдада.
      -- А что вы хотите? В то время все военные предприятия лишились за­казов и очень бедствовали. Поэтому каждый выживал, как мог. После развала СССР Сирия и Иран закупали на образовавшемся чёрном рынке буквально за гроши огромный арсенал вооружения. В 1993 году газета "Красная звез­да" призывала Ельцина сделать что-нибудь, ибо сирийцы уже имеют в Киеве связи среди тех, кто хранит ядерные ракеты, оставшиеся на Украине. Никто ничего не сделал, и ракеты были проданы в Иран и Китай. И вывозились они через российские аэродромы, поэтому российские власти информированы об утечках оружия с Украины на Ближний Восток.
      -- В 1998-1999 годах Сирия закупила у России около двух тысяч проти­вотанковых ракет типа "Корнет" и "Метис" и заплатила уже хорошую цену. Одна система с тремя-четырьмя запасными выстрелами стоила более 60 ты­сяч долларов.
      -- Да, и теперь по нашим ребятам в Ливане стреляют официальными, пронумерованными ракетами, которые могут прошить наши танки насквозь.
      -- Эти "корнеты" делают на Тульском оружейном заводе с 1998 года. Мы там жили недалеко. Кто бы мог подумать, что продукция соседнего заво­да будет теперь падать нам на голову.
      -- Но израильские власти вправе поднять международный скандал и на­чать расследование оснащения "Хизбаллы" российским оружием!
      -- И кто это, по- вашему, будет делать, Ольмерт? Не смешите меня. Ему бы хоть от расследований полиции выкрутиться.
      
       23 июля мобилизовано 18 000 резервистов, но на территории Ливана действуют менее одной бригады. В 20.15 в Ливан вошла бригада "Голани". В Хайфе и в Кирьят-Ата по одному погибшему от "катюш". К 24 июля по Израилю выпущено около 2 500 ракет. Израильская армия начала операцию
       "Стальные сети" против столицы "Хизбаллы" в Южном Ливане -- города Бинт Джбейль. Бой за этот город продолжался и в последующие дни. Утром
      -- июля здесь получили ранения шесть бойцов "Голани" в результате оши­бочного удара ВВС Израиля. Командование поставило задачу: занять клю­чевые позиции в Бинт Джбейле и не допустить обстрел ракетами Израиля. Перед этим командующий северным округом генерал Уди Адам пытался убе­дить начальника генштаба в том, что в город с пятью тысячами домов по­сылать только один батальон -- безумие. Однако Дан Халуц стоял на своём.
      -- июля в 5.30 утра капитан Алон Хаким повёл свою роту "Гимель" по пет­ляющей тропинке вниз к домам на окраине Бинт Джбейля. На душе у него было неспокойно: как такими силами зачистить целый город. И встретят их не хлебом-солью. Накануне его снайпер уже подстрелил наблюдателя бое­виков. Значит, их уже ждут. Параллельно по гряде холмов двигалась рота "Алеф", которая должна была прикрывать роту Хакима. Те "зачистили" пер­вые дома, в них никого не оказалось. Двинулись к следующим трём домам, огибая мечеть и оливковую рощу, отделённую от мечети двухметровой сте­ной. Следующие три дома оказались запертыми, на окнах стальные решётки. Часть бойцов пыталась взломать двери, другая часть находилась в оливковой роще у стены. Пулемётчик Авьятар Коэн заметил выглянувшую из кустов голову и дал по ней очередь. Бойцы, наконец, выбили двери выстрелами из гранатомётов. В это время на роту обрушился шквал огня. Бойцы, укрыв­шись в домах и вокруг них, начали ожесточённо отстреливаться. При роте "Гимель" находился замкомбата майор Рои Кляйн. Он приказал взводному Мерхавии обойти противника с фланга. Лейтенант Мерхавия со своим ради­стом Эхудом Клаузнером и бойцом Шимоном Даханом пытались оттащить раненых в укрытие. В это время из-за стены полетели гранаты. Клаузнер погиб на месте, Мерхавия и Дахан были тяжело ранены. Кляйн приказал прикрывать их огнём и вместе с радистом бросился вытаскивать раненых. Разведчики Мерхавии не давали боевикам перелезть через стену. Разложив носилки, Кляйн вместе с Шимоном Адегой пытался переложить на них лей­тенанта Мерхавию. В этот момент со стороны мечети прилетела граната и за­крутилась между ранеными. Майор Кляйн крикнул "Шма Исраель" и накрыл гранату своим телом. Видевший это Адега, закричал в истерике:
       -- Он бросился на гранату! Он бросился на гранату!
       Вместе с сержантом Авьятаром Турджаманом они вынесли Кляйна из под огня. Майор сумел прошептать по рации:
       -- Докладываю: Кляйн убит,.. .Кляйн убит...
       Шимон Адега, вытаскивая очередного раненого, тоже погиб. Командир роты с группой солдат, пытался обойти противника. Зайдя в рощу, они об­наружили истекающего кровью пулемётчика Коэна. Ротный попытался наложить раненому повязку, но получил пулю в голову. Его спасла каска, но ранение было тяжёлым. Замкомроты Алекс Шварцман, несмотря на тяжё­лое ранение, отказался от эвакуации и продолжал командовать действиями солдат в роще. Но его убил снайпер боевиков. К Бинт-Джбейлю стекались новые группы боевиков, но вертолётам огневой поддержки удалось их унич­тожать. Рота "Алеф" подтянулась с севера и пыталась отвлечь противника на себя. Заметив, что боевики укрываются в мечети, солдаты обстреляли их из гранатомётов. Противник перенёс огонь на роту "Алеф". Почти сразу полу­чил тяжёлое ранение капитан Фридлер. Командование ротой "Гимель" при­нял прикомандированный капитан Кац. Роте под его командованием удалось вынести всех раненых из-под обстрела. Санитары организовали перевязоч­ный пункт в доме, примыкающем к роще. Со второго этажа боец Алекс об­стреливал противника и не давал ему приблизиться к дому. В воздухе с са­мого утра висели санитарные вертолёты, но приказа начать эвакуацию ране­ных не было. Командир вертолётного звена видел, что происходит на земле, и требовал приказа от оперативного штаба ВВС. Наконец, приказ был полу­чен. Поскольку весь район обстреливался боевиками, доставить раненых к единственному возможному месту посадки вертолётов оказалось непросто. Бойцы обеих рот оттаскивали носилки с ранеными к подножью холмов и пе­редавали подоспевшей роте огневой поддержки. Те, по каменистым террасам перетаскивали носилки наверх. Там раненых принимали бойцы разведбата и переносили к вертолётам. Вертолёты уже начали снижаться, но тут прозвуча­ла команда авианаводчика:
       -- Уходите, уходите, у нас возобновился бой... Я скажу, когда успокоится!
       Только к полудню смог приземлиться вертолёт командира звена. Бойцы тащили носилки, а вокруг грохотали взрывы. Вертолёты находились на земле меньше минуты и улетали в сторону Хайфы. Там они садились на вертолёт­ную площадку больницы "Рамбам" под звуки взрывов и воздушной трево­ги -- на Хайфу в это время падали ракеты. А в Бинт Джбейле бой потихоньку стих. Батальон занял окраину города. Погибли восемь человек, 22 получили ранения разной степени тяжести. "Хизбалла" потеряла приблизительно от 80 до 100 боевиков. Солдаты роты "Гимель" не смогли эвакуировать тела погибших солдат. Их перенесли в один из домов и заняли круговую оборо­ну. Утром 28 июля им на помощь в город вошла рота парашютистов 101-го батальона. Однако бои в Бинт Джбейле продолжались долго и стоили обеим сторонам больших потерь.
      
       27 июля правительство приняло решение о мобилизации трёх дивизий резервистов. Утром 30 июля в южно-ливанской деревне Кфар Канна рух­нул двухэтажный жилой дом. "Хизбалла" заявила о гибели женщин и де­тей. 31 июля Израиль объявил о 48-часовом прекращении бомбардировок в Ливане из-за событий в Кфар Канна. "Хизбалла" прекратила обстрел
       Израиля "катюшами" на два дня. Ночью с 31 июля на 1 августа узкий каби­нет министров разрешил Армии Обороны Израиля расширить сухопутную операцию в Ливане. Первая бригада резервистов "Александрони" 1 авгу­ста вошла в Ливан. В ночь на 2 августа подразделения "Сайерет Маткаль" и "Шальдаг" провели спецоперацию "Чётко и ясно" в Бааль Беке. Было унич­тожено от 10 до 19 боевиков и 5 арестовано. 3 августа погибли трое тан­кистов в районе деревни Раджмини. Несколько бойцов бригады "Голани" и врач погибли в деревне Маркаба.
      
       Резервисту Аарону Штайну позвонили в ночь со 2 на 3 августа и приказа­ли утром в полной готовности прибыть на базу. Аарон на сборах неоднократно отрабатывал с десантниками различные сценарии боевых действий и рота его считалась относительно тренированной. В этот раз их готовили три дня и ночью забросили в Ливан. Шли в обычных, тоненьких бронежилетах. Но по­скольку воду пришлось брать с собой, на каждого навьючили 40-килограм­мовый рюкзак. В течение четырёх дней они продвигались в глубь территории в направлении речки Литании. Вода вскоре кончилась, а продукты вообще приходилось добывать в оставленных домах. Передвигались ночью, а перед рассветом прятались в домах, жители которых бежали на север. В один из таких рассветов спрятались они в трёхэтажном доме. Просидели там уже несколько часов, когда экипаж израильского танка, находившегося от дома километрах в трёх, зафиксировал движение в этом доме. Танкисты приня­ли десантников за боевиков и открыли огонь. В дом попал снаряд, и дом здорово тряхнуло. Десантники бросились вниз по лестнице. Кто-то крикнул: "Хизбалла" стреляет противотанковыми снарядами!". Аарона ранило пер­вым. В дом попал второй снаряд. Он пробил стену и одного из товарищей, Игоря Ковалика, погребло под обломками. Получили ранения различной сте­пени тяжести 12 бойцов, а всего их в доме находилось 40. Когда в дом уго­дил третий снаряд, командир понял, что стреляют израильтяне. "Сейчас же прекратите огонь!" -- заорал он по рации. Десантники в это время открыли из дома беспорядочную стрельбу. Теперь уже их пулями были ранены изра­ильские солдаты, спешившие к дому, чтобы вытащить раненых. Повторилась ошибка тридцатилетней давности, когда так же стреляли по своим. Аарон лежал на полу. К нему подошёл командир: "Попытайся спуститься на первый этаж. Тебя надо вывезти". Аарону это давалось с трудом. Рука от плеча до локтя была разодрана в клочья, кость раздроблена. Он не понял, как ему уда­лось спуститься по лестнице. Запомнил только тела раненых и забрызганные кровью стены и пол. Недалеко от дома приземлились два вертолёта. Успели погрузить тех раненых, которые лежали ближе к двери. Вертолёты тут же улетели, чтобы не попасть под обстрел "Хизбаллы". Вскоре к дому прибли­зился танк, и раненым велели залезать. Аарону казалось, что залезал он в танк целый час. Рядом в танке оказался раненый, потерявший зрение, другой ничего не слышал. Ослабевший Аарон попросил у водителя разрешения по­звонить жене: "Ранение...Ничего страшного... Поцарапало локоть и плечо... Скоро буду в Цфате, но ты не приезжай, не нужно..." Танк двинулся в путь. От Летани до израильской границы он двигался шесть часов.
      
       В ночь с 4 на 5 августа израильтяне провели спецоперацию морских "коммандос" в Тире. Было уничтожено около десяти боевиков, но и восемь "коммандос" получили ранения. "Хизбалла" отклонила предложение ООН о прекращении огня. От попадания "катюши" в бедуинской деревне Араб аль-Арамие погибли три женщины. 6 августа был произведён залп из 40 "катюш" по городу Кирьят-Шмона и окрестностям. В районе кибуца Кфар Гилади по­гибли 12 солдат-резервистов. От ракетного обстрела Хайфы погибли три че­ловека и более 150 ранено. А ЦАХАЛ, чтобы избежать жертв среди мирного ливанского населения, предупреждал через арабские телекомпании и с помо­щью разбрасываемых листовок о предстоящих бомбардировках объектов в Ливане. То есть боевики также были информированы и могли вовремя спря­таться в укрытиях. 7 августа ВВС Израиля обнаружили и сбили беспилотник "Хизбаллы", летящий над морем в сторону Тель-Авива. Все эти дни велись бои в Бинт Джбейле.
       За год до этой войны, во время учений, опытные резервисты начали заме­чать, что их командиры оторваны от реалий. И теперь было наглядно видно, что израильское командование так и не поняло, что в Ливане нельзя приме­нять ту же тактику, что при зачистке населённых пунктов в Иудее и Самарии. С "Хизбаллой" так воевать нельзя.
      
       Их призвали в пятницу вечером 4 августа. У многих было ощущение, что огромная операция займёт всего несколько часов. Призыв был так велик, что на всех не хватало касок, бронежилетов, еды, воды, медицинского обору­дования. Резервисты выходили из положения сами. На своих личных машинах они ездили по округе, закупая на свои деньги еду, лёд. Связь обеспечивалась по личным мобильным телефонам. Потом они двое суток валялись возле танков и БТР на 40-градусной жаре. Операция почему-то задерживалась. Как потом выяснилось, руководство составило план по линейке. Когда же он был спущен в батальоны и роты, командиры пришли в ужас. В плане не были учтены ни минные поля, ни низины, по которым предстояло передвигаться. В этом случае войска были бы хорошей мишенью для сидящих наверху боевиков. Поэтому план неоднократно переписывался, а солдаты изнывали на жаре. Наконец 7 августа выдвинулись к границе. Через каждые несколько сот метров распо­лагалось большое количество танковых батальонов. Никаких разведданных не поступало. А с ливанской стороны на горе находилось село, из которого передавались "Хизбалле" координаты израильских подразделений для кор­рекции огня. И боевики обстреливали израильские позиции. А находиться в бронежилете в 40-градусную жару было невыносимо. К счастью, большинство снарядов ложилось мимо. Постоянное ожидание смерти приводит к стрессам, некоторые солдаты запсиховали. А армейские психиатры и психологи на пере­довую не торопились. Тех солдат, которые не справились со страхом, не суди­ли и не стыдили. Кого-то оставили на базе, кого-то отправили в тыл. Когда же танки, наконец, пересекли ливанскую границу, об этом тут же было сообщено в новостях по телевидению. Указывалась даже цель движения. Не понятно было, куда смотрит цензура, и о чём думают журналисты, которые в погоне за сию­минутной сенсацией выдают важную военную информацию.

    * * *

       Как позднее заявил одной из газет Объединённых Арабских Эмиратов заместитель министра иностранных дел Сирии доктор Файсал аль-Макдуд, Дамаск собирался вмешаться в ход боевых действий в Ливане. По его словам, сирийская армия всерьёз готовилась принять участие во Второй ливанской войне на стороне "Хизбаллы", и только сильное давление со стороны России помешало Башару Асаду отдать войскам приказ атаковать Израиль.
       8 августа Армия Обороны Израиля (АОИ) заявила, что с начала войны уничтожено 470 боевиков "Хизбаллы". В Израиле ракетному обстрелу под­вергся Зихрон-Яаков. В деревне Дебель в результате попадания двух ПТУР погибли девять и было ранено 20 резервистов. В других боях погибло семь солдат. Правительство приняло решение о расширении сухопутной операции
       в Южном Ливане -- оперативный план "Шинуй кивун 11".

    * * *

       Эти солдаты срочной службы проходили курс молодого бойца, занимаясь танками в течение восьми месяцев, затем их использовали как пехотинцев для охраны КПП. На учения они попадали лишь время от времени. В по­следние месяцы перед войной они танков в глаза не видели. О начале войны услышали, когда стояли в районе Иерихона. Были объявлены боевые учения. Чтобы все танкисты могли принять участие в них, их нужно было заменить у Иерихона резервистами. В один приём это сделать не получилось. Пришлось одной части батальона участвовать в учениях, а другой следить за порядком в районе Иерихона; потом менялись местами. За пару дней надо было вспоми­нать всё устройство танка, к которому не прикасались месяцами. Затем их перебросили на одну из баз на Севере страны. Воевать предстояло на танках "Меркава-4". Получив полный боекомплект боеприпасов, еду и питьё, они прибыли на саму границу 23 июля. Наступление откладывалось со дня на день. На субботу некоторых отпустили домой, но вскоре всех догнало теле­фонные звонки с приказом возвращаться. Было уже 28 июля. В Ливан вошли со стороны Метулы. И почти сразу же были обстреляны противотанковыми ракетами. Первый танк был подбит ракетой "Корнет", угодившей в двига­тель. Ребята в танке этого даже не почувствовали. но по рации им сообщили, что у них горит мотор, и надо уходить. От второй ракеты их только слегка тряхнуло. Экипаж благополучно вылез через нижний люк и пересел в при­крывавший сзади другой танк.
       Омер Вайс был заместителем командира роты. За две недели до начала войны его послали учиться на курсы ротных командиров. Но когда началась война, он вернулся и заявил, что в такое время хочет находиться в своей роте. Ему дали взвод, с которым он прошёл до конца войны. Вначале им поручи­ли доставить еду ребятам из бригады "Голани", которые сидели в деревне Хула без пищи. Ребята вытащили ящики с боеприпасами, оставив по 10-12 снарядов. В освободившееся место загрузили воду и продукты. Добравшись до Хулы, они отдали ребятам из "Голани" продукты и когда возвращались назад, получили сообщение о том, что на дом, в котором находились сол­даты "Голани" напали боевики. Нападавших так много, что если подразде­ление не получит помощи, то будет уничтожено. Омер Вайс, не дожидаясь приказа сверху, отдал команду всем трём танкам возвращаться к дому. И это без бульдозера и с неполным боекомплектом! Чтобы избежать мин Вайс на переднем танке двинулся не по дороге, а вдоль неё. Дорога идёт вдоль об­рыва, и его танк время от времени заваливался на бок. Остальные танки шли по его следам. Приходится непрерывно стрелять, чтобы не дать боевикам подойти к дому. По танкам тоже начинают стрелять из окон домов. Спасала ночь. В танках были приборы ночного видения, а у боевиков их не оказалось. Прилетели вертолёты и под огневым прикрытием танков эвакуировали ра­неных. Террористы узнали, что посреди Хулы стоят три танка и бросились туда, чтобы захватить пленных. Танкам было приказано отступать. Захватив оставшихся раненых, танки повернули в Израиль. Доехали до израильской территории, стали выгружать раненых в поджидающие амбулансы.
       Через три дня танки вместе с пехотными частями резервистов вновь заш­ли в Хулу. В ожидании приказа о дальнейших действиях бойцы просидели в танках 70 часов. Для защиты танков бульдозеры подготовили огромные пес­чаные валы. Противник не видит танков, а танкисты могут наблюдать за про­тивником в перископ.
      
       10 августа части 366-й резервистской бронетанковой дивизии прове­ли операцию в районе шиитской деревни Эль-Хаим и маронитского горо­да Мардж-Аюн. Но только на следующий день Ольмерт и Перец разрешили вступить в операцию сухопутным войскам, и вечером более 50 вертолётов поднялись в воздух для высадки десанта в районе Литани. 12 августа Совет Безопасности ООН принял резолюцию 1701 о немедленном прекращении огня. Израиль ответил, что прекратит огонь через 48 часов.
       .В этой войне бойцы, вроде, заняли всё, что им было приказано занять, уничтожили всё, что приказано уничтожить, но они не чувствовали себя по­бедителями. Пленных вернуть не удалось, как не удалось полностью уничто­жить боевой потенциал "Хизбаллы".
      
       Аркадия эта война застала в России, куда уехал с внуком, чтобы наве­стить родных и знакомых.
       -- Ты что, внука от войны увёз? -- спрашивали его при встрече.
       -- Нет, мы отдыхать приехали. Но не успели уехать, как там вон что нача­лось. Нельзя даже на месяц отлучиться. Без нас видите какие разборки сразу начинаются,-- отшучивался Аркадий.
       Вообще-то Аркадию было приятно, что все знакомые с интересом следят за событиями в Израиле и болеют за него.
       -- Молодцы, что даёте отпор этой "Хизбалле". Давно пора разобраться с террористами. Так держать! Мы на вашей стороне.
       А звонки из Израиля становились тревожнее. Жена и дочь с мужем но­чевали в бомбоубежище, первое время там и кушали. В доме, который они снимали в кибуце, вход в бомбоубежище был прямо из салона. Туда стаскали раскладушки, матрасы. Проводили почти всё время под землёй. Но даже там была слышна артиллерийская канонада. Один из снарядов упал метрах в пя­тидесяти от их дома. После десяти дней такой жизни под обстрелами нервы у них не выдержали. Жена уехала к друзьям в Беэр-Шеву, а дочь с мужем оста­новились у родственников в Тель-Авиве. Дочь звонила Аркадию в Россию и просила отложить приезд.
       -- Как ты это себе представляешь? -- возражал Аркадий.-- Ты забыва­ешь, что это не Израиль. Это там ты можешь зайти в любое турбюро и попро­бовать решить вопрос. А с кем можно иметь дело в относительно небольшом уральском городе? Так что, прилетим в срок, встречайте.
       В Домодедово на регистрации на рейс в Тель-Авив народу оказалось мало.
       -- Самолёт полетит полупустым,-- вполне компетентно говорили неко­торые пассажиры.
      -- Испугаются боевых действий и откажутся от рейса?
      -- Конечно! Какой дурак сейчас туда полетит?
      -- А вы чего летите?
      -- Что делать? Мы там живём.
       Удивительно, но самолёт наполнился до отказа. Летели не только те, кто живёт в Израиле. Аркадий с внуком сидели в первых рядах второго салона. Через приоткрытую занавеску Аркадий увидел в салоне бизнес-класса знако­мое лицо. Не может быть! Знаменитый поэт Андрей Дементьев! Всем извест­но, что он большой друг Израиля, но чтоб настолько! В такое опасное время не побоялся лететь! Аркадий проникся большим уважением к знаменитому поэту. Аркадий поговорил об этом с внуком. Потом добавил:
      -- Когда прилетим, давай с ним поздороваемся.
      -- А ты его знаешь?
      -- Я-то его знаю, но он, к сожалению, меня не знает.
      -- Как же мы поздороваемся, если он тебя не знает?
      -- Ну и что с того, что не знает? А мы поздороваемся в знак уважения.
       И такой случай представился. В третьем терминале пассажиры стано­вились на движущуюся дорожку и ехали по длинному коридору. Дорожка двигалась медленно, и внук предложил по ней шагать для увеличения ско­рости. Впереди они увидели поэта. Он стоял на дорожке и с кем-то беседо­вал. Проходя мимо, Аркадий и внук дружно поздоровались. Лицо Андрея Дементьева озарила такая дружеская улыбка, он так ласково поздоровался, как будто знал этих людей очень давно. И у обеих сторон на душе стало так тепло.
       -- Сразу видно, что очень хороший человек,-- заметил внук, хотя ника­ких произведений поэта по молодости лет не читал. Да и по телевизору его не видел, так как смотрит, в основном, ивритоговорящие каналы.

    Огромный терминал аэропорта Бен-Гурион поразил своей тишиной.

      -- Наверное, люди боятся прилетать,-- решил Аркадий.
      -- Ничего подобного,-- возразила встречавшая дочь.
      -- Просто сегодня Шабат, и самолёты почти не летают. А завтра будет полно народа,-- добавил зять.
      -- Так. Возвращаю вам вашего сына и поеду домой. Мне завтра на работу.
      -- С кем ты собираешься работать? Почти всё население уехало из города.
      -- А старики и инвалиды? Кто им поможет?
      -- Их тоже вывезли. В городе осталось очень мало народу. Вряд ли среди них есть твои подопечные.
      -- Ну, если так, поехали в Беэр-Шеву.
       Вечер провели с друзьями. Наутро Аркадий для очистки совести позво­нил в контору. Он даже не надеялся, что ему кто-нибудь ответит. Но, к удив­лению Аркадия, ему ответили и просили срочно приехать и поработать в бейт-авоте в Кфар-Гилади. Аркадий тут же на поезде выехал в Тель-Авив. Там он обратился к таксистам с вопросом, где останавливаются автобусы на Кирьят-Шмону. У тех вытянулись лица:
      -- Адони! Зачем тебе в Кирьят-Шмону? Там стреляют!
      -- Мне нужно на работу.
      -- А, это другое дело,-- с сочувствием ответил один из таксистов и по­казал дорогу. Таксисты смотрели вслед Аркадию так, как будто провожали в последний путь. Подошедший автобус был переполнен. В багажном отде­лении тоже не было места. Аркадий еле втиснулся внутрь и пристроил свой чемодан у самого руля водителя. В другое время водитель вряд ли стерпел бы такое. Но сейчас все понимали серьёзность положения. В автобусе ехали одни военные. Их набилось так много, что они стояли в проходе или сиде­ли на вещмешках. Один солдат уступил Аркадию место и тоже уселся на вещмешок. У водителя был включён радиоприёмник, и все слушали новости. Вот передали, что снаряды "Хизбаллы" попали в кибуц Кфар Гилади. Много убитых и раненых. Именно в этом кибуце в доме престарелых и предстояло работать Аркадию. При подъезде к Кирьят-Шмоне на склоне горы увидели два пожара. Туда попали снаряды, и теперь горел лес. Дым спускался на го­род. На улицах было безлюдно. Аркадий катил свой чемодан по вымершему городу. Где-то совсем близко грохотала артиллерийская канонада. Не было понятно, то ли это выстрелы своих орудий, то ли разрывы снарядов против­ника. Позже Аркадий уже различал орудия своих. Несколько орудий распола­галось где-то совсем близко от дома. Резкий звук их выстрелов просто бил по ушам. Не успел Аркадий распаковать вещи, как прозвучал сигнал воздушной тревоги. Из любопытства Аркадий спустился вниз в бомбоубежище. Там си­дел только один парень, какой-то новый жилец. Оказывается, многие жильцы дома уехали. Аркадий посидел минут пять, потом вышел на улицу посмо­треть, что делается в других домах. В некоторых домах оставшимся жителям надоело каждый раз спускаться в бомбоубежище. Они во время тревоги вы­носили стулья на лестничную клетку, сидели и беседовали. В соседнем доме, как раз расположились несколько мужчин.
      -- Ну, как вам нравится этот Лавров?
      -- Который Лавров? Кирилл, артист?
      -- Нет, тот-таки Сергей, но тоже артист хороший.
      -- А где он играет?
      -- Он играет на политической сцене. Он министр иностранных дел России. Вы что, не знаете?
      -- Ах, этот. Ну, так что он говорит?
      -- Он говорит, что ему очень жаль безвинно страдающих ливанцев.
      -- А то, что мы тут сидим под обстрелами, ему не жалко? Хотя и ливанцев тоже жалко.
      -- Но если ему их так жалко, что же он не продолжит мысль дальше?
      -- А куда он должен продолжать дальше?
      -- Туда, где причина их беды! Ведь они страдают из-за этой проклятой "Хизбаллы", которая расположилась на территории Ливана, как у себя дома, и обстреливает нас с их территории.
      -- Ну и что дальше?
      -- А то, что "Хизбаллу" подкармливает кто? Сирия. А Сирия друг России. И если Лаврову действительно жаль ливанцев, то надо сказать Сирии, чтобы та забрала свою "Хизбаллу". Тогда никто не будет обстреливать нас, и мы не будем стрелять по Ливану.
      -- А из чего, кстати, они нас обстреливают, вы знаете? Вот передали в новостях, что "Хизбалла" обстреляла Кирьят-Шмону из установок "Град". А установки эти они что, у себя в гаражах собирают? Нет, их делают в России. Спрашивается, как же они попали к "Хизбалле"? Конечно, через Сирию. Получается, что Россия сама поддерживает этот костёр войны, а потом жале­ет бедных ливанцев.
      -- О чём говорить? Разве это в первый раз? СССР поставлял в своё время оружие "дружественным арабским государствам". "Катюши", которыми нас обстреливают, разве не советского производства?
      -- А если даже и не советского, так кто учил арабов делать снаряды? Советские власти в своё время передавали технологии производства боепри­пасов Египту, Сирии, Ираку. Помогали строить заводы по производству сна­рядов и посылали туда своих специалистов.
      -- И почему наши так часто стреляют? Они что, постоянно обнаружива­ют новые цели?
      -- Если бы они стреляли по целям, от "Хизбаллы" бы уже давно ничего не осталось.
      -- Куда же они стреляют?
      -- В основном, по пустырям. Вы спросите: для чего? Считается, что так они оказывают моральное воздействие.
      -- Ничего себе! Я когда-то служил в зенитной артиллерии. Вы знаете, сколько стоит один снаряд? Тогдашний наш снаряд стоил пары хромовых са­пог. Вот и подсчитайте, сколько здесь за один день хромовых сапог улетает просто в воздух.
      -- Если считать на сапоги, так стоимости выпущенных снарядов хватило бы, чтобы обуть целую армию.
      -- Да, но и "Хизбалла" выпустила примерно столько же. Но она, к со­жалению, бьёт не только по пустырям. В городе у нас уже есть разрушения.
      -- У меня мама очень боится разрывов снарядов. Каждый раз после взры­ва она звонит мне и плачет. Я успокаиваю, как могу. Я ей говорю: "Слушай, мама, тебе когда-нибудь на лотерейный билет выигрыш выпадал? Нет? Вот так же и снаряд к тебе не попадёт.
      -- А вообще, надо уже что-то делать. Уже которую неделю мы тут сидим, слушаем "катюш", и конца не видно. Армия почему-то никак не наступает.
      -- Армия-то готова, да правительство никак не решится.
      -- Вы слышали? Вчера правительство обсуждало план широкомасштаб­ной операции. Так, мнения разделились. Одни считают, что надо наступать от границы на север, а другие, наоборот, что сначала надо высадить на севере десант и зажать "Хизбаллу" с двух сторон.
      -- А откуда вам это известно, это же военная тайна?
      -- Да вы что, телевизор не смотрите? Пока шло заседание, некоторые министры тут же успели послать записочки своим помощникам. Об этом стало известно журналистам, те раструбили на всю страну, и теперь весь Израиль наблюдает, чьё мнение победит.
      -- Нет, это какой-то сумасшедший дом! Секретные военные планы на­род обсуждает, как игру футбольной команды. Вы где-нибудь такое видели? Никакой секретности, никакой цензуры! Выбор направления главного удара всегда считался большой военной тайной. В Советском Союзе тайны хра­нить умели. Можете себе, на минуточку, представить, чтобы на совещании у Сталина кто-нибудь из участников передавал записочки с раскрытием ка­кого-либо секрета? Интересно, сколько времени он бы прожил после этого?
      -- А эти, так называемые специалисты по военным делам, сидят в теле­студиях и на полном серьёзе анализируют возможные шаги армии и прави­тельства. Более существенную помощь "Хизбалле" трудно себе представить. Те ведь знают иврит, смотрят наши передачи и принимают к сведению ин­формацию наших аналитиков.
      -- Конечно, это преступление, хотя, может быть, и не умышленное. Просто в военное время демократии, наверное, должно быть немного мень­ше, и каждый умник не должен с телеэкрана болтать всё, что ему вздумается. Надо думать, как эта болтовня может отразиться на наших солдатах.
      -- Да, бедным ребятам и так приходится не сладко. Наши политики всё время связывают им руки. Прежде чем совершить, допустим, авианалёт на какой-нибудь объект, приходится оповещать жителей, чтобы они покинули свои дома. Но вместе с жителями уходят и террористы. Вы где-нибудь такое видели? Американцы, например, бомбили Югославию, Ирак, Афганистан без всякого предупреждения. И "Хизбалла" никого не предупреждает перед обстрелом и радуется, когда у нас есть жертвы среди мирного населения. А у нас идёт какая-то "штучная" война. Всю ночь бомбим, стреляем, а потом выясняется, что ранен всего один террорист.
      -- Кстати, как оказалось, террористы эти хорошо подготовлены, прошли хорошую боевую выучку.
      -- Говорят, что у "Хизбаллы" воюют иранские солдаты. И ракеты у них есть тоже иранские.
      -- Но, в основном, оружие у них российского производства. На днях наши военные демонстрировали журналистам захваченное российское оружие.
      -- Ошибка многих стран состоит в том, что заигрыванием с террори­стами они не купят себе спокойной жизни. Для террористов все мы одина­ково "неверные" и все заслуживаем смерти: и американцы, и израильтяне, и русские, и испанцы. Что с того, что англичане заигрывали с чеченцами? Получили взрыв в метро. Сейчас они однобоко освещают ливано-израильский конфликт. Так же, как и в прошлой войне 1982 года, показывают, в ос­новном, только жертвы с ливанской стороны. А Израиль показывают, как агрессора. И к чему это привело? Вы слышали сообщение о том, что в Англии раскрыта диверсионная группа, которая собиралась в английском аэропорту захватить 12 самолётов и взорвать их над Атлантикой? Вот вам и результат заигрывания.
      -- А Россия мало имеет арабских наёмников в Чечне? И после это­го Лавров заявляет о бедных ливанцах. Как-будто ливанское правительство здесь ни при чём. Почему же оно терпит "Хизбаллу" на своей территории?
      -- Кстати, если помните, вторая чеченская война началась так же, как теперь наша -- с рейда чеченских боевиков в Дагестан. И Лавров тогда че­ченцев не жалел, когда российские войска проводили "зачистку" чеченских населённых пунктов.
      -- Я хочу вам сказать, всё, что происходит и у нас на ливанской границе, и теракты в Англии, Америке, Испании, вылазки в Таиланде мусульманских сепаратистов -- это звенья одной цепи. Это наступление исламских фана­тиков. Весь арабский мир наблюдает сейчас за нашей войной. Поэтому что­бы победить мировой терроризм, Израиль должен выиграть эту войну, и как можно скорее.
      -- Насчёт арабского мира вы правы. И у себя в тылу мы имеем "пятую колонну". Ведь израильские арабы открыто выражают свою солидар­ность с "Хизбаллой". Три четверти арабского населения Израиля считают, что действия нашей армии в Ливане подпадают под определение "военных преступлений".
      -- А то, что из-за преступлений "Хизбаллы" мы вынуждены который день прятаться по подвалам, никто не видит!
      -- Ну почему "никто"? Кое-кто видит. Вот на днях в Израиле побывала парламентская делегация из Украины во главе с депутатом Рады Александром Фельдманом. Побывали они в Нагарии, посмотрели на эти обстрелы, на лю­дей, прячущихся в бомбоубежищах. Потом вернулись в Киев и провели де­монстрацию в поддержку Израиля. А Александр Фельдман взял на себя все расходы по доставке на Украину и содержание в пионерском лагере 70 детей с севера Израиля.
      -- В Нагарии, говорят, и с бомбоубежищами дело лучше поставлено. За счёт частных пожертвований во все убежища провели телефонные линии, установили кондиционеры. Во многие подвалы поставили даже телевизоры.
      -- И в наш город пожертвования поступали. Только наш мэр распорядил­ся так, что телевизоры и другие вещи достались только его родственникам и приближённым. Многие видели, как все эти коробки на машинах развозили. И когда продукты развозят, то тоже не всем достаётся.
      -- А бывает и так: выходит с базы грузовик с товаром, заезжает за угол, а там его уже ждут на легковых машинах.
      -- Мне звонит родственница из Америки и говорит: "Мы тут организовали сбор средств для вашего города, отправили на счёт вашей мэрии. Вы уже что-нибудь получили?" А мы ведь ничего не получили.
      -- И не получите. На город поступило 1,5 миллиона шекелей пожертвова­ний. У многих сильно пострадали дома... около двух тысяч квартир. Но наш мэр эти деньги через какую-то амуту умыкнул, а амута после этого закрылась.
      -- И сколько же мы этого мэра терпеть будем?
      -- Наверное, до конца каденции. И что вы стонете? Вы же сами за него голосовали, вот теперь и терпите.
      -- И за это правительство сами голосовали. Оно, кстати, обещает после окончания войны выделить на восстановление севера около десяти миллиар­дов шекелей. Только вряд ли выделит.
      -- А если и выделит, то до рядовых граждан эти деньги не дойдут.
      -- А как оценивают повреждённое жильё! У одной семьи квартира в ре­зультате прямого попадания снаряда сгорела полностью. А в качестве ком­пенсации им предложили всего 83 тысячи шекелей.
      -- В таких случаях не надо подписывать никакие бумаги. Наши знакомые сидели в бомбоубежище, к полудню проголодались. Поднялись в квартиру перекусить. Внезапно от удара весь дом зашатался. Взрывной волной выбило люк, ведущий наверх, люстра повисла на проводе, крыша разбита. В угловой комнате покосились стены, по всей квартире черепица разбросана. Пришли какие-то люди, вытащили застрявшую в потолке ракету, записали номер бан­ковского счёта и просили подписать какие-то бланки. Но старики иврита не знают и ничего подписывать не стали. Те их 4 часа уговаривали, с ними в бомбоубежище спускались. Но старики упёрлись: "Вот дочка приедет, про­читает, тогда и подпишем".
      -- И правильно сделали. А некоторые наши сограждане подписали бумаги, не зная иврита и не понимая, за что они расписались. В результате им пред­ложили смехотворные суммы компенсации. Кстати, оценщиков бывает очень трудно дождаться. Одна семья в начале войны уехала на Голаны к родствен­никам. В какой-то из дней с утра было тихо, и они решили не надолго заехать домой по делам. Поставили машину во дворе и поднялись в квартиру. Минут через 15 начался обстрел. Взрывной волной выбило в машине все стёкла, про­било металлический корпус, повредило мотор. Пробовали вызвать оценщиков, но им сказали, что оценщики придут после окончания войны. А по телевизору сообщают, что оценщики приходят на место ракетных обстрелов очень быстро.
      -- Они, скорее всего, сами от войны сбежали в центр страны.
      -- Бог с ними, с оценщиками, хорошо, что хоть сами не пострадали. Вот у наших знакомых отец с сыном отправились за продуктами, "русские" магазины ведь работали. Тут завыла сирена. Спрятаться негде, присели у какого-то выступа. Взрывной волной обоих опрокинуло, обсыпало каменной крошкой. Вскочили, побежали по лестнице, и тут у сына подкосились ноги.
       Поблизости оказались люди. Смотрят, а парень весь в крови. Осколки в руке, в спине, в шее. А телефоны не работали. Кто-то выскочил на дорогу, остано­вил амбуланс. Привезли в местное отделение скорой помощи, оттуда в Цфат в больницу "Зив". После операции хирург сказал, что парню здорово повез­ло: если бы осколок в спине попал чуть ниже, то пробил бы сердце.
      -- Медикам сейчас тоже не сладко. Большинство раненых доставляют в хайфскую больницу "Рамбам", цфатскую "Зив" и в медицинский центр в Нагарии. Этот центр единственный на весь регион имеет подземный бун­кер на 400 коек. В первый же день войны ракета разорвалась у больничного забора. Через несколько дней прямым попаданием снаряда было разруше­но офтальмологическое отделение больницы Нагарии. На счастье, в ночь с 12 на 13 июля пациентов перевели в бункер, иначе жертв могло быть очень много. Другие больницы такой защиты не имеют. В больнице "Рамбам" окна многих отделений выходят на север, откуда и прилетают снаряды. Обстрелы усиливались, и пациенты находились в опасности. Когда больницу посетил командующий тыловыми частями Северного округа, то дал указание переве­сти стационарных больных в помещения, окна которых выходят на юг.
      -- Но ведь в "Рамбаме" в 60-е годы было построено подземное приёмное отделение.
      -- Да, но оно использовалось не по назначению. А когда после начала войны решили туда перевести хотя бы часть приёмного отделения, то там оказалась такая антисанитария, что решение пришлось отменять. Хайфская больница "Бней-Цион" приняла 500 раненых. В один из дней в непосред­ственной близости от больницы упала ракета. Взрывной волной выбило стёкла в отделении, где в это время оказывали неотложную помощь раненым. Позднее командование тыла установило решётки на окнах, выходящих на се­вер. И вовремя. Через 3 дня ракета упала в 70 метрах от больничных стен.
      -- А в Цфате больница "Зив" никак не защищена. Здание повреждено прямым попаданием ракетного снаряда, и чудом обошлось без жертв.
      -- Многих горожан доставляют в больницы в шоковом состоянии, и им грозят хронические расстройства психики. А психиатрической больни­це "Мизра" никакой поддержки от Минздрава не было. 27 июля главное управление госпитализации приняло решение не эвакуировать пациентов "Мизры". А на другой день в здание психбольницы угодила ракета и причи­нила серьёзные повреждения. 29 и 30 июля больных эвакуировали.
      -- А каково старикам в домах престарелых? Почти все эти приюты не за­щищены от обстрелов. Минздрав и командование тыла издали инструкцию, на основании которой машины "скорой помощи" должны были, начиная с третьего дня войны, вывезти всех беспомощных стариков из домов престаре­лых в больницы в центре страны. Однако в Минздраве не было списков неде­еспособных граждан. Пришлось врачам обзванивать отделения больничных касс и выявлять, кто из престарелых клиентов нуждается в визитах на дому. Но эти списки не отражали действительности. Списки были в социальных от­делах населённых пунктов. Однако не все отделы во время войны работали.
       -- Большую помощь беженцам оказал предприниматель Аркадий Гайдамак. На его средства был построен палаточный лагерь, в котором за месяц отдохнуло 20 тысяч беженцев. Затем он вложил деньги ещё в один лагерь, целый месяц работал и его лагерь для детей. Стоимость содержания одного городка составила около 15 миллионов долларов. Так, ему пришлось оплатить услуги полиции, пожарных и "скорой помощи", работавших в па­латочном городке. Сами депутаты подняли вопрос о том, почему государство не приняло участия в расходах по содержанию городка.
      -- Да. Местные богачи позорно уклонились от участия в помощи, а их "русский" коллега вкладывал силы и средства.
      -- А во многих арабских населённых пунктах мэры вообще бежали из северных районов Израиля, бросив население на произвол судьбы.
      -- Что касается стариков, то трудная ситуация с ними, говорят, создалась в Хайфе. После того, как в железнодорожное депо угодила ракета, началось массовое бегство из города. Вместе с другими горожанами бежали и филип­пинки, работавшие сиделками у стариков. Некоторые немощные люди оказа­лись без посторонней помощи в полном одиночестве. Им на помощь приш­ли волонтёры. Развозили горячие обеды, отвечали на телефонные просьбы. У стариков начали кончаться лекарства. Добровольцам пришлось искать ле­чащих врачей, чтобы из компьютера получить нужные рецепты. Когда каспоматы не работали, добровольцы сами скидывались на покупку лекарств. И что радует: таких добровольцев оказались сотни.
      -- А многих эта война вообще сблизила. В некоторых домах соседи года­ми почти не общались, все были заняты своими делами. Некоторые вообще даже не были знакомы. Но общее сидение в бомбоубежищах их сблизило. Люди начали читать стихи, вместе петь песни и проявлять другие таланты. Сирена воздушной тревоги для них уже звучала как приглашение на концерт.
      -- Да, наши жители уже привыкли к обстрелам. В 1981 году палестинцы послали на город 2885 ракет. В первую ливанскую войну на город упало не менее 1000 ракет "Хизбаллы". Семь из 11 школ, а также 200 жилых домов тогда были разрушены. Получили ранения различной степени тяжести около 150 жителей города. Первый и последний солдаты, погибшие на той войне, были жителями нашего города.
      -- И обратите внимание на порядочность жителей нашего города. Стоит магазин с выбитой витриной. Одежда висит на вешалках. Стоит только про­тянуть руку прямо с улицы, но никто не ворует.
      -- А говорят, что в городе появились домушники. Обчищают квартиры уехавших жителей.
      -- Можете успокоиться, одного уже поймали. Одна моя знакомая верну­лась с сыном домой, а у них все окна выбиты. Убрали осколки стекла и легли спать. Вдруг сын кричит из другой комнаты: "Мама, вызывай скорее поли­цию!" Она выбежала из комнаты и видит, что сын на полу борется с каким-то человеком. У преступника на голове была чёрная маска, а на руках -- чёр­ные носки. Приехавшая полиция почему-то скрутила сына. Преступник в это время пытался вылезти в окно. Мать стала кричать, что преступник убегает. Полиция поняла свою ошибку, и преступника задержали.
      -- Может быть, кто-нибудь мне скажет, сколько времени мы будем тут высиживать? Такое впечатление, что все власти нас просто бросили здесь.
       Но когда-то это должно же кончиться!

    * * *

       13 августа правительство Израиля утверждает резолюцию 1701, прекра­щение огня вступит в силу 14 августа в 8.00. Части 162-й дивизии, пересек­шие Салуки и занявшие район Рандурия-Фарун, получили приказ остано­виться. В Южном Ливане погибли девять бойцов АОИ. По Израилю выпу­щено около 250 ракет.

    * * *

       С самого начала войны артиллеристы находились только на израиль­ской территории и оттуда вели огонь по противнику. Но перед началом по­следней 48-часовой массированной операции было решено ввести в Ливан некоторые артиллерийские подразделения для прикрытия продвигающейся вперёд пехоты. Подполковник Илан Леви в этой войне командовал ротой артиллеристов. Когда война только началась, он сообщил своим бойцам, что она будет тяжёлой. А начальник Генштаба Дан Халуц в это же время заявлял с телеэкранов, что боевые действия закончатся через несколько дней. Никто из его командиров не говорил, что следует готовиться к про­тяжённой войне, хотя для Леви это казалось очевидным. Уже в первую ночь войны его рота попала под прямой огонь "Хизбаллы". Леви не рас­терялся, отвёл бойцов на другие позиции и продолжал наносить огневые удары по противнику. И вот сейчас его рота должна была первой войти в Ливан. Он стоял у ворот в пограничном заборе с транспортом для пере­возки личного состава, в котором было одиннадцать солдат и три офицера. Он взвесил возможный результат выполнения приказа, возможные риски и понял, что не может повести солдат на убой. Приказ был ввести не всю роту, а только патруль. Илан решил, что патруль в данный момент не ну­жен, а вот вошедшие в Ливан солдаты с большой долей вероятности по­падут в засаду. Риска было больше, чем пользы. Леви сообщил начальнику штаба дивизии, что не входит в Ливан. А другой транспорт, который всё-таки туда вошёл, почти полностью сгорел. Уже потом командиры Илана согласились с его логикой.
       14 августа в 8.00 вступило в силу соглашение о прекращении огня. Вывод войск продолжался до 01 октября. И в этот период были жертвы с обеих сто­рон. А вся война, вызванная похищением двух израильских солдат, принесла очень много жертв с обеих сторон.
       Было убито 250 боевиков "Хизбаллы"; погибло 1200 ливанских граждан; ранено 4400; 1 000 000 беженцев; 125 000 единиц жилья разрушено или по­вреждено... Экономические убытки Ливана от войны были оценены в пять миллиардов долларов, 15 миллиардов составили затраты на восстановление экономики.
       Боевики "Хизбаллы" выпустили по Израилю около 4000 ракет и реактивных снарядов, в результате чего погибли 39 мирных жителей и 2400 получили ранения. Во время обстрелов было повреждено око­ло 6000 зданий, в том числе государственные и частные предприятия. Пожарами уничтожены обширные сельскохозяйственные угодья и лес­ные массивы. Целый дождь "катюш" обрушился на лес Бирийя. 60-лет­ний сосновый лес, росший на холмах между долиной Хула и Бинт-Джбейлем на ливанской стороне, горел несколько часов. Борьба с пожа­рами обошлась примерно в 15 миллионов шекелей. На восстановление лесных массивов будет потрачено не менее 80 миллионов. В кибуцах и мошавах из-за обстрелов не удалось собрать урожай, и тысячи тонн отборных фруктов сгнило. По данным Объединения торговых палат, об­щий экономический ущерб, причинённый частным предприятиям севера за 33 дня войны, составил 1,4 миллиарда долларов. Более 110 тысяч наёмных работников были вынуждены бросить рабочие места, чтобы эвакуировать семьи. Около 330 тысяч граждан, проживающих в север­ной части страны, эвакуировались, остальные более месяца скрывались в убежищах. Половина этих убежищ представляют собой защищённое пространство в частных домах. Не все жильцы сумели поддерживать эти помещения в должном состоянии. Да и сидеть в них во время об­стрелов не очень приятно. Государство не обеспечивало жителей севера даже самой необходимой информацией. Ни правительство, ни местные органы власти не выработали самых элементарных правил поведения во время чрезвычайного положения. Даже само чрезвычайное положение введено не было, очевидно, в целях экономии средств. Международные сообщества не беспокоились об израильских внутренних беженцах, их волновали внутренние беженцы в Ливане. Для двух с лишним милли­онов жителей севера Израиля ливанская война осталась незаживающей раной. А двух похищенных солдат так и не вернули. В резолюции ООН о них ничего даже не было сказано, потому что правительство Ольмерта на этом не настояло.
      -- Да, это вам не Война Судного дня, когда 29-летний подполковник Авигдор Калахани силами одного танкового батальона без пехоты, без под­держки авиации и артиллерии оставил возле города Кунейтра целое кладби­ще сирийских танков. Там остались сотни подбитых и сгоревших советских танков "Т-55" и "Т-62", которыми были вооружены сирийцы.
      -- А момент прекращения войны! ЦАХАЛ до подписания договора обыч­но старается занять наиболее выгодные позиции и контролировать как мож­но большую территорию. Иногда это делалось даже после того, как соглаше­ние уже было подписано. В Шестидневную войну Моше Даян отдал приказ остановить наступление, когда до Суэцкого канала оставалось всего десять километров. Но офицеры полевых частей продолжили наступление и вышли к каналу. Командовавщий Северным фронтом генерал Эльазар проигнори­ровал приказ о прекращении наступления и завершил взятие Голан. В Войну Судного дня, когда генерал Адан продвигался по западному берегу Суэцкого канала, ему позвонили из штаба Южного командования и напомнили, что со­глашение о прекращении огня вступает в силу через две минуты. Адан сделал вид, что из-за технических причин не слышит приказа, и не прекратил схватку. И в этой Ливанской войне за два дня до прекращения огня началось наземное наступление в рамках плана "Изменение направления". К северной границе были стянуты крупные силы, было достаточно времени, чтобы подготовить операцию. И вы посмотрите, как бездарно она была проведена. Большинство подразделений не смогли выполнить поставленную перед ними задачу!
      -- И виновато в этом наше политическое руководство. Армия требовала 96 часов для выхода к реке Литани, им давали только 60. Но и этого време­ни практически не было, ведь наступление остановили за сутки до истече­ния отведённого времени. Некоторые подразделения успешно справились с задачей, а другие, вместо ведения боевых действий, занимались эвакуацией раненых. Хотя этим должны были заниматься специальные подразделения. А некоторые части вообще находили различные причины, чтобы не вступать в бой.
      -- Я вообще не понимаю действий некоторых командиров. В израиль­ской армии командир идёт первым. В нашей армии нет команды "Вперёд!", есть команда "За мной!". А в этой войне некоторые командиры умудрялись командовать своими подразделениями с израильской территории, не входя в Ливан.
      -- Вот потому командование и не могло добиться, чтобы задействован­ные в Ливане части выполняли поставленную перед ними задачу.
      -- Не только поэтому. В самом высшем руководстве ЦАХАЛа царила рас­терянность и дезорганизация. Не было ясной цели, а была нерешительность и непоследовательность.
      -- Да, времена изменились. Я знаю такой случай. В 1979 году наша армия вошла в Ливан, чтобы разрушить арафатовские укрепления к югу от реки Литани. Несмотря на строжайший запрет, пятеро владеющих арабским язы­ком, разгильдяев покинули своё подразделение и пошли на базар в городе Мардж а-Юн. Их схватили палестинские боевики и потребовали в обмен на тех пятерых выпустить 200 пленных террористов. Министром обороны тогда был Эзер Вейцман. Он отдал приказ поднять в воздух 10 самолётов и раз­нести в щепки тренировочный лагерь палестинских боевиков. Через 3 дня солдаты были возвращены без всяких условий. Так что сейчас изменилось? У нас правительство теперь не то, или "Хизбалла" оказалась покрепче пале­стинских боевиков?
      -- Очевидно, и то и другое. Все эти годы "Хизбалла" накапливала во­оружение, тренировала боевиков, а наше правительство проявляло сдержан­ность. В мае 2004 года депутат Юрий Штерн сказал в Кнессете, что "нельзя терпеть такое положение, при котором террористическая организация стоит у нас над головой со своими ракетами, угрожая городам и посёлкам Израиля. Мы должны изыскать момент и уничтожить их инфраструктуру". Его нача­ли критиковать, мол, "нет никакого интереса нагнетать напряжённость на северной границе". После каждого инцидента на севере высшие офицеры говорили о сдержанности. Командующий сухопутными войсками генерал Бени Ганц на одном из публичных выступлений сказал: "Борьба правых с ЦАХАЛом более опасна, чем ракеты "Хизбаллы". Он утверждал так же, что процесс размежевания на юге приведёт к стабильности и на других участках. Честные офицеры, которые были не согласны с этой концепцией, из армии изгонялись. Новые назначенцы в чине полковника и выше проверялись лич­но Шароном.
      -- А каким, Ариэлем или Омри?
      -- Омри. Поэтому после всех этих последних назначений в генштабе остались только генералы, строящие мирную армию, способную воевать только с собственным народом. Намечался полный пересмотр личного со­става и резервных частей армии, многие подразделения запаса и даже целые дивизии собирались распустить за ненадобностью.
      -- Потому и оказалась наша армия к войне не готовой. У бойцов, идущих в бой, не было соответствующего снаряжения, продовольствия.
      -- Ведь было уже известно, что "Хизбалла" строит бункеры на нашей границе. И в 2002 году США настойчиво предлагали закупить у них бункер­ные бомбы, но Дан Халуц, почему-то не стал этого делать.
      -- Что уж там закупка нового вооружения, когда имеющееся не могли правильно скомпоновать. Резервисты бронетанковых войск получили не под­готовленные к бою машины. Во многих танках снаряды и орудия не соответ­ствовали друг другу, и стрелять этими снарядами было невозможно. У танков не было противоракетной защиты, не хватало приборов ночного видения, даже компасов, биноклей. У пехоты не оказалось подходящих бронежилетов.
      -- А у "Хизбаллы" были хорошие английские и американские приборы, как выяснилось, проданные ООН для ведения наблюдений за наркодилера­ми в Иране. Есть и российские противотанковые ракеты "корнет", которые с расстояния 5,5 км пробивает 1200 мм брони. Поэтому, выпускать наши танки без противоракетной защиты просто самоубийство.
      -- У "Хизбаллы" много чего оказалось. И нашей разведке это было из­вестно. Несколько лет назад тогдашний начальник генштаба Моше Яалон показал Ариэлю Шарону эти разведданные и умолял предпринять что-то, чтобы не допустить вооружения "Хизбаллы" на нашей границе. Шарон тог­да успокоил его: "Не волнуйся, пока они надумают воспользоваться этим оружием, оно давным-давно заржавеет". Как видим, оно у них заржаветь не успело. А сейчас они имеют не только современное вооружение, но и аппара­туру, способную контролировать израильские телекоммуникации и исполь­зовать полученную информацию при планировании своих операций.
      -- А у наших сухопутных войск информации не хватало. Им пришлось пользоваться устаревшими картами 2000 года, где никакой линии укрепле­ния и бункеров нет. И обидно, что уже были готовы новые карты 2006 года. ВВС их выдали, а сухопутные войска проигнорировали.
      -- Вообще, для расследования преступлений всех наших правительств, начиная с Эхуда Барака, нужно создать государственную комиссию с неогра­ниченными полномочиями.
      -- Некоторые депутаты и "Движение за чистоту власти" настаивают на создании такой комиссии. Но Ольмерт и Перец на это не идут.
      -- Да подождите вы с комиссией! Меня удивляет, что мировые СМИ так возмущаются нашими бомбардировками в Бейруте. Когда в феврале 1945 года англоамериканская авиация разбомбила весь Дрезден и погубила 35 тысяч человек, почему-то никто не возмущался! Раньше, в 1942 году, Черчилль одо­брил план бомбардировок "по площадям", разрушая на выбранном участке "всё сущее". И в одну ночь девятьсот бомбардировщиков сбросили на Кёльн 1500 тонн бомб. В результате было полностью разрушено около 20 тысяч зда­ний, более 60 тысяч жителей осталось без крова. А наша авиация бомбит не мирные районы Бейрута, а штабквартиру "Хизбаллы", так эти журналисты трубят на весь мир о зверствах израильтян!
      -- Потому, что тогда журналистам такой воли не давали.
      -- А теперь волю дали, и информационную войну мы проигрываем. Надо понимать, что с точки зрения мирового сообщества убийство восьми солдат и похищение двух, не является чем-то вопиющим. Весь мир видит, как каж­дый день где-нибудь гибнут солдаты. Это для нас трагедия, но их этим не удивишь. А вот на гибели мирных граждан можно сделать сенсацию, что и является основной задачей многих журналистов. И попробуй доказать, что в наших условиях сейчас он выглядит мирным жителем, а через час примет участие в террористической операции. На протяжении многих лет в Европе Ясир Арафат считался героем. И, следовательно, борьба палестинцев счита­лась справедливой. А наши СМИ мало что им противопоставляли. Когда де­путат Кнессета Сильван Шалом недавно в Англии сказал журналистам, что из-за постоянных обстрелов "Хизбаллы" два миллиона израильтян, треть на­селения страны, сидят в бомбоубежищах, на них это не произвело никакого впечатления. Но когда он добавил, что это равносильно тому, что в бомбоубе­жищах под обстрелами сидело бы 20 миллионов англичан, и спросил, неуже­ли Англия ничего не делала бы в этой ситуации, журналистам просто нечего было ответить.
      -- Зато наши военные постоянно находились под давлением со сторо­ны СМИ. Любые приказы командования или решения правительства раз­бирались детально специалистами и депутатами Кнессета в прямом эфи­ре. Иногда создавалось впечатление, что все они работают на "Хизбаллу". А как иначе можно рассматривать проведение телепередач в прямом эфире с мест скопления нашей боевой техники и живой силы на границе с Ливаном? Боевикам оставалось только наводить ракеты на эти цели. А через несколько минут после падения ракеты по телевизору можно было видеть место, куда она попала, и получить информацию о нанесённом ущербе. Лучшего кор­ректировщика огня "Хизбалле" не надо было искать. Включай израильское телевидение и веди огонь по предлагаемым мишеням.
      -- А как наши корреспонденты выуживали информацию у руководителей о предстоящих действиях? О предстоящей сухопутной операции и других действиях нашей армии "Хизбалла" узнавала из наших газет и телевидения. Сейчас уже известно, что эта чрезмерная открытость информации нанесла Израилю огромный ущерб. Армейскому командованию пришлось отменять ряд запланированных операций из-за того, что сведения о них просочились в прессу. Но некоторые потери невозвратимы. Например, за два дня до гибе­ли от прямого попадания ракетных снарядов 12 наших солдат-резервистов в районе кибуца Кфар Гилади, собкор 2-го телеканала сообщил, что в этом месте сосредоточены большие запасы вооружений.
      -- Нет, вы можете себе представить что-нибудь подобное во время Второй мировой войны. Планы нанесения ударов по противнику считались наи­секретнейшей информацией. Попробовал бы какой-нибудь корреспондент послать в свою газету только маленький намёк на подобную информацию. Его бы расстреляли на месте. И ни одна газета не стала бы печатать ничего подобного, потому что существовала военная цензура. У нас же нет никакой цензуры, демократическое общество! А я считаю, что это просто распущен­ное общество, когда в погоне за сиюминутной сенсацией СМИ готовы выдать любую государственную тайну. И чтобы это предотвратить, цензура нужна, хотя бы на период военных действий.
      -- И каждый аккредитованный журналист должен давать подписку о не­разглашении государственных секретов. Тогда бы они язык поприкусили.
      -- Что и говорить, армейская цензура тут была явно не на высоте! Ведь корреспондент передаёт в редакцию важную информацию, а цензура должна решать, можно ли этот материал транслировать или нет.
      -- Но корреспонденты тоже хороши. Подлинными сенсациями, иду­щими на пользу Израилю, они не занимались. Факты фальсификации информации со стороны "Хизбаллы" разоблачили не наши, а зарубеж­ные журналисты. Это они показали фальсификацию телематериалов о "несчастной" ливанской женщине, дом которой был за десять дней дваж­ды разрушен израильской авиацией. А фотографии с клубами чёрного дыма над Бейрутом, сделанные собкором агенства "Рейтер" с помощью программы "Фотошоп" также разоблачили не израильские, а зарубеж­ные специалисты. Не обратила внимания наша пресса и на деятельность Интернет-сайта ООНовского ЮНИФИЛа, постоянно сообщавшего о пере­движениях израильских войск по территории Ливана и о численности наших подразделений.
      -- Между прочим, за работу военной цензуры отвечает начальник ген­штаба и высшее руководство армией. Это они виноваты, что цензура и пресс-служба оказались не подготовленными к войне.
      -- Что тут рассуждать? Если сама армия оказалась не подготовленной, то что уж говорить о пресс-службе.
      -- А я не понимаю, о какой цензуре может идти речь в демократическом обществе? Это в советское время всё подвергалось цензуре. А здесь у нас свободная страна.
      -- Тут вы ошибаетесь. В свободной стране тоже нужно знать, что гово­рить. Третий президент США Томас Джеферсон говорил: "Правительство ни в коем случае не должно запрещать цензуру; в стране, где существует сво­бодная пресса, ни один человек не может чувствовать себя абсолютно сво­бодным". Поэтому то, что у нас существует цензура, совершенно правиль­но. Другое дело, что занимать эти должности должны хорошие специалисты. А как и кто у нас получает "хлебные" должности, мы уже не раз говорили. Поэтому отсутствие профессионализма госчиновников сказывается во всех сферах деятельности государства.
      -- Тут не надо далеко ходить. Из ежегодного отчёта госконтролёра видно распределение служебных назначений среди членов семьи. Из проверки вось­ми государственных компаний, включая знаменитую "Хеврат а-хашмаль" и Управление аэропортов, было обнаружено, что четвёртая часть сотрудников каждой из этих кампаний являются родственниками.
       Представленный председателю Кнессета Далии Ицык в начале декабря отчёт госконтролёра Михи Линденштрауса произвёл в обществе эффект разо­рвавшейся бомбы. Был отмечен недостаточный уровень подготовки высшего офицерского состава. Они не прошли курс специального обучения. Офицеры в чине полковника и выше далеко не всегда направляются на учёбу, а те, кто был направлен, обучены недостаточно. По состоянию на 2005 год 82 процен­та генерал-майоров, 68 процентов бригадных генералов и 76 процентов пол­ковников не имеют дипломов Колледжа национальной безопасности. А боль­шинство инструкторов данного учебного заведения сами не имеют академи­ческого образования и опыта преподавания дисциплин, связанных с обороной. На преподавательскую и инструкторскую работу направляются люди без учё­та их профессионализма, опыта и служебного соответствия. Учебные про­граммы составляются генералами Отдела колледжей ЦАХАЛа произвольно, без каких-либо консультаций с правительственными органами. Программы не предусматривают всеобщее обязательное обучение высшего офицерского состава некоторым основополагающим военным дисциплинам. В результате "между высшими офицерами нет общего и предельно чёткого профессиональ­ного языка, наличие которого является решающим фактором в деле управле­ния и командования крупными армейскими структурами". В отчёте отмеча­ется, что нет ясности, в чьём ведении находится колледж, каковы его цели и задачи и кто имеет право в нём преподавать. У армейского командования нет инструментов для определения наиболее достойных кандидатов на высокие офицерские должности. Это приводит к тому, что по службе быстрее продви­гаются середнячки с хорошими связями. Из-за того, что перестали проводить­ся спецкурсы командиров дивизий и бригад, в армии имеются комбриги, не владеющие даже минимальными знаниями для выполнения своих должност­ных обязанностей. В результате более 80 процентов кадровых офицеров -- это люди, которые в жизни пороху не нюхали. Госконтролёром выявлены и откро­венные злоупотребления. Преподаватели Отдела колледжей отчитывались об отработанных ими часах дважды и дважды получали зарплату за одну и ту же работу. В первый раз -- как лекторы, во второй -- как инструкторы. Другим учебным заведением, созданным в своё время для повышения квалификации высшего офицерского состава, является Институт исследований военного дела -- МАЛТАМ. Он должен быть мозговым центром, разрабатывающим стратегию и тактику ведения войн в современных условиях. На деле же за по­следние 12 лет институт не издал даже ни одной брошюры, не опубликовал ни одного научного исследования по данному вопросу. В результате та часть выс­шего командования, которая владеет нужными знаниями, может передавать их другим только в устной форме. В то же время сотрудникам этого института удалось отличиться приписками. В числе таковых числятся настолько высо­копоставленные офицеры ЦАХАЛа, ШАБАКа и "Мосада", что в открытой части своего отчёта госконтролёр не назвал их имён. Госконтролёром отмече­ны и другие нарушения со стороны бывшего начальника Отдела колледжей ге­нерала Амоса Ядлина. В своё время он без всякого конкурса подписал договор с Хайфским университетом, где офицеры получают образование, хотя рейтинг этого университета из отечественных далеко не лучший. Этим совершено не одно нарушение. Во-первых, Ядлин должен был организовать конкурс меж­ду вузами и выбрать лучший для направления офицеров на получение второй академической степени. Во-вторых, Ядлин не имел права вступать в догово­рённости с организациями, оказывающими услуги ЦАХАЛу, без письменно­го разрешения министерства обороны. В Управлении планирования геншта­ба выявлены серьёзные недочёты в ведении документации. Различные рода войск пользуются разными методиками, в результате ЦАХАЛ затрудняется определить, какой бюджет ему требуется. Управление планирования не про­анализировало, сколько боеприпасов следует приобрести в настоящее время и в дальнейшем. Нет достаточного контроля над их запасом. И, к сожалению, это только небольшая часть выявленных безобразий.
       Однако пока не видно, чтобы в ЦАХАЛе, засучив рукава, взялись за ис­правление многочисленных провалов и отмеченных госконтролёром недо­статков. Из комментария пресс-службы ЦАХАЛа следует, что реальных из­менений к лучшему в подготовке командных кадров можно ожидать лишь к 2008 году. А, по данным армейской разведки, существует реальная угроза конфронтации на северной границе уже к весне 2007 года.
       Вскоре после окончания войны, в августе 2006 года Эхуд Ольмерт объявил о создании правительственной комиссии. Многие настаивали на создании го­сударственной комиссии, но Ольмерт создал правительственную, как более управляемую. Членам комиссии были назначены высокие зарплаты. В неё вошли известные профессоры и генералы. Возглавил комиссию бывший председатель окружного суда доктор Элиягу Виноград. К началу мая 2007 года комиссия опубликовала промежуточный доклад. В отчёте видно, что ко­миссия день за днём бесстрастно и скрупулёзно восстанавливает ход собы­тий. Отчёт констатирует, что за 33 дня войны погибли 163 человека, из них 119 военнослужащих; около 400 военнослужащих и примерно 2000 мирных граждан были ранены. 33 бойца погибли в последние дни в ходе наземной операции. Около 4000 ракет было выпущено по северу страны. Израилю был причинён тяжелейший экономический ущерб. Комиссия отметила, что впервые в истории страны война "завершилась без ясной победы Израиля в военном плане". "С трудом и слишком поздно Израиль перенёс военные действия на территорию врага. Всю войну, до самого последнего момента, продолжались ракетные обстрелы тыла, а прекращены они были лишь по причине вступления в силу резолюции ООН. Структура жизни в районе ра­кетных обстрелов была серьёзно нарушена, и огромное количество жителей, включая небольшое, но важное число сотрудников местных органов власти, в чьи обязанности входило стоять на страже, оставило свои дома. Полувоенной организации, состоящей из нескольких тысяч боевиков, удалось долгие неде­ли противостоять самой сильной на Ближнем Востоке армии. На этом фоне понятны мощные волны протеста, последовавшие за войной. Комиссия под­твердила полную растерянность и недееспособность политического руковод­ства страны: Ольмерт провалился сам и способствовал провалу правитель­ства; он -- человек, не имеющий собственного мнения. Амиру Перецу не хватает элементарных знаний, однако он не счёл нужным прибегнуть к по­мощи и советам профессионалов оборонного ведомства". Дан Халуц, со сво­ей стороны, дезинформировал правительство, утверждая, что армия подго­товлена к проведению наземной операции. "Политики не поддержали шаги, которые привели бы к отставке тех, кто вёл эту войну, но акции протеста разных групп населения, в основном воинов-резервистов, проводимые при поддержке части депутатов Кнессета от оппозиции и правящей коалиции, прояснили: трудно будет "вести дела, как обычно". В дополнение проявились признаки общественной травмы, утраты доверия к политической власти и даже -- к армии. Комиссия Винограда возложила на Эхуда Ольмерта личную и должностную ответственность за просчёты в ходе подготовки и принятия решений относительно вступления Израиля в войну, ведения военных дей­ствий и полного бездействия в тылу.
       В то время, когда в Иерусалимском дворце нации проходила пресс-конференция членов комиссии Винограда, у резиденции главы правительства проходила демонстрация воинов-резервистов. Единственное их требование, это отставка Ольмерта. Однако Ольмерт в отставку не собирался. Он заявил, что "Комиссия выявила серьёзные просчёты в действиях руководства страны и в моих действиях, но я не намерен покидать свой пост". На 3 мая в Тель-Авиве на площади Рабина был назначен всенародный митинг с требованием отставки нынешнего правительства. Бесславная каденция партии "Кадима", похоже, подходила к концу. Однако эту волну протеста он пережил. Но нача­лась напряжённость между членами правительства. Ципи Ливни резко кри­тиковала премьер-министра и требовала, чтобы он ушёл в отставку. Однако после личной встречи с Ольмертом и её поведение изменилось. Очевидно, она не захотела остаться за бортом правительства и предпочла остаться в удобном министерском кресле. Канцелярия премьера опубликовала скупое официаль­ное сообщение: "Глава правительства Ольмерт и министр иностранных дел Ливни договорились о дальнейших согласованных действиях". Следом начал­ся бунт против Ольмерта в партии "Авода". Многие функционеры требовали выхода партии из правительства и коалиции. Однако Амир Перец заявил в од­ной из передач на Втором телеканале, что останется на своём посту, поскольку ощущает ответственность перед народом. Он считает, что досрочные выборы могут привести страну в крайне сложное положение, и привести к власти пра­вые силы во главе с Биньямином Нетаниягу. Средства массовой информации над ним просто издевались. Особенно после того, как журналисты опублико­вали интересный кадр: Амир Перец наблюдает за ходом учений в бинокль, у которого закрыты линзы. Эти кадры облетели весь мир. Но Амир Перец тоже не собирался уходить в отставку. Он разработал чёткий план действий. Для начала надо победить на праймериз главного конкурента -- Эхуда Барака. При этом он надеется на широкую поддержку масс с помощью народных агитато­ров, которые многим ему обязаны. Затем он потребует нового коалиционного соглашения и "Авода" получит портфель министерства финансов. А перебеж­чиков в лагерь Барака он в руководящий состав не допустит.
       Все эти действия руководства широко обсуждались в народе
      -- Нет, ну до чего же измельчали наши руководители! После Войны Судного дня Голда Меир приняла на себя всю полноту ответственности за случившееся и, сохранив человеческое достоинство, ушла в отставку. И это несмотря на то, что в отношении её комиссия Аграната не приняла никаких отрицательных решений.
      -- Да, в отставку тогда уходили по-другому. Вот, к примеру, Давид Элазар. Он командовал Северным округом, а 1 января 1972 года вступил в должность начальника генштаба ЦАХАЛа. Хоть наша армия тогда оказалась не гото­вой к войне, но если бы политическое руководство страны прислушалось к требованию Элазара и 5 октября провело бы массовый призыв резервистов и дало бы своё добро на превентивный удар по египетским позициям с воз­духа, то ход войны был бы совсем иным. И как бы то ни было, хладнокров­ный профессионализм начальника генштаба сыграл большую роль в этой во­йне. А 2 апреля 1974 года Давида Элазара срочно вызвала к себе Голда Меир. Когда Давид вошёл в кабинет Голды, та молча протянула ему предваритель­ный отчёт комиссии Аграната. В отчёте говорилось о том, что именно по его вине не был проведён своевременный призыв резервистов. В действительно­сти указ о массовой мобилизации резервистов может подписать только ми­нистр обороны, а Голда Меир и Моше Даян отклонили его предложение о призыве. Он молча читал и о том, что якобы именно начальник генштаба не придал значения данным разведки о готовящемся нападении. А ведь именно он умолял поднять в воздух самолёты и нанести превентивный удар, но Голда тогда посоветовала ему "даже не думать о таком варианте". Молча, прочитал и о том, что в итоге все его действия оказались правильными, и благодаря им был достигнут коренной перелом в этом военном противостоянии с превос­ходящими силами противника... "Мне следует подать в отставку?" -- спро­сил Элазар. "Я сожалею",-- ответила Голда. Выйдя из канцелярии премьера, Давид направился в гостиницу "Кинг Давид", где всегда были зарезервиро­ваны несколько номеров для офицеров генштаба. Прежде чем подняться в номер, он отдал свой пистолет водителю. Зайдя в номер, Элазар позвонил жене и попросил не выпускать детей из дома и не включать телевизор и радио до его прихода. Он хотел, чтобы они узнали о его отставке именно от него. Через несколько часов он зачитал на заседании правительства письмо о своей отставке. Сидевшие за столом министры понимали, что выводы комиссии необъективны, и Элазар мог не торопиться с отставкой. Он мог предпринять соответствующие действия и остаться в своей должности до конца каденции. Но такое поведение Давид Элазар считал недостойным. Зачитав своё заявле­ние об отставке, он молча направился к выходу. Сама Голда Меир прекрасно знала правду и понимала, что не имеет морального права оставаться у власти. Через 10 дней после того заседания правительства она тоже ушла в отставку. А газеты начали выходить со статьями, клеймящими Элазара, как главного виновника всех просчётов Войны Судного дня. Выводы комиссии Аграната и травля в СМИ не прошли даром для Давида Элазара. 15 апреля 1976 года после теннисного корта он направился в бассейн, где прыгнул в воду и не вынырнул. Вскрытие показало, что в воде у него произошёл разрыв сердца.
      -- Да, тогда комиссия Аграната расследовала только действия армейско­го командования и не сделала никаких выводов относительно политического руководства. Но комиссия Винограда кое-какие выводы сделала.
      -- Что вы хотите? Тогда глава правительства, министр обороны и началь­ник генштаба были опытнейшими людьми. И даже они допустили ошибки. Но у них была совесть в этом признаться и уйти! А посмотрите на нынешних "крупных специалистов". Ни один толком не разбирается в военном деле, но нет ни капли совести в этом признаться. И вцепились в свои кресла так, что никакими клещами не вытащить.
      -- Надо сказать, что и комиссия Винограда, по сути, вывела из-под удара высшее военно-политическое руководство. Хотя много ошибок было сделано и предшественниками нынешнего правительства.
      -- Но сами-то они должны чувствовать свою вину! Или у них уже совсем совести нет?
      -- Какая там совесть? Только бывший командующий Северным округом ге­нерал-майор Уди Адам и бывший командир 91-й дивизии бригадный генерал Галь Гирш оказались порядочными людьми. Только они признали свои ошиб­ки и взяли на себя ответственность за всё, что происходило во вверенных им частях. Так в нашей военной и политической элите таких считают "фраерами"
      -- И что же получается в итоге? В этой войне Северный военный округ имел под своим командованием до 100 тысяч солдат. В его распоряжении были артиллерия, ВВС, ВМС. И вся эта армада не смогла за 34 дня справить­ся с 4000 боевиков! В результате сотни тысяч мирных жителей должны были это время прятаться в бомбоубежищах от ракетных обстрелов. Свыше 320 тысяч вынуждены были покинуть свои населённые пункты и переселиться в более безопасные районы. Ущерб экономике составляет10 миллиардов шеке­лей. Военные расходы на это "удовольствие" составили 12 миллиардов. И за это никто ответственности не несёт.
      -- И это не все последствия войны. Король Иордании Абдалла высказал­ся так: "Теперь многие государства на Ближнем Востоке будут думать, что не переговоры, а агрессия и насилие -- это единственный способ заставить Израиль прислушаться к их требованиям".
      -- Слышали последний анекдот? "Какая разница в военных познаниях Переца и Ольмерта? Первый даже в бинокль не умел смотреть, а второй умел, но не воспользовался".
      -- Но почему народ их терпит? Почему не вышел на улицу, как после ко­миссии Аграната?
      -- Потому, что народ устал от всей этой группы несменяемых политиче­ских деятелей. Уже мало кто верит, что в этой колоде что-то изменится, если пара сотен тысяч людей выйдут на улицу.
      -- Так что же делать? Ведь если все мы не "выйдем из окопа", то само со­бой ничего в стране не изменится!
      -- А как вам нравится фортель, который выкинула Россия?
      -- Что вы имеете в виду?
      -- Я говорю о выставке "Вся Россия в Израиле", которая должна была от­крыться 5 сентября 2006 года в Тель-Авиве. Выставка готовилась с большой помпой. На неё прибыли свыше 60 солидных бизнесменов, генеральных ди­ректоров крупнейших предприятий, руководителей различных отраслей рос­сийской промышленности. Была подготовлена солидная экспозиция. На ор­ганизацию выставки Россия потратила 300 тысяч долларов. Организаторы выставки устроили обед для журналистов с целью познакомить их с гранди­озными планами. В павильоне гостиницы "Давид Интерконтиненталь" уже распаковывали выставочные стенды. Однако в последний момент из канце­лярии президента Путина пришло указание данное мероприятие отменить. Предписывалось экспозицию свернуть и водворить в ящики. Участвующих в выставке россиян предупредили, что если они нарушат данное распоряже­ние, то дома их ждут крупные неприятности.
      -- За месяц до этого КПРФ категорически возражала против проведения данного мероприятия. Коммунисты заявили, что проведение российской вы­ставки в Тель-Авиве будет выглядеть как поощрение "израильской агрессии в Ливане" и может вызвать "справедливое возмущение" в арабском мире.
      -- И опять коммунисты тасуют факты! Ни Египет, ни Иордания, ни Саудовская Аравия по поводу выставки не возмущались. Только у Сирии и Ирана это могло вызвать раздражение. Но это далеко не весь арабский мир.
      -- Во всяком случае, этим шагом Россия показала, с кем она дружит, и как она "любит" евреев.
      
      
      
       ГЛАВА 4. БЕСКРОВНОЕ УСТРАНЕНИЕ
      
       "Да убережёт тебя бог от дурных женщин, от хороших спасайся сам".

    Еврейская пословица.

       "Да не будет блудницы из дочерей исраэйлевых, и не будет блудника из сынов исраэйлевых."

    Тора

      
      
      
      
       Пока Армия обороны Израиля вела боевые действия в Ливане, в тылу страны разгорались свои страсти. И народ не мог остаться в стороне.
      -- И кто скажет, что в Израиле скучно жить?
      -- А что вас так развеселило?
      -- Не могу сказать, что развеселило, но очень заинтересовало. Вы уже слышали о скандале с министром юстиции Хаимом Рамоном?
      -- Кое-что слышал.
      -- Это ж прямо детективная история!
      -- Что вы говорите!
      -- Да. А началось с того, что председатель Верховного суда Аарон Барак решил уйти на пенсию. Вы же знаете, сколько лет он возглавлял Верховный Суд. Это-таки видный учёный-юрист, автор множества книг и статей. И в сво­ей работе касался всех сторон деятельности государства. Но многие юристы считают, что политика, ведение войны, социально-экономические вопросы, система государственных приоритетов не входят в компетенцию судов. И на этой почве юридическая общественность страны разделилась на два лагеря. Естественно, при назначении судей в члены Верховного Суда, председатель стремился к тому, чтобы на эти должности проходили его единомышленники. Многие же юристы хотели бы видеть Верховный Суд более плюралистским. И вот Аарон Барак уходит на пенсию, и встаёт вопрос о назначении нового председателя. По существующему положению этот пост должен занять член Верховного Суда с наибольшим стажем работы в этом органе. Таким челове­ком является Дорит Бейниш. Это бывшая ученица Барака и его единомыш­ленница. Имя Доррит Бейниш стало часто появляться в прессе с 1982 года. В то время она была назначена заместителем госпрокурора Израиля и сыгра­ла одну из ключевих ролей в расследовании обстоятельств резни в лагерях палестинских беженцев в Сабре и Шатиле. Именно по настоянии в рекомен­дациях комиссии Кагана появился пункт о том, что комиссия настаивает на прямой ответственности министра обороны Ариэля Шарона за случившееся, а также о том, что он должен быть отстранён со своего поста и ему следует запретить когда-либо занимать эту должность. Затем было знаменитое "дело о еврейском подполье". И хотя не было никаких доказательств подготовки взрывов на Храмовой горе, Дорит Бейниш добилась, чтобы все подсудимые получили максимальный срок. Затем, в 1984 году, было "дело о 300-м авто­бусе". Сотрудники ШАБАКа тогда убили террориста, захватившего автобус и зарубившего топором девушку-солдатку. Бейниш возглавила борьбу за то, чтобы все причастные к этому делу были отданы под суд. В 1989 году она стала государственным прокурором. До сих пор не ясно, как ей удалось обой­ти главного конкурента на этот пост Йоси Хариша. Она постоянно "слива­ла" журналистам информацию об интересных делах, и в СМИ появлялись о них статьи раньше, чем дело передавалось в суд. В 1992 году Ицхак Рабин принял решение депортировать из Израиля группу террористов ХАМАСа. Против премьер-министра выступила Бейниш. Когда каденция в госпро­куратуре закончилась, она сумела передать этот пост своей подруге Эдне Арбель. Это позволило ей продолжать влияние на работу данного ведомства. Когда в 2003 году полиция возбудила дело о финансовых махинациях вокруг Иерусалимского симфонического оркестра, оно вскоре было закрыто госпро­куратурой. Может быть, это произошло потому, что председателем совета директоров этого оркестра был Иехизкиэль Бейниш, муж Дорит? После сво­ей отставки с поста госпрокурора Бейниш хотела стать членом Верховного Суда, но тогдашний его председатель Меир Шамгар был категорически про­тив. И только в 1995 году, после ухода Шамгара, новый председатель Аарон Барак добился для Бейниш этой должности. Теперь Дорит Бейниш долж­на занять пост председателя Верховного Суда. Казалось бы, всё в порядке. Но возникли проблемы. Дело в том, что после весенних выборов в Кнессет, пришедший на пост министра юстиции Хаим Рамон, решил провести кое-ка­кие реформы и изменить существующий порядок назначения председате­ля Верховного Суда. И назначение единомышленницы Аарона Барака было под вопросом. И тут судьба подбросила её сторонникам великолепный шанс. 12 июля военнослужащая ЦАХАЛа 20-летняя девушка, проходившая службу в канцелярии главы правительства, устроила вечеринку по случаю оконча­ния своей службы. Вечеринка -- это, конечно, довольно относительно. Дело было среди бела дня. Просто собрались вместе работники канцелярии, что­бы отметить событие. Попал на эту вечеринку и Хаим Рамон, пришедший на совещание к премьер-министру. На этом совещании как раз должен был ре­шаться вопрос о начале войны с Ливаном. Виновница торжества попросила Рамона сфотографироваться с ней на память. По завершении веселья, остав­шись наедине с девушкой, министр поцеловал её. Казалось бы, ничего осо­бенного не произошло. Сколько людей, особенно в Израиле, целуются при встречах и расставаниях. Но кому-то этот случай очень пригодился. Через некоторое время одна из видных работников юстиции назначает встречу этой девушке в кафе для беседы. Если учесть, что встреча происходила в субботу, а дама весьма религиозна, то, согласитесь, нужны очень веские причины для нарушения заповеди.
       Девушка уехала в туристическую поездку по Южной Америке, но перед этим успела подать жалобу в полицию, что на вечеринке министр против воли поцеловал её в губы и при этом пытался проникнуть языком в рот. А это уже считается "эротическим поцелуем", и можно возбудить дело о сексуальном домогательстве. Полиция рьяно взялась за дело. Двое полицейских отправи­лись в Гватемалу разыскать потерпевшую и с помощью телемоста устроить ей очную ставку с Рамоном. В связи с возбуждением против него дела Хаим Рамон как порядочный человек заявил об уходе в отставку с поста министра и обратился к юридическому советнику правительства с просьбой ускорить суд, чтобы "правда как можно скорее вышла наружу". А правда, утверждает ми­нистр, в том, что девушка сама к нему всячески приставала, предложила вме­сте отправиться в поездку за рубеж, дала ему свой номер телефона и затем нео­жиданно поцеловала его в губы. Следовательно, считает Рамон, он ни в чём не виноват, а дело это было специально состряпано, чтобы добиться его отставки и таким образом сорвать задуманную им реформу судебной системы страны. Но его противников это уже мало интересовало. Дело было сделано. Отставка министра состоялась, а реформа -- нет. И через пару недель назначение но­вого председателя Верховного суда прошло по старой отработанной системе.
      -- Ну, теперь у нас прибавится проблем с палестинцами!
      -- Но при чём тут палестинцы?
      -- А вы разве не знаете, что Аарон Барак больше защищал палестинцев, чем евреев. Он вообще считал, что закон об исключительном праве евреев на возвращение в еврейское государство противоречит универсальным де­мократическим принципам. Не так давно Барак вынес постановление, запре­щающее Управлению земельного фонда выделять участки под строительство поселений, в которых будут жить только евреи.
      -- Но ведь это посягательство на основные принципы существования ев­рейского государства!
      -- Да. И за Бараком числятся другие подобные постановления. Например, постановление, запрещающее изгонять террористов с территории Израиля; постановление, запрещающее разрушение домов террористов, совершивших убийства.
      -- А чего стоит вынесенное Бараком постановление, разрешающее двум арабским партиям РААМ и БАЛАД участвовать в выборах в Кнессет, несмот­ря на то, что обе партии не признают за Израилем права на существование и поддерживают палестинцев. И постановление это было принято вопреки закону, согласно которому в Кнессет не могут быть избраны люди, публично поддерживающие террористические организации.
      -- Ну, хорошо. А причём тут Бениш?
      -- А притом, что Доррит Бениш его ученица, всегда принимавшая его сторону. Она познакомилась с Бараком ещё когда поступила не юридический факультет Иерусалимского университета. Это он в своё время поддержал кандидатуру Бейниш на должность судьи Верховного Суда, хотя против был тогдашний президент суда Шамгар. Она смогла стать судьёй БАГАЦа толь­ко после того, как Шамгар ушёл на пенсию. Она тоже постоянно выступает в защиту прав "палестинского народа". Она выступает против назначения на должность судьи Верховного Суда крупного специалиста по гражданско­му праву профессора Тель-авивского университета Нили Коен. Зато активно боролась за назначение на этот пост своей подруги Эдны Арбель. В борьбе против кандидатуры Коен Бейниш пошла даже на конфронтацию с любимчи­ком Барака Боазом Окунем и вынудила его оставить пост административного директора Верховного суда.
      -- Да. Такого человека не подозревают в участии по делу Хаима Рамона?
      -- Я не знаю, но должен вам заметить, что это не первый случай устра­нения министра. Лет десять тому назад тогдашний министр юстиции, очень грамотный человек, заявил о необходимости реформы существующей юри­дической системы Израиля. И противники реформы тут же нашли повод вы­нудить его подать в отставку.
      -- Что говорить о министре, если уже до президента добрались?
      -- Очевидно, это тоже кому-то выгодно. Особенно на фоне разборок ито­гов Второй ливанской войны. Создаётся впечатление, что специально отвле­кают внимание народа на действия президента на другом фронте. И невольно притупляются эмоции по поводу поведения правительства и армии во время боевых действий.
      -- И ведь как раскрутили дело!
      -- Да. А началось со звонка юридическому советнику правительства Мени Мазузу. Президент Моше Кацав требовал встречи. Мазузу Кацав рас­сказал о встрече с бывшей секретаршей А., которая угрожает ему и зани­мается вымогательством, требуя довольно кругленькую сумму. И долг пре­зидента сообщить об этом юридическому советнику. В тот же вечер Мени Мазуз встретился с государственным прокурором, а уже на следующий день отправил президенту письмо, в котором просил предоставить все материалы по данному делу.
      -- А в это время информация просочилась на телевидение, где обозрева­тель рассказал о разговоре Кацава и Мазуза.
      -- Интересно, как она просочилась, если встречались только два офици­альных лица? Ведь Кацав не был заинтересован в "сливе информации", да и
       Мазуза эта передача застала врасплох, и он не был готов подтвердить или опровергнуть факт встречи с президентом. Выходит, что в окружении того или другого государственного деятеля есть "стукачи". И, может быть, они "сливают" информацию не только в прессу. Вот чем надо было бы заняться соответствующим службам.
       -- Кацав не торопился передавать материалы юридическому советнику. Может быть, он вообще совершил ошибку, когда обратился к Мазузу, не по­советовавшись со своими помощниками. Дело в том, что официально быв­шая работница жалоб не подавала. Официальное же письмо президента мог­ло стать основой для начала уголовного преследования, даже если Кацав этого не подразумевал. Но после утечки информации дело вышло из под контроля. Поступили запросы от трёх крупнейших газет по поводу бывшей секретарши А. После публикации информации в газетах Кацава уже считают политическим трупом. Президент же не только отверг обвинения в сексу­альных домогательствах, но добавил, что вообще не находился в интимных отношениях со своей бывшей секретаршей и готов пройти проверку на де­текторе лжи на предмет подтверждения своих слов. Моше Кацав обратился к юридическому советнику с письмом, в котором утверждал, что его бывшая секретарша вымогает у него 600 тысяч шекелей и требует обеспечить вы­сокооплачиваемой работой, угрожая в противном случае обвинить в полу­чении взяток. Бывшая секретарша заявила, что однажды президент посреди рабочего дня зазвал её в свой кабинет, снял с неё брюки и грубо овладел ею. Затем, по её словам, изнасилования повторялись регулярно прямо в рабочем кабинете под носом у собственной жены, внуков, помощников, телохраните­лей и другого персонала. Как удалось выяснить журналистам, А. в течение длительного времени запиралась в рабочем кабинете президента во время перерыва и проводила с ним наедине долгие часы. Потом она уволилась и на какое-то время уехала в Америку. По словам некоторых работников дома президента, она оттуда часто звонила Кацаву и обменивалась с ним нежными письмами по электронной почте. Вернувшись в Израиль, А. явилась к прези­денту с требованием выдать ей приличную сумму денег и помочь устроиться на высокооплачиваемую работу. Кацав, якобы, делал попытки трудоустроить А., но у него ничего не получилось. И вот уже шесть следователей по особо важным делам въехали на территорию дома президента, чтобы допросить его по поводу этого скандала. В опровержение заявления бывшей секретарши А. президент привёл несколько аргументов: 1. В его рабочем кабинете с двух сторон находятся огромные окна, и каждый проходящий по коридору может в любой момент видеть, что делается внутри кабинета. 2. Возле двери кабинета постоянно стоят охранники, и кабинет запрещено закрывать из соображений безопасности. 3. В его кабинет постоянно без всякого стука входят разнос­чицы чая и кофе, чтобы убрать пустые стаканы и поставить свежие. 4. Его телохранители обладают правом входить в кабинет без стука. 5. Президента в его кабинете постоянно навещают жена и дети. 6. В течение рабочего дня президент почти никогда не остаётся один, в кабинете всё время находятся либо посетители, либо сотрудники его канцелярии.
       После нескольких часов допроса Моше Кацав сказал: "Да поймите же, наконец, что даже если бы я был насильником, я не такой идиот, чтобы за­ниматься этим на глазах у всех своих сотрудников. Даже если бы в мою дверь никто не входил без стука, как бы я выглядел, если бы ко мне посту­чали и вошли, а я бы в этот момент застёгивал штаны?!" Следователи изъ­яли документы и компьютеры из резиденции президента. Бывшая секретар­ша согласилась пройти проверку на детекторе лжи. На вопрос "Находились ли в интимных отношениях с президентом Моше Кацавом?" она ответи­ла утвердительно, и детектор показал, что она говорит правду. На вопрос "Угрожал ли вам президент увольнением в случае, если вы откажетесь всту­пить с ним в интимные отношения?" она снова ответила утвердительно, однако на этот раз прибор не смог определить, говорит она правду или лжёт. Шум вокруг дела нарастал. Сводки о сексуально-юридической атаке на президента в новостях иногда занимал второе место: после сообщений с фронта. Вскоре к первой жалобщице добавились и другие женщины, также вспомнившие вдруг о домогательствах Кацава. Причём события, о кото­рых вспоминали женщины, якобы имели место лет 10, а то и 15 назад. Эти женщины, очевидно, знают действующий в Израиле закон, позволяющий жертве сексуального домогательства получить денежную компенсацию до 50 тысяч шекелей без доказательства ущерба. А за такие деньги, почему бы не вспомнить что-нибудь?
       В ответ на жалобы адвокаты Моше Кацава подготовили документы, сви­детельствующие о том, что все подательницы жалоб имеют повод мстить Моше Кацаву. Кто-то из них был в своё время уволен за несоответствие зани­маемой должности и развал работы, кто-то пытался всеми путями устроиться на работу в канцелярию президента, и получил отказ и так далее. Среди до­кументов имеются и поздравительные открытки, в том числе и от бывшей се­кретарши А. В своём поздравлении она желала Моше Кацаву оставаться та­ким же прекрасным человеком и заявляла, что гордится тем, что ей довелось с ним работать и мечтает когда-нибудь вновь оказаться под началом такого вы­дающегося и честного политика и государственного деятеля. Полицейским и журналистам была передана кассета с записью беседы Кацава с бывшей секретаршей. Из записи видно, что та требовала от президента 200 тысяч долларов. Адвокаты Моше Кацава потребовали, чтобы против А. было воз­буждено уголовное дело по обвинению в шантаже президента страны. Но из полиции ответили, что подобное дело возбуждено не будет, потому что оно "не представляет общественного интереса".
      -- Ничего себе! Если уже шантаж президента не представляет обще­ственного интереса, так шантаж какого лица представляет такой интерес?
      -- Скажу вам по секрету, что люди, близкие к полиции, выяснили, что дело о вымогательстве решено не возбуждать, чтобы не отпугнуть других по­тенциальных подательниц жалоб против Моше Кацава.
      -- Это ж выходит, что полиция специально предоставила возможность безнаказанно шантажировать президента всем, кому не лень!
      -- Да. В наше время для того, чтобы устранить человека от занимаемой должности, не надо нанимать киллеров, потом их устранять. Не надо нару­шать уголовный кодекс и выстраивать цепочку последовательных убийств. Достаточно подключить к делу женщину соответствующей категории или, хотя бы, вызывающую интерес у нужного человека. Иногда даже и этого не требуется, так как современный уровень компьютерной техники позволяет смонтировать любой видеоматериал. И рушатся не только карьеры людей, но и, зачастую, их судьбы, семейные отношения.
      -- И как только женщинам не стыдно? Раньше о своих амурных делах стеснялись вообще заикаться. А теперь молодая девица публично трясёт сво­им платьем со следами спермы президента США.
      -- Вот у мусульман до сих пор внебрачная связь женщины считается по­зором не только для неё, но и для всей семьи, и карается смертью от руки кого-нибудь из родных. К примеру, недавно в окружном суде Иерусалима слушалось дело об убийстве двух женщин. Убийство совершил их брат, и по­могала ему их мать. Поводом для убийства послужило подозрение в том, что одна из этих женщин "опозорила честь семьи", а сестра не сообщила о "недостойном поведении".
      -- В друзской общине недавно тоже был скандал. Он начался с того, что 18-летняя друзская красавица Анжелина Фарес решила принять участие в израильском конкурсе красоты. Это известие всколыхнуло всю друзскую общину, особенно, когда в израильских СМИ появились фото Анжелины в открытой майке с глубоким вырезом и мини-юбке. Духовный лидер из­раильских друзов шейх Вафик Тариф заявил: "...Мы считаем, что должны сохранить верность моральным ценностям наших предков, верность нашим представлениям о нравственности, чести, скромности и порядочности, ибо, отказавшись от них, откажемся и от самих себя." По поводу фотографий он заявил, что для друзской девушки неприемлемо появляться на людях в такой одежде. "И уж тем более нельзя допустить, чтобы такая девушка предстала перед телекамерами в одном купальнике -- это станет позором для всей общины!" Поползли слухи, что уже есть заступник за честь друзского народа. Полиция арестовала двух жителей деревни и родного дядю Анжелины, который, согласно версии полиции, и был организатором поку­шения. Лидеры друзской общины продолжали оказывать сильное давление на семью Фарес. В конце концов, Анжелина сдалась и отказалась от участия в конкурсе.
       -- Так, может быть, мусульмане и правы, и начинать надо с женщины? И ведь в русском языке на этот счёт имеется соответствующая пословица. А если мужчина имеет успех у женщин, то этому раньше только завидовали...
       Между тем, адвокаты Моше Кацава представили в прокуратуру справку о готовности предъявить суду пятерых свидетелей защиты. Согласно справ­ке, все эти свидетели были в своё время работодателями бывшей секретар­ши А. Все они утверждают, что после того, как они увольняли её с работы, она требовала выплатить ей огромные "отступные", угрожая в противном случае обвинить их в изнасиловании. Трое из них проигнорировали требо­вания, а двое поддались шантажу и выплатили ей крупные суммы наличны­ми. Двое свидетелей являются гражданами США, но заявили, что ради дачи показаний готовы прибыть в Израиль. По мнению адвокатов, эти сведения говорят о том, что А. является "серийной шантажисткой". Однако полицию эти факты не смутили, и она продолжала следствие. Уже набралось десять жалоб женщин, утверждавших, что они стали жертвами сексуальных домо­гательств со стороны Моше Кацава и были принуждены к интимным отно­шениям. По пяти жалобам истёк срок исковой давности. Однако, по мнению полиции, это свидетельствует о том, что Моше Кацав на протяжении многих лет принуждал к сожительству своих подчинённых. Адвокаты Кацава в своей справке представили доказательства того, что одна из этих женщин уже по­сле того, как якобы стала жертвой домогательств Кацава, настойчиво проси­ла его устроить на работу в свою канцелярию. Эти факты, по мнению адвока­тов, свидетельствуют о том, что никакого насилия не было, а, с другой сторо­ны, женщина при подаче жалобы могла быть движима желанием отомстить Кацаву за то, что он отказал ей в работе. Но полицию не смутил и этот факт. Складывалось впечатление, что полицию вообще не интересовал вопрос о том, является ли президент жертвой шантажа со стороны А. Их интересовали только доказательства виновности президента. А Моше Кацав сохранял же­лезное самообладание. Каденция его подходила к концу. Независимо от того, состоится суд или нет, признают его виновным или нет, как экс-президенту ему обеспечена пенсия в размере 45 345 шекелей, ежегодный бюджет в один миллион шекелей на содержание дома, канцелярии, прислуги, автомобиля и частного водителя.
       А дело Хаима Рамона дошло до суда, состоялось несколько заседаний. В процессе судебного разбирательства стало ясно, какими методами действу­ет полиция, возбуждая против известных политиков дела о сексуальных домо­гательствах. Она рассчитывает на то, что всегда найдётся несколько женщин, желающих свести счёты с подследственным. На суде выступили три сотруд­ницы канцелярии премьер-министра, которые слышали, как подательница жалобы в тот день говорила двум другим девушкам из канцелярии: "Какая лапочка этот Рамон! Он меня возбуждает! Он сделает мне это!" Вскрылись также факты оказания давления на девушку со стороны высокопоставленных лиц, заставлявших подать жалобу. Сам Рамон на суде заявил: "...Я не пом­ню, чтобы где-нибудь когда-нибудь было сказано, что прежде чем поцеловать женщину, нужно спросить у неё, согласна ли она на это. Ответом на неже­лательный поцелуй, насколько мне известно, может быть звонкая пощёчина, но никак не отдача его под суд. То, что дело дошло до суда -- это абсурд!.. " И действительно, для того, чтобы превращать поцелуй в дело государствен­ной важности, нужны серьёзные мотивы. И мотивы такие могут быть у про­тивников реформы юридической системы, задуманной Хаимом Рамоном. Тем не менее, суд в составе трёх судей признал единогласно Хаима Рамона виновным в развратных действиях по отношению к военнослужащей.
       Дела Хаима Рамона и Моше Кацава наделали много шума в стране и у некоторых, очевидно, оживили воспоминания. В полицию женщина 67 лет подала жалобу на совершённое 47 лет назад жестокое изнасилование в кибуце. Женщина помнила этот случай во всех подробностях. На вопрос сле­дователей, почему она столько лет ждала и не обращалась в полицию, жен­щина сказала, что недавно брат встретил насильника и рассказал ей об этом. И вот женщина решила восстановить справедливость и наказать виновного. Не смотря на то, что по закону срок давности давно прошёл, следователи решили передать эту жалобу в прокуратуру, чтобы там приняли решение по этому делу. Ещё одно дело закончилось более драматично. Начальник отде­ления одного из банков в Димоне имел любовную связь с одной из клиенток банка. Когда об этом стало известно руководству центрального отделения, началось служебное расследование. Димонскому начальнику посоветовали пресечь порочащую его связь. Он принял правильное решение и сообщил об этом своей возлюбленной. Та почувствовала себя оскорблённой, но виду не подала, а предложила провести прощальный вечер. После этого свидания у неё осталось достаточно доказательств их близости. На следующий день она позвонила этому любовнику и потребовала 10 тысяч долларов за нанесённую душевную травму. Одновременно она подала в полицию жалобу, в которой утверждала, что стала жертвой изнасилования. На допросе выяснились все обстоятельства дела, и полиция решила отпустить начальника домой, а про­тив его любовницы возбудить уголовное дело по обвинению в шантаже и вымогательстве. Вызывает интерес и решение тель-авивского мирового суда по делу об изнасиловании Лилах Ермиягу. Эта девушка четыре года назад познакомилась на автобусной остановке с Йоавом Габриэли. Молодой чело­век стал ухаживать за девушкой. Но та вскоре заявила, что парень не в её вкусе, и предложила остаться просто друзьями. Они время от времени пере­званивались. И вдруг Габриэли арестовали по подозрению в изнасиловании
       Лилах Ермиягу. За четыре дня, которые Габриэли просидел в КПЗ, полиция выяснила, что обвинение не обоснованно. Потом и сама Лилах призналась, что выдумала эту историю из-за того, что Йоав "сильно доставал её теле­фонными звонками". Габриэли отпустили на свободу, а с Лилах взыскали штраф в 3000 шекелей за дачу ложных показаний. Однако Габриэли счёл это наказание недостаточным. Ведь его арестовали на глазах соседей, сообщили им причину ареста; была информация в СМИ, и это нанесло страшный удар по его доброму имени. Судья согласилась с доводами Габриэли и установила, что девушка должна будет выплатить ему компенсацию в размере 115 000 ше­келей. Многие мужчины были удовлетворены таким решением суда. Может быть, теперь это охладит пыл девушек, безосновательно подающих жалобы об изнасиловании.
       Следствие по делу Моше Кацава подходило к концу. Перед подачей дела в суд было решено провести предварительные слушания. Такая практика су­ществует во многих странах, однако в Израиле до сих пор не применялась. Но поскольку речь шла о президенте страны, юридический советник Мени Мазуз решил подстраховаться и согласился на такие слушания. И в процессе слушаний дело начало лопаться. Вызывало сомнение поведение истицы А-1., которая не только требовала с президента денег, но ещё до своего обращения в полицию продала за весьма приличную сумму историю своих отношений с президентом. Не в её пользу свидетельствовали и те нежные письма, ко­торые она писала Кацаву уже после своего увольнения с работы. По сло­вам свидетелей из США, она рассказывала им о своём романе с президентом. И зачем после возвращения из США она тут же направилась в канцелярию президента с целью устройства туда на работу? Если она является жертвой изнасилования, то зачем ей подвергать себя опасности ещё раз? Вызывали сомнения и показания истицы из министерства туризма А-2. Она тоже жа­ловалась на насильственные действия со стороны Моше Кацава в бытность его министром туризма. Однако, как установило следствие, в тот день и час, когда Кацав, по её словам, насиловал, он находился на деловой встрече, что документально зафиксировано. Всем стало понятно, что подавать обвини­тельное заключение в таком виде нельзя и необходимо договариваться с ад­вокатами Кацава о компромиссе. После длительных переговоров текст ком­промисса был составлен. Из текста был исключён пункт об изнасиловании и вообще убраны все пункты, касающиеся истицы А-1. Появился пункт о том, что президент будет приговорён лишь к условному заключению. Для Мени Мазуза было важным, чтобы текст обвинительного заключения свидетель­ствовал о том, что Кацав совершил целую серию сексуальных преступлений, поэтому пункты о сексуальных домогательствах в отношении двух истиц из министерства туризма должны остаться. Мазуз считал, что Кацав должен публично в суде признаться в этих преступлениях и выплатить денежную компенсацию пострадавшим. Моше Кацав долго не соглашался, но устав от всего происходящего, сдался и согласился со всеми пунктами этой судебной сделки. Он сказал: "Что ж, если это государство хочет уподобиться Ирану и Судану и объявить поцелуй преступлением, значит, я совершил престу­пление". Президент Моше Кацав подал в отставку. Но правозащитные ор­ганизации подали иск в БАГАЦ с требованием, чтобы вопрос о виновности Кацава решал суд. Была демонстрация феминисток в Тель-Авиве на площади имени Ицхака Рабина. Многие считали, что Мени Мазуз и государственный прокурор Эран Шендар помогли Моше Кацаву избежать заслуженного на­казания. На организованной Мени Мазузом пресс-конференции он напом­нил журналистам, что уголовное дело может передаваться в суд только тогда, когда прокуратура и полиция полностью уверены в виновности подозревае­мого. В ходе же предварительных слушаний по делу президента эта уверен­ность поколебалась, и хорошие адвокаты могут убедить судей в его полной невиновности. Поэтому судебная сделка имеет целью не дать Моше Кацаву полностью уйти от ответственности. Однако многим были не понятны ар­гументы Мени Мазуза после его многочисленных высказываний в ходе рас­следования. Это ещё раз говорит о том, что юридический советник прави­тельства не должен публично высказывать свои предположения и сомнения. Некоторые припомнили Мазузу и его поведение по отношению к "делу о гре­ческом острове", когда Ариэля Шарона подозревали в получении взятки от бизнесмена Давида Апеля. Выражалось сомнение в том, что у Мазуза име­ются необходимые профессиональные качества для борьбы с коррупцией в структурах власти. Рассмотрение иска в БАГАЦ было не простым. Впервые БАГАЦ оспаривал решение юридического советника правительства. По мне­нию видных израильских юристов, в этом деле тесно переплелись личные, служебные и общественные интересы многих людей, и в первую очередь Доррит Бейниш и Мени Мазуза. Бейниш необходимо повысить свою попу­лярность и общественное доверие к судебной системе. Однако за те полго­да, что Бейниш возглавляет Верховный Суд, это доверие, согласно опросам, стремительно падает. Кроме того, в прокуратуре и ведомстве юридическо­го советника начато расследование по делу о финансовых нарушениях мужа Доррит. Если БАГАЦ отменит сделку между Кацавом и прокуратурой, то это послужит популярности Бейниш среди самой активной части израильского общества. Кроме того, это позволит свести счёты с Мени Мазузом и его со­юзниками. Да и вообще Мазузу в этом случае придётся подать в отставку. Но, с другой стороны, решение об отмене сделки вызовет бурю в юриспруденции. Возникнет вопрос о том, имеет ли право Высший Суд справедливости отме­нять решения юридического советника правительства. И до каких пределов может простираться компетенция этого суда? И Высший Суд справедливо­сти принял половинчатое решение. Он приостанавливает реализацию сделки между прокуратурой и адвокатами Моше Кацава. За этим беспрецедентным решением последовало и другое: в течение 21 дня прокуратура и канцелярия юридического советника правительства обязаны были представить БАГАЦу исчерпывающие ответы на целый ряд вопросов.
       Через некоторое время последовала новая сенсация: Моше Кацав расторг­нул судебную сделку. Прокуратура заявила, что в самое ближайшее время по­даст новое обвинительное заключение, и теперь уже Кацав будет обвинён в изнасиловании. Время шло, а нового обвинительного заключения прокурату­ра не предоставляла.
       Действия БАГАЦа широко обсуждались в обществе. Феминистистские организации его поддерживали. Но были и другие мнения.
      -- Что себе позволяет эта Бейниш? Она влезает в вопросы, не входящие в её компетенцию!
      -- А кто определил границы этой компетенции? Необходима реформа юридической системы, принятие ряда законов, в которых должны быть про­писаны все эти вопросы и было бы понятно, кто, чем должен заниматься.
      -- Новый министр юстиции Даниэль Фридман, вроде бы, начинает про­водить такую реформу. Он уже выдвинул законопроект, касающийся сро­ков каденции судей. Сейчас срок каденции председателей окружных судов и их заместителей составляет четыре года. Затем они могут быть уволены или решением министра юстиции и председателя Верховного Суда остав­лены в этой должности на один срок. Таким образом продолжительность каденции председателей судов во многом зависит от решения председателя Верховного Суда. Поэтому судьи вынуждены прислушиваться к его мне­нию и разделять его политические взгляды. Каденция самого председателя Верховного Суда, согласно закону, продолжается до исполнения ему 70 лет. Это делает власть председателя Верховного Суда практически неогра­ниченной. Согласно же законопроекту Фридмана, срок каденции предсе­дателей окружных судов и их заместителей устанавливается в семь лет с правом продления на четыре года. Каденция председателя Верховного Суда ограничивается только семью годами. Получается, что реформа Фридмана призвана урезать власть и полномочия председателя Верховного Суда и усилить независимость председателей окружных судов и их заместителей. Даниэль Фридман обращает внимание и на качество судей. Он предлагает усилить роль коллегии адвокатов в выборе новых судей и устраивать каж­дому потенциальному судье жёсткий заочный экзамен. Должна быть созда­на специальная комиссия из видных юристов, которая будет рассматривать личное дело кандидата на пост судьи, не зная его подлинного имени. Все эти нововведения не понравились Дорит Бейниш, и она представила свои предложения к законопроекту, которые сводят его на нет.

    -- А вы слышали, что государственный контролёр обнаружил многомиллионные растраты в Центральной избирательной комиссии? Так вот, председателем Центризбиркома в этот период была как раз ваша Бейниш. Её вызвали на заседание комиссии Кнессета по госконтролю, но она от при­глашения отказалась, сославшись на принцип "разделения властей".

      -- Недавно председатель Тель-авивского мирового суда Эдна Бакенштейн направила Дорит Бейниш послание, в котором обвиняет председателя Верховного суда в попытке ввести общественность в заблуждение, в пред­почтении личных интересов общественным, в нарушении служебной этики и других грехах. Впервые в истории Израиля председателю Верховного суда были брошены такие тяжкие обвинения. А поводом для этого письма по­служила история мирового судьи Хаюты Коэн. Она считалась одним из ве­роятных кандидатов на пост нового судьи Тель-авивского окружного суда. Однако, не без участия Бейниш, Хаюта Коэн вообще была исключена из списка претендентов. Многие считают, что Бейниш мстит Хаюте Коэн за то, что она была включена в созданную Хаимом Рамоном комиссию по подго­товке реформы судебной системы.
      -- Да, Хаим Рамон. Ему всё-таки повезло. Отработал несколько месяцев на общественных работах и вернулся в Кнессет. Встретили его там, правда, по-разному. Одни требовали, чтобы он ушёл в отставку, другие, особенно однопартийцы из "Кадимы", встретили его объятиями и поцелуями.
      -- А Моше Кацаву повезло меньше. Его уже, наверное, поцелуями никто встречать не будет.
      -- Я вообще не понимаю, зачем надо было поднимать такой шум. Что с того, что президент увлекался женщинами? Вот во Франции это считается в порядке вещей. Журналисты даже выпустили книгу "Секс и политика", в ко­торой рассказывают о любовных похождениях французских государствен­ных мужей. Удачливый любовник вызывает у французов чувство восхище­ния, которое приносит ему дополнительные голоса. Оказывается, все круп­ные политики являются настоящими донжуанами. У Франсуа Миттерана мо­лодые любовницы были до самого последнего дыхания. Покорение сердец доставляет политикам удовольствие. Жак Ширак, бывший тогда премьер-ми­нистром, соперничал с президентом Миттераном на амурном поприще. И ни для кого это не было секретом. Тактика у каждого была своя. Миттеран мог очередной даме сердца читать стихи чуть ли не всю ночь. А Ширак всегда спешил быстрее добиться цели. Как вспоминала одна из его бывших секре­тарш: "Секс с Шираком? Десять минут вместе с душем". "У Ширака, как писал его личный водитель, были связи с партийными деятельницами, се­кретаршами... с каждой женщиной, с которой он проводил хотя бы 5 минут". Секретарши называли президента Ширака "Господин Три минуты". И су­пруга Ширака терпеливо прощала ему измены: "Что вы хотите? Жак пользо­вался исключительным успехом. Он красивый, обольстительный и весёлый мужчина. Великим соблазнителем был и Миттеран. Он всегда притягивал своей исключительной культурой, литературными познаниями. Власть при­тягивает женщин, как свет -- бабочек".
      -- А у нас эти бабочки вначале пользуются мужиком, а потом его шанта­жируют. И в своих личных целях используют полицию. Некоторые откровен­но заявляют мужчине: "У тебя две дороги: либо ты сядешь в тюрьму, либо будешь жить со мной". Недавно в Нетании судили 18-летнего парня за то, что он, якобы, угрожая ножом, жестоко изнасиловал 29-летнюю женщину. Однако на суде выяснилось, что подсудимый сам является жертвой изнаси­лования. И подвергается сексуальному преследованию со стороны "жертвы" с 13-летнего возраста. А после развода с мужем, эта женщина сожительство­вала с этим молодым человеком. Когда же парень начал встречаться со своей сверстницей, женщина решила ему отомстить.
      -- И как они ничего не боятся? Ведь если суд признает женщину винов­ной в клевете, то она может сама получить до трёх лет тюрьмы!
      -- Дело в том, что мужчине бывает очень трудно доказать свою правоту. И даже если он своего добьётся, то будет настолько измотан расследования­ми, что на новую тяжбу у него уже не останется сил.
      -- И ведь в порыве мести или шантажа они губят мужику всю оставшу­юся жизнь. Мало того, что тот отсидит срок за вымышленное изнасилование, так у него будет много проблем и потом. Дело в том, что по инициативе из­вестной защитницы прав женщин принят Закон о защите общества от сек­суальных преступлений: человека, отбывающего срок за преступление, свя­занное с сексуальным насилием, перед освобождением могут обязать пройти специальную комиссию, которая определит, насколько он продолжает оста­ваться опасным для общества и конкретных людей. Его могут обязать являть­ся к офицеру по надзору, ограничить свободу передвижения. В порядке над­зора ему могут ограничить возможность водить машину, связь с бывшими заключёнными, запретить пользоваться Интернетом, употреблять алкоголь, продавать или покупать что-то.
      -- Интересно, что когда в 1998 году был принят Закон против сексуаль­ных домогательств, он сыграл с его авторами интересную шутку. Те разраба­тывали этот закон в расчёте на самых слабых, униженных и оскорблённых, ведь работницы маленьких частных предприятий, магазинчиков настолько бесправны, что боятся пикнуть, в страхе потерять работу. Авторы считали, что закон будет защищать эту категорию женщин. На деле же этот закон ис­пользуется совсем в других целях.
      -- Вот именно, в других целях. Но пока не было Закона против сексуаль­ных домогательств, приходилось использовать другие мотивы для сведения счётов. Во второй половине 1960-х годов случилась история, которая тогда потрясла весь Израиль. Адвокат Йона Софер обвиняла судью Тель-авивского окружного суда Элиэзера Малхи в получении взятки. Началось полицейское расследование. Оказалось, что судья Малхи длительное время состоял в ин­тимной связи с истицей. Йона Софер получила статус государственного сви­детеля. Малхи пытался убедить судей в недостоверности показаний. Он пред­ставил суду заключение психиатра, который признал у Софер наличие бо­лезненного самомнения и жажды мести. Софер, в свою очередь, заявила, что Малхи является бабником, не дававшим ей прохода. Она приводила в суде та­кие интимные подробности, что заставляла краснеть даже судей. Это был в то время один из самых длинных и захватывающих процессов. Он продолжал­ся почти 2 года. Состоялось 214 заседаний суда, было исписано 5500 страниц протоколов. Телевидения в Израиле тогда не было, но газеты и радио описыва­ли происходящее в зале суда во всех подробностях. Даже в "Нью-Йорк таймс" публиковалась целая серия статей на эту тему. В самый разгар процесса нача­лась Шестидневная война. Во время очередного судебного заседания автомат­ная пуля влетела в окно зала и попала в портфель Элиэзера Малхи. Судья объ­явил заседание закрытым и назначил следующее слушание через две недели. Перелом в деле начался после того, как возглавлявший расследование генерал полиции Биньямин Зигель направил к Малхи в офис Йону Софер с вложенным в бюстгальтер миниатюрным микрофоном. Таким путём полиция хотела полу­чить запись, компрометирующую Малхи. Однако воспользоваться записью в суде не удалось. Из-за больших помех трудно было что-то расслышать. А адво­каты Малхи направили эту кассету в аудиолабораторию в США. Американцы сумели расшифровать запись, и она сыграла в пользу Малхи. Из записи стало ясно, что у полиции есть причины навредить судье Малхи. Генерал Зигель по­платился за это должностью. Позднее выяснилось, что и другие офицеры, рас­следовавшие дело Малхи, причастны к ведущейся против него кампании. Это заставило вмешаться в ход процесса министра юстиции Яакова-Шимшона Шапира. В конце концов суд пришёл к выводу, что никакой взятки Элиэзер Малхи не брал, а Йона Софер является вздорной дамой, стремящейся ото­мстить бросившему любовнику. Выступая в Кнессете с отчётом по делу судьи Малхи, министр уже тогда заметил: "Что-то не в порядке у нас с процедурой ведения уголовного следствия."
       -- Кстати, в США тоже бывают случаи, когда закон противоречит здра­вому смыслу. Например, в нескольких штатах Северной Америки действу­ет древний закон "Об отчуждении любви". Этот закон был принят во вре­мена зарождения США, когда процветало рабство, и жители полагали, что жена является собственностью мужа и имеет свою цену. И вот недавно суд присяжных округа Кук, что вблизи Чикаго, после долгого разбирательства вынес приговор. Он гласит, что ответчик, Герман Блинов, соблазнивший жену Артура Фридмана, обязан выплатить за это мужу-истцу 4802 доллара. Неверная жена Натали Фридман была возмущена. Она заявила журналистам:
       "Этот закон позволил назначить мне цену. От этого больнее всего".
      -- Интересно, как относятся к этим "сексуальным процессам" наши "русские" израильтяне. Опрос показал, что 53 процента из них не верят в ви­новность президента Моше Кацава. А по делу Хаима Рамона было опрошено 1200 человек, и 1194 из них выразили несогласие с обвинением. Многие рус­скоязычные израильтяне вообще выразили недоверие израильской судебной системе.
      -- Конечно. Что это за судебная система, если суды всех инстанций бук­вально завалены тысячами исков, разбирательства которых могут длиться десяток лет. Судьям некогда вникать в суть дела и из-за поверхностного рас­смотрения вопроса выносят не справедливые решения.
      -- Это правда. Но, правда и в том, что ни один судья не уверен в своём будущем. Срок каденции в четыре года пролетит очень быстро, а потом зави­сит от милости председателя Верховного суда. Поэтому любой судья у нас в стране, вынося приговор, вынужден оглядываться на Председателя и учиты­вать его мнение. Поэтому так важен новый закон, который проводит министр юстиции. Закон Фридмана снижает эту зависимость судей от Председателя. Вот с этим Доррит Бейниш никак не может смириться. Теперь она обвиня­ет Фридмана в том, что он "вмешивается в вопросы, находящиеся вне его компетенции".
      -- Что значит вне его компетенции? На то он и министр юстиции, чтобы следить за всеми вопросами, связанными с юриспруденцией.
      -- Конечно же, он прав. И это подтверждается тем, что закон в Кнессете был принят с большим подавляющим перевесом голосов. Значит, он действи­тельно нужен нашему обществу. Мало того, Фридман добился в Минфине бюджета на открытие в судебной системе 85 новых ставок. Это положитель­ный шаг, который поможет как-то разгрузить суды. Фактически он сделал за Бейниш её работу. Но так как он сделал это за её спиной, то сильно ударил по её самолюбию. Бейниш не хочет сдавать свои привилегированные позиции и продолжает с Фридманом войну. Недавно министр юстиции официально пригласил на встречу в своей канцелярии председателей окружных и миро­вых судов, но не пригласил Доррит Бейниш. На встречу пришли всего не­сколько человек. Остальные сообщили, что Бейниш запретила им являться на эту встречу. Фридман обнародовал эту причину и обвинил Бейниш в попытке установить диктатуру внутри судебной системы. Война эта разделила изра­ильских юристов на два больших лагеря.
      -- И молодец этот Фридман. У него хватило профессионализма и воли на­чать эту реформу. У прежних министров юстиции это не получалось. Дай бог, чтобы ему хватило сил выстоять против давления такой ветви власти. И, мо­жет быть, мы хоть тогда избавимся от судебного волюнтаризма в стране.
      
      
      
      
      
      
       ГЛАВА 6. КЛУБ САМОУБИЙЦ.
      
       "Отчего господь не снабдил нас нефтью -- Его тайна. Но отчего мы сами себя лишаем разума -- наша проблем".

    Бен-Гурион, премьер-министр Израиля

      
      
      
       Эти слова Бен-Гурион произнёс в Кнессете много лет назад. Но, глядя на поведение многих наших граждан, приходишь к выводу, что проблема эта остаётся актуальной и в наши дни. Взять, к примеру, намерение руководства Ассоциации секс-меньшинств провести "Парад гордости" в Иерусалиме. Это сообщение вызвало бурю во всей стране. Дискуссия шла в Кнессете, в газе­тах, в обществе.
      -- Вы только посмотрите на этих бесстыжих. Мало у нас забот, так нам сейчас только гомиков не хватало. В Союзе когда-то за это сажали, а теперь они этим гордятся. Им парады нужно устраивать!
      -- Почему только в Союзе? Тора тоже называет гомосексуализм мерзо­стью и требует предавать смерти обоих партнёров, вступивших в подобную связь.
       --Да не только Тора. Лидеры всех трёх религиозных конфессий единодушно высказались против проведения этой акции, "чтобы не оскорблять чувства ве­рующих мусульман, христиан и иудеев как в Иерусалиме, так и во всём мире".
      -- Действительно, это же надо такое придумать! Устраивать подобную мерзость в столице трёх религий! Виселицу для них поставить на площади! И ни один гомик не выползет, забьются по норам.
      -- Я слышал, что яростные противники парада собираются на всём пути их следования открыть канализационные люки и забрасывать демонстрантов овощами и тухлыми яйцами.
       -- А много ли таких у нас вообще, чтобы уделять им столько внимания?
      -- По статистике, доля людей со смещённой сексуальной ориентацией со­ставляет в обществе около 5 процентов. Следовательно, в Израиле их должно быть около 300 тысяч. Они у нас объединены в мощную, хорошо финансиру­емую Всеизраильскую ассоциацию секс-меньшинств. У неё есть своя газета и филиалы почти во всех городах страны. Израиль считается по отношению к сексуальным меньшинствам одной из самых лояльных стран не только на Ближнем Востоке, но и во всём мире.
      -- Конечно. Попробовали бы они устроить свой парад в какой-нибудь му­сульманской стране. Они не успели бы пройти и пару метров, как их бы до смерти закидали камнями. А мы с ними цацкаемся.
      -- Не мы, а наше правительство. А народ устраивает демонстрации про­теста, выходит с лозунгами "Евреи умоляют власти не допустить превраще­ния Иерусалима в Содом и Гоморру!" Был даже найден муляж бомбы с над­писью: "Смерть содомитам!" Внутри муляжа обнаружили записку, в которой сказано, что если гомосексуалисты попытаются провести парад, то в этот день будет взорвано 100 таких самодельных бомб.
      -- А гомики в ответ осквернили оскорбительными надписями 10 синагог в Тель-Авиве. В некоторых из них выбили стёкла. А на одной крупными бук­вами чёрной краской написали: "Если мы не сможем пройти по Иерусалиму, вы не сможете свободно ходить по Тель-Авиву!"
      -- Мало нам палестинцев, так теперь эти нам войну объявляют!
      -- А вот представители левого лагеря и прежде всего их депутаты счита­ют, что этот парад должен быть проведён именно в Иерусалиме "для воспи­тания толерантности" среди его жителей.
      -- Значит, попрание еврейских ценностей в святом для каждого еврея го­роде они считают "воспитанием толерантности"?
      -- С этими левыми вообще давно пора разобраться. Они ведь, по сути, являются пятой колонной у нас в стране и принесли уже столько вреда.
      -- А как вы предлагаете с ними разбираться? У нас ведь в стране демократия.
      -- Вот, благодаря этой демократии у нас и создаются различные левацкие организации, постоянно осуждающие Израиль и выступающие на стороне палестинцев. Недавно у одной такой организации "Шалом ахшав" был трид­цатилетний юбилей. Так поздравление ей прислал бывший лидер "Танзима" Баргути, отбывающий наказание за организацию террора против израильтян. Вот уж, действительно, "скажи мне кто твой друг, и я скажу, кто ты". Эта ор­ганизация существует на иностранные деньги, и борется против еврейских поселенцев и оказывает помощь палестинцам.
      -- Понятно. "Кто платит деньги, тот заказывает музыку".
      -- Но ведь одной из основательниц этого движения является нынешняя министр просвещения Юли Тамир. Представляете, как высоко доходят щу­пальца этой пятой колонны.
      -- Имея таких защитников, террористы могут чувствовать себя у нас совер­шенно свободно. Один недавно зашёл в иешиву и спокойно расстрелял учащих­ся. Другой сел на трактор и начал крушить всё и всех. По случаю там у кого-то оказалась видеокамера. Вскоре весь мир увидел, как бульдозер нёсся по улице Яффо в Иерусалиме и сносил киоски, подминал под себя машины, давил прохо­жих и перевернул автобус с пассажирами. Весь этот ужас длился до тех пор, пока какой-то парень в синей майке его не застрелил. Террорист успел выкрикнуть "Аллах Акбар!" и мёртвый продолжал ехать некоторое время. И ведь оба теракта совершили не палестинцы, пробравшиеся на израильскую территорию. В обоих
      --
      
       случаях это были жители Восточного Иерусалима, граждане Израиля. На этих примерах все могли убедиться, что собой представляют израильские арабы.
      -- Недавно мы ехали в автобусе через арабскую деревню,-- вставил сло­во Аркадий.-- Так, мальчишки начали кидать в автобус камни.
      -- Потому, что этому их учат в школе. Ненависть к Израилю воспитыва­ется в школьной программе. А контролировать эти программы должна Юли Тамир. Теперь вы понимаете, к чему приводит её деятельность?
      -- Да что там автобусы? Даже полицейские боятся уже сунуться в араб­ские поселения. И эта территория Израилем почти не контролируется.
      -- Можно не удивляться арабам, когда находятся вредители государства и среди евреев. Если сектанты из "Нетурей карта" отрицают Холокост, то чего удивляться, когда то же самое делает президент Ирана. При этом они почему-то забывают, что духовный отец "Нетурей карта", сатмарский раввин Йоэль Тейтельбаум сам спасался в 1944 году, покинув вместе со своими родствен­никами оккупированный немцами Будапешт в "эшелоне для избранных". Члены этой секты вообще считают, что только у Машиаха будет право на соз­дание Еврейского государства.
      -- Они только не хотят задуматься вот над чем. Они приветствуют дей­ствия Ахминеджада. А тот призывает стереть Израиль с лица земли. И если поддерживать президента Ирана, то может создаться ситуация, когда некому будет дожидаться прихода Машиаха.
      -- Это мы уже проходили. Раньше тоже создавались различные антиси­онистские организации. А потом палестинцы из их среды вербовали шпио­нов и диверсантов.
      -- Неужели даже шпионов?
      -- Представьте себе. И находятся люди, у которых такие поступки вы­зывают уважение. Возьмите, к примеру, Мордехая Вануну. Он в своё вре­мя выдал противнику некоторые секреты, касающиеся атомного реактора в Димоне. Отсидел он за это 18 лет и недавно вышел на свободу. Так вы по­смотрите, с какой помпой его встречали у ворот тюрьмы "Шикма". Там со­бралось более двух сотен демонстрантов. В основном, это были туристы из Европы и США, восхищавшиеся его "подвигом". Но нашлись и сотни жи­телей Ашкелона, которые организовали контрдемонстрацию и кричали де­монстрантам: "Убирайтесь демонстрировать в Иран!" А Вануну и теперь не скрывает своей ненависти к Израилю.
      -- Беда в том, что он и сейчас представляет опасность для обороноспо­собности Израиля, потому что владеет целым рядом тайн как атомного реак­тора в Димоне, так и секретами ВВС. Поэтому ему запрещён выезд из страны.
      -- Я себе представляю, что бы с ним было, если бы он жил в другой стра­не и представлял для неё опасность. Ему бы устроили какой нибудь несчаст­ный случай, автокатастрофу, пожар в доме, или ещё что-нибудь.
      -- Кстати, о доме. Для этого бывшего зэка снята роскошная квартира в комплексе "Холмы Андромеды". А там аренда квартиры в доме с бассейном, фонтаном и садом стоит 2500 долларов в месяц. И после этого его адвокаты говорят, что эти условия "варварские" и "неоправданно жестокие".
      -- Интересно, и кто же за это платит?
      -- Находятся доброхоты. Но, как известно, кто платит, тот и заказывает музыку. Поэтому ясно, какой музыки можно ждать от Вануну.
      -- Вот насчёт денег я бы тоже хотел сказать вам пару слов. В связи с ли­ванской войной американские евреи собрали в экстренном порядке деньги в помощь израильским собратьям. Спонсоры надеялись, что деньги эти пойдут на ремонт домов, повреждённых ракетами "Хизбаллы", детям и родителям, просидевшим войну в бомбоубежищах. Но оказалось, что треть этих денег распределяется в помощь арабам. Представляете, люди жертвовали даже со своих пенсий, полагая, что помогают нам! А распределители не информиро­вали, что собираются отдавать деньги арабам. Теперь они заявляют: "Мы не расисты!" И это делают еврейские организации! А вы видели когда-нибудь, чтобы в арабских странах собирались пожертвования в помощь евреям?
      -- Что тут говорить, если наши правозащитные организации защищают, в основном, только права палестинцев и совсем не интересуются правами евреев. В то же время около 70 процентов израильских арабов не идентифи­цируют себя как граждане нашего государства и считают себя палестинцами.
      -- Однако это не мешает им получать пособия от Института националь­ного страхования Израиля.
      
      -- Ведь было время, после Шестидневной войны, когда Восточный Иерусалим и его окрестности опустели. Тогда сами израильские власти из чувства любви и дружбы уговорили арабов вернуться. Теперь там нужно строить забор безопасности.
      -- Вы тут говорили об американских евреях. А вы посмотрите, что про­исходит в России. В то время как православные священники выступают про­тив антисемитизма, некоторые русские писатели еврейского происхождения ведут себя совсем иначе. Дмитрий Быков, например, говоря об Израиле, заяв­ляет, что "идея национального государства себя исчерпала". Ему бы пожить немного рядом с арабами, быстро бы изменил свои взгляды. Мария Арбатова охарактеризовала Израиль как "бесперспективный западный проект".
      -- Тут она показывает, что не достаточно знакома с историей, хотя её отец долгое время занимал должность директора института США и Канады. Создание Государства Израиль было не только западным проектом, но и восточ­ным. Она, кстати, и не скрывает, что не знакома с историей Израиля. В Израиль у неё была деловая поездка, она пробыла здесь меньше недели. Не посещала ни музеи, ни школы, ни предприятия. И всё же, на основе таких поверхност­ных знаний, выносит безапелляционный приговор целому государству.
      -- Заблуждения молодых можно как-то объяснить. Они не знали ужасов Холокоста. Труднее понять Евгения Примакова, который много лет работал с арабскими странами, знает их идеологию и продолжает сохранять свою анти­израильскую позицию.
      -- Тут как раз всё понятно. Он скрывает свою национальность, не счита­ет себя евреем и придерживается позиции, выработанной ещё в ЦК КПСС.
      -- А некоторые нынешние российские газеты, как, например, не к ночи будь помянутая газета "Завтра", поговаривают, финансируются определён­ными арабскими кругами. Поэтому в этих газетах вы не увидите ни одного слова против арабов.
      -- Чтобы требовать уважения от других, надо самим себя уважать. А наши левацкие организации такой балаган устраивают, что потом трудно добить­ся чьёго-либо уважения. Во время интифады арестовали одного палестинца. В процессе ареста один израильский солдат выпустил резиновую пулю в сто­рону ноги палестинца. Так, левые правозащитники устроили демонстрацию возле дома командира дивизии "Биньямин". Они практически заблокирова­ли всех, кто находился в доме. Пришлось вызывать полицию. Под воздей­ствием агитации левых некоторые матери уже не хотят отпускать сыновей служить в армии.
      -- Кто не хочет служить в армии, может дождаться, что арабы сами при­дут в их дома.
      -- Что вы хотите, если уже дочка Эхуда Ольмерта организует антивоен­ные демонстрации и ходит с плакатами "Интифада победит!". И если пре­мьер-министр не может убедить в правильности действий правительства собственную дочь, то как он может убедить в этом весь народ? А ведь сегод­ня единение народа особенно важно перед угрозой самому факту существо­вания нашего государства.
      -- А на какой идеологической платформе объединять народ, если у наше­го руководства нет чёткой программы по палестинскому вопросу?
      -- Чёткой программы нет, но пропалестинская направленность поведения многих политиков и государственных служащих просматривается. Скажите, что бы вы делали, если бы вашу машину забросали камнями израильские подростки?
      -- Обратились бы в полицию.
      -- Установили бы зачинщиков и участников нападения.
      -- Подали бы иск на возмещение ущерба.
      -- Понятно. А вот что произошло с репатриантом из России, отцом пя­терых детей Михаилом Эзером. Ему едва удалось отбиться от банды араб­ских подростков, бросавших камни в машину, в которой он ехал с товари­щем. Он даже схватил одного из нападавших и сдал его армейскому патрулю. После этого началось бесконечное судебное разбирательство, где Михаил фигурировал в качестве обвиняемого. Адвокаты подростка, между прочим, евреи, с благоволения судей обвиняли Михаила в расизме, злом умысле, пре­вышении предела необходимой обороны. Процесс продолжался девять лет, на протяжении которых Михаилу пришлось спорить с адвокатами истца и су­дьями. И всё же ему присудили штраф в 80 тысяч шекелей. Так вот, скажите, можем ли мы чувствовать себя защищенными в собственной стране?
      -- А вы знаете, что согласно информации ШАБАКа, из 272 терактов, ор­ганизованных палестинскими боевиками в нашей стране, 38 были осущест­влены смертниками с израильским гражданством?
      -- Скоро евреям вообще негде будет жить в своём государстве. Вот в Акко на исходе праздника Симхат-Тора праздновавшие вышли на улицы. Так, ара­бы начали бросать в евреев камни и выкрикивать оскорбления. У одного воен­нослужащего, учащегося иешивы напавшие арабы, угрожая ножами, пытались отобрать оружие. Он вынужден был выстрелить в воздух. Сотни разъярённых арабов окружили учащихся иешивы во главе с равом. Тем пришлось забарри­кадироваться в синагоге до приезда полиции. Многие учащиеся были ранены. Прибывшая полиция не тронула арабов, зато быстро удалила из синагоги уча­щихся. И, заметьте, ни одна правозащитная организация не вступилась за по­страдавших. Так же, как они не выступают против осквернителей синагог.
      -- Я считаю, что они просто боятся связываться с арабами, потому что эта дикая толпа фанатиков может разорвать в клочья.
      -- Ну да! Евреи -- народ более культурный, за ножи сразу хвататься не будет. Поэтому их можно выгонять из поселений, разрушать их дома. В то же время, когда есть решение о сносе домой террористов, боятся сунуться к ара­бам. Много вы знаете случаев, когда бы был разрушен дом убийцы?
      -- Сейчас в Кнессете как будто приняты законы, согласно которым чле­ны семьи террористов должны быть лишены вида на жительство в Израиле. Министр внутренних дел наделяется правом лишать гражданства Израиля человека, совершившего теракт или являющегося членом какой-либо тер­рористической организации. А лицам, посещавшим враждебные арабские страны без соответствующего разрешения, теперь запрещается баллотиро­ваться в депутаты Кнессета.
      -- Правильно. А то дошло уже до того, что депутаты Кнессета от араб­ских партий открыто выступают с антиизраильскими призывами. Примером может служить депутат Азми Бшара. По подозрениям ШАБАКа, он являл­ся советником "Хизбаллы"; сообщал им о расположении объектов страте­гической важности. Ареста избежал, удрав в Ливан, и теперь работает на "Хизбаллу". А Израиль теперь ему должен будет платить солидную пенсию, как бывшему депутату.
      -- Надо бы лишать гражданства и евреев, помогающих террористам. Как-то в США был арестован владелец компании по перевозкам некто
       Гринберг, который намеревался продать "Хизбалле" партию ворованных приборов ночного видения.
      -- Посмотрим, удастся ли применить эти законы на практике.
      -- А почему нет?
      -- Потому что как только дойдёт до дела, так сразу вступится БАГАЦ. Так уже случилось, когда надо было снести дом террориста, давившего на тракторе людей. А чего стоит частичное принятие апелляции правозащитных организаций, требовавших, чтобы Израиль выплачивал компенсации пале­стинцам, пострадавшим от действий ЦАХАЛа! Они могут нас обстреливать. Но если мы нанесём ответный удар, то потом должны выплатить компен­сацию пострадавшим! Правильно сказал депутат Бени Элон: "Высший суд справедливости, который не знает, что мы ведём войну, превратился в про­блему, угрожающую существованию Государства Израиль".
      -- Само правительство тоже хорошо. Выпускает из тюрем палестинских заключённых, а они потом совершают теракты. Шарон за останки трёх на­ших солдат и одного живого наркодельца Тененбаума отдал 400 заключённых палестинцев.
      -- Но Израиль никогда не занимался такой бухгалтерией и после войны ме­нял "всех на всех". А поскольку у нас в плену арабов всегда оказывалось намного больше, то пропорции не соблюдались. Кроме того, освобождаемые из заключе­ния дают подписку, что не будут больше заниматься террором против Израиля.
      -- И что толку от этой подписки? Исследования организации жертв тер­рора "Альмагор" показывают, что 70 процентов палестинцев, которые до заключения в израильскую тюрьму не были причастны к убийствам изра­ильтян, после освобождения включаются в террористическую деятельность. В тюрьмах в среде террористов они, как когда-то большевики, проходят хо­рошую подготовку. За последние годы такими людьми были проведены 14 терактов, в которых погибли 123 человека.
      -- Вот вам и арифметика! Вначале мы за одного нашего отдаём сотни палестинцев. А потом каждый из них может унести десятки жизней израиль­тян! Поэтому они так заинтересованы в похищении наших людей. За осво­бождение Гилада Шалита ХАМАС требует освобождения уже больше 1400 палестинцев. При том если раньше мы освобождали только тех заключённых, на которых нет крови израильтян, то теперь в список ХАМАСа включены даже 49 главарей ХАМАСа, ФАТХа и НФОП. Там и командир "Батальонов мучеников Аль-Аксы" Маруан Баргути, приговорённый к пяти пожизнен­ным заключениям и сорока годам.
      -- Но зная это, наша армия тем более должна быть бдительной, чтобы исключить случаи похищения солдат. Однако, по заключению генерала за­паса Дорона Альмога, возглавлявшего комиссию по расследованию обсто­ятельств захвата боевиками "Хизбаллы" Эхуда Гольдвассера и Эльдада
       Регева, батальон резервистов, в котором служили похищенные, не соблюдал инструкции. Солдаты собирались на выполнение боевой задачи, как на про­гулку. За все три недели в этой роте патруль ни разу не выехал полностью подготовленным. После обнаружения этих недостатков комиссией командир Галилейской дивизии бригадный генерал Галь Гирш подал в отставку.
      -- Хорошо бы было, если бы у нас все руководители были такие созна­тельные и при допущении серьёзных ошибок уходили в отставку.
      -- Тогда бы у нас появилась целая армия отставников. В их числе бы были и правительственные чиновники, не вникающие в нужды бедуинов и не создающие им нормальных условий жизни. А там, где не дорабатыва­ют наши чиновники, проявляет себя Исламское движение. Оно фактически взяло на себя исполнение всех тех обязанностей, от которых отказалось государство Израиль. Оно оказывает поддержку 36 тысячам семей, прожи­вающих в Негеве и Галилее. С учётом численности каждой бедуинской се­мьи, помощью охвачена не одна сотня тысяч людей. За счёт пожертвований Исламского движения построены детские сады, школы, поликлиники, ме­чети, финансируется религиозное обучение. Таким образом, создаётся бом­ба замедленного действия, способная взорваться в любую минуту. Шейх Джумель Агас предупреждает: "Пусть никто не удивляется, если завтра-по­слезавтра палестинцы проберутся в Ашдод, чтобы там взорваться".
      -- А посмотрите, что происходит в финансовой сфере. Наши пенсион­ные и страховые фонды вкладывают деньги в европейские кампании, ко­торые сотрудничают с Ираном. Получается, что мы, вкладывая деньги в накопительные программы, финансируем изготовление иранской атомной бомбы и способствуем уничтожению собственной страны! Разве это не самоубийство?!
      -- Меня интересует, кто за все эти безрассудства будет отвечать? Вот Ольмерт во время визита в Пекине признал, что односторонний выход из Газы был ошибкой. И что дальше? Если говорить по совести, то вся наша верхушка, активно претворявшая в жизнь этот план размежевания, должна уйти в отставку.
      -- Это если по совести. Но где вы у наших руководителей видели со­весть? И потом, если так сделать, то опустеет весь кабинет министров.
      -- Ну и что? Провести новые выборы...
      -- Проведут, потратят на это огромные деньги и снова останутся у вла­сти. Это ведь одна и та же колода, только тусуют каждый раз немного иначе. Вы посмотрите на любого политического деятеля: каких только министер­ских постов они не занимали! Каждый уже специалист по всем вопросам.
      -- Так что вы предлагаете?
       -- То, что сделано в других странах. Необходимо разделение вла­стей. Депутаты Кнессета должны заниматься законотворчеством, а исполнительную власть будет осуществлять кабинет министров, назначае­мый из числа профессионалов.
      -- Эх, куда вы хватили! А как же тогда партийцы будут продвигать своих сторонников на тёплые места? Пользуясь вашим сравнением, могу сказать, что в этой колоде потому всё время и фигурируют одни и те же козырные карты: у каждого есть группа сторонников, получающих тёплые места в эше­лонах власти. А те в свою очередь распределяют кормушки рангом пониже. И так по всей вертикали власти. В результате у козырных карт набирается армия сторонников, которые им чем-то обязаны, и которые помогают им в предвыборной борьбе. А без такой поддержки многие из нынешних депута­тов могут вообще в Кнессет не попасть. И вы хотите, чтобы они приняли за­кон о разделении ветвей власти?
      -- Это одна сторона проблемы. Другая же состоит в том, что наличие в правительстве профессионалов не является гарантией от пагубных ша­гов. И вот вам конкретный пример. В 1901 году на V сионистском конгрес­се Теодор Герцль настоял на создании "Керен каймет ле-Исраэль" (ККЛ). Эта организация с тех пор занимается сбором пожертвований на приоб­ретение земель в Эрец-Исраэль. Ещё до революции, когда наши дедушки и бабушки были детьми, им давали монетки, и они бросали их в специальные кружки-копилки. Когда приходил человек из общины, эти деньги из копил­ки вынимались, к ним добавлялись деньги ещё, и всё это сдавалось под рас­писку. Дети с малых лет знали, что для них покупают в Палестине землю, на которой когда-нибудь смогут жить. ККЛ покупала землю и готовила ин­фраструктуру для тысячи еврейских населённых пунктов. Было остановлено наступление пустыни, осушались болота, очищались русла рек, проложены тысячи километров дорог, высажено 220 миллионов деревьев, создано 115 водохранилищ. Организации принадлежит 13 процентов земельного фон­да Израиля. Эти земли являются неоспоримой собственностью еврейского народа, так как были приобретены у прежних владельцев. ККЛ является доверенным юридическим лицом всего еврейского народа, осуществляю­щим владение и контроль над единственной его земельной собственностью, созданной исключительно из юридически законных актов на приобретение. И вот в 2005 году юридический советник правительства Мени Мазуз принял решение о принуждении ККЛ продавать землю под строительство не только евреям, но и арабам. Сделал он это из принципа политкорректности, по­скольку арабы развернули во всём мире борьбу против ККЛ. Находят арабы поддержку и в Верховном суде Израиля.
      -- Но это ведь абсурд! ККЛ является владельцем земли и может прода­вать тому, кому захочет!
      -- Теперь можно будет вообще распрощаться с еврейским характером го­сударства. Стоит только где-то поселиться мусульманам, как они потихоньку начинают прибирать к рукам всю территорию, игнорируя всякие границы и законы. И не исключено, что скоро хамасовцы станут вашими соседями по лестничной клетке. Можете себе представить, какая у вас будет жизнь, если она вообще будет.
      -- Но это не всё! В 2007 году по настоянию ультралевой партии МЕРЕЦ в совет директоров был избран израильский араб-христианин. Совет директо­ров и представители правых партий обратились к юридическому советнику ККЛ с требованием отменить результаты голосования. Аргументировалось это требование тем, что ККЛ создан для спасения еврейской земли от арабов, а не для того, чтобы избирать их директорами. Кнессет тоже возмутился и 18 июля 2007 года принял в первом чтении законопроект, согласно которому зем­ли, принадлежащие ККЛ должны выделяться только евреям. Законопроект этот поддержали 64 депутата. Так левые СМИ тут же начали этот законопро­ект критиковать и называть расистским. И БАГАЦ отменил этот закон.
      -- Когда на протяжении столетий во многих государствах евреям за­прещалось приобретать те или иные земли, это не считалось расизмом. Во Франции сейчас действуют антисемитские законы, принятые правительством Виши. Согласно одному из них, евреям запрещалось приобретать недвижи­мость в Ницце и других местах Средиземноморского побережья Франции. И наши доблестные правозащитники молчат, не возмущаются. А тут, в своей стране, землю не захваченную, а купленную официально на еврейские день­ги, мы не можем распределять по своему усмотрению!
      -- Мало того, совсем недавно евреи приобрели дом, стоящий на дороге, ведущей из Кирьят-Арбы к Пещере праотцев. Сделка о продаже этого дома прежним арабским владельцем была осуществлена с соблюдением всех не­обходимых формальностей. А Амир Перец, когда был министром обороны, вдруг объявил эту сделку незаконной. Хотя между Израилем и руководством ПА в своё время было заключено хевронское соглашение, согласно которому район Пещеры праотцев остался под контролем Израиля, поэтому евреи име­ют право приобретать недвижимость в израильской части Хеврона.
      -- Так чего же тогда выскочил Амир Перец?
      -- А вы что, не понимаете? Ему надо было поднять свой рейтинг перед партийными праймериз.
      -- С Перецом и прочими самоубийцами понятно. А скажите, в арабской части Хеврона евреи могут приобретать недвижимость?
      -- Упаси бог! Существует даже неофициальное предупреждение, что если кто-то из арабов продаст дом еврею, то его ждёт смерть.
      -- Значит, арабам можно покупать недвижимость у евреев, а евреям у ара­бов нельзя. Так кто же тогда расисты? И опять наши правозащитники этого не замечают. Не замечают даже того, что еврею на арабской территории не то что жить, а просто появиться опасно для жизни.
      -- Для наглядности сложившейся у нас в стране ситуации вот вам два примера. В начале прошлого века еврейские семьи с соблюдением всех фор­мальностей покупали земельные участки в Хевроне. Во время страшной рез­ни, которую устроили арабы в 1929 году, в Хевроне погибли десятки евреев. Их собственность в городе была "конфискована" арабскими погромщиками. А недавно из этих же домов были изгнаны две еврейские семьи нашими си­ловиками. Хотя у этих семей сохранились все документы на данные дома. Второй случай произошёл в Хайфе. Около 80 лет назад араб Жорж Наама построил дом на участке, права на который не были оформлены надлежа­щим образом в Земельном управлении. В 1948 году по призыву арабских стран Наама покинул этот дом. В 1950 году Кнессет принял закон, объявляю­щий добровольно брошенное арабское имущество собственностью государ­ства. Однако в 2002 году сыновья Жоржа Наамы направили в Верховный суд Израиля требование о возврате имущества. Требование это нашло там пони­мание, и юридический советник правительства около двух лет назад отменил закон 1950 года. Таким образом, создан важнейший юридический прецедент, на основании которого подобных требований появится очень много.
      -- Я вообще не понимаю, кто в доме хозяин? Как это юридический со­ветник правительства своей волей может отменять закон, принятый высшим органом власти в стране?
      -- Что у нас вообще значит закон? В верхах о нём вспоминают только когда выгодно. В своё время Амир Перец для победы на партийных выбо­рах привёл в "Аводу" тысячи новых членов из арабского сектора. Один из них получил в правительстве Ольмерта портфель министра науки, культу­ры и спорта. Так, он открыто заявил, что для него ислам важнее, чем закон. И, учитывая, как исламисты относятся к евреям, чего можно ждать от такого министра?
      -- А чего можно ждать от всей этой прогнившей системы, когда более половины валового национального дохода уходит на содержание бюджет­ников и искусственное поддержание убыточных предприятий госсектора? Какая страна может выдержать такое давление бюрократии на экономику, когда каждый третий трудоспособный человек в Израиле работает в непро­изводственной сфере и получает зарплату без привязки к результатам своей деятельности.
      -- Так пусть бы это правительство охраняло нас, а не наших убийц! Они ссылаются на свободу и демократию. Но ведь это свобода нас убивать!
      -- Но если мы ответим на обстрел, и со стороны противника кто-нибудь погибнет, то на нас посыплются все обвинения. И вот вам конкретный пример. В мае 2003 года группа палестинских боевиков вела огонь по из­раильским солдатам. В этой группе находился британский кинодокумен­талист Джеймс Миллер, снимавший очередной фильм "о преступлениях израильских оккупантов". В результате ответного огня израильских солдат Миллер получил смертельное ранение. Теперь родственники Миллера по­требовали от Израиля компенсацию в размере 3 миллионов фунтов стерлин­гов. После длительных переговоров МИД Израиля заключил соглашение с властями Великобритании на выплату половины этой суммы.
      -- О чём ещё можно говорить, если Премии Израиля за 2008 год удостоен профессор Еврейского университета Зеэв Штернхель, оправдывающий убий­ства арабскими террористами жителей поселений в Иудее и Самарии и при­зывающий к гражданской войне.
      -- Складывается впечатление, что мы живём в каком-то дурдоме.
      -- Да, но как правильно заметил журналист Марьян Беленький, Израиль отличается от психбольницы тем, что в психбольнице хоть начальство нормальное.
      -- Однако это сумасшествие может привести нас к трагическим резуль­татам. Наши суды и наши левые самоубийцы уже так запугали армию, что солдаты вообще боятся связываться с палестинцами. Как-то один из жителей поселения Зайт-Раанана заметил на улице своего посёлка палестинца, вни­мательно рассматривающего жильё поселенцев. Поселенец велел арабу оста­новиться, но тот отказался. Тогда поселенец достал пистолет и отвёл араба к ближайшему патрулю ЦАХАЛа. Палестинец, вернувшись домой, позвонил известному израильскому адвокату, и тот подал жалобу в полицию. В жалобе говорилось, что поселенец при задержании всячески издевался над его кли­ентом, оскорблял и грозил убить. Поселенец был арестован.
      -- Боязнь солдат вмешиваться приводит и к более трагическим послед­ствиям. Недавно палестинец проник субботним утром в восточную окраину поселения Ицхар. Патруль ЦАХАЛа заметил его, но ничего не предпринял, чтобы остановить. Палестинец вошёл в дом семьи Бен-Шломо, но тех, по счастью, не оказалось дома. Террорист поджёг этот дом и попытался проник­нуть в дом семьи Офен. Тут он заметил вышедшего на крыльцо своего дома девятилетнего мальчика. Мальчик тоже увидел террориста и бросился в дом. Однако террорист нагнал его, несколько раз ударил ножом, сбросил с крыль­ца головой вниз и бросился бежать. Бежал он мимо тех же солдат, которые ничего не предприняли, чтобы его задержать. О теракте узнали во время суб­ботней молитвы все жители Ицхара. Больше всего жителей возмущало без­действие военнослужащих. Жители поняли, что полагаться они могут только на себя. Если спустить арабам этот теракт, то они окончательно уверятся в своей безнаказанности и в следующий раз совершат что-нибудь более страш­ное. Страсти накалялись. После субботней молитвы десятки жителей Ицхара двинулись к деревне Аацира И-Киблийа. Армейский патруль беспрепят­ственно пропустил и толпу. В деревне поселенцы начали избивать палестин­ских мужиков и кидать в окна камни. Палестинцы потом жаловались, что поселенцы в них стреляли. Но дело ведь происходило в субботу, и ни у кого из поселенцев даже оружия с собой не было. На самом деле, это палестинцы стреляли, пытаясь убить кого-нибудь из евреев.
      -- Можно понять гнев поселенцев, но поступок получился глупый. Они сделали себе хуже, потому что СМИ теперь стали на защиту пострадав­шей арабской деревни.
      -- И это потому, что армию так затюкали, что патрулирование теряет смысл, становится формальным. Солдаты, конечно, могли задержать, обы­скать террориста и найти у него нож. Но, представьте, что бы было, если бы их подозрения не подтвердились. Тут же его адвокаты подали бы жалобу в полицию и солдат затаскали бы по судам.
      -- Обидней всего, что на палестинцев работают наши же израильские ад­вокаты, которые вместе с левыми радикалами всячески используют возмож­ности израильской демократии, порой не гнушаются откровенной ложью, чтобы добиться ареста еврейских поселенцев.
      -- Они зарабатывают на этом свои грязные деньги.
      -- Есть у нас и другие граждане, которые зарабатывают не только на гряз­ном, но и на опасном бизнесе. Некоторые израильские туристы торгуют за границей собственными паспортами. Покупателями чаще является иранская мафия, представители которой действуют в Австралии, Таиланде, Японии, на Филиппинах. Продавая свой паспорт в среднем за 900 долларов, наши соотечественники не задумываются над тем, что израильские документы по­падают в руки не только преступникам, но и "Хизбаллы" и других вражеских структур. Торговля эта приняла такие масштабы, что Интерпол потребовал от израильских властей принять экстренные меры для пресечения этого яв­ления. В противном случае Израилю грозят жёсткие ограничения, вплоть до прекращения приёма туристов с израильскими документами.
      -- Какие же меры нам принимать для нашей безопасности? Ведь арабы уже привыкли к своей безнаказанности. Показательно, что в тот же день, ког­да произошли беспорядки в деревне Аацира И-Киблийа, в другой арабской деревне близ Бейт-Лехема арабские подростки бросали камни в израильский патруль. Солдаты ЦАХАЛа вынуждены были открыть огонь по бесчинству­ющим подросткам, в результате был убит 16-летний Хасан Махмуд Хамид. Арабы были крайне возмущены. Ведь палестинские мальчишки всегда заки­дывали камнями израильских солдат, но те ещё никогда не стреляли в ответ.
      -- Попробовал бы кто-нибудь бросать камни в солдат другой армии!
      -- И беда не только в этих камнях. Ольмерт готов уже отдать палестинцам камни Иерусалима, разделив его пополам. Он надеется получить взамен мир, но плохо знает историю. Когда Израиль поступался территориями, тут же взамен получал войну. Такая политика опасна не только для Израиля. Опыт ХАМАСа внимательно изучают "мусульманские братья" и могут скопировать его в Египте. Вы представляете, какого соседа мы получим, если они возьмут верх над Мубараком?
      -- Наши сегодняшние проблемы с ХАМАСом появились потому, что наши руководители не извлекли никаких уроков из истории с "Хизбаллой". Настоящий политик должен быть дальновидным и, как в шахматах, предви­деть последствия каждого шага в ближней и дальней перспективе.
      -- Что можно планировать на далёкую перспективу при нашей демокра­тии? Вначале они вынуждены тратить силы и время на предвыборную гон­ку. Для завоевания доверия широких масс они совершают не стратегические, а популистские действия. А после победы на выборах они не успевают даже как следует осмотреться: коалиция распадается, и надо начинать с начала. Это при тоталитарном режиме можно планировать на многие годы вперёд.
       -- Но даже за тот отрезок времени, что правительством руководи­ли Барак и Шарон, можно было разглядеть, что происходит на северной границе. Когда в мае 2000 года под давлением левых сил Эхуд Барак вы­вел в одностороннем порядке войска из Ливана, это место тут же заняла "Хизбалла". Вдоль нашей границы были построены наблюдательные выш­ки и укреплённые пункты. Оружие на передовую поступало по прорытым тоннелям. Боевики стали более сильными, ведь они вооружились ракетами. Кроме того, "Хизбалла" выиграла пропагандистскую войну и провозгласи­ла победу над "сионистским врагом". Вывод израильских войск из Ливана освещался не как жест доброй воли, а как слабость Израиля, вынужденного "спасаться бегством благодаря беспримерному героизму движения ливан­ского Сопротивления". Уже в июне того же 2000 года "Хизбалла" пере­правила своих идеологов в Газу. Те популярно объяснили палестинцам, что Израиль морально ослаб, и нужно применять на юге такую же тактику ра­кетных обстрелов, какую "Хизбалла" применила на севере. ХАМАС понял и ускорил производство "касамов". И с тех пор мы имеем почти ежеднев­ные обстрелы нашей территории и молчим.
       -- Конечно, о чём можно говорить? Если бы сразу после захвата Гилада Шалита мы ввели бы в Газу дивизию, схватили бы главарей ХАМАСа, про­тивник бы вёл себя более сдержано. Вообще действия ХАМАСа зависят от той позиции, которую занимает Израиль, то есть они делают то, что мы им позволяем. А позволяем мы им очень многое. Ни одна страна не допустила бы, чтобы территорию кто-нибудь обстреливал ракетами. В 2001 году Шарон летал в США и имел переговоры с Бушем по вопросам террора. В ходе пере­говоров Шарон задал Бушу вопрос: "Скажите, господин президент, что бы вы делали, если бы Мексика начала обстреливать ракетами США? Наверное, Мексики не было бы уже через час!" Буш немного подумал и спросил: "Почему?" Шарон переспросил: "Что почему?" "Почему через час? Мексики не было бы уже через 10 минут".
      -- А мы молчим уже столько лет. Шарон заявлял "Сдержанность -- это наша сила". Меир Шитрит, будучи министром юстиции, высказал мысль, что "Самое главное для нас сегодня -- улучшить имидж Израиля в глазах миро­вого общественного мнения". Как будто он не понимает, что вначале надо выжить, а потом уже сохранять имидж.
      -- Многие считают, и я с ними согласен, что наш имидж не пострадал бы, если бы мы, выводя в одностороннем порядке войска из Газы, предупредили бы противника, что в случае хотя бы одного покушения на нашу безопас­ность, мы ответим ураганным огнём. Тогда международное сообщество под­держало бы Израиль в этих требованиях.
      -- Такое заявление можно было бы сделать и сейчас..
      -- Насчёт поддержки мирового сообщества я что-то сомневаюсь. Оно может поддержать какие-нибудь другие страны, но только не Израиль. В своё время Маргарет Тэтчер послала корабли за тысячи километров, чтобы выбить арген­тинцев с Фолклендских островов. И международная общественность спокойно промолчала. Но стоит нам в ответ на теракты зайти на территории для обезвре­живания виновников, как сразу начинается скандал всемирного масштаба.
      -- По той же причине вряд ли кто-то допустит, чтобы мы ответили ура­ганным огнём.
      -- Как заявил посол Европейского Союза в Израиле Рамиро Сабриан-Узала: "Когда Израиль проявляет сдержанность, несмотря на провокации со стороны палестинцев, ракетные обстрелы Сдерота и так далее, европейцы начинают испытывать к Израилю уважение и сочувствие".
      -- Значит, они признают, что палестинцы совершают провокации. А если мы не будем отвечать, то они нам посочувствуют! Так до каких пор мы долж­ны проявлять эту сдержанность? И что нам делать с их сочувствием? От "каламов" оно нас не защищает.
      -- Но что-то же делать надо!
      -- А надо делать то, что во время второй мировой войны англичане и американцы сделали с Дрезденом. Подняли авиацию и полностью его раз­рушили. То же самое нужно сделать и нам. Снести в одну ночь весь район с лица земли, и потом уже мировому сообществу заступаться после драки будет не за кого.
      -- Да вы что? Это же не гуманно! Причём здесь мирные жители?
      -- Мирные? Где вы их там видели, если до 80 процентов населения под­держивает ХАМАС? Даже дети с детского сада воспитываются в духе борь­бы с "сионистским врагом". Эти мирные жители привели к власти ХАМАС и должны теперь разделить его участь. Так же, как расплатился немецкий народ, проголосовав за Гитлера.
      -- А я бы предложил более гуманный метод. Современная техника по­зволяет с помощью спутников, беспилотных самолётов и так далее видеть в реальном времени всё, что делается на территории противника. Таким образом можно засечь места запуска ракет. А наша система противовоз­душной обороны должна работать в автоматическом режиме. Как только с территории противника производится запуск ракеты, нашей системой ПВО фиксируется место запуска и туда автоматически направляется наша ракета. Через какое-то количество секунд от места запуска на территории против­ника остаётся только воронка. Этот метод может значительно охладить пыл боевиков.
      -- Но боевики теперь приспособились запускать ракеты с балконов и даже окон жилых домов.
      -- Что поделать? Но в этом случае пострадает только один дом, а не весь сектор, как в предыдущем предложении. Да и хозяева домов едва ли согла­сятся на такие запуски.
      -- Вы можете фантазировать сколько угодно, но Европейское сообщество потребовало от Израиля "воздерживаться от действий, которые ставят под угрозу мирное население", так как это противоречит якобы международным нормам.
      -- Вот тут члены ЕС опять передёргивают. Никаких международных норм Израиль не нарушает. Согласно параграфу 28-му Четвёртой Женевской конвенции, присутствие мирных граждан не делает территорию неприкосно­венной для военных операций. И наш МИД правильно отвечает: "Изучение международной практики позволяет отметить, что ответы Израиля в боль­шей степени соответствуют международным требованиям, чем действия большинства западных стран, оказавшихся в подобной ситуации и испыты­вающих подобную угрозу".
      -- По-моему мы зря спорим,-- вмешался в разговор Аркадий.-- Есть ме­тоды борьбы с ХАМАСом без единого выстрела. Вот почитайте мою статью в одной из центральных русскоязычных газет "Новости недели".
      
      -- И где эта статья?
      -- Вот она. Я вам сейчас прочитаю.
      
       КЛУБ САМОУБИЙЦ. Вот уже седьмой год жители Сдерота страдают от "каламов", выпускаемых с территории Газы. И ведь мы сами помогаем палестинцам в их изготовлении. Мастерские, где их изготавливают, питаются электроэнергией из Израиля. Воду тоже поставляет Израиль. Почему же наше правительство не может положить этому конец? Либерман уже выступил с этой идеей, но пока осуществить это ему, видно, не дают. Правительство боится осуждения со стороны мирового со­общества? А почему нас должны осуждать? Можно рассмотреть этот вопрос с раз­ных точек зрения: политической, юридической, экономической и гуманитарной.
       С политической точки зрения, правительство ХАМАС является нашим врагом, так как не признаёт Государство Израиль и стремится нас уничтожить. Поэтому мы вовсе не обязаны заботиться о благополучии нашего неприятеля. Кто-то может себе представить, чтобы во время Второй мировой войны Сталин заботился о поставках чего-нибудь в Германию?
       С юридической стороны у нас с правительством ХАМАС нет никаких договоров, которые мы могли бы нарушить, прекратив поставку воды и электроэнергии. В Газе нет больше наших поселений, выведены войска, и территория эта больше не считается оккупированной. Следовательно, мы не обязаны заботиться об их населении.
       Экономическая сторона выглядит вообще парадоксально. "Хеврат а-хашмаль" по­стоянно жалуется на нехватку мощностей, на необходимость строительства новых электростанций, предупреждает о неизбежности предстоящих отключений. Так, по­чему надо отключать израильских потребителей, а не палестинских? Израиль из-за по­стоянной проблемы с питьевой водой вынужден строить опреснительные установки, собирался даже возить воду из Турции. Так пусть палестинцы возят эту воду, откуда хотят, сами строят опреснительные установки и электростанции. Пусть направля­ют деньги туда, а не на террор.
       А с гуманитарной точки зрения проведение военных операций выглядит лучше? Когда в своё время союзники бомбили города Германии, разве кто-нибудь обсуждал во­прос о том, гуманно ли это по отношению к мирным жителям? Немцы привели Гитлера к власти и отвечали за его действия. Палестинцы тоже сами привели к власти пра­вительство ХАМАС и должны отвечать за него. И, наверное, оставшись без воды и электричества, народ разберётся с этим правительством довольно быстро. Причём без единого выстрела с нашей стороны.
       Россия смело отключает газ, если потребитель не соглашается на предлагаемую цену и никакие гуманитарные соображения не смущают. Мы же, для начала, услови­ем возобновления поставок энергоносителей должны ставить признание Государства Израиль и всех подписанных ранее договоров, а также полное прекращение террора.
       Если кого-то из правозащитников эти доводы не убеждают, пусть приедут в Сдерот и поживут там. Через несколько дней их мировоззрение изменится. Почему же мы всё время должны оглядываться на мнение мирового сообщества?
       В эти дни Израиль отмечает 40-летие победы в Шестидневной войне. Если бы тогда правительство оглядывалось на мировое сообщество, то Государства Израиль, да и вообще евреев, давно бы уже не было. Неужели мы так изменились за 40 лет? Если да, то не в лучшую сторону".
      
       -- Совершенно правильно написано. Если вспомнить историю, то при­чиной всех бунтов, чаще всего, был голод. Это не раз происходило в России, во Франции и так далее. И в Газе, при отсутствии энергоносителей, голод и жажда быстро заставят жителей разобраться со своим правительством. При этом можно не доводить положение до крайности. Жителям Газы достаточно будет нескольких часов, чтобы, как говорится, почувствовать разницу. Затем наше правительство должно сделать заявление о том, что если в течение определённого времени правительство ХАМАС не сменит политический курс по отношению к Израилю на более миролюбивый, поставки энергоно­сителей будут прекращены полностью.
      -- Но если мы прекратим подачу энергоносителей, мировое сообщество поднимет шум о гуманитарной катастрофе в Газе.
      -- А почему нас это должно беспокоить? За ХАМАС проголосова­ло 60 процентов жителей ПА. Пусть теперь ХАМАС о них и беспоко­ится. Договаривается о поставках с Египтом или Евросоюзом. Ведь до Шестидневной войны Газа находилась под контролем Египта. А теперь Египту она не нужна.
      -- О чём вы говорите? Что можно сделать хорошего для Израиля с этим правительством? Вот вы говорите об отключении электроэнергии. А министр инфраструктуры Бен-Элиэзер озабочен необходимостью строительства но­вой линии электропередачи из Негева в сектор Газа "для бесперебойного обеспечения электроэнергией местного населения". Можно себе представить что-либо более глупое и вредящее безопасности Израиля?
      -- Мы просто не знаем с вами всех обстоятельств. Здесь замешан круп­ный бизнес. С первых лет "мирного процесса" палестинские бизнесмены-террористы имели странные контакты с представителями израильского биз­неса. В середине 90-х годов началось расследование странных сделок ру­ководства концерна "Дор-Энергия" с руководством ПА. Подробности этих сделок были известны бывшему советнику Ицхака Рабина Йоси Гиносару. Однако в разгар расследования он внезапно заболел и умер.
      -- Бизнесмены делают свой гешефт, а арабы с нами не церемонятся. Они от­кровенно заявляют "о необходимости окончательного решения еврейского во­проса", повторяя задачу, которую ставил и Гитлер. Террористы в Газе уже на­столько агрессивны, что председатель ПА Абу-Мазен не хочет брать Газу под свой контроль, даже в том случае, если Израиль поможет свергнуть правитель­ство ХАМАСа. А те пока продолжают вооружаться. Их ракеты уже долетают до Ашкелона. И стреляют уже ракетами "Град" заводского изготовления.
      -- Но на приобретение оружия нужны деньги. Откуда ХАМАС их берёт?
      -- Иран и Сирия помогают. Дошло уже до того, что министр внутренних дел в правительстве ХАМАСа Саид Сиам со своей свитой как-то открыто пе­ресекли через КПП границу ПА и Египта. У свиты были десятки чемоданов с долларами. Деньги эти прибыли из Сирии на побережье Синая. Израильские секретные службы предупреждали европейских наблюдателей о готовящейся контрабанде денег. Однако те ничего не предприняли для ареста Сиама и кон­фискации денег. Хотя Евросоюз официально заявлял, что Европа не признаёт власть ХАМАСа и накладывает эмбарго на поставки ему денег и оружия.
      -- Вы только подумайте, какая трудная у евреев судьба. Когда, к примеру, гибли люди во Вьетнаме, возмущался весь мир. Когда же гитлеровцы убивали евреев, никто не пытался протестовать. Когда другие страны проигрывали вой­ну, со временем они поднимались вновь и приходили к нормальной жизни. Если бы Израиль проиграл войну Сирии и Египту, то был бы стёрт с лица земли, и никто бы нас не спасал. Если другие страны выигрывают войну, то они диктуют условия мира. Но когда в войне побеждает Израиль, ему же приходится просить мира. В истории много случаев, когда другие страны выселяли миллионы лю­дей со своей территории. Россия выселяла немцев, Турция -- греков, Алжир -- французов, Индонезия -- китайцев. И никогда никто не поднимал вопрос о бе­женцах. А от Израиля требуют возвращения в страну бежавших из неё в своё время арабов. Причём бежали они добровольно, хотя израильские руководите­ли просили их остаться. Это метко подметил не еврей, американский философ Эрик Хоффер. А наши евреи никак не могут объединиться и постоять за себя.
      -- Как можно объединиться, если наши левые и наше правительство больше думают об арабах, чем о своём народе? Вначале они лелеяли мысль о "мирном отступлении". А когда эта идея провалилась, они собираются отдать Сирии Голаны, Абу Мазену -- Иудею и Самарию, Восточный Иерусалим. Может быть, и ещё что-нибудь, если те попросят. Как будто они не пони­мают, что формула "мир в обмен на территории" не принесёт спокойствия Израилю. Мира не будет до тех пор, пока арабские страны Ближнего Востока не начнут бороться с экстремизмом у себя дома. Иначе верх в этих странах могут взять такие группировки, как "Мусульманские братья", "Хизбалла", ХАМАС и другие. Дело доходит до абсурда. Уже Ольмерт убеждает Джорджа Буша в необходимости отдачи территории Голан Сирии. Он полагает, что тог­да Сирия будет сдерживать "Хизбаллу" и защищать от неё Израиль. От такой слепоты даже у Буша нервы не выдержали. Белый дом прямо дал понять, что выступает против отдачи Голан.
      -- Если правительство Израиля так себя ведёт, то чему удивляться ког­да Совет ООН по правам человека осуждает Израиль по поводу "оккупации Голанских высот"? За время своего существования Совет осудил единствен­ную страну -- это Израиль. Как будто в других странах с правами человека в порядке. Интересно, что предложение это на Совет вынесла Сирия, чтобы отвлечь внимание от вопиющих нарушений прав человека в своей стране.
      -- Запад вообще, по-моему, плохо представляет себе ближневосточную действительность. Они считают, что если вовлечь в игру Сирию с Ираном, а также заставить Израиль пойти на уступки палестинцам, то можно будет безболезненно вывести войска из Ирака.
      -- Наши левые и так готовы идти на уступки. Министр просвещения Юли Тамир распорядилась во всех учебных пособиях на картах Израиля провести границу 1967 года. Она думает таким способом убедить арабские страны на­носить Израиль на свои карты. Наши дети уже отказываются учиться по та­ким учебникам.
      -- Леворадикальные взгляды Юли Тамир давно известны. Это ведь она отдала распоряжение прекратить еврейское образование в России. А чего стоят попытки ввести в школах "День накбы"? Ведь "накбой" (катастрофой) арабы называют день создания Израиля! И такие люди сидят у нас в прави­тельстве, и им доверяется воспитание наших детей. Можно себе представить, что будет в будущем с нашим государством.
      -- У Юли Тамир есть союзники в России. Евгений Примаков выпустил книгу о Ближнем Востоке. Так там приводится карта, на которой нет боль­шей части Израиля. А место это обозначено как "Территория арабского государства".
      -- Это уже прогресс. Лет 25 назад он принимал израильскую делегацию под картой, на которой Израиля вообще не было, а была только "Палестина". Хорошо, что его родители не дожили до тех дней, когда он открестился от своего еврейства и стал другом Саддама, Арафата, Асада, Ахмадинеджада.
      -- Бог судья этому Примакову. А вот с наших леворадикальных поли­тиков, ведущих нашу страну к гибели, должны спросить мы все. История ведь показывает, что наши уступки противники понимают совсем иначе. В 1999 году тогдашний лидер ХАМАСа шейх Ясин заявлял: "Евреи в страхе вернули нам землю Иерихона, Шхема и Газы, в страхе вернут нам и Яффо, и Хайфу, и Рамле, и все земли, за которые они не готовы бороться".
      -- Что говорить о наших противниках, если мы убиваем себя сами! Именно среди нас находятся "умники", которые заявляют, что "победа в Шестидневной войне -- проклятие для Израиля".
      -- И кто эти люди, дошедшие до такого цинизма? Война, которую изуча­ют во всех странах мира, для них проклятие?
      -- Именно так. И идеологами этого процесса являются депутат Кнессета Йоси Бейлин, профессор Зоар Шавит, доктор исторических наук Моти Голан. Они как будто забыли о кровавых рейдах федаинов из сектора Газы в наши го­рода и посёлки, об обстрелах наших кибуцев сирийской армией с Голанских высот, о нападениях террористов, проникавших с территории Иордании в районе Иерусалима, о морской блокаде Эйлата...
      -- Людей с такой потерей памяти надо лечить, а не допускать до трибуны, и тем более в депутаты.
      -- Но раз их выбирают, значит, у нас людей с такой проблемой памяти не так уж мало. Кроме того, этих левых радикалов поддерживают секс-меньшинства. А в благодарность за это министр просвещения Юли Тамир собирается воспи­тывать у школьников терпимость к гомосексуальной ориентации.
      -- Эти левацкие взгляды имеют для Израиля далеко идущие пагубные по­следствия. Наблюдая за разговорами о передаче Голан Сирии, друзы начали к этому готовиться. Поскольку они, как правило, верны тому государству, в котором живут, то в летних лагерях детям объясняют, что они -- граждане
       Сирии и что президент Сирии Башар Асад скоро станет их президентом. А к Израилю, следовательно, воспитывается ненависть как к оккупанту. Таким будет следующее поколение друзов, которые, между прочим, будут проходить службу в израильской армии. И мы не знаем, куда они повернут выданное им оружие.
      -- Поэтому я считаю, что за пропаганду идей, наносящих ущерб государ­ству, надо судить.
      -- Это в нашем-то демократическом государстве? И кого судить, наших интеллигентов?
      -- Да что это за интеллигенция? Тут уместно вспомнить, как Ленин гово­рил, что интеллигенция -- это "лакеи капитала, мнящие себя мозгом нации. На деле это не мозг, а говно".
      -- Сказано, конечно, грубо. Но как иначе сказать о людях, которые под­держали избрание президентом восьмидесятилетнего Шимона Переса, про­стив ему "мир Осло" и другие деяния, причинившие вред стране и стоившие тысяч жизней.
      -- Вот почему я и говорю, что надо судить и заставлять виновных вы­плачивать компенсацию за причинённый ущерб. И тому уже есть преце­дент. В 1996 году террористами ХАМАСа были убиты Эфрат и Ярон Унгер. Их дети подали в американский суд иск о возмещении ущерба. В иске было сказано, что поскольку эти террористы ХАМАСа находились на официаль­ной службе Палестинской автономии, то власти ПА несут полную ответ­ственность за этот теракт. Федеральный суд США в 2004 году принял реше­ние, согласно которому власти ПА должны выплатить семье Унгер компенса­цию в размере 116 миллионов долларов. Власти ПА пытались опротестовать данное решение в окружном суде Иерусалима, однако судья Аарон Фаркаш не принял доводы ПА о том, что реализация иска может привести к "эконо­мической катастрофе в автономии", и утвердил решение Федерального суда США. Деньги для выплаты компенсации должны быть изъяты из налоговых поступлений, которые Израиль перечисляет ПА.
      -- Это и есть решение многих вопросов. Если власти, как ПА, так и Израиля будут отвечать деньгами за последствия своих действий, то и терак­ты прекратятся, и обстрелы. И наши левые радикалы попритихнут.
      -- Правильно. Этот метод хорошо бы сейчас применить в деле фермера Шая Дроми. Этот и другие фермеры, если вы помните, долгое время страда­ли от бандитов, похищавших овец. Когда ущерб от этих налётов стал ощу­тимым, Шай в следующий раз встретил вооружённых бандитов с ружьём в руках. В результате главарь банды похитителей овец поплатился жизнью. И сразу в официальных СМИ началась кампания по защите грабителей, оправдывающая их действия "тяжёлым материальным положением жителей бедуинских посёлков Негева". Конечно, оправдание можно найти любому поступку. Только не понятно, почему за тяжёлое положение бедуинов долж­ны расплачиваться израильские фермеры. И если бы сторонникам этих гра­бежей пришлось убытки фермеров покрывать, то они бы начали смотреть на проблему иначе.
       .За затянувшейся беседой всё это время следил пожилой мужчина из но­вых репатриантов. Наконец, он не выдержал и тоже вставил слово.
      -- Я вот вас всех с интересом слушаю и удивляюсь: откуда вы всё это знаете?
      -- Как это откуда? Из наших СМИ. Мы ведь живём в демократической стране, и нам не нужно ловить всякие зарубежные "радиоголоса", как когда-то в Союзе. Наши СМИ выдают нам информацию по всем вопросам.
      -- Да, но к этому надо и голову на плечах иметь. Потому что наши СМИ часто такое выдают! Следует учесть, что СМИ являются четвёртой властью, и сейчас особенно сильной и оказывают большое влияние на общество и его руководителей. Даже терминология, которую применяют СМИ, имеет боль­шое значение. К примеру, именно от СМИ пошёл тезис о необходимости воз­вращения к границам 1967 года. Сама эта фраза уже выставляет Израиль как агрессора, нарушившего существовавшие до Шестидневной войны обще­признанные границы. На самом деле таких границ не существовало. Война за Независимость закончилась в 1949 году лишь линиями прекращения огня, которые не признала ни одна арабская страна, так как не признавала вообще права Израиля на существование. Но с подачи СМИ этот термин теперь фи­гурирует во всех официальных документах. Когда в 1982 году ЦАХАЛ начал летнюю кампанию "Мир для Галилеи", в прессе её упорно стали называть ли­ванской войной, и отношение к ней общества стало меняться на негативное.
      -- А вот ракетные обстрелы хамасовцами Сдерота их мало интересует. Недавно проходил заокеанский визит солидарности в Сдерот. В делегации были депутаты нью-йоркского муниципалитета во главе со спикером Кристин Квин. Они находились в офисе местного градоначальника Эли Мояля, когда раздались сигналы воздушной тревоги, через несколько секунд жители и го­сти содрогнулись от очередного ракетного удара. Мэр Сдерота предложил гостям немедленно укрыться в комнате безопасности. Пострадал кибуц Нир-Ам. Был причинён ущерб нескольким жилым домам и местному медпункту. Прибывшая на место госпожа Квин поведала о своих ощущениях в интервью корреспонденту "Ассошейтед пресс". Израильские же СМИ оставили это со­бытие почти не замеченным.
      -- На какие только ухищрения не идут наши СМИ, чтобы обелить палес­тинцев. Как вам нравится, к примеру, такая фраза: "израильские солдаты применили силу против мирных демонстрантов, бросавших камни". Мы уже привыкли к тому, что в освещении событий в нашем регионе российской прессой ощущается "советский синдром". Например, их корреспондент со­общает, что ливанская армия впервые за 25 лет вступает в Южный Ливан!
       Но не поясняет, что именно из-за "Хизбаллы" армия не могла контролировать часть своей страны и что войти туда ливанская армия смогла благодаря дей­ствиям армии Израиля. Иногда в сообщениях российских корреспондентов заметны явные противоречия. То говорят, что бейрутский аэропорт "полно­стью разбомблен израильской авиацией", а на другой день те же корреспон­денты дают сообщение о том, что "самолёты лидеров арабских государств приземлились в аэропорту Бейрута". Ничего не сообщается слушателям о поставщиках "Хизбалле" противотанковых ракет. Непрерывно сообщалось о необходимости международной экономической поддержки Ливана, и умал­чивалось об огромных материальных потерях Израиля и о вынужденном отъ­езде из своих домов населения севера Израиля. Но чтобы наши отечествен­ные СМИ так работали против своей страны!
      -- Некоторые европейские СМИ тоже не отличаются любовью к Израилю.
      -- Не обязательно нас любить. Пусть бы хоть давали правдивую ин­формацию. А то агенства "Рейтер" и Би-би-си доходят до фальсификации. Фотокорреспондента "Рейтер" уличили в фальсификации во время Второй ливанской войны. Он предварительно ломал привезённые из США игрушки, разбрасывал их среди руин в Бейруте, и таким образом делал впечатляющие кадры. Некоторые агенства после налёта израильских ВВС для усиления не­гативного эффекта срежиссировали некоторые кадры. Но в некоторых случа­ях произошёл "прокол". Участники "съёмок" не могли дождаться их оконча­ния и на запечатлённых кадрах видно, как некоторые "погибшие", накрытые простынями, шевелятся. А Би-би-си прямо без редактирования выдавала в эфир передачи ливанского телевидения. В результате британское общество было охвачено истерией по отношению к Израилю. Британские СМИ пере­делывают новости в пользу палестинцев и преуменьшают размах палестин­ского террора. Из-за вскрывшихся фактов фальсификаций во время второй интифады Би-би-си вынуждена была провести внутреннюю проверку, посвященную освещению израильско-палестинского конфликта. Однако отчёт об этой проверке не был опубликован и ушёл в архив. Би-би-си уже отклони­ла свыше 400 запросов по этому отчёту. Теперь гражданин Великобритании Стивен Сугар обратился в Верховный суд Соединённого королевства с требо­ванием, чтобы Би-би-си опубликовала данный отчёт.
      -- Видимо, того теракта, который им устроили арабские экстремисты, не достаточно, чтобы они поняли, что собой представляет терроризм.
      -- Как раз причиной такого поведения британцев являются нефть и страх перед террором. Они считают, что если они будут хвалить ислам, то те не бу­дут их ненавидеть. И началось это после энергетического кризиса в 1973 году.
      -- Британцы повторяют ошибку 1938 года. Тогда они тоже думали, что если отдадут Гитлеру Чехословакию и заключат с ним договор, то он на них не нападёт.
      -- Тогда им уместно напомнить, что сказал Черчилль, когда Чемберлен привёз Мюнхенское соглашение: "Выбирая между позором и войной, вы вы­брали позор, но в результате получите и то, и другое". И сейчас европейцы не понимают, что для исламистов они всегда будут оставаться "неверными".
      -- С зарубежными СМИ нам понятно, а что вы хотели сказать об отечественных?
      -- А то, что наши СМИ порой вредят стране не меньше зарубежных коллег. Израильские СМИ вообще превратились в какой-то закрытый клуб. И информацию подают в таком виде, который интересен этому клубу. Во время Второй ливанской войны они дружно запугивали стра­ну "ливанским болотом". В то же время так же дружно воздерживаются от публикаций, касающихся расследований о взяточничестве Ольмерта. Умудряются не заметить заявления группы политиков, включая мини­стров, из правящей партии "Кадима" об их не согласии с Ольмертовским планом "консолидации". Даже падений "касамов" на Сдерот стараются не замечать.
      -- Могу вам сказать, почему наше телевидение имеет такую левую направленность. Председателем Управления телерадиовещания был на­значен Арэль Маргалит по рекомендации министра Эйтана Кабеля. Этот бизнесмен из Иерусалима не имеет никакого опыта в данной области, но заслуга его в том, что он поддержал Амира Переца во время праймериз в партии "Авода". В телестудии часто приглашают таких обозрева­телей и других гостей, которые вовсе не являются любимцами публики.
      -- Я вам скажу, что в студии приглашают просто по знакомству. В резуль­тате всего этого мы не получаем информацию от настоящих специалистов.
       -- Прав, конечно, профессор Эли Полак, председатель организации "Право общества знать", когда заявил, что ".сегодня образовалась пропасть между реальным положением дел в стране и между настроениями в народе, с одной стороны, и между тем, как эту реальность преподносят в СМИ".
      -- Чего мы вообще удивляемся западным СМИ, если они, зачастую поль­зуются информацией своих израильских коллег. А те в разгар войны могут возмущаться "неадекватными действиями" израильской армии. В то же вре­мя, когда ЦАХАЛ готовит операцию по уничтожению вражеских объектов и призывает местное население покинуть эти места, чего не делает ни одна армия мира, никто за пределами страны об этом не знает. Некоторые журна­листы выведывали у офицеров секретную информацию, и, в погоне за сенса­цией, предавали гласности.
      -- Но это ведь явно вредительские действия против своей же страны, за которые надо привлекать к ответственности. В Дании, к примеру, двух журналистов привлекли к суду по обвинению в разглашении государствен­ной тайны. Они опубликовали в своей газете попавший к ним секретный доклад разведки правительству страны. Почему же у нас не могут привлечь за подобные действия?
      -- Вы забываете, что в нашей, чрезвычайно демократической, стране су­дебная власть принадлежит левым радикалам.
      -- А в арабском мире хорошо понимают, что пропаганда является ору­жием более мощным, чем самолёты и пушки. Поэтому на антиизраильскую пропаганду только за один 2002 год арабские страны выделили 22,5 милли­она долларов.
      -- Недавно израильский лауреат нобелевской премии профессор Исраэль Ауман, выступая на герцлийской конференции, правильно сказал: "Мы упо­мянули две смертельные угрозы, нависшие над Израилем,-- прямую и кос­венную ядерную угрозы. А теперь несколько слов о третьей угрозе, которая, возможно, опаснее их. Она не исходит ни от Ирана, ни от каких-то терро­ристических групп и даже ни откуда-нибудь извне. Источник -- мы сами. Мы узнали врага, и это мы сами".
      
      
       ГЛАВА 6. СУББОТНИЙ ГОД
      
       "Теперь, когда мы уже научились летать по воздуху, как птицы, плавать под водой, как рыбы, нам не хватает только одного: на­учиться жить на земле, как люди!"

    Бернард Шоу, английский писатель

       "Одно из доказательств существования Всевышнего, это то, что при таком правительстве Израиль способен существовать."

    Раби Адин Штайнзальц

      
      
      
       В Торе имеются законы, касающиеся каждого седьмого года, года Шмиты. В общем виде эти законы можно свести к трём. Главный из них касает­ся обработки земли. В главе 25-й книги "Ваикра" сказано: "Когда придёте в страну, которую Я даю вам, будет земля покоиться в субботу во имя Господа. Шесть лет засевай своё поле и шесть лет обрезай свой виноградник и соби­рай все плоды своей земли, а в седьмой год -- суббота суббот будет земле, суббота во имя Господа: поле твоё не засевай и виноградника твоего не обре­зай...". Ортодоксы воспринимают год Шмиты очень серьёзно и считают, что именно соблюдение этих законов оберегает землю Израиля. В той же главе сказано: "И да будут плоды субботы земли вам пищей: и тебе, и рабу твоему, и пришельцу, которые живут вместе с тобой; также скоту твоему и зверям, что живут на земле твоей, да будет весь урожай в пищу". Таким образом, есть эти плоды можно, но торговать ими нельзя. Тех, кто торгует плодами седь­мого года, еврейские мудрецы зачислили в отдельную категорию. К примеру, они не имеют права давать свидетельские показания в суде. Считается, что если они нарушают столь святую заповедь, то могут стать лжесвидетелями. В год Шмиты хозяин земельного участка может собирать на нём плоды и даже продавать их, но при этом должен соблюдать следующие условия: коли­чество этих плодов невелико и подлежат они немедленному употреблению; в саду или на поле остаются такие же плоды, и дикие звери могут питать­ся ими, однако с того момента, как эти плоды исчезают с поля, их следует убрать и из дома. Нельзя плоды седьмого года собирать в кладовые. Эти пло­ды обладают святостью, которой нельзя пренебрегать, поэтому их нельзя вы­брасывать или использовать каким либо необычным способом. Статус года Шмиты связан со статусом юбилейного года. Юбилейным считается каждый пятидесятый год. В этот год все земли, проданные в течение пятидесятиле­тия, возвращаются их первоначальным владельцам, рабы-евреи выходят на свободу, не ведётся обработка земли, и плоды считаются бесхозными. Однако закон о юбилейном годе может выполняться только тогда, когда весь народ Израиля живёт на своей земле. Поэтому, с тех пор, как в эпоху Первого Храма 10 колен израилевых были уведены в изгнание, законы юбилейного года не действуют. Соответственно могут не выполняться и законы седьмого года. Однако чтобы эти заповеди не забылись народом Израиля, мудрецы постано­вили законы Шмиты исполнять.
       В древности считалось, что в год, предшествующий году Шмиты, зем­ля даст такой урожай, которого хватит на два года. Однако в природе таких урожаев не наблюдается. Те, кто пунктуально соблюдает всё, что связано с годом Шмиты, несёт большие убытки. Те земледельцы, которые относятся к этим законам менее строго, полагаются на эйтер-махира. Происходит это следующим образом. Накануне года Шмиты земля "продаётся" неевреям, и земледелец обрабатывает как бы нееврейскую землю. Но землю нельзя экс­плуатировать постоянно, она должна время от времени отдыхать и накапли­вать силы для следующих урожаев. Это и предусматривается годом Шмиты. В этот год земледельцу предоставляется возможность заняться другой дея­тельностью -- духовной, подобно тому, как в субботу человек должен отды­хать от материального, физического труда и духовно обновляться.
       Ортодоксы не признают эйтер-махира, считая, что это обман Господа и за этот обман он нас наказывает. В качестве примера наказаний приво­дятся: Война Судного дня, разразившаяся на следующий год после года Шмиты, и Ословские соглашения, подписанные накануне года Шмиты. Ортодоксальные раввины говорят, что эти обычаи существовали за несколь­ко тысяч лет до появления государства Израиль и отступать от них не со­бираются. В год Шмиты они покупают продукцию сельского хозяйства у арабов или привезённую из-за границы. Религиозные сионисты пытают­ся совместить древние заповеди с современными технологиями. Один из таких вариантов -- применение гидропоники. Теплица отделяется от по­чвы двойным слоем покрытия, на который насыпается песок и подаётся вода, содержащая питательные вещества. При таком способе сама почва от­дыхает и исключается понятие "земля Израиля". Другие ортодоксы строго придерживаются буквы и духа заповедей и надеются в год Шмиты на по­мощь Минсельхоза и фонда Шмиты. В этот год обычно дорожают овощи и фрукты, усиливается конфликт между светскими и религиозными жителями страны. В нынешнем субботнем году главный раввинат Израиля не хочет признавать символическую продажу земли арабам. Раввины угрожают ото­брать свидетельства о кашруте у тех фермеров, которые эту землю будут обрабатывать. В то же время сельхозпредприятия арабского сектора не в состоянии удовлетворить спрос всей страны. В результате увеличится объ­ём импорта и поднимутся цены. Дело дошло до БАГАЦа, и конфликт был разрешён.
       Однако на всём протяжении существования государства Израиль оста­ётся не разрешимым вопрос о субботе. Этот день, когда останавливают­ся предприятия, прекращает работу сфера обслуживания и транспорт, при­носит ущерб государству больший, чем общенациональная забастовка. И таких дней в году 52! Подумать о душе в этот день тоже не удаётся, так как культурно-массовые мероприятия не проводятся, да и телевизор, при соблюдении правил, нельзя включать. А ведь соблазн велик, так и начина­ются нарушения заповедей. Опрос, проведённый Израильским институтом демократии, показал, что святость субботы соблюдают только 27 процен­тами граждан страны, частично соблюдают 20 процентов, а 53 процента проводят так, как хотят. И из-за этих 27 процентов не удаётся ввести раз­решение на работу в субботу общественного транспорта, хотя 60 процентов опрошенных регулярно совершают по субботам покупки или выезжают на природу. И выезжающих было бы гораздо больше, если бы в этот день ра­ботал общественный транспорт. А вот 83 процента ультраортодоксальных евреев, согласно опросам, довольны своей жизнью. Не довольны жизнью в Израиле те, кто считается неевреем по Галахе, но желающие пройти гиюр. В стране проживает свыше 300 тысяч неевреев, приехавших в Израиль в качестве родственников. И с каждым годом их становится больше, так как они вступают в брак и рожают детей, которые тоже считаются неевреями. Изменить своё положение эти люди могут, только пройдя гиюр у ортодок­сальных раввинов. Однако у этих раввинов процесс прохождения гиюра длится довольно долго. После долгих споров было решено, что подготовку к прохождению гиюра могут осуществлять представители всех направле­ний иудаизма, но сам гиюр будет утверждаться ортодоксальным религи­озным судом. После этого решения число проходящих гиюр почему-то не увеличилось. А выросло число жалоб на ортодоксальных раввинов, засе­дающих в раввинатских судах и выдвигающих нелепые требования и за­трудняющих прохождение гиюра новыми репатриантами. В 2003 году эта проблема достигла таких размеров, что тогдашний премьер-министр Ариэль Шарон назвал прохождение гиюра репатриантами-неевреями "важнейшей национальной задачей". Он создал при министерстве главы правительства специальный отдел гиюра во главе с уважаемым в религиозных кругах равом Хаимом Друкманом. Однако ни к каким улучшениям это не привело. С 2000 по 2006 год гиюр прошли только 6000 человек. Желают учиться для подготовки к гиюру около 3 500 человек в год, до конца курса остаёт­ся 2 000, но и эти не все проходят сам гиюр. Зато увеличилось количество жалоб на бюрократию и предвзятое отношение. И вот теперь Эхуд Ольмерт принял решение о создании Государственного управления по гиюру, кото­рое объединит вокруг себя все учреждения, занимающиеся гиюром. Члены раввинатского суда, экзаменующие желающих пройти гиюр, будут получать зарплату от государства, и следовать указаниям Управления. Насколько это поможет решить проблему, покажет время.
       .. .Поскольку у Аркадия не было участка земли, то перед ним и не стоя­ла проблема обработки в субботний год. Ему ничто не мешало заняться ду­ховной деятельностью. Наступало 60-летие государства Израиль, и невольно Аркадий задумывался о его истории и судьбе. Населению страны в 650 ты­сяч евреев пришлось вести войну за Независимость против нескольких араб­ских государств и арабского населения страны. И воевать буквально со дня провозглашения государства, не имея ни средств, ни вооружения. Несмотря на это, население страны удвоилось в первые же три года существования. Правительство занялось безопасностью граждан, их образованием, лечени­ем, обеспечением работой и товарами. Задачи репатриации взяли на себя "Гистадрут а-ционит" и Еврейское агентство. По поводу способов решения многочисленных проблем постоянно шли споры между лидерами Израиля и руководством сионистских организаций. Силами репатриантов при фи­нансовой поддержке государства закладывались новые населённые пункты. Многие тысячи олимов ютились в палаточных городках, лишённые самых элементарных удобств. И всё же масштабы абсорбции потрясали. К концу первого десятилетия страны в ней проживало уже примерно два миллиона граждан. Все это приходилось делать в окружении враждебных государств, постоянно напоминавших о себе терактами.
       В 1955 году, согласно заключённой "чешской сделке", Египет должен был получить из Чехословакии большое количество новейших советских воору­жений. Из СССР в Египет прибыла группа военных специалистов для под­готовки египетской армии к предстоящей войне против Израиля. У Израиля же не было таких средств на вооружение. Но в обществе зародилась и крепла идея самообороны. В "Керен а-маген" ("Фонд щита") люди несли свои сбе­режения. Дети разбивали свои копилки и несли в ладошках свои монетки в Фонд. Старики-репатрианты снимали с себя часы и обручальные кольца, что­бы на деньги от их продажи фонд мог закупить оружие.
       Вскоре началась репатриация евреев из Марокко.
       История появления евреев в Северной Африке уходит в средние века, когда в 1492 году королева Испании Изабелла II под давлением инквизиции издала указ об изгнании евреев из страны. Многие евреи тогда нашли убе­жище в Северной Африке. Самая большая община осела в Марокко. Там они жили бок о бок с арабским населением, сохраняя свою религию и тра­диции. В начале 1950-х годов марокканцы начали борьбу против француз­ских колонизаторов, и на этой основе сблизились с остальным арабским ми­ром. Это привело к многочисленным антисемитским выходкам. В 1954 году "Мосад" получил задание позаботиться о безопасности евреев Марокко. Там было организовано еврейское подполье, формировались отряды самооборо­ны. Затем начался нелегальный вывоз евреев в Израиль. Королевский двор Марокко не имел отношения к антисемитским действиям. В 1961 году ко­роль Хасан II заключил с агентами "Мосада" тайное соглашение, пообещав закрыть глаза на нелегальный выезд евреев. В январе 1961 года судёнышко "Эгоз" попало в районе Гибралтара в сильный шторм и затонуло в считанные минуты. При этом погибли, находившиеся на борту 43 марокканских еврея, тайно перевозимых в Израиль, и сопровождавший их агент "Мосада" Хаим Царфати. Прибывшие к месту крушения английские самолёты и француз­ские корабли смогли найти останки 23 человек. Все они были похоронены в Марокко. Многие годы руководители Израиля пытались договориться с королём Марокко о перезахоронении останков погибших евреев на Святой земле. Моше Даян, Шимон Перес, Ицхак Рабин инкогнито приезжали в Марокко, загримированные до неузнаваемости. Однако король Хасан II от­вечал отказом, не желая портить отношения с арабским миром. Только после Мадридской конференции 1991 года договорённость была достигнута, и в 1992 году на горе Герцля в Иерусалиме состоялась торжественная церемония захоронения останков 23 марокканских евреев, так и не успевших стать граж­данами Израиля. Те же 280 тысяч евреев, репатриировавшихся из Марокко с 1948 по 1974 год, столкнулись в Израиле со специфическими трудностя­ми. Восточная ментальность евреев Марокко оказалась чуждой выходцам из Европы. Они чувствовали себя людьми второго сорта, притесняемыми ашкенази. Ситуация начала меняться после "Большого марокканского бунта" в Хайфе.
       Репатриация в Израиль происходит из многих стран мира. Агентство Сох­нут уделяет внимание поиску десяти потерянных колен Израилевых. Недавно в Индии на границе с бывшей Бирмой было обнаружено племя Бней-Менаше, люди которого считают себя потомками потерянных колен Израиля. Около 1400 членов этого племени уже репатриировались в Израиль.
       В богатой истории этой древней земли существует много тайн и ми­фов. Каждый клочок земли может открыть миру что-то неизвестное прежде или подтвердить какую-нибудь гипотезу. 27 лет назад в одном из районов Иерусалима строительные рабочие нашли древнюю пещеру. Внутри были обнаружены десять саркофагов, на шести из них были выбиты имена. Учёные расшифровали эти надписи и были изумлены. Имена на саркофагах были такие: Иисус, сын Иосифа; Мария, мать Иисуса; Мария Магдалина; Иосиф, брат Иисуса; Иуда, сын Иисуса. Некоторые раввины считают это простым совпадением, так как в то время имена Иешуа, Йосеф, Мария были очень распространены. Другие люди считают, что вероятность совпадения такого большого количества имён не велика. За сравнительно небольшой период времени своего существования в истории Израиля тоже успели накопиться свои тайны. Некоторые из них начинают вскрываться сейчас, другие остают­ся не раскрытыми. В кибуце Газит две девочки -- Майя Абрамович и Нета Цореф решили снять фильм об истории родного кибуца и его тайнах, ле­гендах, преданиях. Кибуцники помогали девочкам, поскольку считали эту инициативу полезной и благородной. Когда же девочки заинтересовались слухами о том, что в кибуце когда-то был тайник с оружием, ветераны кибуца забеспокоились. Девочкам посоветовали не лезть не в своё дело, но это только подогрело их интерес. Из отснятых ими кадров стало ясно, что тайник с оружием (слик) в кибуце существовал. Слухи об этом начали бы­стро распространяться, и выяснилось, что подобные "слики" имелись и в других кибуцах, даже созданных после 1948 года. Невольно возникает во­прос о том, для чего кибуцникам нужно было это оружие, и с кем они со­бирались воевать. Кибуцники объяснили: оружие было необходимо для за­щиты от арабских террористов. Но дело в том, что кибуцы, в которых име­лись "слики" находились не поблизости от границы, а в глубине Израиля, и им никто не угрожал. Притом, добывалось это оружие почему-то тайно. Оно нередко тайно покупалось за границей и доставлялось в Израиль в разо­бранном виде вместе с запчастями каких-либо машин. Чтобы докопаться до истины, надо вспомнить, что в то время в стране существовали две поли­тические партии, деятельность которых была разрешена: МАПАЙ (Рабочая партия Эрец-Исраэль), возглавляемая Бен-Гурионом, и левосоциалистическая партия МАПАМ (Объединённая рабочая партия). В армейских частях действовали ячейки этих двух партий. Основной костяк армии составляли кибуцники, придерживающиеся социалистических убеждений и состоящие в партии МАПАМ. И тут напрашивается интересная версия. Кибуцы, в ко­торых имелись "слики", находились под руководством движения "А-шомер а-цаир". Это было самое левое из всех сионистских движений, смыкавше­еся с коммунистами. Лидеры этого движения даже особо не скрывали, что руководствуются указаниями Москвы. Возможно, что эти лидеры тогда уже считали, что Бен-Гурион ведёт страну не тем путём и намеревались провести "социалистическую революцию". Осуществить эту идею могли преданные МАПАМу части израильской армии. Если же этих сил было бы не достаточ­но, то на помощь им могли выступить отряды кибуцников с запасённым в тайниках оружием. К счастью для Израиля этого не произошло, и он не влил­ся в социалистический лагерь. Может и эта причина, в дополнение к основ­ной -- государственному антисемитизму, заставляла евреев Страны Советов рваться из этой страны. Знаменательно, что 24 февраля 1971 года 24 еврея явились в приёмную Президиума Верховного Совета СССР и потребовали разрешить им выехать в Израиль. Среди них был писатель Эфраим Севела.
       В разные годы мотивация репатриантов в Израиль была различ­ной. Те, кому удалось выехать в начале 70-х годов, руководствовались исключительно сионистскими побуждениями. Люди, уезжавшие в послед­ние годы Советской власти, тоже бросали всё, обрадовавшись возможности выехать из доселе закрытой страны. В Израиль многие попадали потому, что в США путь был закрыт. Со средины 90-х годов репатриировались уже из других соображений: их привлекала израильская медицина и обеспеченная старость. И приезжали они не впопыхах, а распродав своё имущество, и на новом месте могли бы начать не с нуля.
       Несмотря на различную мотивацию репатриантов, население Израиля совершило настоящий подвиг, вызывающий восхищение. За 60 лет убогая пустынная окраина цивилизованного мира превратилась в передовое госу­дарство, являющееся образцом в области высоких технологий, сельского хо­зяйства, медицинских и других достижений. И это происходило в услови­ях непрекращающихся войн и столкновений. По размеру своей территории Израиль находится на сотом месте в мире; его население составляет одну ты­сячную населения земного шара, однако по числу обладателей университет­ских дипломов на душу населения занимает первое место в мире. В Израиле ежегодно выдаётся 109 научных работ на каждые 10 тысяч населения, что яв­ляется одним из самых высоких показателей в мире. Израиль занимает пер­вое место в мире по числу работающих учёных и техников -- 145 на каждые 10 тысяч населения. Для сравнения, в США этот показатель составляет 85, в Японии -- чуть выше 70, и меньше 60 -- в Германии. И это при всех про­колах в абсорбции учёных и инженеров -- репатриантов из стран бывшего СССР. В Израиле самый высокий уровень жизни на Ближнем Востоке. В 2000 году годовой доход на душу населения составлял более 17 500 долларов, что выше, чем в Англии. Годовой бюджет страны больше национального бюдже­та вместе взятых арабских соседей и давно превысил 100 миллиардов дол­ларов. В 2006 году, несмотря на войну в Ливане, Израиль занял первое место в мире по промышленному росту. В оборонной промышленности около 80 процентов продукции изготавливается на экспорт. По объёмам экспорта про­дукции военного назначения Израиль занимает четвёртое место в мире после США, России и Франции. В 2006 году объём экспортных заказов израиль­ской оборонной промышленности достигал 4,9 миллиарда долларов. В изра­ильской оборонке трудятся 35 тысяч человек, то есть 10 процентов всех про­мышленных рабочих страны. А с учётом субподрядных фирм и поставщиков, можно сказать, что израильский военно-промышленный комплекс обеспечи­вает существование 100 тысяч израильских семей. В 2007 году уровень без­работицы в Израиле опустился до рекордной отметки в 7,6 процента, и спрос на рабочую силу продолжает увеличиваться. Кроме того, Минфин утвердил программу дальнейшего сокращения численности иностранных рабочих на израильском рынке труда. Программа предусматривает к 2010 году прекра­тить наём иностранных рабочих во всех отраслях, кроме сельского хозяйства и ухода за престарелыми людьми, а к 2012 году добиться выезда из стра­ны всех нелегальных рабочих. ООН признаёт, что Израиль уже не являет­ся страной с развивающейся экономикой, а прочно вошёл в ряды развитых стран. По индексу развития человеческого потенциала из исследованных 177 стран Израиль занимает 23-е место, уступив одну строчку Германии. Данный индекс рассчитывается по трём факторам: долголетие на основе здорового образа жизни, доступность образования и информации, достойный уровень жизни. Израиль является одной из лидирующих стран в мире по соотноше­нию объёмов научных исследований и ВВП, на третьем месте в мире по ко­личеству компаний, фигурирующих в рейтинге НАСДАК (рейтинге высоко­технологичных кампаний), уступая только США и Канаде. В апреле этого года с космодрома Байконур был выведен на орбиту израильский спутник связи "Амос-3", созданный объединением "Авиационная промышленность". Эти достижения явились следствием мощного скачка вперёд, который сдела­ла израильская наука в конце 1980-х -- середине 1990-х годов, и не без уча­стия учёных, прибывших в страну с массовой алией из стран бывшего СССР. Однако с середины 1990-х годов в Израиле постоянно сокращаются дота­ции на научную и преподавательскую работу университетов, что приводит к массовой утечке мозгов и снижению уровня развития отечественной науки. Уже около четверти профессоров израильских университетов большую часть времени работают за пределами страны, лишь формально числясь в штате того или иного университета. Для сравнения, в других странах отток про­фессоров из университетов за рубеж составляет: в Канаде --12 процентов, в Голландии -- 4,3, в Италии -- 4,2, во Франции -- 2,9, в Великобритании -- 2,1, в Австралии -- 1,9 процента. В Израиле же только в 2001 году уехали из страны три тысячи сотрудников вузов, из них 840 профессоров; остальные имели докторскую степень. Основная причина утечки кадров из Израиля со­стоит в том, что за границей учёному предлагают проводить свою научную работу за гораздо большую зарплату. С другой стороны, штатные профессора вузов связаны со своими университетами пожизненным контрактом, что по­зволяет им не суетиться и иметь нагрузку всего 6-7 часов в неделю.
       Перед Израилем и Иорданией давно стоит проблема спасения Мёртвого моря, зеркало которого уменьшается на протяжении многих лет. Начиная с 1980-х годов, учёные предлагают прорыть канал из Средиземного или Красного морей для пополнения водных ресурсов Мёртвого моря. Развитию этих планов мешали экономические и политические причины. В насто­ящее время ситуация изменилась, и израильские бизнесмены заявили, что готовы финансировать прокладку канала, строительство опреснительных и гидроэлектрических установок. Проект позволит построить 200 тысяч гости­ничных номеров и создать миллион рабочих мест. Общая стоимость проекта оценивается в 3,3 миллиарда долларов, при этом государство не даст на этот проект ни шекеля. Возвращение инвестиций предусматривается за счёт про­дажи электроэнергии и воды и развития туризма. Бизнесмены ставят своей задачей убедить Кнессет принять закон о постройке канала. Они предпола­гают в течение двух лет с начала строительства начать наполнять котловину Мёртвого моря водами Красного моря.
       Правительство стало больше уделять внимания вопросам туризма. Были проведены переговоры с Россией и подписано двухстороннее соглашение об отмене визового режима. Египетские курорты ежегодно принимают около миллиона российских туристов, хотя Эйлат и святые места Израиля не менее привлекательны, чем курорты Синая. Министр туризма Израиля заявил, что "пора вывести русских из Египта в Израиль". Во время Второй ливанской войны десятки тысяч иностранцев и израильтян планировавших провести летний отпуск в туристических комплексах Израиля, вынуждены были от­казаться от своих планов. Это нанесло израильской экономике ущерб в один миллиард долларов. Однако в последнее время количество туристов значи­тельно прибавилось.
       Становятся теплее отношения с Россией. В прессе появилось сообщение о том, что основной экспортёр российских алмазов компания АЛРОСА за­явила о намерении открыть в Израиле фирму по продаже алмазного сырья. "Газпром" хочет искать в Израиле газ, а РАО ЕЭС поставлять туда электри­чество. В дальнейшем "Газпром" может поставлять в Израиль газ по газо­проводу, который планируется построить до 2011 года от турецкого города Джейхан до израильского Ашкелона с ответвлением на Хайфу. Израиль и Турция договорились о строительстве целого инфраструктурного коридо­ра, прокладываемого под водой, по которому в Израиль будут поступать нефть, газ и вода. К данному строительству проявляют интерес Россия и Азербайджан. Российская государственная компания по эксплуатации во­дохранилищ предлагает партнёрство в сфере опреснительных установок и строительстве канала между Мёртвым и Красным морями. Израильский Институт стандартов подписал соглашение о сотрудничестве с Госкомитетом РФ по стандартизации, которое облегчит развитие торговых связей между Израилем и Россией. Документ предусматривает упрощение сертифика­ции товаров при пересечении границы и взаимное признание сертификатов качества. Израильские бизнесмены работают и на российском рынке не­движимости, закупая под застройку земельные участки в Москве и Санкт-Петербурге. Израиль активно сотрудничает с Россией в области культуры. Здесь начали проходить фестивали российского кино. Российские артисты постоянно приезжают в Израиль с концертами и спектаклями. Потеплению отношений с Россией способствовало также назначение новым послом России в Израиле Петра Владимировича Стегния. У многих появилось ощущение, будто вернулись 1990-е годы, когда характер дипломатических отношений между двумя странами определялся такой яркой личностью, как Александр Бовин.
       Тайваньская судоходная кампания "Янг Минг", одна из крупнейших в мире, рассматривает возможность сделать порт Ашдода своим ближнево­сточным центром. Мировые лидеры по морским перевозкам датская Maersk и швейцарская MSC намечают стратегическое партнёрство с кампаниями Хайфского и Ашдодского портов для создания регионального центра.
       Израиль славится во всём мире качественной сельскохозяйственной про­дукцией и высокими технологиями, активно закупаемыми зарубежными государствами. Сельскохозяйственные поставки приносят Израилю около миллиарда долларов ежегодно. За последние годы наиболее оригинальным объектом экспорта стали пчёлы и шмели, которых используют в тепличном хозяйстве для опыления огурцов, помидоров и других овощей. Многие рос­сийские хозяйства зависят от регулярных поставок из Израиля этих насеко­мых. Однако, несмотря на развитое сельское хозяйство, Израиль не в состо­янии полностью обеспечить граждан страны своей продукцией. За рубежом закупается 95 процентов потребляемого сахара и сладостей, 81,5 процента круп и злаковых, 72,1 процента говядины, 52 процента бобовых и орехов, 38 процентов масел. Полностью страна обеспечивает себя мясом птицы, моло­ком и молочными продуктами. Сами кибуцы, поставляющие сельхозпродук­цию, изменились в последнее время. Кроме сельскохозяйственных отраслей там появились и промышленные предприятия, изменились и производствен­ные отношения. Недавно члены первого израильского кибуца Дгания-Алеф, существующего уже около 100 лет, отказались от коммунистического равен­ства, и перешли к дифференцированной оплате труда. Этот кибуц был ос­нован на берегу Кинерета в 1910 году, когда десять товарищей впервые в Эрец-Исраэль решили жить коммуной и создали модель для многих других коллективов. В конце 1990-х и в начале 2000-х многие кибуцы перешли на путь капитализма, но ни в одном из них коммунистическое распределение не продержалось так долго, как в Дгании-Алеф.
       С приходом капитализма появляются и присущие ему проблемы. В Израиле это особо касается репатриантов. Постоянно приходится задумы­ваться над нерешёнными вопросами: как обеспечить достойную старость по­жилым репатриантам, как продлить землякам продуктивный возраст, как из­менить плачевное положение подрастающего поколения, как ликвидировать в трудовой и политической сферах дискриминацию репатриантов, хотя имен­но они могли бы значительно повлиять на улучшение жизни в стране. Одна только знаменитая программа "Висконсин", проводимая невежественными чиновниками, чего стоит. В 14 случаях эта программа прямо или косвенно стала причиной смерти людей, у 40 процентов участников программы раз­вилась клиническая депрессия, у подавляющего большинства обострились различные хронические заболевания. А курсы по переквалификации коор­динаторы превратили в форменное издевательство. Выделенные государ­ством деньги тратились на проведение лекций по йоге, хиромантии и тому подобные, не имеющие отношения к трудоустройству. В начале 2007 года министр промышленности и торговли Эли Ишай объявил о закрытии в бли­жайшее время программы "Висконсин". Однако спустя год премьер министр, министр финансов и министр промышленности и торговли приняли реше­ние о распространении данной программы на всю страну. Предполагается даже, что частные кампании, работающие в рамках программы "Висконсин", со временем должны заменить отделения государственной службы трудоу­стройства. Наплевательское отношение к бедным слоям населения демон­стрирует не только правительство, но и депутаты Кнессета. С нового года они, в связи с подорожанием всего, увеличили себе зарплату на 1150 шекелей, одновременно аннулировав планировавшееся увеличение зарплаты на 140 шекелей для работающих за минимальную зарплату. Таким образом разрыв в зарплате депутатов Кнессета и работающих за минимум стал более чем в девять раз, а трети работающих в стране с зарплатой в 2600 шекелей -- более чем в 13 раз. А надбавка пособий по старости меньше надбавки на подоро­жание для депутатов Кнессета в 170 раз! Но больше всего удивляет то, что из госчиновников самая большая зарплата у председателя Верховного Суда Доррит Бейниш; она выше зарплаты президента в 1,16 раз, премьер-мини­стра -- в 1,32, спикера Кнессета -- в 1,33, и управляющего Госбанком -- в 1,47 раза.
       Согласно статистике, отчисления в пенсионные фонды делают лишь 30-35 процентов работающих репатриантов. По достижении возраста 65-67 лет вполне трудоспособных энергичных граждан выгоняют на пенсию, и им приходится жить на пособие по старости. Из этого пособия они уже не в состоянии оплачивать машканту, которую они брали в своё время для по­купки квартиры. В результате из-за хронической задолженности по возврату ипотечной ссуды банки ежегодно выселяют от 700 до 1000 семей из квар­тир, купленных ими. А социальным жильём обеспечены всего 24 процента репатриантов, а со второй половины прошлого десятилетия строительство социального жилья прекратилось полностью. Если бы репатрианты получа­ли жильё от государства, им не пришлось бы покупать квартиры в предпен­сионном возрасте. Теперь же они лишаются и квартиры, и выплаченных за них денег. Если у государства нет денег на решение социальных вопросов, то правильнее было бы прекратить алию. Видимо, учитывая все эти факто­ры, Сохнут приступил к работе над новым проектом, по которому намере­вается в ближайшие годы привезти в Израиль миллион евреев преклонного возраста из США. Считается, что состоятельные олимы не будут обузой для Израиля, а будут способствовать развитию его экономики. Расчёт, в первую очередь, делается на тех евреев, которые после выхода на пенсию посели­лись во Флориде и других штатах с жарким климатом, для которых переезд в Израиль будет малочувствительным. Упор делается и на возможность вос­соединения с родственниками, которые уже живут в Израиле. Израильским опытом абсорбции очень интересуется Канада. И это не удивительно. Ведь за 60 лет своего существования Израиль сумел абсорбировать три милли­она репатриантов, примерно половину сегодняшнего населения страны. Основной заботой канадских иммиграционных центров является не при­влечение новых иммигрантов, а абсорбция их в стране. И в этом плане их интересует израильский опыт по абсорбции образованных иммигрантов из стран бывшего Советского Союза. Хотя в самом Израиле 21 процент безра­ботных --олимы, это люди с высшим и средним техническим образовани­ем. Более четверти репатриантов занимаются тяжёлым физическим трудом. В то же время в государственных учреждениях продолжает работать масса неквалифицированных чиновников. Нашими министерствами кто только не руководил! К примеру, в своё время министр труда Ора Намир предлагала в качестве борьбы с безработицей, применять принудительный физический труд. Мотивировала она это тем, что так в своё время работали мама и папа. По уровню образования, благодаря таким руководителям, Израиль съехал в четвёртый десяток. Теперь, когда министром просвещения стала Юли Тамир, школьникам-репатриантам приготовлен "сюрприз". До этого основным ино­странным языком считался английский, в качестве второго иностранного языка можно было изучать французский, арабский или русский. Теперь же в качестве второго иностранного оставили только французский и арабский. Дети более чем миллионной алии лишаются возможности изучать родной им русский язык.
       Пенсионерам по возрасту Государство Израиль выплачивает просто смешные деньги. В странах Евросоюза размер пенсии превышает минималь­ную зарплату в полтора-два раза. В США пенсионеры вообще являются наи­более социально защищённой группой населения. Полная пенсия выплачи­вается с 65 лет, при этом нужно иметь минимальный трудовой стаж, то есть платить страховые взносы в течение 10 лет. Пенсия автоматически индекси­руется, исходя из уровня стоимости жизни. На иждивенцев выплачивается надбавка в размере 50 процентов пенсии по старости. Пенсионеры в США имеют и дополнительные льготы, в числе которых бесплатная медицинская помощь, бесплатные лекарства, низкая квартплата и продовольственная помощь.
       А наши репатрианты, которые работают на уборке или в охране, достигнув пенсионного возраста, вообще получают только пособие по старости, посколь­ку их работодатели не делают пенсионных отчислений. Охранников и в пери­од работы всё время обсчитывают, не полностью оплачивают отработанные часы, не доплачивают за праздничные и выходные дни. Некоторые работники пытаются найти управу на такие компании через суд. Против одной толь­ко кампании "А-Шмира", в которой трудятся свыше 10 тысяч охранников, в судах накопилось больше 700 исков. Для защиты своих прав охранники создали всеизраильскую организацию "Центурион". О присоединении к ним недавно приняло решение и объединение социальных работников, ухажива­ющих за пожилыми и больными людьми. В Израиле насчитывается пример­но 170 тысяч охранников и 40 тысяч социальных работников. В основном это русскоязычные израильтяне. Вместе они теперь представляют большую силу, с которой нужно будет считаться.
       У репатриантов более младшего поколения в школе тоже много проблем, из-за которых около 40 процентов учеников бросают учёбу. Депутаты от пар­тии "Наш дом Израиль" (НДИ) выдвинули законопроект о правах школь­ников-репатриантов. Вопрос только в том, когда он будет принят. Проблема качества образования стоит не только перед репатриантами, но и перед всей страной. На международном экзамене среди школьников четвёртых классов на умение читать и понимать прочитанное Израиль занял 31-е место из 45 участвующих стран. Наилучшие показатели были у школьников России. За ними шли школьники Гонконга. После опубликования результатов единых контрольных работ 40 депутатов Кнессета от разных партий в тот же день направили письмо премьер-министру Эхуду Ольмерту с призывом немедлен­но уволить Юли Тамир с поста министра просвещения. Она является одним из самых худших министров просвещения за всю историю Израиля. Юли Тамир за время своей каденции не только ничего не сделала для улучшения дел во вверенной ей области, но своими инициативами ликвидировала даже те небольшие достижения, которые были получены до неё. Однако Ольмерт не хотел портить отношения с партией "Авода" и отказался выполнить тре­бование депутатов. Из-за проблем в сфере среднего и высшего образования рейтинг конкурентноспособности Израиля, согласно докладу на Давосском форуме, снизился с 14-го до 17-го места. Много лет идёт разговор о необ­ходимости школьной реформы. И вот, после восьми месяцев забастовок и переговоров, профсоюзу учителей удалось добиться соглашения с министер­ством финансов. Впервые в истории Израиля был сделан основной упор на то, чтобы сделать профессию учителя престижной.
       В начале 1990-х годов несколько активистов-общественников объедини­лись для борьбы с беззакониями в отношении репатриантов. Со временем об­разовался Комитет по защите демократии и прав репатриантов. Комитет сле­дил за ходом процессов и уголовных дел, оказывал юридическую и матери­альную помощь множеству людей, пострадавших от стражей закона, издавал "чёрные книги", рассказывающие о нарушениях прав репатриантов. В те­чение 15 лет израильская полиция различными методами старалась оказать давление на членов этого Комитета, пытались даже "шить" им уголовные дела. Сокращался бюджет Комитета, закрывались программы, а потом ото­брали и помещение. Помощь Комитету оказала партия НДИ, временно пре­доставив ему помещение в своём штабе. НДИ намерена также создать неза­висимую систему социального обеспечения для оказания помощи новым ре­патриантам. Большую материальную помощь израильтянам начал оказывать израильтянам миллионер Аркадий Гайдамак. Он организовывал жителям Сдерота, подвергавшимся ракетному обстрелу, выезд на отдых в палаточный городок, созданный на его средства, и другие мероприятия. В результате по­лучилось так, что Гайдамак помогал больше, чем государство. Это очень не понравилось правительственным чиновникам, посчитавшим, что Гайдамак делает это в целях борьбы за политическое лидерство. Министерство юсти­ции Израиля направило в российский филиал Интерпола запрос с просьбой предоставить информацию о личных и деловых контактах предпринимателя Аркадия Гайдамака. Об этом стало известно журналистам, текст письма был опубликован. В нём говорилось о том, что власти Израиля якобы завели уго­ловное дело на Гайдамака по обвинению во многих тяжких преступлениях. Разразился скандал. Государственный прокурор поспешил заявить, что ни­кто из официальных лиц данное письмо в Россию не направлял. Гайдамак заявил, что письмо подлинное и что израильская полиция в своих карьер­ных целях уже много лет пытается его разоблачить и постоянно занимается разного рода провокациями. Два года назад такое же письмо на бланке ми­нистерства юстиции и за той же подписью было направлено в Люксембург. Все эти провокации заставляют Гайдамака идти в политику. Вскоре он создал партию "Социальная справедливость", попытался переманить к себе трёх депутатов от партии пенсионеров и создать из них свою фракцию в Кнессете. Однако юридические нормы помешали им это сделать. По какому-то случай­ному совпадению полиция именно в это время решила возобновить "дело Гайдамака" по отмыванию "грязных денег". Ранее полиция около года вела следствие и передала материалы в прокуратуру, где должны были решить -- возбуждать судебный процесс против Гайдамака или нет. Прокуратура поч­ти год тянула с принятием решения. И вдруг было объявлено, что следствие по этому делу возобновляется, так как "открылись новые обстоятельства". Как писали СМИ, израильская полиция, похоже, специально создаёт "долго­играющие дела" против ряда политиков и бизнесменов, чтобы возобновлять их по мере "необходимости" или по чьей-то указке.
       Недавно разразился скандал и начато полицейское расследование по жа­лобе лидера партии НДИ Авигдора Либермана о прослушивании его теле­фонных разговоров и других противозаконных действиях. Некий Авигдор Эскин и три проходящих по этому делу частных детектива были отправле­ны под домашний арест. В Интернете появилась обширная информация о переписке между заказчиками мощной политической кампании против биз­несмена Михаила Чёрного и Авигдора Либермана и исполнителями этого за­каза. Недавно израильские СМИ заговорили о десятилетнем юбилее "дела Либермана", установившего рекорд по затягиванию дел. Либерман вынуж­ден был обратиться с иском в БАГАЦ. Одно дело было закрыто, а второе пока оставлено, видимо "на всякий случай". Надо отдать должное министру юстиции Даниэлю Фридману, который сообщил, что в его министерстве уже разрабатывается проект закона, ограничивающего сроки проведения поли­цейского следствия.
       Что же касается большой политики, то при желании у полиции могло бы быть действительно много работы. В начале 2008 года в полицию явился один из видных активистов партии "Авода" Шмулик Леви и заявил, что го­тов рассказать о предвыборной кампании Эхуда Барака в 1999 году. В своё время он был весьма близок к Бараку. Леви заявил, что создавал фиктив­ные амутот, на счета которых приходили пожертвования от персональных спонсоров и различных левых организаций из-за рубежа. Леви обналичивал пожертвования, а затем штаб Эхуда Барака этими деньгами расплачивал­ся с пропагандистами и агитаторами. Причём речь идёт о целых ящиках с деньгами. Это способствовало победе Барака над Биньямином Нетаниягу на выборах. У полиции в 2000 году были подозрения об имевших место подобных нарушениях в ходе предвыборной кампании 1999 года. Но дело тогда пришлось закрыть за недостаточностью улик. И вот теперь Леви го­тов эти доказательства предоставить. Причина "раскаяния" Леви довольно банальна. По его словам, Барак задолжал ему многие сотни тысяч шекелей. Месяца через два после своего заявления Леви шёл по улице и заметил, как мужчина с помощью сладостей уговаривает какого-то мальчика пойти к нему домой. Поскольку мужчина этот является известным в квартале педо­филом, Леви решил вмешаться. Завязалась драка, в ходе которой Леви тол­кнул мужчину. Тот отлетел на пару шагов назад, споткнулся и грохнулся на асфальт. В результате педофил попал в тель-авивскую больницу "Ихилов" с тяжёлой травмой головы, а Леви загремел в тюрьму по обвинению в по­кушении на убийство. О расследовании же финансовых нарушений Эхуда Барака пока ничего не слышно.
       Случаи же полицейского беспредела в отношении новых репатриан­тов продолжаются. И особенно, как всегда, отличается полиция Ашкелона. Как-то под утро наряд полиции ворвался, взломав дверь, в одну из квартир города. В квартире оказались два мальчика-школьника, мать их находилась на ночном дежурстве. Полиции, якобы, поступил сигнал о хранении нарко­тиков. В квартире был учинён погром, но никаких наркотиков не нашли. Зато, по словам пришедшей, хозяйки, во время обыска пропала сумма денег, отло­женная на "чёрный день".
       Не очень утруждает себя соблюдением законности полиция и других го­родов. Когда мэрия Тель-Авива решила применить судебные санкции про­тив злостных неплательщиков штрафов за нарушение парковки, выяснилось, что значительная часть неоплаченных штрафов приходится на полицейские машины. Полиция задолжала муниципалитету Тель-Авива около 250 ты­сяч шекелей, причём 140 тысяч из них приходится на машины офицеров Центрального штаба полиции.
       В самом руководстве полиции произошли изменения. Её очищают от ставленников Омри Шарона. Моше Каради вынужден был уйти в отставку и генеральным инспектором полиции был назначен заслуженный генерал Дуди Коэн. В канцелярии премьер-министра состоялось специальное засе­дание, посвящённое разработке экстренных мер по борьбе с криминальны­ми группировками. Впечатляют некоторые названные на заседании цифры. Оказывается, суммарный годовой доход таких группировок, как Альпероны, Абарджили, Харари, Абутбули и Караджи составляет сейчас 12 миллиар­дов шекелей. Это четверть бюджета министерства обороны, в четыре раза больше дохода самого крупного в стране банка "Апоалим" и в полтора раза больше бюджета израильской полиции. Министр юстиции Даниэль Фридман справедливо заметил, что главный удар по преступным группировкам долж­но нанести Налоговое управление, которое почему-то не требует от лидеров преступных группировок годового отчёта. Почему-то никто не интересуется, откуда у этих лидеров появляются деньги на роскошные виллы, машины и так далее. Руководители Налогового управления в ответ заметили, что их со­трудники просто боятся предпринимать какие-либо действия против лидеров преступных группировок. Как только начинается финансовое расследование, так поступают угрозы в адрес сотрудников Управления и их семей. Между тем, у фининспекторов нет даже права на ношение оружия. Представители полиции заявили, что не сидят, сложа руки. В израильских тюрьмах отбывают наказание свыше 500 членов различных группировок. Вообще сама юриди­ческая система Израиля построена таким образом, что с помощью высоко­квалифицированных адвокатов главари преступных группировок либо вооб­ще уходят от наказания, либо получают очень малые сроки лишения свободы. Но даже из тюрьмы они продолжают руководить своими группировками при помощи телефонов, ведь каждый заключённый имеет право на определён­ное количество телефонных разговоров ежемесячно. В результате заседания было решено создать Управление по борьбе с преступными группировками, в задачу которого будет входить стратегическое планирование и координа­ция деятельности всех структур, призванных бороться с экономической и уголовной преступностью, а также проведение самостоятельных операций. Министерством внутренней безопасности совместно с министерством юсти­ции разработан также проект, предусматривающий создание Управления по защите свидетелей с бюджетом 100 миллионов шекелей. До сих пор никто в Израиле не мог гарантировать защиту человеку, готовому дать свидетель­ские показания против лидеров преступных группировок. И это было одним из камней преткновения в борьбе с организованной преступностью. Все эти принятые правительством меры должны положительно сказаться на борь­бе с криминалом. Но и преступники предприняли ответные шаги. Возле Центрального штаба полиции в Рамле охранником штаба была обнаружена бомба весом в несколько килограммов. По чистой случайности она не взор­валась из-за погасшего бикфордова шнура. Полиция подозревает, что бомбу подложил человек из клана Альперона после гибели криминального авто­ритета. Ещё одна трагедия разыгралась на пляже Бат-Яма. В один из летних дней здесь отдыхала семья Лагутиных, приехавших в Израиль в начале 1990-х годов. Александр с детьми играли на песке, а Маргарита куда-то отлучилась. Никто из них не обратил внимания на двух мужчин, сидевших неподалёку. Это были члены группировки Ицхака Абарджиля Рами Амира и Моти Хасин. В полиции знали о вражде Абарджиля с кланом Альперона, поэтому на пля­же находились и сотрудники ЯХБАЛа -- отдела полиции по расследованию особо опасных и международных преступлений. Полиция подозревала, что на Рами Амиру и Моти Хасина в любой момент может быть совершено по­кушение. И действительно, вскоре на пляже появилась ещё одна группа муж­чин. Один из них был в каске и держал в руках укороченный "узи". Началась стрельба. Амира побежал, успел вскочить на мотоцикл одного из приятелей и помчался с пляжа. Киллеры беспорядочно стреляли ему вслед, и одна из пуль убила Маргариту Лагутину. Она пополнила страшный список жертв, убитых случайно израильскими гангстерами.
       По сообщениям прессы, недавно начало действовать специальное под­разделение полиции, составленное из бойцов батальона "Алия", имеющих богатый опыт в Афганистане и Чечне. Они не выделяются в толпе, мо­гут пробраться в любую дыру и не раз уже брали торговцев наркотиками. Выслеживают они также насильников и рэкетиров. В полиции довольны их работой.
       Между тем, разразился новый скандал по делу экс-президента Моше Кацава. В зале суда он заявил, что решил отказаться от компромиссного со­глашения с прокуратурой и бороться за своё честное имя. Это было неожи­данностью для всех. Страна уже была готова к тому, что Кацав выслушает текст компромиссного соглашения, будет считаться сексуальным преступ­ником, но сможет оставить за собой офис, охрану, секретаршу, шикарную пенсию и тому подобное. Теперь же возможны два варианта дальнейшего развития событий: либо он сядет в тюрьму как насильник, либо будет пол­ностью оправдан. В первом случае Моше Кацав станет первым президен­том в истории страны, который окажется за решёткой. В беседе со своими близкими Кацав говорил, что чем больше он углубляется в материалы своего дела, тем больше убеждается в том, что обвинение не располагает какими-либо доказательствами его вины. Раньше он и подумать не мог, что полицей­ская и судебная машины Израиля могут так выкручивать руки ни в чём не повинному человеку и толкать его на признания в несовершённых им престу­плениях. Второй вариант развития событий может нанести серьёзный удар по юридическому советнику правительства Мени Мазузу. Получится, что он привлёк к суду невиновного президента. Поэтому Мазуз срочно собрал ве­дущих юристов своей канцелярии и дал указание подготовить новый текст обвинительного заключения, включив в него и те пункты, которые были исключены из текста компромиссного соглашения. Но это не пугает адво­катов Кацава. По их словам, они располагают такими документами и сви­детельствами, которые разобьют все выдвигаемые их подзащитному обви­нения. В частности, имеются письменные признания в любви к Кацаву тех женщин, которые обвиняют его теперь в изнасиловании. После заявления Моше Кацава следствие много месяцев топталось на месте. Когда же в конце ноября 2008 года Кацава вызвали на допрос, то выяснилось, что у адвока­тов имеется диктофонная запись, на которой отчётливо слышно, как истица по делу требует, чтобы Кацав составил ей протекцию для устройства на хо­рошо оплачиваемую работу и угрожает в случае отказа "сильно навредить" ему. Кроме того, выяснилось, что в тот день, в который, по словам истицы, Кацав зазвал её в гостиницу и там изнасиловал, у него с утра до вечера были назначены встречи, о чём свидетельствует рабочий дневник и подтвержда­ют сами участники встреч. Поэтому он никак в это время не мог насиловать свою подчинённую. На вопрос следователя, почему он не рассказал об этом раньше, Кацав ответил: "Но ведь вы меня даже не спросили, есть ли у меня алиби". Поскольку теперь рушатся базовые пункты обвинения, полиции и юридическому советнику надо спасать честь мундира, так как получается, что они предъявляют Кацаву ложные обвинения. В Израиле предъявления таких обвинений далеко не редки. Сорокапятилетний майор запаса Ротем Гиль владел стрелковыми тирами в Метуле и Кфар-Таворе. И вот одна из по­сетительниц тира, которую он обучал стрельбе, обвинила его в сексуальных домогательствах. Якобы во время обучения он "прикоснулся к груди". Дело происходило днём в присутствии парня, четырёх работников тира и четырёх камер видеонаблюдения. Абсурдность обвинения была очевидна. На допро­сах Гиль категорически отверг все обвинения, а истица не могла представить ни какие-либо доказательства, ни свидетелей. Позднее выяснилось, что эта мадам регулярно подаёт жалобы в полицию на сексуальные домогательства. Несмотря на это, прокуратура решила передать дело Гиля в суд. Сотрудники разрешительной системы МВД буквально травили его и уничтожали процве­тающий бизнес. Гиль разочаровался в стране, за которую воевал, перестал верить в израильскую демократию, где каждый чиновник присваивает себе функции суда. Пришлось тратить большие деньги на адвоката и дожидаться решения суда. На первое заседание в январе 2008 года истица не пришла. Заседание перенесли на февраль, но она снова не пришла. В конце концов, нервы не выдержали, Гиль оставил записку: "Я ни в чём в не виновен" и застрелился в своём тире. И хотя теперь судебное дело против Гиля долж­но быть прекращено, его вдова требует провести судебный процесс, чтобы очистить имя покойного мужа... А экс-президент пока что нашёл себе под­ходящий офис на 49-м этаже в самом высоком здании страны в Рамат-Гане. Площадь офиса составляет 108 квадратных метров и обойдётся государству в 14 тысяч шекелей в месяц. Если Моше Кацаву будет вынесен оправдатель­ный приговор, можно себе представить, какую вакханалию поднимут изра­ильские феминистские и правозащитные организации, абсолютно уверенные в виновности Моше Кацава.
       Но почему-то эти правозащитные организации проявляют меньшую ак­тивность в деле освобождения Джонатана Полларда, находящегося в амери­канской тюрьме уже третий десяток лет. Правда, когда партия "Кадима" вы­двинула вместо ушедшего Моше Кацава кандидатом в президенты Шимона Переса, комитет в защиту Полларда выступил с протестом. Члены комитета утверждают, что Шимон Перес, возглавлявший тогда правительство, несёт прямую ответственность за арест Полларда в 1985 году. Представители коми­тета передали депутатам Кнессета собранные ими материалы, которые, яко­бы, свидетельствуют о том, что Перес фактически "сдал" Полларда амери­канцам. Госконтролёр Миха Линденштраус запросил у канцелярии премьер-министра, МИДа и других госслужб все документы по делу Полларда. Кроме того, он пригласил на беседу премьер-министра Эхуда Ольмерта, бывших премьер-министров Эхуда Барака и Биньямина Нетаниягу, а также лидера партии ГИЛ Рафи Эйтана, который в своё время координировал разведыва­тельную деятельность Полларда. И тут начался вал публичных опасений, что передача госконтролёру секретных документов может повредить усилиям по освобождению Полларда. Независимые же обозреватели полагают, что вме­шательство госконтролёра в дело Полларда не может навредить переговорам об его амнистии (если таковые ведутся). А скандал в прессе, скорее всего, ин­спирирован как раз теми, кто опасается, что в результате проверки выяснится, что некоторые лица в Израиле не только не способствовали, а препятствова­ли освобождению Полларда. Сам Поллард считает, что Израиль утратил мо­ральный дух. Признаки утраты морали, по его мнению, начались тогда, ког­да его "выбросили из израильского посольства прямо в руки агентов ФБР". Поллард убеждён, что этот случай висит над Израилем как проклятие, и с него начинается длинная цепочка предательств. Между прочим, Рафи Эйтан в 2006 году, идя на выборы в качестве лидера партии ГИЛ, использовал имя
       Полларда в качестве козырной карты. Он обещал, что в случае вхождения в Кнессет, использует все свои силы для освобождения Полларда. Когда же партия ГИЛ победила на выборах, жена Полларда Эстер опубликовала в газе­те "Едиот ахронот" статью под заголовком "Рафи Эйтан обязан уволиться!" Она обвиняла Эйтана в том, что тот за все эти двадцать с лишним лет не уда­рил палец о палец, чтобы освободить Полларда из тюрьмы. Более того, Эстер рассказала о встрече с Рафи Эйтаном восемь лет назад. Встреча проходила в присутствии адвоката Полларда Лари Дав и Херут Лапид, ответственного сотрудника, занимающегося от имени правительства освобождением заклю­чённых в иностранных тюрьмах израильтян. Рафи Эйтан во время встречи заявил, что если бы он находился в здании посольства тогда, когда туда при­шёл Джонатан в поисках "крыши", то пустил бы ему пулю в лоб прямо на лестнице посольства -- тогда бы сегодня не существовало никакой проблемы Полларда.
       Американская организация ортодоксальных евреев в преддверии празд­ника Рош а-Шана возглавила кампанию телефонных звонков в Белый дом с требованием освободить Джонатана Полларда. Специальное обращение было опубликовано в газетах, выпущено в виде отдельной листовки, кото­рую каждый желающий может повесить в синагоге, на своём рабочем ме­сте и так далее. Впервые эта кампания телефонных звонков была проведе­на год назад перед праздником Песах. В результате прошлогодней кампании дело Полларда было внесено в список, переданный всем операторам Белого дома, с отметкой о том, что следует фиксировать количество поступающих по нему звонков. Это значит, что администрация хочет знать, насколько это дело действительно важно для еврейской общественности. Организаторы кампании считают, что если количество звонков будет достаточно большим, то Поллард может быть освобождён. Однако в это время разразился новый скандал, который может привести к осложнению отношений между США и Израилем. Власти США арестовали 83-летнего американского еврея Кадиша Бен-Ами по обвинению в шпионаже в пользу Израиля. Этот высококвали­фицированный инженер, работавший в научно-исследовательском центре армии США в Нью-Джерси, согласно коммюнике министерства юстиции США, в период с 1979 по 1985 годы передавал Израилю секретную информа­цию. Речь идёт об информации, касающейся ракет, способных нести ядерные боеголовки, зенитного комплекса "Пэтриот" и так далее. Причём, Бен-Ами передавал эту информацию совершенно бесплатно, просто чтобы помочь Израилю. Его куратором был атташе израильского посольства по делам нау­ки Йоси Ягур, который курировал и Полларда. В действительности Ягур был сотрудником бюро по научным связям (ЛАКАМ). Это была секретная раз­ведслужба при министерстве обороны, занимавшаяся добычей научно-тех­нической информации, представляющей интерес для безопасности Израиля.
       Бен-Ами приносил домой секретные документы, а Ягур регулярно посещал Бен-Ами и эти документы фотографировал. В ноябре 1985 года, после аре­ста Полларда, Ягур вернулся в Израиль. В 2004 году Бен-Ами приезжал в Израиль и встречался с Ягуром. После этого ФБР начало следствие, закон­чившееся арестом Бен-Ами. В связи с этим невольно возникает вопрос о том, почему вся эта шумиха началась именно сейчас, через столько лет. В изра­ильском правительстве считают, что связано это с предстоящим приездом Джорджа Буша в Израиль в связи с 60-летием государства. В американских спецслужбах опасались, что к этой дате Буш взвешивает возможность ам­нистировать Полларда. Против этого шага выступают значительные силы в спецслужбах и Пентагоне, хотя после скандала с Поллардом все израильские премьеры прекратили разведывательную деятельность на территории США. Конгрессмен США Энтони Вайнер после многочисленных выяснений с ор­ганами безопасности написал письмо президенту: "Пожизненный срок, ко­торый отбывает сейчас Джонатан Поллард, не является отражением тяжести совершённого им преступления, а скорее результатом неэффективной юри­дической защиты и того факта, что доклад о нанесённом ущербе составлялся разведывательным сообществом, находившимся в состоянии потрясения в результате другого шпионского дела, не связанного с Поллардом и имевшего место ранее в том же году". И даже бывший министр обороны США Каспар Уайнбергер, приложивший старания к тому, что Полларду был вынесен такой жестокий приговор, незадолго до своей смерти признал в интервью, что дело Полларда было фактически "незначительным делом", которое было раздуто ради других целей. До сих пор министерство юстиции отказывает адвока­там Полларда в возможности ознакомиться с полным судебным делом своего клиента, часть из которого опечатана. Получается, что Поллард томится в тюрьме вот уже третье десятилетие из-за каких-то закулисных игр. А здоро­вье его за это время сильно пошатнулось и стоит вопрос о его жизни. В США уходящему президенту в качестве акта милосердия разрешено осуществить помилование. Петиция о помиловании Полларда легла на стол президента. Следует заметить, что петиции о помиловании проходят тщательный отбор, и если такая петиция попадает к президенту, то должна обладать весомыми аргументами. Однако президент даровал свободу не Полларду, а двум быв­шим агентам пограничной охраны США, осуждённым на 10 лет за убийство мексиканского наркоторговца, и успевшим отсидеть 4 года.
      
       Постепенно мысли Аркадия переключились на внутренние проблемы. В США сидит в тюрьме человек, принёсший пользу Израилю, а здесь спокой­но гуляют на свободе мошенники, приносящие гражданам страны один толь­ко вред. И всё время находят новые лазейки для обмана. Не успел Аркадий Гайдамак замелькать на телеэкранах, как к жителям страны стали приходить люди с подарками от Гайдамака. Приходили чаще всего к пожилым репатри­антам, плохо владеющим ивритом. Им дарили мобильный телефон и проси­ли расписаться в документах. Подписанная же бумага оказывалась кабаль­ным договором на обслуживание телефона.
       Как-то Аркадий вышел на прогулку и встретил знакомого пенсионера из репатриантов.
      -- Доброе утро, Лёва.
      -- Какое же оно доброе, если у меня такое несчастье!
      -- А что случилось, кто-то заболел?
      -- Нет, хуже.
      -- Что, умер?!
      -- Гораздо хуже, меня обокрали!
      -- И что именно украли?
      -- Деньги, большие деньги! Я не знаю, на что теперь мы будем жить!
      -- Но как украли, ограбили квартиру?
      -- Нет. Деньги я сам отдал.
      -- Так зачем ты это сделал?
      -- Вот именно, зачем? Если бы я знал. Обдурили как последнего фраера.
      -- И как это случилось?
      -- Увидел в газете объявление, предлагающее выгодную подработку в области телемаркетинга в свободное время. Я позвонил. Приятная дама мне объяснила, что работа будет протекать дома. В свободное время я должен буду со своего домашнего телефона звонить и предлагать товары и услуги одной известной фирмы. Зарплата моя будет около 4000 шекелей в месяц, а если буду активно работать, то и значительно больше. Расходы на теле­фонные переговоры будут оплачиваться отдельно. Я так обрадовался, что готов был за такие деньги целыми днями сидеть на телефоне. Конечно, за исключением времени моих любимых телесериалов. Затем дама попросила сообщить ей номера моего теудат-зеута и банковского счёта, чтобы было, куда переводить деньги. И для начала, пообещала перевести мне аванс в счёт предстоящих расходов. Через пару дней эта дама мне позвонила и со­общила, что аванс в размере 2000 шекелей уже переведён на мой банков­ский счёт. У меня от радости начала кружиться голова. Такая выпала удача, устроился работать в такую солидную кампанию! Ничего не сделал, а уже получил аванс! И работа-то пустяковая, болтать с клиентами по телефону. Через несколько часов эта дама позвонила снова и сказала, что произошла досадная ошибка. Бухгалтер поставил на моём чеке лишний ноль и мне на счёт зашло 20 000 шекелей вместо положенных 2000. Поэтому она меня просит, как честного человека, подойти завтра утром в банк, проверить, что действительно на счёт зашли эти деньги, затем снять 18 000 наличными и передать их человеку, который будет ждать меня в банке. Ну, я же не буду возражать конторе, в которой собираюсь работать. Притом, зачем мне чужие деньги, я же не жлоб какой-то. Наутро я пошёл в банк и сделал всё, как про­сила эта приятная дама.
      -- И что, тебе на счёт действительно зашли эти деньги?
      -- Да, когда я пришёл, они были уже у меня на счету. Но когда через не­сколько дней я снова зашёл в банк, этих денег на счету уже не было. Мало того, у меня почему-то образовался огромный минус, за который банк будет сдирать с меня большие проценты.
      -- Но как же так могло получиться в банке, кто снял обратно эти деньги?
      -- Оказывается, что оприходование чеков в Израильских банках длится три-пять дней. Если за это время обнаруживается, что чек фальшивый или без покрытия, то все операции по нему аннулируются.
      -- А ты после этого что-нибудь предпринял?
      -- Я начал звонить в эту контору, но мне отвечают, что данный номер от­менён. Тогда я обратился в полицию, и оказалось, что я у них такой не один. Полиция уже начала расследование и очень быстро выяснила, что центр всей этой аферы находится на Украине. А те номера телефонов, которые указыва­ются в объявлениях, просто "перекидывают" звонки из Израиля в Украину. И в обеих странах эти телефоны не задействуются больше, чем на неделю.
      -- Но деньги получают здесь конкретные люди!
      -- Это оказываются случайные люди, которых попросили "за небольшое вознаграждение" прийти по определённому адресу, получить деньги или чеки конторы и перевести куда скажут.
      -- Всё равно какие-то участники этой аферы должны находиться в Израиле. Кто-то же должен давать объявления в газеты, вносить фальшивые чеки в банк.
      -- Полиция тоже так считает, но ход расследования держит в секрете. В любом случае я уже своих денег не увижу. И на что мы теперь будем жить, я тоже не знаю.
       Конечно, не все граждане страны являются мошенниками, есть и удиви­тельно честные люди. Как-то ювелир Сэм Офер приехал на Алмазную биржу в Рамат-Гане и не обнаружил в кармане пакет с бриллиантовыми кольцами на сумму 200 тысяч долларов. После долгих поисков он, выполняя инструкцию, доложил о пропаже начальнику отдела пошлин Алмазной биржи. К счастью Офера, на биржу позвонил человек и сообщил, что обнаружил пакет с брил­лиантами. Это был простой таксист Йоси Леви. Он нашёл пакетик на тротуа­ре, увидел на нём печать Алмазной биржи и сразу позвонил.
       Но тех, кто занимается обманом, в стране немало. И самыми крупными обманщиками являются израильские банки. Если у клиента на счету "ми­нус", то банк сдирает с человека огромные проценты. Если же на счету по­ложительный остаток, то никаких процентов за это не начисляется. Клиент как бы предоставляет банку бесплатный кредит. Причём, вклады частных лиц в израильских банках не застрахованы, и никаких гарантий их возврата не существует. Если же клиенту потребуется кредит, то чтобы его получить, надо предоставить гарантов. Гаранты эти обязаны будут возвращать ссуду, если клиент окажется потом не платёжеспособным. Так как даром на такую обузу не каждый согласится, существуют целые конторы, скупающие гаран­тов. И такие конторы имеют возможность, в свою очередь, грабить банки, не прибегая к вооружённому налёту. Эти конторы находят человека, собираю­щегося покинуть страну и которому лишние деньги в дорогу не помешают. В качестве гаранта ему дают такого же отъезжающего. А если в долю берут недобросовестного служащего отделения банка, то деньги можно получать вроде бы на законных основаниях. И хотя банки несут от этого убытки, они никак не отказываются от института гарантов. Но основной статьёй дохо­да израильских банков являются не кредитование или финансирование раз­личных проектов, а комиссионные сборы. До недавнего времени действовало около 300 видов комиссионных. Под нажимом парламентариев была прове­дена реформа банковских комиссионных, в результате чего их осталось 50 видов. Однако следом банки подняли стоимость своих услуг в среднем на 16,2 процента. Кроме того, банки порой "ошибаются" и проводят опера­цию по более дорогостоящей категории. Что касается Центрального Банка Израиля, то он является, за исключением Кнессета, единственной государ­ственной организацией, которая сама устанавливает зарплаты своих сотруд­ников. Проведённое полицейское расследование показало, что Банк Израиля передавал министерству финансов фиктивные отчёты о зарплате сотрудни­ков банка. Поскольку эта организация не подотчётна никому, то предаваемую информацию невозможно было проверить.
       Если уж работники Банка Израиля позволяют себе так вольно обращать­ся с деньгами, то что говорить о руководителях муниципалитетов. Многие мэры городов так свободно обращаются с городским бюджетом, что к кон­цу года образуется большой перерасход, накапливающийся годами. В преж­ние времена правительство в погоне за голосами избирателей периодически такие долги списывало. Теперь же списаний нет, и многие города остаются без средств. Дело дошло до того, что в конце ноября 2006 года Гистадрут объявил всеобщую забастовку в знак протеста против многомесячной невы­платы зарплаты в некоторых муниципалитетах. Остановилась работа аэро­порта, железнодорожного транспорта, нефтеперерабатывающих заводов, службы трудоустройства, почты, "Битуах Леуми". По оценкам экономистов, ущерб одного дня забастовки превысил 350 миллионов шекелей. Кроме вы­платы зарплаты, Гистадрут потребовал решительных санкций против глав местных советов, виновных в происходящем. Мэры некоторых городов по­пали под суд, десять мэров находятся под следствием, 19 были отстранены от должности в течение последней каденции. К примеру, мэр города Кирьят Шмона был признан виновным в получении взяток, мошенничестве, сокры­тии доходов и фальсификации данных. В процессе следствия из МВД в ирию пришло письмо о необходимости отстранения мэра города Хаима Барбивая от работы. Решение должно было утверждаться городским советом. Однако на заседании горсовета члены коалиции выступили против отстранения мэра. И этот факт тоже говорит о многом. Вскоре вскрылись факты финансовых на­рушений одним депутатом, членом коалиции. МВД были введены наказания штрафом за определённые финансовые нарушения. А министр внутренних дел пообещал увольнять руководителей местных советов за допущенные про­махи, что вызвало неудовольствие Главы Центра местной власти, который за­явил, что в таких условиях никто не захочет выдвигать свою кандидатуру на пост мэра. Как же он ошибался! Местная власть, несмотря на все имеющие­ся недостатки, не совсем утратила авторитет. Когда началась предвыборная кампания, число кандидатов в депутаты в каждом городе оказалось гораздо больше, чем число депутатских мест. Одних только "русских списков" было по несколько в каждом городе. То же самое было и с кандидатами на пост мэров городов. К примеру, в таком маленьком городе, как Кирьят Шмона, на пост мэра было девять претендентов. Выходит, что пост этот по-прежнему остаётся лакомым для израильтян. В связи с приближавшимися муниципаль­ными выборами Государственный прокурор указал ускорить рассмотрение уголовных дел, возбуждённых против мэров разных городов с тем, чтобы все эти дела были завершены не позднее последнего дня подачи заявок на участие в муниципальных выборах. До этого срока следственные органы должны или закрыть дело, или передать его в суд, чтобы обвиняемый не мог принимать участие в выборах. На тот момент уголовные дела были возбуж­дены против мэров 11 городов страны. Большинство из них подозревалось в злоупотреблении служебным положением, даче и получении взяток. Ещё одним недостатком большинства местных органов власти, как и в Кнессете, является некомпетентность депутатов в государственных делах. Для борьбы с этим явлением в некоторых городах начали создаваться общественные со­веты, в которые призываются люди, пользующиеся высоким нравственным и профессиональным авторитетом. Эти люди берут на себя различные вопросы общественной жизни. Это могут быть проблемы образования, медицинского обслуживания, занятости, социального обустройства. Решая те или иные го­родские проблемы, советы завоёвывают уважение горожан. Советы являются хорошей школой для будущих депутатов, каждый из которых проверяется в деле, и горожанам не придётся избирать "кота в мешке".
       Создание общественных комиссий в каждом городе, очевидно, могло бы улучшить работу муниципалитетов и предотвратить различные наруше­ния его служащими. А пока таких нарушений предостаточно. Так, только в тель-авивской мэрии, согласно отчёту госконтролёра, из 7000 муниципаль­ных служащих более 2000 задолжали городу миллионы шекелей из-за не­уплаты налога на недвижимость, счетов за воду и других платежей. Имеется также задолженность по налогам и платежам у родственников муниципаль­ных служащих. И никаких санкций против должников мэрия не проводит. Имеются случаи задолженности по налогам и платежам и в других городах. Даже в таком маленьком городе, как Кирьят-Шмона, задолженность по таким платежам составляет несколько десятков миллионов шекелей. И никто у за­должников даже воду не отключает за неуплату. Наверное, потому что среди задолжников числятся и сами муниципальные служащие.
       И вообще, в последнее время что-то больше стало выявляться случаев коррупции в верхах. Вот прокуратура Тель-авивского округа занялась де­лом подкупа активистов Амира Переца во время внутрипартийных выборов в "Аводе" в 2005 году. Бухгалтер партии "Ликуд" подозревается в хищении денег из казны партии, причём, украденная сумма достигает нескольких миллионов шекелей. По сообщениям прессы МВД страны, начато служебное расследование по поводу действий израильских больниц, работники которых за взятки регистрировали родившихся в их стенах детей палестинцев, гастарбайтеров и туристов как граждан Израиля. Это давало возможность их роди­телям получать определённые льготы и пособия.
       В самом МВД начали приторговывать собственным банком данных в целях пополнения бюджета родного министерства. И это несмотря на то, что в Израиле существует закон, категорически запрещающий передавать ка­кую-либо имеющуюся у госструктур информацию о гражданах в руки част­ных лиц. Уже лет десять назад организация по охране прав граждан подала в БАГАЦ иск с требованием запретить подобную торговлю. БАГАЦ признал иск справедливым и потребовал от МВД торговлю эту прекратить. Однако МВД это требование не выполняет до сих пор. Базу данных можно приобрести за несколько десятков тысяч шекелей, а частные кампании используют эту ин­формацию по своему усмотрению.
       В течение определённого времени депутаты Кнессета от разных партий ратовали за немедленную амнистию Омри Шарона, уверяя, что никакого осо­бого преступления тот не совершал. И тут разразился новый криминально-по­литический скандал. История эта началась в 2004 году, когда заммэра Ашдода Семён Каценельсон при помощи семьи Шаронов получил пост главы совета директоров лотерейной кампании "Мифаль а-паис". Вскоре лотерейная кам­пания объявила конкурс среди желающих распространять лотерейные билеты в регионах страны. Заработок кампаний, получивших подобный подряд, со­ставляет миллионы шекелей в год. Сразу же после объявления конкурса Омри Шарон назвал руководителям лотерейной кампании имена своих друзей, ко­торые должны стать победителями в этом конкурсе, и которые потом щедро отблагодарят за помощь. В дальнейшем переговоры с руководством кампании уже вели предшественник Каценельсона Яаков Бардуго и известный в стра­не человек -- Гамлиэль Хасин. Естественно, победителями конкурса оказа­лись названные Омри Шароном Рафаэль Даян, Хаим Голан и Алон Эльрои. Параллельно Бардуго создал некую консалтинговую компанию, которую воз­главила 29-летняя секретарша Гамлиэля Хасина Хен Орен, не имеющая ника­кого специального образования. По версии следователей, это была фиктивная кампания, а в функции Хен Орен входило получение от распространителей лотерейных билетов денег за не понятно какие услуги. Затем эти деньги обна­личивались и делились между компаньонами. Были арестованы Хасин, Орен, Голан, Даян и Эльрои. Омри Шарону тоже пришлось ехать из тюрьмы на дачу показаний. На допросах владельцы компаний по распространению лотерей­ных билетов настаивали на том, что просто оплачивали Яакову Бардуго его полезные советы в области организации лотерейного бизнеса. Хен Орен тоже вначале отрицала все обвинения, но потом разрыдалась и во всём призналась. По решению судьи арест Хен Орен и Гамлиэля Хасина был продлён, осталь­ные участники были отпущены под залог.
       Представляет интерес личность Гамлиэля Хасина по кличке Гумма. Официально он числится простым рабочим Ашдодского порта, а зарплата та­ких рабочих соизмерима с зарплатой премьер-министра страны. Весь секрет, очевидно, в том, что Гума в течение многих лет был активистом "Ликуда" и мобилизатором голосов внутри партии. Это сблизило его с семейством Шарона и его окружением. Затем Гумма начал делать деньги на своих политических свя­зях. Израильские СМИ попытались связать этот скандал с партией "Ликуд", так как все фигуранты по этому делу в 2004 году являлись видными функци­онерами этой партии. Но тут уместно напомнить, что именно они в 2006 году стали главными инициаторами ухода Ариэля Шарона из этой партии и созда­ния "Кадимы". Следует также напомнить, что именно Омри Шарон составлял список 50 кандидатов в депутаты от "Кадимы" и расставлял всех их по номе­рам. Может быть, поэтому они так ратовали за помилование Омри Шарона. Но теперь президент Шимон Перес уже не сможет этого сделать.
       Закончился суд над адвокатом Исраэлем Пери, виновным в обмане со­тен пенсионеров, переживших Катастрофу. Его компания должна была помо­гать жертвам катастрофы получать пенсию от министерства соцобеспечения Германии. При этом Пери присваивал себе большую часть сумм. Всего же было присвоено свыше 870 миллионов шекелей. На эти деньги были постро­ены в Тель-Авиве, Лондоне и Нью-Йорке шикарные квартиры, убранство ко­торых превосходит роскошь апартаментов арабских шейхов. Суд присудил Исраэля Пери к выплате 15 тысяч шекелей каждому пострадавшему от его махинаций, штрафу в размере 21,7 миллиона шекелей и 12 годам тюремного заключения без конфискации имущества.
       В ведомстве национального страхования ("Битуах Леуми") были аресто­ваны трое высокопоставленных сотрудников, подозреваемых во взяточниче­стве и мошенничестве. Они получали взятки от бизнесменов, участвовавших в различных тендерах, в обмен на внутреннюю информацию, обеспечиваю­щую им победу.
       Все эти коррупционные скандалы широко обсуждались населением стра­ны, в том числе и русскоязычным.
      -- Вы только посмотрите, до чего мы докатились! По индексу корруп­ции Израиль в 2003 году стоял на 21-м месте, в 2005 -- на 26-м, в 2006 -- на 28-м, а сейчас скатились уже на 34-е! Впереди нас уже стоят Объединённые Арабские Эмираты и Катар!
      -- Подождите шуметь. Скажите лучше, а как выглядят остальные страны, кто впереди, кто сзади?
      -- Из 163 обследованных стран первые места разделили Финляндия, Исландия и Новая Зеландия. За ними идут Дания, Сингапур, Швеция и Швейцария. США находятся на 20-м месте. Из стран бывшего СССР впере­ди идёт Эстония, занимающая 24-е место, Литва -- на 46-м, Латвия -- 49-м, Молдавия --79-м, Украина -- 99-м, Казахстан --111-й и Россия - 121-я.
      -- Так, по сравнению с бывшими братскими республиками, Израиль не­плохо выглядит.
      -- Чему тут радоваться? Ведь в Израиле положение ухудшается с каждым годом! Или вы хотите подождать, пока мы сравняемся с Россией?
      -- А ведь было время, когда наши руководители были чужды корруп­ции. Основатели государства Давид Бен-Гурион, Голда Меир, Моше Шарет, Менахем Бегин вели скромный образ жизни. Ни у Бен-Гуриона, ни у Голды Меир, ни у Бегина не было даже личного автомобиля. Для поездок они зака­зывали машину в правительственном гараже. Ицхак Рабин также был аске­том в личной жизни. Менахем Бегин с семьёй жил в маленькой двухкомнат­ной квартире. Когда умер финансовый гений, бывший министр финансов, у него не осталось даже шекеля на счету.
      -- А я вам могу привести пример, когда коррупция сослужила хорошую службу. В своё время Испания, руководимая генералом Франко, идеологиче­ски была близка фашистским диктатурам Гитлера и Муссолини. В 1940 году Черчиллю стало известно от британской разведки, что Испания собирается вступить во вторую мировую войну на стороне Германии и захватить Гибралтар, являвшийся британской колонией и имевший большое стратегическое значение. После напряжённых раздумий Черчилль нашёл выход с помощью офицера раз­ведки Алана Хилгарта. Хилгарт доложил Черчиллю, что оклады 30 франкист­ских генералов, главарей фашистской хунты, довольно низки. Черчилль решил перевести испанским генералам миллионы долларов через испанского банкира Хуана Марча, исполнявшего роль тайного агента. Переведённые деньги сделали своё дело. Генералы оказали нужное влияние на Франко, и Испания не вступила в войну, сохраняя нейтралитет. В дальнейшем американцы финансировали эту тайную операцию на продолжении нескольких лет.
      -- Ну что вы сравниваете? Одно дело, когда подкупаешь противника, а другое, когда коррупция процветает у тебя в стране! В таких условиях нет никакой гарантии, что наших чиновников не подкупает противник.
      -- Сейчас всё-таки Израиль стал первой ближневосточной страной, при­соединившейся к международному договору по борьбе с коррупцией, подпи­санному в рамках Организации экономического развития и сотрудничества.
      -- И что изменилось? Коррупции в стране стало меньше? Вы только по­смотрите, какие фокусы они выкидывают, чтобы не возвращать имущество жертв катастрофы! До Второй Мировой войны многие евреи Европы пере­водили свои деньги и ценности в Палестину в банк "Леуми". Большинство этих вкладчиков погибло во время войны, не у всех, кто выжил, сохранились документы по вкладам. Когда впоследствии жертвы Катастрофы и их наслед­ники обращались в банк "Леуми" за своими сбережениями, руководство бан­ка отрицало, что такое имущество вообще существует. Это продолжалось на протяжении многих десятилетий. За это время умерли не только многие быв­шие жертвы Катастрофы, но и их наследники. И только в 2007 году чиновни­ки банка признали, что "нашли" деньги бывших узников гетто и готовы их вернуть наследникам. Но программа возврата рассчитана на 15 лет, и если не будет наследников, то эти деньги банк пожертвует узникам гетто, оставшим­ся в живых. Вы можете себе такое представить? Кто из людей, переживших Катастрофу, сможет дожить до этого? И что они пожертвуют? Ведь никто не знает истинную сумму спрятанных в банке средств. Правильно написал один из бывших узников гетто, что страна сможет победить в войнах, победить террор, построить красивые дома и хорошие дороги, но не может победить рухнувшую еврейскую мораль, потому что делать это некому. Наши мудре­цы считали, что еврейский народ отличается от других народов милосердием, скромностью и благодеяниями. И где вы сейчас найдёте скромных милосерд­ных благодетелей?
      -- О чём говорить? Сейчас Израиль является одним из немногих госу­дарств, в котором процентное соотношение между богатыми семьями и остальными гражданами самое непропорциональное в мире. Здесь 10-15 процентов людей владеют 55 процентами национальных ресурсов, поэтому имеют возможность влиять на политиков. И коррупция проникла уже в такие сферы, куда полиция не дотягивается.
      -- Позвольте, но ведь полиция всё-таки раскрывает громкие дела.
      -- Это только демонстрация силы, иллюзия справедливости. Даже поли­цейские генералы признают, что в стране существует определённый симбиоз организованной преступности и коррупции в большой политике. В период с
       1999 по 2003 год отмечено массовое проникновение членов криминальных организаций в партию "Ликуд". Некоторые депутаты Кнессета подозрева­ются в связях с организованной преступностью. Криминальные структуры уже наложили свою руку на местные органы власти в некоторых населённых пунктах. Государственный прокурор Моше Ладор, выступая перед членами законодательной комиссии Кнессета, сообщил, что 60-70 процентов своего рабочего времени ему приходится тратить на разбор дел, ведущихся против политиков и высокопоставленных чиновников.
      -- Да, но что-то очень медленно эти дела двигаются. Вспомните хотя бы дело бывшего министра труда и соцобеспечения Шломо Бензири, который подозревался в получении взяток на сумму в десятки миллионов шекелей от подрядчика Моше Селы, занимавшегося доставкой и трудоустройством ино­странных строительных рабочих в Израиль. Были подозрения, что Шломо Бензири помогал Селе получать дополнительные разрешения на ввоз гастар-байтеров, знакомил его с условиями тендеров до их публикации в печати, подстраивал условия этих тендеров под кампанию Селы. Дело начало рас­кручиваться в конце 2001 года. В 2003 году Моше Села согласился стать госу­дарственным свидетелем против Шломо Бензири. Но суд закончился только в 2008 году. Пока тянулось это дело, было раскрыто преступление, связанное с завозом гастарбайтеров. На этот раз попалась Дикла Хадир, родная сестра председателя Гистадрута Офера Эйни, работавшая инспектором в министер­стве промышленности, торговли и труда. Она ведала установлением квот для гастарбейтеров и выдачей им лицензий. И вот прокуратура обвиняет её во взяточничестве, вымогательстве, злоупотреблении служебным положением и мошенничестве при отягчающих обстоятельствах. Но сколько лет теперь будет рассматриваться дело, пока не известно. А Бензири, в конце концов, был признан виновным в получении взяток в виде подарков и 40 тысяч шеке­лей, противозаконной передаче иешиве "Ор-Хаим", полученных им от Моше Селы двух чеков на 200 тысяч шекелей и 30 тысяч долларов. Так на это дело надо было тратить семь лет?
      -- Конечно, для нас это крупные деньги, а для казнокрадов это мелочь. Вот в отчёте госконтролёра Михи Линденштрауса отмечается, что по окон­чании Второй ливанской войны правительство решило выделить на развитие Севера страны и компенсацию нанесённого войной ущерба 4 миллиарда ше­келей. Так вот, оказалось, что фактически выделили только 1,6 миллиарда, но и они не расходовались, как положено. В некоторых случаях вообще нельзя понять, куда ушли деньги.
      -- Что тут не понятного? Когда хотят украсть, всегда запутывают отчёт­ность. И как тут не позариться на такой лакомый кусок во многие сотни мил­лионов шекелей. А министерская комиссия, которая должна следить за во­площением в жизнь этой программы, уже больше года не собиралась.
      -- Очевидно, членов комиссии хорошо "успокоили". В результате день­ги от правительства и жертвователей меньше всего коснулись нас, жителей Севера.
      -- Госконтролёр затронул в отчёте и МИД. Это министерство заплани­ровало строительство израильского посольства в Нигерии. Так вот, за шесть лет уже разбазарено два миллиона долларов, а никакое строительство не на­чато, даже участок под строительство не куплен. А сотрудники посольства вынуждены проживать в гостиницах и арендовать рабочие помещения, на что тратятся огромные средства.
      -- Кстати в нашем МИДе не только этим грешат. Там также процвета­ет протекционизм. Недавно консулом Израиля в Португалии назначен Эйтан Мизрахи-Коха, начинавший свою карьеру шофёром в МИДе. С тех пор он не изучил ни португальского, ни испанского, ни английского языка и вообще не получал диплома.
      -- А против израильского посла в Венгрии Давида Адмона начато рас­следование. Он подозревается в небескорыстном посредничестве и продви­жении частных интересов израильских бизнесменов.
      -- В 2004 году в израильской прессе обсуждался вопрос его назначения на этот пост тогдашним министром иностранных дел Сильваном Шаломом. Ведь Адмон не имеет дипломатического образования и опыта работы, преж­де занимался рекламой, был фигурантом многих уголовных дел и судеб­ных процессов. Кроме того, он тогда задолжал крупные суммы денег -- как частным лицам, так и государству. Ему разрешили выезд заграницу к месту службы только после того, как подписал обязательство перечислять 70 про­центов своей зарплаты налоговому ведомству прямо со счёта министерства иностранных дел.
      -- Если уж речь идёт о посольствах, то есть ещё примеры их неблаговид­ной деятельности. В марте 2007 года посол Израиля в Эль-Сальвадоре был найден на заднем дворе резиденции обнажённым и в состоянии алкогольно­го и наркотического опьянения. После этого ему пришлось срочно покинуть страну. И вот такие люди представляют лицо Израиля за рубежом!
      -- Просто удивительно! Ципи Ливни является вторым человеком в пра­вительстве Ольмерта, претендует на лидерство в "Кадиме". Так как же ей можно доверить правительство, если в министерстве творятся такие вещи? Я допускаю, что к её рукам ничего не прилипает, но порядок в своём хозяй­стве она должна навести! А если она не может этого сделать в пределах од­ного министерства, то как ей можно доверять всю страну?!
      -- Меня тоже мучает один вопрос: что толку, что госконтролёр выявил те или иные, даже самые вопиющие нарушения? Дальше ведь никаких мер не принимается. Все эти ежегодно вскрываемые безобразия воспринимают­ся только как информация к размышлению. СМИ пошумят, а органы власти, если это их касается, никаких мер предпринимать не будут. Вот если бы от­чёт госконтролёра автоматически приводил к возбуждению уголовного дела, эффект был бы совсем другой.
      -- Это вы правильно заметили. Пока же от работы госконтролёра эф­фективность почти такая же, как от комиссии Винограда, созданной после Второй ливанской войны.
      -- Ой, про неё вообще лучше не вспоминать. Столько месяцев члены ко­миссии заседали, а конкретных виновников просчётов не назвали, видите ли, оставили на суд общественности.
      -- Общественность своё мнение высказала. Многие выступали тогда за отставку Ольмерта. А возле тель-авивского Дизенгоф-центра состоялась де­монстрация, участники которой подняли лозунг "Всё правительство -- на необитаемый остров". И что толку? Ольмерт вцепился в кресло премьер-ми­нистра так, что никакая сила его не оторвёт.
      -- Кроме того, есть силы, которые его удерживают в этом кресле. Член комиссии Винограда профессор Иехезкель Дрор как-то давал интервью газе­те "Маарив". На вопрос журналиста о том, следует ли позволить Ольмерту оставаться во главе правительства до конца каденции, Дрор ответил: "Зависит от того, что вы предпочитаете: правительство Ольмерта и Барака или досроч­ные выборы, в результате которых к власти придёт Нетаниягу". Как видите, комиссия настолько политизирована, что члены не пытаются даже скрывать своих левых взглядов.
       --Некоторые депутаты признали даже, что комиссия ещё и коррумпирована.
       -- Ну, это нужно доказать.
      -- А что тут доказывать? Коррупция может принимать разные формы. Деньги не обязательно совать тайно в конверте, можно и открыто в виде зар­платы. На работу комиссии Винограда было выделено из бюджета 21,4 мил­лиона шекелей на три года.
      -- Война длилась месяц, а результаты комиссия должна разбирать три года!
      -- Да, так вот, каждый член этой комиссии получает 38 000 шекелей в месяц. Обеспечили людей такой зарплатой на три года. Да оплата услуг кон­сультантов составила 4,84 миллионов шекелей. А кто платит, тот и музыку заказывает.
       --Но тот, кто платит не из своего кармана, часто и себя не забывает. Примером может служить министр финансов Авраам Гиршзон. Оказалось, что в бытность руководителем Национальной федерации профсоюзов, Гиршзон с 1998 по 2005 год запускал руку в кассу Национального профсоюза, похитив за это время два с половиной миллиона шекелей. Позволял он это делать и своим сотрудникам, укравшим шесть миллионов. Когда началось следствие, у Гиршзона хватило совести подать в отставку. На суде прокурор спросил Гиршзона, почему тот на допросе в полиции заявлял, что ведёт скромный образ жизни. Ведь только от профсоюза "Леумит" он получал наличными 40-50 тысяч шекелей в месяц. На это Гиршзон ответил: "Скромный -- не значит бедный".
      -- Ну и компанию Ольмерт подобрал себе в правительство: то того судят, то другого...
      -- Можно подумать, что сам Ольмерт лучше. В Интернете появилось интересное исследование под названием "Правительство "Бритиш газ". Авторы не поленились собрать воедино многие известные документы и ис­точники, и получилась любопытная картина. Становятся понятными многие вещи. Например, вы помните, как все удивлялись, когда Ариэль Шарон со­гласился обменять несколько сотен палестинских заключённых на наркотор­говца Эльханана Тененбаума, захваченного "Хизбаллой" в Ливане. Притом, что захвачен он был не при исполнении своего воинского долга, а приехал в Ливан по делам наркоторговли. А Шарон не просто согласился на обмен, а оказал беспрецедентное давление на своих министров, чтобы они не мешали этой сделке. После такого прецедента "Хизбалла" и ХАМАС всё время стара­ются захватить в плен израильских солдат. За освобождение Гилада Шалита ХАМАС уже требует освобождения 1000 палестинских заключённых, в том числе участников и организаторов многих терактов. Такое же удивление вы­звал в своё время неожиданный взлёт Эхуда Ольмерта. В "Ликуде" по резуль­татам праймериз он оказался на 36-м месте, несмотря на все свои старания. А в "Кадиме" Шарон сделал его вторым человеком в партии. Так вот, авторы исследования пришли к выводу о тесной связи между Ариэлем Шароном, Эльхананом Тененбаумом, многими израильскими политиками и компани­ей "Бритиш газ", владельцем которой является миллиардер Мартин Шлаф. Именно Шлаф занимается покупкой политиков и использованием их в инте­ресах своего бизнеса. В своё время он сумел подкупить Ясира Арафата, лич­ный самолёт которого тоже принадлежал Шлафу. В ответ на свои старания Шлаф получил возможность стать обладателем казино в Иерихоне. Из публи­каций в Интернете становится ясно, что Мартин Шлаф обладает компрома­том на многих крупных израильских политиков и может влиять на принима­емые ими решения. По этой причине Израиль в своё время не стал развивать морское месторождение газа, что находится напротив Хайфы. Это было не выгодно компании "Бритиш газ", разрабатывающей газовое месторождение у берегов Газы. Очевидно, по этой же причине Израиль не наносит ответного удара по Газе и терпит многолетние обстрелы своей территории. И только теперь выясняется, что Хайфское газовое месторождение является довольно богатым и может явиться серьёзным подспорьем израильской экономике.
      -- Не надо забывать, что за Ольмертом тянутся и другие дела. Когда на­чиналась приватизация банка "Леуми", Ольмерт, будучи министром финан­сов, активно помогал австралийскому миллионеру Франку Леви получить контрольный пакет акций этого банка. Это стало ясно главному аудитору Минфина Ярону Зелихе, и он в присутствии других сотрудников Минфина обвинил Ольмерта в покровительстве Леви. Через несколько дней представи­тели Леви заявили, что снимают свою кандидатуру. Банк был продан другим кандидатам и значительно дороже. Зелиха часто обращался к теме коррупции и задевал в этой теме Ольмерта и некоторых крупных бизнесменов, в связи с чем получал по телефону массу угроз. В конце концов, его уволили, правда, не очень честно. Ярон Зелиха является тем человеком, который подписывает все чеки министерства финансов и обладает информацией всей финансовой деятельности правительства. По словам самого Зелихи, он обладает инфор­мацией, которая будет почище всяких бомб. На заседании парламентского лобби Зелиха заявил, что ущерб, наносимый государственной казне корруп­цией, сравним по объёму с затратами государства на оборонные нужды.
       -- А какая детективная история вскрылась в деле о коррупции в Главном налоговом управлении и канцелярии премьер-министра! Началось с того, что несколько лет назад, бывший тогда начальником отдела тель-авивского фили­ала Главного налогового управления Шуки Мишоль обратил внимание на то, что как только в поле зрения работников управления оказываются крупные бизнесмены, собранные против них улики замалчиваются. Мишоль обратил­ся в полицию. Но вскоре ему же было предъявлено обвинение в мошенни­честве. Якобы, он завысил сумму страховки автомобиля на 500 шекелей. Другой служащий управления Рафии Ротем, в течение 20 лет считался пре­успевающим работником. И вот к нему в руки попал компромат на известно­го бизнесмена, тесно связанного с тогдашними влиятельными политиками из "Ликуда" и мафиози. Ротем доложил об обнаруженных фактах своему началь­ству, но оно раздражённо отмахнулось. В конце концов тогдашний начальник Главного налогового управления Эйтан Роб нашёл способ, как расправиться с Ротемом. До этого Ротем за всю свою жизнь не получал даже штрафа за не­правильную парковку. А тут в полицию было подано против него 17 жалоб. Теперь Ротем уже несколько лет судится с Главным налоговым управлени­ем. И, что удивительно, Государственная прокуратура поддерживает сторо­ну управления. Тогда Ротем дал показания следователям Отдела по борьбе с мошенничеством Центрального штаба полиции. И дело стало раскручи­ваться, ниточки повели очень высоко. Там оказалась замешана заведующая канцелярией премьер-министра Шула Закен. Эта женщина на протяжении 30 лет является бессменным личным секретарём Эхуда Ольмерта. Начинала Шула работать, бросив учёбу, 17-летней девчонкой в его адвокатской фирме и поднималась по служебной лестнице вслед за боссом. Она решает судьбы людей, именно она принимает решения, кому можно встретиться с боссом сейчас, кому нет; кого соединить с боссом по телефону, кого не обязатель­но. Шула Закен и брат Йорам Карши выполняли, по словам журналистов, за Ольмерта "чёрную работу". Они, в своё время, пользовались огромным влиянием в столичном отделении "Ликуда", и вместе с частью активистов перешли в "Кадиму". Так вот, выяснилось, что эта парочка совместно с дру­гими заинтересованными лицами добивалась назначения на ключевые посты в Главном налоговом управлении удобных им людей. Они добились, чтобы начальником управления был назначен некий Джеки Маца. Следует учесть, что Главное налоговое управление, в котором работает более 5000 сотруд­ников, входит в структуру Минфина и находится в его прямом подчинении. А министром финансов в то время был Эхуд Ольмерт, заведующей его канце­лярией -- Шула Закен. Полиция ставит Шуле в вину, что, находясь на посту начальника канцелярии министра финансов и завканцелярией главы прави­тельства, она неоднократно вмешивалась в назначение сотрудников Главного налогового управления и других госструктур. Подозревается она также во взяточничестве, обмане. Полиция подозревает, что она выступала посредни­ком между бизнесменами и высокопоставленными сотрудниками Главного налогового управления. К примеру, сотрудники управления вскрывают у биз­несмена долг по налогообложению в 12 миллионов шекелей. За помощью тот обращается к Шуле Закен. Она вместе со своим братом Йорамой Карши улаживает это дело, и бизнесмен вносит в качестве налога только 250 тысяч.
       -- Зато когда схватят работягу, вынужденного подрабатывать "по-чёрному", или лавочника, не выдавшего покупателю чек, то накрутят астрономический штраф в пересчёте на год. Из-за этого многие частные лица разоряются и становятся должниками пожизненно. А с крупными бизнесме­нами, оказывается, можно договориться и, как мне кажется, не безвозмездно.
      -- В деле оказались замешаны и бывший начальник управления Эйтан Роб, и его преемник Джеки Маца и многие другие высокопоставленные со­трудники Главного налогового управления, назначенные на свои должности, как оказалось, по протекции.
      -- Интересно, что дела, за которые теперь начали сажать в тюрьму, лет 20 назад считались вполне нормальным явлением. Особенно это касалось поли­тических назначений. Министерские и другие посты раздавались не специ­алистам, а "своим людям" в благодарность за поддержку того или иного пар­тийного лидера. Однако махинации руководства Налогового управления на­носят самый серьёзный за последнее время финансово-экономический вред стране. Казна Израиля не досчитывается крупных налоговых поступлений. Кроме того, Налоговое управление используется для "наезда" на конкурен­тов тех бизнесменов, которые имеют связи в данном управлении.
      -- Следует сказать, что на всех постах, которые занимал Эхуд Ольмерт, распорядок его дня определяла Шула Закен. Она назначала и отменяла все его встречи, держала в памяти все номера телефонов, по которым Ольмерт должен был позвонить в течение дня. Она даже определяла, в какой ресторан он поедет обедать, и в какой компании проведёт вечер. Инициативу она про­являла во многих вопросах. В своё время, когда она узнала, что Ольмерту не хватает денег на предвыборную кампанию в "Ликуде", позвонила биз­несмену Давиду Апелю, и тот внёс необходимую сумму. Когда же Ольмерт стал мэром Иерусалима, Апель за оказанную услугу попросил пригласить в гости мэра Афин, для того, чтобы реализовать свои планы по приобрете­нию греческого острова. В 2005 году разразился скандал, когда госконтро­лёр обнаружил, что начальник Главного налогового управления Эйтан Роб был одновременно членом правления Баскетбольной лиги Израиля. Какой-то из постов Роб должен был оставить, и он решил покинуть Налоговое управление. Но выпускать из рук рычаги влияния он не собирался, поэтому начал подбирать себе подходящего преемника. Свой выбор остановил на преуспевающем работнике управления, который будет благодарным за своё назначение. Таким человеком был Джеки Маца. Но надо было предпринять определённые шаги, чтобы данный выдвиженец был назначен на этот пост. Вышли на Йорама Каришу, тот переговорил со своей сестрой Шулой Закен. После того, как Шула переговорила со своим боссом Ольмертом, Маца по­лучил должность начальника Главного налогового управления. Работники управления восприняли данное назначение с удовлетворением: наконец-то вместо политического назначенца Управление возглавит настоящий профес­сионал. Но данному профессионалу сразу же пришлось расплачиваться за своё назначение и выполнять просьбы Шулы Закен, Йорама Кариша, Эйтана Робы и других "толкачей". На пост заместителя начальника Налогового управления пришлось поставить "нужного человека" Шмуэля Боброва. И в Управлении начались кадровые перестановки. На ключевые посты на­значались активисты "Ликуда" из числа приближённых Эхуда Ольмерта и Омри Шарона.
      -- А может быть, такое творится не только в нашей стране? Может быть, США, Италия, Франция, другие страны Запада тоже мало, чем от нас отлича­ются в вопросах коррупции?
      -- К сожалению, это не так. Израиль в этих вопросах обошёл многие страны Запада. Власть и капитал у нас срослись настолько тесно, что трудно в этой связи разобраться. Честных, законопослушных людей здесь считают фраерами. Поэтому наш хороший народ начинает терять надежду на лучшее. На кого можно надеяться, на партии? Так центры партий и являются рас­садниками продажности. Чтобы стать депутатом Кнессета, надо вначале за­добрить членов центра партии, чтобы на праймериз занять реальное место в списке. А от верхов ржавчина коррупции распространяется вниз. Интересно, что 2 января 2007 года Объединение промышленников наградило Джеки Мацу почётной грамотой. Признание Мацы "Любимцем промышленников" состоялось буквально перед его арестом.
      -- А какие "хвосты" тянутся за Ольмертом! То с покупкой дома на улице Кремье в Иерусалиме, когда Ольмерт получил скидку в 320 тысяч долларов и за это выдал фирме-продавцу разрешение на достройку старинного зда­ния, считавшегося достопримечательностью, охраняемой законом. То про­дажа студии Ализы Ольмерт в иерусалимском квартале Нахлаот. Потом по­пытка повлиять на условия конкурса по продаже контрольного пакета акций банка "Леуми". Дело дошло до госконтролёра. Миха Линденштраус после проверки передал материалы юридическому советнику правительства, а тот направил их в прокуратуру. Тогда началась атака на госконтролёра. Депутаты от "Кадимы" начали выдвигать предложения об ограничении полномочий ведомства госконтролёра. Как заявил депутат Кнессета от "Ликуда" Гилад Эрдан, правящий режим пытается осуществить "точечную ликвидацию" го­сударственного контролёра Михи Линденштрауса. Следом по телевидению опубликовываются результаты журналистского расследования, согласно ко­торого Ольмерт в бытность министром промышленности и торговли содей­ствовал трудоустройству и продвижению по службе 115 членов ЦК "Ликуда". Уже в "Кадиме", когда Ольмерт составлял предвыборный список своей пар­тии, из 120 членов списка 13 фамилий оказались работниками больничной кассы "Леумит". И тут уместно вспомнить, что кассу эту определённое вре­мя возглавлял приближённый Ольмерта Авраам Гиршзон, на которого теперь заведено уголовное дело за кражу денег из этой кассы.
      -- Интересно, что когда Гиршзон, после открытия дела против него, по­дал в отставку с поста министра финансов, Ольмерт на заседании кабине­та министров произнёс: "Я хочу поблагодарить от вашего имени господина Гиршзона за добросовестный труд на посту министра. Он посчитал интересы государства выше личных и подал в отставку".
      -- Но сам Ольмерт не спешит последовать примеру Гиршзона, несмотря на открытые против него уголовные дела. Наоборот, делает попытки эти дела "заморозить". С таким вопросом к юридическому советнику правительства обратился даже министр внутренней безопасности Ави Дихтер. Но Мазуз с этим предложением не согласился.
      -- Юридический советник правительства Мени Мазуз, выступая в Бар-Иланском университете, сказал: "Один за другим рушатся все симптомы го­сударственности. Возникает ощущение, что государство целенаправленно уничтожает нравственные ценности".
      -- А 25 апреля 2007 года госконтролёр опубликовал отчёт о нарушениях в Центре инвестиций при министерстве промышленности, торговли и заня­тости в то время, когда это министерство возглавлял Эхуд Ольмерт. Он "про­талкивал" проекты клиентов своего бывшего партнёра адвоката Месера, ор­ганизовывал им миллионные субсидии и различные льготы. За каждую удач­ную сделку Месер получал от своих клиентов солидные комиссионные.
       Но это были только цветочки. В конце апреля 2008 года юридический со­ветник правительства неожиданно принял решение о срочном допросе пре­мьер-министра. Решение это было принято после шестичасового допроса Шулы Закен. После этого она оказалась под домашним арестом. А через три дня группа следователей во главе с генералом Шломи Аялоном прибыла в официальную резиденцию Эхуда Ольмерта. После часового допроса следова­тели срочно направились в главный штаб полиции. После доклада начальству группа направилась в министерство юстиции. Там прошло совещание с госу­дарственным прокурором, а затем уже двухчасовое совещание у юридическо­го советника правительства. На этот раз Ольмерт опять проходит по делу в качестве подозреваемого. Суд издал постановление о запрете на публикацию каких-либо подробностей этого дела. В коммюнике министерства юстиции говорилось, что "тема нынешнего расследования не связана с другими след­ственными мероприятиями, проводившимися в отношении премьер-мини­стра в прошлом". В связи со срочным допросом Ольмерта поднялся шум в ведущих партиях страны. Поднялся всплеск политической активности в оппо­зиции, возглавляемой "Ликудом". В "Аводе" наблюдалась полная растерян­ность. В "Кадиме" же пытались продемонстрировать, что ничего серьёзного не происходит. Сам Ольмерт перед началом воскресного заседания правитель­ства высказался следующим образом: "Начиная с четверга, страну захлестну­ла самая настоящая волна слухов. Часть из них носит злостный и лживый характер. Я обещаю, что когда всё прояснится, тучи подозрений рассеются... Я намерен и далее выполнять свои обязанности как во внутриполитической, так и внешнеполитической плоскости." Однако предсказания Ольмерта не сбылись. Тучи подозрений не только не рассеялись, но стали более грозны­ми. Через месяц, в конце мая в зале Окружного суда Иерусалима давал сви­детельские показания американский бизнесмен Морис Талански: "Я познако­мился с Ольмертом 15 лет назад, когда он был министром здравоохранения. Со временем наши связи укрепились. Я очень уважал его. Для меня он был руководителем и политиком нового поколения. Я почувствовал, что именно таким мне хотелось бы видеть лидера государства. Я настолько симпатизи­ровал ему, что был готов всячески помогать. Как раз в то время он попросил у меня наличные деньги на нужды предвыборной кампании в Иерусалиме. Ольмерт тогда боролся с Тедди Колеком за должность мэра. Когда я спро­сил, почему бы мне не выписать деньги чеком, он ответил, что должен рас­плачиваться наличными. Я не совсем понял, почему это так, но дал ему на­личные. Это были мои собственные деньги. Тогда же я начал собирать для него пожертвования в США. Я организовывал своего рода салонные встречи, на которых присутствовали состоятельные евреи, с большей частью которых Ольмерт был знаком. Неоднократно Ольмерт приезжал в США на меропри­ятия подобного рода. Он выступал на них, а каждый из участников оставлял на своём стуле конверт с наличными или чеком. Чеки я обналичивал, а деньги передавал Ольмерту. Так, я передавал ему деньги с 1992 года по 2005-й... Я неоднократно бывал в министерстве промышленности и торговли, когда он возглавлял его, и передавал Шуле Закен конверты с деньгами. В них никогда не было больше 8-9 тысяч долларов, поскольку из США запрещено вывозить более десять тысяч наличными. Конверты были с собранными пожертвовани­ями, а свои собственные деньги я давал ему отдельно. Каждый раз, когда были нужны деньги, мне звонила Шула Закен и сообщала, что необходимы средства на ту или иную кампанию. Когда Ольмерт приезжал в США, Шула звонила мне и сообщала, в каком номере гостиницы он остановился. Я приходил к нему в номер, мы обычно разговаривали несколько минут, после чего я давал ему конверты. Никаких квитанций по поводу этих средств я от него никогда не получал. В течение этих лет Ольмерт несколько раз просил меня о денежной ссуде. Однажды, когда он приехал в США в должности министра промышлен­ности и торговли, он попросил одолжить ему 15 тысяч долларов. Я не мил­лионер, но когда Ольмерт обратился ко мне с такой просьбой, и я понял, что дело срочное, то не колеблясь побежал в ближайшее отделение "Сити-банка" и принёс ему деньги прямо в фирменном банковском конверте. Ольмерт специ­ально отметил, что речь идёт о ссуде и он вскоре мне вернёт. В декабре 2003 года Ольмерт сказал мне, что для предстоящих праймериз ему нужно много денег. Он объяснил это тем, что его популярность внутри "Ликуда" очень низ­ка. Он сказал, что ему нужно около 70 тысяч долларов. Цифра шокирова­ла меня. Однако я пошёл в банк и снял деньги. Всего, думаю, я передал ему около 150 тысяч долларов.... В 2004 году он сообщил мне, что отправляется в Италию в отпуск, и спросил, не могу ли я одолжить ему 25 тысяч долларов. Я этого не записывал, так как знал, что слово своё он держит. На практике, он до сих пор ссуды мне не вернул." Талански рассказал, как Ольмерт пытал­ся помочь ему в его бизнесе по продаже мини-баров гостиницам, но из этого ничего не вышло.
       Свои показания Морис Талански давал при открытых дверях. Полученная информация потрясла израильское общество. Главный партнёр "Кадимы", лидер "Аводы" Эхуд Барак срочно собрал совещание ближайших соратников и советников, чтобы определить свои дальнейшие шаги. На Барака уже давно оказывалось внутрипартийное давление с требованием выйти из правитель­ства. После проведения консультаций Барак пришёл к выводу, что так дальше продолжаться не может: "Когда Израиль стоит перед лицом столь серьёзных проблем, не приемлемо, чтобы Ольмерт оставался премьером, а "Авода" при этом -- в коалиции". На созванной по этому поводу пресс-конференции Барак призвал Ольмерта сдать полномочия, будь то уход в отпуск, временный отход от дел или отставка, и добавил, что "Авода" не собирается стоять с секундо­мером, но это должно произойти в ближайшее время".
       Скептики по этому поводу ухмылялись:
      -- Можно стоять хоть с секундомером, хоть с будильником, но Ольмерт всё равно не уйдёт в отставку. Не такой это человек, в ком может проснуться совесть. О порядочности человека можно судить по тому, как он возвраща­ет долги. Если после всего того, что Талански для него столько лет делал, Ольмерт не вернул ему ни доллара, то чего можно ждать хорошего от такого человека. Вообще, человек, не ощущающий чувства долга перед кредитором, никогда не будет испытывать его перед страной. Так что не надейтесь, как говорится, "расходитесь по домам, спектакля не будет".
      -- Но ведь Ольмерт заявил о своей готовности уйти в отставку в случае, если против него будет выдвинуто обвинительное заключение!
      -- И что с того? Ольмерт является адвокатом с большим стажем и знает, как медленно раскручивается у нас механизм правосудия. Следствие может тянуться не один год, так что до вынесения обвинительного заключения да­леко. А Ольмерт пока будет спокойно сидеть в кресле премьера, получать со­лидную зарплату и использовать "административный ресурс".
      -- Но, Израиль является демократической страной, и пользоваться ад­министративным ресурсом Ольмерту вряд ли удастся. Кроме того, тогда "Авода" выйдет из коалиции, и правительство рухнет.
      -- Не выйдет. Никто из министров от "Аводы" не захочет терять "кор­мушку" и покидать свои посты. Они пошумят для виду, но в правительстве останутся.
       Между тем, запрет на публикацию информации о деле Ольмерта был снят. Выяснилось, что подозрения о том, что через Ольмерта проходили крупные суммы наличных денег возникли у сотрудников ведомства госконтролёра в ходе проверки деятельности министерства промышленности и торговли, ког­да Ольмерт возглавлял это министерство. Госконтролёр передал свой отчёт в полицию. Это послужило началом нового расследования. Интерес к этому делу более возрос после того, когда стало известно, что деньгами Ольмерта снабжал американский бизнесмен Морис Талански. Морис подростком опре­делил одной из целей своей жизни служение еврейскому государству и все годы делал для Израиля всё, что мог. Общая сумма пожертвований своих личных и собранных денег, переданная за эти годы Таланским на различные гуманитарные и оборотные проекты Израиля составляет миллиарды долла­ров. При этом Талански утверждал, что Ольмерт получал от него именно по­жертвования, а не взятки.
       Ольмерт сделал официальное заявление для прессы прямо во дворе сво­ей резиденции в Иерусалиме. Он подчеркнул, что если он уйдёт в отставку, а потом выяснится, что его отставка была необоснованной, то ответствен­ность за это ляжет на вполне определённых людей. Этот ход уже предпри­нимался в своё время в деле Шарона о греческом острове. Тогда тоже многие депутаты Кнессета потребовали, чтобы Шарон ушёл в отставку. И именно Ольмерт тогда заявил: "Давайте представим, что Шарон сейчас подаёт в от­ставку. На его место тем или иным путём приходит другой премьер, а через какое-то время выясняется, что все выдвинутые против Арика подозрения были необоснованными. Или даже дело дошло до суда, но суд премьера пол­ностью оправдал. Что в этом случае делать? И кто должен нести ответствен­ность за неоправданное отстранение главы правительства от должности?!" Это заставляет юридического советника правительства действовать очень осторожно. По этой причине в своё время он принял решение закрыть дело о греческом острове. И сейчас Мени Мазузу для выдвижения обвинительно­го заключения нужна неопровержимая доказательная база. В полиции вро­де бы установлено, что большая часть денег, которые Талански передавал Ольмерту, не была целевыми пожертвованиями, собранными для предвы­борной кампании Ольмерта или погашения долгов, сделанных во время этой кампании. Было практически доказано, что часть денег принадлежала лично Талански. Кроме того, Ольмерт принимал эти средства наличными и никак о них не отчитывался, и это считается гораздо более серьёзным преступле­нием, чем принятие пожертвований в виде чеков или банковских переводов. Согласно закону, политический деятель не может принимать пожертвования наличными свыше 500 шекелей.
       Морис Талански давал свои показания со слезами на глазах. Он понял, каким глупцом он был, ведь Ольмерт просто эксплуатировал его любовь к Израилю. Он так разволновался, что приходилось делать внеплановые переры­вы, чтобы он успокоился. Последствия этого скандала могут иметь серьёзные последствия для страны. Евреи диаспоры могут воздерживаться от благотвори­тельности по отношению к Израилю. Из любви к еврейскому государству они постоянно оказывают ему финансовую помощь. Во время Второй ливанской войны евреи Америки и других стран ходили по квартирам и собирали пожерт­вования для воюющего государства. Даже старики отрывали деньги от своих пособий и пенсий и делали пожертвования. А потом они чувствуют себя оскор­блёнными в лучших чувствах, когда выясняется, что часть собранных денег на­правляется арабам, а зачастую деньги вообще не доходят до адресата и оседают в карманах "ольмерты". У американских евреев жертвование (цдака) является частью их политической культуры. Объём пожертвований американских и ка­надских евреев на различные цели ежегодно составляет миллиарды долларов. Только в США объём 56 крупнейших еврейских благотворительных фондов со­ставляет 17 миллиардов долларов. Но из-за израильской "ольмерты" этот де­нежный поток может уходить мимо Израиля, на другие цели. А ведь развитие страны не раз заставит израильтян обращаться к американским спонсорам.
       В это время полиция выяснила ещё один источник нетрудовых дохо­дов Эхуда Ольмерта. Новое дело израильские СМИ назвали "ОльмерТурс".
       Во время допроса Талански выяснилось, что Ольмерт часто выезжал в Америку по приглашению еврейских благотворительных организаций для оказания помощи в сборе пожертвований. Как объяснил Талански, "Эхуд был нужен нам как фигура, способная вызвать интерес у потенциальных жертво­вателей. Одно дело, когда я пытаюсь их убедить выделить деньги на какой-то еврейский проект в Иерусалиме, и совсем другое -- когда это делает сам мэр еврейской столицы или министр Государства Израиль. К тому же и отказыва­ют теперь они уже не мне, а Израилю, а на это у них язык не поворачивается. Таким образом, нам требовалось, чтобы Ольмерт наведывался в Штаты и мы, разумеется, как и принято, с лихвой компенсировали все его расходы на та­кие поездки".
       Поездки эти Ольмерт осуществлял через кампанию "Ришонтурс". Просматривая документы этой кампании, следователи выяснили механизм, с помощью которого Ольмерт наживался на "благотворительных" турах. Фактические расходы по поездке Ольмерту компенсировал наличными день­гами Морис Талански, который был уверен, что общественные организации теперь с Ольмертом рассчитались. Однако сумму командировочных расходов Ольмерт предъявлял каждой из благотворительных организаций, с которыми встречался, и просил перевести эту сумму компании "Ришонтурс". И каждая организация переводила предъявленную сумму на счёт указанной кампании. Кроме того, часть расходов по поездке оплачивало и Государство Израиль. В компании "Ришонтурс" на имя Ольмерта был открыт специальный счёт, на котором скапливались сотни тысяч долларов. На эти деньги Ольмерт, его жена Ализа, дочь и сын ездили в различные страны и останавливались в самых дорогих гостиницах. Таким образом, все эти путешествия семьи Ольмерт осуществлялись на деньги, фактически украденные у благотвори­тельных организаций и, следовательно, у нуждающихся.
       Группе сотрудников госпрокуратуры во главе с главным прокурором Иерусалимского округа пришлось выехать в США для сбора дополнитель­ных доказательств по делу "Ришонтурс". Вторая задача поездки состо­яла в том, чтобы договориться с ФБР о гарантии судебного иммунитета главному свидетелю обвинения Морису Талански. Однако в США подо­зревают Талански в уклонении от уплаты налогов и передаче этих денег Эхуду Ольмерту и мечтают получить возможность допросить Ольмерта по данному делу. Если юристам двух стран удастся, всё-таки, договорить­ся, и Талански даст свидетельские показания, то суду придётся признать Ольмерта виновным во всех инкриминируемых преступлениях. В ноябре 2008 года юридический советник правительства Мени Мазуз официально известил Ольмерта о том, что намерен передать в суд дело о его махина­циях с компанией "Ришонтурс". Одновременно Ольмерт получил сообще­ние о том, что по подозрению в проведённых им незаконных политических назначениях и других злоупотреблениях служебным положением был до­прошен один из самых близких ему людей, гендиректор канцелярии гла­вы правительства Реувен Динур. Эти деяния относятся к периоду, когда Ольмерт был министром промышленности и торговли, а Динур занимал пост гендиректора этого министерства. В такой обстановке вице-премьер Хаим Рамон призвал Ольмерта уйти в отставку. С подобным заявлением выступила и министр иностранных дел Ципи Ливни. Ольмерт обратился к юридическому советнику с просьбой перенести предварительное слушание по делу о его финансовых махинациях с компанией "Ришонтурс" на май 2009 года. Однако Мени Мазуз официально ответил, что предварительное слушание состоится в феврале, как и было, намечено.
       Все эти события будоражили страну. О них писали газеты, говорили по телевизору и, конечно, обсуждали в народе.
       -- А Хаим Рамон прав, что призывает своего друга подать в отставку. Ведь уже столько уголовных дел за Ольмертом тянется, что оставаться на по­сту премьера в таком положении просто не прилично. И надо отдать Рамону должное, он в своё время подал в отставку с поста министра юстиции сразу, как только началось "дело о поцелуе".
       -- Действительно, чего сидеть? Что хорошего он может высидеть?
      -- Да что бы он теперь хорошего ни сделал, а вспоминать будут только его махинации. Возьмите пример Ричарда Никсона. Ведь это он коренным обра­зом изменил внешнюю политику США благодаря установлению отношений с Китаем, продвижению разрядки напряжённости с Советским Союзом, ока­занию военной помощи Израилю накануне Войны Судного дня. А вспомина­ется он первым делом в связи с громким политическим скандалом.
      -- Как бы то ни было, а в Израиле из 12 человек, занимавших пост пре­мьер-министра на протяжении истории Государства Израиль, ни один не ушёл со своего поста добровольно, закончив свою каденцию.
      -- А я считаю, что мы должны быть благодарны Ольмерту, за то, что он занимался своими махинациями.
       -- Вы это серьёзно?
       -- Вполне. Вы только вспомните, какие цели ставил Ольмерт, когда стал премьером. Он ведь намеревался провести одностороннее размежевание в Иудее и Самарии по примеру сектора Газы. При этом он пренебрегал мне­нием специалистов, кадровых военных, политологов и людей своего окру­жения. Он заявлял об этих планах даже в разгар Второй ливанской войны, шокировав этим даже своих сподвижников. Вы себе представляете, что бы сделал с Израилем этот человек, не имеющий представления о военной стра­тегии, если бы осуществил свои планы, разрушил бы 200 еврейских поселе­ний и поставил бы под удар террористов жизненно важные центры страны?! Но, к счастью, коррупционные скандалы помешали его планам. Ему теперь не до одностороннего размежевания с палестинцами. Ему теперь надо ду­мать, как отмежеваться от уголовных дел. И это всех нас спасает.
      -- Хорошо ещё, что он не наломал дров в экономике, не поддался дав­лению "Аводы" с требованием увеличить бюджет, что привело бы к увели­чению дефицита, и продолжил экономический курс Нетаниягу. Вот почему мировой экономический кризис меньше отразился на экономике Израиля.
      -- Да, и меньше он отразился на оплате наших избранников. Если в 2003 году месячная зарплата депутата Кнессета составляла 30 232 шекеля, то в 2008 году уже на 3000 шекелей больше. И планировалось поднять ещё на 997 шекелей, но финансовая комиссия Кнессета решила отказаться от этого увеличения.
      -- Но зарплата -- это только часть доходов депутата. Ему полагается: еже­дневно "на содержание" -- 85 шекелей, на проживание в гостинице (для не проживающих в Иерусалиме) 630 долларов в месяц, на одежду -- более 3400 шекелей ежегодно. Кроме того, он получает на страхование машины -- более 9600 шекелей в год, возврат расходов на машину -- 2500 шекелей ежегодно, на изучение ино­странных языков -- более 3000 шекелей. К этому следует добавить возмещение расходов на мобиль­ный телефон -- 28 000 шекелей в год, на "связь с общественностью" --более 64 900 шекелей в год, на подписку на две ежедневные газеты, на адвокатов в неограниченном количестве за счёт государства (даже если этот депутат по­дозревается в уголовных преступлениях).
      -- Получается, что депутату за свой счёт приходится покупать толь­ко шампунь и зубную пасту?! Какое бесстыдство! Правильно люди задают вопрос: кто для кого существует -- Кнессет для Израиля, или Израиль для Кнессета?
      -- И этот балаган будет продолжаться до тех пор, пока в стране не бу­дет принята Конституция, которая поставит всё в определённые рам­ки. Есть даже в печати предложения начать конституцию такими словами: "Демократическое государство иудеев является домом для всех его граждан и желательных гостей вне зависимости от их нации, веры или подданства. Титульной нацией иудейского государства являются иудеи и их прямые по­томки. Национальные меньшинства получают право на культурную автоно­мию и все положенные гражданам льготы при условии их несомненной ло­яльности к приоритетам иудейского государства, то есть его права на землю, на выбор системы правления, на законотворчество. Все меньшинства рав­ны между собой как в правах, так и в обязанностях, без всякой зависимости от количества их членов и могут претендовать на пропорциональное пред­ставительство во всех государственных учреждениях, но при обязательном профессиональном соответствии занимаемому посту. Гражданство подраз­умевает личную заинтересованность каждого гражданина в безопасности и процветании своего государства. Граждане имеют право на публичное выражение своей воли, исключая при этом любые виды насилия и враждеб­ную пропаганду. Реализация этих прав в стране должна осуществляться пу­тём референдума, решения которого являются обязательными для законода­тельной, исполнительной и судебной власти. Все судьбоносные для страны решения должны приниматься путём референдума".
      -- Какая Конституция? О вы говорите? Вот уже 60 лет, как её не могут принять! Для того чтобы принять Конституцию, в Кнессете должны сидеть порядочные люди. А вы посмотрите, сколько из этих депутатов сейчас на­ходится под следствием. И список их пополняется. Возьмите, к примеру, не­давний скандал с депутатом Рони Бар-Оном.
      -- А что, он тоже что-то натворил?
      -- Его история началась в мае 2003 года во время утверждения эконо­мической программы Нетаниягу. После голосования депутат раввин Яаков Лицман заявил, что видел, как депутат Ихиэль Хазан проголосовал не только за себя, но и за вышедшую в это время Инбаль Габриэли. Хазан свою вину отрицал, заявил о снятии с себя депутатского "иммунитета" и желании до­казать свою невиновность в суде. Но суд признал его виновным и приговорил к четырём месяцам общественно-полезных работ. После этого Хазану при­шлось с позором уйти из политики. И вот теперь просмотр старой видеозапи­си того голосования показал, что Хазан был прав. На записи отчётливо видно, как сидящий рядом с креслом Инбаль Габриэли нынешний министр финан­сов Рони Бар-Он нажимает сразу две кнопки для голосования: свою и своей соседки. В своё время он тоже фигурировал среди подозреваемых, но сумел убедить всех в своей невиновности и с гневом обрушился на Ихиэля Хазана. Из этого инцидента следует несколько выводов. Во-первых, получается, что врал депутат Лицман, и как это выглядит для раввина? Во-вторых, чем руко­водствовался суд, какими доказательствами вины Хазана? Почему эту виде­озапись нельзя было посмотреть раньше? И этот факт как раз характеризует нашу систему судопроизводства. В третьих, как расценивать поступок депу­тата Бар-Она, допустившего, чтобы вместо него осудили невиновного чело­века? И как такому человеку можно доверять финансы страны?
      -- И чем закончилось это дело?
      -- Пока ничем. Хазан заявил, что у него теперь есть основания требо­вать повторного суда. Ряд депутатов потребовали от Мени Мазуза прове­сти расследование по поводу действий министра финансов и передать его дело в суд. Того же потребовало Движение за чистоту власти. В ответ Мени Мазуз принял решение проверить целесообразность возбуждения уголовно­го дела в отношении Бар-Она. Это значит, что теперь министр финансов бу­дет "на крючке" у Мени Мазуза, потому, что тот может принять соответству­ющее решение в любое, подходящее для него время. Некоторые депутаты заявили, что Бар-Он должен немедленно подать в отставку с поста министра и депутата Кнессета. А сам Бар-Он лишь заявил, что сожалеет о допущенной им ошибке.
      -- Как вам это нравится! Не подлость, не преступление, а всего лишь ошибка! Но ведь осознанное лжесвидетельство, связанное с исполнением гражданского долга, это не ошибка, а уголовное преступление. И действи­тельно, зачем ему подавать в отставку? За Ольмертом вон какой хвост уго­ловных дел тянется, и то сидит пока в кресле премьера! Так что есть с кого брать пример.
      -- Кстати, недавно проходила встреча Эхуда Ольмерта с военнослужащи­ми, несущими службу на границе с сектором Газы. Так, деятельность премье­ра там подвергли очень нелицеприятной критике. А один солдат высказался так: "Господин премьер, как житель Иерусалима, как выпускник религиоз­ной школы и как солдат, который уже успел поучаствовать в боях, я хочу сказать вам: мы готовы умирать за ту землю, которую вы с такой лёгкостью готовы отдать палестинцам!"
      -- Но мусульмане могут занять израильскую землю и другим путём. Их численность в стране уже 2 106 000, что на 33 тысячи больше, чем в конце 2006 года. И хотя темпы прироста мусульманского населения снизились до 2,8 процента в 2007 году, это всё равно больше, чем 1,6 процента еврейского населения.
      -- А недавно Ольмерт в качестве подарка главе ПА Абу-Мазену осво­бодил 250 палестинских заключённых. При этом об освобождении Гилада Шалита речь не шла. А всего со времени его захвата Израиль выпустил на свободу уже 1250 палестинских террористов.
      
       Эхуд Ольмерт всё-таки вынужден был подать президенту Шимону Пересу заявление об отставке. Перес заявление принял, но до формирова­ния нового правительства Ольмерт оставался исполнять обязанности пре­мьера. Формировать правительство предстояло тому, кто победит на праймериз в партии "Кадима". Претендентов было четверо, но основная борьба разгорелась между министром иностранных дел Ципи Ливни и министром инфраструктур Шаулем Мофазом. Жители Израиля внимательно следили за этой борьбой. Людям было не безразлично, кто будет управлять страной. Праймериз проходили очень бурно. Не обошлось без нарушений при голо­совании. Победителем оказалась Ципи Ливни с преимуществом в несколько сотен голосов. По закону ей давалось 30 дней для формирования правитель­ства. С партией "Авода" "Кадиме" удалось подписать коалиционное согла­шение, но для создания коалиции этого было мало. Надо было привлечь на свою сторону партию ШАС. Эта партия выдвинула политические и финан­совые требования. Политические требования касались статуса Иерусалима. ШАС требовала гарантий, что Иерусалим никогда не станет предметом торга с палестинцами. Финансовые требования касались увеличения пособий на детей, помощи правительства в решении жилищных проблем ультраортодок­сов. Общий объём финансовых требований оценивался в 1,5 миллиарда ше­келей. Ципи Ливни на такую сумму не соглашалась, поэтому в отведённый срок она не уложилась и попросила у Шимона Переса ещё две недели для соз­дания коалиции. Но собрать необходимое большинство депутатов ей так и не удалось. В связи с этим были назначены внеочередные выборы в Кнессет на 10 февраля 2009 года. Всем было ясно, что основная борьба на них будет про­исходить между Ципи Ливни и лидером "Ликуда" Биньямином Нетаниягу, который, согласно опросам, имеет все шансы на победу. Но в случае своей победы Нетаниягу для создания коалиции придётся заплатить партии ШАС требуемую ими сумму. В случае победы Ципи Ливни есть вероятность того, что денежные потоки пойдут руководителям общественного сектора и "нуж­ным людям" в частном секторе. И это в условиях разразившегося мирового финансового кризиса!
       За время, оставшееся до выборов, правительство успело сделать один по­лезный шаг. Министерство по делам пенсионеров создало специальный от­дел, который будет заниматься сбором исков евреев, потерявших своё иму­щество при выезде из арабских стран в ХХ веке. Арабский мир многие годы требует возвращения в Израиль палестинских беженцев и выплаты им ком­пенсаций. Израиль же как-то молчал о евреях, изгнанных из арабских стран и Ирана, о багдадском погроме 1941 года, о евреях Ливии, погибших в Берген-Бельзене. А таких было более 850 тысяч. Евреи-выходцы из арабских стран составляют 60 процентов этнических предков Израиля. Оценка стоимости оставленного ими имущества колеблется от 16 миллиардов долларов финан­совых средств до 300 миллиардов с учётом стоимости покинутой ими недви­жимости. Созданный отдел должен заниматься возвратом этого имущества. Он будет собирать претензии еврейских беженцев. И проблема эта во время мирных переговоров должна будет обсуждаться наряду с обсуждением вопроса об арабских беженцах. Всемирная организация евреев из арабских стран занимается исками о возвращении недвижимости общей площадью 100 тысяч квадратных километров. Конгресс США в середине 2008 года принял реше­ние о том, что во время любых обсуждений вопроса об арабских беженцах на Ближнем Востоке должен также обсуждаться вопрос еврейских беженцев из арабских стран. Важно, чтобы новое правительство Израиля придерживалось такой же практики.
       Вопрос о палестинских беженцах периодически является предметом об­суждения израильских граждан, особенно после каких-либо происшествий.
       -- Вот, нам постоянно хотят навязать возвращение палестинских бе­женцев. А вы посмотрите, что это за беженцы. Недавно в Ливане одна во­оружённая банда из нескольких сотен человек нагло ограбила банк, убила нескольких охранников и укрылась в лагере палестинских беженцев. Армии пришлось бросить несколько сотен солдат, окружить лагерь и открыть огонь. И такие перестрелки происходят постоянно. Я уже не говорю об убийстве политических лидеров. И вот представьте, что все эти "беженцы", которым место в тюрьме, приедут в Израиль. Начнётся "весёлая" жизнь.
      -- Вот и не надо даже обсуждать вопроса об их возвращении. Нам с из­раильскими арабами проблем хватает. Постоянно устраивают то теракты, то беспорядки. Недавно у арабской деревни Наилин организовали столкнове­ние с солдатами и рабочими, занятыми строительством пограничного забора. Вначале арабы забрасывали их камнями. Затем они выбросили из кабины во­дителя одного из экскаваторов, водрузили на экскаваторе палестинский флаг и направили в сторону забора, пытаясь снести одну из его секций. Тогда вы­нуждены были вмешаться израильские солдаты.
      -- А в бедуинском городе Рахат уже появились посланцы террористиче­ских организаций "Аль-Каида" и "Всемирный джихад". И на территории ПА эти организации давно уже проводят свою работу.
      -- Интересно, что пару лет назад Саудовская Аравия резко критиковала израильский план по возведению Защитной стены, отделяющей нас от пале­стинцев. Теперь же сама Саудовская Аравия собирается строить стену безо­пасности на протяжении всех 900 километров саудовско-иракской границы, чтобы предотвратить проникновение боевиков с иракской территории.
      -- Для борьбы со смертниками израильские специалисты разрабатывают миниатюрные сенсоры для обнаружения в толпе террористов-самоубийц со взрывчаткой.
      -- И чем это нам поможет? Если шахид уже в толпе, то может в любой момент привести в действие взрывное устройство и поразить всю эту толпу.
      -- Но всё-таки не все израильские арабы такие. Вот житель Нацерета Юсеф Табар увидел по телевизору, как жители Сдерота страдают от обстре­лов "касамами", и преисполненный сочувствия пригласил 50 сдеротцев про­вести у него выходные дни. Гостеприимный хозяин разместил гостей в сво­ей гостинице, накормил ужином и раздал детям подарки. На другой день он устроил им экскурсию и организовал "день здоровья".
      -- К сожалению, это скорее исключение, чем правило. Большинство из­раильских арабов воспитывается в духе ненависти к Израилю, что не мешает им получать различные пособия от еврейского государства. Особенно после Второй ливанской войны арабское население почувствовало изменение соот­ношения сил в регионе, и начало действовать более нагло. Недавно два терро­риста организовали взрыв в Димоне, городе, где расположен Центр ядерных исследований. А ведь Димона считалась местом, застрахованным от террора.
      -- Следует заметить, что это не совсем так. В марте 1988 года трое па­лестинских боевиков совершили теракт в этом районе. Они располагали информацией о транспортной инфраструктуре и расписании служебных ав­тобусов. Эту информацию в своё время передал врагам Израиля "ядерный шпион" Мордехай Вануну. В восьми километрах от Димоны им удалось за­хватить автобус с женщинами, направлявшимися на работу. Сразу после за­хвата боевики заявили: если в кратчайшее время израильтяне не выпустят на свободу палестинских заключённых, они начнут расстреливать заложников. На ноги была поднята вся система безопасности. К месту трагедии были на­правлены лучшие силы ЦАХАЛа, ШАБАКа, спецназ генштаба и антитерро­ристическое подразделение пограничных войск. Переговорщики стали об­суждать с террористами возможность освобождения заключённых, а в это время готовилась операция по освобождению заложников. Боевики, желая показать серьёзность своих намерений, расстреляли одного из заложников. Затем, видя некоторое движение вокруг автобуса, они поняли, что готовится прорыв, начали стрелять в заложников и успели убить двух женщин, а восемь заложников получили ранения. В это время ворвавшиеся спецназовцы менее чем за минуту уничтожили боевиков.
       -- А эта недавняя жуткая трагедия в иерусалимской иешиве "Мерказа а-Рав"! Террорист вошёл прямо через центральные ворота с картонной ко­робкой из-под телевизора. Во дворе в это время находилось трое учеников иешивы. Этот палач достал из коробки автомат Калашникова, расстрелял ре­бят и двинулся дальше по коридору к библиотеке, которая была центром иешивы, и являлась одновременно и синагогой, и самым большим лекционным залом. В библиотеке в это время находились несколько десятков ребят. Воору­жённый автоматом, двумя пистолетами и американской финкой террорист зашёл в библиотеку и открыл стрельбу по сидевшим мальчикам. Стрелял в упор и добивал контрольным выстрелом в голову. Ребята в панике метались по залу, пытались спрятаться за книжными шкафами, в прилегающих ком­натах. Находившийся в иешиве рав Давид Симхон понял, что происходит, и отключил во всей иешиве свет. Воспользовавшись этим, часть ребят выпрыг­нула на улицу через балконы первого этажа, часть спряталась под скамья­ми. На звуки стрельбы из соседнего дома прибежал капитан десантных во­йск Давид Шапира. У входа в иешиву он увидел офицеров полиции, которые стояли возле здания и слушали доносившиеся оттуда звуки выстрелов. Они предупредили Давида, что внутрь входить опасно, но он, отстранив их, пошёл в здание. Давид сам был раньше учеником этой иешивы и прекрасно знал рас­положение комнат в ней. Он вошёл в здание через чёрный ход, зашёл сзади к террористу и пока тот менял магазин всадил в него 16 пуль. Теракт восьмерым ребятам стоил жизни. Говорили, будто этот подонок раньше работал в иешиве водителем, поэтому хорошо знал и распорядок дня, и расположение комнат. Многие иешиботники горели желанием отомстить арабам за смерть учени­ков. Однако глава иешивы раввин Яаков Шапира провёл общее собрание и запретил даже помышлять о мести. Он сказал, что Всевышний сам найдёт путь отмщения за пролитую еврейскую кровь.
      -- Вот мы всегда расплачиваемся за свой гуманизм. Нельзя давать работу нашим врагам, и вообще не надо вступать с ними ни в какие контакты.
      -- Что значит "не давать работы"? Им же тоже надо на что-то жить!
      -- А мы тут при чём? Они хотят жить отдельным государством? Пусть сами себя кормят. У нас своих безработных много. Но некоторые умники бе­рут на работу арабов, потому что им можно меньше платить. А кто потом за­платит за жизни людей?
      -- На дорожных работах почти все рабочие -- арабы. Вот 2 июля 2008 года один из них, не к ночи будь помянут, выехал вдруг на огромном бульдо­зере на улицу Яффо в Иерусалиме и начал крушить и давить всех. Вначале ему попалась "тойота". Каким-то образом водителю удалось выбраться из машины. А террорист четыре раза наезжал на автомобиль, сминая его как консервную банку. Затем он выехал на полосу встречного движения и напра­вил бульдозер на людей у автобусной остановки. Те в панике разбежались, но один пожилой человек не успел и получил серьёзные травмы. Сплющив авто­бусную остановку, террорист смеясь стал давить стоящие машины. Раздавил "Ситроен" вместе с водителем и двинулся на автобус. Набитый пассажирами автобус упал на бок. Люди в салоне кричали от ужаса, матери собой заслоня­ли детей от падающих взрослых. На улице находились полицейские, но они не решались стрелять.
      -- Почему не решались? Ведь это был явный теракт?
      -- Потому что у них есть горький опыт. Эти левые и всякие правоза­щитники потом поднимут такой визг, что их по судам затаскают. Только когда бульдозер наехал на машину, в которой находилась женщина, один из полицейских начал стрелять. Бульдозер замер, к нему бросились трое по­лицейских и какой-то парень в майке и шлёпанцах. Вдруг бульдозер снова взревел и наехал на машину, в которой находилась женщина с маленьким ребёнком. В это время на бульдозер вскочил один из полицейских и парень в майке. Видя, что женщина гибнет, парень выхватил у полицейского из кобуры пистолет и пристрелил террориста. Тот только успел выкрикнуть "Аллах Акбар!". Удивительно, но четырёхмесячная девочка не пострадала и спокойно сидела в своём креслице пока спасатели трудились, чтобы до­стать её из машины.
       -- А что это за парень в майке, проявивший такую храбрость и находчивость?
       -- Его зовут Моше. Оказалось, что в 2005 году, как и многие другие под­ростки, принял участие в демонстрации против плана Ариэля Шарона по одностороннему выходу из Газы. Как и другие подростки, он был арестован, прошёл тюрьму и бесконечные допросы в участках. Потом уголовное дело против него закрыли, но "клеймо" осталось. Когда подошёл срок службы в армии, его не взяли.
      -- Подумать только! Но если уж все, вплоть до президента Шимона Переса, признают, что односторонний выход из Газы был ошибкой, значит, были правы эти ребята, выходившие на демонстрацию? Им надо спасибо ска­зать, а не плевать в лицо.
      -- Да. Моше с помощью Организации по борьбе за права человека до­бился права служить в армии в самых элитных частях. К моменту событий на улице Яффо он уже прошёл курс молодого бойца.
      -- Самое страшное, что тот теракт был не единственным. Не прошло и месяца, как другой израильский араб тоже выехал на тракторе со строитель­ной площадки и начал давить всех на своём пути. Ранения и травмы получи­ли 24 человека. И если учесть, что на стройках работают, в основном, арабы, то такие наезды можно ожидать каждый день.
      -- Поэтому я и говорю, что им нельзя давать работы.
      -- А куда их девать, они ведь граждане Израиля? Платить им пособия по безработице от Битуах Леуми?
      -- Пособия они будут получать с удовольствием, но к Израилю всё рав­но относятся враждебно. Поэтому правильно некоторые наши политики выступают за обмен населением и территориями. И пусть каждый народ живёт отдельно. Они же даже мысли не допускают, чтобы на территории Палестинской автономии проживали евреи. Почему же тогда арабы могут жить на территории Израиля?
      -- Идея разделения хорошая, но не осуществимая. Арабы во всём мире поднимут такой вой, что правительства многих стран вынуждены будут осуждать нас.
      -- Ну и что? Может быть, это будет всё-таки лучше, чем новая интифада.
      -- А при чём тут интифада?
      -- При том, что в 1988 году всё тоже начиналось с одиночных наездов во­дителей-арабов на солдат и гражданских лиц, терактов с применением холод­ного оружия, швыряния камней, а потом и бутылок с зажигательной смесью. И к концу года стало понятно, что это не случайно. Началась интифада. И те­перь то же самое: палестинские политики обратились к активистам левых организаций в Израиле и других странах мира с призывом принять участие в третьей интифаде. Тем, кто откликнется на призыв, палестинцы обещают оплатить приезд и частично финансировать их деятельность.
      -- Вот куда идут деньги, собираемые благотворительными организациями.
      -- Израильские арабы уже устраивают демонстрации, забрасывают ма­шины камнями, устраивают различные провокации.
       -- Особо показательна провокация в Акко, который считается горо­дом мирного сосуществования евреев и арабов. Вскоре после начала поста
       Судного дня в еврейский квартал города вьехал на большой скорости жи­тель Акко Джамаль Тауфик. При этом он гудел в клаксон и включил дина­мики на полную громкость. Под эту музыку он на огромной скорости сде­лал два круга по площади, чуть не сбив десятилетнюю еврейскую девочку. Так как эти действия оскорбляют религиозные чувства евреев, подростки в кипах начали забрасывать машину камнями. Араб вынужден был укрыть­ся в доме, где находился депутат Кнессета шейх Абас Захур. Этот депутат бросился к телефону, но вместо того, чтобы вызвать полицию, он бросил по телефону призыв к арабам города расправиться с евреями. На улицу вывалили толпы арабов и начали бросать камни в евреев. Они швыряли камни в окна синагог и еврейских домов, где детей укладывали спать. При этом раздавались крики на арабском языке: "Аллах Акбар! Смерть евреям!". Многие жители начали звонить в полицию, но там никто не отвечал. Потом толпа хлынула в другие районы города и там принялась бить стёкла в до­мах и машинах, громить только еврейские магазины и тщательно обходя арабские. Четыре часа полиция не предпринимала никаких действий, чтобы остановить погромщиков.
      -- Подумать только! А ведь перед этим, когда целый месяц длился му­сульманский праздник Рамадан, евреи бережно относились к религиозным чувствам мусульман. Еврейские торговцы согласовывали с ними время от­крытия своих магазинов. И что получили в ответ?
      -- Но этим дело не кончилось. Во время Судного дня евреи не могли на­рушать традиции. Но после его окончания сотни жителей Акко, завернув­шись в израильские флаги, пошли выяснять отношения с арабами. Начались серьёзные столкновения. Загорелись квартиры и в арабских, и в еврейских кварталах. В больницы стали поступать пострадавшие, большая часть кото­рых не имела отношения к данному столкновению, а получила ранения от попавших в них камней. В город было направлено дополнительно 700 поли­цейских для наведения порядка.
      -- Почему же полиция не предотвратила это столкновение в самом начале?
      -- Во-первых, потому, что полиция боится связываться с арабами и малой численностью стараются в арабские кварталы не заходить. А во-вторых, по­сле тех выводов комиссии Ора никто не хочет брать на себя ответственность и предпринимать по отношению к ним жёсткие меры. Пока правительство не займёт жёсткую позицию и не будет оставлять без внимания ни одно нару­шение закона со стороны арабов, обстановка будет только накаляться. Арабы сейчас наращивают своё присутствие везде, где только появляется такая воз­можность, и откровенно занимают антиизраильскую позицию. В Акко это особенно ощущается. И если не принять своевременных мер, то Акко может превратиться в Газу. Вы посмотрите, какой шум по поводу событий в Акко подняли арабские и международные СМИ, обвиняя во всём "еврейских по­громщиков". Как будто не арабы затеяли эту провокацию. Можно себе пред­ставить, какой визг на весь мир был бы поднят, если где-то были бы затрону­ты религиозные чувства мусульман.
      -- Вы обратите внимание, что арабы называют еврейское население горо­да "поселенцами из Акко", а сам Акко в их речах называется "оккупирован­ный евреями город".
      -- Да для них мы все являемся поселенцами, где бы ни жили. Что уже го­ворить, если депутат Кнессета от арабской партии Талеб ас-Сана откровенно заявляет на митинге, что мечтает о том времени, когда палестинцы и изра­ильские арабы вместе возьмутся за оружие и покончат с сионистскими окку­пантами. А правительство наше молчит, хотя за такую антигосударственную деятельность если не судить, то, как минимум, надо лишать гражданства.
      -- Обстановка в регионе накаляется, и наша армия должна быть готова к такому развитию событий.
      -- Нужна политическая воля руководства, которой пока не видно. А ар­мия не подведёт. После Второй ливанской войны было проведено внутреннее самостоятельное расследование. В конечном счете это привело к исправле­нию недостатков и повышению боеготовности. В частях проводятся учения, пополняются арсеналы вооружений.
      -- А вот комиссия Кнессета по иностранным делам и обороне пришла к выводу, что значительная часть старших офицеров ЦАХАЛа совершенно не пригодна для ведения боёв. Очевидно, сказываются последствия протек­ционизма в израильской государственной системе. Комиссия рекомендова­ла принять специальный закон о контроле за назначением и повышением в должности высокопоставленных военачальников. И в новом призыве 25 про­центов юношей и 42 процента девушек не желают служить в армии.
      -- В потере авторитета армии виновато правительство. То оно бросает ар­мию на выселение еврейского населения из Гуш-Катифа, то неумело руководит в период Второй ливанской войны. Оно постоянно сокращает военный бюджет, способствует развитию протекционизма. Теперь уже не секрет, что со времён второй интифады в армии резко сокращалось количество учений вплоть до пол­ного их прекращения. Это привело к тому, что 20 процентов резервных боевых частей находится на таком низком уровне готовности, что теперь с ними необхо­димо провести весь базисный цикл боевой подготовки с самого начала.
      -- А многие высшие офицеры заявляли, что причиной провала во Второй ливанской войне является постоянное сокращение военного бюджета. Теперь же выясняется, что никакого сокращения не было. Если в 1996 году на Минобороны тратилось 16,4 процента всех правительственных расходов, то в 2006 году эта цифра составила уже 18 процента. Просто надо выяснить, куда уходят эти деньги. Наша армия имеет годовой бюджет в 10 миллиардов долларов! Это на миллиард больше, чем суммарный военный бюджет всех граничащих с Израилем арабских государств, включая "Хизбаллу".
      -- Сейчас многие ошибки исправляются. Новый начальник Генштаба Габи Ашкенази уверенно проводит кардинальную реорганизацию и восста­новление боеспособности. Уже в 2007 году объём боевой подготовки воен­нослужащих было запланировано увеличить на 30-40 процентов. И армии сейчас очень нужна поддержка общества.
      -- Да и военная промышленность Израиля, слава богу, хорошо развита. Наша продукция пользуется спросом во всём мире. По объёмам экспорта продукции военного назначения Израиль занимает 4-е место в мире, после таких крупных держав как США, Россия и Франция.
      -- К сожалению, военное производство налажено не только у нас. У ХАМАСа оно не такое большое, но "касамы" они делают и "экспортиру­ют" их нам по воздуху без оплаты.
      -- Как это без оплаты? Израиль расплачивается человеческими жизня­ми и разрушенными зданиями наших граждан. А наши ответные удары нам тоже обходятся не дёшево. За Вторую ливанскую войну Израилю пришлось затратить в среднем 14 миллионов долларов на каждого убитого солдата "Хизбаллы".
      -- Но ведь что-то делать надо. В какой стране такое можно увидеть? Восьмой год противник обстреливает нашу территорию, а мы молчим! Ольмерт ведёт какие-то переговоры с Абу-Мазеном, а ракеты продолжают падать. Он собирается освободить несколько сотен палестинских боевиков, а Гилад Шалит находится в руках ХАМАСа.
      -- Я считаю, что вопрос об освобождении Гилада Шалита можно было решить сразу после его похищения. Надо было сразу перекрыть все КПП в Газу и направить ХАМАСу ультиматум, что если Шалит в течение несколь­ких часов не будет возвращён, Израиль прекратит подачу электроэнергии и воды в Газу. И об этом заявлении нужно было известить ООН и мировую общественность, чтобы давление с их стороны шло на ХАМАС.
      -- В принципе, это не поздно было бы сделать и сейчас. Но Ольмерт вме­сто этого переводит палестинской администрации 100 миллионов долларов из замороженных таможенных поступлений. При этом следует учесть, что бюджет ПА контролирует министр финансов от ХАМАСа. А ХАМАС про­должает получать вооружение вплоть до противотанковых и зенитных ракет, тренировать своих боевиков. Вот куда могут пойти эти деньги.
      -- Против боевиков наши инженеры создали летающего робота разме­ром со среднего насекомого. Этот "шершень-киборг" способен преследовать, фотографировать и уничтожать заданные цели. Это может пригодиться, на­пример, в случаях, когда боевики разместили пусковую ракетную установку в жилых кварталах или других труднодоступных местах.
      -- Тогда производство этих "киборгов" надо ставить на поток, потому что боевиков и их помощников становится слишком много, всё больше израиль­ских арабов начинают открыто им помогать. И как бороться с ними в таком "труднодоступном" месте, как Кнессет? Ведь арабские члены Кнессета от­крыто встречаются с сирийскими и ливанскими функционерами и выража­ют поддержку "Хизбалле". И правильно заявил Либерман, что Государство Израиль имеет право требовать верности своих граждан. А тот, кто не при­знаёт, что Израиль является еврейским и сионистским государством, не мо­жет быть его гражданином. В доказательство этого он привёл хороший при­мер. Может ли быть такое, чтобы американский сенатор или конгрессмен во время войны отправился в Афганистан, встретился там с Бен- Ладеном и дру­гими лидерами "Аль-Каиды", выразил поддержку их борьбе против США и после этого вернулся и, как ни в чём не бывало, продолжал заседать в парла­менте? А в Израиле может.
      -- К сожалению, с представителями противника встречаются не только израильские арабы. Вы помните историю с полковником запаса Эльхананом Тененбаумом, который в своё время отправился в Ливан за наркотиками. Не бу­дем говорить об этической стороне этого вопроса. Но за месяц до этой поезд­ки Тененбаум принимал активное участие в подготовке широкомасштабных военных учений под кодовым названием "Житель Севера". Он был хорошо осведомлён обо всех планируемых действиях ЦАХАЛа в случае военных дей­ствий с Ливаном или Сирией. Когда Тененбаум оказался в плену, в геншта­бе надеялись, что он предпочтёт покончить жизнь самоубийством, чтобы под пытками не выдать военных секретов Израиля. Но никаких пыток не было. Тененбаум заявил, что в плену к нему относились очень хорошо. А он будто бы исламистам ничего не рассказал. Однако во время Второй ливанской войны командование израильской армии пришло к выводу, что боевики "Хизбаллы" хорошо осведомлены о местонахождении различных объектов на территории Израиля и тактических приёмах израильской армии. Это позволяло боевикам предвидеть действия подразделений израильской армии и успешно им проти­востоять. И тогда снова вспомнили историю с Тененбаумом. Почему он тогда избежал пыток? Выходит, что либо сам сразу рассказал, либо выезжал в араб­ские страны не наркотиками торговать, а военными секретами Израиля.
      -- ХАМАС и другие террористические организации и сейчас стремят­ся захватить израильских граждан. Иногда для прикрытия своих планов они устраивают массированные обстрелы нашей территории. Нашим силовым структурам постоянно приходится быть начеку.
      -- А "Хизбалла" уже готовит террористов-самоубийц из детей 10-15 лет. И в таких отрядах уже не одна тысяча детей. Так почему же другие страны должны заботиться об этих детях, если сами родители растят их только для того, чтобы они погибали в терактах?
      -- Интересно, а чем наши власти отвечают на это? Вот наш бедный Сдерот обстреливается ежедневно. Террористы могут уже выпускать до сот­ни ракет в день, а в Сдероте ни одно из 58 общественных бомбоубежищ не готово к тому, чтобы граждане находились в них продолжительное время.
      -- Надо сказать, что кое-что делается и в общем плане, и в частных во­просах. Кнессет принял в первом чтении два важных законопроекта, каса­ющихся нашего разговора. Согласно одному из них, любые израильские территориальные уступки должны утверждаться на всенародном референ­думе. Второй законопроект обязывает всех депутатов присягать на верность Государству Израиль. Понятно, что это очень возмутило депутатов от араб­ских партий. Законодательная комиссия Кнессета одобрила также законопро­ект, согласно которому сектор Газы приравнивается к иностранному государ­ству, и Израиль не будет выплачивать компенсации жителям Газы, постра­давшим в ходе антитеррористических операций ЦАХАЛа. Что же касается Сдерота, то, согласно сообщениям прессы, там имеется уже программа при­ведения убежищ в должный вид.
      -- Когда начнут проводить референдумы, я не знаю, а пока что Израиль отдал России Сергиевское подворье в Иерусалиме. Глава МИД России обе­щал помощь в освобождении заложников. А зам премьера Хаим Рамон гото­вит план раздела Иерусалима.
      -- Как там будет с присягой тоже не известно, но пока что арабские де­путаты многого добиваются. Когда Ралеб Маджадл стал председателем ко­миссии Кнессета по внутренним делам и экологии, он добился, чтобы в аэро­порту "Бен-Гурион" была создана молельная комната для мусульман. Ни си­нагоги, ни церкви, ни костёла вы там не увидите, а мечеть будет. Почему мусульманам такие привилегии?
      -- И несмотря на все привилегии и уступки, мы не можем добиться ос­вобождения Гилада Шалита. Уже и Россия в своё время заявляла, что бу­дет играть активную роль в освобождении израильских военнослужащих, и делегация ХАМАСа приезжала в Москву, и Евгений Примаков приез­жал в Дамаск и встречался с председателем исполкома ХАМАСа Халедом Машалем, а Гилад в плену.
      -- Прежде всего, должно предпринимать соответствующие меры наше правительство. Почему вы так его защищаете, я не знаю, но, по-моему, оно ничего не делает для нашей безопасности. Террористы из Газы 11 сентября 2007 года обстреляли нашу территорию. Снаряд разорвался на военной базе Зиким и ранил 69 бойцов. А наш глава правительства Ольмерт, министр обо­роны Барак и глава МИДа Ципи Ливни решили не реагировать на теракт в Зикиме и не прекращать поставок в сектор Газы гуманитарной помощи, воды и электроэнергии. А Ольмерт в канун осенних еврейских праздников 2007 года освободил из тюрем 87 палестинских террористов, отбывавших наказание за участие в терактах против Израиля. Освободил просто так, без всяких условий. И собрался освободить ещё 411 заключённых.
      -- И госсекретарь США Кондолиза Райс оказывает давление, призывая нас к сдержанности. К чему это приводит, мы уже знаем. Во время Войны Судного дня Генри Киссинджер выкручивал руки Голде Меир и не позво­лил Израилю добиться полной победы. Сейчас наша сдержанность привела к тому, что ХАМАС уже полностью захватил власть в Газе, не считается с Абу-Мазеном и постоянно обстреливает нас "касамами".
      -- Они действуют не только "касамами". Недавно одна беременная исламистка из Газы, мать восьмерых детей, пыталась пробраться в одну из из­раильских больниц для совершения теракта. Подумать только, чтобы много­детная мать была так безжалостна.
      -- Чего им нас жалеть, если они своих не жалеют! Вы посмотрите, ка­кую бойню устроили хамасовские исламисты против активистов ФАТХа. Уцелевшие вынуждены были огородами пробираться к границе. Больше ты­сячи палестинцев в окружении женщин и детей начали осаждать КПП "Эрез" в Газе на границе с Израилем, спасаясь от исламистов. Они просили Абу-Мазена и правительство Израиля помочь им выбраться из Газы.
      -- А вы знаете, что Абу-Мазен отказался принять на территорию Западного берега членов клана Хиллис, бежавших из сектора Газы. И это несмотря на то, что глава клана Ахмед Хиллис был гендиректором ФАТХа в Газе. Официально это было объяснено тем, чтобы не поощрять бегство из Газы, иначе поток беженцев станет неуправляемым. Руководство ПА не скрывает, что если разрешить населению покидать сектор, то в Газе останет­ся только ХАМАС.
      -- После Шестидневной войны египетские власти не выдавали паспорта жителям Газы, не разрешали им работать у себя по причине высокой безрабо­тицы в Египте. И до передачи Синая Египту, как того требовал Садат, жители Рафиаха работали на израильских стройках, прилично зарабатывали. В резуль­тате этот городишко вырос в семь раз по численности населения и в пять -- по числу домов. После передачи Синая Бегин предлагал Садату весь Рафиах, од­нако тот взял только часть города. В угоду Арафату от второй половины он от­казался: "Это не египетская, а палестинская земля". Теперь же оставшаяся в Газе часть населения страдает от безработицы, терпит другие лишения. Теперь в ответ на ракетные обстрелы Израиль ввёл блокаду Газы. Так недавно хамасовцы бульдозерами прорвали часть границы с Египтом, и население Газы хлынуло в Египет. По данным наблюдателей ООН, границу пересекло не мень­ше 500 тысяч человек. За три дня они скупили все товары в египетской части Рафиаха и Эль-Арише. Генерал-губернатор Синая вынужден был направить 7000 солдат на перекрытие дорог из Синая в Эль-Ариш и Рафиах. Когда в этих городах товаров не стало, жители Газы начали постепенно возвращаться домой.
       Но остаётся неизвестным, сколько боевиков ХАМАСа, "Исламского джихада" и "Аль-Каиды" перешли вглубь Синая и против кого они предпримут теракты.
      -- После ожесточённых столкновений в Газе между ФАТХом и ХАМАСом, когда ХАМАС одолел двадцатитысячную группировку сил безопасности ПА в секторе Газы, вооружённую по последнему слову военной техники, кое-кто из высокопоставленных лиц ПА покидает в панике не только сектор Газы, но и Западный берег. Они боятся, что власть ХАМАСа может распространиться на всю территорию ПА. Хотя и от ФАТХа нам радости мало. Как-то машина израильтянина была обстреляна палестинцами, в результате чего водитель погиб. Стрелявшие оказались сотрудниками палестинской полиции.
      -- Теперь правительство ПА в Рамалле не признаёт правительство в Газе и наоборот. Некоторые газетные обозреватели считают, что арабам теперь требуется три государства: одно в Иудее и Самарии, второе в Газе и третье для израильских арабов.
      -- Но на территории Газы террористические организации растут как гри­бы. Появились уже организации "Союз пророка", "Меч ислама", "афганцы" в форме боевиков "Талибана". Так что не исключено, что и Газу придётся делить на несколько государств. О пренебрежении других организаций к ХАМАСу говорит тот факт, что недавно во время традиционной пятничной молитвы у премьер министра Газы Исмаила Хании украли ботинки.
      -- Вот, все мы ругаем правительство. А я вот читаю, что к нам прибывает на стажировку группа будущих российских дипломатов. Если они едут слу­шать лекции наших специалистов, значит, у нас есть чему учиться.
      -- Не столько у нас учиться, сколько нас изучать. Да, они услышат мнение наших специалистов по вопросам конфликта на Ближнем Востоке, совершат экскурсии по Израилю. Это для того, чтобы будущие дипломаты представля­ли себе, с кем они имеют дело.
      
       Аркадий продолжал перебирать в памяти события прошедшего года. Нельзя сказать, что израильская армия никак не реагировала на ракетные обстрелы из сектора Газы. Периодически она отвечала точечными, но эф­фективными авиаударами. Основной их целью стало уничтожение руково­дителей боевого крыла "Исламского джихада" и тех, кто запускает ракеты. В декабре 2007 года таким образом было уничтожено не менее 12 боевиков, в том числе командир боевого крыла "Исламского джихада" в Газе Маджад Харазин и ответственный за производство "касамов" Карим Дахдух. Но беда в том, что террористы теперь имеют чётко спланированную организацию, где заранее распределено, кто тут же заменяет выбывающего руководите­ля. Поэтому, несмотря на потери, они продолжают обстрелы. А боевой по­тенциал террористов постоянно пополняется по десяткам туннелей, проры­тым под "филадельфийским коридором", через которые из Египта поступает вооружение. По этим же туннелям возвращаются и боевики, прошедшие обучение в Иране, Сирии и Ливане. Доставленные из Ирана ракеты начали уже достигать Ашкелона. В начале января 2008 года террористы обстреляли израильские военные катера, а Израиль на это снова промолчал. Это мол­чание придаёт террористам уверенность. Когда президент США прилетел в Израиль с визитом, палестинцы выпустили девять ракет по Сдероту. И это тоже Израиль оставил без ответа, что не могло не возмущать население. --Меня просто возмущает молчание нашей армии, её "безответственность".
      -- А что им прикажете делать? Как только мы производим ответные об­стрелы, так сразу начинают вопить разные правозащитники во всём мире.
      -- Надо просто придерживаться международных юридических норм. Военные подразделения ХАМАСа являются организованной военной силой, полностью соответствующей нормам Женевской конвенции от 12 августа 1949 года. Поэтому Израиль должен признать, что против него ведётся война, и конфликт приобретает статус военного конфликта малой интенсивности. А во время военного конфликта воюющая сторона несёт ответственность только за то население, которое в ходе военных действий оказалось на его территории, или на территории, которую эта страна оккупировала. Эти юри­дические нормы дают свободу действий нашей армии. Кроме того, это избав­ляет нас от всех поставок воюющей против нас стороне.
      -- Но ведь Израиль пока этого не делает. А что делать жителям Сдерота? Они уже собираются сами изготовлять ракеты и отвечать хамасовцам тем же. Инструкции по изготовлению ракет можно найти в Интернете. Другие приехали в Тель-Авив и организовали демонстрацию у здания Минобороны. Но народу собралось не более трёхсот человек.
      -- Так сейчас в Сдероте вообще осталось мало жителей и те измучены постоянными обстрелами.
      -- Что же теперь делать жителям Ашкелона, тоже уезжать? Их ведь уже начали обстреливать из многоствольной системы типа "Град-В". Уже и здесь звучат сигналы воздушной тревоги. Но многим и бежать некуда, потому что в большинстве старых зданий бомбоубежища не в порядке. Я не раз слышал, как говорят, что, мол, от "градов" с Кавказа убежали и снова под ними ока­зались!. А некоторые старики впадают в истерику: "Мы от Гитлера спаслись, чтобы с детьми и внуками от ХАМАСа погибнуть?!".
      -- Интересно узнать, что всё-таки у нас делают люди, называющие себя правительством Государства Израиль и его Парламентом?
      -- А наш узкий кабинет по вопросам безопасности пока обязал командо­вание армии разработать план полного и окончательного решения проблемы ракетных обстрелов.
      -- С нашим гуманным подходом к проблеме это будет сделать не лег­ко. Ведь перед каждым планируемым ударом наши ВВС разбрасывают над
       Газой листовки, призывающие население покинуть свои дома. Однако хамасовцы в это время сгоняют детей на крыши складов оружия, и израильские лётчики отказываются наносить удары по таким целям.
      -- Палестинцев наше правительство жалеет, а вот своих бросило.
      -- Кого вы имеете в виду?
      -- Бедных поселенцев, выкинутых из Гуш-Катифа. Прошло уже несколько лет, а 85 процентов изгнанников продолжают ютиться в убогих, прогнивших "караванах". Обещанное строительство постоянного жилья не ведётся. Не смог­ли устроиться на работу 1260 из 3500 изгнанников. Из четырёхсот фермеров только пятьдесят получили землю. Некоторые изгнанники вынуждены созда­вать фермы в Эфиопии, Марокко, Румынии. Понятно, что если они развернут там свои хозяйства, то для Израиля эти семьи уже можно считать потерянными.
      -- В этом году Кнессет принял закон, обязывающий государство в кратчай­шие сроки предоставить постоянное жильё эвакуированным из Гуш-Катифа. И разработали его, в основном, представители нашей алии.
      -- Хорошо, хоть через три года какое-то решение приняли. А по освобож­дению захваченных солдат тоже надо три года ждать? На Пейсах друзья и род­ные захваченных в плен солдат устроили пасхальный седер напротив дома главы правительства в Иерусалиме. Так они попытались напомнить Ольмерту, что ждут от него решения вопроса об освобождении пленных солдат.
      -- Некоторые храбрецы предлагают пару вариантов решения этого во­проса. По одному варианту из добровольцев спецназа, по примеру ХАМАСа, создаётся якобы подпольная группа, которая проводит военную операцию в Газе по захвату премьер-министра Газы Исмаила Хании. Затем предъявляет­ся ультиматум ХАМАСу о том, что судьба Хании будет симметрична судь­бе Гилада Шалита, и даёт согласие на обмен этими пленными. Претензий к Израилю со стороны мирового сообщества быть не должно, так как группа эта неподконтрольна правительству. По другому варианту эта группа долж­на похитить из тюрьмы полсотни отбывающих у нас наказание палестин­ских террористов. ХАМАСу предъявляется ультиматум, что если через сутки Гилад Шалит не будет дома, то будет расстрелян первый заложник по алфа­витному списку. При невыполнении ХАМАСом этого требования произво­дится реальный расстрел, и видеокассета отправляется родственникам.
      -- Можно себе представить, как потом эти видеокадры будут смаковаться во всём мире противниками Израиля, чтобы показать зверства израильтян.
      -- Почему же исламские террористы этого не боятся? Наоборот, они этим демонстрируют свою силу, потому что только силу и признают. Вот и нам надо показать, что и у нас есть сила, способная им противостоять.
      -- Да если бы нашей армии разрешили войти в Газу и действовать теми методами, какими действовала российская армия в Чечне, у нас тут потом долго было бы тихо. Но ведь не дают применить силу!
      -- Пока что ХАМАС более эффектен. Палестинцы настолько обнаглели, что под прикрытием БТРов направили три машины со взрывчаткой прямо на КПП Керем Шалом. Они хотели прорвать израильскую границу и захватить в плен хотя бы одного солдата. Два автомобиля успели взорвать, а третий бросили после того, как дорогу им преградил танк. Погибли два палестин­ца-смертника и два телевизионных оператора, которым было приказано сни­мать момент захвата заложников. Но ХАМАС устраивает и такой вариант. Они рассчитывают, что Израиль теперь окончательно перекроет свои КПП, и тогда народ Египта заставит президента Мубарака открыть границу с египет­ской стороны, чтобы жители Газы могли отовариваться в Египте.
      -- Мубарак и так смотрит сквозь пальцы на то, что весь Синайский по­луостров представляет собой огромную тренировочную базу ХАМАСа. Боевики ХАМАСа проводят там учения по отработке военных действий против Израиля. Там же размещены их склады оружия, поступающего из Судана и других мусульманских стран. А ведь, согласно израильско-египет­ского договора, Синай должен быть демилитаризованной зоной.
      -- Я надеюсь, что скоро у врагов Израиля уже не будет возможности за­хватывать на границе наших солдат.
      -- А что, правительство уже приняло решение окончательно уничтожить
       ХАМАС и "Хизбаллу"?
      -- Нет, дело в другом. Скоро на вооружение израильской армии поступит "автоматический солдат". Он представляет собой автоматическое транспорт­ное средство, оборудованное видеокамерами, приборами ночного видения, специальными датчиками и автоматическим огнестрельным оружием. Этому роботу не страшны засады и заминированные дороги, он может передвигать­ся в таких местах, которые не доступны солдатам.
      -- И сколько стоит такое удовольствие?
      -- Стоит такой робот дороговато: около 600 тысяч долларов. Но это луч­ше, чем терять жизни солдат.
      -- Не только терять жизни солдат, но и приносить другие жертвы. Уже ста­ло известно, что похищенные "Хизбаллой" Эхуд Гольдвассер и Эльад Регев были захвачены уже мёртвыми. Но чтобы вернуть их останки, Израиль вы­нужден пойти на соглашение с "Хизбаллой" и освободить кровавого убийцу Самира Кунтара и четверых опасных террористов. И говорят, что Ольмерт, наконец-то, задал сам себе вопрос: "А для чего тогда вообще нужно было на­чинать Вторую ливанскую войну?".
      -- Против этой сделки с "Хизбаллой" подала иск в Высший суд спра­ведливости семья полицейского Элиягу Шахара, убитого Самиром Кунтаром. Однако БАГАЦ отверг требование признать эту сделку незаконной. А ведь Кунтар за свои злодеяния был осуждён в своё время на 500 лет заключения. И вот за тела двух наших солдат Израиль согласился отдать эту бандитскую группу и плюс останки 199 террористов. В связи с этим ряд резервистов ЦАХАЛа заявил, что раз Израиль освобождает Кунтара, они отказываются являться на армейские сборы.
      -- А какое празднество было устроено в Ливане после возвращения Кунтара! Каково было смотреть на это близким тех, кто погиб от руки этого убийцы.
      -- В тюрьме Кунтар женился на арабской женщине. А когда он с ней раз­вёлся, правительство Израиля выплатило ей месячное пособие, как жене за­ключённого. Так, это не идиотство?
      -- Кунтара приветствовали не только в Ливане. Он прибыл потом с не­дельным визитом в Сирию, и Башар Асад вручил ему высшую государствен­ную награду страны - Орден почёта. Когда он подъехал к израильско-сирий­ской границе, его приветствовали с полтысячи жителей друзских деревень. Стоя по ту сторону границы Кунтар прокричал: " Знайте, евреи, наши боеви­ки достанут вас даже из-под земли!". И мы не знаем, сколько крови нам будет стоить проведённая сделка по его освобождению.
      -- После этой позорной сделки министерство обороны решило разрабо­тать чёткий регламент по обмену пленными. Но, когда это будет. А пока тер­рористы постоянно стремятся захватить наших людей, чтобы обменять на сотни террористов, отбывающих наказание в израильских тюрьмах.
      -- Для борьбы с террором Кнессет одобрил закон, согласно которому лю­бое лицо, принимающее участие в террористической деятельности или со­стоящее в террористической организации, может быть лишено израильского гражданства или статуса постоянного жителя страны.
      -- И вы думаете, что такой закон остановит этих фанатиков? Когда они надевают на себя пояс шахида или садятся за трактор, чтобы убивать евреев, их меньше всего интересует статус постоянного жителя Израиля. Они верят, что после теракта получат статус жителя рая и в награду 72 девственницы.
      -- Вот именно. Их не статуса постоянного жителя лишать надо, а жиз­ни, как они лишают жизни наших граждан. Так нет же, мы гуманная страна! Удивительно, как это Эйхмана решились казнить в мае 1962 года за организа­цию Холокоста. В настоящее время это вряд ли удалось бы сделать. Нашлись бы левые и правозащитники, которые бросились бы на его защиту.
      -- Ужасно то, что весь этот террор организуется не ради каких-то высо­ких целей, а только ради террора. В Палестинской автономии совсем не ду­мают об улучшении условий жизни своих граждан. Вот Турция предложила выстроить две промышленные зоны для трудоустройства палестинцев. У них есть хорошие проекты, они готовы вкладывать деньги для воплощения этих проектов в жизнь. Эти предложения приветствовали и Израиль и ПА. Но по­том руководители ПА начали находить разные причины для затягивания это­го вопроса.
      -- Конечно, если у жителя ПА будет работа, условия для содержания се­мьи, то едва ли он бросит всё это и пойдёт совершать теракт.
      -- А пока что он идёт запускать ракеты. И это не смотря на то, что с ХАМАСом заключено перемирие. По вопросу возобновления ракетных об­стрелов юга страны было проведено экстренное заседание Кнессета, состо­явшееся по требованию депутатов от "Ликуда" и НДИ. Докладывавший Эхуд Барак "успокоил" депутатов, что если раньше на страну падало до 500 ракет в месяц, то после заключения перемирия падает только 10. Как будто тем, в кого попадут эти 10 ракет, от такой статистики будет легче.
      -- Подумать только, в то время как ХАМАС постоянно обстрелива­ет израильскую территорию, российский писатель Александр Проханов устраивает в Москве презентацию своей новой книги под названием "ХАМАС -- хвала героям". Часть тиража была заранее выкуплена, а той части, что была доставлена на презентацию, на всех не хватило. Проханов выразил надежду, что следующая презентация книги состоится уже после создания палестинского государства, через несколько лет, в столице "новой Палестины" Иерусалиме.
      -- Тогда, я думаю, второй презентации он не дождётся.
      -- Дело в том, что Проханов называет главу политбюро ХАМАСа Халида Машаля "братом" и "другом", а террористическую деятельность ХАМАСа он отождествляет с действиями советских солдат в ходе Второй мировой войны.
      -- Такое сравнение должно быть оскорбительно для советских солдат, наших героев-фронтовиков. Пусть лучше сравнивает с Чеченской войной. И с кем в этой войне он сравнит хамасовцев?
      -- Но беда в том, что так думает не он один. На презентации присутство­вали дипломаты Сирии, Египта и других арабских государств, палестинцы и даже кое-кто из депутатов Государственной Думы. А председатель Российского исламского комитета Гейдар Джемаль выразил представителям ХАМАСа "восхищение их борьбой" и пожелал, чтобы "Аллах принял акти­вистов организации как шахидов в своём раю".
      -- Проханов также считает, что мир между Израилем и ХАМАСом воз­можен только на условии выполнения всех требований ХАМАСа -- отход к границам 1948 года, палестинское государство со столицей в Иерусалиме и отказ от агрессии. Но не ответил на вопрос, будет ли прекращение огня взаимным.
      -- А почему бы ему не предложить установление мира в Чечне путём вывода российских войск? Почему Чеченскую войну он не считает агресси­ей? Израиль-то свои войска вывел из Газы. А как грузинам всыпали, едва те покусились на российских миротворцев! Пусть у себя в стране разберутся, прежде чем другим советы давать.
      -- Беда в том, что все эти советчики-пропагандисты очень далеки от ре­альности, или преследуют вполне определённые интересы. Я не думаю, что тот же Проханов такой слепой и глухой, что не видит и не слышит постоян­ных призывов исламистов полностью стереть Израиль с лица земли. И даже границы 1948 года их не остановят. Эти советчики умышленно "забывают" историю. Ведь Война за независимость в 1948 году как раз и началась из-за того, что арабские страны не желали создания еврейского государства. А про­играв несколько войн, они начали кричать об израильской оккупации "пале­стинского государства". Но ведь ни до 1948 года, ни до 1967 года такого го­сударства не было. Так что как можно говорить об оккупации того, чего нет? В те годы Западный берег находился под контролем Иордании, а сектор Газа под контролем Египта. Именно эти государства сделали невозможным созда­ние "государства Палестина". Никакой вины Израиля в этом нет. Но об этом стараются не вспоминать. Потому что Израилю всё время отводится роль яг­нёнка, виноватого перед волком в том, что тому хочется кушать.
      -- И сейчас проблема усложняется тем, что в борьбу за уничтожение Израиля всё больше втягиваются израильские арабы.
      -- Это потому, что израильские власти в своё время допустили большую ошибку. После второй мировой войны чехи, словаки, советы и поляки высе­ляли немцев с занятых территорий и обустраивали земли по своему усмотре­нию. А наши власти не то что не выселяли -- уговаривали арабов остаться. Лично Голда Меир и Моше Даян стояли у мостов через реку Иордан и угова­ривали арабов не убегать. И сейчас можно пытаться установить мир на этой земле только путём взаимного обмена территориями и населением. И пусть израильские арабы создают своё Палестинское государство и "почувствуют разницу".
      -- Даже если палестинское руководство согласится на такой обмен, то этим дело не кончится. Они будут требовать возвращения палестинских беженцев, но на израильскую территорию, выставлять новые требования. Дело в том, что палестинское руководство не заинтересовано создавать своё государство. Это же надо будет как-то поднимать почти с нуля экономику, ре­шать вопросы инфраструктуры и массу других проблем. Проще изображать себя несчастными, обездоленными, получать от всего мира гуманитарную помощь и разворовывать её. А Израиль заставить снабжать бедный "окку­пированный" народ энергоносителями в целях недопущения гуманитарной катастрофы.
      -- О каком мире с палестинцами можно говорить, если они друг дру­га не жалеют. В секторе Газа хамасовцы проводят зачистку от привержен­цев ФАТХа. На территориях, подконтрольных Абу-Мазену, арестовывают представителей ХАМАСа, закрывают медицинские клиники и школы, фи­нансируемые ХАМАСом. Уже даже глава египетской разведки генерал Омар
       Сулейман назвал ХАМАС, этих друзей и братьев Проханова, бандитской группировкой и сказал, что нужно сделать всё возможное, чтобы свергнуть власть этой банды в Газе. Лидеры многих арабских государств, по сведени­ям зарубежных СМИ, дали Израилю "добро" на уничтожение лидеров этой организации.
      
       Уничтожению подлежали не только боевики ХАМАСа, но и лидеры "Хизбаллы". 13 февраля 2008 года радио Дамаска сообщило о взрыве в од­ном из самых престижных и наиболее охраняемых районов сирийской столи­цы. Позднее было объявлено, что в результате взрыва погиб супертеррорист, глава военного крыла "Хизбаллы" Имад Мурние. Сообщалось, что он вышел из ресторана, сел в свою машину, и в это время прогремел взрыв. Многие годы Мурние планировал и осуществлял теракты и боевые операции про­тив Израиля, еврейских объектов во всём мире, а также против других го­сударств. Это он курировал нападение на Израиль 12 июля 2006 года, в ре­зультате чего тела двух израильских солдат оказались в руках "Хизбаллы", и началась Вторая ливанская война. Много лет за Мурние охотились спецслуж­бы Израиля и многих других стран. Пресс-секретарь госдепартамента США Шон МакКорник крайне одобрительно отозвался о ликвидации Мурние. Никто официально не взял на себя ответственность за данную ликвидацию, однако "Хизбалла" во всём обвинила "Мосад".
       .. .Обстановка в регионе накалялась. Сирия продолжала усиленно воору­жать "Хизбаллу". ХАМАС использовал перемирие с Израилем для наращи­вания своих вооружений. Согласно докладу израильской военной разведки АМАН, появилась вероятность того, что Израилю, возможно, придётся вести войну как минимум на три фронта. А пока что армия не давала адекватного ответа ХАМАСу на постоянные ракетные обстрелы. Рабочий комитет слу­жащих ашкелонской больницы "Барзилай" вступил в трудовой конфликт с руководством больницы из-за непринятия мер по защите коллектива боль­ницы от ракетных обстрелов. Но руководству больницы такие меры принять не под силу. А служба тыла разослала жителям Кирьят-Гата, Кирьят-Малахи и Ашдода письма с предупреждением о том, что и эти города в ближайшее время могут оказаться в зоне ракетных обстрелов из Газы. Согласно отчёту госконтролёра Михи Линденштрауса, все, кто в последние 10 лет занимал важнейшие государственные посты -- премьеры, главы оборонного ведом­ства, начальники Генштаба ЦАХАЛа, министры финансов, гендиректоры Минобороны, чиновники, отвечающие за создание систем вооружения -- не смогли предвидеть тот огромный ущерб, который принесут стране ра­кеты террористов. Все они несут ответственность за создавшееся положе­ние. Возмущение населения возрастало. Кроме того, приближались выбо­ры, и правительству, чтобы остаться у власти, нужно было предпринимать какие-то действия. И в конце декабря 2008 года началась крупномасштабная операция "Литой свинец". Израильские воинские подразделения вошли в Газу и блокировали все города сектора. Авиация наносила удары по скла­дам вооружений и туннелям, через которые ХАМАС получает вооружение через территорию Египта. На этот раз израильская армия была хорошо под­готовлена и действовала оперативно. Хотя опять же не обошлось без жертв от своих из-за несогласованности действий. Массовых зачисток в городах израильские подразделения не проводили во избежание лишних потерь. Передвигаться с техникой по арабским улочкам затруднительно, боевики прятались в подвалах, по подземным ходам передвигались из дома к дому и устраивали засады. Руководство ХАМАСа пряталось в подвалах детского отделения больницы. Туда же были свезены запасы продовольствия и воору­жений. Да и сама палестинская больница была наводнена боевиками. Они знали, что израильтяне не будут стрелять по больнице. Ракетные обстрелы боевики вели прямо из квартир домов, полагая, что по жилым домам стре­лять не будут. Это была обычная тактика террористов прятаться за женщин и детей. Когда Израиль, несмотря на боевые действия, разрешил завести на территорию противника грузы гуманитарной помощи, боевики разграбили значительную часть этих грузов. Не гнушались хамасовцы и откровенными подлогами. 6 января 2009 года по израильским солдатам была выпущена ра­кета с территории школы ООН в Джебалии. ЦАХАЛ вынужден был открыть ответный огонь. Палестинцы тут же подняли шум на весь мир, что в резуль­тате израильского обстрела погибли 42 мирных жителя. Позднее ООН при­знала, что в результате данного обстрела погибших не было вовсе. А ХАМАС представил в качестве жертв "израильского варварства" трупы палестинцев, убитых совсем в другое время и в другом месте. В печати также появилось сообщение о том, что Иран поставляет ХАМАСу более совершенные ракеты С-802, предназначенные для поражения морских судов и имеющие дальность полёта 120 км. Иранские военные инструкторы обучают в Средиземном море боевиков ХАМАСа пользоваться этими ракетами. В этих обстоятельствах из­раильским судам придётся держаться на значительном расстоянии от берегов сектора Газы. Поставки военных грузов ХАМАСу Ираном производились неоднократно. В январе ВМС США получили сообщение, что иранское судно "Iran Hedayat" идёт под кипрским флагом и везёт оружие в Газу или Ливан. В США полагали, что досмотр иранского судна проведёт Египет в своих портах по ходу следования. Однако судно спокойно прошло через Красное море и Суэцкий канал и вышло в Средиземное море. Под давлением США на Кипре судно было задержано. На судне обнаружены десятки тонн ору­жия, в том числе ракет различных типов. Однако американскими моряками груз не был конфискован, так как они не были наделены соответствующими полномочиями. Иранские власти заявили, что судно идёт в Сирию, поэтому груз на его борту можно считать вполне законным. А хамасовские ракеты на­чали долетать уже до Ашдода. В то же время израильские арабы устраивали демонстрации протеста против "зверств израильских агрессоров". Полиция Северного округа начала в это время операцию "Уборка мусора" по изъя­тию оружия из арабских домов. В ходе операции были конфискованы сот­ни ружейных стволов, гранаты, пистолеты, станковый пулемёт и огромное количество боеприпасов. Поведение арабов тоже бурно обсуждалось среди израильтян.
       -- Смотрите, что получается. Большинство жителей Восточного Иерусалима имеют иорданское гражданство и считают себя палестинцами. Однако правительство Израиля считает их постоянными жителями Израиля и выдаёт им израильское удостоверение личности.
      -- Арабы эти удостоверения с удовольствием получают, ведь израильское гражданство даёт им льготы. Кто же от льгот будет отказываться?
      -- Раньше они всё-таки скрывали от соплеменников, что получают из­раильское гражданство. В МВД была даже специальная комната, где они заполняли необходимые формы без посторонних глаз. Теперь израильские удостоверения личности выдаются ребятам прямо в школе на специальной церемонии. Только в самом начале 2009 года более 1920 учеников из 20 школ Восточного Иерусалима обратились за удостоверениями личности.
      -- А их родители в это время устраивали демонстрации в поддержку ХАМАСа. Зачем же Израилю такие граждане, эта пятая колонна?
       Вся страна следила за ходом операции "Литой свинец". На этот раз все, даже левые СМИ, поддержали ввод войск в сектор Газы. Общественное мне­ние давно требовало от правительства положить конец террору ХАМАСа. С нетерпением ожидался момент, когда будут пойманы лидеры ХАМАСа. Но операция неожиданно прекратилась, израильские войска из сектора были выведены. Это вызвало недоумение у многих граждан Израиля.
      -- Совершенно не понятно, почему наши войска не довели дело до конца?
      -- До какого конца? Что вы под этим понимаете? Стереть Газу с лица земли?
      -- Я понимаю так, что стереть надо ХАМАС!
      -- И что потом? Снова оккупировать Газу и посадить себе на шею полто­ра миллиона арабов?
      -- Я не имею это в виду. Просто уничтожить боевиков, и главное, лидеров ХАМАСа, и уйти.
      -- Что значит "уйти"? А кто будет руководить этим районом? Абу-Мазену сектор Газа не нужен, Египту тоже. Что же нам, как зазывалам, кричать: "Кому Газу? Кому Газу? Отдам не дорого!"?
       -- И желающие найдутся быстро. Сирия с Ираном посадят там сво­их людей и нам это как раз станет очень дорого. Вот вы говорите "просто уничтожить боевиков". А это совсем не просто. Как вы себе это представляе­те? Крикните: "Боевики, выходи строиться!"? Как бы не так. Они появляют­ся из подвалов, туннелей, устраивают засады, обстреливают наших солдат и снова прячутся. А в случае опасности переоденутся в мирных жителей, и по­пробуй их узнай и тронь. Тут мировая общественность такой шум поднимет!
      -- Так что же надо делать?
      -- Ситуация очень не простая. Современные вооружённые конфликты, и это видно на примере США в Ираке, не могут длиться долго. Вы видели, с каким воодушевлением у нас все восприняли начало операции "Литой сви­нец". Но если бы конфликт затянулся, появились бы жертвы с нашей сторо­ны, резервисты торчали бы в Газе и не могли вернуться домой, военные дей­ствия пожирали бы госбюджет, то настроение в обществе начало бы меняться. Поэтому, я считаю, что наши войска вовремя ушли из Газы. С военной точки зрения операция "Литой свинец" была очень успешной. ХАМАС потерпел сокрушительное военное поражение и оказался в изоляции в арабском мире. От него отвернулись Египет, Саудовская Аравия, даже Иран и Сирия.
      -- Но, ведь полностью нейтрализовать ХАМАС не удалось, и обстрелы нашей территории возобновляются.
      -- А вот тут нам и необходимо эффективно действующее министерство пропаганды. Израиль должен был давно начать общественно-политическую разъяснительную кампанию. Необходимо показывать всему миру цели и за­дачи ХАМАСа, результаты их обстрелов нашей территории. Когда весь мир будут облетать видеокадры убитых, или ставших инвалидами израильских детей, разрушенных домов, отношение мирового сообщества к ХАМАСу бу­дет другим. Тогда, если запуск ракеты боевики произведут с крыши или окна дома, ЦАХАЛ смело будет наносить ответный удар по этому дому, не боясь шума в мировой прессе.
      -- Ну конечно! Чуть что, сразу надо создавать новое министерство. А ска­жите, почему работники МИДа с этой задачей не справляются? Это ведь они должны защищать честь и достоинство нашего государства.
      -- Что вы от них хотите? Там же кругом политические назначенцы или устроенные по блату. Им такая задача не под силу.
      -- Значит, эти они просто получают зарплату, а чтобы выполнять их рабо­ту, нужно создавать министерство? И где гарантия, что и в новом министер­стве места не займут опять назначенцы, и работу выполнять будет некому?
      -- Вот мы и затронули самый больной вопрос нашего государства, нашу политическую систему. К моменту выборов 2006 года в стране на 7 мил­лионов населения было 67 партий, к выборам была допущена 31 партия, в Кнессет прошли 15 партий. Абсолютного большинства из них не имеет ни одна, и, чтобы создать правительство, нужно каждой, входящей в коалицию партии, раздавать министерские портфели. О каких профессионалах можно говорить? Потому-то, согласно опросу, только восемь процентов удовлет­ворены работой руководства страны. А потом вдруг что-то не поделили, и коалиция разваливается. Бен-Гурион мечтал о другой системе, при которой премьер был бы свободен от коалиционных пут. Почти ни одно правитель­ство не смогло проработать полную каденцию. За 60 лет существования го­сударства у нас уже восемнадцатые выборы в Кнессет.
      -- И что вы предлагаете?
      -- Я ничего не хочу изобретать. Просто систему власти у нас нужно сде­лать такой, как в цивилизованных странах, и что давно предлагают сделать у нас умные люди. Исполнительная власть должна быть в руках президента, избираемого народом на четыре года. А он уже формирует правительство и отвечает за эффективность его работы. Тогда на министерские должности он будет приглашать профессионалов.
      -- Кое-что для этого уже начинали делать. В целях разделении законо­дательной и исполнительной ветвей власти парламентская комиссия по за­конодательству в начале 2007 года утвердила к первому чтению законопроект, согласно которому лица, получившие пост министра или его заместителя, должны будут сложить с себя депутатские полномочия.
      -- И где же этот законопроект? Что-то не спешат его принимать наши на­родные избранники.
      -- Могу вам сказать пару слов о профессионалах и опросах обществен­ного мнения. В 2003 году министром финансов стал Биньямин Нетаниягу. Непрофессионалом его никак не назовёшь. Нетаниягу является привержен­цем рыночной экономики, неоконсервативной либеральной теории лауреа­та Нобелевской премии в области экономики Мильтона Фридмана. К этому времени ситуация в экономике страны была катастрофическая, близкая к ар­гентинской. Страна стояла на пороге банкротства. Были нарушения с учётом государственного имущества. Не было никакого контроля за штатным распи­санием и зарплатами госслужащих. Безработица в стране приближалась к 13 процентам, и в то же время было огромное количество людей, получающих различные пособия. Необходимо было резко сокращать все статьи государ­ственных расходов в общей сложности на 10 миллиардов шекелей. Для того, чтобы заставить людей работать, Нетаниягу пошёл на сокращение пособий, хотя знал, какие проклятия будут раздаваться в его адрес.
      -- Да, проклятий хватало,-- вставил слово Аркадий.-- Но Нетаниягу хо­рошо держал удар. Я был свидетелем, как грамотно он на одном из собраний давал отпор молодым бездельникам, лишившимся пособий.
      -- Его критиковали и демагоги-социалисты. Были угрозы, шантаж, суды. Нетаниягу весь этот напор выдержал. Он сумел провести приватизацию и упорядочение ряда ведущих государственных кампаний, добился значитель­ного сокращения безработицы. В условиях постоянной борьбы с террором он проводил экономические реформы, остановил экономический спад и раз­вал бюджета, обеспечил стабильный рост ВВП при минимальной инфляции 0,3 процента. Но побочным эффектом всех этих успехов явился растущий разрыв в доходах населения и недовольство социально слабых слоёв. И хотя потом величину пособий вернули на прежний уровень, многие до сих пор не могут простить Нетаниягу того сокращения. Поэтому и сейчас ему нелегко вести предвыборную борьбу.
      -- Кстати, о предвыборной борьбе. Выбирать-то особо не из кого, не вид­но в списках выдающихся личностей. Вот и спрашивается: почему наша на­ция, поставлявшая на протяжении многих веков главных политических со­ветников могущественным правителям, всегда имевшая в своих рядах от­личных организаторов и учёных, не может найти себе достойных лидеров в собственной стране?
      -- Но, если нет в своей стране, то, может быть, нужно пригласить со сто­роны? Ведь пригласили же из США Стенли Фишера на должность руково­дителя Центробанка. В прессе не так давно была полушуточная статья о том, что в своё время при определённых обстоятельствах мы могли бы заполучить Билла Клинтона. После известного скандала Хиллари Клинтон должна была развестись с Биллом. Он же мог жениться на Монике Левински, и это восста­новило бы его политическую карьеру. Моника Левински, будучи еврейкой, согласно закону о возвращении, могла переехать в Израиль, и Билл Клинтон, как муж, тоже получил бы израильское гражданство. Он ведь, будучи прези­дентом США, много делал для достижения мирного соглашения между евре­ями и арабами, и пользовался симпатиями с обеих сторон. Он мог бы вполне претендовать на пост премьер-министра, окружил бы себя профессионалами, а не этими политназначенцами.
      -- В этом наша беда, что пока у власти стоят коррумпированные, не ком­петентные, беспринципные люди. Хочу привести пример беспринципности Ольмерта, не к ночи будь помянутого. В 2003 году, когда в стране упразднили министерство религий, Ольмерт был сторонником этого шага. Этот разум­ный шаг был направлен на отделении религии от государства. И вот в 2008 году Ольмерт снова возрождает это министерство.
      -- А ставшая на смену Ольмерту лидером "Кадимы" Ципи Ливни, что, более принципиальна? Вначале она вместе с Ольмертом и другими мини­страми голосует за сделку с "Хизбаллой" об обмене террористов на тела убитых Эльдада Регева и Эхуда Гольдвассера, а потом заявляет журналистам, что будет препятствовать выполнению этого решения. А до этого, с первых часов Второй ливанской войны внушала пораженческие настроения. С пер­вых часов нападения "Хизбаллы" она призывала к переговорам о прекра­щении огня и убеждала коллег, что у Израиля нет шансов на военную побе­ду. Постепенно пораженческие настроения передались Ольмерту и другим министрам, и Израиль впервые не одержал победу в войне. И такой человек может стать премьер-министром в результате предстоящих выборов.
       А предвыборные страсти начались с того момента, когда в конце июля 2008 года Эхуд Ольмерт заявил о том, что под давлением обстоятельств вы­нужден отказаться от участия в праймериз в партии "Кадима". Претендентами на пост лидера партии стали Ципи Ливни, Шауль Мофаз, Ави Дихтер и Меир Шитрит. Пресса писала о Ципи Ливни, что она труженица и не ворует. Сама Ливни объясняла избирателям, что стране сейчас нужен премьер с "чистыми руками", заботящийся, прежде всего, о судьбе государства и народа. Шауль Мофаз постоянно напоминал о своём богатом прошлом в сфере безопасно­сти страны. При этом как-то забывалось, что именно в бытность его началь­ником генштаба и министром обороны армия была доведена до столь плачев­ного состояния. Меир Шитрит расхваливал свой богатейший опыт полити­ческой и руководящей деятельности. По его мнению, премьеру не обязатель­но быть генералом и приводил примеры того, к чему в прошлом приводили страну "генералы-премьеры". Ави Дихтер говорил о своём понимании нужд социально слабых слоёв, насущных проблем общества и страны, о своём бо­гатом опыте в сфере безопасности. Но главная борьба разгорелась между Ципи Ливни и Шаулем Мофазом. Помощники Ливни привлекли на свою сто­рону арабские населённые пункты, а Шауль Мофаз добивался поддержки на "русской улице". В результате праймериз с небольшим преимуществом побе­дила Ципи Ливни. Но ей не удалось собрать коалицию и сформировать пра­вительство. В коалицию не захотела входить ни одна партия, кроме Аводы. Впереди были новые выборы в Кнессет, назначенные на 10 февраля 2009 года. Опросы общественного мнения предрекали основную победу "Ликуду" во главе с Нетаниягу. Однако после проведения операции "Литой свинец" повысились шансы у "Кадимы" и Аводы. Аркадию по душе была программа партии "Наш дом Израиль" (НДИ) во главе с Авигдором Либерманом, вы­ходцем из Молдавии. Он с приятелями проводил агитационную работу за эту партию. Опросы предрекали НДИ 16-17 мандатов. В день выборов на избирательных участках не было привычной суеты. Может быть сказыва­лось разочарование действиями правительства, может, отчасти, людям по­мешала гроза, бушевавшая весь день. Когда же были объявлены результаты выборов, Аркадий понял, что не зря целый день мок под дождём: НДИ по­лучила 15 мандатов. Партия "Ликуд" получила 27 мандатов, а "Кадима" -- 28. Для "Ликуда" это было некоторым разочарованием, поскольку прогнозы сулили им гораздо больший успех. Интриганы внутри партии тут же нача­ли шептать, что у "Ликуда" украли победу по вине лидера, которому народ не может простить проведённых экономических реформ. Но причина была в другом. Перед выборами победа "Ликуда" была настолько очевидна, что многие избиратели решили добавить голосов секторальным партиям и по­этому не голосовали за "Ликуд". Если бы сразу стоял вопрос о том, что надо помочь "Ликуду" добиться победы, результаты голосования были бы други­ми. В целом же правый лагерь набрал на 10 мандатов больше, и президент Шимон Перес поручил формирование правительства Биньямину Нетаниягу. Существенное поражение потерпела партия Авода, которая находилась у власти 29 лет подряд с момента образования государства и впоследствии неоднократно снова приходившая к власти. В этот раз она набрала всего 13 мандатов, и Эхуд Барак заявил, что его партия уйдёт в оппозицию. Ципи Ливни была обижена, что не ей было поручено формирование правитель­ства, и тоже со своей партией решила уйти в оппозицию. Но если не создать устойчивого большинства в Кнессете, то правительство просуществует не долго. Тогда через год-два грядут новые выборы, а это накладно для эконо­мики страны. Поскольку день выборов в Кнессет считается выходным днём, на этих последних выборах только израильские промышленники потеряли 225 миллионов шекелей. Нетаниягу не хотел этого допустить. Узкую коали­цию он мог сформировать довольно быстро, но продолжал вести переговоры с другими партиями, желая привлечь их в коалицию. За результатами пере­говоров следила вся страна. Их обсуждали по телевидению и радио, а также среди населения.
      -- Ну что у нас за избиратели? Ведь только что "Кадима" была правящей партией и показала свою несостоятельность. Из-за этого же и состоялись до­срочные выборы. Казалось бы, на этих выборах "Кадима" вообще не преодо­леет электоральный барьер. Так наши избиратели снова поддались на агита­цию и отдали ей аж 28 мандатов!
      -- А вы посмотрите на эту Ципи Ливни. В такой трудный для страны мо­мент, когда надо бороться с экономическим кризисом и вести военные дей­ствия, она показывает свой фасон. Она, видите ли, не может поступиться принципами. А какие-такие у неё принципы?
      -- Она хочет, чтобы Нетаниягу публично согласился с идеей "двух госу­дарств для двух народов".
      -- Да разве в такой момент это самое главное? Сейчас одно, хотя бы своё государство, спасти надо. О каких двух государствах может идти речь, если палестинцы никак не соглашаются с самим фактом существования еврей­ского государства. И хорошо, что теперь не будет в правительстве партии, ответственной за изгнание наших поселенцев из Гуш-Катифа. Пусть теперь "Кадима" сидит себе в оппозиции.
      -- А левые подливают масла в огонь и кричат, что Нетаниягу ведёт страну в пропасть.
      -- Это мы уже проходили. Весной 1977 года в ходе предвыборной про­паганды газеты захлёбывались от злостных нападок на Менахема Бегина:
       "Бегин -- это война. Берегите своих сыновей! Бегин приведёт страну к ка­тастрофе", и много чего писалось в том же духе. До этого времени в стра­не постоянно находилась у власти Авода. Наступает день выборов, и 17 мая 1977 года в 10 часов вечера по единственному тогда телевизионному каналу объявляют: "Переворот". Партия "Ликуд" набрала 43 мандата против 33 у Аводы. В эту ночь большая часть населения не может уснуть. Одни радуются победе, другие считают, что страну постигло большое несчастье. Бегин бы­стро формирует правительство, имея в Кнессете 61 мандат из 120. Но коали­ционная неустойчивость не страшит Менахема Бегина. Он оставляет мини­стерские портфели партии Даш, имеющей 15 мандатов, и та присоединяется к коалиции. Моше Даяна Бегин пригласил на пост министра иностранных дел, и тот присоединился к коалиции, уйдя из Аводы. В результате у Бегина образовалась устойчивая коалиция из 77 мандатов.
      -- И нужно сказать, что на этом посту Моше Даян много сделал для заклю­чения мирного договора с Египтом. Вначале он действовал тайно. Изменив внешность до неузнаваемости, инкогнито прилетел 16 сентября 1977 года в Касабланку и встретился с королём Марокко Хасаном. В королевском двор­це ему были оказан шикарный приём, и он был принят вице-президентом Египта доктором Хасаном Тоими. Убедив последнего в полезности мира для обеих стран, Даян добился начала прямых израильско-египетских перегово­ров. И вот уже 19 ноября 1977 года президент Египта Анвар Садат прилетел в Иерусалим и обсудил с премьер-министром Израиля Менахемом Бегиным содержание будущего мирного договора. Это было первое официальное по­сещение Израиля руководителем арабского государства.
      -- Нетаниягу и сейчас предлагает Ципи Ливни любые министерские по­сты на выбор, но та продолжает держать фасон. А ведь какая сильная могла быть коалиция, если бы в неё вошли "Кадима" и Авода. Ливни оставалась бы министром иностранных дел, а Барак -- министром обороны. Но ей обязательно хочется стать премьером. Таким поведением, из-за узких карьерных интересов, Ципи Ливни предаёт сотни тысяч избирателей, отдавших ей свои голоса. Как она в оппозиции будет отстаивать их интересы? Ведь в коалиции это делать легче.
      -- А Эхуд Барак уже вроде бы соглашается на пост министра обороны, но надо, чтобы его партия согласилась войти в коалицию. Так что ему надо выиграть внутрипартийную борьбу.
      -- Странно себя ведёт партия Авода. Сразу после выборов Барак заявил своим однопартийцам: "Избиратели послали нас в оппозицию". С чего он это взял? Согласно опросам общественного мнения избиратели хотели, чтобы Авода вошла в коалицию для создания правительства национального един­ства. А что толку, если при целом ряде серьёзнейших угроз, стоящих перед страной, Авода будет сидеть в оппозиции и создавать невыносимые условия для работы правительства Нетаниягу на радость арабам, исламистам и на­шим левым самоубийцам.
       Тем временем в Аводе даже организовался объединённый фронт против­ников, не желающих, чтобы их левая партия находилась в правом правитель­стве. Генсек Эйтан Кабель заявил о возможности раскола, если Барак решит не учитывать мнения большинства соратников. Для выявления мнения этого большинства была созвана даже специальная партконференция. Барак спра­ведливо мотивировал вхождение в коалицию требованием времени и очень сложными проблемами в сфере безопасности. Дополнительным стимулом вхождения в коалицию были пять министерских портфелей, что для 13 ман­датов было шикарным уловом. Эти "подарки" Нетаниягу раздавал за счёт своей партии, и это, естественно, вызвало недовольство однопартийцев, так­же мечтавших о министерских портфелях. Но Нетаниягу пошёл на этот шаг, стремясь создать широкую коалицию. И вот состоялась партконференция в Аводе. Хотя на повестке дня стоял всего один вопрос, затянулась она почти на целую рабочую смену. Противники и сторонники присоединения к пра­вительству надрывали горло, доказывая свою правоту. А мнения были очень разные. Одни выступающие говорили, что ни в коем случае нельзя входить в правительство Нетаниягу--Либермана, а препятствовать претворению их планов, находясь в оппозиции. Другие заявляли, что надо как раз войти в состав правительства, чтобы помешать осуществлению планов Нетаниягу-- Либермана. Наконец подошло время голосования. Подсчёт бюллетеней по­казал, что около 58 процентов проголосовали за вхождения в правительство. Как бы предчувствуя это, Эхуд Барак накануне подписал коалиционное со­глашение с Биньямином Нетаниягу. Страна могла успокоиться. Только на­долго ли?
      
      
       ЭПИЛОГ
      
       "То, что вы строили годами, может быть разрушено в одночасье.. Всё равно стройте. Если вы обрели безмятежное счастье, вам будут завидовать. Всё равно будьте счастливы".

    Мать Тереза, католическая монахиня

      
      
       Аркадий с приятелями устроили пикник. Благо, в Израиле для этого не обязательно выезжать за город. В парках и других местах отдыха есть столы и скамейки, кое-где даже стоят мангалы. Инициатором и спонсором меро­приятия был Ефим. Семь лет назад он попал в дорожно-транспортное про­исшествие, повредил ногу и несколько месяцев был на больничном. Подал в суд иск о возмещении материального ущерба с виновника аварии. И вот че­рез столько лет судебный процесс завершился, Ефим получил компенсацию. Такое событие надо было отметить.
       По округе распространялся запах шашлыков. Застолье было в разгаре. В перерывах между тостами компания обсуждала текущие вопросы.
      -- Это же надо, чтобы такой простой вопрос тянулся несколько лет! Виновник аварии известен, его вина полицией доказана. Чего тянуть столько времени?
      -- Тебе, Фима, повезло, что ответчик оказался довольно состоятельным и смог относительно быстро рассчитаться. А могла бы оплата растянуться на несколько лет.
      -- Если учесть, что процесс тянулся "всего" семь лет, то мне действи­тельно повезло. А ждать несколько лет я не могу. Я ведь, мужики, решил вернуться в Россию.
       На какое-то время наступила тишина. Новость поразила всех. Первым пришёл в себя Аркадий:
       -- Постой, во-первых, почему в Россию? Ты ведь сам из Киева.
       -- В Киеве я родился, учился. А после института попал на Урал. Теперь ребята зовут обратно.
       -- А что тебя здесь не устраивает?
      -- Многое не устраивает. Мне надоело, что здесь нас, "русских", счита­ют людьми второго сорта. Не буду приводить многочисленные примеры, вы сами это знаете.
      -- Но мы знаем также, что многие наши дважды соотечественники до­бились хороших успехов.
      -- Правильно. А вы обратили внимание, что наша русскоязычная изра­ильская пресса о них почти ничего не пишет? А знаете почему? Потому что
      --
      
       среди читателей русскоязычной прессы неудачников больше. Больше тех, кто по разным причинам не смог осилить иврит, устроиться по специальности, не подошёл уже по возрасту. Так вот, выясняется, что таких читателей чужие успехи раздражают. Редакторы боятся, что такие публикации могут привести к тому, что люди не будут покупать газету. Вы где-нибудь такое видели, что­бы пресса не хотела подбадривать народ положительными примерами?
      -- Может быть, это у них осталось со времён СССР? В прессе были толь­ко положительные примеры, а жить лучше не становилось.
      -- А ты думаешь, что сейчас в российской прессе увидишь много положи­тельных примеров? Там сейчас больше "чернуху" печатают. И, надеюсь, ты не из-за прессы собираешься уезжать? -- продолжал допытываться Аркадий.
      -- Да из-за всего! Надоело. Надоело работать не по специальности, мало получать за свою работу. И не я один такой. Вот газеты пишут, что у нас уро­вень бедности составляет 24,5 процента. А, для сравнения, в США за чертой бедности живут 17 процентов, в Испании -- 14, Великобритании -- 8, во Франции -- 7.
      -- Но ты ведь не во Францию собираешься? А какой уровень бедности в России, ты знаешь? И в российской прессе ты вряд ли об этом прочтёшь. Не выгодно там такие цифры публиковать, потому что большинство заводов сто­ит, и людям работать негде. Вот и смотри, что лучше: иметь работу и читать в прессе стоны о бедности, или не видеть в прессе никаких стонов и сидеть без работы.
      -- Но здесь же постоянно боишься потерять детей. Эти так называемые социальные службы являются просто бичом для семей репатриантов. Детей заставляют "стучать" на родителей, и тех лишают родительских прав.
      -- Я что-то не пойму. Ты ведь в разводе, сын останется здесь с матерью. Так что тебя этот вопрос так волнует?
      -- Что тут не понять? Не буду же я всю жизнь ходить холостяком. Я за­веду семью, появятся дети.
       -- И чтобы завести семью, надо обязательно ехать в Россию?
      -- Здесь я уже боюсь делать такой шаг. Вдруг опять что-нибудь не зала­дится, и будешь расплачиваться за ошибку всю жизнь. Здешние законы ведь просто разоряют мужиков.
      -- В практике бывают и исключения. Недавно в прессе говорилось об ин­тересном случае. Женщина-адвокат не давала согласия на развод, пока муж не выплатит ей 200 тысяч шекелей согласно брачному договору. Так вот, раввинатский суд постановил считать это требование неправомочным и лишил женщину права заниматься профессиональной деятельностью до тех пор, пока она не согласится на развод. А если она и после этого откажется от раз­вода, то, в соответствии с законом о злостном уклонении от развода, ждёт тюремное заключение.
      -- Здесь в Израиле много странностей увидеть можно. Вот, к примеру, опросы показывают, что от 93 до 97 процентов израильтян вполне доволь­ны своим положением. Однако когда тем же гражданам задали вопрос о том, не хотят ли они уехать из Израиля, то оказалось, что каждый десятый изра­ильтян намереваются уехать, 15 процентов подумывают об отъезде и столько же признались, что хоть и любят Израиль, но если бы представилась реаль­ная возможность, то они бы уехали. И причины, в основном, одни и те же: у кого-то проблемы с жильём, кого-то не устраивает работа. И проблема с работой не только у репатриантов из стран СНГ. Даже человек, который име­ет солидный стаж работы в Силиконовой долине в США и учёную степень, не может найти подходящую работу здесь. Потому что кругом нужна протек­ция. А о порядочности в расчётах я уже не говорю. Поэтому Израиль среди развитых стран лидирует по количеству специалистов, уезжающих на Запад. Около 25 процентов сотрудников университетов страны уехали в США. Для сравнения: из Испании уезжает один процент, из Франции и Германии -- три. Покидает страну и творческая интеллигенция, так как тут у них нет ус­ловий для творческой работы. Литераторы возвращаются в Москву, потому что там у них гораздо больше возможностей для работы.
      -- Но ты ведь не литератор.
      -- Так, в Москву едут не только литераторы. Ты знаешь, что в Москве уже проживает 250 тысяч израильтян? И московское правительство оказывает им покровительство. Даже если у израильтянина нет российского гражданства, то рабочую визу можно получить за один день.
      -- Да, жаль, что из страны уезжает много молодёжи, разочарованной на­шим коррумпированным правительством. И уезжают не только новые репа­трианты. С 1990 по 2005 год из страны уехали 370 тысяч человек, из них новых репатриантов -- 132 тысячи.
      -- Люди, прожившие здесь много лет, замечают, что у израильтян исчеза­ет бескорыстие, желание помочь ближнему, постепенно преобладает чувство наживы. И у страны давно нет настоящего лидера. А без него в нынешних условиях государству существовать очень трудно. Потому-то и остаются без внимания те или иные важные государственные проблемы. Где уж Ольмерту думать о проблеме отъезда израильтян, если у него личных проблем выше головы.
      -- Тут ты прав. И в истории есть примеры, когда сильный лидер мог вы­вести страну из кризиса. Во Франции в конце 1950-х годов страсти между левыми и правыми привели страну к политическому кризису. Нужны были реформы и личность, способная их осуществить. Правящая элита обрати­лась к Шарлю де Голлю. Тот согласился, но поставил условием проведение конституционной реформы. Согласно новой конституции президент полу­чал гораздо большие полномочия и возможность контролировать все другие государственные институты. Президент поручал премьер-министру форми­рование правительства, но контролировал его действия, чтобы министры не лоббировали партийные интересы. Ключевые государственные вопросы пе­реходили в компетенцию президента и уже не могли зависеть от интересов партийных лидеров. Депутаты парламента выбирались по округам и несли личную ответственность перед избирателями. А теперь представьте, как из­менилась бы жизнь в Израиле, если бы здесь была проведена такая рефор­ма. Тогда в Кнессет не попадали бы случайные люди за спиной лидера пар­тии. Идею президентской формы правления выдвинул в 1998 году Авигдор Либерман.
       -- А что толку? Партийные интересанты всячески тормозят эту идею, так как понимают, что тогда дорога в политику им будет закрыта. Так что пока остаётся по-старому, внутренние проблемы страны не решаются, и израильтяне продолжают уезжать. Израильский медперсонал уже получа­ет официальное приглашение на работу в Австралии. И это в то время, ког­да медперсонала не хватает у нас в стране. Вы помните, сколько лет про­бивалось решение о строительстве больницы в Ашдода. Наконец решение было принято. Но выяснилось, что строить сейчас бесполезно, потому что в ней некому будет работать. Профессия медицинской сестры востребова­на в США, Великобритании, Германии. И чего бы медсёстрам не уезжать в США, если там они, пройдя языковые курсы, начинают работать в больнице и получать в четыре раза больше, чем медсестра с десятилетним стажем в Израиле. Начинающая медсестра в США получает 30 долларов в час, а при наличии стажа может получать в полтора раза больше. Вот и подсчитай, что при 12-часовой смене начинающая медсестра в США зарабатывает за одну смену больше, чем месячное пособие по старости в Израиле. А посмотрите, что происходит в израильской науке! Страна выпускает много докторов наук, которые потом едут на постдокторат в Америку, и, по замыслу, потом должны вернуться в Израиль. Но большинство не возвращается. Из этого факта мож­но сделать два вывода. Во-первых, раз люди там остаются, значит, там им созданы лучшие условия. Во-вторых, раз эти люди востребованы за грани­цей, значит, в Израиле наука качественная. И действительно, в Израиле много учёных, добившихся серьёзных результатов в своей области. Только мы мало о них знаем, хотя многие уже вошли в историю страны наряду с известны­ми политиками, генералами, разведчиками. Только о репатриантах-учёных не пишут столько, сколько об остальных. Русскоязычный 9-й телеканал ими не интересуется, а уж ивритоговорящие СМИ тем более. Что сейчас волнует израильтян, показал опрос общественного мнения, проведённый перед ро­зыгрышем приза в 50 миллионов шекелей. Оказалось, что в случае выигры­ша этого приза, каждый двенадцатый израильтянин развёлся бы, а каждый пятый оборудовал бы свой дом современным бомбоубежищем, в котором можно пережить атаку с применением оружия массового поражения. И, об­ратите внимание, собираются покинуть Израиль люди, получившие здесь об­разование и хорошо интегрировавшиеся в израильское общество. Как выра­зилась одна израильтянка: "Если уж такие люди уезжают, что-то у нас идёт не так". Действительно, другие нравы стали у тех, кто управляет народом, и у народа, которым они управляют. Говорят, что раньше к уезжающим из стра­ны (йордим) относились с презрением. И уезжали они тихо. А теперь никто этого не стесняется.
       -- Не только не стесняются, но некоторые умудряются делать на этом бизнес,-- вмешался молчавший до сих пор Вениамин.-- Появились фирмы, публикующие в русскоязычных СМИ объявления о выгодных предложени­ях для лиц, собирающихся покинуть Израиль. Получив личные данные та­ких людей, на их имя мошенниками открывались компании по оказанию тех или иных услуг. Эти компании, ничего не производя, выписывали счета за якобы проведённую работу. Эти счета продавались владельцам бизнесов за небольшие проценты от указанной в них суммы. Предприниматели списы­вали указанные в счетах суммы в статью своих расходов за мнимую услугу и укрывали от государства часть своих доходов. Такие фиктивные счета мог­ли предъявляться в Таможенное управление для возврата якобы уплаченного НДС. Счета предъявлялись на миллионы шекелей и доход мошенники полу­чали неплохой. Если же налоговые инспекторы вскрывали подобную аферу, то оказывалось, что спросить не с кого, ведь людей, выписавших эти счета, давно нет в Израиле.
       После некоторой паузы Вениамин вдруг с какой-то виноватой грустной улыбкой произнёс:
      -- Мужики! А мы ведь, наверное, тоже скоро уедем.
      -- Куда и зачем? -- оторопела кампания.
      -- Зачем? А зачем я приехал сюда? Сколько унижений и оскорблений мы с малых лет терпели на нашей "доисторической родине" только из-за того, что мы евреи. "Жид! Жид! Жиды Христа распяли!" -- мог кричать какой-нибудь сопляк, и не знавший, кто такой Христос, и не имевший понятия, что такое "распять". Сколько драк было с обидчиками. Сколько я мечтал о таком времени, когда можно будет жить спокойно. Я не думал, будет ли мне голодно или холодно, главное, чтобы мои дети могли расти равноправными членами общества, и чтобы их никто не мог оскорбить. Как мы радовались, когда появилась возможность уехать в Израиль. Вот она, наша сбывшая­ся мечта, когда вокруг живут такие же евреи, как и ты! И что оказалось? Что мы для них не такие. Для них мы "русские". И поэтому нас можно унижать, оскорблять и даже убить. По отношению к нам дискриминация большая, чем к арабам. Попробовали бы они так убить арабского мальчика, как убили моего. Пресса раструбила бы на весь мир, и было бы проведено соответствующее расследование. И какую бы интифаду устроили арабы! А тут тихо, будто ничего и не случилось. С каким восторгом СМИ сейчас писали о том, что после операции "Литой свинец" израильские школьники собирают подарки для детей Газы. И это несмотря на восьмилетний ракет­ный обстрел из сектора Газы. А когда-нибудь для детей русскоязычных из­раильтян подарки израильские школьники собирали? Многим израильским детям становится дурно только от русской речи. Так как мы можем жить в такой стране? Я не хочу, чтобы такая же участь постигла и второго моего сына!... А куда мы едем? Пока точно не решили. Скорее всего, в Австралию или Новую Зеландию. Я хочу уехать в страну, где мало знают, кто такие евреи и кто такие русские. Я хочу жить в стране, где нет притеснений по национальному признаку. Где соседу нет никакого дела до того, веришь ли ты во Христа, Магомета или вообще ни в кого не веришь. Где ему также нет дела до того, откуда ты приехал. Ты живёшь, соблюдая законы страны, исправно платишь налоги государству, а остальное никого не касается. Вот в такую страну я хочу уехать, мужики.
       После некоторого молчания Аркадий заметил:
      -- Нам понятна, Веня, твоя боль. Но в выборе страны ты ошибаешься. Достаточно только внимательно почитать международную прессу. Ты счи­таешь, что найдёшь покой в Австралии или Новой Зеландии. А ты знаешь, что в Австралии долгие годы евреев вообще не принимали в австралийские клубы из-за их религиозной принадлежности. Евреям пришлось в 1954 году организовать свой гольф клуб "Кранбурн" недалеко от Мельбурна. Так вот недавно этот клуб подвергся антисемитской атаке. На прекрасном газоне были выжжены нацистская свастика и аббревиатура расистской организа­ции "Ку-Клус-Клан". В 2007 году это была уже вторая антисемитская акция. Что касается Новой Зеландии, то и там отмечаются антисемитские выходки, особенно среди мусульман. А недавно было сообщение, что арабское пред­приятие Дубая готово купить контрольный пакет акций крупнейшего аэро­порта Новой Зеландии. Представляешь, как тогда увеличится мусульманское присутствие в стране? А ведь евреев там проживает всего 10 тысяч человек из четырёхмиллионного населения страны.
      -- И несмотря на это, на парламентских выборах в ноябре 2008 года по­бедила правоцентристская Национальная партия и ее председатель, галахический еврей, Джон Кей стал 39-м премьер-министром страны. И это не пер­вый случай в истории страны. В семидесятых годах XIX столетия строго вы­полняющий заповеди еврей Юлиус Фогель находился на посту премьер-ми­нистра Новой Зеландии две каденции. В 1925 году двадцатым премьер-ми­нистром страны стал крещёный еврей Френсис Генри Дилон Белл. Есть даже некоторые предположения, что туземцы Новой Зеландии -- маори, являются потомками одного из колен Израилевых.
      -- А вы знаете,-- заметил Аркадий,-- что мать Джона Кея -- Рут Кей, в девичестве Лазар, в своё время не погибла в огне Катастрофы потому, что ребёнком её вывезли в Великобританию. И напомнил я вам это неспроста. Все ваши аргументы в пользу отъезда основаны на заботе о будущем своих детей. И мне вдруг вспомнился один исторический факт. В июле 1938 года во Франции в городке Эвиане состоялась международная конференция предста­вителей 32 стран Европы и Америки, обсуждавшая судьбу евреев-беженцев из нацистской Германии. Ни одна страна, слышите, н и о д н а с т р а н а не согласилась их принять. И Гитлер по-своему расценил это равнодушие, ан­тиеврейская политика ещё больше усилилась. Прошёл месяц с момента под­писания Мюнхенского соглашения, и ночь с 9 на 10 ноября 1938 года вошла в историю как "Хрустальная". Она показала жестокость нацистов по отноше­нию к евреям. В то время евреи тоже беспокоились о спасении своих детей. Делегация Совета немецкого еврейства 15 ноября обратилась к английскому премьер-министру Невилю Чемберлену с просьбой принять 10 тысяч детей. Но положительного ответа он не дал. Под давлением общественности 21 но­ября в парламенте прошли острые дебаты по вопросу о беженцах. Еврейская община Англии дала гарантию в том, что ни один из беженцев не будет обу­зой для государства, и правительство дало согласие на въезд в Англию опре­делённого количества еврейских детей до 18 лет. 2 декабря 1939 года первый корабль с 200 еврейских детей прибыл в английский порт Нарвич. С больши­ми трудностями с помощью "Киндертранспорта" было вывезено 10 тысяч еврейских детей из Германии и Австрии. А их родители погибли в нацист­ских лагерях. Со времени "Киндертранспорта" прошло около 70 лет, но кто может дать гарантию того, что где-нибудь опять не придётся спасать евреев и их детей от разгула антисемитизма. Но в отличие от того времени, теперь есть страна, которая не откажется их принять. Для того она и создавалась. И нам надо делать всё, чтобы она продолжала существовать. Мы можем мно­го говорить о том, сколько здесь недостатков. Но надо не быть сторонними наблюдателями, а всем вместе эти недостатки устранять.
      -- А что от нас зависит, чем мы можем помочь?
      -- Прежде всего, своим голосом. Израиль -- демократическая стра­на, и её процветание зависит от серьёзного отношения к выборам граждан. Ведь на последних муниципальных выборах явка еле достигла 50 процен­тов, а среди репатриантов меньше. При этом всё-таки были свергнуты мно­гие прежние муниципальные властители. Активизировалась и "русская ули­ца". Вот только если бы они действовали более согласовано, то получили бы гораздо больше мандатов. А что показали выборы в Кнессет? Где вы най­дёте такую страну, где репатрианты через пару десятков лет пребывания в стране имели бы более 10 процентов мест в парламенте. И в новом прави­тельстве получают несколько министерских портфелей. Так что постепенно пробиваем "стеклянный потолок". Вот ты, Фима, жаловался на израильскую коррупцию. В связи с этим можно поведать один эпизод. Израильский рус­скоязычный корреспондент, сотрудничая с одной из центральных российских газет, переслал туда материал об израильской коррупции. В газете материа­лом заинтересовались, но попросили привести цифры. Журналист просьбу выполнил, и интерес к материалу у газеты пропал. На вопрос журналиста по этому поводу редакция газеты ответила, что для России это не актуаль­но. Такую сумму взяток в России получает за неделю районный налоговый инспектор. Так что смотри, куда собираешься ехать. Промышленность там сейчас в упадке. Страна живёт, в основном, за счёт нефти и газа. Так сейчас и в Израиле открыто крупное месторождение газа. Я прошу меня правильно понять. Я очень люблю Россию. И сюда большинство из нас приехало не под впечатлением идей сионизма. Но увидя, какой огромный труд был вложен людьми, чтобы в пустыне, на камнях и болотах создать такую красивую стра­ну, познакомившись с историей, познав проблемы как внутренние, так и свя­занные с враждебным окружением, я понял, что нужно приложить все силы, чтобы эту страну сохранить. И хоть страна молодая, насчитывающая шесть десятков лет, она за эти годы выдержала несколько войн, приняла миллионы репатриантов, смогла всех расселить и обустроить. За эти годы были постро­ены города и прекрасные дороги. Хоть мы постоянно ворчим из-за каких-ни­будь проблем, надо честно признаться, что по многим параметрам мы живём лучше, чем в стране исхода. И даже те молодые люди, которые уехали рабо­тать за границу, не теряют связь с Израилем. У них здесь остались родители, которых, между прочим, содержит Государство Израиль. Сюда они привозят на лето своих детей. Во всём мире есть люди, даже не евреи, которые болеют за эту страну и стараются ей помочь. Германский бизнесмен Вернер Вирзинг в 12 лет посмотрел фильм "Эксодус" и был возмущён тем, как британские власти обращались с евреями, выжившими в Катастрофе. Когда началась Шестидневная война, он, будучи солдатом армии ФРГ, рвался защищать Израиль. Сейчас он снимает фильмы о евреях и является ярым защитником Израиля. Молодой протестант из Швеции несколько лет добивался статуса постоянного жителя Израиля только для того, чтобы стать бойцом бригады "Голани". Сейчас он уже служит в пехотном батальоне. Нынешний премьер-министр Новой Зеландии, о котором мы говорили, занимался сбором по­жертвований в фонд израильской организации "Адасса". Создан Всемирный конгресс русскоязычного еврейства, на Генеральной Ассамблее которого в мае 2008 года в Иерусалиме мне посчастливилось присутствовать. Несколько лет назад, когда в Польше проходила церемония памяти жертв Катастрофы, на ней выступал Ариэль Шарон. Он говорил о том, что теперь Холокост не повторится, потому что теперь есть государство, защищающее евреев. И он мечтает о том дне, когда все евреи соберутся на земле Израиля.
       Ефим грустно улыбнулся:
       -- А как сделать, чтобы мы действительно тут были нужны? И чтобы нас не считали за бандитов и проституток? И чтобы все согласились сюда приехать?
       В это время в небе послышался какой-то шум, и все подняли головы. Это кружили журавли. Они поднялись из долины Хулы, и собирались в стаи, чтобы возвращаться на Родину после зимовки. Мужчины, почему-то с зави­стью смотрели на них. Каждому вспомнилась страна исхода и прожитые там годы. Первым нарушил молчание Аркадий:
       -- Вот чего тебе, Веня, будет не хватать в Новой Зеландии, так это рус­ского общения. А без него тебе не будет жизнь в радость. У меня по этому поводу даже родились такие строки:
      
       Себе не хотим мы признаться,
       И с этим приходится жить,
       Как трудно нам с прошлым расстаться,
       И новое надо любить.

    Пусть разным мы воздухом дышим,

       И в разных мы странах живём,
       По-русски мы новости слышим,
       И русские песни поём!
       А журавли продолжали кружить и криками созывать отставших от стаи. Мужчины же продолжали рассуждать о том, к какой стае они относятся.
      
       P. S. На этом автор вынужден прервать повествование об Израиле. В мире происходит много важных событий, и автор боится пропустить что-нибудь интересное.
      
      
      
       Конец
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

    108

      
      
       Вторая ливанская
      
       172
      
       Клуб самоубийц
      
       268
      
       Эпилог
      
       276
      
      
      
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Канявский Яков (yakovk2@rambler.ru)
  • Обновлено: 22/09/2010. 736k. Статистика.
  • Обзор: Израиль
  • Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка