Литинский Вадим Арпадович: другие произведения.

Русские - Хамы. Американцы - Нет!

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 68, последний от 02/02/2013.
  • © Copyright Литинский Вадим Арпадович (vadimlit1@msn.com)
  • Обновлено: 18/03/2015. 60k. Статистика.
  • Эссе: США
  • Оценка: 1.79*10  Ваша оценка:

       Вадим Литинский
       Денвер, США
      
       РУССКИЕ - ХАМЫ. АМЕРИКАНЦЫ - НЕТ!
       Эссе в стиле 'light stёb'
      
      Тушите свет - попёрло быдло кверху,
      Как будто дрожжи кинули в дерьмо...
      Россия открывает путь к успеху
      Крутому и отвязанному 'чмо'!
      Наверно зря жалел Деникин хамов,
      Их надо было розгой да плетьми...
      А вот теперь ни воинства, ни храма,
      И мается Россия их детьми...
      <...> И в тот же час из общего болота
      Попёрли, скинув лапти, господа.
      Теперь они в порядке и в почёте,
      Гребут лавэ из мутного пруда.
      Я не ищу наследственные связи,
      Но хочется спросить в кругу друзей:
      Я понимаю, что из грязи - в князи,
      Но где же столько грязи для князей?!
      Какой народ - такие и бояре,
      Так что ж теперь на заркало пенять...
      <...> Аристократия помойки
      Диктует моду на мораль <...>
      
      Сергей Трофимов, бард и шансонье.
      Песня 'Аристократия помойки'
      
      Для тех, кто плохо знает современный русский язык, основанный на 20 процентов на американизмах и на 20 процентов на блатной фене, привожу пояснение с интернета: чмо - это 'человек малообразованный', 'человек мешающий обществу', 'человек морально отсталый', 'человек морально опущенный', 'человек морально обосранный'. Такие определения, как 'чемпион Московской области', 'части материального обеспечения' и т.п. я упускаю. - В. Л.
      Лавэ - деньги (блатн.).
      
      
      
      Ну, вы же знаете, что я зациклен на том, чтобы все писали мемуары. Иначе пропадает связь времён! Смотрите моё эссе на эту тему 'Как писали характеристики в 1838 году...' www.lib.ru, Заграница, Литинский. Сам я ещё не начал, но каждого встречного подбиваю писать. И многих успешно подбил, так что даже если свои мемуары я не успею написать, то на том свете это благое дело мне зачтётся. И вот, копаясь на интернете в поисках своих корней, я нашел два очень хороших сайта. Первый - 'Русские мемуары' Михаила Вознесенского www.memoirs.ru . Здесь в 'Записках масона' А.Я. Ильина (тогда ещё жидомасонов не было) я встретил упоминание о моём молодом пра-пра-пра-пра... Иване Фёдоровиче Литинском, впоследствии надворном советнике, который был тестем (отцом жены сына) Авдотьи, моей пра-пра-пра-бабушки, характеристику которой я и обсуждал. Сей мой предок и подбил вышеупомянутого Ильина в 1775 году начать писать свои 'Записки'. Вот видите, что гены-то делают?! Вот откуда идёт моя страстишка! Но сам (пра)4-дедуля к моему громадному сожалению мемуаров не оставил, прервалась связь времён! Ох, не хорошо! А вдруг это тоже генетическое?!
      Второй сайт - 'Российский мемуарий' Константина Дегтярева, www.fershal.narod.ru. Сей последний, кроме сбора и публикации чужих мемуаров, ещё и свои рассказы и статьи пописывает на этом сайте. И то и другое - очень интересно. Есть у него статья-исследование 'Без вины хамоватые' - о хамах российских, американских и немецких. В этой статье Константин русское и американское хамство на одну доску ставит, на что я вынужден сказать: 'Авот хренушки вам!' (Старо-японск.: 'Вот только в этом единственном случае, сэнсей, всемилостивейше позвольте не согласиться до конца с Вашим высокопросвещённым мнением'. Это заявление обязательно сопровождается глубочайшим поклоном, руки в положении намасте. - Старинный японский трактат о вежливисти 'Акомуто херовато'). Разрешите привести доводы Константина и попытаться опровергнуть их в части, касаемой американского хамства. Выдержки из его статьи будут длинные, но я уверен, что вы прочтётё их с интересом. Итак, Константин Дегтярёв:
      Без вины хамоватые
      Среди нас много хамов - это факт, который стоит признать со всем смирением. Впрочем, не более, чем среди американцев и немцев, но все-таки гораздо больше, чем среди французов и англичан. Однако утверждение, что хамство является исконной чертой русского характера, тут же наткнется на множество противоречий: ведь очень многие исследователи находят в русском человеке мягкость, доброжелательность и доброту. И, тем не менее, откуда оно берется?
      Хамство, или, более научно, маргинальное поведение, неизбежно возникает при катастрофической ломке общественного строя. Это реакция среднестатистического человека на перемену социального статуса (маргинализацию), которая бывает положительная ("из грязи в князи") и отрицательная ("от тюрьмы и от сумы не зарекайся"). Вполне адекватный в родной деревне крестьянин-общинник быстренько становится отпетым хамом, попав в условия города или в "дворовые"; или же погибает, опускается, не выдержав городской конкуренции. "Совок" в западном супермаркете выглядел изумленным слоном в посудной лавке, вчерашний пэтэушник, разбогатевший на спекуляциях ваучерами - карикатурным "новым русским". Хамство в его социальном смысле есть ничто иное, как защитная реакция человека, испуганного новыми, непонятными и зачастую агрессивными условиями. Так шипит и царапается домашний кот, впервые в жизни вынесенный на открытый воздух - от страха и незнания, как вести себя в новом, непривычном мире.
      В то же время, несколько лет пребывания в каком-то определенном социальном состоянии, даже не в самом высоком, наводят на человека определенный лоск принадлежности к сословию. Несколько поколений социальной стабильности прививают потомкам маргиналов вполне импозантные стереотипы поведения. Путешественники любуются особой элегантностью потомственных итальянских нищих; спокойствие и доброжелательность русских крестьян-общинников отмечали все иностранцы, бывавшие в России, не исключая даже критически настроенного маркиза де Кюстина. Катастрофический рост хамства произошел сразу после освобождения крестьян: неустроенные, незащищенные люди неизбежно озлобились, что хорошо видно на примерах поведения разновременной русской толпы в ситуации "все дозволено".
      <...> В 1826 году император Николай I официально вступил на престол. Коронация проходила, по старой традиции, в Москве. При раздаче угощения народ, естественно, "заволновался", полиция начала было "принимать меры", но тут государь неосторожно громко произнес: "Это их, не трогайте". Понято было буквально; толпа бросилась на павильоны, смела все "гостинцы", разобрала на доски павильоны и даже помост, с которого наблюдала "чистая публика". Но что удивительно: притом, что изрядную часть составляли пьяные, притом, что в ней было много "баб брюхатых и имеющих на руках робенков", число тяжело пострадавших составило три человека, а легко - четырнадцать. Ни одного погибшего, хотя были снесены вчистую крепкие деревянные строения и помост со зрителями! Присутствовавший "при сем" французский поэт Ансело, конечно, был изрядно напуган, но счел справедливым отметить, что, случись подобное во Франции, без огромного количества жертв не обошлось бы. В данном случае избежать катастрофы помог особый такт и деликатность русского мужика, который даже в пьяном состоянии и получив монаршье дозволение "повеселиться", не считал возможным топтать упавших и давить "брюхатых баб". Однако прошло несколько десятилетий, крестьянская община начала рушиться, новый, капиталистический образ жизни еще не сложился, и, как следствие, опасно вырос уровень маргинализации общества. Чем окончилась коронация следующего по счету (и последнего) Николая в 1896 году хорошо известно, - "ходынкой". Погибло 1389 человек. На этот раз беспорядки прогнозировались заранее, меры безопасности были предприняты. Не учли, похоже, только одного - народишко опаскудел. Квартирный вопрос испортил. А решить его не успели - грянула революция, принесшая новую волну маргиналов, потом коллективизация, потом - война, потом - перестройка. Оттого хамство на Руси уже век, как не переводится.
      Итак, секрет хороших манер прост: несколько поколений социальной стабильности. Англичане и французы не испытывали коренной ломки общественного строя в течение столетий; более того, они благополучно сплавляли все это время толпы маргиналов (в основном - разорившихся крестьян) в колонии; потому у них нет хамства, - во всяком случае, на поверхности. А ведь в прошлом даже англичане были вполне "нормальным" народом. Вот что писал Дж. Оруэлл, автор знаменитой антиутопии в 1940-е годы: "Англия действительно претерпела значительные перемены. Немногим более века минуло с тех пор, когда отличительным признаком английской жизни была ее жестокость. Судя по литографиям, простолюдины проводили время в почти бесконечных драках, распутстве, пьянстве и травле собаками привязанных быков. Более того, наглядно изменился даже внешний облик людей". Пожалуй, лишь ко времени Второй Мировой войны привычки дрессированных джентльменов-аристократов окончательно распространились во всем британском обществе. "Бомбежка - не повод класть локти на стол". Очаровательно... Но не надо завидовать - у нас все впереди, главное - не трясти. Не кантовать. Пожить немножко без революций - и все образуется. И на локти обратим внимание, лишь бы никто не бомбил, хватит уже. Пушкин говорил, что принадлежит ко второму поколению "непоротых дворян": похоже на правду, где-то как раз два поколения (50 лет) "непоротых" нужно, чтобы справиться с маргинальными замашками.
      Для сравнения рассмотрим еще один заповедник патентованного хамства. США - страна эмигрантов и, следовательно, маргиналов по определению. Попадая в новые для них условия, они еще более маргинализировались, как правило, попадая поначалу на самое дно общества и лишь неимоверным трудом добиваясь социального статуса, аналогичного таковому у более-менее коренных американцев. В большей степени это относится к ситуации на рубеже XIX-XX веков, но в некотором смысле применимо даже и к нынешней "утечке мозгов". Следовательно, американскому населению внутренне присущи постоянно обновляемые маргинальные привычки - вероятно, в той же степени, что и русскому, хотя и по совершенно иным причинам. Часто удивляются - как мы похожи! Да, снаружи - похожи, но ни о каком глубинном сходстве характеров и речи быть не может. Совпадение чисто внешнее, не более, чем у негра и китайца в одинаковых водолазных костюмах.
      <...> А вот с Германией сложнее. Тут, пожалуй, как раз тот случай, когда хамство является национальной чертой, ибо, в отличие от России, четко фиксируется историческими источниками и безоговорочно подтверждается соседними народами, да и самими немцами. Русские читатели наслышаны о немецком хамстве от Бунина и Набокова; однако иных примеров также предостаточно. <...>
      <...> Что же касается Лютера, самого немца из всех немцев, то он и выразился определеннее всех: "Мы, немцы, в большинстве своем такие свиньи, что не имеем ни разума, ни морали". И еще, чтобы паства не сомневалась: "Если бы кто-нибудь захотел изобразить сегодняшнюю Германию, ему пришлось бы придать ей черты огромной свиньи". Впрочем, надо помнить, что речь идет о временах незадолго до воцарения Ивана Грозного, за которые нас тоже немало порицают.
      Конечно, все эти высказывания - глубоко внутренние, рассчитанные укорить своих соотечественников, сделать их лучше. Можно сказать, рефлексирующая совесть нации. Ничуть ни в меньшей степени, Германия - страна романтиков, композиторов, поэтов и ученых. Кроме того, во многом именно благодаря своей самоуверенности и спеси немцы добились высокой репутации "локомотива Европы". Однако из приведенных цитат все же можно сделать вывод, особенно актуальный для нас, русских: у каждого народа есть недостатки. Право же, не одни мы бичуем собственные пороки: французы склонны усматривать в себе "рабскую психологию" (правда-правда!), испанцы корят себя за лень и вековую отсталость от Европы. Изрядную долю немецкого высокомерия в несколько более рафинированной форме переняли англосаксы (ибо они - суть германцы). Француз Лебон констатирует то, что сами англосаксы, особенно в американском варианте, признают крайне неохотно: "презрение к иностранцу и к их обычаям превышает до известной степени в Англии даже то, какое некогда питали римляне в эпоху своего величия по отношению к варварам" и далее: "Нет ни одного английского политического деятеля, который не считал бы относительно другой нации совершенно законными поступки, рискующие вызвать самое глубокое и единодушное негодование, если бы они практиковались по отношению к его соотечественникам. Несомненно, что это презрение к иностранцу, с точки зрения философской, есть чувство очень низменного свойства; но с точки зрения народного благосостояния, оно крайне полезно". <...>
      Уфф... Как говориться - конец цитаты. Ну как, интересно? А чего я говорил! Я рекомендую наиболее заинтригованным читателям не полениться, а полезть на интернет и прочитать полностью Константина, да не только о вселенском хамстве, но и другие его произведения.
       А теперь давайте перейдём к обсуждению его статьи. Начнём с определения понятий. Костя определяет 'хамство, или, более научно, как маргинальное поведение'. Посмотрим, что это за поведение такое. На слово маргинал Google даёт около 93,900 ссылок. Ту мач. Посмотрим только наиболее авторитетные источники.
      Материал из Википедии - свободной энциклопедии:
      Маргина́л, маргина́льный челове́к (от лат. margo - край) - человек, находящийся на границе различных социальных групп, систем, культур и испытывающий влияние их противоречащих друг другу норм, ценностей и т. д.
      Маргинальная группа людей - группа, отвергающая определённые ценности и традиции той культуры, в которой она возникает, и утверждающая свою собственную систему норм и ценностей. <...>
      Маргинальность - 'пограничность', промежуточность положения индивида или социальной группы в социальной структуре общества. Это понятие появилось в американской социологии в 1920-е для обозначения ситуации неадаптации иммигрантов к новым социальным условиям. Маргиналы, утрачивая прежние духовные ценности, испытывают трудности приобщения к чуждой им городской культуре, ненавидят мир, в который попали. Маргинальные слои пытаются навязать свою волю, вступают за поголовное равенство и даже за господство в обществе, что является одной из причин утверждения сталинщины как диктатуры маргинальных слоёв. Многие социологи сходятся во мнении, считая маргиналов основной силой тоталитарного режима.
      Индивидуальная маргинальность характеризуется неполным вхождением индивида в группу, которая его полностью не принимает, и его отчуждением от группы происхождения, которая его отторгает как отступника. Индивид оказывается 'культурным гибридом' ( Парк Р.), разделяющим жизнь и традиции двух различных групп.
      Групповая маргинальность возникает в результате изменений социальной структуры общества, формирования новых функциональных групп в экономике и политике, вытесняющих старые группы, дестабилизирующих их социальное положение.
      Однако маргинализация далеко не всегда приводит к 'оседанию на дно'. Естественная маргинализация связана преимущественно с горизонтальной либо восходящей вертикальной мобильностью. Если маргинализация связана с радикальным изменением социальной структуры (революции, реформы), частичным или полным разрушением устойчивых общностей, то она часто приводит к массовому понижению социального статуса. Однако маргинальные элементы предпринимают попытки повторного встраивания в социальную систему. Это может привести к очень интенсивной массовой мобильности (перевороты и революции, восстания и войны). А может привести к формированию новых общественных групп, борющихся с другими группами за место в социальном пространстве. Так, расцвет этнического предпринимательства объясняется именно маргинальным положением этнических меньшинств, для которых обычные пути достижения высоких статусов (через наследование, государственную и военную службу и т.п.) затруднены и которые в развитии предпринимательства (в т.ч. криминального характера) находят для себя эффективные каналы вертикальной мобильности. Обычно всплеск предпринимательства оказывается проявлением кризиса. Исследования в США показали, что около четверти основателей новых фирм были безработными. 'Новая предпринимательская волна' в России также может быть объяснена подобными причинами.
       Конец цитаты из Википедии. Посмотрим ещё, что нам даёт Google:
      
      И.В.Малышев
      Тот, кто "не в ногу"
      
      Маргинальное искусство. - М.: Изд-во МГУ, 1999, с. 62-63.
      
       "Маргинал" - слово модное, но понятие довольно неопределенное. [Ох, хорошо излагает Малышев! Мне нравится! - В. Л.]. Отсюда и не вполне ясна роль этого явления в культуре. Ключевой в определении маргинала представляется характеристика - "внесистемный". Маргинал вне социальной структуры, т.е. не принадлежит к тем элементам (социальным группам), отношения между которыми определяют характер общественного целого. В художественной культуре он вне основных для нее художественных направлений, вне основных типов художественного мышления и языка. Как таковой маргинал не принадлежит ни к господствующей, ни к основным оппозиционным группам и субкультурам.
      
       "Маргинал" - понятие безоценочное. Это ни "хорошо", ни "плохо". Ибо может быть и "хорошо", и "плохо", но современники об этом, как правило, знать не могут. Не имеет данное слово и постоянного денотата - обозначаемого им конкретного предметного содержания. То, что сейчас внесистемно, завтра может войти в систему. Но может и не войти. То, что сегодня системно и даже господствует, завтра окажется на обочине и социальной структуры, и художественной культуры. [Ну, ребята, перл! Я тащусь от Малышева! - В.Л.]
      
       Маргинал - тот, кто отстал и тот, кто опередил. Он может быть атавизмом отжившей уже культуры, ее ценностей, мышления и языка. И может быть человеком будущего, чьи творения, не понятые и не принятые современниками, войдут в основание грядущей культуры. Но маргинал и тот, кто "заблудился", кто производит "продукты", - действия, произведения, ценности, не имеющие ни прошлого, ни будущего. [Умри, Малышев, лучше не скажешь! - В. Л.].
      
      
      
      А.А.Оганов
      Феномен маргинальности в культуре
      
      Маргинальное искусство. - М.: Изд-во МГУ, 1999, с. 64-65.
       Понятие маргинальности в нашей научной литературе в отличие от западной (введено американским социологом Р. Парком) появилось сравнительно недавно. Очень скоро оно распространилось и без всяких на то оснований стало употребляться с явным оценочно-негативным оттенком. Феномену маргинальности у нас в той или иной степени придавался акцент чуждости, беспочвенности, культурной ущербности. Причина этого вероятнее всего кроется в идеологизации национально-культурных ценностей. Если человек в полной мере не вписывается в контекст приоритетного для данного сообщества культурной ориентации, выпадает из него - значит, он маргинал.
       Уфф-хуу... Конец цитат из 'Маргинального искусства'.
      Ну вы, умнички, конечно всё поняли, кто такие маргиналы и почему они все хамы по-научному. Один я ни фига не понял. Серый потому как. Далёк от науки, как декабристы от народа. Но читая современную русскую литературу (на мой и моей жены взгляд Андрей Константинов с его 'Бандитским Петербургом' - лучший писатель всех времён и народов), я понял по-простому, что маргиналы в России - это бомжи, алкоголики, хулиганы, дешовые спившиеся проститутки и прочий опустившийся сброд. Чмо, одним словом. Дошедшие до края, до margo. Но сказать, что русское хамство присуще только этой категории людей - я никак не могу. Оно имеет гораздо более широкое распространение. Я не буду ссылаться на русских классиков, писавших о русском хамстве, начиная от Чаадаева и кончая Буниным - вы все крутые интеллектуалы и сами их знаете.
      Посмотрим, что же такое хамство в старом, до-перестроечном значении этого слова, в Словаре Русского Языка С.И. Ожегова, М., 1970:
      ХАМ, -а, м (презр., бран.). Грубый наглый человек, готовый на всякую подлость и низость. ХАМИТЬ, -млю, -мишь; несов. Вести себя грубо, нагло, по-хамски. ХАМСКИЙ, -ая, -ое (презр.). Свойственный хаму, грубый, наглый. Хамское поведение. Поступать по-хамски (нареч.).
      Ну, видите, как оказывается всё просто. А вы - маргиналы, маргиналы. Слова какие-то непонятные говорите.
      Прежде, чем перейти к опровержению Костиного тезиса, что американцы - хамы по своей природе, чуточку остановлюсь на российском хамстве. Во первых строках своего письма Костя пишет: 'Среди нас много хамов - это факт, который стоит признать со всем смирением'. Ну, кто же будет спорить? С великолепным анализом источников, причин, происхождения российского хамства, которые приводит Константин, я вполне согласен. А не согласен я с его заявлением, что 'утверждение, что хамство является исконной чертой русского характера, тут же наткнется на множество противоречий: ведь очень многие исследователи находят в русском человеке мягкость, доброжелательность и доброту'.
      (В отношении немцев Костя не сомневается, что хамство является их национальной чертой).
      Так вот - не натыкается. Насчёт мягкости и доброты русичей - это, наверное, относится к до-варяжским славянам. (Кстати, напомню, что слово Русь происходит от названия варяжского, скандинавского племени, поселившегося в Хохляндии (Киевская Русь), а вовсе не от славянского. Если бы было славянское самоназвание, то мы были бы кривичи, в крайнем случае - вятичи, а не русичи. Сейчас мы с гордостью говорим - я русский! А иначе бы говорили - я кривой!). Так вот, говорят, что славяне были добрые и ласковые. А потом, после злых варягов-викингов, наводивших ужас своей жестокостью на всю ранне-средневековую Европу - пошло, поехало. Вспомните мягкого и доброго И.В. Грозного, убившего собственного сына, наслаждавшегося зверскими пытками приближённых бояр, не считая тотального избиения новгородцев, вспомните зверства его опричников. Вспомните П.А. Романова, казнившего собственного сына и самолично рубившего головы стрельцам; вспомните русский бунт, бессмыссленный и беспощадный, ужасы Гражданской войны, вспомните зверское уничтожение Тамбовских крестьян и вымаривание голодом миллионов украинцев в двадцатых и тридцатых годах, раскулачивание и самоуничтожение русских в Гулагах... Уж про высылки татар, чеченцев и прочих, когда гибли сотни тысяч людей, и про зверства Советской армии в Германии и Венгрии и вспоминать-то не стоит - они же чурки не русские... Да чего далеко ходить - читайте 'Бандитский Петербург' наших дней, там такие ново-русские бандиты, кидалы и прочие жулики-добряки, что в Россию ехать страшно. Так что о мягкости, доброжелательности и доброте русского народа давайте лучше помолчим. 'Оттого хамство на Руси уже век, как не переводится' (Конст. Дегтярев).
      Вы думаете - исконно-посконная национальная русская песня - это 'Хас Булат удалой, бедна сакля твоя', потому что её первую распевают, хлебнув водочки или самогоночки, старушки, оставшиеся в покинутых деревнях (вся молодёжь ушла на фронт - бандитствовать или проститутствовать)? Не-а. Хренушки вам. 'Стенька Разин'. Его распевают по пьяне не только в опустевших весях, но и в перенаселённых городах. Помните: Волга-Волга, мать родная, Волга русская река, не видала ты подарка от донского казака!.. Поимел персиянку, а потом бросил её в надлежащую волну... Что вы, черти, приуныли?! Ну-ка, Федька, чёрт, пляши! Грянем, братцы, плясовую на помин её души!.. Во где широта русской натуры! Во где мягкость и доброта!.. А вы говорите - хамство немецкая национальная черта... У меня есть приятели в Германии, они прочтут эти строки. Ребята, напишите - каково сейчас с хамством в Германии, проявляется ли полным цветом их национальная черта, или они после тотального разгрома в сорок пятом перестали маргиновать?
      Кстати, Костя пишет: '...во многом именно благодаря своей самоуверенности и спеси немцы добились высокой репутации "локомотива Европы". Костенька, спесь и самоуверенность никогда к расцвету наций не приводили. А приводит IQ - коэффициент умственной способности нации, который у немцев немного приближается к АйКью евреев. (Ну, вы же знаете, что англы и саксы -это германские племена, так что немцы, что англичане в генетическом плане - одна хрен). Кто дал миру больше всего учёных? У кого больше всего изобретений, двинувших нашу цивилизацию до современного уровня? Только не говорите мне - зато мы делаем ракеты! Это Вернер Браун делал настоящие ракеты, а американцы и русские скоммуниздили кто его, а кто его технологию. Ну, потом, конечно, усовершенствовали. Кто делал нашу атомную бомбу? Сахаров - потом, а сначала почти сплошь евреи стояли у её колыбели... Ну, это так, к слову, чтобы нос шибко не задирали.
      Я всё отвлекаюсь, простите, давайте вернёмся к нашим мутонам, к хамству.
      Пятьдесят лет своей первой жизни я прожил в Советском Союзе, так что с российским уличным хамством знаком из первоисточников. Это совершенно естественное состояние большого количества россиян (не всех, разумеется, Боже упаси!) в трамваях, автобусах, в магазинах, поликлиниках, и во всех общественных местах - не мне вам говорить, вы сами всё это знаете не хуже меня. Приведу только три примера. Первый - из моей прошлой жизни. Я, как и вы, сталкивался на Родине, наверное, с сотнями случаев хамства, которые воспринимались, как укусы комаров - разве все запомнишь? Но этот случай был наиболее характерным, поэтому он мне хорошо запомнился. В нашем Институте геологии Арктики в Ленинграде была только одна легковая машина - 'директорская', которая днём использовалась для самых разных нужд, а вечером отвозила директора и его заместителя домой. Чтобы не сталкивались с трамвайным хамством. И вот однажды этот 'Москвичок' подломался. Стою я вечером на остановке, и вдруг подходит ко мне наш замдиректора по геологии Михаил Григорьевич (Мойша Гиршевич, как выяснилось впоследствии из его некролога) Равич: - Вадим Арпадович, здрасьте, Вы в какую сторону едете? - К Лесному. - О, и мне туда же. Можно мне к Вам присоединиться? А то мне как-то неудобно одному в общественном транспорте. - Ну, конечно, Михаил Григорьевич, вот и наш трамвай!
      Ну, блин, накаркал наш зам, обладавший весьма характерной внешностью. Сидим мы в первом вагоне, близко к вожатому. Народу уже не много, поздновато, болтаем об институтских делах - когда ещё рядовому главному инженеру экспедиции доведётся поговорить со всесильным замом в неформальной обстановке. И тут мы видим, что над нами шатается, держась за поручень, какой-то маргинал (или пьяница, по-старому). Выдав густой перегарный выхлоп, этот чмо обратился к Равичу, обвинив его в том, что кругом одни жиды власть захватили. И сам ты жидовская морда. Смущённый и встревоженный (не начнут ли бить по этой морде) Михаил Григорьевич своим молчанием признал справедливость его слов. После третьей фразы я предложил алкашу сесть и помолчать. - А ты тоже значит из жидов, -- обвинил меня алканя совершенно безосновательно. Немногочисленные трудящиеся с интересом наблюдали животрепещущую сцену - кто же жидов-то любит? После третьего серьёзного прдупреждения мне пришлось встать, взять нарушителя общественного порядка за грудки, приподнять его над полом на пол-фута (откуда только сила взялась?! Хорошо, что поносник был ненамного крупнее меня) и швырнуть его вниз на ступеньки выхода. -Останови! - заорал я вагоновожатому. - Открой дверь! - Водила беспрекословно подчинился моим руководящим указаниям. Оглянувшись, нет ли приближающегося автомобиля, я ногой скинул конаголика на панель, оттащил его за воротник на тротуар (ух, силён я, знать, во гневе!) и вернулся в вагон. Трудящиеся чуть не аплодировали мне, громко выражая своё негодование по поводу расплодившихся пьяниц. Михаил Григорьевич благодарно коснулся рукой моего рукава. В последующие дни, когда мы иногда сталкивались с ним в коридоре, Равич проходил мимо, не замечая меня.
      (Кстати, когда мне несколько раз надо было принять на работу в Полярную экспедицию специалиста-еврея, о том, чтобы пойти за разрешением к замдиректору - не могло быть и речи. Комсомолец двадцатых годов Мойша Равич зарубил бы единоверца без колебаний. Всегда приходилось идти к директору - милейшему хохлу Б.В. Ткаченко. Разговор при этом обычно был почти стандартный: - Вадим Арпадович, чего-то вы сегодня невесёлый, что для Вас не характерно. Я подозреваю - Вы опять за еврея просить пришли? - Да, Борис Васильевич, Вы удивительно проницательны. - Вадим Арпадович, мне же на каждом заседании бюро райкома плешь перепиливают, что я развёл в институте синагогу - у нас же только официально семнадцать процентов евреев, ни у кого в районе ничего подобного нет! А сосчитайте, сколько ещё их скрываются за русскими фамилиями, а сколько полукровок! Нет, никак не могу, мне же выговор с занесением закатают! Ищите русского специалиста! - Ну, Борис Васильевич, где же я русского классного радиоэлектронщика найду, они же все в оборонку, в ящики идут, там же зарплата в два раза выше, а Боря Фрадкин - классный электронщик! У нас же без него вся систмя 'Поиск' сдохнет! - Нет, Вадим Арпадович, поищите, дайте объявление, я не могу это на себя взять, мне ещё до пенсии надо дожить! - Разговор заканчивался тем, что я ещё должен недельку поискать, а потом посмотрим. А потом одним евреем в нашем родном институте становилось больше, и, несмотря на то, что начкадров Салманов костьми ложился, пресловутый процент повышался.).
      Ну, вот опять я отвлёкся. Вы скажете, что в описанном трамвайном случае я тоже вышел из рамок дипломатического протокола, проявив хамство. Признаю вашу правоту. Да, я жил тогда в хамской стране.
      Второй и третий случаи проявления российского хамства произошли уже в моей новой жизни. В октябре 2003 года приехал я в Ленинград (нет, уже в Санкт-Питербурх) на празднование 50-летия окончания Горного института. Иду это я по Невскому прошпекту, осеннее нежаркое солнышко приветливо светит, птички поют, голуби воркуют, иномарки новых русских и братков шинами шуршат, красота кругом родная и на душе благолепие. Иду, как пташка, насвистывая что-то из 'Кармен'. Знаю, что где-то здесь, поблизости от кинотеатра 'Титан' находится какое-то интересное кафе (название которого я сейчас уже не помню), друзья советовали посетить. Обращаюсь к продавщице мороженого (сундук у неё на колёсах) с просьбой просветить, где это кафе находится. Господи, что за сундук Пандоры я раскрыл! Из продавщицыной пасти полилось в мой адрес такое, что и приводить здесь не хочется. Очки, оказывается, я одел совершенно напрасно, потому как есть я полный идиот. Мороженое не покупаю, но отвлекаю (кстати других покупателей поблизости не было). Маттиас Ракоши, сказал я себе, пристыженно отходя от мороженщицы, за что же она меня так-то?! Оказалось, что искомое кафе было как раз на противиположной стороне Невского. Поэтому, по-видимому, моя просьба её и оскорбила.
      Третий случай, о котором я расскажу, произошел во время той же поездки на Родину. В последний день моего пребывания в Петербурге, 14 ноября, я остановился у рыбного 'развала' (импровизированного лотка) около автобусной остановки на Кондратьевском проспекте - напротив бывшего кинотеатра 'Гигант', а ныне казино фирмы Конти. На каких-то подставках стояли восемь-десять невысоких синих пластмассовых ящиков, наполненных свежей речной или прудовой рыбой - в каждом ящике свой сорт. Полюбовавшись на это невиданное мной за всю сознательную жизнь разнообразие, я попросил у продавщицы разрешения сфотографировать эту роскошь.
       - Фотографируйте, - пожала плечами продавщица, симпатичная женщина лет 45 с интеллигентным лицом, - но только без меня.
      Я открыл объектив и прицелился, чтобы сделать снимок.
      - А зачем Вам это нужно? - спросила продавщица.
       - Зачем-зачем, - вмешался какой-то мужчина пенсионного облика и громко заявил, что он знает, откуда я, и назвал какую-то организацию (я, к сожалению, сразу не 'врубился', так как был сосредоточен на выборе кадра, и не запомнил это название).
      - Они всё фотографируют! Ты у своей жены жопу сфотографируй! Мудак! - Сказав это, пожилой мужчина гордо удалился, плюнув издалека в мою сторону. Двадцать пять лет тому назад я бы точно прореагировал на таковы слова ударом по физиономии, несмотря на весовое преимущество этого человека (разумеется, если бы он тогда был не пенсионного, а моего возраста). Но теперь моя философия в корне изменилась под влиянием первой поправки к Американской конституции, гарантирующей свободу слова. Так что этот пенсионер мог бы безбоязненно плеваться рядом со мной (но он ничего про первую поправку не знал).
      Я был очень обескуражен. Заподозрить во мне иностранца у него не было никакого основания (разве что ему могло показаться подозрительным желание сфотографировать это достояние республики, каковое простому россиянину не придет в голову). Одет я был как простой советский пенсионер, даже шапка-шюцкоровка из искусственной кожи с козырьком была куплена мной неделю тому назад у Финляндского вокзала. Три четверти петербургских пенсионеров носят такие шапки. Так что, вероятно, злой дяденька имел в виду какую-то российскую нехорошую организацию. Желая оправдаться перед симпатичной продавщицей, я сказал ей:
      - Вы знаете, я не хотел никого обидеть. Я не понял, что он сказал? Это что, очень плохая организация? На самом деле я из Америки, уехал из Ленинграда 24 года тому назад...
      
      Во что вылился мой разговор с симпатичной продавщицей (ещё немного, и я бы остался в России, женившись на ней; жалко, что на самолёт опаздывал), вы можете прочесть в моём правдивом рассказе 'В Ленинград через четверь века. Отношение 'человека с улицы' к Америке' на сайте lib.ru, Заграница.
      
       Ну, ладно, добавлю ещё один случай. Но уже не со мной, а то я всё я да я. Случай с моей хорошей знакомой (имена героев изменены). Хоть и звучит он как святочный рассказ, и назвать его можно 'Дары русских волхвов', но это не подражание О'Генри, а повествование, основанное на реальном происшествии. Рассказ не о русском хамстве, а о доброте простых русских людей.
      Замуж моя знакомая вышла поздно - в 32 года, долго выбирала. Зато мужа выбрала прекрасного - на три года старше её, высокий, красивый, интеллигентный, густая обильная шевелюра, очки в тонкой оправе делали его похожим на молодого профессора, хотя был он всего старший инженер в НИИ. Год прожили в полном счастье. Вернулись из отпуска в Коктебеле, где много плавали, карабкались по горам... Но что-то Саша после отпуска стал себя плохо чувствовать, сильно уставал... Перегрелся на Крымском солнышке, наверное. Недомогание не проходило, обратились к врачам. Диагноз - острый миелолихобластный лейкоз. Лейкемия, по-нашему. Прогноз однозначный - скорая смерть. Раз острый. Ну, конечно, положили в больницу, 'химия' уже не поможет, но всё равно врачи пытались сделать, что только возможно. Пол-года молодая будущая вдова ежедневно после работы мчалась в больницу после посещения полупустых магазинов (1985 год), чтобы купить чего-нибудь вкусненького (Саша к концу почти ничего не ел). Сама она тоже была на вынужденной диете - поесть нормально не успевала. На красивим лице торчал только Ахматовский нос и расширились зелёные глаза.
       Приближался новый год Великой Перестройки. Врачи утешали её - скоро отмучаешся, не больше двух недель ему остлось. И она решила забрать умирающего на три дня домой. Врачи категорически возражали - это будет лишнее мучение для него, нельзя прерывать уколы, Вы только ускорите его смерть. - Марьсемённа, ну раз все равно уже близко, я очень хочу устроить ему последний Новый год! Шприц и лекарства я возьму, всё сделаю. Ну, пожалуйста, Марьсемённа! Это ж последний! - Ну, хорошо, иди оформляй документы, я подпишу.
       Из такси она тащила больного на первый высокий этаж с огромным трудом - двигаться самостоятельно он уже не мог. Раздела, уложила на кровать, сделала положенный укол. Постучала Клавдиванна, соседка по лестничной плошадке: - Неля, на Песочной мандарины выбросили! (Для молодых поясняю - выбросили - это не значит на помойку. Это такой советский слэнг, это значит, какие-то дефицитные продукты поступили в продажу). Неля взяла большую чёрную сумку из кожезаменителя (продуктов-то на новогодний ужин в холодильнике мышь накакала), поцеловала Сашу, цеплявшегося за её рукав: - Спи! Я быстро! - и побежала к остановке метро.
       Очередь перед магазином была большая, уже много пустых ящилов из-под мандаринов лежали в беспорядке у входа. Но не прошло и двадцать минут, как очередь в кассу продвинулась, и Неля попала в магазин. Минут через десять продавщица в нечистом белом халате что-то прокричала. - Что она сказала? - Да осталось десять ящиков, просила больше не становиться. - Очередь заволновалась. - В одни руки больше килограмма не давать! - раздался глас народа, многократно повторённый. И тут Неля вспомнила, что надо ещё купить продуктов, дома-то есть почти нечего, какой тут праздничный стол. Оне обернулась к дворничихообразной женщине в ватнике и сером шерстяном платке: - Я отойду в гастономический, надо хоть сыра и колбаски купить, Вы меня запомните? - Иди уж, - хмуро сказала пожилая женщина.
       Для молодых поясню - в советских магазинах надо было сначала отстоять в очереди, чтобы взвесить колбасу и сыр в одном отделе, запомнить или записать стоимость, потом очередь за картошкой и морковкой - в овощном отделе, за хлебом стоять не надо - и так знаешь стоимость, потом за творогом очередь в молочный отдел, потом отстоять самую большую очередь в кассу, потом с пробитыми чеками снова идти в очередь в каждый отдел - это вам не супермаркет. Короче, когда Неля вернулась в очередь в кассу, перед ней оставалось человек семь. Но и ящиков с мандаринами оставалось совсем ничего. Давали уже по пол-кило в одни руки. Устала она очень, да и перенервничала, весь день ничего не ела, есть не хотелось, но, наверное, постоянное голодание свою роль сыграло - она едва держалась на ногах. Но Сашке посленюю в его жизни пару новогодних душистых мандаринов она скормит.
      - Женщина, вас тут не стояло! - нагло заявила дворничихообразная в платке, когда Неля пыталась пристроиться перед ней. - Как! Как же не стояла! Я же Вас предупреждала, когда отходила! Товарищи, пожалуйста, подтвердите, что я всю очередь отстояла, только в гастрономический ненадолго отошла! - Товарищи за дворничихообразной сурово насупили брови - мандаринов оставалось совсем мало, может не достаться. Товарищи впереди дворничихообразной, уверенные в своей правоте получить заветные фрукты, законно делали вид, что Нелин призыв к ним не относится. - Ну, как же так, я же стояла!! Какая несправедливость! - И тут Нелины нервы сдали. Слёзы брызнули из глаз, и она в голос зарыдала. 'Гады! Сволочи! Хамы! Видели же все, что я тут час стояла!' - эти мысли бились в её голове, вызывая новый пароксизм рыданий. Очередь подобралась, кассирша застыла. - У меня муж умирает! Сволочи! - выкрикнула она в отчаянии. Силы уже оставляли её. - Да, ладно, становись, чего там.... - сказала баба в платке. - Да, да, эта девушка стояла, а видела! - заявила интеллигентного вида старуша на третьем месте после бабы. - Девушка, становитесь, становитесь, - забормотали люди в очереди, хотя и рисковали, что может быть именно им и не достанется мандаринов. Но ноги уже не держали Нелю. Шатаясь, она пошла к выходу и плюхнулась в своём красивом пальто на грязную от растаевшего снега ступеньку на выходе из магазина. Какой-то выходящий мужчина положил ей несколько мандаринов на колени. Увидев это, две или три женщины сделали то же самое. Отрыдавши, но продолжая всхлипывать, Неля с трудом встала, цепляясь за дверь, и направилась обратно в магазин. Мандарины упали с колен и мягко посыпались со ступенек на грязнный снег. Очереди уже не было, мандарины кончились. Нели подошла к кассе, взглянула на свою записку и сказала кассирше суммы, которые надо было пробить за докторскую колбасу, сыр, хлеб, мороженный хек, пирожные. Кассирша сочувствующе смотрела на неё. - Ай, девушка, не берите в голову. Ну хамы, что с них взять.
      Добравшись до дома, Неля скинула пальто, взглянула на спящего мужа, поставила сумку на стол в кухне и начала вынимать из неё купленные продукты. На дне она увидела четыре желтенькие шарика...
      Саша говорил ей, что это был самый замечательный, самый запоминающийся Новый год в его жизни. Умер он 27 января 1986 года.
      
      
      И в заключение: 'Западные журналисты дают на страницах своих изданий советы проживающим в Москве иностранцам, как быстрее сойти за русского: в общественных местах смотреть на всех свирепо, в метро с силой толкать стеклянные двери в лицо тому, кто идёт следом, громко говорить в театре по мобильному телефону' (вырезка из какой-то русской газеты, к сожалению название её я не записал).
      
      Покончив, наконец (вы устали?) с русским хамством, перейдём к Костиному представлению об американском хамстве. Повторю, что он пишет:
      'Для сравнения рассмотрим еще один заповедник патентованного хамства. США - страна эмигрантов и, следовательно, маргиналов по определению. Попадая в новые для них условия, они еще более маргинализировались, как правило, попадая поначалу на самое дно общества и лишь неимоверным трудом добиваясь социального статуса, аналогичного таковому у более-менее коренных американцев. В большей степени это относится к ситуации на рубеже XIX-XX веков, но в некотором смысле применимо даже и к нынешней "утечке мозгов". Следовательно, американскому населению внутренне присущи постоянно обновляемые маргинальные привычки - вероятно, в той же степени, что и русскому, хотя и по совершенно иным причинам. Часто удивляются - как мы похожи! Да, снаружи - похожи, но ни о каком глубинном сходстве характеров и речи быть не может. Совпадение чисто внешнее, не более, чем у негра и китайца в одинаковых водолазных костюмах'.
      Костя, родненький, прошу прощения, но всё не так! США - действительно страна иммигрантов, но не маргиналов = хамов! Вы исходите из ложных посылок! Если принимать взаимоисключающие определения слова маргинал, которое дают Википедия (Маргинальная группа людей - группа, отвергающая определённые ценности и традиции той культуры, в которой она возникает, и утверждающая свою собственную систему норм и ценностей) и 'Маргинальное искусство' (Маргинал - тот, кто отстал и тот, кто опередил. Он может быть атавизмом отжившей уже культуры, ее ценностей, мышления и языка. И может быть человеком будущего, чьи творения, не понятые и не принятые современниками, войдут в основание грядущей культуры. Но маргинал и тот, кто "заблудился", кто производит "продукты", - действия, произведения, ценности, не имеющие ни прошлого, ни будущего), то привязать эти 'научные' определения к эмигрантам ну никак нельзя. Связать эти определения с понятием хамство - тоже не лезет ни в какие ворота. Связать эмигрантов с простым общепринятым понятием маргиналов, каковое можно почерпнуть из современной русской литературы - бомжи, алкоголики и пр., см. выше - застрелите меня из поганого ружья, если вы сможете связать. В Америчке даже ежу известно, что сюда в старое доброе время иммигрировали люди рисковые, смелые, предприимчивые, умные. В значительной мере это была немецкая иммиграция (16 процентов американцев имеют германские корни - это самая большая национальная группа). Бомжи и конаголики оставались дома. Большая волна ирландской иммиграции (вторая после немцев по численности) была связана с картофельными неурожаями и голодом на их родине. Это была вынужденная эмиграция. Да, голодные ирландцы поначалу были на низких ступенях общественной лестницы. Ничего не могу сказать об их бомжевании и хамстве - не в курсе. Но президента-католика-ирланца все знают. В конце девятнадцатого - начале двадцатого века бежали от погромов бедные пейсатые евреи, не шибко, кроме знания торы, образованные, тоже вынужденная эмиграция. Но поверьте, маргиналами-хамами они не были, а их дети и внуки вскоре стали занимать самые высокие позиции в американской экономике и науке. Справка: в Америчке сейчас насчитывается 358 миллиардеров, из них 106 - евреи, то есть 1 миллиардер на 55 тысяч евреев (у англосаксов - 1 миллиардер на 120 тысяч, для других наций - 1 на 7 миллионов). В науке дело обстоит ещё хуже. В США живут 160 лауареатов Нобелевской премии в области науки (лауреатов в борьбе за мир рассматривать не будем - тут и придурок Арафат - гений). Из них 61 лауреат - евреи (присуждают-то шведы, так что тут без блата обошлось, не придерёшься). В этой категории они абсолютные и относительные чемпионы - 1 лауреат на менее, чем 100 тысяч евреев. Англосаксы - на втором месте - 51 лауареат, один на 500 тысяч англо-саксов. (Цифры взяты из статьи Леонида Радзиховского 'Соль в плавильном котле', который взял их на Википедии, где вы можете получить полную статистику по этим вопросам). Так что о маргинальности и бомжевании иммигрантов-евреев 'самой первой волны' говорить не будем. Как и о их хамстве. Народ порядочный. Десять заповедей они придумали.
      Вы пишите: 'Попадая в новые для них условия, они [иммигранты] еще более маргинализировались, как правило, попадая поначалу на самое дно общества (то есть, по вашему, становились бомжами и хамами) и лишь неимоверным трудом добиваясь социального статуса, аналогичного таковому у более-менее коренных американцев'. Эти Ваши слова сейчас справедливы только в отношении нелегальных иммигрантов-мексиканцев-индейцев, обладающих низким АйКью. Они не образованы, не говорят по-английски (и не горят желанием выучить этот язык), выполняют ту работу, от которой даже негры нос воротят. Их дети плохо учатся и половина из них бросает школу. Высоко-айкьюшные 'белые' мексиканцы к нам через границу не бегут - смотри мою статью на lib.ru 'Простые совейские люди бегут через Мексику в США'. Но сказать, что раз нелегальные мексиканы находятся на нижней ступени американского общества, то они, как маргиналы, есть хамы - убей Бог, не могу! В основном это работящие и тихие люди, не желающие 'засветиться', чтобы их не взяли за хобот и не выставили из страны. Есть, конечно, среди нелегалов, как и среди легальных мексиканцев, настоящие бандиты. Справка: 'майноритей' (меньшинств - в основном негров и 'латинос', главным образом мексиканцев), в Америке около 26 процентов от всего населения. 'Латиносов' немного больше, чем негров, и их доля постоянно расёт - ежегодно миллион мексиканцев переходит границу. 75 процентов всех преступлений в США совершают 'майнорити'. Но мы говорим о хамстве, а не о преступности. Иншалла - если Аллах и жена позволит - я когда-нибудь разрожусь статьями об АйКью разных наций (строжайшее табу в политкорректной Америке), о мексиканской нелегальной эмиграции и её печальных последствиях для будущего Америки, и о том, что наши русские евреи привели к власти придурка, за спиной которого стоят кукловоды нефтяной и религиозной мафии. И о тяжелейших последствиях этого для будущего Америки. Когда же мемуары писать?!
      Ну вот, я опять отвлёкся, склероз, простите дедушку. Но вернёмся. Далее Костя пишет: 'В большей степени это относится к ситуации на рубеже XIX-XX веков, но в некотором смысле применимо даже и к нынешней "утечке мозгов"'. Про иммиграцию рубежа XIX-XX века я уже говорил выше. Ох, Костя, к нынешней, в основном, еврейской эмиграции, это ну уж никак не относится! Как правило, это высокообразованные люди, с АйКью на 15 единиц выше, чем в среднем по Америке (100), это действительно утечка мозгов из Советского Союза, да остудит Аллах сковородку Леонида Ильича и продлит годы Михаила Сергеича ОРРК - освободителя рабов и разрушителя коммунизма! У кого возраст позволял - наши иммигранты вскоре после приезда устраивались на работу по специальности или переучивались в программистов, шли преподавать в университеты, работать в научные лаборатории, открывали свои бизнесы, через пять лет, после получения гражданства - поступали в государственные учреждения... Кому возраст не позволяет работать - живут на велфере - пособие (которое, кстати, больше, чем моя заработанная пенсия) в субсидируемых квартирах с символической оплатой, имеют бесплатную медицинскую помощь, у всех есть автомобили, каждый год они путешествуют по Европам, по Мексикам и Бразилиям, а кто и по Азиям... Никакого дна, никаких маргиналов-бомжей! У большинства работающих - собственные дома (ну, про несколько автомобилей в каждом доме стыдно как то даже и упоминать). Почти все иммигрантские дети - круглые отличники в школе (моя Танька рыдала, когда получила по какому-то предмету Би, четвёрку по-нашему, но потом быстро исправила). Все дети после школы поступают в университеты, многие - в самые престижные. Наша иммиграция - самая успешная за всю историю эмигрантской Америки. И что самое важное для этой страны - это гены, которые привезли с собой наши эмигранты и их дети. Гены, несущие высокое АйКью. Ну, не все, конечно, доктора и кандидаты, есть среди нас и бывшие старшие товароведы и продавцы магазинов, которые в прежней жизни, возможно заявляли трудящимся: 'Вас много, а я одна (один)!'. Но и среди них нет бомжей-маргиналов - сейчас они законные бизнесмены или получатели вэлфера в субсидированных квартирах! И о хамстве эмигрантов говорить совершенно не приходится! (Я, правда, не скажу за всю Одессу - ну там за Брайтон Бич, например. Это просто кусок Советского Союза, где хозяйка магазина может спросить очередь: 'Есть тут кто-нибудь, кто говорит по-английски? Чего-то тут покупатель спрашивает, переведите, если понимаете'. Очередь молчит настороженно.).
      Так что, Костя, я полагаю, вы допустили ошибку, назвав американцев хамами, уровняв эмиграцию с маргинальностью. Но к этому вопросу я ещё вернусь дальше.
      Я, как Нострадамус, вижу будущее Америки в чёрном свете. Мексиканцы и негры плодятся, как и все нации низким АиКью, как кролики, чему ещё способствует порочная американская политика, предоставляющая девочкам, рожающим детей, полное обеспечение, о котором я, работавший пенсионер, могу только мечтать. Чем больше детей - тем больше денег. Вот они и плодятся. Ещё и удовольствие при этом получают. Притока извне высоко-айкьюшных евреев и немцев больше нет. Внутри страны они размножаются очень плохо, как панды в неволе. Мораль - неизбежное снижение АйКью американской нации. Последствия - переход в ранг стран третьего мира. Высоко-айкьюшные китайцы, японцы, индейцы будут править миром. Грустно, девушки...
      Но к делу. Вы пишете: 'Француз Лебон констатирует то, что сами англосаксы, особенно в американском варианте [выделено мной. - В. Л.], признают крайне неохотно: "презрение к иностранцу и к их обычаям превышает до известной степени в Англии даже то, какое некогда питали римляне в эпоху своего величия по отношению к варварам" и далее: "Нет ни одного английского политического деятеля, который не считал бы относительно другой нации совершенно законными поступки, рискующие вызвать самое глубокое и единодушное негодование, если бы они практиковались по отношению к его соотечественникам. Несомненно, что это презрение к иностранцу, с точки зрения философской, есть чувство очень низменного свойства; но с точки зрения народного благосостояния, оно крайне полезно'. Из этого Вашего длинного параграфа следует, что у американцев есть чувство презрения к иностранцам. 'А вот хренушки вам', как говаривали япошки в старину - позвольте не согласиться. Чего нет - того нет. Мы (я, жена и 12-летний сын) приехали в Америчку в январе 1980 года - Советский Союз только что напал на Афганистан, холодная война была в самом разгаре. Мы приехали из вражеской страны. Ни малейших признаков не то что презрения, но и малейшей недоброжелательности мы никогда не испытывали. Когда вначале знакомились с американами и сообщали, что мы из России, то столько доброжелательности и приветливости мы никогда дома не ощущали - нас приглашали в гости, устраивали в нашу честь обеды или ужины, приглашали своих друзей, распрашивали о России... То же вам расскажут и другие советские иммигранты. Может быть этого презрения к иностранцам нет из-за того, что сами американцы постоянно твердят - Америка страна иммигрантов, мы все здесь иммигранты или их потомки, не иммигранты здесь только индейцы. Про озлобленность к иностранцам в России даже писать скучно - русские младо-фашисты постоянно убивают то негров, то таджиков, то молдаван. В зубах навязло. Так что давайте не будем.
      
      Опять хочу отвлечься на минуточку, вы уж простите старичка. После приезда в Америчку я пошёл работать в геофизическую компанию по специальности, а жена пошла учить английский в языковую спец-школу. Вместе с ней учились арабийские прынцы. На одном из уроков учительница попросила студентов рассказать об их впечатлении об Америке. Арабы начали дружно поносить Америку - страна говна пирога, хуже не бывает. Учительница понимающе кивала головой. Женуля не вытерпела и на своём корявом английском полезла в бой, грудью закрывая амбразуру, из которой хлестали помои: - Если эта страна - говно, то какого хрена вы сюда прётесь?! Что вы дали миру, кроме нефти? Алгебру и то не вы придумали! Да если американцы откроют новый источник энергии, то ваша нефть при высокой стоимости добычи тогда никому задарма не понадобится, и вы пойдёте опять хвосты верблюдам крутить! - Арабцы заткнулись, а учительница потом благодарила жену за урок патриотизма. Вот. А вы - про презрение! Попробовали бы чурки нерусские подобное проповедовать в России - сразу бы презрение по мордасям получили.
      
      Ну, ладно, всё никак не могу подползти к главному вопросу - об американском хамстве. Но сейчас вот созрел.
      Прочитавши Костину статью, через два дня отправился я со своим семейством в Юту на озеро Лейк Пауэл (громадное искусственное водохранилище на реке Колорадо). Там мы погрузились на 'хаус боут' - 17-метровый моторный катамаран, с каютами, камбузом, туалетами, большой открытой верхней палубой, на котором мы жили четыре дня. В числе 20 пассажиров (они же капитаны, старпомы, команда, повара, буфетчики и стюарты) было два американца, один из которых хорошо говорит по-русски (шесть лет он жил в Москве). Где, как не тут, выяснить хамскую подноготную любимой страны?
      - Встречались ли вы с американским хамством? - задал я на второй день вопрос на всю кают-компанию. Трудящиеся начали задумчиво скрести свои реппо. - Они пердят в обществе, - прервала всеобщее молчание одна интеллигентная дама.
      - Ешь твою манную кашу! - вскричал я. (Моя Танька, девятикласница в хай-скуле, рассказала мне, что мальчики в её классах, узнав, что она говорит по-русски, наседают на неё с просьбами научить их материться на великом и могучем, обещая платить по пять доллоров за каждое выражение. Таня попросила меня помочь ей подзаработать, сочинив какие-нибудь псевдо-ругательства. О-кей, сказал я, и тут же придумал этот эвфемизм про кашу, и посоветовал ей произносить это самое страшное русское ругательство обязательно со зверским выражением лица. Таня была очень довольна). - Ешь твою манную кашу! - вскричал я. Вот уж воистину век живи - век учись! Почти треть века я живу в этой кантри, каждый год многократно бываю в обществе на концертах двух денверских симфонических оркестров - один в филармонии и другой в церкви, на хоровых концертах в разных других церквях, и не разу не замечал за американцами такого. Старый стал, совсем нюх потерял. Правда, на таких массовых сборищах, как американский футбол, баскетбол и прочих спортивных мероприятиях, я никогда не бывал. В Ленинграде меня однажды друзья в юности вытащили на футбол, так я смотрел только на бесноватых болельщиков, а не на поле. Ну, не фанат я. Так что про испускание ветров в американском фанатском обществе я ничего не знаю.
      Но даже если американцы и делают это во время матчей, то такое поведение не следует рассматривать как хамство, а скорее как бескультурье. - А с хамством-то как же, - продолжал допрашивать я. - Вот ты, Питер, ты же американ, ты же должен знать лучше нас. Тем более, что ты знаком с русским хамством не по-наслышке. Как тут у вас с этим делом? - Ну, наверное есть, - отвечал Петя не очень уверенно, - в Нью Йорке наверняка есть...
      Я вам повторно не скажу за всю Одессу (за Брайтон Бич в Нью Йорке или там за Лос Анджелес), но в нашей провинциальной Колорадщине (в Денвере всего-то два с половиной миллиона населения, а во всей Колораде - четыре с половиной) мне за почти тридцать лет ни разу не пришлось встретиться с проявлениями хамства. Когда за долгие годы я несколько раз совершал нарушения ПДД (помните, что это такое? Правила дорожного движения) - повернул налево не из левого ряда, 'подрезав' кого-нибудь, или что-то в этом роде, то мне пару раз показали средний палец и пролаяли что-то. Но это проявление дорожного гнева было вполне оправданным. Я читал, что один трудящийся догнал подобного правонарушителя, остановил его выяснить отношения, а потом, потеряв от гнева голову, пристрелил его на обочине. Но это опять таки не может рассматриваться, как проявление обычного бытового хамства, с каковым мы постоянно сталкивались в России.
      Американы поразительно доброжелательные люди. И не только в сфере обслуживания - в магазинах, библиотеках, на почте, в суде, и так далее. Наверное, в московских бутиках, где итальянские лапти стоят тонну бакинских (ух, как я ново-русский язык-то знаю!), продавщицы, может и корчат неискренние улыбки (русские искренне улыбаются только друзьям). Не знаю, не бывал. Но улыбки американцев, по крайней мере у нас в провинции, очень приветливые и искренние. В Союзе коммунисты проповедовали, что вывели, мичуринцы, новую особь советских людей, для которых человек - друг, товарищ и брат. Враки! На самом деле - друг для друзей, товарищ - для сотрудников и волк - для всех остальных.
      Когда мы только что приехали, американская приветливость казалась чем-то совершенно нереальным по сравнению с русским 'вас много, а я одна'. Кассирша в первом же супермаркете так улыбнулась мне, что будь я лицом кавказской национальности, я бы сказал ей: - Вах, дэвушка, ты меня так хочишь?! Прямо тут, у кассового аппарата?! Нэт, жина смотрит, пайдём лючше в подсобку! - Про способность американцев улыбаться любому встречному на улице можно писать поэму. Ну, конечно, где-нибудь в даунтауне, когда тебе навстречу идёт толпа, то всем не наулыбаешься. Но встреться с кем-нибудь глазами - и человек в толпе тебе улыбнётся. А уж просто на улице, без толпы, или где-нибудь на дорожке вдоль ручья или в горах, тут тебе и хай и бай плюс самая жизнерадостная улыбка. Иногда я ловлю себя на том, что иду по улице сильно задумавшись, очередную байку обдумываю, и только через две секунды замечаю, что прошедшая женщина приветливо улыбнулась мне, а я шёл, как озлобленный хорёк, и не ответил на её улыбку. - У, русский скот, когда научишься?! - корю я себя.
      На следующий день, когда мы прилетели из римского отстойника (для нас это были двухмесячные Римские каникулы) в Нью Йорк 17 января 1980 года, мы отправились гулять по улицам. И вдруг видим, что пожилая толстозадая негритянка подскользнулась на льдистом пешеходном переходе и хряснулась на асфальт. Жена кинулась помогать ей подняться, но её опередили 5-6 человек, оказавшихся поближе... Да-а, представьте себе, что пожилая толстая еврейка хряснулась бы подобным образом в Ленинграде, это вызвало бы весёлый молодёжный смех... Ну, наверное, кто-нибудь помог бы ей подняться, но такого порыва кинувшихся помощников, как мы наблюдали в Нью Йорке, вряд ли бы мы увидели там...
      Про приходящих на помощь американов на дороге и говорить нечего - остановятся рядом, спросят, чем помочь, не нужен ли мобильник, если его нет, вызовут автосервис, женщине помогут заменить спущенное колесо, и т.д., и т.п. Несколько раз меня и жену подвозили к ближайшей бензоколонке, когда наши автомобили оказывались 'аут оф газ'; там мы брали канистру с бензином, и те же доброхоты доставляли нас обратно к нашем автомобилям. В Союзе у меня, главного инженера крупной Полярной экспедиции, не было денег, чтобы купить 'Запорожец', так что сопоставить корпоративное братсво и взаимопомощь автомобилистов там и тут я не могу. Но что хочу сказать - не всё так безоблачно, как я рассказываю. В газетах писали, что на дороге около Лос Анджелеса остановился один молодой мужчина-негр, чтобы сменить спущенное колесо. Около него остановился тоже молодой белый парень и предложил помощь. Ему понравились часы негра, и он 'пришил' его и забрал часы. Дело получило большую огласку, так как негр был единственным сыном знаменитого актёра Билла Косби. Убийцей был наш соотечественник, выходец из Украины. Билл простил убийцу, хрестьянин, туды его в качель. Я бы нет. Теперь предупреждают - не принимайте помощь на дороге от посторонних. Фигня это всё - принимайте. Не все русские - убийцы. Но и американцы - не хамы.
      
      
      
  • Комментарии: 68, последний от 02/02/2013.
  • © Copyright Литинский Вадим Арпадович (vadimlit1@msn.com)
  • Обновлено: 18/03/2015. 60k. Статистика.
  • Эссе: США
  • Оценка: 1.79*10  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка