Лернер Петр Михайлович: другие произведения.

Шабсай Давидович Мошковский

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Лернер Петр Михайлович (Lerner.peter@gmail.com)
  • Обновлено: 01/06/2016. 32k. Статистика.
  • Статья: Израиль
  • Иллюстрации: 3 штук.
  •  Ваша оценка:


      
       Петр Лернер
      
       МОШКОВСКИЙ ШАБСАЙ ДАВИДОВИЧ
       23 июля 1895 г. Пинск - 20 августа 1982 г. Москва
      
      
       Шабсай Давидович Мошковский - один из крупнейших ученых нашего времени - эпидемиолог, паразитолог и
       химиотерапевт.
       Доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент
       Академии медицинских наук СССР.
       Его имя навечно вписано в Книгу Почета Всесоюзного общества микробиологов, эпидемиологов и инфекционистов
       имени И.И. Мечникова. Награжден многими орденами и медалями СССР и болгарским орденом Кирилла и Мефодия.
       Являлся экспертом Всемирной организации здравоохранения.
       После окончания медицинского факультета Московского университета был призван в ряды Красной Армии.
       Свою трудовую деятельность Шабсай Давидович начал в 1921 году в Тропическом институте (с 1934 года Институт медицинской паразитологи им. Е.И. Марциновского).
       Работал заместителем директора этого института по науке, руководил отделом протозоологии.
       Организовал кафедру медицинской паразитологии Центрального института усовершенствования врачей.
       На протяжении длительного времени являлся членом президиума ученого медицинского совета Минздрава СССР, членом эпидемиологического и фармакологического комитетов и членом редколлегии журнала "Медицинская паразитология и паразитарные болезни".
       Им было написано свыше 300 научных работ, в том числе
       учебники, пособия и монографии.
       Под его руководством выполнено 10 докторских и более 30 кандидатских диссертаций.
       Трудно переоценить роль его работ по теоретическим вопросам общей эпидемиологии и эпидемиологии малярии.
       В этой связи особо необходимо отметить его доклад на
       VIII Международном конгрессе по тропической медицине и малярии о новых направлениях эпидемиологии (Тегеран,1968 год).
       Практически он впервые в СССР широко использовал методы математического моделирования и прогнозирования в эпидемиологии.
       В процессе изучения взаимосвязи иммунитета и аллергии он впервые обосновал понятие "функциональная паразитология" и принцип физиологической имитации.
       Совместно с химиками и протозоологами им были синтезированы новые противомалярийные препараты и
       разработаны эффективные схемы химиопрофилактики и
       лечения малярии.
       Шабсай Мошковский родился в семье учителя еврейской школы Давида, у которого было пятеро сыновей.
       В 1919 году Давид был расстрелян белополяками.
       Несколько слов о двух, не менее прославленных братьях Шабсая Мошковского - Якове и Михаиле.
       Яков родился в 1905 году и в четырнадцатилетнем возрасте переехал в Москву. После окончания школы он
       поступил в Егорьевское летное военное училище, а затем в Борисоглебскую военную школу, по окончанию которой
       получил назначение в авиационную часть в Гатчине.
       Уже в 1933 году он был назначен начальником Высшей
       Парашютной школы Центрального Совета Осовиахима.
       В 1937 году он участвовал в знаменитом перелете на Северный полюс в составе эскадрильи, возглавляемой М.В. Водопьяновым. За этот перелет он был награжден орденом
       Ленина.
       24 июля 1939 года майор Мошковский Яков Давидович погиб при исполнении служебных обязанностей.
       При моем посещении Пинска я побывал в музее, где хранились фотографии, документы и личные вещи Якова Мошковского, переданные его женой Марией Николаевной.
       Не без труда я нашел недалеко от Центрального рынка
       небольшую улицу имени Машковского. На мой вопрос к
       одному из проживающих на этой улице, кто такой Машковский он мне ответил - известный полярник.
       Академик Михаил Давидович Мошковский.
       Я удержался от соблазна высказать свое мнение об этом выдающемся ученом по двум существенным причинам.
       Во-первых, из-за профессиональной неподготовленности,
       а во - вторых, потому, что этот крупный ученый заслуживает специального жизнеописания в отдельном издании из серии "Жизнь замечательных людей".
       Свою работу в Москве Михаил Давидович начал в лаборатории по ремонту оборудования на медицинском факультете 2-го Московского университета. В основном он
       обслуживал кафедры фармакологии и физиологии. Первую из этих кафедр возглавлял известный учений Владислав
       Скворцов, а вторую - Лина Соломоновна Штерн.
       При непосредственной помощи этих ученых и учеников Лины Штерн он выполнил свои первые научные исследования.
       Моё знакомство с Шабсаем Давидовичем Мошковским
       состоялось еще в октябре 1947 года на Х11 Всесоюзном съезде гигиенистов, эпидемиологов, микробиологов и инфекционистов.
       Для меня это знакомство было особо знаменательным еще и потому, что представил меня Мошковскому мой дорогой
       и любимый учитель Лев Васильевич Громашевский.
       Напомню, что первую кафедру эпидемиологии в ЦИУв создал и возглавил Лев Громашевский (1931-1949) ,
       а первую кафедру медицинской паразитологии там создал и возглавил Шабсай Мошковский (1935 - 1966).
       Поистине этот тандем явился значительным событием в подготовке специалистов самой высокой квалификации.
       Занятия на этих циклах активно посещали не только
       официально набранные слушатели, но и сотрудники московских противоэпидемических учреждений.
       Я успел прозаниматься на цикле по эпидемиологии всего
       8 дней и был отозван телеграммой из Самарканда в связи
       с начавшейся эпидемией сыпного тифа и полиомиелита.
       При следующей встрече Шабсай Давидович подарил мне свою книгу "Основные закономерности эпидемиологи малярии". М.Изд-во Акад. Мед. Наук СССР, 1950, со следующим автографом:
       "Глубокоуважаемому Петру Михайловичу в порядке эстафеты
       с пожеланием дальнейших успехов в практической и научной деятельности". Шабсай Мошковский. 17.02.1951 г
       Эта книга явилась для меня настоящим откровением и
       позволила по-новому объяснить некоторые важные стороны
       эпидемического процесса. По одной из формул этой книги нами (П.М. Лернер, В.Р. Лемелев) была вычислена эффективная заражаемость гименолепидозом, при этом использованы такие понятия количественной эпидемиологии как лоймопотенциал и др. Это дало нам возможность обосновать реальность резкого снижения заболеваемости гименолепидозом в результате воздействия на источник инфекции. На эту тему нами опубликована статья в журнале Мед. паразитол., 1968, 4, 413 - 416.
       А сейчас я коснусь некоторых рассуждений в отношении профессий. Так, В.Д. Беляков и Р.Х.Яфаев (1989) отнесли Е.Н.Павловского к числу тех специалистов, которые работали на стыке двух профессий - "эпидемиологии и паразитологии", а П.Г.Сергиева, К.И. Скрябина и Ш.Д.Мошковского к числу тех ученых, кто работал
       "в смежных медицинских науках, и, так или иначе, способствовал развитию и эпидемиологии".
       Я в корне не согласен с таким произвольным толкованием
       профессиональной принадлежности перечисленных ученых,
       так как считаю, что приобретение опыта работы и знаний
       для осуществления любого вида деятельности возможно лишь в рамках конкретной профессии.
       Между тем, паразитология и гельминтология относятся
       совсем к другой системе знаний, нежели эпидемиология.
       "Медицинская паразитология -
       раздел медицины, изучающий паразитов человека и вызываемые ими заболевания и патологические состояния, способы профилактики заражения, способы лечения зараженного или заболевшего человека".
       "Гельминтология - наука о паразитических червях и заболеваниях, вызываемых ими у человека и животных".
       " Эпидемиология - наука (учение) о закономерностях эпидемического процесса".
       Как видно, если еще существует некоторая связь в определении паразитологии и гельминтологии, то она отсутствует, если иметь в виду эти дисциплины и эпидемиологию.
       К чему может привести такое кокетство при определении понятия профессии, я в полной мере испытал на себе в период подготовки и защиты докторской диссертации, но об этом чуть позже.
       И не мудрено, что, несмотря на наличие утвержденного перечня медицинских профессий в СССР, а сейчас и в России, официально существует такая профессия как чумолог и даже разветвленная служба с одноименным
       названием.
       Детальное изучение книги Мошковского, позволило мне
       открыть для себя Шабсая Мошковского как истинного эпидемиолога.
       Книга Шабсая Мошковского была опубликована в разгар
       борьбы с "безродным космополитизмом", но также с генетикой и кибернетикой.
       В марте 1949 года был арестован мой родственник писатель Дмитрий Стонов. В июне 1950 года я был исключен
       из партии, в августе 1951 года - вышвырнут с работы.
       В январе 1950 году было начато "дело врачей", в 1952 году - публичный процесс по делу ЕАК.
       Началась широкая антисемитская компания. "Чтоб не прослыть антисемитом, зови жида космополитом".
       Одним из первых подключился к травле "жидов"
       небезызвестный "Герой" Социалистического Труда, депутат
       Верховного Совета СССР, генерал-лейтенант медицинской сдужбы - Евгений Никанорович Павловский. Он был награжден: Орденами Ленина (6) ,Орденами Красного Знамени (2), Орденами Трудового Красного Знамени (2), Орденом Красной Звезды. Кроме того он стал лауреатом двух Сталинских премий СССР за 1941 и 1950 годы и Ленинской премии за 1965 год.
       Так вот этот обласканный партией и правительством и весь покрытый наградами деятель - Флюгер Никанорович Павловский не погнушался опубликовать бездоказательный,
       грязный и бездарный пасквиль на книгу Мошковского "Основные закономерности эпидемиологии малярии".
       Я по явной наивности направил в журнал "Медицинская паразитология и паразитарные болезни" свой протест, но, естественно, никакого ответа не получил.
       Я задал вопрос Шабсаю Давидовичу. Как же так, почему
       Петр Григорьевич Сергиев - редактор журнала "Медицинская паразитология и паразитарные болезни" разрешил опубликовать такой пасквиль на своего ближайшего сотрудника? Мошковский усмехнулся и ответил, что как ему рассказала Лина Соломоновна Штерн, в разгар войны (кажется, еще в 1943 году) к ней пришел тот же Сергиев и в самой категорической форме потребовал от имени Министра здравоохранения СССР уволить всех евреев из редакции журнала "Бюллетень экспериментальной биологии и медицины".
       О том, как бездоказательно писались разгромные "статьи", наглядно свидетельствуют архивные документы ЦККПСС.
       "Издательство Академии медицинских наук, например,
       выпустило книгу Мошковского "Основные закономерности
       эпидемиологии малярии", в которой автор расшаркивается
       перед буржуазными учеными, расхваливает их успехи и
       замалчивает достижения Советской науки и медицинской практики". Документы аппарата ЦККПСС,
       1953-1957 годы. Часть 1.
       Перед кем и как расшаркивался автор, в чем выражалось замалчивание достижений советской науки? Зачем это обосновывать - и так сойдет.
       То, что верные опричники Верховного вождя и людоеда творили расправу, это понятно. Но как в приспешников и подлецов удалось превратить коллег Мошковского?
       После подлой "рецензии" Павловского я твердо решил объявить ему вендетту.
       Пять лет ушло у меня и у доцента нашей кафедры, талантливого ученого, и моего верного друга - Владимира Романовича Лемелева на то, что бы доказать полную несостоятельность и абсурдность так называемого "УЧЕНИЯ" Е.Н. Павловского о ПАРАЗИТОЦЕНОЗАХ.
       Об этом изложено в моей монографии "Лев Васильевич Громашевский", Израиль-2010. стр.32-35.
       Очень важно подчеркнут, что наши разгромные рецензии
       были опубликованы в том же журнале, где опубликовал свой пасквиль Е.Н.Павловский и редактором которого оставался всё тот же П.Г.Сергиев -
       "Медицинская паразитология и паразитарные болезни"
       N 6 за 1969 год и N 2 за 1970 год.
       Коротко обо всём происшедшем.
       Понятие паразитоценоз было введено Е.Н.Павловским.
       В состав паразитоценоза входят: паразитические животные, бактерии, вирусы, спирохеты, риккетсии, гельминты, простейшие, личинки мух, грибы. Т.о. паразитоценоз это совокупность паразитов, обитающих в каких - либо органах или во всем организме человека, животного или растения. Перечисленное выше не вызывает никаких возражений.
       Однако на этом Павловский не ограничился и создал свое
       "Учение о паразитоценозах". Согласно этому "учению",
       СОСТАВ паразитоценоза обусловлен внутривидовыми
       и межвидовыми взаимоотношениями возбудителей.
       Или иначе симпатиями или антипатиями между ними.
       При этом сам характер взаимоотношений сочленов паразитоценоза не только может ПРЕДОПРЕДЕЛИТЬ
       видовой состав паразитоценоза, но он якобы сказывается на ИНТЕНСИВНОСТИ глистно-протозойной инвазии.
       Например, указывалось, что инвазированность аскаридами
       среди больных дизентерией встречается примерно вдвое чаще, чем среди здоровых. Больше того, у больных дизентерией, вызванной бактериями Зоне, лямблии встречаются во много раз реже, чем при дизентерии Флекснера и в 5 раз реже, чем у здоровых людей.
       Существуют многочисленные публикации о наличии антагонистических отношений между аскаридами и карликовым цепнем, аскаридами и лямблиями, острицами и лямблиями и т. д. (Павловский, Гнездилов, Гликина и др.).
       Для доказательства явного авантюризма "учения" о паразитоценозах нами была проделана колоссальная работа.
       Изучены и пересчитаны результаты гельминтологических
       обследований 220107 человек. Кроме того проводились
       многочисленные эпидемиологические и экспериментальные обследования. Например, в крупном населенном пункте Ферганской долины Лембурге была дважды проведена сплошная дегельминтизация населения пиперазином. При этом заболеваемость аскаридозом снизилась в несколько раз, а пораженность гименолепидозом осталась прежней.
       Для доказательства полнейшей несостоятельности выше упомянутого учения о паразитоценозах мы воспользовавлись теоремой умножения вероятностей, согласно которой вероятность совмещения независимых событий равна произведению вероятностей этих событий.
       Операция "Троянский конь".
       В начале 1967 года я был направлен в Ленинградскую Военно-Медицинскую академию на усовершенствование по военной эпидемиологии. Я сам напросился на этот для меня бесполезный курс для того, чтобы поработать в
       библиотеках и побывать в местах научной славы Е.Н.Павловского: в Ленинградском паразитологическом обществе, на кафедре биологии и паразитологии имени
       Е.Н.Павловского Военно- Медицинской академии, где одно время начальником кафедры состоял В.Г.Гнездилов. Основное время я провел на кафедре самого Павловского в Военно-Медицинской академии, а также в Обществе эпидемиологов и микробиологов Ленинграда.
       Е.Н. Павловского и В.Г. Гнездилова уже не было в живых.
       Сотрудники кафедры Павловского уже привыкли к посещению его почитателей и фанатов. Я, естественно, претендовал лишь на роль последних. Мне это удалось.
       Не буду утомлять читателя, и скажу только, что я достиг своей цели. Побывал я и в доме-музее Павловского в городе Борисоглебске, расположенном на улице Павловского 86, куда меня запросто впустили всего за 2 рубля.
       Там я обнаружил научную библиотеку (с правом доступа) и коллекцию научных трудов самого Павловского.
       К сожалению, никаких работ о паразитоценозе я не нашел.
       В итоге мы (П. М. Лернер и В.Р.Лемелев) пришли к следующим выводам:
       Видовой состав паразитоценоза всецело зависит от сложившегося уровня пораженности населения каждым
       данным видом гельминта, лямблиями, дизентерийными бактериями.
       Мнение об антагонистических взаимоотношениях между
       указанными паразитами в кишечнике человека не подтведилось.
       Пораженность гименолепидозом и лямблиозом больных
       дизентерией находится в прямой зависимости от распространения этих инвазий в коллективе, в котором
       пребывал ребенок до заболевания дизентерией.
       Фенита Ля Комедия, и конец вендетты!
       И опять о смежных медицинских науках в связи с
       защитой мною докторской диссертации и позицией Шабсая Мошковского.
       Моя диссертация была посвящена эпидемиологии, научным
       основам ликвидации гименолепидоза и опыту борьбы с ним в Узбекистане.
       Почему был выбран именно этот гельминтоз? Потому, что
       по широте распространения он занимал первое место среди цестодозов.
       Его удельный вес среди всех гельминтозов человека
       составлял: в Узбекистане - 60,5% , в Туркмении- 70,3% . Ежегодно заражалось столько же детей, сколько удавалось вылечить. До нас изучением гименолепидоза занимались лишь гельминтологи.
       Обязательным условием для соискателя ученой степени
       кандидата наук было наличие научного руководителя, а доктора наук - научного консультанта.
       Так как головным институтом по проблеме гельминтозов
       был "Институт медицинской паразитологии и тропической
       медицины имени Е.И. Марциновского", я обратился к
       профессору этого института Шульману Евгению Соломоновичу с просьбой стать моим научным консультантом и получил согласие.
       Очень скоро я осознал, какую я совершил ошибку. Прежде всего, мой консультант потребовал от меня везде заменить слово инфекция на инвазию. Например, вместо, привычного для меня, механизм передачи возбудителя инфекции, я писал механизм передачи возбудителя инвазии и т.п.
       Это было еще терпимо, затем от меня потребовали не оспаривать устоявшихся в паразитологии и гельминтологии положений, особенно, если это касалось таких "классиков" как Павловский, Скрябин, Шульман и др. Затем от меня в категорической форме потребовали полностью изъять весь раздел с критикой "учения" о паразитоценозе Павловского.
       В июне 1969 года я совместно с зав. паразитологической
       лабораторией Узб. НИИ Медпаразитологии В.А.Гоголь
       опубликовал Методические указания по лабораторной диагностике гельминтозов (гельминтоовоскопия) и переслал их Шульману. Вдруг, получаю такую телеграмму: " Вами использован общеизвестный метод Шульмана без ссылки на автора. Немедленно внесите мою фамилию. Шульман".
       "Метод Шульмана" наряду с другими методами (Бермана, Фюллеборна, Красильникова и др.) вошел во все пособия по гельминтологии. Привожу его описание:
       Метод закручивания (по Шульману): "В небольшой баночке высотой 6-7 см. тщательно размешивают 2-3 гр. испражнений с 3-5-ти кратным количеством воды или изотонического раствора хлорида натрия. После этого
       стеклянной палочкой делают быстрые круговые движения (закручивание) в течение 1-2 минут. При круговом движении яйца и личинки собираются у конца
       стеклянной палочки. По окончанию закручивания палочку
       с каплей взвеси быстро вынимают, каплю помещают на предметное стекло, а затем микроскопируют".
       Важно отметить, что абсолютно во всех остальных методах гельминтоовоскопии никто не обходится без перемешивания взвеси фекалий в растворе соли, не
       допуская её отстаивания. Естественно, что это пришлось сделать и нам.
       Однако главное и принципиальное наше расхождение с
       Евгением Соломоновичем Шульманом состояло в определении стратегии борьбы с гименолепидозом.
       Известно, что борьба с заразными болезнями и их
       профилактика осуществляется в трех направлениях.
       Она сводится: а) к мерам по ликвидации или нейтрализации источника возбудителя инфекции,
       б) к перерыву механизма её передачи, в) к созданию искусственного иммунитета населения к данной
       болезни.
       В противоэпидемической практике обычно осуществляется
       комплексное воздействие на все три звена эпидемического
       процесса, если это возможно, однако при разных инфекциях эффективность одних и тех же мероприятий бывает различной.
       Отсутствие эффективных терапевтических средств, легкость
       заражения и неограниченные возможности заноса гименолепидоза в детские учреждения чрезвычайно затрудняли борьбу с этой инвазией.
       Создавалось положение, при котором ежегодно заражалось столько же детей, сколько удавалось вылечить. После того, как был синтезирован новый и весьма эффективный антгельминтик - фенасал, у нас возникла реальная возможность воздействовать на
       более слабое звено эпидемического процесса - источник
       инвазии.
       Кроме того нами была поставлена задача повысить эффективность лечения и диагностики гименолепидоза.
       Меры, направленные на разрыв механизма передачи - улучшение общего санитарного состояния и привитие правил личной гигиены, - проводились в обычном порядке и рассматривались в сложившихся условиях как вспомогательные. С такой постановкой вопроса был в корне не согласен мой научный консультант Шульман.
       При встрече с Шабсаем Давидовичем Мошковским я поделился с ним возникшей тупиковой ситуацией и сказал, что не намерен ничего менять в своей диссертациив. Он полностью одобрил мою позицию и сказал, что поступил бы точно так же.
       Затем я предложил своему консультанту компромисс:
       в своем заключении о моей диссертации оставить абсолютно все свои замечания. На этом и сошлись.
       Вдруг, за две недели до назначенной защиты, профессор Шульман обратился с официальным письмом на бланке
       Института медпаразитологии о том, что он отказывается быть моим научным консультантом в связи с возникшими
       между нами неустранимыми разногласиями.
       Это письмо мне вручил секретарь специализированного
       Совета в кабинете Министра здравоохранения Узбекской ССР Заирова Каюма Сабировича, где мы готовили его
       выступление на бюро ЦККП Узбекистана.
       Надо было "найти" нового консультанта, а пока защита
       явно срывалась. Тогда Заиров предложил мне вписать в диссертацию и автореферат его фамилию в качестве
       научного консультанта. На мой вопрос, можно ли, чтобы
       консультант по докторской диссертации был кандидат наук,
       он ответил, что, несомненно, можно, так как у него есть звание профессора и кроме того диссертация посвящена опыту борьбы с гименолепидозом в Узбекской ССР, где он является министром. Я согласился. Он тут же вызвал секретаря редакции "Медицинского журнала Узбекистана" и поручил ему перепечатать первые две страницы автореферата и титульный лист диссертации.
       Мы работали допоздна и к концу работы нам принесли все
       исправленные экземпляры авторефератов и диссертации.
       Защита состоялась в намеченные сроки.
       О том, что произошло дальше, мне рассказал мой друг
       профессор Безденежных Иван Семенович, с которым я был знаком много лет.
       С 1959 по 1968 гг. он заведовал кафедрой эпидемиологии ЦИУв, затем он работал в Центральном институте эпидемиологии Минздрава СССР, в институте ...
       Биофизики и до последних дней своей жизни он был главным эпидемиологом Минздрава РСФСР.
       В период, когда "вываривалась" моя диссертация, он был
       членом экспертной комиссии ВАК по эпидемиологии.
       Вот как разворачивались дальнейшие события.
       После защиты Институт медпаразитологии в Москве направил в ВАК развернутый отзыв на мою диссертацию с многочисленными резкими замечаниями и поправками. По рекомендации Ивана Семеновича Безденежных, моя диссертация была передана на экспертизу Мошковскому. Несмотря на то, что он работал в институте, из которого в ВАК поступил отрицательный отзыв, им было направлено в экспертную комиссию ВАК развернутое и полностью положительное заключение.
       Хочу отметить, что сам Мошковский об этом мне ничего не сказал.. В декабре 1971 года я с ним встретился и спросил его, почему он ничего мне не рассказал обо всех перипетиях с моей диссертацией, он ответил, что был полностью уверен, что диссертация будет, в конечном итоге, утверждена, а что касается его положительного
       отзыва, то он по многим диссертациям давал положительные отзывы и никому об этом не сообщал.
       Отзывы Льва Васильевича Громашевского и Шабсая Давидовича Мошковского окончательно решили судьбу
       моей диссертации, и она была утверждена ровно через год после её защиты (Протокол N 68 от 26 ноября 1971 г)
       Я заканчиваю эту статью с чувством исполненного долга перед проверенным временем моим надёжным Другом Шабсаем Давидовичем Мошковским.
      
      
      
      
       .
        []
       .
       Справа налево
       Перв. ряд: Академик Мошковский Шабсай Давидович,
       Академик Сергиев Петр Григорьевич
       Втор. Ряд. Профессор Лернер Петр Михайлович
      
      
      
        []
       Кафедра эпидемиологии ЦИУв, Москва
       Первый ряд (справа налево)
       второй - Петр Михайлович Лернер ,
       четвертый - проф. Иван Семенович Безденежных
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       .  []
       Сарава налево Э.А.Житницкая , П.М.Лернер,
       Е.С.Шульман
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       17
      
      
      
      
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Лернер Петр Михайлович (Lerner.peter@gmail.com)
  • Обновлено: 01/06/2016. 32k. Статистика.
  • Статья: Израиль
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка