Литинский Вадим Арпадович: другие произведения.

Будни дрейфующей ледовой базы

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 2, последний от 02/08/2009.
  • © Copyright Литинский Вадим Арпадович (vadimlit1@msn.com)
  • Обновлено: 18/03/2015. 79k. Статистика.
  • Байка: США
  • Иллюстрации: 80 штук.
  •  Ваша оценка:


    Вадим Литинский

    Денвер, Колорадо

    БУДНИ ДРЕЙФУЮЩЕЙ ЛЕДОВОЙ БАЗЫ

    (документальная байка)

    Все фотографии автора

       Вот чёрт побери! Ну, что за гадство такое! В этом сезоне это какой же разлом льдины - третий или четвёртый? З-зараза, ветер ещё этот, с-сука! Эй, Эдик! Эдик!! Так влево далеко не забирай! Уходишь из виду!.. Ну вот, правильно, я тоже слегка уклонился - надо держать 180, а я уже на двести двадцать иду... Если направление не держать - хрен опять к базе вернёмся!... Очки, стервы, замерзают, стрелку компаса не видно... У, чёрт, опять гряда торосов! Но, слава Богу, не высокая, до пояса всего, свежие, значит, лёд не толстый... Но с волокушами тащиться через них будет хреново... От, скотство, видимость через эту сраную пургу совсем хреновая... Эдьку опять не видно... Эдик! Эдик, твою мать!! Правей бери! Не теряй меня из виду! Да он меня, наверное, не слышит, ветер этот сраный! В морду дует, идёшь внаклонку... Эдик!! Ближе иди!!.. А, услышал, машет, идёт ближе... Блядь, это ещё что?!! Правая нога оступилась, проваливается! Хр-хр-хр-ууп!... Иёп твою!! Это я в трещину наступил!!! Падаю!!! Ну, что за бля... Тфрр! Тфрр! Солёная! Океан, ссука! Вода холодная! Под куртку, в штаны, под свитер, в унты, грудь, живот, яица, ссука, холодно!!... Только этого мне сейчас нехватало!!!
      

    * * *

      
       В соответствии с программой Мировой гравиметрической съёмки, принятой Советом министров СССР, в ноябре 1962 года в ленинградском НИИ геологии Арктики (НИИГА) была создана Полярная Высокоширотная Воздушная Геофизическая Экспедиция (ПВВГЭ, или попросу "Полярка") для съёмки арктических морей. Главная цель измерения гравитационного поля в океанах - введение поправок для корректировки ракет, запускаемых с суши и с подводных лодок и нацеленных на американские объекты. В том числе на завод ядерного оружия Rocky Flat, рядом с Денвером, в котором я живу с 1980 года (сейчас, слава Богу, этот завод ликвидирован, жить можно, если товарищ Путин не осерчает на Америчку). А нам, арктическим геологам, от измерения гравитационного (а заодно уж и магнитного поля) остаётся хороший "навар" - возможность интерпретации гравитационных и магнитных аномалий для изучения геологического строения дна арктических морей с последующим выделением на шельфе районов для поисков месторождений нефти и газа. Вместе с начальником отдела геофизики Министерства геологии профессором В.В. Федынским, его заместителем по гравиметрии главным геофизиком Л.В. Петровым и начальником отдела геофизики НИИГА Р.М. Деменицкой я принимал самое активное участие в создании этой экспедиции, исполняя, как савраска, в натуре все их гениальные предначертания.
       Гравитационная съёмка центральной части СЛО (Северного Ледовитого океана) была поручена архангельской гидрографической экспедиции ВВЭ "Север" ГУНиО (Главного Управления Навигации и Океанографии) ВМФ, которая уже несколько лет занималась батиметрией этой акватории. До этого, в 1962 году, я в качестве начальника гравиметрической партии отдела геофизики НИИГА принимал участие в работе этой экспедиции, в том году носившей наименование "Север-14", руководимой капитаном первого ранга Л.И. Сенчурой. Батиметрическая съёмка (картирование дна), гидрологические и геофизические измерения в этом году проводились в близкой к полюсу области над подводным хребтом Ломоносова. Задача нашей гравиметрической партии состояла в разработке методики авиадесантной (с посадками вертолётов и самолётов) гравиметрической и магнитной съёмки в условиях дрейфующих людов. Одновременно с нами на этой льдине работала сейсмическая партия НИИГА под руководством Ю.Г. Киселёва - они разрабатывали методику использования сейсморазведки для измерения глубины океана (ну, и получения "геологического навара").
      
       Для измерения гравитационного поля на колеблющемся льду мы использовали специально сделанные для этой цели "затушенные" гравиметры (обычные наземные гравиметры на льду не применимы - риска в окуляре из-за микровибраций льда непрерывно "бегает" по шкале, и отсчет снять невозможно).
       Нуль-пункт всех гравиметров постоянно меняется (дрейфует, "плывёт"), поэтому на суше его сползание учитывается путём наблюдений в начале и конце маршрута на той же или на другой опорной точке с известным значением силы тяжести. Но на дрейфующей льдине это невозможно - льдина к вечеру уплывает на другое место, с другим значением силы тяжести. Поэтому мы применили морской маятниковый прибор МПП-2, созданный М.Е. Хейфецом в ЦНИИГАиК (московском институте геодезии, аэрофотосъёмки и картографии) для наблюдений на подводной лодке. У маятникового прибора нет смещения нуля - это "абсолютный" прибор, дающий "истинное" значение силы тяжести. Наблюдения с маятниковм прибором трудоёмкие и производятся редко - два-три раза в день. Но на базе рядом с ним находятся ещё два стационарных гравиметра, наблюдения на которых легко выполнять в любое время, когда лётные отряды вылетают на съёмку и возвращаются на базу. Сопоставляя показания относительных стационарных гравиметров, привязанных к показаниям маятникового прибора, со съёмочными гравиметрами до вылета в маршрут и после возвращения из него, мы таким образом используем дрейфующий опорный пункт. Эта методика и была применена в дальнейшем для измерения гравитационного поля на дрейфующем льду центральной части Северного Ледовитого океана (ВВЭ "Север" ГУНиО) и его морей (ПВВГЭ НИИГА) по грандиозной программе Мировой гравиметрической съёмки.
      

     []

    Примораживание станины маятникового прибора к "полу". Потом над станиной установим палатку КАПШ-2 - и это будет гравиметрическая лаборатория.

     []

    Аппаратура маятникового прибора и его оператор Н.Б. Стожаров.

      
      
        []
      

    Наблюдения на на Ледовой базе на двух стационарных гравиметрах (слева)

    и семи съёмочных гравиметрах (в центре) рядом с гравиметрической лабораторией -

    дрейфующим опорным пунктом. В палатке КАПШ-2 располагается маятниковый прибор.

      
       По причине беспартийности меня не могли назначить начальником Полярной экспедиции. Раиса Михайловна Деменицкая неоднократно пыталась меня убедить, что без вступления в партию я не смогу достичь достойного положения в советском обществе. Но я к тому времени полностью разочаровался в идеалах коммунизма в отдельно взятой стране, а стать лицемером, как подавляющее большинство членов партии в Советском Союзе, я не мог. Я отговаривался тем, что я ещё недостаточно сознательный, не до конца созрел для высокого звания члена партии Ленина-Сталина, и т.п. Я чувствовал, что Деменицкая с презрением выслушивает мои отговорки. Она пустила в ход тяжёлую артиллерию - очень уважаемого мной директора НИИГА Б.В. Ткаченко. Выслушав мои доводы, Борис Васильевич сказал, что он уважает моё мнение, "но начальником экспедиции Вы быть не сможете". И я с облегчением стал её главным инженером - мог заниматься производством, научными и техническими вопросами, не отвлекаясь на портянки, палатки, унты, добывание жратвы и заброску ГСМ
      

     []

    Директор НИИГА Б.В. Ткаченко на ледовой базе, 1965 г.

       для самолётов и вертолётов. На должность начальника экспедиции Р.М. Деменицкая взяла отставного капитана первого ранга гидрографа Александра Павловича Витязева, не знакомого с геофизикой, но зато члена партии. С А.П. Витязевым я плодотворно работал четыре года, с 1963 по 1966-й, пока Деменицкая не съела меня со всем содержанием прямой кишки, выдавив меня сначала с должности главного инженера, а потом и выжав совсем из Полярной экспедиции. Причиной перехода её любви к ненависти послужило то, что я не сообразил вставить Раису Михайловну, вдохновителя и организатора всех наших побед, в соавторы написанной мной в 1965 г. статьи о результатах геофизических исследований восточных арктических морей.

     []

    Автор - старый полярный морской волк, вся корма в ракушках (1965 г.).

     []

    Начальник Полярной экспедиции А.П. Витязев (слева)

     []

    Главный инженер и начальник Полярной экспедиции.

    * * *

       ... Это было необходимое предисловие, для того, чтобы читателю было понятно, как протекали обычные рабочие будни на дрейфующей ледовой базе Полярной экспедиции в, например, наиболее полном событиями 1966 году. Мы завершали съёмку по сети примерно 25х25 км восточных арктических морей - Лаптевых (1963-1964 г.г.), западной части Восточно-Сибирского (1965 г.), а в этом, 1966, году - заснимали восточную часть Восточно-Сибирского моря и всё Чукотское море. Южные части морей ежегодно заснимались обычно тремя лётными отрядами на самолётах АН-2 и вертолётах МИ-4, базирующимися в аэропортах на побережье. Координаты точек посадок и измерений определялись с помощю радиогеодезической системы "Поиск", четыре радиостанции которой располагались у берега или на припайном льду. Северные окраины морей, вплоть до конца шельфа и начала континентального склона, заснимались с дрейфующих ледовых баз, начальником которых в течение этих четырёх лет был ваш покорный слуга. Координаты пунктов посадки определялись астрономически путём наблюдения Солнца и звёзд с помощью теодолита, потому что систама "Поиск" так далеко на север не доставала.
       У меня сохранилось описание работы ледовой базы в 1966 году - 13 машинописных листов, второй экземпляр. Плохая советская бумага за прошедшие 42 года слегка покоричневела, по краям осыпается. Царская гербовая бумага, на которой написано завещание моих пра-пра-пра-прапредков, надворного советника Ивана Фёдорова сына Литинского и его законной жены Катерины, урождённой Грудинской, в 1820 г. (см. на www.google.com "Как писали завещания в 1820 году"), сохранилась лучше. Правда, и стоила она в ту пору 2 рубля 88 коп. за двойной лист (это сколько же на наши теперешние деньги? Двести восемьдесят долларов?). Это описание было сделано мной на основе Вахтенного Журнала базы. Описание я поместил в двух номерах нашей НИИГАвской стен-газеты "Полярный Геолог". Оно же в более сокращённом виде было помещено мной в отчёте экспедиции за 1966 год в главе "Организация работ". Сейчас я приведу эти сухие данные полностью. Но разбавлю их более живым описанием быта ледовой базы, сделанным 29-летним корреспондентом Магаданского радио Альбертом Мифтахуддиновым, пожившим две недели в апреле-начале мая того года на нашей базе. Его очерк "Мы живём на дрейфующей льдине" был напечатан с вариациями в журналах "Молодой Коммунист", 12, 1966 г., и "Дальний Восток",  5, 1969 г. Альберт Валеевич Мифтахуддинов (1937-1991) родился в Уфе в семье морского офицера. Окончив школу в Североморске, поступил на журфак Киевского университета. В 1959 году по распределению попал на Чукотку. В 1963 году опубликовал в журнале "Смена" свой первый рассказ "Я привезу тебе кактус". Спустя четыре года выпустил первую книгу "Рассказы про Одиссея". Изобретатель "Ключа от Полярного круга", создатель "Кодекса Чести Северянина", автор многочисленных рассказов, очерков, повестей о Чукотке, Магадане, талантливый писатель, сценарист, путешественник. Как утверждал канадский писатель Фарли Моуэт, автор известной книги "Не кричи - волки!", "из этого парня выйдет настоящий писатель. Потому что он долго и тяжело болеет типичной болезнью - романтической влюблённостью в Север. Люди, перенёсшие эту болезнь, на всю жизнь сохраняют верность к холодным краям и (это - уже загадка эволюции) почему-то становятся писателями". Он являлся действительным членом Географического общества СССР, был делегатом 4-го и 5-го съездов Союза писателей РСФСР, членом правления Союза писателей РСФСР, Лауреатом премии Магаданского комсомола за сборник "Очень маленький земной шар", Кавалером ордена "Знак Почёта", Заслуженным работником культуры РСФСР. Но всё это стало потом. Когда я с ним познакомился в 1966 году, он ещё только начинал свою писательскую карьеру.
       Итак, моя статья в стенгазете:
      
       Главный инженер экспедиции В.А. Литинский, назначенный, как и в предыдущие годы, начальником Ледовой базы, вылетел из Ленинграда для организации поисков подходящей льдины 12 марта, однако, из-за плохой погоды и отсутствия самолётов прибыл в район работ - аэропорт Шмидт - только 17 марта. По этим же причинам поиски льдины начались только через три дня. 21 и 22 марта на самолёте АН-2 В. А. Литинским и командиром самолёта Эдуардом Каминским были найдены, совершены на них посадки и обследованы несколько больших льдин в западной части Чукотского моря. Однако, объём работ по расчистке их от снега и застругов для подготовки взлётно-посадочной полосы (ВПП) для приёма самолётов ИЛ-14 на колёсах представлялся слишком большим. Наконец, 23 марта, подходящая льдина толщиной 1.7-1.8 м была найдена примерно в 400 км к северу от аэропорта Сомнительный на острове Врангеля, в точке с координатами 74 градуса 18 минут северной широты и 182 градуса 42 минуты восточной долготы. В этот же день на льдину из аэропорта Сомнительный на лыжном самолёте ЛИ-2 была доставлена группа руководителя полётов (РП) в составе 4 человек с радиостанцией, во главе с РП Евгением Тымчуком.
      

     []

    Командир АН-2  04295 Э.П. Каминский.

       Можно отметить, что ледовая база была открыта на неделю раньше, чем в 1965 году.
       25 марта началась доставка на Ледовую базу самолётами ЛИ-2 на лыжах первых сотрудников Полярной экспедиции , палаток КАПШ-2, полевого снаряжения, баллонов с жидким газом, продуктов питания и другого имущества.
      
      

     []

    Доставка баллонов с жидким газом от самолёта к палаткам.

     []

    Газовая плита в палатке КАПШ-2.

       27 марта на ледовую базу самолётом ЛИ-2 был доставлен небольшой (весом 1800 кг) трактор ДТ-20 с бульдозером, переделанный с колёсного на гусеничный ход. 29 марта с помощью трактора приступили к подготовке ВПП для приёма колёсных самолётов. В авральных работах по расчистке и подготовке полосы принимали участие все сотрудники ледовой базы, рыхлившие лопатами плотные снежные сугробы, которые не мог преодолеть трактор, и разбивавшие отдельные ропаки пешнями.
      

     []

    Расчистка ВПП вручную

       Пурга, дувшая 1 и 2 апреля, а также отсутствие солярки для трактора, вынудили прекратить работу по подготовке ВПП. Сломанные детали трактора отправляли на ремонт в аэропорты Шмидт или Сомнительный и доставляли обратно попутными самолётами ЛИ-2, первозившими на Ледовую базу сотрудников и остатки снаряжения. В те дни, когда в результате самоотверженной работы тракториста П.К. ("Кузьмича") Матвеенко, ремонтировавшего трактор в очень тяжёлых условиях, трактор оказывался работоспособным, чистка ВПП производилась круглосуточно! В периоды вынужденного простоя трактора расчистка полосы производилась вручную лопатами и пешнями всеми сотрудниками базы. Снег с полосы отвозили в стороны на листах фанеры.
      
       Это сухое изложение фактов прервём рассказом о буднях базы корреспондента Магаданского радио Альберта Мифтахуддинова:
      
       Скоро будет неделя, как я живу на дрейфующей льдине. Называется она "Ледовая База-3". Отметьте на карте от острова Врангеля на север километров пятьсот - там мы, примерно, и находимся.
       Полтора десятка "капшей" (КАПШ - каркасная арктическая палатка Шапошникова), две "Аннушки", мленький тракторишка "ДТ-20" (его можно с разбега перепрыгнуть), мачта с красным флагом - вот наш лагерь.
       У входа в каждую палатку слева прислонен карабин. Когда выскакиваешь из палатки по тревоге, он оказывается справа. Удобно. Это на случай "отражения нападения медведей", как написанов инструкции. Сначала стрельба в воздух, потом отпугивание ракетами.
       Толщина льда метр шестьдесят. Жить можно. Надёжно, выгодно, удобно. До дна всего сто семьдесят метров.
      
      

     []

    Строительство лагеря. Установка каркаса КАПШ-2.

     []

    Подвешивание полога.

     []

    Натягивание крыши.

       Лагерь очень красив. Он очень красив, наш лагерь. Кругом торосы, белая тишина, а посреди океана, как на верхушке земного шара, палатки с круглыми иллюминаторами плексигласовых окон. Здесь живут учёные Всесоюзного [ошибка - всего лишь Ленинградского - В.Л.] научно-исследоватерльского института геологии Арктики. Ленинградцы. Отличные парни.
       В тишине глухо ухают взрывы. Это работают "сейсмики". Уходят в небо "Аннушки": пилоты везут "науку" на очередную точку. Им предстоит много посадок на дрейфующий лёд. Вернуться поздно, к ночи. [Но это будет потом, ждите развития событий. Пока ещё до съёмки дело не дошло. И учтите, что ночи на самом деле нет - солнце не заходит круглые сутки. - В.Л.]. Снимают показания приборов метеорологи. Они обещают на завтра хороший день. Берёт пробы морского дна Лёша Тарханов.Он заворачивает ил в тряпицу, как золото, обозначая спичкой начало керна
       Из крайнего "капша" идёт аппетитный запах. Сегодня на обед будет жареный омуль.<...>
       На льдине живут по московскому времени. С той лишь разницей, что когда в Москве спят, здесь бодрствуют, и наоборот.
       Я живу в "капше" астрономов. Коля Гущин улетает на соседние ледовые поля, а Володя Юрин остаётся. [? Вероятно, у Альберта здесь некоторая аберрация памяти. Гущин улетал "на соседние поля" определять координаты точек посадок на лёд, когда началась съёмка. Но это было позже описываемых событий. - В.Л.]. Он [Юрин] выходит за палатку, ловит в перекрестье теодолита Юпитер или Поллукс, кричит мне:
       - Приготовиться!
       Я отбиваю такт ногой, не сводя глаз с хронометра.
       - Есть!
       Засекаю время с точностью до половины секунды. Володя снимает остальные показатели. Потом с помощью таблиц определяет, куда же нас несёт. В этом занятии мы проводим время до половины дня.
       Потом я снова засекаю время. Володя ищет другие звёзды, определяет азимут, кричит мне другие цифры, а я их старательно записываю, принося ощутимую пользу науке.
       Хронометр показывает абсолютно точное время.
       Часы на столе показывают звёздное время.
       Мои часы придерживаются местного, чукотского времени.
       Часы Володи - московского.
       Вообще-то можно запутаться и опоздать на свидание, если бы всё это происходило где-нибудь на Мичуринском проспекте.
       "Если б я поэтом не был, я бы стал бы звездочётом...". Но Володя Юрин, поэт-менестрель и гитарист, - звездочёт в силу необходимости. Основная его профессия - геофизика. Астрономией он занимается недавно. Корифей этого дела - Коля Гущин, который зимовал и в Восточно-Сибирском море, и в Карском, и в море Лаптевых, и на Земле Франца-Иосифа. Гущина называют "Учительпередименемтвоим".
       Коля прилетает вечером.
       - Учитель, говорит Володя и протягивает рассчёты, - проверь.
       "Учительпередименемтвоим" проверяет. Потом клочёк бумаги с данными торжественно отправляется к начальнику базы Вадиму Арпадовичу Литинскому. Тот смотрит, уточняет [чего я там мог уточнять? Астрономия вне моей компетенции. - В. Л.], кладёт бумагу на стол радисту, чтобы тот потом передал координаты на берег. Чтобы там знали, где мы. Льдины дрейфуют медленно, несколько километров в сутки.
       Сегодня Володя мрачен.
       - Учитель, - говорит он Гущину, - нет звёзд. Ни одной сегодня не нашёл.
       Мы целый день искали Вегу, Поллукс, Арктур, но звёзды были закрыты туманом.
       Гущин смотрит на горизонт, проверяет теодолит и обещает после ужина обязательно что-нибудь найти.
       В палатке горит газовая печка.
       Пришёл дежурный. Оглашается приказ начальника базы: всем выключить на ночь газ ввиду ухудшения погоды. Баллоны могут привезти неизвестно когда, топливо надо экономить.
       Мы забираемся в спальные мешки.
       В тишине слышны только шаги дежурного по льдине.
       За ночь чай в кружке, которая стоит на полу, превратился в лёд.
       Всю ночь мне снился азимут. Он ходил по льдине на тонких, длинных, как у теодолита, ножках и кричал:
       - Приготовиться! Есть!
       Где-нибудь в небесной дымке затерялась Вега.
       Завтра мы её обязательно найдём.
      
       На этой поэтической ноте я на время прерываю рассказ Альберта и перехожу к изложению сухих фактов.
      
       7 апреля полоса к приёму колёсных самолётов ИЛ-14 была практически закончена. И пока её с таким большим трудом расчищали, были завершены работы по организации Ледовой базы.
       Из 14 дней в период с 25 марта по 7 апреля в течение четырёх дней то Ледовая база, то аэропорты Шмидт и Сомнительный были закрыты по метеоусловиям (пурга). В течение остальных 10 дней стояла лётная погода, за время которых двумя самолётами ЛИ-2 на лыжах было совершено 18 рейсов. Были завезены палатки КАПШ-2, радиостанция, бензоэлектроагрегаты и несколько бочек автобензина для них, продукты, фанера, оленьи шкуры для постелей, баллоны с жидким газом для отопления и для кухни, газовые плиты и прочий хозинвентарь, а также маятниковый прибор, магнитовариационная станция, сейсмическая, магнитометрическая и гравиметрическая аппаратура и аккумуляторы. Этими же рейсами были доставлены на Ледовую базу 25 сотрудников экспедиции. Кроме того, 6 сотрудников экспедиции прилетели на двух съёмочных самолётах АН-2 вместе с их экопажами (по 5 человек в каждом).
      
      

     []

      

    Самолёты ЛИ-2 - наши главные транспортировщики.

     []

    ВПП рядом с лагерем - удобно.

      

     []

    Вид лагеря из кабины АН-2.

     []

    Баня на Ледовой базе: на 8 пустых бочек кладутся доски, на них

    ставится палатка без пола. На 4-х-конфорной газовой плите греется вода.

    Отопление подаётся по гибкой трубе от печки для подогрева авиационных двигателей.

     []

    Строительство тракторо-ремонтной мастерской

       Итак, к 7 апреля все работы по организации Ледовой базы были завершены, и можно было приступить к завозу ГСМ (авиабензина и масла) самолётами ИЛ-14 и проведению съёмки.
       Однако, во второй половине этого дня льдину пересекла большая трещина, отколовшая часть взлётно-посадочной полосы со знаком "T". Трещина быстро разошлась и образовала разводье шириной от 20 до 200 м, отделившее палатки группы РП от основного лагеря базы. На следующий день был организова аврал по удлинению полосы взамен отколовшейся её части. Вечером 8 апреля начальником ледовой базы и руководителем полётов (РП) были отправлены радиограммы в штаб экспедиции в аэропорту Шмидт об окончании расчистки и удлинении полосы и о готовности 9 апреля принять на ледовую базу ИЛ-14 на колёсах.
      
      

     []

    Ну, вот, начинается...

     []

    Это я на краю Земли приподнял небесную твердь и заглянул в пространство...

     []

    Шутка. Это я просто проверяю, достаточно ли солёная вода в Чукотском море.

    В другой раз я её невольно наглотался.

     []

    Пока всё ещё шуточки - катание на льдинках.

    Но ВПП-то (видите флажки) - сломана!

       Но человек предполагает, а Её Величество Погода располагает... В ночь с 8 на 9 апреля погода резко ухудшилась, подул сильный северо-восточный ветер, началось сжатие льдов, а затем и торошение по трещине, отделившей 7 апреля широким разводьем основной лагерь базы от двух палаток группы РП.
       К середине дня 9 апреля скорость ветра (пурга) достигала 12-15 м/сек. Фронт торошения, то усиливающегося, то полностью прекращающегося, приближался к лагерю базы. К вечеру гряда торосов высотой 3-6 метров (с двухэтажный дом!) подошла к лагерю на расстояние от 100 до 60 метров. Примерно одна треть только что с таким трудом подготовленной полосы была уничтожена торосами, а на оставшейся части ВПП появились трещины.
      

     []

    Так выглядят старые высокие торосы.

     []

    Новые свежие торосы на Ледовой базе.

     []

    Трещина и свежие торосы.

       На случай переноса лагеря был подобран новый участок льдины, не затронутый трещинами. Весь личный состав базы - сотрудники НИИГА и пилоты - были проинструктированы начальником базы о порядке возможной эвакуации и о соответствующих правилах техники безопасности. Для экстренной перевозки были подготовлены и упакованы аварийная радиостанция и бензоагрегаты, собраны личные вещи, продукты и другое имущество. На ночь вместо одного дежурного были выделены два дежурных для обхода лагеря, ВПП и стоянки самолётов АН-2.
      
       А теперь снова слово нашему корреспонденту - Альберту Мифтахуддинову ("Мифте", как мы его называли для краткости):
      
       ... На ночь назначены два дежурных геофизика - Никита Стожаров и Вита Косырев.
       Горизонт был спокоен, чувствовалось, что вот-вот что-то начнётся. Вадим Литинский обошёл лагерь, поставил знак - палку с красным лоскутом - и пошёл спать, приказав поднять его только в том случае, если торосы надвинутся на знак и сломают его. Разыгралась пурга. Льдину лихорадило. Толчки напоминали небольшое землетрясение. Первая трещина прошла под сейсмиками, затем под палаткой начальника базы Литинского.
       - Трещина под вами! - застенчиво информировал Литинского Никита Стожаров. Ему было неудобно будить уставшего за день человека.
       Литинский спал.
       - Трещина под всеми! - охнул решительно Никита.
       Витя Косырев докладывал:
       - Знак стоит цел и невредим, торосы обошли его и идут на лагерь. Будить Вас или не будить? - спрашивал он у Литинского. Ребятам никогда не изменяо чувсто юмора.
       - Подъём!
       Борис Александрович Горбачёв, заместитель начальника по хозяйственной части, заволновался:
       - Выкидывай сосиски! Спасай огурчики! Осторожно, не кидайте! Не морозьте огурчики!
       - Отставить! - приказал Литинский. - Без паники! Всем завтракать!
       Льдина потихоньку трещала, торосы неумолимо надвигались на лагерь, но все вовремя успели позавтракать. А теперь можно и за работу. Литинский дрейфует пятый раз и отлично знает, что спокойствие сейчас прежде всего.
      

     []

    Боря, без паники! Сначала всем завтракать по три порции

    - день будет очень тяжёлый!

       Пурга усиливалась. Свист ветра, грохот льдин, голоса людей - всё слилось в какую-то какофонию. Лёд трещал, торосы надвигались друг на друга, ломая всё на своём пути. Первым приняло на себя удар интимное заведение с буквой "М", сложенное из больших кусков снега по типу эскимосского иглу. Оно было разорвано надвое и смято навалившимися льдами. Это развеселило ребят. Эвакуация шла в бешенном темпе. Литинский вместе с лётчиком Эдуардом Каминским искали новое место и попали в трещину. Промокли, но работы не прекратили.
       [В трещину попал я, непутёвый - см. начало байки. Я пытался безуспешно выкарабкаться на льдину, с которой свалился в трещину, затянутую предательски тонким сантиметровым ледком, припорошенным снегом. Унты, меховые штаны и куртка, свитер намоченные водой, не давали мне возможности из-за их тяжести самому подтянуться и забросить ногу на лёд. Подбежавший Эдик ("Я слышу, Арпадыч, ты орёшь, иду к тебе, а ты вдруг махнул рукой и исчез. Ну думаю, етитская сила, тебя ангелы на небо взяли! Вот уж не вовремя!") ухватил меня за воротник меховой куртки и с трудом вытащил на "берег". Если бы не подоспевший Эдик, я бы самостоятельно выкарабкаться не мог. Пришлось бы тогда Восточно-Сибирское море переименовывать в Литинское море. Я, трясясь от холода на ветру, снял унты и штаны, потряс их (вода впиталась в мех), штаны мы с Эдиком попытались выкрутить - бесполезно, почти ничего не вытекло, поэтому намокшую куртку я снимать не стал, одел мокрые тяжёлые штаны и унты, и мы пошагали дальше искать неповреждённую льдину. Сначала я кляцал зубами от холода, но потом довольно быстро согрелся от тяжёлой ходьбы. Когда, найдя подходящую льдину, мы вернулись в разрушаемый стихиями лагерь, переодеться мне в сухое не удалось по причине отсутствия запасных комплектов одежды. Запомнить на будущее - надо пару комплектов держать на льдине на всякий пожарный (или утопительный) случай. К вечеру от интенсивной работы я совершенно высох. Естественно, ни о какой простуде не было и речи. "Моржевать" в Арктике я начал ещё в 1956 году - "крестился" на свой день рождения в проруби на реке Омоноос в Якутии. Залезал в прорубь над хребтом Ломоносова к югу от полюса в палатке гидрологов в 1962 году на дрейфующшй станции ВВЭ "Север-14". Так что некоторый опыт кратковременного пребывания в холодной воде у меня имелся. - В.Л.].

     []

    9 октября 1956 г. Проверяю температуту воды в реке Омоноос.

     []

      

    Температура воды - годится! Температуа воздуха -320С. Видите,

    моя борода побелела? Это не седина, это иней!

     []

      

    Северная Якутия, конец сентября 1957 г. Проверяю температуру воды.

     []

    Температура воды - вполне! Температура воздуха всего -210С. Да и бороды нет!

     []

    Загарание на снегу после водных процедур входит в Комплекс

    Подготовки молодого полярного волка. Якутия, конец сентября 1957 г.

     []

    Ну вот - а тут во всей этой спецодежде в трещину - бульк!

    Правда, температура воздуха всего на несколько градусов ниже нуля. Но сильный ветер.

       Неожиданно льдина снова раскололась, и ту часть, где находилась группа руководителя полётов, стало относить на восток. Сначала все испугались, потом решили, что им повезло. Действительно, такое бывает редко - трещина шла прямо под самолёты, но в пяти метрах от "аннушек" по непонятным причинам вдруг резко сменила курс, обошла самолёты, а затем продолжала раскалывать льдину по прежнему направлению. "Аннушки" так и остались стоять на ледяном "аппендиксе".
      

     []

    Свежая трещина.

     []

    Трещина отделила палатку сейсмиков от основного лагеря.

     []

    Ну, такие-то трещинки нам, как два пальца...

     []

    Казалось бы дело не хитрое, а вот бочку уронили в трещину...

       Накануне механик Пётр Кузьмич Матвеенко свирепел вокруг своего вечно
       бездействующего ДТ-20:
       - Покажите мне главную тррещину, и я утоплю трактор и уйду в торросы! Мне стыдно!
       Ему сочувсвовали, машина - дрянь!
       Но сейчас золотые руки механика заставили работать даже этот металлом.
      
       Временный конец рассказа Мифты. А сейчас снова сухой документ о том же этизоде:
      
       Утром 10 апреляя, незадолго до подъёма, когда ветер усилился до 20 и более метров в секунду, начался новый этап сжатия льдины, вследстие чего в районе лагеря образовались многочисленные трещины. Как выяснилось впоследствии, растрескивание льдины в районе лагеря произошло в результате "подсова" большого учаска льда под ледяное поле, на котором располагался лагерь, поэтому разводья по трещинам не образовались, и район лагеря в дальнейшем остался целым. Однако, когда под всеми палатками прошли трещины, было принято решение о срочной эвакуации лагеря на новое место.
      

     []

    Трещина прошла через сейсмические провода.

       В течение последующих 10 часов, во время сильнейшей пурги, все сотрудники ледовой базы были заняты переноской палаток, аппаратуры, снаряжения, продуктов на новое место, расположенное в примерно 400 метрах от старого лагеря. Перебазировка была совершена организованно и без потерь, все сотрудники работали самоотверженно, почти без отдыха.
      
       Снова слово нашему корреспонденту Магаданского радио:
      
       Только через сутки радисту Борису Дудареву удалось послать в эфир PLMA - свои позывные:
      
       "RVCK Восьмому
       Сегодня утром вынуждены были сменить прописку тире переехали другой дом метров четыреста от старого тчк Второй день пурга поэтому обстановка на главной улице не ясна но положение не безнадёжное тчк Когда прояснится сообщу обстановку подробнее тчк
       Девятый"
      
       "RVCK Восьмому
       Вечером и ночью происходило торошение, разделившее по трещинам нас и РП тчк Гряда торосв постепенно приближалась нам тчк Утром почти под всеми палатками прошли трещины зпт торосы сломали уборную тчк Ветер достигал двадцати трёх метров секунду пурга зпт непрерывно трещал лёд тчк Решили позавтракать и переселиться через полосу метров четыреста от старого лагеря тчк Перебазирование продолжалось десять часов без перекуров при сильной пурге тчк Единственная потеря два каркаса сдуло тчк Матвеенко молодец хотя машина рухлядь подлежащая списанию тчк Сейчас плотно пообедали выпили авральные сто пятьдесят тчк Отдыхаем бдительно несём вахту следим за льдом тчк Завтра надеемся улучшение погоды тогда осмотрим детально полосу сообщим вам решение о продолжении работ отсюда или перебазировке новое место тчк Настроение всех самое рабочее все ждут работы и бензина тчк
       Девятый"
      
       [Текст радиограмм подлинный - я дал Мифте переписать их в его записную книжку. "Восьмой" - секретный позывной начальника экспедиции А.П. Витязева. "Девятый" - мой позывной.]
      

     []

    Переноска палатки в новый лагерь.

      
       Снова Мифта:
      
       Всех волновало одно - что с полосой: сможет ли она принимать самолёты с земли. Если её всю перекорёжило, нет возможности расчистки её или вдруг она укорочена, -придётся искать новую, а значит снова перебазироваться, искать другую льдину.
       Но "главной улице" повезло. Трещины на полосе смёрзлись, торосы убрали, можно принимать ЛИ-2. (Через пять дней лыжи краснокрылого ЛИ-2 коснулись полосы. Самолёт доставил баллоны с газом, хлеб, почту, бензин. Но это было через пять дней). Льдину с РП прибило к основной, она уткнулась в неё "аппендиксом" и остановилась. Наименьшая ширина трещины, затянувшейся тонким льдом, разделающей РП и лагерь, в некоторых местах достигала десяти метров. Ребят группы РП перетаскивали на основную льдину оригинальным способом. "Эрпешник" садился на фанеру или волокушу - металлический лист, верёвку перебрасывали в лагерь, и там её тянули. По тонкому льду трещины фанера сколзила быстро, так форсировалась водная преграда. "Путь из варяг в греки", назывался этот маршрут.
      

     []

    Трещина затянулась тонким ледком. Теперь-то можно использовать

    "фанерный путь из варяг в греки".

       В палатке РП живут четверо. Это старший группы, руководитель полётов Женя Тымчук (кстати, самый молодой из всех руководителей полётов Севера - ему 27 лет), старший радист Владимир Кузьмин, механик Валентин Быков и радист Юрий Воротовов. Все они дрейфуют уже второй раз.
       Работа у этих ребят особая. Эта четвёрка прилетает на лёд первой. Они прилетают, имея спальные мешки, рацию, газовые баллоны и питание на десять дней. Обживают льдину, выбирают запасные площадки, потом высаживается основной состав научного лагеря. А покидают они льдину, как капитаны кораблей, - последними.
       - РП! - многозначительно говорит Литинский.
       - Посмотрим, что скажет РП, - отвечает Каминский.
       - Это всё РП! - срдится повар Юра Иванов. - Это - они! - и показывает тоскливо на дальнюю палатку. А дело всё в том, что самолёт с берега не сел, а хлеба нет уже второй день. РП не разрешил. Старший в РП Женя Тымчук смеётся:
       - Когда есть варианты или "сесть" или не "сесть", мы выбираем последний. Сегодня непогода. Закрыли площадку. И на облёт льдов завтра "наука" не полетит, вот прогноз.
      
       Снова вернёмся к моему сухому отчёту:
      
       В течение следующих двух дней пурга постепенно утихла. 13 апреля на ледовую базу прилетели начальник экспедиции А.П. Витязев и командир 248 отряда ПУГА [Полярное Управление Гражданской Авиации] В.В. Иванов. После облёта района базы на самолёте АН-2 (Витязев, Иванов, Литинский) с целью выяснения ледовой обстановки, руководством экспедиции было принято решение оставить лагерь на этой льдине, и завоз ГСМ на базу осуществлять не на колёсных самолётах ИЛ-14, как это предусматривалось проектом, а на
       лыжных, ЛИ-2. Последнее обстоятельство было вызвано тем, что подготовка ВПП для колёсных самолётов без помощи трактора, только силами довольно ограниченного состава базы - крайне трудоёмкое и долгое дело. Как оказалось, трактор, полученный экспедицией в аренду от ПУГА и доставленный из Москвы на самолёте, был в совершенно неудовлетворительном состоянии. За период с 29 марта по 8 апреля (11 дней), в течение которого с помощью трактора и постоянных авралов личного состава базы была подготовлена ВПП для колёсных самолётов, трактор выходил из строя 4 раза и находился в ремонте 3 дня (простой из-за отсутствия соляра составил 2 дня). Ремонт после последней поломки, случившейся 9 апреля, требовал для своего завершения 5-6 дней. Поэтому было принято решние отказаться от продолжения работ по строительству ВПП для колёсных самолётов, тем более, что основная часть аппаратуры, снаряжения, продуктов и людей уже была завезена на ледовую базу самолётами ЛИ-2 на лыжах.
       На следующий день, 14 апреля, установилась хорошая погода, самолёты ЛИ-2 начали возить на ледовую базу авиабензин, и начались регулярные съёмочные полёты самолётов АН-2. Таким образом, из-за задержки с завозом ГСМ, связанной с трудоёмкой расчисткой ВПП для колёсных самолётов, из-за плохих метеоусловий (7 дней) и перебазировки лагеря вследствие поломки льдины, регулярные съёмочные полёты с ледовой базы начались на 9 дней позже, чем в прошлом году, несмотря на то, что льдина в 1966 году была найдена на 6 дней раньше, чем в 1965 году.
       Одновременно с авралами по подготовке и расчистке ВПП на ледовой базе регулярно производились научные исследования - базовые сейсмозондирования МОВ, наблюдения на маятниковом приборе и стационарных гравиметрах СН-3 и "Норгард", два-три раза в день определялись координаты льдины путём астронаблюдений, производились магнитные наблюдения и запись магнитных вариаций [с помощью МВ-станций конструкции Литинского-Жирова].
      

     []

    Магнитная обсерватория НИИГА на ледовой базе "СЕВЕР-14".

     []

    Валентин Волков измеряет магнитное поле на базе.

     []

    Измерение горизонтальной составляющей и других элементов магнитного поля

    (Виктор Косырев).

     []

    Эталонирование магнитометра на ледовой базе.

     []

    Директор НИИГА Б.В. Ткаченко отрабатывает свой обед на ледовой базе (1965 г.)

    - крутит лебёдку сейсмической косы.

     []

    Опускание заряда в лунку на ледовой базе.

     []

    Сейсмические наблюдения на базе. Взрывной пункт. Автор даёт команду на взрыв.

      
       Состав работноков Ледовой базы представлен следующей таблицей:
       ________________________________________________________________________________
        п/п Наименование подразделений и групп Кол-во сотрудников
       _________________________________________________________________________________ 1. Лётно-съёмочный отряд "Г" (нач. отряда А.Н. Орлов) 5
       2. Лётно-съёмочный отряд "Е" (нач. отряда В.К. Волков) 5
       3. Базовая сейсмическая группа 3
       4. Группа по обеспечению наблюдений на дрейфующем
       опорном гравиметрическом пункте (ДОГП) 4
       5. Камеральная группа (обработка астро-радиогеодезических
       и геофизических материалов) 4
       6. Магнитолог по обслуживанию магнито-вариационной станции (МВС) 1
       7. Астроном (определение координат базы) 1
       8. Начальник Ледовой базы 1
       9. Радист 1
       10. Электромеханик (обслуживание бензоэлектроагрегатов и зарядка
       аккумуляторов) 1
       11. Радиоинженер (ремонт и профилактика зонда "Поиска"
       и др. радиоаппаратуры 1
       12. Завхоз-комендант лагеря 1
       13. Повара 2
       14. Рабочие 3
       _______________________________________
       Итого сотрудников Полярной экспедиции 33
      
       15. Группа руководителя полётов (РП) 4
       16. Авиатехники по обслуживанию самолётов 2
       17. Экипаж самолёта АН-2  04295 5
       18. Экипаж самолёта АН-2  65861 5
       ____________________________________________
       Итого сотрудников 248 авиаотряда ПУГА 16
       ____________________________________________
       ВСЕГО 49
      
       Для размещения личного состава базы и научной аппаратуры в лагере были установлены 10 палаток КАПШ-2 (овальные) и 2 палатки КАПШ-1 (круглые). Группа РП, размещавшаяся несколько в стороне от основного лагеря, имела две свои палатки КАПШ-2.
       Столовая и кухня помещались в одной палатке КАПШ-2.
       Радиосвязь с базой экспедиции в аэропорту Шмидт поддерживалась регулярно с помощью радиостанции типа Р-805; кроме того, имелась постоянная радиосвязь с самолётами и аэропортами Шмидт и Сомнительный по радиостанции РП.
       В лагере было организовано круглосуточное дежурство. В обязанности дежурного входило обеспечение выполнения распорядка дня, ведение Вахтенного Журнала, куда записывались все происшествия на базе, прилёты и вылеты самолётов, радиопереписка с базой экспедиции, и пр., наблюдение за ледовой обстановкой, состоянием ВПП, и т.д. Неоднократно дежурным приходилось отгонять от лагеря белых медведей с помощью ракет. [Стрелять в них из боевого оружия я категорически запретил. Только в крайнем случае можно было стрелять из карабина при явном агрессивном поведении медведя].
      
      

     []

    Ну, эти-то безвредные (пока). Мамаша, заберите детей!

      
       Мифта рассказывает случай с ребятами из группы РП, вышедшими погулять:
      
       Медведь устроил разведывательную вылазку в район палатки РП, в торосах. Ни ракетницы, ни карабина у ребят не было, когда они увидели любопытствующую морду умки.
       И тут каждый показал в полной мере, что не напрасно ещё в детстве получил значок БГТО, в комплекс которого входили и бег на длинные дистанции, и преодоление препятствий. Мишка был удивлён таким оборотом дела. Он тоже припустил, но бежал не за ребятами, а параллельным курсом, значительно обогнав бодрую четвёрку. Взмыленные "эрпешники" добежали до своей палатки. Достали карабин, выстрел в воздух - осечка. Ещё осечка. Наконец, взрыв патронного капсюля... как хлопушка. [Это какими же патронами снабжал 248 авиаотряд своих людей? Времён Очакова и покорения Крыма? За все годы я не слыхал, чтобы патроны, выдаваемые в НИИГА, давали осечки. - В.Л.]. Медведь спокойно взирал на людей.
       Отогнали его ракетами. Он лениво побежал в торосы, вихляя толстым задом. Потом долго стоял и тоскливо смотрел на лагерь. И тогда был издан Литинским приказ: уходить из лагеря только по двое, имея с собой карабин и ракетницу. С тех пор у каждого за голенищем унта спрятана ракетница.
       - Почему по двое? - спросил я Женю [РП].
       - Это, чтобы каждый надеялся, что Мишка съест не его.
      

     []

    Я не нарушаю правила о ходьбе в туалет вдвоём - фотографа-то вы считаете?

     []

    Кроме общественного карабина, у начальника базы есть ещё

    личное табельное оружие - любимый Парабеллум, как у Штирлица.

      
       [Два эпизода об убийстве медведей в Полярной экспедиции приведены в моей байке "Жировиана" (www.goodle.com)].
      
       Снова сухая статистика:
      
       Всего за период существования этой льдины (с 14 апреля по 4 мая) с ледовой базы было выполнено 22 самолёто-вылета на съёмку, во время которых были сделаны наблюдения на 177 гравиметрических пунктах. При этом отряд А.Н. Орлова на самолёте АН-2  04295, (командир Э.П. Каминский) сделал 14 съёмочных вылетов (106 пунктов), отряд В,К, Волкова на самолёте АН-2  65861 - 8 вылетов (71 пункт). Из 21 дня этого периода съёмочные полёты с ледовой базы не могли производиться в течение 8 дней (из них из-за плохих метеоусловий - 3 дня, из-за напряжённой ледовой обстановки - 2 дня, праздничные дни 1 и 2 мая - 2 дня, и из-за отсутствия на базе достаточного количества авиабензина - 1 день).
      
      

     []

       Геофизические наблюдения на точке. Андрей Орлов измеряет магнитное поле, астроном наблюдает звезды для определения координат. Слева три гравиметра ждут своей очереди.
      

     []

    Сейсмические наблюдения на точке - бурение лунки бензобуром.

    Справа - сейсмик Альберт Коган.

     []

    Сейсмические наблюдения на точке. Опускание заряда ВВ в лунку.

     []

    Сейсмические наблюдения на точке - взрыв подо льдом в лунке.

     []

    Астроном-радиогеодезист Зябликов (в центре)

    следит за погрузкой аппаратуры "Поиск".

       Отряд В.К. Волкова сделал на 6 вылетов меньше отряда А.Н. Орлова вследстие простоя самолёта из-за неисправности матчасти (поломка заднего лыжонка) - 2 дня, болезни штурмана и временного отсутствия астронома - 2 дня и перегона самолёта в аэропорт Шмидт и обратно на 100-часовую "форму" - 2 дня.
       При подборе льдины для ледовой базы предполагалось, что в соответствии с северо-западным направлением генерального дрейфа льдов в этом районе, ледовая база, высаженная в юго-восточном углу участка съёмки, к концу полевых работ переместится в северо-западный угол участка. Поэтому в начальный период работ с ледовой базы в первую очередь была заснята восточная часть площади, подлежащей съёмке. Однако, ледовая база, вопреки ожиданиям, дрейфовала на ограниченной площади в том районе, где она была организована и не перемещаласю в запланированном северо-западном направлении. [Почему наши предположения не оправдались - будет сказано в самом конце байки]. Поэтому северо-западный угол участка съёмки оказался вне досягаемости съёмочных самолётов. Вследствие этого возникла необходимость организовать в северо-западной части площади подбазу для заправки самолётов и ночёвки лётных отрядов. На подбазе требовалось держать радиостанцию для обеспечения радиопривода и минимум 3 человека для поддержания в порядке посадочной полосы.
       Однако, в этом районе находилась дрейфующая научная станция "Северный Полюс-15" (СП-15). 24 апреля В. А. Литинский на самолёте ЛИ-2 вылетел с Ледовой базы на СП-15 и договорился с руководством станции о создании на ней нашей подбазы. На этом самолёте была доставлена палатка КАПШ-2, газовая плита с баллонами газа и 10 раскладушек для будущих ночёвок экипажа самолёта и сотрудников съёмочного отряда. В дальнейшем на СП-15 на самолётах ЛИ-2 был доставлен авиабензин для обеспечения съёмочных полётов. Радиопривод обеспечивала радиостанция руководителя полётов СП-15. Всего с дозаправкой на СП-15 было сделано отрядом А.Н. Орлова 2 рейса, отрядом В.К. Волкова - 1 рейс.
      
        []

    Панорама станции "Северный Полюс-15"

      

     []

    Отряд Орлова на СП-15. Андрей Орлов - второй слева,

    затем сейсмик Альберт Коган, пилот Эдуард Каминский и автор.

     []

    СП-15, ресторан МиллиБАР.

    Автора не угостили коктейлем "Устрица Арктики".

    Видите, какой он стоит надувшийся, как мышь на крупу?

       В период существования льдины основной Ледовой базы с 14 апреля по 4 мая ледовая обстановка на базе трижды осложнялась. В ночь с 20 на 21 апреля (новолунье - когда Луна устраивает полярникам всякие пакости со льдом) льдину пересекли несколько трещин, ширина которых достигала нескольких десятков сантиметров. Лагерь базы оказался окружённым со всех сторон трещинами; несколько трещин пересекли ВПП. В течение следующих двух дней весь состав базы был занят расчисткой новой ВПП, перпендикулярной старой. В дальнейшем трещины сомкнулись, но сжатия и торошения не последовало, и ледовая обстановка стабилизировалась. Посадки самолётов ЛИ-2 и АН-2 в зависимости от направления ветра совершались на обе ВПП - старую и новую.

     []

    Опять трещина... Завхозу-коменданту базы Борису Горбачёву

    (слева) это безобразие уже надоело - он не улыбается.

       27 апреля трещина прошла под палаткой группы РП, так что палатку пришлось перенести на новое место. 30 апреля эта сошедшаяся трещина снова разошлась, но на следующий день снова сомкнулась.
       4 мая эта трещина ожила и разошлась уже на пол-метра, отколов концы от обоих (новой и старой) ВПП. В течение этого дня и ночью (полнолуние! Луна опять взялась за своё грязное дело!) образовались тонкие трещины, пересекшие в нескольких местах новую ВПП. Старая плоса оставалась целой. К утру ледовая обстановка стабилизировалась, поэтому утром 5 мая оба самолёта АН-2 вылетели на съёмку. Однако, вскоре после вылета самолётов трещины вновь начали расходиться, так что новая ВПП вышла из строя. Самолётам по радио была дана команда вернуться на Ледовую базу.
       К сожалению, Альберта Мифтахуддинова в это время с нами уже не было - он улетел по своим корреспондентским делам на Чукотку. Так что красочного и яркого описания дальнейших событий профессиональным писателем я вам представить не смогу. Сухое перечисление фактов я постараюсь скрасить моими фотографиями.
      

     []

    На берегу пустынных волн стоял он дум великих полн:

    - Какого хрена эти сепаратисты-самостийники "эрпешники" отделились от нас?!

    (Теперь-то я понимаю - Тымчук-то хохол!)

       К середине дня трещина между основным лагерем и двумя палатками группы РП стала быстро расходиться и скоро достигла ширины около 60-100 метров. Фанерный вариант "пути из варяг в греки" уже не годился. Для перевозки людей, палаток, радиостанции и другого имущества группы РП и склада ВВ (взрывчатки) на сторону основного лагеря впервые за 4 года работы на ледовых базах Полярной экспедиции были использованы по назначению ежегодно доставлявшиеся на ледовые базы две стеклопластиковые лодки-"ледянки" типа "Север".
      

     []

    Раньше надо мной многие, в том числе Витязев, посмеивались - зачем

    Литинский с упорством маньяка три года подряд таскает на льдину лодки?!

    Тоже мне рыбачка Соня!

     []

    Два года на них катались только на льду.

     []

    А теперь: Шлюпки на воду!

     []

    Садись, начальник, - прокачу!

     []

    Сепаратисты "Эрпешники" будут спасены!

      
       К 16 часам по местному времени на базу вернулись оба самолёта АН-2. На одном из самолётов (как всегда, с Эдуардом Каминским) начальник Ледовой базы вылетел на разведку ледовой обстановки и на поиски новой льдины. После полуторачасовых поисков, в результате которых были совершены посадки и обследованы несколько льдин, подходящая льдина была найдена примерно в 10 километрах от базы. Толщина её составила 1.8 м, длина площадки около 1000 м, причём объём работ по её расчистке был минимальный.
      

     []

    Мы с Каминским полетели на поиски новой льдины

    (наша тень в правом нижнем углу)

       После возвращения самолёта с поисков было проведено совещание начальников лётных отрядов, старших специалистов и командиров смолётов. Было принято единогласное решение начать перебазировку лагеря на новую льдину и обсуждены порядок и детали эвакуации базы. После ужина в 20 часов 30 минут по местному времени началась переброска самолётами АН-2 лагеря на новую льдину. Первыми туда были доставлены работники группы РП с палаткой и радиостанцией, затем начали перевозить аппаратуру и остальное экспедиционное имущество. Выделенные от каждой палатки люди сразу же начали устанавливать на новой льдине КАПШи для жилья и аппаратуры.
      

     []

    Приступили к разборке лагеря

       Ледовая обстановка постепенно ухудшалась - появились новые расходящиеся трещины, окружившие старый лагерь со всех сторон. Старая (теперь единственная ВПП раскололась в трёх местах, оставшийся около лагеря кусок взлётно-посадочной полосы составлял всего 350 метров. Ночью началось сжатие льдов, и в районе бывшего большого разводья образовались торосы. Стоявшая днём хорошая погод к вечеру испортилась, подул сильный ветер, замела позёмка.
       Перебазировка без перерывов продолжалась 10 часов. Все - сотрудники экспедиции и лётчики - работали самоотверженно, чётко, организованно, без паники. Одна группа людей в старом лагере разбирала палатки и грузила имущество на самолёты, другая группа на новой льдине разгружала самолёты и устанавливала палатки.
      

     []

    Разборка КАПШа

     []

    Самолёт загружен. Пошёл!

     []

    Следующий давай!

     []

    Грузчики на старой льдине на коротком перекуре, пока нет самолёта.

    Слева - Андрей Орлов.

     []

    Конец лагерю...

     []

    Жертва всесожжения. Всё, что не нужное - сжигается, чтобы

    американцам не досталось.

      
       Самолёты перелетали с льдины на льдину так быстро, что их еле успевали нагружать и разгружать. Тракторист П.К. Матвеенко, грея руки в пламени паяльной лампы, разбирал трактор на части, чтобы его можно было погрузить в самолёт АН-2. Наконец, утром, когда пилоты, сделавшие по 12 рейсов, чуть не валились от усталости, перевозка грузов на новую льдину была прекращена. На покинутой разрушенной льдине оставались только бочки с бензином, пустые газовые баллоны, разобранный трактор и две шлюпки.
       Во второй половине следующего дня (6 мая) после непродолжительного отдыха, приступили к расчистке ВПП для приёма самолёта ЛИ-2, вылетевшего из Шмидта. На нём прилетели начальник экспедиции А.П. Витязев и командир объединённого 248 авиаотряда ПУГА В.А. Седляревич, полетевшие потом на самолёте АН-2 вместе с В.А. Литинским на покинутую льдину для знакомства с ледовой обстановкой.
      

     []

    Опять расчистка ВПП. Задолбали они нас, эти трещины!

      

     []

    Прилёт начальства с инспекцией. Вы думаете, они нам нужны? Но положено! Как же без их ЦУ (ценных указаний)! Первый справа - спецотделец-шифровальщик Коля (не помню его фамилию), второй - А.П. Витязев, третий - автор, в центре - командир 248 авиаотряда (не помню, кто именно - Иванов или Седляревич, полярные лётчики, помогите).

       7 апреля самолёт АН-2  04295 (командир Э.П. Каминский) перевёз в новый лагерь все бочки с бензином, газовые баллоны, трактор и шлюпки. Таким образом, перебазировка лагеря была завершена без единой материальной потери.
      
      

     []

    Погрузка лодки.

      
      

     []

    Дальше не пропихнуть. Так и летели со снятой дверью.

      
      

     []

    Погрузка трактора. Вручную.

       В дальнейшем этот новый лагерь просуществовал еще 12 дней (до 19 мая), причём ледовая обстановка до конца сохранялась удовлетворительной. С него обоими отрядами было сделано 13 съёмочных рейсов, во время которых выполнены 63 пункта (отряд А.Н. Орлова за 7 вылетов сделал 34 пункта, отряд В.К. Волкова за 6 вылетов сделал 29 пунктов). В течение 9 дней этого периода погода стояла плохая (облачность 6-10 баллов), так что в двух случаях отряды возвращались со съёмки, сделав всего 1-2 точки.

     []

    Вывоз с базы пустых баллонов.

       С 7 мая самолёты ЛИ-2, регулярно доставлявшие на Ледовую базу авиабензин, газ и продукты, начали вывозить с базы пустые баллоны, пустые бочки из-под бензина, ненужный инвентарь и снаряжение. В связи с тем, что в новолуние 20 мая можно было ожидать резкое ухудшение ледовой обстановки и поломку льдины, 17 мая работы были прекращены, и началась интенсивная эвакуация Ледовой базы. Мы в этом году из-за плохой погоды и многочисленных перебазировок задержались в Арктике дольше всех сезонных дрейфующих экспедиций, улетающих на Большую Землю обычно в первых числах мая. После этого срока, как правило, ухудшается погода, начинается таяние льдов, и работать с посадками на лёд становится почти невозможно. Но нам пришлось задержаться, чтобы выполнить свои законные 105% плана съёмки.
       В течение трёх (17-19 мая) дней десятью рейсами двух самолётов ЛИ-2 в аэропорт Шмидт были вывезены 30 человек и всё экспедиционное имущество и аппаратура. Самолётами АН-2 на Шмидт улетели помимо их экипажей 6 сотрудников лётных отрядов. Ледовая база была, таким образом, ликвидирована без материальных потерь.
       За период существования ледовой базы с 23 марта по 19 мая (58 дней) на неё всего было выполнено 80 вылетов самолётов ЛИ-2, в том числе 17 рейсов в период организации базы с 23 марта по 7 апреля, которыми были доставлены на базу люди, палатки КАПШ-2, снаряжение, аппаратура, авиабензин, газ, и продукты питания; 53 рейса в период с 7 апреля по 16 мая, которыми на ледовую базу были доставлены ГСМ для самолётов АН-2, дополнительное количество автобензина для движков, баллонов с газом, продукты питания и пр., причём во второй период работы обратными рейсами вывезены с базы трактор, маятниковый прибор, пустые бочки и баллоны и освободившееся снаряжение. 10 рейсов были выполнены на Ледововую базу в период с 17 по 19 мая для её ликвидации.
       Всего на базу были доставлены 288 двухсотлитровых бочек авиабензина Б-91 (вес брутто около 57 тонн, вес нетто около 45 тонн).
       Вес грузов (в том числе продуктов питания, палаток, снаряжения, автобензина для бензо-электроагрегатов, аппаратуры, лагерного снаряжения и прочего имущества), доставленных на Ледовую базу, составлял около 46 тонн. Вес всех грузов, вывезенных с Ледовой базы, составил около 25 тонн.
      
       Вот такова будничная история одного сезона работы дрейфующей ледовой базы Полярной экспедиции.
      
       Небольшое добавление: в первые дни поисков подходящей льдины 21-23 марта мы с Эдиком Каминским и его штурманом Герой (Германом) Красиловым видели несколько полузасыпанных снегом палаток незнакомого вида. Мы поняли, что это были палтки какой-то покинутой американской дрейфующей станции. Времени посетить их, как вы видели из вышеизложенного, у нас не было. И только 18 мая, когда уже началась эвакуация нашей базы, мы, с начальниками отрядов Андреем Орловым, Валей Волковым и инженером Севой Голубенцевым на самолёте Каминского полетели исследовать эту покинутую американскую станцию. Но это уже другая история. Позже, в результате изучения дрейфа этой станции стало ясно, почему не оправдались надежды на дрейф нашей базы в генеральном направлении на северо-запад. Нет в этой части Северного Ледовитого океана такого направления дрейфа. Кто заинтересуется - смотрите на www.polarpost.ru или на www.google.com мою байку "Дрейфующая Америка". Там же, кстате, найдёте и "Дрейфующую Россию".
       20 января 2009 г.
    Послесловие: Прекраснный иллюстрацией к этой докубайке (документальной истории) о работе дрейфующей ледовой базы Полярной Высокоширотной Воздушной Геофизической Экспедиции в западной части Чукотского моря в 1966 году служит фильм, снятый нашим радиоинженером Валентином Мошковичем. На льдине Валя обеспечивал бесперебойную работу всей нашей радиоаппаратуры - двух сейсмостанций и фазовых зондов радиогеодезической системы 'Поиск'. Фильм называется 'Под нами Чукотское море'. Моя физиономия с бутылкой спирта (дело было 1 мая) мелькает в течение секунды в самом конце фильма. Я тоже в том же году снимал все наши события на 8-мм любительскую камеру. К сожалению, я не мог взять мой фильм с собой в Америку в 1979 году, ибо это был большой советский секрет о совершенно секретной съёмке. Я оставил его тогдашнему начальнику Полярной экспедиции Владимиру Николаевичу Шимараеву, в моё время работавшим начальником одного из шести съёмочных отрядов. К ещё большему сожалению оказалось, что у Володи этот фильм, по-видимому, не сохранился. А фильмы Вали Мошковича 'Под нами Чукотское море' и 'Здравствуй, Арктика!' (о работе Полярной экспедиции в 1964 году - съёмке моря Лаптевых) - вы можете увидеть здесь: http://www.rgo-sib.ru/expedition/112.htm.
    Приятного просмотра!
    30 ноября 2013 г.
    Вадим.
  • Комментарии: 2, последний от 02/08/2009.
  • © Copyright Литинский Вадим Арпадович (vadimlit1@msn.com)
  • Обновлено: 18/03/2015. 79k. Статистика.
  • Байка: США
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка