Лезинский Михаил: другие произведения.

Легенды витают над неприступным мысом Айя

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 7, последний от 06/02/2011.
  • © Copyright Лезинский Михаил (amisha45@yandex.ru)
  • Обновлено: 25/03/2004. 15k. Статистика.
  • Путеводитель: Украина
  • Иллюстрации: 5 штук.
  • Оценка: 3.98*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отрывок из книги , а точнее, из двух книг.Первая из которых ЈБатилиманЋ вышла в 1968 году, вторая – ЈДороги ведут в Батилиман - в 1995 . На основании этих двух книг, составляю третью, которая и будет называться ЈИз Севастополя в БатилиманЋ. Что ещё добавить к сказанному. Лишь то, что до 2000 года, это были единственные книги о Батилимане, коими пользовались многочисленные туристы и экскурсоводы. Специально для будущей книги, мой севастопольский друг Борис Бузанов, прислал мне несколько десятков фотографий Батилимана и его окрестностей - часть из них я и помещаю под этим очерком.

  •   
      ИЗ СЕВАСТОПОЛЯ В БАТИЛИМАН
      
      "Самое синее в мире, самое прозрачное и самое ласковое море у берегов Батилимана".
      "В Батилимане самый чистый воздух!"
      "В джунгли! В пампасы! К черту на кулички!" - этот лозунг начертан на знаменах моих друзей, готовящихся в отпуск. И хотя Батилиман не похож ни на то, ни на другое, я знаю - они собираются именно в Батилиман.
      
      О ДЕЛЬФИНАХ, ПОНТЕ ЭВКСИНСКОМ И О БУТЫЛКЕ ИЗ-ПОД ШАМПАНСКОГО
       От развилки тронемся в путь по дороге, уходящей влево, к мысу Айя. Там приволье для туристов, а главное - есть пресная вода.
      Змеится узкая дорога, подпираемая причудливыми деревьями, и, кажется, не будь их, она сползла бы в пропасть. Внизу лениво колышется море и резвятся дельфины.
      Кстати сказать, нигде мне не приходилось видеть их так часто,как у берегов Батилимана и мыса Айя, Обычно дельфины избегают мелководья, а тут словно забывают о своих привычках, выработанных веками. Вот свидетелем какого случая мне довелось быть... В мае Бати лиман чаще всего пустынен. В июне сюда приезжает отдыхать горластая севастопольская детвора и не менее шумные ватаги туристов. А весной здесь только строители - скоблят, чистят, ремонтируют дачи.
      Шофер Саша Синцов с завидной аккуратностью два раза в день доставлял в Батилиман на своем "газоне" строительные материалы. Приезжал он всегда чумазый и запыленный. По горной батили-манской круговерти чистеньким не проедешь! Привезет Саша груз и... бултых в воду! А надо заметить. Черное море в этих местах в мае месяце не просто холодное, а пронзительно-обжигающее. Однако Саша Синцов не боялся ледяной воды.
      Наплававшись вволю, Саша выбирал какой-нибудь просоленный валун, выступающий из моря, и, растянувшись на нем, прогревался на щедром солнышке. Лежал он на нем столько, сколько требовалось для разгрузки его машины,.. В тот памятный день режим его был неожиданно нарушен. Только он устроился на отдых, как мы (мы - это двое рабочих-строителей и автор) услышали слова, совершенно не понятные для нас: "Да отстань, тебе говорят! Не лезь!."
      Мы удивленно посмотрели в его сторону: какой еще храбрец решил искупаться? И увидели, как к валуну подплыл дельфин. Выпрыгивая из воды, он старался достать носом Сашины пятки.
      Синцов дрыгнет ногой, оглянется, дельфин мигом нырнет и спрячется под водой. Синцов стал злиться. Он подумал, что кто-то из строителей подплыл к нему и не дает спокойно полежать - щекочет пятки.
      Терпеть такое издевательство дольше было невозможно: Саша резко вскочил, повернулся и встретился глазами с дельфином... Говорят, что быстрей торпедных катеров ничто не передвигается по морю. Синцов опроверг это мнение. Со скоростью, близкой к скорости света, он преодолел водную стометровку, обдирая тело о камни.
      Саша дрожал, голос его вибрировал: - Зу-зубы.., К...кит...Ак...ак...кула...
      Мы старались объяснить, что это самый обыкновенный дельфин, ласковый и безобидный, что он просто хотел поиграть, что дельфины - народ веселый... И что, когда они научатся разгова
      ривать... Но Саша все это знал и без нас. Теоретически. А тут он впервые встретился с дельфином, увидел пасть с острыми зубами и хитрые маленькие глазки. Добродушные они или нет - попробуй разберись с перепугу.
      А дельфин плавал вокруг камня, на котором минуту назад Синцов принимал солнечные ванны, и смотрел удивленными глазами: отчего на берегу такой шум? И отчего Саша показывает ему кулак?.. Прощальный взмах хвостом, и дельфин, обидевшись, уходит в открытое море...
      Вот свидетелем какого случая мне довелось быть, А вообще-то наблюдать здесь, на батилиманском берегу, дельфиньи "цирковые" номера приходилось часто. Видел, как они, словно по сигналу, выпрыгивают из воды, делают сальто или гонят рыбу к берегу. Тогда рыбаки вытягивают свои "самодуры", увешанные рыбами.
      Но бывают порой дни, когда дельфины куда-то исчезают. И если вы, пробыв в Батилимане несколько дней, не увидите молодецких дельфиньих плясок, значит, вам не повезло. Крупно не повезло...
       Жара. Отбросить бы сейчас рюкзаки и в воду. Но... вначале нужно подыскать место для стоянки и оборудовать палатку.
      Остановитесь на минутку и повернитесь лицом к горной гряде. Видите седловину? Это Куш-Кая смыкается с горой Кокия-Кала. Осевшие массивы седловины прорезаны глубокими оврагами, расходящимися веером,- это центр батилиманского оползня. И все, что вы видите вокруг,- хаос камней, обвалы и воронки, искривленные дороги, неестественный наклон деревьев,- не результат землетрясения, как утверждают некоторые, а ежегодная, чтобы не сказать ежемесячная, работа оползня.
      На дне глубоких оврагов заметны следы стока воды. Сюда во время дождей собирается вода и рекой сбегает в море. Овраги густо заросли деревьями и кустарниками. Некоторые неопытные (да и опытные, но не знающие местных условий) туристы стараются установить свои палатки именно в оврагах: "Такое великолепное место!"
      Не делайте этого! В любую минуту может хлынуть ливень, и палатки сорвет потоком, а имущество и снаряжение унесет в море.
       Если свернуть с дороги и подняться наверх, то можно увидеть гигантскую чашу из крупных многотонных глыб. В центре под валунами прячется вода. Этот источник - самый мощный в Батили-мане. От него проложен водопровод к дачам. Но воду из него добывать туристам трудно: не каждый в состоянии протиснуться в расщелину, зажатую глыбами. Да и страшновато, что там говорить! Неподалеку есть еще и малый источник, вода которого выходит на поверхность. Найти его не сложно: подходы к источнику заросли камышом...
      Идите вниз вдоль оползня-оврага - он тянется до самого моря. У береговой кромки обрыва остановитесь и в нескольких десятках метров от него разбивайте палатку. Место здесь обжитое. Сюда стекаются туристы со всего Союза, и следы бивуаков видны всюду. Есть даже готовые шалаши и столы, А если заглянуть под нависшие глыбы, то можно отыскать ведра, кастрюли, ложки - берите и пользуйтесь. Только не забудьте потом положить все на место!
      Установили палатку? Отлично. Теперь берите котелки и за водой. Береговой обрыв, на котором вы так уютно разместились, навис над галечным пляжем и отделен от моря скалами-глыбами. Часть глыб выходит в море и образует мыс. На нем среди камней - выход воды. Кто-то вцементировал в скалу две бутылки из-под шампанского, предварительно выбив дно, и из горлышек бутылок постоянно течет вода. Даже в сильную засуху источники не иссякают.
      Некоторые исследователи считают, что в бутылки вода попадает из основного батилиманского источника. Однако есть и другая версия, согласно которой под оползнем скрыты карстовые воды.
      Я не учёный-исследователь, но склонен верить второму объяснению. Это подтверждает и тот факт, что летом 1966 года верхний источник иссяк и воды в нем, по существу, не было. А из нижних источников-бутылок она продолжала поступать с неослабевающим напором. Мне это хорошо известно: лето 1966 года мы с крымским писателем Василием Маковецким прожили у самого источника и имели возможность наблюдать.
      Почему я так подробно рассказал о воде? А потому, что вода - это жизнь. И если вы здесь впервые, то вам будет нелегко найти искусно спрятанные источники. Может случиться и так, что самостоятельно вы их и вовсе не найдете.
      
      ЛЕГЕНДЫ ВИТАЮТ НАД НЕПРИСТУПНЫМ МЫСОМ АЙЯ
       И без того узкая батилиманская дорога переходит в тропинку, тропинка - в тропочку, и тропочка эта выводит к мысу Айя. Дикая, первозданная красота: гигантская воронка, а в ней - живописный хаос огромных камней. Камни различных цветов и оттенков: синие, зеленые, рыжие, в светлую полоску и темную крапинку...
      Очень может быть, что некоторые наши писатели-фантасты выписывают свои немыслимые марсианские пейзажи с айинской натуры. Это, конечно, предположение, но вот что известно точно: Иван Яковлевич Билибин в свои иллюстрации к сказкам многое привнес от фантастического хаоса у мыса Айя.
      Не раз я приходил сюда, на мыс, с батилиманским старожилом Иваном Гавриловичем. Знаком я с ним давно, а вот поинтересоваться фамилией старика как-то в голову не приходило. За глаза, да и в глаза тоже, его называли Стариком или Батей.
      Иван Гаврилович знал множество старинных песен, легенд и преданий, Зачастую это пересказ известных крымских и греческих легенд. Но однажды я услышал от него легенду, о которой с уверенностью могу сказать, что был первым ее слушателем.
      Мы сидели на валунах и смотрели на море. Было оно злое, бешено рычало и остервенело металось средь береговых скал. Над посеревшими горами висели темно-серые облака, готовые пролиться крупным и совсем не ласковым дождем. Где-то стороной проходила гроза, и зигзаги молний танцевали в небе. В какой-то миг мне показалось, что на земле происходит нечто таинственное, сверхъестественное, и я шепотом произнес: -Иван Гаврилович, сочините легенду.
      Старик укоризненно покачал головой:
      - Легенды, сынок, не сочиняются. Нужные слова прячутся в скалах, как чайки в шторм... Ну ладно, спугну для тебя одну из них...
       Давно это было. Так давно, что даже счет времени шел в обратную сторону. Жило в Таврике гордое и миролюбивое племя горцев. Жили тихо и мирно. Ни на кого не нападали, и на них никто не нападал. Возделывали землю и растили детей. Умные руки горцев научились выращивать на склонах душистый сладкий виноград и розы.
      В горных лесах водилось много дичи, а горцы были меткими стрелками. Но они не злоупотребляли оружием и натягивали тетиву лука только тогда, когда им нужна была пища. Селение горцев богатело с каждым годом.
      Прослышали о Таврике в далекой Элладе, и задумали греки покорить эту богатую землю.
      У берегов Таврики появилось множество кораблей. В них сидели вооруженные эллины. Они хотели под покровом ночи подойти к берегу и напасть на спящих горцев. Но море неожиданно засветилось голубоватым пламенем, и горцы увидели пришельцев. Греческие корабли плыли, словно по серебру. Весла разбрызгивали воду, и брызги мерцали, как звезды. Даже пена у берегов излучала голубой мертвенный свет.
      Всполошилось селение горцев. Женщины и дети спрятались в пещеры, а мужчины приготовились отразить натиск. Они поняли, что битва будет не на жизнь, а на смерть: греков было бессчетное множество.
      И вдруг словно тучи закрыли звезды. Это гигантские грифы взлетели со скал и устремились к морю. Распластав огромные крылья, они стали кружить над греческими судами. В испуге закричали эллины и закрыли головы щитами. Но тут раздался грозный клекот грифа-предводителя, и птицы своими железными клювами стали долбить деревянные щиты, обтянутые кожей.
      Обрадовались горцы, увидев поддержку с неба, и начали сталкивать в воду огромные валуны. Взбунтовалось море, заштормило, поднялись гигантские волны. Такие огромные, что соленые брызги, пробив мрак ночи, долетели до солнца и вызвали дождь. Над морем стоял сплошной стон и грохот.
      В страхе повернули эллины свои корабли обратно. Но мало кто возвратился к своим берегам.
      С тех пор греки стали называть это море Понтом Аксинским - Негостеприимным морем. И наказали детям своим, чтоб никогда не поднимали оружия против жителей Таврики и чтоб никогда впредь не бороздили суда их Понта Аксинскоео.
      Мало ли, много ли прошло времени с тех пор, только снова стало тянуть греков к солнечным берегам богатой Таврики. Однако они хорошо помнили наказ своих предков, и не тысячи кораблей вышли в Понт Аксинский, а всего лишь пять. И сидели в них не вооруженные воины, а мирные послы с богатыми дарами для горцев. И договорились горцы с греками, и поклялись, что никогда не поднимут оружия друг против друга, С тех пор и поселились эллины вдали от Эллады и счастливо зажили на новообретенной земле. Они выращивали виноград и розы, вели торговлю с горцами и удивлялись: почему такое ласковое море названо Аксинским - Негостеприимным? Нет, это доброе и гостеприимное море. И назвали греки море Эвксинским - Гостеприимным...
      Отныне так и повелось: кто идет к Черному морю с открытым сердцем и мирным флагом, для тех оно гостеприимное - Понт Эвксинский. А для врагов наших - Понт Аксинский. Негостеприимное.
       - От кого вы слышали эту легенду?
      Старик приложил руку к сердцу:
      - Горы и сердце родили ее.
      - Но ведь легенды создает народ!
      Старик ответил с достоинством:
      - А я и есть - народ!
      
      Давно записана легенда о Понте Аксинском и Понте Эвксинском
      Ском. Впервые она была опубликована в сборнике; "Легенды  Крыма", (Симферополь, издательство "Крым", 1967.)
      И с этого года входила во все издания "Легенды Крыма!, лично мне известно шестнадцать на русском и украинских языках.
      
       Недавно я вновь поехал в Батилиман, чтобы послушать шум моря, песнь горного ветра и, что греха таить, записать новую легенду Старика. Приехал и... не застал Ивана Гавриловича в живых. Похоронили Старика в селе Орлином, что стоит на старой дороге из Ялты в Севастополь. Когда будете в Орлином, отыщите его могилу. На памятнике написано: "Костин Иван Гаврилович..." Положите на могилу цветок. Лучше всего горный мак, Старик любил красный цвет...
       От мыса Айя берет свое начало Южный берег Крыма, и утес Айя, словно былинный богатырь, сторожит Южнобережье от студеных норд-вестов. Этот утес - один из отрогов Главной гряды Крымских гор, которая, выйдя из глубины Черного моря, опоясывает Южный берег.
      Величав и грозен Айя в своей первозданной красоте; внизу под ним гневается, клокочет, кипит и злится бурное в этих местах Черное море. Недаром знаменитый маринист Айвазовский запечатлел на своих картинах несколько кораблекрушений у мыса Айя.
      Коварный мыс известен мореплавателям еще с глубокой древности. Старинные лоции Черного моря не советовали парусникам приближаться к нему. На вершине утеса сохранились остатки какого-то строения. Считают, что здесь находился храм и отсюда произошло название мыса: Айя - Святой.
      Согласно другой версии, греки построили на Айя маяк, чтобы не разбивались их корабли об острые скалы. Что ж, и в этом предположении есть свой резон.
      Академик П. С. Паллас, посетивший Крым в 1793-1794 годах, обнаружил на скале развалины и решил, что здесь когда-то находился византийский монастырь и селение. Последние и довольно убедительные исследования современных археологов говорят о том, что в давние времена на мысе Айя была крепость Кокия-Исар. Она несла дозорную службу против генуэзцев, обосновавшихся в Чембало (Балаклаве) и зарившихся на юго-западные районы Таврики, которыми владело Мангупское княжество.
  • Комментарии: 7, последний от 06/02/2011.
  • © Copyright Лезинский Михаил (amisha45@yandex.ru)
  • Обновлено: 25/03/2004. 15k. Статистика.
  • Путеводитель: Украина
  • Оценка: 3.98*10  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка