Бугай Н.Ф.: другие произведения.

Корейское этническое меньшинство в российской историографии

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 4, последний от 17/09/2022.
  • © Copyright Бугай Н.Ф. (kazgugnk@yahoo.com)
  • Обновлено: 12/06/2011. 55k. Статистика.
  • Статья: Россия
  •  Ваша оценка:


    Вера и жизнь

    01.01.2001г. N16

    Учредитель: Ли Хен Кын

       О корейцах России и СНГ

    Корейское этническое меньшинство в российской историографии

    Профессор Бугай Н.Ф.

    Руководитель Департамента по делам национальностей Министерства по делам федерации, национальной и миграционной политики Российской Федерации

       Новый этап развития правового Российского государства, предпосылки которого были созданы еще во второй половине 80-х годов, получил свое продолжение в 90-е годы. Процесс реформирования российского общества показывает, что общие лозунги демократизации и перехода к рынку, к новым рыночным отношениям оказались недостаточными.
       Для определения целей нового развивающегося общества в России, которые соответствовали бы удовлетворению интересов наций и этнических меньшинств, могли бы способствовать обеспечению единства и целостности России, необходимо сбалансированное соотношение между общенациональными и общегосударственными интересами, между общественными интересами и интересами народов, выверенные установки в развитии гуманитарной сферы этого общества.
       Это требует также и поиска совершенствования новых форм межнациональных отношений, формирования совершенно нового национального самосознания, реанимации исторической памяти, и, особенно, тех событий прошлого, которые способствовали бы консолидации российского общества, учета специфики исторически сложившихся межэтнических отношений, особенностей, присущих тем или иным этническим общностям, перевода национальной политики в осязаемую практическую плоскость.
       В этой связи было бы уместным и последовательное раскрытие ошибок прошлого, допущенных в политике формирования межнациональных отношений, решения проблем взаимодействия структур власти по управлению национальными процессами, в определении роли и места этнических меньшинств, соотношения между многочисленными и малочисленными народами.
       Как известно, в числе этих негативов значится и принудительное переселение народов, граждан, принадлежавших к различным национальностям, имевшее столь широкое применение в СССР.
       Надо признать, что разработкой теории национального вопроса ни в 20-е, ни в 30-е годы, ни после не определялось место принудительных переселений народов и граждан, принадлежащих к различным национальностям. В трудах не встречалось трактовки оценок подобных мер. предпринимавшихся партией и советами. Обращение к подобным темам. как правило, запрещалось. Поэтому не случайно то, что теоретический аспект, предлагаемой для исследования темы, разработан весьма слабо.
       К восполнению этого пробела подвигнули события второй половины 80-х и 90-е годы. Об этом свидетельствует и появление первых нормативных государственных актов, на основе которых осуществлялось строительство новой национальной государственной политики. Сама цепь развития событий в стране, переход к более демократическому по своему характеру обществу потребовали обращения правительства к этой. фактически новой проблеме общества в бывшем СССР, а затем и в России
       Некоторые из обществоведов, политологов начало разработки проблемы принудительных переселений, имевших место в жизни СССР с 20-х годов, относят к

    14


       появлению Концепции государственной национальной политики Российской Федерации, утвержденной в июне 1996 года Указом Президента Российской Федерации'.
       Однако такая посылка не совсем верная, да и не соответствует истинному положению дел, хронологии развития событий, связанных с этой темой, оценками, встречавшимися задолго до принятия самой Концепции.
       Возможно, в Концепции удалось только обобщить и то, весьма поверхностно, имевшиеся незначительные наработки в политических трактовках этой сложной проблемы общества, возникшей в прошлом, и так заметно обострившейся в условиях развития современной России.
       Было бы верным рассмотреть в теоретическом плане имеющиеся нормативные государственные акты, появившиеся задолго до опубликования Концепции государственной национальной политики Российской Федерации. Именно в них излагались и теоретические посылки, и подходы к теме, ставшие возможными благодаря появившимся в печати наработкам историков.
       Фактически после выступления Генерального Секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева на съезде КПСС в 1956 году, где им была дана оценка процессу, связанному с принудительным переселением народов2, ни в партийных, ни в документах органов государственной власти тема не затрагивалась.
       Правда, в начале 80-х годов Ю.В. Андропов, выступая по случаю 60-летия образования Союза ССР, назвал в числе перечисленных им народов, подвергшихся репрессиям, и корейцев. Он отмечал: "Полноправными советскими гражданами являются и миллионы немцев, поляков, корейцев, курдов, представителей других национальностей, для которых Советский Союз стал родиной"3.
       Такое заявление можно было бы расценивать, как официальное объявление возможности изучать проблему и в научном плане. Однако и в этом случае потребовалось еще некоторое время.
       Бурное развитие событий в России конца 80-х годов вызвали к жизни и Декларацию Верховного Совета Союза ССР "О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав".
       Как раз период революционного обновления общества, его демократизации и потребовал "очищения всех сторон нашей жизни от деформации и искажений общечеловеческих принципов гуманизма"4. Все это было необходимо для того, чтобы удовлетворить запрос общества, "знать всю правду о прошлом, чтобы усвоить его уроки во имя будущего"5.
       Декларацией фактически признавались меры, связанные с переселением народов, ''как политика насильственного переселения"6, которая "отразилась на судьбе корейцев, греков, курдов и других народов"7. Эти меры одновременно рассматривались как "тяжелейшее преступление, противоречащее основам международного права, гуманистической природе социалистического строя"8.
       ' См. Концепция государственной национальной политики Российской Федерации. М.,1996.
       2 См. Известия ЦК КПСС. 1989. N 3. С. 151 - 152.
       3 Андропов Ю.В. Шестьдесят лет СССР. М., 1982. С. 9.
       4 Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1989. N 3. Ст. 449;
       Реабилитация народов России. М., 2000. С. 42.
       Там же. 6 Там же
       Там же 8 Там же

    15


       Уже на основе принятых (провозглашенных) документов началась разработка концепций реабилитации народов, подвергшихся репрессиям. Первой из них была "Концепция государственной программы возвращения крымских татар на постоянное жительство в Крымскую область"9. Крымские татары, как и граждане корейской национальности, оставались на проживании до 90-х годов в Узбекистане и Казахстане.
       Обстоятельный анализ событий, отношение официальных органов государственной власти к проблеме нашли отражение в появившемся в августе 1990 года Указе Президента Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий 20-50-х годов". В документе констатировалось: "Сталин и его окружение присвоили практически неограниченную власть, лишив советский народ свобод, которые в демократическом обществе считаются естественными и неотъемлемыми"10.
       Страна, избравшая "путь морального возрождения, демократии и законности", должна была пересмотреть по-новому принципы формирования национального самосознания масс, внести коррективы в национальную государственную политику, осудить массовые репрессии, "считая их несовместимыми с нормами цивилизации", основным Законом государства - Конституцией.
       Придавая огромное политическое и социальное значение решению мер, связанных с восстановлением прав народов, включая и российских корейцев, подвергшихся в 30-е -40-е годы необоснованным репрессиям, как Коммунистическая партия, так и высшие органы государственной власти отменили законодательные акты, послужившие основой для противоправного насильственного переселения отдельных народов из мест постоянного проживания. В связи с этим была принята и "Декларация прав и свобод человека и гражданина", провозгласившая "иметь право на жизнь"''.
       Так получилось, что исследуемая тема стала своеобразным конфликтогенным фактором, при этом не только в создающемся правовом государстве -- России, но и в ставших суверенными составных частях бывшего Союза ССР.
       Как в России, так и в странах СНГ начавшиеся преобразования в условиях тоталитаризма, централизованным насилием глушившие переход от общественных недовольств и неурядиц к демократической культуре, допускающей "свободную игру" разнообразных социальных и индивидуальных интересов и устремлений, резко увеличили действие конфликтогенных факторов во всех без исключения жизненноважных сферах и социальных институтах российского общества.
       Эти обстоятельства, а также растущее понимание значимости правильного осмысления и урегулирования конфликтов для жизни общества стали существенной предпосылкой разработки столь сложной проблемы.
       Изучения ранее закрытой темы требовала и заметно проявлявшаяся мобилизация этносов, их самоорганизация, включая и российских корейцев. Это находило проявление поначалу в активизации деятельности, росте национального самосознания корейского населения, так и в усилении роли его национально-культурных общественных объединений, центров.
       Надо было противопоставить логически выстроенную систему регулирования .национальными отношениями возрождавшемуся национальному эгоизму, экстремизму. В связи с этим возникла потребность дать оценки имевшимся отступлениям от демократических принципов осуществления национальной государственной политики.
       Вряд ли можно было бы без ответов на поставленные жизнью вопросы решать проблему национальной гармонизации, преодоления национализма, пропаганды национальной идеи, приводимой, в конечном счете, к проявлению национализма.
       9 Реабилитация народов России. М.. 2000. С. 45 -48.
       10 Ведомости Верховного Совета Союза ССР. 1990. N 34. " Реабилитация народов России. М . 2000. С. 65 -73.

    16


       В этом ряду и проблема формирования совершенно нового национального самосознания этносов. Под давлением репрессий, принудительных переселений оно все более приобретало корпоративный характер, отличавшийся широкой замкнутостью, закрытостью самого общества. Преодоление такого состояния за короткое время было не возможным. Об определенных подвижках применительно ко всему корейскому обществу можно было бы отметить только в 90-е годы.
       Формирование гражданского многонационального общества в России уже в самом начале было отмечено возникновением противоречий и конфликтов. Один из них -оставшееся наследие прошлого, а вернее, последствия той национальной политики, которая проводилась в 20-80-е годы в Союзе ССР.
       Можно ли было приступать к формированию правового государства, не -решив проблему вынужденных переселений, восстановления исторической справедливости по отношению к ранее депортированным народам? Разумеется, нет. В связи с этим обращено было внимание и на эту сложную проблему. Общество, наука об обществе должны знагь о всех факторах и детерминантах, вызывающих межнациональные конфликты, нарушение мира в гражданском обществе.
       Важным было создать и условия для ровных отношений между властью и обществом, как в целом, так и его составными частями, включая и общество граждан корейской национальности в России.
       По-нашему мнению, в условиях современности, когда отмечается как бы всеобщая глобализация процессов, очень важно не потерять то ценное, что существовало в отношениях народов, устранив, естественно, имевшиеся недостатки. Только в этом случае могут возникнуть условия для ликвидации политических конфликтов, появления возможности избегнуть их консервации.
       Важно знать и степень изученности самой проблемы на различных срезах исторического развития общества. Историографию изучаемой темы можно было бы разделить на несколько этапов. Непосредственно в 20-30-е годы появились незначительные исследования, раскрывавшие этнополитическую обстановку в регионах проживания корейцев в Союзе ССР, их положение, взаимодействие с народами - соседями, участие в социалистических преобразованиях, расселение корейцев по территории СССР, вовлечение общественные объединения и т. д.
       В последующем упоминать что-либо о российских корейцах было запрещено. Все это объяснялось пребыванием их как спецпереселенцев в Средней Азии и в Казахстане.
       Правда, в Казахстане, Узбекистане появлялись отдельные исторические исследования, которые были посвящены в основном трудовым достижениям корейцев в семье народов, преобразованиям в их национально-культурном развитии.
       И только в конце 80-х - в 90-е годы появились первые монографические исследования, посвященные конкретно истории российских корейцев и затрагивающие фактически все стороны их жизни в 20-80-е годы. В трудах анализируются связи российских корейцев со своим соотечественниками за рубежом, с проживающей когортой корейцев в Сахалинской области и т.д.
       Безусловно, это новая сторона российской историографии, которая не могла быть не замеченной как учеными - обществоведами России, так и в Северной и в Южной Корее. Свидетельством этому явилось не только усиление отношений между Кореями, но и первые международные конференции, состоявшиеся как в России, так и в Южной Корее. Это позволило ученым определиться конкретно в тех направлениях исторической науки. которые представляли обоюдный интерес, ждали продолжительное время своих исследователей.
       Об этом, в частности, указывалось на состоявшейся в Сеуле в мае 2000 года Международной конференции "Проблемы этнических диаспор (корейской, китайской, русской) за рубежом". В работе ее принимали участие специалисты с4)еры национальных отношений, ученые Китая, России, Республики Корея

    17


       За рубежом, в основном в США, Китае, России насчитывается 5.5 млн. граждан корейской национальности. По своей численности корейская диаспора занимает 4- е место в мире. Судьба диаспор не может не волновать Правительство Республики Корея.
       В республике функционируют 22 института, которые заняты изучением проблем стран мира, включая и Российскую Федерацию, особенно тех, где проживают корейцы, уделяется огромное внимание изучению языков тех стран, где проживают корейские диаспоры.
       По данным докладов, прозвучавших на конференции, активная работа в Республике Корея с диаспорами была начата в 1995 году, когда 18 декабря Комиссией по стимулированию и глобализации был учрежден Комитет по политике в отношении зарубежных корейцев. Был принят Закон "О фонде зарубежных корейцев", в задачу которого вменялось стимулирование деятельности зарубежных корейцев, формирование экономической сети корейской нации, реализация культурной программы. Фонд начал свою работу в 1997 году.
       В это же время был подготовлен Минюстом Республики Корея Закон "О соотечественниках за рубежом", сыгравшего большую роль в условиях выхода страны из кризиса.
       Проблемы роли и места корейского этноса были в центре внимания и заседаний многих "круглых столов" и конференции как российского, так и международного уровня, состоявшихся в Российской Федерации, Казахстане12.
       В начале 90-х годов конкретно о российских корейцах и, в частности, об их принудительных переселениях появились статьи Н.Ф. Бугая13.
       На основе новых документов, к которым ранее не было доступа, автор изложил ход событий самого процесса переселения корейцев и впервые заявил о более или менее точных документальных данных о численности переселявшихся корейцев с территории Дальнего Востока в районы Средней Азии и Казахстана.
       В определенной мере удалось восстановить работу партии, местных партийных организаций, органов государственной власти по подготовке самих акций по переселению, выявить порядок их осуществления, показать поведение самих переселявшихся. Впервые в обстоятельной форме было отмечено также о судьбе районов компактного проживания корейцев, о возможности создания государственности российских корейцев, об отношении руководителей краевых партийных и советских органов власти к событиям и др.
       Наряду с публикациями Н.Ф. Бугая в начале 90-х годов появились статьи также других авторов, в которых в той или иной мере затрагивается проблема российских корейцев. Особенно следует отметить публикации В.Н.Земскова'4, в которых наряду с
       12 См.: например, Репрессированные народы: история и современность. Тезисы докладов и сообщений Всероссийской научно-практической конференции. 28-29 мая 1992 г. Элиста, 1992;
       Репрессированные народы: история и современность. Тезисы докладов и сообщений научно-практической конференции 6-7 марта 1994 года, посвященной 50-летию депортации балкарского народа. Нальчик. 1994, и др.
       ь К вопросу о депортации народов в СССР в 30-40-х годах. - История СССР. N 6. 1989; он же: Из истории депортаций и трудоустройства корейцев в Казахстане и Узбекистане. - Информационный вестник Евразийской ассоциации корейцев "Корен". ЕАК. М., 1992; "Корейский вопрос" на Дальнем Востоке и депортации 1937 года. - Проблемы Дальнего Востока. N 4., 1992; Досье "Востока''. Корейцы в СССР: из истории вопроса о национальной государственности. - Восток, N 2. 1993; Выселение советских корейцев с Дальнего Востока. - Вопросы истории. N 5. 1994;
       Трагические события не должны повториться. - Актуальные проблемы российского востоковедения М , 1994. Депортация народов (конец 30-х - начало 40-х годов). - Историки спорят. М., 1994. и др.
       14 Земсков В.Н ГУЛАГ (историко-социологический аспект). - Социологические исследования. N 11. 1990, идр

    18


       общей характеристикой периода имеются и отдельные сведения о жизни корейцев, проживавших на Дальнем Востоке Союза ССР.
       Из монографических исследований проблемы, появившихся в первой половине 90-х годов, следовало бы особо выделить, прежде всего, работы Б.Д. Пака, Г.Б. Хана15, в которых на богатом фактическом материале были раскрыты роль и место российских корейцев в системе межнациональных отношений в Союзе ССР (России), в частности, в
       Казахстане. Обращено внимание выявлению сути изменений, которые были отмечены в жизни граждан корейской национальности, их связям с народами, проживавшими в Казахстане, а также в различных регионах Российской Федерации. Авторами затрагивались и отдельные сюжеты депортации корейцев в 20-е - 40-е годы.
       Середина 90-х годов была отмечена появлением монографии Н.Ф. Бугая И. Сталин -Л. Берия: "Согласно Вашему указанию... " (М., 1995). Уже неоднократно отмечалось об информационном характере исследования, и, тем не менее, это первая научная работа, которая содержит обобщающий материал по принудительным депортациям народов Советского Союза. Автор коснулся и принудительного переселения граждан корейской национальности, в числе первых подвергшихся превентивному обвинению, вынужденных обустраиваться на новых местах обозначенных для их проживания.
       Н.Ф. Бугай продолжил исследование проблемы и во второй половине 90-х годов, обратив особое внимание на выявление новых аспектов темы. Так, впервые были опубликованы новые данные о численности граждан корейской национальности, которые наряду с немцами, финнами, крымскими татарами привлекались в принудительном порядке для работы в трудовых колоннах и батальонах, составляя новый образец трудовой армии социалистического типа. Удалось выявить и районы трудового использования граждан корейской национальности. Правда, в данном случае автор ограничился лишь констатацией фактов, не подвергая анализу эту сторону проблемы16.
       В Сеуле была издана книга автора под названием "Переселить все корейское население... В. Молотов. И. Сталин" (1996). В обстоятельной форме в ней были последовательно изложены все события, связанные с депортацией корейцев в Советском Союзе в конце 30-40-е годы.
       Особое внимание Н.Ф. Бугаем уделялось выяснению причин столь антигуманной, варварской акции со стороны Правительства СССР по отношению к гражданам корейской национальности, поставлены такие важные вопросы темы как внешнеполитический аспект проблемы в принятии мер по депортации корейцев, раскрыты все стороны этого процесса.
       Читатель Республики Корея впервые познакомился и с документами той поры, которыми определялись действия Советского правительства и органов государственной власти на местах - советов, исполкомов, различных комитетов по проведению акции, связанной с принудительными переселениями граждан корейской национальности.
       В 1998 году Н.Ф. Бугай издал новую монографию "Социальная натурализация и этническая мобилизация (опыт российских корейцев)". Три раздела книги посвящены конкретным вопросам принудительных переселений российских корейцев. В монографии обобщены материалы предыдущих исследований автора, показаны роль и место
       15 Пак Б.Д. Корейцы в российской истории. Иркутск, 1994; он же: Корейцы в Советской России (1917 - конец 30-х годов). Иркутск - Спб., 1995; Хан Г.Б. Прошлое и настоящее корейцев Казахстана. Историке - документальное повествование о жизни корейской диаспоры (1937-1997). Алматы, 1997. Многие вопросы затрагивались в это же время Р.Ш. Джарылгасиновой. См. Корейцы - Вера и жизнь. N 9-10. М.,1997, Г.А. Югаем в книге Советские корейцы: социально -психологический портрет своего поколения. Ташкент, 1990 и др.
       16 Российские корейцы в трудовых колоннах и рабочих батальонах: выполнение планов НКВД. -Вера и жизнь. N 11. М., 1998; Эта сторона проблемы рассматривалась частично и в названной монографии ''Переселить все корейское население ... В. Молотов. И. Сталин". Сеул, 1996 (на корейском языке), а также в книге автора "'Депортация народов в Советском Союзе", изданной в Нью-Йорке в 1996 году на англ. языке.

    19


       этнического меньшинства в системе межнациональных отношении, во взаимодействии с другими народами, обращено впервые внимание на теоретический аспект проблемы, саму суть мер, связанных с депортациями корейцев частично в 20-е годы и в конце 30-х годов. Вызывает особый интерес и проведенный автором анализ развития общественного движения в корейской диаспоре на территории Советского Союза.
       Монография автора существенно дополняет теорию этнополитики и предупреждения национально-политических конфликтов, пополняет банк данных в разработке этнических конфликтов, возникавших в советский период истории, показана роль этнического фактора на стадии перехода новых государств к внедрению рыночных отношений.
       В первой половине 90-х годов большую научную изыскательскую работу провела и историк-востоковед С.Г. Нам, издав в начале 90-х годов небольшую по объему, но содержательную брошюру "Корейский национальный район" (М., 1991). Заслугой автора, на наш взгляд, явилась постановка вопроса: был ли национальный корейский район в административном государственном устройстве конца 20-х -- в 30-е годы.
       На богатом фактическом материале автор анализирует процесс создания и существования административного национального корейского района с общим составом корейского населения в 92 %.
       Поставленный вопрос привлек внимание многих исследователей и получил дальнейшее развитие в их трудах. В это же время удалось выявить и многие новые документы, в частности касающиеся РАБКРИН, в которых содержатся отчеты районной организации, сведения о национальном составе населения района и др. (ГАРФ. Ф. Р.- 374). Как известно, административный район был ликвидирован в условиях новой административной реформы в Союзе ССР начала 30-х годов.
       Не менее интересным явилось и новое монографическое исследование С.Г.Нам "Российские корейцы: история и культура" (М.,1998). Уже само название труда показывает увлечение автора изменениями, происходящими в культурной жизни ее соотечественников.
       Собран богатейший материал о школьном образовании, прессе, театральном и музыкальном искусстве корейцев, их традициях, обычаях. Раскрыто содержание многих социальных процессов и, конечно, привлекают разделы, в которых затрагиваются многие доселе не известные стороны участия корейцев в национальном движении, в политической жизни страны, региона проживания. Книга написана интересно и увлекательно, расширяет наши познания по изучаемой теме.
       В 90-е годы по истории российских корейцев появляются и первые диссертационные исследования. В Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова в 1992 году защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук А.П. Митин ("Детерминанты поведения этнодисперсных групп ").
       Исследование диссертанта базировалось на материале корейского этнического меньшинства, проживавшего в районах Дальнего Востока - в Приморском крае, в Сахалинской области и в других регионах. Автор раскрывает процесс формирования национального самосознания российских корейцев, причины, влияющие на эти процессы, взаимоотношение дисперсных групп и другие аспекты темы. Научную работу проводил в этот же период и исследователь из Республики Корея Сим Хонг Енг, подготовив ряд статейных публикаций17 и диссертационный труд по теме: "Корейский этнос в системе межнациональных отношений СССР" (М., 1998).
       17 Сим Хон Енг. Динамика демографических изменений расселения корейцев на Дальнем Востоке (вторая половина XIX - XX век).- Мирное сотрудничество в Северо-Восточной Азии и проблемы объединения на Корейском полуострове. М., 1995; он же: Корейский этнос в системе межнациональных отношений на евразийском континенте: проблемы депортации в 30-е-40-е годы. - Россия и Восток: проблемы взаимоотношений и политика движений. Челябинск, 1995, и др.

    20


       В политологическом по своему характеру исследовании рассматриваются в значительной части теоретические аспекты проблемы, затрагиваются такие глобальные вопросы современности, как политическое обустройство этнических меньшинств. Наряду с этим показано внедрение идеи решения многих их проблем путем создания национально-культурных автономий как общественного демократического института, раскрываются роль и место этнических меньшинств в преобразованиях общества в многонациональных государствах. Привлекают своей постановкой и выводы автора о депортациях, проводившихся в международном масштабе об этнических меньшинствах.
       Многие положения в диссертации Сим Хонг Енга анализируются на примерах жизнеобустройства и жизнеобеспечения корейского этнического меньшинства в Союзе ССР (России). Следует отметить, что автором предпринималась и попытка обобщения историографии проблемы применительно к российским корейцам, давалась оценка научным трудам по теме, выявлялись слабо изученные ее аспекты18.
       Примечательным событием 1998 года применительно к проблеме российских корейцев стало появление диссертации на соискание ученой степени доктора географических наук П.М. Поляна по теме: "География принудительных миграций в СССР". Несмотря на наличие определенной рыхлости в подаче материала, отсутствие концентрации его изложения по каждому из народов, подвергшихся принудительному переселению, на разных срезах истории, в диссертации содержится богатейшие данные по расселению корейцев.
       Диссертанту удалось выявить статистические сведения по российским корейцам, связанные с их размещением в районы Приморья, Сахалина. Тем самым автору удается показать и международную направленность темы, широкие рамки применения принудительных переселений. В то же время П.М. Поляном мало обращается внимания расселению корейцев в новых регионах проживания, выявлению причин их миграции в современных условиях.
       Авторы, издававшие свои труды в 90-е годы обращались и к такой проблеме как реабилитация этнических меньшинств. Правда, применительно к российским корейцам она подробно не исследовалась, хотя многие стороны ее становились известными. В этом плане свой вклад вносили в изучение этого аспекта как историки, так и правоведы, политологи, практики сферы межнациональных отношений19.
       Численность российских корейцев к началу 2000 года составила в России более 120 тыс. человек. Они не относятся к этническому меньшинству согласно той классификации этносов, которая принята специальным Законом в Российской Федерации "О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации" от 30 апреля 1999 года.
       18 См.: Сим Хонг Енг. Историография проблемы депортации "русских" корейцев в 30-40-е годы. -Народы России: проблемы депортации и реабилитации. Майкоп, 1997. С. 168-187; он же:
       Историография проблемы депортации российских корейцев в ЗО-е-40-е годы в Союзе ССР. - Вера и жизнью. N 9-10. М., 1997 , и др.
       19 См.: Лазарев Правовые вопросы реабилитации репрессированных народов. -- Государство и право. N 12. М-, 19945; Цой Б.С. Социально-экономические аспекты народов и граждан, репрессированных в СССР по политическим мотивам. - Государство и право. N12 , 1994; Жамсуев Б.Б. О реабилитации репрессированных народов. - Думский вестник N 3 (18). М., 1995; Коцонис А.Н. Правовая база реабилитации депортированных народов. - Информационный бюллетень Миннаца России. "Федерация и народы России". N 1(11). М., 1997; он же: Реабилитация и законность. - Человек и право. N 2., М, 1997;. Бугай Н.Ф. Реабилитация народов - одно из направлений национальной политики по укреплению федеративных отношений. - Российский федерализм: опыт становления и стратегия перспектив. М., 1998, и др.

    21


       Важным шагом в деле укрепления отношений между Россией и Республикой Корея, расширения изученности проблем истории корейского народа, включая и его диаспору в России, явился визит Президента Республики Ким Дэ Чжуна. В ходе визита
       удалось устранить имевшиеся противоречия и недосказанности, найти многие подходы для совместного решения проблем, включая и отношение к корейским соотечественникам в России.
       Ким Дэ Чжун высоко оценил зарубежных соотечественников (российские корейцы), которые, по его мнению, "образцово проявили себя в своих странах, демонстрируя при этом лучшие качества корейского народа " .
       Президент призвал российских корейцев "жить в согласии с различными национальностями России, активно участвовать в ее жизни и продолжать выполнять нашу высокую роль по укреплению связей между нашими двумя странами "21.
       Находясь в Российской Федерации в конце мая 1999 года, Ким Дэ Чжун выразил свое отношение и к проблеме пережитых российскими корейцами репрессий, в том числе депортаций. "Много горя пришлось пережить нашим российским соотечественникам, -замечал Президент, - когда они по решению сталинского правительства были насильственно переселены в отдаленные районы Центральной Азии. В результате этой политики как народ они были разобщены и выдержали тяжелые духовные страдания, связанные с отчуждением от национальной культуры и языка. Однако это не согнуло наших соотечественников, обладающих великим терпением корейского народа".
       Действительно это так. 172 тыс. граждан корейской национальности (советских корейцев), как отмечалось, превентивно обвиненные сталинским режимом в принудительном порядке были переселены в районы Казахстана (сегодня там проживают около 100 тыс. человек), республики Средней Азии (около 200 тыс. чел.) и некоторые области Российской Федерации (Астраханский округ Сталинградской области и др.).
       Несомненно, активизации изучения проблем корейского народа способствовали встреча Президента Российской Федерации В.В. Путина с Ким Дэ Чжуном в рамках Генеральной Ассамблеи 8 сентября в Нью-Йорке, а также визит В. В. Путина в Северную Корею.
       Исторически Россия всегда была вовлечена в дела Корейского полуострова. Прошедшие десять лет не были исключением: Россия стремилась внести свой вклад в преодоление вражды и конфронтации в этом стратегически важном регионе, способствовать снижению напряженности, налаживанию взаимопомощи и сотрудничества.
       Перед учеными стран раскрываются широкие возможности обстоятельного изучения жизни корейского народа, его диаспор, проживающих в различных странах мира и решения проблем национально- культурного развития. Этому способствует и обстановка, создавшаяся 10-летием дипломатических отношений между Россией и Южной Кореей. "За годы, прошедшие со дня установления дипломатических отношений, -- пишет заместитель Министра иностранных дел Российской Федерации А. Лосюков, - сложилась разветвленная структура делового сотрудничества. Следует отметить, что экономические контакты начались еще раньше, открыв позднее путь к нормализации политических связей"."
       20 Российские корейцы (Москва). N 2. 1999. С. 5.
       21 Там же. Один из политических деятелей России, бывший Председатель Правительства Российской Федерации, ныне депутат Думы Российской Федерации Е. Примаков, направляя поздравление по случаю начала выпуска газеты "Российские корейцы", отметил о том, что корейцы как никто сохраняют "неповторимое этническое и культурное наследие своей нации". (См.:
       Российские корейцы. (Москва). N 3. 1999, ноябрь. С. 5.)
       22 См. Корейско -русский ежемесячный журнал. Косфорум. N 9. М.,2000. С. 5

    22


       Насильственное отторжение корейцев от районов своего обитания, состоявшийся разрыв их семей, ущерб, нанесенный их культуре, национальному сознанию, традициям,
       сложившимся взаимоотношениям с другими народами заметно задержали развитие корейского российского этноса.
       Очень сложным оказался процесс адаптации корейцев в новых местах проживания, определенных режимом накануне переселения. Сказывалось в первую очередь очень тяжелое экономическое положение, неустроенность с жильем, трудности общения с местным населением, отсутствие минимальных бытовых условий для проживания корейских семей. Именно такой была та действительность конца 30-х - начала 40-х годов для советских корейцев, поселившихся принудительным порядком в областях Средней Азии и Казахстана23.
       На наш взгляд, был нарушен главный принцип развития любого национального общества - приверженность к исторической родине, к исконному месту обитания. Гражданин, личность, независимо от национальности, всегда помнит о своей исторической родине, в широком смысле этого слова. Пренебрежение этим принципом в государственной национальной политике, как правило, приводит к тяжелым последствиям. Об этом наглядно свидетельствует имеющийся "богатый опыт" в Союзе ССР, накопленный начиная с 20-х годов, а в последующем и опыт реализации подобных мероприятий во Вьетнаме, Югославии, Румынии, других странах социалистической ориентации (50 - 60-е годы).
       Весьма пагубным оказался и другой факт. На территориях, на которых никогда не проживали эти этнические меньшинства, они были принудительно расселены, однако, местным населением рассматривались как "временные гости". Все это вызывало необходимость выработки новых форм взаимоотношений между народами. По своему содержанию они были далеко не простыми. В ходе их применения обнаруживались заметные противоречия, несогласованность, утрата равноправного положения этносов.
       Что положение складывалось именно таким образом, подтверждают события в республике Узбекистан и в Таджикистане. Так, из Узбекистана с использованием военной силы были депортированы в конце 80-х годов турки - месхетинцы, курды, хемшины. Это ни что иное, как проявление репрессий в отношении турок - месхетинцев и других этнических меньшинств в Республике Узбекистан.
       Эти притеснения, начиная с 1992 года, испытали вновь и граждане корейской национальности. Они вынуждены были в связи с военными действиями, а точнее гражданской войной в Таджикистане, в ходе которой погибли и многие корейцы, неприязненным отношением со стороны местного населения, покинуть обжитые места, переселиться в области Российской Федерации, в частности в Волгоградскую, Саратовскую области и другие. В Волгоградскую область прибыли около 1000 граждан корейской национальности, которым, безусловно, приходится испытывать трудности адаптации и в жизнеобеспечении.
       В Российской Федерации категория беженцев, насчитывающая, по последним данным, более 3 млн. человек, пополнилась беженцами-корейцами из Таджикистана, других республик Средней Азии и Казахстана. Беженка из Таджикистана кореянка Татьяна Тен констатировала: "... Полегло много корейцев. У моего сына был друг, его убили на улице, убили и некоторых наших дальних родственников и знакомых. Дальнейшее ожидание сулило только беду. Решили, как можно скорее, уезжать, побросав все нажитое. Сели в поезд ... "~4.
       23 См. подробнее: Бугай Н.Ф. Социальная натурализация и этническая мобилизация (опыт российских корейцев). М.,1998, и др.
       24 Российские корейцы (Москва). N 2. 1999 . Июнь.
      
       Федеральная миграционная служба России, администрации областей, местное население оказывают посильную помощь беженцам-корейцам, на которых выпали трудные испытания, связанные, в том числе и с распадом Союза ССР, и со вспыхивающими межнациональными конфликтами. Заметная помощь оказывается и со стороны международных неправительственных организации, общественных объединений, в частности, со стороны Московской региональной общественной организации "Первое Марта".
       Разумеется, граждане корейской национальности расселяются в субъектах Приморского края, южных регионов на Северном Кавказе: в Ростовской области, в республиках Северная Осетия - Алания, Калмыкия, Кабардино-Балкария, в Воронежской, Саратовской (90 чел.) и других областях.
       Как правильно замечал известный российский писатель, кореец по национальности, Анатолий Ким "корейский народ - это огромный талантливый народ " (имея в виду всех корейцев), очень таинственный народ ...". С этой характеристикой качеств корейцев нельзя не согласиться. В корейском народе заложен богатый духовный потенциал, он располагает от поколения к поколению мощным пластом знаний. Независимо от того, где бы не находились корейцы, они адаптируются к обстановке, концентрируя свои усилия на том, чтобы выжить, хотя и дается это нелегко.
       И, тем не менее, трудолюбие их спасает, облегчает их процесс интеграции в экономику и культуру тех народов, среди которых они проживают. Через русскую культуру, культуру других народов России, они проявляют себя, занимая достойное место в российском обществе. Справедливо заметил в связи с этим Президент Республики Корея Ким Дэ Чжун, что, "несмотря на исторические испытания, наши соотечественники (российские корейцы^, действуя в единстве с другими народами сохранили свою национальную идентичность (буквально горделиво выросли как образцовый малый народ), демонстрируя при этом великое упорство корейской нации ... "2:>.
       Исследование проблемы реабилитации этносов, в том числе и российских корейцев, было продолжено Н.Ф. Бугаем в вышедшей в 2000 году работе "Российские корейцы - новый поворот истории 90-е годы". В труде приведены содержательные документы и материалы, раскрывающие роль и место, прежде всего, Минфедерации России (Миннац России), его структурных подразделений, в частности, департаментов по делам депортированных и репрессированных народов, по делам национальностей в осуществлении мер по реабилитации народов, в том числе и российских корейцев в 90-е годы. Показано взаимодействие общественных объединений корейцев с государственными структурами власти в решении задач реабилитации, в обустройстве мигрирующих групп корейцев, показано также взаимодействие между общественными объединениями разной направленности и автономиями российских корейцев, возникших в исследуемый период. Особую ценность имеют опубликованные автором отчеты Департамента по итогам осуществления реабилитации российских корейцев, как в целом по стране, так и непосредственно в регионах их компактного проживания.
       По-нашему мнению, в работе мало уделено внимания такому важному аспекту темы как отношение между народами, не раскрыты меры по реабилитации граждан корейской национальности в государствах СНГ, что способствовало бы более глубокому изучению темы. Ощутимый вклад в изучение проблемы Россия и Корея в геополитике Евразийского Востока в XX веке внес востоковед В.Ф. Ли. Его труды известны не только в Корее, но и за рубежом26.
       25 Там же.
       26 Ли В.Ф. Социальная революция и власть в странах Востока. М., 1984; он же: Источники и проблемы изучения корейского этнического меньшинства в Советском Союзе. - Источниковедение и историография стран Востока. Вып.З; Россия и АСЕАН (судьба России и будущее Азиатско-тихоокеанского региона). М., 1995; он же: О бессрочном нейтралитете Корейского полуострова в

    24


       Рассматривая процессы становления и совершенствования российско-корейских отношений на всех срезах истории, автор, конечно, не смог не обратиться и к специальной теме, связанной с принудительными переселениями корейцев в Союзе ССР.
       Этому вопросу посвящен специальный раздел в новой монографии Ф В Ли "Россия и Корея в геополитике евразийского Востока" (М, 2000). Последовательно им излагаются события второй половины 30-х годов на Дальнем Востоке СССР, вскрыты предпосылки принудительного переселения более 170 тыс. граждан корейской национальности.
       Нельзя не согласиться с итоговой оценкой этих мер партии и правительства, данной автором. "Объективная экспертиза, - пишет В.Ф. Ли, - не оставляет сомнения в том, что оно (постановление о переселении корейцев. - Авт.) противоречит по всем своим параметрам не только общепризнанным международным актам о правах человека, но даже пресловутой сталинской Конституции 1936 года и, как таковое, представляет одну из наиболее изощренных форм геноцида, направленного против национальных меньшинств" (с 421)
       Безусловно, В.Ф. Ли прав, отмечая о том, что такая политика 30-х годов нанесла ущерб развитию корейского этноса, способствовала его отставанию по сравнению с народами, которые не подвергались в Союзе ССР репрессиям
       К началу 90-х годов относятся и первые, пока еще не значительные, публикации источников по проблеме российских корейцев27 Документы представляют для исследователей темы огромную ценность не только по причине того, что они впервые стали известными читателю, но и потому, что благодаря их публикации впервые стали известными подробности этих трагических по своей сути событий конца 30-х годов в жизни граждан корейской национальности в Союзе ССР.
       По мере выявления новых документов источниковая база темы претерпевала изменения в сторону пополнения материалов, позволяющих раскрыть ранее не известные аспекты проблемы переселений граждан корейской национальности.
       От публикации отельных подборок документов по проблеме28 авторы постепенно переходили к публикации сборников документов и материалов29, а также к публикациям
       30
       по конкретно исследуемому тому или другому из народов подвергшихся репрессиям .
       Все это позволяло представить цепь событий во всей их полноте, дать всестороннюю им оценку, показать взаимосвязь политики и практики в сфере межнациональных отношений в Союзе ССР, выявить принципы ее осуществления, другие положительные факторы, способствующие консолидации народов, а также выявить отрицательные стороны этого процесса.
       Интерес к проблеме принудительных переселений не иссяк и во второй половине 90-х годов. Источниковая база заметно обогатилась новыми публикациями документов, раскрывающие ранее не известные стороны темы, в числе которых использование труда репрессированных корейцев путем создания рабочих колонн и батальонов, взаимодействие
       свете мирового опыта XX века - Корейско - русский ежемесячный журнал Корусфорум N 9 М .
       2000 С 57-69 (на русск и корейск. языках), и др
       27 Депортация Берия докладывает Сталину - Коммунист N 3 1991, Варварская акция - Отечество
       Краеведческий альманах М , 1992, Депортация корейцев в 1937 году - Отечественная история N 6
       1992, 20-40-е годы: последствия депортации народов - История СССР N 1 1992, 20-40-е годы
       трагедия народов - Восток N 2 1992, 20-50-е годы, принудительное переселение народов -
       Обозреватель N11(5) 1993, и др
       28 Иосиф Сталин - Лаврентию Берии, "Их надо депортировать " М , 1992,
       "Всесоюзная перепись населения 1937 года Краткие итоги М,1991, Сборник законодательных и
       нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий М , 1993,
       Реабилитация народов и граждан М , 1994,
       30 Белая книга О депортации корейского населения России в 30-40-х годах Кн 1 М ,1992,

    25


       с другими народами в районах расселения, появление первой возможности по решению вопросов, связанных с обеспечением условий проживания корейцев31.
       Среди документов в особую группу следовало бы выделить документы, связанные с реабилитацией граждан корейской национальности, которая частично проводилась, начиная с 50-х годов и осуществлялась в рамках Казахстана и Узбекистана, не приобретая масштабного характера не переходя на государственный уровень.
       Привлекает своей новизной и вышедший в 1993 году сборник документов под общим названием "Как это было " (составитель С. У Алиева). О корейцах отмечается в первом томе. Составитель предпринял попытку с помощью документов, статистических данных, исторических фактов, личных воспоминаний, публицистических размышлений, произведений народного творчества, прозы, поэзии и драматургии воссоздать целостную картину репрессий в Союзе ССР. Приведенные материалы помогают читателю сформировать свое отношение к "наказанным" Сталиным народам, разобраться в последствиях содеянного.
       Что касается непосредственно корейцев, то в сборнике помещены ценные воспоминания, которые также являются важнейшим источником для понимания не только предпринимаемых правительством мер, связанных с депортацией народов, но и представления самой эпохи, в условиях которой приходилось жить подвергшимся репрессиям народов, в частности гражданам корейской национальности.
       Новые документальные изыскания по проблеме российских корейцев продолжались. Московская региональная общественная организация "Первое марта" издала книгу "Корейцы - жертвы политических репрессий в СССР. 1934 - 1938 гг. " (Кн. 1. М., 2000, под редакцией Ли Хен Кына, составитель Светлана Ку). Этот сборник - хроника документов - представляет необыкновенный научный интерес в плане значительного пополнения источниковой базы проблемы, раскрытия мало известного в истории российских корейцев периода - второй половины 30-х годов.
       В книге - хронике раскрывается через личности, портреты героев жизнь корейской общины в Союзе ССР в трудное время действий тоталитарного режима. Вместе со скорбным мартирологом в труде отражена жизнь депортированных в Среднюю Азию корейцев и многих других жертв сталинских репрессий, их жизнестойкость, трудолюбие.
       Краткие биографические справки корейцев с заключением "осужден", "арестован", "расстрелян", "реабилитирован" передают содержание деяний функционировавшего режима, раскрывают трудовую деятельность корейцев, их социальное положение. Это были революционеры, рабочие, студенты, артисты, научные сотрудники, колхозники, учителя и многие другие.
       К сожалению, трагедия этих судеб в том, что многие из них исчезли бесследно, а о многих корейцах только благодаря публикации книги стало известно родным и близким.
       Огромную ценность приобретают представленные документы: постановления, справки НКВД, протоколы допросов, обвинительные заключения, протесты, конечно, причина одна - ''шпионская деятельность в пользу японской разведки''. Опубликованная книга - это действительно боль "за безвинно загубленных людей''.
       Новым этапом в решении проблемы на государственной уровне стало принятие Верховным Советом РСФСР Закона "О реабилитации репрессированных народов" (26 апреля 1991 года). Этим государственным актом было положено начало осуществлению практических мер по восстановлению исторической правды, реабилитации ранее поруганных граждан корейской национальности, проживавших на Дальнем Востоке, а также на территории других областей Российской Федерации.
       '' См. Материалы к серии "Народы и культура". Вып. ХП. Депортация народов СССР (1930-1950-е годы). М., 1997; Книга памяти. Архивные списки депортированных российских корейцев в 1937 году М, 1997, и др

    26


       Закон ''0 реабилитации репрессированных народов" стал основой для принятия специального государственного акта, коснувшегося непосредственно реабилитации граждан корейской национальности. На основе Постановления Совета национальностей Верховного Совета Российской Федерации 1 апреля 1993 года Верховным Советом Российской Федерации было принято Постановление "О реабилитации российских корейцев " (N 4721 -1).
       В новом документе были определены направления, формы и механизм реабилитации корейцев. Постановлением было установлено, что реабилитация распространяется на "подвергшихся незаконным репрессиям, а также родившихся в семьях, находившихся на режиме спецпоселения"32.
       В документе конкретно раскрывается сущность самой реабилитации ^Политическая реабилитация российских корейцев, - читаем в Постановлении "О реабилитации российских корейцев", -означает их право на свободное национальное развитие, обеспечение им равных с другими народами возможностей в осуществлении своих прав и свобод, гарантированных действующим законодательствам, и добровольное их возвращение на индивидуальной основе в места прежнего проживания на территории Российской Федерации "33.
       Проблема реабилитации народов, включая и корейцев, документально отражена и в изданном Министерством по делам федерации и национальностей Российской Федерации в 2000 году сборнике документов "Реабилитация народов России". Показаны начала самого процесса реабилитации народов, подготовка нормативных актов, первых правительственных комиссий, призванных к разработке юридической основы, опубликованы документы, содержащие механизм осуществления реабилитации, раскрывается документально роль и место местных органов власти в проведении мер по реабилитации народов. В сборнике представлены интересные материалы и документы, посредством которых раскрываются и первые результаты проводимой реабилитации граждан различных национальностей, подвергшихся репрессиям. Издание включает также нормативную базу субъектов Российской Федерации, что позволяет более глубоко проследить каким образом решается столь сложная проблема в регионах.
       Богатейший материал о жизни российских корейцев в 90-е годы содержится в издававшейся газете "Народ", атакжевгазетах "Российские корейцы", "Кореискаядиаспора"имногю{.щ)упк.В периодической печати довольно обстоятельно раскрывается различные перемены в жизнеобустройстве и жизнеобеспечении граждан корейской национальности в различных регионах Российской Федерации, проведение мер по национально-культурному развитию корейцев, о беженцах корейской национальности, прибывающих на жительство из государств СНГ.
       Таким образом, анализ состояния разработки в 90-е годы проблем истории российских корейцев свидетельствует о том, что за последние десять лет удалось накопить огромный исторический материал о жизни корейского этноса в СССР (России). На богатом фактическом архивном материале раскрыты многие теневые стороны истории корейского этнического меньшинства в 20-40-е годы, показаны притеснения со стороны режима по отношению к корейцам, выявлены возможности для социальной натурализации и этнической мобилизации граждан корейской национальности.
       Безусловно, это не является свидетельством того, что все вопросы по истории российских корейцев исследованы. Предстоит проделать большую работу по выявлению и обобщению материалов, связанных с жизнью корейцев, развитием их общественного движения в Союзе ССР (России), жизнью общественных объединений и национально- культурных автономий.
       Мало что известно в исторической литературе об отношении корейской диаспоры с народами Дальнего Востока в конце Х 1 Х и в начале XX веков, о жертвах политических репрессий 3040-х годов, об участи корейцев в социалистическом строительстве и, особенно, на Дальнем Востоке Российской Федерации, о роли и месте корейцев и реализации проводимых реформ в современном российском обществе. Жд>т своего написания очерки по истории российских корейцев, история корейского народа в России, труды о взаимоотношениях с корейцами Северной и Южной Кореи.
       Реализация этих задач потребует усилий многих ученых-обществоведов. Решать эти задачи предстоит в наступающем XXI веке.
       32 Реабилитация народов России М , 2000. С 192.
       33 Там же С 192

    27

  • Комментарии: 4, последний от 17/09/2022.
  • © Copyright Бугай Н.Ф. (kazgugnk@yahoo.com)
  • Обновлено: 12/06/2011. 55k. Статистика.
  • Статья: Россия
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка