Карапузов Дмитрий: другие произведения.

про Иран

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 117, последний от 29/10/2012.
  • © Copyright Карапузов Дмитрий (karapyzov@mail.ru)
  • Обновлено: 12/08/2009. 37k. Статистика.
  • Статья: Иран
  • Иллюстрации: 14 штук.
  • Оценка: 5.64*89  Ваша оценка:

      
      karapyzov@mail.ru
      
      Дмитрий Карапузов
      
      
      LONG, COLD WINTER
      
      
      
      Примечания:
      1. Все написанное относится к 2001-2002г.г.
      2. Далее в тексте слово 'русские' подразумевает 'наши', а слово 'персы' подразумевает 'иранцы'.
      
      Провинция Бушер. Именно сюда был сослан Аятолла Хомейни, именно отсюда он начал свой легендарный поход на Тегеран.
      Нируга - городок строителей АЭС, огорожен забором. Как в любом Иранском приличном городе, имеется КПП. Внутри Нируги - русский городок строителей. Тоже огорожен забором, тоже есть КПП. Жизнь за двумя заборами. Формально, чтобы выйти по каким-то своим делам, нужно разрешение службы безопасности, одному без группы выходить нельзя и т.д. и т.п. Но никто ни у кого никаких разрешений не спрашивает и группы по пять человек не собирает. На самом деле, выйти можно свободно, в любое время суток. Вот только идти некуда.
      Русские с других иранских строек, побывавшие здесь, говорят о нас с жалостью и недоумением. Обзываются 'зоопарком' и 'дурдомом'. 'У нас бабы в нехиджабные дни так одеваются, что сиськи наружу вываливаются, а у вас так одеваются, что хуй поймешь - хиджабный день или нет.'
      Все верно. Провинция Бушер. Одна из самых отсталых провинций Ирана и одна из самых одиозных, в смысле приверженности древним религиозным догмам. Плюс ко всему - атомная станция. Да еще наша служба безопасности, которая усердно лижет жопу муслимским комиссарам. А их надо почаще нахуй посылать. Они ведь прекрасно видят в какой позиции ты стоишь. И действуют соответственно. Постоянные запугивания: вас зарежут, вас зарежут. Кажется, за 10 лет еще никого не зарезали. Режимный начальник хвалится, что добился разрешения для наших женщин купаться в нашем же бассейне в закрытых купальниках. Лучше бы он поинтересовался, как дела обстоят на других русских стройках в Иране. Другой эсбэшный настоящий мужчина со смаком рассказывает забавную историю о том, как они с харастатчиками вломились в комнату к русской бабе и вытащили из шкафа перса. Фраза из легендарного приказа по УС БАС: 'сотрудникам УС БАС запрещается разговаривать с лицами другой национальности на производственные темы'. Сам я этот приказ не читал, но важно не то, было это на самом деле или не было, важно то, что это вполне могло быть. Во время Рамадана запрещают стого-настрого чай пить на глазах у персов. Окна в офисе бумагой заклеили, чтобы персы не видели как мы чай пьем. А перс спокойно пьет чай на глазах у своих - я сам видел. Курилку перенесли в русскую раздевалку - не приведи Аллах, персы увидят как мы курим. А персидский директор станции курит на совещании с участием русских специалистов. В Бушере половина ихних баб ходит без носков. А наших женщин эсбэшники заставляет в носках ходить. Хотят сделать нас большими мусульманами, чем Аятолла Хомейни. Ни американцы ни немцы не согласились бы на такие условия - ходить в хиджабе на территории своего городка и купаться в своем бассейне женщинам и мужчинам в разные дни.
      
      Бушер. В мой первый день в Бушере мы с хохлом Сашко мы заблудились, как Никулин в 'Бриллиантовой руке'. Кругом одни черные лица. По-русски, по-английски никто, естественно, не говорит. Все, щас начнут резать. На самом деле персы очень дружелюбны. К русским относятся хорошо. В городе можно ходить где угодно, в любое время суток. С вами могут поздороваться незнакомые люди, проезжающая машина приветственно просигналить. Уличной преступности практически нет. Если за городом вы идете по обочине шоссе, то первая же (может быть вторая) машина остановиться, водитель покажет знаком: 'садись'. Подвезут, естественно, бесплатно. Есть места, куда соваться не стоит: отдаленные территории, которые находятся под контролем местных наркобаронов. Но вы туда и не попадете.
      
      Провинция Бушер. Бесконечное, всеми проклинаемое лето. Выходной день в городке - безлюдные улицы. Тишина тоже бывает разная. Безжизненная тишина Бушерского пекла - это вам не тишина осеннего леса. Солнце над головой. О, боже мой, я не отбрасываю тени! Ночью ненамного легче, даром что пустыня. Земля раскалена настолько, что не успевает остыть. Нельзя ходить по улице в обуви на тонкой подошве. Жару можно терпеть. Пусть даже 50 градусов и выше. Но тут жара в сочетании с высокой влажностью. Это терпеть нельзя. Кондиционер в моей комнате охлаждает воздух аккурат до точки росы. Вода на линолеуме пола конденсируется в лужи. Постельное белье мокрое. Кожаная куртка в шкафу покрылась плесенью. Выход есть - ставлю кондиционер на сильный холод и сплю в одежде под двумя одеялами.
      
      Все правила дорожного движения в Иране умещаются в одну простую фразу: первый тот, кто первый. Это значит: если вы (пешком или на машине) успеваете заступить ему дорогу, то он должен вас пропустить. И наоборот. Персы моментально успевают рассчитать кто кому успеет заступить. Причем и у того, кто заступает и у того, которому заступают результат расчета получается одинаковым. Очень трудно первый раз решится перейти дорогу, по которой в обе стороны мчится поток машин. Потом привыкаешь. Делается это так: не смотря по сторонам, уверенно ступаешь на проезжую часть и спокойно идешь вперед. Впрочем, в Тегеране трафик местами такой, что дорогу приходится перебегать. Главное - не дергаться. Будь предсказуемым, иначе собьют. Но пешеход всегда прав. Много старых, ржавых, неухоженных машин. Аварий я там не видел, но слышал об одной. С участием русского водителя. Светофоров почти нет, да и то сказать: зачем они нужны, если на них никто не обращает внимания. Дорожную разметку тоже игнорируют, но персы все равно ее тщательно наносят. Просто так, для красоты.
      
      Вводу из-под крана пить нельзя, это понятно. В обычных продуктовых магазинах выбор небогатый. Можно увидеть, например, хлеб рядом с морожеными курами. Ну и хуй с ним. Надо просто беречь нервы и не задумываться над тем, что там, внутри местных продуктов. Чего они там напихали. Что можно, например, напихать в молоко, чтобы на жаре в 40 градусов оно неделями не прокисало? И молоко ли это? Будете в Иране - не вздумайте добавлять в коктейль так называемый пищевой лед. Не буду рассказывать, как его изготавливают и транспортируют. Просто, поверьте на слово: не надо это делать. В ресторане можно покушать очень хорошо и очень дешево. Одной порции риса хватит на четверых, наверное.
      
      Долларами лучше не расплачиваться. Во-первых - запрещено, во-вторых - доллары не в ходу. В аэропорту, по прилету, не стоит менять сразу крупную сумму. Курс невыгодный. В Бушере доллары меняют в нелегальной меняльной конторе, но лучше не ходить туда без свидетелей. Могут на 100 долларов дать местных тугриков как на 50. Потом ничего не докажешь. Улыбаются: 'Моя твоя не понимай'. Кстати, говорят, у мусульманина перед немусульманином в суде есть преимущество: правоверный может призвать в свидетели аллаха, а неверный нет.
      
      Нельзя фотографировать военные объекты (это понятно), государственные учреждения и банки. Не стоит фотографировать местных жителей явно, в упор, без их согласия. Полицейский или какой-нибудь пидор в штатском может довольно бесцеремонно поинтересоваться что ты там, вообще, наснимал. Фотография жены в купальнике будет приравнена к порнографии. Перед пидорами в штатском не надо лебезить. Грубить не надо, но и лебезить не надо - вполне возможно, что это просто какие-то левые чуваки хотят вас развести.
      
      Все знают, что на Востоке надо торговаться. Что для местного продавца важна не прибыль, а сам процесс. Что, покупая не торгуясь, вы означенного продавца шибко-шибко обидите. Что, если торговаться красиво, запрошенную за товар цену можно сократить вдвое - втрое. Не верьте - это обман. Скидка 10-15% - потолок. А все мои попытки поначалу 'красиво торговаться' вызывали легкое раздражение.
      
      Провинция Бушер. Большинство жителей - арабы. Между персами и арабами наблюдается не то чтобы противостояние, но противопоставление. 'За две тысячи лет до ислама у нас была своя религия. А потом пришли они [арабы]'.
      Иран - многонациональная страна. Кого там только нет. Есть даже этнические евреи, исповедующие иудаизм (вероятно, потомки вавилонских пленников - первой волны Рассеяния). Зороастрийцам, евреям и христианам (больше никому) разрешается проводить религиозные обряды. В ислам никто никого насильно не загоняет. Но если вы не мусульманин, то карьеру на государственной службе, например, вы не сделаете.
      Иранцы - красивые люди. И персы и арабы. Мужчины несколько женственны, но, может быть, это только на взгляд европейца. К одежде относятся с некоторым пренебрежением. Пару раз видел светловолосых светлокожих персов. Наверно гены ариев дают о себе знать. Любят обувь без задников. Новые туфли могут стоптать до формата тапочек. Я видел, как солдаты играют в тапочках в футбол, а пожарники в тапочках тушат пожар.
      
      Хиджаб. Хиджаб это не одежда. Это форма одежды по уставу. Есть мужской хиджаб и женский. Женский: открыты только лицо и кисти рук. Одежда ярких цветов недопустима. Мужской: рукава ниже локтя, штанины ниже колен. Но это уже в прошлом, уже можно выше локтя рукава. Вот они - плоды доахмадинежадовского реформаторства. Женщин в парандже видел всего несколько раз. Какие-нибудь афганки, наверное.
      
      Кальян. Кальян вещь хорошая. Специальный душистый табак. На вечеринках и посиделках русские любят курить кальян. Но не пытайтесь устраивать вечеринки с кальяном по возвращении в Россию. Вас ожидает полный провал.
      
      Мусор везде. В столице мусора меньше, в провинции - больше. Новый торговый центр в Тегеране. Пол выложен ониксом. Посреди зала стоит полицейский в белой форме. И естественно так, непринужденно, бросает на пол пустую пачку из-под сигарет. Русский мент, бросающий пустую пачку из-под сигарет на тротуар - это быдло, которое не понимает, зачем нужны урны. Иранский полицейский, делающий то же самое, - дитя природы, которое не понимает, что такое мусор. Люди, вообще, простые. Захотел присесть - сел в дорожную пыль. Захотел прилечь - лег на бетонный пол турбинного цеха. Может так и надо.
      Проезжая по одной из деревень и глядя на очередную помойку, я не сразу понял, что это не помойка, а жилой квартал. Конструкции, слепленные из подручного мусора нельзя было назвать ни халупами, ни хибарами, ни хижинами. В халупах, хибарах и хижинах живут наши бомжи на наших свалках. Зато обитатели этих, с позволения сказать, строений, на наших бомжей с опухшими рожами не были похожи. Не были похожи они на аутсайдеров, выброшенных на обочину жизни. А было похоже, что просто они не собирают себе сокровищ на земле. Может так и надо.
      Провинция Бушер - одна из самых отсталых провинций Ирана. От чего они отстали? От пустой пестроты Интернета? От ненависти к своему офису? От супермаркетных тележек?
      
      Интернет. Фильтры, закрывающие доступ к неправильным сайтам. В Интернет-кафе за спинами посетителей ходит хозяин кафе и следит за тем, чтобы клиенты не посещали неправильные сайты, пропущенные фильтром.
      
      Телевизор. В столовой нашего городка мойщиками посуды работали молодые персы. В обеденном зале стоял телевизор. Каналы - российские. Первый, НТВ, ТНТ и пр. Когда начиналась рекламная пауза, первый, кто это замечал, кричал остальным и все они сбегались на просмотр. Интересовали их ролики с рекламой тампаксов, гелей для душа и т.п. Прежде, чем смеяться, вспомните, как в застойные годы вы первый раз смотрели порнушку по видео или разглядывали всем классом потертый номер 'Плейбоя'.
      Иранское телевидение напоминает наше, застойных времен, только с местным колоритом. С удивлением обнаружил, что по иранскому TV крутят американские боевики. Правда старые, и поцелуи цензура вырезает (как у нас когда-то). Юбок выше колен в этих фильмах я тоже не видел. Наверное, колени тоже вырезают.
      Один перс купил новый телевизор. Старый телевизор решил продать. Один русский хотел купить недорого подержанный телевизор. Они нашли друг друга. Но как осуществить акт купли-продажи? Русский не может заехать домой к персу, перс не может заехать домой к русскому. Запрещено. Вообще, все контакты вне работы запрещены. Встреча была назначена на пустынном участке шоссе. Первым подъехал русский и остановился на обочине. Вот тут была ошибка. Серьезная ошибка. Русский, остановившийся на обочине дороги в таком месте - это подозрительно. Он не мог сделать вид, что копается в моторе - кто-нибудь обязательно остановиться и предложит помочь. Не подумали ребята. Не подготовили прикрытие. Одно слово - дилетанты. Но все обошлось. Через пару минут появился перс. Он мчался на большой скорости и резко затормозил рядом с автомобилем русского. 'Давай бистро!' - крикнул он. По счастью на дороге кроме них никого не было. Они быстро перенесли телевизор из одной машины в другую. Русский отдал персу деньги. Пожав друг другу руки, они сели в свои машины, развернулись и разъехались в разные стороны. Сделка состоялась.
      
      Деньги. Риалы - местная валюта. На мою сотенную меняла выдал целую пачку. Половина купюр - истертые, как тряпочки, с оторванными углами, разорванные и склеенные скотчем. Стреманулся было, но ничего - везде принимают без претензий.
      
      Персидский залив. Это не Красное море. Вода мутная. Берега большей частью глинистые, пустынные. Летом вода горячая. Активно двигаться в такой воде нельзя. Я этого не знал и чуть не получил тепловой удар, когда заплыл довольно далеко от берега. Персидский залив недружелюбен. Есть шанс наступить на ската-хвостокола. Ходишь, как по минному полю. Есть жгучие медузы длиной несколько метров. Одна такая здоровенная меня неслабо пизданула. Узнал на себе действие нервно-паралитического яда. Есть морские змеи (я видел). Есть касатки. С ними я тоже встречался, но они не обратили на меня никакого внимания. Говорят, они не опасные.
      Женщины купаются отдельно от мужчин. В т.ч. муж должен купаться отдельно от жены. Но это правило нарушается. Там все правила нарушаются. Надо только знать когда и где можно нарушать. Женщины купаются в хиджабе, мужчины - в трусах до колена.
      
      Приключения осетра. Рыба без чешуи - неправильная рыба. Шайтан-фиш. Мусульманам есть ее нельзя. Осетр - вкусная рыба. К тому же - икра. Но у осетра нет чешуи. Но зато по бокам есть наросты такие типа шипов. Иранские ихтиологи провели исследование и доказали, что эти наросты - модифицированная чешуя. Написали отчет. Духовное руководство этот отчет утвердило. Так осетр стал кошерной рыбой. Не знаю, байка это или нет, но осетр точно был запрещенным, а потом стал разрешенным.
      
      Наркотики. Надо запрещать или нет? Точнее - можно запрещать или нельзя? Мусульманин мусульманину ничего запрещать не может. Запрещает Аллах. Список запрещенного имеется в Шариате. Наркоты там нет. Что же делать? Разгорелась дискуссия между ревнителями духа и ревнителями буквы. Все-таки запретили. За распространение - смертная казнь. План купить можно, только надо знать у кого. Только надо помнить, что местные братаны и дружбаны могут вас подставить или сдать в любой момент. Наркотики опиумной группы тоже имеют хождение, но не в таких масштабах как у нас.
      
      Семьдесят четыре удара палками по пяткам. Стандартное наказание. Например, за распитие и появление. На всю жизнь остается характерная подпрыгивающая походка. Я таких хромых видел. Русских палками не бьют.
      Казни в Иране публичные. Вешают с помощью автомобильного крана. Веревка толстая. Человек долго и мучительно умирает от удушения, в отличие от европейской традиции, где приговоренный, падая в люк с высокого помоста, ломал себе шейные позвонки и быстро умирал.
      
      Компания по переносу унитазов. Да, была такая компания на самом деле. Начинали стройку немцы при шахе. Потом забросили. Шаху было плевать, как стоят унитазы. И вот пришли русские достраивать за немцами. Но оказалось, что унитазы стоят неправильно. И сами унитазы неправильные. Во первых: европейские унитазы надо заменить на мусульманские, во вторых: унитазы переориентировать. Мусульманин, справляя ту или иную нужду, не может стоять (сидеть) к Мекке спиной или лицом. Только боком. А немцы поставили унитазы неправильно. Ну, что-ж, определили объем работ, разработали документацию, согласовали с персами, все исправили, все поменяли. Срите спокойно.
      Кладбище унитазов. Я опять про унитазы. Не могу съехать с этой темы. Очень она меня влечет и манит. В глухом закутке за русским бассейном я обнаружил кладбище тех самых европейских унитазов. Целая гора новых унитазов. Персы приставляют их к забору, забираются на бачок и подглядывают за русскими бабами, которые купаются в бассейне.
      
      К-28. Это номер моего коттеджа. Моя комната - четыре стены. Кровать, тумбочка, маленький шкафчик. Все. Начальник Федор по пьяне подарил старое кресло с отломанными подлокотниками. Летом из коттеджа даже покурить нельзя выйти - это все равно что пойти курить в парилку. Подводная лодка К-28. Автономное плавание.
      Коттедж стоит недалеко от забора, отделяющего русскую часть поселка от иранской. Проснувшись утром, слышишь лай собак и кукареканье петухов. Кажется, что проснулся в русской деревне. Пока не откроешь глаза.
      
      Кошки и мангусты. Мангуст бежит - колбаса на коротких лапках. Семья передвигается цепочкой - впереди взрослый, за ним маленький, за ним опять маленький, замыкает шествие другой взрослый. К мангустам хорошее отношение - они ловят змей. К кошкам, коих множество, плохое отношение - они ободранные, некрасивые и гоняют мангуст. Видел, как мангуст поймал гадюку, пытавшуюся залезть в соседний коттедж. Вечером по траве ходить нельзя - змеи. Можно ходить только по бетону. Впрочем, летом зимняя густая трава выгорает вся. Выгорает так, что не остается и сухой былинки.
      
      Вечер. Крик муэдзина. Месяц рогами вверх. Я сижу на лавочке, прислонившись спиной к стене коттеджа и курю. Дембель стал на день короче. Передо мной длинная, но узкая лужа. Неторопливо трусит лиса. Топ-топ-топ-топ-топ. Лиса могла бы обогнуть лужу, но она, не меняя направления, бежит вдоль по всей луже. Шлеп-шлеп-шлеп-шлеп-шлеп. Буквально рядом со мной. Даже не глянула. Лиса-похуистка.
      
      Пустыня, пыльная дорога, пыльные деревца, на обочине дороги - маленький чахлый кустик, на котором висит созревший гранат.
      
      Постоянное ощущение нереальности происходящего. Как бы во сне. И как во сне можно делать то, что никогда не будешь делать в реальной жизни. Или уже никогда.
      
      Пролетающие на малой высоте 'фантомы'. 'Фантом' для меня с детства - один из символов 'агрессии американской военщины'. Странно видеть 'фантом' в иранском небе, с опознавательными знаками иранских ВВС.
      
      В ноябре в провинцию Бушер приходит весна. Невесть откуда появляется трава, поют птички и так далее. День рождения у меня в январе. В свой день рождения сижу на лавочке перед коттеджем и смотрю на густую зеленую траву. День рождения в январе и зеленая трава на улице не хотят совмещаться. Кажется, что я - это не я. Другой человек, родившийся в другое время и живущий в другом мире.
      
      Командировочные русские бабы, которым за 30, получают уникальный шанс на три месяца вернуться в молодость. Нет мужа. Нет детей. Нет своего дома, но нет и родителей ('где ты шлялась всю ночь?'). Нет стирки и кастрюль. Много поклонников (русских мужиков во много раз больше, чем баб). Ну, и со всеми вытекающими отсюда последствиями. Возвращаются в Россию - разводятся. Трудно привыкать опять к старой жизни.
      
      Юбочки. Когда я отбыл там 10 месяцев, перс, бывавший некогда в городе Москва, принес в альбом с фотографиями из той поездки. Фотографии делились на две примерно равные части: архитектурные достопримечательности и девочки в коротких юбочках. Перс сказал, что показывал эти фотографии (короткие юбочки) своей маме и мама была в ужасе. Я тоже был в ужасе. Мне уже тоже эти юбочки казались невозможными.
      
      Три сорокалетних русских мужика собрались после работы выпить одну бутылку водки. Разлили. Громкий стук в дверь. Мужики быстро прячут бутылку и стаканы, не осознавая весь идиотизм происходящего. Или: днем во время Рамадана я иду по безлюдной местности, прячу сигарету в кулаке, и, перед тем, как затянуться озираюсь по сторонам. Странное ощущение испытываешь в такие минуты. Как будто бы вернулась твоя школьная юность.
      
      В дни траура по Имаму Хусейну ибн Али идут по улице люди и хлещут себя плетками и цепями. Редко кто от души. Большинство чисто формально.
      
      11 сентября. Не скажу что наблюдал на следующий день всеобщее ликование, но видел много счастливых, просветленных лиц. Один перс-белорубашечник сказал: 'Конечно, нехорошо, что погибли гражданские люди (он именно так сказал: не 'невинные', а 'гражданские'), но для Америки это хороший урок'. Я думаю, он выразил мнение большинства.
      
      Пьяных ловят харасатчики и наши эсбэшники. Еще есть ДНД. ДНД - это Добровольная Народная Дружина, кто не знает. В ДНД загоняют силком, как когда-то в советские времена. Я сказал начальнику цеха, что эту красную тряпочку не одену, пусть хоть увольняют. Правда уже дембель был не за горами, что заметно прибавляло смелости. Дээндэшники тоже должны ловить пьяных. Но кого ловить - своих товарищей? Поэтому, никто никого не ловит. Зачем тогда вообще это ДНД? А затем, что там все так. Ничто не имеет рационального объяснения.
      
      Сухой закон. Спиртовые реки, море самогонное. Идеальное место, чтобы спиться окончательно. Те, кто в России еще как-то держался, пускаются здесь во все тяжкие. Но, как сказал один парень: 'если тут не пить, то крыша окончательно поедет'. Подхожу первый раз к киоску возле нашего КПП и покупаю дрожжи. Расплатился, ухожу, а продавец кричит вслед: 'Мистер, сахар, сахар!' - и показывает пакет с сахаром. А я и не видел, что там сахар продается. Оказалось, надо делать так: подходишь и говоришь: 'Комплект'. Тебе дают пять кило сахара и баночку дрожжей. В аптеке медицинский спирт в свободной продаже. Для русских цена на спирт в несколько раз выше, чем для персов. Если на какое-либо торжество приглашены гости, то выставлять на стол аптечный спирт неприлично. Надо ставить самогон. Самогон на продажу в русском городке не гонят. Такое поведение считалось бы там проявлением крайней степени паскудства. Самогон называют 'водкой'. Итак, купить 'водку' нельзя, но можно взять в долг. Персы спирт не пьют. И самогон не варят. Но один раз просили рецепт.
      
      Даже обычные русские бабы вызывают у бушерских горячих парней эротический шок, а светлокожие блондинки просто убивают на месте.
      
      Автобусы разделены на две части: мужскую и женскую. Мужская, естественно, передняя, женская - задняя. Женщинам много чего нельзя, что мужчинам можно. На взгляд европейца женщины более ограничены в правах (еще более), чем мужчины. Но печать забитости и пришибленности вы увидите скорее на лицах российских домохозяек, чем на лице иранской женщины.
      
      Город Бушер. Или Бушир? Да какая в пизду разница... Старухи в черных платках закрывают лицо от взгляда неверных. Встречные юные персиянки чрезвычайно нагло смотрят прямо в глаза. И с такой полуулыбочкой... Я неоднократно пытался выдержать их взгляд. Казалось бы, ну что тут сложного? А вот не получилось, блять, ни разу.
      
      Иранская поп-группа: одна девушка и три парня. На обложке CD девушка стоит отдельно от парней, потому, что они не близкие родственники.
      
      Водка есть в Иране и все об этом знают. Знают, где продается. Продвинутая молодежь балуется спиртными напитками. Именно так: не пьет, а балуется. Проституция узаконена временными браками. Женись на проститутке и ебись спокойно. Наебался от души - разводись и до свиданья. До следующего раза. Опять захотелось - опять женись. В проститутки идут афганские беженки, например.
      
      Свадьбы. Богатые люди выебывыются друг перед другом свадьбами так, как у нас, к примеру, автомобилями или коттеджами. Среднюю свадьбу я видел по телевизору. 600 гостей. Угощение - тарелка риса, несколько кусочков мяса и бутылочка колы. На свадьбе женщины гуляют отдельно, мужчины - отдельно. В Бушере, чтобы русскому поприсутсвовать на свадьбе, нужно разрешение каких-то там, блять, ебучих органов. А в Тегеране, в продвинутых семьях, разрешают жениху и невесте вдвоем ходить в кино. Перед свадьбой невеста проходит обязательный медицинский осмотр, после чего родители невесты вручают родителям жениха справку об отсутствии у невесты наследственных заболеваний и наличии девственной плевы.
      Иранские мужчины женятся лет в 25-30. Надо собрать деньги на калым, да и сама свадьба стоит дорого. До свадьбы парень не может не только дотронуться до девушки, но и просто поговорить с ней без присутствия ее родни. Отсюда - гиперсексуальность молодых персов. И еще: природу не зажмешь, она все равно выход найдет. Но только уже в нетрадиционной форме. Однако, бытующее среди тамошних русских представление о распространении голубизны в Иране, преувеличено. И вот почему:
      Когда я первый раз увидел двух молодых персов, которые, держась за ручку, шли по улице и мило беседовали, я был слегка озадачен (в Иране за гомосексуальную связь полагается смертная казнь). Потом я понял, что это не обязательно любовники. Эрос - это не только постель. Это - влечение, потребность в общении, нежность. Если у тебя нет бабы, все это переключается на твоего друга, например. Думаю, не так уж часто дело доходит до постели. Если два иранских солдата сидят в обнимку на лавочке, то может быть они просто близкие, хорошие друзья. А может быть и нет.
      Не думаю, что увлечение деревенских персов-подростков ишачками повальное (как убеждены в этом русские), но, наверное, такие контакты - не редкость. Как сказал хохол Сашко другому хохлу, купившему будильник в виде мечети, с воплями муэдзина вместо звонка: 'От, Юрко, це перший шаг до ишачек'.
      Муж не может взять за руку жену в общественном месте. Уж тем более - целоваться. А мужик с мужиком может целоваться. Не запрещено. Я такое видел. Да и у нас раньше мужики при встрече целовались. И Брежнев тоже... Не стоит, наверное, все оценивать по своим понятиям.
      
      Понедельник начинается в субботу. Да, действительно - первый рабочий день недели - суббота, потому, что пятница - выходной.
      
      Раис. Раис - это начальник. Начальник, чтобы его уважали, должен быть таким: живот чем больше, тем лучше; на работе постоянно пить чаи-кофе; ходить не спеша, с папкой под мышкой. Если в России инженер возьмет в руки гаечный ключ и покажет работягам как правильно надо делать, наши работяги его зауважают. Иранские работяги уважать перестанут.
      
      В нашем цехе работала дюжина персов-слесарей и русский мастер. Я провел ревизию крепежа из нержавейки (болты, гайки и шайбы от М12 до М24). Все посчитал. Открытые ведра с крепежом (из нержавейки!) оставили без присмотра посреди цеха. Через несколько месяцев я не поленился пересчитать весь крепеж. Не хватало несколько болтов и гаек. Наверное, русский мастер, проходя мимо, чисто рефлекторно сунул их себе в карман.
      
      Проходная АЭС. Вместо пропуска - ксерокопия загранпаспорта с фотографией и иранской визой. Кто забыл пропуск, машет перед носом охранника чистым листом бумаги или абонементом в бассейн. Я однажды показал красную записную книжку - ничего более подходящего не было. Главное, уверенно это делать. И с достоинством.
      
      Стройка. Безумный механизм, который разрушает сам себя. Пьяный сон господина Кафки. Всем похую конечный результат - все озабочены процессом. Процессом прикрытия собственной жопы. Косяк на косяке, проблема на проблеме. Строить не из чего и нечем. Денег нет. Материалов и запчастей нет. Документации нет. Иногда на станции не было даже ветоши. Лампочек нет. Электрики воруют лампочки на складах, чтобы потом вкрутить в мастерской. Мы тоже воровали лампочки в соседнем складе. Выкручиваешь целую, вкручиваешь сгоревшую - совсем как те неизвестные пидоры в моем подъезде на далекой Родине. А что делать? Не впотьмах же работать. В мехмастерской на фрезерном станке из 75-го уголка делают 50-й (для полярного крана). Ни хуя это не смешно. Коллектива нет - есть толпа временщиков, которые думают только о дембеле. Отношение администрации стройки к своим работникам выражается фразой: 'не нравится - уебывай'. Соответственно, как администрация относится к своим работникам, так и работники относятся к своей работе. Проходят годы, уходят деньги, а дата пуска первого блока так и остается на границе горизонта. На когда там опять наметили пуск? На декабрь 2002? Не помню точно. Да и не надо память засорять хуйней всякой. А попробуй заявить где-нибудь публично, что блок и в 2003 году не пустят - уволят нахуй за пораженческие настроения. Кстати, какой сегодня год? Я уехал оттуда с твердым убеждением, что первый блок не будет пущен никогда.
      
      Начинали стройку немцы. Во время ирано-иракской войны иракцы обстреляли стройку ракетами советского производства. Обстреляли довольно удачно. Одна из ракет пробила готовый купол первого блока и взорвалась внутри (честь и слава советским оружейникам!). Перепуганные немцы убрались в свой фатерлянд. Лет 15 все это рассыпалось и ржавело. Но персы решили, все-таки, станцию достроить. (Зачем? - вопрос интересный.) Поманили русского дурака толстой пачкой долларов. Русский дурак повелся (мне говорили: 'вы не понимаете, дело не только в деньгах', 'это вопрос политический', 'дальнейшие перспективы, новые контракты', 'наше присутствие на берегах Персидского Залива'). Ну, так вот: когда все это затевалось (начало 90-х годов), умные головы в Москве решили, что хватит уже советского распиздяйства, а надо уже жить по европски. Что надо все посчитать, все расписать, все предусмотреть, все оценить, все взаимоувязать, все разбить на этапы, для каждого этапа построить правильные графики и неукоснительно выдерживать сроки выполнения работ, указанные в этих графиках. При первых же серьезных проблемах весь график, все этапы повалились как костяшки домино - одно цепляет другое, другое - следующее и так далее по цепочке. Но начальство приказало делать вид, что все идет по плану. Расплачиваться за все приходится простым русским работягам. Их заставляют работать сверхурочно, а за переработку не платят. Им не платят за работу в сменах, им не платят за ночные, выходные и праздничные, им покупают самую дешевую спецодежду из какой-то ебучей синтетики, в которой невозможно работать на жаре, им не платят за вредные и особо вредные условия труда, до первого трупа у них не было страховки. Их жены (если через пару лет разрешат привезти жену), работая на стройке, получают 150 долларов в месяц.
      
      Оказалось вдруг, что на оборудовании, которое мы ремонтировали, имеется дефектный швеллер. Его надо было менять. Нужен был швеллер ?14. Полтора метра. Я не знаю, сколько он стоит, долларов 10 или 20, наверное. Но где его взять? Все посчитано. Деньги на непредвиденные расходы не предусмотрены. Список потребных для ремонта нашего оборудования материалов приложен к контракту на постройку АЭС и является неотъемлемой частью означенного контракта. Швеллера там нет. Надо писать новый доп. к контракту и подписывать его у всех, кто подписал контракт на постройку АЭС. Это всего лишь один из множества примеров. Новый швеллер мы спиздили в другом месте, используя личные связи.
      
      Я разрабатывал планы и отчеты для своего подразделения. Вставал без двадцати пять, на работу приходил к шести, уходил с работы примерно в шесть вечера. Шестидневная рабочая неделя. Иногда работал по выходным. Система планов и отчетов - это сложная структура, состоящая из множества файлов различного формата, связанных между собой. Это - компьютерная игра, не имеющая никакого отношения к реальной жизни. Там эту систему называют 'виртуальная реальность'. В этой системе живут люди. У них есть имена, фамилии. Они болеют. Уходят в отпуск. Опаздывают на работу. Иногда по уважительной причине, иногда без таковой: 'будильник сломался'. Все как в жизни. У каждого виртуального субъекта есть реальный прототип с такой-же фамилией. И я там тоже есть. Каждый день моего виртуального двойника расписан. Сколько, например, писем и служебных записок в день я должен виртуально написать и сколько виртуально написал на самом деле. Мой виртуальный двойник работает 40 часов в неделю (как положено), а реальный 'я' - намного больше. Виртуальная бригада виртуально ремонтирует виртуальное оборудование. Мы сдаем работу Заказчику, зарабатываем виртуальные деньги. Причем, наш виртуальный коллектив довольно жуликоват. Мы воруем виртуальные ресурсы у своих коллег или берем их в долг и 'забываем' вернуть, за одну и ту же работу умудряемся получить виртуальные деньги два раза. Сдача планов и отчетов - это отдельный долгий и сложный разговор. Это бои без правил.
      Сводные планы и отчеты посылаются в Москву, в центральный офис. Самое смешное это то, что в центральном офисе всю эту хуйню кто-то читает, делает какие-то выводы и принимает решения. Вдруг разогнали нахуй монтажников. Через пару месяцев пришли тяжеловесы с оборудованием - а монтировать-то его и некому. Монтажники уволены. Вот мы смеялись...
      
      Море и сраный офис. Несовместимые друг с другом вещи. В состоянии сильного похмелья вообще невыносимо глядеть на весь этот бардак. Бежать, бежать на хуй. Выйти в море на водолазном ботике если есть сегодня спуски. Курить сидя на корме, спиной к станции. Слегка качает, ветерком обдувает. Море, волны, горизонт... Мама, мама, что я, блять, тут делаю?
      
      Мы сидим в коттедже и наблюдаем, как большая толпа маленьких-маленьких муравьев тащит по стене в муравейник дохлого таракана. Интрига заключается в том, что вход в муравейник (под потолком) чуть больше спичечной головки, а длина таракана - два сантиметра (Взрослые домашние тараканы достигают длины 5-6 см. Но они безобидные и забавные, бегают только по полу. Я их никогда не убивал.). Дотащив таракана до дырки, муравьи принимаются его туда пихать. Рано или поздно таракан падает на пол. Муравьи опять тащат его к потолку. Володя, сжалившись над муравьями, хочет выбросить таракана. Сашко кричит: 'Володя, не трогай, пусть занимаются!'. Примерно два часа требовалось муравьям, чтобы поднять таракана от пола до потолка. Мне нравилось наблюдать за процессом. Мне нравилась муравьиная упертость. В этой, пустыне, где некуда пойти, на этой ебанутой стройке, где каждый день работы - борьба со здравым смыслом, нельзя отвлекаться на мысли типа: 'зачем я здесь?'. Тащи своего таракана. Дни идут - доллары капают, дембель подошел - получи в кассе то, зачем ты здесь.
      Через две недели у Володи все-таки сдали нервы. Он выкинул таракана. Немного времени спустя Володя, прервав контракт, вернулся в Россию.
      
      Мастер - хохол, приходя на работу, здоровался с персами: 'Добрий ранок!'. Они хором: 'Добрий ранок!'. Правильный мужик. Почему мы должны учить английский или фарси? Пусть они учат албанский.
      
      На стройке работают русские и хохлы. Никаких межнациональных трений. Всем похую, хохол ты или русский. Не это важно.
      
      Андрюша из Краснодара. Мой друг. Тот самый, который покупал телевизор.
      - Андрюша, нахрена ты у солдата автомат забирал?
      - А я хотел посмотреть нашего он производства или ихнего.
      - Ну это же часовой, он же тебя должен был убить.
      - Да? То-то он задергался, когда я рожок отстегивал.
      - Блять, а нахрена ты рожок отстегивал?
      - А я хотел посмотреть боевые у них патроны или холостые.
      Боевые у них патроны, боевые. И они сначала стреляют, а потом спрашивают: 'Стой, кто идет?'
      Андрюша дембельнулся на месяц раньше меня. Прохуячил в Москве не только заработанные деньги, но и подарки, которые вез домой.
      
      Дембель. Календарь на стене с зачеркнутыми днями. Вехи перед дембелем - последнее посещение парикмахерской (примерно раз в полтора месяца), последний обмен постельного белья (раз в десять дней), последняя дискотека (раз в неделю), последняя ночь. Ритуал сжигания писем. Проводы. Чемоданы. 'Прощание славянки' из магнитофона. 'Авто-о-обус!'. Я столько раз провожал других и теперь не верил, что все это - мое.
      
      Вообще, исламский фундаментализм не очень давит своим фундаментом. Большой Брат не смотрит с каждой стены. Не бредут по улицам серые придавленные существа и не бегают фанатики с горящими глазами и пеной у рта. Кое-где висят портреты президента и главного аятоллы (всегда рядом). Кое-где лозунги. Например, такого содержания: 'Мы Америку похороним'. Всю дорогу - солнце. Нормальные люди, с которыми можно нормально поговорить. Но, вот сидим мы, например, в курилке. Перс рассказывает о сюжете вчерашних теленовостей: повесили женщину за то, что спала с тремя мужчинами. И тогда ты понимаешь, что все это всерьез.
      
      
      
      Отредактировано 12.08.09г.
      
  • Комментарии: 117, последний от 29/10/2012.
  • © Copyright Карапузов Дмитрий (karapyzov@mail.ru)
  • Обновлено: 12/08/2009. 37k. Статистика.
  • Статья: Иран
  • Оценка: 5.64*89  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка