Лебедев Леонид Петрович: другие произведения.

Колумбийские рассказы

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 7, последний от 28/07/2013.
  • © Copyright Лебедев Леонид Петрович
  • Обновлено: 21/10/2015. 724k. Статистика.
  • Сборник рассказов: Колумбия
  • Иллюстрации: 477 штук.
  • Скачать FB2
  • Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

     []
       В качестве введения
       Когда мне предложили поехать в Колумбию, я с трудом нашел ее на карте. Увидел, как близко это к экватору, и решил, что умру я там от жары. И только позже понял принцип: если есть густонаселенный город, значит там жить можно. В Антарктиде таких городов нет - туда ездить жить не стоит. Если не пингвин.
      
       Человек привыкает ко всему обыденному. И всё же время от времени я удивляюсь, как такой любитель путешествий на диване с книжкой в руках оказался в Колумбии. Как я решился поехать - это для меня самого загадка до сих пор. В момент, когда я пишу это, я уже 6 лет как работаю в Боготе в Universidad Nacional de Colombia и еще работал в 1993-4 годах в Universidad del Valle. И за эти годы многое привычным так и не стало.
       Время от времени я записывал свои впечатления. Я попытался объединить их как-то, чтобы получилось единое целое.
       В этой книге ничего не придумано, лишь кое-что слегка утрировано.
      
       Вообще-то я "неподъемный". Если кто-то скажет, что, вон, в Колумбию забрался, а говорит, так это не аргумент. Ну, и забрался! Так ведь это как у нашей кошки Анфиски, которая дома сидела и никуда не желала выходить лет до семи, пока ее не приперло так, что начала сбегать за приоткрытую дверь и дико орать по ночам. Вот и я взвыл от шоковой терапии умненьких экономических мальчиков да и полетел в Колумбию. Мне очень интересно шмыгнуть куда-то, но чтоб без дороги и никакой обязаловки - я ездить не люблю. Например, соберусь на конференцию, заявку подам, да и начинаю тут же подсознательно искать доводы, почему нельзя туда ехать. Уже и приглашение имею, и в программу включен, а не еду. За всю жизнь был на пяти конференциях. Одна была Всемирным математическим конгрессом в Москве, а четыре в самом Ростове - и на тех не выступал. От конгресса в памяти осталось, что сидели мы, пять балбесов-аспирантов, на докладе шефа, будущего академика, и считали: "Раз, два, три..., двадцать три, сорок три..." Кажется, до шестидесяти насчитали: будущий академик волновался, а потому вставлял свое коронное словечко "значит" в каждую вторую фразу. Этой заразой потом болела вся кафедра: все на лекциях повторяли "значит-значит-значит".
       Еще из событий того всемирного конгресса запомнилось, что сели мы, аспиранты, в ложе, и именно туда затащили аппаратуру для телевизионной съемки (тогда она была массивной). Показывать должны были выступления президентов того и сего о великом значении математики в мире. Приветствия всегда скучны, а потому наша компания регулярно бегала в буфет и в туалет. Наша активность увеличилась как раз к началу съемок. И тут теледама прошипела: "Молодые люди! Вы мешаете всему Советскому Союзу!"
       Как некоторые попадали в Колумбию
       Уже взрослым захотелось мне выучить английский язык. Заставить себя читать учебники и писать упражнения трудно. Я выбрал другой путь, заведя большую и интересную переписку с людьми из других стран. Из списка членов Американского математического общества, который у меня был, я выбрал корреспондентов из самых экзотических уголков Земли. У меня была полная уверенность, что если уж человек состоит в Американском математическом обществе, то должен знать английский блестяще (сейчас я сомневаюсь, пользовался ли я в то время зеркалом). Набор моих географических познаний застыл в те времена, когда я начал и кончил собирать слонов на почтовых марках, потому что добывать экзотические марки было трудно, то есть лет в двенадцать-тринадцать. Например, я выбрал экзотический Остров Мэн с его обитателями с гирляндами цветов через шею, который просто обязан был расположиться в Тихом или Атлантическом океане.
       Почти все, кому я написал, откликнулись и даже написали о себе какие-то подробности (это было задолго до Перестройки, не сейчас, когда любой честный западный человек знает, что коли получил письмо из России, то от жулика). Добрая половина моих корреспондентов, правда, перестала писать после второго-третьего письма, но с некоторыми я потом переписывался еще несколько лет, например, с дедушкой с того самого Острова Мэн. Когда он мне ответил первый раз, я не поленился посмотреть, где же находится этот остров. Интересный дедушка оказался, любитель задач по элементарной математике, которые я не мог решить, от чего он был счастлив. До того как поселиться на Острове Мэн, имел он плантации на другом экзотическом острове, на Макао, несколько тысяч гектар. Сейчас я засомневался, плантации чего. В голове крутится "какао", но, боюсь, это просто в рифму. Было ему под восемьдесят. Прислал он свою фотографию. На ней он сухопарый, подтянутый, с женой-малайкой, лет на тридцать его младше. Продав плантацию, на Острове Мэн завел он себе пароходную компанию, а на досуге решал задачки по геометрии.
       Была еще владелица конного завода, кажется, из Новой Зеландии. Была даже переписка с федеральным судьей одного американского штата, у которого было 9 детей и несметное количество внуков. Сообщил он, что один из его детей стал chef-ом. Ну, шеф, так шеф, решил я. Но потом слазил в словарь: не может федеральный судья быть в восторге, что его сын просто важная шишка. Оказалось, что сын его шеф-повар. Никого из профессиональных математиков в моем списке корреспондентов не оказалось. Наверное, это были те, кто не отозвался - математики известны своей отзывчивостью.
       Одним из следствий той переписки и явилось то, что сейчас я нахожусь в Колумбии. Один из моих корреспондентов, с которым я дружу и по сию пору, оказался математиком и владельцем книжного магазина в Армении. Это не та Армения, что все знают, это городишко в Колумбии, жители которого имеют несколько легенд, почему он так называется. Все версии легенд заканчиваются одним: когда выбирали название, это понравилось больше всех. Когда я побывал у профессора дома, продемонстрировал он мне пухлую пачку моих писем, полсотни или больше.
       Каждому корреспонденту я писал только то, что тому было интересно, потому как быстро понял, что как только становится неинтересно, так переписка обрывается. У большинства моих корреспондентов письма быстро становились однообразными: "Энн пошла в школу, мы купили новую машину, мы съездили в Париж." А больше писать, вроде как, и не о чем. Читая все эти письма, убедился, что человек с ручкой во всем мире одинаков: никто ничего интересного, если его не расшевелить, не напишет.
       Потом пробовал я своих деток вовлечь в переписку для изучения английского языка. Обе попытки кончились одинаково: "А я не знаю о чем писать!" "Как же так? Ты живешь на другом конце планеты. Девочка эта ничего о тебе и о том, как ты живешь, не знает. Напиши ей, что ты ходишь на речку, ловишь рыбу и съедаешь ее сырой - она поверит, потому что ты живешь в очень странной для нее стране." И в ответ: "Так о чем мне писать?"
       Этикет
       - Здравствуйте! С Вами говорит ... из России. Можно...
       - Как поживаете, профессор? У Вас все хорошо?
       - Да-да, у меня всё хорошо. Можно к телефону...
       - Я так счастлива, что у Вас всё хорошо! Надеюсь, что Ваше семейство в порядке?
       - Простите, но можно к телефону директора? У меня всего три минуты телефонного времени.
       - Да-да, конечно, я сейчас позову. Надеюсь, что у Вас и у Вашей семьи всё хорошо.
       - Я тоже. Можно позвать директора?
       - Ну, конечно, я сейчас же позову! Я так рада Вас слышать!
       - Понимаете, у меня всего три минуты.
       - Да-да-да, я немедленно зову.
       - Спасибо!
       К концу третьей минуты к телефону подходит директор и начинает расспрашивать о моем здоровье, здоровье семьи, и еще о чем-то, не давая задать вопрос, ради которого был заказан разговор. Стоит напомнить, что на дворе стоит 1993 год, месячная зарплата господина доцента из России составляет 20 долларов, а телефонная минута разговора с Колумбией стоит около 3 долларов. Расспросы о здоровье стоят очень дорого. Понятно, что и колумбийский собеседник хорошо понимает, что звонок дорогостоящий, но перейти прямо к делу невозможно: согласно колумбийскому этикету, начиная разговор, вежливый человек сначала интересуется как поживает собеседник и его семья. Тот, в свою очередь, должен сообщить, что всё обстоит прекрасно и поинтересоваться о том же у гражданина на другом конце провода. И только выяснив, что у всех всё замечательно, можно переходить к делу.
       Чемоданчики мои
       Летел я первый раз в Колумбию в девяносто третьем году. В кармане были 105 долларов на непонятные дорожные и первого времени расходы, а рублями сумма была более чем скромная, минимальная. Тащил я с собой два малопрезентабельных матерчатых чемодана, в одном из которых находились килограмм двадцать книг. По Москве я перемещался общественным транспортом. Залез я на не слишком набитый эскалатор в метро, держу чемоданы на весу и норовлю их как-либо упереть об эскалатор. И тут получаю толчок в спину, так что, не будь этих чемоданов в руках, полетел бы. Мимо шествует мент-сержант и, не глядя и не поворачивая головы, куда-то вперед проговаривает: "Никакой культуры. Сколько раз говорить, чтобы проход не занимать."
       И полетел
       я первый раз в Колумбию. И вообще первый раз полетел за границу.
       Подавали в самолете поесть - я бы не сказал, чтобы что-то шикарное. Однако ехал я из Ростова, из университета, где доцентская зарплата была меньше 20 долларов в месяц. Поэтому все, что раздавали в самолете, я старательно уплетал. Засомневался только с вином: не надо ли платить за него? Взял кока-колу. Но остались там какие-то пакетики. Чтобы добро не пропадало, сунул я их в карман. Потом сую туда руку, а там... Соус там какой-то был в пакетике. И в кармане тоже. Учила же меня мама: "Не суй всякую дрянь в карманы - плохо кончится". Дети - они все дурные.
       Аэропортовские истории
       1993 год. Спустившись по трапу самолета компании Air France в Боготе, я тут же встал в очередь. Все прилетевшие вздымали руки вверх по команде охранника, после чего их прощупывали с боков. Наткнувшись на футляр моих очков, охранник попросил продемонстрировать его содержимое. Очки его не заинтересовали. После чего я перешел к стойке, где протребушили всю мою ручную кладь. До того я был твердо уверен, что подобный личный обыск это унижение. Не успел я пройти метра три от той стойки, как оказалось, что там стоит второй эшелон охраны, который "унизил" меня и всех остальных еще раз.
       Потом это все повторилось на выходе. Как только я прошел пограничный контроль, где мне без лишних слов шлепнули печать в паспорте, я начал размышлять, куда же идти дальше, поскольку знал, что мне надо перебраться из международного аэропорта в местный. И тут я заметил молодого человека, держащего плакатик с моей фамилией. "Вот здорово!" - подумал я и направился к дорогому товарищу. Вместе мы прошли в багажное отделение, где обнаружилось, что одна из моих сумок-чемоданов, типичных полиэтиленовых продуктов начального периода Перестройки, развалилась, а вещи, собранные в кучку, лежат рядом. Нужно было починить сумку, что мой сопровождающий проделал очень лихо. Он полюбезничал с аэропортовской девицей, та принесла скрепкосшиватель и всадила по месту разрыва с полсотни скрепок. После чего он быстро подхватил мои две сумки-чемодана и буквально побежал куда-то. Мы выскочили на улицу, сели на маленький автобус, который и довез до местного аэропорта.
       Во время перерегистрации билета оказалось, что нужно заплатить аэродромный сбор. "Три тысячи," - сказал провожатый, и я остолбенел, потому что в кармане у меня было всего 100 долларов. Чтобы продемонстрировать, что у меня таких денег нет, я вытащил все свои деньги. Провожатый заметил еще и пятидолларовую бумажку и сказал, что этого более чем достаточно. Сбегав к обменнику, он притащил шесть тысяч колумбийских песо, так что после расплаты у меня еще осталась пара бумажек. Дальше он сопроводил меня в зал ожидания и поручил заботам контролерше, которой, по всей видимости, сказал что-то о совершенно не приспособленном ни к чему русском, которого везде надо водить за руку, потому что именно так эта женщина и поступила, когда объявили посадку. Я думал, что все так и будет продолжаться идиллически.
       И, как догадывается читатель, должно последовать "но", которое действительно возникло, как только в Кали я подобрал свои оклунки и пошел по направлению к выходу. Это "но" состояло в том, что я нигде не видел фигуры с плакатиком с моей фамилией, нанесенной любым способом.
       Я вышел в большой зал и стал озираться. Однако и это ничего не дало. Тогда я достал бумаги, которые у меня были, и обнаружил, что все, что у меня есть, это адрес университета, номера телефонов на университетском бланке, контракт, а также пара писем от директора отделения математики, куда я направлялся. Я постоял минут десять, ожидая, что вот-вот распахнутся двери и, сияя, влетит деловая фея-директор отделения математики, которая меня тут же отвезет в университет, а потом пристроит куда-либо жить. Однако и двадцать минут спустя никто, напоминающий фею, в зал не впорхнул. Я подошел к бюро объявлений. По моей просьбе по аэропорту дали объявление по радио о находке завалявшегося профессора из России, но никто не спешил его подобрать. Девушка, сидящая в бюро, завела меня внутрь. Состоялся консилиум нескольких девочек и их начальника, что делать со мной. Сначала они принялись звонить по всем телефонам, которые были у меня на документах. Однако скоро отказались от этой затеи, что-то мне объясняя. Только потом я осознал, что же это было. Оказывается, в Колумбии имеется много различных праздников. Они приходятся на разные дни недели. Чтобы не разрывать неделю, был издан декрет, согласно которому каждый праздничный день сдвигается на ближайший понедельник. Именно в такой злополучный понедельник я и прилетел. Естественно, что кроме охраны в университете не было никого. Мой растерянный вид подвигнул этот консилиум проделать другой шаг: они решили дозвониться до директрисы. Был принесен толстый телефонный справочник, и начальник команды набрал номер из справочника. Я с надеждой смотрел на него. Оказалось, что фамилия отвечавшего та, но никто из его родственников не работает в университете. Я заглянул в список. В то время считалось, что в Кали полтора миллиона жителей, однако, говорят, что их вдвое больше. Число однофамильцев с распространенными фамилиями вообще не поддается исчислению. Я увидел, что список людей с нужной фамилией занимает 5 или 6 страниц большого формата в несколько колонок мельчайшим шрифтом. Словом, после десятого звонка, каждый из которых занимал несколько минут, потому что звонивший извинялся за беспокойство и долго, громко и весело объяснял ситуацию, надежда моя на скорую встречу с директрисой почти исчезла. Надвигался вечер, и было непонятно, что делать. Однако мой спасатель не унывал и сказал, что в крайнем случае я поеду к нему ночевать, а с утра он свяжется с университетом.
       Тут, наверное, уместно вспомнить свой последний приезд в Россию, когда в аэропорту Внуково я, придя несколько раньше времени и увидев на табло, что посадка в мой родной Ростов уже началась, зашел в зал ожидания, где на входе никого не было. И услышал: "Куда прёшь? Тебя кто сюда приглашал, нет!? Так и сиди там снаружи! Когда надо - приглашу, а то, ишь!" Эта тирада была произнесена той самой контролершей, которая должна была бы сидеть на входе. Если учесть, что по случаю дороговизны билетов самолет летел полупустой, так что надо было бы холить и лелеять пассажиров...
       Как вдруг тон моего названивающего спасателя изменился. Оказалось, что он наткнулся на сестру директрисы, которая в это время сидела у нее в гостях. Раздались радостные восклицания, после чего мне было сказано, что сейчас за мной приедут и заберут. Что в связи с тем, что я опоздал с приездом по сравнению со сроком, указанным в контракте, директриса совершенно забыла обо мне.
       Теперь я, наконец, расслабился и стал ожидать фею-спасительницу, которая прилетела на своей машине где-то через полчаса. Рассчитывая увидеть даму в строгом деловом костюме, я был сильно разочарован: ко мне разлетелась приличных габаритов симпатичная негритянка в джинсах и принялась обнимать и подставлять свою щечку для поцелуя, что, кстати, оказалось самым распространенным способом приветствия, да и прощания между колумбийскими мужчинами и женщинами. Я попрощался настолько тепло, насколько мог, со своими спасителями из аэропорта и отбыл с госпожой директрисой на ее автомобиле. Впрочем, что было дальше - это отдельная история, а эта касается только аэропортов.
       Там, где был прилет, должен быть и отлет. Он и состоялся примерно через год. И все произошло в обратном порядке: сначала полет из Кали в Боготу, а затем все тем же Эйр Франсом в Москву. Годовой билет с открытой обратной датой, который мне был вручен в Москве год назад, оказался безумно дорогим: 5200 долларов, хотя место было в экономическом классе. Аэрофлот в то время продавал такие билеты много дешевле, чем за две тысячи долларов. На вопрос, почему мне купили такой дорогой билет, последовал ответ "А ты что, сам не понимаешь?"
       Так что я летел уже с полным пониманием, тем более, что те же самые вещи на Родине стало обыденным явлением к тому времени. Часть пути от Кали до Боготы мне не запомнилась ничем. Переезд в международный аэропорт прошел быстро и гладко. На входе меня опять ощупали, снова справились, что за штука торчит у меня из кармана куртки и успокоились, увидев все те же очки. Памятуя печальный результат со своей сумкой-чемоданом по прилете и наслышавшись, что чемоданы частенько теряют, я решил весь свой багаж тащить с собой: меня особо волновала судьба двадцати килограммов книг, которые я повез с собой для работы, потому что я знал, что потом мне их брать будет негде. Оказалось, что такой багаж Эйр Франс разрешает везти с собой в кабине (позднее они ужесточили правила провоза ручной клади). Я потащил этот багаж, большую тяжеленную сумку с книгами и злополучную полиэтиленовую полосатую сумку-чемодан к залу ожидания. По дороге встретился пост контроля, где меня ощупали, сказали поставить сумки на прилавок и открыть их для досмотра. Сумки были набиты сверхплотно, и я не ожидал ничего хорошего от этого поиска, потому что потом мне надо было их как-то закрыть, что ранее было проделано вдвоем с моим колумбийским приятелем с большим трудом. Девушка лет двадцати пяти, в форме, неторопливо начала вытаскивать мое барахло из сумки, пока не наткнулась на бумажный рубль советских времен, случайно завалявшийся между книгами.
       - Что это? - с любопытством спросила она.
       - Советский рубль, деньги из России, - ответил я и добавил: - если нравится, то могу подарить.
       - Мне?! Это?! В подарок?! А сколько он стоит?
       - Да ничего не стоит, он уже не действующий. Это просто подарок вам.
       Взволнованный страж порядка не стала дальше осматривать мою сумку. Только для формальности она приоткрыла вторую сумку и тут же закрыла ее. После чего помогла мне донести одну из сумок до следующего поста, подвела к своей подружке, что-то ей сказала, и подружка пропустила без особого досмотра. А говорят, что советский рубль был деревянным и не стоил ничего. Попробуйте получить такое за доллар!
       Посадку самолета в Каракасе я помню смутно, а вот пересадка в Париже на московский рейс запомнилась хорошо. Вылез я со своими сумарями из самолета, с трудом их волоча в руках, и направился быстро на второй этаж, где должна была быть посадка. Как вдруг на лестнице меня кто-то цепко ухватил за руку и остановил. Оказалось, что держит и сурово разглядывает меня сухопарая француженка лет тридцати пяти. А рядом стоит здоровенная негритянка. Сухопарая дама начала меня о чем-то спрашивать по-французски, потом по-испански, но видя, что толку от меня не добьешься, перешла на английский язык. Не предъявляя никаких удостоверений, что, вроде бы, она должна была сделать, она настырно повела допрос. А я настолько ошалел от этого, что только потом подумал, что следовало бы сначала потребовать от нее предъявления документов, а не отвечать на глупые вопросы.
       - Откуда вы прилетели?
       - Из Колумбии.
       - А куда летите?
       - В Москву.
       Похоже, что сердце француженки зашлось от счастья: наконец-то ей попался связной между российской и колумбийской мафией! И дальше начался настоящий допрос, о каких я читал у диссидентов, прошедших школу допросов в КГБ. Вопросы задавались повторяющиеся, с небольшими вариациями, каждый раз в ожидании малейшей зацепки или противоречия. Но в целом эти вопросы выглядели ужасно глупо.
       - Так откуда вы летите?
       - Из Колумбии.
       - А почему вы оттуда летите?
       - Контракт закончился, возвращаюсь домой в Россию.
       - А зачем вы улетаете из Колумбии?
       - Домой возвращаюсь.
       - А что вы делали в Колумбии?
       - Работал по контракту в университете на отделении математики.
       И в том же духе еще два десятка вопросов. После чего начался новый круг вопросов, посвященный проблеме, почему же я лечу в Россию. Ответ, что возвращаюсь домой, потому что закончился контракт, а живу и работаю я в России, удовлетворил мадам ноль ноль девять только после многократного прокручивания. Все это время она меня цепко держала за руку и так напористо вела допрос, что я даже не поставил свои весьма нелегкие сумки на пол. Наконец она перешла к новой серии вопросов:
       - А что вы везете с собой из Колумбии?
       И тут, озверев и от тяжелых сумок, и от идиотских вопросов я, глядя ей в лицо, без тени улыбки сказал:
       - А что можно везти из Колумбии? Там только наркотики дешевые, остальное или никуда не годится, или дорогое. Вот наркотики и везу!
       Дама замолкла и с минуту разглядывала меня очень внимательно. После чего вдруг улыбнулась и, разжав свою хватку, сказала милостиво:
       - Ну, идите.
       Мне потом сказали, что я здорово рисковал, что эти ребята (девицы) шутки обычно не понимают, могли и повести на досмотр.
       А дальше ничего особо интересного не было, за исключением того, что я побежал в парфюмерный магазинчик дьюти-фри купить обещанные жене духи Клима и еще что-нибудь. Я несколько раз повторил продавщице, что мне нужен перфюм Клима. Она понимающе махала головой и вытаскивала то одну, то другую коробочку. Наконец она вытащила что-то напоминающее коробки того самого Клима. Я сказал, что окэй, потом она напихала в кулечки еще какие-то бесплатные пробные одеколоны, помады и еще что-то, и я, счастливый от чувства выполненного долга, побежал на пересадку.
       Первое, что я сказал своей жене при встрече было: "Я тебе купил твои Клима. Шестьдесят долларов коту под хвост! Как ты и заказывала!" Уже дома жена мне сказала: "Не хотела тебя огорчать, но знаешь, что ты мне привез? Какой-то крем! И какому коту будем мазать его под хвостом?"
       Надо сказать, что мне не очень понравились эти обыски в Боготе. Конечно, про себя я оправдывал обыск ситуацией в стране, поисками наркотиков и т.п. Будучи воспитанным в советских понятиях, я считал что такой обыск допустим лишь по отношению к преступникам. Просто Колумбия это страна с богатыми криминальными традициями, а потому ничего особо удивительного в обысках нет. Когда я прилетел в Боготу в 2001 году, обысков уже не было. Однако они начались в США. После террористического акта одиннадцатого сентября в Нью Йорке полетел я в отпускное время домой. Пересадка была в Майами. Такого бестолково-огромного аэропорта, наверное, нет больше нигде в мире. Оказалось, что для того, чтобы пересесть на свой самолет, надо сначала полностью пройти пограничный контроль. Поскольку российским гражданам транзитная виза в тот момент была не нужна, то они выходили на американскую территорию без визы, как бы нарушая границу. Чтобы они не вздумали остаться в райских кущах, их встречал сопровождающий, который за ручку должен был провести их до стойки регистрации следующего рейса. От момента подхода к стойке пограничного контроля до стойки регистрации мы с провожатым бежали (действительно бежали!) по разным коридорам, пользуясь движущимися транспортерами, более получаса. После чего встали в длинную очередь, где каждого осмотрели и куда более тщательно, чем несколько лет до того в Колумбии. Пришлось расстегнуть брючный ремень, снять туфли, дать себя обыскать и проверить всё металлоискателями. Все запрещенное, к каковым относились маленькие маникюрные ножницы, крохотная маникюрная пилочка и прочие подобные предметы, было изъято еще в Боготе. Впрочем, обыск был странный. У меня в сумке была кастрюля, набитая пакетами кофе, в которую никто не заглянул, зато все мои трусы и майки были разложены на столе, так что вся очередь с интересом разглядывала интимную часть одежды советского профессора. Американская служба безопасности очень тщательно изображала поиск террористов. Я спросил соседа-американца: "А шариковые ручки разрешено с собой проносить?" Он ответил, чтобы я не задавал громко подобных вопросов, потому что в другой раз и их запретят. До этого я прочитал на Интернете обсуждения, что может послужить оружием, а также советы, что делать самолетной команде, если их самолет захватили террористы. Там рекомендовалось втыкать террористам в глаз всё, что можно воткнуть, и первыми по списку шли шариковые ручки. "Да, - подумалось мне, - а ведь если на самолет пройдет хорошо тренированный террорист, то он ведь и без всякого оружия сделает из кого хочешь отбивную. И каков же тогда надежный метод защиты от террористов на авиалиниях? Похоже, единственный: запретить перевоз людей!"
       Поскольку зашла речь об аэропортных службах и терроризме, то расскажу еще одну историю, случившуюся со мной в Греции. Попросил меня товарищ привезти ему какую-либо маленькую типичную для Греции фигурку, скульптурку или еще что-нибудь. А лучше всего, что-либо из архитектуры. Все, что я нашел, это была довольно увесистая копия Парфенона, на каменной подставке и с медной крышей. Сверток с Парфеноном весил килограмма два. Сначала я посомневался, а стоит ли его везти вообще, но обещание есть обещание. Когда моя сумка проходила рентгеновское просвечивание, сверток с Парфеноном привлек особое внимание. Вокруг моей сумки собрались три греческих орла, которые предложили мне ее открыть. Я расстегнул молнию и сказал, что если им надо, то пусть разворачивают сверток сами. Однако они отказались притрагиваться к нему и настояли, чтобы я сам развернул тщательно упакованное чудо прикладного греческого искусства. Увидев свою классику, они потеряли интерес к моей сумке, так что операцию по заворачиванию и запихиванию Парфенона обратно в сумку пришлось мне произвести в одиночестве.
       Когда из Боготы я прилетел в Москву и вышел из здания аэропорта со своей сумкой, очень мало напоминающей элегантные кейсы моих попутчиков из Парижа, мимо меня вдруг промчался опрометью полумолодой человек, у которого из кармана смачно шлепнулась какая-то пачка в целлофановой упаковке. Она шлепнулась прямо мне под ноги, и в ней хорошо просматривались денежные купюры. Тут женщина, идущая вместе с прилично одетым мужчиной прямо за мной, проникновенно произнесла: "Эх, мужик, мужик! Потерял ты свое счастье!" И я подумал "Ну вот, теперь я уже точно на Родине!" Совсем недавно я перечитывал книжку под названием "Старый Ростов", где описывались способы мошенничества ростовских жуликов 19 века. Именно эту фразу и именно по поводу уроненного в спешке кошелька я запомнил очень хорошо. И вот вам загадка, господа-товарищи: это сохранение традиций или мошенники начали читать книги?
       Травка зеленеет
       Приехал я в Колумбию в город, о котором за полгода до того вообще ничего не слышал, в Кали. Много солнца, жарко, все удивляет, а многое еще и пугает, поскольку все, что я до того слышал о Колумбии, это что там производят наркотики и везде растут пальмы с кактусами. Однако же, когда я осмотрелся, то больше всего удивился, помнится, тому, что вся трава вокруг та же самая, что я видел и в родном Ростове, и в Подмосковье, и даже в Сибири. Я ожидал, что вокруг будут папоротники, кактусы, экзотичные растения, но не самая обычная трава. Однако мои представления оказались совершенно неверными.
       Все "дикие" газоны, которые все равно стригут время от времени, заросли пыреем. Выглядит он довольно симпатично, как газонная травка. Там же ромашки, одуванчики и клевер.

     [] []

    Самый обычный подорожник растет вдоль дорог, как ему и положено.

     []

    Из тех трав и полевых цветочков, что я знаю по названиям (к сожалению, это очень скудный набор названий), я не увидел спорыша и тысячелистника. Но возможно, что это эффект высоты, а пониже и это добро имеется. Чего нет - это лопухов. В большинстве стран Латинской Америки роль лопухов выполняют кактусы, но роль эта исключительно декоративная, поскольку здесь "сходить в лопухи" удовольствие небольшое: слишком много колючек. Имеются двуногие лопухи, но это как и везде.

       В палисадниках при домах можно увидеть и обычные цветы вроде петуньи, и экзотические для России растения.

     [] []

     []

    "Обезьянье дерево" с его листиками-лепешечками, которое гордо стоит в горшочках на подоконниках любительниц домашних цветов, оказалось кустарником, часто используемым в качестве декоративной ограды. Герань, которую иногда обзывают мещанской, во двориках занимает почетное место.

       Из экзотики (для России) в палисадниках растут огромные агавы, тёщины языки и т.п. Однако чаще там бывают различные цветочки с цветами и без цветов.
       Относительно травки я ожидал чего-то другого, а о людях думал, что они такие же, как и везде: ну, может, будут небольшие культурные отличия... И так оно и оказалось. Пока не присмотрелся.
       То дождь, то снега нет
       Вообще-то снега в Кали нет никогда. Первую пару месяцев я всё удивлялся, почему на горизонте облака никогда не меняют своей формы. И только потом понял, что это горы, вершины которых покрыты снегом. Мой приятель Хайме как-то сказал: "Когда я жил в Германии, я наслаждался спокойствием: можно идти ночью по безлюдной улице и не бояться ничего. Я прожил там 7 лет. Однако вернулся сюда. Без этих гор я жить не могу."
       Из-за окружающих город гор восходы и закаты солнца происходят стремительно. Вот только что было солнце, светло. Прошло пятнадцать минут - и почти полная темнота и звездное небо. Когда знаешь город плохо, а язык еще хуже, то поездка на автобусе в темноте становится приключением. Все дома и всё то, что видишь днем, резко меняется. Узнать даже хорошо знакомое здание, освещенное вывесками, становится сложно. Когда едешь на автобусе, то часто шофер что-то быстро проговаривает и сворачивает на параллельную улицу. В какой-то момент он, возможно, и вернется на свой стандартный маршрут, но может ехать довольно долго и новым путем. Тогда ориентация теряется полностью. В этом случае я предпочитал выходить из автобуса, возвращаться на привычную улицу и идти домой пешком. Поскольку Кали относится к числу не самых спокойных городов мира, то подобные пешие прогулки происходили в некотором напряжении, хотя и не сильном.
       Ночь. Разные люди по-разному привыкают к смене часового пояса. У меня эта смена происходила очень долго, наверное, полгода. Днем нестерпимо хочется спать, а ночью, часов в двенадцать, ни в одном глазу. Начинаешь дремать, но как только слышен какой-то звук, так сон проходит. Моей особой любовью тогда пользовались сторож-охранник и муха особого вида со странным названием "сигарра", которая производила звуки по мощности и повторяемости напоминающие автомобильную охранную систему. Днём она сидела где-то на дереве или кусте молча, а скрипеть-орать начинала ночью. Такая сирена звучала с неделю, пока у нее не заканчивался какой-то жизненный цикл, то ли она линяла, то ли превращалась во что-то еще. Перед моим окном звучащая как дисковая пила сигарра селилась регулярно. Однако "пение" сигарры время от времени оканчивалось, чего нельзя сказать о мелодичном потренькивании свистка сторожа.
       Об СССР говорили, что это страна, которая выпускает больше всех в мире колючей проволоки. В Кали я убедился, что это не так. Каждый квартал больших домов был окружен колючкой, подвешенной на столбах. Имелись ворота и калитки, рядом с которыми всегда была будка охранника. Подходишь к охраннику, говоришь, к кому ты идешь. Он звонит хозяину квартиры, и тот отвечает, пропускать или не пропускать. Если тебя пропускали, то в большом квартале домов привешивали тебе карточку, сообщающую, что ты визитёр. Конечно, эти проволочные ограждения были не слишком надежны. Квартиры грабились. На многих окнах до второго этажа стояли решетки. Мне сказали, что решетку обычно устанавливают после ограбления. Отсутствие решеток на третьих этажах и выше означало, что лазить так высоко ворам было лень.
       Все боялись квартирных воров в Кали и защищались как могли. Домик, второй этаж которого я снял, стоял на улочке, где все дома были маленькие и располагались прямо вдоль дороги. Огородить их все колючей проволокой и поставить охрану было невозможно, Поэтому жители квартала скидывались и нанимали охранника. В моем квартале этот парень ездил на велосипеде вдоль дорог квартала. У него была столетняя берданка. О том, что он приближается к моему окну, слышно было по поскрипыванию его древнего велосипеда и по посвистыванию в свисток, напоминающий судейский футбольный свисток. Скрипы и посвистывание нарастали примерно каждые 15 минут, после чего наступала ночная тишина (если, конечно, в это время не свиристела сигарра). Это злодейство начиналось часов в 11 вечера. Все мирные люди благополучно засыпали, убаюканные посвистыванием и скрипениями велосипеда, один я подпрыгивал каждый раз, когда охранник проезжал. Каждый раз я мечтал заснуть покрепче до его следующего проезда. Когда охранник убеждался, что все заснули, а это случалось в час - полвторого, он тоже отправлялся спать. После чего я засыпал уже по-настоящему, а просыпался около четырех - полпятого, когда этот парень со своим велосипедом возвращался к несению тяжелых обязанностей.
       Почти каждую ночь после восьми вечера начинался дождь. Это не был тропический ливень, так, что-то вроде осенних ростовских дождей, только теплых. С рассветом дождь прекращался, к восьми утра уже всё подсыхало, а в десять не оставалось и следов воды. Благодаря такой поливке растительность в Кали и вокруг него была просто буйная. Почти любой свежесрезанный прутик, воткнутый в землю, благополучно прорастал и становился кустом или деревом.
       Деревьев различных пород в городе было не так уж и много. Мой кретинизм по части их названий выводил из себя профессора-немца, опекавшего меня.
       - Как называется это дерево? - спрашивал он меня.
       - Не знаю.
       - А это?
       - Не помню.
       - Да я же тебе это говорил уже раз пять. Ну ладно, слушай!
       И он повторял названия еще и еще, а я с тем же идиотичным упорством их тут же выкидывал из головы. Хотя там были просто замечательные деревья, ничего подобного я до того не видел. Например, было дерево, на котором листья располагались полосами трех цветов, зеленые, желтые и почти коричневые. Поскольку круглый год погода в Кали была практически неизменная, то это был способ, которым дерево меняло свои листья: цвета как бы "ползли" по этому дереву сверху вниз и обратно. Коричневые листья опадали, а вместо них появлялись молодые зеленые. Большинство деревьев меняли свои листья традиционным для России способом: листья почти разом облетали все. Но были и другие способы смены листьев. Тот же профессор рассказал, как однажды у него во дворе началось нашествие муравьев, которые объели несколько кустов догола. Сначала он хотел с ними бороться, но оказалось, что это нечто вроде симбиоза. Такое нашествие повторяется ежегодно. И данный вид кустов меняет свои листья таким странным способом.
       Экваториальное расположение Колумбии приводит к весьма необычным теоретическим и практическим проблемам. Например, одна из них: как узнать возраст дерева в лесу? Опыт говорит, что мы можем это сделать, спилив дерево и посчитав годовые кольца. В Колумбии это невозможно: годовых колец нет. Древесина ствола не имеет никаких годовых признаков, так что определяют возраст дерева, в основном, по толщине ствола, что не слишком надежно. Отсутствие годовых колец, возможно, является причиной того, что большинство древесных пород являются твердыми, ручная пила застревает регулярно, когда пилишь доску хоть вдоль, хоть поперек. А ножовкой по металлу пилить дерево чуть ли не дольше, чем стальную болванку.
       Еще одной неожиданностью для меня было, что "красного" дерева здесь гораздо больше, чем дерева обычных для России цветов. Впервые я это обнаружил, когда увидел доску из красного дерева, положенную через канаву для пешеходов.
       Другой неожиданностью явилось для меня сообщение, что бананы это не плоды с дерева, что банановое "дерево" это трава. На мой вопрос, а где растут бананы, ответ был: "Где грязь и мусор, там они и вылезают".
       Уж если я начал говорить о природе Колумбии, то следует сказать что-то и о ее животном мире. Поскольку я практически не выезжал за пределы Кали, то и познания мои на этот счет весьма ограничены. У себя дома я встречался с котом, который гулял по соседским крышам. Собственно, это были не встречи, а визиты, которые наносил мне этот Василий Санчес Писарро. Он приходил, ложился на краю пологой крыши и с явным неодобрением наблюдал за моими перемещениями по дому. "И чего ему ходить, если все остальные люди в жару спокойно лежат как я?" - было написано на его морде. Мои попытки познакомиться поближе, когда я ставил внизу миску с молоком или кусок мяса, им надменно отвергались. "Ешь сам свое мясо, макака, и не трогай меня", - этой политики он придерживался всё время.
       У меня в доме жили крохотные ящерицы сантиметров не более пяти в длину. Не знаю, как они живут, семействами или раздельно, но у меня было не менее трех ящериц, поскольку я видел изумрудно-зеленую, сероватую и золотисто-коричневую. Вряд ли они меняли свой цвет. Я их изредка обнаруживал на стенах. Ящерицы обожали сидеть под раздвижной дверью. Это я обнаружил, найдя одну из них перерезанной роликом двери. С тех пор я, двигая дверь, сначала ее тряс, давая возможность ящерицам выбежать. Больше трагедии не повторялись. Из других непрошенных обитателей моей квартиры стоит упомянуть муравьев. Была там у меня крохотная кухня. Приготовил я себе первый простейший супчик. Немного в кастрюльке осталось. Прихожу часа через три, открываю крышку, а там черная масса мелких муравьишек: суп доедают. Сплошным слоем изнутри и кастрюлька, и сам суп покрыты. С одной стороны, оно, конечно, не здорово - каждый раз кастрюльку надо было ставить в тазик с водой, чтобы не добрались. А с другой - очень даже здорово. Никаких крошек тебе, ничего вытирать не надо. Запачкается стол чем-нибудь съестным - свистеть не надо: через полчаса банда добычу дербанит и тащит к себе куда-то. Кастрюльку и тарелки они вычищали фундаментально, мыть их после этого было сплошное удовольствие. Наверное, ящерицы этих муравьишек и ели, а что еще им оставалось?
       Из других визитеров вспоминаются комары и тараканы. Тараканы забегали огромные, сантиметров по семь. Давить их было противно. А вот комары... Имеется местная легенда, что падший ангел летал на Землей и выбирал, где бы поселиться. Наконец он нашел райское местечко. Это была Колумбия. Однако уже через несколько дней он решил поменять место жительства: не выдержал, бедняга, комаров. Комары в Кали были двух типов. Одни примерно такие же как Ростове. Они громко жужжали перед тем как укусить и быстро отлетали, когда их пытаешься прихлопнуть. Другие же были маленькие как винные мошки. Эти не жужжали, летали медленно и совершенно беззвучно. Когда они кусались, то это сначала не чувствовалось. Чувства приходили позднее. И чесалось это место с неделю, так что приходилось использовать всякие мазилки, чтобы отогнать мерзавцев (точнее, мерзавок, поскольку кусаются особи женского пола). Кстати, раскраски индейцев, которые книжки моего детства относили на счет желания создать устрашающий вид, большей частью имели гораздо более прозаическую основу: индейцы обнаружили, что глина определенных сортов отпугивает комаров и мазали себя основательно. А комары в джунглях - это не подарок!
       На углу улицы, где я жил, было кафе с большой клеткой с попугаями средних размеров. Кто-то учит попугаев говорить. Этих учить было не нужно. Когда проходишь мимо кафе, то слышно соревнование двух команд. Одна попугайская команда орет "Эль паис", а другая "Агвакате!" Каждое утро мимо кафе проходит продавец газеты под названием "Эль паис" - Страна. Он выкрикивает название громко и часто. Также громко кричит ежедневно продавец авокадо.
       Перед моими окнами на электропроводе рано утром каждый день сидит пара каких-то птичек размером с воробья. Задняя часть туловища у них серенькая, а грудь с головкой цветные. Причем у одной пичуги они ярко красного, атласного цвета, а у другой не менее яркого, но сине-голубого цвета. Воробьев в Кали я не видел, их заменяет птичка побольше размером, но такая же невзрачная. Кстати, в Ростове после Чернобыля воробьи надолго исчезли.
       Однажды в доме под крышей у Юргена поселилась колибри. Она пристроила шарик гнезда на прутик куста прямо под кромкой крыши. Иногда было видно торчащую из входа гнезда маленькую черную головку. В связи с чем немец-профессор рассказал, что имеется какое-то небольшое место в Колумбии, где местный орнитолог насчитал восемьдесят различных видов колибри. Далее профессор сообщил, что его приятель-орнитолог из университета дель Валье попробовал составить атлас птиц, живущих неподалеку. Количество видов птиц было огромное. Одной из основных проблем было отсутствие их названий. Местные индейские названия, хотя и звучали загадочно, но оказались почти все типа: "птица, которая ест муравьев", "птица, поедающая кузнечиков" и т.п., так что пришлось ему давать им имена заново.
       Число видов растений Колумбии просто потрясает. Однажды профессор-немец с семейством поехал в Буэнавентуру и захватил меня с собой. Как почетного гостя меня усадили у окна машины. Каждые 5-10 минут раздавался радостный крик: "Смотри, еще одна орхидея". Профессор оказался фанатом этих экзотических цветов. И я вздрагивал каждый раз от его вскрикивания, не находя ничего особого в орхидеях, которые в своем большинстве были маленькие и невзрачные.
       Буэнавентура
       Путь в Буэнавентуру оказался долгим, больше четырех часов в одну сторону. "Мы там скупаемся," - сказал профессор. И я пошел в магазин с другим профессором покупать плавки. Оказалось, что плавки там делаются в виде трусов, так что их надо подбирать по размерам, о которых я не имел никакого представления. Но прежде, чем зайти в отдел плавок, мы зашли сначала купить зеленую зубную щетку для профессора, а потом зеленую же большую чашку для кофе для все того же профессора. На вопрос, почему зеленые, профессор ответил, что он вообще предпочитает зеленый цвет всем остальным. Позднее он рассказывал, что жена его не может иметь детей и настаивает взять приемного ребенка. Но что он не хочет, потому что зеленых детей не бывает.
       Однако же купили мы те плавки. Положил я их в кулек и принялся терпеливо ждать воскресенья.
       Поехали мы по проселочной дороге, по опушке джунглей. Была и асфальтовая дорога, но смотреть на деревья с асфальта не так интересно. Время от времени мы проезжали мимо небольших деревушек, где по дороге бродили куры. Профессор сообщил, что их подкармливают бананами как самой дешевой пищей. Я в то время тоже интенсивно подкармливался бананами, поскольку очень их любил с российских времен. В сам лес мы не заезжали. Дорога часто заходила в какие-то ущелья, где откуда-то с высоты текли-падали, поблескивая в солнечных лучах, ручейки-водопады.
       Часа через два мы подъехали к ручью, в котором плескалась добрая сотня человек. Воды там было по пояс, похоже, что была она холодной, что демонстрировалось поеживанием тех, кто только что заходил в воду. "Нет, здесь мы купаться не будем, - сказал профессор. - Я не ожидал, что будет так много народа. Обычно здесь почти никого нет." И мы поехали дальше, а я подумал: "Не очень-то и хотелось!" И припомнил рассказ жены профессора, что каждое утро она встает, приходит в душевую и пять минут решается, прежде, чем ступить под струю воды: водонагревателей в доме у профессора не было, а температура воды была градусов 14.
       Уже перед самой Буэнавентурой заехали мы в какую-то деревню, где все местные жители были одеты в плащи с резиновыми сапогами, поскольку шел дождь. Дождь бывает и в других местах, но в плащах мало кто ходит. "Здесь в среднем выпадает 6 метров осадков в год," - сказал профессор.
       И наконец мы доехали. Город как город. И океан. Однако же профессор сказал, что европейцы в Буэнавентуре жить не желают: дождь, ветер, который наносит песок. Обычные компьютеры от местной влажности с солью быстро выходят из строя. Живет здесь большей частью беднота. В Буэнавентуре имеется отделение университета, куда профессура из Кали ездит читать лекции время от времени.
       Мы остановились, вышли из машины. Было тепло, никакого соленого ветра, солнышко сверху. Стоим мы на набережной, впереди океан, в руках у меня кулек с плавками. "Мы прямо сейчас пойдем купаться или попозже?" - спрашиваю. "Нет, - отвечает немец-профессор, - здесь никто не купается." "А что, плавки были, чтобы в том ледяном ручейке поплескаться?" "Ну, да, - говорит профессор, - там просто живительная влага. Только народу оказалось слишком много: там есть углубление, где купаться можно, а чуть в сторону - и по щиколотку. А в углубление, сам видел, народу набилось как сельдей. - И добавил, - Между прочим, уже второй час, пора и пойти в ресторан. Здесь есть чудный рыбный ресторан, где есть крабы." После чего он прочитал всем короткую лекцию на тему, что бывают крабы большие, а бывают маленькие. И что маленькие крабы молодые, много вкусней, но местные жители этого не понимают, а потому суп из маленьких крабов стоит здесь дешевле. У меня создалось впечатление, что остальная немецкая семья, состоящая из жены и трех дочерей, при этом беседовала о чем-то своем, не слушая лекции. Однако же слово "ресторан" они уловили, идею одобрили и шаг прибавили.
       В ресторане крабовый суп подали в здоровенных мисках литра на два, налитых почти до краев. Крабы с панцирями сантиметров по 5-8 были плавали в нем довольно густо. Я, было, подумал, что надо будет взламывать эти панцири пальцами, как раков, но оказалось, что имеются специальные щипцы для этого. И действительно, взломать руками 30-сантиметровый панцирь краба с соседского стола было бы проблематично. Покончив с двумя литрами крабового супа, молодая немецкая поросль, небольшие поджарые девочки от 9 до 14 лет, потребовала пирожные и кофе, на которые я уже мог лишь смотреть. А потом мы сразу пошли в машину, где я принялся переваривать крабов и вяло реагировать на энергичные профессорские вскрики: "Леонид, смотри! Еще орхидея! И какая маленькая!"
       Маньяна
       В основной своей массе колумбийцы - жизнерадостные люди, живущие сегодняшним днем. Они очень приветливы со всеми знакомыми и полузнакомыми. Сколько раз встретишься за день с человеком, столько раз и поприветствуешь его. "Доброе утро-день-вечер" сопровождаются вопросом "Как вы поживаете?", а постоянный ответ "Хорошо!" или "Очень хорошо!" сопровождается заявлением, что ваш собеседник просто счастлив это слышать. Конечно, так "развернуто" приветствуют не каждый раз. При многократных встречах днем это может быть "Оля!" или даже просто улыбка. Каждый продавец начинает свое обслуживание клиента с улыбки и приветствия "Буэнос диас!" Даже если перед ним стоит очередь человек в десять, каждый следующий покупатель услышит "буэнос", а по окончанию обслуживания "Мучас грасиас!", означающее по-русски "большое спасибо". Традиционное обращение друг к другу "сеньор, сеньора, сеньорита, дон, донья". Все этим счастливы, за исключением маленьких детей, к которым обращение типа "Сеньор Карлос!" обычно означает, что данный сеньор нашкодил в очередной раз, вызвав неудовольствие родителей.
       Привычка за всё благодарить иногда выглядит довольно странно. Например, заходит мой приятель в магазин и после обмена традиционными "буэносами" спрашивает:
       - У вас есть немецкие точилки для карандашей?
       - Нет, сеньор, у нас их нет, к большому сожалению.
       - Мучас грасиас (большое спасибо), сеньорита, вы очень любезны! - отвечает на это мой приятель.
       При переводе технических текстов с русского языка на английский обычно получается десятипроцентное сокращение объема статьи. Мало кто переводит научные статьи с русского на испанский язык, а тем более потом обратно, однако здесь при переводе должно происходить увеличение объема, поскольку, если следовать нормам вежливого разговорного испанского языка, фраза "Прямая проходит через точки A и B" после обратного перевода будет выглядеть как "К нашему величайшему удовольствию сеньора Прямая проходит замечательно через точки A и B."
       Иногда сверхвежливость колумбийцев бывает совершенно недоступна пониманию русского человека. Однажды я послал экспресс-почтой материалы своему знакомому в США. Они должны были прийти через три дня, но по электронной почте мне через неделю сообщали, что их нет. Я попросил колумбийского профессора пойти со мной на почту и попросить, чтобы они узнали, что случилось (в то время я совершенно ничего не мог сказать по-испански). После приветствий и объяснений девушка на почте взяла квитанцию и что-то написала. Мой приятель сердечно поблагодарил ее, и мы пошли.
       -Что она там написала?" - спросил я.
       - Это адрес главной конторы, куда нам следует обратиться.
       - И далеко это?
       - Два часа на автобусе.
       - И за это ты ей сказал спасибо?! Это ее работа узнать что произошло с письмом, отправленным по самой дорогой цене.
       - Даааа, - сказал мой приятель.
       Конечно, на улице далеко не все такие вежливые. Случаются и грабежи, когда соблюдаются правила другого этикета.
       Светские манеры - светскими манерами, однако в чем колумбийцев нельзя обвинить, так это в пунктуальности. Немецкий профессор, который приехал в Колумбию работать 20 лет назад, говорил что он застал еще время, когда диктор по радио говорил: "Сейчас восемь часов!" А через десять минут сообщал: "Итак, сейчас ровно 8 часов!"
       Впервые я столкнулся с проблемой пунктуальности в Колумбии, когда в отделении математики мой первый семинар был назначен ровно на 4 часа. До этого я сидел в комнате с тремя коллегами. Ровно в четыре мы пришли в назначенную аудиторию. Ни через 5 минут, ни через 10, ни через 15 никто больше не подошел. Профессор-немец сказал, что, возможно, мне бы стоило подойти к начальству и спросить, не отменили ли семинар. Что я и проделал. Директор отделения меня спросила, на какой час назначено. Когда я сказал, что на четыре, она посмотрела на часы и сказала, что надо еще немного подождать - и все соберутся. И, действительно, в течение следующих 10 минут подошло довольно много слушателей.
       Через несколько месяцев мне пришлось вести лекционные занятия. По расписанию они должны были длиться ровно два часа, после чего студенты должны были идти на следующую пару лекций, которая длилась тоже ровно два часа.
       - А перерыв делать? - спросил я.
       - Это по твоему желанию, - ответили мне.
       - А когда начинать? Ровно в десять?
       - Ну, можно минут на 10-15 позже.
       - А заканчивать ровно в 12?
       - Можно минут на 10-15 раньше. На полчаса раньше - это чересчур...
       Однако, надо сказать, что преподаватели кончали лекции обычно точно, а то и позже, чем по расписанию.
       В обыденной жизни, когда назначается какая-либо встреча, опоздать на 15-20 минут - это даже и за опоздание не считается.
       Имеется определенная культура небольшого разговора. Следом за приветствиями, если есть время (а оно есть почти всегда!), начинаются короткие вопросы-ответы о жизни, семье, футболе и обсуждение качества кофе в профессорской. При этом иногда даются какие-то обещания что-то принести или сделать. К подобным обещаниям никогда не следует относиться серьезно. Случается, что обещанное сбывается, но редко.
       В университете в Кали, куда я приехал в 1993 году, работало человек 10 профессоров - выпускников московского университета Дружбы народов. При встрече они какое-то время пытались говорить со мной по-русски, но скоро переходили на английский или испанский язык. Однажды я встретил такого выпускника в университетском кампусе. До этого мы не никогда встречались. Однако он меня окликнул по-русски: "Привет!" - чему я очень удивился. Дальше разговор продолжался стремительно. После краткого введения с сообщением, что закончил этот гражданин в России и что он сейчас владеет 4 или 5 языками помимо родного, он сказал: "Я очень люблю русских! Леонид, ты мне нравишься! Мы с тобой должны встретиться и пить водку! Я тебя приглашаю!" На этом мы расстались. Я не такой уж большой любитель пить водку, да еще в компании с первым встречным. Обескураженный стремительностью в этих отношениях, я отправился к своему гуру, немецкому профессору, и спросил: "Мне что, обязательно надо теперь с ним встречаться и пить водку?" На что профессор ответствовал: "Он тебе свой адрес дал? Когда приходить - сказал? Нет? Ну так и живи спокойно. Когда он захочет тебя пригласить, то он тебе это повторит раз десять!" А в качестве объяснения рассказал, как его пригласили первый раз в гости на колумбийскую вечеринку. Рассказ стоит того, чтобы его здесь воспроизвести. Я его изложу в той самой форме, как я услышал от немецкого профессора, которому временно передается "я" в полное распоряжение.
       Пойдем в гости?
       Где-то через год после того как я приехал в Колумбию, пригласил меня с женой к себе домой местный профессор. Он несколько раз предупредил меня, когда состоится вечеринка и дал свой адрес. Я долго допытывался, когда же следует приходить.
       - В 5 часов вечера - нормально?
       - Да нет, рановато.
       - А в шесть?
       - Ну, чуть позже.
       - Тогда в семь?
       - Ладно, в семь вечера уже можно.
       И вот, ожидая, что нас там будут ждать, кормить, поить, холить и лелеять, мы с женой специально не ели плотно и пришли ровно к 7 часам. Звоним - никто не открывает, и шагов за дверью не слышно. Звоним снова, потом еще и еще. Наконец минут через 10 открывается дверь, и появляется заспанная женская голова в бигуди, которая сообщает, что ее муж сейчас занят, что мы пришли вовремя, но что нам надо немного посидеть-подождать. Мы с женой проходим в комнату и усаживаемся на диванчик, а голова в бигуди скрывается в соседней комнате. Комната, где мы сидели, была практически пустая, если не считать пары стульев, диванчика и маленького столика с большим магнитофоном. Скрывшиеся за дверью бигуди больше не возникали полчаса, час, полтора часа... Мы поняли, что их обладательница улеглась спать дальше. В полдевятого мы услышали какие-то шевеления, а еще через 10 минут в комнату зашли хозяин и хозяйка. "Как замечательно, что вы пришли! - воскликнул хозяин. - Сейчас мы всё подготовим". Хозяева удалились на кухню, откуда начали приносить и ставить около столика с магнитофоном бутылочки агватьенты - маисовой водки. Потом они принесли пару тарелок малюсеньких бутербродов с сыром, размером полтора сантиметра на три, наколотых на нечто вроде зубочисток. И, похоже, больше они ничего приносить не собирались. Сразу после девяти вечера пришла еще пара гостей. А потом в течение часа набилась уже полная комната. Когда гостей стало достаточно много, был включен магнитофон на полную мощность. Гости, стоя у магнитофона, принялись беседовать, перекрикивая оглушительную музыку. Время от времени все начинали танцевать, запивая агватьентой и закусывая сыром, который быстро кончился. Агватьента, беседы и танцы продолжались часов до 5 утра, после чего гости начали потихоньку расходиться.
       Далее я возвращаю себе авторскую речь.
       С этим типом вечеринок я познакомился в Кали очень хорошо. Я снимал второй этаж небольшого дома у колумбийской четы. Они уже не работали и жили на первом этаже. У моих хозяев постоянно гостил кто-то из внуков. Однажды в пятницу я выглянул в окно и увидел, что хозяева чинно куда-то удаляются, держа за руки пару внуков. Еще через час во двор соседнего домика, где жила молодая пара с шестимесячным ребенком, въехал грузовик, с которого сгрузили четыре больших колонки, какие у нас используются на концертах на стадионах. Затем грузовик уехал, и я забыл о колонках. Напоминание последовало где-то часов в девять: все четыре колонки вдруг загрохотали на полную мощность сальсу, "зажигательный" танец, популярный в Кали и, говорят, на Кубе. Эффект был потрясающий. Когда я дотронулся до стенки, то понял, что нахожусь внутри музыкальной шкатулки. Звуковые вибрации ощущались пальцами. Естественно, что никакая вата в ушах, подушки на голове и другие меры не могли заглушить бой барабанов и звуки трубы. Тут я понял, почему мои хозяева ушли куда-то. Этот беспримерный музыкальный марафон продолжался до полшестого. Когда магнитофон наконец отключили, я был счастлив и подумал, что сейчас хоть несколько часов посплю. Однако не тут-то было. Из дома вышел гражданин и начал во все горло кричать: "Мария! Мария!" Мария также мелодично отзывалась из дома, произнося нечто вроде: "Сейчас, ну, погоди, ну, я сейчас!" Это продолжалось минут пятнадцать. Наконец Мария вышла. И тут они в два голоса начали звать: "Хорхе! Хорхе! Анита!" Последние, в свою очередь отзывались: "Сейчас выйдем, минуточку-моментико!" Этот гвалт продолжался еще час. В конце концов вся компания куда-то медленно побрела, бурно обсуждая перипетии вечеринки.
       Вещественные результаты вечеринки я увидел, когда мусорные мешки были выставлены на улицу для мусорщиков. Там стояли два туго набитых мешка с пустыми бутылочками агватьенты. По размеру мешки были из тех, на которых у нас пишут, что они выдерживают 50 килограмм.
       Однако человек приспосабливается ко всему, и я тоже как-то приспособился к этим вечеринкам, которые проходили ежемесячно. Единственно, что мне было непонятно, это как полугодовалый младенец этой молодой пары выдерживал всю эту музыку. Может потому колумбийцы и вырастают такими спокойными и невозмутимыми, что в младенчестве проходят основательную тренировку?
       Мы надолго оставили в покое обожающего меня и русскую водку гражданина-товарища. Однако история с ним не закончилась той встречей и приглашением пить водку. Дальше я встречал его каждые две недели в кампусе, и каждый раз я слышал одно и то же: "Я тебя приглашаю! Мы будем пить водку!" Последняя наша встреча произошла прямо перед моим отлетом из Колумбии. И когда я услышал, что мы будем пить водку, я не выдержал и сказал, что через три дня буду лететь в самолете в Россию. "Ничего, - жизнерадостно воскликнул мой знакомец, - мы обязательно встретимся и будем пить водку с тобой!" На чем мы и расстались, возможно навсегда.
       Страна Маньяна
       Если принять точку зрения нормального колумбийца о том, что беспокоиться следует только тогда, когда есть уж очень серьезный повод, опасный для жизни, то жизнь становится замечательной. Колумбийцы плохо понимают, почему надо нервничать и биться головой о стену, если есть, что есть и где спать. На все вопросы типа: "А когда что-то будет сделано?" ответ всегда следовал: "Маньяна, транкила". Что в переводе на русский означает: "Успокойся, завтра все будет, утро вечера мудренее".
       Колумбия - это страна всеобщего радостного завтра, "страна Маньяна". Уместно по этому поводу вспомнить еще одну историю. Я приехал в университет дель Валье с контрактом и опозданием на неделю по сравнению со сроком, указанным в контракте. Мне должны были прислать билет в Москву и запоздали буквально на несколько часов. Так что я собрался и уехал из Москвы до его получения к себе домой. Таким образом, я прибыл в Кали на неделю позже. Когда меня привели оформляться в университете, девочка-секретарь посмотрела в контракт и сказала, что дата начала контракта должна быть переделана. Это же подтвердил ее начальник и добавил, что переделка контракта займет, может быть, неделю. Со спокойной душой я отправился к профессору, где меня временно приютили, пока у меня не появится своя зарплата. Через неделю я спросил свою начальницу, готов ли новый текст контракта, и получил ответ "Транкила, маньяна". Словом, всё будет просто замечательно. Дальше я этот вопрос задавал каждую неделю и получал тот же ответ. Через месяц я окончательно надоел своей хозяйке, которой надо было со мной возиться, кормить и поить меня бесплатно, поскольку своих денег у меня не было совершенно. И меня забрал к себе на жительство многострадальный немецкий профессор.
       Надо сказать, что это человек энциклопедических знаний и с жаждой просветителя. Единственной проблемой было то, что в Колумбии не слишком любят долгие разговоры о чем-либо кроме футбола, президентских выборов и вечеринок с обсуждением кто, куда, зачем и с кем ушел. А у профессора была потребность объяснять всё, начиная с того, как работает стиральная машина, и кончая организационными принципами немецкого бундестага. Поэтому слушателей ему всегда не хватало. На сей раз ему повезло, как впрочем, повезло и мне: у него появился серьезный слушатель. Дело в том, что в Колумбию я прибыл не только без каких-либо знаний испанского языка, но и мой английский язык был, как бы это сказать поаккуратней... Я мог писать и даже говорить, но ничего почти не понимал, что говорят мне. Проблема была в том, что, как все самоучки, я заучил весьма странное произношение английских слов, не имеющее никакого отношения ни к одному из диалектов английского. Когда немецкий профессор впервые услышал мое эканье и беканье, он пришел в ужас, как же нам с ним общаться. Он несколько успокоился, когда мы начали говорить о математических проблемах. Здесь мой английский был гораздо богаче, что не означает ничего. Однако непосредственный немец поделился в тот же день с моим колумбийским коллегой, сказав, что этот убогий русский кажется хоть в математике что-то может сказать...
       Мне действительно повезло, что у меня появился такой учитель. Профессор усаживал меня перед собой и начинал читать лекции об орхидеях, колибри, машинном масле, о чем угодно, что только ни затрагивалось между делом. Когда я мотал головой, что ничего не понимаю, что он говорит, он доставал немецко-русский словарь, находил соответствующий немецкий термин и показывал мне русский перевод. Такие лекции продолжались по 3-4-5 часов ежедневно. Я был счастлив, что начинаю потихоньку понимать английский, профессор был счастлив, найдя благодарного слушателя. Даже его жена и дети были счастливы, поскольку обширный информационный поток переключился, в основном, на меня. Однако всякому счастью приходит конец. Я настолько продвинулся в английском языке, что начал понимать практически всё, что говорил профессор. После чего лекции о машинном масле меня перестали интересовать, поскольку я никогда не имел машины и не собирался ее заводить. Словом, я начал увиливать от этих лекций как нерадивый студент. И тут профессор понял, что пора меня вытуривать из своего дома.
       Однако в университете меня по-прежнему кормили контрактными "маньянами", а вытурить гражданина без гроша в кармане на улицу было неприлично. Поэтому однажды немец-профессор решительно произнес: "Всё! Завтра пойдем к вице-ректору выбивать твой контракт. От нашего директора отделения математики толку здесь не добьешься!" И назавтра, приведя в порядок свою посейдоновскую бороду и натянув джинсы, профессор пошел вместе со мной к вице-ректору. По дороге он сказал: "Колумбийцы - чувствительные люди! Я буду плести вице-ректору всякую ерунду. Не вздумай смеяться. Я тебя знаю! Из-за себя я бы не стал такое нести, но надо же тебе получить этот чертов контракт!" Я спросил его:
       - Ты собираешься говорить по-английски?
       - Нет, - ответил профессор, - вице-ректор не говорит по-английски.
       - Но я же тогда ничего не пойму! И как я могу смеяться? - спросил я.
       - Да уж сможешь! - как-то неопределенно заявил профессор. - Но не имеешь права!
       И вот мы зашли в кабинет вице-ректора, относительно молодого симпатичного колумбийца. После многочисленных приветствий и расспросов, на которые требовалось отвечать, что все идет прекрасно, Профессор вдруг сказал, что у профессора Леонида имеется большая проблема с семейством. Надо сказать, что в это время по телевизору в Колумбии многократно показывали расстрел парламента Ельциным. И выглядело это действительно ужасно. Профессор произнес нечто вроде:
       - Вы же знаете, что в России идет война. Семья профессора голодает, потому что, за неимением контракта, он не может ничего туда послать.
       И я увидел, что у вице-ректора начали наворачиваться слёзы на глазах. Тут-то мне и не следовало противоречить версии немецкого профессора. Моей семье в это время жилось несладко, однако голода под бомбежками не было. И я сидел спокойно и слушал дальше. Естественно, я мог понять только общий смысл происходящего, который заключался в том, что вице-ректор тут же позвонил заведующему отделом кадров и приказал немедленно оформить контракт и начать выплаты зарплаты.
       Дальше мы с профессором перешли в кабинет зав. кадрами. Глядя на нас, начальник громко вопросил свою подчиненную, где контракт профессора Леонида. На что та, совсем тихим голосом, ответила, что они всем отделом искали его везде и найти не могут. Начальник сказал, чтобы мы не волновались, что через два дня будет зарплата, мне ее выплатят, а контракт оформят очень скоро, буквально маньяна.
       Действительно, через два дня я получил зарплату, однако контракт так и не пришел. Еще через две недели я снова получил зарплату (или аванс, не знаю уж как там они называются в Колумбии), а контракт всё должен был появиться маньяна. Наконец, в конце третьей недели прибыл и контракт. Контракт был на пяти или шести листах, подписи и печати стояли только на последнем листе, а дата была лишь на первой странице. Именно ее граждане и заменили, оставив все остальное как есть. На что премудрый немецкий профессор сказал: "Граждане совершили подлог, поскольку ректор подписал совершенно другой текст. Но, впрочем, для Колумбии это нормально, если только ты не захочешь жаловаться. Но ты ведь не захочешь?"
       А ты мне не выкай!
       - Когда ты зайдешь к ректору, - заявил мне немецкий профессор, - ты должен говорить ему только на ты!
       - Но почему? - робко возразил я, - я же его не знаю!
       - А потому, что если ты с ним заговоришь на "вы", то ты поставишь себя в положение низшего, - ответствовал мудрый профессор.
       В то время я не был способен говорить по-испански ни на "ты", ни на "вы", однако же задумался на тему, когда и как употребляются эти две формы обращения в России. В особенностях же употребления этих местоимений в Колумбии меня, как всегда, просветил энциклопедист-профессор.
       На Родине мне казалось, что разница между этими двумя местоимениями вполне определенная: знаешь человека близко - обращаешься на "ты". К незнакомому человеку обращение на "вы" естественно. Есть, конечно, исключения, когда тебя грабят или насилуют или когда к тебе обращается большой начальник. Хотя последнее это тоже форма насилия, только морального. Почти все партийные бонзы имели привычку тыкать всем, показывая свой демократизм. Однако почему-то не очень приветствовали ответное обращение на "ты". Пожалуй, последнее меня убедило в том, что и в СССР "ты" и "вы" используют по правилам, которые объяснил мне немец-профессор.
       Резюме объяснений профессора чрезвычайно просто. Ты говоришь "вы - Usted" собеседнику, когда ты не желаешь никакого панибратства. Например, когда ты заговорил с незнакомым на улице. Когда профессор разговаривает со студентом, он не хочет быть полностью вровень с собеседником. Поэтому профессор морально отодвигает студента от себя, говоря ему "вы". Сказав "ты", ты уравниваешь его с собой в правах. Если при этом собеседник не может тебе ответить "ты" в принципе, то это может означать, что либо ты разговариваешь с ребенком, которому положено чувствовать себя маленьким, либо ты просто хам, который пользуется своим положением, унижая собеседника.
       Моим следующим вопросом было:
       - А почему в моем самоучителе испанского языка, изданном в США, форма "ты" в спряжении глаголов вообще отсутствует, а есть лишь форма на "вы - Usted"?
       - А потому что авторы самоучителя считали, что совсем ни к чему панибратствовать с латиноамериканцами, - сказал немец-профессор.
       Интересно, что в той же Колумбии многие люди говорят только на "вы". Это встречается среди профессуры, но наиболее часто бывает в негритянских семьях. В них часто все обращаются друг к другу на "вы", даже к маленьким детям. Видимо, это защитная реакция против окружающей действительности.
       Сейчас уместно поговорить об отношении между различными расами в Колумбии. В Колумбии запрещены все формы расовой дискриминации. Как и во всей Латинской Америке практически любой горожанин имеет смешанное происхождение. Негры, коренные индейцы, белые испанцы или португальцы - расы основательно перемешались между собой. Да и испанцы в большинстве своем имеют арабские примеси. Последнее очень хорошо видно даже по архитектуре колумбийских городов: снимки многих кварталов Боготы невозможно отличить от кварталов арабских городов. В Колумбии огромное количество однофамильцев. Объясняется это тем, что рабы на плантациях получили впоследствии фамилии своих бывших владельцев. Таким образом от каждого крупного плантатора могли появиться тысячи "наследников" фамилии. Кстати, колумбийский ребенок получает двойную фамилию, фамилию отца и фамилию матери. Так образуются очень длинные и звучные имена. Если же человек имеет лишь одну фамилию, то это означает, что он незаконнорожденный.
       Но вернемся к теме. Чистокровными в Колумбии бывают индейцы, существующие отдельно от государства и, можно сказать, в другом временном пространстве. У них не действуют государственные законы, люди живут практически той же жизнью, что жили их предки сотни лет назад. Хотя некоторые предметы западной цивилизации вроде ножей или тканей к ним проникают. Почти все жители страны являются смесью трех рас, что и является основой запрета дискриминации по расовому признаку. А привычка колумбийцев к тому, что у всех здесь смешанное происхождение, сыграла шутку с немецким профессором. И по происхождению, и по внешнему виду он типичный немец. Тем не менее, в водительских правах местный чиновник в графе "раса" указал ему смесь трех кровей.
       Однако, как и везде, где все люди являются равными официально, большая часть населения хочет быть значительно равней остальных. Поэтому люди с более белой кожей считают себя несколько выше, чем те, у кого кожа более смуглая. Те, в свою очередь, считают себя выше людей с кожей как у индейцев, а последние считают себя выше чернокожих. Естественно, что никаких каст официально не существует, однако черная невестка может вызвать негативную реакцию светлой родни жениха.
       Официальный запрет расовой дискриминации иногда играет странные шутки. В Колумбии конкурсы красоты среди девушек чрезвычайно популярны. Красавиц выбирают сначала по провинциям, а потом уже проводится общенациональный конкурс. Общенациональный конкурс собирает действительно красивых девушек, хотя некоторые и попадают туда по политическим или денежным причинам. И вот на одном из последних конкурсов во время отборочных туров жюри удалило практически всех темнокожих красоток, оставив лишь двух или трех, у которых не было никаких шансов на выигрыш. Одна из проигравших темнокожих красавиц начала давать интервью газетчикам и по телевидению, что организаторы конкурса дискриминируют чернокожих участниц. Испуг организаторов был таков, что они выбрали в качестве мисс Колумбии одну из оставшихся темнокожих, дабы избежать скандала.
       Боязнь чиновников или ответственных лиц быть обвиненными в дискриминации настолько велика, что у чернокожих граждан иногда появляется значительное преимущество перед белокожими конкурентами в беге по социальной лестнице. Число чернокожих, получивших высшее образование, относительно невелико. Это объясняется и сравнительно низким материальным достатком подобных семей, и плохими школами в местах, где, в основном, живет негритянское население. Поэтому не так уж много имеется чернокожих чиновников. Однако чернокожему чиновнику с университетским дипломом в большинстве случаев будет отдано предпочтение, если его конкурентом на открывшуюся вакансию является белый. Впрочем, говорят, что то же самое характерно и для США.
       Лекции
       Когда стал подходить второй семестр, меня спросили, не хочу ли я почитать лекции для студентов. На испанском языке. Надо сказать, что поначалу я активно осваивал испанский язык, даже позанимался с преподавателем. Однако когда испанский язык начал заходить мне в голову, я вдруг обнаружил, что эта же голова стала еще более активно выталкивать из себя английский язык, так что я с трудом вспоминал английские термины. А потому бросил я заниматься испанским совсем, только и слушал из передачи воскресного телевидения. Однако же я смело взялся читать лекции на испанском языке.
       Мне тут же радостно вручили программу курса, название которого сейчас я не помню. Просмотрев эту программу, я пришел в полное недоумение, поскольку большая ее часть была посвящена частным производным, а в конце давалась теорема Стоуна-Вейерштрасса, которую предполагалось давать с доказательством и приложениями. Уровень этих частей столь отличался, что я совершенно не мог понять, как это можно соединить. После чего я спросил: "А не могу ли я поменять программу?" На это мне ответили: "Нет, поменять программу нельзя!" Это теперь я знаю, что колумбийцы всегда отвечают на твой вопрос буквально, не пытаясь ничего предполагать. А тогда я этого не знал и думал, что раз сказано, что нет - значит нет. Откуда тупой доцент мог предполагать, что мне ответили лишь на вопрос: "Можно ли поменять официально содержание этой программы?" Спроси я: "А можно я буду читать то, что здесь нужно читать?" И мне бы, скорее всего ответили, что да, можно.
       Начал я читать лекции на испанском языке четырем слушателям. Привычки писать конспекты у меня не было никогда, а тем более на испанском языке, что заняло бы прорву времени. А потому выписал я в столбик штук двадцать испанских глаголов в форме рассмотрим-получим-покажем-проведем, вооружился несколькими существительными, а также двумя универсальными словами entonces-энтосес-значит и эээээ, выражением "Черт его знает, как это на этом долбанном испанском сказать" - по-русски - и принялся давать лекции. Когда мне требовалось какое слово из испанского, которого я не знал, я брал соответствующий английский термин и пристраивал к нему испанизированное окончание. Это всегда срабатывало, потому что какой бы заковыристый термин я ни изобретал, студенты мои никогда не переспрашивали - видимо, понимали всё. В конце, рассудив, что студенческие страдания были не меньше моих, я поставил всем им от трех с половиной до четырех с половиной, в зависимости от того, кто как научился брать частные производные.
       Позднее Хайме мне сообщил, что он спрашивал студентов, понятно ли им было. И они сказали, что было очень интересно и что они поняли ВСЁ. Потом я часто вспоминал эту фразу, я очень хотел бы узнать, что же было это ВСЁ.
      
       Я люблю учить. Правда, не всех, а тех кто хочет учиться. Перед вами
       Маленький самоучитель испанского языка
       Чтобы говорить, надо говорить. Правило нехитрое, однако самое важное при освоении чужого языка. Говорить надо, не стесняясь своего произношения, нехватки слов и неумения строить фразы. Говорить следует, используя все свои знания и умения. У вас их не так уж мало. Во-первых, вы знаете много искореженных испанских слов. Например, постучав себя в грудь и произнеся "Россия" как пароль (произносите его как "Русия" с ударением на "у"), вы с большой вероятностью услышите отзыв "водка". В Колумбии эти два слова объединены в единое целое и служат для характеристики всей мужской части российскоподданых.
       Далее, у вас имеются руки. Руки - это самый важный инструмент, с помощью которого общаются колумбийцы. Колумбиец со связанными руками говорить не может. В лучшем случае его речь будет напоминать картину допроса партизана в гестапо: "Да. Нет. Не знаю." Вы тоже должны использовать свое умение двигать руками: похлопывайте собеседника по плечу, приобнимайте его (её), интенсивно размахивайте руками перед его носом, стараясь не зацепить. Если вам не хватает испанских слов, не пытайтесь употреблять английские - это самая распространенная ошибка русских в Колумбии, которые считают, что на своем ломаном английском они смогут что-то объяснить лучше, чем по-русски. Колумбийцы на улице понимают английский язык так же хорошо, как и русские где-либо в Ярославле. У них большой запас английских слов наподобие "окэй, йес, но, бай, гринго, мистер". Но это и всё. Кстати, если вы уверены, что ваш собеседник знает английский язык, то не старайтесь придерживаться правильного английского произношения. Лучше произносите так, как это слово пишется. Три четверти моих колумбийских знакомых, очень хорошо знающих английский язык (трое из четверых, кого я знаю), произносят bird (птица) как бирд. В испанском языке главное правило: как написано, так и произносится. За очень немногими исключениями. Большинство колумбийских школьников усваивает это правило очень прочно и затем применяет его в своих упражнениях на английском языке. Использование русского языка, когда не хватает испанских слов, значительно более практично, чем выдавливание из памяти английских слов, вызывающее судорожные подергивания рук. Плавная русская речь с плавными же указующими движениями рук действует успокаивающе на собеседника, приводя к лучшему взаимопониманию. В некоторых случаях ключевые русские фразы понимаются не хуже испанских. Например, в ответ на "muchas gracias" (большое спасибо) вы можете смело отвечать "не надо". В этом случае колумбиец слышит что-то вроде "de nada", которое имеет примерно то же значение.
       Латиноамериканский вариант испанского языка практически не содержит звуков, непривычных русскому уху. В нем нет звука "th" как в английском, который наличествует в "правильном" испанском языке, "th" произносится как русское "с". Правила грамматики сообщают, что все гласные в испанском языке должны произноситься четко и жестко. Однако это правило относится только к иностранцам, потому что у большинства людей на улице, похоже, во рту находится каша: они перемешивают все звуки, не пытаясь сказать вам что-то четко и ясно. Если вы переспрашиваете собеседника, говоря, что не поняли, он не ,будет повторять предыдущее медленно и четко, а выпалит длинную кашеобразную речевую структуру, не содержащую ни единого слова из непонятной фразы, что еще более запутывает дело.
       Для меня самым сложным в произношении является необходимость четко выговаривать безударные "о" и "а".
       - Если ты назовешь Роберто так, как это ты произносишь при мне, он тебя может убить! - сказал Хайме. Роберта - это девица. А в моем произношении колумбиец в конце слова "Роберто" слышит "а". То же относится к звуку "е". Здесь он промежуточен между "е" и "э". Русское слово "ель" недоступно колумбийскому уху, они не могут понять ни одного слова, где вы употребите "е" как в слове "медленно", которое колумбиец сможет произнести только с четким кавказским выговором.
       Колумбийцы радостно приветствуют любую вашу попытку заговорить на испанском. Они поддержат вас и сообщат, что вы очень хорошо и понятно говорите, даже если не поняли ни слова из вашей речи. В Кали один мой знакомый колумбиец, проучившийся в институте Дружбы народов имени Патриса Лумумбы лет семь или восемь, привел меня познакомить с пятью японцами, имеющими докторские степени, которые работали у него в лаборатории геофизики. "Они здесь работают уже полгода и очень хорошо говорят по-испански, " - сказал он. И добавил: "Не говоря уже об английском!" Из попыток поговорить с японцами выяснилось, что, кроме "буэнос диас", "грасиас" и "хай", язык японцев содержал несколько десятков геологических терминов и загадочное слово "калло", которое, после попыток освоить особенности японского произношения, я идентифицировал с "карро" - автомобиль. При этом мой знакомый на трех языках, русском, испанском и английском, последовательно восторгался, как хорошо и быстро японцы научились говорить на испанском. Кстати, для меня это было в некотором роде шоком, поскольку я считал, что только в СССР можно было получить ученую степень, сдать кандидатский минимум, но не уметь говорить ни на одном языке, включая родной.
       Однако вернемся к разговорному испанскому языку. Первое, чему следует научиться, это приветствию. У вас есть хорошенькая и приятная во всех отношениях знакомая Оля? Тогда представьте, что она идет мимо вас, не заметив, а вы ее окликаете, ожидая, что она кинется вам на шею. Выкрикните: "Оля!" и улыбнитесь изо всех сил. Для приветствия этого достаточно. Всё остальное будет произнесено тем, с кем вы встретились. Он или она произнесет теперь речь на пару минут. Возможно, что вы и не поймете сказанное дословно, однако смысл будет ясен. Когда вы услышите что-то вопросительное, ответьте "Бьен!" - хорошо. Это вас спросили, как вы поживаете. От вас ожидается только этот ответ, ничего более. Может быть лишь вариант "Муй бьен" - очень хорошо. Этим ответом вы осчастливите своего собеседника. Если вас спросили что-то еще, не пытайтесь отвечать длинно, с подробностями. Вы участвуете в "small talk" - кратком приветственном диалоге, который не предполагает серьезных ответов и обсуждений. "Бьен, бьен, бьен" - этого набора слов более чем достаточно для всех ответов, поскольку вас спрашивали о вашей семье, работе, здоровье или чем-то подобном. Попытка длинных объяснений приведет к тому, что ваш собеседник будет терпеливо ждать, когда они закончатся. После чего мило с вами распрощается, передав наилучшие пожелания всем вашим родственникам.
       Кстати, при встрече с дамой любого возраста колумбийский джентльмен чмокает ее в щечку. Когда это молоденькая и хорошенькая дама, то поцелуй будет самым что ни на есть настоящим. В остальных случаях он приложит свою щеку к дамской и чмокнет воздух. Это метод приветствия очень нравится местным русским дамам, которые при встрече протягивают свою ще(ч)ку, не дожидаясь пока российский увалень сообразит, что пришло время объятий и поцелуйчиков.
       Итак, вы освоили самое первое приветствие: "Оля!" плюс улыбка и поцелуй в щечку, если это дама. Более сложные приветствия типа "доброе утро, день, вечер" требуют наличия часов. Считается, что вам нанесли оскорбление, если сказали "Буэнос диас!" (доброе утро) в пять минут первого. Это заклинание следует произносить строго до двенадцати часов дня. В одну минуту первого оно сменяется на "буэнос тардэс", а ровно в шесть вечера на "буэнос ночес". И не вздумайте перепутать! Вы часто можете увидеть, что прежде, чем вас приветствовать одним из этих буэносов, ваш собеседник посмотрит внимательно на часы. Поэтому "Оля!" - более экономно и безопасно.
       Слушая разговор колумбийцев между собой, вы могли бы прийти к выводу, что это самый логичный народ в мире: каждое третье слово - это "пуэс" или "энтонсес". Переводятся они как "следовательно" и являются существенной частью математических книг. В разговоре они еще более существенны, заменяя наше продолжительное "э-э-э-ээ". Вы можете использовать "энтонсес" во всех ситуациях, отвечая на любой вопрос только этим словом. Иногда надо менять интонацию. Однако поскольку его произнесение потребует от Вас больших усилий, написанных на Вашем лице, то интонацию за вас додумает Ваш собеседник. В принципе, достаточно знать лишь два испанских слова, чтобы вести любую содержательную беседу: "энтонсес" и "транкиля". Последнее слово чрезвычайно емкое. Оно охватывает широкий спектр спокойствия: "не волнуйся", "не суетись", "не горячись", "расслабься и не двигайся", " тебе есть до этого дело?", "утро вечера мудренее", "пойди отдохни". Словом, если у собеседника появился блеск в глазах, он хочет что-то у вас выяснить или вам объяснить, скажите "Транкиля!". И вы мгновенно увидите, как ваш собеседник перейдет в состояние нирваны, больше не пытаясь ничего вам доказывать.
       Еще об одном волшебном слове "маньяна" - завтра - уже шла речь неоднократно. Это третье слово, которое следует знать, потому что именно его вы услышите в ответ на любой вопрос любому чиновнику. Вы его тоже можете взять в свой активный словарь. "Аста маньяна" означает "до встречи завтра". А "энтонсес, маньяна абламос", то есть "поговорим завтра", может означать что угодно, от прощания сегодня, до желания закончить надоедливый разговор и никогда больше не видеть собеседника.
       Одной замечательной чертой национального характера колумбийцев является то, что колумбиец никогда не будет перечить вам, когда вы сообщаете о своих желаниях, впрямую его не касающихся. Не важно, каким бы идиотским ему оно ни казалось. Колумбиец всегда вас поддержит в вашем желании и даст массу благожелательных советов, как его исполнить. Когда я только приехал в Боготу, денег не хватало из-за странного метода назначения зарплаты в университете, когда сначала платят минимум и пару месяцев считают очки, голы и секунды на основе бумажек, привезенных из России, чтобы вычислить, какую же настоящую зарплату ты будешь получать. Мне надо было купить какую-либо сумку-портфель для массы бумаг, которую приходилось носить с собой. После долгих поисков я, наконец, купил, кошмарную, но дешевую китайскую сумку, подходящую по размерам. Меня встретил Диего, принимавший самое непосредственное участие в этих поисках. Увидев купленную сумку-портфель, он произнес: "Ты счастливый человек! Ты купил то, что хотел!" И это было сказано безо всякой иронии. По крайней мере, мне так это показалось...
       Вообще, с иронией у большинства колумбийцев дела обстоят не так чтобы очень... Хотя у многих, вроде, течет кровь соотечественников Сервантеса. Как пример. Где-то через три-четыре месяца по приезду в Кали утром в коридоре отделения математики университета меня встретил великовозрастный студент маэстрии (то есть пытающийся получить степень магистра) и спросил, как у меня дела с испанским языком. Я только безнадежно махнул рукой. Этот жест понравился будущему господину магистру. Он задал тот же вопрос на следующий день, на что я имел глупость ответить тем же самым жестом отрицания-отчаяния. Всё! Далее я слышал от него этот вопрос по три раза на день. Он жаждал увидеть мою пантомиму. Это длилось уже пару месяцев, когда, озверев от постоянного идиотского вопроса, я произнес в ответ, что с моим испанским ситуация та же самая, что с его математикой. Я ожидал любой реакции, кроме той, которую получил: магистр был чрезвычайно польщен. Видимо, он считал, что у меня испанский просто блестящий!
       Впрочем, так же посчитала дочка Юргена двенадцати лет от роду, решив проверить мои способности к испанскому языку. Прослушав, как я повторяю за ней "Кэ эс эсо? Эсо эс кесо!" - "Что это такое? Это сыр!", она сообщила, что у меня замечательное произношение, совершенно чистый испанский язык. Теперь на лекциях, когда я повторяю эту фразу и сообщаю, что именно она послужила ключом ко всему, что я умею говорить по-испански, мои студенты приходят в телячий восторг и прощают мне все огрехи произношения, все новые термины, которые я смело произвожу из смеси русских и английских математических слов, добавляя испанские окончания "-сьон", "-менте" и т.п. "Кэ эс эсо? Эсо эс кесо!" - волшебная фраза. Возьмите ее на вооружение и используйте во всех ситуациях. И вы увидите, как вас будут уважать все ваши собеседники!
       А есть же еще и английский язык, вообще-то говоря
       Коли начал я говорить об испанском языке, то как не сказать и об английском и его взаимоотношениях со мною? В иностранных языках я откровенно туп. На слух я почти ничего не воспринимаю нового, пока не прочитаю. Мне иногда раз пять повторяют слово. Только когда увижу как написано, тогда начинаю различать звуки. А так - что-то общее и не очень понятное.
       После восьмого класса моя старшая сестрица вдруг сказала, что хватит мне быть совсем остолопом, надо идти в математический класс, о создании которого сообщалось в газете. Я себя почему-то остолопом не ощущал, но, с другой стороны, старая школа как-то не очень... Класс у нас был своеобразный. До того в нем учились детдомовские ребята, которые привнесли свою атмосферу. Плюс туда сливали всех второгодников. Не очень мне нравилось в этом классе: надо было все время держать ухо востро.
       Короче, когда сестрица проводила свою агиткампанию, я был морально готов, чтобы уйти в другую школу.
       Однако в матшколе оказалось, что классов с французским языком там нет. И как уж меня сестра уломала, что можно легко выучить английский за три года и оставшийся до начала нового учебного года месяц - даже не знаю, сейчас меня на такую авантюру никто бы не спровоцировал. Взяли меня в группу с английским языком.
       На первом уроке сижу и слышу, что все поочередно вякают "май нэйм из". Ну и я промайнэмил. А через десять минут меня о чем-то спрашивают, такое же сложное. А я по-русски отвечаю, что кроме десяти глаголов-исключений из французского ничего не знаю. Учительница тут чуть в обморок не упала. А после урока к ней моя сестрица подошла и сообщила, что будет со мной заниматься и обещает... Словом, англичанка меня зауважала и не трогала совсем вплоть до выпускного экзамена. Относительно которого она через три года забеспокоилась. И я тоже забеспокоился. Сестра моя в самом начале позанималась со мной месяца три, а потом у нее появился ребенок и не до английского было. А я сидел дальше на уроках английского и о чем-нибудь своем...
       Однако же под экзамен пришлось почитать учебники, книжки какие-то адаптированные, темы вызубрил. Как-то сдал. Даже на четверку. При этом кто-то из наших девиц сказал, что не понимает, почему мне не поставили и больше.
       А когда уже в университете я учился, то рассказал всю эту эпопею следующей англичанке, которая реагировала как и предыдущая - старалась не спрашивать, но зачеты ставила, потому как тысячи я сдавал. А после того как разделил еще первое-второе место за художественный перевод чего-то из Уэллса по университету, что, видимо, дало англичанке дополнительные очки, поскольку там участвовали и филологи, и прочие гуманитарии-знатоки, то тут у меня пошла жизнь - разлюли малина. Естественно, что получил я ту премию не за знание английского, а за то, что, уловив сюжет, красочно "перевел" (не уверен, что близко к тексту, однако конкурс был на художественный перевод).
       В далеком 1970-м собирался поступать в аспирантуру. А сдавать надо было и английский язык, разговорная часть которого у меня не то, что хромала. а начисто отсутствовала. И тут пришла мне в голову замечательная мысль позаниматься с каким-либо переводчиком с английского, поговорить. Родители вспомнили, что у них имеется знакомый, жена которого работает администратором в большой гостинице, при которой имелись переводчики. Звонок - и меня пригласили в гостиницу. Занятий было два или три, после чего я понял их бесполезность - экзамен должен был состояться через месяц.
       Вспомнил же я не об английском, а о том, как наивному выпускнику мехмата демонстрировали достижения цивилизации:
       - Я сейчас покажу тебе номер-люкс. Вот, видишь, здесь рояль. А вот это туалет. Вот, смотри, ленточка. Ты не вздумай сюда написить - простерилизовано.
      
       А потом была аспирантура, в которой я тоже, в основном, технические тексты переводил. Английский у меня был весьма своеобразный, который ни один англичанин понять был не в состоянии. Я увидел это, когда попытался пообщаться с одним американцем: в то время основной мой принцип в английском был "как пишется, так и слышится". Кстати, в Колумбии такой мой английский понимали очень хорошо.
      
       Следующий этаж
       Уже в перестройку, когда я стал плакаться всем своим корреспондентам, как мне живется, получил я из Колумбии вопрос: а не хочу ли я поехать туда поработать?
       Сначала я решил, что либо помру от жары на экваторе, либо меня наркоторговцы чего-либо чем-либо... Но потом решил, что хуже, чем в родном университете, быть не может. И согласился.
       Прислали мне контракт, который один эквадорец, что учился у нас в университете, перевел на русский язык. Несколько меня смущали фразы типа, что все споры должны решаться на основе законов департамента дель Валье и прочее. Но сумма там была для меня, того, кто тогда получал в переводе на доллары их 20 в месяц, была фантастическая. Аж почти 800 долларов в песо.
       Так что когда я приехал и покупал стаканчик кофе, который 30 центов стоил, меня жаба заедала. Ладно, это уже другая тема совсем. Будет желание - напишу и о своем жлобстве в первые месяцы.
       Итак, приехал я в университет дель Валье и начал общаться с группой профессоров, относительно которой начальство, которое этот приезд устроило, вовсе и не хотело, чтобы я туда попадал. В группе этой был немец-профессор, еще один колумбиец и пара его студентов. Немец, услышав, как я разговариваю по-английски, сказал только "дааааа". Правда, когда я дал первый семинар, то он сказал, что мой математический английский значительно лучше: "Но понять ничего нельзя. Будем надеяться, что это из-за математики." - это он тоже добавил по-простому. Мне с этим немцем здорово повезло. Именно он и довел мой английский до состояния, когда я начал понимать, что говорят. И произошло это следующим образом.
       Господин немецкий профессор - очень интересный человек. Но у него был один недостаток: он любил говорить о чем угодно часами, доводя собеседника до полного исступления, потому что темы у него были о чем угодно. Беседы его шли в режиме монолога. Даже его собственная жена не могла переносить эти лекции-монологи. При этом познания у него были совершенно энциклопедические. Он мог часами рассказывать об устройстве бундестага, особенностях какой-либо немецкой партии и тут же перекидывался на то, как размножаются бабочки. Как орхидеи завезли в Англию, каковы отличия привода шевроле от чего-то еще.
       И тут ему на зуб попался благодарный (как потом выяснилось, не очень) слушатель. Он меня усаживал напротив себя и слегка монотонным размеренным голосом начинал вещать что-либо, держа под рукой немецко-русский словарь, невесть откуда взявшийся у него. Когда я мотал головой, что не понимаю, он открывал соответствующий немецкий термин, а я смотрел на его русский перевод. Беседа текла в стиле: "Динозавры вымерли столько-то миллионов..." - "А как относятся здесь к цыганам? " - "Ооо! это очень интересный вопрос!" - и дальше шла часовая лекция. И так каждый день часов по пять. Месяца через четыре я уже вполне понимал все его речи. Памятник я должен был бы ему поставить за это. Честно говоря, я тогда уже решил, что ничего у меня с английским не получится. Не говоря уж об испанском. Но лекции все продолжались и продолжались. И доводили они меня уже до умопомрачения, потому что общеинтересные темы у него поиссякли слегка, а началось что-то совсем невообразимое.
       Я стал избегать его "лекции" точно так же, как и все его колумбийские знакомые. Близко к моему отъезду я оскорбил лектора до глубины души.
       Шли мы втроем обедать в ресторанчик. И господин профессор разливался о преимуществах бензина какой-то марки. При том, что он был единственным из нас автолюбителем, четвертьчасовая лекция о бензине доставляла нам огромное удовольствие. Подходим мы к ресторанчику, лекция кончается, и господин профессор, вдруг, задает риторический вопрос:" А знаете, почему здесь автомобили в полтора раза дороже, чем в Штатах?" Мой колумбийский приятель, как человек вежливый, берет и спрашивает: "А почему?" А я, вконец озверевший от лекции и жары, вдруг: "Хайме, а не слишком ли много вопросов?" И господин немецкий профессор меня мгновенно возненавидел. То есть не то, чтобы возненавидел, но очень близко к тому. Настолько, что уже когда я второй раз приехал в Колумбию и встретился с ним, отпускал он всякие шпильки, которые я покорно глотал, чтобы хоть как-то загладить свое тогдашнее свинство.
       Странствования Ганса

     []

       Все имена, названия, события, обстоятельства... что там ещё? - да, и эти, как их там... буквы - все выдуманы! Хотя и не мною. А совпадения - случайны.
       "Странствования" - хорошее слово. "Странствования Одиссея" звучит торжественно и не подходит для описания жизни простого человека, вроде бы. Однако, если подумать, кто его знал, этого Одиссея, когда он жил? Крохотная Итака! И чем он так знаменит? Что он там понаговорил о своих "странствованиях"? Любой моряк наплетет куда больше и правдоподобней. Живи Одиссей в наше время и сочини подобные истории, прослыл бы трепачом, несущим невесть что за кружкой пива. Так что рассказ о жизни Ганса заслуживает названия слова "странствования" ничуть не меньше, чем история Одиссея, царя Итаки.
       Конечно, тот был царь. А с другой стороны, с кем из жителей Кавказа ни поговоришь - всё сплошь князья да потомки царей. Со мной на одном курсе учились несколько африканских негров. Так они все как один были сыновьями кто короля, а кто - вождя огромного племени, владеющего земельными пространствами, покрывающими всю Землю вместе с океанами раз десять. Словом...
       Отец Ганса был владельцем небольшой фабрики. Папаша имел образование ниже среднего и считал всех образованных граждан дармоедами, что совпадало с мнением, распространенным среди его знакомых. Однако поскольку сын явно отбился от рук и делом в отцовском понимании заниматься не хотел, то он не стал возражать, чтобы Ганс отучился на математическом отделении университета, а потом написал бесполезную диссертацию.
       После защиты докторской диссертации необходимо было пройти годичную стажировку за рубежом. Заинтересованный больше в радостях жизни, чем в математике, Ганс взял климатическую карту одной великой страны и выбрал небольшой университет на берегу океана с подходящим климатом.
       В аэропорту его встретил господин профессор, нечто вроде зав кафедрой. Он отвез Ганса туда, где тот должен был жить, и сказал, что о делах они поговорят завтра, часов в девять утра. Ровно в девять Ганс сидел перед кабинетом профессора и ждал. Однако профессору было некогда. Через пару часов он ушел на какое-то совещание, извинившись. На следующий день всё повторилось. И на последующий тоже. "Конечно, - говорил Ганс, - в такой манере общения со мной было что-то странное. Пришлось выяснять, в чем дело." Всё оказалось просто. Ганс абсолютно не интересовал прагматичного профессора. У Ганса уже была диссертация. Никто в тамошних университетах не включает в соавторы никого просто так, потому что публикации - это возможность получать новые гранты, а за университетские гранты шла настоящая война, на всех их не хватало. И как результат, Ганс просидел под дверью кабинета неделю. После чего махнул выразительно рукой и стал ходить на пляж. С господином профессором Ганс мило здоровался, но кроме "How are you?" больше никаких вопросов у того не возникало. Ганс загорел, познакомился с симпатичными девицами и научился говорить с ними без устали с хорошим произношением.
       В конце учебного года господин профессор традиционно пригласил всех сотрудников отделения математики к себе домой. Пришел и Ганс. Как человек непосредственный и большой любитель созорничать, он задал единственный вопрос, после чего он так и не узнал, чем же угощают гостей местные профессора. Вопрос этот был: "А что это за тряпочку вы повесили у входа?" Реакция господина профессора совершенно ошеломила Ганса. Двухметровый господин профессор неожиданно развернул Ганса за плечи и мощным пинком под зад выкинул за дверь, прорычав вслед: "Чтобы больше и духу вашего не было у меня". Все студенческие годы Ганс занимался дзюдо, однако он ничего не смог противопоставить немолодому уже профессору. Видимо, местные профессора изучают еще и что-то другое.
       Ганс был очень озабочен, как же ему вести себя с господином профессором при встрече в университете. Оказалось, что ничего придумывать не надо. Господин профессор всё так же мило улыбнулся Гансу и задал свой традиционный вопрос "How are you?". После чего величаво поплыл по коридору дальше.
       Всему хорошему когда-то приходит конец. Пришел он и в этом случае. На Родине требовалось начинать зарабатывать деньги. Ожидания Ганса получить место на университетской кафедре испарялись. В это время произошло резкое сокращение преподавательских мест, на улицу выставляли тех, кто уже работал. Ганс даже начал подумывать, а не пойти ли ему работать математиком в гимназию. Зарплата преподавателя в гимназии была приблизительно такой же как и в университете: правительство посчитало, что и на начальном этапе ребенка должны учить качественно. Идти в гимназию Гансу очень не хотелось. Как вдруг кто-то из знакомых сказал ему, что видел объявление о том, что объявлен конкурс на работу в Колумбии профессором математики. "А почему бы и нет?" - подумал Ганс и отправился по объявлению. Объявление было дано Службой академических обменов. Служба эта занята не только академическими обменами и подготовкой специалистов для других стран, но имеет и более важную для страны цель: она готовит людей, которые со временем смогут занять в своих странах существенный пост и помочь другой отчизне, пользуясь своим положением.
       Итак, Ганс явился на свое первое собеседование. Поговорив с господами, ожидающими вызова на собеседование, он пришел к выводу, что пришел напрасно. Все пятнадцать ожидающих имели ту же научную степень, что и Ганс, но они еще знали и испанский язык, да и побывали до того в Латинской Америке. А место было всего одно. Однако Ганс прошел собеседование и был несказанно удивлен, когда ему пришло приглашение на второй тур. Придя, он увидел уже только трех претендентов. Закончилось это собеседование тем, что был выбран именно Ганс.
       Дальше его послали учиться на курсы испанского языка. Он часто общался со своим куратором из службы обменов. Вопрос, почему выбрали именно его, естественно, интересовал Ганса. И однажды он его задал. "А вы не помните, что вы отвечали на интервью? - спросил куратор. - Тогда я напомню. Вас спросили, умеете ли вы говорить по-испански. Вы ответили, что ни единого слова. Потом вас спросили, что вы знаете о Колумбии. И вы ответили, что кроме названия не слышали ничего. Большинство членов отборочной комиссии считало, что только сумасшедший может на несколько лет отправиться работать в Колумбию. Таким образом, вы оказались наиболее подходящим кандидатом."
       Попав в Колумбию, Ганс понял, что он отхватил выигрышный лотерейный билет. Во-первых, на Родине ему ежемесячно выплачивали 5000 марок, что было весьма приличной суммой в то время. А в Колумбии это оказалось просто сумасшедшими деньгами. Даже на сотню марок можно было прожить месяц просто шикарно. Ганс арендовал огромный дом с садом, нанял прислугу и выписал из Германии какой-то подержанный огромный легковой автомобиль, единственный автомобиль таких размеров в городе. Основную часть денег просто было некуда тратить, так что Ганс с женой и детьми жили припеваючи. Однако пятилетний контракт закончился, и следовало выбрать, возвращаться или... Ганс выбрал "или".
       Зарплата резко упала, но господам профессорам в то время платили больше, чем колумбийским генералам, поэтому и эта жизнь оказалась весьма привлекательной. Ганс купил большой участок в поселке за городом и отстроил там большой одноэтажный дом-финку. Строительство обошлось ему недорого: бетонные панели, неглубокий фундамент, стекла никто не вставляет за ненадобностью - и так тепло, только решетки от воров. Дом имел размеры десять метров на тридцать, с огромным залом, где дочка Ганса потом каталась на детском велосипеде.
       Сказать, что жизнь Ганса была совершенно безоблачной, конечно, нельзя. Однако и плохой ее тоже не назовешь. Через много лет помимо дочек и жены в доме у Ганса проживали молодая кошка и полуслепой кот, который продолжал производить потомство. Котов своих Ганс не баловал, они ели абсолютно все объедки, кроме лимонных и апельсинных. Кроме того, они добывали всевозможных насекомых. Однажды я наблюдал, как кошка с разбегу взбежала по стенке и шлёпнулась вниз с четырех с лишним метров высоты. Отдышавшись, она повторила попытку, ухватив когтями огромную бабочку, сидевшую на высоте метров пяти с половиной, после чего ее слопала. Кот и кошка меланхолично бродили по залу или валялись где-то, а вокруг дома бродила стая охранных беспородных собак самых разных размеров, штук десять. Котов они ненавидели смертельно, потому что им было категорически запрещено заходить за порог дома. Коты это знали и время от времени показывали, кто в доме хозяин: они валялись перед дверью, зевали и демонстрировали псам свою счастливую жизнь. Псы зверели, но поделать ничего не могли. Даже гавкать на котов было запрещено, наименьшим наказанием было вылитое на них за гавканье ведро воды. А можно было схлопотать и серьезней.
       Среди окрестных жителей бытовало мнение, что собаки Ганса чрезвычайно свирепы. Никто никогда не рисковал забираться к Гансу во двор и не любил подходить к забору, поскольку каждого, кто приближался, встречал устрашающий лай. Однако местные жители не знали другого: как только новый человек переступал через калитку, то самым опасным было оказаться зализанным всей этой стаей. Лай прекращался, и начиналось соревнование, кто быстрее подсунет свою морду, чтобы ее погладили. А самые упорные старались сами лизнуть незнакомца в лицо, что особой радости не доставляло, однако отличалось от ожидаемого свирепого приема.
       Ганс кормил эту банду кашей, а все остальное они добывали сами: ящериц, стрекоз и прочую живность, водившуюся на Гансовом участке в огромных количествах. Участок этот начинался от горной речки и поднимался наверх метров на сто. Участок был как настоящие джунгли, так что собакам там жилось неплохо. Но и у собак были проблемы. В этих местах водилась зловредная муха, которая откладывала свои личинки под кожу животного. Личинки быстро росли, питаясь внутренностями хозяина. Делали это личинки с какой-то анестезией, поскольку заболевшее животное явно не страдало от боли. Когда личинки добирались до жизненно важного органа, его хозяину наступал конец. При мне Ганс лечил щенка, укушенного мухой. У него вздулась на боку шишка приличного размера с четко выраженным входом. Ганс вставил туда конец шприца, напоминающего кондитерский, и промыл выеденную полость бензином. Через несколько таких промываний паразиты погибли, и щенок снова стал жизнерадостным.
       Как у всякого настоящего ученого у Ганса были свои теории по любому поводу. В частности, по поводу того, как надо охранять двор. Он считал, что на дворе должна бегать большая стая собак, одна-две большие, остальные маленькие. Эта стая старательно охраняет свою территорию. Неплохо еще завести несколько гусей, которые очень чутко спят. Эта система, считал Ганса, гораздо чувствительней и надежней всевозможных электронных охранных систем. Возможно, позднее я расскажу и о других теориях профессора Ганса, которые следует поведать миру.
       "Я, - говорил Ганс, - так и не стал настоящим колумбийцем: мне очень хочется всегда приходить вовремя и выполнять свои обещания. Ты видишь, с тобою я это всегда так поступаю. Но я не могу раздражать колумбийцев своим педантизмом. Я себе ПОСТАНОВИЛ, что должен приходить всегда на десять-пятнадцать минут позже назначенного И СТАРАЮСЬ не выполнять всякие необязательные вещи, чтобы не выглядеть белой вороной. Все немцы, живущие в Колумбии, недовольны колумбийцами, мечтают вернуться в домой к своей упорядоченной жизни, в свои ухоженные дома. Они говорят об этом при каждой встрече. И никто не едет, потому что где там можно найти бизнес, приносящий восемьдесят-сто процентов годовых гарантированно? Недовольны, но живут. А я домой не хочу. Мне эта беспорядочная жизнь нравится!"
       Святой Лео
       Иногда по городскому кладбищу можно больше узнать о городе и его жителях, чем разгуливая по самому городу. Кладбище - это городская история в концентрированном виде, где человеческие судьбы впечатаны между двумя датами - рождения и смерти. По отношению к кладбищу можно судить как люди относятся к самим себе.
       Говорят, что Северное кладбище в городе Ростове-на-Дону самое большое в Европе. За один день побывать во всех его уголках невозможно, хотя открыто оно относительно недавно, лет сорок назад. Обычно к родной могилке люди едут автобусом. Чтобы получить место поближе ко входу, родственники платят. Северное кладбище - большой бизнес. Все ростовчане в конце концов находят там своё последнее пристанище. Одни - под шикарными памятниками, другие - под табличкой "Неизвестный мужчина 45 лет".
       Центральный вход Северного кладбища упирается в Аллею Героев, названную так потому, что на ней первоначально хоронили Героев Советского Союза, Героев Социалистического Труда, заслуженных деятелей науки и культуры, но больше всего там первоначально было бывших крупных партийных работников. В свое время Северное кладбище получило всесоюзную известность, когда умер бывший начальник областного торга Будницкий, бывший "крестным отцом" торговой мафии Ростова. Не помню уже точно деталей, кажется, его посадили в тюрьму за хищения в особо крупных размерах, потом выпустили. На похороны пришли все его "соратники", почти вся верхушка теневой экономики Ростова, хотя заранее было известно, что всех присутствующих перефотографируют и занесут в списки потенциальных или действительных преступников.
       Могила Будницкого стоит на Аллее Героев. "Литературная газета" описала эти похороны и значительную часть свершений героя. Это был не первый герой теневого и криминального бизнеса, нашедший себе последнее пристанище среди прочих героев. И точно не последний. Последние захоронения на Аллее Героев увенчаны пышными памятниками с трогательными надписями о героической гибели. Это могилы "братков". Одна из них - могила авторитета по кличке Доктор, который долгие годы контролировал кладбищенский "бизнес". Он был расстрелян из автомата вместе со своим телохранителем своими "конкурентами" несколько лет назад. Какое время - такие герои.
       На том же кладбище появились кварталы для богатеньких покойников. Гранит, мрамор, барельефы, статуи, пантеоны стоят над покойниками, так называемыми новыми русскими. Каждая могила стоит столько, сколько обычная семья не в состоянии заработать за всю жизнь. Суета сует, неважная для покойников, но успокаивающая чью-то совесть.
       В центре Боготы, на двадцать шестой улице, рядом с Каракасом, есть старое кладбище. Самые разные люди похоронены на нем. Есть могилы колумбийских президентов и генералов времен завоевания независимости, есть относительно недавние могилы. Большое количество позеленевших от времени бронзовых памятников. И единственный памятник, поставленный в тридцатых годах, сияет на солнце. По воскресеньям рядом с ним всегда толпа. Это памятник Лео Зигфриду Кооппу, местному неофициальному святому.
       Повсеместно считается, что немцы - прижимистый народ, скрупулёзно считающий свои деньги, со своеобразным чувством юмора, которое представители других наций считают чем угодно, но только не юмором. Хотя однажды я читал статью об особенностях национальных характеров. В ней утверждалось, что вплоть до 18 века немцы считались одной из самых легкомысленных наций Европы. А потом что-то у них щелкнуло в головах, и образовалась нация трудолюбивых ремесленников, бухгалтеров, бюргеров и педантичных бюрократов. Трудно сказать, насколько это соответствует истине, однако те немцы, которых я знаю, в эту схему никак не вписываются. А Лео Зигфрид Коопп опровергает ее совершенно.
       Лео Зигфрид прибыл в Боготу в начале двадцатого века. Как известно, отличительной особенностью немецкой нации является любовь к пиву. И не только любовь его пить, но и производить. Лео Зигфрид построил в Боготе первый пивной завод с незамысловатым названием "Бавария". Завод принес Кооппу колоссальные деньги. Будь Лео Зигфрид российским олигархом, он мог бы скупить значительную часть колумбийского бизнеса и стать колумбийским олигархом. Вместо это Лео Зигфрид начал строить дома неподалеку от своего завода. Огромный квартал почти в центральной части Боготы был построен капиталистом Лео. Вы скажете, что это тоже неплохое вложение капитала? Да, неплохое, если начинаешь сдавать эти дома в аренду или торговать ими. Однако, отстроив очередной дом, Лео дарил его квартиры своим рабочим. Тысячи рабочих стали собственниками квартир в домах, построенных странным Лео. Лео вложил практически все свои доходы в эти дома. И не только в Боготе. Такой же квартал стоит в другом крупном городе, Барранкилье.
       И вот стоит теперь бронзовый памятник на могиле Лео Зигфрида Кооппа, сияет на солнце. Лео на этом памятнике почти полностью раздет, только листики на нужных местах. По воскресеньям около него всегда толпа. Пришедшие шепчут свои просьбы святому Лео, а он их, говорят, выполняет. Люди гладят ласково Лео.
       Борщ
       Однажды любознательный немецкий профессор меня спросил, какая еда наиболее характерна для России. Когда я ответил, что, возможно, борщ, то следующим вопросом было: "А как это слово произнести?" По ходу объяснений всплыло другое русское блюдо - щи. Чтобы продемонстрировать, как его немецко-русский словарь сообщает о произношении слова "щи", профессор сунул обе руки в рот до локтя и, раздирая его в обе стороны, прошипел какой-то не очень понятный звук.
       Естественно, что ему тут же понадобилось узнать рецепт обоих блюд. По части приготовления пищи я, как и большая часть российского мужского населения, был и остаюсь твердым теоретиком. Когда у меня подрастали дети, я поневоле выучился готовить четыре блюда: манную кашу, суп, кисель и яйцо всмятку. А также умел варить вермишель и картошку. Манная каша для детей варилась в одной и той же кастрюльке много лет, поэтому я твердо знал, сколько надо молока и сколько ложечек крупы всыпать в кипящее молоко. Что касается борща, то здесь мои знания были чисто теоретическими.
       Тем не менее я отважно принялся вспоминать, что и как клали в борщ мои жена и мать. Мой немец попытался узнать, сколько овощей надо класть в борщ. Здесь мои познания были весьма приблизительны, а потому немец приготовил борщ, который сильно отличался от русского: овощи в нем сидели плотно, это была каша из овощей с небольшим количеством жидкости. Я, естественно, подбодрил немецкого профессора, сказав, что и такой борщ бывает. Однако сам я был весьма разочарован результатом.
       Приготовив этот борщ, немец сказал, что в Германии есть нечто подобное. Рецепт щей у него вызвал лишь академический интерес, и я был очень рад, что от меня потребовалось только сказать, что основное его отличие от борща состоит в том, что в щи кладется квашеная капуста (в чем я вовсе не был уверен).
       Однако настойчивый немец хотел, чтобы я практически продемонстрировал, как готовится какое-либо экзотическое блюдо русской кухни. Я решил, что вполне смогу приготовить шашлык, который хотя и не является русским блюдом, но весьма любим населением Руси, особенно его мужской частью.
       Я потребовал много мяса. Баранины в продаже не было, а потому я попросил свинины, между делом с удивлением узнав, что свинина - это не мясо, хотя в России даже курятина называется мясом. Затем надо было объяснить, что такое уксус - мой словарный запас в этой области был весьма ограничен. Дальше надо было рассказать, что нужен мангал, дрова и шампуры. Оказалось, что вместо дров можно использовать специальный прессованный уголь, который легко загорается, но плохо гаснет.
       Промариновав порезанную кусочками свинину несколько часов с нарезанным кружками луком, я занялся изготовлением шампуров из бамбука. Мангал был устроен из нескольких кирпичей. К моему глубокому удивлению результат получился вкусный, но мало экономичный. Три кило мяса сильно ужарились, и немецкое семейство, состоящее из пяти человек с хорошим аппетитом, вместе со мной умяло шашлык, запивая его сухим вином, за один присест. Больше мне экзотичных русских блюд готовить не предлагали.
       Крысы и ястребы
       Мой приятель из Кали имел канарейку-самца. Называл он его сынком, полуиронически, полусерьезно, поскольку детей у него в семье не было. Сынок выходил из клетки, которая стояла около окошка, и прогуливался по полу, иногда перелетая по комнате. Перед этим всегда закрывалось окно. Делалось это потому, что прямо над окном на дереве жила пара каких-то небольших хищных птиц вроде ястребов. Вообще-то для Колумбии птицы не редкость, однако же такие хищники в городе действительно редки. Когда я спросил, откуда и как они взялись, оказалось, что жильцы дома скинулись на оплату какому-то специалисту, который ухитрился угнездить их на этом дереве (специальности, как видим, бывают очень странные и интересные). На вопрос "Для чего?" я получил интересный ответ.
       Дом был четырехэтажный, с подвальным помещением, чердачным пространством, вентиляцией. В доме завелись крысы, которые начали интенсивно размножаться. Отраву крысы обходили стороной. Завели кошку, но та сама крыс боялась. Тут жильцам посоветовали обратиться к специалисту по ястребам. Тот и устроил парочку ястребов жить на дереве, которое возвышалось над крышей. Как он объяснил, крысы, когда рожают крысят, вскоре после рождения должны вывести их обязательно на солнце, хоть на полчаса. До такой солнечной ванны крысята беленькие, а после нее сереют и не нуждаются больше в солнце. Во время этой прогулки ястребы и мамашу, и ее деток заклевывают.
       Крысы месяца через три исчезли полностью. А парочка птиц так и осталась там жить. Их подкармливали, чтобы не улетели.
       Сынок тот, однако же, умер. Завелись у него какие-то паразиты вроде вшей, которых приятель сначала не заметил под перышками. А когда приятель отнес его к ветеринару, и тот назначил мазь, было уже поздно.
       Черная кошка и почти слепой кот
       У господина немецкого профессора постоянно жили кот и кошка, а также регулярно заводились котята, которых он относил в университетский кампус. Кот был лет на двенадцать старше кошки, с катарактами на обоих глазах. Но что ему надо, видел. Жрать им давалось... Нет, правильнее: жрать им разрешалось все, что оставалось. И жрали они все. Исключением, то, чего они не лопали, были апельсиновые шкурки и лимоны. Все остальное сметалось по пути в ведро. Потому что на тарелках у господина профессора и его семейства очень мало что оставалось. Даже старичок-кот был шустрым, когда дело касалось пожрать. Ну и чего другого. А весна в Кали постоянная. Когда не лето.
       Кто-то говорит, что человек отличается от животных тем, что способен размышлять, употреблять орудия труда и способен к коллективным действиям. Для собак-охранников регулярно готовилась каша в кастрюле на 20 литров. Жена профессора ночью наблюдала, как кот и кошка слаженно снимали крышку с огромной кастрюли, то, что ни один из них не мог проделать в одиночку.
       Однажды откуда-то снаружи послышалось мяуканье кота. Это мяуканье усилилось до душераздирающего. Недолгие поиски показали, что кот сидит на крыше, а прыгнуть вниз не решается, поскольку вся собачья стая, которая так его любила, собралась внизу и с большим интересом ждала, когда он спрыгнет вниз. Пришлось снимать его с лестницей. А полез кот на крышу как-то углядев своими бельмастыми глазами, что на фасаде дома, под крышей, угнездилась колибри. Гнездо колибри пристроила на конце полуметрового прутика какого-то куста, растущего прямо из стены. Головка колибри регулярно торчала из гнезда-шарика. Добраться до колибри кот так и не смог, после чего начал яростно взывать о помощи.
       Еще о лютиках-цветочках
       У немецкого профессора во дворе был куст с просто одурманивающим запахом. Были на нем некрупные белые цветы. Он сказал, что это индийский жасмин. Листья у него, вроде (так он говорил, больше я таких оговорок делать не буду), обладают сильными анестезирующими свойствами: если засунуть кусочек пережеванный в дупло больного зуба, то боль прекращается практически мгновенно. Однако же свойства эти слишком сильные: если подержать жвачку в дупле или даже просто налепить ее на зуб на пару дней, то дальше этот зуб легко и безболезненно вытаскивается пальцами. Я аж подпрыгнул: незадолго до этого мне в Ростове вытягивали зуб, с долотом, устроив дырку в гайморову полость, после чего еще и попал на операцию по зашиванию дырки, очень малоприятную. Вот если бы мне эти листики тогда!
       А заодно во время этого же рассказа Юрген рассказал, что раз в пару лет у него идет нашествие муравьев, которые напрочь обжирают этот жасмин и кое-что еще в саду. Деревья и кусты там листья на зиму не сбрасывают одновременно. Вроде бы это что-то вроде взаимно полезного симбиоза.
       Маленькие слабости
       - Ты можешь занять мне немного? - спросил Хайме. - Очень нужно на пару дней!
       - Конечно могу!
       - Слушай, а ты никому не занимал больше?
       - Да нет, никто не спрашивал.
       - Смотри, не занимай деньги никому!
       - А почему?
       - Здесь долги никто не отдает!
       Посмотрев на меня, он добавил:
       - Но ты не бойся, я отдам. Я все-таки 7 лет прожил в Европе и приобрел другие привычки.
       Тот же Хайме как-то пришел опечаленный: младший брат надумал жениться! - Ну и что? - спросил я.
       - Квартиру ему нужно.
       - Ну и что? - повторил я свой вопрос.
       - Придется дать ему две тысячи долларов.
       - Почему так много? Это взаймы?
       - Нет, насовсем. Все родственники скидываются и оплачивают ему первый взнос на покупку квартиры в кредит. Отдавать не принято. Я старший в семье, поэтому мне надо дать больше всех.
       Колумбийская семья - это большой синдикат близких и дальних родственников. Когда что-то случается у кого-то, вся семья приходит на выручку. И Хайме знает, что если что-то произойдет с ним, то тоже родственники помогут. Родственные отношения в Колумбии можно назвать патриархальными. Прямо в ночь под Рождество Хайме пригласил меня пойти к его родственникам. Мне было любопытно, и я согласился. Оказалось, что это не поездка в один дом, а целая серия поездок. После смерти отца Хайме стал самым старшим в семье. А потому на праздники он должен был посетить каждого из своих братьев и сестер и посидеть у каждого во главе за столом. После второго по порядку празднования в течение двух часов, мне ужасно захотелось спать. Меня отвезли домой, а Хайме продолжил осенять своим присутствием одну родню за другой.
       Я уже говорил, что Колумбия это страна всеобщего завтра - маньяна. Все дела переносятся на завтра, все обещания относятся только к завтрашнему дню, почти никогда на сегодня. Но живут и радуются колумбийцы сегодняшним днем. В этом имеется своя мудрость: большинство русских всю жизнь готовится хорошо жить всю будущую жизнь. А когда получают хорошую жизнь, если получают вообще, то обнаруживают, что жизнь практически прошла. В Колумбии относятся к жизни иначе. Знакомый колумбиец рассказывал, что к его дяде, владельцу небольшой процветающей фабрики, пришел с предложением расширить производство местный немец. Он сказал, что имеется очень большой рынок сбыта продукции фабрики в Европе, что можно быстро удвоить и утроить прибыли и что он готов внести деньги на расширение производства, чтобы участвовать в прибылях. Дядя только спросил:
       - А что, мне тоже придется работать вдвое больше?
       - Ну конечно!" - ответил немец.
       - Нет, - сказал дядя, - мне и так жить хорошо, а выбиваться из сил, чтобы заработать какие-то деньги я не намерен!
       Другой пример жизни колумбийцев сегодняшним днем привел все тот же Юрген. В Колумбии имелась программа поддержки среднего класса. Государство давало большие кредиты на покупку жилья, если ты можешь доказать наличие постоянных доходов. Кредиты эти были под относительно небольшой процент, лишь немного выше инфляции. Словом, кредит это очень здорово, но он должен быть истрачен точно по назначению. Дали тебе его на покупку дома, изволь его на это и потратить. А если не потратил, то начинаешь платить огромные проценты. Приятель Юргена имел небольшой книжный магазин в центре города. Сам жил за городом. Получил в кредит тысяч шесть долларов (естественно, в песо) на покупку жилья. На радостях, вместо того, чтобы отнести чек в какую-либо строительную организацию, обналичил его и начал пировать с друзьями и приятелями. К концу месяца с деньгами было покончено. Надо было отдавать квитанцию об уплате за жилье в соответствующее кредитное учреждение либо платить те самые огромные проценты. Взволнованный коммерсант прибежал к Юргену с просьбой занять ему деньги. "Да ты же их опять со своей компанией, на радостях, прогуляешь?" - спросил Юрген. Колумбиец подумал и задумчиво произнес: "Наверное..."
       А куда вы бежите, когда вытаскивают пистолет?
       Идем мы с Хайме по большому супермаркету спокойно, всё разглядываем. Как вдруг все покупатели торопливо побежали к выходу, причем все в одном направлении. Хайме схватил меня за руку и потащил туда же. - Что, собственно, происходит? - начал я спрашивать.
       - Потом, потом объясню, - сказал Хайме, продолжая тащить меня за руку. Мы почти бегом выскочили из супермаркета и, наконец, остановились.
       - Так что произошло? - снова спросил я.
       - Там, около кассы, в дальнем конце зала, поссорились два мужчины, и один из них вытащил пистолет.
       - Ну и что? - наивно спросил я.
       - Раз вытащил, то большая вероятность, что будет стрелять. А когда стреляют, то попасть могут в кого угодно.
       - И часто у вас стреляют?
       - Достаточно часто! А когда стреляют, то лучше бежать.
       Заметили разницу между русскими и колумбийцами? Помните зощенковское "Что за шум, а драки нет?" В России на шум толпа сбегается. В Колумбии от шума толпа разбегается.
       Оружие в городе разрешалось носить с собой по будним дням тем, кто имел на него разрешение. Стреляют, особенно после пары бутылочек пива, очень легко. Возможно, частично этим объясняется отсутствие скандалов в очередях в магазинах: попробуй покричи, если твой оппонент может вытащить пистолет и пристрелить тебя. Дома оружие держат многие. Обворовывать квартиры здесь занятие опасное. Если хозяин обнаружит вора внутри дома, он его может безнаказанно пристрелить. Однако же стрельба на улице слышится не очень часто. Правда однажды Хайме пришел очень взволнованный и сказал, что его только что чуть не пристрелили. Полицейский гнался за вором и стрелял. Хайме оказался на линии огня и упал на землю. Хайме говорит, что одна из пуль срикошетировала об асфальт неподалеку от него.
       Как и в России, в Колумбии случаются бандитские разборки, во время которых страдают невинные люди. Например, в Кали мне показали гимнастический зал за огромным стеклом с дырами от выстрелов. Бандиты имели зуб на хозяев этого зала, пришли с автоматами и расстреляли всех, кто там в это время занимался, заодно с директором и тренером.
       Отношение к смерти в Латинской Америке спокойное. Перед первой поездкой в Колумбию я разговаривал с кубинкой, работающей в Ростове долгие годы. Я сказал, что в Кали часто бывают землетрясения, что можно погибнуть. "Ну и что? - меланхолично сказала кубинка. - Это же быстро, и когда-то умирать всё равно надо!"
       У Юргена и его жены прямо на глазах в парке украли автомобиль. Юрген пошел в полицию заявлять о краже. Первое, что сказал ему полицейский, записывающий показания, было: "Ничего не понимаю! А почему они вас не пристрелили?"
       Ну вот, ухлопали нашего Эскобара
       "Ну вот, ухлопали нашего Эскобара, - задумчиво произнес Хайме, потягивая из бутылочки пиво, - и все счастливы: правительство счастливо, телезрители счастливы и семья счастлива." "А семья-то с чего счастлива?" - недоумеваю. "А как же? - говорит Хайме. - Теперь они получат наследство Пабло, уплатят с него налоги и всё - будут теперь они законные и официальные мультимиллионеры." "Это как? - спрашиваю. - Неужто это по закону?" "Ну да, - говорит Хайме, - заплатил налоги и живи спокойно."
       Футбол
       За окном вдруг послышались громкая стрельба и рев толпы. Что это? Рреволюция? Военный переворот? Еще недели не было, как я приехал в Кали, поэтому я опасался всего, что угодно, в этой большой банановой республике Колумбии.
       Оказалось, что это неопасно: шла трансляция матча чемпионата мира по футболу, колумбийская команда только что забила гол. В тот год ожидания колумбийских болельщиков, а к таковым относится большинство колумбийцев, были самыми радостными. Считалось, что Колумбия должна стать чемпионом мира, потому что во всех предварительных матчах ее сборная легко победила и аргентинцев, и еще много кого. Следом за первым мощным взрывом эмоций больше ничего серьезного не последовало. Только вскрики всего города, когда очередной колумбийский форвард прорывался к воротам. Потом город, как единый организм, разочарованно вздыхал, поскольку ничего за тем не следовало. Когда на следующий день я пришел на факультет, обсуждения матча были вялые. Господа профессора считали, что проигрыш это случайность. Что вот как только "наши" заиграют в полную силу, так от всех только мокрое место останется. Однако ожидания не оправдались. А уж когда колумбийцы продули слабой студенческой команде США, то наступил траур. Во время одного из матчей кто-то из колумбийских защитников забил мяч себе в ворота. Поступило несколько угроз убить этого защитника, хотя он и был одним из самых известных футболистов Колумбии. Бедняга даже не рискнул возвращаться со всей командой, потому что знал, что такими угрозами в Колумбии просто так не бросаются. Господа университетские профессора были в шоке, даже кофе потеряло свой вкус и аромат для них на долгое время. Однако время лечит всё. Забылся тот чемпионат с его досадным результатом. Начался чемпионат внутренний. И снова эмоции забили через край. Город прилипал к телевизорам, когда играла любимая городская команда. Слушаешь трансляцию матча по радио и вздрагиваешь. Оказывается, всеми любимый комментатор Николай Озеров был не единственным, кто целую минуту мог кричать в эфир "Гоооооооооооооооооол!" Колумбийские комментаторы все кричат так же и то же самое, когда гол забивает их любимая команда. В понедельник начиналось обсуждение матча за кофе. "А он как вдарит! - А он как...!" - наверное так можно было бы перевести на русский эти обсуждения. Кое-кто матч обсуждал и не в понедельник, а сразу в субботу, когда он только состоялся. Обсуждения бывали очень бурными. Статистика говорила, что в субботу-воскресенье в Колумбии было около тридцати убийств при подобных разборках еженедельно. Страсти просто кипели.
       Колумбийские болельщики - страшные люди. Если сообщаешь, что ты футболом не интересуешься, то как личность ты перестаешь существовать для своего собеседника. Один местный футболист-негр вдруг стал белокурым. С ростом его популярности стали популярны белые парики. Производство и продажа таких париков пережили настоящий бум!
       Здесь футбол не только смотрят, в него еще и играют! Профессор отделения математики спросил, не играю ли я в футбол: им не хватало защитника в матче против отделения геологии. Другой весьма степенный и положительный профессор математики сказал, что в молодости играл в футбол профессионально.
       Вы слышали, что такое тропический ливень? Это когда на тебя выливают бочку воды за полминуты. Только бочка эта бездонная, и вода льется час или два. Спицы зонта не выдерживают, да и рука устает, поскольку сверху зонта стоит несколько сантиметров воды, не успевающей сбежать. Я один раз попал под такой ливень в Кали на улице, а в другой раз был дома. Черепичная крыша была наклонена под углом градусов сорок, каждая черепица была в длину сантиметров 60. Вода стояла таким слоем, что, похоже, переливалась за верхний край черепиц. С потолка у меня вода лилась полосами, так что я не знал, куда пристроить матрас от кровати, чтобы он полностью не промок. А в это время, прямо у меня под окном, 16-17-летние парни продолжали гонять мяч как ни в чем не бывало. Слой воды на поле за окном был сантиметров двадцать высотой. Мяч плыл. Брызги от ударов по мячу не летели потому, что их тут же прибивало дождем. Парни ушли с поля, когда дождь давно окончился и стало темнеть. Цвет футболок, трусов и тела был одинаков, потому что к концу матча они просто месили грязь.
       Недавно местный футболист средней ноги застрелил своего соседа. Что и как между ними произошло - ни в прессу, ни на тв не попало. Остался только факт: великий футболист лет двадцати, проиграв матч, был в таких расстроенных чувствах, что вытащил пистолет и пристрелил сквозь стекло машины своего соседа, который, видимо, пытался в ней спрятаться. Футболиста арестовали. Журналистам он сообщил, что он очень расстроен, что причинил такое горе своим родным. После чего в тв-камеру попросил прощения у родителей покойного. Следствие шло два месяца. Судья решил, что всё это произошло от расстроенных чувств и что великий футболист должен выплатить компенсацию родным убитого. 150 миллионов песо, около 75 тысяч долларов. В рассрочку. По тв показали тетку убитого, которая сказала, что не нужны им эти деньги, что им нужно, чтобы было наказание. И тут же по тв принялись обсуждать, успеет ли великий футболист принять участие в ближайшем матче.
       Кали
       Эти записки писались в самое разное время. Когда я жил в Кали, то видел всякие мелочи. В целом я этот город увидел через несколько лет, когда поехал туда на конференцию.
       По дороге из аэропорта в Кали встретился памятник. Он мне напомнил многочисленные подобные памятники в России, не хватало лишь кепки в протянутой руке. Кстати, в Колумбии часто можно встретить аналоги российских памятников. Издали смотришь - Пушкин. Подойдешь поближе - колумбийский герой-генерал. Российские художественные институты и академии подготовили несколько известных в Колумбии скульпторов, а бронзовые и каменные Пушкины - напоминание о братских связях Латинской Америки и СССР.
       Над дорогой, проходящей мимо центрального входа в университет, висит транспарант "Gran Temporada Telka!" Для меня так и осталось неизвестным происхождение этой "телки". Возможно, что оно и русское, как в Боготе, где на одном из больших домов огромный плакат возвещает "Kozel". Какого козла имел в виду заказчик плаката, для меня так осталось неизвестным.
       Такая ужасная ужасная Богота
       Когда мои коллеги из университета дель Валье, Кали, начали собираться на конференцию в Боготу, я услышал множество страшных историй-советов. Например, что при выходе из аэропорта в Боготе надо держать ухо востро. Что на приезжающих с чемоданами могут напасть бандиты и отобрать багаж. Да не просто так, а что были случаи, когда велосипедной цепью перебивают руки и чемоданы уволакиваются чрезвычайно быстро. И что когда сдаешь чемодан на весы, то стоит отвести глаз, как его могут утащить. Что грабители нападают днем и ночью. Позднее эта страшная картина дополнялась газетными сообщениями о наркоторговцах, взрывах на улицах Боготы, партизанах и многом другом.
       Поэтому когда через несколько лет я по контракту ехал работать в Национальный университет в Боготе, мне, да и жене, было несколько не по себе. Состояние было... Оно мне напомнило детство, когда мои малолетние приятели, услышав, что я с родителями перебираюсь из Сталинграда в Ростов-на-Дону, заявили: "Ты что! В Ростове живут одни только бандиты и убийцы!"
       В Боготе нас с женой встретил Диего, старый знакомый, у которого квартира пустовала почти всё время, поскольку он жил и работал в другом небольшом городишке, а в Боготу попадал наездами. Мы там поселились и прожили больше месяца. Под влиянием страхов мы с женой старались не ходить по улицам, особенно по пустынным, постоянно озирались и в каждом встречном видели наркомана-грабителя. Особенно страшными выглядели гамины, колумбийские бомжи. Они сильно отличаются от российских бомжей по виду. Один раз увидев гамина, больше не ошибешься. Гамины надоедливо пристают на улицах, требуя монетку, и не отстают, пока им не дашь. Если рано утром видишь кучу мусора в каком либо углу под домом, то это почти наверняка спящий под рогожей гамин. Чаще они бывают накрыты полиэтиленом. Полиция гаминов обычно не трогает. Гамины, не имея никакой собственности, часто имеют собак, с которыми спят рядом.
       Собаки в Колумбии чувствуют себя хозяевами улиц. Они могут валяться где угодно, даже на людной улице. Собак в Колумбии уважительно называют на "вы" - Usted.
       Скоро мы познакомились с семейством русского профессора, который прожил в Боготе года два. И услышали душераздирающие рассказы о том, как кого-то ограбили на улице, кому-то подсыпали наркотик в кафе и очнулся он с пустыми карманами и без документов, кому-то в такси бжикнули в лицо чем-то наркотическим, и с теми же последствиями: очнулся - голова трещит, а в карманах пусто. Апофеозом была история как у одного нашего соотечественника срывали мобильник, и, когда он резко повернулся от неожиданности, увидел перед собой беременную колумбийку, которая воткнула нож ему в живот. Дальше шел рассказ, как его узнал владелец магазинчика, перед которым это случилось, как его отвезли в больницу и слупили за операцию шесть миллионов песо, что было больше, чем три тысячи долларов. Кстати, позднее я с потерпевшим познакомился, и весь рассказ оказался чистой правдой.
       Еще более усилились наши страхи, когда примерно через месяц по приезду рано утром зазвонил телефон, и наша знакомая с волнением спросила: "Лёня пошел в университет?" Услышав отрицательный ответ, она воскликнула: "Слава Богу! И пусть не ходит. Только что около нас произошел взрыв, есть жертвы! Ааа - вот, я вижу, показывают по телевизору это место. Это переходной мост к университету. То ли три, то ли четыре жертвы." Естественно, что я сильно призадумался. До этого я каждый день ходил именно через этот мост около 8 часов утра. Взрыв был в 8:10. Но в тот день я впервые собирался идти к девяти часам. Даже закралась шальная мысль, что, может, это специально... Позднее оказалось, что один из террористов сам оказался жертвой взрывов. Были заложены две бомбы, одна взорвалась, вторая нет. И когда он пошел проверять, что случилось со второй бомбой, она взорвалась. Всего там погибло 4 человека. Оцепленное полицией место взрыва показали по колумбийскому телевидению. Как мне сказали, его показали и все ведущие телеагентства новостей мира. Так что стало совсем страшно. Словом, я почувствовал себя как кот моего знакомого, которого первый раз в жизни вынесли на улицу и отпустили на травку: он пополз на брюхе от страха!
       Говорят, что в Боготе живет 3000 русских., в число коих включаются абсолютно все национальности, проживавшие в СССР. Много музыкантов, значительно меньше профессоров. Основная часть бывших русских попала сюда путем женитьбы-замужества: в СССР училось много иностранцев, были и колумбийцы, которые привезли своих половин на Родину. Еще одним источником, как утверждают, были члены команд советских судов, посещавших Колумбию, хотя я и не встречал ни одного человека, который остался таким способом. Ну и, конечно, посольские и торгпредские господа, которые держатся особняком от всей прочей бывше-советской братии. Как и в России, все русские держатся разобщено, кучкуются лишь относительно небольшими группами. Члены разных групп встречаются почти случайно. Однако что бы ни случилось с кем-то из соотечественников, об этом знает вся русская Богота, хотя, может, и с искажениями. Почти ничего не остается неизвестным из "крупных" событий, касающихся ко-патриотов. Например, сюда из России приехал на месяц симпатичный интеллигентного вида молодой человек. Как-то так получилось, что за месяц пребывания он поменял квартиру пару раз, что стало известным. Потом разнесся слух, что молодого человека опоили каким-то наркотиком в кафе и ограбили, забрав деньги и документы. Несколько позднее выяснилось, что молодой человек пытался "познакомиться" в кафе с девицей.
       Словом, мирок русских в Боготе небольшой, а все подобные образования обрастают своими легендами и ужасными историями, которые рассказываются всем новичкам. Новички боятся и шагу ступить, чтобы не влипнуть в какую-нибудь страшную историю. Однако жить надо, а жить всего боясь очень тяжело. Поскольку в число моих знакомых попали не только всего пугающиеся русские, но и местные колумбийцы, то я их начал расспрашивать, а не боятся ли они здесь жить и ходить по улицам. Ответ был отрицательным. Мне сказали, что есть кварталы на юге Боготы, куда иностранцу лучше не соваться, есть кварталы наркоманов и воров. И естественно, что там ограбят и изобьют и никто не попытается вмешаться. А в центре города и на севере происшествия чрезвычайно редки. Трое колумбийцев, с которыми я разговаривал на эту тему, сказали, что за всю долгую жизнь в Боготе с ними ни разу не случались серьезные неприятности. Более того, оказалось что те самые русские, которые рассказывали ужасные истории с круглыми глазами, спокойно ходят поздней ночью в рестораны, хорошо пьют, и ничего с ними не случается как правило. Так что жизнь у них делится на две части: в одной они живут спокойно, не думая ни о каких кошмарных происшествиях, а в другой обожают рассказывать жуткие сказки новичкам-соотечественникам.
       Первые дни моя жена боялась отпускать меня одного. Она сопровождала меня в университет, даже на территории университетского кампуса. В магазин мы шли только вместе. Ее первый самостоятельный поход в магазин, расположенный за сто метров от нашего дома, рассматривался как выдающийся подвиг. Прошла пара-другая месяцев, и от начального испуга перед этой таинственной жизнью не осталось почти ничего. Хотя когда моя жена возвращается домой в полной темноте по не слишком оживленным улицам и заявляет, что она решила подышать воздухом, то невольно вспоминаешь, что только вдоль той улицы, где она прошла, имеется пара десятков публичных домов, в двух кварталах от нас стоит большая команда марьячис (это уличные певцы и музыканты, в униформе под мексиканцев прошлого века, за которыми приезжают со всей Боготы, чтобы они сыграли и попели на свадьбе или каких других торжествах, и у которых, по рассказам колумбийцев, всегда можно купить наркотики). В таких случаях жена получает выговор за доставленные волнения, но выговор действует не более одного дня.
       Гамины, которые поначалу казались дикими и опасными, конечно, не стали чище, а их пронзительные гнусавые голоса, выпрашивающие деньги, не стали мелодичнее. Однако мы привыкли к своему местному гамину, слабоумному калеке, который ночует регулярно на ступеньках здания банка, и никто его не гонит оттуда, а местные жители и владельцы ресторанчиков его подкармливают. Услышали историю, как один русский (кстати, тот же самый, которого пырнули ножом) повздорил с гамином: гамин слишком назойливо выпрашивал деньги, а наш товарищ не хотел их давать. И даже оттолкнул гамина. Тот поднял ужасный крик, на который тут же сбежалось штук тридцать гаминов. Наш соотечественник, геофизик с бурной биографией, побывавший и в воюющем Афгане, и во Вьетнаме и еще где-то, ожидал, что его начнут бить и колотить. Однако банда гаминов только орала. Более того, они позвонили в полицию, и прибывшие полицейские арестовали нашего несчастливого землепроходца, поскольку все гамины дружно засвидетельствовали бандитское нападение на своего товарища. И пришлось его знакомому-русскому прибыть в полицию и заплатить штраф, чтобы выпустили бедолагу.
       Естественно, что в Боготе изрядное количество воров. Это следствие огромной безработицы в стране. И естественно, что иностранцев, которые видны за три километра, грабят с большим удовольствием, потому что иностранцы в Боготе, как и в России, все считаются богатыми. Ограбили и мою жену, и жену нашего знакомого. Метод ограбления был типичен для всей Латинской Америки. Компания воров состоит из нескольких человек. Один из них смачно плюет из трубочки (имеются варианты, когда плюют какой-то гадостью, напоминающей подарок, оставленный птичкой с неба) на спину или голову прохожего. Тут же подбегают один-два помощника, которые начинают предлагать салфетку вытереть это безобразие, тормошат жертву и вытягивают кошелек и все ценное, что попадается под руку. Хотя были и случаи похуже, когда к животу приставляется нож и его обладатель просит отдать все, что имеется в карманах, а у женщин на руках и в ушах. Поскольку колумбийцы больших денег и дорогих драгоценностей не носят, то добыча обычно стоит несколько долларов. Впрочем, этого для грабителя достаточно, потому что большей частью таким способом добывают деньги наркоманы, которым надо 200 песо на порцию наркотика (цена одного американского доллара поднялась с 2000 песо до почти 3000 за последние два года).
       Но такие происшествия бывают довольно редко в благополучных кварталах Боготы. Жизнь там идет спокойная, неторопливая, что особенно хорошо видно по явно не голодающим бродячим собакам, которые никого не боятся и могут валяться где угодно на улицах на пешеходной части. Впрочем, спокойные собаки типичны, наверное, для всей Латинской Америки. В Сальте в Аргентине меня просто умиляла одна псина, которая целыми днями валялась на тротуаре на центральной площади. Там было очень много народа, особенно к вечеру, и все старательно обходили собаку, чтобы на нее не наступить. Однажды я сильно пожалел, что у меня не было с собой фотоаппарата. В Боготе, на 19й улице, на одной из самый оживленных улиц, вблизи центра города, часа в три дня мирно спал гамин в обнимку с большой дворнягой. Мимо шли люди, полицейские, и никто не беспокоил эту милую парочку.
       Не следует думать, что полицейские здесь совсем добродушные. Иногда видишь, что они останавливают каких-то подозрительных для них личностей и перетряхивают их сумки, видимо, ожидая найти наркотики. Однако это происходит не слишком часто, а те, кого они останавливают, явно относятся к разряду подозрительных личностей.
       Граждане США, которых здесь называют янки или грингос, считают Боготу страшным городом, чрезвычайно недружественным для них. Основания для этого мнения действительно имеются: колумбийцы не любят североамериканских соседей, хотя огромное число состоятельных и не слишком состоятельных жителей Колумбии перебралось жить в США, в основном, в Майами. Одни перебрались, чтобы получить более спокойную жизнь, поскольку в Колумбии идет нескончаемая гражданская война, другие в надежде подзаработать, поскольку плата за одну и ту же работу в США значительно выше, чем в Колумбии.
       Слава ужасной Боготы так велика, что недавно из России прибыла команда очень популярной телевизионной программы. Им нужно было заснять трупы в Боготе, крупных наркоторговцев и тому подобные прелести. Они были чрезвычайно разочарованы, когда им сказали, что на улицах трупов нет, еще более разочарованы, когда им сказали, что даже в местах боевых действий в провинциях их не слишком много, но что их туда, уважаемых, никто не пустит. "Да, - воскликнул оператор, - вот недавно мы были в Сомали! Вот это были съемки! Засняли мгновенно всё, что нам было нужно. А тут..." Кончилось тем, что им посоветовали закупить видеосъемки местного телевидения, где имеются и трупы, и всё остальное. С тем бравая команда и отправилась на Родину.
       Иностранцев в Колумбии не слишком много, они сильно отличаются от местного населения. И большинство простых колумбийцев иностранца, не похожего на немца, почти всегда принимают за янки. В результате новоявленный янки получает далеко не самое дружелюбное обращение, например, в магазинах. Моя жена хотела что-то купить в большом книжном магазине и не могла найти необходимой вещи. Она обратилась к продавщице за помощью, та махнула куда-то неопределенно в сторону, куда надо было идти. Другой продавец поинтересовался, что нужно этой сеньоре. Продавщица объяснила ему, что нужно этой гринго, не умеющей говорить по-испански. Рассказ не произвел особого впечатления на продавца, и он начал что-то говорить моей жене, объясняя, в какой угол магазина надо пройти. Однако моя жена, услышав "гринго", гордо заявила, что она не гринго, а русская (soy rusa). Эти слова произвели магическую перемену: сияющая продавщица сама провела мою жену в нужное место и, без умолку треща что-то, начала демонстрировать всё, что они имели из необходимого. На зданиях национального университета в Боготе во многих местах написано, что янки должны убираться домой. При том, что никаких янки в университете нет, а если и есть, то чрезвычайно немного.
       Неторопливый темп жизни Боготы, видимо, вызван климатом. Богота находится на высоте 2600 метров на уровнем моря. Когда я только приехал, мне было удивительно видеть людей в шерстяных перчатках, замотанных шарфами, в теплых куртках и свитерах. По градуснику температура была семнадцать - девятнадцать градусов днем. Однако горное солнышко припекало крепко, и я ходил в рубашке с короткими рукавами. Но уже месяца через три я начал одеваться потеплей, а потом и вовсе ходил в теплом свитере или костюме всё время. Как-то Богота ухитряется вытягивать из тебя тепло, даже когда кажется, что жарко.
       Вначале архитектура Боготы показалась мне просто ужасной. Точнее, ужасным было отсутствие всякой архитектуры. Маленькие домишки прилепились к большим, дома современной застройки соседствуют с старыми домами неряшливого вида. Однако с течением времени ко всему привыкаешь, а этот беспорядок, наследник арабских кварталов, даже начинает нравиться. Строгое единообразие современных благополучных городов тоже действует на нервы, когда приходится его видеть ежедневно. В разнообразии есть своя прелесть.
       Оказалось, что неподалеку от дома, где мы жили, в небольшом старинном одноэтажном доме расположилось кафе со странным названием "Уголок друзей Танго". Когда нас туда привели как бы на экскурсию, оказалось, что название точно соответствует содержанию. Это кафе уже много лет является и кафе, и маленьким театром танго. Плата за вход была относительно небольшой, 3000 песо в будний день и 5000 на выходные. Посетители приходили после девяти часов вечера, усаживались, заказывали немного вина и закуски, и начиналось представление. Оказалось, что танго - это не только сладостные звуки и пение "Бесамэ, бесамэ мучо" (а что еще могла написать 16-летняя школьница, кроме того, что ей очень хочется, чтобы ее крепко целовали?), но это и достаточно продолжительные с крепкой стихотворной основой песни, по содержанию вполне сравнимые с песнями наших бардов. Пели танго поодиночке и дуэтом, несколько профессиональных пар исполняли танец-танго. Всё было на высоком профессиональном уровне, танцы в высоком темпе, со страстными движениями под звуки небольшого оркестра, а кое-что и под магнитофон. Танго для многих латиноамериканцев - это вся жизнь, что я уяснил из серии телевизионных передач, где брались интервью у самых разных людей, обычных, людей искусства и даже из бизнеса, которые танцуют танго всю жизнь.
       Кстати о телевидении. По многим программам можно услышать классическую музыку, увидеть игру симфонического оркестра. Массовая классическая музыкальная культура легко разрушается, как это было проделано России. По колумбийскому телевидению регулярно идет серия симфонических концертов для детей, где им объясняется, как играют инструменты, рассказывается о различии музыкальных жанров, объясняется наглядно и весело, что и как можно изобразить музыкальными фразами. И детям это нравится! В 1993 году, когда я жил в Кали, отовсюду звучала только сверхгромкая сальса, и в такси, и в магазине, везде. Сейчас я часто слышу, как из маленького магазина доносятся звуки какого-либо скрипичного концерта. И это очень здорово, что, стоя в очереди в кассу, можно услышать как сзади тебя кто-то негромко напевает популярную мелодию из классики.
       В Боготе имеется огромное здание оперного театра, не уступающее лучшим оперным театрам мира. В нем выступают местные и приезжие артисты. В национальном университете имеется зал примерно на 1000 человек, с замечательной акустикой. Здесь городской симфонический оркестр дает еженедельные концерты. Оплата для студентов почти символическая. На концерты оркестра публика приходит слушать, а не показывать себя и свои украшения. Слушатели знают хорошо исполнителей, среди которых, кстати, немало наших соотечественников. Этот симфонический оркестр играет на уровне лучших российских оркестров при полном зале. Иногда мест даже не хватает, но это чаще происходит, когда выступают артисты более привычных для Латинской Америки форм, например, артистов из того же кафе "Танго", либо гитаристов-виртуозов, которых мне там довелось слушать однажды.
       Улицы и улочки Боготы
       Говорят, что знаменитая одесская песня в первоначальном варианте начиналась так:
       На Боготяновской открылася пивная,
       Там собиралася компания ...
       Боготяновка была расположена в нынешнем Кировском районе моего родного Ростова-на-Дону. Здесь было полно маленьких домишек, полуразрушенных временем, многие жители Боготяновки отсидели по тюрьмам годы и годы, а многие обитающие там существа женского рода, интересуются лишь, где бы еще раздобыть выпить. Я там бывал редко и особой охоты побывать еще никогда не испытывал. Кто бы мог подумать, что я стану когда-либо, хоть временно, боготанцем (или боготинцем?)?
       Итак, улицы. Богота расположена на высоте 2600 метров на огромном плато. Она примыкает к горной гряде, идущей с севера на юг, однако горная линия не является прямой. Вдоль гор идут улицы, которые называются carreras (дороги), они нумеруются цифрами, начиная от гор. Перпендикулярно им идут собственно улицы, называемые calles. Их нумерация идет от исторического центра Боготы, где расположен президентский дворец и многие официальные учреждения. Когда начинаются какие-либо волнения, то все они проходят в этом центре - демонстрации, полиция и пр. Остальная Богота узнает о них лишь по телевизору. Улицы все нумеруются по порядку. Например, один из адресов Cr 17, #5-20. Означает это, что от угла пересечения carrera 17 и calle 5 надо пройти примерно 20 метров вдоль карреры 17, и увидишь нужный дом. Конечно, эти 20 метров от угла условность. Дом может оказаться и в 5 метрах и в 50 метрах от угла - никто их никогда не измерял реально. Такая строгая геометрия адресов очень удобна, если бы не было маленьких проулков с номерами типа 63b, длина которых иногда 50-100 метров, диагональных переулков, да еще разделения города на северную часть и южную, где все адреса дублируются. Впрочем, иностранцы живут, в основном, в северной части, а на юг заглядывают редко.
       Магазинчики, продающие однотипный ассортимент, расположены кварталами: квартал сумок и чемоданов, квартал зоомагазинов, квартал хозяйственных мелочей...
       Снова о Боготе
       Как-то мне рассказывали историю Боготы. Давно это было, и большая часть просвистела мимо уха.
       Поэтому я вынужден детали опустить, но то, что мне самому тогда показалось интересным, сейчас напишу.
       Началось все с того, что господа конкистадоры, сидящие в это время в Картахене, услышали, что имеются места, где золото можно грести лопатой. И отряд из шестисот человек во главе с благородным Фиг знает де кем двинулся внутрь нынешней Колумбии вдоль речек. У них были проводники. Тем не менее, пройдя достаточно приличное расстояние и затратив на это приличное время, они остановились где-то не очень далеко от Боготы, когда у них оставалось уже 200 человек. Остальные умерли по пути. Естественно, что мне называли это место, но это и есть, что улетучилось как дым из памяти. Конкистадоры оставили в этом где-то гарнизон, а еще человек тридцать пошли вперед и достигли плато в горах, на котором и расположена сейчас Богота. Там жили индейцы муискас, о которых я уже писал. Были они мирные, смотрели на небо и ни с кем не воевали. Конкистадоры произвели на индейцев наилучшее впечатление. В отличие от многих других мест, где конкистадоры уничтожали людей тысячами, здесь они вели себя очень дружелюбно. Индейцы их просили научить чему-нибудь, что те сами умели. Кони тоже произвели на индейцев впечатление.
       В какой-то момент эта великолепная тридцатка спросила индейцев, не будут ли те протестовать, если они поделят эти земли между собой. У индейцев права собственности не существовало. Они лишь спросили, а означает ли это, что они, индейцы, могут там ходить, охотиться и т.д. Конкистадоры ответили, что конечно. Поэтому индейцам было абсолютно все равно, что эти странные люди напишут в своих бумажках. После чего конкистадоры поделили плато Боготы на части и оформили это юридически в стиле "от этого холма до того - владения Педро, от того до сего - Хулио". И в итоге, когда все начало цивилизовываться, а Богота становиться городом достаточно больших размеров, обнаружились знатные и чрезвычайно богатые колумбийские семейства, владеющие огромными кусками Боготы.
       Думаю, что когда этот дележ происходил, выглядел он не менее экзотично, чем когда в наше время делят территории на Марсе, Венере или на Солнце. Словом, уважаемые граждане, имеется возможность облагодетельствовать своих потомков. Только надо грамотно юридически это оформить.
       Такси-блюз
       Говорят, что в Боготе достаточно вытянуть руку с призывным жестом в закрытой комнате (но я сам не рисковал пробовать), как откуда-то нагрянут штук пять такси. На улице полное впечатление, что число такси и автобусов троекратно превосходит число всех жителей. Может я и преувеличиваю, но не более, чем раза в два.
       Такси носятся по Боготе в поисках пассажиров. Все такси желтые. Проезд в них относительно недорог: если ехать вдвоем-втроем, то на небольшом расстоянии цена будет сопоставима или даже меньше стоимости проезда автобусом.
       Среди таксистов можно встретить людей любой специальности и квалификации. Ситуация здесь такая же как в России среди менеджеров и продавцов: заработок таксиста выше, чем если работать по специальности. Плата за поездку - по счетчику. Однако счетчик показывает не сумму в деньгах, а что-то другое. Если в вас признают иностранца, который плохо ориентируется в городе, то дальше всё зависит от фантазии водителя: он может просто назвать сумму раза в два больше, чем должен получить. Но если водитель совестливый, то он отработает эту сумму, добросовестно откатав вас по разным переулкам, куда вовсе не надо было заезжать.
       Однако для кармана среднего местного жителя такси, все-таки, дороговато. Большинство пользуется автобусами. Автобусы - это бедствие Боготы, хотя и удобное для её жителей, поскольку автобусы плывут по улицам непрерывным потоком.
       Хотя на улицах имеются специальные остановки автобусов, однако остановить автобус можно в любой точке, подняв руку. Завидев поднятую руку, водитель автобуса тормозит даже при переезде запруженного перекрестка. Автобус рванет к потенциальному пассажиру из любого ряда и положения. Особенно лихо это проделывают водители автобусов в Кали, иногда сворачивая к обочине, чтобы подобрать пассажира, под углом градусов в сорок пять. Число инфарктов из-за подобных поворотов следующих за ними водителей осталось неизвестным, но, скорее всего, превышает число инфарктов по всем другим причинам.
       Заходя в автобус, поворачиваешь животом вертушку-счетчик, подобную тем, что стояли в советское время на проходных заводов и фабрик. Помнится, в одну из первых своих посадок в автобус, увидев, что вертушка немного повернута, я сначала довернул ее рукой, а потом прошел, повернув ее еще на четверть оборота. После чего водитель громко и четко объяснил, что он думает... Поскольку в испанском я не был силен, то не смог оценить всей красочности выражений в полной мере. Хотя и догадывался об их общем смысле. Сопровождающий же меня товарищ сообщил, что мой первый жест рукой должен быть оплачен в полном размере стоимости проезда. С тех пор я красивых жестов в автобусе стараюсь не делать.
       Чтобы пассажиру выйти из большого автобуса, ему следует нажать на кнопку возле задней двери. И автобус тут же остановится, проехав самое большее десяток-другой метров, если только он не находится возле перекрестка с горящим зеленым светом. Но даже и тут водитель может остановить перед перекрестком.
       Автобусы бывают самые разные. Бывают относительно современные, а бывают и такие, которые участвовали в перевозке динозавров в юрский период. Обычно сзади они снабжены выхлопной трубой, которая до этого стояла на небольшом океанском пароходе. Говорят, что газовый след некоторых экземпляров автобусов Боготы можно обнаружить даже в районе Антарктиды. В этом они конкурируют с российскими тепловыми электростанциями. Я видел снимок со спутника дымка от Новочеркасской ГРЭС, который тянулся до Киева. Но все-таки большинство автобусов Боготы не могут составить реальной конкуренции этой ГРЭС - легкая дымка вряд ли дотянет даже до соседней улицы:
       Некоторые говорят, что автобусы ездят. Но это неверное выражение. Автобусы летят. Причем летят с максимально возможной скоростью. Обогнать автобус могут только мотоциклы либо другие виды транспорта, которые не боятся пробок на улицах
       Однако в Боготе есть автобус, которым жители города гордятся. Называется он TransMilenio
       Это нечто вроде наземного метро. Зайдя на одной из посадочных станций, можно пересаживаться на другие автобусы TransMilenio внутри таких станций без покупки дополнительных проездных карточек. Этот автобус скоростной. Основная часть его маршрута проходит через весь город по авениде Каракас. Сеть Трансмилленио непрерывно расширяется.
       В Боготе много шикарных автомобилей, но не так много как в Москве. И может, даже, не как в моем родном Ростове-на-Дону. Помнится, в году так девяносто втором к нам в институт приехал один немецкий профессор для заключения соглашения о совместных работах. Развлекали его по полной программе, в которую входила сауна, а также визит в весьма известный в городе ресторан под названием Шалаш, расположенный на левом берегу Дона. В этом ресторане к тому времени отдыхали, в основном, лучшие люди города. Оглянув стоянку автомобилей возле ресторанчика, немец ошарашено заявил, что такого количества дорогих мерседесов и прочих машин, как на этой стоянке, нет ни в его городишке, ни во всей его округе.
       Фотографировать дорогие машины неинтересно: их фотографии всегда можно найти на Интернете или в разных журналах. Значительно более интересны "раритеты", исчезнувшие во тьме десятилетий. Как и в СССР, в Боготе владельцы многих машин ухитрились довести свои приобретения полувековой давности в двадцать первый век. Например, люди среднего поколения помнят, наверное, незабываемую песню военных времен "Бежит по полю санитарка, звать Тамарка...", в которой эта самая санитарка сообщает бедолаге, что положит его в санитарную машину - трехколесный студебеккер без мотора четверным с краю... Думаю, что подробности текста песни читатели помнят, а вот тот студебеккер представляют с трудом. Ну так вот я его здесь видел, и колес у него было четыре, и работающий мотор на месте. С фасада его кабина несколько напоминает обводы подводной лодки.
       La Esquina del Tango
       "Нас приглашают в президентский дворец!" - ничего себе заявление? Хотя и осознаешь, что президенты - такие же люди как и все остальные: две руки, две ноги, что-то ещё имеется... но всё-таки что-то почтительно ёкает в районе желудка. Однако на сей раз никакого ёканья не было, потому как форма приглашения была совершенно другой: "Хочешь сходить в кафе "Танго"?" Полное название кафе "Кружок друзей "Уголок танго"". В доме, которому более ста лет и который уже более тридцати лет занимает кафе, родился президент Колумбии Jose Manuel Marroquin. А в биографии этого президента в качестве даты рождения указан 1827 год. Впрочем, мне нравится, когда в президентских дворцах обсуждаются вопросы танго, а не военные проблемы.
       Концерт танго начинается около девяти вечера. При вечернем освещении бывший президентский дом выглядит почти загадочно, если бы не было вывески: окна закрыты ставнями, крыши почти не видно. Днем видно, что дом весьма скромный и действительно старый, рядом автозаправка и шумит седьмая авеню. Внутри стены у дома обшиты бамбуком, также как и частично потолок. На стенах висят афиши певцов, выступавших в кафе. Даже на двери заведения для дам красотка-танцовщица.
       В зале может сидеть максимум человек семьдесят-восемьдесят. Оба раза, что я здесь был, сидело человек по пятьдесят-шестьдесят. Когда те же артисты едут выступать, например, в концертном зале Национального университета, то зал на тысячу человек всегда переполнен. Правда, в Национальном студенты проходят на концерт за тысячу песо, которыми никак не обойдешься в кафе.
       В кафе попадаешь на весьма нетрадиционный для России концерт танго со всеми тридцатью тремя удовольствиями: слушаешь выступления певцов и танцоров, запивая впечатления вином и закусывая, и даже можно потанцевать самим.
       Помните "Пум - пум - пумпа, пу-пу-пу-пумпа", под которое один из героев "В джазе только девушки" был обольщаем миллионером с розой в зубах? Нет, не так, пожалуй. Надо "Прррум - пам - пам - паа, па-па-па-пампа"... Это танго называется "La Cumparcita". Его основной исполнитель (а возможно, и автор) Карлос Гардель был популярен в Латинской Америке, наверное, больше, чем Элвис Пресли в остальном мире в самый пик своей популярности.
       Танго - это не только танец, но и песня. Как правило песня о любви, со своеобразным ритмом. И самыми разнообразными мелодиями, одни из которых хорошо всем известны, другие новые. Мелодии танго постоянно обновляются и дополняются. Есть даже танго, куда забрели полублатные русско-украинские мотивы. Словом, танго живет и развивается.
       В моем представлении танго было в первую очередь танцем. Описывать его не имеет смысла. Каждый видел его в каком-либо исполнении. Европейские танцоры на соревнованиях могут поражать виртуозностью движений, скоростью. Но настоящее латиноамериканское танго - это страсть. Танец танго может начинаться с какого-то "введения", как небольшой спектакль: просьба о любви, преследование, даже принуждение, но основная часть любого танго - страсть. То ли Маяковского, то ли Светлова один танцор спросил о впечатлении, произведенном подобным танцем. На что ответ был: "После ВСЕГО ЭТОГО, как честный человек, вы обязаны на ней жениться!"
       Информация к размышлению:
       1) "Пум - пум - пум" было заменено на "Пррам - пам - пам" в результате тяжелой женской критики.
       2) Другим результатом той же самой критики является добавление, что ведущий на концерте рассказывает часто историю возникновения танго. Оказывается, первоначально это был чисто мужской танец, который отплясывали морячки в тавернах Буэнос Айреса. А потом в дело вмешались дамы, которые "работали" в этих самых тавернах. И получилось то, что получилось... Очень даже здорово!
       На блошином рынке Боготы
       Вы любите бывать на блошиных рынках? Рыться в развалах старых книг? Я обожаю. А в Боготе это занятие становится особо захватывающим, поскольку здесь на развалах можно найти совершенно странные вещи, которые, наверное, больше нигде и не существуют. Когда хитроватый продавец видит ваш интерес к какому-то предмету, цена его мгновенно возрастает многократно, особенно если этот предмет валялся у продавца несколько лет за неимением желающих его приобрести. Ну скажите, где еще вы бы могли найти трехсотстраничный гид-справочник по Москве 1954 года на русском языке? А "Войну и мир"? "Эка невидаль!" - скажете вы. Однако призадумаетесь, если название романа и автор напечатаны на обложке на английском языке, а всё остальное - китайскими иероглифами. И книге этой лет сорок.
       Я долго рассматривал и несколько раз примеривался купить бочоночек для вина, верхняя часть которого представляла собой бронзового ушастого зайца. Очень симпатичный был бочонок, в стиле Ботеро. Не очень дорогой. Смущали его размеры - сантиметров тридцать в длину - куда его поставить? Месяца три я подходил, любовался на него. А когда решился купить, то кто-то меня опередил. Печально...
       Однако же есть много на блошином рынке Боготы других чудесных вещиц, давно выкинутых во всём остальном мире. Одним из преимуществ бедности (но не для них самих) является то, что бедный будет хранить такую рухлядь, которую любой более-менее обеспеченный человек давно бы выкинул. Бедный же отнесет ее на рынок. И таким образом можно увидеть совершенно уникальные предметы обихода пятидесятилетней и более давности, давно исчезнувшие, которые смутно помнишь из детства. Они не менее ценны, чем древние глиняные черепки с клинописью или вазы династии Мин. Говорят же, что одна из самых дорогих российских марок сейчас - это самая распространенная в свое время марка, которая клеилась на каждом конверте: никому не приходило в голову, что ее имеет смысл сохранить. Так же случилось и со многими другими рядовыми, но дорогими для воспоминаний предметами обихода.
       На блошином рынке можно найти всё, якорь, древний радиоприемник, драную шкуру леопарда. Кажется, что здесь нельзя купить лишь счастья. А может и это возможно?
       Побежали?
       Есть люди, обожающие делать всё, что полезно для здоровья. Услышат, что полезно есть морковку, и начинают потреблять ее в неимоверных количествах. А когда газеты сообщают, что избыток съеденной моркови может привести к нехорошим последствиям, тут же прекращают ее грызть и переходят на рекомендованные той же прессой огурцы. Или на бег трусцой.
       Миллионы граждан всего мира бегают трусцой, иногда и очень резво, зарабатывая себе здоровую славу спортсмена среди соседей, близких и дальних: "А-а-а, это тот, что каждый день бегает в пять утра! - говорят соседи и завистливо добавляют, - я бы тоже бегал, но не в пять же утра? Да и времени не хватает ни на что, не то что еще бегать!"
       В большом городе, если поблизости нет парка или стадиона, действительно, бегать негде. Но не везде. В Боготе бегать трусцой, не боясь за свою жизнь и не шарахаясь от автомобилей, можно по одной из центральных авеню, по седьмой каррере. И даже вокруг всей Боготы. С утра и до середины дня половина шоссе закрыта для машин и автобусов каждое воскресенье. Любой желающий, а таких очень много, может пробежаться по проезжей части авеню или проехать с десяток-другой километров на велосипеде или роликовых коньках. Поразительно, как много людей пользуются этой возможностью. Одни велосипедисты едут с большой скоростью, как на соревнованиях, другие едут, держа на поводке своих любимых барбосов самых разных пород. Почтенные матроны могут изображать бег наперегонки со своими любимцами. Хорошенькие девушки демонстрируют свои прелести, а молодые и немолодые мужчины - свою энергию и мощь. Некоторые бегуны и бегуньи достигают невиданных высот актерского мастерства, когда со стороны кажется, что человек упорно бежит, но прохожие на тротуарах обнаруживают, что оставляют бегунов сзади, хотя сами и не спешат. Бегуще-едущая толпа на перекрестках подчиняется светофорам.
       Говорят, что этот обычай массового бега трусцой, как и многочисленные специальные велосипедные дорожки по всей Боготе был введен по инициативе теперь уже бывшего мэра Боготы Антанаса Мокуса. По происхождению Мокус наполовину литовец. На вид флегматичный, с типично литовской внешностью, рыжий, с бородой и в очках, он обладает настоящим взрывным колумбийским характером,. По специальности Мокус - философ. И, говорят, неплохой. Колумбийцы предрасположены к философии как дети к кори, а умением беседовать на любые темы и высказывать свою точку зрения, зачастую весьма оригинальную, умеют не только люди с образованием, но и чистильщики башмаков, не говоря уже о философствующих таксистах с высшим образованием. Что тогда говорить о профессиональных философах? Однажды взрывной темперамент Мокуса был продемонстрирован на весь мир. Фотография обнаженной задней части ректора Национального университета появилась во многих газетах мира. Демонстрация не была проявлением эксгибиционизма, но наглядно выразила мнение Мокуса об университетской демократии. Необходимо было принять некоторые решения, связанные с университетской жизнью. По местным демократическим обычаям для этого требуется убедить в их правильности университетскую общественность, состоящую из профессоров и студентов. Как ни странно, именно студенты и являются более консервативной частью этой общественности. Студенческая аудитория не желала слушать своего ректора, яростно вопя что-то. Доведенный до красного каленья, ректор стянул свои панталоны и продемонстрировал аудитории голый зад, после чего удалился. Именно этот момент и запечатлел для потомков на снимке кто-то из присутствующих. Подобные истории, обычно, лишь добавляют популярности их исполнителям. Мокус позднее был выбран мэром Боготы и сделал на этом посту чрезвычайно много для города. Настолько много, что в каком-то из предыдущих годов заслужил титул лучшего мера всех городов планеты.
       Сценки
       Площадь перед собором. Стоит толпа. Изнутри толпы что-то выкрикивают. Подхожу поближе. "Спортивные бега! Не пропустите! Захватывающее зрелище! Делайте ставки!"
       Подхожу поближе. Выкрикивает все это мужичок, а перед ним стоят, чавкая по куску папайи, две зажравшиеся морские свинки. Впереди штук пятнадцать больших мисок с вырезанной дыркой, куда хозяин тоже сунул папайю. "Делайте ставки! Делайте ставки!" Наконец, больше охотников делать ставки нет. Тогда хозяин возвещает: "Забег начинается!" Убирает папайю из-под морд и тихонько подпихивает свинок в сторону мисок. Те, обиженные и недоуменные исчезновением папайи, пытаются поискать ее поблизости. Хозяин их еще раз подталкивает. Тогда они начинают перемещаться в сторону мисок. Трюхают, потихоньку ускоряясь и набирая скорость черепахи. Толпа начинает орать, каждый своё. Окончания спортивного забега я дожидаться не стал.
       ***
       Начался сильный дождь. Вода сверху, по тротуару, к проезжей части вообще подходить страшно, потому что машины обдают подошедших водой немилосердно.
       Под козырьком крупного книжного магазина скопилось много народа, человек 50 или больше, которые носа из-под козырька не высовывают. Козырек тянется метров на пятнадцать. Перед толпой бодренько шагает взад-вперед тетка-продавщица, покрикивая: "Сомбрийяс - парагуас, сомбрийяс - парагуас!" То есть покупайте, сеньоры, зонтики! И призывно смотрит на публику. Публика сопровождает ее хождение безнадежным взглядом, посматривая время от времени вверх, вздыхает, но зонтики упорно не покупает: "Сомбрийяс - парагуас, сомбрийяс - парагуас!"
       ***
       Кстати, вот, одно из отличий российской жизни от колумбийской: в России переезд - это что-то. А здесь народ снимает квартиры и меняет их каждые полгода. Редко кто через год. Свои полтора стула с поломанной кроватью перевез - и весь переезд.
       ***
       Идет колумбиец. Никого знакомых нет. На лице у него написано, что прислушивается он к нехорошему урчанью в желудке, больше ничего на этом лице нет. Вдруг замечает, что кто-то знакомый идет навстречу. Мгновенно на лице появляется славная улыбка. Если урчанье в желудке было сильным, то улыбка пожиже. Это социальная улыбка: у меня все хорошо, у меня плохо не бывает.
       ***
       Одну приехавшую пожилую русскую женщину повели за городом в ресторан. "Что-нибудь пооригинальней, чего я не знаю, здесь есть? Пожалуйста, что у них там самое вкусное - мне." - спросила она. "Есть чичарон," - говорят. А чичарон - это зажареные свиные шкурки с жирком. И приносят женщине зажаренное свиное ухо. Все в волосах. И вот сидит эта женщина и деликатно свиное волосатое ухо грызет-обсмактывает. Часа два смоктала, проглотить все не решалась. А потом в салфеточку завернула и потихонечку, чтобы местных граждан не оскорбить, куда-то в кармашек сунула - выбросить потом.
       Страшное дело это - деликатность. Я ее вполне понимаю. Меня вот также супчиком местным, довольно дорогим, приготовленным из желудков, пробовали накормить. Ко мне всей душой, а я в нее "Тьфу!": ложку в рот залил и выплюнул тут же: уж больно содержимым этих желудков припахивало.
       ***
       По телевизору наглядно объяснили, почему считается, что в Колумбии живут самые счастливые люди в мире.
       Провинция Пасто. Второй день нового года. Идет карнавал, все пляшут и поют. На телевизионном экране, передача с карнавала. Виден вулкан Galeras, извергающийся вулкан, между прочим. От него и до места, где проходит карнавал, всё в дыму. На телевизионной картинке видны молнии, в дыму там и сям светится что-то пылающее, видимо, лава. И что? А ничего. Карнавал продолжается.
       ***
       Длинный переходной дюралевый мост. Сверху печет солнце, снизу поток машин. На мост поднимается толстая мамаша, самозабвенно треплющаяся с толстой подругой. За руку она тащит девицу лет шести, которой мамашины разговоры совсем неинтересны. Девочка упирается, а мать тащит ее, не глядя, за собой. Та начинает не только упираться, но и топать ножками. И вдруг обнаруживает, что мост звенит. Она начинает топать ножками и так, и сяк, прислушиваться - звенит, и даже гудит. И тут она начинает выколачивать на мосту какой-то ритм. Мамаша, все так же не глядя, тянет ее за собой, а ножки ее дочки выстукивают только ей и слышную песенку, приплясывают, мордочка расплывается в счастливой улыбке. Мамаша все так же размеренно тащит ее за собой и стрекочет, стрекочет, стрекочет, а подруга ей отвечает, отвечает, отвечает...
       ***
       Работяга лет тридцати красит снизу сходни с моста. Заслышав стук каблуков, приникает глазом к не слишком широкой щели подмостков, вывернув башку настолько артистически, что не каждая женщина-змея могла бы повторить. Затем отпадает от щели с ярко выраженным разочарованием на физиономии. Пока я проходил мимо, он проделал это трижды. Девицы и дамы здесь ходят исключительно в брючках, мужички тоже. Разве что встречаются шорты типа "трусы домашние, артикул 1326, артель "Закат восхода". И?
       ***
       Моросит мелкий дождик. Идет хмурая пара лет тридцати с пятилетней девицей впереди. Девица не пропускает ни одной лужицы, по каждой шлепает и смачно выкрикивает:
       - Ху.. - нет не поднимается палец печатать то, что выкрикивает чертенок, без многоточия. - Ху...! Ху...! Ху...!
       А пара тем временем:
       - Нет, любовь моя, ты что, не могла?
       - А вот и не могла, сердце мое!
       - Ху...! Ху...!
       - Ах, ты не могла, любовь моя?! ТЫ не могла?! ТЫЫ!
       - Сердце мое! Ну как ты не поймешь?!
       - Ху...!
       - Я все понимаю, любовь моя! Тупая ты, как и вся твоя семейка, любовь моя!
       - Ху...! Хуяк!
       Прохожие стараются обходить семейство. Тут попадается лужа побольше, и родители получают, наконец, причитающуюся им порцию грязной воды.
       - Вы что это, Устед, творите? - строго обращается папаша к ребенку.
       - Я ничего, я потихооонечку. Вот, посмотри, как я. А это я случайно, это я не нарочно!
       - Как будто я не видел, как ты потихонечку. Вот, брехливая и глупая, вся в свою мать!
       - А это еще неизвестно, любимый мой, в кого!
       - Ах, даже и в кого, мне, любимая, неизвестно?! Ах...
       - Ху...! Ху...! Хуяк!
       ***
       Перед футбольным матчем как всегда столпотворение. Через мостик идет парень лет двадцати. На голове из волос он устроил себе многоцветный гребень, намазав волосы какой-то дрянью. По бокам волосы сбриты. Прохожие посматривают с любопытством и усмешками, а парни-полицейские, ровесники этого, показывают на него пальцем, комментируют и рыгочут во все горло, не стесняясь.
       ***
       Года три назад на перекрестке, через который я регулярно ходил, увидел пару. Он - мачо лет за двадцать. Жонглировал зажженными факелами. Она, девочка в очках, подбегала, хватала факелы, совала их в бензин и следила за мачо влюбленными глазами. А он в конце очередного выступления вручал факелы ей и гордо шел вдоль машин перед светофором собирать дань. Впрочем, дани было очень немного. Светофор переключался, и они садились, обнявшись, до следующего переключения. Месяца три наблюдал эту картинку, а потом они исчезли. Сегодня увидел их уже около другого светофора. Факелы сменились на пластиковые булавы, мачо слегка напоминает мачо, но довольно потрепанного жизнью. Очки у девочки те же, но это уже не девочка, а женщина, которая все теми же влюбленными глазами следит за каждым движением своего мачо, но которая уже не бегает, а сидит на лавочке, поглаживая кошку, сидящую у нее на коленях. И... И дальше я начал прикидывать, сколько же надо этому мачо прожонглировать, чтобы заработать на обед двоим. Дай Бог, если из одной машины ему дадут монетку в 200 песо. Обед на одного в самом дешевом ресторанчике - 3000 песо. То есть в лучшем случае ему надо 30 полных переключений светофора, каждое по 5 минут. А еще есть завтрак и обед, еще надо что-то надеть на себя, еще... Нет, неприятная штука, эта арифметика, беспощадная.
       Золотые ручки
       Раздался телефонный звонок: "Буэнос диас!!!" Затем шли три минуты ля-ля-ля, когда ничего не поймешь, что же нужно собеседнику. И наконец: "Помните, полгода назад я устанавливал у вас водяной фильтр-озонатор? Я вам говорил, что фильтрующую часть надо менять каждые полгода. Я могу завтра прийти и поменять, если вы того желаете. Я приду со всем необходимым!" Наше желание было высказано. Узнав, во сколько нам удобно, наш благодетель бодро сообщил, что придет завтра точно в восемь тридцать утра.
       На следующий день в начале одиннадцатого маэстро по фильтрам вошел в нашу дверь. Как обычно, всё началось с улыбок, осведомлений о здоровье, о детях и погоде. Маэстро пришел в наглаженной белой рубашке и с чудесным настроением. Поскольку время от времени под фильтром натекала лужица, то первым делом жена её показала и сказала, что не худо бы это ликвидировать. Маэстро тут же полез отвинчивать фильтр и отсоединять его от водопровода. Оказалось, что плоскогубцы, его универсальный инструмент, не захватывают гайки, поэтому пришлось выдать ему мой ключ. Маэстро, заулыбавшись, показал большой палец, выразив высшую степень одобрения ключу, и принялся тут же откручивать шланг фильтра от водопровода. Вода весело брызнула ему на рубашку, что заставило его подумать, что, может, стоит ее отключить. Закрыв вентиль перед водяным счетчиком, маэстро попросил полотенце вытереться. Вытираясь и выжимая рубашку, он приговаривал, что хорошо, что сегодня тепло, что светит солнце и что сегодня выходной. Затем минут пять он закручивал шланги. Привинтив фильтр на место, он выпрямился во весь рост, явно ожидая аплодисменты. Однако аплодисменты не последовали. И тут маэстро вспомнил для чего он пришел: фильтр! Маэстро вновь открутил все винты, снял фильтр, раскрутил его и вытащил фильтрующую головку. Осматривал он её слегка озадаченно. Причину этой озадаченности я понял только потом - она должна была быть покрытой толстым слоем грязи, однако была относительно чистой. Тем не менее маэстро сунул эту головку в стакан фильтра и дунул в выходную трубку фильтра. Из фильтра вылилось небольшое количество мутной воды. Маэстро продемонстрировал победно эту муть, сообщив, что именно поэтому надо менять фильтр раз в четыре месяца. На что моя жена сказала, что такое удовольствие достаточно иметь раз в полгода. "Отлично! - жизнерадостно воскликнул маэстро, - Ждите меня в июне!" После чего он навинтил новую головку фильтра и включил воду. Вода из фильтра закапала как-то не так, удивив маэстро. На его физиономии появилось выражение мыслительного процесса. Он вновь отключил воду и снял фильтр. Внимательно его осмотрев, маэстро начал сиять: "Смотрите, вот это выход "Офф", а вот это - "Ин"! А у вас было наоборот! Вода втекала туда, откуда должна было вытекать!" Маэстро просто лучился, как бы и не помня, что именно он сам полгода назад включил фильтр так, что вода проходила в нем в обратном направлении. И, соответственно, именно потому основная грязь, которую он ожидал увидеть на поверхности фильтра, была внутри головки, забив очень быстро активированный уголь. Так что фильтр очищал только от механических примесей. Поменяв вход и выход местами, маэстро победно выпрямился и разразился речью о пользе очищенной воды, которую мы с женой выслушали с пониманием. Получив оплату за установку фильтра и не дождавшись аплодисментов, маэстро воскликнул, что в случае любой проблемы ему можно позвонить. И попытался наклеить этикетку с адресом и телефоном своей лавочки на самом видном месте кухни, что было активно пресечено женой. Пожав нам руки, маэстро удалился, напомнив, что следующий визит к нам у него состоится в июне. И чтобы мы больше никого не вызывали менять фильтр, потому что здесь все такие неумехи, что обязательно сделают что-либо не так!
       Специалисты
       Если колумбиец-продавец или работяга не обмишурит иностранца, то он чувствует себя несчастным. В очередной раз перегорела у меня электроплита (типично колумбийский продукт: стоит чему-то сбежать на плиту, как немедленно это льется на переключатели и устраивает замыкание). Но поскольку сгорела она, когда ничего не было включено, то я решил, что сгорел предохранитель на щитке.
       Тем более, что вырубился свет везде. Пощелкал предохранителями - не включается. Пробника нет, поэтому какой именно из полутора десятка предохранителей, непонятно. Вызываю электрика по телефону. Выслушиваю, что их фирма имеет большой опыт, что придут они со всем необходимым и немедленно. Заявляются часа через два, когда жена уже начинает стонать, что надо ребенка кормить - внук приехал, а...
       Двое маленьких и веселеньких. Папаша с сынком. Пощелкали предохранителями (оказалось, что там надо было не просто щелкать, а прижимая, если выбило). Свет загорелся, а плита не работает. Дальше полезли они в переключатели на печке. И демонстрируют: видите, в этом было замыкание, а этот очень близок к тому - внутри сыро. Сейчас заменим. Один - 65 тысяч песо, если два, то значительно более экономно - 105, всего 40 тысяч за второй. Для ориентировки по ценам: если вызываешь ремонтера для компа, то это стоит 15-20 тысяч и будет он возиться хоть полдня, больше просить не будет, только если какую-нибудь деталь другую купить надо.
       Естественно, что я только один сказал поменять. Замену я бы мог сделать и сам, там провода надо только к контактам подключить. Но уж раз вызвал, то неудобно же... Сбегал младший ремонтер в близлежащий магазин, притащил переключатель. Я его спрашиваю, сколько сам переключатель стоит. "Ну, тысяч тридцать-тридцать пять, в зависимости от лавочки." Папаша не расслышал о чем речь, встрял в разговор и тут же свою цифру выдает: двадцать пять-тридцать. И тоже зависит от магазина. Когда уходили, старый переключатель демонстративно и торжественно выбросили в ведро. Вытащил я его из ведра. Смотрю, контакт слегка подгорел, но счистить гарь, подсушить, и будет нормальный. Для колумбийца выкинуть в ведро 25 тысяч песо - невозможное дело. Скорее удавится. Захватил я сгоревший переключатель и сходил в тот же самый магазинчик, что и орел молодой ходил - он тут единственный близко. Вытащили мне такой же новенький переключатель - семь тысяч.
       Ремонт-ремонт
       Одна из наших знакомых при рассказах пользуется нехитрым, но эффективным приемом: через каждые два слова она вставляет фразу "Нет, вы представляете?!", после нечетных слов заявляя: "Нет, вы не представляете!" Применю-ка его и я.
       Полдень. И вдруг: бабах! - свет вырубился. Полчаса света нет, час - нет. Тут, слышу, сверху и снизу во всем доме начались движения. Мерные такие движения, но резкие. И кровати - скрип-скрип, скрип-скрип. Посмотрел в окно: все окрестные дома качаются. Вот, наверное, в роддомах удивятся непонятной вспышке рождаемости в нашем квартале. Нет, вы представляете? Нет, вы не представляете, как просто справиться с проблемой низкой рождаемости. Всего-то и надо на субботу-воскресенье отключить свет и закрыть всякие там бары и танцплощадки. И куда они денутся? В кровать они денутся. А то сидят себе у телевизора, а их всех Шварцнегер трахает. Дети-то откуда пойдут? И у этих, у бедуинов. Каждому надо выдать по два телевизора. И китайцам тоже. Бесплатно. И никакого у них тебе перенаселения: как миленькие будут сидеть, а не черт-те чем заниматься.
       Ну ладно, это все прожектерство. А тут у нас из-под двери дерьмом потянуло. Жена, конечно, не стала разбираться, чем оттуда воняет, да почему, а просто щели вокруг двери заткнула. А под окном внизу тем временем собралась уже толпа сожителей нашего дома, гараж пробуют открыть, галдят. А дождь идет, между прочим. В такой дождь хороший хозяин себя на улицу не выгонит. И тут к дому подъезжает большая зеленая машина, параллелепипед какой-то, огоньки сверкают. А оттуда три молодца, все в форме и с соответствующим содержанием, выскочили. А уже темнеет, между прочим. А окрестные дома качаются. А свет не зажигают, потому что нет света во всем квартале. А граждане снизу галдят, потому что им надо вывести свои автомобили из гаража под домом. А дверь без электричества не работает. А вы уже догадались, наверное, что гараж медленно наполняется дерьмом, которое и перемкнуло все электричество в квартале.
       Три молодца переглянулись и констатировали: "Дерьмо!" После чего они пошли вверх по улице, глядя вверх на окна. Вы думаете, это они ждали, что оттуда высунется кто-либо и возопит: "Это я! Я ставил себе клизму и засорил канализационный коллектор!"? Нет, они ждали, что оттуда будут высовываться и орать: "Караул! У нас гараж залило дерьмом! Спасите мой автомобиль, срочно!" Конечно, можно было бы и заглядывать в эти гаражи, поскольку там имеются решетки, через которые все видно. Но это не занятие для государственных служащих: государственный служащий полугосударственной компании собирает жалобы населения, а потом передает их другому служащему, который обязан принять меры согласно поданым жалобам.
       Походив около домов, три молодца забрались назад в свой параллелепипед и удалились.
       А уже стало темно. И тут приехали две красные машины. А тем временем каким-то образом наши соседи открыли дверь гаража и вывели свои задристанные машины наружу. А с красных машин сгрузились штук десять молодцов в форме. Они довольно шустро спустили с одной из машин небольшую помпу, после чего принялись эту помпу подвигать к какой-то только им известной точке с криками: "Раз-два - взяли!" Помпа была маленькая, но молодцы были еще меньше, так что крики эти раздавались около часа. После чего они еще час прилаживали шланги к помпе. В это время приехали два огромных красных параллелепипеда-машины метров по десять длиной и метров пять шириной, еле въехали на нашу улочку. Они привезли еще десяток таких же молодцов, которые тут же принялись помогать прежним молодцам громкими советами. А сами параллелепипеды удалились. Из выкриков снизу особо следует отметить один, который показал, что кто-то что-то там понимает в случившемся: "Ты куда же это, дорогой (было употреблено другое слово), выходной шланг спустил? Тоже в подвал? Ах ты, умница (было употреблено другое слово)!" Еще полчаса после чего молодцы дергали поочередно элегантно за веревочку, и, наконец, мотор зачихал. Однако же из шланга, который вел на другую сторону улицы, ничего не выплевывалось. Тут до молодцов дошло, что их помпа дерьмо качать не может. Посовещавшись с полчаса, молодцы позвонили начальству, и то прислало те самые красные параллелепипеды десять на пять метров. Один из параллелепипедов встал поближе, а второй тут же и уехал, поскольку встать ему было негде. А молодцы к тому, что остался, принялись приторачивать громадные шланги. Это продолжалось часа два. Они прикручивали шланги и дергали рычажок: урчанье было, а дерьмо не шло. Тогда молодцы все дружно стали смотреть под днище машины. Это не помогло, потому они снова стали прикручивать и откручивать шланги. И тут приехал снова тот второй параллелепипед и привез годные шланги. И тут они привинтили шланги, и дерьмо полилось по улице. Чтобы процесс шел веселей, молодцы включили магнитофон, который до трех ночи развлекал весь квартал: "Бум-бум бум-бум-бум, бах-бах та-ра-рах." Дерьмо лилось широким потоком. Теперь я знаю, почему из здешних автомобилей, как откроют дверцу, несется бум-бум-бум: дерьмовозы это.
       Но вообще-то мы счастливые: всю ночь шел дождь. Так что кучи размыло и смыло.
       Нет, вы представляете, какие мы счастливые? Нет, вы не представляете!
      
       Пограничник
       Захватили меня знакомые проехаться в Вильяделейва. Второй раз вряд ли решусь: пять часов горного серпантина - это на любителя. А я профессионал по тошнотикам, коктейль серпантина с выхлопной дрянью не для меня.
       Ожидалось, что в Вильяделейва вечерами холодно, поэтому знакомый захватил с собой солдатскую шапку-ушанку, привезенную из Москвы - наконец подвернулся случай ее поносить. Я его назвал пограничником. А в ответ получил байку, как в Политехническом музее было что-то по психологии. Толстая заслуженная учительница сообщала как объяснять детям разницу между мальчиками и девочками. "Мальчик - это воин! Пограничник!" - тетка вытянулась по стойке смирно. "Правой рукой он держит автомат!" - и показывает, как держит. "А левой - мочится! - и показывает, как тот поддерживает свою аппаратуру. - Ни один враг мимо не пройдет!" И она победоносно оглядывает окрестности, продолжая мочиться. "А девочка... Ну что, девочка? Пока присядет... пока юбку поднимет... пока трусы спустит... - и, сделав художественную паузу, сожалеючи-разочарованно, - тут её и пристрелят."
       Кофе
       Десять лет назад, в мой первый приезд в Колумбию, посмотрев на заморского заморыша, аборигены немедленно решили отпоить меня с помощью кофе. От пяти до тридцати пяти ежедневных стограммовых стаканчиков в течение пары недель привили к кофе стойкое отвращение. Абсолютное незнание фамилий российских и колумбийских футболистов, как и их последних достижений, в совокупности с отказом потреблять волшебный напиток, привели аборигенов к окончательному диагнозу "дегенератизм". А то, что за несколько недель у меня так и не выработался рефлекс на бравое "ПрофесОр!" отвечать еще более бравым "ПрофесссОрррр!!!", свидетельствовало о полном кретинизме, что и служило оправданием в глазах местной общественности.
       Однако пару лет назад обнаружился Кофе: в Боготе имеется единственная кофейня, где продается экспортный кофе марки "Хуан Валдес". Несмотря на название, все штук десять сортов этой марки я могу пить и пью как колумбийский сапожник. Особый вкус придает то, что это кофе захуанивают в США раз в десять дороже по совершенно недоступной сапожнику цене. Местные аборигены, как и авторы ильфпетровского плаката, считают, что Хуан Валдес выхуанивает грудь и плеч.
       Добавление: а сейчас, в 2008 году, кофе "Хуан Валдес" продают в Боготе на каждом шагу. И все такой же ароматный и вкусный.
       Испанский вопрос
       Часто читаю соотечественников, выражающих удивление, почему на вопрос How are you? Como esta? "они" не отвечают подробно. В этих граждан "вбит" буквальный перевод предложения на русский язык без понимания, что это просто "формула" приветствия, требующая соответствующую ответную формулу.
       Подобных "формул" много и в русском языке. Например, говоря "здравствуйте", формально желаешь здоровья. А фактически "здравствуйте" ничем не отличается от фамильярного "привет", где никаких пожеланий здоровья нет. "Спасибо" - тоже формула, сокращение от "спаси тебя Бог". Как быть при этом неверующим? Говорить "благодарствую"? Но и в "благодарствую" заложен буквальный смысл.
       Вильяделейва
       Вильяделейва, Villa_de_Leyva, то есть деревня Лейвы, это небольшой городишко, который основал благородный граф Лейва (вы не замечали, что все графы благородные? Российская элита так старательно разыскивает среди своих предков хоть кого-нибудь титулованного, чтобы хоть в чем-то быть благородной) с целью устроить там столицу в 1532 году. Посему имеет центральную площадь очень приличных размеров. Когда-то эта площадь была идеально плоской, но вследствие продолжающихся тектонических процессов перекосилась.
       Сейчас в городке живет много колумбийской интеллигенции, а также много обеспеченных людей. В городе с узкими улочками нет знаков об ограничении скорости. Проблема ограничения скорости решена просто, но эффективно: центр города замощен булыжником. Желающие могут рискнуть своим автомобилем, но таких очень немного.
       Городишко очень красивый. Небольшие дома в колониальном стиле, украшенные цветами, и постоянно прекрасная погода сделали город курортным. Почему не он, а Богота стала столицей, для меня необъяснимо.
       Когда-то эти места были дном древнего моря. Потом дно моря поднялось и получились горы. Один немец, производящий раскопки, обнаружил здесь фоссиль, окаменевший отпечаток существа, которому 110 миллионов лет. Говорят, что такой еще имеется где-то в музее в Австралии. Здесь его не стали перевозить, а создали музей-укрытие прямо над ним. 12-метровый красавчик очень напоминает крокодила, только побольше.
       Повезли меня на знаменательное событие: всеколумбийский не знаю какой по счету съезд астрономов-любителей. В Колумбии интерес к астрономии находится в первом десятке интересов нации, отставая лишь от интереса к красоткам, футболу, лошадям, кофе, пиву и исполнению национального гимна. Один из мэров Боготы однажды даже установил телескопы на улицах Боготы, давая возможность зевакам поглазеть бесплатно на небо.
       Довольно много людей имеют собственные телескопы. Некоторые из них были привезены в Вильяделейву и установлены на площади. Все желающие могли посмотреть на Юпитер с его кольцами и прочие чудеса звездного неба. Я тоже приложил свой глаз к объективу и посмотрел на эти кольца.
       А дальше о том, что можно найти в окрестностях Вильяделейвы: очень большой многочлен.
       Маленький, но симпатичный ад
       Испанские монахи в давние времена называли это место адом. Сейчас это называется астрономической обсерваторией муискас (м'искас). Индейцы муискас, которых называли также чибчас, были мирными, они не воевали.
       Чибчас жили в местах, где сейчас располагается Богота. Ад для монахов они устроили недалеко от Вильяделейвы, которой около 500 лет. Аду стукнуло четыре тысячи.
       Наша попытка проникнуть на территорию ада была пресечена его привратником, человеком в черном. Иногда они встречаются и в Колумбии. Он жаждал вручить нам билеты. Наш сопровождающий, родившийся не очень далеко отсюда, который в детстве перетрогал каждый из фаллосов этого ада многократно, а также и прыгал с одного фаллоса на другой, играя в ловитки, был оскорблен и от такой новости совершенно охренел, но привратник был неумолим. Он сообщил, что гид отлучился куда-то (позднее оказалось, что тот вкушал что-то под сенью одного из фаллосов), но все равно надо заплатить, чтобы поддержать фаллосы.
       Испанские монахи, обнаружив это место, страшно негодовали: греховодники! И активно разрушали это поле чудес. Но поскольку в хозяйстве всё пригодится, то многие из фаллосов были ими вывезены и послужили элементами фундаментов в окрестных монастырях. В частности, фундамент одного из женских монастырей содержит хорошо различимые фаллосы.
       Теперь самое время рассказать, кто такие были муискас. По легенде, из озера неподалеку от обсерватории вышла женщина с младенцем. Вырастив младенца, она завела с ним множество детей, от которых и пошли муискас. Когда женщина и ее ребенок-муж состарились, они превратились в двух змей и нырнули обратно в озеро.
       Основными божествами у чибчас были солнце и луна. Индейцы чибчас считали солнце столь плодотворным, что если нагая девственница полежит на солнце, то она от этого забеременеет. Об этом (и не только) сообщает плакат на поле чудесных каменных фаллосов.
       Обсерватория чибчас состоит из трех частей. Одна - собственно обсерватория, где чибчас определяли периоды года и много еще чего, имеется усыпальница жреца, куда я по незнанию и вследствие отсутствия гида вперся по уши, а также множество отдельно стоящих фаллосов. Собственно, усыпальницу жреца обнаружило более молодое и жизнерадостное поколение, которое откуда-то из-под земли вдруг возвестило: "А я тут блиндажик нашла! Иди сюда! Тут чего-то такое написано." Подойдя к дыре, откуда раздавался голосок, я и обнаружил, что на табличке было написано, что эта землянка с потолком высотой метра в полтора является усыпальницей жреца. Самого жреца ни в каком виде там не наблюдалось, однако же залезать в землянку сразу расхотелось.
       Культ фаллоса был существенной частью религии чибчас. Обсерватория "работала" вплоть до прихода испанцев. Монахи всячески пытались разрушить ее. Фаллосы в обсерватории были повалены, некоторые разбиты, другие увезены. Уже в наши дни некоторые из них были поставлены на место. Существует предположение, что фаллосы указывали на определенные звезды. Но все это только предположения, точно никто ничего не знает.
       Богатые тоже...
       Очень молодому колумбийцу так понравилось бывать в ветлечебнице одной русской гражданки, живущей в Боготе, что он решил стать ветеринаром. Через пару лет, когда он уже учился на ветеринарном отделении, он спросил нашу соотечественницу, нельзя ли прийти к ней лечебницу на практику, поухаживать за больными собаками. "Да пожалуйста, хоть завтра".
       На следующее утро, еще не доходя квартал до своей лечебницы, она видит нечто странное. Улица практически перекрыта. На тротуаре стоят полицейские с автоматами и граждане специфической чугунно-свинцовой наружности. Не хватает лишь танков. В лечебнице же скромный молодой человек в драных джинсах самозабвенно расчесывает собачьи хвосты и убирает дерьмо.
       За эти два года папу мальчика выбрали президентом, а свинцово-чугунные личности были его охраной.
       Так продолжалось три дня, после чего ветеринар взмолилась: "Ради Бога, не ходи ко мне больше: у меня за эти дни нет ни одного клиента!"
       О сахаре из тростника, просветительское
       Хотя мои знания по этому вопросу находятся на потребительском уровне, я ими горжусь.
       Коричневый сахар из тростника, который можно увидеть и в России, называется здесь "морено". Он получается при первичной переработке сахарного тростника почти так, как это было пару сотен лет назад. Сначала зрелый тростник поджигают прямо на полях, у него обгорают листья. Дым стоит столбом, сам видел. Потом тростник рубят, в основном, с помощью мачете. Я пробовал таким мачете стукнуть по ветке. Если удар приходится близко к кончику, то удар через рукоятку мачете приходится по руке, довольно чувствительно. По себе тюкнуть достаточно просто, если стукнешь точкой близко от рукоятки. Тогда мачете может легко прокрутиться вокруг ветки. С учетом, что клинок острый...
       Потом срубленный тростник дробится, засыпается в чаны, заливается водой, варится и вываривается. Процесс идет без химии. Из той же массы делают еще "панелю" - это тот же сахар пластинами, еще менее очищенный, чем сахар морено. В пластинах попадаются иногда какие-то остатки от тростника. Панелю потом кладут в кипяток, и получается приторно сладкий напиток. Выжимают туда лимон, чтобы не было слишком уж приторно. У бедноты это один из основных продуктов питания, относительно дешевых. Кстати, панелей засыпают не очень большие гнойные раны. Грибки всякие тоже под ней пропадают.
       Дальше сахар морено проходит рафинирование. Это химическая, в основном, очистка. Сахар становится белым как и сахар из свеклы, почти не отличишь. И становится значительно более вредным. По цене сахар морено здесь немного, но не сильно, дешевле, чем рафинированный.
       Кока
       На старых индейских фигурках в Колумбии, и не только в Колумбии, видно, что как будто что-то держится за щекой. Это не "как будто", а на самом деле. Индейцы за щекой держат пережеванные с известью листья коки. И жевали постоянно этот шарик. На улицах такого не встретишь. Наркотическим действием, вроде бы, такой шарик не обладает. Зато обладает тонизирующим, обезболивающим и противовоспалительным-бактерицидным действием, в частности, когда болят зубы. Сейчас продается чай из коки, а также мазь из коки. Не знаю, насколько исследованы свойства, но чай из коки определенно успокаивает сердечную деятельность, а мазь дает хороший эффект при растирке - убирает боли и лечит ревматизм и подобные заболевания.
       Чистый сок
       Давно в Кали. Идем мы с Хайме, жуем мороженое. Бумажку куда-то надо выбросить. Оглядываюсь - стоит продавец соков-фруктов, а рядом грязное-прегрязное черное ведро с какой-то дрянью внутри. Я уже нацелился туда выкинуть бумажку, но Хайме меня остановил: "Ты что, хочешь заплатить за полведра чистого сока?" Посмотрел более внимательно: оказывается, у этого продавца на тележке стоит аквариум, сверху на нем стекло со всякими разрезанными фруктами, начиная с арбуза. Сок с арбуза капает в аквариум, туда же кидаются всякие обрезки и обмылки. А в уголке аквариума маленькая дырка, из которой уже капает "чистый сок" прямо в то ведро. Откуда он уже попадает в довольно приличного вида кувшинчик.
       Кто еще хочет чистого сока?
       Барранкилья
       Приезжал в Боготу один профессор из Барранкильи. Был период дождей, а он приехал без зонтика. Говорит, что у них зонты не продаются. Я начал расспрашивать, почему. Оказывается, в Барранкилье идут кратковременные тропические ливни. Если дождь застигает на улице, то использовать зонтик бесполезно. С неба льется водопад, который на зонтике собирает приличный слой воды, так что спицы у зонтика не выдерживают. Я под такой ливень однажды попадал в Кали на улице. А когда был такой же ливень, а я был дома, у меня текло с крыши внутрь комнат. У крыши был наклон градусов тридцать. На крыше была уложена черепица с перекрытием пластин сантиметров в 25-30. На крыше был слой воды, которой протекал в комнаты, пробираясь через верх перекрытий пластин. Как черепица лежала, так внутри комнаты сверху и лились по линиям перекрытия симпатичные водопадики (крыша была прямо над комнатой, без чердачного перекрытия). Не было даже места, куда матрас передвинуть, чтобы его не заливало. Такие ливни идут в Барранкилье регулярно. Если кого ливень застает на улице, то надо заскакивать в первый попавшийся магазинчик или под укрытие. Там же есть улицы, где висят знаки, что они опасны во время ливня. Наклон у этих улиц приличный, они еще собирают воду с перпендикулярных улиц. По ним ливневая вода стекает вниз бурным потоком, который и человека потащит за собой легко, и автомобиль прихватит, если водитель зазевается и заедет туда, когда ливень в разгаре.
       Картахена
       Сначала признаюсь, что в Картахене я еще не был. Была жена, которая привезла кучу фотографий и впечатлений: "А какое там море! Оооооооооооооо! А какое солнце! Ааааааааааааааааа! А какой город! Оаааууууууууууууу!" И так далее. Далее следует то, что осталось в результате отфильтровки междометий (с небольшими дополнениями). Фильтрация резко сократила объем рассказа.

    На горизонте []

       Картахена... Картахена... Помню - помню... Был такой замечательный роман "Одиссея капитана Блада", который я обожал читать лет в четырнадцать. Подробности помню смутно, но сюжет что-то вроде следующего. Благородный врач Блад случайно влипает в какую-то историю, в результате чего отправляется на каторгу, потому что Англией управляет злобный и никчемный король. Так же случайно доктор Блад освобождается и оказывается среди пиратов. Обнаруживается, что люди они все очень симпатичные и с ними можно дружить. Хорошие манеры и основательное образование Блада позволили ему быстро стать капитаном у этих ребят. Пираты убедились, что Блад точно знает, где проделать лишнюю дырку у того, кто сомневается в его интеллигентности, благородстве и порядочности. Капитан Блад стал самым благородным и симпатичным пиратом на все века. Он никогда никого не обижал просто так. Подплывет к какому-либо кораблю и покричит: "Вы, там, сволочи! Остановить шхуну!" А со шхуны такую матерщину в ответ несут, что хочешь - не хочешь, надо заняться воспитанием ее команды. Ну, там, дальше, абордаж. Опять же, мягких мер воспитуемые не понимают. Словом, работа тяжелая, грязная, но хорошо оплачиваемая. При этом капитан Блад точно знал, что Англия - превыше всего. Только король там дерьмовый. А англичане все - люди интеллигентные, с тонким английским юмором, так что воспитывать их - только портить. Словом, обучал он хорошим манерам одних испанских мерзавцев. И вот однажды, отвлекшись вдруг от воспитательных мер, обнаружил он на захваченном корабле прекрасную девицу, то ли Изабеллу, то ли Розалинду (все красавицы, как известно, имеют звучные имена). И такую прекрасную, что плюнул капитан Блад на всё свое пиратство и начал эту девицу выручать из всевозможных ситуаций, в которые она постоянно влипала из-за своей неслыханной красоты, а еще больше из-за благородного характера. Ухлопал он на эти цели кучу денег, честно заработанную пиратским трудом, понаделал массу дырок у разных нехороших людей, а в конце женился на благородной Лауренсии. А тут и плохой король в Англии сменился на замечательного. А тот осознал, что такому капитану следует тут же присвоить очередное воинское звание. Кажется, даже сделал губернатором чего-то там.
       М-дааа ..., романчик получился еще тот. Но ведь, помнится, всё было так благородно, а зло наказано. Правда, и добро мимоходом схлопотало. При чем здесь Картахена? Да все действие вокруг нее крутится! То капитан со своими сотоварищами куда-то там нападает, то еще чего. А кругом воздух, солнце и море, без которых наш герой никак не мог бы проявлять свое неслыханное благородство.
       Так что солнце, воздух и вода, пальмы, кораллы, а также жуткая активность прикартахенского населения, лазящего и бегающего вот по толстым стенам крепости и были главными героями романа.
       Солнца в Картахене много больше, чем необходимо. А потому загорать там хорошо. Главное - не попутать, какой крем мазать: для загара или против загара. Иначе в первый же день можно получить столько удовольствий, что дальше удовольствия закончатся. Море - великолепное, как парное молоко. Всякие птички, крабы и кораллы встречаются в изобилии. Но особо далеко и куда не надо заплывать не рекомендуется. По утверждению Хайме, который родился и вырос в Картахене, в городе ведется регистрация любителей плавания, слопанных акулами. Книге регистрации несколько сот лет. Хайме гордо сказал, что ни один житель Картахены не оставил в ней своего имени. Прочитав это место жена моя задумалась и спросила: "Да? А я и забыла, что ты мне это рассказывал ... Наконец-то я поняла, что мне так истошно кричали, когда я заплывала за указатели." Да, там еще имеются птички... Птички - это пеликаны. Пеликаны любят рыбку, собираются стаями везде, где она есть.
       Опять же кораллы. Срывать их в море запрещено, но коралловых бус и прочих изделий в Картахене продают много. Продавцы клянутся, что их цветные бусы коралловые. Однако когда пара купленных блестящих замечательных бус была продемонстрирована в Боготе продавцу на блошином рынке, он сначала спросил: "Здесь купили?" Услышав, что в Картахене, он с сочувствием произнес: "Пластико". После чего покапал на бусы кислотой, которая ничего с ними поделать не смогла. Алые кораллы, которые Карл крал у Клары, в Картахене не встречаются. В лучшем случае они коричневато-красные, цвета свернувшейся крови. А со временем и вообще все краски теряют, валяются на берегу, и никакого от них впечатления.
       Словом, ну их, эти кораллы, пора идти на пляж. На пляже под тентом благодать. Вокруг градусов сорок, а ты лежишь и загораешь. Только посматриваешь по сторонам, потому что если посматривать не будешь, то так в купальнике и возвратишься домой. Народа, который присматривает за тобой и всем, что у тебя есть, на пляже более чем достаточно. А вокруг ходят продавцы морских деликатесов... Так и хочется попробовать... Останавливает только то, что на следующий день надо будет бежать к врачу, принимать таблетки, чтобы унять урчание и фонтанирование из плохо приспособленных к тому мест. Впрочем, для людей состоятельных имеются хорошо охраняемые пляжи, куда подобных продавцов не допускают. Кстати, уже не помню, в какое время суток капитан Блад занимался фехтованием и прочими упражнениями? Наверное, по ночам. А днем его бы надолго не хватило.
       В Картахене сохранили старый город, хотя дороги в нем и заасфальтировали. Так что есть старая Картахена и новая ее часть, где несутся такси и автобусы, шум, гам и нечем дышать... В старой части Картахены хоть и ездят автомобили, но не слишком много. Когда читаешь о крепостных стенах, их штурмах и прочих милых и невинных приключениях капитана Блада с сопровождающими его лицами, представляешь себе нечто величественно-огромное, выдерживающее выстрелы из орудий и прочее. Стены действительно толстые.
       Последние лет двести бойницы по вечерам использовались, в основном, целующимися парочками. А до того там стояли пушки:
       Старой Картахене лет - и не сосчитать! Как Америку открыли, так практически сразу и принялись Картахену отстраивать. Строили-стоили, да так и не кончили строить, потому что сейчас там каждый год строится что-то новое. Или перестраивается не слишком старое. То монастырь в отель переделают, то еще что. Например, при строительстве самого дорогого отель в Картахене, который называется отель Санта Клара, в старых стенах нашли скелеты двух замурованных монахинь.
       Есть там современные отели, но имеется и один особый, где поселилась жена, в старом городе, в старинном доме, с массивными некрашеными дверьми, которые не красят, а просто смазывают чем-то вроде дегтя, чтобы они не рассыхались, с тяжелыми запорами и засовами, с потолком с массивными балками из лиственницы, с внушительными лестницами.
       Представьте, что весёлая компания снаружи колотит бревном по вашей двери и что-то дружно вопит. А вы со свечкой спускаетесь вниз по такой лестнице и тихонечко спрашиваете: "Кто там?" Представили? Ну а теперь садитесь и опишите свои впечатления. Как раз получится еще один томик Одиссеи капитана Блада. Счастье, что теперь уже никто такой ерундой, как штурмом дверей не занимается.
       Картахена - курорт мирового значения. Не будь военных действий в Колумбии, так в Картахене от иностранцев было бы не протолкнуться. А так - очень даже спокойно можно. И не толкаясь. И в ресторанчике посидеть, чем-либо из европейской, например, французской, кухни перекусить, а можно и местными блюдами подзаправиться. Нынешние европейские конкистадоры нерешительные. Вроде, могли бы приехать, в Карибском море свои телеса помочить, а боязно, хотя никого в Картахене не убивают, да и капитан Блад только на экранах телевизоров резвится в этих местах. Ну разве что ограбят чуть-чуть на пляже, коли рот откроешь, считая накатывающиеся на берег волны.
       В старой Картахене есть и новая достопримечательность - дом Габриэля Гарсиа Маркеса. Дом был спроектирован известным архитектором, однако его строительство вызвало определенное противодействие общественности, поскольку в этом районе не разрешалось возводить современные постройки. Впрочем, дом прекрасно вписался в окружение.

    Дом Маркеса []

       Разглядывая этот дом, я невольно вспомнил другой дом тоже нобелевского лауреата Михаила Александровича Шолохова в станице Вешенской. Почти в центре станицы более чем двухметровым забором был огорожен квартал метров 150-200 длиной, упирающийся прямо в Дон. Над забором виднелся особняк, скромный по послеперестроечным временам. Верх особняка напоминал небольшой дом с колоннами среднего помещика 19 века. Когда калитка изредка приоткрывалась, на входе можно было увидеть милиционера в форме. Проходя мимо забора, можно было по запахам определить, где расположены свинарник и коровник. На усадьбе работало два десятка человек, получавших государственную зарплату. Подобный забор я видел в Кали, когда мне демонстрировали, где живет тогдашний глава наркомафии. В Кали дом был пониже, с улицы не увидишь. По размерам огороженный квартал был примерно такой же. В отличие от Вешенской усадьбы в Кали охранники, вооруженные берданками или чем-то вроде, сидели на каждом углу квартала и перед входом в усадьбу.
       М.А. Шолохов был Героем Социалистического Труда СССР. В Колумбии мне никто так и не смог мне ответить, когда же Г.Г. Маркес станет Героем Капиталистического Труда. Впрочем, он к этому, кажется, и не стремится особо.
       Чудеса Картахены не исчерпываются самим городом. Еще имеются неподалеку острова, каждый из которых - чудо природы. Например, острова, состоящие сплошь из кораллов. Острова эти были живыми до того момента, пока там не начали строить дачки "новые" колумбийцы. Сейчас это уже мертвые образования. На одном из коралловых островов есть зоопарк, где в вольерах живут попугаи.
       Кому в вольерах жить хорошо?
       ***
       А это было уже значительно позднее, через несколько лет.

     []

       Побывать в Картахене и умереть в белых штанах
       Итак, я вернулся из Картахены. Я считаю, что нам крупно повезло, что высказывание жены "Быть в Колумбии и не побывать в Картахене?!" не переросло в "Быть в Колумбии и не поохотиться с копьем на крокодилов на Амазонке?!", а всего лишь получило продолжение "В Картахене белые штаны не черт-те что, а средство для перемещения."
      
       День первый
       Билеты куплены на самолет в семь сорок семь утра. Вяло реагирующий на все визитер-профессор, который оказался обладателем уникальной способности спать в любое время и в любом положении, погружен в такси вместе с мужем, 3 сумками, 2 чемоданами и рюкзаком, и такси, поскрипывая рессорами, двинулось в аэропорт.
       Летим. Внизу Колумбия, облака, внизу всё. Снижаясь над Картахеной, обнаруживаем стоянку автобусов, на которых конкистадоры ездили на завоевание Мачей-Пикчей с Импотехомакаронами.
       Отель. Оказалось, что на такси до него близко. Приезжаем и получаем огромную двухэтажную комнату, 6на 7 метров, с окном на море, на котором плавают одни волны. "Ну что, может на море?" - монотонно и без вопроса произносит визитирующий профессор, но жена сразу отвергает эту возможность: "Туда идти жарко!. Мы лучше пройдемся по городу. Здесь столько всего интересного! А вот и твои белые штаны! А я и твои новые туфли откопала - в черных зажаришься. И в этих штанах зажаришься. Как не наденешь белые штаны?! Я же их целую ночь подшивала. Ну, как знаешь. А туфли хоть легкие? А может, наденешь белые штаны? Ну, как хочешь. А я ж и вторые белые штаны подшила. Ну, хоть туфли надень новые!"
       И вот мы в Картахене.
       - Нет, вы посмотрите только! Вот этой стене 500 лет! А это пушки! А это монастырь был, а сейчас это самый дорогой отель Санта Клара! Нет, это я перепутала, вот это Санта Клара. А там нашли замурованных в стене монахинь. А вот это дом Маркеса. Да, а вот там мы проходили, там был театр. А еще здесь есть музей Инквизиции. Сейчас мы его найдем. А еще тут есть крепость Сан Фелипе. И еще Сан Клавель. Нет, Кравер.
       И не успели мы оглянуться, как уже мы на площади с названием площадь Инквизиции, куда вела улица Инквизиции. Инквизиторов там было много. Половина из них заманивала нас натуральными бусами и замечательными пластиковыми кораллами, а другая половина настойчивыми взмахами соломенных шляп со скидкой в 75% только для нас подгоняла нас к проезжей части площади, где тут же в нас вцепилась третья половина, пытающаяся втолкнуть бестолковых грингов в пасть ювелирного магазина, где изумруды и бриллианты раздаются даром. Гипноз нарушил призывный гудочек такси, которое уже в шестой раз объезжало площадь, слабо взывая умчаться в сияющие дали Сан Фелипе или к ресторану метрах в тридцати отсюда. Отмахнувшись от такси, гринги заползли в зловещий зев Дворца Инквизиции.
       -Это почему это он закрыт? - совсем по-русски приступила к допросу женская часть грингов. - И в прошлый раз я тут была - дворец был закрыт. И сейчас закрыт!
       - Но, сеньёра, идет киносъемка.
       - Какая еще киносъемка? Ну, хоть пофотографировать внутри можно? Ну, пожаааалуйста.
       - Да-да-да, сеньёра, вам можно всё.
       И сеньёра протиснулась за решетку, отделяющую свободу от киносъемок, а два ее профессоральных спутника стали озираться в поисках скамейки. Но все скамейки были заняты неграми, продающими идеальные ярко-красные пластиковые кораллы и шляпы практически задаром. В результате им пришлось ознакомиться с объявлением, что еще две недели Дворец Инквизиции будет закрыт по случаю съемок фильма "Любовь и другие демоны".
       И тут во дворец ворвалась сухощавая американская леди, которой никак не дашь ее 263 лет, в сопровождении своего 70-летнего сынишки, которая на чистом флоридском возмущенно заявила, что она уже вторую неделю ходит сюда прикупить поясок невинности - и всё время закрыто. И что если и завтра будет закрыто, то... Но что будет завтра - это знает теперь только ее сынишка и потенциальный труп охранника, который в разных вариантах всё повторял: "Гуд морнинг, закрыто, нельзя, нельзя, закрыто, гуд".
       А из центрального зала Дворца Инквизиции тем временем величаво выплыла русская гринга, закрывая футляр фотоаппарата и произнося: "А здесь неподалеку Сан Клавель." На что услышала: "Эти проклятые новые башмак мне уже натерли мозоль. И вообще, зачем я их надел?" - "Ну, надень старые." - "Где? И пора нам поесть." - "Здесь есть один замечательный рыбный ресторанчик. Сей час мы его найдем."
       И мы пошли.
       Граждане, господа и товарищи! Когда вы смотрите на своих разной стоимости телеящиках как капитан Воробышек машет саблей, а другой потомок пирата другой саблей отмахивается, а за ними еще кто-то бежит, то не верьте: это всё снималось в Антарктиде на мыске королевы Мод. А здесь все прячутся в тень и, лишь вяло поднимая голову, просят посодействовать монетой в двести песо, которую потом они не в силах донести до кармана. Русские профессора, будучи не в силах оказать единственное кардинальное содействие - пристрелить просящего, а потом застрелиться самим - проползали дальше, вяло подталкиваемые рассказом, что там замечательная рыба, холодное пиво и вентиляторрррр. И вползли. И дождались пива и рыбы. И провентилировались. И пропились. И - всё-всё-всё, дальше подробностей не будет.
       А потом был обратный путь, на время которого в задник новых башмаков была всунута туалетная бумага, а потом и кусок пластыря, на вопрос о наличии которого негритянка-продавщица продовольственного магазина ответила "Комо но? - Как это нет?" Впрочем, она то же самое отвечала на все вопросы глупых гринг: "Как это нет противокомарной прыскалки? Как это нет репеллентов? Как это нет холодной воды? Как это нет вечной жизни на небесах? Комо но?"
       И мы притрюхали в отель, где каждый плюхнулся на свою кровать, надеясь под мерный скрип вентилятора забыться вечным сном. Но не тут-то было: "Мы что, сюда спать приехали? Здесь столько всего интересного! Надеваем белые штаны. Ну ладно, как хочешь! Можешь и в своих темных и жарких! Пластырь же есть? Ну, надевай старые башмаки. Ладно-ладно, нечего смеяться!" Но все-таки пару часов поспать удалось. А потом опять были дом Маркеса, стена, пушки, площадь с гигантской ботеровской грудо-задницей, которую по утрам какой-то извращенец протирал тряпкой во всех невыступающих местах. А в девять отход ко сну, сопровождаемый меланхолическим замечанием профессора визитера, что очень хорошо, что здесь нет одной его знакомой, которая обязательно затянула бы всех на дискотеку с неграми.
       Ночь первая
       Всю ночь злобный дождь, сопровождаемый хлопаньем ставен и металлическими поскрипываниями, не давал спать. Умудренный долгим жизненным опытом более старший профессор всю ночь размышлял: "Ага! Вот вам ваша хваленая Картахена! Дождь! Теперь просидим все время в номере, вылезая только пожрать. Ага! А зато я книжку кончу вычитывать! А это хорошо! Ага!"
       А наутро выяснилось, что мерзкое металлическое поскрипывание производил большой вентилятор на потолке, имея некоторый период автоколебаний, тщательно исследованный профессором помладше путем включения и выключения вентилятора на разных скоростях. "Смазать его надо - и всё!" - заявила женская половина коллектива. Но практических последствий это практическое заявление практически не возымело. Только в последнюю ночь профессор постарше сказал, что надо выключить эту скрипучую сволочь. "Ладно," - сказал профессор помладше. И все потом взопрели.
       А дождь? Оказывается, скрип и деревянное хлопанье бушпритов об бушлаты так и было хлопаньем. Но шум дождя был величественным шумом, издаваемым Карибским морем. Ага.
       День второй
       В семь утра, поев яиц с мармеладом и кофе и напялив плавки под треники, выдвигаемся плавать. "Направо мы не идем, там пляжи, где прут всё, включая полотенца. А налево пляжи цивилизованные." Идем. Мимо проезжают такси, призывно подбибикивая и намекая, что ехать легче, чем идти. "Какой воздух! Какие такси!?" - я уже и сообщать не буду, кто это произносит, поскольку по тротуару бредут два меланхолика, сопровождающие каменными репликами каждое восторженное восклицание оживленно рассказывающей что-то единственной женской части мужского сообщества. При этом визито-медитирующий профессор оживляется все же для фотосъемки очередного кустика и каждый раз сообщает, к какому классу травоядных он принадлежит. Впрочем, он выкладывает свои реплики осторожно. Но вместе с репликами сообщает, что впервые он захотел спать в первый день своей жизни. А потом это желание только возрастало. Зато второй, вооруженный тридцатилетним семейным опытом, укладывал свои пятикилограммовые фоссили-реплики на хрупкие аналитические весы без раздумий. Впрочем, весы не расстраивались.
       А визитер тем временем рассказывает: "Были мы в германском университете. А там перед ним груши и яблоки растут. Наберешь, наешься. А немцы только в магазины ходят, покупают там свои нарисованные яблоки. А орехи все там сжирал китаец. А Вася мне каждый день надоедал, что ему пиво надо. Прихожу я как-то, а он, зараза, мою литровую банку пива выдул, а говорит, что другую для меня купил, на пол-литра, сволочь. А тут подъезжает под окна оппель. Вася высовывается. Да, а Вася, значит, заявил, что он книгу будет переводить на английский. Что хорошая книга будет. Спрашивает, значит, как написать "Получили уравнение" по-английски. Да, так Вася видит в окно оппель, высовывает туда морду, но так, что по ней не попало, если что, и орет: "Они наши груши с яблоками п..., воруют, значит!" И тут эти немцы дают деру. Понятно, что русские были. Какой немец знает, что п... это воровать." И тут мы, под конец захватывающего рассказа визитера, сопровождающегося неуместными репликами аборигентствующего профессора, пришли на пляж.
       А на пляже бравый молодой Джованни - Yobany согласно записи, сделанной в книге регистрации последствий брачных актов славного города Картахены лет 20 назад - натягивал тенты. "Тент с двумя стульями - 5 миль! Еще один стул - еще 5 миль!" Этот Yobany был прав в своей уверенности, что тент с одним стулом не сдашь. Но поскольку стульев у него был избыток, а очередь желающих арендовать тент вся состояла из тех же трех грингов, желающих получить третий стул, то он сдался и отдал третий стул за две мили. Гринги были довольны, сэкономив три мили, а Yobany, что получил лишние четыре.
       Море. Карибское. Идем. Заходим. Еще заходим. Еще заходим. И тут нам начинают махать руками. Оказывается, мы заходим близко от волнореза, наваленного из больших камней. Там закручивает, поэтому лучше отойти подальше. Впрочем, природолюбый визитирующий профессор, который слазил на эти камни в жажде найти что-либо морское и живое, выдвинул другую версию: "Там, похоже, пляжные негры устроили ночной сортир - воняет дерьмом невозможно. Наверное, потому и отгоняют, что можем уйти искать, где не воняет."
       Когда задумчивые обмочившиеся тела профессоров оказываются на стульях, они слышат: "А в прошлый раз здесь не было ни единой волны!" Почему все бывает только в прошлый раз? Сейчас купание старого белого коня заключалось в том, что конь заходил в море по самое то и чуть выше, а потом подпрыгивал, когда накатывала волна. А конь помоложе делал вид, что ныряет в эту волну. А еще он как-то изредка добывал из песка ракушки.
       И сели они по своим стульям, наслаждаясь морским видом, отсутствием валяющихся перед носом задниц и величественным шумом вечно набегающих на берег волн. И хотелось думать. Но не думалось.
       И вдруг справа показалась колонна черных рабынь-одалисок с ведерками. Каждая из них, призывно повиливая задом носорожицы, произносила заклинание: "Масахе! Масахе-масахе. Масахе-масахе-масахе!", на которое три головы дружно отвечали: "Но, грасиас." Опечаленные рабыни шли дальше, пока молодая одалиска не заметила торчащее коленно-чашечное сочленение более молодого профессора. Не слушая "но грасиас" , она вцепилась одной своей рукообильной конечностью в белую невозделанную профессорскую икру, а другой стала намазывать на нее что-то белесое, приговаривая, что сейчас она отмасахает эту чудную икру совершенно бесплатно. А потом уже, когда господин не сможет жить без масахе, тут она и начнет брать за это деньги. Поначалу ошеломленный натиском профессор пытался потихоньку передвинуть свою коленастую икру, задвинув ее куда-либо под стул. Но когда белесая гадость под лапой одалиски с икры стала перемещаться выше, икра была решительно вырвана, а профессор заявил: "И нечего!", так и не рискнув в присутствии рыгочащих сотоварищей использовать правильные выражения. Одалиска с плачем выпустила Большую Белую Ногу. А профессор победоносной рысцой протрюхал к Карибскому морю и смыл белесую дрянь. После этого, проходя раз двадцать в день мимо, оная одалиска плотоядно смотрела на Большую Белую Ногу Для Масахе и только еще однажды попробовала намазать ее на следующий день. Легенда говорит, что в стонах Карибского моря слышна теперь и любовь одалиски к Большой Белой Ноге.
       Масахе? Нет, масахе еще не всё. Дальше побежали бабуины с бусами. Это глупые гринго думают, что бабуины глупые. А бабуины совсем умные. Они суют свои бусы под нос глупым грингам и произносят: "У? Промосьон. У-у!" А гринги со своими "но грасиас" не понимают своего счастья: "У-у, промосьон!" А потом идет череда горилл, сующих с тем же "У-у, промосьон!" очки от Кардена, роллексы, сейки и прочие часы, только что доставленные контрабандой из Швейцарии. А потом фотографы. Но самое страшное это продавцы морских деликатесов. Когда они открывают свой бар-холодильник, то оттуда идет такой тонкий аромат, что я только потому удерживался не дать им милю, чтобы они унесли аромат с собой, что тогда мне бы пришлось через полчаса дать милю всем остальным тридцати тысячам продавцов. А у меня не было таких денег.
       "Может, мы потихонечку домой?" - робко спросил старший профессор, поддерживаемый трагическим взглядом младшего профессора, выкопавшего свои очередные две ракушки из морского дна. "Мы здесь еще только три часа. И сейчас начнется самая жара. И зачем мы сюда приехали?!" Последний вопрос имел очевидный ответ, который старший профессор так и не осмелился произнести: "Надеть белые штаны." И досидели мы так до двух часов дня, вылезая поподпрыгивать перед волной время от времени. После чего побрели в сторону старых стен Картахены, отмахиваясь от побибикивающих призывно такси. "Росарио! Надо заказать билеты! Океанариум! Коралловые острова! Рыбки! Акулы! Обед там будет!" И около кассы с носа было взято по 10 миль за резервацию трех мест на сверхбыстром двухмоторном катере со спасательными жилетами.
       А после обеда старший профессор, стягивая треники с худых ног, обнаружил, что больно. Хоть и были они намазаны чисто американским кремом от загара, но Карибское солнце пробило все единицы американской защиты, так что штаны на последствия солнечного хулиганства надевать было больно. И было возвещено: "Хрен я на это Росарио!"
       Хотя остальная публика тоже была прожарена весьма основательно, но энтузиазм делает чудеса. И Большая Белая Нога, которая уже была Большой и Красной, побултыхалась в водах возле Росарио и еще где-то. Обильный обещанный обед состоял из небольшой рыбешки, которая Большую Красную Ногу никак не могла пропитать, а потому после обеда пришлось пройтись в ресторан подкрепиться.
       А потом каждый день была работа: разгибание ног с пристаныванием, намазывание их, пуза и плеч и обещания, что ноги моей не будет на этом море. Потом море, солнце, бусы, массажистки, фотографы, стены, дом Маркеса, вентилятор со скрипом. И в конце дня величественный шум Карибского моря.
       Но все было бы просто замечательно, если бы можно было натянуть чистые белые штаны и ходить по Картахене, наслаждаясь пальмами и поглядывая на парочки вместо пушек в бывших амбразурах древних стен Картахены.
      
       Варианты и диалоги из "Побывать в Картахене и умереть в белых штанах"
       - Как ты смотришь на то, чтобы сбегать скупаться на море, а потом на завтрак?
       - Лучше сначала на завтрак, а на море потом посмотреть.
      
       - Пойдем на море! Нам даже душа не надо! И завтрак здесь до 11.
       - Можем и до 11 завтракать.
       ***
       Глядя, как на экране телевизора негры лениво бродят под палящим экваториальным солнцем, я был в полной уверенности, что им солнце не страшно - они же негры! И с удивлением услышал рассказ негритянки из Картахены, что она регулярно и очень болезненно обгорает на солнце.
       Каса де Питер
       Отель, в котором мы останавливались в Картахене, большой старинный дом. Отель не имеет вывески и не имеет никакой рекламы. Жильцов в нем, обычно, человек 10-15. Называется он Casa de Piter. Управляется он симпатичной женщиной средних лет. Похоже, что все доходы его идут на зарплату персоналу и поддержание в рабочем состоянии. Устроил его один писатель-англичанин, известный полуэротическим романом. По его желанию отель принимает новых жильцов лишь по рекомендациям уже там побывавших. Там тишина и спокойствие. Телевизоры отсутствуют. Обитатели получают очень симпатичную комнату с удобствами, ключи, завтрак, обслуживание и обязательство не беспокоить других жильцов. В данный момент в отель практически запрещен доступ итальянцам и колумбийцам. Впрочем, спокойных и нормальных там примут по рекомендации.
       Писатель умер три года назад. Теперь отель принадлежит его детям. Неизвестно, сколько времени они будут поддерживать старые традиции, но пока что превращать отель в коммерческое предприятие они не собираются. Номер в нем стоит в настоящий момент 150 миль на одного, 210 на двоих и 220 на троих. Цену в долларах можно получить, поделив примерно на 2000. Цены эти раза в два ниже, чем в местных коммерческих отелях.
       Сан Клавер
       В Картахене имеется замечательный Собор Сан Клавер. Туда все ходят на экскурсии. Перед собором имеется прелестная скульптурная группа: монах, сам сан Клавер, со счастливым рабом с разбитыми кандалами. Раб этот такой симпатичненький негр, такой пухленький, в стиле Ботеро. Даже непонятно, зачем его надо было освобождать от такой сытной жизни.
       Собор этот иезуитский. По Собору водят экскурсии и показывают: вот в этом колодце святой Клавель (кстати, канонизирован католической церковью) скрывал беглых рабов. Там еще есть подземелья, где он их тоже скрывал. А всего за время своей жизни здесь (больше 30 лет) он спас 300 000 беглых рабов. За что и удостоился чести стать святым. Господин визитирующий профессор со свойственной ему любовью к арифметическим действиям со всем, что можно посчитать, особенно, когда надо считать до трех, тут же принялся делить, умножать, складывать и вычитать. И пришел к такому странному выводу: если даже взять 40 лет и считать, что было 500 месяцев в них, то каждый месяц к святому сбегалось 600 рабов. Не говоря уж о том, что скрыть их в колодце довольно сложно, их надо было кормить. И только новым рабам нужно было килограмм триста еды ежедневно. А остальным? Их как, отправляли на родину в Африку? Если считать, что счастливые рабы могут по двести штук залезть на корабль, лишь бы вернуться, то и то надо 3 корабля в месяц. Спрашивается, откуда деньги-то, чтобы их возвращать в Африку? А еще ведь был построен и Собор приличных размеров, на который деньги дала какая-то испанская дама.
       На вопрос "А куда святой Клавер девал всю эту трехсоттысячную армию беглых рабов?" гид, который тоже каким-то боком относился к иезуитам, хоть и был в партикулярном костюме, так и не ответил, продолжая вещать об освобождении и замечательном обращении святого с беглыми рабами.
       При этом другими гражданами рассказывается, что иногда святой шел к работорговцам и просто забирал привезенных рабов. А они, конечно, овечки несмышленые, так просто и отдавали. А зачем тогда этих рабов прятать в колодце, если их и так отдают? Между прочим, имеется не очень достоверная статистика, что в Картахену в тот период завезли от 4 до 6 миллионов рабов. Итого, эти 300 тысяч очень похожи на церковную десятину. Видимо, этих рабов крестили, что и означало, что их спасли для жизни вечной. Огромное число церквей и соборов было выстроено в то время. Господа конкистадоры в особой любви к строительству своими ручками замечены не были. Да и о церковной братии упоминаний, что они что-то строили своими личными силами, имеется очень мало. И кто же выстроил все эти соборы?
       Остров Росарио
       А на Росарио есть океанариум со всякими рыбами. Ну и, конечно, с акулами для туристов. Помост там есть. И вот выходит служитель, ставит на помост ведро, в котором предположительно имеется рыба. И тут же на этот помост со всех сторон налетают акулы (это такие толстые коричневые чушки метра по полтора и несколько больше - никогда бы не сказал, что акулы. Однако же они самые.). Выплюхиваются, значит, эти девушки всей своей мордой и частью корпуса на помост и ждут - терпеливо-терпеливо, так что даже и не очень понятно, чем они дышат в это время. И чего, спрашивается, ждут? А ждут, что служитель вытащит из ведра одну-единственную рыбешку размером с крупную кильку и кому-то из них кинет. Второй рыбешки не кидают. И так они терпеливо все ждут, пока ведро, из которого рыбу вынимают, не уберут с помоста. Тогда они дальше по своим делам начинают шмыгать где-то там в воде. Еще более интересно, что эту рыбешку у них может упереть птица вроде мелкой цапли. Пока чушка, которой кинули, сообразит, что ей надо придвинуться к рыбешке да заглотить, эта мелкая рыбешку подхватывает, а дальше внаглую топает с рыбешкой в клюве прямо по акульим башкам. А те только смотрят - с укоризной или без - это по их бессмысленным мордам не поймешь.
       Как меняют визу
       Ну вот, дорогие мальчики и девочки, поменял я сегодня визу. А поскольку явился домой с башкой, которая уже совсем не варит, то и напишу-ка я вам, как я ее получал.
       Мне ее надо было перенести из старого паспорта в новый, который я в посольстве получил после полугода ожидания. Все, что надо дальше было, это получить справку из полиции о выездах за границу (здесь можно поехать за границу по паспорту, а можно по внутреннему удостоверению иностранца - поэтому им требуется список всех поездок), кучу ксерокопий плюс две фотографии.
       С фотографиями на документы у меня беда: как получаю, смотрю, а оттуда такая рожа на меня смотрит, что... Словом, я их часто делаю, эти фотографии 3 на 4 или 3 на 3 - от размера фотографии рожа не меняется.
       Вообще, мне все свои фотографии не нравятся, кроме одной. На той мужичок месяцев одиннадцати от роду, в рубашонке до пояса, в кроватке веселится. Глядя на него никак не скажешь, что первая осмысленная фраза у него потом была "Дай зурнал!" - человек должен был получиться, а не журнальная крыса.
       Словом, фотографий у меня уйма. Сгреб я несколько, сунул в папку с ксерокопиями и пошел. Точнее, поехал на такси, потому что прием в визовом отделе МИДа начинается в семь тридцать. В семь двадцать я был уже около МИДа, думая, что вот здорово, первым буду, ну, вторым. Как же: уже 25 граждан стоят, сторожат, когда разрешат войти. Становлюсь двадцать шестым. Стою и думаю, а на фига ж я прискакал на такси, если сзади меня никто не становится. Стою, однако, спокойно, наблюдаю монашек всяких, граждан от адвокатских фирм, у которых паспортами забиты портфели. 7:29 - и тут я чувствую радость: оказывается, я был последним среди отличников. А дальше троечники поперли - за последнюю минуту за мной человек двадцать выстроилось. Это они тоже думали, что придут ровно к открытию и будут первыми. Ха! На всякого умного два поумней найдутся.
       И тут запускают внутрь. Стою уже около самого окошечка. Тетенька строго меня вопрошает: "А документы есть все?" - "Все-все, даже лишние есть." "А справку из полиции о миграции принесли?" - "Обижаете!" И, приговаривая, что мне надо только визу из одного паспорта в новый переместить, начинаю совать все свои бумажечки. Тетенька их разгребает, приговаривая: "Таааак, хорошо, очень хорошо!" - и я расслабляюсь, расслабляюсь... А тетенька смотрит на мои фотографии и спрашивает: "А какие из них вы желаете себе на визу, вот эти, с голубеньким, или вот эти?" А я расслабленно отвечаю, что мне один фиг какие. И вдруг тетенька серьезнеет: "А здесь нет двух одинаковых!" "Ну и что? - наивно спрашиваю я. - Это же я везде тут." "Нет, вы не понимаете, - говорит тут эта тетка, - вот, смотрите, здесь такой галстук, а здесь этакий, здесь пиджачок у вас серенький, а здесь ежик бобриком." "Да вижу я, что они разные, - говорю, - но у вас же в правилах не говорится, что они должны быть одинаковые? Две мои фотографии. Это же я, правда?" Нет, вы не понимаете, - сурово отвечает тетка, - здесь у вас галстук есть, здесь нет, рубашка коричневая, а здесь...." "Да нет здесь одинаковых, понятно, но может и с такими сойдет?" "Ну, может и сойдет, но нельзя, - отвечает тетка, - несите новые фотографии! Вот здесь на пятнадцатой с девяносто четвертой есть "Фото Хапон" - сделаете, принесете..." "Я вам свои документы оставлю, а то вон какая очередь сзади уже стоит," - льстиво заглядываю в ее суровые глазки. "Оставляйте, - соглашается тетка, - как принесете фотки, так я и запущу ваши документы в дело." И я поскакал. Мысль съездить домой и подобрать две одинаковые фотки я сразу отставил - далеко, думаю, ну и если откажут мне сделать сразу, так тогда и поскачу на такси.
       Дохожу я до 94-й улицы, смотрю вперед, а никакого "Фото Хапон" не вижу. Местных жителей спрашивать бесполезно, эти начнут расспрашивать для чего мне, а потом скажут, что не знают где. Тут замечаю полицейского: стоит, скучает. Я к нему, он выпрямился, как будто генерал к нему подошел, и отвечает ответственно: "Не знаю я, где здесь имеется "Фото Хапон". А адрес у вас есть?" Вообще говоря, местные граждане стараются с полицейскими не общаться, потому когда полицейского кто-то спрашивает, то это как погладить его. "Ну да, - отвечаю, - 15-я с 94-й". "Вот это пятнадцатая, - говорит полицейский и показывает рукой, - а вот это 94-я." "Спасибо большое," - говорю - и дальше иду. И вдруг вижу: "Фото Хапон". Захожу, а там хапонская мать на кассе сидит, колумбийская, то есть. Я к ней: "Мне надо срочно-пресрочно сделать фотки на визу!" "Ах, срочно? - радостно откликается колумбийская труженица. - Это мы быстро. Только дороже!" "Да мне неважно, пусть дороже, только побыстрей!" "Даааа, тянет колумбийская труженица, - шесть миль всего-то - и мгновенно будет готово. Давайте деньги и подождите чуть-чуть." А у меня это "чуть-чуть" в голове тикает: "чуть" - еще один там документы сдал, "чуть-чуть" - еще двое. Стою, жду. Никого кроме меня в этой лавке нет. Наконец, не выдерживаю: "Мне срочно надо же!" - "А почему вы еще в кабинку не прошли?" - "Так никто не звал!" - "Ну, вот, я зову, пошли." Сел я в кабинку, а в дырку в кабинке всовываются две физиономии, одна с фотоаппаратом, другая без. И которая без фотоаппарата начинает объяснять той, что с фотоаппаратом, что надо вот на тот рычажок нажать. А которая с фотоаппаратом спрашивает: "На какой? На этот?" - и показывает туда, где вообще ни одного рычажка нет. После чего они дружно начинают смеяться. Потом руководящая морда критически смотрит на меня и говорит, что мне надо плечи как следует поставить, а потом, что голову не туда наклонить, а потом, что надо смотреть вот сюда - и тыкает своим вряд ли чистым пальцем прямо в объектив. Однако же получил я свои фотки и поскакал назад. Вручил их тете в окошке и сел ждать. И дождался. Два с лишним часа ждал. Вот! И теперь я счастливый, что ждать мне больше не нужно. А фотографий нужно было две. А мне их дали восемь. Теперь надо их вместе со всеми в кучу сунуть.
       Китайские церемонии
       Здесь студенты на курсы записываются. В начале семестра мечется масса народа, которая не успела записаться на какой-то курс, а мест на запись уже нет. Тогда преподаватель может разрешить записаться в индивидуальном порядке. Однако когда группа большая, человек 50, то каждый дополнительный студент вовсе не в радость: минимум 4 экзамена-контрольных работы, каждую проверять надо минут 15-20, так что каждый слушатель это час твоего времени.
       Вдруг в последний день выплывает студент-китаец и сует мне деловито заявление на подпись, что я согласен его приютить. А у меня переизбыток в обоих группах: отказал.
       А вчера подходит студентка-китаянка и начинает умоляюще лепетать: "Профессор, я понимаю, что с моей стороны это нехорошо, но я хочу попросить вас об одолжении, об огромном одолжении, которое вы вовсе не обязаны делать для меня, но я вас прошу войти в мое положение. Я понимаю, что вы вовсе не обязаны и имеете полное право мне отказать..." Китайцев здесь кот наплакал, я тотчас складываю два с двумя и получаю, что не разрешил перевод в мою группу то ли ее брату, то ли бой френду, а просьба будет... И слышу дальше: "Я хожу в вашу утреннюю группу, а в это время у меня еще один курс есть. Вы не можете разрешить мне числиться в утренней группе, а ходить на ваш же курс с другой группой?" Уффф: "Ну, конечно, конечно, я с удовольствием вам это разрешаю!" - "Я вам так благодарна, так благодарна! Не может быть, чтобы вы мне такое разрешили! Вы мне сделали такое одолжение! Я никогда..."
       Наконец-то воочию ознакомился, что такое китайские церемонии.
       Воры
       Такую вот историю только что передали по тв.
       Вчера в 2 часа ночи в Боготе вор украл что-то у таксиста. Все такси здесь радиофицированы. На место происшествия быстро прикатили 80 такси. Вор был убит. Прокуратура не стала открывать следствие.
       Ах, ты, собака!
       Никогда не видел, чтобы на улице Боготы кто-либо пнул собаку или начал на нее орать. Бродячих собак здесь очень много. Еще больше собак домашних. Ни те, ни другие ни на кого не гавкают и не бросаются. Кроме, естественно, как на своих сотоварищей, которые забрели на чужую территорию. Собаки чувствуют себя хозяевами города. Собака может валяться посреди людного тротуара или не спеша перейти на другую сторону улицы с оживленным движением - водитель притормозит и терпеливо дождется, пока собака уберется из-под колес его автомобиля. По отношению к двуногим гражданам, переходящим улицу в неположенном месте, такой деликатности никто не проявляет. Кстати, здесь почти все переходят улицы в неположенном месте. Однажды видел, как бродячая собака стащила у мелкого торговца что-то съестное. Она бежала не очень быстро, а все окружающие радостно ей свистели и не делали попыток догнать и отобрать. Все, включая самого торговца. Это было весьма не похоже на погоню за двумя воришками, свидетелем которой я был. За ними бежали с десяток продавцов, а может и менеджеров. Продавцы были обозленные, что-то угрожающе выкрикивали, а воры лет двадцати-двадцати пяти чувствовали себя весьма неуверенно и пытались убежать. При этом симпатии зрителей были явно на стороне погони. Погоня свернула в переулок. Я не видел, как там поймали воришек. Но возвращаясь минут через пять, я увидел этих воров в весьма растерзанном виде. Их вели под руки два молоденьких полицейских. Сзади великолепной четверки шли несколько продавцов. Время от времени кто-нибудь из них выкрикивал что-то типа "Ну, сволочь!" и давал хорошего пинка одному из воров. Полицейский поворачивал голову и говорил что-то вроде "Ну, хватит!", но не ультимативным тоном, так что выкрики и пинки продолжались.
       Араукария
       Жена купила на улице чудную маленькую пушистую араукарию в горшочке.
       Вообще-то араукарии вырастают огромными деревьями, но продавец сказал, что она больше расти не будет.
       Жена ее старательно поливала. Однако же с араукарией было что-то не то.
       "Может я ее заливаю водой?" - волновалась жена. Наконец, она решила проверить, что там с корнями. Оказалось, что продавец не соврал. Никогда этой араукарии не вырасти больше. Может какие срезанные ветки и растут, но только не у араукарий.
       Милостыня
       Иду я мимо местного рынка. Вижу на другой стороне улицы упитанное семейство колумбичков-боровичков, папашу с пузцом, мамашу и таких же пухленьких деток лет по 7-8. Загружают они в машину, не слишком дорогую, но и не дешевую, кучу продуктов. И вдруг папаша заметил меня, иностранца. Подобрал он свое пузцо и почесал мне наперерез. И стал просить у меня милостыню, канюча, что он и его семья - голодные...
       ***
       Попрошайничество здесь очень распространено. Иногда у меня просят монетку граждане, куда лучше меня самого одетые. Это как рефлекс: раз иностранец, значит из США. Раз США, значит богатый и дурной. Поэтому может дать не только мелкую монетку, но и покрупней.
       Знакомые долго подавали милостыню парню лет 25, который утром мимо автомобилей по утрам ходил и выпрашивал. А потом как-то остановились и разговорились. Оказалось, что у него рядышком с тем перекрестком имелась квартира в собственности, родители ему давали деньги на жизнь, но на пиво и ресторанчик не хватает. Вот он ходит, собирает, а вечерком - в кабак. И дети, хорошо одетые, очень часто просят. Самое странное, что просят либо явные бомжи - этим, понятно, надо на наркоту, либо явно обеспеченные хорошо. И что их вынуждает просить - для меня загадка.
       А один раз я себе представил вполне зримо, как проезжает по улице президентский кортеж. Вдруг он останавливается, а оттуда выскакивает президент и говорит: "Не могли бы вы мне дать пятьсот песо, у меня на автобус не хватает."
       Маленькие хитрости
       В магазине стоят две баночки меда по одинаковой цене. На одной написано Miel de abejas natural а на другой Miel de abejas puro. Miel de abejas переводится как пчелиный мед (мед от пчел), natural - натуральный, puro - чистый. Какой мед настоящий? Ответ: puro. Тот, что natural, сделан из натурального сахара.
       Футбол неподалеку
       Сейчас в двухстах метрах от меня идет футбол Урррррругвай - Коллломбиаааа. Это как объявил комментатор тв. Ходил в магазин, надо было пройти по улице - не смог, пришлось идти в окружную. Дело было в два часа, матч начался в 6. Число продавцов флагов, маек цветов колумбийского флага, шапок... Заодно впервые увидел эти оглушительные дудки, оказалось, что совсем они не большие. Однако же орут не так уж сильно сейчас, да и совсем не поют, не жужжат как растревоженный пчелиный рой, так что, наверное, дело не очень здорово идет. По телеку потом узнаю.
       Блохастое
       Только что сходил еще раз на блошиный рынок. Это только по-русски "блошиный" несерьезное прилагательное. На испанском, к примеру, это "меркадо де пульгас", ничуть не менее серьезно, чем "герцог Бульон де Жуйкотлетский". Наверное, потому, что блохи это не только мелочи, но и напоминание, что блох можно там набраться хорошо, а удовольствие это не так, чтобы большое. Но все-таки по-русски это что-то не очень серьезное, и мысли у меня соответствующие. Поехал я за каплями-настойкой из цветков коки. Реклама пообещала, что покапаешь и есть совсем не хочется. Ну и еще что-то там от ран, ранок, порезов. Купил, но какая-то халтура, потому что продавец начал мне объяснять, что заряжен этот настой магнетически, а потому нельзя его возле компьютера и возле мобильника. Привет Кашпировскому или кому там еще, который все заряжал.
       Вот, иду и думаю. Думаю и иду. А мыслей, в общем-то, никаких. Но кажется, что думаю - замечательное состояние. Ну, к примеру, думаю, а на фига вот эта тетенька необъятных размеров натянула панталоны в обтяжку и пыхтит, делает вид, что бежит наперегонки с велосипедистами и собаками, если я ее не спеша обгоняю? Ей же, бедной, тяжело пыхтеть? Или, к примеру, почему в Голливуде стараются артистов сделать как можно более узнаваемыми, а на колумбийском телевидении совсем наоборот? Вот вчера, к примеру, играла одна симпапушечка со ртом до ушей и когда смеется, и когда плачет. По имени признал, что в предыдущем сериале она же играла мадам с таким маленьким ротиком, что и сосиске тяжело придется, проталкиваясь туда. Ей что, прооперировали его, что ли?
       Или: зашел в книжный магазинчик, а там книжка Хичкока "Не для слабонервных". Покрутил ее, покрутил, понюхал (это без шуток, потому как все букинистические книжки здесь воняют плесенью, которую я не переношу), да и подумал, что а ну ее к Хичкоку.
       И дальше все так же иду, размышляя, так и не знаю о чем. Например, о том, что когда не знаешь предмета, то чтобы его выучить, неплохо написать книжку. И не написать ли мне книжку с названием "Практическое пособие для тех, кто в разладе с самим собой"? Наверное, хорошая книжка получится, занимательная. Ну и еще много таких блох проскакало, не задержались даже.
       Еще когда туда шел, около стадиона толпа была. Возвращаюсь - это уже... эпитета не подберу. Это надо смотреть. Все улицы вокруг стадиона забиты гражданами в желтом с синим и красным, цветами колумбийского флага. Я уж думал, что надо обходить, что не протолкнусь. Однако же пролез. А потом и думаю, что это стоит запечатлеть. Сбегал за фотоаппаратом, благо, что рядом живу. Однако же здесь придется живописать словами. Такое я видел только в 1960-х: очередь за хлебом на два квартала. Только та была не толстая очередь, а тут перекрыла тротуар, видно что квартал полностью забит толпой, которая и на следующий квартал сворачивает.
       И тут приоткрыли проход, который ведет на стадион. Все, кто смог туда просочиться, бегом побежали к стадиону. Оказалось, что проход приоткрыли по ошибке. И уж тут как первые счастливчики это поняли, так припустили изо всех сил. А остальная толпа завистливо смотрит, что те к святилищу приближаются, смотрят, поправляют свои цветные колпаки, что покупали специально к игре, помахивают флагами. А кое-кто цвета колумбийского флага прямо на физиономии нарисовал, как спецназ в американских киношках. Снимать я эти морды не стал, чтобы моя не пострадала.
       "Да, - спросил я полицейского, - а с кем играют-то?" Посмотрел он на меня как на с Луны свалившегося. Сначала подумал, а не шпион ли я, поскольку только шпионы не знают ничего. А потом и говорит, с явным презрением к моей слабоумности: "С Бразилией" - и отвернулся к своему напарнику.
       А я посмотрел-посмотрел, да и пошел назад, проталкиваясь через толпу. Спустился я по переходному мостику, а там дом с участком обнесен забором метра четыре высотой и с колючей проволокой. Можно не объяснять, зачем такое ограждение напротив стадиона?
       Вот по этой дорожке, кстати, я и хожу каждый день. И вот что интересно: когда иду к дому, то всегда по ней. А когда из дому, то всегда по параллельной дорожке. Хотя расстояние и время, чтобы дойти до переходного моста, совершенно одинаковы. И знаю, что одинаковы, проверял, но только так и хожу. А почему, а? А потому что дурость человеческая не поддается никакой логике: кажется, что вот так лучше, а дальше только под гипнозом можно переубедить. И то не всех..
       Да, я ж еще и кактусиков хотел прикупить, а продавца-то и не было. Дождь был вчера, тропический. А у того продавца кактусы на втором этаже в домишке под пленкой. Могло эту пленку и того. А иначе чего это он не приехал? Хоть жена его должна была б.
       Вернулся я домой. Матч начался, а дождина полил такой, что ... Я человек не завистливый.
       А еще через полчаса дождь слегка уменьшился до нормального российского ливня. И тут стало слышно, как орут на стадионе! Как ненормальные - не то слово. Что-то у меня со словарным запасом произошло, только и вспоминаются те слова, о которых в детстве никто из взрослых не говорил ничего, но думалось, что они неприличные.
       Господи, как ОНИ орут время от времени!!! Но больше молчат. Наверное, там бразильцы им...
       Да, а на рынок я ехал на автобусе. Вдруг входит мой студент-двоечник. Больше всего его удивило, что профессор - и ездит в автобусе. Такого не может быть, потому что не может быть никогда. Да еще и иностранец!
       А вообще-то, с ума сойти сколько поместилось в полтора часа. Так там же и еще много чего было. Хоть и ерунда всё, но всё равно много.
       Еще один отчет о творческой командировке меня на блошиный рынок
       Коленка заболела. Туда-сюда - нет мазюки коки: всю увезла благоверная в Москву для облагодетельствования родственников и знакомых. И пришлось идти на блошиный рынок, где можно купить всякие экзотические мази вроде мази из марихуаны или коки. Пошел я. То есть сначала поехал на автобусе как белый человек. Впрочем, вру: белые люди здесь на автобусах не ездят. Белые люди и не очень белые, но уважающие себя сильно, ездят на машине. Если не на своей, то на такси. А я езжу на автобусе.
       Словом, приехал, слез, немножко не дошел и смотрю: батюшки, да это же смертельно больной, что неподалеку от моего дома стоит с дыхательным аппаратом и трубками в носу. И еле слышно шепчет, что жить ему осталось всего ничего, а надо еще и семью обеспечивать. И трубки у него все так же в носу торчат, и аппарат за ручку держит. Стоит и громовым голосом что-то орет и рыгочет со своим приятелем. Рано я приехал, еще он не работает.
       Пошел я дальше. Смотрю, другой мой знакомый, продавец кактусов. Вовсе не думал я кактусы покупать, но уж так получилось. Спросил я у него, как что-то вроде белой щитовки на кактусах уничтожать (сразу даю его рецепт: можно химикатами, а можно 10 миллилитров медицинского спирта, подозреваю, что он не тот, что пьют, пробовать не хотелось, на пол-литра воды. И брызгалкой как следует обрызгать. А потом еще раз через месяц.) И вот так, слово за слово, набрал я у него кактусят с неприличной кличкой сукулентов. Купил даже два таких, что водятся только в Колумбии. И все это было на 18 тысяч песо , то есть на 9 долларов, из которых треть стоили те два, что побольше.
       А еще купил мазь из марихуаны и спрей "Кокадол", что из коки сделана.. Продавец клялся и божился, что если побрызгать, то и порезы, и раны заживают быстро, и грибки выводятся. На последнее я и клюнул. Но наверное брехня. Посмотрю. А еще купил цветок счастья. Не знаю, будет ли цветок, но лет за пятнадцать должен вырасти с дыньку с длиннющими листьями.
       Загрузил я это всё в пластиковый мешок и пошел как белый человек. Нет, снова неправда: те, что как белые люди, с пластиковыми мешками не шляются. Ну, разве что от машины до квартиры. И то мешки там служанка потащит. А я пошел, элегантно осторожно помахивая кактусами. Солнце печет, а я в куртке. А солнце, если оно здесь печет, так печет. Жарко. Смотрю, тетка жарит кукурузу и продает. Купил. Тащу в одной руке пластиковый мешок, а в другой кукурузу, от которой элегантно откусываю. По дороге едут велосипедисты, трюхают мосластые спортсмены, а также убегающие от ожирения лица всех полов. Иногда с собачками. Словом, ничего интересного - приелись мне уже эти авеню с велосипедистами. Однако же бывает и интересно. Смотрю, стоит семейство. Он гордо наблюдает вокруг, а она бесформенной тушей нависла над ребенком и что-то там ему. И вдруг глава семейства видит, как проплывает мимо него парочка девиц в темных очках и с голенькими пузцами. Подсолнечная голова главы начинает медленно поворачиваться вслед. Но напрасно она это сделала, напрасно, потому что выпрямившаяся мамаша семейства, заметившая незаконное движение, тут же врезала папаше локтем по ребрам. Под ребрами что-то хрякнуло, а голова немедленно обратилась с вопросительных выражением "За что?" к повелительнице.
       А дальше вообще ничего не было. Я только шел и догрызал кукурузу - твердая оказалась - километров пять или шесть оттуда. Пока не дошел до стадиона "Эль Кампин". Вокруг уже бегают продавцы, маечки цветов футбольных команд висят, шапочки. На близлежащих домишках объявления: принимаем сумки и велосипеды на хранение. А к стадиону степенно подъезжают полицейские на лошадках. Лошадки красивые. И полицейские, среди которых штук пять девиц, тоже. А с другой стороны улицы вдоль стоянки забор, по которому малец лет двенадцати с остервенением колотит большой грязной тряпкой, выбивая тучи пыли. Завидев меня, приостановился. А я иду, раскрыв варежку на коняшек и не только. Как вдруг: бабах - облако пыли. А это малец шмякнул своей грязной тряпкой прямо около меня. И произносит, мерзавец: "Кэ пена!" Досада, значит, какая ему. А сам доволен: заделал этому гринго, чтоб не шлялся, разинув рот.
       Ну и всё, собственно, с этой командировкой.
       А, нет, оказывается еще забыл. На рынке начал я рыться в книжках. Нахожу 4-томный "Справочник инженера" Шютте на испанском. Взял бы первый томик, но тут только четыре. А платить за 4 не хочется. Да и остальные три томика что, выкидывать? Словом, не сошлись в цене. Тут продавец спрашивает, откуда я. Что из России, ему очень понравилось почему-то. И дальше он мне начал предлагать еще книжки: "Вот тут у меня есть одна на немецком. Что, не на немецком? На английском, говорите? Очень интересная книга. Не хотите? А вот еще одна есть, на английском. На французском, говорите? Очень интересная!"
       А еще в очередной раз моя физиомордия обгорела на солнце. А уж, казалось, должна привыкнуть.
       Иностранцы? Они все такие!
       Приехал господин профессор из Ростова. Я его повел на любимый блошиный рынок. При виде колоритного иностранца в очках-хамелеонах продавцы сошли с ума. Один, продающий местные поделки из глины под старину, показывая заскорузлым пальцем на разложенное на прилавке дерьмо, говорит: "Вот это копии, они совсем дешевые, - и называет тройную цену. - А вот это для коллекционеров, это все оригиналы, они очень дорогие." Оригиналы отличались тем, что были обожжены с глазурью, так что с мытьем выдержат пару лет. Оказывается, это еще доколумбийские образцы, их только недавно выкопали и...
       Жалею, что не поинтересовался ценой оригиналов - 10000 долларов или больше? Интересно было бы узнать, до каких пределов простирается его фантазия.
       ***
       К мужичонке, торгующему на улице наручными часами, подходят три явно иностранца.
       - Сколько стоит?
       - Вот эти? Эти совсем дешевые, 15 миль (миля это тысяча песо, а доллар стоит две мили). Ах, эти!? Эти немного дороже. Триста долларов. Это совсем недорого. Вон в том супермаркете они стоят тысячу двести долларов. Хотите, сходите, посмотрите. Почему такая разница? А потому что контрабанда. Прямо из Швейцарии, клянусь жизнью. Что, дорого? Ну, я скину: двести долларов. Нет, вы куда, господа? Я ведь и еще скину: сто долларов. А сколько вы можете предложить? Нет, подождите, а за пятьдесят? Мне самому они за шестьдесят достались, но деньги нужны: жена на операцию легла, а в школе за обучение ребенка требуют деньги. Ну, куда вы, куда? Деньги нужны. Не были бы так нужны, я бы ни за что. Ну, ладно, за десять долларов давайте? Да подождите вы, куда же вы уходите. Всё, последняя цена. За меньше вам никто не продаст. Давайте пять миль и часы ваши.
       И тут он говорит чистую правду, потому что все уличные торговцы часов продают их только по пять миль.
       Адреса
       Почти каждое здание в Боготе кроме номера имеет название.
       Например, дом, где я жил раньше, назывался "Прелестный вид". Из окон обоих комнат виднелась стена, последний раз крашенная... С другой стороны того здания, от которого эта стена, была табличка, что типография здесь работает с 1938 года. Вот тогда, подозреваю, та стена и красилась последний раз. Серая, однако.
       Сегодня иду по незнакомой улице. Дом. На нем надпись "Лес магнолий". Под надписью растет деревце магнолии. Но коли лес, то должна же быть и вторая? Оглядываюсь - на углу еще одна имеется. Дальше сажусь на автобус. У водителя наяривает радио. Что-то знакомое до слез, но слов из-за шума не слышу. На перекрестке автобус останавливается и: "Мальчик хочет в Тамбов, чики-чики-чики-та." Ах ты, тамбовский кот в юбочке из плюша, и здесь достал!
       Адресок
       В клинику ходили. Адрес - трансверсаль 14, улица 126а. На бланке клиники. Добираемся на автобусе до 127-й и идем вдоль. Нет этой трансверсали. Уже и карреру 17 прошли - нет. Спрашиваем у охранника, где тут клиника. "До бомбы дойдете (то есть до бензоколонки) и напротив". Доходим: нет ничего напротив. Уже и улицу на другую сторону перешли, а там диагональ 127а. Ясно, что 126а не может быть. Возвращаемся к колонке, а время поджимает. Берем такси. "Да-да-да! - говорит шофер. - Недалеко эта клиника, только объехать надо. Здесь поворота нет." Объехал. Километров пять наездил. Но все правильно, иначе не объедешь. И приехал ровно к той точке с другой стороны улицы, откуда мы и вернулись. "Вот она, ваша клиника!" А и в самом деле, она!
       О приличиях
       Здесь считается неприличным отрываться от разговора. Идешь мимо, тебя увидели - большей частью только глазами покажут, что тебя заметили, не то, что поздороваются. Это в общем. Но бывают исключения, когда начинают шумно приветствовать - то ли темы болтовни исчерпались, то ли.... не знаю что.
       ***
       Женщины здесь настолько привыкли, что стоит посмотреть, как отвязаться невозможно, что, похоже, не смотрят на мужиков не то что вблизи, но и издали. Странно, что смотрят еще на меня на лекции. Чтобы студентка увидела меня вне аудитории, ей надо постучать по лбу. Тогда она широко поднимет глаза и заулыбается. И постарается как можно быстрее ушмыгнуть.
       Своими руками
       Считается, что в СССР граждане умели делать своими руками очень многое, потому что заработки были маленькие. В Колумбии у населения заработки тоже не так, чтобы уж очень большие. Поневоле познакомился при ремонте с местными работягами, которые зарабатывают более чем скромно. Ни один из них не использовал ничего из того, что можно было бы сделать собственными руками, только из магазина. Даже когда напрашивается, что надо что-то слегка изменить, чтобы было удобно - никто и никогда этого не делает.
       Когда я прихожу в хозяйственный магазин и говорю продавцу, что мне нужна примерно такая-то коробочка, чтобы развести в ней цементный раствор, всегда получаю ответ: "Нет и не бывает!" После чего я начинаю шнырять глазами по полкам и обнаруживаю то, что мне надо. Мне дают, приговаривая, что это не коробочка, а что-то для чего-то, что это не для ковыряния штукатурки, а сверло по дереву. Когда я говорю, что мне плевать, для чего оно предназначено по их накладным, а что мне надо расковырять штукатурку, сильно удивляются, хотя говорят, что да, действительно можно. А я удивляюсь еще больше, что все инструменты в магазинах с твердым предназначением продаются, и продавец, хоть и заинтересован продать, но никогда не предложит нестандартное решение: оно ему просто в голову не приходит. Коли написано, что эта банка для краски, то не смей туда сыпать цемент. А уж что-то к чему-то приспособить, когда надо чуть-чуть переделать, - это рассматривается как волшебство.
       Дикари и колбаса
       Раньше я как-то не думал, что от облаков бывают тени. Точнее, что бывают, это было понятно, но никогда в городе не видел границы этой тени - там всегда много разных других теней, да и размыта она всегда. А в Боготе, вдруг, заметил. Только для этого надо, чтобы перед носом взором была горка приличных средних размеров, сверху светило солнышко и ветер подпевал, а по небу плыли не слишком высоко облака (что в Боготе не сложно, поскольку она находится на высоте 2700 метров). Тогда и можно увидеть эти самые тени и контрастно освещенные солнцем яркие участки. Я их видел и раньше, но только думал, что это особо запыленные куски леса на горе.
       Вообще, городской житель в пампасах - это идиот дикарь. В Кали я точно так же зырил смотрел туда-сюда, видел облака на горизонте, и только через полгода дошло, что они никогда не меняют формы, то есть никакие это не облака, а что-то другое. Консультация у местного профессора показала, что стойкий идиотизм может спонтанно и кратковременно исчезать. Оказалось, что это горы со снежными вершинами, окружающие Кали со всех сторон. И сколько мне открытий чудных еще под носом предстоит?
       Благородный, да, благородный?
       Все-таки титул - великое дело. Сунул нос в одну приключенческую книгу и читаю "благородный Кортес". И хоть был он генерал-губернатором и, вроде бы, графом, до этого момента мне казалось, что все разделяют мое мнение, что был он кошмарной скотиной, разбойником с большой дороги вроде нашего Стеньки Разина, только еще бОльшая скотина. А тут на вот тебе, благородный.
       Дантисты - дантисты
       Некоторые утверждают, что среди дантистов встречаются люди. Но я в этом сомневаюсь.
       ***
       Дантист собирается переезжать. Гордо выдал мне свою визитную карточку. На ней указаны два адреса, один новый, а другой старый, где говорится
       Consultorios 301 y 302.
       То есть два отдельных кабинета.
       Ну, один кабинет, он из двух комнат, но он весь и есть 301.
       - Где же, - думаю, - это у него 302? Вторая комната, что ли?
       Прихожу и, наконец, замечаю, что на туалете, что выходит в приемную, висит табличка 302
       ***
       Снова был у дантиста. Спросил, где он хранит испанский сапог. Тот сказал, что предпочитает башмаки местного производства.
       Пломбы
       А знаете ли вы, уважаемые граждане-товарищи, как ваши старшие граждане-товарищи, а теперь и вы, теряли свои зубы?
       Конечно, материал пломб был, гмммм, на ту еще букву. А потому уважаемые стоматологи ставили пломбы на год-два. После чего приходилось к ним приходить, чтобы они рассверлили дырку побольше, потом еще побольше, потом... Пока не наступал замечательный момент под названием "удаление нерва". Удаляли его в те давние времена, запихнув на сутки мышьяк в дырку. После чего врачица, сочувственно улыбаясь, досверливала слегка дырку уже до самого нерва. А дальше принималась крутить в зубе иголку. И когда она кончала ее крутить, то тут инквизируемый слегка разжимал свои навечно неразгибаемые пальцы, ухватившиеся в ручки кресла и радостно взирал, как врачица что-то там мешает и пихает в дырку зуба. И счастливые, с перекошенной мордой, трюхали мы домой, считая, что уже всё. И даже и не знали, что это действительно всё. Всё, копец зубу. Хотя некоторым везло, и выдирать его приходилось только лет через пять. А некоторые так и жили с ним дальше. Но это счастливчики.
       Когда начали мы с женой ходить к университетским стоматологам, то обнаружили, что история всегда идет по спирали. А коли не хочешь спирально потерять все зубы, то ходи к частнику, к хорошему частнику. Словом, нашли мы стоматолога неместного. Португальца. Дерет он, конечно, шкурку здорово, но...
       Когда постепенно он высверлил все российско-советские пломбы, которые ставились отнюдь не бесплатными врачами и были из разных импортных материалов, то обнаружил там много интересного. Например, канал одного из зубов был просто заткнут ватой, а сверху намазана пломба из хорошего крепкого цемента. Еще в одном канале был обнаружен кончик той самой инквизиционной иголки. Вытаскивать ее гражданке стоматологу было никак, потому заплюхала она туда цемент поверх иголки. А товарищ португалец долго мучился, доставая эту иголку. А я вспомнил, что два зуба мне вырвали как раз после того, как иголки сломались, потом зацементировали их, а потом был флюс.
       Ну ладно, это всё ужастики. А теперь более интересное. Когда португалец перепломбировал мне канал, он крутил там эту иголку часа два. После чего вставил другую иголку в канал и отправил на рентген. После рентгена он принялся чистить этот самый канал, приговаривая: "Ну, еще миллиметр, еще полмиллиметра осталось." И возюкался он с этой иголкой после рентгена часа четыре. В результате расспроса выяснилось, что канал должен быть пройден и прочищен так, чтобы от конца иголки до кончика зуба оставалось не более четверти миллиметра. А в десну войти иголка и вовсе не имеет права, разве что на четверть миллиметра. А если больше, то рано или поздно будет флюс, будут безумные глаза, и будут этот зуб драть с большой вероятностью. Что мне и проделали в свое время с приличным числом зубов.
       ***
       Заболела десна вокруг зуба. "Да, - говорит мой чудный дантист-португалец, - легкое воспаление есть, но болеть там нечему - нервов в зубах нет. Впрочем, вот эта пломба выглядит ненадежно. Я ее сейчас переставлю." Через неделю: "Болеть тут нечему, но воспаление легкое есть. И вот эта пломба плохо выглядит. Сейчас я ее переделаю. Как там по-русски? Тэрпэние. Сплунтэ." Еще через неделю: "Совершенно нечему тут болеть. Ну, бывает. И рентген ничего не показывает. И пломб не осталось, которые переставлять. Тэрпэниэ. Должно пройти. Таблеточек вот еще можно попринимать. И тэрпэниэ, конечно."
      
       А теперь, дорогие малыши, зубки чистить. Чистить и спать.
       Медицина
       Читаю сейчас заметки нашего гражданина об Америке. Впечатление, что, что северная, что южная - всё одинаковые Америки.
       Например, медицина.
       Действительно, наркоза не жалеют. Чуть что - по полной программе. Или, к примеру, начался у меня конъюнктивит как-то. Да не простой, а золотой паршивый: глаз болит, красный, а сбоку под глазом какая-то гадость надувается. И, как всегда, все это начинается всерьез в самом начале каникул. Ну, первый метод лечения известный: подождать, само пройдет. Жду. Однако же не проходит, а дуля под глазом надувается, и глаз болит уже всерьез. Всякие привезенные с собой лекарства давным-давно кончились, ромашки-зверобои дулю не утихомиривают. Словом, иду в свою университетскую поликлинику: "Можно к глазнику?" "А фигвам! Глазник - это специалист. Вот сходите к общему врачу, который знает всё о гинекологии, а уж там дальше как он скажет!" Иду. Врач очень интересуется проблемами России и очень мало моим глазом. Меряет он мне давление. Думаю, так и надо - гляди, какой комплексный у них подход? Может, сказать ему, что у меня на ногтях ног еще и грибок имеется? И геморрой пошаливает? Но нет, думаю, надо его как-то настроить, что вот этот неоткрывающийся глаз с налитой дулей под ним меня беспокоит. А врач-таки любознательный. Спрашивает, нравится ли мне в Колумбии. И как жилось в СССР. Рассказываю ему обо всем, а в промежутке спрашиваю: "А что там у меня с глазиком? Вы заметили, что он у меня не совсем в порядке?" "С глазиком у вас полный порядок, - отвечает врач, - у вас конъюнктивит. Сейчас капельки пропишем, покапаете - и все пройдет. Через недельку. А если не пройдет, то приходите еще: вам тут других капелек выпишут и выдадут." "Доктор, а вот эта дуля под глазом - это что?" "А это инфламасьон, - отвечает доктор, - это не страшно." И улыбается лучезарно, потому что я его лучший друг на свете, конечно. Ну, что инфламасьон это воспаление, вы уже, конечно, догадались. У меня такая догадка еще и до визита к доктору была. Но вот что не страшно, я об этом не знал. А тут как-то сразу отпустило - психотерапия, называется. Да, капельки я почти бесплатно получил. Естественно, еще и не вышел из поликлиники, как закапал. И думаю: "С такой чепухой эту дурацкую повязку через глаз с чего я нацепил? Всё, хватит! Нет, всё-таки, - думаю, - западная медицина - это дааа! Вот и не специалист, а в два счета разобрался!" И капаю, капаю, капаю... А дуля все надувается под глазом и надувается. А тут суббота надвинулась - фиг его знает, что там за два дня будет? Опрос знакомых показал, что имеется здесь один пришелец из России, глазник. Прозвонили и пошли. Пришелец тоже начал с измерения давления. На вопрос, а как там с глазом, сказал, что конъюнктивит. "А что там выписали вам? Ах, вот это?! Так это ж для новорожденных концентрация: 0.01%. Это ж во всех аптеках в Союзе для младенцев продавалось, а для взрослых двухпроцентные капли должны быть." И назвал, действительно, капли, что я регулярно закапывал в России, когда с глазами какие неприятности начинались (увы, вылетело название из головы - пытаюсь вспомнить сейчас - не могу). "Ну, типичная здесь история, - говорит, - у этих общих врачей установка, чтобы расходы были поменьше. Поэтому к специалистам они отправляют с трудом." А потом мне уже объяснили, что принципы лечения здесь как в СССР: выпиши что-либо, чтобы пациент отцепился. И желательно подешевле лекарства, потому что когда по рецепту от врача, то оно идет с большой скидкой. Дальнейшие мои визиты к местным светилам медицины тоже не слишком воодушевили. Но дипломов у каждого врача на стене висит много. Очень много.
       Дела домашние
       Почему-то что-то постоянно случается с одними, а пишут совершенно другие, которым и писать-то не о чем. Ну, как я, к примеру. Ну вот не писать же о том, как я искал чашку? Перерыл всё. Минут десять рылся и молча бурчал. Обнаружил ее внутри микроволновки. Или о том, как ангел-хранитель нашего дома-подъезда, которой никогда нет на месте, когда кто приходит, а потому приходится спускаться вниз и открывать, вдруг слышит, как поворачивается ключ в замке. Тогда с пятого этажа, где она только что болталась, болтая, слышится зычный вопль: "Я уже иду! Я уже иду! Минуточку!" Для меня всегда загадка, как она слышит на пятом этаже слабый шум открывающегося замка и как ей оттуда же удается прореветь так, что слышно на улице. Учтите, что ростом она где-то метр пятьдесят пять и весом тоже не вышла.
       Ага, а вчера была хорошая погода.
       ***
       Нет, женщины умеют...
       - Там такая распродажа! Такая распродажа!
       - Денег нет.
       - Там самый крутой итальянский магазин! И за копейки!
       - Знаю я твои копейки!
       - Представляешь?! Костюм на тебя. Чистая шерсть! Стоил 600 долларов. А теперь всего-навсего 300!
       - Денег нет!
       - Да мы и покупать не будем, ты только померишь, чтобы знать, что в другой раз. И недалеко, пешком пройдемся.
       Некоторое время спустя. Дорожные монологи опускаются.
       - Ты посмотри! Вечно как обдергайчик! А это же человек из зеркала!
       - А морду куда девать?
       - Да что морда? Ну, морда. А это же приличный человек!
       - А потом башмаки за 200 баксов, да?
       - Конечно, купим!
       - А потом рубашку за 150?
       - И ее. Но не сейчас. Ты же профессор! Что другие профессора говорят?! Они же все.
       - Ничего они не говорят. И никакие там не все...
       - Да?! Все на машинах ездят! А тут никуда не выедешь! Ты почему не хочешь машину покупать?
       - Да я же тебе объяснял, что никакого смысла при такой цене на такси и автобусы.
       - Да, но вот мы проехались - и три доллара как не бывало.
       - У нас на бензин больше уйдет. Да на ремонт.
       - А новую надо покупать, чтобы не ремонтировать.
       - Новая - это заоблачно. И не выгодно. Я же объяснял.
       - Ладно, плати за костюм!
       Да!
       Эпическая драмоэма с многочисленными прологами и сплошными отступлениями.
       Эпиграф:
       "Я с детства не любил овал.
       Квадрат Малевича везде я малевал."
       С самого нежного возраста, когда моя мамочка заставила меня выучить "Мороз-воевода дозором обходит владенья свои", я недолюбливал великого поэта-гражданина Некрасова. Тогда мне казалось, что невозможно запомнить эту косноязычную вязь рифм. Позднее я понял, что дело не только в косноязычии, но еще и в том, что великий гражданин страдал речевым недержанием и крайне редко выбирал точные слова. Например, в предыдущей фразе имеется всего лишь одно точное слово "мороз". Тем не менее, иногда гражданин-поэт писал выдающиеся вещи. Но тут же портил их своим многословием. К примеру, фраза "Есть женщины", поставь он после нее точку и не продолжай, была бы абсолютным мировым шедевром поэзии, куда более содержательным, чем "Быть или не быть". Вся история западной цивилизации умещается в этой краткой фразе.
       И это первый из прологов.
       Есть женщины
       "Есть женщины" - это квинтэссенция жизни. Они есть в селеньях и городах. В селеньях и городах всех стран мира. И бывают они всех национальностей. Они не останавливают коней на скаку, а горящей избы никогда и не видели, возможно. Но они свершают иногда совершенно удивительное.
       Знаете ли вы, что бывает кофе и кофе? Причем на всех пачках кофе написано "кофе", но один кофе, а другой - кофе. Конечно, написать так, чтобы здесь была видна кислая мина, когда я пишу то другое "кофе", трудно. Но уж поверьте на слово, что она у меня появляется на стучащих пальцах. Даже в той же Колумбии кофе бывает очень разным. А уж тот, который пьют в других странах, тот большей частью даже не кофе, а не знаю что. Короче, когда человек попробует тот кофе, который действительно кофе, он потом не скажет, что пил кофе, только выпив нечто с наклейкой от Нестле.
       Поэтому когда моя благоверная сказала по телефону, что собирается ехать в Россию и поинтересовалась, а не надо ли что привезти, то получила ответ: "Ничего не надо. Везите кофе. Да, помните, топик был? Так он у меня сносился совсем. Парочку бы, а? Да, еще моя крыса растолстела, прыщики. На них бы чего, а то здесь нет." Словом, неосторожно моя благоверная спросила. Так это еще спросила близкую дальнюю родственницу. А те, что еще ближе, те еще проще намекают на кофе. Ну и на остальное, что очень хочется или так, не очень, а просто необходимо. Конечно, можно было бы это дурацкий кофе послать посылкой, но тут есть одна беда. Или, точнее, две. В посылку разрешается положить только 6 пакетов кофе, которые по полкило. А пересылка двадцатикилограммовой посылки стоит почти 200 баксов. Словом, надо переть кофе на горбу, коли хочешь облагодетельствовать всех. А как не облагодетельствовать, коли надо?
       И вот, значит, если жаждешь всех облагодетельствовать, то и бери с собой в самолет всё, что можно. И не только кофе, но и кофточки, джинсы, чай коки, и еще всю ерунду, которую в посылку засунуть либо нельзя, либо невозможно.
       А аэрокомпании последнее время стали совершенно жлобские и постановили, что можно багажом провезти с собой 20 кг, да ручной клади 12 кг. А везти надо 50. И что делать в таком случае, если платить жуткие деньги за каждый лишний кило не хочется? И.
       И, следовательно, надо придумать решение как провезти 50 кг, если официально можно только 32. И это решение, к сожалению, не существует. Но "Есть женщины!"
       И все силы души и тела были брошены на закупки и утрамбовку закупок по разным сумкам так, чтобы это не выглядело громоздким. И в тех глазах сияла безумная мысль: "А куда они денутся?!" И.
       И когда моя благоверная, наконец, подала свой билет с паспортом в окошко, думая лишь об одном: "Пропустят - не пропустят? Пропустят - не пропустят?", то на жалкий лепет служащей о чем-то с тыканьем в паспорт она поначалу даже не обратила внимание: "Пропустят - не пропустят?" Однако же, присмотревшись к паспорту (а это было ровно два часа назад), она вдруг увидела на нем не свою фотографию, а мою. И тут до нее дошло, что не пропустят ее саму, потому как в отличие от моего ежика на голове и полного отсутствия присутствия первичных женских половых признаков, у нее все эти признаки имеются. И тогда она произносит: "Дуй немедленно домой за моим паспортом!"
       Хороший писатель, не Некрасов, должен был бы поставить в этом месте точку и не описывать ни того, что было написано на лице, ни... Ничего, словом. Потому что время регистрации хоть и не подходило к концу, но с этим "дуйством" домой и обратно с большой вероятностью и закончилось бы.
       Однако же хороший писатель из меня все равно не выйдет, поэтому сообщу я, что закончилось это благополучно, поскольку ее паспорт был в другом отделении ее сумочки, а мой... но это уже другая история, не помещающаяся в рамках этой эпидрамоэмы.
       А потому расскажу я совсем другую историю, как летел я впервые за пределы великой России с портфельчиком со всеми документами, контрактом, билетом и 105 баксами, которые были не в портфельчике, а совсем даже в кармане. А кроме того, был еще чемодан с огромной кучей книг, да еще и сумка со всяким барахлом. И летел я из города Москвы, сопровождаемый, как догадывается догадливый читатель, всё той же благоверной. Которой был вручен портфельчик и сказано: "Не выпускай его из рук, потому что."
       И сидели мы с женой на остановке "Аэропорт" в ожидании автобуса, который должен был отвезти в аэропорт. И беседовали. И строили планы, которые уже давно были построены многократно. И говорили, говорили, говорили... Пока не подошел автобус. И когда он подошел, а чемодан с книгами был уже засунут в багажное отделение, то сели мы в автобусе и продолжили говорить, говорить, говорить... Пока прямо перед отправлением автобуса я не спросил: "Слушай, а где портфель-то? Что-то я его..." "У тебя, "- последовал немедленный ответ. "Как у меня, когда я тебе его?!" "Да нет у меня никакого портфеля, ты его сам." После чего я рванулся из автобуса и обнаружил этот портфельчик сиротливо стоящим около скамейки, где мы сидели до того. Но хорошо, что не очень сиротливо, а достаточно близко от чемоданов другой пары, которая почему-то не поехала этим автобусом. И.
       И хватит обо всем этом, хватит. А то так можно и подумать.
       Ps Но если вы думаете, что я при этом молчал... Ну да, молчал. Но как выразительно!
       Pps А все 50 кило были провезены-таки.
       Сказка об ученой собачке
       Раздался телефонный звонок:
       - Здравствуйте! Как поживаете. С вами говорят из университета. Это Шарик?
       - Здравствуйте! Вообще-то я настоящая малоговорящая собачка. Кличка Шарик. А по паспорту Грюндельбуфер.
       - Здравствуйте, очень рады познакомиться. У нас к вам есть предложение.
       - Предложение? Предложение - это то, из чего состоит моя речь? Или предложение косточки с мясом? Или...
       - У нас имеется предложение участвовать в программе научных исследований.
       - Научных исследований? Это восхитительно! Я обожаю участвовать в научных исследованиях. Я по своей натуре настоящий исследователь. Мы тут с Мурзиком каждую ночь мусорное ведро исследуем. Так столько всего нового бывает! Да, я безусловно согласен заняться научными исследованиями.
       - Тогда приходите завтра с утра к нам на факультет. Вы его по запаху найдете. Он пахнет больницей.
       - Ну конечно, найду, где больницей пахнет. Обязательно приду. До свидания.
       - До свидания.
       Трубку повесили.
       Тут Мурзик приоткрыл один глаз:
       - Исследования, мряаау? Больницей, мряааау? Собачкой тебя, Шарик, пригласили, собачкой.
       И закрыл глаз. А Шарик задумался.
       Послесловие. Самое интересное, что все это чистая правда. За исключением совершенно незначительных деталей.
       Монолог следующего дня:
       - Ну и да, ну и собачка. Ну и что? А зато мне бутылочку Омега-3 дали. Это рыбий жир практически. И сказали, что как кончится, так еще дадут. А я давно уже думала, а не купить ли мне его. А тут бесплатно! Вот!
       Кактус, ты, кактус, ты кактус, ты, мой
       Мамаша внука, то есть младшая дочка, потащила в Москву кучу мелких кактусов. Говорят, что запрещено их провозить просто так. Никогда она особо не увлекалась кактусами. А тут... невесть чего. Наверное, потому что там они дорогие. Покупали мы их на блошином рынке. Продавцов два. Один - колумбиец с женой, а другой - бельгиец, что здесь уже лет двадцать живет. Естественно, моя мелкая мадам заинтересовалась чем-либо редким. Был там редкий кактусик - чего-то там Вильямса, который с наркотиками. Ну, тут мне сказали, что чтобы этих наркотиков хватило на раз, надо полкилом Вильямса закусить, так что и по местным ценам несколько тысяч баксов надо было бы. Поэтому, купив, потом возвратили мы продавцу эту наркомерзость.
       А бельгиец продавал всякие кактусы не слишком редкие. Снимок у него был цветной. За спиной на снимке шарики-кактусики величиной с хорошее кресло. Спрашиваю, это что за зверь, фотомонтаж? "Нет, - говорит, - им по сорок лет. А вот тут такие же по два и четыре года." О фотомонтаже я потом еще раз поинтересовался, потому что из четырехлетнего сантиметровые иголки торчали. А бельгиец, вроде, элегантно на один такой, но покрупней, шарик присел. Нет, оказывается, просто изобразил, что садится. А я вспомнил свои впечатления, когда в Аргентине на обочине уселся на малюсенький кактусик, присыпанный песком: иголочек я не заметил.
       Поинтересовался я также, как же он с этого базара живет, что бывает раз в неделю, и не скажу, чтобы все туда за кактусами рвутся. "У меня кактусятник - два гектара."
       Еще о кактусах
       Когда визиты дочек с внуками закончились, то число кактусов в нашей квартире увеличилось. Сначала их было не слишком много. А потом каждая из дочек ходила на блошиный рынок, смотрела на продающиеся кактусики и всхлипывала: "Хочу! Хочу! Хочуууу!" Но поскольку московская таможня не слишком приветствует кактусы неизвестно почему, да и число кг, которые можно провозить, резко уменьшилось, то число постояльцев в нашей квартире увеличилось. И получился: "Мой уголок украшен кактусАми".
       Еще у нас живут туя и некий кустик. Туя была куплена к Новому году, чтобы создать иллюзию елочки и давать прекрасный туёвый запах. Иллюзия была. И запах появился тоже. Только был он ужасный. Сначала носом повела жена и сказала: "Кажется, у нас что-то протухло". Потом я тоже стал водить носом. Оказалось - это наша прелестная туя. Раскопки показали, что вонь давали какие-то черные комочки, застрявшие в веточках. Скорее всего, что какое-то удобрение. Попытки промыть их под водой привели к тому, что тухлятиной стало вонять из раковины. Но и туя продолжала вонять. Дальше пришлось выискивать эти кусочки внутри кустика на веточках. Процесс занял недели три. Начинался он, как только вонь усиливалась после очередного полива. Заодно пришлось залить раковину очистительной гадостью, которая недели за две вонь убила.
       После этого вонь исчезла полностью. Но чудный запах туи так и не появился. Только если сорвешь, помнешь зелень, тогда слегка ощущается, что это действительно туя.
       Рядом с туей у нас кустик с неведомым названием. На воле они растут довольно большие, в рост человека и выше. Часть листьев у них зеленая, а часть ярко красная. Такие же небольшие продаются и в магазинах и на улице. Тогда у них все листья красные. Живут они с красными листьями в горшке месяца три, после чего те опадают. А отцветший кустик выбрасывают. У нас он остался на поливной пенсии. Однажды даже попытался выбросить еще один красный листик в благодарность, но тот скоро отпал.
       Еще бывают точно такие же кустики с той же формой листиков, но желтого цвета.
       Теперь самый большой наш жилец: араукария. На улице она вырастает метров до 40-50 лет за сто-тысячу. "Иголки" у нее могут быть разных типов. У нас она подросла на полметра за пару лет, но дальше приостановилась. Видимо, горшок не позволяет.
       Имеется у нас оставшаяся от последнего визита орхидея. Выглядит она весьма непрезентабельно, поскольку у продавца попросили принести орхидею, которая не цветет. Потом последовательно выяснилось, что московская таможня категорически запрещает провоз орхидей. А потом, что они не выдерживают изменения давления в самолете. И теперь эта орхидея торчит у нас в совершенно неприглядном виде и цвести не собирается.
       Песня о кактусе
       Кактус зеленеет.
       Солнышко блестит.
       Тётенька кило на сто
       В гости к нам летит.
       Внук
       Внука завели в магазин. Он только-только научился ходить. В магазине был кафельный пол, выложенный белыми и черными кафельными дорожками. Сначала он начал ходить только по белым плиткам. Потом спустился на колени и потрогал рукой черные плитки. Убедившись, что они не опасные, перестал разбираться.
       Внук белобрысый, с голубыми глазами. Это производит на колумбийцев ошеломляющее впечатление. Женщины, увидев его, начинают причмокивать: "Какая красота! Настоящий принц!"
       Уважаемые голубоглазые мужчинки, жаждущие дамского обожания. Прибыв в Колумбию, вы сможете увидеть зрелище дам, укладывающихся при вашем виде стройными штабелями, даже если ваш нос подгулял и представляет собой здоровенную картошку. А если вы еще и блондин, то штабеля будут заполнять улицы, не давая проезда машинам.
       Цунами
       По тв объявили, что на Перу надвигается цунами, что после ожидается землетрясение и что побережье Тихого океана - зона опасности.
       Благоверная моя: "Может пойдет на улицу на всякий случай? Ну и что, что далеко? Зато высоко! Ну, хоть документы давай соберем, чтоб были под рукой."
       Плюшкин живее всех живых!
       Иду вчера по кампусу. Сверху солнышко закрыто тучками, из которых крапает дождик, впереди тройка студенток щебечет-щебечет-щебечет. А в левой руке у меня прекрасный складной большой зонтик. Как вдруг! Что может быть "вдруг" на дорожке, выложенной кирпичом? Конечно, могут быть выбоинки и канавки. А еще могут быть зацепоньки и выпираньки. А когда ногами шаркаешь, то следует смотреть под ноги, а не на девиц, что щебечут-щебечут-щебечут. Знаю я все это. Но: ШМЯК-К-К-К-К. "ШМЯК" - это когда я шмякнулся коленкой, а остальные "К" описывают стадии последовательного пришмякливания, включая зонтик. Больно. Поднимаюсь кое-как. Девицы сочувственно на меня смотрят и приговаривают, что это так больно, что еще больнее становится. Поглаживаясь, отряхиваясь и уже не глядя на девиц, начинаю перемещаться дальше. А зонтик все еще в руках. Сломался он, похоже, безнадежно: спицы погнуты, а есть и поломанные. Но это был не дешевый зонтик! А может его еще куда? Из стержня - указка. А на фига мне указка-то? О! У меня постоянно карманы в брюках дерутся, а оттуда мелочь валится. А как чинить, так нет подходящей тряпочки на заплатку. И вернулся домой когда, волоча с собой поломанный зонтик, то и срезал тряпку с него. И сунул ее так, что когда понадобится чинить, то фиг найдешь.
       А как хочется, как хочется
       Господи, до чего глупый этот организм. Всё время требует пожрать, хотя знает, что давно уже достаточно. Причем требует нагло. А если ему не даешь, так прется на кухню и что-либо там подбирает и уминает потихоньку. Причем усмотреть за ним практически невозможно. Вот он сидел за компом, а тут же обнаруживаешь, что он открыл холодильник и не просто шарит там взглядом, но и руками. А зима? Ну, это уже полный атас! Видите ли, хочет он зимой холодец трескать. А также сало. Перетащили его в Колумбию, этот организм. И что? Как зима по календарю наступает, так подавай ему сала. А зимы здесь нет. Совсем нет. И как поддашься на эти слезливые просьбы, так отращивает этот организм себе БРЮХО. С которым потом никакими силами ничего не поделаешь. Ну, кто здесь главный? Я или этот гад, который вообще ничего не думает, а только чавкает?
       Ах, он!
       Благоверная моя копалась-копалась в магазине, где всяко мужно-дамское тряпье продают, копалась-копалась, часа два копалась, зарывалась с ушами, да ничего и не купила. И идёт себе, прошмыгивая мимо охранника. А тот ее...ей... и говорит: "А сумочку показать?" И начал, мерзавец, во все отделения заглядывать, не завалилась ли майка какая куда ненароком. Просмотрел всё и зырит нагло. После чего благоверная спрашивает: "Пинжак-панталоны скидать-показывать?" (Кто не в теме, так панталоны это штаны, хотя и подштанниками могут быть).
       "Так он, мерзавец, даже не покраснел, скотина такая бессовестная!" - ее комментарий.
       Колонка
       Как быстро утрачивается навык делать что-то своими руками, если можно сделать чужими! И с мозгами то же.
       Приходишь в магазин и спрашиваешь, какой (что-то) лучше? И тебе тут же показывают на более дорогой чтот. А почему он лучше? Тут же тебе начинают крутить хреновину перед носом, тыкать в значок фирмы, петь, что фирма-производитель знаменитая, что произведено во Флориде, а не в Китае, что хромирование никогда не сотрется, если его не трогать. И конца этим объяснениям нет. Только нет объяснения, почему это должно лучше работать, потому что продавец этого сам не знает. В итоге покупаешь это нечто. Дорого. К тебе приезжает работяго, которое устанавливает. За дорого. И через полчаса, когда он уходит, понимаешь, что купил совсем не то, что хотел.
       К примеру, газовую колонку. И хотел купить газовую колонку. Но еще хотелось, чтобы она выдавала много горячей воды. Поэтому выбиралось со слов продавца, что эта в минуту столько-то литров горячей воды выдаст, а эта столько-то. Выбираем самую мочную. И травиться не хочется. Поэтому выбрана модель с вентилятором. А когда работягоустановщик ушел, то обнаруживается, что чтобы выдать это самое число литров, колонка должна их откуда-то забрать. И мысль эта почему-то приходит только сзаду. А напора особого нет. И менее мощная колонка будет на выходе выдавать примерно то же, что и мощная. Но это ладно, это только обидно, что заплатил больше, а взамен получил большой кукиш на стенке. Но вытяжной вентилятор. Оказывается, стоит где-то открыть крантик с горячей водой, как вентилятор включается. И начинает реветь как самолет средних размеров на 500 пассажиров после 50 лет эксплуатации. А когда краник закроешь, то этот рев прекращается секунд через пятнадцать, потому что тщательный знаменитый немецкий производитель не желает, чтобы хоть одна молекула отработанных газов попала к вам легкие. А пришедший к вам техник от фирмы, послушав этот рёв и ваши жалобы, его заглушающие, сообщает, что это совершенно нормальный легкий шум и что через год он будет куда слышней. Вот! Единственно, что утешает, что забирают эту колонку беспрекословно, но сообщают, что на эту сумму надо купить что еще. А еще, что снять старую колонку и установить новую - ваша забота. Только чтобы все детальки были и коробки, которых уже давно нет, потому что техник пришел через месяц, а коробка была выкинута в день установки. Но принимают и в чужой коробке, слава КПСС, которая давно знала, что капиталист продаст любую коробку с веревкой, на которой его повесят. В итоге имеем колонку безо всякой электроники и вентиляторов и много-много всякой ненужной хрени, которую с нескончаемым счастьем в глазах жена набрала в тележку в магазине.
       А потом смеситель для ванной. И опять самый лучший. И опять самый надежный. И чтобы с одной ручкой, чтобы была красота неописуемая (это уже не мое желание, а жены, а мои жалкие вяки, что лучше самого простого смесителя с двумя ручками ничего быть не может, отмелись как желание уплатить меньше, чтобы сэкономить на красоте. Что, конечно, имело место, поскольку лучше на разницу было прикупить мозгов не для себя, так для компа). И опять продавщица щебечет-щебечет-щебечет. А я ей как последний дурак улыбаюсь и киваю головой, что, конечно, да, оригинальный американский производитель, марка, то-сё, и СПОКОЙНЫХ ДЕСЯТЬ ЛЕТ. А в моем возрасте столько не живут - это уже продавщица не щебечет, но так и подразумевает: "Ну на хрена тебе, старый пень, кран, который пятнадцать лет. К тому времени тебя в пеленку уже завернут и последний раз польют из шаечки или из садового шланга." Словом, берем. Опять приходит работяга, устанавливает и собирается уходить, потому что пока цемент мокрый, то лучше не пробовать. Ладно, все-таки пробуем. А горячей воды нет как нет. Есть чуть теплая. Работяга начинает объяснять, что конструкция здесь такая, что если нет холодной или горячей воды, то никакой нет. И оказывается, что она смешивается всегда. А поскольку напор из газовой колонки куда меньше, то там внутри есть клапан, который холодной водичкой нежно подвигается, так что ее и больше льется через душ. А потому если вы, уважаемый устед, хотите водичку горячую, а не чуть тепленькую, то из колонки должен литься кипяток. Щасте-щасте! Щасте вам всегда и во всем.
       Советские пропагандисты, оказывается, были правы: у них там, в Штатах, сплошная эксплуатация. Не людей, так колонок. А потому делается так, о чем инструкция по эксплуатации и заботится: чтобы из душа на лысинку не пошел кипяток. А здесь, куда блага цивилизации доплывают по канализации, иностранный козел хочет, чтобы вся вода из колонки шла прямо в душ. А холодной не надо. Так читай инструкцию! Не предусмотрено это! Правда, в инструкции прямо не написано, что иззя так, чтобы только из одной трубы вода текла. Нигде не написано. Но по всяким обмолвкам и недомолвкам, когда уже знаешь о фокусе, то косвенно прочитать можно. А так - самое лушее, луше не буват.
       Хроника попытки убийства
       Столяр и плотник, умственный работник, привез отреставрированный книжный шкаф. За дорого. Уряяяяя! Загрузил книги туда - уррряяяя. Обнаружил, что дверца плохо закрывается, а внизу образуется куча опилок. Тщательный эксперимент и анализ показали, что умелец фомкой раздавил полозья, когда снимал дверцу. За часок сточил раздавленное. Снова движется - уррряааа. Однако вдруг, откуда ни возьмись, налетела блоха. Скорее всего, с сотоварищами, а может, семья с детишками, потому как стоит сесть за комп, как минут через десять чешешь много где: руки, ноги и кое-что еще. На третий день дошло, что доставили удовольствие вместе со шкафом. Raid-ом от блох пробрызгал всё кресло, подстилку, пол, шкаф. Кусается. Залил всё, что нельзя - продолжает кусаться. Поставил Raid рядом. Стоит где-то засвербеть - тут же туда - прыск-сык-сык-сык. Полит гадостью весь, кроме головы, которую не трогают почему-то - наверное в ней ничего хорошего нет. Однако же кусает. На спинке имеется чехол из коровьей шкуры с шерстью. Поскольку больше всего кусают спину и гммм, то есть ниже, заливаю чехол противоблошиной прыскалкой - кусает. Запрыскиваю остатки на чехол - продолжает кусать. Выкидываю чехол к чертовой бабушке в мусоропровод. Жалко, но себя жальче. Вроде перестало. Жду, блоха когда прискачет обратно.
       Галеты
       Покупаем регулярно одни и те же галеты, а в них также регулярно обнаруживается билетик, который открываешь, чтобы прочитать "Попробуйте еще раз". Интересно психологически, что хоть и знаю, что будет написано, но разрываю и читаю. Как ильфовский кот-идиот, который заходил к нему в квартиру, еще раз убеждался, что ничего интересного там нет, но завтра забредал снова.
       Вспомнился рассказ двоюродной сестры, как сынишка ее знакомой мечтал выиграть велосипед или мотоцикл, которые можно было получить, если предъявить две крышки от пепси с парными рисунками внутри. Мамаша его работала в столовой, так что крышек набралось несколько мешков: ни одной пары не нашлось.
       Фальшивка
       Платил за интернет. Девочка пересчитывала, время от времени просматривала купюры. Вдруг вытянула одну и жирным фломастером написала на ней "Falso". Фальшивая купюра, то есть. Деньги брал из банкомата. Спрашиваю кассиршу: "А что делать? Получил в банкомате." Ожидал "Разорвите" или "Повесьте в рамочке на память", но: "Идите в этот банк." Сходил. Сначала пожалел, что пошел - не велики деньги, около 10 баксов, но пришлось притащить ксерокопию удостоверения личности и написать в двух копиях без копирки огромное заявление, где указывалось и где получил, и когда, и кто такой, и номер купюры, и двух человек (с телефонами), кто мог бы засвидетельствовать добропорядочность, и где работаю, и светило ли солнце три дня назад. На второй день эти деньги поступили на мой счет, хотя обещали в течение недели.
       О смертной казни
       Выступают за отмену смертной казни. Я поддерживаю. Но. Показали здесь по телеку интервью с колумбийским гражданином, который сидит за убийство 140 детей и подростков, пожизненно сидит. Сейчас он ударился в богомольство. Рассказывает в телевизионную камеру, как он насиловал и убивал, очень деловито и спокойно, с улыбками. А убийства - такое в фильмах ужасов не всегда показывают: каждого ребенка на куски изрезал живым в конце концов. Совершенно спокойно рассказывает, добавляя, что вот нравилось ему это. И что поделаешь, вот такой он - и всё. Господь его таким создал. И что он еще не все могилы выдал, а если его выпустят из тюрьмы, то он и оставшиеся могилы покажет. И что Господь ему во всем всегда помогал, и он верит, что и еще поможет. Я думаю, что вот этих, которые за полную отмену смертной казни, хорошо бы посадить на месяц-другой с этим гражданином в одной камере посидеть. Чтобы послушали его хотя бы.
       О профессионализме
       Регулярно читаю, что если бы медицина была платной, то была бы она уууух. Если бы образование было платным, если бы то было платным, это, то...
       Извините меня, дорогие приверженцы капитализма, но имею я такое странное мнение: если у доктора, преподавателя, адвоката и тд вместо головы задница, то какие ему деньги не плати, розовое масло из этого фонтана бить не будет. Если у человека есть голова и руки, то как бы он ни относился к своим обязанностям, хуже некоторого среднего для него уровня он не сделает. А нет головы - плати сколько хочешь, хоть миллионы, - кроме дерьма от него ничего не получишь. И что, платная медицина или образование от последнего засранца как-то предохранят? Как раз гражданин с деревянной головой и дерьмовыми ручонками устроит себе такую рекламу, какая настоящему специалисту, у которого на это нет способностей, и не снилась. Кто получит больше в платной медицине, просто врач или кандидат медицинских наук? Или кандидат медицинских наук, который находится на пороге защиты докторской диссертации? А между тем мой приятель сказал в свое время: "Избави тебя Бог попасть под нож гражданина, который вот-вот выйдет на защиту диссертации. Вскроет он тебя и достанет ножиком всё, что ему еще надо в третьем параграфе второй главы дописать для полноты." А если он уже доктор наук? Так у него есть аспиранты, которые могут нуждаться в тебе как в материале для своей диссертации. И заплатишь ты ему больше, а что дальше будет, кто его знает. Поэтому иди, дорогой, оперироваться не у светила, а у того, кто этих операций по две штуки в день делает безо всяких претензий на научность. Да и дешевле будет."
       А относительно рекламы, которая двигатель торговли собой. Кто есть кто на нашем факультете все хорошо знали. Но за консультациями народ шел к другим людям, совсем другим, которые были известны в городе. Да и понятно: зав. кафедрой или просто ассистент - кто лучше знает дело? Знал бы ассистент лучше, так был бы завом - так рассуждает человек со стороны. А кто более знающий, профессор или декан? Ясно что декан куда как получше будет.
       А вот вам другая история, из самого что ни на есть капитализма. Я думал, что, поскольку университет государственный, а кроме того, мне сказали, что налоги берутся из зарплаты с превышением даже, то и ни к чему мне подавать декларацию о доходах. Однако же фиг: получаю на третий год бумаженцию, что обнаружило налоговое ведомство, что я не подавал этой самой декларации. А посему должен платить штраф за три года, который набегает очень даже шустро. При этом надо самому посчитать сколько платить и самому и заплатить, естественно. Посмотрел я на все эти колоночки, где что писать и затосковал. Бумажка на каждый год на одну страничку, граф в ней не так уж и много, но что туда вписывать - убей - не пойму. Пошел к одному господину профессору с вопросом, где бы взять специалиста по налогам, а то у меня какая-то сумасшедшая сумма штрафа набирается. Он мне и дал адрес специалиста по налогам: "Очень хороший, - говорит, - и не так, чтобы дорогой. Он мне по-приятельски за столько-то каждый год быстренько все пишет." Прихожу я к господину специалисту, который попросил все мои документы, расспросил обо всем, включая, где живут медведи и что я ем на завтрак, и говорит: "Я поизучаю сначала. Дело здесь сложное, но думаю, что платить придется не очень много." Я, естественно, смотрю на него как на сверхчеловека и спрашиваю: "А сколько вы возьмете за свою тяжкую работу?" "Да так, сущие пустяки, - отвечает господин адвокат, - потом, потом, потом..." "Нет, а все-таки?" - настаиваю я, ожидая тройной цифры от того, что мне назвал его знакомый. И слышу в ответ двадцатикратную цифру, так что пустяки эти оказываются не такими уж и пустяковыми. Начинаю тогда чесать репку: "А сколько же мне придется заплатить штрафных санкций?" "Да, ерунду, в общем-то, - задумчиво сообщает гражданин, - за этот год я постараюсь в пятьсот долларов уложиться, за прошлый надо посмотреть, но тысячи полторы - две, а за третий еще, наверное, пару к плате за предыдущий год придется добавить. Жаль, что у вас никакой собственности нет, а то бы я тут кое-что посписывал... Но я и так постараюсь..." И пошел я счастливый, что еще и так отделался, потому как ожидал, что там геометрическая прогрессия такое понакрутит, что придется мне отсюда сматывать, пока за долги не усадили. Прихожу в университет и встречаю мужичка, который сидит у нас на расчете зарплат. И так, поскольку все кипит, а разум возмущенный еще и попискивает, что никто ничего мне не говорил, не предупреждал, да и где деньги-то брать, взял да и заплакал ему в жилетку, что такое вот законодательство у них-де. А мужичок этот и говорит: "Ну, я занимаюсь здесь этими расчетами. Какие-такие пятьсот баксов за этот год? Университет все уплатил. За этот год вы должны заплатить ноль. А за предыдущие действительно надо считать. Словом, я возьму за это столько -то - и называет ту самую тройную цифру, что я ожидал от предыдущей знаменитости, - а через неделю я вам все составлю, впишу в декларации, а вы подпишете и заплатите в банке." И через неделю я благополучно заплатил примерно две тысячи баксов. Вот вам и вся суть платных услуг, наличия громких дипломов и рекламы.
       Ну а поскольку я еще и участник медицинских забегов в виде подопытного кролика, а медицина здесь вся страховая, то мог бы и из этой области понаписать всякого, когда, к примеру, мне, чтобы лечить гнойный конъюнктивит, когда глаз не мог открыть, милый врач, лишь бы не посылать к специалисту-глазнику, выписал капельки, которые в профилактических целях закапывают младенцам. Ииии... Словом, граждане уважаемые, платные услуги это вовсе не панацея. Хотя и бесплатные не подарок.
       Ловкость ума
       Вчера пошел покупать писалку двд. Купил, но к ней мне дали старую версию Nero. Искать-качать из интернета лень, решил купить у местных пиратов, которые там кишат и шныряют. Только я изобразил желание купить, как на меня накинулись желающие продать, так что сначала надо выбрать продавца. Выбрал: улыбчивая, кхм, девица на сносях, девятый месяц. Поскольку пиратская деятельность преследуется слегка, то все продавцы только со списками стоят. Выбираешь, что тебе нужно, после чего они чешут куда-то и притаскивают соответствующий диск. Спрашиваю, есть ли у нее Неро седьмой версии. "Конечно, есть," - отвечает. "Скоки?" - "15 миль." - Скоки-скоки?" - "10 миль" - "Скоки-скоки-скоки?" - "8 миль. Но ниже уже никак, потому что двд, много на диске программ." - "Ну, ладно, давайте." И жду. Прибегает моя улыбчивая с диском, рот до ушей: "Вот!" Спрашиваю, есть ли там крэк. "Конечно, там все есть!" Спрашиваю, кого ожидает, и, узнав, что мальчика, вручаю 9 миль, одну лишнюю милю на мальчика - лучезарная улыбка благодарности плюс пожелания мне удачи.
       Прихожу домой, вставляю диск. Проводник показывает, что на нем ничего нет. Пусто. Только и есть, что на самом диске фломастером коряво написано: Nero 7.0 - esp.
       Хочу быть толстым, лупоглазым и дурным официально - тогда, может, не будет обидно? Где записывают, не знаете? Или печать куда ставят?
       Поругаемся?
       Я уже привык к тому, что многие слова в испанском смахивают на русские ругательства.
       Например, хуэвес - четверг, проибидо - запрещено, мухер - женщина, жена.
       Вчера по телеку услышал задорную песенку, исполняемую детским хором, в которой окончание последнего слова строк повторяется дважды. И получилось:
       "А от него мухер: хер! хер!"
       Я только часть перевел и вставил знаки препинания.
       Зубы надо чистить
       Одна из профессий для бедных здесь это выгул чужих собак. Иногда видишь, как кто-то тащит на поводках свору штук в 15 барбосов самых разных размеров и темпераментов. В частности, этим занят сынишка нашей консьержки, Джованни Yobanny, лет тринадцати. Сегодня иду, смотрю, он зажал морду английской охотничьей собаки подмышкой и что-то с ней делает. А та вырывается изо всех сил, но цапнуть не пытается. Оказывается, он ей зубной щеткой зубы драит. С пастой, что ей особенно нравится.
       Отпуск
       Как по-разному можно расставить акценты. Вот, читаю, что в СССР были ясли-сады, куда мамы со слезами на глазах были вынуждены сдавать своих детей с двухмесячного возраста.
       А вот с другой стороны. Здесь в банке работает 28 летняя женщина. Была она уже где-то на 8-м месяце беременности. Спрашиваю, какой у нее будет отпуск по родам. "Ооо, - отвечает, мне дают хороший отпуск. Я должна родить 29-го (предположим, не помню , естественно), 27-го у меня последний день работы. А потом еще месяц мне оплачивают. А потом мне согласились сохранить рабочее место еще на две недели каникул без оплаты. У меня очень хороший отпуск."
       Шкуры
       В Боготе, на центральной улице, на седьмой каррере (это как в Москве на Тверской), напротив центрального национального парка, уже 6 лет один и тот же мужичок торгует коровьими шкурами. Это я его 6 лет на одном и том же месте вижу, а сколько лет на самом деле он на этой лужайке под огромным деревом просидел-пролежал, это только он знает. Шкуры развешены на стеночке-бордюре, разложены на лужайке под деревом, висят на толстом стволе дерева. Зрелище очень живописное. Пройти мимо мужичка-коробейника равнодушно невозможно. Конечно мы душевно побеседовали с ним. Из беседы неожиданно выяснилось, что в Колумбии есть два вида коров. Есть обычные коровы, которые живут в теплом климате, и шерсть на шкуре у них обычной длины. А есть горные коровы, которые приспособились к холодным горным ночам отрастив шерсть на шкуре длиной почти с мизинец. Есть у нас такая рыжая шкура. У этого мужичка купили.
       Есть негры не в русских селеньях
       Есть негры не в русских селеньях с удивительной кошачьей пластикой. С пластикой кота, независимо отправляющегося к вам милостиво потереться об ногу. Собственно, таких я видел двоих. Один был в приплясах у какой-то местной дивы по тв. А другого видел сегодня, полицейского. Рост под два метра. Кот-Бегемот. На Каракасе - это одна из центральных улиц Боготы - испортился светофор. По Каракасу идет автобус "Миленио", нечто вроде наземного метро. В каждую сторону здоровенным автобусам отведена полоса метров в шесть. И между ними еще находится полоса, где располагаются станции для посадки пассажиров, тоже метров шесть шириной. А по сторонам еще по две полосы движения, где происходят постоянные заторы. Иду я по поперечной к Каракасу улице, а там столпотворение: светофор не работает, а на перекрестке стоит этот самый полицейский-регулировщик ростом под два метра. Когда ему нужно остановить движение по Каракасу, он сначала отправляется лениво по одну сторону от станции, грациозно останавливается и поднимает котовую лапу вверх. Убедившись, что движение остановлено, он также неторопливо отправляется на другую сторону дороги, метров пятнадцать, и снова поднимает лапу. Увидев, что все неподвижно, он тренькает свистком и машет лапой поперечному потоку, где уже скопилась сотня машин. И... И вот что у него в его кошачьей башке?
       Чистая правда
       Не видать певца полей,
       Только голос громкий.
       Ах, как хочется мне ей
       Выпить дать касторки.
       Удостоверение
       Поломалось у меня в кармане пластиковое университетское удостоверение, серьезный документ, с которым можно спокойно ходить вместо паспорта.
       Иду я в ректорию, демонстрирую обломки и говорю, что мне надо другое. "Господин профессор, вам придется написать объяснительную записку на грузинском языке как это случилось и заявление о выдаче нового удостоверения. Попросил я у нее листик бумаги, спросил на чье имя должно быть заявление и накатал. Естественно, надо было писать на имя ДоктОры Ляляля (здесь как кто какой начальник, так все должны его называть доктОром).
       Пишу:
       Многоуважаемая ДоктОра Ляляля.
       Мое старое университетское удостоверение за номером таким-то повреждено. Прошу выдать мне новое.
       С почтением,
       Люлюлю
       профессор того-то и сего-то
       Спрашиваю: "Сойдет?" Читает внимательно: "Всё совершенно правильно и замечательно. Только вам надо спуститься и заплатить за новое удостоверение, потому что мы только первое выдаем бесплатно."
       Забираю я свою бумажку-заявление и иду в бухгалтерию платить. Сеньёра в окошке читает мое заявление и спрашивает: "А что вам, уважаемый профессор, собственно, надо?" "Да вот, написано же!" - говорю я и тыкаю пальцем в свое заявление. "Вот я этого и не пойму, - говорит сеньёра, - что вы тут написали." Тут я достаю свое поломанное удостоверение и демонстрирую. "Ах, оно у вас сломалось! - говорит сеньёра. - Тогда понятно. Здесь вы написали..." Словом, глагол был иррегулярный, и той формы, что я использовал, не существовало. "Тааак, - говорит сеньёра, - значит, нужен вам дубликат. А вы знаете, что вам надо заплатить 31 тысячу песо (это около 14 долларов)?" "Да, - говорю, - знаю." "Это вы первый раз меняете удостоверение?" "Нет, - говорю, - второй раз. До этого его у меня украли" (хотя на самом деле я его просто где-то посеял, но поскольку слышал о строгостях при выдаче удостоверений, то сказал, что его украли. И даже пришлось этот факт зарегистрировать в полиции).
       "А вы знаете, - говорит сеньёра, - что когда удостоверение выдается второй раз, то по правилам вы должны заплатить 61 тысячу песо!?" "Ладно, - откликаюсь я, - я готов и эту сумму заплатить."
       Сеньёра начинает заполнять бланк в компьютере. Заполняет минут пять. Потом с совершенно сокрушенной физиономией обращается ко мне: "Знаете, система отказывается принимать 61 тысячу. Можно, я вам оформлю как первую замену удостоверение?" Совершенно убитый несправедливым отношением компьютера к моим честным намерениям, отвечаю также сокрушенно: "Ну, что же делать? Давайте."
       Безопасность
       Сходил я в центральное здание департамента безопасности.
       Я думал, что знаю, что такое очередь. В шестидесятых, когда еще хлеб не закупали за границей, наблюдались очереди длиной на полквартала-квартал, чтобы купить буханку хлеба.
       А здеееесь... Здание многоэтажное, со двором на гектар, наверное. Две трети этого двора набиты народом. Около самого здания имеются скамейки как в кинотеатре, где сидят. Мест на тысячу или больше. А дальше стоит толпа. Каждый держит какую-либо бумажечку или папочку. Имеется проходная, где полицейский просматривает бумажечки и в подозрительных случаях обыскивает просителей.
       И дальше они присоединяются к жаждущим общения с чиновниками счастливым просителям, которых было тысяч пять, наверное, а, может, больше - очень трудно оценить число людей в толпе. Я уж было думал плюнуть и пройти мимо, да обнаружил, что адрес у меня с другой улицей, то есть с другой стороны этого же гигантского здания. А там толпы уже нет. Чиновники ходят вальяжно, но со строгими мордами.
       Хорошо летом на пасеке. Пчелки вжык-вжык. А когда полицейские вжык-вжык - это уже не так хорошо.
       Вообще, читаешь детективы о том, как кто-то там в полиции побывал, побеседовал... Вроде все нормально, ничего особого. Наверное, и в самом деле, ничего особого. Но советская выучка говорит: "Жди неприятного. Это инопланетяне со своей игрой "подозревайка-хватайка".
      
       Поговорим о том, о сем
       Когда тебя спрашивают о чем-то, то обычно вовсе не жаждут услышать что-то новое, а предпочитают получить подтверждение тому, что они думают правильно. Объяснения, включающие нюансы или, еще хуже, противоречащие стройной непротиворечивой картине мира, быстро становятся скучны собеседнику.
       "А правда, что русские пьют много водки?" Хороший ответ: "Да, сеньёр!" - и собеседник уходит от тебя, чувствуя себя крупным знатоком российских традиций. Мои попытки сообщить, что далеко не все пьют много, что я, к примеру, только по праздникам, приводят спрашивающего в тоску и печаль, что надо что-то там выслушивать. Да и как такое может быть, если все знают, что русские пьют водку?! "Да, все пьют! И столько пьют, что колумбиец умрет от половины!" - ответишь так и чувствуешь, как растет к тебе уважение прямо на глазах.
       Столяр и плотник
       Мастерит нам сейчас встроенные шкафы сеньёр Dubel Edisson. Совершенно нетипичный колумбиец - застенчивый, не очень решительный. Десять раз всё промерит, привезет готовый шкаф - прошибся на сантиметр. Совсем как я: когда начинаю что-то мастерить, то пока деталюха не встанет на место, не уверен, что выдержал размеры, хоть измерял десять раз. Зная свои "способности", всегда предпочитаю отрезать-отпилить заготовку побольше, чтобы потом долго и нудно подгонять. По аккуратности он почти как немец. Но время от времени вдруг решает, сделав что-нибудь не так, что "и так сойдет". При этом, похоже, что это "не так" лежит у него бременем на совести, потому что стоит указать на недостаток, как он беспрекословно начинает исправлять, даже не пытаясь оправдываться, что, вот, иначе нельзя было или что-либо вроде, что "несут" в таких случаях местные работяги. Хоть и зовут его Эдисоном, но изобрести он вряд ли что изобретет, но всё, что относится к его делу, знает твердо, как дюбель. Так что с этим именем родители его не прошиблись.
      
       К вопросу о любви
       покупать всякую инструментальную хрень.
       Брожу я в инструментальном отделе хозяйственного магазина. И вижу целый стенд с какой-то однотипной фигней: пробойник - не пробойник, на конце - дырка с хорошо заточенными концами, от нее идет цилиндрический вырез, а сверху еще и прорезь. Нет, ни для чего, вроде, не пригодится. А может, пригодится? Нет, на фиг не нужно. Дааа... А цена - всего ничего. И сталь, вроде, ничего. И самых разных диаметров. Да вообще, считай, что бесплатно. Нет, надо взять, если там какой гвоздь... А чего с гвоздем делать? Нет, нигде он мне не нужен. Но уж больно дешево. И взял. Аж трех размеров.
       А недавно нужно было в ремешке дырку проделать. Шилом - плохо. Сверлом - разлохматится. Таааак. А чем еще можно? Тут взгляд натыкается на ту самую фигню. Может, ею как-то что-то? Поставил, молотком стукнул - и аккуратная дырочка получилась,. Вот, оказывается, это и был пробойник, чтобы дырки в коже бить. А у меня их теперь целых три размера. Только бить не в чем.
       Плюшкиниада
       Когда-то давно, когда СССР был еще большим и могучим, а купить цемент можно было только у Васи на стройке, который его там стянет, читал я, что при капитализме, если есть спрос, то тут же появляется предложение. И это предложение наваливается на несчастного потребителя так, что он вопит под ним, задыхается, а на него все наваливается и наваливается. И когда хочешь, тогда и купишь. Собственно, какие-то мысли, чаяния и спрос у меня просыпаются только в двух магазинах, книжном и где продаются инструменты. И происходит это примерно так.
       Заходишь в магазин и видишь книжечку. Симпатичную такую, с картинками шикарными. Купить, что ли? Смотришь на цену. Ого! В переводе на баксы - пятьдесят. А нужна она мне такая, с картинками? Ну, посмотрю я эти картинки раз-другой, а потом поставлю на полку и не открою больше. Да и потом такая дорогущая - вечно будет здесь стоять! И уходишь. Через пару дней уже и забыл об этой книжке, но заходишь и снова ее видишь. А ведь интересная! Издана шикарно! Но уж больно дорогая. Опять покрутишь-посмотришь и уходишь. И так тянется месяца три. Пока не заходишь в этот магазин и не обнаруживаешь, что на месте книжки наглый кингобоевик ужасов "Крюгер да Винча" валяется. Идешь к продавцу. "А у нас был только один экземпляр." "А в других филиалах может быть?" - "Сейчас посмотрю. Да, вот есть по такому-то адресу." И уже на следующий день туда мчишься и, счастливый, возвращаешься с добычей домой. Дорогой добычей. Приходишь. Ставишь на полку и начинаешь думать: "А на кой ляд я эти разлюли-картинки купил-то? Вот же хотел купить, скажем, такую-то книжку или вот этакую - пожалел. А они всего-то по 20 баксов были." И стоит потом эта книжка в шкафу неоткрыванная. Каждый раз, как на нее натыкаешься, так думаешь "И на кой..."
       Мда. Ну книги - это особый разговор. А вот инструменты... Когда был помоложе, нравились они мне. Вот нравились - и всё. Сказать, что рукастый был, не скажу. Высшее достижение - как-то поменял все трубы в квартире, нарезая резьбы и все такое прочее. Но нравились мне инструменты потоньше. Скажем, штангенциркуль. А микрометр?! Что мне этим микрометром в те времена было измерять? Толщину листа бумаги, разве что. А нравился. Но стоил микрометр... не помню - сколько, но очень кругло. Штангенциркуль, кажется, рубля четыре, а микрометр... - может, двадцать пять. Ходил я в магазинчик на Ворошиловском и все посматривал на микрометр. Эстетическое чувство он во мне вызывал. У одного - "Черный квадрат", не пойму почему, вызывает, у других - еще что. А у меня - обводы микрометра. Несколько лет ходил и смотрел.
       С год назад набрел на магазин инструментов. Господи, чего там только не было! Сначала я купил штангенциркуль. Были там электронные, дорогущие. А я купил почти точно такой же, как когда-то за четыре рубля. Только еще лучше. Потом иду дальше, смотрю: распродажа! А по центру витрины - микрометр. В коробочке деревянненькой. Симпатичной. И сам точно такой же как там, на Ворошиловском. И цена не так чтобы очень высокая. Ну, на фиг он мне теперь-то нужен? И не купил. Выхожу из магазина и думаю: "Сейчас он по распродаже за треть цены продается. Походишь ты, походишь, распродажа кончится и купишь ты его все равно. И за полную цену. А нужен он тебе или нет - это совсем другой вопрос. Может и понадобится когда для чего-нибудь."
       Нет, вот я не понимаю женщин. Как они могут около тряпок целый день в магазине провести, примеривая, причмокивая, прикидывая? Совершенно это до меня не доходит.
       Перед командировкой жены в Москву. И с сыром подмышкой вперед
       - Нет в Москве такого сыра! А я так привыкла. Ну сходи, а? Нет там такого. Да ничего даже похожего нет. Ну да, есть, но только не такой. А такого там никогда...
       И пошел я в супермаркет за таким. Захожу, а там рекламная акция. Посреди зала стоит джаз-банда и наяривает веселенький приблатненный одесский мотивчик. Почему одесский? Потому что уж очень похоже. А припевчик меня в том совсем убедил: "Суй-суй, суй-суй!" А потом они еще что-то очень похожее выкрикивали, но ведь такого же не может быть? Хотя я именно это и слышал. Но ведь быть такого не может, правда? Ну, не может - и всё.
       И вот, нахожу я тот самый сыр, и под бодрое "Суй-суй!" сую его в корзинку, расплачиваюсь - и домой-домой-домой.
       Захожу в квартиру.
       - У нас что-то случилось с компом. Ага, принес сыр. Удивительно, да, тот самый, что нужно. Ты ж обычно... Да, так у нас что-то случилось с компом. Ага, свеженький, это хорошо. Да, так с компом. Вдруг он начал ни с того, ни с сего пипипипипи. Вот ничего не делала. Сам собой пипипипипи. Да, хороший сыр, в Москве такого нет. Я, конечно, выключила, потом включаю - снова пипипипипи. Я опять выключила. А знаешь как будет утром вкусно - на хлеб и в микроволновку. Да, и еще раз - и снова пипипипипи. Вот, смотри, сейчас услышишь.
      
       Действительно: пипипи. Смотрю на клавиатуру и вижу увесистый блокнотик:
       - А это что?
       - Блокнот. Мне тут кое-что надо было найти. Ой, а почему он перестал пипипипи? Так это что, это вот этот блокнот, да? Вот, никогда бы не подумала. А он столько это пипипипи. Нет, знаешь, как будет здорово в Москве с этим сыром?
       И с сыром подмышкой вперед
       Чемоданы жены сданы в багаж. Таможенник очень заинтересовался четырьмя пуховыми подушками, запрятанным в недра чемодана. "Зачем, ну, зачем переть подушки через пол мира?" - светилось у него в глазах. Ответа "Для доченек" он не услышал. Еще большее недоумение вызвал гамак, привязанный к чемодану, со здоровенными брусьями для подвески по метр двадцать. И здесь ответа "в подарок" он не получил, но пропустил.
       И вот, чемоданы сданы, можно подняться наверх. Но что это? Гражданку Лебедеву, отправляющуюся в... вызывают. Для чего? Не догадываетесь? А тот самый сыр! Пять кило. И кофе! Неисчилимое число кило. И туда ведь, а еще в подушки, можно было запихать массу всяких запрещенных к перевозке вещей. Кофе тщательно обнюхивают и таможенники, и их собака. А сыр режут. Но увы - орден за усердие уплыл: сыр есть сыр, а кофе всего лишь кофе. И в подушках ничего не прощупывается. Спасибо, ребята, что не разрезали их, спасибо большое, мучас грасиас!
       Очень краткий отчет жены о поездке в Москву
       Трехлетний внук Лева. Говорит обо всем. Если его спрашивают и не знает ответа, то просто повторяет вопрос: теперь твоя очередь отвечать. Если заставляют делать что-либо, чего ему не хочется, тут же смывается, приговаривая: "Я ушла, я ушла, я уже совсем ушла." Обожает плеваться везде и всюду, процесс его завораживает.
       Ростов это совсем как маленькая Москва. Есть всё. Если есть много денег.
       Москва это совсем как большой Ростов. Есть еще больше всего. Если есть еще больше денег.
       Московские знакомые. Из Колумбии по телефону с ними общаться значительно проще.
       Подарки. Кофе, кофе и только кофе. То, что под этим названием пьют в Москве и в Ростове, следует заливать в топливные отсеки вражеских танков.
       У меня в речи появились чужие интонации. Таксисты интересовались, кто заслал шпионку.
       Бабье лето это обычная погода в Боготе.
       Там хорошо. Когда недолго.
       Местные верования
       Если сейчас зима, то скоро будет лето.
       ***
       Два джентльмена в одном автобусе не едут.
       ***
       Если долго и все время есть одну папайю, то станешь папайя папайей.
      
       Пожаловался я одному профессору, что сосед подо мною время от времени веселится до утра. "В полицию звонить, только в полицию," - ответствовал профессор. А я продолжаю жаловаться: "А еще его и его жену доктОрами надо называть. И вообще, - говорю, - вот ходил за справкой в полицию. Выходит служащий и говорит, что надо писать заявление на имя начальницы его. "Что, доктОра?" - спрашиваю. А он говорит, что конечно, даже не улавливая иронии." "Ну, да, - отвечает професОр, - здесь что ни начальник, так обязательно доктОр. Вот в Мексике, если назовешь человека с магистерской степенью доктОром, так обидится, посчитает, что ты над ним иронизируешь. К нему надо обращаться только "маэстро". А здесь, что ни начальник, то лекарь. Спец по геморрою."
       Страааашный рассказ господина профессора
       Он такой страшный, а главное, нудный... Я пересказываю его от своего лица, хотя оно вовсе не мое.
       Приехал к нам на неделю канадский профессор, весь из себя эмиритус, знаменитый в своей области до ужаса, энергичный.
       На первую лекцию пришло человек двадцать, и студенты, и господа профессора. На следующий день вторая лекция. Сижу я в своем офисе. Вдруг за час до лекции открывается дверь, заходит зеленое привидение господина канадского профессора и сообщает, что чувствует оно себя немного плохо, но лекцию сейчас проведет. А у самого колени дрожат, физиономия мертвеца, что из Канады только что дополз. Спрашиваю, что с ним. Выясняется, что после лекции он с одной студенткой зашел в столовку на факультете и слегка поел всяких салатиков, супчиков, того-сего. Понятно - отравился. Сами знаете, что здесь с непривычки какой-либо гниловатый банан кого хочешь в дугу согнет. А что там в его салатике было - никому не ведомо. Спрашиваю, чего не позвонил сразу хотя бы? Отвечает, что неудобно ему было тревожить. Ну, договорился с одним профессором, что он нас отвезет в университетскую поликлинику. Привожу. А там на него смотрят и говорят, что принять не могут, потому как он никак не зарегистрирован. Все мои слова, что он такой знаменитый, что если концы отдаст, то их поликлинику во всем мире вспоминать будут, привели лишь к тому, что заведующая сказала, что сейчас пройдется по врачам, и если кто окажется свободным и захочет принять, то... Никто не захотел. Тогда она сказала, что неподалеку есть три неотложки, где за деньги можно и так. Понятно, что тут уже ни о какой страховке речь не идет. Но и деньги не слишком великие. Повез господина знаменитость в неотложку. Ну, там полный порядок. Сели в очередь. То привезли какого-то деда, грязного как из могилы только что выкопали и синего. И остальная публика соответствующая. Часа через полтора подошла очередь. Записали сначала все данные, померили давление, взяли анализы крови-мочи. Часа через полтора сказали, что анализы нормальные, вкололи что-то против отравления, выписали таблетки и сказали, что их месяц надо пить.
       Ну, теперь уж я от себя постучу.
       Словом, вы хорошо поняли, что такое страховая медицина и вера западного человека в нее.
       Думаю, что, случись серьезная катастрофа вроде войны или еще чего, западная цивилизация с ее верой в свою медицину просто исчезнет. Вот этот гражданин. Он явно относится к классу людей вроде как разумных. Он четко понимал, что траванулся. И что он делал? А ничего не делал. Даже элементарно не попробовал прочистить желудок. Или хотя бы пойти купить активированного угля или каких-либо абсорбентов. Конечно, он не знает испанского языка, но названия всех лекарств настолько похожи на английские, что их даже малограмотный фармацевт признает. Просто он понятия не имел, что нужно делать в таком простом случае. А врачей не было, куда обратиться. Ну, хотя бы пошел в аптеку и, похлопал себя по желудку - хоть что-либо да дали бы ему. Но как можно? Без рецепта врача? А эти чудные таблетки, что ему дали? Да любой фельдшер знает, что сначала надо вымыть гадость, а уж потом таблетками. А это неотложка, где с отравлениями пачками, небось, приходят: оно им охота промывать желудки? Таблетки-то проще. Словом, от любой самой простой ерунды передохнет эта западная цивилизация в ожидании врачей с их таблетками и святой верой, что только таблетка, выписанная рукой гражданина в белом халате, лечит. А то, что этот гражданин кроме белого халата больше ничего может не иметь - это даже в голову им не приходит. Что студенты-математики бывают совершенно безграмотными, но диплом как-то получают - это он знает. А что в медицине то же самое происходит - это ему даже в голову не приходит. Потому что западный господин доктор либо уж очень широкого профиля занимается только распихиванием по специалистам, записыванием давления и успокоением, что специалист, конечно, разберется. А если это очень узкий специалист, к примеру, по мизинцу правой ноги, то сильно ошибиться он не сможет. А всякие самодеятельные средства - анафема им! И помрет, дожидаясь квалифицированную медицинскую помощь, от поноса.
       Рецепт
       Только что заметил, что на коробке спичек имеется рецепт.
       Валяется уже месяца три у меня на столе. Что здесь существует сгущенка, узнал только неделю назад.
       Поразило настолько, что делюсь:
      
       Шарики из сгущенки на 6 персон.
       Состав:
       1 банка (397 гр) сгущенного молока
       60 гр сливочного масла
       Сахар-порошок
       На среднем огне растопите в кастрюльке масло, вылейте туда сгущенное молоко, продолжайте держать на огне, непрерывно помешивая, 7 минут. Снимите с огня и оставьте остужаться на полчаса. Сформируйте из получившейся массы 24 шарика, посыпьте сахарным порошком. Готово.
       Лучше 96 шариков, значительно больше получится.
       Еще
       Здесь производят хозяйственное мыло. Оно голубого или синего цвета. Что там в нем - не знаю, но я его оценил, когда жил один 15 лет назад в Кали без стиральной машины. Достаточно было намылить, дать полежать, потом чуть-чуть пожмякать-потереть - и белье выстирано. Выводит при этом такие пятна, которые самый забойный импортный порошок и даже отбеливатели не берут. Рецепт мыла, видимо, очень старый. Никакие импортные мылозаменители вытеснить это мыло не могут до сих пор, здесь даже не пытаются импортные хозяйственные мыла производить - это вне конкуренции. Хотя остальные все мыла делаются по импортным рецептам с импортной маркировкой. Если бы его можно было как-то в стиральную машину приспособить, я б с удовольствием заменил им все вонючие ариэли и прочие порошки и жидкости, вызывающие аллергию.
       Лекция "Бесполезно о полезном" окончена.
       О пользе экзаменов
       С одной стороны, экзамены это гадость. А с другой - каждый раз я беру какую-либо книженцию, которую в нормальном состоянии я никогда бы не стал читать. Вот и сегодня взял книжку о древних цивилизациях. И, наконец, узнал, что такое "Книга мертвых" в древнем Египте. Оказывается, что в отличие от фигни, которую гнали в американском боевичке "Мумия", этих книг было очень много, практически в каждой могиле богатого человека была такая книга. Это было пособие по выживанию в потустороннем путешествии для мертвеца, которому надо было добраться сначала до места, где его душу взвесят и сообщат, что ей делать всю оставшуюся послежизнь. Это книга заклинаний, которые следовало произносить, встречая опасности. Например, встретив крокодила, мертвецу следовало сказать: "Ты, харя хвостатая! А ты знаешь, что у меня зубы каменные и я тебя, скотину, самого сейчас пережую на котлеты?! Мотай от меня подальше!" Стилистика там, правда, была другая, но смысл именно этот.
       ***
       Опять экзамен, опять читал всякую трихомундию на испанском.
       Чрезвычайно понравилась фраза:
       "Маркиза де Помпадур была очень красива и умна, однако поддерживала художников и интеллектуалов."
       ***
       Снова у моих орлов контрольная-экзамен, и снова я занимаюсь самообразованием. На этот раз прихватил книгу о пиратах, полудокументальную. Ну, слыхал я о том, кто такие пираты, слыхал, что дисциплина у них была железная, что вовсе это не та расхристанная орда, которую любят показывать в фильмах о пиратах. Например, узнал, что пираты были четырех типов: пираты, корсары, буканеры (не очень уверен в правильности на русском) и флибустьеры. Все они были морские воры и разбойники, но имелись отличия. Самые безбашенные были флибустьеры, для которых не было никаких ограничений. Один из них, Давид Нао, прославился тем, что когда захватывал судно, то вырывал сердца у пленников и сжирал их сырыми. Флибустьеров старательно уничтожали все, поскольку с ними невозможно было ни договориться, ни поставить под контроль. Пираты от корсаров и буканеров отличались тем, что выходили на промысел полностью самостоятельно. А корсары и буканеры обзаводились приказом от какого-либо короля и должны были часть добычи отдать ему, захватывая корабли и имущество других государств. При этом им давался жесткий план добычи, для выполнения которого иногда они занимались и грабежом подвластных этому королю владений. У корсаров контракты давались каждому члену команды. Интересно, что многие корабли были чьей-то собственностью, собственник получал 5 или 6 долей от добычи, капитан две доли, медик и плотник несколько больше обычной доли, остальные получали поровну. Контракт предусматривал два месяца бесплатного медобслуживания на берегу в случае ранения, некоторую компенсацию в случае пожизненного увечья и много чего еще.
       На пиратском судне была демократия: большинство могло сместить и назначить любого начальника вплоть до капитана. Разборки на борту запрещались, только на берегу. Масса запретов: ограбление товарища, не говоря уж о корыстном убийстве, заканчивалось высадкой на каком-либо атолле или островке с пистолетом с 3-4 пулями для того, чтобы покончить жизнь самоубийством.
       Кстати, имелись целые пиратские династии: "Мой папа был пират, и дедушка пират, и детки мои будут пиратами."
       Вообще, пиратство от обычной войны отличается лишь масштабами.
       Кстати, прочитал, что Колумб в молодости, по некоторым данным, был пиратом, а лишь много позже стал респектабельным первооткрывателем Нового Света.
       Еще отмечено, что работорговый бизнес из Африки был изобретением англичанина Вильяма Хокинса. По оценкам, из Африки в Америку доставили за все время около 10 миллионов чернокожих рабов. Что были еще и белые рабы, эти поступали в рабство на ограниченный срок, на 3 года обычно, если только их хозяин не перепродавал их в самом конце периода. На Барбадосе и окрестностях его было около 15000 белых рабов в начале истории Нового Мира, к примеру.
       И много других штучек. Только времени ни писать, ни читать нет.
       А вообще, вывод: как было полно сволочей, прикрывавших свои интересы и желание порезвиться за счет других лозунгами о счастье души, государства, нации и прочего, так ничего и не изменилось.
       Да, еще, оказывается, 1 песо это около 5 грамм чистого золота, довольно странный вес, однако, в дометрическое время.
       Золота из Латинской Америки вывезли несколько десятков тысяч тонн, а серебра - под миллион. А если учесть, что золото не добывали, а переплавляли различные ювелирные изделия, то... Словом, европейцы это ... цивилизаторы и спасители душ.
       Новые результаты экзаменов
       Снова сидел на экзамене и читал. На сей раз просвещался, кто такие были ацтеки и с чем их едят. Естественно, я слышал о Кетцалькоатле, Монтесуме и прочих, но всё это кулем-навалем. Сказать, что у меня сильно прибавилось знаний, не могу. Книжку написал немец, написал для полных идиотов. Имеется некий главный герой по имени "Орел, Который Говорит". Как бы от его имени даются всякие пояснения, 150 страниц пояснений, из которых большая часть так и осталась необъясненной. Но кое-что прояснилось вопреки автору. В частности, я думаю, что я понял, почему Кортес с ничтожным числом бандитов ухитрился завоевать огромное государство. Беда ацтеков была в том, что они были фаталистами. Плюс у них имелось предсказание о возвращении Кетцалькоатля, который был богом знаний. И так получилось, что Кортес заявился точно в назначенный срок. Из чего я заключил, что ацтеки были фаталистами? Представьте себе, что у них был календарь, начинающийся 12 февраля. Дальше шел месяц, который назвался "Нужда в дождях". Месяцев в году у них было 18, по 20 дней в каждом. А после 360 дней шли 5 пустых дней, не входящих в календарь, эти 5 дней не имели даже названий. В эти дни ацтеки тушили огонь во всех очагах и ждали, наступит ли конец света. Если ничего не случалось, то дальше они снова жили обычной жизнью до следующего 7 февраля, когда вновь ожидали, покончат с ними боги или нет.
       Этот восемнадцатимесячный календарь у них был не единственным. Еще откуда-то у них был "священный календарь", который состоял из 20 месяцев по 13 дней, то есть священный год имел 260 дней. Священный календарь этот - благодатное поле для любителей фантастики. Как я понимаю, на этом поле порезвилось много любителей гипотезы пришельцев, которые навязали ацтекам свой календарь (хотя, если представить достаточно разумных пришельцев, то для чего им навязывать свою меру времени, не имеющую отношения к земной?).
       Эти два календаря, начавшись одновременно, давали новое совпадение через 52 года. Естественно, что все рассчитывалось в терминах этих 52 лет, тем более, что цифра была примерно равна жизни одного старого человека - дольше в те времена и не жили.
       Господа ацтеки имели изрядный пантеон богов, среди которых номером один считался бог солнца, который носил имя Колибри. Кетцалькоатль состоял под номером три. Где-то далеко в списке еще был бог-создатель. Из книжки немца я так и не понял, что же он создал.
       Еще из любопытного. Империя ацтеков просуществовала немного меньше 400 лет. Задокументировано пиктографически (они умели писать и имели бумагу), что поселились они сначала на острове посреди озера в 1168 году и было их 7 племен. Имущество внутри каждого племени было общим, распределялось советами трудящихся и крестьянско-воинствующих депутатов. Денег у них не было, но идея равного обмена и справедливости существовала. Как появлялся император, я из книги не понял, потому что до самого конца у них была племенно-советская структура. Но у каждого племени еще был и единоличный вождь. И император тоже был. Под конец ацтекской истории племен стало 20. Через некоторое время после заселения острова они общими усилиями построили несколько многокилометровых понтонных мостов для связи с сушей, потом провели воду на остров (это потому, что озеро было непроточным, так что вода в нем была соленой). А потом (или параллельно) занялись расширениями и захватами. И так до тех пор, пока не прибыл Кортес.
       Число 20 у ацтеков лежало в основании исчисления: были специальные знаки для 20, 400 и 8000 - о дальнейшем немец помалкивает.
       Да, еще, болезни у них были не от чего-то, а исключительно от кого-то: уж коли заболел, то кто-то тебя наказал. Опять же, из мудрого немецкого текста не следует, кто их насылал - боги или могли насылать и люди.
       Словом, популярные книжки граждане пишут бестолковые. И хоть бы интересно писали - нет, тупая бубнежка, из которой надо добывать информацию. Тьфу.
       ***
       Мда, посмотрел еще, кто же такие были эти самые майя.
       Первый сюрприз для меня состоял в том, что цивилизации майя оказалось 3500 лет. То есть она такая древняя, такая древняя... И как-то мне казалось, что она исчезла очень давно. Оказалось, что вконец ее обрушили лишь к 1700 году. Казалось бы, эти католические монахи, такие премудрые, могли бы за 200 лет, что они изгоняли нехристей, составить полное описание, освоить язык и письменность майя прежде, чем уничтожить. Однако же нет. Кое-что осталось, но именно, что кое-что.
       Непосредственно народа майя было около 3 миллионов человек в период расцвета. При всем почтении к возрасту цивилизации майя, похоже, что были они туповаты: так и не додумались использовать колесо и даже вьючных животных -- всё перли на себе. Был один мексиканец, который доказывал (и написал на эту тему несколько книг), что всё у майя было связано с культом гремучей змеи одного вида: все их орнаменты воспроизводят рисунок на змеиной коже, двадцатидневный месяц связан с тем, что она меняет (вроде бы) зубы с ядом каждые 20 дней. Даже, вроде бы, пытались воспроизводить форму своих черепов, чтобы было как у змеи, привязывая три дощечки младенцу ко лбу и с боков, придавая голове змеиную форму. Операция эта была опасная, младенцы часто умирали, но это никого не трогало: религия - самое главное. Можно понять, почему с такими головами за 3500 лет они не изобрели колеса. Тут китаянки, которым сдавливали ступни, чтобы сделать их поменьше, становились туповатыми, а уж головы... Кстати, и пирамиды они воздвигали из камней весьма приличных размеров. Как их перемещать без катков - не представляю. Так что катки, наверное, были. А колес и повозок не было. И из металлов они умели обращаться только с золотом и медью.
       Нашел даже перевод на русский "Пополь Ву", который обозвали "Пополь Вух" - как правильно - не знаю, по-испански звучит "ву".
       Но, прямо сказать, неинтересная какая-то цивилизация, монотонная. Впрочем, как надо жить и для чего - не знает никто.
       Да, еще, у майяведов считается непреложным, что перебрались все индейцы в Америку где-то 25000 лет назад по перешейку, что был на месте Берингова пролива. Но мне что-то это сомнительно. И вообще, с чего это образовались расы, если все они образовались в Азии примерно в одном и том же регионе?
       А еще от одного местного гражданина услышал, что и 8000 лет назад были в Латинской Америке цивилизации.
       Да, а еще я наткнулся на замечательную вещь: многократно читал об обсидиановых ножах, острых как бритвы. Всегда думал, что делали их, разбивая камни специальным образом. Однако же, как объяснил один гражданин, технология была другая: подходящий камень нагревали докрасна, после чего бросали в воду, где он разлетался на пластинки с острейшими краями. А уж потом только доводили до подходящей формы. А то я еще думал: а как же их затачивали? А никто их не затачивал.
       О том и ни о чем
       Писали мои орлы и львицы экзамен, то есть контрольную работу, если по-хорошему. Но поскольку, когда сдаешь на анализ мочу, это тоже "экзамен" по-испански, то все правильно. Словом, сдували они друг у друга усиленно, а я также усиленно делал вид, что этого не вижу. И читал. Что можно читать в Колумбии? Ну, конечно, Маркеса, скажете вы. А вот и нет. Читал я книжку о другом колумбийском чуде, о наркотиках. Занятное чтение.
       Во-первых, оказывается, борьба против алкоголя и наркотиков в мире началась с весьма знаменитой речи, о которой я никогда и не слышал, как и о ее речедателе, кстати, что говорит об энциклопедичности моих знаний, как всегда.
       Речь эту толкнул Sam Samall (подозреваю, что Small, ну да ладно) в Вашингтоне. Кто он был такой - не написано. Наверное, сенатор. Год интересный: 1917й. Ничего не напоминает? Что-то, похоже, в этом году носилось в воздухе такое, что в одной стране революция, в другой стране вдруг начинают на святое нападать, на алкоголь... А потом уже в 1919м в США и ввели сухой закон на все, включая наркотики.
       Да и сама та речь - класс. Поскольку произнесена она была на английском, я ее читал на испанском, а вы, уважаемые граждане, на русском, то искажения, наверное, появятся. Но, тем не менее, кусок этой речи привести стоит, уж больно интересно.
       Итого, гражданин Сэм произносит в 1917м году: "Вы и я можем с гордостью ожидать, что наша Северная Америка, победоносная и христианская, превращается не только в спасителя, но и в модель и в надзирателя реконструкции будущего всего мира". Вот такие пироги с пирожными. А я слышал, что в 1917м еще не... Ну да ладно, мало ли, что я слышал?
       Идем дальше. Дальше начинаются гонения на все спиртное и наркотическое. И приходим к нашим дням. Как я слышал оценки, только в США на наркотиках "зарабатывают" 60 миллиардов долларов в год. Цифру эту я слышал лет пять назад. Автор же этого ценного, и даже бесценного труда, из которого я узнал, что в начале прошлого века рекомендовалось листьями коки лечить всевозможные желудочные проблемы, а не только тонизироваться и прочее... Да, так этот автор Alonso Salazar J. прямо на заднюю обложку вынес цифру 900 миллионов долларов, утверждая, что это то, что ежегодно получают сейчас колумбийские парамилитары и герилья, то бишь партизаны. Простые колумбийские заправилы мафии здесь не упомянуты. Но поскольку на них идут жуткие гонения в данный момент, то следует заключить, что наркодоллары местная публика добывает в пределах двух миллиардов годовых. А остальные 58, как следует из арифметики, достаются отнюдь не колумбийской наркомафии. А кому тогда? И с кем тогда надо бороться на самом деле, если такие нехорошие колумбийцы получают в пределах двух-трех процентов прибыли?
       Ладно, не буду я вам морочить голову всякими цифирками, а расскажу лучше другую историю из этой же книжки. Тем более, что она того стоит.
       Начиная с либертадора всея Колумбии Симона Боливара, все колумбийское начальство боролось с пьянством. Боливар в одном из приказов написал, каковы были потери от перепоя. Оказывается, иногда они превышали боевые потери. Словом, все как и в России. Уже в позапрошлом веке начали запрещать такие напитки как chicha - что это такое, я не понял, но что-то, с чем боролись усиленно, и агвардьента, которая была нескольких видов. Вроде бы даже трех, о третьем из которых говорилось, что если выпивший его дохнет на комара, то тот сдохнет.
       Словом, боролись. И в один прекрасный день уже прошлого века запретили агвардьенту эту самую полностью, так что полиция устраивала облавы на продавцов и производителей.
       А теперь сама история, для чего я это пишу. На одной улице Боготы регулярно появлялись в дупель пьяные граждане. И также регулярно полиция устраивала дневные и ночные облавы по всем возможным притонам. Но ничего не обнаруживала. Пока один полицейский, о котором пишется: "полицейский лейтенант, известный под именем capitan Veneno", не обнаружил секрет. На этой улице стояла большая статуя Иисуса Христа, сделанная известным скульптором. Статуя была полая внутри. Время от времени к большому пальцу ноги статуи истово припадали в поцелуе верующие. В палец была выведена трубка, через которую истинно верующий, предварительно заплатив в сторонке, получал солидную дозу благодати. И уходил просветленный.
       А мы всё: русский левша, русский левша! Блоху подковал! Или: бензин мочой наши умельцы... Подумаешь! Тут самого Христа, можно сказать, обули. Так что сколько можно гордо вычесывать блох из загадочной русской души?
       ***
       Опять же на экзамене принялся читать. И взялся я читать "Белую гвардию" Булгакова на испанском. И понял, почему на Западе считается русская литература гениальной.
       Вот, например, на двух страницах приводятся 3 версии названия одной улицы:
       Raziezzhnaia
       Raziezzhaia
       Raziezzahaia
       Кто такое может хотя бы запомнить, не только произнести?
       ***
       Побывал сегодня членом комиссии по защите магистерской диссертации. На гортанную букву, любую по выбору. Интересно другое. Подписал я протокол и выхожу из аудитории. А навстречу несется гражданка, радостно возбужденная: "Что, уже кончилось? Это мой сын выступал! Правда, какой молодец?" Пришлось сказать, что правда.
       Из газеты
       5 веселых туристов из США приехали в Колумбию. Тут им встретились два гражданина, которые предложили организовать экскурсию в самопальную лабораторию по производству кокаина. Сеньеры туристы очень заинтересовались. Их вывезли куда-то за город, наняли финку примерно за 5 баксов в день и принялись демонстрировать, как, имея самые примитивные реактивы под рукой, сделать кокаин. Однако же приготовить очень много кокаина им не удалось, поскольку нагрянула полиция и выгребла из этой финки несколько грамм готовой смеси с перемолотыми листьями коки, из которой делали кокаин, 10 грамм кокаина, какую-то сумку и почему-то сообщается, что у граждан был цемент (технологии я не знаю, так что остается только предположить, что та самая смесь была с цементом). В каталажку забрали всех туристов, обоих гидов, а заодно и 66-летнюю мадам, что сдала им финку за 5 баксов в день. Подержав туристов некоторое время и поняв, что это просто любознательные дураки, их выпустили. Остальных продолжают держать в каталажке и, скорее всего, что усадят. Надо полагать, что эти туристы имеют запас материалов для рассказов до конца жизни. Поскольку-таки дураки.
       Это не про меня
       Начал я писать в компании с одним господином профессор книжку на испанском языке. Поскольку здесь мой интерес больше выучить испанский. чем написать эту книжку, я ее пишу сам, а потом вместе со мной выправляются мои испанские потуги. Как это принято в Колумбии, я все время слышу слова моральной поддержки: "Все хорошо, даже прекрасно. Имеются небольшие проблемы с акцентами, артиклями, окончаниями - это всё совершенно неважно. А вот здесь все хорошо, но по-испански так лучше не говорить. Но здесь все просто очень хорошо." А под конец очередной серии поправок рассказывает он мне следующий анекдот.
       Один мужичок нанял по рекомендации секретаршу. Заключили контракт, и лишь потом он посмотрел, как она печатает: ошибки ужасающие. Так продолжается неделю, но уволить ее никак нельзя. И вдруг в понедельник получает он от нее напечатанный текст без единой ошибки. Гражданин спрашивает, как ей удалось этого достичь? Может, она брала урок у гениального преподавателя? "Нет, - отвечает девица, - просто я выучила те пятьдесят слов, которыми вы пользуетесь."
       Цирк
       В детстве я был равнодушен к цирку. Так же как и сейчас равнодушен к нему, и к футболу, да и к остальным спортивным зрелищам.
       В детстве несколько раз меня водили в цирк. Ну, прыгают, ну, куда-то карабкаются, ну молодцы. Ну, я так не умею и никогда не смогу. Ну и что? Интерес вызывали только клоуны да жонглеры. С жонглерами действительно странно было, как можно такую прорву шариков подкидывать одновременно. И самому хотелось научиться.
       Как-то заговорил о своем отсутствии интереса к цирковым представлениям с колумбийским приятелем, и сказал он мне о любителях цирка странную вещь. Что солидное число взрослых, которые туда ходят сами, без детей, ходят, чтобы пощекотать себе нервы. Что самый блаженный для них момент, когда кто-то там упадет, сломает себе что-нибудь, а лучше всего, если шею. Дальше воспоминаний хватит на всю жизнь. Что такого же сорта публика шляется на бои с быками. И там если быка убьют - радость большая, а если тореадора бык покалечит, то на следующий раз билетов достать нельзя: публика рвется, а вдруг еще повторится.
       Может это и есть причина моего равнодушия? Я, наоборот, ожидаю, что отпрыгают прыгуны где-то там под куполом и ничего с ними не случится.
      
       15 боливаров
       Под обложкой купленной букинистической книги нахожу целую пачку деньжищ - венесуэльские боливары. даже пересчитал - 15 боливаров, 14 бумажек по одному боливару и одна на два боливара. Маленькие такие, несерьезные. И все 1989 года как один. Вот, думаю, повезло, наконец - забогател. Пару нефтескважин заимею в Венесуэле. Потом думаю: нет, была б там пара скважин - вряд ли бы в книжке оставили. И полез в интернет смотреть курс боливара. 2147 с половиной боливара за один доллар. Скважина отменяется. Плясать тоже не буду, хотя если бы и наоборот курс был - тоже не стал бы плясать - не пляшу и не пою, разве что под угрозой расстрела подумаю. Но расстрельную команду жалко - погибнет со смеху.
       Жалко
       Рассказывал один гражданин о тяжелой жизни командировочных в Колумбию. Есть один бывший колумбиец, который работает в большой денежной корпорации (рассказ был с полгода назад, так что успел забыть детали, кризис напомнил). Зарплата у него не маленькая, но и не огромная. Очень любит он приезжать домой, но тут его поджидает очень тяжелая проблема: суточные командировочные у него 1000 долларов, а потратить их официально некуда. В отеле заплатит 250 долларов за сутки, еще 200-300 долларов съест в ресторане с приятелем, долларов 50 укажет как траты на такси. И всё. Я наивно заметил, что корпорация будет только рада экономии. На что было сказано, что при регулярной экономии начальство будет смотреть зверем, потому что могут уменьшить размер суточных. Так что мучается, но тратит всё. Как мне его было жалко.
       Панама и не только
       В свое время Панама была частью Колумбии. Потом США там пошуровали, и Панама отделилась совсем. За это и многое другое США здешний народ очень любит. Однако же интересней, что если поначалу панамцы все равно воспринимались как часть своего народа, то теперь Панама и на бытовом уровне никакого отношения к Колумбии не имеет. Интересно, когда ощущение, что Украина и украинцы это нечто родственное России, исчезнет? Для этого надо, чтобы старшее поколение вымерло?
       Погремушки
       Жена вчера притащила из ювелирно-антикварной лавки две старинные серебряные мексиканские погремушки: шарик размером в три четверти шарика от пинг-понга на ручке из толстой проволоки. Не дешево, но и не дорого - около 40 долларов за обе. Судя по звуку, внутри шарика пружинка. Показала на витрине на ложку для заварки чая. Продавец взял эту ложку и потряс у нее около уха. Слышали выражение "зазвучали серебряные колокольчики"? Это не просто так говорят, надо один раз самому услышать. А когда потянулась жена за кошельком, то продавец сказал, что у второй погремушки другой тон звучания - и тоже потряс.
       Сейчас жена все время трясет этими погремушками и уверяет, что это лучшее лекарство от того, чтобы голова не болела. Звуки с небес. Я уже пообещал выкинуть эти погремушки в окно.
       А еще вопрос: что добавляли в старое серебро? Антикварные ложки, когда лизнешь, сладковатые. Нынешние - кисловатые и невкусные. Либо если позолоченные, то безвкусные.
       Донья Марина
       Чем может зарабатывать на жизнь "гусская дэвушка Марына" , как она первоначально представилась по телефону с характерным "одесским" акцентом, имеющая диплом университета по старославянской литературе, папу-профессора в России и хорошо приспособленного к пиву колумбийского мужа с русским дипломом с подобной же специальностью и практически без денег?
       Может, в славном городе Кали проснулся громадный интерес к "Слову о полку Игореве"? Или колумбийцы начали учиться писать на бересте?
       Девушка Марина на сарайчике-кухне во дворе водрузила вывеску "Академия шахмат"!
       Академия! Как гордо звучит!
       В Колумбии пропасть разных академий. Academia de bailes - академия танцев. Я видел здесь даже Academia de pensamiento - академию размышлений. В детстве у нас в семье туалет частенько называли кабинетом задумчивости. Посему мне живо представилась картина из 12 унитазов по кругу и столько же мыслителей на них. Или, например, Academia de belleza - академия красоты, где вас постригут, наманикюрят и даже могут сделать педикюр так, что если повезет, то ногти потом болеть почти совсем не будут.
       Гордое название было написано мелом прямо на сарайчике.
       В момент торжественного открытия академии девушка Марина о шахматах знала, что имеется доска и фигурки. Муж ее знал немного больше. Он даже привез книжку по шахматам из СССР. А также вырезал шахматные клетки ножом на фанерном щите и мелом отметил белые поля.
       Первым курсантом Академии была сама Марина. Все началось с коня. Выучив, как он ходит, Марина была вполне уверена, что сможет этому научить кого угодно. "Кто угодно" появился на следующий день. Он поинтересовался, сколько стоит обучение в достославной академии. Оказалось, что стоимость часа обучения ему вполне по дырявому карману. После чего начинающий любитель шахмат был усажен за свежевырезанную доску, ему был вручен конь, преподаны основы хождения конем и дано задание переходить по всем возможным направлениям конем в течение часа.
       Тем временем девушка Марина раскочегарила плиту и, подбадривая нового сильного игрока конем, начала жарить пирожки с корицей, сообщив сколько стоит один. Через некоторое время движений конем было меньше, чем челюстями вдоль и поперек эмпанадас-пирожков. Выручка от пирожков превысила цену урока.
       Назавтра любитель шахмат осваивал труднейший ход пешкой e2-e4 со своим приятелем. А через некоторое время целая группа слушателей академии с утра до ночи двигала фигурки, подбадриваемая из-за плиты вопросами Марины: "Кто хочет еще пирожков? А может кофе? Сока?"
       Будучи девушкой смышленой, Марина начала читать шахматную литература. И обнаружила, что ей шахматы нравятся. Через какое-то время она выиграла какие-то местные турниры, а потом даже попала от Колумбии на первую доску на чемпионат мира. Пирожки были отставлены, а Академия осталась.
       Амебки
       Мое семейство (без меня) съездило на курорт недалеко от Боготы. 4 часа на машине. Если в Боготе обычно температура ниже 20 градусов, то на этом курорте градусов 35, бассейны, красоты и прочее. Приехали счастливые. С не менее счастливыми амебками. Теми самыми, что в ботанике шныряют по книжке по рисункам луж. Они точно так же счастливо шныряют и по желудку. И очень интенсивно делятся и размножаются. Так что в желудке начинается урчание, прет понос (пардон, диарея, когда понос несется пенистый), болит голова и много всяких других радостей, включающих высокую температуру, потерю сознания и прочее через денек-другой после того, как амебки навестили желудок. Говорят, что были и смертельные случаи, когда начинали потом в Европе лечить антибиотиками от чего-либо другого. Однако здесь, в Колумбии, при диарее врачи первым делом спрашивают: "Кто там?". Если в животе слышна работа маленькой лесопилки, то это амебы с вероятностью 99%. Лечить их просто и достаточно быстро одноразовым приемом таблеток, но лекарство ужасно горькое. Внуку год. Котовладельцы хорошо знакомы с проблемой впихивания горького лекарства коту... Было то же самое. Если бы не специальная пластиковая клизмочка, с помощью которой лекарство впихивается почти в пищевод, - задача почти невыполнимая. Уфффф...
       Испанский язык
       Когда я приехал в Колумбию первый раз, то обнаружилось, что весь мой самодеятельный разговорный английский к английскому языку никакого отношения не имеет, поскольку я твердо придерживался правила "как пишется, так и слышится". Было затосковав, однако, я обнаружил, что в краях, куда я прибыл, этого правила придерживаются почти все. И не только в испанском.
       Милые шалости испанского языка
       Стоит пояснить. В испанском языке практически "как слышится, так и пишется".
       При этом буква h вообще не произносится, используется часто как разделитель между гласными,
       а j произносится как русское х.
       Итак:
       При полете из Буэнос Айреса в Сальту имеется промежуточная посадка
       в маленьком городишке Ju-Juy, специально для русских заик.
       Avena hojuela - овсяные хлопья. Avena - это овес. И что с ним тут делают, чтобы довести до этого?
       Prohibido - запрещено. Хотя русское звучание сообщает о чем-то проделанном.
       Perdoneme - извините меня.
       Словом, perdoneme.
       Hay
       Когда-то давно мне колумбийский приятель-профессор читал вслух куски из американского разговорника испанского языка. Cтраничка была посвящена употреблению hay - имеется, аналог there is из английского. Сначала стоял вопрос
       Hay arboles en la clase? - Имеются ли деревья в классе?
       И тут же шел отрицательный ответ: No hay arboles en la clase.
       На отрицательный ответ на вопрос "Hay mulas en la clase?", который начинался с "Es ridiculo! (Смешно!)", последовало скептическое хмыканье.
       Из словаря планеты Колумбия
       Из словаря планеты Колумбия
       "Ку" пока что не вошло в обиход, а "кю" - точный аналог русского "Привет!" между РАВНЫМИ.
       No me diga! (Но мэ дига!) - Да что вы говорите!
       Дамский вариант произношения отличается от мужского как "Прошла зима, настало лето - спасибо партии за это!" от немецкой инструкции по применению вантуза.
       Mi amor, mi corazon - Любовь моя, сердечко мое.
       Типичное употребление в смешанных русско-колумбийских семьях:
       "Mi amor! Тебе сколько раз повторять, чтобы..."
       Угадайте с трех раз, кто говорит и откуда она.
       Выраженьица
       Время от времени на лекциях студенты вдруг сначала как-то тревожно прислушиваются, что же я произнес. Потом я начинаю расспрашивать, существует ли такое слово или я опять произвел что-то новое, исходя из своего русско-английского набора. Выясняется, что существует и даже имеет именно то значение, что я подразумевал. Но дальше они начинают посмеиваться. Есть сильные подозрения, что я попадаю на какой-либо специфический сленг. Но никто не объясняет.
       Вообще, некоторые русские слова колумбийцев приводят в телячий восторг. А когда разговариваешь с женой в такси, то таксист иной раз начинает почти ржать. Например, такое невинное слово как "кулечек", которое моя жена часто поминала в такси... Пока водитель не начал спрашивать, о чем она. Очень уж кулек-кулечек похож на их любимое "куло", которое находится пониже спины.
       Хулио
       Среди местных русских дам популярен ювелир, почтенный сеньёр Хулио. Приходилось слышать: "Сегодня надо с Хулькой расплатиться."
       Чувство языка
       Поминали как-то мы с одним местным профессором на английском одну даму. Поскольку она нас обоих достала, то fuck и shit составляли 51% всех слов. Наконец я спросил как это все сказать по-испански. Господин профессор почти зарделся и сказал: "Нет, не могу, по-испански это звучит так ужасно!"
       Разница
       Вот, кстати, разница между русскими и колумбийскими выражениями: идет колумбиец и поёт-орёт так, что слышно квартала на три. Проходящая мимо женщина вслух: "Ну и здоровые же легкие у осла!" А у нас бы сказали об ослиной глотке. Радует, однако, что нашлось у нас и общее: я тоже осла признал.
      
       Беспорядочные уроки испанского для бестолковых
       То есть для таких как я. Которых учат, учат, а они учатся-учатся, а бестолковость всё та же.
       Правил в испанском прорва как в русском, поэтому читать книжки по грамматике бесполезно.
       Правило номер один: как пишется, так и слышится. Только местные варианты произношения могут отличаться. Наиболее коварные в написании это b и v. Они употребляются и читаются почти взаимозаменяемо. Какая-то логика, когда одна буква, а когда другая должны быть написаны, вроде бы есть, но я ее так и не понял. После согласных или в начале слова они звучат как б, а между гласными как в.
       Словом, когда в танго надрываются besame - бесамэ, то есть (поцелуй меня, поцелуй меня страстно), то это б. А если бы было nabesame - слова такого нет, но звуки возможные - то это уже навеса мне, навеса. Кстати, последнее me - это возвратное местоимение "мне, меня", которое с глаголом так и норовит слиться в экстазе.
       Еще тут имеется d, которое может быть мягким и твердым - и слышат их разницу граждане как мы между "б" и "в", а для меня они, хоть убей, одинаковые. Это звуки-убийцы, как рррр для китайцев, которые это рррр как "л" произносят и очень гордятся, что хоть так могут.
       H вообще не произносится, это что-то вроде наших разделительных знаков, но только на них не заикаются.
       LL - двойное эль, вообще отдельная буква. Звуки, которые ей соответствуют, идут от "дж" до "й". Й - считается хорошим произношением, дж плохим. Но хотя с остальными моими звуками у слушателей испанского напряженка, этот понимают во всех звучаниях и даже говорят, что не слышат разницы, когда я говорю дж или й. Словом, не один я с большим приветом.
       j - это только звук "х".
       Да, с ударениями здесь просто. Если слово кончается на гласную, или n, или s, то ударение на предпоследнем слоге. А на согласную - тогда на последнем. А коли ударение нестандартное, то его следует поставить явно. Единственная трудность - это присоединившиеся к глаголам шепиловы - местоимения. Тогда надо ударять как если бы это было два слова б'еса ме, , б'еса ме. Но произнести слитно.
       Словом, язык простой. Но такой сложный, что кошмар какой-то.
       Бесаме, бесаме мучо. В шестнадцать лет девочка написала, между прочим.
       Бесамемучоножки.
       Имена
       Обычно у колумбийцев длинные и звучные имена. Например, Карлос Роберто Родригес Эчеверриа. Карлос и Роберто - это имена, а Родригес и Эчеверриа - две фамилии. С фамилиями всё довольно просто: одна от папы, другая от мамы. Если одной фамилии не хватает, значит и папы вроде как не было. Впрочем, сейчас с этим делом всё просто: по заявлению мамочки беспутному папочке произведут анализ на ДНК и, если мамочка не ошиблась, то ребенок приобретает официального папочку и вторую фамилию, а папочка - обязанность содержать ребёнка, да еще и с мамочкой вместе.
       А вот что делать с двойными именами? Казалось бы, как в России, студенты должны были бы называть нашего Родригеса Эчеверриа Карлосом Робертовичем? Однако нет, они называют его просто Карлосом, иногда "професОр Карлос", а часто и просто "профе". Это отнюдь не означает неуважение или панибратство.
       Второе имя используется обычно только очень близкими людьми. Исключения составляют только имена типа Анна-Мария или Хесус-Фернандо. Невозможно человека назвать просто Хесусом, то есть Иисусом. Потому он и становится Хесусом Карлосом. По той же причине и "просто Мария" в католической Колумбии совершенно невозможное имя.
       Спрашивается, а когда же остальных граждан Колумбии зовут сразу двойным именем? Это тоже случается. Например, колумбийская мамаша противным скрипучим голосом призывает своего малолетнего отпрыска: "Карлос Робеееерто!!!" И инфант знает, что сейчас будет ему выволочка. Впрочем, колумбийские мамаши и папаши выволочками малолетним чадам не злоупотребляют. Наказания следуют только за крупными шкодами.
       Кстати, латиноамериканские сериалы приучают родителей бережно относиться к своим отпрыскам. На протяжении двух серий ребенка крадут или он как-то теряется, трижды. После чего начинается борьба за его возвращение, часто завершаемая успешно. Разновидностью является возвращение ребенка лет через пятнадцать-двадцать, обычно сразу неузнанного. Это объединенный сюжет полутора десятка латиноамериканских сериалов.
       Имя ласкательное
       В русском для каждого имени существует уменьшительная версия: Иван - Ваня и тд. В испанском языке это также имеется. И связь между этими версиями для меня часто загадочна:
       Франсиско - Пачо
       Хесус (то есть Иисус) - Чучо
       Федерико - Кико
      
       Теория перестановок
       Время от времени граждан здесь обуревает жажда деятельности. Заходишь в магазин, а там все переставлено. Спрашиваешь у продавщицы, куда переместили соль, она идет к спецу по перемещениям. И после указывает.
       Или, к примеру, на моей улице стоит штук шесть мелких ресторанчиков. И все назывались: "Финка моего дяди", "У моего дяди", "У моей бабушки", "Бабушкина финка" и еще пара подобных. Как вдруг у одного ресторанчика сменился хозяин. Он его взял и переобозвал "Где дедушка". И что там дедушка - никому не ведомо. Может умер от переедания, может еще что. Тут же все остальные начали переобзывать своих дядюшек и бабушек. У одного стала "Свиная шкура", у другого еще что. А один совсем озверел и назвал свой ресторанчик "Рыбный" с подзаголовком "солидарность". Видимо, солидарность покойных рыб с покойным дедушкой, с которым он соседствует.
       Виза-виза
       В очередной раз надо получать новую визу. А для этого - справки, справочки, слева-направочки. От университета три, от полиции две, да ксерокопии, да... С последними относительно просто. А вот со справками... У меня, как надо ходить по чиновникам, хоть они здесь и улыбчивые, настроение портится за несколько дней. Хуже, чем к зубному врачу. Там хоть знаешь, что будет под наркозом. Чем ближе день справки, тем хуже настроение. Сейчас надо идти за очередной тонной справок из полиции. На одном сервере, небось, и мид, и полицейские данные. Спрашивается, почему надо ходить туда? А потому что за каждую справку надо платить. Сначала сходи в полицию, закажи и возьми их банковский счет. Потом постой в банке, потом принеси копию банковской бумажки. А потом приди и возьми бумажку. Уж включали бы в оплату визы все эти расходы.
       День сурка - вполне приличный день. Там хоть развлечения. А здесь - день справок.
       Надо сказать, что общение с советскими чиновниками меня запугало навсегда. Получали с женой очередную визу. Точно знал, что все бумажки в порядке. И, тем не менее, в подсознании сидела мысль, что, вот, захочется левой пятке чиновника, который эту визу ставит, и найдет она какую-либо закорюку, чтобы заставить притащить еще десять дополнительных бумажек. Хотя и знаю точно, что не захочется: чиновник здесь - раб инструкции. А в подсознании сидит: а вдруг?
       Почта
       Мне каждый раз, как материалы для книги отправлять, так экспресс почтой приходилось. То подпись на контракте, то им надо первую страницу с подписью срочно, то еще что. И каждый раз в пятницу отправлял, потому что граждане в издательстве свои запросы отправляли тоже экспрессом по понедельникам, как чухнутся, а ко мне они приходили вечером в четверг. Если отправляешь FEDEXом, наиболее популярной экспресс почтой в Колумбии, то по номеру квитанции можно на их сайте следить, как отправление попадает на очередной перевалочный пункт, с временем и сообщением, что с ним делают. Сейчас в таможне, а сейчас его везут на машине к получателю. И вот, сдаешь его колумбийским гражданам в пятницу в 9 утра. Заглядываешь вечером в интернет - никаких следов: отправление с этим номером не зарегистрировано. Смотришь в субботу утром: не зарегистрировано. А в субботу в 12 часов 30 минут дня видишь сообщение: отправление номер такой-то получено почтовым отделением перед самым закрытием в субботу в 11 часов 59 минут. Дальше это сообщение висит до понедельника. В понедельник в 9 часов 10 минут утра появляется сообщение: отправление номер такой-то готовится к отправке. Вечером появляется сообщение, что отправление поступило на таможню Боготы. И следующим утром оно уже отправляется. А дальше события идут экспрессом, за который и было заплачено: во вторник вечером оно уже в том городе, куда отправлялось, а были отправления, скажем, в Сингапур, на противоположную точку земного шарика. А утром в среду вручено. Колумбийский FEDEX здесь берет за отправку в два раза больше, чем если отправлять из США или еще откуда. Вот так и потеют, стараются за два процента изо всех сил. А кто-то говорит, что рынок рассудит.
       Витамины
       В Колумбии у граждан тоже может образоваться недостаток витаминов, хотя фрукты и овощи круглый год. Связано с тем, что витамины вырабатываются в период созревания. А здесь созревание идет очень быстро. Поэтому, скажем, помидоры выглядят красиво, но витаминов имеют не много. А кроме того, убирают их совсем зелеными, чтобы добрались до покупателя благополучно. Весеннее обострение здесь может начаться в любой момент.
       Просветительское о кофе
       Кофе бывает разный. В основном, кофе разделяют на два сорта: кофе и коричневатое дерьмо. Но и среди кофе тоже есть различия.
       Как мне объясняли, лучшим кофе считается латиноамериканский: бразильский, колумбийский.
       Значительно хуже кофе из Индии. И африканское г.
       На продажу кофе существуют квоты. Половину мировых продаж осуществляют немцы. В советские времена непосредственные производители, у которых квот на европейские продажи нет, были счастливы, что могут продавать кофе прямо в соц. страны. Сейчас эта возможность резко уменьшилась. Рядовой кофе с плантаций продают примерно по 90 центов за либро (фунт), которое равно точно полкило. Дальше его обжаривают, почти удваивая цену, а потом мелют и расфасовывают. Так что основной доход от кофе имеет не производитель, а обжариватель - расфасовщик - продавец. При обжаривании окончательное качество напитка можно улучшить или существенно ухудшить.
       В Колумбии рядовой кофе в магазинах продается по цене от двух до четырех долларов за либро. И отборный от 7 до 9 долларов. Этот же отборный, будучи вывезен за границу, стоит 45-50 долларов за те же полкило.
       Чтобы стать кофе не рядовым, этому кофе надо вырасти во вполне определенных условиях, как винограду для хорошего вина - солнце, высота над уровнем моря и прочее. Кроме того, его нужно собирать спелый, а не все подряд.
       Кофе, который продается под всевозможными марками типа Нестле в Европе, обычно состоит из 10% латиноамериканского рядового кофе, 30% индийского и остальное - африканское г.
       Первоклассный кофе, как уже сказано, стоит около 100 долларов за кило. И в Европе или США.
      
       Растворимый кофе
       Существуют две технологии приготовления растворимого кофе. В обоих случаях качество кофе падает, но не катастрофически. Даже привередливые колумбийские кофеманы пьют растворимый кофе и нахваливают. Для того, чтобы из хорошего кофе сделать растворимое дерьмо, туда надо добавить дерьмо.
      
       Кофеин
       В России существует устойчивая легенда, что, прежде чем продать, из кофе каким-то образом извлекают кофеин. Я тоже в это верил долгое время. Особенно после того, как мне один гражданин, побывавший во Вьетнаме, рассказывал, что там были кофейные плантации кофе с кошмарным количеством кофеина. И что кофе оттуда не разрешалось ни продавать, ни воровать (с последним во Вьетнаме вообще тяжело, потому что проворовавшегося гражданина просто пристреливали на месте без особо долгих разбирательств). И что, дескать, из этого кофе кофеин изымался. Не знаю, что там происходило во Вьетнаме реально, но мой вопрос об изъятии кофеина из кофе одного профессора из моего отделения, у которого брат - владелец кофейной плантации и небольшой фабрички по обжарке и перемолу кофе, привел в полное недоумение: "Что, нужно кофе без кофеина? Да, есть такие сорта в продаже. Значительно дороже." Мои попытки объяснить, что некоторые продавцы сначала изымают кофеин, а потом продают уже кофе с существенно уменьшенным содержанием кофеина, вызвали вежливую улыбку: "Процесс по извлечению кофеина дорогостоящий и трудный. Надо быть сумасшедшим, чтобы это делать."
       Бумажечки
       В России привыкли, что можно с бумажками как-то обойтись. В Колумбии этот номер не проходит. Имеется список документов. Пока не представишь все, что в этом списке, у тебя документы к рассмотрению не примут. Хоть на визу, хоть куда. И сколько ни убеждаешь, что здравый смысл, что - понятно же, чиновник соглашается, что да, идиотизм, но тыкает пальчиком в список необходимых документов. И пока все не принесешь, дело не сдвинется. Видел я как один украинец визу пытался получить на полгода. Для чего ему надо было какую-то справку из Палаты коммерции представить о легальности бизнеса его компании, а той Палате требовалась по их документам ксерокопия им полученной визы. И бегал он уже два месяца как на работу из Палаты в МИД и обратно. И везде говорили, что да, безобразие. Но своей инструкции мы обойти не можем.
       Понес я, к примеру, свой докторский диплом для конвалидации, то есть для признания в стране, представлять. А у меня его даже не приняли к рассмотрению. В списке документов для конвалидации указано, что я обязан представить список экзаменов с почасовыми программами курсов, прочитанных в докторантуре, и оценками. И еще там кое-что. На мои объяснения, что для докторской не требуется в России экзамены сдавать, сказали, что принесите заверенную справку от российского минобра, переведенную на испанский, что не требуется. Мы рассмотрим и решим. А пока - увы... А кстати, у вас вот тут на переводе диплома стоит заверение нотариуса. Это на каком языке, на русском? Так мы такого не принимаем. Это не перевод. Надо все на испанском чтобы было. Пойдите для начала и официально переведите, что там ваш нотариус вам написал. И нотариально заверьте. И у нас в министерстве иностранных дел поставьте печать, что зарегистрировано все правильно. Поскольку мне университет этот диплом зачел раньше, то я плюнул и не стал возиться. Хотя если придется менять университет, то зря.
       Холодно
       Когда я только приехал в Боготу, я посмеивался над гражданами, которые надевают теплые свитеры и куртки, когда можно ходить в одной рубашке. Теперь я все время хожу в куртке. Над шерстяными перчатками - их я не ношу, но иногда было бы не лишним. А еще над манерой жестикулировать при разговорах. Вчера заметил, что когда пишешь на доске, жестикулировать очень неудобно. Чрезвычайно.
       Кому где жить хорошо
       На курсах испанского языка для иностранцев сейчас учится молодой японец. До этого он объехал 48 стран, включая такие экзотичные как Грузию, Армению и Афганистан. Его спросили, куда он дальше собирается. Ответил, что никуда, что будет жить в Колумбии.
       ***
       Там же. Факультет иностранных языков устроил совместный фуршет для слушателей всех уровней. Немного вина и много развлечений, одним из которых были рассказы слушателей о себе. Люди были отовсюду. Каждый рассказывал, а остальные его бурно поддерживали. Очередь дошла до крепенького гражданина лет тридцати пяти: " У меня свой бизнес. Он стремительно развивается. У меня имеются отделения здесь, в Аргентине, во Франции..." Каждый раз, как он называл, где еще у него есть, благодарные слушатели просто взрывались от аплодисментов, и японцы, и китайцы, не говоря уже о преподавателях. Наконец, руководитель курсов спрашивает: "А откуда Вы сами?" "Из США". Все улыбки исчезли, наступила мертвая тишина, которая продолжалась, казалось, бесконечно долго. И слово предложили следующему.
       Продавцы
       Где можно найти любителя классической музыки? Только что, ожидая, пока мне переходник для крана выточат, потолковал с администратором магазинчика, где продают трубы и водопроводные краны, сначала о Бетховене, а потом о Рахманинове.
       Да. Надеюсь, вы не думаете, что каждый слесарь здесь меломан.
       ***
       Пришлось покупать выключатель с пилотом (пилото - так здесь называется красная светящаяся полосочка на кнопке). Когда покупаешь, здесь норовят содрать с тебя информацию. А поскольку по слуху мою фамилию никто потом воспроизвести не может, то сую свое университетское удостоверение, чтобы списали. Дальше диалог с продавцом:
       - Русский?
       - Да.
       - Из Советского Союза?
       - Из России.
       - А это что за государство? Это у вас там война с Ираком идет, да?
       - Нет.
       - Как, нет? Это же у вас там президент Блер? Я по телевизору видел.
       ***
       Везет мне на интеллектуальных продавцов. Сегодня: "Сеньор откуда? Из России? Конечно, знаю. У меня друг русский есть, Игорррр. Только сейчас он в Венесуэле живет. Гитлер, да? Что? В Германии, говорите? Ну, это я немного попутал. Но сеньор жил в то время, да?"
       ***
       Улица, по которой изрядное движение. Гражданка неопределяемых лет двадцати пяти, маленькая, страшненькая, грязненькая, расположила тележку с кокосовыми орехами прямо на проезжей части, перегородив одну полосу движения из двух. Торгует как целыми орехами, что еще и не большой грех, так и очищенными ее незабываемыми ручонками. Торговать на этой улице съестными продуктами без специального разрешения не рекомендуется.
       К гражданке подходит полицейский: "Сеньёра, какая досада!" "Сеньёр, что случилось?" - откликается сеньёра. "Сеньёра, ваша тележка перегородила движение!" "Да?" - откликается сеньёра. "Сеньёра, какая досада, но вам придется убрать свою тележку!" "Как убрать?! - откликается сеньёра. - Я здесь торгую всю свою жизнь!" "Сеньёра, - продолжает полицейский, - вам придется убрать свою тележку. И очищенными кокосами здесь торговать нельзя." "Как нельзя?! - восклицает сеньёра. - Да я ими торгую всю жизнь!" "Сеньёра! Если вы немедленно не уберете свою тележку с проезжей части и вообще не переберетесь отсюда, я буду вынужден выписать вам большой штраф!" "Сейчас, сейчас, я сейчас!" - испуганно восклицает сеньёра.
       Возвращаюсь я домой через два часа. Тележка стоит на том же самом месте.
       ***
       Три часа дня. Самое время поработать. Спать охота жутко. Заваливаюсь. Проваливаюсь. И вдруг: бздынннь. Телефон. Поднимаю трубку. Женский голос:
       - Вы такой-то?
       - Да.
       - С вами говорит главный управляющий компании "Интернейшнл блябляблябля бля" из Майями.
       Замираю в почтительном недоумении, полупроснувшись.
       - Мы занимаемся распространением знаний о высоких технологиях в Латинской Америке. Мы послали на ваше имя 36 пакетов с материалами. Там имеются...
       - Простите, как называется ваша компания?
       - "Интернейшнл блябляблябля бля". И из этих 36 пакетов, среди которых имеются материалы по интернетовским технологиям...
       - Еще раз простите, как называется ваша компания?
       - "Интернейшнл блябляблябля бля" и из этих 36 пакетов 24 принадлежат вам, а...
       - Извините, но я так и не понял, как называется ваша компания?
       - "Интернейшнл блябляблябля бля". А вы заинтересованы в этих материалах?
       - Пожалуй, что не очень.
       - Но мы занимаемся распространением знаний...
       - Извините, я так и не разобрал, как же называется ваша компания? "Интернейшнл секс по телефону"?
       - Почему вы так решили?
       - А почему вы меня насилуете по телефону?
       - Да? Счастливо провести вам этот вечер.
       - А вам успехов.
       Там, где лучше
       Солидная часть любителей дальних путешествий потом только и способна, что произнести: "А какое там море, вы бы видели! А какие там горы, вы бы видели!" Правда, последнюю часть фразы сейчас встретишь редко, потому что прилагаются фотки. А что самое красивое - это то, к чему они привыкли с детства, это им даже в голову не приходит.
       Школьники
       Дети здесь могут учиться с двух с половиной лет. В три уже обязаны ходить в школу. Школа эта называется "примария", то есть начальная. На самом деле это детский сад. Примария всегда частная, надо платить, хоть и не очень много. Похоже, что большинство из них находятся на дотации государства. Группы маленькие. Смотришь, кто-то ведет за руку клопика с рюкзачком - значит, в школу. Дети ходят туда с большим удовольствием. Самое грубое слово, которое они слышат от преподавателей, это "кариньо", то есть "любимый, дорогой". Преподаватели-воспитатели не позволяют дедовщины, разборок между детишками, и только сюсюсю и сясяся. Есть еще специализированные садики, где учат говорить на иностранном языке, английском, немецком или французском. Но там платить надо поприличней.
       Мусоргский
       Только что чуть было не купил книжку на испанском "Мусоргский и его несчастная любовь". Очень хотел, но не решился, потому что книжка очень старая и воняла книжной плесенью, на которую у меня аллергия. Ну и, вдобавок, заразная она, плесень. Почему-то здесь почти все старые книги воняют плесенью, из-за чего не купил уже много чего. Узнать бы какой рецепт, как прибить вонь и саму плесень. Держать в атмосфере формальдегида не хочется, потому что, во-первых, его тут не продают (наверное, продают, но не знаю где), а во-вторых, у меня и на формальдегид аллергия, так что хуже - не знаю.
       Законопослушность
       Говорят, что западный обыватель законопослушный. Он не законопослушный, а запуганный. Когда я приехал в Колумбию, для изучения языка смотрел по тв всё подряд. Обнаружил сериал, где всё действие происходит в суде: каждый день новое дело. Сидят тети Маши и дяди Паши, присяжные, и решают, кто прав, а кто виноват. А в конце судья стукает молотком, что решили они правильно. 80% серий на тему, что сначала кого-либо невинного пытаются усадить, а потом вдруг какой-либо интеллигентный адвокат или полицейский ловким вопросом усаживает в тюрьму настоящего преступника. 6 лет уже идет, не прекращаясь ни на день. И до того - не знаю сколько. И подобных сериалов я еще штуки три видел. А уж в игровых фильмах сцен суда просто навалом. Плюс в тех же фильмах полицейский легко и непринужденно вытаскивает пистолет и начинает палить - достаточно, чтобы ему что-то показалось. Посмотришь все это - и поневоле задумаешься, что усадят в два счета или пристрелят. Вот, эти же законопослушные немцы, которые у себя стоят на красном светофоре, когда ни одной машины не видно, что они в Колумбии выделывают? Да то же, что и все колумбийцы. То есть на красный свет на оживленной улице он не пойдет, потому что там гражданин в автомобиле будет переть с огромной скоростью, если знает, что светофор скоро переключится. И даже когда зеленый зажигается, предпочитают чуть подождать, потому что обязательно найдется чудак, который попробует проскочить напоследок. А на спокойных улицах... Как сказал один немец: "Наконец я себя почувствовал человеком: улицу где хочешь, там и переходи, руководствуясь здравым смыслом."
       Иностранцы
       Расспрашивал господина професОра китайца о Мао. Произносит он имя как "Мо". Я даже сначала не понял, а есть ли там "а". "Есть, - сказал господин професОр, - но такая манюханькая и коротенькая а, что ее и не слышно. Но есть." Относительно двадцати стихотворений, которые написал Мао, сказал, что это действительно стихи, хорошие, но совершенно политические. И что, вопреки моему мнению, не учил он их наизусть, но читал. И что Мао сейчас уважают как идеолога, но экономистом считают очень слабым. Дэн - это экономист.
       Уехал он в Китай год назад с женой и ребенком. Вернулся обратно уже один: ребенку надо освоить китайский язык, а жене в Колумбии не нравится. Еще бы нравилось: поселились они в крохотной квартирке на самой шумной улице, каждую копейку экономили, в буквальном смысле. А когда он возвращаться будет - не знает. Хочется ему квартиру купить, а китайская зарплата 800 долларов этого еще долго не позволит. Так что сидит... Зеленый чай пьет и какие-то салаты жует ежедневно.
       О жопе несчастной замолвлю я слово
       Конечно, я мог бы написать и "О попе несчастной..." или даже "О заднице...", но не та экспрессия. "Жопа" - это самое то здесь.
       Жопа - это, как ни странно, самое табуированное слово в русском языке. И далеко не всегда является бранным. Другие табуированные слова бывают "значительно более" неприличными, но к частям тела, которые они означают, относятся серьезно. Но не к жопе. Кого никогда в жизни не называли жопой, поднимите руки. И что это означает, когда обзывают жопой? Как и всякое бранное слово, "жопа" может означать всё. Но обычно его применяют, когда хотят сказать, что что-то сделано невпопад, некстати, что эта жопа произвела какую-то гадость, не смертельную, но дурно пахнущую. Если же испытывают сильные чувства к гражданину, то употребляют совсем другие словечки.
       Слово "жопа" табуировано заодно с производимым им продуктом. А последний, видимо, табуирован по причинам не только гигиеническим. Достаточно посмотреть, что делают животные со своими экскрементами, чтобы понять, что зарывание-захоронение экскрементов связано с проблемами сохранения жизни. У людей с их фантазиями экскременты, как и ногти, и волосы, применялись для наведения порчи, колдовства и подобных милых штучек. Хотя корни этого все там же, где и у животных: не раскрыть место своего обитания.
       Впрочем, начал я писать совсем не о том, о чем хотел. И не хотел писать о роли жопы в сексуальных отношениях, хотя о последней стоит заметить, что женщина без попы может иметь много достоинств, но одного ей всегда будет не доставать.
       На самом деле жопа выполняет массу полезных функций, о которых люди, не имеющие проблем с ее функционированием, даже не задумываются. Только те, у кого был, а еще хуже, имеется геморрой (а бывают штуки и похуже!), могут оценить роль попы по достоинству.
       Да, но я опять не о том.
       Что такое жопа? Конечно, это вот те самые наросты пониже спины, которые соответствуют последним 90 в 90-60-90. Но не только. Еще это и таз. Сначала я слегка удивлялся, что, как ни поговоришь с местной женщиной о детях, так в разговоре выясняется, что производили ей кесарево сечение. Я воспринимал это как дурь местной медицины, но потом один местный профессор меня просветил, что таз у колумбийских женщин очень узкий, а потому процент смертей у рожениц был неестественно высок. И тут я понял, что же меня удивляло на улицах: у большинства местных женщин нет попы. Девицы в джинсах обожают здесь короткие майки. Но выглядит это высовывание пупка не слишком эстетично сзади: на месте попы в стороны никаких привлекательных образований не наблюдается, затем идет перерезающий фигурку ремень, который выдавливает над ним окорочка, висящие там, где должна бы быть талия. Коли видишь приличную попку, то принадлежит она либо иностранке, либо гражданке с солидной примесью негритянской крови. У местных мужиков, у тех вообще жопы практически нет, не только вбок, но и назад. По каковой причине брюки иностранцам покупать трудно: конструкция другая.
       Я бы, может, и еще каких глупостей понаписал бы, да надо идти на лекцию "Роль жопы при сдаче экзаменов" по функциональному анализу. А то бедные безжопые студенты думают, что можно только гулять и веселиться. А вот фиг им.
       Футбольное
       Шел мимо стадиона, а там пели. Там, конечно, играли в футбол, а пели болельщики. Это, должен вам сказать, ужасно, когда тысяч десять народа что-то радостно поет-ревет. Это даже не ужасно, а кошмарно. Стало неуютно и неприятно. Потом слушал по телеку это же пение: там это вполне ничего. А возле стадиона это было, как будто вот там, за стеной, находится гигантский рой гигантских пчел и угрожающе гудит: моя территория, моя территория, куда прешь, моя территория. И понятно, что не вылетит этот рой, а всё равно неприятное ощущение, что а вдруг. А тогда и облепит, и не вздохнешь.
       Боюсь я ликующих.
       ***
       Уже час как в голове у меня крутится заунывная мелодия, которую любили в советское время: "Вы слыхали как поют ..." Только слова другие: " Вы слыхали как поют козлы?" Кстати, не слыхали? Тогда вам сильно повезло. А мне нет, вот уже час слушаю. Метрах в трехстах от моего окна расположен стадион на сорок тысяч козлов. Футбольно-полевых козлов. Они и поют. Встречаются две команды из Боготы. А поют они одну и ту же песню. Это нечто.... Ну вот представьте, что стоит открытый улей, а в нем 40 тысяч пчел, каждая величиной с Лужкова в кепке. И все эти пчелы жужжат во весь голос. Лужкова, я понятно, приплел здесь только потому, что он пчеловод, постоянно о чем-то жужжит и тоже в кепке, как эти козлы. Поют они, видишь ли, поют. И окно закрыть не помогает. Кстати, окно у меня якобы противошумное. По-колумбийски, конечно, противошумное. То есть двойное оно, а внутри, говорят, что аргон - это уж точно брешут. Для этого случая и было сделано, чтобы пчелок не слышать. Однако сорок тысяч глоток всё пробивают.
       Политкорректность
       Получаю я несколько лет назад от знакомого американца письмо с описанием его подвигов на общественном поприще: борется он за то, чтобы геев, то есть, как говаривал незабвенный Никита Сергеевич, пидарасов, никто не притеснял. Я тут вполне с ним согласен, потому как его начнешь притеснять к стеночке, а он и ... того...
       Я ничего ему не написал о том - писать борцу, что его дело не того, только отношения портить. Но трансформация моей политкорректности в политбрезгливость прошла лет десять назад. До того мне было как-то без разницы, что и как там у граждан геев. Ну, явно не подчиняются они заповеди плодиться и размножаться, но мало ли какие психические отклонения бывают? Только и было смешно слышать фразу миллионера из "В джазе только девушки", что ему "все равно" - тогда я это воспринимал почти как юмор.
       Но жил я в Кали целый год один. Было такое странное желание освоить испанский. И был совет, что для этого надо как можно больше говорить по-испански, при любой возможности. У меня эта возможность была телефонной. Снимал я квартиру, что до меня снимала пара развеселых девиц. Было ли у них веселье профессиональным или они такие были от природы, но просили позвать к телефону то одну, то другую поначалу раз по пять на день. И я каждому звонившему (звонивших дам не было, только мужички) старательно объяснял, что девицы-дамы здесь не живут, а где живут, не знаю. Даже насобачился это произносить относительно быстро. Потом приутихло, стали звонить раз в два дня. А потом позвонил мужичок, который, посокрушавшись, что девицы исчезли, начал со мной задушевно беседовать. И звонил он мне недели две. И говорили мы много о чем. А недели через две сообщил он мне, что хочет меня трахнуть, явно ожидая моей бурной радости от предложения. От неожиданности я по-русски предложил ему заняться этим делом с его собственной мамой и повесил трубку. И, знаете, мерзостно стало на душе. Ну, казалось бы, и предложил, ну, и послал, ну, и... А мерзостно, как под струю дерьма попал. Я потом знакомому местному профессору сказал, что мне не по себе стало от этого, а в ответ услышал, что если бы я почаще ходил сам в кафе, то не раз бы такое предложение услышал. Что здесь масса народа трахает все, что движется, с одинаковым успехом. И среди них есть вполне респектабельные люди, с семьей с детьми, часто и не с одной семьей. Словом, не понял он меня и похихикал над моими страданиями. Ну и я сам слегка подуспокоился, но к телефону я тогда недели две не подходил, поскольку прослушать повторение предложения мне не хотелось - не умею я лениво и размеренно посылать куда-либо и тут же забывать об этом. Кстати, в интернете - очень нужное умение, я потому и перешел в закрытый режим, что не хочу никого никуда посылать: пусть те, кто напрашивается, идут без моего направляющего участия.
       И куда делась моя политкорректность? Испарилась она. И так до сих пор. Хотя, не будь этого пидараса, так бы я и был пидорастски корректный, наверное.
       Кстати, тогда же у меня слегка шевельнулось на тему: мужичкам кажется, что когда они делают нескромное предложение даме, то, принимает она его или нет, но должна быть польщенной, что на нее обратили внимание. А вдруг, подумал, от некоторых предложений ощущения возникают такие же как у меня тогда?
       Мда, политкорректность...
       ***
       Когда колумбийке не важно какого возраста отпускают комплимент, она не смущается, а говорит "спасибо" и счастливо улыбается.
       Как мне
       Как мне остохренела вся эта управляющая братия с ее твердой уверенностью, что они точно знают, что надо делать. И требует от меня точных планов на будущее с разбивкой на месяцы и кварталы. Еще в советское время все планы на будущее составлялись по уже сделанным работам. Так, чтобы подправить чуть-чуть - и получилось бы что-то формально новое. Ладно, есть работа техническая, когда я могу примерно сказать, сколько страниц текста я напишу, исходя из расчета, сколько я его могу в среднем выдать за день. Но если надо что-то придумать - кто здесь и что может запланировать? Может, завтра придумаю, а может никогда. Нет, этим козлам надо точно сказать, что и когда будет готово. И сколько статей по материалам будет напечатано. И кто получит от этого пользу, и... Словом, идиоты. Самое интересное, что эта управляющая братия, которая никогда ничего не производит, но живет лучше всех, совершенно одинакова что в условиях социализма, что капитализма. Отличаются только манерой приказаний-указаний. Если социалистическая управленческая шушера просто приказывала, то капиталистическая делает то же самое, но с благожелательной улыбкой, показывающей, что они сами понимают весь идиотизм того, что ты обязан сделать. Но что поделаешь? Вот они, инструкции, идиотские. Но они их обязаны выполнить. И они тебя просят просто о незначительном одолжении: ну поиграй ты в их игрушки, ведь ничего тебе это не стоит. А мы тебе потом пряник покажем.
       Это особая порода потребителей, уверенных, что они знают, что должны делать все остальные, только потому, что им где-то там рассказывали как следует управлять специалистами. И никто их не обучает простой идее, что управлять специалистами действительно может только специалист в той же области. И они делают вид, что не знают, что если специалист-теоретик захочет, то формально всё будет делаться и стремительно двигаться вперед, но при этом реальных сдвигов не будет ни на миллиметр. Козлы вонючие все эти управленцы. Тьфу!
       Экзамены
       Вчера ходил принимать вступительный экзамен. Он здесь проводится в один день для всех: 120 вопросов и три с половиной часа. Идти надо было к 7 утра. Мне досталось принимать в здании по адресу где-то близко от президентского дворца и прочих мест общественного употребления. Название здания, где у меня был прием, Fundacion colegio mayor de San Bartolome. Колехио - это примерно то же, что старшие классы средней школы. Здесь вообще школу делят на примариа - это почти как детский сад - детишки там с лет трех-четырех учатся. Ходят в школу с рюкзачками, в каждой школе своя форма одежды, не скажу, чтоб уж очень оригинальная, но цветом школы отличаются. Дальше идет школа, а потом колехио. Экзамены - это не очень интересно. Ну, разве что, что в соседней аудитории начальствовал мужичок, который представился, что он музыкант-саксофонист. И кроме преподавательства еще играет на саксофоне в симфоническом оркестре. Мне казалось, что там саксофон не положен. Но мужичок сказал, что последнее время они что-то там Римского-Корсакого разучивают, а он на саксофоне саксофонит. Я его спросил, а играет ли он на треугольнике. Странно, но треугольника у них в оркестре не оказалось. Я уж было хотел предложить свои услуги, но потом подумал, что точно просплю, когда дирижер начнет мне подмахивать, что надо по треугольнику бумкнуть. Словом, музыкальная карьера откладывается снова на неопределенное время.
       Однако же я снова не о том. Когда подъехал на такси я к этому самому колехио, таксист показал на какое-то малюсенькое двухэтажное здание неподалеку от самого старого собора в Боготе. Я слегка удивился, но иду туда. Захожу, а там внутри гигантские пространства. Как они их ухитрились так замаскировать снаружи - до сих пор не понимаю. Пожалуй, что побольше, чем московский ГУМ. Зашел я, смотрю, по центру баскетбольная площадка, вокруг нее аудитории, а этажей то ли пять, то шесть - с одним под землей не очень понятно. Посреди баскетбольной площадки что-то такое гербовое изображено и написано, что основано это колехио в 1604 году. Прогулялся я вокруг и попал во второй такой же аппендикс, тоже с баскетбольной площадкой по центру. А потом прошелся дальше - еще один аппендикс. Там отворилась дверь , вдруг повалила откуда-то толпа работяг, штук тридцать. Что они там делали - ума не приложу. Что-то кафкианское. Колледж оказался иезуитским, Игнатий Лойола был у них там то ли в попечителях, то ли еще как, но в бумажках на стене вспоминается. Несмотря на гигантские размеры и близость к президенту, роскошью колледж не отличается. Так, вроде, все покрашено, но как присмотришься к окнам, видно, что в одном месте стекло держится на замазке, краска на дверях хоть и свежая, но... бедность чувствуется.
       В классе, где сидела моя группа, на стенках висело занятное расписание. Каждый день 4 часа. По 3 часа в неделю математика и физика, по два часа - химия, испанский, английский, философия, религия. Был час этики, искусства и таинственного предмета под названием "системы". Похоже, что в группе у них человек 25, для каждого указаны дни рождения, а те, у кого они попали на текущую неделю, указываются прямо в расписании. Висят какие-то списки о сборе денег на экскурсии.
       А расскажу-ка я
       Со вторника в университете идет буза. Сразу после обеда. Около входа с 26-й улицы собирается толпа, частично студенты, частично просто так, и начинает воевать с охраной, которая тут же призывает полицию. После чего мужественные полицейские теснят студентов щитами, студенты громко хлопают хлопушками, иногда летят каменюки, бывает, что и слезоточивый газ пускают, но сейчас, кажется, не было. Оказалось, что во вторник было сорокалетие со дня смерти Че Гевары. Почему дальше бузили - непонятно. Сегодня премудрая ректория пригнала туда трактор, разворотили дорожки и принялись их же чинить, отгородив вход лентой. Возможно, что революция кончилась. А может только начинается.
       В связи с чем вспомнил сериал о начале кубинской революции, который видел урывками по местному тв. Сериал полудокументальный, даже Кастро слегка смахивал на оригинал. Думается, что все было приближено к тому, что было и в самом деле. И всё было очень странно. На Кубе тогда правил диктатор, который убивал всех кто против. И Куба была большим американским борделем, чему в Штатах многие очень даже радовались, поскольку пуританские нравы и всё такое прочее. И вот группа романтически настроенных молодых людей решает свергнуть диктатора. Молодой Кастро в этом сериале из тех идеалистов, которые быстро вспыхивают от чего угодно: "Да, я сейчас научусь играть на флейте. Всё, с завтрашнего дня начинаю писать стихи!" - с пузиком, здоровенный младенец, обожающий громкие слова. И Че Гевара, кстати, - мальчик-колокольчик, таких в нашу гражданскую тоже было предостаточно, с огнем в глазах и непрерывным потоком слов о свободе и равенстве. А остальные вообще не поймешь какие. И вот компания из сотни человек договорилась, что они едут освобождать Кубу от тирана. Какие-то жалкие винтовочки не поймешь какого века, на самой Кубе их ждет группа с радиостанцией. Арендуют они пароход, которому самое место в ванной плавать, только он туда не поместится, загружаются на него человек 80, остальных капитан не пустил, потому что иначе пароход затонет. И поплыли. И хоть расстояние невелико, но погода плохая. Так что приплыли они с восторженными разговорами и блеваньем за борт неведомо куда. После чего, все так же радостно гомоня, куда-то потрюхали, разыскивая горы. Естественно, что когда такая толпа жизнерадостно галдящих граждан бредет, то это быстро становится известным. И на третью или четвертую ночь всю эту толпу, которая к тому времени дрыхла без задних ног, как и их часовые, окружили полицейские и очень деловито перестреляли почти всех. Кастро, Гевара и еще десяток человек как-то сбежали. На самом деле не очень понятно, кто у них там был лидером до того, но после расстрела стал Кастро. А потом эта группа забралась в горы, а Кастро долго думал, что бы такое сделать, чтобы о них узнали. И в конце концов напала эта группа с еще присоединившимися местными гражданами на солдатскую казарму. Это самый знаменитый эпизод кубинской революции, я о нем многократно слышал. То ли около этой казармы не было часовых, то ли они дрыхли, что принято у всех сторожей безукоснительно, но захватили ту казарму без крови, хоть и с шумом. Думаю, что была бы кровь, они бы там порасстреляли кой-кого в ажиотаже. А тут Фидель произнес трогательную речь, в то время когда толпа повстанцев окружила солдат-полицейских в подштанниках, что это все люди из народа, а потому нельзя их расстреливать, что пусть они идут и несут благую весть о благородных повстанцах, которые не хотят убивать свой народ. Ну и понеслось... А дальше я уже и смотреть не стал. Словом, вот так начиналась другая диктатура, диктатура трудящихся. И всё это было как-то не очень серьезно. Впрочем, и Великая Октябрьская начиналась не так, чтобы уж очень серьезно. Тут и сказке конец, и всем соленый огурец.
       Жвачное
       Когда дочки были сильно поменьше во все стороны, купил книжку. Кто автор - не помню. В ней был стишок:
       Никакого нет резона
       У себя держать бизона:
       Животное мрачное
       И к тому же жвачное.
       Вспоминаю его, когда в комментах читаю: "А можно мне спросить?"
       Ладно, что жвачное - это само собой, это профессиональное: любой преподаватель приобретает привычку, объясняя, пережевывать многократно, а потом отжевать непонятливому уши и хвост. Мрачности, вроде, за собой не замечал, хоть местным гражданам и режет ухо, что вместо ожидаемого оптимизма в ответ на "Как дела?" слышат, что как-то идут. Их даже забавляет, когда я напоминаю, как один местный профессор скакал на костыле сразу после перелома ноги и жизнерадостно вопил: "Всё хорошо! Всё просто замечательно!" Ну, покусывал изредка за голую пятку, если уж слишком нахально мелькала около носа. Но и то последнее время воздерживаюсь - как голая, так подозрительной чистоты.
       Ps Засомневался: возможно, что в стишке было, что "животное жвачное, хмурое и мрачное". Но сути не меняет, только легкая перестановка акцентов.
       Улыбнитесь
       В суровых буднях развитого социализма советский человек был приучен, что знак "улыбка" выражает симпатию и дружелюбие по отношению к тому, кому улыбаются. Существует даже идея, что улыбка это нечто врожденное, чем мы отличаемся от зверей. И это хотя все видели, что новорожденный большей частью орет, требуя еды, внимания и защиты, либо осматривается-изучает. А улыбаться начинает много позже, когда родители все еще считают его безмозглым кульком, куда требуется пихать сиську или другую еду и регулярно вычищать последствия, хотя этот новорожденный уже много чему научился, еще и не появившись на свет. А появившись, впитывает знания в себя как губка с такой скоростью, к какой никакой гений даже и не может приблизиться во взрослом состоянии. И улыбка - это результат наблюдений. Практически уверен, что ни один из "маугли" не улыбается, если такого знака нет у его приемных родителей. В России и наверное еще где-то улыбка - это знак дружелюбия. Хотя и здесь частенько могут улыбаться, не испытывая оного. А вот в лицемордном капиталистическом мире пришли к выводу и воплотили его в жизнь, что улыбка это такой же знак как у собаки помахивание хвостом: я с тобой не хочу драться, а потом посмотрим, кто у нас главный. На чем я лично регулярно накалываюсь: улыбается - значит "испытывает". А ни фига он не испытывает, он только говорит, что не собирается с тобой сейчас драться. В этом капитализме улыбка, конечно, иногда является признаком симпатии, однако какая там симпатия может быть у девицы на кассе к очередному гражданину, сующему свои покупки ей под нос? Но: улыбка, "добрый день, пожалуйста!" А не будет улыбаться, то... Что "то", она не знает, потому что не пробовала. Может, уволят, а может и такую характеристику запишут, что потом никуда ее не возьмут. Ну и, к тому же, помахал хвостом - и тебе ответно помахали - значит драться не будем.
       PS. Дети, кстати, эту знаковую систему осваивают очень быстро, убеждаясь в ее эффективности. Как, к примеру, мой внук, который, только научившись говорить, открыл, что если обнять за коленку и произнести "Я тебя люблю", то дальше следует умиление, а иногда и конфеты. И пользуется этим регулярно. Впрочем, это поколение очень даже продвинутое по сравнению со своими предками: вместо того, чтобы плакать, вырываться и не делать того, что его заставляют сделать, он орет почти басом "Спааать, спааать, спааааать!"
       Соседи
       До вчерашнего дня я считал, что живу в спокойном благополучном квартале, где самое жесткое, что можно там услышать это "Буэнос диас, комо ле манесьо?" В общем, вы поняли, что они спрашивают. Ну и, действительно, стоит линия пятиэтажек, кто в них живет кроме меня, я, в общем-то не знаю. А напротив линия двухэтажных домиков - и не так, чтобы совсем уж домиков - здесь уже все поизвестней. На углу живут почтенные отец и сын. Спокойные они, проблем от них никаких - такие маленькие, но толстенькие, кило по пятьдесят, наверное, и тридцать сантиметров в холке. Бульдожки. Один барбос обожает за своим поводком подпрыгивать. Подвесят поводок на дерево, а он подпрыгивает. Сантиметра на три может подпрыгнуть. А как зацепит зубами - счастье в глазах. Сынок у него, правда, невежливый, можно сказать, даже хам: все норовит своего папашку трахнуть, но не получается это у него, потому что папашка стоит спокойно до тех пор, пока сынок на него пытается налезть всеми своими 50 килограммами. А как до дела, так и отползает в сторону, но что хам не кричит.
       Да. Да и следующий двухэтажный сосед вполне приличный - в шахматы играет. Вот кто там третий - это неизвестно, хотя мои окна прямо в его смотрят. Зато в следующем доме живет знаменитая местная актриса. Только она тут не живет, а купила его, внутри бассейнчик отгрохала. А приезжает туда время от времени ее ребенок, лет двадцати пяти. Ну, там, то-сё, музыка. Но всё тихо и спокойно.
       А дальше еще какой-то телевизионный деятель живет, благодаря кому напротив нашего дома регулярно идут съемки какого-либо сериала, вызывая огромный интерес у всех консьержек, которые смотрят то на артистов, то на оборудование, от которого время от времени сгорает подстанция.
       Ну, я, конечно, еще кого-то не перечислил, но уже и так понятно, что люди здесь живут хорошие, спокойные, никого не трогают.
       Это я так думал. А вчера смотрю я свой урок испанского - очередной сериал - страсти там бушуют: он ее любит, она его любит, но один мерзавец... А детей пока еще нет, но это попозднее все будет. Да. Однако же вдруг слышу за окном что-то громко щелкнуло. "Очень похоже на выстрел", - думаю. Однако же там щелк-щелк-щелк - раз пять подряд. И тут уж я понял, что это не похоже на выстрелы, а выстрелы и есть. Тут, конечно, моя благоверная высовывается из-за занавесочки на улицу и начинает комментировать, что, вот, внизу какой-то вроде как пьяный с пистолетом. А потом, через пару минут, раздаются голоса соседей, что надо вызывать полицию, потому как стреляли, а потом полиция приехала, а потом уехала, а потом приехала неотложка и тоже уехала. А что и как происходит - ничего не понятно. Но интересно. В промежутках я, конечно, говорил благоверной, что лучше бы она из окна не высовывалась, особенно если это и в самом деле пьяный. Однако же интересно ведь? Тогда я и говорю: "Завтра я нашу консьержку расспрошу - она точно будет все знать." На том и успокоились, а в сериале страсти нарастают: он, желая спасти ее отца, занялся с приятелями мелким шантажом кого-то, используя служебную информацию с ее компьютера. А ее за использование этой информации могут посадить в тюрьму, а он..." Нет, телестрасти куда как более убедительны и интересны, чем то, что стреляют.
       Следующим утром выхожу из дома и по ходу дела спрашиваю консьержку: "А что это там вчера стреляли?" "Стреляли?" - спрашивает она и смотрит совершенно ничего не понимающими глазами. "Ну да, - говорю, - стреляли." Это когда стреляли? - спрашивает консьержка. - Это часов в девять вечера?" И смотрит на меня, как будто здесь стреляют строго по расписанию, а я, разгильдяй этакий, не могу ей сказать, о каком из очередных стрельбищ идет речь. "Ну да, говорю, наверное, часов в девять стреляли." "Ах это!?" - говорит консьержка и вдруг начинает тарахтеть так быстро, что я не успеваю ничего понять, кроме того, что она это все рассказывает в десятый раз с пулеметной скоростью. Все, что я выхватываю, это что такси, двое, портеро, которого эти двое о чем-то просили и не хотели выходить из такси. А потом вышел хозяин, а потом - бах-бах-бах. Рука раненая. И дальше я вклиниваюсь в монолог и спрашиваю: "Они что, грабить приехали?" "Нет, - отвечает наша консьержка, - они его убивать приезжали. Он же недавно этот дом купил, а год назад бывшего хозяина этого дома убили вон на том углу." "Почему убили-то?" "А он жил в провинции, сначала его семью убили, потом он переехал сюда - его нашли и убили. Горильяс." После чего я глубокомысленно говорю, что вот ее же никто не приезжает убивать, на что она эмоционально вскрикивает: "Страшно! Не дай Бог!" "И меня никто не приезжает убивать. А к нему почему?" "А кто же знает этих горильяс? Были, наверное причины."
       Капитан Аспарагус
       Во времена, когда я решил заняться английским, для чего разослал с полсотни письменных приглашений завязать переписку, у меня появилась масса знакомых, с которыми я, снова к сожалению, в данный момент утратил всякую связь. Но кое-кого из них сохранил в памяти. Один из них имел прозвище Капитан Аспарагус, спаржа то есть. В те времена я, по правде сказать, только и знал, что спаржа это что-то аристократическое. Если бы я знал, что это такое...
       Капитан Аспарагус, он же Стю, был жителем Новой Зеландии. И не просто жителем, но и относился к коренной национальности, хотя и не таскал кольцо в носу и не бегал, истощенный, по пустыням и горам. Может, и бегал, но не там и не так. В первом же послании он мне гордо объявил, что весит ровно 150 кг. А фотография сказала, что рост у него... словом, - это шарик этакий, правда, если убрать наросты в виде головы и колбас, торчащих по бокам. Но очень симпатичный шар, с хорошим чувством юмора. На присланной фотографии он в руках держал солидных размеров рыбину. Ловля этих рыбин и составляла его главную страсть в жизни. А при чем тут аспарагус? Очень даже при чем: от родителей ему с братом досталась приличных размером плантация. Я, было попробовал пошутить, что хотел бы посмотреть, как он лазит с ножиком по плантации и срезает свою спаржу, как получил ответ, что он тоже был бы счастлив посмотреть на это зрелище. Но, как он сказал, спаржа растет сама, а когда ее надо срезать, они с братом нанимают сборщиков. А потом все гамузом куда-то сдают. Но что это не все его доходы. Что еще он занимается тем, что посылает в различные журналы, посвященные отдыху, свои статьи, снабженные своими же фотографиями, о рыбалке, в основном, в районе Соломоновых островов. Это звучит, правда? "СОЛОМОНОВЫ ОСТРОВА!!!" Даже Колумбия - это так, что-то на этом фоне никакое. Прислал он мне и образчик своих творений, которыми очень гордился. Видимо, есть какая-то разница между жизнью и большой литературой. Я так и не смог понять, почему кто-то публикует, а, может, и читает: "Вауууууу, я подсек рыбину. Оууууу! Удилище вырывалось из моих рук. "Ага, - сказал я, - не уйдешь, красотка, от меня." Но красотка так не думала. Она металась из стороны..." Словом, незабываемый вау-восклицательный набор, иллюстрируемый фотографиями граждан, бережно прижимающих к груди рыбин, а вокруг океан, острова на горизонте, моторная лодка... Кстати, он еще и организовывал рыбную ловлю для других, не бесплатно, естественно. Потом письменная переписка перешла в мыльную, которая была достаточно интенсивной. Стю все мечтал продать свою часть плантации и заняться только самым любимым делом, рыбной ловлей. Однажды он объявил, что собирается издавать интернетовский журнал о рыбалке и вокруг нее. Ожидал, что такой журнал может через какое-то время приносить деньги. Попросил подписаться на бесплатную рассылку и сообщить всем знакомым, кто может и хочет. Я подписался, получил четыре или пять номеров, после чего со спокойной совестью отписался: четвертый номер имел уже 40 тысяч подписчиков, которые с упоением читали , что лучи солнца раздвигали туман, но рыба клевала как бешеная.
       Попробовал сейчас найти этот журнал, сколько у него подписчиков - уж много, лет восемь, прошло с тех пор. Однако нашел лишь несколько платных журналов, в которых имеются статьи бравого Капитана. И адрес я тоже потерял... и... и я не знаю, зачем я все это написал. Просто так.
      
       Написал я о Капитане Аспарагусе, а сам думаю, что надо бы ему написать - а то что-то как последняя свинья... Рылся-рылся, да и нашел его адрес. И написал. А в ответ тут же получил кучу фоток. Теперь это вполне себе мужественного вида гражданин, даже спортивный. Куда делись округлости - непонятно: у меня, к примеру, за эти годы они только округлились. Плантация у него все еще имеется, но зато появилось бунгало на Соломоновых островах, весьма типичное для экзотичных фотографий: на сваях, крыша из чего-то мохнатого. Мечта на этих островах проводить все время тоже не ушла.
       ***
       В сегодняшней El Tiempo сообщают, что согласно данным Banco Mundial только пятеро колумбийцев из ста моют руки с мылом во всех потенциально рискованных ситуациях: перед едой, перед приготовлением пищи, после туалета и смены прокладок-пеленок. Только 18 процентов моют руки после туалета.
       Замечательны причины, по которым граждане не моют руки:
       57% забывают это сделать,
       у 14% нет интереса,
       12% не хватает образования,
       а у 8% нет мыла.
       Документы
       Живя в СССР я как-то плохо понимал, что это ненормально, что у меня почти нигде не требуют документов. Было нонсенсом ходить куда-то с паспортом, за исключением, когда на почте надо было что-то получать под расписку. А если что с почты приносили домой, то и вовсе можно было получить, скажем, пенсию за бабушку.
       Когда я приземлился в Боготе в 1993-м, почти шоком было, что в аэропорту обыскали меня, ЛИЧНО МЕНЯ О-БЫС-КА-ЛИ - прохлопали, прощупали, правда, не во всех местах, трижды за полчаса. А потом привык.
       Идешь на почту отправлять письмо - сняли отпечаток пальца и забрали ксерокопию паспорта (позже брали ксерокопию удостоверения личности). Получать что из-за границы - ксерокопию, пор фавор. Покупаешь по кредитке - подпись, номер удостоверения, номер телефона запиши, будь добр. Берешь в банке чек - изволь приложить отпечаток пальчика. И распишись, что ничего запрещенного в неких списках, которые и в глаза не видел - ни-ни-ни. Заверяешь у нотариуса - прямо на заверяемой бумажке прикладываешь свой пальчик. Идешь в магазин - а там ты уже зарегистрированный - номер удостоверения и имя вбиты в их базу данных. Какую-либо вшивую железяку за три копейки наличными покупаешь, тут же спрашивают номер удостоверения и телефон. И все, что ты покупал в этом магазине, у них уже зарегистрировано. И с кем они еще этой базой делятся? Надо так думать, что полиция все эти данные имеет, неизвестно для чего, как минимум.
       Регистрируешься где-либо на интернете, платишь кредиткой, еще что - а там обязательные поля в форме регистрации. Пока их все не заполнишь, система никуда тебя дальше не пустит. А в этих полях много чего есть. И что ты отвечаешь за правильность данных, тоже есть. Нет только, что будет, если данные неверные. Но пробовать экспериментально проверять, что будет, не хочется.
       Скажем, регистрировался я добровольном пенсионном фонде, так мне там такой допрос устроили... Правда, вопросов типа, "есть ли у вас родственники за границей" не было, но все, что касается финансовых дел, банков, номеров счетов, собственности всех видов - все это выспросили. Даже не знаю, есть ли у них такое право, нет ли.
       А поскольку здесь всё, что делают, это точная копия инструкций в США, то я так понимаю, что цитадель демократии собирает не меньше данных. Здесь хоть всякие левые заработки (которых у меня, увы, нет) можно умалчивать. А в цитадели мой соавтор на потолок с перепугу забрался, когда я сказал ему, что а на фига вносить в декларацию о доходах 50 баксов за книжку, если на одну бумагу в три раза больше ушло, заикаться по интернету начал от даже возможности такого предположения.
       Так что, граждане, надо вам было демократии - получите.
       Заключается она в том, что обыщите себя сами, составьте протокол обыска, распишитесь и оставьте отпечаток пальца, что всё там верно. А в случае, если нарушите вы эту торжественную протокол-клятву, да посадят вас на пятьдесят лет в тюрьму с правом получения 100 ударов резиновой дубинкой по заднице ежедневно.
       В магазине
       Когда мы приехали только в Колумбию, то в магазинах, когда заходили, каждый раз пытались сунуть открытую сумку охраннику, чтобы тот посмотрел, что вот, честно-благородно идем, предупреждаем, что там есть. На что охранник обычно махал руками и говорил: "Проходите." Очень долго оставалось впечатление, что потом на выходе тебя будут хватать и не пущать, особенно если в сумке есть что-то из ассортимента этого магазина. А потом привыкли, что никто не пытается хватать. Только если уж очень настаиваешь, то охранник вокруг ручки прицепляет бумажку на скрепке к ручке, чтобы туда нельзя было ничего запихнуть тайком. Впрочем, всегда там остается место так, что какую-либо мелочь можно засунуть внутрь. Небрежно к обязанностям относятся. Всякие зеркала, конечно, в больших магазинах на потолках висят. И камеры слежения имеются. И если возишься подозрительно долго в отделе, что-то выбирая, то обязательно подойдет продавщица. Но, похоже, большого воровства нет. Хотя вижу иногда, как школьники лопают магазинные сладости или печенье, бродя задумчиво. Но платят или нет за съеденное - никогда не видел. И чтобы их хватали и разбирались - тоже не видел.
       Только когда на проходе твоя сумка звенит - останавливают и просят показать, что там есть. У жены однажды звенела оплаченная кастрюля с удаленным датчиком. Граждане на входе ходили через воротца с сумкой с кастрюлей и с сумкой без кастрюли раз пять, недоумевая, почему раздается божественный звон, поскольку у них звон воротец только с магнитными датчиками ассоциируется. Призвали начальника, который извинился и пропустил. Сами они не решались отпустить кастрюлю со звоном, хоть и все чеки были в порядке.
       А в маленьких магазинах видел, как ловили вора. Здесь и охранник, и продавцы, видимо, зависят от уворованного материально. Поскольку, когда прихватывают вора, то относятся как к классовому врагу. Там не только вызывают полицию, но и при малейшей попытке сбежать, его все присутствующие продавцы-мужики бьют. Да и покупатели-мужички с энтузиазмом подключаются. Видел, как били ногами.
       Но воры в магазинах - это редкость.
       Есть здесь такой огромный рынок, на несколько кварталов, даже два их, называется Сан Андресито. В каждом крупном городе есть такой. Продают там контрабанду большей частью и много дешевле. Считается, что рынок криминальный, а потому респектабельному человеку туда ходить зазорно. Однако же потихоньку, но ходят. Особенно когда разница в цене электроники на этом рынке и в магазине переваливает за сотню баксов. Там имеется почти всё, что и в крупных магазинах. Иногда продается совсем новая электроника, которая до обычных магазинов еще и не добралась. Но там же в совсем мелких лавочках могут перепродать и сворованное. Хотя это редко. А большей частью продают, уклоняясь от налогов. Здесь налог с продаж 18%. Если платишь кредитной карточкой, то должен его оплатить. А если наличными, то с продавцом можно договориться так, что скосит его почти весь. Но воришек там нет. За этой стороной репутации рынка следят сами продавцы, потому что иначе к ним никто не пойдет покупать. И воришки знают, что если их поймают, то бить будут жестоко. Это уж не говоря о том, что в тюрьму попадут стопроцентно.
       В автобусах воруют много. Особенно когда между спинкой и сидением есть пространство, то вещи из карманов исчезают лихо. Ключи, правда, не вытягивают, а кошельки с карточками и деньгами у меня таинственным образом исчезали из карманов дважды именно в автобусах. На улицах разработана целая технология воровства, когда кто-то потихоньку тебе на голову или на спину или еще куда плюет какой-то гадостью, так что кажется, что птичка обгадила. А потом тебе на выручку кидается какая-либо приличная женщина с салфеткой. И во время помощи содержимое карманов, сумок, часы и тп тоже исчезают. Номер этот не единственный, с вариациями. Хотя и когда просто вырывают сумку на улице или срывают цепочку или серьги - тоже не редкость. Но грубое воровство бывает лишь в определенных районах. Словом, всё как у цивилизованных людей.
       Кока
       Сенатор от индейцев выбил для своего племени разрешение выпускать чай из коки. У них своя фабрика, своя небольшая типография, что печатает коробочки и объяснительные листовки. Утверждается, что листья коки обладают таким высоким тонизирующим действием из-за того, что в них чрезвычайно высокое содержание калия, кальция и массы других минералов, чуть ли не выше, чем в чем-либо еще.
       Говорят, что они уже этот чай экспортируют в Европу и что в Россию его тоже начали экспортировать. Вот тут мне совсем непонятно. Здесь всех предупреждают, что чай коки и мазь коки везти в Россию нельзя, потому что на таможне их задержат.
       Социализм
       Коммунистические идеи в Колумбии весьма популярны. При этом их поддерживают иногда даже весьма зажиточные граждане, значительная часть профессуры. Чрезвычайно популярен Кастро, возможно, потому, что это единственный человек, который выступил против США и не проиграл. США не любят все. Даже те, кто собирается туда эмигрировать. Однако когда начинаешь спрашивать студентов, среди которых Кастро особо популярен, то оказывается, что они ничего не знают о жизни на Кубе. Точно так же ничего не знают о жизни в СССР. Практически все, с кем я говорил на эту тему, высказывают большое сожаление по поводу его развала. Впрочем, и в Греции профессура сожалела о развале СССР, но там причина была весьма прагматичная, как мне объясняли: пока существовал СССР, США вынуждены были "считаться" с малыми странами и подкармливать их, чтобы те не перебежали в другой лагерь. Сейчас эта необходимость ушла. И с ними теперь не миндальничают.
       Ничего колумбийцы не знают о жизни Китая, за исключением того, что существенная часть товаров в Колумбии из Китая. И что, кроме электроники, все остальное некачественное.
       Когда спрашиваешь, а как приверженцы идеи видят свою жизнь в социалистической Колумбии, то, похоже, они считают, что у них, если и будут изменения, то только в лучшую сторону. То есть если у него приличная зарплата, то она станет только еще более приличной. Что у богатеев заберут излишки и всем подбросят оттуда. Элементарно посчитать, что же достанется всем в результате изъятия, никому не приходит в голову. Только забрать и поделить. К абстрактной чужой пролившейся крови практически все относятся весьма спокойно.
      
       Вам телеграмма
       Получил мылом.
       Профессор:
       Матч полуфинала Германия-Италия состоится в то же время, что и экзамен: что будем делать?
       Матч бывает только однажды, а уравнения в любой момент.
       ***
       Ответил, что могут принести телевизор. Не притащили телевизор на экзамен, чтобы смотреть футбол. Не верят они иностранцам, никому. Сидели, хвостами трусили и царапали решения куриными лапами.
       А я тем временем продолжил читать о наркотиках в Колумбии. Книжка у меня теперь это специально экзаменационная. Разочаровывает меня этот гражданин писатель: ведь такая благодатная тема! Можно написать так, что весь мир читал бы взахлеб больше Кота да Свинки. А он одно: "Бубубу согласно декрета президента Сампера номер mmm от ppp бубубу мумуму уменьшили, гугугу увеличили". Тьфу!
       Только и остается, что сообщить, что вычитал.
       Значит так, в мировом масштабе дельце это по оценкам в год приносит шестьсот миллиардов долларов. Что означает, что с проблемой наркотиков борьба будет идти по нарастающей: доходы будут всё больше и больше.
       Что Колумбия поставляет, в основном, особо чистый героин, хотя, вроде бы, следовало бы ожидать кокаин.
       Что 30% героина в США из Колумбии.
       Меня всегда интересовали цифирки доходов, поступающих от наркотиков в Колумбию. На обложке книжки стоит цифра несколько больше 900 миллионов долларов в год. А внутри книжки имеются оценки двух граждан, которые занимались проблемой наркотиков раньше. Один из них говорит, что эта цифра 1400 миллионов долларов в среднем, а другой , что от 4.5 до 5 миллиардов. По моим понятиям, так, как здесь устроена экономика, нужна 10% подпитка ее из разных источников. А иначе она должна рухнуть. Что, как мне казалось, больше подходит для последней цифры. Однако же дело здесь совсем темное. И ничего я сказать не могу.
       Единственно, что я точно знаю, это что местные наркодельцы тащат все зеленые деньги в страну и меняют их на местные совершенно непрестижные песо, поскольку только в песо можно что-то купить в стране. Поскольку песо как таковые им не нужны ни на фиг, то покупают они на эти песо себе дома и квартиры, которые можно покупать в любых количествах - только плати налоги. Но поскольку прямо очень большие суммы на банковский счет не положишь, то кладутся они опосредованно, что и называется отмывкой. Сколько здесь теряют, чтобы получить из криминальных песо вполне цивилизованные, сказать трудно, возможно, что от трети до половины и больше за счет системы кредитов, в частности. Результатом стало, что наиболее богатыми в стране стали банковские структуры, которые, как и в России плачут все время, что им мало. Другим результатом стало, что цена доллара на черном рынке (который состоит из вполне легальных обменников по всему городу точно как в Москве) почти на 10% ниже цены, которую объявляет республиканский банк. К сожалению (моему), в долларах в банки класть нельзя. Только в песах. Что плохо, потому что доллар здесь в цене только растет. Результатом усиленной скупки квартир получился рост их цен, так что теперь квартиры в Боготе стоят от 20-30 тысяч долларов до нескольких сот, увеличившись в цене почти на порядок. Книжка, а, точнее, один из исследователей проблемы колумбийских наркотиков, утверждает, что если мгновенно прикрыть наркотрафик, то экономика здесь сильно и резко просядет.
       Ну вот и всё, что я прочитал во время экзамена, после чего начал жалобно канючить, чтобы сдавали работы. А студенты тут-то и принялись упорно что-то писать-писать-писать. Подозреваю, что только что услышанную очередную глупость от соседа, который и сам не знал, правильно или нет.
       Пролетарии всех стран: учиться, учиться и учиться, что зубами консервные банки вскрывать не рекомендуется.
       Урррра, товарищи!
       День независимости
       Вчера был день Независимости Колумбии. По телеку показали военный парад. Не люблю я парады, но этот понравился.
       На трибуне восседал Президент с женой и гостями под навесом. По сторонам площади были гости не такие важные. А по площади шагали войска.
       Сначала прошли войска испанцев в мундирах более чем вековой давности. Со знаменами того времени. Это те, с кем сражались. Шагали не полками, а человек от 12 до 20. Потом в мундирах тех же времен прошагали колумбийские полки. Много. Форма менялась за полтора века часто, потому таких представителей полков тоже было много. Конный полк понравился: кони-лошадки - просто загляденье. А на них граждане со шпагами. Мимоходом камера зацепила гражданина с бочкой, которому, видимо, вменялось в обязанность собрать то, что несознательные лошадки могут произвести. Полчаса примерно проходила историческая часть. А дальше пошли музыкальные полки: барабанщики крутили художественно палочками в воздухе, прежде чем стукнуть, те, что с литаврами, тоже ими на солнце поигрались. Здорово все это было.
       Потом, правда, пошли современные полки. С этими уже не так интересно. Хотя у них тоже у всех форма разная и красочная. И комментировали: "Вот в такой форме участвовали наши представители в составе войск ООН там-то, а вот в такой - там-то". И никаких тебе ракет или танков, корежащих мостовую. И вышагивали граждане с явным удовольствием, хотя и не было строя в ниточку как в ансамбле Игоря Моисеева. А каждый полк придумывал еще в какой форме идти, кто в форме стрелы выстраивался, кто клином, кто еще как. Словом, театрализованное представление. Но и ощущения кукольности не было - всё очень серьезно.
       Свой - чужой
       Спускаюсь по лестнице, сразу следом за молодым господином профессором. Навстречу поднимается другой, в возрасте. Поприветствовал молодого, постучал его одобрительно по плечу. А дальше, по инерции, решил и меня постучать, как сделал бы с любым местным. Однако рука его сантиметров за десять до моего плеча вдруг произвела странный кульбит в воздухе, и улыбка слегка перекосилась - чужой, не свой.
       И с местными дамами то же самое. Они, когда встречают кого хорошо знакомого, то тут же тянут щечку для поцелуя. С иностранцами совсем не то: головой кивнет, а то и руку протянет пожать, хотя это среди колумбийцев очень редко - рукопожатие. Для них, похоже, рукопожатие выглядит как поцелуй Брежневым африканского лидера.
      
       Имеется магия слов. Постепенно ее обнаруживаешь много где. Но только когда это магическое тебя начинает касаться непосредственно. Под этой магией я понимаю не что-то волшебное, а то, что в тех же самых занудливых постоянно употребляемых словах вдруг обнаруживается второй, а иногда и третий глубокий смысл, затертый поверхностным значением.
       Например, цифры возраста. По возрасту люди делятся на цатников и сятников.
       Пятнад-цать, двад-цать, трид-цать: свистеж в голове, всё интересно, кажется, что всё впереди.
       Дальше пограничные сороковые. Самый возраст, когда человек чувствует себя уверенно , хотя и раздаются свисточки, что не все так просто и гладко под луной.
       И дальше - сятые: пятьде-сят, шестьде-сят и тд. Чем дальше, тем занудливее произносится, да и ощущается. В начале первой "сят"ки еще трепыхаются и пытаются доказать, что песочная дырочка у них заткнута, а то, что поскрипывает под ногами, это случайность. Но чем дальше, тем все громче слышно шуршание высыпающегося песка. А где та дырочка, которую так хочется заткнуть хоть чем, - не видно.
      
       Вчера подхожу к местным господам-профессорам. Обсуждают погоду. Один говорит: "Холодина собачья!"
       Другой подтверждает: "Да, хуже только когда снег два метра." И тут я влезаю со своей сломанной ложкой, что снег два метра и без ветра - это только мечтать. Господа профессора чуть не умерли со смеху.
      
       Пару лет назад работал в здешнем университете относительно молодой профессор-украинец. Жил он здесь с женой. И уехали. Жена не смогла здесь жить.
       Возвращалась она домой часов в девять вечера. Вышла из автобуса. Надо было пройти мимо забора, когда ее встретил вор. Приставил он ей к животу нож и начал снимать цепочку, серьги. Обручальное кольцо попытался забрать, но она тут стала ему говорить, что не может кольцо отдать. Вор его оставил. Дальше вор убежал, а она пришла домой в шоковом состоянии. Очень компанейская молодая женщина. Но после этого она боялась выходить на улицу, ездить в автобусах, всего боялась. И уехали они.
      
       Ореховое
       Продаются здесь очень вкусные орехи. Раза в полтора-два побольше ореха фундук. Иногда рядом с ними бывает написано, что они макамадамии. Однако же надписи в колумбийских магазинах очень редко соответствуют товару. Я так и не выяснил, чьи они. Когда эти орешки продают очищенными, то цена у них, по местным понятиям, астрономическая. Даже больше, чем у гнилой черешни, которую здесь себе позволяют иногда дрожащими руками купить местные миллионеры (которых здесь, впрочем, не так уж и мало, поскольку курс доллара 2500 песо примерно).
       А в скорлупе эти орехи стоят раз в десять дешевле. Поэтому покупаю я неочищенными. А дальше их надо РАСКОЛОТЬ. Орехоколки для этого не годятся. Единственный метод - это положить их на пол и шарахнуть молотком. При этом если стукнуть недостаточно сильно, то орех летит как пуля в непредсказуемом направлении. Если же перестараешься, то получаешь смесь деревянной скорлупы с мятой массой. Самое сложное, что сила удара для каждого ореха своя.
       Имеется технология: орехи надо колотить в достаточно прочном целлофановом кульке. Тогда кулек пробивают один-два ореха из десятка. Я стараюсь бить в разных точках коридора, чтобы пол не провалился вниз.
       ***
       У меня есть теория, почему очищенные орехи стоят так дорого. Я думаю, что колотят их местные граждане без кульков. После попадания летящих со скоростью километров сто в час неразбитых орехов в различные части тела своих коллег, эти коллеги с производственными травмами отправляются на бюллетень. А стоимость оплаты бюллетеня перекладывается на покупателя.
       Пойду-ка я поколочу себе орехов.
       У местных древних индейцев есть легенда об этих орехах.
       Жила в Колумбии пара Паровозов. Жили они дружно, Паровоз и Паровозиха, все хотели паровозят завести, да никак не получалось: маленькие гудки никто здесь делать паровозные не умеет. Как сделают, так от гудка в Кордильерах мосты валятся.
       Жили они, жили, пока один Большой Очкатый Змей не начитался "Анны Карениной". И не решил отомстить всему племени паровозному.
       И подложил Большой Очкатый Змей под Паровоз Орех.
       С тех пор только одна Паровозиха и осталась в Колумбии. Возит она вагончики по выходным и мечтает встретиться с Большим Очкатым на рельсах.
       Дааа... Некоторые граждане считают, что терпение и труд все перетрут. Пусть попробуют такие орехи перетереть. Или "Анну Каренину" написать. Или сесть на кактус. Тогда и поговорим о терпении, которое всё может
      
       Карнавал
       Надо было по одному делу сходить в центр города. Опаздывал, взял такси. Таксист, когда услышал адрес, ехать отказался. Оказывается, по 7й улице идет карнавал. Кое как выяснили, как можно подъехать ближе всего.
       Дошел до 7й улицы пешком, а там... Толпа с обеих сторон, а над толпой на помосте парочка, она и он. Она, ведьмочка, непрерывно крутит симпатичным бессиликоновым фасадом не хуже Шакиры (и спереди все тоже подкручивается выразительно). А он, раскрашенный под черта, с рогами, исполняет танец живота под непрерывный барабанный перестук. Если учесть, что чертовы габариты были 96-140-100, то впечатляет. А под движения живота зеваки подвскрикивали подбадривающе. Огромные куклы, ходули, маски, все цвета радуги.
       Надо было перейти на другую сторону, а почти невозможно - карнавал идет стеной. Нашел разрыв и кое-как просочился сквозь зевак и танцующих. Дошел до нужного здания уже в пятом часу, поднялся на лифте, подошел к офису и обнаружил записку: "Вернусь через сорок минут". И время 2: 15. Спустился и пошел домой. Идти надо было против хода карнавала. Фотоаппарата не было, о чем сильно пожалел.
       Энтузиазм участников карнавала описать трудно. Как я понял, шли они, одни приплясывая, а другие наплясывая, раскрашенные, в масках, под неумолчный ритм барабанов, километров восемь, а может и больше. Потому что должен он был начаться где-то в полдень. Начало шествия я не видел, а ту часть, что посмотрел, - это поток танцующих, занимающий улицу с двухрядным автобусным движение. Начал я смотреть - зырит с 13й карреры, а хвост был на 24й, наверное, с километр прошел. Кого там только не было. Наиболее впечатлили меня беззубый танцующий дед в атласных желтых штанах и девица лет тридцати и весом кило на 120 при росте 150 см, в наряде невесты, которая регулярно останавливалась отдышаться, покрутив кое-чем необъятным. В основном шли, точнее, выплясывали, молодые парни и девчонки. Пока не образовался разрыв. Я уже думал, что достиг хвоста карнавала. Ан нет. Это шел вполне профессиональный хор с профессиональным небольшим академическим оркестром, во фраках. Распевали на три голоса. А дальше, с разрывом, опять пошли подбарабанные плясунчики и плясуньи. Рядом с некоторыми группами вдоль тротуара шли, видимо, их одноклассники, громко вскрикивая в особо удачные моменты. Получил удовольствие. Правда, один немалолетний карнавальщик ухитрился полить зеваку-иностранца из брызгалки в числе других. Как дополнение к легкому брызгающему дождику это было весьма кстати.
       Инаугурация
       Сейчас по тв в прямом эфире идет инаугурация президента Колумбии.
       Новоизбранный президент с президентшей и достаточно крупными президентятами зашли в зал сената.
       И... президент, улыбаясь, пошел вдоль рядов, пожимая руку каждому присутствующему в зале, кое-кого из них похлопывая по плечу, кое с кем перебросившись несколькими фразами. Уже и президентша успела поговорить с кем-то там и сесть в президиуме сзади президентского кресла, а он все шел и шел. Наконец, дошел до сцены-президиума. Тут его вопросили, согласен ли он подчиняться законам и работать на благо народа. И как только он поклялся, что согласен, надели ему ленту и вручили что-то там еще. Правда, потом начались длинные речи с перечислением всех гостей, принца испанского, президента такого-то. Бразильский президент за себя прислал жену, которую также, естественно, упоминают, как и какого-то кардинала, господ сенаторов и представителей прессы.
       И никаких тебе особых ковровых дорожек, постно торжественных морд и вышагиваний. Правда, под поздравительные речи народ явно заскучал. Но это и понятно, поскольку каждый выступающий ухитряется помянуть всех присутствующих гостей поименно.
       ВДНХ
       Сходил с женой на выставку-продажу достижений колумбийского народного хозяйства. Набрели на павильон магазина солнечных очков и оправ. Увидели очки Армани, Версачи и пр. с бешеной скидкой: примерно по 25 баксов очки, что в магазине стоят нормально от 100 до 200 баксов: "Это же Армани! Это же настоящий Армани! Да ты что, не понимаешь, что это Армани?" Ухватили по две пары на нос и побежали смотреть дальше что-либо вроде. Ничего серьезного больше не обнаружили, кроме здоровенного крокодила, который валялся под мощными лампами в одном из павильонов.
       Из хорошо запомнившегося была табличка "Туалеты" со стрелкой, прямо под которой имелась еще одна табличка: "Запрещается превышать скорость 20 км/час". Нарушать запрет мы не решились.
       Манифестация
       Были с женой в центре города. Масса полицейских, с щитами, без щитов, стоит броневичок. Готовятся к манифестации. Студенты протестуют против повышения платы за обучение и возможной приватизации государственных учебных заведений, что взвинтит цены за обучение безусловно.
       Обратно шли - сама манифестация. Сначала прошло много студентов, скандируя. За ними следом в линию полицейские с щитами и дубинками, с касками, слегка высовывающимися из ботинок-гавнодавов. Следом за ними ехало три броневика, один из них регулярно стоит у нашего университета, как только намечаются какие-либо трения со студентами. Третий броневик, облезлый как старая бездомная собака, подхватил где-то грипп, поскольку чихал и кашлял. Я думал, что он остановится, а из него выскочит толпа полицейских и начнет толкать. Однако же он каким-то образом продолжал перемещаться. Возможно, изнутри колеса его можно крутить педалями. Затем на некотором расстоянии проехали в рядочек полицейские на конях. Кони бравые. Последними шла группа полицейского начальства, единственными знаками отличия которых были седина и пузцо. Шли они на таком расстоянии от манифестантов, чтобы не слышать, что те выкрикивают.
      
       Проснулся сегодня в пол шестого от того, что какая-то пичуга уселась на крыше и принялась насвистывать. Свистела почти на одной ноте, без мелодии. Но был рваный задорный ритм, явно латиноамериканский. Но такого я не слышал никогда. Даже пожалел, что так и не научился записывать нотами. Полчаса этот ритм отстукивал у меня в голове, а потом пропал. Сейчас пытаюсь воспроизвести - и не могу. Только и помню, что было очень здорово.
       Певцы
       Одна из программ колумбийского телевидения сделала передачу-соревнование известных телевизионных личностей, когда имеется жюри, топающая и радостно орущая аудитория, а те соревнуются в пении.
       Певцы - самые разные.
       Вот один из них - известный ныне телеведущий нескольких музыкальных программ. Когда я первый раз приехал в Колумбию больше десяти лет назад, он был ведущим интеллектуальной программы в Кали. Заключалась она в том, что ведущий задавал вопросы двум соревнующимся, у которых в руках было по торту. Тот, кто правильно отвечал на вопрос, шмякал тортом по физиомордии соперника. В конце передачи ведущий снимал свои интеллигентные очочки, потому что она завершалась тем, что оба соревнующихся с удовольствием шмякали своими тортами по испуганно моргающей мордочке ведущего. Я эту передачу в то время, когда жил один, посмотрел раз двести. Ведущий спрашивал: "Какого цвета белый конь?" А конкурсанты надолго задумывались. Видимо, сахар из тех тортов, добравший до его мозгов, стимулировал их деятельность, доведя их обладателя до национального уровня.
       Еще было трио. Три модели. Две девицы и негр. О женских моделях не могу сказать ничего. Как раз сегодня у меня была лекция, где основным объектом была модель упругого бруса. А вот негр - это было что-то. Метр девяносто плюс шляпа. Улыбка, которая появлялась и исчезала на физиономии как у чеширского кота. То есть вот она только что была. Сейчас ее уже нет, но впечатление улыбки остается. Пел он, правда, скорее, как мартовский кот. Но и двигался как кот. Который идет по неглубокой луже. Ставит лапу, но из лужи она тут же выталкивается какой-то мягкой силой. Посмотрел я на него - вот кто должен бы играть кота из "Мастера и Маргариты". Однако вряд ли он даже и слышал об ММ. Так что будет сиять он своей улыбкой в гламурных журналах, однако его основной шарм, пластичность, туда не попадет.
       А вчера по всем 72 программам местного кабельного телевидения показывали с утра до вечера фильмы, демонстрирующие, что Дед Мороз всем друг, дружочек и дедулечка. До таких поносных высот не добирались даже советские агитки, повествующие о счастье счастливой жизни. А еще ведь на ТВ есть эротико-порнографические каналы. Даже подумать страшно, что там творил этот добренький старенький дедушка.
      
       На чем и заканчиваю спец. репортаж. А испанский я все равно понимаю процентов на 60. И как не хочется смотреть всю эту галиматью, только чтобы улучшить понимание испанского!
       К вопросу о разнице национального самоосознания
       Сижу. Спокойно уничтожаю в ящике очередную ахинею, присланную с факультета. Тут тебе о том, что с 23 часов до трех ночи вчера на факультете не было воды, что на биофаке будет семинар по проблеме половой зрелости улиток, а профессор Хурембой обнаружил сильное влияние серной кислоты на сперму мадагаскарского таракана. И тому подобное. Если не уничтожать в течение недели, то потом можно уничтожить только всё, потому что каждый день прибывает штук пятьдесят указующих и извещающих.
       Вдруг наталкиваюсь на письмо, в котором говорится, что я, то есть он, такой-то и сякой-то студент математического отделения, учится на магистра. Что мне, то есть ему, профессор дал тему диплома, а я, то есть он, вообще ни хрена не понимаю. Даже определений из книжки. А тут еще теорема, доказательство которой мне, то есть ему, надо расширить на случай, а я, то есть он, и вовсе... И прилагается текст этой теоремы перечатанный. И слезная просьба объяснить пару переходов.
       Не моя это тематика, никогда ею не занимался. В таких случаях надо просто о том и сообщить. А даже если и моя - разбирайся сам. Но поскольку я знаю, что местные профессора дают темы бедолагам такие, что и сами ничего не педрят, то тут и рассиропился. И час как дурак разбирался в этом доказательстве. А потом еще и отстучал объяснения.
       Отправил и думаю: сейчас последуют такие восторженные "спасибо", что не буду и знать, что отвечать.
       Как же, дождался. Вообще ничего.
       Через полгода встречаюсь со знакомым господином профессором из Кали. К слову получилось, что рассказал об этом случае. А в ответ получил: "Ну и что?"
      
       В сериале встречаются две молодайки и бабка. Одна опечалена: "Я беременная!. Вторая, радостно: И я беременная!" А тут и бабка: "И я беременная!" И вся рефлексия.
       Как стать лучшим мэром мира
       Один сенатор, когда его "достали" коллеги, повернулся к ним задом, снял штаны и показал голую задницу. Это незамысловатое действие было транслировано по тв, а потом многократно показано. Сенат сейчас обсуждает законопроект о запрете подобных действий, а также ругани на улицах и т.п.
       Не думаю, что этот сенатор прославится как Антанас Мокус, подвиг которого он повторил. Мокус был ректором Национального университета. Во время встречи в большом зале студенты освистывали Мокуса, не давая сказать ни слова и не слушая. Тогда он и показал залу свою задницу. Воцарилась тишина. После чего он повернулся и ушел. В зале был гражданин с кинокамерой, который запечатлел это. Дальше мокусова задница была продемонстрирована всеми теленовостями не только в Колумбии, но и по всему миру. Кстати, потом Мокус стал мэром Боготы и заслужил звание самого лучшего мэра мира за безобразие, которое он ввел в Боготе: часть тротуара отведена под велосипедные дорожки, так что приходится ходить и оглядываться, чтобы не попасть под велосипед.
       Богатство
       Вот интересно, наверное, у каждого хоть раз, хоть скептически, проскакивала мысль, что вдруг откуда-то на него могла бы свалиться куча денег. Ну, хоть маленькая кучка. А почему бы и нет? Кому-то же сваливается?
       И кажется, что тут же придумаешь, кого и как облагодетельствовать. А может и себя.
       Вот здесь, года три назад, куча денег-таки свалилась. И не маленькая.
       Группа военных шныряла по горам в поисках партизан и наткнулась на схрон. А в нем долларов несколько десятков миллионов. В бидонах вроде молочных, прикопанных. Чьи - неизвестно. Может, партизанские, может, парамилитарские, может, просто наркомафиозные.
       Солдатики сотенными купюрами набили всё, что могли. И их начальник тоже. И все в карманах унести не смогли, так что еще оставили на будущее.
       Вернулись в свой городишко, немного пожили, а там их и арестовали. Ничего солдатики не придумали лучшего, чем за все щедро платить. То проститутке 100 баксов заплатят, то за обед. Не считали бумажек этих, бессчетные они были. Естественно, что тут же разговоры пошли - их и сгребли, родимых. Что с ними сделали, я так и не понял. Надо будет расспросить. Вроде сажать их не за что особо, поскольку невесть чьи это доллары были, владелец так и не объявился. Хотя, наверное, смотрел новости, как выгребали его бидоны с деньжищами и что-нибудь говорил при этом хорошее. Ну, так, недели две солдатики повеселились с кучей деньжищ. А чего толкового так и не...
       Попал
       Вчера по одному из колумбийских каналов в новостях вдруг вспомнили о России: "Русская мафия принялась за английский футбол." Несколько раз показали Абрамовича при этом.
       Покупал Челси, наверное, добиваясь уважения и самоуважения. И яхты, и дворцы, и ...
       мечта теперь осталась, что смотрят на него и уважают...
       Добился.
       Всё-таки тараканы из России самые крупные в мире. Как и дураки.
       В России всё большое.
       Луна, как известно, изготавливается из зеленого сыра
       Спрашиваю в аптеке лекарство. Продавщица отвечает, что это надо спросить в аптеке натуральных лекарств.
       - А где ближайшая?
       - Выйдете на 13-ю карреру, пройдете немного направо, а там аптека, которая называется "Sol verde" - Зеленое солнце.
       Я по этой тринадцатой хожу каждый день по два раза. Ни разу не видел вывески с зеленым солнцем. Поразмышляв немного о женской логике, вышел я на тринадцатую и пошел налево. И действительно, на другой стороне вывеска видна "Luna verde", то есть "Зеленая луна".
       Сериалы
       смотрю сериалы ради испанского.
       - Аххх, Себастьян, как я его люблю!
       - И я, и я люблю Себастьяна, я от него беременна!
       Вступает третья:
       - Себастьян - настоящий мужчина. У меня уже седьмой сын от Себастьяна.
       Первые две:
       - И как?
       Третья:
       - О них он не знает ничего.
       Все втроем:
       - Ах, Себастьян!
      
       Следующая серия. Те же три девицы.
       - У меня украли ребенка!
       - У меня ребенка подменили в детдоме.
       - А мне в роддоме вместо ребенка подсунули кота.
       Все втроем:
       - Ах, Себастьян!
      
       Следующая серия
       Напоминаем краткое содержание предыдущих серий. Скромный трудолюбивый Себастьян - отпрыск знатного семейства, но не подозревает о том, потому что его украли в младенчестве. Начальник полиции оказывается связанным с наркомафией. Он единственный, кто знает о происхождении Себастьяна. Решив заработать на этом, он собирает всех детей Себастьяна. Задача оказывается чрезвычайно тяжелой. Уже найдены 37 сыновей и 53 дочки Себастьяна, но где-то имеются еще 15, которых он никак не может найти. Зачем они ему нужны все? Этого не знает пока никто.
       Еще об испанском
       Для того, чтобы слушать испанский, регулярно смотрю один сериал. Как называется - так и не удосужился посмотреть. История ненависти, а затем любви начальницы отдела фирмы по продаже автомобилей к мужичку, который ее сбил по пьянке. Кое-что забавно. Все продавцы перед началом рабочего дня распевают с воодушевлением гимн фирмы. Когда-то я терпеть не мог петь ура-патриотический понос. Но корпоративный понос - это куда жиже.
       Впрочем, к забавному это не относится. Скорее, к печальному.
       А вот забавное. Имеется персонаж, который ухитрился наделать 7 детей у семи мамашек, ни разу не женившись. Ничего особого здесь нет: в России имеются граждане, у кого таких детишек и побольше. Однако он всех этих детей признает своими.
       Каждый раз в день зарплаты банда мамаш вместе детьми появляется перед фирмой-магазином и начинает орать, вынимая из папаши хоть что на содержание. А он, как в гареме, одной даст больше, другой меньше, а третьей и вообще ничего, кроме тычка. Иногда мамашки начинают дружно скандировать, требуя увеличить содержание. И вот сейчас я засомневался, возможно ли такое сообщество бывших любовей в славной России? Мне казалось, что нет. А вообще не уверен: благая цель объединяет.
       О семейственности
       В СССР с нею усиленно боролись.
       Здесь показывают забойный сериал о жизни в глубинке. Смотрю регулярно, для языка. С одной стороны, муть голубая. Но с другой любопытно, поскольку взаимоотношения между людьми совсем иначе устроены, чем в России.
       Пересказывать всё не буду, а только одно ответвление сюжета.
       Два взрослых брата давно остались без родителей. Младший очень болен чем-то вроде туберкулеза, а старший служит в армии, капитан. Управлять своей большой асьендой поставили своего дядю, который не очень богат, но сволочь (здесь, в отличие от России, богатых сволочами считают только когда они сверхсволочи). Братья о сволочизме дядюшки почему-то не подозревают. Тот их фундаментально обкрадывает, мимоходом насилует крестьянок. Будучи в солидном возрасте, влюбляется в одну девицу-пейзанку, у которой есть жених. Дядюшка своему ближайшему подручному приказывает убить жениха. Тот выполняет, но неудачно. В результате жених теряет память, потом находит, потом... Тут вот говорят, что в сериалах ничего не происходит. В этом все время что-то, да происходит. Вот и здесь, вдруг мамаша жениха начинает выкрикивать, что дядюшка - это и есть папаша жениха. Поначалу дядюшка смущен тем, что собственного сына решил убить, но когда тот, обретший память, снова вот-вот уже женится, дядюшка снова велит его убить. Конечно, имеется счастливая развязка. Смирный папашка несчастной невесты, которую за это время два раза изнасиловали, был ребенок, выкидыш и еще что-то, ведет у дядюшки бухгалтерию. Тут он от дядюшкиного негодяйства взбунтовался, убил убийцу-дядюшкиного подручного, и передал реальную бухгалтерию братьям-хозяевам, рассказав всю историю жениха. Те решили отправить любимого дядюшку-мерзавца в тюрьму. А теперь рояль в студию кусты: что делать с женихом?
       Ответ. Жених, поскольку незаконный сын мерзавца дядюшки, то есть родственник, сразу поднимается по общественной лестнице вверх и назначается управляющим асьендой. При попытке говорить со старшим братом на "вы", жених обрывается: "Говори мне "ты": мы с тобой двоюродные братья." И все слуги этой асьенды, которым до того этот жених был до лампочки, так, мелкий придурок, сразу поняли, что это значительный господин.
       Вот так решается вопрос семейственности в Колумбии. Потрясите своих бабушек, вдруг кто окажется незаконным троюродным внучатым племянником какого-либо богатенького колумбийского буратинки? Асьенда ждет.
       Крррроввввь
       Смотрю сейчас сюрреал под названием что-то вроде "Чистая кррррровь". Могу почти точно сказать, чем закончится. Большая часть ходов предсказуема, хотя вдруг вводят весьма неожиданно засунутого в психиатричку родственниками персонажа, который имеет на тайном счету 140 миллионов долларов, которые он отдает благородному герою для спасения благородной, но приблажной девицы, засунутой в психиатричку мачехой-злодейкой. Есть благородный герой, есть полные сволочи, есть неустойчиво положительные симпатичные персонажи и отрицательно полусимпатичные. Бандиты, миллионеры, бедняки, сорок бочек арестантов, потерянная и обретенная лубовь и МээээээСТЬ.
       Между прочим, интересно, хоть и совершенно дурацкая история. И вот, если это интересно мне, который собаку съел на подобных сюжетах еще лет цать назад, то... возникает вопрос, а на хрена все эти фантасто-мистико-детективные штучки? Если здесь знаешь, что это достаточно правдоподобно, безо всяких черных рук, появляющихся из стен, мозги не напрягаются от необходимости вычислять, кто главная сволочь, просто она должна быть разоблачена в последний момент, но она как бы вне основного действия, только науськивает промежуточных негодяев, а сама (сам) скрывается и показывается только в затылок.
       Похоже, что господа писатели развлекательной беллетристики перемудрили: она должна быть простой, путешествовать во времени вовсе не надо, достаточно рассказывать детали какой-либо темной полустрашилки из прошлого. Словом, примитивная развлекательность без умничаний срабатывает ничуть не хуже заумных детективо-страшилок с планеты Чхрбентрак.
       На самом деле сильные чувства вызывает не так уж многое: любовь, месть, утрата. Ну, еще страх, только книжный страх до мозга костей никогда не доходит, а эти три первые, поскольку каждый с чем-то из этого набора соприкасался - эти действуют безошибочно, как у павловских собачек.
       Начался новый сериал по тв:
       Живет благополучная во всех отношениях семья: папаша, глядящий заинтересованными интеллектуальными глазами в мир, мамаша, психованная от той заинтересованности, и мальчик лет двадцати, но больше к 45 по виду.
       И вдруг мальчик встречает бедную двадцатилетнюю красотку-девочку, которая на него слегка плюет. А у девочки оказываются еще четыре такие же красотки-сестрички, демонстрирующих все время голенькие обезжиренные умненькие пузики. И, снова вдруг, выясняется, что все они его родные сестры. И приходят они все в дом. Маманя в полном расстройстве чувств начинает прятать драгоценности и закрывать совместные с папанькой банковские счета, а папанька только слегка удивляется: "Да? Так у меня, оказывается, такие милые дочки имеются. Да-да-да, помню, была такая Люсия Укусия, гуляли мы с ней под ручку, но больше - ни-ни-ни," - это уже он маманьке, значит. А та банковские счета даже взглядом морозит и закрывает, морозит и закрывает...
       И везет он этих дочек на яхте на необъятный карибский остров, где, кроме леса и столика со скамеечкой на опушке у самого океана, ничего нет. И говорит: "Я хочу, чтобы этот остров, принадлежащий нашей семье, был и вашим островом." На что сынок кривым ртом произносит: "А я хочу, чтобы он был только мой!"
       Но мальчик все равно знает, что родня - главное в жизни. И поехало. Что будет? Что будет? Слежу, не отрываясь.
       Ужас
       Проснулся сегодня под бормотание радио у кого-то. Что именно говорят, спросонья не очень понимаю, но четко слышу бодро-монотонные интонации сорокалетней давности:
       Хозяйства бурятской эсесер завершили вспашку озимых на 12 тысячах 324 гектарах. Хозяйства республики хорошо подготовились к зиме, заготовив 3 742 тонны кормов.
       Международные новости. Завершился визит министра иностранных дел народной республики Зимбабве в нашу страну. Стороны подписали коммюнике. В коммюнике, в частности, утверждается, что нерушимая дружба наших братских народов является гарантией нерушимой дружбы наших народов.
       Другие новости. Открылся сезон...
       Дедули
       Каждое утро, как иду чуть пораньше, встречаю дедулю с окладистой старо-дворницкой бородой. Забавно, что я его называю дедулей, хотя, возможно, он и помладше меня. Однако седая борода - иначе не назовешь. Дедуля чешет целеустремленно вдоль улицы с рюкзачком на работу. Работает дедуля неподалеку от моего дома на многолюдной улице. Я его там вижу почти каждый день. Сидит дедуля на чем-то, скорее всего, что на том самом рюкзачке, и на подстилочке из рюкзака, и тянет дрожащую руку вперед, время от времени бубня что-то. Красиво сидит, в позе самого несчастного в мире дедули. Немирович-Данченко. Подают ему. Похоже, что больше, чем другому дедуле, который работает живой статуей - это, видимо, из Испании пришло. Этот дедуля замазывает свое лицо каким-то гримом, надевает одеяние того же цвета - и один день он индеец, другой - солдат американской армии, а третий - просто памятник неведомо кому, белый. Вот у этого дедули работа трудная. Пять лет назад он бодро стоял, как и положено статуе. А теперь халтурит слегка, прислоняясь спиной к стенке. Когда детишки, а в основном это его клиенты, бросают монетку в банку, то он картинно-роботно кланяется. Если ребенок какой поменьше - так и протягивает тому руку пожать, что дедуле, наверное, очень трудно, потому что стоит он на ящике-подставке сантиметров сорок высотой. Но ему, видимо, и такая разрядка нужна - стоять неподвижно часами с поднятыми руками чрезвычайно трудно. Сам попробовал.
       Ну и уж коли пошла речь о дедулях, то еще об одном, с бородкой. Живет он в одном доме со мной. Когда я приехал, шастал дедуля очень бодренько. За эти пять лет сильно сдал. Теперь ходит медленно с палочкой. И регулярно засыпает под громко включенный телевизор (живет он на этаж выше), что ночью не слишком воодушевляет. Ехал с ним в лифте недавно, спросил, сколько ему лет. Дедуля ухмыльнулся и сказал, что ему семьдесят. А, глянув, на мою удивленную физиомордию, еще более хитро ухмыльнулся и спросил: "Что, вам, наверное, больше, да?" - кокетик.
       Колумбийская страшилка
       В темной-притемной комнате,
       где даже выключателя никто на свете найти не может,
       где нет света, нет света вовсе,
       стоит черный-пречерный,
       черный-пречерный,
       страшный-престрашный
       ЯАААЩИК.
       А вокруг люди - не люди,
       люди - не люди.
       Обступили яааащик.
       И молчат.
       Тооооолько трясутся.
       Танцуууют.
       Обсуждения
       Три колумбийца и две колумбийки садятся за столик в маленьком ресторанчике. Каждый из них получает меню. После чего они с минуту его изучают, а дальше обсуждают в течение минут пяти. Когда приходит официант, они продолжают его обсуждать, тыкая в него пальцами. Официант терпеливо ждет еще минуты три. После чего, получив заказ, уходит.
       Что они обсуждали?
       В меню значилось:
       Обед комбинированный
       Вода чистая
       Лимонад
       Пиво
       Вопрос риторический. Ответа не знаю.
       Антикварный магазинчик.
       На витрине подсвечники, вздымающий вверх руки неизвестный святой, пятидесятилетние чьи-то фотографии, кукла без ноги, блестящий кассовый аппарат и лабрадор, приоткрывающий глаз, когда тренькает звоночек двери. Антикварная продавщица, изображая приподнимание с антикварного кресла, произносит "Чем могу вам помочь?" Зная, что ничем, поглубже пристраивает антикварное тело в просидни кресла.
       Высказывание
       Вицепрезидент Республики недавно сказал: "Нас обвиняют в отсутствии демократии. Но куда же еще больше демократии, чем у нас? У нас сейчас по тюрьмам сидит больше сенаторов, парламентариев и чиновников, чем в любой другой стране мира!"
       Медицинские услуги
       Идет чудный сериал. Интрига в том, что гражданину нужно сделать срочную операцию, если не сделать в течение дня-двух, то умрет. Дело происходит в пятницу, родным сообщают, что без решения комиссии разрешения на операцию по страховке никто дать не может. А комиссия будет в конце месяца, ну ладно, может в понедельник удастся собрать подписи.
       Эта ситуация довольно рядовая здесь. Это называется страховой медициной. Более того, страховая компания вполне может отказать в оплате. Почему не делают операцию, не дожидаясь разрешения? А потому что на нее у родных денег нет.
       Вообще, в этой страховой медицине многие вещи это что-то. Надо ребенка показать врачу, больной? Бери такси и привози. И привози в то время, когда есть врач. Не нравится? Топай в неотложку, посиди там в очереди, заплати, наберись вшей, потому как соседями по креслам будут бомжи или подобные, у кого страховых полюсов нет, а есть какая-либо ужасающая язва на руке-ноге.
       Если тебе отрежет руку или ногу, то скорая приедет. Может быть. И кровь остановят. Может быть. А дальше все зависит от того, есть ли страховка или деньги. А есть ли страховка - это значит, есть ли документ о страховке в кармане, на слово не поверят. Развернутся и уедут, если не можешь ни страховкой, ни банкнотами помахать.
       С полгода назад один из сенаторов прямо на заседании сената упал с инфарктом. Звонили-звонили, пока скорая приехала, сенатор отправился к праотцам, что-то вроде часа ехала, хоть им и кричали, что сенатор, и что срочно, и что это в сенате прямо. Потом немножко покричали по тв о плохом качестве скорой помощи. И заткнулись.
       Бюсты
       Она несла свой бюст... Нет, она его не несла, она его продвигала. Бюст был заключен в полотняный бюстгальтер седьмого размера, который даже с парашютных размеров лямками справлялся со своей задачей поддержки очень плохо. Это было не единственное, что она продвигала вдоль улочки к базару, элегантно помахивая кульком. Ниже бюста был... Что бывает ниже, тщательно скрываемое, у дам ростом 160 сантиметров и весом около ста двадцати кило, слышали многие. Здесь ничего не скрывалось. Еще ниже были шорты сорок шестого размера. В них было вбито то, что у некоторых дам называется попочкой. Если бы не было всего остального, то и это бы так называлось. Взгляд, путешествуя ниже, обнаруживал две выпирающие из шортов колышущиеся черные колоннады ног. Бигуди, не скрываемые прозрачной косынкой, венчали картину.
       На следующий день я ее увидел обновленной: комплект шорты-бюстгальтер был дополнен майкой с короткими рукавами в обтяжку, не доходящей до Мариинской щели-впадины пупа. Из прорехи майки выдвигалась одна половина бюста, а вторая угрожала образовать вторую прореху в той же майке.
       Видел я это зрелище каждый день по утрам, когда ходил десять лет назад в университет в Кали. Поначалу это зрелище поражало меня, потом вошло в привычку, а потом я уехал оттуда и изгладилось бы оно у меня из памяти вовсе, если бы...
       Если бы сегодня мне не пришлось пойти в российское консульство. У окошка стояли трое. Относительно двоих ничего не могу сказать. Кажется, мужского пола. Но Третья... Фигура... Мощный торс в белой кружевной кофточке лежал, упираясь необъятным, в подоконник консульского окошка. Повыше - мелкие негритянские, но почему-то светлые кучеряшки, заплетенные мелкими многочисленными косичками, завершались кокетливым белым бантиком сверху. В полуоборот виднелась мощная щека, из-за которой выглядывал кончик носика. Размеры те же. Шорты сменились свободными джинсами, на щиколотке с чем-то бело-кружевным, обвязанным узкими голубенькими ленточками-бантиками. "Неужели..." - только и успел я подумать, как услышал: "Мы в Москве... У нас тут проблема..." - и из-за щеки выдвинулся вдруг загорелый мясистый нос продавщицы из колбасного отдела.
       Банки
       По тв и радио несколько дней обсасывают известие, что полиция арестовала большую группу наркотрафикантов и обнаружила в доме, где жила верхушка группы, чемодан с девятью миллионами долларов и захоронку в стене под слоем бетона 30 см на 18 миллионов долларов и евро. И продолжает искать. Генерал, что руководил задержанием, красочно расписывает, что те 9 миллионов считали два дня, и выражает надежду, что это не последние доллары, что продолжают искать.
       Эта история наводит на размышления. За то время, что я здесь живу, это второй случай, когда нашли большие деньги наличными, хотя арестовывают людей из наркобизнеса сейчас весьма регулярно. Что означает, что знаменитый чемоданчик с миллионом долларов, что перемещается из одного фильма в другой, - ерунда на постном масле. Деньги перемещаются через банки, вполне официально. Похоже, что и рассказы об отмывании тоже относятся к области сказок. Для переводов на чужие счета особых препонов нет. Они возникают только когда пытаешься выбрать из банка деньги наличными. То есть вся эта банковская система направлена против мелкого воришки-мошенника, который пытается "взять кассу". Крупные же бандиты, ворочающие десятками и сотнями миллионов, никаких неудобств от банковской системы не испытывают. И даже наоборот. Вот эти граждане, которых арестовали, скорее всего были большой группой художественной самодеятельности. Оценки говорят, что за год наркомафия зарабатывает здесь от 5 до 10 миллиардов долларов. И где они? Не в стеклянных же банках? Вполне возможно, что большая часть лежит во вполне респектабельных швейцарских да американских и британских банках. Не в наличных долларах, а в акциях и собственности. Местный гражданин говорил, что местная мафия обожает вкладывать деньги в испанский футбол - что там ничего не контролируемо, и деньги крутятся большие. Вот и наш финансовый гений Рома - тоже в футбол вложился.
       ***
       В банках разработана чудесная система. Клиент может поучаствовать в игре на бирже и пр., вручив деньги банку. После чего банк, в случае удачи, дает некоторый процент клиенту, а в случае неудачи возмещает её за счет денег клиента. По стат. данным в среднем за 2005 год акции местный предприятий поднялись в цене в два раза. Банк выдал благодарным вкладчикам доход аж 18%. С учетом 15% инфляции даже щедро. Зато в следующем году акции благополучно полетели вниз. Банк все компенсировал. Себе.
       Хочу в банкиры.
       ***
       Только что пытался получить наличными со своего счета в банке. Не смог.
       Администор(ша):
       - Для вашей безопасности мы создали максимальную систему неудобств и блокировок, чтобы злоумышленник не смог похитить ваши деньги.
       - Но ведь неудобства-то мне получаются.
       - Зато и злоумышленник их имеет! Мы всё делаем для вашего блага.
       Дикий капитализм
       Разгильдяйство и необязательность в Колумбии почти норма. И коррупция имеется, и наркотики. Но.
       Пару недель назад климат выкинул коленце: в столичном департаменте случились заморозки. Здесь уже и не помнят, когда такое было. В результате заморозков  в 1300 семейных хозяйств пропал урожай. По тв показывали мужичка, который почти плакал, что пропал его полугодовой труд, а чтобы восстановить хозяйство, ему нужно 10 миллионов песо, которых у него нет. Никаких ни демонстраций, ни особых петиций - ничего не было. Правительство собрало данные, подсчитало, сколько нужно, чтобы эти хозяйства не разорились, решили, как будут платить деньги, на основе чего. И выделили 20 миллиардов песо на восстановление. Это все произошло за три недели. На следующей неделе, вроде, должны выдать первую половину выделенных денег. Очень сомневаюсь, что там будут давать какие-либо откаты и проч.
       Другой случай двухлетней давности. На сенатора, ехавшего по одной из главных магистралей в Боготе было совершено покушение: взорвали бомбу-автомобиль, когда он проезжал по стандартному маршруту. Его автомобиль не пострадал, но окна всех окрестных домов в радиусе пары кварталов вылетели. Окна здесь довольно дорогое удовольствие. В том месте живут и бедные, и богатые. На третий день я проходил по этой улице. Стоит палатка, в ней сидит чиновник, перед ним журнал. К чиновнику небольшая очередь. Человек подходит к чиновнику, предъявляет бумажку, что он собственник или арендатор квартиры и сообщает, сколько у него окон пострадало и какой площади. Чиновник записывает и тут же выдает деньги на ремонт. Пострадавший расписывается и благодарит. Всё. Ну, еще по тв сообщили о том, что выплатили компенсации. Дикий латиноамериканский капитализм и неограниченная бюрократия.
       Странная история
       Когда я приехал, преподавал там москвич Володя, доцент из МЭИ, что-то по электростанциям. У него был аспирант из Колумбии, которому надо было защититься, и он пригласил Володю на год в Колумбию.
       Когда встречаешься с соотечественником, то чувства возникают смешанные. С одной стороны, родной человек, с кем можно поговорить. А с другой, не знаю почему, но часто возникает некоторое неприятие. Я это неприятие списывал на то, что вот эти наши люди здесь в большинстве своем со странностями. Но, возможно, и мои тараканы...
       Словом, с этим Володей я разговаривал не слишком часто, но бывало. Особенно поначалу, когда я ничего не знал и не понимал, что происходит в университете. Поразил меня список стран, где успел поработать этот скромный доцент Володя. Начинался он с Монголии и Швейцарии, а также включал Штаты, Францию и еще что-то. И ездил он этак с года 1982, когда у меня даже в мыслях не было, что я мог бы куда-то поехать за рубеж.
       Володя под новый год возвращался в Москву, устроив перед тем научную конференцию, куда за колумбийский счет приехали проректор и какой-то чиновник из минвуза, которые намечались в оппоненты к колумбийскому восходящему светилу. Говорил этот Володя, что его приглашают в шведскую электротехническую фирму в Москве, называл зарплату умопомрачительную для того времени, что-то вроде 600 долларов. И уехал.
       А после каникул в феврале приезжает мой колумбийский приятель, господин профессор, и говорит: "Ты знаешь, я пару дней назад видел Владимира в автобусе в (и называет какой-то маленький городишко). Он же, вроде, уехал?" "Да, говорю, стопроцентно уехал, - я с ним еще деньги моему семейству передал. И их уже получили. А ты не ошибся?" "Нет, - говорит мой приятель, - я мимо автобуса, где он сидел, проходил. Видел в профиль - точно он. И говорил он громко, а уж его акцент и голос перепутать трудно."
       Потом я звонил Володе, поблагодарил за переданные деньги и поинтересовался, не возвращался ли он в Колумбию. "А зачем мне возвращаться-то?" - сказал Володя.
       Благо творить
       Сегодня в магазине случайно встретился с господином профессором китайцем. Супермаркет, который заключил соглашение с благотворительной организацией "Минута господня" или что-то вроде. Возглавляет ее сухой старый поп, каждый день вещающий по десять минут с безумными глазами по тв. В магазине, когда сдача, например, 830 песо, продавец спрашивает, не отдаст ли многоуважаемый покупатель 30 песо в пользу минуты господней. Обычно все соглашаются.
       Но здесь продавщица напоролась на китайца. Китаец не истратит просто так НИЧЕГО. Сколько я видел китайцев, все такие. Так что когда продавщица его спросила, а не..., получила ответ: "Такая мелочь богу не поможет. Давайте ее сюда."
       Университет
       Площадь кампуса 125 гектаров. С учетом, что университет расположен недалеко от центра Боготы, каждый квадратный метр здесь стоит, наверное, долларов 500. А может и больше. Желающие начинают считать. А я иду дальше и, повернув голову налево, обнаруживаю в двухтысячный раз институт генетики. Чем они там занимаются - известно немногим, кто туда заходит. Возможно, что никому.
       Тут же несколько футбольных полей, лужайки, где студенты обожают валяться в обнимку, когда нет дождя, разные корпуса. Ну, не буду перечислять всего, что там есть. А есть там студенты, студентки, профессорско-преподавательский состав, коровы, лошади и несчастный козел, который только на моей памяти стоит привязанным к колышку уже лет семь. Да, я забыл еще о зданиях, дворниках и охране, но все это вы можете увидеть на страничке университета.
       Университет называется национальным, что в переводе на русский должно звучать как "государственный". На самом деле это не один, а целая серия университетов, расположенных в разных городах, но имеющих одного ректора. А городской глава университета называется вице-ректором. Помимо такого общегосударственного университета еще есть университеты, принадлежащие департаментам. Плата за обучение для бедных здесь относительно невысокая. Студенты все время трепещут, что эти университеты государство приватизирует, а собственники уже поднимут плату до небес, а потому в любой попытке реформирования университета видят начало процесса приватизации, чему и сопротивляются. До смертельных случаев в последнее время, вроде бы, не доходило, но газы на моей памяти применялись полицией не раз. В Кали в 1993 году я работал в университете, который принадлежал департаменту, а сейчас я работаю в Национальном университете.
       Меня частенько спрашивают, как я оцениваю уровень студентов по сравнению с российскими студентами. Вопрос это сложный, поскольку непонятно, со студентами каких годов надо сравнивать. Мои впечатления, что в данный момент средние уровни студентов не слишком отличаются. Впрочем, средний уровень не говорит ни о чем.
      
       Поговорить надо
       Иду по кампусу. Поскольку сейчас студенты заблокировали все корпуса и бунтуют слегка, то на крики стоит обращать внимание - может быть всё. И вот слышу, что сзади раздаются крики, сильно напоминающие демонстрации советского времени: "Трудящимся Первомайского района, достойно перевыполнившим планы посева одуванчика, слава!" - "Уррррррррраааааааа! Урррррррааааааааа!" Оборачиваюсь. Небольшой тарахтящий трактор везет в тележке мусор. На мусоре восседает работяга и мило беседует с водителем, заглушая натужный рев мотора.
       А не съездить ли нам за хорошей жизнью?
       Среди людей, поселившихся за границей, резко выделяются два полярных подмножества. Одно - те, кто напрочь не принимают эту новую жизнь, поскольку она им чужда. Они вспоминают, как им было хорошо когда-то, а все, что их окружает, им кажется ужасным. Но вернуться эти люди не могут, потому что нет средств, а главное, в той старой жизни солнце светило ярче, трава зеленела лучше и не мучил геморрой, а вернись - геморрой так и останется. Большей частью эти люди, уезжая, думали, что там все будут счастливы их носить на руках, видя, какие они талантливые, умные и замечательные. И обнаружили, что никому они там не нужны, так же как теперь и там, откуда уехали. Как-то до людей плохо доходит, что нужны они бывают очень узкому кругу близких людей, а остальным они лишь полезны или, максимум, интересны по каким-то причинам. Смена места жительства при этом, обрубая существующие связи, новые приносит с большим трудом.
       Другая часть эмигрантов, наоборот, готова рвать горло за новое место жительства. Им там нравится всё, а всё, что было раньше, напоминает общественный сортир, где воняет, а, куда ни ступи, везде дерьмо. Такие восхищаются всем в новой жизни, даже тем, что им, имея сложную специальность на руках, приходится заниматься мытьем стаканов или автомобилей: у них есть перспектива, у них...
       Как пример: со мною некоторое время общался колумбиец, женатый на русской, с парой детей. Лет ему было слегка за сорок. Жена его что-то знала об английском языке, но не имела работы, поскольку познания ее были скудные, да и не подкреплялись дипломом. Сам он в то время со скрипом получал магистерскую степень по математике и преподавал. Под влиянием жужжания жены они подали документы на жительство в Канаде, где он собирался поступать в аспирантуру.
       Я ему объяснял, что его познания в математике совершенно не достаточны, чтобы написать в Канаде диссертацию, что у него уже даже просто возраст прошел, когда начинают писать диссертации, тем более, что активно он никогда ничего не делал, а только слушал лекции. Что даже его нынешняя зарплата, от которой он бежит, думая, что там ему будет много больше, поступи он в аспирантуру, ему покажется огромной, потому что максимум, что он может получить в канадской аспирантуре, это небольшое пособие, которое, возможно, покроет плату за обучение, если он проявит огромные способности (которых нет - что он понимал), да плюс ему дадут преподавать кучу часов, возможно, больше, чем сейчас, заплатят немного денег, а господин руководитель вряд ли будет писать за него диссертацию. И что мое мнение, что уж лучше поступить ему в аспирантуру здесь, где у него имеется какая-то поддержка, связи, тарахтящий автомобиль, в конце концов. Покивал он головой... Но поскольку его жена зудела громче и целыми днями, то и уехал он в Канаду. Что он там не процветает - можно гарантировать: для процветания нужен особый наглый характер, которого у него не было - был он типичным нюней, да и с наглостью далеко не все пробиваются - здесь еще и удача нужна, которая к унылым редко заходит.
       Однако же написал я тогда в своем блоге об этом, и получил комментарии от пары граждан, которые считали, что любой целеустремленный человек может добиться всего, чего хочет. Тем более в обществе, которое благожелательно смотрит на него.
       В связи с чем я и хочу сказать, что добиться всего, чего хочешь, невозможно. Я, даже если очень захочу, популярности великого Филиппа Киркорова не достигну, более того, никогда мне уже не стать нобелевским лауреатом и не написать поэмы, которая останется в веках. А благожелательное общество... Проблема не в обществе, а в нескольких людях вокруг тебя. А обществу в целом благожелательно плевать на все и всех.
       Что такое хорошо и почему это плохо
       В 1993 году, когда я только приехал в Кали, мне надо было прочитать курс лекций трем преподавателям, чтобы ввести их в курс дела. Неожиданно для меня на лекции начали ходить еще человек десять.
       Я максимально упростил изложение, так, чтобы все было ясно любому. Поскольку вещи там были достаточно трудные, то подготовка каждой лекции занимала много времени. После третьей лекции ко мне подошел профессор-немец и спросил:
       - Ты, случаем, с ума не сошел?
       - А что такое?
       - Я, конечно, понимаю, что такие лекции готовить трудно, но колумбийцы говорят, что всё так примитивно, что не стоит и ходить!
       - И что же делать? - спросил я наивно.
       - А читай нормально!
       Я так и сделал.
       Результат меня удивил: после очередной лекции ко мне подошли несколько человек (по одному), пожали руку и сказали, что это была блестящая лекция.
       Больше я их на лекциях не видел. А еще через лекцию и остальные слушатели, не входящие в состав первоначально предполагаемых слушателей, тоже испарились.
       Студенты
       У меня перед глазами каждый семестр проходят 70-100 студентов. Хоть я их и вижу по 2-3 раза в неделю (некоторых, правда, только на экзаменах), уже через год, встречаясь, с трудом вспоминаю, откуда мне знакомо лицо. А если в городе кто-то из позапрошлогодних вдруг здоровается (что бывает чрезвычайно редко - вежливость у всех студентов, хоть у колумбийских, хоть у российских, обычно продолжается только до финального экзамена, то здороваюсь ответно, но не могу сказать, где я видел его: то ли в университете, то ли продавец в соседнем магазине. Масса.
       Яркие, кого запоминаешь, чрезвычайно редко встречаются. Как ни странно, но именно эти здороваются потом всегда. А остальные - серые молчаливые мышки и хомячки: только шебуршатся в своих бумажечках. Хомяк у нас жил одно время в трехлитровой банке. Накидаешь туда бумажек порванных, небольших. А он их на ребро выстраивает. Картина была впечатляющая: карточный домик - это ерунда по сравнению с дном банки, где все бумажки стоят на ребре. А он лазит и поправляет те, что свалил, пролезая. То ли проветривал их так, то ли не знаю уж для чего он это делал. Как мои мышки-хомячки-студенты свои бумажки.
       Диссертации
       Встретил недавно слушателей курса, что я давал для привлечения граждан к себе для написания магистерского диплома. Курс я давал упрощенный: элементарное введение в сопротивление материалов, перемешанное с самыми началами вариационного исчисления. Ходили ко мне 5 математиков и 3 с инженерного отделения. Инженеры не понимали ничего. Слегка оживлялись, когда появлялось слово "балка". О математиках не могу сказать и этого, поскольку когда слышал от них вопросы, то диву давался, что же они знают в математике кроме определений и умения элегантно переписывать на доску с конспекта.
       Да, так встречаю я двух граждан с инженерного отделения из тех, что в конце курса дрожали хвостами, что я устрою серьезный экзамен, хоть и обещал сразу этого не делать. Первым делом они мне одобрительно обхлопали пыль с плеч и радостно прогоготали, что всё бьен. Спросил я их, пишут ли они магистерский тезис. Оказалось, что пишут. И даже писют под руководством математиков. У одного тема "Оптимизация в топологическом пространстве", у другого еще более абстрактная. И ведь напишут и защитят, хоть и останется им неведомо, что такое топологическое пространство. Ситуация почти как с гражданами с Кавказа, что в советское время получали дипломы, не зная русского языка. Только те платили взятки, а эти платят за обучение университету. Господа профессора плюются, кривятся, но пишут три четверти дипломной работы своей рукой. И бесплатно. Потому как сами прошли такую же школу, а потому считают, что всё нормально.
       Ps. Забыл еще сказать, что эти магистры и сами уже господа професОры давно, иначе им не оплатить свое образование. Лет им уж под тридцать. Учат они своих студентов, старательно переписывая лекции с учебника в свой конспект, а потом с конспекта на доску. И все универсалы как у Маяковского: землю попашут, попишут стихи. А потом подходят и сообщают, что хотят написать диссертацию по турбулентности, математической статистике и откорму рогатого скота в топологическом пространстве.
       О говядине
       В университете есть ветеринарный факультет. Его студентов обучают на настоящих коровах и лошадях. И другие животинки имеются.
       Коров обычно выпускают попастись. Коровы по натуре стоики: где поставили, там и стоят, жуют. А вот бычки, которых целое стадо, - эти, как весь молодняк, постоянно перемещаются. Обычно я смотрел на эти перемещения издали: ну, трусят куда-то, да и ладно. А тут иду на лекцию мимо футбольного поля. Смотрю, футболисты вдруг подобрали свой мячик и к обочине побежали. И тут на поле из кустов выскакивает пара бычков. А следом за ними и остальные двадцать - прямо по диагонали футбольного поля. И довольно шустро трусят. Я прикинул, что если так пойдет дальше, то с первой парой я как раз и пересекусь на дорожке. Конечно, бычки без рогов, и не так, чтобы уж очень большие, но что-то мне сказало, что если этот первый меня толкнет, то, может, и не заметит. А потому я прибавил шаг. Смотрю, а первый на меня смотрит и тоже прибавляет. Я еще прибавил. И так мне показалось, что в безрогой башке завертелась мысль: "Вот наперерез чешет дикий профессор. Как кинется, как кусанет!" И еще он прибавил. А за ним и все стадо прибавило. И тут у меня уже дилемма: встать и пропустить или попробовать прошмыгнуть. Решил, что негоже перед малолетними безрогими пасовать, так что добавил я ходу. А бычок тут окончательно уверился, что кинутся на него и давай горло грызть - и притормозил. Словом, проскочил я перед этим стадом. Но ощущение опасности было. Хоть и безрогие несмышленыши.
       А что бывает, когда смышленые? Помню, проходили мы давно с одним господином профессором мимо заборчика. А за заборчиком паслись несколько коров. На тех, что в России, они не очень-то были похожи. Я даже усомнился, коровы ли это. "Коровы, коровы, - успокоил меня господин профессор. И добавил - это местные коровы, которых, обычно, оставляют на пастбище в горах, а там они сами о себе заботятся. Хищников хватает. Да и двуногих хищников тоже. Так что даже их хозяин с опаской будет со стадом обращаться. Они, практически, дикие. Только сейчас их мало осталось. Партизаны, как набредут на такое стадо, так запас мяса себе делают. Раньше в Колумбии мясо было дешевое. Сейчас из-за этой войны крестьяне не очень-то коров на выпасе держат."
       ***
       Видел в университетском кампусе пасущуюся корову. На боку у нее налеплено что-то вроде пластыря диаметром сантиметров сорок, напоминающее кусок толстой резины. По центру этого пластыря металлический стакан, обычных "стаканных размеров", заходящий донышком в бок коровы сантиметров на пятнадцать. Напоминает ремонт какого-то механизма. Но под стаканом с пластырем все-таки корова, которая меланхолически жует траву и ничуть не страдает от того, что часть ее напоминает дырявую покрышку от машины. И которая даже не просит купить ей новое платье, чтобы прикрыть свои недостатки. Такие дырки в коровах, и не только в них, устраивает какая-то муха, которая запускает корове своих личинок под кожу. А потом те начинают выжирать внутренности животному с обезболиванием. Животное не страдает до тех пор, пока личинки не доберутся до какого-либо важного органа. Или пока хозяин не обнаружит странной дырки где-либо в боку и не побежит к ветеринару.
       Номенклатура
       Один из студентов спросил, что такое "номенклатура". И как в нее попадали. Объяснял как мог. Но в глазах вопрошающего так и осталось недоверие: "Как это может быть, что сегодня человек руководит банком, завтра консерваторией, а послезавтра фабрикой утильсырья?"
       Выставка
       Около университетского факультета архитектуры барахло лежит кучками: какие-то доски, обломки столов, ящиков, трубы. Кое-что обнесено проволокой вокруг. Сначала я подумал, что это остатки чего-то от ррреволюционных действий: здесь совсем недавно перед выборами были сражения студентов с полицией. Однако же прохожу чуть дальше - "Охотники на привале": композиция из семи студентов со студентками с пустой винной бутылкой и с тарелками с чем-то несъедобным. Торжественно сидят, даже чуть напряженные, что с колумбийцами редко бывает. Присмотрелся, а кучки-то не такие простые, а с выдумкой. Одна - что-то такое высокое, сверху ручки как от тачки, на которые натянули драные резиновые перчатки, получился инопланетянин. Не любитель я абстракций, а тут понравилось.
       Администрация университета начала проводить уборку факультета, студенты этим воспользовались и устроили выставку из хлама. Поскольку рассказ предполагается без фотографий, то приведу лишь названия студенческих творений. Я не очень уверен, что они совпадают с авторскими названиями, но какое-то представление о выставочном зале дадут.
       "Береги электроэнергию смолоду". Это что-то трансформаторное на картоночке с деревяшками.
       Когда я начал внимательно осматривать творение, начальник всего этого действа, который до этого усердно колотил барабанными палочками по банке из-под краски, вдруг насторожился. Особенно его встревожило, что я заснял творение, явно нарушая его копирайт безо всякого спроса, но промолчал и не стал предлагать продать творение, поскольку вес у трансформатора был приличный.
       Следующее можно было бы назвать "Спиногрыз третьеюрского периода". Висел на ветке неподалеку от "Птички", сотворенной из уголков. Предположительно, именно эта птичка и оставила от спиногрыза то, что стало называться спиногрызом. Дальше шло металлическое гнездо "Птички", а рядом расположилась "Хрюкопотамистая шестиножка" с ее ребенком, хвост которого воткнули в розетку, чтобы не сбежал.
       "Неописумое будущее на подшипниках" было повержено рядом с питоном с сифоном. А завершала экспозицию коллекция рваных галстуков от Диора. А если серьезно, при хорошем воображении конфетку можно изготовить из чего угодно.
       Для чего едят шоколадки?
       До недавнего времени я думал, что единственная причина - потому что вкусно.
       Или если хочется есть. Но всё равно, потому что вкусно.
       Как-то был у меня большой перерыв между лекциями, часа три. Пошел и купил шоколадку. Навстречу местный господин профессор: "Что, холодно?" - и показывает на остатки шоколадки. А когда меня после этого то же спросил другой сеньёр профессор...
       Ладно, я понимаю, когда на Северном полюсе грызут шоколад, чтобы согреться. Или высоко в горах. Но здесь?
       Не только рыбы здесь летают вдохновенно
       По тв показывали подводные съемки около острова Горгона. Масса мелких многоцветных рыбешек. Некоторые даже не плавали, а как бы летали. Была одна прямо-таки напрашивающаяся в детский юмористический мультик: сама толстенькая, с малюсенькими плавничками сверху. Два - примерно там, где должны быть ушки, и один поближе к середине спинки. Этими ушками она уморительно вращала, перемещаясь - вспомнилось выражение "грести ушами".
       А наиболее элегантно летала в воде гигантская морская черепаха, такие виражи выделывала, на какие никакой акробат-пилот не способен. И все это элегантными неторопливыми движениями передних лап. Чувствовался эстет.
       Гранадилья
       Дерево есть такое, называется гранадилья. Очень твердое, красивое, цветом от желтого до красного. Взялся я на кухне пилить дощечку из гранадильи. Пилю - воняет прокисшими солеными помидорами. Что за ерунда? Нет у нас никаких прокисших помидоров. На всякий случай вытряхнул из мусорного ведра всё, спровадил в мусоропровод. Понюхал - ведро не воняет. Начинаю пилить - прокисшие помидоры. Осмотрел всё вокруг - нет никаких помидоров. Да и, вроде, вонять перестало. Снова начинаю пилить - снова воняет. Тут дошло, что воняет это гранадилья. Душа у нее помидорная, что ли?
       О бестолочи огородной
       Когда-то давно получил я огородик в 40 км от Ростова, куда надо было добираться переполненной электричкой. Получить-то получил, но ездил туда крайне редко, в отличие от своего приятеля, у которого была машина. Иногда он и меня прихватывал. Росла на этом огородике, в основном, трава. Что выросло из съедобного - не помню уже. А вот с травой было интересно. До того всегда думал, что трава - она трава и есть: начала вылезать весной, а осенью пожухла. Ан нет, ничего подобного. Оказалось что на одном и том же месте растет куча трав. И некоторые из них начинают расти действительно ранней весной, а заканчивают свое существование поздней осенью, но некоторые вылезают и в другое время, скажем, летом, при этом то, что росло на этом месте до того, уже успело отцвести и начало жухнуть. И в течение теплого периода на одном и том же месте сменяются несколько видов трав. Натолкнуло меня на это такое наблюдение. Поначалу я, когда приезжал на огород, глядя на своего трудолюбивого приятеля с деревенскими корнями, выпалывал траву. А рядом с моим огородом был огород еще более хорошего человека, который его получил, но вообще не приезжал. И вот выполол я траву, а потом приезжаю недель через четыре-пять, а у меня на огороде трава куда как помощнее растет, чем на участке, где вообще ничего не делалось. Я ее опять выполол. Приехал еще через пару месяцев - а там трава стоит - самая мощная из всего, что было в округе. Что за черт? Получилось, что когда я выпалывал очередных жителей, я дал возможность начать более привольно расти какой-то другой траве, которую при естественной жизни то, что я выполол, глушило до поры, до времени. А дальше я начал присматриваться. И в самом деле, оказалось, что в разное время совсем разные травки из земли торчат. Есть какие-то могучие, которые от начала до конца кустом торчат, всех победили, но большинство где-то два-три месяца живут и уступают новому виду. Вот такие биологические наблюдения, не почерпнутые из учебника. А потом, когда начал ездить, везде смотрел на травку, что она собой представляет. И везде удивлялся, что основная трава одинакова везде. Хотя и появляются какие-то еще дополнительно, незнакомые. Впрочем, знакомые-незнакомые для меня относительно - имен я не знаю. Так, посмотрю - вроде видел такую уже. Пырей - этот везде есть. А лопух - нет, в Колумбии не вижу. Подорожник, клевер, одуванчики - этих везде видел. А больше, пожалуй, я никого по имени и не знаю. Но все равно интересно.
       А еще интересно, что задумался я на тему о том, сколько разных знаний мимо моего носа проскочило. Совершенно простых, которые имеет каждый мальчишка, выросший на природе. Может, даже больше, чем всяких знаний, полученных в школе-университете. А тот самый мальчишка знает еще много чего такого, о чем и биологи-ученые даже не знают. Только не подозревает он, что он сам такой знающий. Относительно все в этом мире.
       Поезда, поезда
       В Колумбии железных дорог нет, остались только вокзалы. А в Боготе вокзал просто огромный и пустующий. Но в Боготе есть паровоз и рельсы. Ведут они в городишко Зипакира с соляной шахтой. Шахта эта давно закрыта как шахта. В шахте вырублены залы. В одном из них сделана церковь очень давно. Там полная тишина, по какому случаю иногда в этой церкви дают концерты симфонической музыки. А паровозик ездит туда в субботу-воскресенье. Утром туда, вечером обратно. С экскурсантами. Большей частью с детишками, которые прилипают к окну во время поездки, рассматривая саванну.  Вагончики расписные, паровозик - кукольный, столетнего вида, погоды солнечные. В вагончиках вареную курицу и яйца никто не лопает. Только хлебают кока-колу. А потом приезжают в Зипакиру, а там - в ресторанчики. Которые продают всё втридорога. Не в переносном смысле, а в буквальном: тройная цена на всё. Изголодавшиеся экскурсанты платят, считая, что лучше заплатить, чем умереть от голода.
       Делегация
       В самый разгар российского сезона пальцев козой в Боготу прибыла делегация деловых граждан, чтобы понять, какой бизнес возможен у малиновых пиджаков в стране с загадочной репутацией. Авторитетные граждане были тепло приняты официальными лицами. Гостей провезли на так называемую золотую улицу, улицу ювелиров, где авторитеты накупили всевозможные золотые и изумрудные украшения. А далее их отвезли на смотровую площадку на горе, откуда открывается чудесный вид на Боготу.
       И лишь только гости колумбийской столицы вдохнули широкими грудями горный воздух, как из-за кустов выскочило штук двадцать маленьких худеньких темнокожих, размахивавших пистолетами и ножами. Уложив гостей мордами в пыль, человечки быстренько распотрошили карманы брюк и пиджаков господ иностранцев, изъяв у кого 20, а у кого и 100 долларов. После чего аборигены удалились, так и не узнав, что загадочная славянская душа предпочитает хранить деньги и ценности ближе к сердцу, в кармане рубашки.
       Авторитетные граждане поднялись, отряхнули пыль со своих малиновых пиджаков. А самый авторитетный похлопал сопровождающего по плечу: "Ну, бля, уважил! Классное представление!"
       Какого цвета апельсин? Из рассказов колумбийского профессора
       "Когда я был еще маленький, учительница в школе задала всем нарисовать яблоко, лимон и апельсин. Она была очень недовольна моим рисунком, потому что и яблоко, и апельсин, и лимон были зелёные. Но там где я родился, они не бывают другого цвета!"
       И тут мне, как преподавателю со стажем, очень захотелось мораль прожевать и положить в рот читателю. Однако надо же когда-то начинать бороться с вредными стереотипами?
       Об акклиматизации
       Конечно, все слышали, что когда приезжаешь в другие условия, то через некоторое время происходит акклиматизация. Я это тоже знал, но как-то не думал на тему, что же это такое конкретно. Казалось, что это не слишком серьезно. Помимо того, есть, конечно, проблема сдвижки времени. Но это очень индивидуально. Одни через неделю уже и не помнят, что у них день с ночью поменялись местами. У меня же это тянулось более полугода. Но со временем - это не проблема. А вот разные высоты - это действительно проблема. Я приехал из Ростова, где высота около нуля над уровнем моря, в Боготу, где она 2700 метров.
       Когда я приехал, мне было все время жарко. Я ходил в майке и удивлялся этим странным аборигенам, которые надевали кашне и шерстяные перчатки, теплые куртки, дрожали и плакали, что холодно. По градуснику, действительно, было прохладно - обычно в тени показывает днем от 15 до 19 градусов. А на солнце обгореть можно в два счета. Однако же чувствовал я себя очень даже неплохо, пока через месяц не показалось, что не мешало бы надеть рубашку с длинным рукавчиком. А еще через месяц на мне появился и свитерок. А однажды я заметил, что поднявшись на один лестничный пролет, я вдруг начал задыхаться, одышка и сердцебиение. Я уж было испугался, не начались ли у меня проблемы с сердцем. Однако недели полторы спустя все это ушло само, хотя жена мне все твердила, что надо сходить к доктору. Вот только одежки на мне становились все более и более солидные. Словом, сейчас я уже не смотрю как на причуду, что кавказские жители натягивают на себя бурки и папахи под палящим солнцем. Я бы тоже, может, натянул. Нет их здесь в продаже.
       А вот теперь вопрос, что происходит, когда едешь в обратную сторону, из Боготы в Ростов (или Москву). Оказывается, что когда летишь из высокогорья на уровень моря, то начинает играть разность содержания вдыхаемого кислорода. Получив дополнительный кислород, организм начинает вырабатывать жуткое количество эритроцитов. Они забивают все капилляры, и начинается катавасия: опухание, если сосуды не в порядке, то получишь все, что можно, например, тромбофлебит. При этом есть какая-то еще зависимость от температуры - это проходит легче в теплое время и очень тяжело в холодное. Поэтому зимой в Россию могут ездить только очень здоровые. Хотя профилактика известна - кроворазжижающие и укрепляющие сосуды препараты вроде троксевазина и аспирина - однако многие влипают в болячку, элементарно забывая, что надо принимать эти лекарства профилактически, не дожидаясь ничего серьезного. Что уже усвоила моя половина, проведя в распухшем состоянии в Москве почти месяц и уже приготовившись ко всему...
       Раки
       30-40 лет назад самой дешевой и распространенной едой в Боготе был суп из черных раков. На лекции как развлекалочку рассказал это студентам. Получил единственный вопрос: "Что такое раки?"
       Терминология
       Вопросы терминологии. Почти все диспуты возникают из-за того, что люди по-разному понимают что-то. При этом считают, что собеседник имеет то же понимание, но другое мнение.
       Например, встречаются колумбиец и эквадорец. Эквадорец говорит: "Я как выпью тинто (tinto), так меня сразу в сон клонит." "Странно, - отвечает колумбиец, - а мне, наоборот, спать после этого совсем не хочется."
       Они-то, может, думают, что говорят об одном и том же. Однако в Колумбии тинто это черный кофе, а в Эквадоре красное вино.
       На Como esta? всегда отвечал mas o menos, вызывая постоянный вопрос, чего больше. Надоело. Недавно начал отвечать bien-bien. Услышав это в первый раз, граждане подпрыгивают от неожиданности и начинают рассматривать, выискивая признаки тяжелого умственного расстройства. Переспрашивают, неужто таки bien-bien? И дальше почти с обидой сообщают, что счастливы это услышать. Нарушитель конвенции.
       Какую пользу приносит гусь?
       Какую пользу приносит гусь? Старый анекдот отмечал первую пользу - жир. До главной, с точки зрения Марь Ванны, пользы так там и не дошли.
       Но это я оставлю в стороне и спрошу о пользе страуса. Жира у него почему-то нет. Ни у одного. А помимо чудных перьев, которыми машут на карнавалах и вытирают пыль с мониторов, оказывается, он дает кожу. На кошельки, сумки и туфли. С четко видимыми пятнами-дырками от перьев. И хоть кто бы его спросил, а хочет он эту пользу приносить?
       Были на страусиной ферме. Гид, сияющая девочка, рассказывала, какие страусы милые, симпатичные, чувствительные. Им даже музыку включают от депрессии. И мясо диетическое, по двадцать тысяч песо.
       Мудацкое
       Иду по Боготе, удивляюсь: сколько мужиков ходят в отглаженных брюках, которые прямо-таки наехали на туфли, висят мешком - складками. Мудаки!
       Прихожу домой. Смотрю в зеркало...
       Арарат
       Недавно знакомый колумбиец с русским языком продемонстрировал, что это за буква "р". Прочитал он мне детское стихотворение, которое я, естественно, не запомнил, где все слова содержат RR. Наподобие нашего "На горе Арарат растет крупный виноград", только много длинней. Одно из словечек в стишке было ferrocarril. "А теперь," - говорит, - "я его переведу на русский язык". Я ожидал, что услышу перевод, а он просто повторил испанский стишок.
       - Издеваешься?
       - А ты не услышал разницы? Так вы, русские, этот стишок рассказываете. А мы его рассказываем вот так!
       И повторил свою версию, где его задрипанный феррокарриль, железная дорога, прозвучал как феррррррокарррррриль.
       Кока
       На старых индейских фигурках в Колумбии, и не только в Колумбии, видно, что как будто что-то держится за щекой. Это не "как будто", а на самом деле. Индейцы за щекой держат пережеванные с известью листья коки. И жевали постоянно этот шарик. На улицах такого не встретишь. Наркотическим действием, вроде бы, такой шарик не обладает. Зато обладает тонизирующим, обезболивающим и противовоспалительным-бактерицидным действием, в частности, когда болят зубы. Сейчас продается чай из коки, а также мазь из коки. Не знаю, насколько исследованы свойства, но чай из коки определенно успокаивает сердечную деятельность, а мазь дает хороший эффект при растирке - убирает боли и лечит ревматизмы и подобные заболевания.
       Барахло
       Это поразительно, как советские граждане умеют зарастать барахлом. Приходишь в колумбийскую квартиру - там диванчик, столик, кресла, кровати, стулья, холодильник, стиральная машина, телевизор и комп. Все остальное распихано по встроенным шкафам. Ну, у профессора может быть еще небольшой шкафчик с книгами. Комнаты просторные, потому что почти пустые.
       Приходишь в русскую семью, а там имеются те же самые встроенные шкафы, но еще... шкафы, шкафчики, шкафулечки. А в них матрешки, рюмки, хрюстумки, бутылки, шкафчики для такого барахла, для сякого, еще неведомо что. И не пройдешь, и не проедешь.
       Хочу завести себе дома кустик коки
       Хочу завести себе дома кустик коки. Есть кустик туи - совершенно ничем не пахнет, только если растереть веточку. И араукария стоит, которая огромных размеров должна бы вырасти, горшок ей не дает развернуться. И тоже ничем не пахнет. И под эвкалиптом идешь - не пахнет. Просто что-то удивительное. Зато малярийных комаров нет: они на высоте Боготы не могут жить, не знаю уж почему.
       Привычка чистить зубы
       У колумбийцев привычка чистить зубы по три раза на день. Заходишь в профессорский туалет, а там какой-либо господин профессор зубы драит пастой. Почему - довольно понятно: стоимость пломбы для простого работяги мало доступна. Да и для профессора получается накладно. Беззубых среди бедноты много - просто рвут зубы вместо лечения. А вот привычка мыть руки почти отсутствует. И что удивительно, эпидемий нет. В Боготе еще понятно почему - относительно прохладно, но и в Кали, где почти все время жарко, тоже нет. И апельсины-лимоны, из которых на улицах давят сок, никто не моет.
       Страна советов
       Есть слова, которые имеют двойное значение. Например, право. С одной стороны, имеет отношение к местоположению, а с другой стороны - юридический термин. Причем оба явно связаны, поскольку имеется выражение "делает то, что его левая нога хочет". И связь эта имеется еще и в английском, французском и испанском языках. Видимо, и в других. Интересно, есть такое в восточных языках или это идет от латыни?
       Другое слово с двойным увязанным значением - совет.
       И страна у нас была советов, и советы всякие, начиная с ученых советов, существовали.
       Маму мою в детстве ее 8 сестер с братьями называли "тысяча и один полезный совет". Седьмым ребенком она была. И ухитрялась давать полезные советы своим сестрицам и братцам, которые были лет на 10-20 ее старше. И у меня у самого имеется эта нехорошая привычка - советовать. Хотя прекрасно понимаю всю ее вредность. Посоветуешь что-то полезное - потом зачастую придется принять участие в осуществлении. А иногда и по голове можно схлопотать. И я не один такой. Кого в России-матушке ни спросишь о чем-то, он не только тебе ответит, но и выскажет свое мнение, и посоветует, и ... Чем коренным образом отличается от колумбийца. Колумбиец отвечает ровно на заданный вопрос. Благожелательно. Но ни дополнительных советов, ни того, что он думает по этому поводу, он никогда сообщать не будет.
       Как пример. У знакомого моего испортился телефон. Пошел он в интернет-кафе, где его знают как облупленного, чтобы позвонить на телефонную станцию. Звонит. А там заказ не принимают. И не объясняют почему, просто спрашивают номер телефона, а он его не знает. На чем все и прекращается. Он спрашивает: "С этого телефона можно заказать ремонт?" Хозяин кафе, с которым он регулярно раскланивается, отвечает "Нет, нельзя." Он идет в соседнее интернет-кафе, где его тоже хорошо знают. Звонит на станцию. И все повторяется. Тогда он спрашивает, почему у него не принимают заказ. Этот хозяин отвечает, что вообще с общественных телефонов заказы не принимаются. Тогда он звонит мне с просьбой позвонить...
       Заметьте, что оба хозяина интернет-кафе могли позвонить сами, например, с мобильного телефона. И даже с того же телефона, что у них стоял, поскольку номера-то были их личные. Но знакомый спрашивал совсем другое. Завидую я такой способности...
       Гаврила вдруг весну заметил
       Гаврила вдруг весну заметил.
       Навстречу ей Гаврила шел.
       А в Боготе началась зима. Здесь имеется штук 5 зим, лето за год случается еще больше раз. И бывает весна. Осени, похоже, не бывает. Если только не считать периода массовой продажи мандаринов, когда они вдруг дешевеют раза в три.
       Зима - это когда каждый день идет дождь, пасмурно и машины тебя регулярно поливают водой из-под колес на тротуаре, если идешь слишком близко к проезжей части.
       Пару дней назад выпал град. Улицы были как будто снегом покрыты. А потом град таял-таял-таял, а над ним туман-туман-пар. Говорят, что в таком пару простудиться раз плюнуть. Хорошо, что мое семейство не плюнуло.
       Жуть как люблю старинные карты
       Жуть как люблю старинные карты. Что-то в них есть завораживающее. Причудливые контуры морей и материков, непонятные рисунки на полях, надписи... Лучше всякой абстракции. Да еще и таинственно - кто-то же по ним плавал...
       Недавно увидел в магазинчике такую карту. Оказалась наглой небрежной подделкой. Где бы хорошую копию купить? А еще лучше оригинал. Я бы ее на стенку повесил...
       Счастливая страна - собачья страна
       На самом деле, относительно собак - это не такая уж и шутка. В странах со спокойным населением собаки на улице на прохожих не кидаются, а бездомные собаки, если они есть, от людей не шарахаются.
       Землетрясения
       Только что было несколько довольно приличных толчков землетрясения. Как и в прошлый раз, когда я попал в более сильное землетрясение, начались поиски документов и чесание затылка, надо ли выходить на улицу. Соседи в этом смысле народ более мобильный - с первого этажа народ выскочил. А мы только соображали. Интересно, еще тряхнет или нет? ТВ довольно шустро отреагировало, сейчас показывают дом, где обвалились кирпичи, и приглашают звонить, если знает кто о жертвах. Пока никто не позвонил. Одно утешает, что если тряхнет так, что завалит, то это сразу, так что думать не надо, что делать - спасаться или спасать запасы меда.
       Трясло 50 секунд, как сказали по тв, мне показалось, что секунд 20. Эпицентр был не очень близко, в департаменте Мета, но и не так, чтобы уж очень далеко. По карте получается, что расстояние было примерно в три раза больше, чем длина Боготы - а сколько она - не знаю. Там сила толчка была 5.5.
       Первый раз, когда я попал в землетрясение, то жил я в домике на втором этаже, сидел во время толчка на кровати. Посмотрел я тогда на угол комнаты, а он относительно меня с амплитудой сантиметров 20 туда-сюда ходит. Тут я и полез искать паспорт, куда я его засунул, поскольку это был единственный документ, который удостоверял, кто я такой. И тут во время толчков вопли на улице были серьезные - сегодня даже никто не завопил.
       Позвонили знакомому узнать, что он делал, когда началось землетрясение. Он туфли начал искать и надевать. Кончилось еще до того, как надел. Все-таки городской человек плохо приспособлен к жизни в природе, все ему кажется несерьезным. А зловещей музыки за кадром почему-то нет, чтобы осознать, что это оно самое, когда надо брать руки в ноги и в чем есть...
       Кстати, были раньше объяснения, что надо во время толчков становиться поближе к несущим колоннам дома. Ну да, встали, как же. А штаны натянуть надо?
       Симметрия
       Интересно, почему во всех доколумбовых скульптурках и рисунках, что я видел, напрочь отвергается идея симметрии? Даже если, вроде бы, натурально, чтобы что-то было зеркально симметричным, обязательно влепляется какой-либо элементик так, чтобы симметрия исчезла. Особенно, когда рисунок или фигурка совсем примитивные. Объяснения какие-либо для этого есть?
       Хулио
       Среди местных русских дам популярен ювелир, почтенный сеньёр Хулио. Приходилось слышать: "Сегодня надо с Хулькой расплатиться."
       Бумажулечки
       В России привыкли, что можно с бумажками как-то обойтись. В Колумбии этот номер не проходит. Имеется список документов. Пока не представишь все, что в этом списке, у тебя документы к рассмотрению не примут. Хоть на визу, хоть куда. И сколько ни убеждаешь, что здравый смысл, что - понятно же, чиновник соглашается, что да, идиотизм, но тыкает пальчиком в список необходимых документов. И пока все не принесешь, дело не сдвинется. Видел я как один украинец визу пытался получить на полгода. Для чего ему надо было какую-то справку из Палаты коммерции представить о легальности бизнеса его компании, а той Палате требовалась по их документам ксерокопия им полученной визы. И бегал он уже два месяца как на работу из Палаты в МИД и обратно. И везде говорили, что да, безобразие. Но своей инструкции мы обойти не можем.
       Понес я, к примеру, свой докторский диплом для конвалидации, то есть для его признания в стране, представлять. А у меня его даже не приняли к рассмотрению. В списке документов для конвалидации указано, что я обязан представить список экзаменов с почасовыми программами курсов, прочитанных в докторантуре, и оценками. И еще там кое-что. На мои объяснения, что для докторской не требуется в России экзамены сдавать, сказали, что принесите заверенную справку от российского минобразования, переведенную на испанский, что не требуется. Мы рассмотрим и решим. А пока - увы... А кстати, у вас вот тут на переводе диплома стоит заверение нотариуса. Это на каком языке, на русском? Так мы такое не принимаем. Это не перевод. Надо все на испанском чтобы было. Пойдите для начала и официально переведите, что там ваш нотариус вам написал. И нотариально заверьте. И у нас в министерстве иностранных дел поставьте печать, что зарегистрировано все правильно. Поскольку мне университет этот диплом зачел раньше, то я плюнул и не стал возиться.
       Миски
       Только что посмотрел по тв передачу о выборах мисс Колумбии, начиная с 1945 года. В Картахене. Миски 40х-50х годов не нуждались в силиконе, ни сзади, ни спереди. Скорее, даже наоборот. По съемкам трудно сказать каков был рост у конкурсанток, но, похоже, что около 160 см. А вес при этом, по их габаритам, был между 60 и 75 кг. Симпатичные. Шляпы и наряды - не ошибешься, что 50-е годы. Одна из мисок, вроде, стала миской мира - национальная героиня.
       Терракотовое войско
       Жена сегодня сходила на китайскую выставку терракотовых скульптур. Мне идти было чего-то лень. Принесла массу фотографий. Фигур было не слишком много, но были крупные фотографии в целом.
       Что-то с этим объяснением, что это посмертное войско императора, явное не то. Я ожидал, что все эти воины будут иметь вид тети Мани, которая в советское время без очереди прорывается к прилавку за колбасой.
       Ничего подобного. У всех веселые довольные физиономии. Часть физиономий именно китайских, как мы их представляем, а часть - совсем не-китайского типа. Но все довольные. И генерал, и чиновник, и солдаты. И не похоже, что собираются с кем-то воевать, защищать императора. Счастливые люди. Почему я и говорю, что объяснение, что это войско, какое-то натянутое. Есть фигура просто плутовская, которую вообще трудно представить в качестве воина.
       Мадамские страсти
       - Ты же знаешь, я в Москву скоро. Не поможешь юбочку кожаную моей клизьме заказать?
       Приезжаем на кожаную улицу, где делают всякую дребедень из кожи, заходим в ателье. Достает моя подруга размеры:
       - Ты переведи ей, что это на молоденькую девочку, хорошенькую такую, симпатичную, на доченьку мою.
       - Ладно, ладно, переведу. Но вот тут донья Елена говорит, что размеры на громадную бабу. Размеры твои верные?
       - Ну, чурки, ничего не понимают по-русски. Все верно. Проверяла много раз. Пусть делает и побыстрей.
       Через пару дней забрали юбочку. Утром звонок:
       - Слушай, я тут Валю пригласила, у нее размеры как у моей клизмы. Она примерила. Туда еще двоих можно засунуть. Я целую ночь не спала: заберет эта чурка свою юбку назад? Ну мне же, знаешь, обязательно надо привезти. А то клизма меня живьем...
       Едем снова. Ателье закрыто.
       - Слушай, - говорит моя подруга, - ты же знаешь, что если не привезу, что пообещала, то... Давай вон там закажем. Эту юбку точно заберут?
       - Уговорю забрать, наверно.
       Заходим в мастерскую.
       - Теперь у тебя размеры все верные?
       - Ну, конечно! Ты еще сомневаешься?!!! Ты объясни этим чуркам: вот это талия, вот это - по бедрам. А юбку надо ниже талии чтобы. Нет, чурки, ничего не понимают! Ни! же! та! ли! и! И вон из той кожи. Перевела?
       Через день приезжаем за юбочкой.
       - Нет, слушай, я ее брать не буду. Это же чуркам русским языком объясняла: это размер талии. А нужно ниже. А это что? Они же по талии. Слушай, пусть отдают деньги. Чурки какие-то.
       Перевожу ей ответ:
       - Хозяйка говорит, что для этого надо было давать тот размер, где пояс. А юбка очень хорошая, сделана по размеру точно.
       - Нет, вот чурка, вот чурка! Слушай, а я ей кожу другую заказывала, вон ту, потолще.
       - Хозяйка говорит, что они сделали из более дорогой кожи. Что деньги не отдаст.
       - Ну, чурка! Кожу перепутала! Ничего не поняла! И еще деньги отдавать не хочет! Не буду я брать это барахло! Меня клизма сожрет. Слушай, ты переведи, что эта юбочка для хорошенькой молоденькой девочки. Что это ей на день рождения. Слушай, переведи ей, что пока деньги не отдаст, я из лавки не уйду. Вот же, чурка безмозглая!
       Что такое политкорректность
       Двухрядная улица с плотным односторонним движением. Пробки - норма. Прямо перед светофором на зеленый свет останавливается драндулет пятидесятых годов. Оттуда высовывается щуплый негр лет тридцати с сигаретой в зубах. Он кричит другому негру на тротуаре шагах в десяти, такому же щуплому: "Оля!" Второй, с радостной улыбкой, вразвалочку, направляется к машине, помахивая жизнерадостно рукой. За драндулетом мгновенно выстраивается хвост метров на двести, все озверело гудят, а негры наслаждаются. Вот второй приближается к машине первого и жмет ему руку. В это время загорается красный свет, и водитель, торопливо проговаривая: "Ну, брат, я поехал. Привет Мариселле!" - рвет на красный. Следующий за ним уже никуда не рвет. Гудки умолкают. И никто даже не кричит: "Ах, вы, с...!"
       Эль Баньо
       Эль Аламейн. Это где делали атомную бомбу. Эль Баньо - тоже хорошо звучит. Но проектируют здесь не такие опасные вещи. С большой буквы эль баньо бывает редко. Эль баньо - это туалет.
       Помнится, в мои студенческие годы сообщить о необходимости посетить это святое местечко было чем-то... Ну, не скажу, чтобы табуированным, но никто и не возвещал об этом радостно. Особенно, если в компании были девицы. Использовались разные легко понятные выражения вроде "Пойдем по серым уточкам постреляем" и тому подобное. В Колумбии возвещают об этом походе жизнерадостно. А на тихий вопрос, где имеется эль баньо, отвечают четко, громко, показывают и подводят.
       Эль баньо - это... важное общественное место. В каждом из ста миллионов ресторанчиков в Боготе имеется по эль баньо, часто закрытое на ключ, который надо попросить у кассирши. Общественные эль баньо(с) имеются всюду, в аэропортах, магазинах, парках и садах. Помимо всего прочего многие там чистят зубы после обеда. Иногда молодые граждане там же торопливо смачивают голову водой, чтобы продемонстрировать всем, что они только-только приняли душ.
       Сказать, что эль баньо это центр общественной жизни, как это было в СССР (здесь разрабатывались планы переустройства мира), нельзя, но это чрезвычайно важный ее элемент. Почему-то на стенах эль баньо здесь нет ни "граффити", ни надписей. Хотя на стенах домов оные присутствуют в больших количествах.
       Еще об эль баньо
       В мои школьные времена сообщить при девицах, что нужно сходить в сортир - проще было гммм... Поэтому изобретались всякие иносказательные фразы о том, что неплохо бы посетить.
       Почти вся классическая литература, за исключением, пожалуй, одного веселого пьяницы Рабле, полностью игнорирует не только процессы испражнения, но даже и пищеварения: на героев не нападает икота, они только вкушают и беседуют, а задницы у них вообще нет, есть лишь стройная талия да прелестные очертания. У инопланетянина, получившего все сведения о человеке только из литературных источников, должно было бы сложиться впечатление, что человек полностью усваивает и перерабатывает всю прорву еды, что он сует себе в рот, причмокивая и восхищаясь.
       Даже в студенческие времена возвестить в смешанной компании о том, что требуется в туалет, как-то было не того. И где находится туалет в каком-либо учреждении - спрашивали исключительно шепотом и лиц своего пола, как правило.
       И вот этого пиетета по отношению к сортиру я не наблюдаю здесь. Сортир и дела в нем совершенно уравнены со всеми ресторанными делами. Скажем, в сериале герой лишь приподнял свой фасад от стула, поевши, как спрашивает у всех: "И где же здесь эль баньо?" Конечно, "эль баньо" это не совсем сортир - там и краник с водой имеется, и даже душ бывает, однако же даже если они и есть, лирико-героический герой направляется туда со вполне определенными намерениями. И еще не факт, что потом помоет руки - этой дурной привычкой здесь не так уж многие страдают.
       Пабло
       Мне сказали, что у Пабло Эскобара был напарник, который убивал людей как мух, и который был главой предприятия. Его убили года за два до того, как убили Эскобара. И ничего я о нем не слышал, и никто за пределами Колумбии не слышал о нем особо. Да и об Эскобаре тоже. Только когда Эскобар вошел в конфронтацию с картелем Кали и начал убивать подряд представителей государства, поставленных во власть картелем, только тогда и началась мировая известность ужасного Эскобара.
       Пирамида
       Подходит к концу история самой большой пирамиды Колумбии. Хотя утверждают, что были пирамиды и не меньше. но о них не было столько крика, поскольку только в этом скандале прозвучали имена президентских детей.
       Местные газеты гордо писали, что она была самой большой пирамидой в мире. Но брехали, если вспомнить, хотя бы, МММ. А еще называли главу этой пирамиды ее мозгом. Я, слыша об этой пирамиде, где за полгода обещалось от 75 до 100 процентов прибыли, думал, что, если это не пирамида, то отмывка нарко-денег. Похоже, что и большинство населения, несущих денежки на поле чудес, несколько сот тысяч человек, было уверено в том же. Сколько собрала пирамида, власти так и не объявили, по моим оценкам от одного до двух миллиардов долларов. Ее мозг, Давид Мурсия Гарсия, парень лет тридцати, пару раз неопределенно вякнул, что на первые шаги ему деньги кто-то там занял - думается, что эти ребята и контролировали основные деньги, потому как к концу истории собрали не так уж много денег из имущества пирамиды и самого Мурсии, чтобы возвратить любителям халявы. Так что, похоже, был это не столько мозг, сколько зиц-председатель Фунт. Хотя, с другой стороны, в России известны зиц-председатели. которые сами становились председателями в конце концов.
       Судебная часть тянется уже почти год. Сейчас решили передать этого Мурсию в США, поскольку имеются свидетельства, что в какой-то американский банк были положены 25 миллионов баксов, которые считаются-таки отмывкой баксов. Передать Мурсию должны скоро. Мурсия заявил, что он еще вернется в Колумбию и станет ее президентом.
       Здесь имеется странная традиция: всех наркограждан и отмывщиков денег, вместо того, чтобы держать в своей тюрьме, отправляют в США, хотя по местным законам влепляют сроки вполне приличные, до 60 лет тюрьмы. Началось это давно, но особо стало популярно и широко известно со времен Пабло Эскобара, который, когда его конкуренты уже готовы были отправить на тот свет, выстроил сам себе тюрьму, поставил своих же охранников и охранял сам себя до тех пор. пока не понял. что и в этой тюрьме его достанут. Тут он и "сбежал" из нее.
       Задница не сбрешет (из газеты)
       В департаменте дель Валье в заднице кипят страсти. На департаментском конкурсе мисок выиграла очень симпатичная девица 24 лет с параметрами 90-64-98. При росте 178 сантиметров, казалось бы, всё нормально, даже первые 90 не худо бы слегка увеличить. Однако же организационный комитет спохватился, что параметры не те, и надавил на миску, чтобы она ужала 98 см до 90. Миска принялась ужимать попу упражнениями, да только еще увеличила ее до 102. Тогда организаторы объявили, что у миски проблемы со здоровьем, а потому на национальный конкурс отправится другая миска. Миска сначала переживала молча, а потом подала в суд и выиграла. Тогда национальный комитет, приверженец 90-60-90, во избежание расширения скандала, решил, что от дель Валье выступят две миски. Миска номер один заявила, что не собирается больше ничего предпринимать со своей попой и что выиграет национальный конкурс, потому что, как говорит Шакира, "задницы не брешут".
      
       Разное
       Задумался: когда кого-то характеризуют как "ушлого", то у меня возникает какая-то ассоциация с ушами и никогда с "я от бабушки ушел". А может это именно от "ушел", а уши не при чем? - Нет, сколько интересных вопросов на свете бывает...
       Вот, еще один меня страшно интересует.
       Здесь, в Боготе, при температуре 10-15 градусов можно запросто ходить в рубашке с коротким рукавом. Правда, не очень долго - если долго, то замерзнешь. Даже градусник иной раз поздно ночью показывает 6 градусов - и ничего, в одной рубашке идешь - и хоть бы хны. Ветра, правда, здесь большей частью нет. Но при 6 градусах в Ростове в одной рубаке за 5 минут околеешь, а здесь - хоть бы что.
       Или вот, ветра здесь нет, а есть улицы, где поток машин нескончаемый. Есть автобусы такие, что пройдет - и дым стоит. Отходишь на другой квартал, даже метров 50 - и воздух чистый-чистый, никак не скажешь, что рядом магистраль на 6 полос. И ветра нет. И даже на самой магистрали этот самый дым от автобуса через секунд пятнадцать исчезает. Ну, воздух прямо на магистрали, конечно, не того, но и не такой жуткий, как на магистрали в Москве. И куда это все девается, интересно?
       Вооот. А еще здесь на Амазонке есть розовые дельфины. А я их только по телеку видел. И на Амазонку не хочу. И крокодилы есть кусучие там. А комары... это звери. Есть комары-лошади, а есть маленькие, медленные, прибить этих маленьких раз плюнуть. Но коли укусит, то чешется укус дня три. А мастеровой, который нам ремонт делал, гад ползучий, мерзавец и скотина рукожопая.
       ***
       Любимый трюк местных магазинов. Сначала на какие-то товары цена поднимается на 20 процентов. Покупать их перестают. После чего начинается громкая компания по тв, что на такие вещи цены снижены на 20 процентов. На те самые.
       Цена возвращается но остается арифметическая проблема: 20 частей от 120, на которые прошло снижение, это 16.7% - самая типичная ошибка в процентах - граждане считают, что если сначала увеличить на сколько-то процентов, а потом на столько же процентов уменьшить, то получишь начальную величину, но она всегда будет меньше.
       ***
       В связи с тем, что зимы в Колумбии нет, колец на срезах деревьев тоже нет. И как определить, сколько лет дереву?
       А знаете ли вы, как внутри эвкалипта перемещаются за день кубометры воды на высоту нескольких десятков метров?
       Уроки Бородина
       "Оооо, Бородин! Оооо, "Половецкие пляски"! Это незабываемо!" - так реагируют меломаны. Которые живут у меня за стенкой и очень любят сальсу и вайонату слушать на полной громкости. Придвигаешь колонки к стенке и - Бородина - тоже на полной громкости. И уходишь. Возвращаешься - один Бородин. Вне конкуренции. И соседи на неделю спокойные. А там надо снова повторять уроки Бородина.
       Тараканий вопрос
       Любите ли вы тараканов, как люблю их я?
       Всей душой - ну и так далее, с надрывными интонациями Татьяны Дорониной из "Трех тополей".
       Терпеть их не могу, гадов. А вот у женщин - женский интернационал. Хотел как-то прибить тараканиху с яичком. Поднимаю тапок и сообщаю жене, что сейчас с большим удовольствием. А она: "Как ты можешь? Это же мать!" "Угу, и двадцать миленьких тараканят в придачу."
       Тогда призадумалась.
       Но не о том я. Это было введение. В Кали пригнал ко мне через окно местный кадр. Явно таракан. Только размером сантиметров 10. Жирный. Как представил, что его тапком, да что останется... Словом, кадр этот забежал за ножку шкафчика, спрятался, а такой здоровый, что задница из-за ножки торчит. Пришлось вскипятить кастрюльку. А тот все дожидается. Ну и дождался...
       Ну и опять же я не о том. А о том, что один тут товарищ начал этих тараканов в Японию возить. Бизнес, значит, такой. Отсюда любую животину только с кучей бумажек можно вывезти. А тараканов - сколько хошь. И вот он тараканами Японию натараканивает. Вот интересно, едят их там, что ли?
       Эстраты
       Колумбия - страна бедных людей. И капиталистическая. Однако кое-что здесь есть не совсем капиталистическое. Например, разбиение жилья на уровни, называемые эстратами. Всего их шесть, от первого до шестого. Первый присваивается наиболее бедным районам, шестой - домам действительно богатых людей. Коммунальные услуги и много чего еще жители 3 и 4 эстратов платят по цене, которую назначают соответственные компании. Например, я живу в 3м эстрате. Плачу за коммуналку в месяц за свет около 80т. песо, воду около 40 т. песо, телефон 45 т. песо. То есть в месяц получается порядка 160 тысяч песо за все. 1 доллар стоит примерно от 2100 до 2300 песо сейчас. Когда нагрянули дети-внуки, на воду и свет уходило в полтора раза больше. Житель первого уровня-эстрата будет платить за то же самое раза в четыре меньше. Зато жители 6-го эстрата за эти же услуги платят от 500 тысяч до миллиона и выше. Здесь плата за коммуналку получается выше, чем за аренду квартиры в 3-4м эстратах.
       В соответствии с эстратами производится и оплата за обучение в гос. университете. Студент из третьего эстрата платит около 200 тысяч песо в семестр, из первого - тысяч тридцать, но может еще и получить что-то вроде стипендии. А студент из шестого эстрата будет платить около трех миллионов. Но дети из шестого эстрата не часты в Национальном университете. Они либо идут в частные фешенебельные университеты, либо едут за границу учиться.
       Песня без слов
       Весь мир слушает мелодию и текст песен. Но только не в России. Россия - это особая страна. Всю мою юность я слышал разные песни на разных языках. Лишь сравнительно недавно я стал понимать, о чем там поется. К сожалению это разрушило одну из немногих моих иллюзий о существовании интересных песен. В Колумбии немец-профессор мне сказал, что когда он стал понимать о чем поют американцы, то понял, что не одни немцы производят дерьмо.
       Революция
       Да-с, уважаемые граждане и гражданки. Что-то я не понимаю, как это в России получилась революция. Наблюдал я, как рушатся в России пирамиды. Спокойненько, однако, подемонстрировали чуть-чуть, да и всё. А вчера здесь показали по телеку, как обрушилась колумбийская денежная пирамида. Маленький городок Попаян. Несметная толпа штурмует здание компании. Полиция использует газы - чихать толпа хотела на газы - прут прямо в помещение. А там, кто во что горазд: кто стул ухватил, кто монитор, а кто и компьютер упер. А что не смогли утащить, то разломали-разбили. Но большинству ничего не досталось - и орут они, и лезут. И полиция пытается их хоть как-то утихомирить. Был бы там кто из верхушки компании, так на куски б того порвали. И правительство примеряется как возместить потерю хотя бы самым бедным, которые, если что, возьмут гранату и пойдут требовать к нему, чтобы дали есть. И это у народа пропали не такие уж гигантские суммы, копейки, в общем-то, у большинства. Так что думаю я, что умом не понять и аршином не измерить - сказки это всё: всё давно понятно и измерено.
       Старый новый год
       Пытался объяснить одному местному гражданину, для чего нужен старый новый год. "И что, день этот выходной?" "Нет!" "Тогда зачем?!" И так стало мне его жалко, дурашку непонятливого. А сам думаю: "И вправду, а зачем?"
       Бананы
       Когда-то давно, в прошлом веке, когда еще никакие зверюзеры не шлялись по интернету, а самые глупые дети думали, что верх желаний - это стать физиком или, на худой конец, академиком, вдруг начали продавать бананы. Желтенькие, ароматные, дорогие и не всегда. Поэтому наесться ими до отвала было невозможно. Поэтому те бывшие дети, попадая за границу, поначалу ели бананы просто в ужасающих количествах, породив легенду, что все русские питаются исключительно бананами.
       А теперь вопрос: почему цена бананов в супермаркетах Колумбии ничем не отличается от цены оных в так милом московскому сердцу Бобрюпинске?
       Местные хитрости
       Нельзя на второй день приходить в той же рубашке в лавку, где работаешь. И это не потому, что требуется каждый день особая чистота рубашки, а потому что не подлежит сомнению, что коли ты ее не переодел, значит точно провел ночь у любовницы и не во что было переодеться. Для дам ситуация аналогична.
       ***
       Если в плотно набитом автобусе дама получила возможность пристроить свой фасад на сиденье, она никогда сразу не усядется: она встанет в позу зю, чтобы больше никто не захватил это сиденье, подождет с полминуты и только потом усядется. Мужики - то же самое. Когда я поинтересовался у нашей консьержки, не ждут ли эти граждане, когда блохи предыдущего сидельца ускачут, она сказала, что просто неприятно садиться на нагретое сидение: ждут, пока слегка, хотя бы, остынет.
       Распишитесь
       Живя в СССР я как-то плохо понимал, что это ненормально, что с меня почти нигде не требуют документов. Было нонсенсом ходить куда-то с паспортом, за исключением, когда на почте надо было что-то получать под расписку. А если что с почты приносили домой, то и вовсе можно было получить, скажем, пенсию за бабушку.
       Когда я приземлился в Боготе в 1993-м, почти шоком было, что в аэропорту обыскали меня, ЛИЧНО МЕНЯ О-БЫС-КА-ЛИ - прохлопали, прощупали, правда, не во всех местах, трижды за полчаса. А потом привык.
       Идешь на почту отправлять письмо - сняли отпечаток пальца и забрали ксерокопию паспорта (позже брали ксерокопию удостоверения личности). Получать что из-за границы - ксерокопию, пор фавор. Покупаешь по кредитке - подпись, номер удостоверения, номер телефона запиши, будь добр. Берешь в банке чек - изволь приложить отпечаток пальчика. И распишись, что ничего запрещенного в неких списках, которые и в глаза не видел - ни-ни-ни. Заверяешь у нотариуса - прямо на заверяемой бумажке прикладываешь свой пальчик. Идешь в магазин - а там ты уже зарегистрированный - номер удостоверения и имя вбиты в их базу данных. Какую-либо вшивую железяку за три копейки наличными покупаешь, тут же спрашивают номер удостоверения и телефон. И все, что ты покупал в этом магазине, у них уже зарегистрировано. И с кем они еще этой базой делятся? Надо так думать, что полиция все эти данные имеет, неизвестно для чего, как минимум.
       Регистрируешься где-либо на интернете, платишь кредиткой, еще что - а там обязательные поля в форме регистрации. Пока их все не заполнишь, система никуда тебя дальше не пустит. А в этих полях много чего есть. И что ты отвечаешь за правильность данных, тоже есть. Нет только, что будет, если данные неверные. Но пробовать экспериментально проверять, что будет, не хочется.
       Скажем, регистрировался я добровольном пенсионном фонде, так мне там такой допрос устроили... Правда, вопросов типа, "есть ли у вас родственники за границей" не было, но все, что касается финансовых дел, банков, номеров счетов, собственности всех видов - все это выспросили. Даже не знаю, есть ли у них такое право, нет ли.
       А поскольку здесь всё, что делают, это точная копия инструкций в США, то я так понимаю, что цитадель демократии собирает не меньше данных. Здесь хоть всякие левые заработки (которых у меня, увы, нет) можно умалчивать. А в цитадели мой соавтор на потолок с перепугу забрался, когда я сказал ему, что а на фига вносить в декларацию о доходах 50 баксов за книжку, если на одну бумагу в три раза больше ушло, заикаться по интернету начал от даже возможности такого предположения.
       Так что, граждане, надо вам было демократии - получите.
       Заключается она в том, что обыщите себя сами, составьте протокол обыска, распишитесь и оставьте отпечаток пальца, что всё там верно. А в случае, если нарушите вы эту торжественную протокол-клятву, да посадят вас на пятьдесят лет в тюрьму с правом получения 100 ударов резиновой дубинкой по заднице ежедневно.
       Реальные истории
       Реальные истории - самые неправдоподобные. Например: сидел Илья Муромец на печи тридцать лет и три года. И ничего не отсидел. Или: жил-был один человек, который попу от дивана не отрывал пятьдесят лет и два года. И тоже ничего не отсидел. И не отлежал. А потом взял и уехал в Колумбию. Учиться танцевать сальсу. Но не научился, потому что и в Колумбии нашелся точно такой же диван. Или вот еще история. Одна женщина мечтала съездить в Париж. Тридцать лет и три года. Съездила. Спросили ее: "И как?" - "Париж как Париж." "А Эйфелева башня?" - "Эйфелева башня как Эйфелева башня." "А Елисейские поля?!" Махнула она рукой и пошла в магазин за картошкой.
       Мимоходом
       В 1996 году приехал я по европейскому гранту в Грецию на два месяца. Привез оттуда с собой жуткие деньжищи, чуть меньше двух тысяч долларов. Но это я так, чтобы было понятно, что не просто так съездил. Меня тогда многое удивило, даже то, что на вывесках всех магазинов были написаны математические формулы. А еще удивило, помнится, тогда, что сколько раз я ни заходил к пригласившему меня греческому коллеге, столько раз я заставал дома его маленькую дочку лет семи. Я тогда даже спросил, не больная ли она и почему не гуляет во дворе. Что-то мне тогда ответили, вроде "негде". Посматривал я на эту девочку, что целый день крутилась возле своей мамы и то, что я видел, совсем было не похоже на моих детей - и девочка, а все интересы какие-то взрослые: пришел гость, она сидит где-то поблизости и слушает, хотя ничего понять не может, поскольку из английского у нее в запасе три слова, но сидит молча, смотрит, как будто интересно, прижимается к мамаше. Тогда мне это даже понравилось, поскольку мои козы, если кто приходил, лезли со своими делишками во взрослый разговор так активно, что каждый раз это заканчивалось обещанием в другой раз запереть их в их комнате.
       Однако же это Греция, патриархальное общество. Настолько патриархальное, что, как сообщил мой профессор, привилегированные школы у них в Греции не прижились. Сначала появились, но даже миллионеры оказались приверженцами системы греческого панибратства, так что отдавали своих детей в самые обычные бесплатные школы. Потом, правда, у богатеньких детей несколько другая жизнь была. К примеру, тот же профессор рассказал о своем знакомом миллионере, у которого дочка поступила в университет в Афинах. Тот купил ей квартиру, чтобы не морочить голову с общагами и съемом квартир: "А как получит диплом, так он продаст квартиру, еще и что-то заработает," - так заканчивалось повествование.
       И в Боготе я вижу то же самое: детей на улицах нет. Ну, разве что видишь их в супермаркете либо группой с училкой-воспиталкой. Внизу у нас живет мальчик лет 10 с бабушкой - та выпускает ребенка на улицу, но недалеко от дома. Слоняется он там в полном одиночестве, хотя в окрестных домах дети явно есть: подходят школьные автобусы, привозят-увозят деток.
       И вспомнил я свое детство. Не могу сказать, что я сильно так уж любил болтаться во дворе, особенно лет после девяти, когда я начал активно и в огромных количествах читать. Но до того болтаться во дворе было удовольствием. У нас был двор - большой квадрат, ограниченный четырехэтажными домами. Мамаши строго-настрого наказывали не уходить, в большинстве случаев они приговаривали, что "должен играть так, чтобы я тебя видела из окна". Но боязнь этих мамаш была не в том, что кто-то украдет их чадо, а что его могут обидеть, хотя это крайне редко происходило: среди малышни случалось, что кто-то съездит другому лопаткой по башке. Но больше опасались, что ребенок залезет на крышу гаража или высоко на дерево, да и свалится. Еще был предмет забот мамаш нашего двора - домостроительный комбинат напротив. Там стояли панели, торчали железяки, а наибольшим нашим удовольствием было попрыгать с панели на панель, что вполне могло привести не только к расквашенному носу. Самым же страшным для мамаш был поход их дитяток к железной дороге в Рабочем городке. На это были способны только самые отважные, я - нет. Вдоль железной дороги были посажены редкие жерделы. Говорили, что они чьи-то, и что если поймают, когда обносят эти жерделы, то могут... Что могут - пацаны только фантазировали, вплоть до заряда соли в задницу. До зрелости эти жерделы никогда не доходили, потому что набеги делали все окрестные ребятишки, жерделы сжирались настолько зеленые, что позднее я уже и не понимал, как их можно было такими есть. Но эти отважные иногда притаскивали немного добычи с собой и давали одну-две поесть после долгих уговоров: "Ну, жила! Ну, жила! Ты чего жидишь? Вот будет у меня, ни за что не дам такой жиле!" И были эти грязно-зеленые жерделы такими вкусными, такими вкусными... И странно, но никто после них не продристывался, хотя, вроде, по теории, должны.
       Так вот, детство нынешних деток, без приятелей во дворе, без футбола с резиновым мячиком, без ловиток и казаков-разбойников - это детство, где взрослые водят детей по всяким секциям, обучают тому, что когда-то пригодится в жизни - это не детство, вообще говоря, а слабое подобие взрослой жизни.
       ***
       Жену на улице гаминша попросила "посотрудничать" - colaborar, обратившись "Mona!" Жена оскорбилась: в словаре приводится значение "обезьяна". Ан напрасно, в Колумбии это соответствует "красавице" или "красотке". Итого: откуда пошли красавицы в Колумбии?
       ***
       Поставили мне лекцию на 7 часов утра.
       - Это просто невозможно! - жалуюсь я господину профессору.
       - Я вас хорошо понимаю, - отвечает господин профессор. - Я учился в Медельине. Начало занятий и в школе, и в университете было в шесть утра. Так хорошо!
       ***
       Число мобильников в Боготе уже превышает число не совсем детей. Поскольку каждая лавочка норовит собрать все твои данные, то стандартный вопрос при обращении куда-то или большой покупке это номер мобильника. Все барышни на ресепшине страшно удивляются, когда я говорю, что мобильника у меня нет. Иногда его отсутствие не слишком удобно, но большей частью хорошо, поскольку у каждого мобильника есть много концов. Хорошо, конечно, что в любое время можно кому-то позвонить откуда угодно, включая самые укромные места. И куда хуже, что кто угодно может позвонить тебе когда угодно. А мне не угодно.
       ***
       А знаете ли вы, что колумбийские студенты инженерного отделения не знают ни хрена, но зато знают, чему равно ускорение свободного падения в дюймах на секунду в квадрате? И на хрена, если здесь пользуются метрической системой?
       ***
       ***
       Купил сегодня небольшую книжку "Мифы и легенды Боготы". И как всегда: думал, что это оно, а это вовсе совсем другое. Оказалось, что это вольное описание городских легенд своими словами и со своими комментариями. И вспомнил я авторову маму и еще много что. Там, конечно, и привидения, и монахи, и скелеты. Одна только легенда о трамвайном дурачке порадовала тем, что, оказывается, трамваи здесь, все-таки, были 100 лет назад.
       Но описания эти все какие-то совсем не... Вот, помню, в детстве Черная рука была. Да... Но это понятно было, что неправда. Так что страшновато было, но не очень.
       А вот памятник на окраине города. А ночью видно, что голова у памятника вращается, из одного глаза прожектор бьет, а из другого пулемет. И фашисты там. А как кто появляется, так прожектор тушат и следят своими фашистскими глазами. И решают: убить или не убить.
       Только тогда у меня не возникал вопрос, кому этот памятник был. А теперь думаю.
       ***
       Поискал календарь оставшихся праздников в Колумбии и удивился, сколько же праздников я не праздновал и не буду.
       Больше всего вдохновило 3 октября, которое было днем дантиста и архивиста.
       22 июня было днем адвоката и зоотехника тоже характерное сочетание.
       29 апреля был днем дерева. Дня пня не нашел, хотя должен быть.
       ***
       Пишут мне: "Здесь по тв показывали, что в Боготе было торнадо."
       Ответ: Ой, как интересно! А подробности какие?
       ***
       Интересно, сколько уже видел местных фильмов и сериалов, только в одном видел актрису-негритянку, и то в проходной роли. А так, бывают лишь случайно в уличных съемках. Хотя просто на улице если не негров, то негроидные лица видишь очень часто.
       ***
       По радио постоянно объявляют, что запускать фейерверки, особенно на Рождество, категорически запрещено, И сообщают о многочисленных раненых и убитых фейерверками на прошлое Рождество. Вчера был какой-то праздник. Фейерверки по всему городу. Неподалеку от нашего дома кто-то баловался фейерверками часа два.
       ***
       Идем с господином профессором. Подходит нищий и просит деньги. И господин профессор их дает, чего за ним отродясь не водилось. После чего извиняюще говорит: "Если бы он канючил, что ему есть нечего, что он голодный, ни за что не дал бы. А тут на пиво попросил. Как отказать?"
       ***
       Наша консьержка из весьма пухлой превратилась в стройную и звонкую (впрочем, звонкая она всегда была - слышно ее во всем доме и все время). Попила она две недели отвар шкурок ананаса и скинула весь жирок. Дополнения и объяснения: Шкуру небольшого ананаса залить двумя-тремя литрами воды и кипятить примерно час. Пить вместо воды (сказано было, сколько можешь). Вдобавок, используют это добро для чистки почек. Пить две недели (15 дней). Вроде как на гастрит не действует. Двух живых, регулярно выпивающих это добро, я вижу часто, каких-либо вредных последствий они не ощущают.
       ***
       Вы стоите в не слишком большой очереди в кассе к хорошо знакомой продавщице. Эта продавщица время от времени смотрит на вас как статуя Свободы из Нью Йорка. Наконец, ваша корзинка попадает под ее нос. И тут вы оказываетесь ее лучшим другом, к которому обращена сияющая улыбка и наилучшие пожелания вплоть до просьбы ответствовать, как вам спалось. Вместе с чеком вы получаете ее последнюю улыбку.
       ***
       Рожденный в капусте летать не может. Но пытается.
       ***
       Только что по тв появилась заставка: "Дальше в программе возможны сцены секса и насилия". И пошла реклама с красоткой, намазывающей масло-маргарин на хлеб и с отвратительно-радостной улыбкой пропихивающей это в рот. В свой.
       ***
       Доктор - это обращение к любому местному начальнику. Лечим всем
       ***
       Читаю в новостях, что Шакира выступает в Москве. С год назад читал ее интервью. Единственным запомнившимся было, что крутить задницей она умеет с детства.
       ***
       Маленькая пухленькая актриса в интервью рассказывала, как она сидела на диете, начав с 85 кг: "И через три месяца я весила сорок пять кило вместе с гробом".
       ***
       Спросил сегодня, как называется по-испански наш одуванчик. El diente de leon. В буквальном переводе это "зуб льва".
       ***
       Интересно, существует ли нормальный человек без тараканов в голове? Думается, их отсутствие уже свидетельствует о ненормальности.
       ***
       Один крупный местный государственный деятель сказал: "Нас обвиняют в отсутствии демократии. Но куда же еще больше демократии, чем у нас? У нас сейчас по тюрьмам сидит больше сенаторов, парламентариев и чиновников, чем в любой другой стране мира!"
       ***
       Жизнь дается один только раз, а отбирается ежедневно.
       ***
       Проходил мимо стадиона. Вполне респектабельно одетые детишки в возрасте от 15 до 20 лет просят посодействовать, то есть дать монетку. Никакими комплексами на тему, что попрошайничать стыдно, не страдают: что-то вроде того, как в России попросить сигарету. Впрочем, и на других улицах то же самое: просят, хоть и не так массово. Однажды одна весьма прилично одетая дамочка попросила на проезд в автобусе, а когда дал ей на пол проезда (проезд здесь по местным понятиям дело не дешевое), то выразила недоумение, почему это я ей не дал на весь проезд: "Неужели же нет?" - здесь все иностранцы считаются страшно богатыми, потому как что здесь делать бедному иностранцу?
       ***
       Иду, а впереди меня что-то вроде клоуна: штаны мешком, сверху пальто мешком, а еще выше рыжее во все стороны. Таких здесь часто видишь. Не хватает только башмаков 50 размера с загнутыми носками. Стоит такой мужичок с красным шариком на месте носа где-либо на улице и вещает в микрофон, что неподалеку имеется ресторанчик, где задешево можно получить несварение желудка хорошо пообедать. Обгоняю. Но несоответствие между башмаками и патлами заставило обернуться. Женщина. Лет сорока. Белокожая. И спереди на клоуна не похожа. Физиономия мрачная, для Колумбии не характерная. Свирепо вперед. И откуда она такая?
       ***
       На мое сообщение, что пойду покупать доллары, мудрый местный профессор задумчиво произнес: "Да... В Кали делают самые лучшие доллары в мире. Эквадор ими набит."
       ***
       А знаете ли вы, что:
       самые дорогие изумруды стоят существенно дороже, чем брильянты? Только одна проблема: изумруды таково качества добываются в Колумбии в количестве нескольких десятых частей карата (а карат это 0,2 грамма) в год.
       Вопрос: как их углядеть в породе?
       Второй вопрос: даже если из такого изумруда что-то сделать, никто его не увидит. И что делать с ним?
       Остается только делать колечко, присобачивать к нему лупу и табличку, что в кольце есть самый дорогой самый чистый изумруд в мире.
       И что кому хочется, должен смотреть в лупу и наслаждаться созерцанием.
       ***
       inteligencia в Колумбии это вовсе не интеллигенция, а политическая разведка?
       ***
       По всему миру по тв сообщается, что в Пасто извержение вулкана. А в Пасто идет карнавал. И пошел он на хрен, этот вулкан. Второй день все пляшут и поют.
       ***
       Зашел в букинистический магазин. Обычно я ныряю к одной полке. Полка узенькая, рядом с ней стоит паренек. Покрутился я вокруг, а он стоит. Обошел я весь магазин - стоит. Еще раз порылся в книжках там-сям - стоит. Уже смотреть нечего, а он всё стоит. Подошел я туда и стал нахально ковыряться уже в книжках. И тут смотрю, а в руках у него учебник русского языка для иностранцев, толстый, советских времен. И я не выдержал и спросил, умеет ли он говорить по-русски. Мальчик лет 17. Оказалось, что хочет учить русский язык, сам, просто так, не зная ничего о русском языке и не имея преподавателя. Учебник толстый, в нем диалоги типа:
       - Иван Николаевич, куда вы идете?
       - Я иду на работу. Я работаю в горячем цехе по разливу чугуна. Я люблю свою работу. Мне нравится, как сверкающий искрами чугун... У нас в цехе большая парторганизация. Недавно мы решили бороться за звание...
       И так далее.
       Посоветовал я ему взять книжку с шутками параллельно на русском и испанском языке и купить словарь: кто-то сдал в магазин большой набор русских книг, включая испанско-русский словарь. А заодно, похоже, убедил парнишку, что затея у него бесперспективная. Когда уходил, видел, как запихивает он этот словарь на старое место. А я на этот словарь уже полгода поглядываю: купить - не купить. Один уже такой есть из России, но про запас - Плюшкин я, все-таки.
       ***
       Рассказали местный анекдот.
       Приезжает в Боготу Ростропович. Устроители ломают голову: не то, что произнести, прочитать имя никто не может. Разместили везде объявления:
       Состоится концерт всемирно известного русского виолончелиста Рестрепо.
       ***
       Одна профессорша сказала, что считается, что все русские строгие. Вот уж не думал. А когда сообщаешь, что температура может быть минус десять и ниже, собеседник всегда издает шипящий звук "Ссссссссссс" и смотрит на тебя с таким изумлением, как будто только что выловил тебя прямо из пакета с замороженными цыплятами.
       ***
       Подошла ко мне с вопросом девица на лекции. Вспомнил незабываемую песню:
       Цветок душистый прерий,
       Твой запах бьет бактерий.
       ***
       Лозунг цивилизации: "Любая жизнь имеет ценность. Кроме чужой."
       ***
       Столкнувшись с острой шуткой, часто становишься тупым.
       ***
       Купил книжку "EspaЯol correcto para Dummies". Для меня книжка. Только надо бы быть для еще тупей. Только для тупых испанцев. Я до этого уровня еще не дорос. Почитал полчаса эту книжечку, написанную колумбийцем. И, наконец, понял, почему она называется para dummies.
       Ее даже можно было бы назвать "Испанский язык для идиотов". Потому что только идиоты ее и покупают.
       ***
       Сервантес в испаноговорящих странах как Пушкин в России: все знают, что у него были Дон Кихот, Санчо Панса и конь. Имя коня - вопрос для особо трудных телевизионных конкурсов.
       ***
       Надпись "Осторожно, злая собака" я видел над собачьей будкой. Рядом стоял охранник. Не знаю, что он еще охранял, но определенно охранял покой этого барбоса, который даже глаз не открывал, когда кто-либо мимо шел. Я там регулярно хожу и вижу барбоса либо спящим, либо едящим.
       ***
       На вопрос "Как идет работа?" здесь всегда отвечают: "Работаю много и тяжело!"
       И это только о питье кофе.
       ***
       Единственная полноценная замена стадиону это хороший диван.
       ***
       Эх, хоть бы кто подарил мне бивалютную корзину. Полную, конечно.
       ***
       Прочитав авторские объяснения, о чем он написал, обычно недоумеваешь, почему это раньше нравилось.
       ***
       Я подумал, что одной из эффективных мер борьбы с мировым кризисом является беспроцентный бессрочный заем мне пары миллионов долларов. Но больше никто почему-то так не считает. Экономисты не понимают ничего.
       ***
       Встретил только что на улице подростков в маечках, взрослых в рубашках и свитерах и одну мадам в синтетической внушительной шубе. Половина бегает с крестами, нарисованными на лбу. Католический пост начался. Но на ресторанчиках, похоже, не сказывается.
       ***
       Одна довольно состоятельная дама в компании совсем других дам давала замечательный совет: "Храните деньги в евро! Только в евро!" А у тех для реализации совета не было пустяка: что хранить.
       ***
       Иностранные языки похожи на настоящий, только нет настоящих слов.
       ***
       В среду у меня нет занятий. И вроде бы хорошо. Но совсем не так хорошо как в субботу.
       ***
       Одно из отличий российской жизни от колумбийской: в России переезд - это что-то. А здесь народ снимает квартиры и меняет их каждые полгода. Редко кто через год. Свои полтора стула с поломанной кроватью перевез - и весь переезд.
       ***
       О деревянном рубле. Купил сейчас 400-граммовую банку сгущенки. 4200 песо. Это два доллара. А по ценам обменников, где курс доллара 1800, и того больше.
       А та советская баночка, как сейчас помню, стоила 55 копеек. По вкусу точно такое же.
       ***
       Что меня поражает, это насколько охотно выпрашивают и с огромной благодарностью принимают милостыню. У меня ощущение, что почти все. Иногда даже кажется, что если президенту дать на чай, то и он будет долго кланяться и благодарить.
       ***
       Хочу завести себе дома кустик коки. Есть кустик туи - совершенно ничем не пахнет, только если растереть веточку появляется легкий запах. И араукария стоит, которая огромных размеров должна бы вырасти. Горшок ей не дает развернуться. И тоже ничем не пахнет. И под эвкалиптом идешь - не пахнет. Просто что-то удивительное. Зато малярийных комаров нет: они на высоте Боготы не могут жить, не знаю уж почему.
       ***
       Когда снял жилье в Кали, решил по ростовским привычкам сделать запас, чтобы не ходить каждый день в магазин. Накупил для супчика наисвежайшей морковки, картошки, лука и кинул в шкафчик (холодильника не было). На второй-третий день уже отбирал непорченое, а еще через день выкинул все остатки морковки и картошки. В Боготе такого нет.
       ***
       Свежевымытый пол. Его еще домывают. И его надо пересечь под взглядом уборщицы. Если только это не совсем наглый товарищ(а), то происходит это пересечение всегда в странной манере: скособочившись, ступая либо на носочках, либо на пятках, а потому оставляя еще худшие следы, чем если бы просто пройти. Да, еще извинительное выражение на физиономии обязательно.
       ***
       Здесь картошку не чистят. И не потому, а потому что здесь картошка очень быстро растет, кожура у нее не как у российской, без терпкости. А есть вообще сорт, желтенькая-мелкая, сорт называется криолья, так ее если почистить и варить, то получится месиво через 5 минут.
       ***
       Рабовладельцы, кроме устройства всяких ужасов, еще и приучили местное население мыться, поря нещадно рабов за вонь, которая у негров, почему-то, особо ядреная. Не очень понятно, въелось ли мытье в привычку, но изображение недавней помывки и отсутствие натуральных запахов считается признаком хорошего тона: в лифтах дезодорантами воняет так, что войти невозможно. Волосы же, по крайней мере, на голове, почти у всех молодых граждан по утрам то ли вымыты, то ли смочены. Склоняюсь к последнему.
       ***
       Самая математизированная страна это Греция: везде формулы, формулы, формулы... На пачке презервативов целое математическое исследование написано, без единого слова.
       ***
       Что кошки едят траву время от времени - общеизвестно. Сейчас видел, как два французских бульдожки чуть не дрались за пырей, что давал им через оградку сторож. А когда запаздывал, то две очень выразительные морды высовывались между прутьев и только и следили, что за его руками. Что еще более интересно, что у них за оградкой растет тот же самый пырей под видом газонной травки. Тот есть не желают: им только с воли передачку надо.
       ***
       Вчера впервые увидел молодую колумбийку, которая работала на небольшом бульдозере в бригаде, укладывающей асфальт. Обычно здесь женщины работают продавщицами, секретаршами, консьержками.
       ***
       Иду, думаю о своем, вдруг перед глазами мелькает монетка. Я ее инстинктивно ногой пытаюсь пошевелить - недвижима. Я посильней - все равно на месте. Все еще, думая о своем, наклоняюсь и пытаюсь забрать. И тут слышу, что в магазине смеются. Развлечение здесь есть: граждане около магазина приклеивают на асфальт монетку намертво.
       Вот, спрашивается, зачем мне эта монетка была? Цена у нее - ноль. Но: халява, сэр. Вбито в подсознание, что халяву надо забрать. Особенно когда совсем халява.
       ***
       Наш солнечный лучик, солнечный зайчик, луч света в темном царстве - все это замечательные образы в холодных странах. В жарких: наша тень, тенечек и т.п. - то самое, что в холодных странах смотрится даже зловеще.
       ***
       Вторую неделю в университете идет революция. Временно закрыт. Студенты и профессора объединились в едином душевном порыве. Около ворот дежурят то обычные охранники в необычном числе, то даже полиция с броневиком-водометом.
       Начальство пытается провести реформу, а граждане сопротивляются. Предыдущий ректор подал в отставку. Его пост принял другой. Сейчас он решает, подать в отставку тоже или поехать на дачу.
       ***
       Che - че. Объяснили мне, темному, что "че" - это не имя, а сленговое обращение к молодому парню в Аргентине. Примерно соответствует русскому "Эй ты, парень!" или просто "Эй ты!"
       Задание филологам: найти связь между "че" и "Ты че?!"
       ***
       Меня всегда удивляли люди, которые, как гугль, знают всё, что сделано по вопросу, и всех, кто что сделал там даже по мелочам. Такие усилия затрачены... Если бы их пустить на то, чтобы самим хоть что-то сделать... Нет, горды своими познаниями и цитатами. Вообще-то это близко к кретинизму.
       ***
       Все-таки у латиноамериканцев башка как-то иначе устроена. Не помню я, чтобы в России на улице, как здесь, пятилетний пацан начинал двигать своим задиком и пританцовывать, заслышав музыку. Подросток-грузчик пританцовывает и напевает, не обращая внимание на окружающих. В репортаже тв, какому ребенку ни сунут под нос микрофон, - без тени смущения начинает тараторить о чем угодно. Даже совсем маленькие дети пугаются чужих иначе: двухлетняя дочка нашей консьержки, если ей что-либо суешь в ручонку или просто трогаешь, тут же вцепляется в мамашу и отворачивается. Но на мордочке при этом кокетливая улыбка, а не страх, хоть большой дядька страшный и иностранный.
       ***
       Колбасный магазин. Основан немцем, сейчас там хозяином японец. В одном его филиале колбасу нарезают толщиной с папиросную бумагу, для колумбийцев. Другой находится поблизости от российского посольства: там знают, как надо нарезать колбасу.
       ***
       В детстве я очень любил леденцы. И их особый запах. И... теперь именно этот запах используют здесь в дезодорантах для общественных туалетов. Прямо хоть подавай в суд на компенсацию морального ущерба за испорченные воспоминания детства.
       ***
       В классе, наверное, седьмом начал собирать монеты. Досталась мне какая-то французская старая монетка. Плюс были всякие советские монетки разных годов, не самых больших номиналов, потому что больших быстренько переплавлялись в конфетную форму. Как основательный нумизмат решил узнать о монетах как можно больше. Где еще искать, как не в книге с названием "Капитал"? Рылся-рылся: сапоги, еще что-то - нет о монетах. Во второй том смотреть не стал.
       ***
       Зацвело неподалеку от переходного моста деревце магнолии. Помню, что на черноморском побережье видел магнолию - запах был одуряющий. Подхожу ближе - нет запаха. И совсем близко нет. Сорвал лепесток, понюхал - чуть-чуть той магнолией припахивает. Высота, что ли, действует? Здесь вообще пахучих особо цветов не встречал.
       ***
       Хорошее место "мундом" не назовут.
       ***
       Еще не так давно казалось: "Двадцать Первый Век!" И что?
       ***
       Список самых популярных глупых заявлений начинается с "Ах, так?!"
       ***
       Бесплатный сыр редко бывает в мышеловке, значительно чаще в мусорном ведре.
       ***
       Люди легко воодушевляются предстоящей интересной работой. А потом оказывается, что там надо работать.
       ***
       Некоторые утверждают, что среди дантистов встречаются люди. Но я в этом сомневаюсь.
       ***
       Кому много дается, тот и еще норовит.
       ***
       Один человек любил всех людей. Но не пользовался взаимностью.
       ***
       Начинаешь объяснять, что не дурак - значит уже...
       ***
       Котлеты - отдельно, муж - отдельно.
       ***
       Я понимаю, что чужие "страдания" разрешаются легко и просто. Сам решал многажды.
       ***
       Если бы все обезьяны были оптимистами, человек так и остался бы висеть на ветке.
       ***
       Всё жду, когда же очередной указ президента начнется словами: "Очистите небольшую луковицу".
       ***
       В Боготе, когда рядом с домом растет больше трех деревьев, гордо объявляют, что живут рядом с парком.
       ***
       Бывает Хулио, а бывает и Хулиа. Разница в том, что один мужской, а другое - женская. А так - никакой.
       ***
       Aspirant по-испански - это любой поступающий куда-то. На подготовительные курсы, например. Поэтому сообщение, что был аспирантом, ни на кого впечатление не производит.
       ***
       Интересно, почему во всех доколумбовых скульптурках и рисунках, что я видел, напрочь отвергается идея симметрии? Даже если, вроде бы, натурально, чтобы что-то было зеркально симметричным, обязательно влепляется какой-либо элементик так, чтобы симметрия исчезла. Особенно, когда рисунок или фигурка совсем примитивные. Объяснения какие-либо для этого есть?
       ***
       Иду по улице и слышу, что впереди идущая пара говорит что-то такое на каком-то непонятном языке, но я все понимаю: "И что, эта стерва хочет, чтобы я ей ни за что подарила пятьдесят баксов? Да я себе за пятьдесят баксов..." И тут дошло, что мадам произносит это на почти русском языке.
       ***
       Те, у кого есть всё, жаждут признания себя как личности. Кто признан как личность, хочет денег. Оба товара в магазине жизни в одни руки не дают.
       ***
       Бывают девушки, которые так потом всю жизнь с веслом и ходят.
       ***
       Поневоле задумаешься, почему это так получается, что практически все, кто производит что-то полезное, относятся к категории лузеров.
       ***
       Дурак склонен каждое высказывание примерять на себя, а потому большей частью ходит озабоченный.
       ***
       Брали интервью по телефону у трехлетней девочки. Голосок детский-детский. Но высказывается обо всем. Контраст между возрастом и содержанием высказываний привел меня просто в ужас, хотя ничего особого девочка не сказала. В конце выяснилось, что ей, все-таки, тринадцать. Ужас ушел, но осадок остался.
       ***
       Двухлитровая пластиковая банка молока стоит 3550 песо. Эта же банка пустая в соседнем хозяйственном магазине стоит 4000 песо. Два литровых пакета такого же молока стоят 3700 песо. Где можно так купить мерседес?
       ***
       Вчера на экзамене обнаружил, что есть у меня студент с экзотической фамилией Тамара. Когда я ему сказал, что это в России женское имя, зарделся как девица и ответил, что фамилия идет от названия какой-то испанской деревни.
       ***
       Почему в магазинах постоянно нет того, чего хочется? Например, мне хочется велосипед. Только не этот, на котором все ездят как птички на жердочках и поминутно вскакивают перед светофорами, а такой, на трех колесах. Чтобы сиденье было такое, чтобы вся попа на нем уютно умещалась. Да и спинка не помешала бы. А сзади багажник кило на 30. И складной. А впереди бардачок. И чтобы в нем всегда было что-то вкусненькое.
       ***
       Уффф. Кажется, я тогда не отравился, а стал участником популярного настольного спектакля под названием "Урчание чавкающих амеб". Пойду покупать таблетки. Самые очевидные вещи приходят в голову последними. Однако задний ум, подключенный к заднему проходу, какой хошь разум просветит. Просто амебки обожают принимать пивные ванны, которые я им устроил в ресторане. А поскольку пиво было хорошее и свежее, то не преминули устроить оргию.
       ***
       На здании отделения математики стоит крупно номер 404, как на интернетском сообщении об ошибке. Но из-за чего возникла ошибка, не указано.
       ***
       Сегодня прилетел в Боготу Буш. Под каждым кустом сидит полицейский. Впечатление, что полицейских больше, чем горожан. На улицах и машин, и прохожих мало. Все сидят по домам и ожидают чего-то. Колбасу со скидкой по случаю приезда Буша в магазинах не выкинули, так что и по магазинам шляться незачем.
       ***
       Нашел в ящике доллар. Кошмарно грязный. Наверное, нефтедоллар.
       ***
       Рожденный толстым худеть не может.
       ***
       Детское желание быть хорошим сначала трансформируется в желание стать хорошим, потом в желание, чтобы другие видели тебя хорошим, и кончается желанием хорошей зарплаты. И все это из области мечтаний.
       ***
       Купил по ошибке бутылку довольно дорогого французского вина. Поставил на стол - что-то не то. Присмотрелся, а урыльник бутылки скособочен в сторону. И так живо мне это напомнило одну знакомую, и так мне стало приятно, что хоть эту бутылку можно будет скоро выкинуть, что совсем не жалко денег. А даже наоборот.
       ***
       Каждому господину профессору факультета вручили большой календарь к Рождеству и папку, чтобы переносить свои знания студентам в стерильных условиях. На календаре фотки корпусов факультета. В жизни они все ободранные, с надписями о борьбе за и против. А в календаре такие все чистенькие, отремонтированные. Чудеса фотошопа.
       ***
       Иногда хорошими людьми бывают такие сволочи!
       ***
       По-испански телефон называют "telefono - тэлЭфоно". С полгода не мог заставить себя говорить это с таким карикатурным кавказским акцентом.
       ***
       Фразу "С возрастом приходит..." впервые пишут в 11 лет. А некоторые и в семь лет.
       ***
       Сладенькие бананы-пальчики называются платанос бокадильос. Почему платанос - совершенно непонятно. Но бокадильос - это да, пирожочки.
       ***
       Начиная с ноября удовольствие пописить на улице в Боготе будет очень дорогим: два с половиной миллиона песо, больше 1000 долларов. Но не думаю, что это остановит поток.
       ***
       Много лет каждый раз, когда я приходил стричься, парикмахерша заговорщически спрашивала: "Височки прямые или косые?" Отвечал и так, и сяк. А о чем это она спрашивала?
       ***
       Раньше если я на улице встречал кого-то, громко разговаривающего с самим собой и размахивающего руками, то знал что это сумасшедший и старался обойти его подальше. Теперь, когда я вижу то же самое, я знаю что здесь мозгов нет, а есть один мобильник. И тоже стараюсь обойти стороной.
       ***
       Все любят читать о романтических или опасных путешествиях в далекие страны. Однако же гарантируется, что у обыкновенной дворняжки, которая пересечет город наискосок в поисках еды, за день может оказаться куда больше опасных, а иногда и романтичных приключений, чем в толстенном романе. Но никто не пишет таких романов.
       ***
       Давно хотел купить одну фигню в магазине, присматривался всё, прикидывал. Решил, наконец, купить, уж больно хороша. Только так и не узнал, для чего она. Но хороша.
       ***
       Трудно себе представить, сколько энергии истратило человечество в лице его отдельных представителей, чтобы решить уравнение х = 0. Подсчеты показывают, что продуктами, съеденными при решении этого уравнения, можно кормить все голодающее население Африки в течение 12 лет. А если собрать все, что отдельные представители при этом думали, то получилась бы книга, которую невозможно было бы из-за размеров пронести ни в какое книгохранилище.
       ***
       На фургоне увидел Mudanzas especiales - мудансас эспесиалес, то есть специальные перевозки-доставки. Слово хорошее. На его фоне родилось другое хорошее слово: муданты. Вместе с фразой "Мудантами не рождаются".
       ***
       С точки зрения среднего американца из США всё в жизни относится к категории мелкого бизнеса. Кроме крупного бизнеса.
       ***
       Немец, приехавший по делам в Колумбию, скоро обнаружил, что своей аккуратностью, пунктуальностью и приверженностью правилам он раздражает местных партнеров по бизнесу, отчего бизнес страдает. Тогда он решил стать таким же безалаберным как и они. Сел и написал сам себе инструкцию, которая начиналась словами "Категорически запрещается".
       ***
       - Мясо у вас и сейчас не шибко дорогое.
       - Это у вас оно, может, не дорогое. А мы свое мясо ценим.
       ***
       Хоть не стригись. Как подстрижешься, так там, где лоб приоткрылся, полоска обгорает до корочки. Это горное солнце - совести у него нет.
       ***
       Многие люди, а возможно, что и все, впоследствии "переписывают свою историю". Убийственный ответ обычно появляется задним числом. А в реальной ситуации что-то бубнил неубедительно, думал "У, зараза!" и ничего больше в голову не приходило. А потом уже, разобиженный до соплей, нашел, что надо было сказать. Ан поздно. Но все равно хочется поставить победную точку.
       ***
       Не все продукты питания хотят быть продуктами питания.
       ***
       Почему-то до сих пор, как встречаю одесские ритмы в страстных латиноамериканских танго, становится смешно. Это называется плагиатом или творческой переработкой?
       ***
       Почему барахло, по какой бы площади оно ни было распределено, занимает всё место полностью?
       ***
       Прочитал, что знания - это интеллектуальная недвижимость. Более чем двусмысленно.
       ***
       Если появилось неодолимое желание покорить мир, значит пришло время обеда.
       ***
       Яичница, между прочим, это и есть дар божий.
       ***
       Каких высот лишилась поэзия из-за глупой прихоти природы обделить человека хвостом!
       ***
       Домашний труд делится на вредный и бесполезный.
       ***
       В период между шестью тридцатью и половиной седьмого утра у большинства людей регулярно образуется глубокая психическая травма.
       ***
       Человек ест, чтобы работать. И кто этому верит?
       ***
       Самообман требует очень убедительных слов.
       ***
       Когда песочек высыпается, образуется место для мудрости.
       ***
       С детьми трудно только первые годы. А дальше куда трудней.
       *** Вопрос с заранее известным ответом задается, когда еще раз хочется убедиться, что ты не исключительный дурак.
       ***
       Общество любителей нотаций. Состоит из садистов и мазохистов.
       ***
       Погружаясь в себя, рискуешь провалиться в задницу.
       ***
       Об актере говорят: "Гениально играет, правдиво!" В обыденной жизни о том же: "Сволочь и лицемер!"
       ***
       Старая мудрая обезьяна часто размышляла о том, как бы повернулась ее жизнь, если бы она была красивей, пока не поняла, что красивей быть невозможно.
       ***
       Ничто не ценится так дешево и не приходится за это платить так дорого как за зубы.
       ***
       Чувство локтя под ребром.
       ***
       И создал Бог людей. И хотел всех любить. Но не получилось.
       ***
       Сначала ты молодой и глупый. Потом глупый и немолодой.
       ***
       Типичные жалобы на жизнь сводятся к жалобам на самого себя и объяснениям самому себе, что невозможно себя переделать. А потому жизнь виновата.
       ***
       Главный йехух
       ***
       Я установила планку для мужчин высоко и прибила ее гвоздями. Скоро пришлось искать гвоздодер. А потом он был у меня всегда под рукой.
       ***
       Почему в рецептах блюд никогда не пишут "почистить картошку"?
       ***
       Беззубые уста младенца могут поглотить всё, от банана до родителей.
       ***
       Свой больной палец всегда болит немного иначе, чем чужой.
       ***
       Маргарит много, а мастер-то где?
       ***
       Вы работаете или получаете зарплату?
       ***
       Как отличить кота от собаки, если у обоих по четыре лапы?
       ***
       Из высказываний кошки Анфиски
       Цивилизация началась с изобретения кюветки.
       **
       Компьютер в доме должен работать все время. Тогда он теплый, и на нем можно лежать.
       **
       Я мыслю. Следовательно, я не сплю.
       **
       Крик кота содержит ровно столько информации, сколько мне нужно.
       **
       Наука с молоком неразделимы.
       ***
       Ни один кот не продаст своих прав за чечевичную похлебку. Вот обязанности - это даром.
       ***
       Не везет: то не работается, то не хочется работать.
       ***
       слова на нецензурные буквы
       ***
       Еще с детства Платон мечтал стать Платоном.
       ***
       Хочеш писать граматна учис
       ***
       Танцевал и пел так, как играл в шахматы: е-два - е-два.
       ***
       Сложные чувства всегда приводят к простым действиям.
       ***
       Котлеты отдельно, мухи отдельно - не вдохновляет. А если мухи вместе, то еще меньше.
       ***
       Приставал к себе с разными глупыми вопросами. Достал.
       ***
       Сентиментальность и ловля блох несовместимы.
       ***
       Если кажется, что на совещании присутствуют одни идиоты, то это не кажется.
       ***
       Куда катиться мир? Совершено безграмонтые люди пишут невест что, а грамотные должны их читат.
       ***
       Званый гость опаснее незваного.
       ***
       Когда телефонная трубка с глухим стуком падает на пол, то это не трагедия, а попытка открыть дверь, сунув трубку подмышку.
       ***
       Какова ситуация на рынках? Не метут.
       ***
       В чужих воспоминаниях не столько видишь то, что написал автор, сколько то, что хотел бы написать сам.
       ***
       Экспресс-почтой наконец-то получен ответ турецкого султана запорожцам. Все буквы непечатные.
       ***
       Так же как ушло в небытие искусство неспешной беседы, так же ушло и искусство неспешного письма.
       ***
       Только раки пучеглазые с гороскопом своим лазают
       ***
       Когда-то давно я подозревал, что "поп-культура" как-то связана с попой. А теперь я это знаю точно.
       ***
       Иногда кажется, что мило пошутил, а видишь, как твой улыбающийся собеседник подбирает кирпич.
       ***
       На русский язык "ноу - хау" переводится "ною - хаю".
       ***
       Начиная с некоторого момента, выражение "Мне стукнуло ... лет" следует понимать буквально.
       ***
       Конец сказки. А добрый волк не стал есть хорошего поросенка, а законсервировал.
       ***
       Сожрал кот таракана и сказал: "Не то, чтобы вкусно, но для него это было поучительно."
       ***
       Всякая хозяйка желает знать, куда девались деньги. Но не желает об этом слушать.
       ***
       Классики не дружат между собой, только посматривают друг на друга и сдержанно здороваются.
       ***
       Чувство юмора имеет запах нетерпения.
       ***
       Одно из наиболее распространенных детских заблуждений состоит в том, что после молочных зубов вырастают постоянные.
       ***
       Больше всего людей возмущает, когда у них забирают права, которыми они и так не пользуются.
       ***
       Краткие хрестоматии и энциклопедии издаются для того, чтобы люди имели свое единственно правильное собственное мнение.
       ***
       Оригинальные авторы сплошь необразованные. Они даже не знают, что пишут цитатами.
       ***
       Буратино издал мемуары "От полена до колена".
       ***
       Блохи назидательностью не страдают, но их тоже не любят.
       ***
       Магазин "Свежие протухты"
       ***
       Узник своей совести.
       ***
       Чем более ничтожен человек как личность, тем чаще от него слышишь "мы".
       ***
       Добрая половина дураков злые.
       ***
       Нравится что-то в себе? Вот за это тебя и не любят.
       ***
      
       Чтобы стать экспортером кофе из Колумбии, надо вступить в лигу экспортеров, куда вступительный взнос 30 000 долларов. Эти тридцать тысяч существенно уменьшили мой интерес к проблеме экспорта.
       ***
       В Колумбии очень мало чистокровок. Почти все местные горожане - смесь трех рас. Очень немного иностранцев, хотя и есть. Поэтому когда я на улице встречаю лицо непонятной национальности, то ничего не могу сказать: вдруг это кто-то и в самом деле иностранец? Да и слепондырый я, в общем-то. Так что уличная статистика не в счет. А вот на занятиях я вижу хорошо, да и списки имею. И как-то странно получается. Во-первых, имеется некоторый процент японообразных физиономий. У парней не видел, а девицы были и не одна. Фамилии здесь устроены просто: сначала от папы, потом от мамы. Был, например, у меня в прошлом семестре Родригес Родригес. В фамилиях японского не наблюдалось ни разу. Ну, предположим, это на что-то можно списать. К примеру, один из математических патриархов здесь японец. Правда, такой застенчивый... Но, наверное, есть и другие. Бог с ними, японоподобными красотками - этих немного. Более интересно, что у меня в группах каждый десятый парень имеет типичную русско-украинскую физиономию, более русапетскую, чем моя. Говорят, что меня на улице признают за иностранца мгновенно, даже и рта не успеваю открыть. Эти десять процентов я бы, встретив в Ростове, никогда не признал за иностранцев, пока рот не откроют. Также интересно, что девицы русского типа встречаются довольно редко. Но бывает. И откуда у хлопцев каховская грусть?
       ***
       Что мне нравится в Колумбии, это что когда звонишь в какое-либо учреждение, тебе дама отвечает как родному, теплым голосом. И даже если ничего хорошего не скажет, все равно так душевно попрощается, что так и хочется позвонить и послушать еще раз. Даже если по результатам звонка очень хочется вспомнить ее ближайших родственниц.
       ***
       Посмотрел передачу по National Geographic о мумиях, найденных на вершине одной горы на высоте 6 км в Аргентине. Сейчас эти мумии находятся, вроде бы, в Сальте, где я побывал десять лет назад. Это мумии детей, 6, 9 и 15 лет, две девочки и мальчик. Их предназначили в жертву богам 500 лет назад. Жрецы по приказу императора Инков сопровождали детей 750 километров, путь, который они прошли пешком за полгода. Вследствие особой атмосферы и температуры мумии сохранились настолько хорошо, что впечатление было, что они были живы несколько дней назад. Экспедиция за мумиями была целенаправленной, поскольку о них сохранились сведения в испанских записках. Выглядело всё это жутковато. В фильме показывалось, как брали образцы для генетического анализа мумий, сообщили, что перед ритуальным убийством детей напоили, видимо алкоголем с кокой. Демонстрировали, как отщипывали малюсенькие кусочки от тел, которые вынули для этой процедуры на четверть часа из холодильника, продемонстрировали, что у старшей 15-летней девочки нашли седину в волосах.
       Жуть. Но самой жуткой была постоянная улыбочка ведущей этот репортаж, милая улыбочка продавщицы американского супермаркета.
       ***
       Таможенник, к которому послала приемщица из окошка на международном почтамте, при виде сверл и надфилей, которые моя жена пыталась всунуть в посылку за границу, сказал незабываемое: "Я вам не могу разрешить. Но не могу и запретить. А потому действовать можете на свой страх и риск." После чего приемщица заставила написать расписку о том, что жена предупреждение услышала, но не вняла, а потому на свой страх и риск...
       Да, это было в Москве, столице и прочая. А в Ростове сверла просто не приняли.
       ***
       Зимы здесь нет. И лета тоже.
       А разгильдяи так похожи.
       ***
       Покупал в аптеке мазюку. В качестве бесплатного дополнения продавщица вытащила набор книжных закладок, осмотрела меня критически и выбрала с таблицей умножения. Вот как она определила, что мне больше подходит?
       ***
       В Колумбии все срочные дела, которые необходимо сделать, бывают только двух категорий: которые можно сделать завтра и которые надо было сделать вчера.
       ***
       Так же как ушло в небытие искусство неспешной беседы, так же ушло и искусство неспешного письма. А жаль.
       ***
       В Колумбии почта работает как полупроводник. Из Штатов мне шлют письмо за полтора доллара, а я отсюда плачу обратно 4.5. А в Россию подороже. А если надо какую-либо фитюльку посылкой отправить в Россию, то начинается всё с 30 долларов. А потом за каждое кило еще 7 добавляется. Книжки можно чуть дешевле, что-то вроде 20 начальная цена. Но идти будет 3 месяца.
       ***
       В нашем доме прошел ремонт. Загадили газончик основательно. Домоначальник сказал, что это все облагородят. Я думал, что вычистят кирпичи, то-сё, травку-муравку посадят. А там всё просто. Приехала бригада орлов, ни фига обломки с газона не убрали, а просто сверху на них травяной коврик раскатали, ножницами его порезали, чтобы точно по размерам, потом травку слегка подстригли - и благодать. Куст только один срубили - чем-то он им не нравился, хотя цветочки на нем крупные красные всегда были. То-то я в университете хожу и чувствую, что трава под ногами как-то странно елозит, а после дождя так, вроде, даже вздувается почва как будто пузырями. Видимо, тем же методом газоны рассажены были.
       ***
       Иногда кажется, что мило пошутил, а видишь, как твой улыбающийся собеседник подбирает кирпич.
       ***
       В двери лифта разбилось стекло. Собрались собственники, решали... Лифт перекрасили, стекло осталось как было.
       ***
       Поспешишь, ляпнешь, а потом, иногда, так хочется каааааак даааааать пинок. Себе.
       ***
       Дети часто коверкают слово "крокодил", произнося его почти в испанском варианте "кокодрило - cocodrilo ". В русском и испанском имеется фонетическая общность, большая, чем с английским или немецким, и даже чем с французским языком.
       ***
       Как только работяга видит иностранца и должен назвать цену своей работы, так у него едет крыша: он решает, что в его корявые ручонки сейчас прольется золотой дождь. Поэтому называются цены такие, что так и хочется послать его на хер. Что и проделывается.
       ***
       Джек Воробей в "Пиратах" смотрится, как бы это сказать покорректней, словом, не совсем правильной ориентации, если вообще не. Но, как мне объяснили, здесь на Карибском побережье есть область, где у всех мужиков именно такие ужимки и прыжки.
       ***
       Впереди по кампусу трусил студент. Грива - лохматая, черновастенькая, в колтунах. Низ-хвостик - коричневый, подкрашенный. Полное впечатление, что годовалый бычок трюхает на водопой. Движения тоже похожи. К водопою знаний?
       ***
       Хотел купить клизму - enema. Слегка перепутал и спросил у продавщицы-девочки enigma - головоломка, загадка по-испански. Даже написал и демонстрировал жестами, куда и как ее приспособить. Продавщица призвала троих подруг. Все вместе они так и не догадались, какая головоломка может быть в заднице.
       ***
       Кстати, если в Колумбии сказать, что хочешь проехаться в coche (то есть в автомобиле, как сообщает словарь), то посмотрят на тебя странными глазами: это детская коляска.
       ***
       В Колумбии любой учитель-преподаватель - профессор. Правда, учителя еще называются маэстро. Друг друга университетские профессора радостно приветствуют: "Професор!" особенно это любят вчерашние студенты. Полно титулов "Доктор - доктора". У медиков это естественно. Но то же самое обожают всякие юристы, столоначальники и прочие. В какое министерство ни придешь, начальник отдела и выше - все докторы. Университетскими гражданами они называются, в неформальном переводе, доктор жопных наук.
       ***
       Гулял под солнышком и обгорел - нос, лоб, уши. А через три дня полезла такая перхоть, что впору в рекламе шампуни сниматься. И тут дошло, что это ж я в тот день утром под ежик подстригся. Так что не перхоть это, а шкура лезет. А нос с ушами пока не лезет, только корочкой покрыт. Ж... с горелыми ушами.
       ***
       Вешал пластиковую занавеску в душевой на карниз и до сих не могу прийти в себя от изумления: почему в комплекте карниза ровно двенадцать колечек, а в занавеске ровно столько же для них дырочек? Такие нанотехнологии пока были доступны только инопланетным цивилизациям.
       ***
       Встретил даму, так свирепо размахивающую собачьим поводком, что захотелось посочувствовать ее мужу. Хотя с поводка он уже сорвался.
       ***
       Получив в этом семестре две группы студентов по 50 человек в каждой и, соответственно, 5 контрольных работ за семестр я, наконец-то, понял, что же происходит в нашем мире:
       Бог только роздал задания, а проверку поручил своему ассистенту Дьяволу.
       ***
       Местные господа професоры, физики и инженеры, отважно ставят своим студентам в качестве дипломных работ задачи, которые никто не знает, как решать. Господа студенты не менее отважно их решают, а потом господа професоры высоко их оценивают.
       Недавно мне такой студент морочил голову, что ему надо рассчитать arena en reloj - арену в часах. До меня никак не доходило, откуда арена взялась в часах. Наконец дошло. Арена это песок по-русски. Вот так и этимология русской арены выяснилась. А часы - песочные.
       Когда я сказал, что задача тяжелая, студент загрустил. А когда сказал, что если считать песок идеальной жидкостью, что нельзя делать, конечно, то решение триста лет как известно. И может он его прочитать даже в элементарных учебниках. "Кррррррасота, - заулыбался господин студент, - пятерка мне обеспечена."
       ***
       Индийские фильмы были частью моего детства. "Абараяаааа, бродяга яаааа," - распевали все пацаны моего возраста. Хоть и не помню совершенно ничего больше. И были еще какие-то индийские фильмы. И все женщины в них ходили с круглым пятном на лбу. Поскольку исключений не было, то считал я это пятно обязательной расовой принадлежностью всех индианок. Очень долго считал. Уже только лет в тридцать случайно узнал, что пятно наклеенное или нарисованное.
       ***
       Сгущенка, как называлось сладкое сгущенное молоко, во времена моего детства была самым лучшим. Кто говорит "Икра-а-а! Икра-а-а!", тот не понимает ничего. У взрослых вообще извращенная шкала ценностей. Им ценно то, что дорогое. Предложи ребенку выбрать между большим стеклянным блестящим перламутровым шариком и маленьким бриллиантиком. Что он выберет? Я и подсказывать не буду, сами знаете, что шарик. А бриллиант, икра... это уже из взрослого мира, где выбирают не потому, что лучше, интереснее и больше хочется, а потому что дороже.
       Я кое-как еще соглашался съесть немного черной икры с хлебом, а красную так просто на дух не переносил. Жили мы в Сталинграде. В то время черную икру носили по квартирам, звонили и предлагали. И брали ее редко, потому как пол-литровая банка стоила аж 50 рублей. Хоть рубли эти были и до-1961-годние, то есть 5 рублей после, но все равно дорого. Так вот, плевать я хотел на эту икру. А вот сгущенка - это да! Я уж писал как-то про то, как за неделю или чуть больше управился с большой банкой на пять кило этой самой сгущенки. После чего, а может и сразу, заболел желтухой. Повторяться уж не буду, только скажу об ошибке моей мамочки, полном ее непонимании детской психологии. Ну, как вы думаете, откуда вкуснее: из маленькой баночки или из огромной бесконечной банки? Это взрослый думает о том, что если в большую банку лазить облизанной ложкой, то может... А я точно знал, что в большой банке вкуснее. А мамочка моя отлила сгущенки в маленькую баночку, раз в день выдавала немножечко на блюдечке. Наверное, посматривала, а не лазил ли в эту маленькую баночку перед обедом, потому что ребенок плохо стал есть. Ей и в голову не приходило, что смотреть надо не в маленькую баночку, а в здоровую. А когда пришла пора добавлять из большой банки в маленькую, то добавлять-то, увы, было и нечего. И года два я смотреть не мог на это сгущенное молоко. А потом ничего, смог.
       Однако ж к чему я это? А к тому, что в Колумбии есть арекипи. Это то же самое сгущенное молоко, только переваренное. В России тоже есть любители такого. Это когда берут банку сгущенки и кидают ее вариться часов пять. А потом открывают, а там всё густое, желто-коричневое. И вот так мне казалось, что нет здесь сгущенки. И не только мне. А арекипи мне не нравится. Однако же набрел я на банки с названием "Молоко конденсированное". И купил. А это она самая, сгущенка. А ничего. Оказывается, не зря я ее когда-то любил.
       ***
       Рассказали мне, что в один из департаментов Колумбии регулярно наезжает европейско-американская команда хирургов, которая делает массовые бесплатные операции по удалению волчьей губы и подобных дефектов у детей. Все - за счет приезжающих. Обычно в команде есть несколько хирургов-специалистов высокой квалификации, остальные - молодые. Едут и делают они операции не только из гуманитарных соображений, но и чтобы получить опыт, потому что где-либо в Европе никто не разрешит им "набивать руку" на людях.
       ***
       В аргентинском ресторанчике дали меню с деревянными обложками. Очень легкими, хоть и толстыми. Оказалось, что из кактусов, которые все, наверное, видели, громадные такие, вверх торчат, метра на два-три. Сушат их. Получается как древесина. Единственно что много как бы дырявостей. Такие "дощечки" еще как черепицу используют. Говорят. Сам не видел.
       ***
       У меня на столе стоит чашка, изделие удивительных потомков индейцев майя, ацтеков и Бог весть еще кого. Ручкой она указывает на Полярную звезду, а цветок на ней точно направлен на Сириус Альфа. Стоит она там уже века. Никто не помнит, кто ее там поставил. И есть много удивительных загадок в этой чашке. Например, если увеличить все ее размеры в тысячу раз, то никто ее с этого стола не сдвинет никогда. А если уменьшить в тысячу раз, то никто ее и не заметит, хотя она и будет продолжать указывать своим волшебным цветком в направлении Сириуса Альфа. А значит на Сириусе происходит или происходило когда-то в незапамятные времена что-то удивительное. А может, кто-либо унесет чашку вымыть, а потом установит ее в новой позиции. И цветок будет указывать на какую-то другую звезду, куда переместилась цивилизация с Сириуса Альфа. Да, много загадок звездного неба знает это удивительное невзрачное изделие местных мастеров. И как не хочется его выбрасывать. Но придется.
       ***
       Когда снял собственную квартиру в Кали, решил по ростовским привычкам сделать запас, чтобы не ходить каждый день в магазин. Накупил для супчика наисвежайшей морковки, картошки, лука и кинул в шкафчик (холодильника не было). На второй-третий день уже отбирал непорченое, а еще через день выкинул все остатки морковки и картошки. В Боготе такого нет.
       ***
       Интересно, а у комаров есть письменность? Начинаю думать, что есть. И былины, и сказания о пылесосе.
       Время от времени налетают в комнату. Первые, давно, когда включаешь свет, садились на потолок. Собираешь их быстренько пылесосом и спишь спокойно. Месяца два так было. Потом вдруг стали, когда включаешь свет, садиться на стенку. На одну и ту же, напротив. Тоже где-то месяц-два. Потом на ту стенку не садились, а садились на другие и на гардину. Теперь шныряют куда-то то ли под кровать, то ли на полу сидят. Как свет тушишь, начинается зззззззззззз.
       ***
       О пенсиях. Вопрос этот рано или поздно всех коснется. Даже тех, кто думает, что это где-то бесконечно далеко. Я тоже так думал еще лет пятнадцать назад.
       Так вот, даже в самых что ни на есть разблагополучных странах все идет к тому, что пенсии не будет ни у кого, кто не обзавелся крупным счетом в банке непонятно как. Непонятно, потому что нормальная жизнь на западе - это жизнь в кредит, а накопления если кому нужны, то этим надо серьезно заниматься, столько же, сколько и основной работой, а может и больше.
       Я как-то чесал затылок на тему, что стажа у меня здесь не хватает, чтобы получать пенсию. И ориентировался на то, что слышал лет пятнадцать назад. А именно, берется средняя зарплата за десять лет, вычитается определенный процент и дается тебе это как ежемесячная пенсия. Раньше процент этот, на который уменьшалось, был 1 (один). Сейчас он 25%. Ну, тоже, вроде, еще и ничего. Конечно, это, как говорят в России, для бюджетников - остальным совсем другое, куда хуже. Однако же когда начал интересоваться вплотную, то оказалось, что все это касается лишь тех, кто поступил на работу раньше 1994 года. А остальным - битте-дритте в частный пенсионный фонд. При этом государственный пенсионный фонд приватизирован примерно с полгода назад. То есть везде началась одна и та же власть.
       ***
       Сейчас в университете идут ррреволюционные события, посвященные изменению статуса студента. 17 организаторов протеста решают провести совещание. Однако же все аудитории заблокированы по их же решению. Посоображав, решают они провести совещание в аудитории Леон де Грейф. На самом деле, это не аудитория, а концертный зал с хорошей акустикой примерно на тысячу человек, где по субботам выступает городской симфонический оркестр очень высокого класса, и на его выступления собирается полный зал со всего города. Как раз суббота, и как раз время выступления. "Однако же кто важней, эта тысяча ушастых или мы, семнадцать ужасных?" - выставили всех и прозаседали.
       ***
       Зверушка здесь есть... Впервые увидел на берегу пруда в университетском парке в Унивалье. Стояла на берегу и не пугалась, хоть были мы со знакомым всего метрах в десяти от нее. Похожа чрезвычайно на белку. Собственно, я и подумал, что белка, но цвет желтый с добавками серого. Называется, однако, она чучей. Чуча ужасающе вонюча, и если хотят обозвать кого вонючкой, то называют чучей. А еще здесь есть имя Чучо, сокращенное от Хесус. И есть правило образования мужского и женского рода у большинства существительных: окончание "о" для мужского рода и "а" для женского. Однажды я про одного гражданина, который мне очень нравился, сказал, что Чучо это муж Чучи. А некоторым я нравлюсь.
       ***
       Лет двадцать назад один биолог из университета дель Валье решил составить атлас птиц департамента. Выехал в джунгли, фотографировал. Поскольку многие птицы были неизвестны, спрашивал у индейцев их названия. Возвратившись, пошел консультироваться относительно названий к человеку, который знал этот диалект хорошо. Оказалось, что все названия были смысловые: птица с голубым хвостом, птица, которая хорошо поет, птица, которая ест жуков и т.д. В опубликованном атласе были указаны только их индейские названия в латинской транскрипции: титикакамакака.
       ***
       Только что по тв показали репортаж из приемной крупного пенсионного фонда. Мужик, бывший военный, пришел разбираться, что у него делается с пенсией. Вытащил гранату и потребовал, чтобы вышел с ним говорить кто-нибудь ответственный, а не те девочки, что сидят около компов и ничего толком сказать не могут. Однако никто не вышел. Тогда он потребовал, чтобы какой-либо журналист пришел, чтобы объяснить свои проблемы. Пришла дама-репортер. О чем она там с ним говорила, так и осталось неизвестным, но мужика, когда он успокоился, скрутили и гранату забрали. После чего показали сцену, как ему закручивают руки, спешно смывающихся клерков, которые попали под раздачу, и курицу, которая начала чирикать о мужестве тех, кто обезвредил опасного преступника. И ничего о том, что же там были за проблемы. Откровенно сказать, когда начинаешь беседовать с этими девочками за компьютерами, которые ничего тебе не могут сказать толкового, а только делают распечатки, а на все просьбы сконтактировать с тем, кто знает ответы на вопросы, объясняют, что богам можно только молиться, а удостоить своим вниманием они не могут, то много чего надумаешь. А тут мужик, который, видимо, и повоевать успел, так что понять его вполне можно. Особенно, если учесть, что никакими обычными методами ситуацию не пробьешь.
       ***
       Сегодня пробовал объясняться в магазине, имея в каждой руке по кульку. Оказалось, что с занятыми руками доходчиво объяснить, что тебе нужно, почти невозможно. Указующий перст играет главную роль, а указующий кулек - лишь аморфное средство коммуникационного общения. Если только не по голове.
       ***
       Бывают ужасно громогласные граждане. Почему-то голос у них всегда омерзительный. Почему-то именно они чаще всего бывают соседями. Это совпадение? Да, еще они обожают долго и мерзко смеяться...
       ***
       Единственное объяснение, которое у меня есть, почему фанаты певцов доходят до полного исступления на выступлениях своих кумиров, это что они уже приходят настроенные на исступление. Потому что как бы этот кумир(ша) ни тряс микрофон и ни тряс неопрятными штанами и жирами, в этом нет ничего, что могло бы потрясти прокуренную душу.
       ***
       Не люблю я деления на красных и белых. Слышу, как кто-то другого называет "совок". Но это же четкий признак, что он сам совок. Однозначные наклейки-ярлыки - это нам досталось от большевиков. И тем, кто их любит, и кто их не любит. Не бывает только красных, только белых, только глупых. Даже когда мы совершенно пристрастно оцениваем кого-то, сообщая, что это полный идиот, кретин и сволочь, все равно, если покопаешься, то и найдешь что-то положительное. Те, кто сейчас полностью мажут советское время, и те, кто это время идеализируют как замечательное - и те, и другие и правы, и не правы. Дело не во времени, а в том, кто в этом времени жил.
       Часто в детско-юношеском возрасте казалось, что вот пошел на вечеринку, а там скууучно. Так там не скучно было - это сам скучный. Такой скучный, что сам на себя скуку навел в ожидании, что кто-то тебя будет развлекать.
       Одноцветных людей не бывает. Вообще не бывает. Самый раззолотой и милый человек в какой-то ситуации может оказаться последней сволочью. И противоположные ситуации бывают.
       ***
       Я уже созрел, чтобы составить список, что мне не нравится, как Сэй Сёнагон.
       Я с нею полностью согласен относительно блох - совершенно мерзкие твари. Те, что кусаются. Хоть под юбкой они у меня и не прыгают. Интересно, что как блоха, так - она. А как Блох, так писатель.
       На втором месте стоят студенты. Те, что радостно орут при встрече "Оля, профи!" Потом пять минут объясняют, почему они не могли ходить на лекции весь семестр. А под конец они же начинают выбивать пыль из плеча моей куртки. Я понимаю, что все обезьяны равны между собой. И даже одинаковы. Но ... боюсь я блох от них подхватить.
       Субботние прогулки
       Идем мы с внуком Лёвой по кампусу. Вокруг студенты шныряют. Конечно, это сильное преувеличение, что шныряют: они здесь перемещаются степенно, сваливаясь на травку время от времени. А коли бегут, то зачем бегут - этого никто не знает и даже подозревать не может, потому что причин чтобы бежать здесь не бывает, разве что в туалет, но и туда не бегут. И вот, значит, идем мы и идем, а мимо студенты стоят. Стоят и лежат. А которые лежат, те еще и целуются, и обнимаются, но Лёва на это внимания не обращает. И вдруг... И вдруг мы слышим бамбамбам бумбум.
       - Лёва, это оркестр, наверное?
       - Ну конечно, оркестр, - отвечает Лёва.
       - Лёва, а мы пойдем посмотреть, где это они бумбумбам?
       - Ну конечно, пойдем, - отвечает Лёва.
       И мы пошли к бамбумбамам.
       - Да где же это они, Лёва, бумбамают?
       - Вот же они, дедушка, - и Лёва тащит меня за руку сквозь небольшую толпу любопытных студентов к двери. Заглядываем в дверь и видим штук пять барабанов с барабанщиками и барабанщицами с литаврами-тарелками. Барабанщики колотят палочками часто и быстро. А еще там певица, которая поет так, что за барабанами ее не слышно.
       - Лёва, тебе нравится?
       - Ну конечно, нравится, - отвечает Лёва. - Хочу барабан!
       ***
       Сидит прямо передо мной щупленький студент в маечке, на груди надпись "Инструктор по сексу. Уроки бесплатно." Сидит он, зевает и ничего не делает, хотя у всей аудитории задание решить задачку. Подхожу и участливо спрашиваю, показывая на маечку: "Тяжело сегодня пришлось, да?" Студентик не понял, но на всякий случай заулыбался. Сидит, чертит в тетрадке звездочки. Я преувеличенно внимательно пытаюсь туда заглянуть, а он прикрывает свои маляки. Отхожу, снова подхожу и слышу: "Профессор, а можно я пойду домой, а то я ночью работал, сейчас голова болит." - "Что, такая тяжелая работа была всю ночь?" - и снова показываю на надпись на маечке. Тут до него дошло, о чем я, но как реагировать - не знает: черт его, этого иностранца, поймет.
       ***
       Недавно после контрольной-экзамена одна моя студентка, похоронила дедушку. Подошла ко мне сразу после контрольной очень серьезная и рассказала трогательную историю, в которой она плакала, мама плакала, даже папа плакал всю ночь, а дедушка умер от рака. И сообщила, что только потому, что дедушка умирал целую неделю, она не смогла подготовиться. Но что ей очень нравится мой предмет, очень нравится, как я преподаю. И что если бы у нее было время, то она бы, конечно. Но не было времени. И нельзя ли отнестись чутко и с пониманием? Я и отнесся, сказав, что даю ей возможность подготовиться как следует и через неделю сдать снова. Она была оскорблена до глубины души моим непониманием и черствостью. Интересно, сколько дедушек она хоронит в год?
       ***
       На первой паре прямо у меня перед носом сидит влюбленная парочка. Она, с продетым сквозь губу колечком, относительно которого меня все время подмывает спросить, не цепляется ли оно за макароны во время еды, и он, маленький и смешливый. От имени парочки задает вопросы только она. Прихожу и вижу, что девица стала много темнее. Спрашиваю, кивая на волосы: "Что-то новое?" Девица торжественно подтверждает кивком и с укоризной смотрит на своего партнера, который виновато поджимается: видимо, не заметил обновления и уже получил выволочку.
       Сообщаю: "Итак, кто уже решил 7 задач, получает одну десятую дополнительно к следующему экзамену." Девица, с надеждой в голосе: "А мы решили три!" "Нет, только за семь!" "Но ведь мы решили три! И качественно решили!"
       ***
       Сегодня принимал экзамен. Точнее, тупо сидел и смотрел, как вдохновенно пишут будущие студенты. Потом заглянул к одной будущей в одно задание. Сначала в нем было, что черт-те когда нашли в Китае древнейший компас, где была фигурка дамы с именем что-то вроде Пипикака, которая куда-то указывала рукой. После чего предлагались четыре варианта ответа: A. на юг в Атлантиду, B. на Восток к индусам, C. на север в Сибирь, D. к чертям собачьим. И я засомневался в своих умственных способностях. А еще там предлагалось сказать, из чего была сделана у дамочки рука. И тоже четыре варианта на выбор. Конечно, я выбрал золото, потому как компас, как там было сказано, был чрезвычайно ценным.
       Ps Факультет, куда поступала мадам, назывался медицинским. Оттуда сплошь выходят мекари человеческие.
       Уроки испанского и я со своей сломанной ложкой
       На бутылочке с настойкой было написано, что следует ее принимать по
       1 cucharada три раза в день.
       В словаре эта кучарада нашлась, однако же сомнения сколько это остались. Разъяснили, что это обычно cuchara de sopa, то есть суповая ложка.
       Еще обнаружил, что для маленьких ложек есть два слова cuchareta и cucharilla (и cuchareta заодно еще и головастик, а cucharilla de cafe там переводится на русский как чайная ложечка, хотя должна бы быть кофейной - и скорее всего, что и есть кофейная, то есть крохотная - но это уже мои злобные размышления по поводу составителя словаря).
       А еще есть cucharСn - половник. И этот половник участвует в разных образных фразах
       "выделять себе львиную долю - despecharse con cucharСn"
       и
       "прибирать вожжи к рукам - tener el cucharСn por el mango".
       Последнее, как могло бы показаться, могло обозначать, что некий хороший человек держит половник для манго, но кроме плода mango это еще и ручка/рукоятка/черенок, так что буквальный смысл последнего выражения это "держать половник за ручку", что весьма близко к переносному смыслу.
       Но больше всего мне понравились два "ложечных" глагола.
       Один это cuchachetear, который, с одной стороны, означает "быстро работать ложкой", а с другой - "совать свой нос",
       и другой глагол cuchichear - шептаться/шушукаться.
       Народная творческая мысль всегда идет параллельными путями.
       В английском языке ложечный глагол to spoon, помимо прямого значения ("I spooned out some soup to each of the guests. - Я налила супу каждому гостю," - явно несет на себе печать скупердяйского "Я ложкой отмерила каждому его порцию."), означает лишь "ухаживать (сентиментально) за дамой" или "крутить с ней роман", и других идиом, вроде как, не наблюдается, хотя должны бы быть.
       А в русском языке, кроме того, что "нечего соваться со своей сломанной ложкой", "семерых с ложкой" и "работать ложкой", ничего в голову не приходит. Ну, еще "икра ложками", пожалуй.
       Вот так с помощью простой ложки можно осознать разницу между национальными характерами, которую аршином общим не измерить.
       ***
       Странно, но я не жестикулирую практически ни когда говорю по-русски, ни когда по-английски. Но стоит мне заговорить по-испански, как руки тут же такую пляску устраивают, что я сам за ними начинаю следить с интересом: что еще они выкинут? В руках находится независимый разум? В заднице он точно есть, поскольку хороший пинок в зад сильно меняет направление мыслей.
       ***
       Глагол regalar. Основной смысл: дарить.
       "Подари мне" переводится как regalame. "Me" это мне, которое в этой ситуации пишется с глаголом слитно.
       Su firma - ваша подпись.
       А теперь вместе:
       Regalame su firma. Можно еще добавить в начале por favor, означающее "пожалуйста".
       И что получилось? Подарите мне вашу подпись? Ну да, именно так: "Пожалуйста, распишитесь".
       Ну, это можно понять умом. А вот вчера услышал: "Regalame su puerta."
       Su puerta это, между прочим, "ваша дверь". И что, дверь тоже подарить? Ага, это "Откройте, пожалуйста, вашу дверь." Сказано было это продавщице крохотной лавчонки разносчицей, которая что-то той принесла.
       ***
       А еще есть чудный глагол colaborar. Слышали о коллаборационистах, которые сотрудничали с фашистами? Это примерно оттуда: сотрудничать. Идешь по улице и вдруг слышишь: "Сеньёр! Colaborame." И что надо сделать? Надо дать монету - и всё сотрудничество.
       И вообще, когда на улице вас останавливают, смотрят проникновенно в глаза и длинно говорят не поймешь что, то это у вас просят дать монету. А если коротко спрашивают, то это спрашивают время. Конечно, по ошибке могут спросить и как пройти куда-то, но это если вокруг больше никого нет. А так, ни у иностранца, ни у полицейского никто ничего не будет спрашивать, потому что они бестолковые и бяки.
       ***
       О панталонах слышали? Так это по испански: pantalones это брюки всех типов.
       Ponerse - надевать на себя.
       А если Ponerse los pantalones, так это, естественно, "Надевать на себя брюки". Так всегда, кроме случая, когда судачат о даме. И тогда это означает, что эта дама заправляет у себя дома, а вовсе не ее муж.
       ***
       Глагол cancelar - отменять, объявлять недействительным, а еще рассчитываться, расплачиваться с долгами и предавать забвению. В математике используется, когда сообщают, что сокращают числитель и знаменатель на какое-то число или выражение. А в жизни именно этим глаголом сообщают, что надо оплатить, а вовсе не прямым глаголом pagar - платить. Por favor cancela en otra caja (пор фавор кансела эн отра каха) - "Пожалуйста, оплатите в другой кассе." Грубое pagar употребляют редко.
       Вообще, к деньгам здесь отношение трепетное. Деньги это dinero, но большей частью о них говорят la plata, плата - это серебро. Но еще чаще деньги называют... эээ, ближе всего будет наша "денежка", пожалуй, - platica.
       ***
       Самые первые две вопроса, которые требуется знать в незнакомом городе, это "Как пройти к/Где?" и "Сколько стоит это?" За все годы я так и не научился ставить перевернутый знак вопроса, которым начинается всякое вопросительное предложение в испанском - это надо запомнить код символа, а мне лень. Словом, считайте, что он там стоит.
       Итого, "Сколько стоит это?" Для "это" у вас имеется указательный палец - я им вполне обходился лет пять, без попыток сказать, что мне надо по-испански, поскольку все равно не понимали, что я произношу. Сейчас, впрочем, тоже предпочитаю ткнуть пальцем, чем сказать.
       Так вот, способов спросить, сколько стоит что-то - миллион. Начиная с самого простого, который соответствует нашему "Скоки?": "Cuanto? (къанто-кванто - что-то промежуточное между этими двумя произношениями)". Несколько более развернуто: "Cuanto es? - къанто эс?" -
       Es это третье лицо настоящего времени от глагола ser - "быть", здесь есть еще один глагол "быть" - estar.
       Разница между этими глаголами ser и estar столь огромна, что когда путаешь их, то на тебя смотрят как на полного идиота. И приходится быть этим идиотом, потому что все теоретические объяснения, в чем их разница, не помогают. Остается только запомнить идиоматические выражения и знать, что когда подменяешь один глагол другим, то можешь получить очень неожиданный смысловой эффект, который вызовет, минимум, улыбку, а максимум - можешь прослыть в некоторых ситуациях нахалом или дураком. И навсегда.
       Итак, возвращаемся к "Сколько стоит".
       Cuanto vale? Cuanto cuesta? - это еще более развернуто, но завершается все тем же тыканьем пальца в то, о чем спрашиваете.
       Совсем развернутые формы не будем трогать: не поймут вас, скорее всего. Не забудьте улыбаться, когда спрашиваете, иначе вас тоже не поймут: "Чего это тут шляется сумрачный тип, да еще и спрашивает что-то?" И "Por favor --пожалуйста" не забывайте добавлять - не убудет от вас, даже если не по делу он там будет. Но не перестарайтесь с любезностями, потому что дальше вас начнут расспрашивать, откуда вы, и закончится это тройной ценой для лопоухого иностранца. Но туристо русо эс уна идиота син дуда перо но комплета - хоть и идиот, но не совсем полный, чтобы платить тройную цену. Если вы собираетесь купить-таки то, о чем спрашивали, и это не магазин, где висят твердые цены, то следующим вопросом должен быть "Y si mas econСmico? (и си мас экономико?) - А подешевле?" Если вам снизили цену, то повторите это вопрос "Y mas econСmico?" И повторяйте до тех пор, пока вам снижают и снижают цену. После чего сделайте попытку уйти - услышите еще снижение цены. На второй попытке ухода услышите уже ту цену, за которую можно покупать (это та цена, которую, скорее всего, сразу услышат местные граждане - но вы же богатые лопоухие иностранные идиоты, помните?).
       Да, когда же вы уже как бы купили, но еще не заплатили, а только суете себе в сумку что-то (это нежелательно делать, потому что тогда потом почти невозможно торговаться), то вы спрашиваете: "Cuanto le debo? - къанто ле дэво" (ле, вам, произносится с нашим е, но большинство e в других случаях как э) - "Сколько я вам должен?"
       Сами понимаете, что дальше торговаться морально неудобно, но можно, сказав, что это уж слишком (QUE???! -ЧТООО??!!!), положить товар на место.
       Не, граждане, если вы думаете, что я так и делаю, то... Я советую как нужно, сам я на такие подвиги не способен: что назвали, то и плачу. Или не плачу. И на родине было то же самое.
       Ага, а что в ресторане?
       А в ресторане вы не спрашиваете, сколько платить, в ресторане вы спрашиваете счет: "La cuenta por favor! Ля къэнта пор фавор!" В этой самой квенте уже приписаны чаевые в количестве 10%. Если вы заплатите кредиткой, то их с вас возьмут обязательно. Как они там делятся, эти чаевые, непонятно, поэтому обычно официанту еще оставляют чаевые наличными, немножко. А многие чаевые не дают ни в каком виде, коли расплачиваются наличными. И вам официант все равно будет улыбаться и приглашать заходить еще. И будет так же услужливо... А может, и не так - не пробовал.
       ***
       Выше был глагол deber - быть обязанным. С ним связана популярная идиома: Le debo uno - Ле дево уно - "Считай, что я тебе обязан".
       ***
       Cuenta - счет в ресторане, отеле. Cuenta me - а это уже немножко другое: "Сообщи/скажи мне" - но связь проглядывается, да? Существительное cuenta тоже можно рассматривать как эквивалент "извещения". Еще более забавно выражение cuentas maravillosos - это то, что вы увидите на обложке многих детских книг: "Волшебные сказки". И здесь тоже проглядывается сходство со счетом в ресторане, правда?
       ***
       Еще замечательная шутка испанского языка: конструкционная или мягкая сталь по испански acero dulce, то есть сладкая сталь.
       ***
       Встретил в газетной статье:
       армейский батальон с названием La Popa de Valledupar
       ***
       Вывеска на испанском: ClМnica materna infantil.
       А иногда еще и не так завернут
       ***
       Те, у кого имеется гастрит и прочие сопутствующие удовольствия, хорошо понимают, почему такие вещи как вкусная еда, лакомство, удовольствие, приятность и даже вежливость и учтивость по-испански называются jera (хера).
       Заодно.
       А как вы думаете, почему высокопоставленный чиновник по-испански зовется jerarca (херарка)?
       И как это связано с лохмотьями и отрепьем - jerapellina?
       Ознакомился еще с одним детским словечком "по-по" po-po: quiero po-po =хочу по-большому. А по-маленькому - chi-chi - чи-чи. Что мне еще осталось узнать из детского репертуара для общения со взрослыми? Чичи - и не ломайте кирпичи.
       Аргентина
       Из рассказов попутчика. Мате
       Поселились мы в доме дона Хуана. За городишком. Дом приличных размеров. В нем сам дон Хуан, жена, дети под ногами мельтешат, мучача, то есть женщина-обслуга по дому, и мучачо, который вокруг дома присматривал. Первым делом дон провел нас по дому, продемонстрировал и сообщил, что здесь очень много хлопот. Потом повел в сад, сказав, что сад требует еще больше внимания. Мучачо ему помогает обрезать деревья и собирать урожай. Но мучачо совершенно бестолковый. Потому нужен глаз да глаз - и оттянул нижнее веко вниз, показав, какой из глаз нужен. "Работаю тяжело и очень много!" (trabajo duro ... mucho ... muchisimo). После чего озабоченно произнес, что дождя нет что-то - видно, придется поливать. А это много работы. Потом махнул рукой куда-то за горизонт и сообщил, что там пасутся его лошади. Линии оградки из столбов с проволокой уходили в две стороны за горизонт, а лошади не просматривались.
       День дона Хуана начинался с матэ - mate, национального аргентинского напитка. Тонизирующий, но, возможно, что и несколько больше, чем только тонизирующий. Хотя я за несколько раз ничего особого не почувствовал. Готовится матэ из порезанных листьев чего-то, что и называется матэ, в маленьком сосудике размером со стакан в форме деревянного бочонка. Листьев туда набивается много и заваривается кипятком. Матэ настаивается, а потом через коктейльную трубочку медленно и долго высасывается чай-настойка. Приготовил дон Хуан матэ с утра и тяжело вздохнул: "Много работы!" А потом второй бочоночек матэ, потом... Перерывы были только на завтрак-обед-ужин и походы в эль баньо, то есть в туалет. И приговаривал: "Сколько работы, сколько работы!" И когда бы ни возвращались мы в дом, картина была все та же: дон Хуан и его матэ. И что-то он кому-нибудь из домашних громко указывает. Вечером второго дня дон Хуан сказал, что поскольку дождь так и не пошел, то завтра будет поливать сад: "Много работы..."
       Завтра с утра дон Хуан первым делом поставил настаивать матэ. А мучачо вытащил длинный шланг и подключил его к водопроводу. Размотали они вдвоем шланг и бросили на землю под деревьями, включив воду, после чего дон Хуан взял свой бочоночек матэ и лег под дерево так, чтобы солнце не било прямо в глаза. Водичка весело лилась из шланга, образуя большую лужу. "Как много работы!" - пробормотал дон Хуан.
       Через часик матэ кончился. Дон Хуан встал и пошел готовить следующую порцию, по пути крикнув мучаче, чтобы тот перетащил шланг в другое место. Мучачо, бодро ответив "Си, сеньор!", перетащил шланг не туда, куда нужно. Пришлось дону Хуану оторваться от процесса заварки и ткнуть бестолочь носом, куда.
       К вечеру полив был завершен. "Сделали огромную работу!" - удовлетворенно сообщил дон Хуан нам. - "Вот так и приходится крутиться целыми днями!"
       Из рассказов попутчика. Сахар
       Историю эту мне в самолете рассказал один гражданин лет 15 назад.
       На Кубе, еще в советские времена, получили какой-то рекордный урожай сахарного тростника, 8 миллионов тонн (за достоверность цифр не ручаюсь, больно давно было). Как водится, тут же выкинули лозунг, что в следующем году будет 10 миллионов. По всей Кубе висели лозунги: Уберем 10 миллионов тонн сахарного тростника. С разными вариациями, примерно как это делалось в СССР. Урожай начали собирать, и стало понятно, что дай бог произвести шесть. Но лозунги и призывы по-прежнему висят везде, никто не решается их тронуть.
       Наступает годовщина кубинской революции. На огромной площади в Гаване собирается митинг, где произносит речь Фидель. Имеется трибуна для посольских граждан и иностранных специалистов, среди которых и был рассказчик. Фидель выступает как обычно.
       Он брал уроки ораторского мастерства, и речи у него замечательно построены... Начинает он всегда нормальным голосом, потом он постепенно усиливает звук. Оратор он, в отличие от советских вождей, не просто прекрасный, а супер-профессионал. У него в речи имеется определенный ритм, поэтому слушатели начинают воспринимать речь как нечто ритмическое, покачиваются в такт. Когда он к чему-то призывает, то площадь просто взрывается криками "Да здравствует" или "Позор империалистам". Там не нужны были никакие подставные граждане, которые бы что-то орали. Толпа слушателей завораживается до того, что иногда начинает приплясывать, хлопая в ладоши. И заканчивается речь тем, что Фидель практически кричит, а слушатели радостно орут в ответ.
       В этот раз было то же самое. Фидель уже вступил в фазу, когда он почти кричит. И дошел до лозунга о 10 миллионах тонн. И тут он оговорился, прокричав вместо "Мы обязательно" нечто вроде "Мы, конечно, не получим в этом году 10 миллионов тонн сахара!" И до него мгновенно дошло, что же он выкрикнул. Он замолк. И вся площадь замолкла. Молчание длилось пару минут. После чего Фидель убитым голосом повторил: "Да, конечно, мы не получим в этом году 10 миллионов тонн сахара..." Дальше он опять помолчал, и продолжил уже прежним тоном: "Но мы не позволим империалистам..."
       На следующее утро в Гаване все плакаты о сахаре исчезли.
       Старообрядцы
       Рассказывали мне давно попутчики в самолете. Уже лет как 6-7 назад. Поэтому деталей всех не помню. И географически я ... Только контурные карты в школе зарисовывал.
       Но, тем не менее, назвался груздем, а сам поганка - значит в мусорное ведро...
       Итого, история. На стыке трех стран, одна из которых Аргентина, вторая, пожалуй, Парагвай, а третья - посмотрите на карту и выберите, что вам больше нравится - не помню, может, Бразилия, а, может, и Уругвай, в некотором царстве, в некотором государстве поселились старообрядцы из России. Когда они туда переселились - тоже не помню, что мне говорили, но кажется, в 19 столетии. А может и прямо перед первой мировой. Переселились из Сибири, вроде. Словом, все введение какое-то дерьмовое. Однако, думаю, что большинству на все эти детали наплевать, как и мне, то и ладно.
       Итого, в сухом остатке: на границе Аргентины с двумя другими странами поселились старообрядцы из России. Уффффф, тяжело введения пишутся.
       Места там такие были, что никто толком и не знал, на чьей территории они приземлились - границы в таких местах только на картах выглядят точно, а в реальности кому какое дело до тысячи гектар джунглей. Естественно, что виз или чего там еще у этих выходцев не было. А все что было - у какого-то аргентинского чиновника получили они бумагу, что купили гектаров десять этих самых джунглей. С картой. Самое интересное, что это и есть единственный документ, который обосновывает законность их пребывания в этих местах. Никаких паспортов, видов на жительство - в подобных глупостях и контактах с государством они больше замечены не были. Раскорчевали они свои гектары и посеяли там хмель. Пива в те времена в Латинской Америке почти не было. Хмель возили из Европы. Потому как почему-то хмель в тех местах один раз из семян всходит, а своих семян не дает, опять надо везти семена из Европы. Этим они и занялись. Возили семена из Европы , сеяли и продавали пивоварам. Доход был приличным, а земля в тех местах недорогая. Расширили они свое производство. Жутко разбогатели. И непонятно, чьи они подданные даже, потому как покупали земли они не по принципу, что это аргентинское, а это чье-то еще, а то, что им нравилось. А юридических документов у них - одна та старая бумажка о покупке первых гектаров.
       Вот я так думаю, что с ума бы сошел, если бы оказался в ситуации, что нет у меня визы, паспорта, еще каких-то документов. Что вытурить могут из страны (правда, их не могут благодаря той бумажке). Но, все-таки, вот это проклятое, что без бумажки ты букашка, а с бумажкой - таракашка... бррр, сильнее меня.
       Сальта
       Когда Рикардо, профессор университета из Сальты, сказал портье, что я из России, он не ожидал особого эффекта. Однако результат превзошел все ожидания: за номер ценой 25 песо в сутки я платил по двенадцать, да еще и день прожил бесплатно. Портье воскликнул, что его отец был МакарОФФ. Что он эмигрировал из России, из Москвы, еще до революции. Мать у сеньора МакарОФФа была аргентинка, а сам сеньор ничем не напоминал русского, за исключением манеры трепаться.
       Возможно, что это была моя расплата за те самые 13 сэкономленных песо. Дверь моего номера смотрела прямо на место обитания полусоотечественника. Приятели к нему приходили с пяти утра, а уходили после 12 ночи. И все время был слышен пронзительный голос бывшего Макарова. Его голос странным образом вобрал и русские, и испанские интонации с преобладанием последних. Хотя я мало что понимал по-испански, однако прослушав раз пятнадцать чудесную историю о поселившемся в номере напротив профессоре из России, я начал даже улавливать какие-то повороты сюжета, что история эта наполняется деталями, когда встает этот профессор, когда пьет чай и т.п.. Это были чрезвычайно занимательные беседы между сеньором Макаровым и его слушателями (я очень редко слышал их голоса - это был театр одного актера). Когда на прощанье я подарил сеньору Макарову несколько русских монеток, он с помощью зубов продемонстрировал, какие проделает в них дырки, после чего поместит их на брелок и будет вечно меня помнить.
       Итак, гостиница эта была в Сальте, прелестном небольшом аргентинском городке. Я несколько раз спрашивал, сколько в нем жителей. Цифры были от двухсот тысяч до семисот. Никто не знал сколько, ни университетские профессора, ни даже сеньор Макарофф, который, похоже, знал ответы на все вопросы. Все-таки, видимо, в Сальте жило около 200000 человек. Помимо технического университета в нем были две фабрики с сотней рабочих, масса магазинов и кафе. А также множество авторемонтных мастерских.
       Кафе здесь были центром жизни среднего и ниже среднего класса. Утром я шел в университет и видел в кафе рядом с гостиницей компанию, что-то обсуждающую и мирно попивающую кофе. Возвращаясь из университета, я видел все тот же состав компании, включающей владельца этого маленького кафе, и все те же чашечки кофе или бутылочки кока-колы. И поздно вечером можно было увидеть тех же людей в том же месте. Иногда за столиком сидел кто-либо изучающий какие-то бумажки. Он мог так сидеть часами, и хозяин не требовал от него большого заказа: чашечка кофе да какая-либо булочка - это и все, что он обычно заказывал за много часов сиденья.
       Число людей, имеющих постоянную работу, в Сальте не могло быть большим, и меня всё время мучил вопрос, на какие средства живёт большинство жителей городка. Тот же вопрос интересовал меня и в России во время перестройки. Я хорошо знал ответ относительно той прослойки, к которой я принадлежал сам: это была не жизнь а выживание за копейки. Однако в России значительная часть низкооплачиваемых людей имела сады и огороды, за счет которых как-то подправляла свой скудный бюджет. В Сальте садовых участков не было. Садовый участок за городом был дорогим удовольствием, которое мог себе позволить университетский профессор или владелец среднего по размерам магазина, но никак не мог простой рабочий, а тем более безработный, к каковым относилось большинство.
       При том, что жизнь в Сальте была чрезвычайно дорогой, для меня это так и осталось загадкой, как же существовало большинство жителей городка. В то время правительство установило твердый курс: один песо - один американский доллар. Обменивались песо на доллары в любом количестве, и маржа была что-то вроде четверти процента за обменную операцию. Рабочие в то время получали 100-200 песо в месяц. Полный университетский профессор был чрезвычайно высокооплачиваемым человеком, его заработок был 1200 песо. Чашка кофе в кафе стоила 3 песо, а с булочкой все пять. Бананы на улице продавались по 10 штук за песо. Примерно так же стоили апельсины. Цены на импортные товары были такими же как и в России: подешевле за китайские изделия и резко дороже за американские или европейские.
       На площади рядом с гостиницей росли апельсиновые деревья. Апельсины падали вниз, однако я никогда не видел, чтобы кто-либо пытался их собрать с дерева. "А зачем? - спросил Рикардо. - Если человек хочет есть апельсины, и у него нечем заплатить, он пойдет на рынок и попросит. И ему дадут апельсины, которые потеряли товарный вид, за просто так." Однако слабо верится, что таким способом можно было прокормить всех жителей этого города.
       Когда я улетал из Аргентины, Рикардо с печалью в голосе говорил, что вот сейчас должны избрать нового президента, который собирается привести в соответствие доходы страны с доходами граждан. Вскоре его избрали, а результатом его действий было то, что средний класс потерял свои сбережения и перестал быть средним.
       Однако в то время этого еще не произошло. Сальта жила безмятежной жизнью. На выходные были праздничные гулянья по центру города. И хотя по городу ходило множество полицейских с пистолетами, половину из которых составляли молодые женщины и девушки, однако я ни разу не видел, чтобы эти пистолеты вытаскивались. Пиком впечатлений от аргентинских полицейских у меня была картинка, которую я увидел на остановке автобуса в Буэнос Айресе. Автобус стоял, собирая пассажиров, более получаса. Около входа в автобусную фирму стояли два полицейских. Один был маленький, наверное, метр пятьдесят пять, другой плотный, под два метра, с квадратной физиономией, на которой играла улыбка Фернанделя. Этот верзила, постояв, вдруг вытащил носовой платок и, обратившись к маленькому собрату, как-то очень ловко поставил этот платок в виде пирамиды у себя на руке. У малыша открылся от удивления рот. Здоровенный полицейский повторил этот фокус раз десять, складывая платок и вытягивая его в пирамидку. Потом он передал платок малышу-полицейскому, который попытался повторить фокус или рассмотреть, что же особенное было в платке. Ничего не найдя, он отдал платок сотоварищу, который с нарастающим удовольствием продолжил разрушение и выстраивание пирамидок. Я еще подумал, что в стране, где полицейские получают удовольствие от таких фокусов, должно быть, очень спокойно жить.
       Спокойствие этой жизни я полностью ощутил за месяц жизни в Сальте. Никто никуда не торопится. Никому ничего ни от кого не нужно. Мой коллега Рикардо получал дополнительно 50% к зарплате за научно-исследовательскую работу. Я ожидал, что многие профессора пользуются этой возможностью увеличения зарплаты. Оказалось, что на весь университет с несколькими сотнями преподавателей такую доплату получают еще 4-5 человек.
       Оказалось, что на профессора-визитера полагаются дополнительные деньги из бюджета университета. Я не очень хотел ехать на экскурсию в соседний городишко, однако мне сказали, что надо. Что уже выписаны деньги на эту поездку - и куда их девать? И с утра мы покатили на джипе декана в соседний городишко. К сожалению, память на названия у меня очень скверная, потому, как назывался городишко, как назывались районы, где мы ехали - не помню. Однако наша цель была где-то в 3-4 часах езды от Сальты. Сколько именно времени заняла сама поездка, сказать трудно, потому что я все время просил остановиться, чтобы сделать снимки. Мы проезжали горное образование удивительно похожее на волшебный огромный замок с башнями и окнами в башнях. Цвета гор менялись и были совершенно причудливых оттенков.
       Меня провезли к местной достопримечательности, которая называлась Глотка дьявола. Это был каньон вроде огромного колодца, открытого с одной стороны. Почтенный декан инженерного факультета, очень большой человек в городе, дабы уместить в кадр меня вместе с Рикардо, а также верхушку каньона, распластался в пыли, уложив свою щеку на камень и сделал пару снимков сначала своим фотоаппаратом, а потом моим. В этой глотке имелось нечто вроде каменного сундука, что так и называлось "Сундук дьявола". У него даже видна крышка. Но открыть пока ее никто не смог.
       Дальше мы проехали еще в какое-то ущелье, где на самом верху, на высоте метров двухсот по совершенно отвесному склону видна была дыра размером в человеческий рост. От этой дыры-пещеры наверх надо было взбираться еще метров пятьдесят. Мне сказали, что там долгое время, вплоть до прошлого века, жили индейцы, которые избегали встреч с белыми.
       Наконец мы приехали в городишко, куда направлялись. Я ожидал, что сейчас меня поведут в какой-либо местный музей продемонстрировать местные диковинки. Однако мои компаньоны сначала меня провели в какой-то магазинчик и сказали, что здесь имеет смысл купить (не помню названия, но было сладкое и вкусное). Потом мы прошли в другой магазинчик, где продавалось дешевые вино и сыр. Наконец, меня привели в маленький магазинчик, наполненный керамикой, какими-то поделками из шкурок и дерева, и сказали, что если я очень хочу, то могу купить. Однако то же самое продается везде, в том числе и в Сальте. И даже дешевле. После такого предисловия я просто вежливо поглазел вокруг, после чего декан, посмотрев на часы, сказал: "Два часа! Пора обедать!" И мы пошли в ресторан, который оказался довольно большим. Мне тут же сказали "транкиля, за всё платит университет" и предложили выбрать, что мне хочется. Я слышал раньше, что в Аргентине много мяса. Однако я никак не думал, что каждый житель знает добрых полсотни-сотню названий мясных блюд, разбираясь из каких частей коровы они готовятся и каким способом. Для меня такие подробности всегда были недоступны, а потому я предоставил возможность выбирать блюда своим компаньонам. В результате я получил жареный каким-то специальным способом кусок мяса по величине напоминающий туфлю 40 размера. Были еще салаты, вино и много соседей уничтожающих или уже уничтоживших подобные мясные порции.
       После такого обеда единственным желанием было хорошо поспать. Мы посидели в скверике с полчаса, после чего декан сказал, что пора отправляться домой. Хотя по дороге были все те же прекрасные горы и виды, но теперь моим попутчикам с трудом удавалось извлечь меня из машины для фотографирования. Интерес почти закончился, начала надвигаться дремота, хотя мы и поехали другим путем. Из новых достопримечательностей я запомнил и заснял удивительную дорогу в горах, точнее, кусок дороги из неоткуда в никуда. Дорога была сделана еще в доколумбово время. Зачем и для чего - неизвестно. Ее длина была 11 километров. Индейцы сделали ее идеально прямой, выбив лишние куски из гор. Когда становишься в ее начале, видишь ее уходящей вдаль идеально как в створе винтовочного прицела. Эффект усиливался, поскольку дорога вела вверх и вниз, а верхние куски укладывались точно посредине предыдущих. И так все одиннадцать километров.
       Поскольку эта дорога была еще и частью какой-то национальной большой дороги, то местные власти ее начали благоустраивать, выравнивая выступы и засыпая многовековые колдобины. Так что она совсем не выглядит древней, увы.
       Через неделю Рикардо пригласил меня в ресторан, местную достопримечательность. Владельцами ресторана была супружеская пара профессоров-медиков. Рикардо сказал, что они очень богатые люди. Ресторан находился на горе (хотя и сама Сальта находится где-то на уровне двух тысяч метров на уровне океана). Мест в нем было человек на 80. Высокие несущие конструкции, большие окна - вид был очень интересный. День был посреди недели, и во всем ресторане сидела только еще одна семейная пара. Нас встретила сама хозяйка ресторана. Она облобызалась сначала с Рикардо, потом со мной, после чего удалилась куда-то. Через некоторое время она появилась с меню. Оказалось, что эта богатая дама-владелица заодно выполняет обязанности официантки, после чего частично и повара. Рикардо и его жена блаженствовали. Не слишком громкая, но очень приятная музыка доносилась из магнитофона. Рикардо мне начал объяснять, что Сальта известна по всему миру своими певцами, чему я с готовностью поверил, поскольку музыка была очень приятная, а певцы в самом деле пели. Уезжая из ресторана, мы опять облобызались по очереди с симпатичной хозяйкой. И опять всё было оплачено университетом.
       Из того, что написано вверху, вроде бы следует, что я только и делал, что мотался по экскурсиям и ресторанам. Однако была еще рутинная часть в виде курса лекций и приготовления статей для публикации, чтобы местные коллеги могли бы отчитаться об успешном научном визите. Эта часть уже совсем не так интересна, а потому и писать о ней не стоит. Незадолго до отъезда меня пригласили на заседание ученого совета (или чего-то вроде), где мне вручили два ценных подарка. Одним из них было блестящее блюдо, на котором надписью уведомлялось, что вручено оно мне за большой вклад в развитие аргентинской науки. А вторым была табличка - точная копия той, что была прикреплена рядом со входом на инженерный факультет, о чем она и сообщала. Это был весомый подарок - килограммов пять, так что мне не очень захотелось брать его с собой. Поскольку, видимо, вручение этой таблички рассматривалось, по меньшей мере, как награждение медалью, я решил передать ее Рикардо, который сначала решительно отказался ее брать. Однако при этом глаза у него горели блеском, присущим всем коллекционерам редкостей. Полчаса доводов убедили Рикардо, что ничего страшного не случится, если ценный приз перейдет к тому, кто полностью осознаёт его ценность...
       Единственно, о чем еще можно упомянуть о той поездке, это о моей лекции, которая не состоялась. Когда я летел в Сальту из Буэнос Айреса, я разговорился (хотя это слишком громко сказано - разговорился) с соседкой, которая сообщила, что у нее есть дочка, тоже профессор, но по архитектуре. Через неделю после прибытия в Сальту Рикардо мне сказал, что в Сальте сейчас проходит национальный конгресс по архитектуре и меня приглашают туда сделать доклад. То, что я не могу говорить по-испански и имею лишь самые общие понятия об архитектуре - совершенно неважно. Я могу говорить о чем угодно и по-русски. Меня с нетерпением ожидают лицезреть две сотни аргентинских архитекторов. Однако я попросил Рикардо как можно вежливее отказаться за меня. Что он и проделал с некоторым недоумением.
       Как провожали пароходы...
       Наиболее запомнившимся впечатлением от лекций в университете Сальты была реакция местной профессуры в ответ на вопрос, что думают русские об аргентинцах. Я ответил, что у меня лично "аргентинец" ассоциировался со словом "богатый". Это вызвало гомерический хохот аудитории: богатые в Аргентине есть, но богатство распределено по той же схеме, что и России - у одних есть всё, а у всех - ничего.
       В зале ожидания аэропорта в Буэнос-Айресе меня окликнули на московском диалекте: "Не знаешь, на сколько опять опаздывает?" Я считал, что ничем не отличаюсь от местных граждан, кроме испанского языка, на котором я говорю примерно так же, как бедный кавказец, недавно спустившийся с гор, на русском, а потому спросил: "А почему вы решили, что я..." "Соплеменника видно невооруженным глазом!", - не дожидаясь конца вопроса ответствовал гражданин лет 35. Вылет задерживался часа на три и, как в лучших российских традициях, никто не сообщал точно, когда же самолет почтенной Air France соизволит прибыть и отбыть: "Ждите, ждите, ждите..."
       Во время трехчасового ожидания попутчик и его компаньон просветили меня, как вспоминают мать испанского происхождения, где купить дешевый коньяк и о многом другом. Шустрые ребята оказались представителями какой-то московской фирмы при военном ведомстве, которая перепродавала старую российскую военную форму в Аргентине и других банановых республиках. Я поинтересовался, кто и для чего ее покупает. Оказалось, что покупают форму для полиции. Хотя я и не видел аргентинских полицейских в российской форме, но на торговцев более серьезным товаром мои попутчики не тянули, так что, может, так оно и было.
       В ожидании пошли одна за другой байки на колоритные местные темы, одна из которых была историей о жизни российской матросской колонии в Буэнос-Айресе, забавная, печальная и поучительная.
       На заре перестройки, в период первоначального накопления капиталов российской бюрократией, чиновники из пароходств отработали нехитрую схему превращения государственного флота в личные накопления (благо, что не до далеких пароходств было борющемуся за свою демократию московскому чиновничеству). Схема была проста как веник. Пароход ставился в иностранном порту, где дирекция пароходства заранее договаривалась с местными чиновниками о совместных действиях. За стоянку пароход ничего не платил. В ответ на запрос об уплате долга пароходство отвечало, что денег нет. Судно арестовывалось и выставлялось на "аукцион", где единственным покупателем был представитель директории пароходства. Расплатившись за пароход символическими 5-10% от реальной цены деньгами иностранной компании, заранее приобретшей бывше-советское имущество, честный частный российский предприниматель, откладывал в директорский общак приличную сумму. Единственной издержкой этой схемы была команда "арестованного" судна. Доставка в Россию гражданина из Аргентины стоит дорого. Команды арестованных судов сначала просто сидели на берегу в ожидании доставки на Родину. Однако жадный никогда не отдаст ни копейки. Матросики загорали на аргентинском солнце, возмущались, ходили в консульство и... присматривали, как бы им просуществовать. Проблема еды решилась очень просто. Вокруг порта было много ресторанчиков. По аргентинским понятиям приготовленное мясо на второй день считается испорченным, а потому выбрасывается. Матросам оставалось лишь пройти с целлофановым кульком вечером и собрать дань, которая отдавалась им с большим удовольствием - аргентинцы очень отзывчивы, как и все латиноамериканцы (исключение составляет чиновники, среди которых, однако, тоже встречаются люди). Оказалось, что в тех же ресторанчиках полно аргентинцев, симпатизирующих России и готовых также поить несчастных всеми видами напитков, кроме воды. Мне называли фамилию бывшего аргентинского миллионера, который за пару лет пропил свои миллионы в этой веселой моряцкой компании.
       Проблема еды была решена. Проблема жилья решилась еще проще. Неподалеку от порта находился большой мост через реку, в бетонных опорах которого было много технологических пустот, вполне напоминающих комнаты. Предприимчивые моряки поставили двери, притащили матрасы и устроили прекрасный бесплатный отель вблизи дикой природы. С близлежащей линии электропередачи были перекинуты провода, так что отель был еще и с бесплатным электричеством. Так бы и жила себе эта братия в 150 голов спокойно долгие годы, если бы рядом не было большого национального парка дикой природы, с оленями и прочей живностью. Неуемная любовь россиянина ко всем формам жизни общеизвестна. Она привела наших соотечественников в национальный парк, где они быстро истребили оленей и много чего еще. И тут аргентинская общественность забила тревогу. Приезжали представители аргентинского правительства, желающие передвинуть оставшихся моряков - часть матросиков к тому времени умерла в беспробудном пьянстве, часть переженилась или уехала, но человек 30 остались под мостом. Оказалось, что официальным путем сдвинуть эту банду с места невозможно: по аргентинским законам с человеком, прожившим пять лет в одном месте, независимо от гражданства, ничего поделать нельзя. Бывшим матросикам предлагали выбрать любую точку Аргентины, предоставить любые стройматериалы для жилья (денег, не предлагали - всё равно пропьют), но гордые граждане суверенной России ответствовали на ломаном испанском: "А идите вы все...". И разъясняли, куда и зачем, во всех деталях. По просьбе аргентинских властей к братве приезжал чиновник из российского посольства, грозил отправить их на любимую Родину насильно. Ему настоятельно посоветовали пойти туда же, куда уже отправились его местные коллеги.
       Так и живут весёлые наши сограждане, доставляя богатую пищу местной прессе, обсуждающей экологические и другие проблемы своей нам далекой, а им близкой Родины.
       Греция
       Жил-был грека
       через реку.
       Подружился грека
       с раком.
       Пригласил он рака
       в гости,
       а рак грубо
       отказал.
       Плакал грека
       очень долго,
       а потом
       сказал он что-то.
       Рак услышал это что-то
       и тотчас же покраснел.
      
       Зачем нужно солнце? Чтобы проветривать подушки!
       Избитые истины часто являются истиной лишь для некоторого круга людей. И прилепилось же это "В Греции всё есть!" к образу маленькой страны. Стоит только начать фразу "В Греции...", а уже твой собеседник заканчивает: "всё есть!".
       Яркие штампы прицепляются к объекту навсегда (то есть лет на двадцать-тридцать). Сами греки с большим удивлением узнают, что у них "всё есть", потому что понятие "всё" в каждой стране своё. В советское время "всем" была колбаса, импортные женские сапоги, джинсы да импортный холодильник. А сейчас "всё" означает совсем другие вещи для многих, хотя и не для всех.
       Одно из таких заблуждений, которое в России знают как непреложную истину, это миф о Медузе-Горгоне. Жуткая дама, хотя в некотором роде и привлекательная. Как-то я назвал этим имечком как само собой разумеющимся общую знакомую с "чудесным" характером своему приятелю Вассилису, профессору университета в Иоаннине. "Горгона? А при чем здесь Горгона?" - удивился Вассилис. Оказалось, что это название (в близком произношении) употребляется для характеристики действительно прелестных девушек и означает что-то типа русалочки. Попробуйте сказать ласково своей жене: "Горгоночка ты моя!"
       Мда, Иоаннина. Когда я получил в 1998 году свой первый в жизни грант на поездку в университет Иоаннины (Ioannina), я долго разыскивал ее на карте. И так и не смог найти самостоятельно, пока, наконец, один из моих приятелей, которому я рассказал о тяжелых поисках, не спросил: "Янина? Я что-то слышал о ней." Естественно, что я тоже слышал о Янине. И даже читал. Собственно, об этой Янине, наверное, знает каждый, осиливший "Графа Монте Кристо". Был там такой паша из Янины. А у него была красотка-дочка, которую благородный граф взял под опеку с неясными последствиями. Тут всё встало на свои места.
       Когда я попал в Янину, то меня свозили на остров, где все еще стоит старая крепость. И рассказали всякие истории, касающиеся того самого турецкого паши. Как он дружил с неким православным монахом, предсказавшим, что султан этому паше скоро отчекрыжит башку. За что паша только еще больше зауважал монаха, чье предсказание блестяще прошло экспериментальную проверку. Про то, что застрелен был этот паша солдатом, ворвавшимся в крепость, который увидел его снизу через дырку в полу. И мне демонстрировали ту дырку, хотя вид у дырки был не очень древний. Кстати, крепость на меня совсем не произвела впечатления неприступной. Так, деревянный двухэтажный дом, поменьше тех, что выстраивают псевдоновые русские.
       "А при чем здесь подушки-то?" - спросите вы. И, хочешь - не хочешь, пора оставить пашу и вернуться к теме. Подушки очень даже при чем. В первый же день по приезду меня привели в здание математического отделения местного университета. Незабываемое первое впечатление: везде видишь сплошные математические тексты. За долгие годы работы греческий алфавит жестко ассоциировался у меня с обозначениями переменных в физике и математике. Альфа, бета и гамма - это некие углы, а эпсилон с дельтой - это малые величины. И на тебе - везде они написаны и вовсе не имеют этого значения.
       Кстати, мой Вассилис уверял, что создатели кириллицы Кирилл и Мефодий вовсе не были никакими болгарами, а были греками, монашествующими в Болгарии. Я, естественно, не проверял этого утверждения, однако что-то в нем есть. Наши родные "п" и "р" явно появились как заимствование "пи" и "ро" из греческого алфавита, впрочем, как и исчезнувшая после революции знаменитая "фита", беда всех гимназистов, участь последователей которых облегчила советская филологическая общественность, запретив использование буквы явно непролетарского происхождения.
       Да, так при чем же подушки-то? А всё дело в том, что единственный свободный в отделении математики кабинет оказался кабинетом декана. Декана выбрали ректором университета. Кабинет этот он за собой сохранил, но не пользовался. И мне он достался на два месяца в полное распоряжение. Просторный кабинет с диваном разительно отличался от той кафедральной комнаты на полтора десятка человек, к которой я привык у себя. В ней был неплохой по тем временам компьютер. Но больше всего меня в этом кабинете поразила симпатичная домашняя пуховая подушка на диване. Я так и не понял, было ли это декано-ректорским наследством либо мой Вассилис, который до того регулярно посиживал в этом кабинете, притащил ее из дома, но подушка мне очень понравилась. Когда устанешь, можно прикорнуть на этом диване со всеми удобствами, что я и проделывал регулярно после обеда, когда простодушные греки отправлялись обедать домой. К комнате, где я сидел, примыкала комната студента-магистра, у которого руководителями-профессорами были ректор и Вассилис. Он также имел у себя в комнатке небольшой диванчик с не менее симпатичной подушкой, на которой время от времени всхрапывал, и достаточно громко.
       Что подушки в Греции это святое, я окончательно понял, когда меня привезли в ночной ресторан неподалеку от Янины. Вокруг низких столиков стояли раскладные кресла, алюминий с парусиной. А на креслах лежали подушки, на которых сидеть было очень даже удобно. Одна из теорий (только что предложенных мной) говорит, что трепетное отношение к подушке является следствием многолетней турецкой оккупации Греции. Недаром же в Турции все рассказы о султанах полны "диванами" и восседающими на подушках визирях. Подушки в Греции холят и лелеют. А также регулярно проветривают на перилах балкончиков. Так что если что и есть в нынешней Греции в изобилии, так это мечта лежебок - прекрасные подушки.
       Как у всякого человека, впервые выехавшего за бугор, меня удивляло в Греции очень многое. Например, бесплатные учебники в университете, бесплатные для большинства студентов завтраки и обеды. Это сильно не согласовывалось с тем, что я твердо знал о порядках загнивающего европейского капитализма. А вот то, что выпускники математического факультета не могут годами найти работу в Греции, как раз хорошо согласовывалось с сообщениями советской прессы о повальной безработице. Впрочем, своя жизнь, свои законы. Наглядевшись на Родине на наших "новых русских", которые за неимением воображения уж и не знают, чем бы им еще отличиться от "быдла" и потому отделяются от остального народа охраной, специальными школами для детей и пр., я с удивлением узнал, что дети греческих богачей ходят в обычные школы. Что спецшколы в Греции не привились. И богатые, и бедные дети общаются между собой. Приятно удивила готовность греческих детей демонстрировать свои таланты в области музыки, кстати, как и готовность родителей обучать детей игре на скрипке или фортепьяно, чему способствует довольно большое число русских учителей музыки, живущих в Греции.
       Греки хранят свои традиции от иностранного нашествия очень тщательно. Например, в университетах стараются не допустить иностранную профессуру на постоянную работу, прибегая к "невинным хитростям": давая объявления о международных конкурсах, добавляют, что преподавание должно вестись на греческом языке. Однако даже когда иностранец и знает греческий язык, то это ему, вкупе с солидным набором опубликованных работ, не всегда помогает. При мне на факультете "прокатили" претендента из Англии с солидными публикациями и греческим языком, который подал документы на получение места профессора по прикладной математике. Все его работы были именно по прикладной математике, но опубликованы в физико-технических журналах. Англичанину было отказано по причине неполного соответствия его специализации.
       За те два месяца в Янине я запомнил несколько греческих слов, хотя сейчас они и выскочили из памяти. Кажется, доброе утро - это "калимара". Может я и ошибаюсь, однако, как говорится в математике, обозначим "доброе утро" как "калимара". Я хочу рассказать об одном недоразумении. Имея свой ключ от здания, я приходил в "свой" кабинет рано. Уже следом за мной являлись уборщицы. И первым делом они начинали уборку с начальственного кабинета, то есть с "моего". Когда первая уборщица зашла и буквально пропела как в опере "калимара" с каким-то добавлением, я поначалу решил, что имею дело с местной сумасшедшей. Однако следом зашла вторая уборщица и пропела эту же фразу еще более художественно. Тут уже я понял, что к уборке в университете привлекают пациентов местной психиатрички. Однако дамы, споро работая вениками и швабрами, защебетали между собой все с теми же оперными интонациями... Через пару дней я, наконец, спросил у Василиса о странной манере разговора уборщиц. Оказалось, что они жительницы какого-то острова около Греции, где абсолютно все жители говорят-поют. После чего я несказанно удивил моих новых знакомых попытавшись воспроизвести их "калимару" с их же интонациями. Видимо, это напомнило им попытку вороны петь соловьем, потому что дамы мило улыбнулись, потом вышли за дверь подальше, и я услышал взрывы хохота.
       Однажды факультетская профессура решила что-то отпраздновать (в отношении празднований греки очень мобильный народ - решили - и через час-другой дружная компашка отправляется в ресторанчик). Соседом у меня оказался бывший профессор факультета, который в это время работал на Крите. Первым делом он мне поведал, что уже лет пятнадцать как находится на пенсии. Это было удивительно, поскольку выглядел он лет на пятьдесят, может чуть старше. Оказалось, что в один прекрасный момент правительство решило омолодить профессорский состав университетов. Всем профессорам старше какого-то возраста (если я не ошибаюсь, сорока лет) было предложено выйти на пенсию с сохранением зарплаты, чем мой сосед и воспользовался. После этого он успешно подал документы на конкурс в какой-то из университетов США, а через десяток лет перебрался на Крит, получая и пенсию, и зарплату, чем был очень доволен. Узнав, что я из России, он тут же заявил, что хорошо знаком с "Ферра Никалававна Фадеиффффа" (это соавтор известного учебника по методам вычислительной алгебры). Имя "Вера Николаевна (с отчеством!) Фаддеева" прозвучало в такой греко-английской версии, что я сначала только и понял, что, кажется, оно русское. Дальше он спросил, откуда я. Я уже привык, что большинство иностранцев считает, что в России имеется только один город - Москва. Некоторые подозревают, что есть еще Ленинград и Новосибирск, но не уверены, не являются ли они пригородами Москвы. Поэтому после объявления, что я из Ростова-на-Дону, обычно начиналось выяснение, где это. Методом последовательных приближений (далеко на юг от Москвы, Черное море, Азовское море, Дон) удается как-то сообщить любознательному собеседнику месторасположение Ростова. После чего из всех этих объяснений у него в памяти прорезается слово "юг", и мой собеседник интересуется, как жарко там зимой...
       Словом, я приготовился к подобным объяснениям, как вдруг мой собеседник заявил, что прекрасно знает город Ростов-на-Дону. И что все жители его города знают Ростов. И что его родной город называется Волос. Оказалось, что в году шестидесятом или чуть позже у них в городе разрушился старый мост через реку, уже не помню почему, кажется, от землетрясения. Ростовский горисполком выделил на восстановление этого моста приличные деньги, за счет которых мост был восстановлен. И тут я вспомнил, что несколько лет ходил в школу, пересекая улицу со странным длинным названием "улица имени греческого города Волос". И что город этот - побратим Ростова.
       Апельсины
       Греция, в России дефолт. Зарплата - одни слезы. Иду по кампусу университетскому в столовку. А по бокам дорожки валяются апельсины. И впереди студенты апельсинами перекидывают. Прямо-таки захотелось забулькать: люди тру... Малообеспеченные (по тому же принципу, что и в России: кто справку принес соответствующую, тот и малообеспеченный) студенты в столовке обеспечивались бесплатным питанием. Апельсины входили в завтрак. Балбесы развлеклись после завтрака.
       Земли в Греции мало. Пока ехали из аэропорта в Янину, Вассилис меня просвещал. Например, неподалеку от Янины показал на двор с домом в небольшой деревушке: "Вот это принадлежит трем братьям, они обрабатывают этот сад. Сад вместе с домом едва ли занимал две сотки.
       А еще он же выразил большое сожаление, что Советский Союз так некстати развалился.
       - Но ты же не коммунист, вроде?
       -А при чем здесь коммунист? - ответствовал Вассилис. - Пока был Советский Союз, США должны были с нами считаться, помогать, а теперь мы им безраличны.
       Вундеркинд
       Всем нравятся сказки. Вот, написал, а потом подумал - неа, есть люди, которым никакие сказки не нужны. Ладно, мне они и в мои весьма почтенные годы не мешают. Поэтому заменю "всем" на "мне". И люблю я больше добрые сказки со счастливым концом.
       Одна такая сказка начиналась у меня перед глазами. Читал я лекции в Греции небольшой группе господ профессоров. И там же был мальчик лет восемнадцати, который единственный из всех них отвечал на мои "риторические вопросы", если я делал паузу чуть побольше (не секрет, что ни студенты, ни профессора не любят отвечать на вопросы во время лекций дабы не показаться, а еще хуже, не оказаться, дураками). Оказалось, что мальчик к своим восемнадцати или девятнадцати годам успел пройти всю университетскую программу и писал дипломную работу. Дальше в его планы входило поехать в США, защитить там phd и, вроде бы, вернуться. Причем его босс, который тоже был слушателем тех лекций, говорил, что ждет мальчика великое будущее. По своему разгильдяйству имени я не записал, хотя фотоснимок моих слушателей где-то валяется. Прошло больше 15 лет с тех пор. Время от времени я вспоминал этого мальчика, который уже и не мальчик. А недавно, наконец, удосужился спросить его руководителя, что известно о его ученике. "Ничего не слышал с тех пор, как он уехал". Конец сказки.
       Съездил к греке
       Говорят, что за границей народ жутко честный. Ага, слышал. И даже видел, как работяги, что делали ремонт в моей квартире, уперли две трети материалов. Ну, и облапошили заодно богатого бестолкового иностранца.
       Ну, ладно, Колумбия - дикая страна. И вообще у них католическая идея, что Бог велел всем делиться с нищими. Правда, тот нищий, что пер - у него собственный четырехэтажный домишко был, но мне он приговаривал, что он такой бедный, такой бедный... Я почти плакал, слушая его печальную историю. Про дом он в самом конце уже сказал. Хороший человек.
       А вот в некатолической стране, в Греции. Поехал я туда по гранту. Жил в общаге, где за стенкой жили хорошие люди, албанцы, они по какому-то обмену приехали. Приходили они к себе в комнату часа в два ночи, но им не спалось - так что начинали громко петь. Часов до пяти утра пели. А потом баюшки.
       Но у меня режим был немножко иной - я топал к восьми утра на факультет математики. Там у меня был собственный кабинет, кстати, кабинет декана, который в то время был ректором, и собственный ключ от здания. Поскольку я там был два месяца, а делать в городишке абсолютно нечего, то ходил я на факультет каждый день, включая субботу и воскресенье - там надо было "совместную" статью набрать, чтобы за визит "расплатиться" с гостеприимными хозяевами. Ну и по интернету полазить-почитать. И вот, обнаружил такую закономерность, что как в субботу-воскресенье приходишь, так в туалете полно бумаги и мыла. А в понедельник рано утром - ни мыла, ни бумаги. Точнее, бумага есть, но чуть-чуть. И если в субботу в здании еще всякие граждане бывали, то в воскресенье я там практически один был. Ну, и в очередной понедельник, когда я пришел пораньше, я не поленился по туалетам пробежать, которые были открыты. И на всех этажах одна и та же картина: ни мыла, ни бумаги. "Ну, - думаю, - дела: это же точно будут говорить, что вот же чмурь из России приехал! Такой жадный, что даже грошовую туалетную бумагу тырит. А потом повезет в свою нищую Россию задницу своему семейству подтирать." А действительно, кому еще? Я ж один обычно в воскресенье там торчал. Дурацкая ситуация. Ну, я подумал-подумал, пошел к своему пригласителю, да и рассказал эту ситуацию. А мудрый грек - о греках недаром в России кроме как "хитрый грек" не говорят - грек мой только и сказал: "Поняааатно." А в следующий понедельник бумага уже не исчезла.
       О греческой компартии
       Был когда в Иоаннине в 1998м, стукнуло в голову, что не худо бы себе заказать настоящие капиталистические очки. Чтобы был я как новенький. И отвел меня профессор Вассилис к глазнику. Пока сидели у того в приемной, я все вертел головой, рассматривал. На стенке висит что-то модерное: крест деревянный, прибитый к дощечкам от ящика, необструганным. "Уууу, - сказал Вассилис, - это у него подарок от одного знаменитого скульптора-художника. Жутко дорогая вещь!" Я говорю, что мог бы таких произведений гвоздями набить... "Я бы тоже мог, - говорит Вассилис. - Только не заплатят." Кручу головой дальше. Книжный шкаф, а там целая полка чем-то очень знакомым заставлена. С незабываемой бородкой клинышком на том томике, где обложка видна. "А Ленин откуда здесь взялся?" - спрашиваю. Вассилис и сообщает, что был этот врач секретарем городского отделения компартии. И выбрали его мэром города вдобавок: "А как у вас там СССР пропало, так и партия эта у нас захирела совсем."
       Прошли мы с Вассилисом в кабинет. Побеседовали. Врач мне еще и презент вручил, шариковую ручку, на которой было слово Ioannina и еще что-то. Мэрия в бытность его мэром заказала таких кучу для подарков. Я и получил подарок. Посмотрел он глаза мои, выписал рецепт и денег не взял. Очки, действительно, хорошие получились. До сих пор их таскаю, линзы только сменил раз. И ручкой до сих пор пользуюсь. Только вся надпись стерлась, стала самая обыкновенная шариковая ручка. Но я ее не выкидываю - память.
       Учиться всегда можно
       Янина. Ночь. Греция тихо засыпает со своими апельсинами. Общага университета тоже засыпает, засыпает, засы... Вдруг с шумом хлопает дверь, и слышна громкая беседа. Язык непонятный, всё непонятно, кроме того, что идет радостное обсуждение, что сожрали-выпили, кого как, кто с кем. Разговор-крик продолжается часа два, потом затихает, раздается журчание душа и крик: "Суки!" Я и сам примерно то же самое сказал пару часов назад, обнаружив, что из душа идет только ледяная вода.
       На следующее утро спрашиваю профессора Вассилиса, кто это шумел ночью. ""Албанцы, конечно, - сказал Вассилис. - А кому же еще? Стипендии им выделяют, ехать сюда близко. Они и приезжают учиться по тавернам."
       Об истории
       Загрузил из библиотеки "Альдебаран" книжку о том, как рассказывают историю детям разных стран мира. В предисловии много говорится о России, но в книжке нет о ней практически ничего. Об остальных странах, в силу своего невежества в западной истории, тем более сравнительной, мне читать было неинтересно. И вспомнил я как купил в советское время письма к дочери о всемирной истории Джавахарлала Неру. Написана она была в тюрьме, три томика. Неру в те времена считался правильным и прогрессивным. Потому я ожидал, что и история у него будет правильной. Однако же, прочитав, что история цивилизации началась в Азии, что европейское доминирование в истории последних веков это всего лишь непонятный ее, истории, загиб, поскольку были европейцы варварами, варварами и остались, и что будущее все равно за Азией, где Индия снова будет играть ключевую роль, понял что не все так просто под Луной. И не понял, как же цензура, которая допускала единственную идею, что СССР это лидер мирового прогресса на всю оставшуюся человечеству бесконечную историю, пропустила это в свободную продажу. Потому что никаких намеков хотя бы на то, что будущее за социалистической или коммунистической Индией, в той истории не было. Просто: Европа это ошибка, которую будущее сотрет как кляксу с клеенки. Понятно, что вместе с СССР, который к Азии никак не относился по той истории.
       Япония
       Залез в один блог, посвященный Японии. Граждане там ахают и охают на высокие цены в долларах квартир, пива и прочего. Удивительно, что в России по сию пору большинство народа так и не поняло, что доллар служит товаром, стоимость которого зависит от страны. Вроде бы эту истину в России, где один и тот же уровень жизни в России поддерживался в разные периоды весьма различным количеством долларов, можно было бы усвоить. Однако... Чтобы было более наглядно: в 80-е годы мой знакомый работал во Вьетнаме. Тамошний министр получал в переводе на доллары то ли 2, то ли 4 доллара в месяц. Западные товары покупать не мог, но местные - в любых количествах практически.
       ***
       О той же Японии один мой приятель рассказывал, что пригласили его прочитать несколько лекций в каком-то Токийском университете. А именно, три. За три тысячи долларов. И надо было там провести несколько дней. Было это в начале перестройки. Поэтому сумма ему показалась не просто большой, а чем-то астрономическим. Скажем, как световой год баксов. Когда он приехал, то первым делом поинтересовался, а нельзя ли еще четвертую, а если можно, то и пятую, и шестую лекцию за такую плату прочитать. Симпатичный завкаф, дружелюбно улыбаясь, сообщил, что нельзя. "Ну и хрен с вами, ребята!" - подумал приятель и решил терпеливо копить, чтобы привезти круглую сумму для детишки на молочишко.
       За первый же завтрак, который состоялся в ресторанчике, была заплачена какая-то умопомрачительная цифра. "Помню, сопровождающий профессор сказал, что официанту надо дать в качестве чаевых 10 долларов," -рассказывал со смехом приятель. Дальше пошли не менее умопомрачительные цифры за поездки в такси в Токио, за номер в гостинице, который ему уже сняли, за что-то еще... Купил он какую-то мелочевку в подарок жене, а когда ехал в аэропорт, то заплатил самые последние баксы из тех самых столь долго пересчитываемых в уме трех тысяч бешеного гонорара. Правда, жил как белый человек эти несколько дней.
       ***
       Из его же рассказов:
       В начале девяностых, когда доллар стоил неимоверно дорого по отношению к рублю, ко мне в гости приехал один американец. Походил по Ростову, посмотрел и восхитился:
       - Какой дешевый у вас бензин!
       - Это тебе он с твоими долларами дешевый! А мне с моей зарплатой надо месяц работать, чтобы день поездить. Понял?
       - Да ....
       Через пару дней:
       - Но, все-таки, какой дешевый у вас бензин!
       Японцы шумною толпой
       все с кинокамерой кочуют. Такое ощущение, что у каждого из них есть комната с километровыми стеллажами, где стоят бобины пленок-пленок-пленок, а потом дисков-дисков-дисков. А когда они встречаются, то рассказывают друг другу как толпой 200 человек они снимали Джоконду. И показывают, молча и замирая от счастья, Джоконду 5 часов подряд. Потом устраивают чайную церемонию. Гости отправляются домой, а хозяин с хозяйкой садятся смотреть последние 200 часов съемок в Париже. А на следующий год все повторяется: и японцы, и Джоконда, и чайная церемония.
       Это и есть дзэн-буддизм, хлопок одной японской ладошкой.
       А это вовсе не о Колумбии
       О всяких затерянных землях и племенах имеется масса легенд. Вот еще одна. Рассказал мне ее мой знакомый. А ему, в свою очередь, его отец, который услышал ее в пятидесятых годах. Был он доцентом в строительном институте и просто интересным человеком. Еще во времена, когда никто особо не интересовался иконами и подобными вещами, ездил его отец под Архангельск каждое лето. Привозил оттуда всякую дрянь, которая раздражала мать моего знакомого, поскольку из небольшой квартиры получилась дореволюционная изба-сарай: прялки, хомуты, деревянная посуда. И иконы, конечно. Некоторые потом стали считаться ценными. А тогда - просто барахло. Так вот, легенда говорит, что где-то в тридцатые годы стояла страшная сушь. И в одной из деревенек под Архангельском появился мужичок, странно одетый, говорящий на странноватом русском языке. А самое главное, ничего не знающий о советской власти. Местный милиционер записал его рассказ, что живет тот в какой-то большой деревне посреди болот. Что в этом году, из-за засухи, появилась тропинка. И что человек этот пришел, чтобы добыть хоть какое железо - ножи, крючки рыболовные, еще что. Что тропинка эта просыхает редко, раз в несколько десятков лет. Милиционер доложил о странном неохваченном и бездокументном гражданине и задержал его. Районные власти обеспокоились. Однако пока распоряжение доставить неизвестного в райцентр дошло до той деревни, гражданин сбежал. Попытки найти ту тропинку серьезно не производились, поскольку болота в тех местах опасные.
       Народные колумбийские пословицы и поговорки
       Жена Педру точит.
       На сто песов не накупишь кесов.
       Чего хочет женщина, от того не увильнуть.
       Если бы женщина знала, чего она хочет на самом деле, то всё.
       Капля уборки убивает мужчину.
       Цветы жизни обходятся куда дороже, чем предполагаешь, заводя первый.
       Еще
       В свое время меня удивило, как быстро масса взрослых людей отказалась от своих привычек и прошлого. На экранах тв, в прессе, вполне уважаемые люди вдруг из Иван Иванычей превратились в Иванов. Исключение было сделано для нескольких академиков вроде Сахарова и Лихачева. Попавшие жить за границей с большим энтузиазмом отказываются от отчеств. Очень странно смотрится какая-либо вполне почтенная дама, которая представляется как "Оля" - девочка она, оказывается, девяносто пяти килограмм отроду..
       Между прочим, манера эта называть по имени в англоязычных странах вызвана тем, что нет у них второго имени. НЕТ! Было бы - и тоже называли бы по имени-отчеству уважаемых людей. А остальных - джонами, да джорджами. Многие себе приделывают еще что-то вроде Jr, третий и тп, лишь бы не быть просто джоном, а как-то отличаться от толпы. В испаноязычных странах никто не отказался ни от двойных имен, ни от двойных фамилий. Почему потребовалось всем чувствовать себя ваньками и машками? Почему всем потребовалось чувствовать себя просто элементом толпы? По правде сказать, не знаю и не понимаю этого.
       Обсуждал я с одним местным профессором, как ощущают колумбийцы свои длинные имена. Так вот, еще как ощущают! У каждого имеется официальная версия имени и полуофициальная, подсокращенная. А имена у них делятся существенно: друзья и семья называют их в одном варианте, а остальные в другом. Для них почти оскорбительно, если кто-то посторонний начинает употреблять ту часть имени, которая для него не предназначена. Добавки "сеньер", "дон", "донна" обязательны. Только совсем уж пожилые позволяют себе обращаться только по имени к совсем молодым и находящимся на социальной лестнице существенно ниже. В университете так и вообще не просто: близкие приятели называют еще друг друга просто по имени, хотя бывает, что и обращаются "профессор" без имени, а те, что подальше, так исключительно "профессор Фернандо" говорят, а то и "профессор Барбоса". И желания становиться просто Фернандами у них нет. Так почему в России вдруг это желание появилось? Я понимаю, когда на обложке книги стоит "Петр Сидоров" - как-то это исторически сложилось. Но я не понимаю, почему этот Петр воспринимает как должное, когда к нему какая-то сопля зеленая обращается "Петр", а то и "Петя". Впрочем, наверное, это зависит от ощущения себя в мире.
       Все люди равны. Когда рождаются. Некоторое время имеет место равенство песочницы, но дальше-то оно исчезает. Почему надо стремиться к равенству? Хочется? А мне нет.
       Вернулся я на Родину
       Вернулся на месяц. По Москве ходил не слишком много. Впечатления странные. Ночная жизнь населения, целеустремленный в никуда взгляд у большинства, озабоченность барбоса, масса словоохотливых пожилых людей, которые на вопрос о том, как пройти куда-то, вываливают параллельно свой взгляд на что угодно - говорить им не с кем. Молодая поросль России родилась с мобильником во рту, отличается крайне неразвитой речью, пропускаемой через телефонный аппарат: "Ну, мы, это, типа, пошли в это." Впечатление от улиц двойственное. Лучше всего описывает Москву картинка на улице, на которую случайно наткнулся: во дворе стоял блестящий дорогущий автомобиль с багажником сверху, на котором лежала раздолбанная старая оконная рама с какими-то грязными брусьями.
       Музей
       Как известно, три девицы под окном пряли поздно вечерком. А дальше выяснилось, что одна девица - собственница большой сети общественного питания, другая - управляющая прядильной фабрики. А с третьей девицей проблемы начались с самого начала. Эта третья с глубокой уверенностью заявляет, что для батюшки-царя она собирается родить богатыря. Для чего богатырь царю-батюшке, это будущему батюшке не приходит даже в голову: конечно, получить богатыря-сына в шлеме и кожаных штанах это мечта всех батюшек. Но глубокая уверенность третьей сестрицы о своих детородных способностях говорит, пожалуй, о признаках шизофрении. Что царя-батюшку нисколько не смущает. Царь-батюшка тут же пристраивает всех трех сестриц к делу, кому какое, да и отправляется заниматься царскими обязанностями - на войну. А царица, пока царь-батюшка воевал, произвела аршинного младенца.
       Побывав на экспозиции золота в Историческом Музее и увидев платиновый эталон аршина, произведенный в 1894 году неизвестно зачем, я вполне впечатлился и младенцем и способностью той девицы без кесарева сечения произвести на свет этакое.
       Это все присказка. А сказка будет о том, как одна гражданка с гражданином решили вспомнить о том былом, которого уже давно не было. А именно, гражданка сказала, что ей очень хочется сходить в Музей Революции. "А поскольку, - сказала она, - я совершенно не знаю подробностей, то я хочу пойти с тобой. А ты мне все расскажешь." "Да на фига мне этот музей-то?" - поинтересовался гражданин. "Обязательно надо сходить. Молодость это наша." - "Да на свете нас еще тогда, в революцию, не было." - "Неважно, я так хочу!"
       И сколько ни упирался гражданин, а гражданка его-таки через неделю затолкала в штаны и рубашку, да и повела. Пришли гражданин и гражданка в метро и спрашивают у бабульки, которая спала в будке, охраняя чье-то метровое достояние: "Как проехать в Музей Революции?" Опупела бабулька от этого вопроса, сказала, что она не знает, да и послала гражданина с гражданкой к волшебной кнопке на стенке, которую, если нажать, то тут неведомая девица почтенных лет из динамика и спросит: "Чего изволите?" И ответила эта девица, что надо вылезать на станции Тверская. И поехали гражданин с гражданкой. Доехали они до станции Тверская, вышли из вагона, а там табличка: "Налево пойдешь - на Пушкинскую площадь выйдешь, направо пойдешь - выйдешь к Музею Современного чего-то." Или наоборот там все было с правом-левом - неважно, в общем-то. Однако посмотрели на эту табличку гражданин и гражданка и сказали: "Вот дела! Уже справочная девица не знает, где Музей Революции - невесть куда нас послала неведомо что искать." И стали тут гражданин и гражданка прохожих спрашивать. А они отвечают все как один, что идите вы неведомо куда, сами знаете куда. Пока не натолкнулись они на другую бабульку в форме, которая и сказала, что это надо на Красную Площадь. Да еще и подсказала, куда в какой переход идти, что в Музей Революции ведет. "Вот, - сказали гражданин с гражданкой, - наконец-то мы напали хоть на одного человека, который слышал о Музее Революции. Всего ничего времени прошло, а никто уже о нем и не помнит, только такие птеродактили вроде нас." И пошли они. Приходят, смотрят, а на музее написано, что он Исторический, а никакой не Революции. "Ну что, - спрашивает гражданин птеродактиль гражданку, - где будем искать Музей Революции?" А гражданка ему отвечает, что она и в этот музей хотела тоже сходить. И вошли они в Исторический Музей. А там прямо на входе два опричника фотографируются со всеми желающими, но за деньги. Вошли гражданин и гражданка в Музей, купили билеты, а их и спрашивают: "А вы на выставку Золота не желаете пойти?" Ну, и такие билеты купили тоже. И пошли дальше, чтобы приобщиться к Истории. А вход в Историю, как известно с державинских времен, идет через нужник. Дамский нужник, естественно, нашли гражданин и гражданка сразу, а мужского не видно. "Да как же может такое быть, чтобы не было мужского нужника?" - ответила гардеробщица музея. Объяснила, конечно, где. Но гражданин оказался любознательным, тем более, что гражданка там где-то подзадержалась. И начал он расспрашивать гардеробщицу как найти Музей Революции. И оказалось, что надо вставать в метро на станции Тверская. После чего гардеробщица решила рассказать обо всех способах, какими можно пройти к Музею Революции. Оказалось, что их существенно больше трех. Но они все настолько перемешались, что оказалось, что описание оказалось куда более запутанным, чем то, что имел Колумб, отправляясь на поиски путей в Индию. А тут и гражданка пришла. А на вопрос: "Ну что, пойдем в Музей Революции?" ответила, что у нее с детства была мечта пойти в Исторический Музей, чтобы посмотреть на Екатерину Великую, а Музей Революции никому и задаром не нужен.
       И пошли они на экспозицию золота. Там они и увидели тот самый эталон аршина, который по длине отличался от размеров новорожденного Гвидона не более, чем на 0.000001%.
       Не успела гражданка вынуть фотоаппаратик и запечатлеть самые золотые вещички, которые имелись на этой выставке, как подходит к ней бабулька и строго спрашивает: "А вы билет на право фотографирования предметов выставки купили?" На что гражданка, естественно, удивилась и сказала, что она сразу пойдет и купит, а потом пофотографирует. После чего гражданин ходил за гражданкой следом и трагическим шепотом шипел, что вот служительница опять подходит, что надо спрятать фотоаппарат. Однако шепот совершенно не действовал на гражданку, да и бабульке-служительнице было лень второй раз объяснять, что надо бы заплатить. А потому гражданин расслабился и начал тыкать пальцем, что бы еще запечатлеть на века вечные. Вот так они ходили-ходили, да и пошли просто посмотреть на основную экспозицию музея.
       Все там было интересно, но ничего не известно. Петров оказалось три. О первом и третьем гражданин с гражданкой слышали, а о втором подозревали. Но когда и где он царствовал? Впрочем, на второй вопрос тоже могли ответить. Подошли к долгожданной Екатерине Великой. И тут гражданка задает вопрос, который заставил гражданина постоять с открытым ртом, собираясь с мыслями: "Да, я знаю, что сын у нее был. А вообще, дети у нее были?" Как известно из теории, правильно поставленный вопрос содержит в себе половину ответа. Этот вопрос подтверждает правило и опровергает неверное мнение, что женская логика не является логичной.
       Между прочим, Александров было три. Но куда более интересно дело обстоит с Иванами: они сами не знали своей нумерации, что, впрочем, не удивительно, поскольку Иванов в России всегда был переизбыток. А именно, висит на стенке манифест о восхождении на престол младенца Иоанна Антоновича, который сообщает, что он Иван Третий, а надпись поясняет, что это манифест о восшествии на престол Ивана Шестого. Так что даже мысль такая пришла, что коли не умел он до шести считать, то как тут править-то? Хоть и жаль младенца, конечно, но чтобы править, считать уметь надо.
       Однако же, граждане, самая сложная проблема в этом музее это императрицы. Одних Марий оказалось штук пяти до пятидесяти. И чьи они жены или матери - можно только примерно догадываться только по императору, с которым они рядом размещаются. Но очень приблизительно.
       Да, а еще там был один император нероссийский. Наполеон. Первая скульптурка: субтильный юноша с тоненьким востреньким носиком, нечто среднее между юным Шопеном и Белинским в последней стадии чахотки. А потом наполеонова морда стала расти вширь. Под конец сидит он уже на коне верхом и болтает по сторонам коня мясистыми малоаппетитными сарделями. В треуголке, конечно, как всегда. Вообще, Наполеон, как известно, был выдающимся гражданином-императором, занятым настолько государственными проблемами, что когда очередная дамодевица жаждала для батюшки-царя завести богатыря, то он не отказывался. Только его слуга предупреждал: "Быстренько, быстренько, его Величеству некогда. Саблю он снимать не будет." Видимо, последнее предупреждение было необходимо, поскольку некоторые дамы пытались ее снять, но это никому не удавалось: его величество ходил с саблей даже в нужник, так что весь мир удивлялся его величественностью и интересовался, как он там усаживался, не снимая сабли. Но эту тайну великий Наполеон Великий так и унес с собой.
       Маленькие рассказы
       Дон Бальтазар
       Возле мэрии всегда сидели люди, молодые и старые, юноши, девушки, женщины, мужчины. И у каждого из них была пишущая машинка, потому что в мэрии принимали только отпечатанные жалобы и просьбы. Тот, кому что было нужно, договаривался с владельцем машинки, говорил просто, а владелец пишущей машинки бойко отстукивал на бумаге что-то непонятное, но такое, что иногда заставляло повернуться ржавые шестеренки мэрии. Собственно, договариваться особо было нечего, потому что цена у всех этих молодых и старых была одна и та же - песо за страницу. Это было не мало, надо было работать целую неделю, чтобы заработать его.
      
       Машинисты и машинистки знали законы не хуже сеньера адвоката Бартоломео. А еще они знали жизнь. Машинки у людей, сидящих около мэрии, передавались по наследству, некоторым было, наверное, по сто лет.
      
       Все это знал старый Фернандо, который шел в который уже раз на площадь со своим песо, завязанным в уголке платка, а самим платком, обвязанным вокруг щиколотки. Фернандо надо было подать просьбу. Но надо, чтобы эту просьбу отпечатал дон Бальтазар, который приходил на площадь со своей машинкой только раз в неделю, по пятницам. А последние три пятницы и вовсе не приходил - уж очень стал стар. Старый Фернандо был мальчишкой, когда ему впервые показали на старика с ветхой печатной машинкой и сказали: "Все, что просит машинка дона Бальтазара, сбывается." Тогда Фернандо только услышал. Годы шли, а подтверждений тому у Фернандо лишь прибывало. Дон Бальтазар приходил на площадь утром в пятницу, печатал ровно одну страницу, забирал свое песо и тут же уходил. Хотя желающих, чтобы именно он напечатал письмо чиновнику, матери или любимой было хоть отбавляй. Ровно одна страница, а дальше дон Бальтазар брел домой со своей скамеечкой и машинкой домой. И никогда он не болтал с другими машинистками, даже очень хорошенькими. И никто не заходил к дону Бальтазару в его домишко. И даже последние сорванцы не рисковали заглянуть в окошко его домишки, потому что говорили разное о том, что случилось с теми, кто туда сунул свой любопытный нос.
      
       В эту пятницу старик Фернандо пришел на площадь затемно и встал в дух шагах от угла, откуда должен был появиться дон Бальтазар. Заглянуть за угол старик Фернандо не решался, потому что поговаривали, что дон Бальтазар не любит, когда ему казалось, что кто-то следит за ним, высматривает. Тогда он ни за что не соглашался печатать такому человеку. Много разных странностей приписывала молва дону Бальтазару, все это знал старый Фернандо. Но так и не смог он узнать, откуда появился дон Бальтазар в их городе. Осталось ему неизвестным, и когда тот поселился в домике. И вообще никто и ничего не знал о доне Бальтазаре, только поговаривали, что жил он здесь еще при дедах деда старого Фернандо.
      
       Стоял на углу старый Фернандо и в который уже раз повторял про себя, что ему надо, чтобы отпечатала машинка дона Бальтазара. В который уже раз.
      
       Дон Бальтазар вышел из-за угла, сделал еще шаг, поставил скамейку, сел на нее, положил на колени дощечку, на дощечку - машинку с уже вставленным листом бумаги и поднял глаза. И глаза его встретились со взглядом Фернандо: "Ну, что тебе, старый?" И тогда сказал старый Фернандо: "Уважаемый дон Бальтазар! Мне нужно, чтобы вы напечатали мне то, что я скажу." Только и усмехнулся дон Бальтазар, а старый Фернандо продолжил: "Пишите, уважаемый дон Бальтазар. Высокочтимый мой монсеньер Бог. Сделай милость, верни недостойному рабу твоему Фернандо, что недодала ему жизнь. А я тебе отработаю. Фернандо."
       О вождях
       Однажды вождю Зеленый Хобот залетел в нос молоток. Откуда он взялся в сельве, никто не знает: там молотки очень редко летали. И вот, залетел молоток вождю прямо в нос и застрял. Племя встревожилось: вождь с молотком в носу не давал подкрасться неслышно к буйволам, даже броненосцы разбегались, когда вождь цеплял носом за дерево. И решило племя помочь вождю. И стали они тянуть молоток. Тянули-тянули, да и оторвали вождю нос. И сказал вождь Без Хобота: "Всё может мой народ. Я горжусь моим народом. А кто не согласен со мной, тому следует засунуть этот молоток в нос." И с тех пор все другие племена стали бояться племя вождя, потому что, кого они ни поймают, что-то там спросят (а что - никто понять не мог никогда), да и принимаются всовывать молоток в нос. А люди того племени стали называться "Те, что с молотком", а по местному Тхичхлипихомолотокли.
       Пополь Ву
       Это цикл мифов майя о происхождении жизни. Хоть и опубликован он на вполне современном испанском языке, но моего уровня не хватает для полного понимания.
       Начинается замечательно официально:
       "Это отчет о том, как все было неопределенно, все в спокойствии, в молчании; все недвижимо, спокойно и пусто на всем пространстве небес.
       Это самый первый отчет, самое первое описание. Не было еще ни человека, ни животных, ни птиц, ни рыб, ни крабов, ни деревьев, ни камней, ни пещер, ни лощин, ни травы, ни лесов. Лишь было небо."
       Конечно, по сравнению с Библией очень слабо. Там все это одной фразой сказано. Но такого мощного начала как в Библии нет ни в одном романе. В этом тоже.
       Потом выясняется, что все-таки было еще что-то вроде безграничного океана, где собрались двое, Tepeu и Gucumatz, один назывался Creador, а другой Formador (то есть идейный руководитель и претворитель проекта). Устроили они собрание прямо в воде. Имеется, однако, любопытное замечание, что Gucumatz так назывался, потому что у него были голубые и зеленые перья. Тут я вконец запутался.
       Словом, решили они сотворить человека. А все остальное - земля, горы, реки, словом, все, что выше перечислено, это творилось лишь для блага человека и во имя человека. Опять же интересно, что интересы у креадора с формадором были весьма прагматичные: человек должен был им поклоняться и подносить еду.
       Очень любопытный поворот: первые люди были деревянные. Но чурка - он чурка и есть. Ни поклоняться, ни приносить еду своим создателям чурки не захотели. Поэтому проект был переделан на мясной лад. И тут у них все получилось, как и задумывалось.
       Педро и Педрито
       Маленький Педро несколько раз просыпался оттого, что дождь стучал по крыше. А когда совсем открыл глаза, светило солнце, а на дворе стояли лужи.
       - Бабушка! Бабушка! - закричал Педро. - Смотри, какие большие лужи! Где мой бумажный кораблик, который мы сделали с дедушкой?
       - Не надо, Педрито, - ответила бабушка.
       - Почему не надо, бабушка? - удивился маленький Педро.
       - Потому что это дон Хуан.
       - Бабушка, при чем тут дон Хуан? - удивился маленький Педро.
       - Потому что все эти лужи - дон Хуан. Дон Хуан вчера ходил в бар.
       - Ну и что, бабушка?
       - Дон Хуан в баре всю ночь пил пиво. А когда вернулся под утро, то залез на нашу пальму. Вон, посмотри, сидит он там, а слезть не может - уж очень пальма гладкая и высокая. Мы вызвали пожарную машину - приедет и снимут его с лестницей.
       - Бабушка - бабушка, а как же он смог выпить столько пива?
       - Мужчины могут всё, Педрито.
       - Бабушка - бабушка, а как же он залез на пальму?
       - Вырастешь, Педрито, будешь большой и сильный - узнаешь.
       - Бабушка - бабушка, а зачем дон Хуан выпил столько пива?
       - А это знают только настоящие мужчины.
       - Бабушка - бабушка...
       - Отстань, внучек. А то вырастешь - будешь таким же большим дураком как дон Хуан.
       Сеньер Хоакин
       Сеньеру Хоакину Мендосе стукнуло 82, почтенный возраст. Дон Хоакин уже не выходил из своей квартиры. А ведь еще пару лет назад дон Хоакин каждый день пешком ходил в небольшой ресторанчик километров за пять от его дома, где собирались друзья. Они обсуждали последние политические сплетни, футбол, жаловались на то, что жизнь становится все дороже и дороже, а денег все меньше и меньше - о чем еще жаловаться старым людям? Тем не менее, всё было просто замечательно. И вот, на тебе, эти пять километров стали неодолимым препятствием. Да что там пять километров - и сто метров тоже было трудно одолеть. Но голова у дона Хоакина работала еще очень даже неплохо, хотя дети дона Хоакина и подшучивали над тем, как он время от времени, рассказывая о ком-то из них, начинал вспоминать" "Этот, ну как его..." и отказывали в деньгах на такси в любимый ресторанчик под смехотворным предлогом, что дона Хоакина завезут куда-либо, а потом ищи. Нет, дон Хоакин был еще о-го-го, что бы ни говорили дети. Хоть и маленький, но орел. И женщин не пропускал. И женщины его любили, потому что дон Хоакин каждой умел сказать что-то такое, что она тут же чувствовала себя королевой. С женой, с доньей Анной Марией, дону Хоакину нельзя сказать, что не повезло, родила ему 6 детей. Но умерла рано, совсем молодой, пятидесяти еще не было. И умерла непонятно от чего. После третьего ребенка попала она в психиатрическую лечебницу. Собственно, туда она попала, когда еще вынашивала третьего сына, Эрнандо Хоакина. Ее там подлечили, а доктор сказал, что это должен быть последний ребенок. Что сейчас ее вылечили, но если будут еще дети, то - и он объяснил научными словами, что там происходит с Анной Марией, что уже следующий ребенок может привести ее к полному безумию, что она может умереть, что дон Хоакин обязан предохраняться. "Вечно эти доктора! - подумал дон Хоакин и пошел посоветоваться к священнику, который ближе всех к Господу. "Грех препятствовать рождению нового человека. Господь создал всех нас и дал нам свои Заветы. И нет среди них такого, что говорил бы хоть что-то о презервативах." И успокоенный дон Хоакин вернулся домой. И трудился он на ниве Господней без устали. И появились сначала Люсия, потом Хуан Фернандес, потом младшенькая Изабель, любимица. Донья Анна Мария правда, каждый раз проводила все больше времени в психиатрической лечебнице, Изабель так и вовсе родила прямо в ней. А вынашивая седьмого, неизвестно чего вдруг умерла. Но Господь милостив! Вон, какие богатыри получились все четыре сына, каждый из них на две головы выше отца. Точнее сказать, длиннее. Потому что хоть и получили они образование, один, вон, доктор, другой даже адвокат, но до отца им как до неба.
       Доволен был дон Хоакин своей жизнью - нет, не напрасно он ее прожил! А внуков-то, внуков и сосчитать трудно, как и правнуков! И осмотрел дон Хоакин детей своих, пришедших на его день рождения. И задумался. Что-то его тревожило: "Так, детей у меня шестеро." И начал он в уме перечислять их по именам и загибать пальцы. А когда дошел до указательного: "Пачо! А где Пачо?" И спросил дон Хоакин: "Никто не знает, почему не пришел Пачо?" "Какой еще Пачо?" - "Брат ваш, а мой сын Пачо!" - ответил дон Хоакин. "Отец, нет у нас никакого брата Пачо!" - переглянулись дети, решив что старик совсем выжил из ума. Но старый Хоакин знал и помнил всё куда лучше их, со всеми их университетами: "Пачо. Мать его звали... Как же ее звали? А... звали ее Андреа... Андреа дель Пилар. И жила она в Вилья де Лейва. Вот не знаю, жива ли." "Где Пачо?" - строго спросил дон Хоакин детей своих. Ничего не смогли ему ответить дети. "Но ты же никогда нам ничего не говорил о Пачо! - сказала любимица Изабель. - А почему?" "Теперь вы знаете, - сказал дон Хоакин, - есть у вас брат, родная кровь!"
       И подумали дети сеньера Хоакина, что, может, и не выжил еще из ума старик.
       Отпраздновали они день рождения, а на следующий день старший сын выехал в Вилья де Лейву и в самом деле нашел Пачо. Этот был маленький, точная копия дона Хоакина, тут и ошибки никакой не могло быть: точно брат. Детей у Пачо было девять, все красавцы, парни огромные, как на подбор. Собственно, не парни, а взрослые мужчины со своими семьями. И женщины, дочки Пачо, тоже красавицы.
       Действительно, недаром пожил дон Хоакин, недаром.
       Сеньер Луис
       Глава 1. Каждый лысый желает знать, где хранить волосики.
       Луис полюбил Люсию. А Люсия не любила лысых. Люсия испытывала необъяснимое отвращение ко всем лысым. Стоило ей посмотреть на лысую голову, как она видела на месте головы задницу. И что это за мужчина с задницей вместо головы? С задницей на плечах! Нет, это невозможно!
       Но что было еще хуже, когда Люсия долго смотрела на лысую башку, мысленно видя там задницу, лысина медленно и неуклонно начинала трансформироваться в задницу. По городу гуляли слухи о таких превращениях, но никто не мог показать пальцем: смотрите, это работа Люсии.
       Глава 2. Луис.
       Луис был серьезный мужчина, не то, что другие. Если уж он полюбил кого, то всегда доводил дело до конца, даже если это было по три раза на день. Люсия была его первой настоящей любовью. Все остальные мгновенно отошли на задний план. Но Луиса останавливали сплетни о том, что творилось с головами претендентов на сердце Люсии.
       Читателю уж давно понятно, что сеньор Луис был лыс как... Можно было бы привести много сравнений, как был лыс сеньор Луис. Но проще сказать, что на верхней части головы сеньора Луиса волосы росли только из ушей и носа. А получить вместо головы задницу сеньору Луису никак не хотелось. Жопа с ушами? Конечно, настоящая любовь может довести настоящего мужчину и до этого. Но образно. А здесь... Не хотелось бы. А чего хотелось, думается, объяснять никому не надо.
       И вот однажды...
       Глава 3. Мир сеньора Луиса переворачивается.
       И вот однажды, прямо на следующий день, как в сердце сеньора Луиса зашевелилась, затолкалась локтями и даже копытцами, любовь, сеньор Луис увидел на заборе бумажку с корявыми буквами. Собственно, это была не бумажка, а скорее, старинный пергамент. Но написано на нем было шариковой ручкой. Там было: "Убираю лысину!" И внизу телефонный номер. Что слегка удивило дона Луиса, это что номер был тридцатизначным. И три первых его цифры были 666.
      
       И никому, включая и меня самого, уж не узнать, что же произошло с любвеобильным сеньором Луисом, с его лысиной, а также с сеньоритой Люсией с ее необъяснимой идиосинкразией и странной способностью превращать мужчину в полную задницу. Увы-увы.
      
       Топси
       В частном двухэтажном доме напротив... Вот же въелась эта привычка отмечать что в частном - здесь все дома частные. А коли хочешь сказать о доме что-то особое, так надо говорить что-либо вроде "в маленьком президентском дворце". Но я совсем не хочу писать ни о президентском дворце, ни о президентах. Что о них еще напишешь, кроме того, что "Раньше он был обычным человеком, а теперь президент?"
       Словом, начнем снова. В двухэтажном доме напротив, с небольшим двориком, живет семейство топси - название фантастической собачьей породы произошло от одного персонажа из интернета, у кого этот самый топси и изображен.. Топси - это такая благородная порода собак с утонченным вкусом и аристократическими привычками. Между прочим, на ночь топси всегда надевают ночной колпак, по дому лежат исключительно в алых мантиях, наподобие тех, что носят английские судьи, а садясь за стол, надевают напудренный парик. На улицу они мантию не носят, потому что с нею неудобно вздымать лапу перед столбиком. Аристократизм у собак этой породы в крови. Топси - демократичные аристократы по натуре, они не выносят ничьего тоталитаризма. Топси - очень милые и дружелюбные собаки.
       В доме напротив живет семейство из четырех топсей с обслугой. Обслуга состоит из собственно обслуги и остальной обслуги. Дважды в неделю служанка моет крыльцо. Четверо топсей сидят на верхней ступеньке крыльца и внимательно наблюдают, чтобы всё было как надо. А если что, то и гавкнут.
       Главой семейства является коричневый с черно-серыми пятнами топся. Это ветеран, занятый обучением молодежи аристократическим привычкам. Как я уже сказал, топси - чрезвычайно приветливы со всеми. Они приветливы со всеми, кроме тех, кто идет мимо. Но не с теми, кто не хочет замечать их благородства. Урок этим ветеран преподает каждый день. Он стоит за оградой и внимательно наблюдает за проходящим нахалом. Когда тот, всё так же не обращая внимания, проходит мимо ветерана, ветеран гавкает. Надо сказать, что гавкают топси не слишком громко, поэтому ему, бедолаге, приходится дожидаться, пока можно гавкнуть прямо в ухо нахалу. И когда этот нахал от неожиданности подпрыгивает на полметра, ветеран чувствует удовлетворение и продолжает сопровождать нахала вдоль оградки, подгавкивая. А тут и остальные три топси прибегают. Правда, только один из них, гавкает, поддерживая вождя, два других еще совсем молодые и глупые. Ветеран считает, что он их еще научит. И действительно, ребята они соображалистые. Вон велосипед едет - тут они все четверо несутся вдоль ограды и дружно гавкают, подбадривая велосипедиста крутить педали.
       Словом, вы поняли, что топся это дружелюбный аристократ, любитель пошутить. Но без глупостей и фамильярностей. Некоторые думают, что маленького топсю легко обидеть. Это потому, что их нос не опускается ниже их собственной задницы. А то бы они поняли, что топся никогда не будет кусать малогигиеничную задницу, топся заботится о своем здоровье, а потому кусает исключительно ногу через штаны, чтобы микробы не попадали внутрь крепкого, хотя и небольшого организма.
       Да, еще топси очень любят поговорить о дружбе. Их хлебом не корми, а дай погрызть косточку друга. А потом обсудить, как оно всё прошло.
       Страшная история
       В одной семье один муж полетел на Родину к родным. В 7 часов вечера улетел. А жена его вернулась домой. И чудится ей что-то нехорошее, такое нехорошее, что и настроение испортилось, и спать хочется, и тревожно. Как вдруг часов в 10 звонок от консьержки. "Нет, - думает жена, - не пойду я отвечать." А самой еще тревожней. Проходит десять минут, и вдруг в дверь бум-бум-бум. Нет, сначала, значит, звонок надрывался минут десять - не пошла она. А потом бум-бум-бум. И всё ногами бум-бум-бум, так что уже и замок трещать начал. И снова бум-бум-бум. И так страшно стало жене, что подошла она к двери, да и посмотрела в глазок. А там ее знакомая бьет ногами в дверь в озверении и ручку трясет. "А пошла бы ты!" - подумала жена. Да и пошла себе спать. А знакомая и пошла. А утром звонила, спрашивала, улетел муж или нет.
       Авиасказочка
       Вылетел один гражданин первый раз в своей жизни ровно в 11 часов дня. Прочитал на бумажке, что в пути будет два часа с половиной часов. И начал спрашивать у стюардессы, сколько же они часовых поясов пролетят. Улыбнулась мудроопытная стюардесса и сказала: "Ровно один часовой пояс, уважаемый! И не беспокойтесь. Когда мы будем пересекать границу часового пояса, ничего случиться не может!"
       Задумался гражданин: "А почему это она сказала, что ничего случиться не может?" И вот они летели-летели. Долго летели... И тут вдруг самолет начало потряхивать. И надписи: "Пристегните ремни!" И из динамиков то же самое говорят. Испугался гражданин и спрашивает стюардессу: "А мы пересекли границу часового пояса?" А стюардесса отвечает: "Да!" "И что же это, мы только пересекли эту проклятую границу, и уже так трясет? А что же дальше будет?" - задумался гражданин. И нестерпимо захотелось ему в туалет. Начал он отстегивать ремни, а стюардесса уже тут как тут: "Нельзя отстегивать ремни, когда горит табличка, что надо застегнуть ремни!" А гражданину уже в невмоготу, и он продолжает отстегиваться. А стюардесса ему мешает и свое твердит, на табличку пальцем указывает. А гражданин уже ничего не соображает, так ему невмоготу. И прямо-таки истерически начинает кричать, что у него прямо-таки бомба в штанах. И вырывается-таки и мчится в туалет. И запирается там. А стюардесса начинает по своей связи кричать пилотам, что на борту гражданин с бомбой, который заперся в сортире. А самолет приближается к нашей славной столице Москве. А пилот сообщает нашей дорогой Москве, что пассажир с бомбой заперся в туалете и прямо-таки что-то там делает. И тут, недолго думая, по самолету кааааак... И...
       А правда ли всё это?
       Детки наши разъехались на лето, в интернет-журналы о внуках не пишут. И тут решила благоверная моя почитать, что же у меня такого-сякого в моих журналах понаписано. Думаю, сейчас критика начнется. Так и началась, почти сразу: "Ты что это про выставку цветов писал? Хоть бы спросил!" Оказывается, там ее снимки каких-то остро дефицитных даже для Колумбии орхидей я поместил. А про остальное - ничего. Значит, все правильно написал. Или не прочитала.
       ***
       Одна знакомая заявила мне: "А зачем писать негативное? Это же правда! Ну да, об этом все говорят, но никто не пишет!" И вот, сдается мне, что сказала она чистую правду: всегда была масса вещей, о которых говорили все. А потом интерес исчез, вещи эти перестали всех интересовать, и никто и в самом деле ничего об том не написал, так что теперь кажется, что об этом никто даже и не думал. Так только, по каким-то косвенным намекам в дневниках, можно еще раскопать, что что-то интересовало всех. Но и то случайно и очень косвенно, потому что уж совсем общие тривиальности в дневниках не пишут.
       1995-2010
      
      
      
      
  • Комментарии: 7, последний от 28/07/2013.
  • © Copyright Лебедев Леонид Петрович
  • Обновлено: 21/10/2015. 724k. Статистика.
  • Сборник рассказов: Колумбия
  • Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка