Мазуренко Вячеслав Николаевич: другие произведения.

К-27 "Жидкий Металл"

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 18, последний от 02/11/2009.
  • © Copyright Мазуренко Вячеслав Николаевич (stanislavnik@mail.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 167k. Статистика.
  • Статья: Украина
  • Иллюстрации: 47 штук.
  • Оценка: 6.19*30  Ваша оценка:


    0x08 graphic

          

    Подводник АПЛ К-27, Вячеслав Мазуренко

      
    ПРЕДИСЛОВИЕ к первому изданию
       Видимо, еще долго в нашем сознании, особенно тех, кто служил в Военно-морском Флоте на атомной подводной лодке К-27, 24 мая 1968г. будет связано с трагедией, которая разыгралась на ней в Баренцевом море. Трагедия, которая унесла жизни пятерых и сократила жизнь остальным молодым морякам-подводникам, да и всем, кто оказался к ней причастным. Трагедия, которая и сейчас даёт о себе знать, спустя десятилетия. 0x08 graphic

       В своей небольшой повести я хочу, как бывший участник тех событий, рассказать читателю о "самой опытовой" атомной подводной лодке. К-27 была шестой по счету среди первого поколения подводных атомоходов и первой в СССР и в мире по своей уникальности. Уникальность К-27 состояла в ее ядерном реакторе, который работал на жидкометаллическом теплоносителе. Жидкометаллический теплоноситель был в 50-х годах и остается сегодня чудом и загадкой в науке и технологии. АПЛ К-27 оказалась фактически самым рискованным экспериментом, который приоткрыл путь к решению этой проблемы, но, увы, только приоткрыл. Самое главное в моей повести - это рассказать о тех прекрасных людях, офицерах, мичманах, старшинах и матросах, с которыми свела меня судьба во время службы на этом корабле.
       Это повесть-память о тех, кто служил, кто прошел все тяжелые испытания экспериментальной лодки, прошел через ядерную аварию и главное - выстоял. О тех моих товарищах, которые ушли молодыми из жизни и уходят сейчас.
       Мы, моряки-подводники из экипажа К-27, были одним из сотен экипажей атомоходов бывшего СССР, который за короткий век службы корабля прошли через победы, радости и через горечь потерь, разочарований, личных трагедий.
       Атомоход К-27 называли кораблем-лауреатом различных премии, школой адмиралов и Героев Советского Союза. Было у К-27 и ещё два прозвища. Одно - престижное, "Золотая рыбка". Другое - мрачное, "Нагасаки". И все, все эти прозвища наш корабль оправдывал. 0x08 graphic

       Из тех, кто служил на К-27, впоследствии многие стали командирами атомных ракетоносцев, Героями Советского Союза, адмиралами. Среди них - первый командир К-27 Иван Иванович Гуляев, ставший Героем Советского Союза за то, что умело и грамотно управлял К-27 и проявил при этом мужество, провел первый испытательный поход корабля.
       Это бывшие старпомы К-27, ставшие командирами лодок 2-го поколения, вице-адмирал Е.А. Томко - Герой Советского Союза, контр-адмирал Г.М. Умрихин, контр-адмирал В.В. Наумов, и многие другие.
       А разве справедливо забывать офицеров, мичманов, моряков, которые проявили мужество при ликвидации аварии на ядерном реакторе в мае 1968 года!?
       Несмотря на сложнейшею обстановку во время аварии, никто, хочу подчеркнуть - никто не струсил, не оставил своего поста, выполняя свой воинский долг до конца, до прибытия в базу. 0x08 graphic

       Мог ли знать старшина 2 ст. Виктор Гриценко, мои земляк, украинец из Луганской области, что это его последний в жизни выход в море? Что пройдет всего несколько дней, и он уйдет из жизни в тяжелых муках и что спустя десятилетия его имя будет высечено золотыми буквами в Санкт-Петербурге в Никольском Морском Храме?
       Там же, рядом с ним, будут имена Ивана Пономаренко из Киевской области, Николая Логунова, Валентина Кулакова, Александра Петрова, Ивана Воеводы.
       Разве они думали о себе, когда делали все, чтобы уменьшить последствия радиационной аварии на корабле? Они ушли, чтобы мы жили.
       Вот о них мне и хочется рассказать. Рассказать, как сложилась судьба тех, с кем я служил. На это ушли годы поисков. И я хочу искренне поблагодарить своих бывших сослуживцев и тех, кто служил до меня на К-27, за оказанную помощь в сборе материалов, документов, фотографий. Выражаю благодарность контр-адмиралу В.В. Наумову, капитанам 1 ранга В.Н. Милованову, Г.Л. Фытову, Ю.М. Сорокину, А.В, Шпакову, С.М. Полетаеву, капитанам 2 ранга Г.А. Агафонову, В.И. Надточему, Ю.Н. Воробьеву, В.В. Домбровскому, ст. мичману П.А. Щербине. Благодарю Ларису Ивановну Морозову, секретаря Клуба подводников ВМФ России, за многочисленные данные о моих сослуживцах, проживающих в Санкт-Петербурге и за другие материалы. Спасибо моим другим сослуживцам.
       Особую благодарность хочу выразить ассоциации подводников г. Киева, лично вице-адмиралу Владимиру Герасимовичу Безкоровайному за помощь и содействие в издании этого материала.

    В.Н.Мазуренко.

       ГЛАВА 1.
    Немного истории.
    Создание Северного Флота.
    Место службы - Гремиха.
    Теплоноситель - жидкий металл

       Начиная с: 15-го века Белое и Баренцево моря играли важную роль для торгового флота России. Доступ к незамерзающим гаваням северных морей явился одним из важнейших компонентов морской стратегии России после становления Германии как сильной морской державы на Балтийском море. В связи с этим в 1895 году началось строительство первого военного порта (базы) на Севере - города Александровска (г. Полярный). Строительство порта было завершено в 1899г. События первой мировой войны усилили стратегическую важность Кольского полуострова для России. После захвата Германией побережья Балтийского моря вплоть до Эстонии, Кольский полуостров и Белое море являлись важным пунктом, через который доставлялось вооружение для российской армии. Поэтому в начале первой мировой войны была сформирована флотилия Северного Ледовитого океана, которая предназначалась для защиты морских перевозок России. С открытием в 1917 г. железной дороги, соединяющей Мурманск с остальной частью России, был обеспечен круглогодичный доступ к незамерзающим заливам Кольского полуострова. В советский период, после посещения И.В. Сталиным летом 1933 года Заполярья, была создана Северная Морская Флотилия, которую в 1937 году преобразовали в Северный флот. До начала Второй мировой войны Северный флот насчитывал 8 эскадренных миноносцев (дивизион), 15 дизель-электрических; подводных лодок (бригада) и соединение сторожевых кораблей.
       Во время войны Северный флот периодически пополнялся вновь строящимися кораблями, а также кораблями, которые переводились с других флотов. Незамерзающий Мурманский порт приобрел для России важное стратегическое значение. Сюда постоянно приходили конвои западных союзников с грузами, которые затем по железной дороге переправлялась глубь страны. Обеспечением безопасности конвоев совместно с флотами союзников занимался и Северный флот.
       Из Второй мировой войны СССР и США вышли победителями и с претензиями на мировое господство, но с различным состоянием экономики и соотношением военно-морских сил. Америка после 1945 года была самой сильной морской державой. Советскому Союзу было необходимо начинать создание своего флота.
       Строительство современного флота на Кольском полуострове началось в конце 50-х гг. Вторая мировая война показала высокую боевую эффективность подводных лодок. Однако подводные лодки с дизель-электрическими энергоустановками имели существенные недостатки: малая автономность пребывания под водой, необходимость подвсплытия для пополнения энергозапаса аккумуляторов, что приводило к ухудшению скрытности и вело к обнаружению.
       В связи с этим решение о создании атомных подводных лодок явилось стратегически важным моментом в развитии советского флота. Оно было закреплено постановлением Верховного Совета от 21 декабря 1952 г. В 1954 г. спущена на воду первая атомная подводная лодка США - "Наутилус". Строительство первой советской атомной подводной лодки "К-3" ("Ленинский Комсомол") началось 24 сентября 1955 г. в г. Молотовске (г. Северодвинск). АПЛ спущена на воду 9 августа 1957 г. и передана Северному флоту 1 июля 1958 г. З июля АПЛ вышла в Белое море, а 4 июля 1958 г. впервые дан ход атомной установкой. Местом базирования первой атомной подводной лодки стал залив Западная Лица (губа Малая Лопатка). В период с 1950 по 1970 г. Северный флот становится самым мощным флотом России. Вдоль побережья Кольского полуострова строится 6 новых баз, от Западной Лицы - на западе, до Гремихи - на востоке. Организуются небольшие пункты базирования от Печенгского залива на западе до Беломорской базы на востоке и Новой Земли на севере. На Кольском полуострове создаются 5 судоремонтных заводов, а в г. Северодвинске два предприятия для строительства и технического обслуживания АПЛ. Очень скоро советский подводный атомный флот превзошел по своей численности американский ВМФ. К тому времени на Северном флоте базировалось 2/3 атомных подводных лодок от общего количества, имевшегося в СССР.
       Начиная с 1958 г. было создано четыре поколения атомных подводных лодок, а также несерийные и исследовательские подводные корабли с ядерной энергетической установкой. Строительством АПЛ занимались 4 судостроительных завода. К 1995 г. в СССР было построено 245 атомных подводных лодок. Первые атомные подводные лодки появились на Тихоокеанском флоте в 1961 г. Корабли с ядерными энергетическими установками никогда не базировались на других флотах бывшего СССР - Балтийском и Черноморском.
       В советский период Северный флот практически не испытывал финансовых и материальных проблем. Все изменилось после распада СССР. В настоящее время количество проблем Северного флота приобрело размеры, превышающие по сложности его военные задачи.
       "Столицей" Северного флота является Североморск - главная база Северного флота, расположенная в 25 км от Мурманска. Население Североморска - 70 тысяч человек. Там находится штаб Северного флота. В городе базируются большие надводные корабли, среди которых атомные крейсера "Адмирал Ушаков" и "Адмирал Нахимов".
       В районе Североморска, в поселке Росляково, находится СРЗ-82, в распоряжении которого имеется несколько плавучих доков для ремонта атомных подводных лодок и надводных кораблей. Здесь есть самый большой в регионе плавучий док, в котором проводятся докования АПЛ проекта 941 шифр Акула, название в НАТО - Тайфун, а также подводных лодок других классов и атомных крейсеров.
       В связи с развитием атомного флота начали появляться базы. Одна из них - Гремиха - расположена на восточном побережье Кольского полуострова. База находится приблизительно и 350 км от входа в Кольский залив, на границе свободных в зимнее время ото льда вод. Туда можно добраться морским путем или на вертолете из Мурманска, Североморска или Архангельска. Во время зимних штормов Гремиха становится полностью изолированной от главной базы флота. Напротив причального фронта рейд защищен грядой Иокаганских островов (Чаичий, Витте, Сальный, Медвежий, Первый, Осушной), которые прикрывают его от накатов волн из открытого моря. Они образуют с материком Иоканьгский пролив длиной в несколько километров, в средней части которого, вдоль южного берега, находятся причалы для АПЛ. Общая протяженность причального фронта с береговыми сооружениями составляет 6770 метров.
       Первые поселения в Гремихе появились еще в конце 19-го пека. С 1941 г. здесь образована Иокаганская военно-морская база, в составе которой находилось несколько тральщиков, а позднее стала дислоцироваться бригада дизельных подводных лодок. Первая атомная подводная лодка зашла сюда в июле 1962 г. после похода на Северный полюс для встречи с прибывшим в Гремиху Генеральным секретарем ЦК КПСС В.С. Хрущевым. С 1968г. в Гремихе базировалось соединение атомных подводных лодок проекта 658, "Отель", по западной терминологии. С начала 70-х гг. база реконструируется под АПЛ проекта 667А шифр Навага, "Янки" по западной терминологии. С 1974 г. здесь базируется объединение стратегических атомных подводных лодок.
       База имеет в своем составе плавучие мастерские для ремонта АПЛ, сухой док С Д-10, построенный во время войны, а также береговую техническую базу по перезарядке первых атомных подводных лодок (аналогичную по своей организации БТБ в губе Андреева). В настоящее время сухой док и примыкающий к нему комплекс сооружении используется для выполнения перезарядок подводных лодок проекта 705К шифр Лира, "Альфа" по западной терминологии (имеющих реакторы с жидкометаллическим теплоносителем - ЖМТ).
       В связи с реформированием Северного флота состав боевых кораблей в Гремихе значительно сократился, и фактически база превратилась в самый большой пункт отстоя выведенных из боевого состава АПЛ. В 60-х гг. в скалах Гремихи были вырублены туннели - укрытия для атомных стратегических подводных лодок. Информация по их использованию сегодня отсутствует. Начиная с 90-х гг. население Гремихи сократилось почти вдвое, сейчас там проживает несколько тысяч человек.
       Гремиха является вторым пунктом на Северном флоте, где осуществляется береговое хранение отработанного ядерного топлива и единственным местом, где возможно производить перезарядку реакторов с ЖМТ.
       Кроме сухого текста сказанного о Гремихе, хочется сказать, что этот поселок будет помнить каждый моряк-подводник, живший там.
       Сколько воспоминаний оставила она в сердце каждого из нас. Прошло более 33 лет, как я расстался с Гремихой, но если приходится где-то прочесть о ней, увидеть фотографию - сердце начинает ныть.
       Завершить повествование об этом забытом сегодня богом и властями поселке хочу рассказом бывшего помощника командира К-27, отслужившего там не один год, ныне капитана 1 ранга запаса Валентина Николаевича Милованова:
       "Гремиха. Богом забытая земля. Скала с надписью: "Братцы, а где же чувихи!?". Длинная зима с пургой и таким ветром, что когда идешь, то с ним борешься, как с живым существом - воющим и сильным. Два раза в неделю пароход с Большой земли и пиво с парохода, которое покупали ведрами, а то и бочками. Кто-то сочинил песню:
    Ой, Гремиха, ой, Гремиха!
    Город маленький на стыке двух морей!
    Ой, Гремиха, ой, Гремиха!
    Как бы мне с тобой расстаться поскорей!

       А то как-то летчики что-то перепутали и ИЛ-28 разбомбил среди зимы угольный склад. КЭЧевцы тогда развесили объявления: "Граждане квартиросъемщики! Просим возвратиться в свои квартиры и поддерживать плюсовую температуру!" Люди собирались кучами в отдельных квартирах, чтобы было теплее. Как-то утром объявляет местный радиоузел: "Граждане гремихенцы, по поселку ходят два медведя! Членов охотничьего общества просим собраться у магазина!" Детей в школу завозили "Уралы", подъезжая к каждому подъезду.
       Казалось бы, ну что там хорошего?! А как тянет!
       После событий 68-го года я привел туда свой ракетоносец, швартовался к тому же причалу, а глазами невольно искал знакомые лица. Но их я не видел..."

       Помимо общеизвестных атомных энергетических установок водо-водяного типа, применяемых практически на всех АПЛ, за исключением двух проектов - 645 и 705-705К, в нашей стране были разработаны, испытаны, и установлены на корабли двух проектов (645 и 705, 705К) АЭУ, использующие в качестве теплоносителя эвтектический (низкоплавкий) сплав свинец-висмут. Подобные установки имеют ряд существенных преимуществ перед ВВР:
       Высокая компактность при сохранении высоких энергетических параметров;
       Достижение относительно высоких мощностных показателей без изменения параметров работы реактора;
       Принципиально, установки на ЖМТ значительно безопаснее ВВР. Это обеспечивается:
       Высокой температурой кипения теплоносителя (1679 ®С) при низком давлении (порядка 20 атмосфер, против 200 у ВВР) в первом контуре, что исключает переопрессовку 1-го контура, тепловой взрыв ядерного реактора и выброс активности наружу;
       Быстрое затвердевание сплава при разгерметизации (температура плавления сплава около 135®С), благодаря чему исключается возможность тяжелой аварии с потерей теплоносителя;
       Небольшая долгоживущая наведенная альфа-активность собственно теплоносителя;
       Отсутствие выхода аэрозолей Ро, однако, при этом существует нейтронное излучение радиоактивного Ро (период полураспада - 138 суток);
       Способность ЖМТ при повреждении оболочек ТВЭЛов и разгерметизации 1-го контура удерживать значительную активность радиоактивного йода, представляющего основную радиационную опасность для обслуживающего персонала;
       Небольшой запас реактивности, исключающий в энергетических режимах неконтролируемый разгон реактора на быстрых нейтронах, а также способность реактора самопроизвольно уменьшать мощность в аварийных ситуациях;
       Градиент давления между контурами ЭУ направлен от второго контура к четвертому, что позволяет предотвратить выход радиоактивного теплоносителя за пределы контура.
       И, тем не менее, несмотря на их безопасность, и очевидную перспективность, пока все АПЛ ходят на водо-водяных реакторах (за исключением выведенных из эксплуатации кораблей 645-го, 705-го и 705К проектов).
       Ядерный реактор на промежуточных нейтронах с теплоносителем свинец-висмут разрабатывался в ОКБ "Гидропресс" и ОКБМ. Главным достоинством этой АЭУ является ее динамичность. Основная силовая сеть была создана на частоте 400 Гц, что позволило практически вдвое сократить массогабаритные показатели оборудования, однако в то же время эксплуатация этого оборудования усложнилась.
       Освоение кораблей с АЭУ на ЖМТ было трудным. Специфика заключалась в том, что существовала опасность затвердевания сплава, что привело бы к выводу из строя атомной установки. В Западной Лице, где базировались корабли проекта 705 и 705К шифр Лира, по классификации НАТО - "Альфа", был создан целый береговой комплекс для кораблей этого проекта. Построена специальная котельная для подачи пара на корабли, а также к пирсам поставлены плавказарма и эсминец, которые давали пар от своих котлов. Однако в связи с низкой надежностью берегового комплекса подводные лодки "грелись" от своего тепла, т.е. реакторы работали на минимально контролируемом уровне мощности.
       К сожалению, сегодня на нашем флоте не осталось ни одного боевого или опытового корабля с АЭУ на ЖМТ.

    ГЛАВА 2.
    Атомная опытовая подводная лодка К-27 (проект 645)

       В октябре месяце 1955 года Совет Министров СССР принял Постановление о разработке опытной атомной лодки проекта 645 с жидкометаллическим теплоносителем (ЖМТ).
       Внешне АПЛ К-27 (проект 645) сохранила фамильное родство с первой атомной лодкой К-3 ("Ленинский комсомол") и фактически являлась ее глубокой модификацией. Помимо нового "атомного сердца", корабль получил лёгкий корпус из новой маломагнитной стали, "обшитой" звукопоглощающим резинокордным покрытием. Это позволило значительно уменьшить массу размагничивающего устройства, и вдвое сократить количество отверстий в прочном корпусе. Из той же маломагнитной стали были выполнены и балластные цистерны. Кроме того, на корабле была изменена компоновка отсеков, что привело к лучшей центровке корабля. Вместо вспомогательной дизель-электрической установки, на корабле были установлены автономные турбогенераторы, позволявшие АПЛ длительное время идти под гребными электродвигателями (в случае выхода из строя обоих ГТЗА). Даже при сохранении исходного проекта 627А, на базе которого создавался новая АПЛ водоизмещение корабля снизилось почти на 400 тонн.
       Главным конструктором лодки стал А.К. Назаров, которого в СКБ-143 пригласил начальник бюро и главный конструктор "Ленинского комсомола" В.И. Перегудов, курировавший работы по подводной лодке с жидкометаллической атомной энергетической установкой (АЭУ) на начальном этапе работ с 1952-1955 гг. Главным наблюдающим по К-27 была А.Н. Донченко - инженер-капитан 1 ранга, единственная женщина, занимавшая когда-либо подобную должность.
       Разработка технического проекта атомной лодки К-27 завершилась в 1956 г. По своим тактико-техническим элементам АПЛ пр. 645 была близка к серийным лодкам пр. 627А. Следует отметить, она не уступала и американской атомной ПЛ "Сивульф", а по скорости хода и глубине погружения превосходила ее.
       Тактико-технические элементы
       Опытная атомная ПЛ К-27 СССР, 1963 г.
       Атомная ПЛ "Сивульф" США, 1957г.
       Длина наибольшая, м.
       109,8
       103,2
       Ширина наибольшая, м.
       8,3
       9,1
       Осадка средняя, м.
       5,83
       6,5
       Водоизмещение, м3:
      
      
       Нормальное
       3414
       3475
       Полное подводное
       5078
       4700
       Запас плавучести, %
       26
       18
       Рабочая глубина погружения, м.
       300
       210
       Скорость хода, уз.:
      
      
       Надводного
       15
       20
       Полного подводного
       29
    При сдаче ПЛ была достигнута скорость 30.2 уз.
       22
       Энергетическая установка:
      
      
       Тип
       ВТ
       3-2G
       Теплоноситель
       Сплав Pb-Bi
       Натрий Na
       Мощность на валу, л.с.
       2х17500
       2х7500
       Автономность, сут.
       50
       60
       Экипаж
       105
       105
       Вооружение
      
      
       Торпедные аппараты калибра 533мм., ед.
       8
       6
       Боекомплект торпед калибра 533мм., ед.
       20
       24
      

       В течение следующего 1957 г. ОКБ-143 разработало рабочие чертежи ПЛ, а в 1958 г. выпустило техническую документацию по проекту (кораблестроительные расчеты, инструкции по эксплуатации и т.д.), что позволило в сентябре 1957 г. приступить к строительству корабля на заводе 402 в том же цехе 42, что и ПЛ проектов 627 и 627А. Главным строителем корабля был А.А. Овчинников. 0x08 graphic

       Официальная церемония закладки будущей К-27 состоялась 15 июня 1958 г. Первоначально намечалось сдать ПЛ флоту уже в конце 1960 года, но из-за технических причин сроки срывались. Задерживались поставки ряда механизмов, которые дорабатывали по ходу строительства лодки. Они поступали с опозданием на 6-10 месяцев.
       Поставка оборудования атомной энергетической установки была завершена лишь в начале 1962 г. В результате, официальный спуск на воду опытовой атомной лодки К-27 состоялся лишь 1 апреля 1962 г.
       Надо отметить, что энергоустановке с ЖМТ, из-за которой сроки строительства корабля переносились, были присущи и недостатки:
    - жидкометаллический теплоноситель (сплав "свинец-висмут") плохо переносит контакт с водой. Он подвержен окислению с образованием твердых окислов, которые в процессе работы атомного реактора могут уменьшить расход сплава через каналы реактора или закупорить их вообще. Последнее обстоятельство может привести к повышению температуры стенки оболочки ТВЭлов до критического значения и их разгерметизации (разрушению); частицы радиоактивного топлива в этом случае попадут в 1 контур, повысив радиоактивность сплава выше предельных значений. Этот недостаток реактора с ЖМТ потребовал от конструкторов создать в составе энергоустановки систему герметизации 1 контура с помощью инертного газа, а также предусмотреть в процессе эксплуатации, систему регенерации сплава для очистки его от твердых окислов. Кроме того, перегрузочное устройство реактора по этой причине стало представлять из себя дорогостоящее и сложное инженерное сооружение;
    - большой вес сплава и его относительно высокая стоимость по сравнению с бидистиллятом в водо-водяных реакторах;
    - первый контур должен быть постоянно разогретым для поддержания сплава в жидком состоянии. Этим усложняется обслуживание энергоустановки при нахождении корабля в базе. Необходимо постоянно держать атомный реактор в действии на небольшой мощности или же иметь береговое обеспечение, способное подавать на корабль водяной пар для обогрева трубопроводов и теплообменных аппаратов 1 контура. Все это усложняет конструкцию реакторной установки, удорожает береговое обеспечение и затрудняет обслуживание и базирование ПЛА в необорудованных гаванях, что особенно сказывается в военное время.
       Вместе с тем, несмотря на неудачный опыт американских ученых, в СССР не прекратили работы по созданию атомных лодок с реакторами на жидкометаллической теплоносителе.
       Пару слов об американском "конкуренте". В мае 1955 г. в Вест-Милтоне (штат Нью-Йорк) в США вступил в действие наземный прототип корабельного реактора на промежуточных нейтронах с натриевым теплоносителем "Марк А". А в январе 1957 г. через два года после "Наутилуса" в Гротоне (штат Коннектикут) на верфи фирмы "Дженерал Дайнемикс Корпорейшн" начались испытания второй атомной ПЛ ВМС США "Сивульф" (58М-575) с ППУ типа 5-20. работавшей на жидком натрии. Однако большие термические напряжения в трубной системе парогенераторов и коррозионное воздействие натрия на сталь привели к образованию трещин в трубных досках пароперегревателя и испарителя. Пароперегреватель пришлось отключить. В итоге мощность АЭУ снизилась на 20%, и ПЛ смогла развить лишь 80% от расчетной скорости хода. Затем из-за потери плотности трубок 1 контура и разрыва трубок II контура на ПЛ произошла утечка радиоактивного натрия, приведшая к человеческим жертвам. Тем не менее, на первом этапе своей службы "Сивульф" с натриевым реактором прошел 7161 милю (из них 5711 - под водой). В декабре 1958 г. жидкометаллическую ППУ заменили водо-водяной. На этом, американская жидкометаллическая эпопея окончилась. Механический перенос теплоносителя, применяемого на наземных реакторах в море, и не мог дать никаких положительных результатов. 0x08 graphic

       История создания отечественных АПЛ с реакторами на жидкометаллическом теплоносителе ведет отсчет с сентября 1952 г., когда по решению правительства СССР началось проектирование первой отечественной атомной подлодки (Судостроение, 1995.  7). В качестве основного тогда был выбран вариант водо-водяиой АЭУ, но работы но корабельному реактору с ЖМТ не прекратили. Их осуществлял Физико-энергетический институт (ФЭИ) под научным руководством академика Академии паук Украинской ССР А. И. Лейпунского. Непосредственную разработку жидкометаллической ППУ, получившей обозначение ВТ, вело ОКБ "Гидропресс" Подольского машиностроительного завода им. Орджоникидзе под руководством главного конструктора Б.М. Шолковича.
       В качестве теплоносителя отечественные физики выбрали эвтектический сплав свинец-висмут, который, хотя и уступал натрию но теплофизическим свойствам, но был значительно химически менее активен и опасен в случае аварии. Таким образом, удалось избежать ряда проблем, с которыми столкнулись американцы, сделавшие ставку на теплоноситель из щелочных металлов.
       После спуска К-27 на воду, в мае начались швартовые испытания по проверке систем, механизмов и вооружения корабля.
       Параллельно велись работы по приготовлению и вводу в действие АЭУ корабля. Кульминация этого этапа наступила в начале декабря, когда установки приняли сплав, приготовленный и доведенный до необходимых кондиции на заводе  402. После этого начался весьма ответственный период эксплуатации ППУ - принятый сплав требовал поддержания в разогретом состоянии и готовности к работе вспомогательных механизмов АЭУ.
       Вскоре были осуществлены физические пуски обоих реакторов. С первых дней нового 1963г. начались испытания главной энергетической установки, проводившиеся испытательной партией, ядро которой составили специалисты СКБ-143. При этом они непосредственно выполняли функции сдаточных операторов АЭУ и вспомогательных систем. 0x08 graphic

       А летом 1963г. К-27 под командованием капитана 1 ранга И.И. Гуляева вышла в море на испытания. Для сокращения сроков сдачи ПЛ заводские, ходовые и государственные испытания были совмещены. Принимала лодку специально назначенная Правительственная комиссия под председательством вице-адмирала Г.П. Холостякова.
       30 октября 1963 г. Правительственная комиссия подписала приемный акт опытовой атомной ПЛ К-27 пр. 645, рекомендовала применение АЭУ со сплавом свинец-висмут на ПЛ новых проектов, а в качестве ближайшего шага предложила организовать длительный автономный поход К-27 с целью "более глубокого изучения эксплуатационных качеств лодки и ее АЭУ".
       Только в период сдаточных испытаний без особых осложнений К-27 прошла за 528 ходовых часов 5760 миль (в 1,5 раза больше, чем К-3), из них 3370 миль (59%) в подводном положении. 0x08 graphic

       За успешное выполнение работ в 1964 г. главному конструктору ПЛ А.К. Назарову в составе группы создателей корабля и его атомной энергетической установки была присуждена Ленинская премия.
       После сдачи К-27 вступила в состав Северного флота и перешла к месту своего постоянного базирования в Гремиху.
       В феврале 1958г., на несуществующую еще лодку был назначен первый командир капитан 2 ранга Гуляев Иван Иванович, ставший впоследствии капитаном 1 ранга, Героем Советского Союза. Под его руководством начали формировать экипаж.
       Командованием ВМФ были заблаговременно приняты меры по комплектованию и обучению команды для первой (опытовой) ПЛА пр. 645 с реактором с ЖМТ. На стенде в Обнинске личный состав экипажа лодки изучил конструкцию, принцип действия энергоустановки, инструкции по ее обслуживанию. После сдачи экзаменов на допуск к самостоятельному управлению и обслуживанию установки и ее систем каждый офицер был допущен к исполнению обязанностей по своей специальности. Вначале вахту несли в качестве дублеров, а затем и самостоятельно. В декабре 1960 г. вся команда ПЛА была уже в Северодвинске и приступила к освоению подводной лодки, которая находилась на стапеле в стадии строительства.
       Среди первых офицеров прибывших на опытную атомную лодку 645 пр. (кроме командира) были офицеры Окованцев Н.Г., Петухов М.А., Ковалев Э.А., Нагорских О.А., Шпаков А.В., Соколовский В.Э., Полетаев С.М., Иванов А.А. и многие другие. Во время обучения в Обнинске, экипажу К-27 пришлось принимать активное участие в ликвидации аварии ядерного реактора на действующем стенде учебного комплекса. Вот как об этом пишет в своей статье в журнале "Тайфун" 11-2000, бывший помощник командира К-27, ныне капитан 1 ранга запаса Э. А. Ковалев: "Команда успела не только пройти курс обучения в 16-м Учебном центре в Обнинске, но и принять активное участие в ликвидации аварии ядерного реактора на действующем стенде учебного комплекса. Выполняя свои обязанности, мы, входившие в аварийные группы, в ходе ликвидации двух аварий были переоблучены. Определить величину полученных доз радиации не представилось возможным, т. к. имевшиеся в ту пору специальные приборы не позволяли точно измерять уровень альфа активности, характерной для эксплуатируемого реактора, а обычные радиометры начинали реагировать тогда, когда допустимые нормы уже превышены. До сих пор государственные чиновники без стыда уклоняются от включения фактических ликвидаторов - личный состав аварийных подразделений К-27, ликвидировавших в 1959г. две аварии на АЭУ в Обнинске, в число ветеранов подразделений особого риска. А ведь у нас были потери: после аварий трюмного машиниста Бровцына списали по инвалидности, а командира дивизиона движения Кондратьева признали больным с диагнозом "лучевая болезнь 3-й степени".
       Это был первый "звонок": реактор с жидкометаллическим теплоносителем требует более тщательной доработки, а не ускоренной спешки, как это делалось всегда в той системе, в которой мы жили, работали, защищали родное Отечество.
       Человек всегда был второстепенным звеном в планах создания и освоения новой техники и вооружений. С той аварии, которая произошла на ядерном стенде в Обнинске, где проходили обучения члены экипажа К-27, прошло больше 40 лет, но и ныне живущие моряки-подводники, участвовавшие в ликвидации аварии, не получили никакой компенсации за нанесение ущерба их здоровью. Многие уже ушли из жизни. А некоторые из живущих не могут получить документы, которые дали бы им возможность стать членами ВПОР в России, или ликвидаторами ЧАЭС в Украине из-за того, что документов того времени якобы не сохранилось...
       Система, власть просто уходит от ответственности перед теми, кто, не щадя своего здоровья, жизни, осваивал новую технику, атомные лодки первого поколения.
       По этому поводу очень хорошо сказал в одном из своих писем к автору вице-адмирал в отставке В.Г. Безкоровайный: "Не видя реальных причин хвалить создателей нашего оружия, я, тем не менее, предлагаю другую позицию при анализе происшествий с нашими подводными лодками и их экипажами: этого не должно было случиться, а потому настало время ответить на главный вопрос - почему же это стало возможно?
       Болезнь можно вылечить, только поставив правильный диагноз..."
       Добавить к сказанному человеком, который отдал флоту, службе на атомных лодках десятки лет, командовал соединением и объединениями подводных лодок, сам был в 1981 г. переоблучен на АПЛ-К-450, нечего...
       Итак, сформирован экипаж, позади учеба в Обнинске. После долгих мытарств, стоянки в Западной Лице, Гремихе, руководством ВМФ было принято решение о направлении опытовой атомной лодки в первый длительный поход.
       Первый поход К-27 носил испытательный характер. Предстояло проверить механизмы и технические средства корабля в условиях полной автономности. Кроме того, нужно испытать корабль и экипаж в различных климатических зонах, определить оптимальные режимы использования АЭУ. Поэтому курс К-27 был проложен из Арктики в экваториальную часть Атлантики. Идя в такой поход, решили увеличить состав экипажа АПЛ. Кроме штатного личного состава в поход шли председатель Правительственной комиссии вице-адмирал Г.Н. Холостяков (руководитель похода), контр-адмирал И.Д. Дорофеев и другие представители флота, а также группа специалистов промышленности, в которую входили главный конструктор АПЛ Л.К. Назаров и ведущий конструктор СКБ-143 Г.Д. Морозкин, возглавлявший при сдаче АПЛ испытательную партию энергетической установки. 0x08 graphic

       К-27 вышла в море 21 апреля, а вернулась в базу через 51 сутки, 11 июня 1964 г. За 1240 ходовых часов она прошла 12425 миль, из них 12278 (99%) - под водой. В походе энергетическая установка устойчиво работала во всех широтах, в том числе в экваториальных, где температура воды доходила до +25 - +27 градусов, и системы охлаждения действовали на пределе своих возможностей. Температура в реакторном и турбогенераторных отсеках поднималась до 60 градусов, а в остальных - до 45. Влажность доходила до 100%. И, тем не менее, корабль и экипаж выдержали все испытания. Это был первый поход советского корабля на полною автономность. И это был мировой рекорд непрерывного пребывания под водой. Увы, сегодня об этом можно узнать даже не из всякого справочника... 0x08 graphic

       Второй поход свершился уже под командованием капитана 2 ранга П.Ф. Леонова. Старшим на борту корабля был капитан 1 ранга Герой Советского Союза А.П. Михайловский. Чтобы читатель проникся тем духом, условиями в которых экипаж совершал свой второй поход, привожу выдержку из дневника А.П. Михайловского, опубликованного им в своей книге "Вертикальное всплытие". К сожалению, ныне адмирал в отставке, проявил крайнюю тенденциозность и отразил только негативные стороны похода, забыв в этих записях рассказать о том, что экипажем и лично его командиром были выполнены ряд задач на пределе человеческих возможностей. Ни одного теплого слова.
       Наверное, события 24 мая на атомной лодке и роль командира, П.Ф. Леонова в этих событиях заставили уважаемого адмирала "забыть" об успехах экипажа во втором походе и отразить только негативные стороны.
       В одном из разговоров с офицером-подводником, который был участником этого похода, ныне - заслуженного контр-адмирала, бывшего командира атомного ракетоносца, на эту тему прозвучала фраза, с которой согласились все, с кем я поделился этой информацией: "Если бы не было аварии на К-27 24 мая 1968 г., и атомоход под командованием П.Ф. Леонова успешно совершил планировавшийся свой третий автономный поход, думаю, не было бы и этих дневниковых записей А.П. Михайловского". У нас умели и умеют добивать и унижать проигравших. Сначала это делала "система" в лице высокопоставленных чиновников ВМФ, а потом те, кого они воспитали и "вскормили". Итак, воспоминания адмирала А.П. Михайловского о втором походе К-27 в Средиземное море: "Через неделю возникла первая неисправность: поломался золотник-переключатель кормовых горизонтальных рулей. Но это невеликая беда. Перешли на резервное управление от судовой системы гидравлики, стали менять золотник. Работа муторная, но справились довольно уверенно.
       Я лежал на узком диванчике своей каюты и читал. Мерно жужжал вентилятор системы кондиционирования воздуха. В отсеке тихо, спокойно.
       Вдруг слышу странное шипение и бульканье. Такое впечатление, как будто где-то в отсеке открыли забортный клапан, и вода сильной струёй бьет в палубу. Слышу несколько возбужденных голосов за переборкой и беготню.
       Встаю с диванчика, включаю верхний свет и вдруг вижу, что через все щели в двери и переборке в каюту лезет густой белый дым.
       Бросаюсь к двери, распахиваю ее, и тут же отскакиваю назад. В глаза мне бьет яркое белое пламя. Весь отсек заполнен пламенем!
       Инстинктивно захлопываю дверь, но каюта уже заполнилась дымом. Режет в груди, дышать все труднее.
       Понимаю, что в отсеке пожар. "Стоп! - сам себе думаю. - Не хватало еще сгореть в собственной каюте!" И снова распахиваю дверь и выскакиваю в отсек.
       Все мною только что описанное занимает считанные доли секунды.
       В этот же момент струя пены ВПЛ-52 хлещет меня по ногам и мимо меня, по косяку горящей уже двери моей каюты. Огонь быстро захлебывается. С трудом различаю в дыму еще два-три уже угасающих очага пожара вдоль коридора отсека.
       Откуда-то из дыма вдруг появляется рука и сует мне в физиономию изолирующий противогаз.
       Огонь сбили быстро, но в отсеке много дыма, ничего не видно. Надо немедленно выяснить причину пожара, осмотреть трюмы, закоулки, каюты. Не завалился ли кто-нибудь без противогаза и не задохнулся ли в дыму.
       Постепенно обстановка проясняется. Пожар возник от самовозгорания регенеративной пластины, которую старшина отсека, главный старшина Гунченко в нарушение всех инструкций решил использовать для помывки палубы, извлек из гермоупаковки и случайно коснулся ею промасленной ветоши. Все это безобразие совершилось в коридоре отсека, в 30 сантиметрах от двери моей каюты.
       Регенеративное вещество в контакте с промасленной ветошью горит лучше любого бензина. Естественно, что немедленно вспыхнула краска на переборке и деревянная облицовка двери моей каюты. Гунченко попытался было затоптать огонь ногами, но только разбил пластину на мелкие кусочки и создал еще три-четыре небольших очага огня вдоль отсечного коридора.
       Подоспевшие командир БЧ-5 инженер-капитан 3 ранга А. Иванов и командир отсека инженер-лейтенант В. Резник включили систему пожаротушения ВПЛ-52 и сбили пламя".
       Конечно, пожар под водой - вещь неприятная. Но это можно отнести к легким происшествиям, не связанным с техническим состоянием корабля.
       Еще через две недели начали подтекать сальники забортной арматуры. То есть, в прочный корпус стала поступать морская вода. Но и это для подводников дело привычное, хотя хлопотное. Так сказать, рабочие неприятности. И все-таки таких "мелких" неприятностей на лодке хватало.
       19 августа 1965 г. После ужина мы с командиром, сидя у него в каюте, мирно перекидывались костяшками, играя в кошу, как вдруг спокойную тишину отсека прорезали отрывистые звонки аварийной тревоги: "Пожар в седьмом отсеке! Горит станция правого гребного электродвигателя!"
       Разумеется, мы тут же пулей выскочили в центральный пост. Обычные команды, доклады, первичные мероприятия по борьбе с пожаром. Видим, как разряжаются баллоны системы пожаротушения. Поступают доклады: "Пламя сбито!" "Задымленность небольшая". "Пожар потушен. Пострадавших нет".
       Командир тигром ходит по центральному посту. Вижу, как ему хочется разразиться тирадой отборнейших военно-морских "терминов". Однако при мне не решается.
       Убежал в седьмой отсек командир БЧ-5 - разбираться.
       Через пяток минут из седьмого последовал его доклад о том, что повреждения на станции правого гребного небольшие. Два сгоревших контакта могут быть восстановлены за 3-4 часа.
       Три длинных звонка и команда "Отбой аварийной тревоги!" снимают всеобщее напряжение.
       Через полчаса командир БЧ-5 с понурой головой уже докладывает о причинах и последствиях пожара. Главная причина - плохая выучка, разгильдяйство и растерянность электриков, стоящих на станциях управления гребными электродвигателями.
       У Гуляева такого быть просто не могло. Экипаж был отработан во всех отношениях безупречно.
       А вот уже пошли более серьезные и специфические для этого корабля неприятности.
       Сегодня утром подскочила газовая и аэрозольная активность в реакторном и смежных отсеках. Концентрация радиоактивных газов в воздухе в реакторном отсеке в пять раз превышает предельно допустимый уровень. Это не очень опасно, но вывести людей, запретить сообщение с кормовыми отсеками (проход через реакторный отсек) все же пришлось.
       Самое неприятное это то, что причина появления активности не найдена и не устранена. Хорошо, если это случайный выброс газов в результате нарушения вакуумирования рабочих помещений реакторного отсека.
       Если причиной является неплотность контура сплава - это гораздо хуже. Борьбу с активностью вели общим вакуумированием реакторного отсека с периодическим добавлением туда чистого воздуха из баллонов высокого давления.
       К вечеру концентрацию активных газов удалось сбить до 1,5 предельно допустимых концентраций. Разрешили проход через реакторный отсек методом шлюзования. Поиск "дырки" так и не дал результатов. Будем наблюдать дальше и держать ухо востро.
       28 августа 1965 г. С утра последний раз произвели контрольные замеры и убедились, что радиационная обстановка в реакторном отсеке пришла в норму. Таким образом, происшедший позавчера выброс газов будем считать явлением случайным. Где-то кто-то прохлопал при вакуумировании или при выравнивании давления. Это хоть и неприятного, но не смертельно.
       4 сентября 1965 года. Сегодня утром компенсирующие стержни пришлось окончательно и полностью вывести из активной зоны. Правда, реактор еще некоторое время может работать, поскольку сейчас он "отравлен" ксеноном. Если снизить мощность, то наступит "разотравление", за счет которого высвободится некоторый запас реактивности. Однако снизить мощность реактора - это значит уменьшить скорость лодки, а это в свою очередь приведет к увеличению времени, необходимого для возвращения в базу.
       Так и пришлось поступить. Снизили мощность на левом борту, реактор вошел в режим "разотравления", за счет которого все еще функционирует на 35 процентов.
       Правый реактор пока не иссяк, однако его хватит суток на пять-шесть...
       6 сентября 1965 г. Левый реактор продолжает работать в режиме "разотравления", благодаря чему мы вес еще делаем до 14 узлов.
       Когда иссякнет "подкожный" запас реактивности, никто точно сказать не может, так как количество ксенона, отравившего активную зону, величина случайная. Следовательно, случайной величиной (безусловно, имеющей математическое ожидание, дисперсию, начальные и центральные моменты) является и период "разотравления", и глубина отравления, и величина дополнительно высвободившейся реактивности.
       Пессимисты полагают, что реактор проработает максимум сутки. Следовательно, завтра придется левый реактор останавливать и идти только на правом, который также дня через четыре полностью израсходует запас реактивности и сможет работать только на пониженной мощности за счет "разотравления". В этом случае мы сможем иметь ход не более 8 узлов, и, следовательно, придем в базу не ранее 18 сентября.
       Однако есть и оптимисты. Эти считают, что ксенона в зоне скопилось много и, следовательно, мы до самой базы так и будем чесать по 14 узлов, а это значит, что придем 14 сентября. Вот, что значит плавать на исходе кампании реакторов.
       8 сентября 1965 г. Левый реактор пришлось все-таки исключить из работы энергетической установки, выведя его на уровень мощности, необходимой только для самоподогрева и поддержания сплава в жидком состоянии.
       Зато "разотравление" на нем пошло бурными темпами. Дня через три мы с этого реактора опять сможем снять до 40 процентов мощности, ну а пока топаем только на правом реакторе, снизив скорость до 12 узлов...
       10 сентября 1965 г. Еще один пожар! Сегодня около 15 часов подводную тишину опять разрезали короткие, тревожные звонки аварийной тревоги. Пожар в шестом отсеке (шестой отсек: это отсек главных турбин), горит масло в трюме. Ликвидация пожара с помощью все того же ВПЛ-52 (все более убеждаюсь в том, что наша новая противопожарная система исключительно хороша) заняла всего три минуты. Трюм шестого отсека буквально мгновенно был залит плотной пламегасящей пеной.
       Источник возгорания масла все тот же - регенерация. Крошки регенеративного вещества в результате недостаточного внимания вахты при перезарядке РДУ сильной тягой вентиляторов кондиционирования были затянуты в трюм. Контакт с маслом, всегда загрязняющим трюм, огонь, дым, пожар. Третий случай за поход! Это уж действительно ни в какие рамки не лезет!"
       За кормой лодки в этом походе осталось 15000 миль, общая продолжительность плавания - 60 суток. Я специально привел аварийную хронику этого, в общем-то, успешного плавания.
       Завершив второй автономный поход, К-27 вернулась для ремонта в Северодвинск. Предстояло также частично обновить электронное вооружение АПЛ. При доковании корабля осенью 1966г., когда плановый ремонт уже подходил к концу, выяснилось, что легкий корпус, выполненный из новой, тоже испытываемой на этом корабле маломагнитной стали, имеет многочисленные трещины, которые скрывались под гидроакустическим покрытием. Сказалась недостаточно отработанная технология изготовления новой стали и конструкций из нее.
       Объем и продолжительность осмотра значительно возросли.
       После ремонта и сдачи задач экипаж атомохода готовился в свой третий боевой поход, один из самых длительных. Речь шла, как сегодня стало известно, пройти без всплытия вокруг Земного Шара.
       Но судьба преподнесла экипажу и атомоходу другое испытание.
       Теперь я хочу подискутировать с уважаемым адмиралом Аркадием Петровичем Михайловским. Насколько я понимаю, Вы выходили в море, чтобы обучить и организовать работу командования и экипажа, впервые вышедшего в океан для решения задач боевой службы. Судя но вашим воспоминаниям, которые потрясают, Вы видели, что АПЛ К-27 и ее экипаж уверенно шли к тяжелому происшествию, т.к. то, что происходило на Ваших глазах повторилось во время аварии.
       Отмечая низкий уровень профессиональной подготовки и морской культуры экипажа, Вы ни слова не сказали, что Вами было сделано, чтобы исправить положение. Ведь не для того же Вы пошли в море, чтобы "лежать на диванчике" и "играть в кошу с командиром", когда подчиненные повсеместно нарушали правила обращения с регенеративными пластинами и устраивали пожары прямо "около вашей каюты"!
       Вызывает удивление и неспособность личного состава БЧ-5 и СЛ Х выявить причины роста активности в отсеках. Это наблюдалось в течение всего похода, это же было и при тяжелом происшествии 24.5.1968 года. Мы видим перед собой серьезнейшую проблему - экипаж в принципе не мог установить причины и источники ухудшения радиационной обстановки в отсеках. Вы же - "ПРОФЕССИОНАЛ", должны были реагировать адекватно, однако приняли решение "держать ухо востро".
       Отравление реактора ксеноном говорит о безобразной подготовке плана похода. Ведь штабы, готовившие план вместе с техническим управлением флота, должны были выполнить расчеты с учетом технического состояния активной зоны, и Вы, Аркадий Петрович, ходили в море не как статист и должны были знать состояние корабля и позаботиться о качественной подготовке всех документов и решения на поход. Ведь ПЛА фактически теряла свои боевые возможности и, в случае необходимости, была неспособна развить нужную скорость, а значит и решать стоявшие перед ней задачи.
       В результате, ни на боевой службе под руководством А.П. Михайловского, ни в условиях аварии 24.05.1968 года ситуация в электромеханической боевой части и химической службе не менялась. Специалисты не сумели доложить командиру состояние реактора. В мемуарах адмирала мы наблюдаем тенденцию, существовавшую в Военно-Морском флоте в целом: "поиск дырки так и не дал результатов. Будем наблюдать дальше и держать ухо востро". Вот так!
       То, в чем обвиняют командира в книге Н.Г. Мормуля "Катастрофы под водой" - что он не принимал правильных решений, мы без труда видим и в поведении А.П. Михайловского. Не потому ли, адмирал, всё это происходило, что у нас была плохая школа, и техника тоже в принципе не позволяла проводить диагностику силами личною состава корабля неисправностей при протечках по газам и золям. Тогда что это за техника, и в чем состояла Ваша роль в походе в целом, и в этой проблеме в частности?

    ГЛАВА 3.
    Баренцево море. 24 мая 1968 г. Катастрофа на ядерном реакторе К-27.

       В 1964 г. после завершения первого испытательного похода под командованием капитана 2 ранга Ивана Ивановича Гуляева, К-27 прибыла в Гремиху, а потом в Северодвинск.
       По прибытии на завод экипаж поэтапно был обследован в госпитале, наука работала над выявлением в ходе похода неисправностей в работе всех механизмов и систем атомохода.
       В целом испытательный поход в Атлантический океан прошел удачно, хотя командиру и экипажу пришлось пережить немало тревожных ситуаций. Вот как в одной из своих книг "Атомный подводный" пишет адмирал флота В. Чернавин: "Самой большой неприятностью оказалось падение вакуума в газовой системе первого контура левого реактора. То, с чем уже сталкивались на заводе. Металл теплоносителя забросило в одну из трубок, где он застыл. Пришлось, как говорили подводники, лезть "черту в душу" - работать в условиях довольно высокой радиоактивности. (Надо сказать, значительная часть экипажа во время этой аварии была выведена в кормовые отсеки). Вызвали произвести ремонт командира дивизиона инженера, капитана 3 ранга Александра Васильевича Шпакова (ныне капитан 1 ранга запаса А.В. Шпаков проживает в г. Подольске Московской области), хотя среди его подчиненных было достаточно способных специалистов. Несмотря на его мужественный поступок, этот офицер не был награжден, как все остальные. Несколько лет спустя бывший командир К-27 И. И. Гуляев снял свои орден "Красная звезда" и лично вручил его Шпакову. Хотя за мужество при "испытании К-27 высокой награды удостоили зам. командира корабля по политчасти. Вот об этом почему-то забыл написать адмирал флота В. Чернавин.
       Но вернемся снова к книге В. Чернавина:
       "Облаченный в специальную защитную одежду, капитан 3 ранга Шпаков разрезал газовую трубку и вручную прошомполил ее, вытолкнув застывший металл. Другого способа не существовало. Потом специалисты-сварщики трубку заварили...
       Самую большую, хоть и допустимую дозу облучения, получил Шпаков..."
       А теперь вдумайтесь, уважаемый читатель, в такие фразы, сказанные автором "Атомного подводного", занимающий в 80-90 гг. должность главнокомандующего ВМФ СССР.
       "Но в то время атомников (имеются в виду подводники) это уже не страшило. Медики имели достаточный опыт, чтобы определить границу безопасности для здоровья облученных.
       Кстати говоря, уже тогда было выявлено, что некоторые люди способны безболезненно воспринимать такую степень, которая для других была смертельной".
       Читаешь эти строки из книги и понимаешь, почему даже спустя десятки лет, офицеры, мичманы, матросы, потерявшие здоровье, вот на таких опытовых, экспериментальных атомоходах, или при других испытаниях, до сих пор не могут получить хотя бы мизерную компенсацию за ущерб их здоровью, нанесенный во время службы. Одновременно позиция адмирала объясняет, откуда у командиров всех уровней, особенно на первом поколении АПЛ, такое халатное отношение к радиационному загрязнению корабля и облучению подчиненных.
       Потому, что еще десятки, сотни единомышленников В. Чернавина думают: "для советского моряка не страшна никакая радиация..."
       Практически 40% экипажа после первого похода ушла с атомохода. Причины были различные. На гражданку ушли старшины и матросы, выслужившие свой срок службы. Ряд офицеров перешли на вновь строящиеся атомные лодки. Другие по состоянию здоровья вынуждены с болью в сердце попрощаться со службой на АПЛ К-27 в 1964-1965 (до второго похода). Покинули корабль старпом Умрихин Г.М. (ставший впоследствии командиром АПЛ К-32, затем - контр-адмиралом), В.Э. Соколовский, Ю.М. Сорокин, И.П. Мартемьяненко, А.В. Шпаков и многие другие - специалисты самого высокого класса.
       Ушел на повышение и первый командир атомохода капитан 1 ранга Иван Иванович Гуляев, отдавший кораблю около шести лет жизни. Командиром К-27, вместо него стал капитан 2 ранга Павел Федорович Леонов, до этого он был командиром второго экипажа лодки. Во главе экипажа стал опытный офицер-подводник, за плечами которого с десяток лет плавания и командования дизельными лодками, а также участие в качестве командира второго экипажа в первом испытательном походе.
       Человек с неоднозначным характером. По-разному его назначение восприняли моряки первого экипажа после ухода И.И. Гуляева.
       Несмотря на трудности, сложившиеся с экипажем (уход высококвалифицированных специалистов), атомная подводная лодка К-27 под командованием Павла Леонова успешно завершила свой второй поход в Средиземное море в 1965 г. Почему же сегодня продолжают замалчивать о походе корабля, да и о его командире?
       Ответ, наверное, надо искать в майской аварии 1968 года в Баренцевом море.
       Думаю, авария на ядерном реакторе атомохода наложила отпечаток на все заслуги капитана 1 ранга Павла Федоровича Леонова, второго и последнего командира действующей атомной подводной лодки.
       ...После завершения второго похода, К-27 была поставлена в док в Северодвинске. Предстоял серьезный межпоходовый ремонт атомохода, перезарядка реакторов.
       В январе-феврале 1967 года на плаву провели перезарядку реакторов, установив новые части с активными зонами с длительностью кампании в два раза больше предыдущей (операцией перезарядки реактора руководил капитан 2 ранга В.И. Кашин).
       Результаты всех ревизий и осмотров были "положительными". Почему взято в кавычки? Да потому, что, несмотря на положительные результаты, не обошлось без головотяпства со стороны заводских специалистов. По вине одного из работающих атомоход был загрязнен радиоактивными элементами от первого до девятого отсека. От "грязи" экипаж так и не избавился до самой аварии 24 мая 1968 г.
       После окончания ремонта атомная лодка К-27 убыла на постоянное место базирования в Гремиху. Переход этот из Североморска в Гремиху состоялся в начале октября 1967 г.
       И тут началась цепь неудач, приведших к трагедии. 13 октября, когда АПЛ находилась в море, произошел заброс сплава в газовую систему 1 контура реактора правого борта. Его причиной стали отложения шлаков (окислов сплава свинец - висмут), закупоривших проход для теплоносителя, который стал поступать в газовую систему. В результате этой аварии два насоса оказались залитыми застывшим сплавом. Пришлось вывести из работы ППУ правого борта, прервать поход и вернуться в свою базу.
       Причины этой течи остались неизвестны, а также и то, кто конкретно был в этом виноват. И до этого были небольшие "неразгады" в отсеке, но они устранялись силами личного состава спецтрюмных нашего экипажа, второго экипажа и командиром отсека, старшим лейтенантом Офманом. Произошедшая течь никак не могла по своим масштабам ограничиться работой одних спецтрюмных нашего экипажа. Привлекли спецтрюмных второго экипажа. Теперь над устранением последствий течи работали спецтрюмные: старшина 1 статьи Литвиненко Ф., старшина 2 статьи сверхсрочной службы Петров А., старший матрос В. Гриценко, старший матрос В. Куликов, мичман П. Логунов, старшина 2 статьи сверхсрочной службы Е. Дурденко. В трюме отсека среди сплетения систем и механизмов образовался толстый слой застывшего сплава 1 контура. Сплав необходимо было срочно убрать. Убрать застывший теплоноситель можно, только выдолбив эту вязкую смесь, к тому же очень "грязную" в радиационном смысле. Личный состав спецтрюмных нахватался доз радиации и был временно отстранен от работ с металлом. Они набрали годовую норму (15 БЭР). Старшина 1 статьи Ф. Литвиненко и старшина 2 статьи В. Рощупкин получили до 20 БЭР. Они так и не были допущены к выходу в море.
       Становилось понятным - убрать смесь силами спецтрюмных невозможно. Срывались сроки выхода в море, известные командиру 17-й дивизии контр-адмиралу М.Г. Проскунову и командиру нашего экипажа капитану 1 ранга П.Ф. Леонову. Командование корабля приняло решение подключить к этой работе личный состав других боевых частей и дивизионов, а также личный состав второго экипажа лодки. Первого мая после торжественного подъема Военно-морского флага, гюйса и флагов расцвечивания, командир перед строем поздравил с праздником весь экипаж, ознакомил нас с текущими задачами. Главной задачей была подготовка 1 дивизиона к выходу в море и, в частности, уборка застывшего сплава в четвертом отсеке.
       Чтобы ускорить работы и выполнить их в намеченные сроки, нужны были добровольцы. Создавались группы и определялась очередность работ в реакторном отсеке. Долбить и выносить застывший теплоноситель 1 контура теперь подключались добровольцы экипажа. Хотя и без составленных списков, турбогенераторщики, соседи 4-го отсека, ст. команды Немченко П. старшина 2 статьи П. Пыдорашко, старший матрос Газин, матрос Минеев и автор этих строк, уже не раз помогали своим соседям убирать сплав в спецъемкость, стоявшую на другой стороне пирса. Выражая дивизионную солидарность, моряки и сверхсрочнослужащие турбинной группы более четырех раз спускались в трюм четвертого отсека. В это число входили: старшина 1 статьи Х. Шакиров, старший матрос Е. Уланов, матрос Погодин, старший матрос А. Куст, матрос В. Кудряшов, старший матрос Симонов и старший матрос Патекии. Остальные делали по 2-3 захода. Работать нужно было не более 5 минут. Однако это был ориентир для контролирующего работы в отсеке, а спустившись в отсек и добравшись к месту, залитом сплавом, каждый старался убрать как можно больше этой смеси. Работа кувалдой и зубилом занимала в тех условиях значительно больше предельных десяти минут.
       К сожалению, надежных средств защиты тела и органов дыхания в то время не было. Только один респиратор. Да и что можно было надеть для работы в трюме среди трубопроводов и механизмов?
       Для командира дивизии и начальника политотдела, а тем более командира лодки, наверно, было очевидным то, что при работе с "грязным" сплавом происходит существенное внешнее и внутреннее облучение и загрязнение людей.
       В какой степени это происходило - мало кто знал. В какой-то мере знали спецтрюмные, не могли не знать офицеры КГДУ и КГАТ, командир БЧ-5 и 1-го дивизиона, доктор экипажа и, конечно, служба РБ дивизии. Принималось все это, видимо, как должное и вся эта "грязь" считалась несерьезным делом!
       Тогда же присутствовали представители НИИ ВМФ и представители КБГЭУ нашего проекта. Они также не раз посещали 4-й отсек.
       Все шло в нормальном русле рабочих дней и недель воинского коллектива. Приложить все силы, устранить все преграды к намеченному дню! В этом случае можно понять командира. При возникновении экстремальных ситуаций он может принять решение разрешить работы с облучением личного состава до 50 БЭР. Был ли это тот особый случай? Кто вел контроль и фиксацию загрязнения после работы в четвертом отсеке? Дежурный моряк-дозиметрист на ПСО производил замеры только приборами КРАБ 1. Был СУ-1, но после него дежурный снова возвращал на КРАБ-1. После четвертого захода в 4-й отсек мичман Щербина П. и старший матрос Симонов на ПСО имели на руках и на теле около 1500 распадов в минуту на квадратный сантиметр (так определил дежурный), после двухразового душа осталось около 100 распадов. Заменили РБ (рабочее платье) и они ушли на базу. Это типичная картина того предпоходового времени. Командование дивизии торопило командира с выходом в море. 0x08 graphic
    Командир, в свою очередь, в очень резкой форме "давил" на командира БЧ-5 капитана 2 ранга Иванова А.А. и командира I дивизиона капитана 3 ранга Л. Пастухова, требуя от них самых кардинальных мер по скорейшему завершению работ в 4-ом отсеке. На полученные дозы облучения перестали обращать внимание. Командира лодки интересовала только техника и сроки выхода, а состояние людей отходило, видимо, на второй план. Присутствующая на корабле наука (так кратко говорили о представителях НИИ ВМФ), оказывала посильную помощь в возникших проблемах. Институт требовал проведение высокотемпературной регенерации сплава 1-го контура. Такая обязательная процедура была необходима для реакторов с жидкометаллическим теплоносителем 1-го контура. Но сильнейшее давление командования Северного флота оказывалось на всех. Лодка готовилась к выходу в море. Командир БЧ-5 при проверке ГЭУ перед выходом в море еще раз напомнил командиру лодки о необходимости срочной высокотемпературной регенерации сплава. Регенерацию провели. Но, вместо трёх недель, она продолжалась всего одну. Этого было явно недостаточно, тем более что после краткосрочного выхода в море перед кругосветкой, повторной регенерации никто проводить не собирался.
       Командир экипажа и командир дивизии об этом знали. Но они и начальник политотдела дивизии были людьми своего времени. Если партия сказала: "Надо!", мы всегда отвечали: "Есть!". Другого не дано. Ведь если будет другой ответ или заминки, возникнут серьезные проблемы, результат которых скажется на всей карьере. Так было и в этом случае. Командир дивизии контр-адмирал М.Г. Проскунов высказался так: "Если сегодня вы не уйдете в море, я вас ногами оттолкну от пирса". Конечно, это своеобразный военный юмор, но в нем заложен серьезный подтекст всей системы у правления: выполнять и добиваться во что бы то ни стало! Все средства хороши для достижения амбициозных планов командования ВМФ! Каждая флотская инстанция привносила свои коррективы и ужесточала требования. А что грозило строптивцам, не желавшим считаться с высшими интересами партии и флота? Примеров было много. В конечном итоге, у командира никогда не было выбора. Только выполнять поступавшие указания. Для нашего командира - идти в море и только!

       Подводники не очень верят в приметы. И все же нет-нет и кто-нибудь впоследствии скажет: "А вот я вам говорил!". Было так и у нас. Перед выходом лодки, в турбинный отсек зашел мичман М.К. Лысенко и сказал: "Мужики, к нам пришла К-3. Как бы не принесла и нам беды". Маневрист старшина 2 статьи Бездушный посетовал: "Недоставало нам еще пожара!". Сидевший за конторкой командир отсека капитан-лейтенант В. Г. Шеремет заметил: "Типун тебе на язык, Михаил Корнеевич. Не следует "каркать" о таком перед выходом!".
       21 мая 1968 г. К-27 вновь вышла в море для отработки задач боевой подготовки и испытаний АЭУ. 24 мая около 12 часов дня во время вывода установок на режим полного хода случилась авария реактора левого борта. В результате нарушения теплоотвода от активной зоны произошли перегрев и разрушение тепловыделяющих элементов. Это привело к выносу радиоактивных продуктов в контур сплава и газовый контур, выбросу радиоактивного газа в реакторный отсек. Авария сопровождалась резким ростом гамма-активности.
       В 12 ч. 15 мин. АПЛ всплыла в надводное положение. ППУ левого борта была заглушена, и последующий шестичасовой переход в базу совершался при работе реактора правого борта на обе турбины. Большинство участников похода получило значительные дозы облучения и было госпитализировано. Жизнь 5 человек спасти не удалось.
       Для того чтобы читатель понял всю ту обстановку, которая сложилась в день аварии, я хочу привести личные записи командира корабля капитана 1 ранга П.Ф. Леонова, любезно предоставленные им автору, бывшему своему подчиненному и сослуживцу, с которым пришлось пройти через аварию ядерного реактора. Скажу так, записи того дня, 24 мая 1968 г., конечно, не бесспорны. Ряд позиций вызовут много споров у бывших моих сослуживцев, специалистов, которые были связаны с подводным флотом.
       Но я думаю, эти записи имеют право на публикацию, несмотря на их противоречивость.

       Итак, 24 мая 1968 г. День аварии.
    8:41 - Встали под РКП.
    9:27 - Срочное погружение.
    9:29 - Начали испытания ППУ - проведен инструктаж личного состава пульта о порядке развития оборотов. Вызван командир БЧ-5.
    11:28 - Боевая тревога для Б4-3, для прострелки ТА  7,8 (на 20 узл. прострелка ТА  7,8).
    12:00 - получен доклад по телефону начальника СЛ "X", что Курк-1 показывает ненормальную "РО" в 4-ом отсеке. На мой вопрос: "Опять Аргон-41? 7-10 ПДК? - поступил ответ: "Не знаю, много".
       Вопрос: "Что сделал начальник СЛ "X" и что предполагается делать?", поступил доклад: "Дал указание на "пульт ГЭУ" о выходе л/с из 4-го отсека, и что есть необходимость всплыть и вентилировать 4-ый отсек в атмосферу". Одновременно я дал указание выяснить обстановку совместно с пультом ГЭУ: "Не мудрит ли там пульт"? Дана команда командиру БЧ-5 выявить у пульта обстановку (на пульте в данный момент находятся командир Д-1, представители ОКБ "Гидропресс" и в/ч 27177.)
    12:10 - Всплытие на перископную глубину для вентиляции 4-го отсека.
    12:15 - Всплыли в крейсерское положение.
       С пульта ГЭУ поступил по телефону доклад, что "Р" на. л/б падает, причины выясняют, и что л/с выведен из 4-го отсека. После получения докладов начальника СЛ "X" о радиационной обстановке мною дана команда по ПЛ "4-й отсек зона строгого режима. Проход через 4-й отсек закрыт".
    12:15 - с мостика затребовал у ЦП, где был командир БЧ-5, доклад с пульта ГЭУ. Командир Д-1 доложил, что "Р" - переведено на п/б, с л/б разбираются, и что причина возможно в АЗ, что в трюме за АК - много воды (течь ПГ???), был разговор с командиром БЧ-5 о газ. контуре, компрессоре, они давали газ. активность. Боевая тревога при всплытии не объявлялась, т.к. предыдущие всплытия проводились только по "БТ", т.е. л/с находился в концевых отсеках. (Обед роздан).
    13:00 - Командир БЧ-5 запросил разрешение пройти на пульт ГЭУ и в 4-й отсек, для выяснения обстановки, на что получил разрешение.
    13:30 - Затребовал от начальника Сл "X" доложить, что делается им и в чем причина ненормальной обстановки в 4-ом отсеке. Поступил доклад, что делаются замеры и выясняются причины, и что 4-й отсек необходимо интенсивно вентилировать.
    14:00 - Продувание СГБ, проведение системы погружения в исходное положение, спуск воды с шахты вентиляции. Пущена система вентиляции 4-го отсека. Ветер Ю.З. до л/с мостика р/а не доходила. Узнаю, что начальник Сл "X" определил и передал Д-1, что время пребывания в 4-ом отсеке 15-20 мин., в противогазах.
    14:30 - Поступил доклад от начальник СЛ "М", что спецтрюмные получили облучение и некоторых из них рвет, тошнит. Посоветовавшись с начальником СЛ "М", что делать со спецтрюмными, выдавать ли "цистамин" им и остальному л/с, приняли решение о том, что спецтрюмных нужно "вывести" в 1-й отсек (часть уже была там) и оказать им соответствующую помощь, а остальному л/с "цистамин" не выдавать. Совместно с командиром БЧ-5 принято решение работы в 4-ом отсеке по выявлению и устранению причин неисправности ГЭУ будут проводить офицеры Офман, Ялов, Домбровский.
    14:35 - Объявлена команда "Зона строгого режима" по всей ПЛ: поступил запрос СПК Воробьева, что делать дальше с л/с. Приказал действовать по плану: производить большую приборку; л/с находится в тех отсеках, где он находится в настоящей момент (Спиридонов в V-отсеке). Вызвал начальника Сл "X" с докладом. Ничего нового начальник СЛ "X" не предоставил. Вызван представитель СРВ (Пасхалов).
       Он предложил донести на берег о ненормальности "Ро" и установить "дозу оправданного риска". Ответил ему (в присутствии майора Ефремова - начальника СЛ "М"), что я доложил о всплытии и следовании в базу, а в отношении "дозы оправданного риска" - нет надобности ее устанавливать, т.к. аварийных партий в 4-ом отсеке нет, остальной л/с оттуда выведен. Ст. л-т Пасхалов с этим согласился и в дальнейшем этот вопрос не поднимался.
    15:03 - Отдраили люк 4 отсека (на 15-20 мин). Убыл на пульт ГЭУ. Перед этим отдал приказ о принятии мер безопасности при открытии люка (его открывали с верхней палубы) и о дальнейшем плавании.
    15:30 - Потребовал доклад от начальника СЛ "X". Получена рекомендация усилить вентиляцию 4-го отсека путем подачи воздуха со стороны 3 и 5-х отсеков, что и было сделано.
    16:30 - начальник Сл "X" доложил, что р\а газы есть и в остальных отсеках, и что нужно вентилировать всю ПЛ. Мною дано приказание давать ВВД в 1-й и IX отсеки, отдраив переборочные двери и принять меры безопасности.
    17:30 - Подошли к внутреннему рейду, отдраили люк 8-го отсека. Дана команда по ПЛ, чтобы л/с швартовых партий, находящейся в кормовых отсеках, выходил на швартовку через люк 8-го отсека...
       Вот так 24 мая 1968 г. завершился аварийный поход опытной, экспериментальный атомной лодки К-27 Северного флота.
       По прибытии в базу все спецтрюмные сразу же были отправлены в санчасть. Автору этих записей, будучи в то время старшиной команды турбогенераторщиков (5 отсек), пришлось помогать дойти до машины своим товарищам из реакторного отсека, которые уже самостоятельно не могли идти.
       25 мая первая партия из десяти человек, куда входили все спецтрюмные Николай Логунов, Виктор Гриценко, Вадим Куликов, Александр Петров, Евгений Дурденко, Максим Офман и другие в т.ч. и автор (см. полный список в примечании), была отправлена самолетом командующего Северным флотом Лобова в г. Ленинград в 1-й военно-морской госпиталь.

       Всех положили в спецотделение (11-е отделение). Отдаю должное всем врачам, медсестрам, работникам госпиталя военно-медицинской академии, которые сделали все, чтобы спасти тех моряков-подводников, которые получили запредельные смертельные дозы.
       Всего 24 мая 1968 г. переоблучилось 144 человека. Из них, если судить по книге Н. Мормуля "Атомная подводная эпопея", 20 человек получили облучение от 600 до 1000Р.
       Откуда этот уважаемый адмирал взял такие цифры, мне не известно, тем более, что и сегодня практически добиться официально, кто какую дозу получил, невозможно. 0x08 graphic

       Несмотря на принимаемые врачами меры, 27.05.1968 г. в 21:45 в госпитале умирает штурманский электрик Воевода, 16 июня уходит из жизни Витя Гриценко, 18 июня - Вадим Куликов, 24 июня - Саша Петров. В тяжелейшем состоянии находился старшина спецтрюмных Николай Логунов, получивший более 1000 Р. И он выжил! Благодаря врачам, огромной силе воли и своей милой, очаровательной, душевной жене Маше.
       Эта женщина сделала все, даже более, чтобы Николай победил смерть. И он ее победил. Несмотря на трудности в жизни, прогрессирование болезни (он остался без обеих ног и руки), он не сдавался. Встречался со своими сослуживцами. К сожалению, смерть жены, последствие тяжелой острой лучевой болезни дали о себе знать 9 января 1995 года. В Санкт-Петербурге скончался этот сильный, мужественный человек.
       Мне только хочется сказать от себя, от всех ныне живущих моряков-подводников К-27 - светлая вам всем память, дорогие сослуживцы, вечная слава, моряки-подводники! 0x08 graphic

       Кроме первой десятки через пару дней все переоблученные были с Гремихи направлены в госпитали г. Ленинграда, Североморска, Москвы. После длительного лечения я и сослуживцы, у которых закончился срок службы, были демобилизованы. Решением ВВК практически всех моряков, которые уезжали домой, признали годными к службе на атомных лодках, к работе с радиационными веществами. Никаких документов, никаких записей в военных билетах об аварии не было. Получившие облучение и ушедшие из жизни из-за тяжелых болезней так и не смогли никому доказать, что их заболевания связаны с полученной в мае 1968 года дозой радиации.
       В семидесятых годах мне довелось побывать в госпитале города Ленинграда на очередном медицинском обследовании. Там получил на руки выписку: "последствия острого астеновегетативного синдрома 1968г.". С таким заключением в любой момент, если будешь вести себя неугодно, могли отправить в "психушку". И только спустя 25 лет после аварии некоторые из нас получили на руки справку о том, что в мае 1968 года были облучены, правда, без указания дозы облучения.
       К сожалению, на сегодня еще добрый десяток бывших моряков К-27 не имеют документов, подтверждающих участие в ликвидации аварии, не получают льгот.
       Трагичный опыт с авариями на атомоходах и гибелью личного состава К-8, К-3, К-11, К-19 не стал основополагающим в деятельности командования флота и командиров различного ранга. Ситуация во весь голос "вопила" о том, что нельзя обращаться так небрежно с ядерной установкой, не зная точно какими могут быть последствия этих решений. Почему же люди, наделенные властью, каждый на своем посту, беспардонно относились к такому высококачественному человеческому материалу? Неужели сотни погибших подводников не стояли у них перед глазами? Нужны были успехи! Во имя этого нужны были еще десятки и сотни смертей?

       Созданный 25 мая штаб по ликвидации последствий аварии на лодке принял решение для локализации радиации и радиоактивного загрязнения ППУ левого борта заложить мешки с дробью. Как потом шутили мичманы и офицеры экипажа: "Всё, Домбровский, Гусев, Мойстус и примкнувший к ним Устенко не смогут теперь браконьерствовать". Это были наши страстные охотники и рыболовы. Тогда уже была создана более подробная картограмма радиационной обстановки, как аварийного отсека, так и всего корабля. В четвертом отсеке в районе ПГ левого борта она составляла более 1500 рентген в час (при безопасной дозе не более 15 микрорентген). И снова добровольцы нашей лодки, люди резервного экипажа, прикомандированные с других лодок, а также прибывшие по случаю аварии ученые и конструкторы, ценой своего здоровья закрывали то, что можно было еще сохранить для флота страны.
       Но в большинстве случаев страна почти всегда оставалась глуха к проблемам людей, которые так много отдавали флоту, веря, что Отечество по достоинству оценит этот труд и в трудные дни окажет им внимание и помощь. Действительность была и есть куда печальней!
       Для всех нас последствия аварии оказались разными - разная степень облучения, разные степени лучевой болезни. Появление новых болезней у одних, обострение старых - у других. Многие, не обращая внимание на все это, изъявили желание продолжать службу в ВМФ. При итоговом обследовании в 1969 году часть людей комиссовали с различными диагнозами, часть моряков демобилизовались.
    0x08 graphic

       Не подозревали мои сослуживцы - старшина 2 статьи Куст А. и старший матрос Погодин, что не судьба им долго жить после демобилизации. Не блещут здоровьем и другие члены экипажа. Трудно поверить в то, что медслужба ВМФ записала кому-нибудь в документах об ухудшении здоровья причину - авария ядерного реактора. Правительство в свою очередь считало "неприличным" вести разговоры на такую тему, а военные молчали в целях сохранения военной и государственной тайны, а также во имя "поддержания высокой морально-политической атмосферы" среди молодого поколения. Требование компенсации за утерю здоровья или утерю кормильца считалось бы кощунством и рвачеством военнослужащих или родителей, пытающихся ограбить свое государство. Военный обязан молчать! Это его святая обязанность по присяге: "...строго хранить военную и государственную тайну... если же ее нарушу, эту мою торжественную присягу, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение трудящихся". Авария на атомоходе являлась военной и государственной тайной.
       С годами факт аварии открылся. Подтвердился и тот факт, что все члены экипажа корабля перенесли острую лучевую болезнь. Но существует все тот же стереотип наших военных медиков: "Защита ВМФ и государства от матросов, мичманов и офицеров, пожелавших что-либо попросить для восстановления здоровья". Ответ почти всегда один - болезни, возникающие у подводников после ядерных аварий - это не следствие облучения. Так однозначно дал понять в 1990 году начальник спецотделения ВМОЛГа, полковник медицинской службы Виноградов. Возможно это и так. Судить мне, не специалисту, об этом сложно.
       Но мир не без добрых людей. Начальник кафедры военной токсикологии, радиологии и медицинской защиты при Украинском государственном университете, полковник медицинской службы Ю.Н. Скалецкий решил по собственной инициативе оказать посильную помощь людям, перенесшим радиационное облучение на военной службе. Всеми возможными способами он находит и приглашает в главный военный госпиталь Министерства Обороны в Киеве людей, получивших облучение на атомоходах К-8, К-11, К-19, К-27 и на других лодках. В кардио-реабилитационном отделении госпиталя проводилось обследование и лечение с помощью самого современного оборудования. Только слова благодарности и признательности можно выразить персоналу отделения и особое человеческое спасибо заведующей отделением Елене Васильевне Гуцал.
       Об атомной лодке К-27 не любят говорить и писать даже сейчас, спустя десятилетия. Почему в тех немногих статьях, вышедших в Украине и в России, пишут только о технической стороне аварии? Даже в книге "Катастрофы под водой" Н. Мормуль и другие авторы не называют имен тех, кто непосредственно виновен в аварии ядерного реактора на К-27. Может, страшно написать, что за эксперимент с атомной лодкой К-27, приведший к гибели нескольких членов экипажа и облучению всего личного состава, несут ответственность, как военные, так и ученые? Кто бы посмел тогда, в 1968 году, да и сейчас, назвать имена этих людей, заслуги которых перед государством и миром огромны?! Может, поэтому, мы и не знаем, кто четверть века делал нас практически "психами", скрывая под диагнозом "астеновегетативный синдром" истинные заболевания?
       В доказательство того, что власть умеет скрывать свои тайны, приведу пример дезинформации об аварии на К-27. Передо мной книга Е.Л. Никитина "Холодные глубины", изданная в Санкт-Петербурге в 1998 г. Так вот, автор книги кандидат медицинских наук полковник медслужбы на 217 стр. своей книги пишет: "Все переболевшие ОЛБ проходили ВВК. По заключению пострадавшие с ОЛБ III и IV ст. признавались, как правило, негодными к службе в мирное время, годными к нестроевой службе в военное.
       Пострадавшие с диагнозом "лучевая реакция" и ОЛБ (острая лучевая болезнь) 1 ст. в большинстве случаев признавались негодными к службе, к строевой на берегу, негодными к работе с радиоактивными веществами (РВ) и источниками ионизирующих излучений".
       Дальше: "Более чем 30-летний опыт показал, что не только в тяжелых случаях (ОЛБ II и III ст.), но и при более легких формах болезни (ОЛБ 1 ст.) в течение 1-2 лет остаются стойкие последствия. Попытки возвратить больных с ОЛБ на корабли в большинстве случаев оказались безуспешными...".
       Это спустя, как пишет автор книги Е. Никитин, 30 лет изучения действия радиации на человека. А тогда, в 50-60 годы возвращали моряков для службы на атомных лодках после краткого отдыха и освобождения его от работы с РВ на 6 месяцев. 0x08 graphic

       Можно еще как-то понять, когда ученые-моряки имели недостаточный опыт лечения ОЛБ разных степеней. Но не могу понять тех, кто спустя четыре десятилетия, присылает морякам справки типа того, что такой-то перенес острую лучевую болезнь 1 степени, лечили, был освобожден от работы с РВ на 6 месяцев, отдыхал в отпуске 20 дней и практически годен к дальнейшей службе без ограничений.
       Да, что и говорить, если автор этой повести в 1968 г. был признан ВВК годным к службе на АПЛ, работе с РВ и этот штамп стоял в его военном билете до самого снятия с учета, хотя он уж был несколько лет инвалидом, болезни которого связаны с переоблучением на атомоходе.
       Привожу таблицу, чтобы читатель воочию убедился, как даже спустя три десятилетия искажаются факты, цифры, сама действительность.
       Год аварии
       Степень тяжести ОЛБ
       Число пострадавших
       Число лечившихся в ВМГ
       День поступления в госпиталь после аварии
       1968
       Переоблучение
       39
      
      
      
       Лучевая реакция
       64
       -
       -
      
       I
       34
       -
       -
      
       II
       3
       3
       неизвестен
      
       III
       2
       2
      
      
       IV
       5
       5
      
      
       Итак, если судить по этой таблице, то на К-27 24 мая 1968 г. никаких 144-х человек не было переоблучено. Это раз.
       Во-вторых, число лечившихся в госпитале составляет всего 10 человек, и то поступление их туда автору неизвестно. Неизвестно куда поступали остальные облученные моряки-подводники атомохода К-27.
       В то же время в примечании на стр. 218 пишет, что из 5-ти с крайне тяжелой степенью ОЛБ погибли четверо. Может поэтому до настоящего времени десятки моряков не могут ничего добиться от 1-го Военно-морского госпиталя г. Санкт-Петербурга, где они лежали - справок о решении военно-врачебной комиссии. Может поэтому затягивает с ответами командир в/ч 72190 г. Москвы? Не знаю. Но, ознакомившись с данной книгой, приходишь к грустным выводам.
       Чиновники все делают, чтобы как можно дольше затягивать вопросы выдачи документов, дающих право ныне живущим морякам получать льготы, установленные государством. Ведь чем больше проходит времени, тем меньше остается тех, кто во время службы на К-27 потерял свое здоровье из-за ядерной аварии. Таких на сегодня уже свыше 60-ти человек, из них несколько человек, проживающих в разных городах Украины. Ушли из жизни, так и не дождавшись помощи от своего государства, старшина Алексей Куст из Донецка, Анатолий Кулаков из Киева, Юрий Вовк из Белой Церкви, капитан 2 ранга Иван Спиридонов из Севастополя, Иван Кайдалов из Харькова. У каждого из них остались дети.
       Завершить свое повествование о пережитом экипажем К-27 в 1968 г. хочу стихами бывшего командира 1-го дивизиона капитана 3 ранга Владислава Владимировича Домбровского, написанными им во время очередного лечения в госпитале: 0x08 graphic

    Когда мы были молоды
    И силами полны.
    Ходили подо льдами мы
    В объятьях глубины,
    Крепчала наша Родина
    От наших славных дел.
    Не знали мы, не ведали,
    Что силам есть предел!
    Горели и тонули мы
    Да что там вспоминать?!
    Молчали об авариях
    Приказано молчать.
    Нас все же рассекретила
    Чернобыля беда.
    Воистину, подводники,
    Нет худа без добра!
    Лежим на койках мятые,
    И косточки болят.
    Сердечки с перебоями
    И скрипами стучат.
    И прыгает давление,
    Кружится голова.
    Такая вот подводничкам
    Прописана судьба.


       Вот так страна, которую они защищали, отблагодарила их. А теперь вернусь к самому атомоходу К-27.
       Что же было дальше? Как сложилась судьба корабля?
       В начале июня 1968 г. корабль обследовала специальная комиссия, которая пришла к выводу о необходимости проведения расхолаживания реакторов и замораживания сплава в ректорах обоих бортов. По существу, это был смертный приговор К-27 - после замораживания сплава ввести реакторы в действие становилось практически невозможно. Комиссия пошла на этот вынужденный шаг из-за тяжелой радиационной обстановки, сохранявшейся на корабле. Но, через несколько лет учёным удалось "оживить" уцелевший реактор и поднять его мощность до 20%. Когда же принималось решение, никто не знал о подобной возможности, о невероятной живучести реактора ВТ и ППУ на ЖМТ.
       К 20-му июня 1968 г. необходимые операции по расхолаживанию ППУ и замораживанию сплава завершились. Все механизмы ПЛ были выведены из действия и законсервированы. К-27 была переведена в отстой на длительное хранение.
       Какое-то время конструкторы и моряки еще рассматривали различные варианты возвращения подводной лодки в строй. Изучалась возможность использования К-27 с одним восстановленным реактором правого борта, вариант вырезки аварийного отсека и замены жидкометаллической ППУ водо-водяными установками типа ВМ-А. Но в этот период на флот уже начали поступать более современные атомные ПЛ II поколения и дорогостоящая операция восстановления К-27 была признана нецелесообразной.
       Выведенная из состава флота К-27 почти 13 лет находилась в отстое, ожидая своей участи. Проблема заключалась в том, что не было берегового могильника, способного принять для захоронения столь крупногабаритный объект как реакторный отсек ПЛ. Кроме того, работам по утилизации ПЛ препятствовала сложная радиационная обстановка в реакторном отсеке и значительное количество радиоактивных элементов, вынесенных из реактора. 0x08 graphic

       Дальнейшее содержание АПЛ на плаву становилось все более опасным - корабль не ремонтировался и практически не обслуживался, цистерны главного балласта теряли герметичность, и АПЛ могла затонуть прямо у причала. Поэтому в апреле 1980 г. было решено провести консервацию реакторного отсека и затем затопить К-27 в отдаленном районе у восточного побережья Новой Земли.
       В мае 1981 г. К-27 поставили в док северодвинского предприятия "Звездочка". Полости оборудования ППУ и ее трубопроводы были заполнены специальным составом, который после затвердевания предотвращал вымывание и выход из реактора радиоактивных материалов. Свободные объемы отсека и цистерну водно-свинцовой защиты заполнили битумом. Всего в отсек было залито около 270 тонн битума, который полностью закрыл реакторы. Этим достигалось полное исключение попадании воды к загрязненному оборудованию и последующего заражения окружающей среды в месте затопления АПЛ.
       Консервация реакторного отсека позволила довести уровни проникающего излучения на поверхности легкого корпуса до фоновых значений.
       Для сохранения плавучести АПЛ во время буксировки через неспокойное Баренцево море четыре цистерны главного балласта заполнили вспененным полистиролом. 0x08 graphic

       Все операции были выполнены предприятием "Звездочка" в течение лета, и вскоре К-27 отправилась в свой последний путь. Силами ВМФ она была отбуксирована в Карское море и осенью 1982 г. затоплена у Новой Земли на глубине около 75 м. Такова судьба подводной лодки К-27, единственного корабля проекта 645, корабля, открывшего нашему флоту дорогу к использованию паропроизводящих установок с жидкометаллическим теплоносителем.

    Они были первыми, кто прибыл на строящуюся К-27 в 1958-1959 гг.
    Командир корабля капитан 2 ранга Гуляев Иван Иванович
    Старший помощник командира капитан-лейтенант Окованцев Николай Дмитриевич
    Заместитель командира капитан 3 ранга Петухов Михаил Алексеевич
    Помощник командира капитан-лейтенант Ковалев Эрик Александрович
    Командир электромеханической боевой части инженер-капитан 3 ранга Нагорских Олег Александрович
    Командир дивизиона движения старший инженер-лейтенант Шпаков Александр Васильевич
    Командир электротехнического дивизиона инженер-капитан-лейтенант Зубков Валентин Алексеевич
    Командир дивизиона живучести инженер-капитан-лейтенант Соколовский Владимир Эдуардович
    Командиры групп дистанционного управления АЭУ:
    Инженер-лейтенант Архипов Юрий Алексеевич
    Инженер-лейтенант Масленников Яков
    Инженер-лейтенант Поздняков Александр Григорьевич
    Инженер-лейтенант Полетаев Степан Михайлович
    Инженер-лейтенант Потапов Николай Иванович
    Инженер-лейтенант Конобрицкий Георгий Михайлович
    Инженер-лейтенант Сяднов Леонид Семенович
    Командиры турбинной группы:
    Инженер-лейтенант Иванов Алексей Анатольевич
    Инженер-лейтенант Кузьмин Михаил Антонович
    Инженер-лейтенант Якубов Александр Федорович
    Командиры групп автоматики и телемеханики:
    Старший инженер-лейтенант Колмыченко Анатолий Григорьевич
    Инженер-лейтенант Полубояринов Виктор Апполинариевич
    Инженер-лейтенант Сорокин Юрий Михайлович
    Командиры электротехнических групп:
    Инженер-лейтенант Ничипоренко Виктор Дмитриевич
    Инженер-лейтенант Кунтыш Виктор Григорьевич
    Инженер-лейтенант Саенко Борис Ильич
    Начальник медико-санитарной службы лейтенант медицинской службы Добряник Георгий
    Начальник химической службы и радиационной безопасности инженер-лейтенант Иванов Анатолий Алексеевич
    Примечания:
    1. До А.В. Шпакова командиром дивизиона движения в течение нескольких месяцев был инженер-капитан-лейтенант А. Кондратьев, который в апреле 1958г. отбыл к новому месту службы. Фактически первым командиром дивизиона движения считается А. В. Шпаков.
    2. Офицеры: Я. Масленников, А.Г. Поздняков М.А. Кузьмин и А.Ф. Якубов в 1959 году были назначены на другие должности в связи с сокращением штатов и ликвидацией их должностей. Они были исключены из списка экипажа и отбыли к новому месту службы.
    Список самых первых офицеров, старшин и матросов атомной подлодки "К 27", которые во время обучения в г. Обнинске, принимали участие в ликвидации аварии на действующем стенде атомного реактора ВТ (задание 150) в мае и декабре 1959 г.
    1. Гуляев Иван Иванович, командир ПЛ*
    2. Окованцев Николай Дмитриевич, старший помощник командира ПЛ
    3. Петухов Михаил Алексеевич, заместитель командира ПЛ по политчасти*
    4. Ковалев Эрик Александрович, помощник командира ПЛ
    5. Нагорских Олег Леонидович, командир электромеханической боевой части*
    6. Кондратьев Анатолий Александрович, командир дивизиона движения
    7. Зубков Валентин Алексеевич, командир электротехнического дивизиона
    8. Соколовский Владимир Эдуардович, командир дивизиона живучести
    9. Конобрицкий Георгий Михайлович, командир группы ДУ.
    10. Потапов Николай Иванович, командир группы ДУ*
    11. Шпаков Александр Васильевич, командир группы ДУ
    12. Полетаев Степан Михайлович, командир группы ДУ
    13. Сяднев Леонид Сергеевич, командир группы ДУ*
    14. Поздников Александр, командир группы ДУ
    15. Якубов Александр, командир турбинной группы
    16. Кузьмин Михаил Антонович*
    17. Масленников Яков, командир группы ДУ
    18. Иванов Алексей Анатольевич, командир группы
    19. Полубояринов Виктор Аполлинариевич, командир группы КИПиА
    20. Сорокин Юрий Михайлович, командир группы КИПиА
    21. Колмыченко Анатолий Григорьевич, командир группы КИПиА*
    22. Ничипуренко Виктор Дмитриевич, командир электротехнической группы
    23. Саенко Борис Ильич, командир электротехнической группы
    24. Ефремов Борис Иванович, начальник медицинской службы*
    25. Иванов Анатолий Алексеевич, начальник химической службы
    26. Астанков Василий Андреевич, старшина команды турбинистов
    27. Рыков Евгений, турбинист
    28. Михайлов Владимир, турбинист
    29. Дьячков Анатолий, турбинист
    30. Фатеев Александр, турбинист
    31. Парфененков, турбинист
    32. Кондрашевский, турбинист
    33. Слугин Иван Васильевич, старшина команды спецтрюмных
    34. Соловьев Геннадий, спецтрюмный
    35. Бровцин Олег Леонидович, спецтрюмный
    36. Мурзин Анатолий, спецтрюмный
    37. Ламцов Виктор Михайлович, старшина команды турбогенераторщиков
    38. Смоловик Иван, турбогенераторщик
    39. Якубов Николай, турбогенераторщик
    40. Зобов Александр Федорович, старшина команды электриков
    41. Чистяков, электрик
    42. Сепин Станислав Николаевич, электрик
    43. Донин Виктор Иванович, электрик
    44. Полухин Анатолий, электрик
    45. Змеев Николай Иванович, старшина команды трюмных
    46. Широнин Иван, трюмный машинист
    47. Булдыгин Иван Михайлович, трюмный машинист
    48. Баранов Владимир, трюмный машинист
    49. Холмов Анатолий, трюмный машинист
    50. Исаков Евгений, трюмный машинист
    Первыми офицерами других боевых частей, не проходивших подготовку в Обнинске, были:
    1. Мудрушин Ким Иванович, старший штурман*
    2. Лесков, младший штурман.
    3. Николаев Владимир, минер*
    4. Гужеленко А. И., начальник РТС и связист
    5. Малинович, начальник службы снабжения
    6. Мерзляков, боцман, мичман.
    * Лица, умершие ко времени составления списка по имеющимся у меня данным. Может, кто-то найдет себя в этом списке, спустя десятилетия, или найдут их родные.

    ГЛАВА 4.
    Спустя десятилетия после ядерной катастрофы на К-27.

       Прошли десятилетия после аварии в Баренцевом море. Не стало страны, которую мы защищали. Судьба дорогих мне людей, с которыми я служил на атомоходе, сложилась по-разному. Сейчас нас разделяют не только сотни, тысячи километров нашей бывшей великой страны, но и пограничные столбы, таможенный контроль.
       Мы стали носить паспорта разных государств. Но хочу сказать, и в этом меня убедила последняя встреча с сослуживцами в г. Подольске Московской области в доме капитана 3 ранга запаса Владислава Домбровского, что мы, несмотря на годы расставания, несмотря на границы - остались дорогими друг для друга людьми. А это может быть только среди подводников. Подводники - это наверно особое "племя" т.к., зная и понимая насколько несовершенна, опасна система подводной службы - мы все равно служили там, гордились этим и радовались, когда по нашим следам шли наши дети, внуки.
       Многие годы не покидала меня мысль не только найти своих сослуживцев по кораблю, но и выяснить, почему произошла авария на нашей лодке, в чем ее причина. Сейчас вышло много публикаций об авариях, трагедиях на атомных подводных лодках.
       Ученые и военные ведут в журналах полемику о том, нужны ли были реакторы с жидкометаллическим теплоносителем. В частности, в одном из альманахов "Тайфун" 4 от 1997 г. Л.А. Самаркин пишет о том, какая ситуация сложилась в 50-е годы, когда проектировался реактор для атомной лодки К-27 (645 пр.) и вообще о развитии ППУ с ЖМТ:
       "Сказать, что никто в то время не предвидел трагического итога, нельзя. Так, один из ведущих специалистов СКБ-143 по энергетике Р.И. Симонов на НТС по выдвижению и премию за ППУ на ЖМТ для пр. 645, попросил снять свою кандидатуру, т.к. считал применение этих установок ошибочным. Главный конструктор по энергетике СКБ-143 П.Д. Дегтярев отказался по этой же причине подписать технический проект по пр. 705. Начальник ОКБМ (проектант ППУ для пр. 705К) И.И. Африкантов обратился с аналогичным мнением в ЦК КПСС. Были еще и другие выступления на ответственных совещаниях. Речь при этом шла не о порочности самого направления развития ППУ с ЖМТ, а о том, что при имевшихся в то время нерешенных научно-технических проблемах и просто недоработках этих установок ставить их в этом виде на строящиеся корабли было более чем преждевременно, а потому - недопустимо. Если бы на один - единственный опытовый корабль... Но такой уже имелся - пр. 645. И результат не был положительным. Даже стенд для новой установки так и не был создан.
       Повторяю, идея проекта была совсем другой, и создавался он не ради проведения массового эксперимента. Это было бы безрассудным, но, к несчастью, так и было сделано. Главная идея проекта подтвердилась, а корабля не стало по причине несовершенства его "сердца" - ППУ на ЖМТ. В этом и заключается научно-технический подвиг, и трагедия проекта. К сожалению, научное руководство в лице академика А.П. Александрова, трезвой позиции в этом вопросе, насколько мне известно, не заняло. И что за этим последовало?
       Когда СКБ-143 подготовило предложение по корректировке проекта с заменой ППУ (вариант пр. 705Д) и доложило его группе сотрудников ЦК КПСС и Ленинградского обкома во главе с В.И. Вашанцевым, то получило в ответ резкую отповедь за пустую трату времени и прямое указание о запрещении подобных "экспериментов" и об обязательной "доводке" существующего проекта.
       А последнее было невозможно, что бы сейчас, спустя десятилетия, не пытались доказать некоторые участники, интуитивно опираясь на достижения последних лет и забыв о том, что все имеет временные рамки и что само время является важнейшей технической характеристикой".
       Думаю, это реальный подход ученого к идее проектирования установки с жидкометаллическим теплоносителем.
       Достаточно, наверное, было провести научный эксперимент с этой установкой на К-27, чтобы потом решать: как быть дальше. Но кто мог тогда смело, открыто противоречить академику Александрову, или партийным чиновникам из ЦК КПСС? Обороноспособность государства превыше всего. Да, это ведь никто и не отрицал. Но должны были существовать разумные пределы, тем более в новом, неизученном техническом направлении.
       Да, АПЛ - проекта 645 являлась результатом научного поиска. И, думаю, в этом ничего плохого нет, что ее построили. Плохо было другое, что, зная ее слабости и недостатки, нарушались элементарные меры безопасности, которые были всем хорошо известны. Плохо то, что атомная подводная лодка, опытовая по своей сути, использовалась как боевой корабль.
       В США - тоже были проблемы с потерей 2-х, отнюдь не опытовых атомоходов, но они резко пересмотрели свои подходы к конструированию и строительству лодок, сделали экипажи профессиональными и впоследствии не потеряли ни одной лодки.
       В бывшем СССР, да и в России со дня аварии на К-27 ничего не пересмотрели, потому что уже прочно сложилась государственная система, которая не позволяет ничего пересмотреть. Если бы ученые и строители атомных лодок несли ответственность за аварии то, думаю, все было бы по-другому.

       Но вернусь к проблемам атомной лодки К-27. 0x08 graphic

       За годы поисков тех, кто служил на атомоходе, мною было разыскано более 350 человек личного состава офицеров, мичманов, матросов, служивших в разные годы на К-27 с 1958 года, когда начали формировать экипаж, и до 1982 года, когда К-27 была затоплена в Карском море.
       Это десятки офицеров, мичманов и матросов, которые по несколько лет своей жизни отдали этому атомоходу.
       За их плечами, кроме испытательных выходов в море, автономных походов - участие в ликвидации аварии на ядерной установке. Некоторые из них, а это офицеры Сорокин Ю.М., Мартемьянов И. И., Шпаков А.В., Придатко С и Придатко В. (братья), и другие, после ухода с лодки на другие должности, вернулись, когда случилась авария и активно, в ущерб своему здоровью, принимали участие в ее ликвидации.
       Особо хочу сказать о командире БЧ-5, капитане 2 ранга Алексее Анатольевиче Иванове. Этот офицер пришел на корабль в 1958 году и покинул его последним, как и.о. командира К-27 в Карском море, при ее затоплении, сняв флаг с корабля. Это единственный человек, который отдал этому кораблю всю свою службу...
       Так вот сегодня у каждого из моих сослуживцев разное мнение и подход к той аварии на К-27. Большинство считает, что прямым виновником аварии и гибели моряков является командир корабля капитан 1 ранга Павел Федорович Леонов.
       Откровенно говоря, даже спустя десятилетия, я лично не могу сказать, виновен ли П.Ф. Леонов в аварии на ядерной установке, которая произошла 24 мая 1968 г.?
       Думаю, что нет, и не я один так думаю.
       В том, что произошла авария на реакторе, никакой вины Леонова нет. Надо сказать и следующее, что, если бы он не был определен как виновник гибели людей, то встали бы другие вопросы, которые никто из власть предержащих, ставить не хотел: "Кто отправил неподготовленную атомную лодку с экипажем в море? Кто сконструировал такой реактор и кто принял экспериментальную АПЛ в состав флота, как боевой корабль?"
       В некоторых письмах мои сослуживцы чуть ли не в упрек ставят мне вопрос, что, "мол, погибли наши ребята, а ты пытаешься чуть ли не оправдать Леонова?"
       Хочу сказать этим товарищам, которых я уважаю и хорошо знаю. Работая над этой книгой, я не допускал мысли, что командир лодки был во всем прав, и не несет никакой ответственности. С него, как с командира корабля, никто и никогда не снимет ответственности за гибель моряков. Он командир. Но нельзя все свалить на одного человека, забыв то, в какой "системе" мы жили. Мы должны прекрасно понимать, что П.Ф. Леонова подготовила и поставила командовать К-27 именно "система". После аварии эта "система" не могла не возложить на него все беды, всю вину за случившееся, иначе она должна была бы взять эту вину на себя. А это было просто НЕВОЗМОЖНО. Вы можете себе представить, что бы в те годы признали виновным, например, Главкома ВМФ или чиновника из ЦК КПСС?! Я - нет!
       Горько и больно об этом писать, но мы, воспитанные этой "системой", просто забыли и предали анафеме бывшего командира корабля атомной лодки К-27.
       Ибо те, кто "экспериментировал", рассчитываясь жизнями военных моряков, регулярно получали геройские звезды при удачах и никогда не отвечали за промахи. Поощряли при успехах, предавали при поражениях
       П.Ф. Леонов, как и многие другие офицеры флота, проиграл и все пошло по принятой схеме.
       Личная трагедия командира корабля К-27 капитана 1 ранга Павла Федоровича Леонова была в том, что он был далек от экипажа. Отдавая должное его профессионализму, смелости, командирскому опыту, у него не было тесного контакта с экипажем лодки. О его грубости, самолюбии и других чертах характера в своих письмах пишут многие офицеры, которые не один год служили с ним, прошли серьезные испытания в море. 0x08 graphic

       Из воспоминаний бывшего помощника командира корабля капитана 3 ранга Милованова Валентина Николаевича, ныне капитана 1 ранга запаса, бывшего заместителя командира дивизии атомных лодок: "В 1965 году, в Средиземном море в районе между островом Сардиния и Болгарскими островами мы весьма удачно влезли в проводимое АПУГ (авианосная поисково-ударная группа) НАТО учение. В составе АПУГ быт Авианосец "Рэндолф", корабли противолодочного назначения. Командир грамотно провел учебную атаку авианосца с использованием ядерной торпеды и умело оторвался от преследования, когда нас обнаружили. Обнаружили нас в момент, когда мы измеряли радиолокацией дистанцию до АВ. Ночью, на перископной глубине за ПЛ тянется фосфоресцирующий свет. Конечно, весь АПУГ перестроился и решил нас взять в оборот. Но командир решительно и эффективно ушел и от обнаружения, и от преследования. Леонов умел отлично управлять кораблем и в надводном и в подводном положении: грамотно, смело, решительно".
       В тоже время он пишет о другой черте П. Ф. Леонова:
       "Кардинальный вопрос - знал ли командир о неготовности БЧ-5 к плаванию из-за неготовности 1-го контура? Я предполагаю, что знал но не придал этому значения (не представлял факта - насколько необходима регенерация сплава и чем это грозит). А.А. Иванов не сумел убедить командира в необходимости перед плаванием произнести регенерацию и закрыть этот вопрос.
       Когда на выходе из Средиземного моря командир мне, штурману, не дал возможности определить место (перед проходом Гибралтара) в вахтенном журнале корабля сделал очень жесткую запись в адрес командира "Перед проходом узкости пролива Гибралтар командир корабля не дал мне, штурману, возможности определить место корабля. Снимаю с себя ответственность за кораблевождение. Курс ведет к опасности".
       Кстати, на вахте сидел А. Иванов. Он мне тогда еще сказал с испугом, "Валь, ты что пишешь-то?!" Он и доложил командиру тотчас по моему требованию. Конечно, были с командиром после этого пререкания, но все же я своего добился и своевременно, как показало мое определение места.
       Т.е. прецедент "убеждения" командира был".
       Уже при личной встрече Валентин Николаевич Милованов добавил: "Если бы не описанная выше настойчивость, К-27 и ее экипаж ждала бы гибель. ПЛ прошла всего в нескольких метрах от верхушки подводной скалы. Потом ее нанесут на карты, но факт остается фактом".
       Скажу больше, старший похода капитан 1 ранга Герой Советского Союза А.И. Михайловский (ныне полный адмирал) неожиданно собрав всех офицеров в кают-компанию, подняв Милованова В.Н., и произнес одну-единственную фразу: "Это лучший штурман флота, товарищи офицеры. Вы свободны".
       Тот же Милованов В.Н. прямо заявил: "В гибели моряков несет ответственность П.Ф. Леонов" Об этом пишут и капитаны 1 ранга, служившие тогда в подчинении П. Ф. Леонова: Конобрицкий, Полетаев, Фытов, Сорокин и др. Они отмечают, что при И. И. Гуляеве этого не могло случиться. Да и при О. Нагорском и химике А. Иванове.
       Вместе с тем, все они отмечают его профессионализм подводника. Павла Федоровича Леонова сгубила самонадеянность, уверенность, что ядерный реактор надежен в работе и, самое плохое, что он пренебрегал мнением своих подчиненных, что наверное и привело к трагедии. В упрек ему можно поставить и то, что он, отправив экипаж в госпиталь, остался сам в Гремихе. побоявшись, что без него унесут многие ценности с лодки, за которые он несет ответственность.
       Думаю, это была большая ошибка командира. Он обязан был быть рядом с экипажем - в госпитале. Есть вещи, которые просто не обсуждаются, особенно, если это касается командира лодки, где экипаж - одна семья! Когда случилась авария, когда ребята уходили из жизни, когда первую неделю экипаж находился в тяжелейшем шоке - командир обязан быть рядом. К великому сожалению, он этого не понял и стал чужим для тех, кто с ним служил.
       Тем не менее, хочу сказать словами того же Милованова В. П., который спустя несколько лет после аварии встретился с Леоновым: "Я бы не хотел оказаться на месте Павла Федоровича Леонова, ибо видел, как он сильно все переживает".
       Тот, кто знаком с книгами контр-адмирала Н.Г. Мормуля "Катастрофы под водой", обратили внимание, что рассказывая об аварии ядерного реактора на К-27 автор книги акцентировал свое внимание на то, что вот, мол, командир БЧ-5 А.А. Иванов, капитан 2 ранга сделал в вахтенном журнале запись "БЧ-5 к выходу в море не готова", а командир Леонов проигнорировав это, вышел в море. И вот результат. Переписываясь и разговаривая по телефону со своими сослуживцами по К-27, с теми, кто непосредственно был на пульте управления АЭУ, на центральном посту (из числа офицеров) я задавал им вопрос: "была ли запись такая или нет?" И вот, что я услышал от В. Н. Милованова, помощника командира корабля в 1968 году:
       "Записи А. Иванова: "БЧ-5 не готова к выходу в море" - как помощник командира о такой записи не слышал. Считаю, что в вахтенном журнале корабля ее не было, т. к. это очень серьезно. Вообще, если этот факт имел место, то в этом случае командира можно считать преступником. Командир корабля при наличии такой записи в вахтенном журнале не мог принять доклад СПК об окончании приготовления корабля к бою и походу, не имел права запрашивать "Добро на выход в море"! А Валентин Николаевич не знал о неготовности БЧ-5! Возникает вопрос - почему А. Иванов после приготовления не доложил о невозможности выхода в море?
       Если командир БЧ-5 сделал запись эту в журнале, то опять же он был обязан устно доложить об этом СПК. Вопрос настолько важен, что командир БЧ-5 должен был доложить командиру ПЛ лично и объяснить причины еще до начала приготовления корабля к бою и походу". О том, что никакой записи не было, подтвердил мне в телефонном разговоре капитан 1 ранга И. Н. Мартемьянов из Севастополя, участник 1-го похода на К-27, принимавший потом участие в ликвидации аварии на лодке, награжденный российским орденом "За мужество".
       Бывая на встречах в Запорожье у бывшего старпома атомохода капитан 2 ранга Юрия Николаевича Воробьева, мы часто касались этой темы. Он категорически отвергает то, что такая запись была сделана командиром БЧ-5 Ивановым А. А. Значит, ее просто не было! Зачем об этой несуществующей записи рассказал Н. Г. Мормуль в своей книге, мне трудно сказать. Пусть это остается на его совести.
       Кто же принимал решение на выход К-27 в море? Думаю, что не всё зависело от командира.
       Надо отметить, что командир соединения, когда К-27 готовилась к выходу в море, контр-адмирал М.Г. Проскунов, обязан был лично со своим штабом проверить готовность корабля. Офицеры штаба после проверки готовности материальной части, личного состава и документации, собственноручно в указанном журнале подтверждают готовность корабля. Начальник электромеханической службы дивизии лично должен был дать разрешение на разогрев реакторов и присутствовать на корабле в течение всего выхода установки на рабочий режим. И только полностью убедившись в штатном состоянии всего оборудования ГЭУ, НЭМС докладывает о готовности корабля к отрыву от береговых коммуникаций и выходу в море. Командир соединения, приняв доклады офицеров штаба и электромеханической службы, а также начальника штаба о готовности сил обеспечения действовать по плану, лично подписывает разрешение на выход в море, о чем телеграммой доносит командующему флотом.
       Это такие правила, которых необходимо строго придерживаться при выходе в море АПЛ. Трудно ли сейчас установить, было это сделано при выходе К-27 в море 21 мая 1968г.? Думаю, что нет. Поэтому, как не печально, об этом писать, действия командира К-27 были такие же непонятные, как и поступки его начальников М. Г. Проскунова, начальника политотдела Поливанова В. Г.
       Если взять письмо Поливанова В. Г., которое дословно приводит в книге Н.Г. Мормуль, то оно вызывает большее удивление - события мая 1968г. там очень искажены.
       Никаких благополучных докладов, как это пишет Поливанов, Леонов не делал, видимо, он просто старался смягчить свой доклад. На что он рассчитывал, сказать трудно - надо знать, что он обо всем происходившем думал фактически.
       Неужели руководство СФ не знало, что правда о гибели "Курска" всплывет? Знали! Тогда в чем же дело, почему "круговое вранье"? Видимо, расчет строился на круговую поруку, ложь предлагалась как версия для первого лица, чтобы "оно" могло выкрутиться, а заодно и "нас" выручит! (Ответ надо искать в области человеческой психологии). Возвращаясь к Леонову, нельзя не сказать, что обстановкой на корабле он не владел, но не но своей вине. Он имел двух специалистов, от которых он мог получить, но не получил никакого исчерпывающего доклада - это командир БЧ-5 и начальник химической службы.
       Я не могу ни осудить, ни оправдать поступки командира, да, думаю, это никому не по силам. Мы должны выяснить: знал ли командир, что его решения несут смертельную опасность его подчиненным, или он "не ведал, что творил"? Если, принимая решения, он полностью владел обстановкой, то нужно анализировать, насколько это было обосновано и необходимо - ведь рисковать жизнью людей можно только спасая жизни остального экипажа и корабль.
       А если Леонов принимал решения, не предполагая о возможных последствиях? Ведь именно эту мысль проводит в своем письме Поливанов, когда пишет, что командир, сойдя с корабля на причал, доложил командиру дивизии об отсутствии замечаний. То, что это ложь - это очевидно, но что командир о происшествии доложил в очень "мягкой форме", в этом сомневаться не приходится, т. к. согласно записей в акте на берегу уже знали о проблемах.
       Сейчас установить невозможно, почему начальник мед службы майор Б. Ефремов отказал в выдаче экипажу "цистамина", который возможно, смягчил бы действие радиационного воздействия на организм моряков-подводников. Может, его просто не было на корабле в достаточном количестве, чтобы обеспечить всех 144-х человек? Это одна из версий.
       Вместо "РО" командир корабля дал приказ по кораблю делать большую приборку.
       Думаю, что Павел Федорович Леонов просто не способен был тогда оценить всю сложность возникшей ситуации. Это подтверждают многие опытные офицеры-подводники, с которыми мне пришлось беседовать и которые детально изучили обстановку во время аварии. У меня нет никаких оснований не верить этим офицерам, которые впоследствии не один год командовали подводными ракетоносцами.
       Не снимая ответственности с командира корабля, хочу сказать и то, что аварию усугубили и управленцы, а именно тот офицер-управленец, который "тянул" падающую мощность и собственными руками "пережег" зону.
       Если бы он этого не делал, то таких тяжелых последствий могло и не быть. Как написал мне один из офицеров-управленцев: "Активная зона плывет, надо жать на красную кнопку сброса "А3", а они поднимают мощность. Бред какой-то, коллективное помешательство".
       К тому же, насколько известно, еще на заводе после перегрузки активной зоны, мощность реактора ограничили до 80%. Неужели об этом не знал командир БЧ-5 Иванов А. А., отдавший годы службы на К-27, за плечами которого два боевых похода на атомоходе? Думаю, что знал, а вот смелости четко доложить Леонову, наверное, не хватило. А может и нет. Это только мои предположения через годы. Из этических соображений я не называю фамилию того управленца, который занимался подъемом мощности энергетической установки левого борта. Он, как я знаю, и сейчас несет тяжкий груз вины. Что касается остальных, то они ни с кем, даже спустя три десятилетия, не идут на контакт, даже со своими бывшими сослуживцами, которые с ними прошли через аварию.
       Вернемся снова к 24-му мая 1968г. Леонов предполагал, что удастся прекратить течь силами личного состава. Думаю, что это уникальный случай, с 12.00 до возвращения в базу, то есть до 17.30 ни НХС, ни командир БЧ-5 так и не смогли доложить командиру, что на лодке разрушен первый контур. Вместе с тем, вопреки личным записям Леонова и акта государственной комиссии, на которую ссылается автор, в книге "Катастрофы под водой" (стр. 297-302), сделано очень много ошибок при описании этой аварии, а также сделана тенденциозная запись: "На пульте управления главной энергетической установки находился в это время и командир БЧ-5. Иванов понял: чего он опасался, все-таки случилось... Окислы теплоносителя закупорили урановые каналы в реакторе, как тромбы - кровеносную систему человека. Кроме того, вышел из строя насос, откачивающий конденсат. Тот самый, от которого образовались окислы". Становится непонятным, если он "все понял", то почему так и не сделал ясного доклада командиру. Парадокс написанного Н.Г. Мормулем заключается в том, что по его сочинению механик все знал и понимал, а командир до окончания швартовки так и не знал, что на корабле тяжелая авария.
       Это только подтверждает, что А.А. Иванову просто не хватило смелости все доложить командиру, или он и сам не владел обстановкой. Может, поэтому, когда я около четырех лет многократно обращался к нему с просьбой поделиться воспоминаниями о той аварии, ничего внятного в ответ не получил. Кроме списков личного состава К-27, служивших в разные годы. Пусть не обижается на меня Алексей Анатольевич за то, что так пишу. О нем у меня остались самые теплые воспоминания, и как о командире БЧ-5, так и о человеке.
       В заключение всего сказанного можно выделить несколько общих моментов из той практики, которая служила предпосылкой к возникновению аварий не только на АПЛ К-27, но и на других атомных подводных лодках как бывшего СССР, так и российских:
    1. Вероятность аварии закладывалась еще на стадии проектирования из-за технологического отставания в таких областях как информатика, обеспечение скрытности плавания, систем обнаружения. Ощутимый вклад вносили конструктивные недоработки, связанные с наличием множества проектантов различных систем. Одной из основных проблем являлись недостаточно высокие качественные показатели используемых металлов и материалов.
    2. На стадии строительства - нарушение судостроительными заводами установленных технологических стандартов и требований конструкторов, что в конечном итоге приводило к сдаче недоделанного корабля. Не последнюю роль играли сроки сдачи отдельных узлов и блоков атомной подводной лодки, что в совокупности с вышеупомянутыми нарушениями снижало качество корабля. Выполненные работы находилось на низком уровне из-за отсутствия технической культуры у рабочих судостроительных заводов. Во многих случаях на заводах и плавмастерских отсутствовали материалы и оборудование для выполнения необходимых работ.
    3. Процесс испытаний и приемки построенных атомных подводных лодок прерывался для проведения работ, которые не были завершены в срок по причине задержки поставок того или иного оборудования. Находясь под давлением заинтересованных ведомств, заводы шли на передачу АПЛ флоту, не закончив необходимые испытания всех систем корабля.
    4. Вероятность аварии повышалась уже после того, как АПЛ входила в боевой состав флота. Основные причины: неудовлетворительное техническое обслуживание, пренебрежение правилами эксплуатации, неотработанный регламент обращения с техникой и вооружением. Членам экипажа часто приходилось заниматься работой, не предусмотренной должностью, в результате чего прилагалось недостаточно усилий для подготовки экипажа на случай возникновения аварийных ситуаций. Рядовой состав на атомных подводных лодках проходил только 6 месяцев предварительного обучения, чего было явно недостаточно при возникновении на борту лодки предаварийной ситуации. Известен случай, когда командир АПЛ просил командование заменить 11 человек из 28 членов экипажа по той причине, что они плохо владели русским языком. Очень распространенным было безответственное отношение к безопасности и среди специалистов. Экипаж был не подготовлен к тому, чтобы предусмотреть потенциальную угрозу, которая могла привести к критической ситуации во время нахождения АПЛ на боевом дежурстве. Работа аварийно-спасательной группы показала отсутствие координации во время проведения операций по борьбе за живучесть на терпящей бедствие ПЛ, что ослабляло общую подготовку при возникновении многих аварийных ситуаций. Отсутствие официальных заключений и готовой информации по причинам возникновения аварийных ситуаций не позволяло принять меры для повышения уровня безопасности на борту атомных подводных лодок.
       Можно выделить три основных мероприятия, которые могли бы сократить количество возникающих аварийных ситуаций:
    а) переход флота на профессиональную основу;
    б) реформы руководящих структур военно-промышленного комплекса; четкое разграничение исполнительных, административных и контролирующих функций;
    в) разработка, производство и передача кораблей и военной техники должны регламентироваться законом.
       Без выполнения этих основных условий уровень аварийности на российских атомных подводных лодках будет оставаться на прежнем уровне.
       Каждая авария (катастрофа) имеет свои конкретные причины и виновников. Однако можно выделить три основных фактора, которые определяют уровень аварийности кораблей:
    1. Качество проектирования и строительства кораблей, их оружия и технических средств.
    2. Качество эксплуатации кораблей и техники в течение срока их службы.
    3. Профессиональная выучка экипажей и организация службы на кораблях.
       Судостроительная промышленность бывшего СССР располагала значительными мощностями и опытными кадрами кораблестроителей, что позволило в высоком темпе строить ПЛ. Однако, практически ни одна подводная лодка не принималась в состав флота без тех или иных недоделок, зачастую весьма серьезных. Сдача кораблей, как правило, происходила в конце года. Промышленности - чего бы это ей не стоило - нужно было подписать акт о сдаче корабля до 31 декабря. На председателя государственной комиссии по приемке корабля давили мощные прессы - вся иерархия Минсудпрома и сам Главком ВМФ. Председатель стоял перед выбором - или честно признаться, что судно не готово, тут же лишившись должности, или принять недостроенный корабль. Вот и выбирали!
       Это приводило к тому, что недоделанный корабль уходил на флот. Иногда он продолжал стоять у заводской стенки, ожидая, пока завод закончит все необходимые работы. Были изобретены специальные "Совместные решения Минсудпрома (Министерство судостроительной промышленности) и ВМФ", по которым промышленность брала обязательства устранить недоделки и дефекты в течение определенного срока, а ВМФ с этим соглашался.
       АПЛ, формально вступившая в состав ВМФ, включалась во все планы использования, в том числе и в боевую службу. Естественно, с первого дня все планы начинали трещать по швам и подготовка к плаванию шла в условиях гонки и штурмовщины. Этим закладывались первые предпосылки к аварийности.
       Самым страшным последствием всего этого являлось то, что у личного состава вырабатывалась и укоренялась психология - плавать на неисправных кораблях и полагаться на счастливый случай.
       Нормальная эксплуатация корабля предусматривает проведения целого ряда мероприятий - от ежедневного осмотра и проворачивания механизмов до различных видов ремонта в заводских условиях. Для проведения такого комплекса работ необходимо соответствующее количество судоремонтных заводов и мастерских, наличие ассортимента запасных частей и расходных материалов. Но основная часть расходов, поглощавшихся флотом, вкладывалась в создание и развитие его ударной компоненты - кораблей и оружия. На все остальное тратились оставшиеся средства, а не оставалось почти ничего Но общему количеству ПЛ (дизельных и атомных) к концу 80-х годов СССР превзошел подводные флоты всех государств вместе взятых, включая США. Но в то же время в СССР едва смогли реализовать половину от американского нормативного времени по использованию ПЛ по назначению. Все упиралось в возможности судоремонта, в неразвитости обеспечивающей инфраструктуры.
       В связи с утратой Россией ряда крупных военно-морских училищ и учебных центров снизился уровень профессиональной подготовки экипажей АПЛ.
       Организация службы на АПЛ также вызывает много нареканий. На командира лодки возложено все. Он отвечает даже за ошибки своих подчиненных, где их личная вина не вызывает сомнения. Следует добавить что личный состав ПЛ, особенно офицеры, работают постоянно в условиях физических и нервных перегрузок, при ненормированном рабочем дне и нерегулярном отдыхе, что также в немалой степени сказывается на безопасности эксплуатации атомных подводных лодок.
       Все это и приводило к авариям на Советских и российских АПЛ, в т.ч. на К-27. Но свою расхлябанность, разгильдяйство, преступность в вопросах принятия тех или иных решений руководство флота умело скрывало за грифом "Совершенно секретно" (и продолжает скрывать).
       Мы это видели не только по авариям атомных подводных лодок в прошлом, но и в настоящем. Примером может служить трагедия с атомоходом "Курск". Такое положение говорит только об одном: аварии и трагедии на атомных лодках и других кораблях будут продолжаться.
       В этом меня убеждает и письмо-рецензия на книгу Н.Г. Мормуля отрывки из которой мною были использованы в данной главе.

    Хронология создания первой подводной лодки с реактором на жидкометаллическом теплоносителе
    12 сентября 1952 года Постановление о создании подводной лодки с атомной энергетической установкой с жидкометаллическим теплоносителем
    Май и октябрь 1955 г. Постановление о начале работ по созданию ПЛА проекта 645
    1955 год Начало разработки технического проекта подводной лодки. Предэскизный и эскизный проекты на разрабатывались.
    1956 год Окончание разработки технического проекта ПЛА. Начало разработки рабочих чертежей для судостроительного завода
    1957 год Завершены работы по выполнению рабочего проекта. Эксплуатационная документация была готова в 1958 году.
    15 мая 1958 года Закладка подводной лодки на Северодвинском судостроительном заводе
    1 апреля 1962 года Спуск подводной лодки на воду
    17 августа 1962 года Загрузка в атомные реакторы выемных частей с активными зонами
    8 мая 1962 года - 10 июня 1963 годаДостройка ПЛА. Швартовные заводские испытания механизмов подводной лодки.
    6-7 декабря 1962 года Загрузка жидкометаллического теплоносителя в первые контуры энергоустановок
    7 декабря 1962 года Завершение монтажа энергоустановок.
    8 января 1963 года Обкатка механизмов первых контуров.
    10-28 января 1963 года Комплексные швартовые испытания атомной энергетической установки подводной лодки.
    10 января - 28 февраля 1963 г. Комплексные швартовые испытания системы обитаемости и жизнеобеспечения личного состава.
    22 июня 1963 года На подводной лодке поднят Военно-морской флаг СССР
    22-26 июня 1963года Заводские ходовые испытания подводной лодки
    29 июня - 30 октября 1963 года Государственные испытания подводной лодки
    30 октября 1963 года Государственная комиссия подписала акт о приемке подводной лодки в состав Военно-Морского флота ССCР

       Итак, закончен рассказ о печальном финале уникальной подводной лодке К-27.
       Флот, а особенно его подводные силы, как видим, не безмятежная и спокойная служба. Это повседневное, громадной силы напряжение по овладению всей сложной боевой техникой и поддержание ее в высокой постоянной боеготовности. Это тяжелый и опасный ратный труд. Не каждому такое под силу. Поэтому служили и служат на таких кораблях лучшие сыны стран бывшего Советского Союза, а сейчас Российской Федерации. Нельзя видеть на этом фоне одну черную смерть в пучинах морей и океанов. Во всей флотской службе есть и своя романтика длительных походов, переходов и морских учений. Те, кто упорно не хочет видеть красивого и почетного в службе подводника, снисходительно говоря, что лучше служить у моря и видеть только необходимость и обязанность - они глубоко не правы!
       Служба подводника имеет свою красоту и своеобразную романтику. Высоко развито чувство прекрасного в службе на флоте не только у офицеров и мичманов, добровольно избравших военную специальность своей профессией. Этими же качествами обладали, за редким исключением, и все наши бывшие матросы и старшины срочной службы К-27. Полагаю, что бывшие подводники из других экипажей Северного флота всегда с гордостью, уважением и теплом вспоминают о времени, проведенном в прочном корпусе атомных субмарин, а тем более о своих боевых товарищах. 0x08 graphic

       Безнравственно забывать и оставлять без оценки подвиг тех, кто проявил мужество в чрезвычайных ситуациях. Что собственно и происходило при строительстве и становлении атомных субмарин ВМФ СССР. Еще более безнравственно забывать о тех, кто жизнь свою и здоровье положил во имя флота!
       Не тешу себя надеждой, что мои воспоминания отразили полную картину службы в экипаже капитана 1 ранга П.Ф. Леонова, где мне посчастливилось служить. Вероятно, мое виденье происходящих событий будут отличаться от других суждений сослуживцев. Это так и должно быть. Каждый человек осмысливает то, что смог увидеть и услышать, оказавшись в данное время в данном месте. Однако, если ознакомившись с содержанием моих строк, кто-то найдет знакомое, близкое для себя, а тем более найдет в них хоть что-то полезное, если у него утвердится уверенность в том, что подводники нашего поколения, а в него вошли и мои сослуживцы с К-27, внесли посильный вклад в историю атомного подводного флота, я буду считать свою задачу решенной. 0x08 graphic

       Хотелось, чтобы и сейчас служили на кораблях Военно-Морских Сил России и Украины такие же прекрасные моряки, с которыми служил я. Еще раз назову некоторых из них: Пыдорашко Иван, Газин Владимир, Уланов Евгений, Кудряшов Владимир, Гризлов Александр, Рощупкин Валентин, Радченко Александр, Лысенко Михаил, Фильшин Иван, Григоров Василий, Литвиненко Феликс, Астанков Василий, Домбровскнй Вячеслав, Агафонов Геннадий, Шеремет Владимир, Милованов Валентин и еще сотни моих сослуживцев на атомоходах Краснознаменного Северного флота.
       Вечная память ушедшим в свое последнее плавание друзьям и товарищам экипажей К-27: Логунов Николай, Петров Александр, Гриценко Виктор, Воевода Владимир, Пономарев Владимир, Куликов Владимир, Новицкий Геннадий, Леонов Виталий, Куст Алексей, Погодин, Мойстус Николай, Гусев Вячеслав, Спиридонов Иван, Резник Владимир, Ефремов Борис, Нагорских Олег, Умрихин Г., Рыжов Александр, Немченко Иван, Боровик Николай, Самарин Иван, Зубков В., Петухов М., Придатке С. и многие другие, список которых прилагается в книге, которых мы всегда будем помнить.

    ПЕРЕЧЕНЬ ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
    Н.М. Лазарев "Атомные подводные лодки и их военная приемка", выпуск 7, МБМ "Малахит" г. Санкт-Петербург.
    Журнал "Судостроение", 10 за 1995 г.
    В. Чернавин "Атомный подводный".
    Н.Г. Мормуль "Трагедии под водой".
    Альманах "Тайфун" 1996-2000 гг., г. Санкт-Петербург.
    Справочник "Подводные лодки России".

    КОРОТКО О СЕБЕ:
    Мазуренко Вячеслав Николаевич. 0x08 graphic

    Родился в г. Днепропетровске (1946 г.). Окончил Днепродзержинский индустриальный техникум (1964 г.), Днепропетровский химико-технологический институт (1976 г.).
    Проходил службу на Северном флоте, на одной из первых атомных лодок К-27. В мае 1968 г. принимал участие в ликвидации аварии ядерного реактора. Переоблучился.
    После службы - работа в системе строительства. От мастера до руководителя управления и профорганизатора строительного объединения.
    С 1995 г. на пенсии по инвалидности. Женат, двое детей. Сейчас живёт в городе Днепропетровске.

    Их нет с нами. Мы помним Вас! Вы с нами!

       1 Герой Советскою Союза, вице-адмирал Холостяков Г. Н. Председатель Государственной комиссии по приемке корабля
    2 Герои Советского Союза, капитан 1 ранга Гуляев И. И. Первый командир К-27
    3 Лауреат Государственной премии Назаров А.К. Главный конструктор К-27
    4 Лауреат Государственной премии, контр-адмирал Дорофева И.А. Зам. председателя гос. Комиссии по приемке корабля
    5 Контр-адмирал Умрихин Г. М Старший помощник командира
    6 Капитан 1 ранга Новицкий Г Г Последний командир К-27
    7 Капитан 1 ранга Петухов МА Первый зам. Командира по пч
    8 Контр-адмирал Нагорских О.Л. Первый зам по пч
    9 Подполковник м\с Ефремов Б И Первый начальник службы "М"
    10 Капитан 2 ранга Зубков ВА Первый команда 2 дивизиона БЧ-5
    11 Капитан 2 ранга Резник ВТ. КГДУ
    12 Капитан 2 ранга Калмыченко А. Г КГДУ
    13 Капитан 2 ранга Самарин И. Л. Командир группы автомобильной и телемеханики
    14 Капитан-лейтенант Самарин Л. Командир группы БЧ-5
    15 Мичман Лагунов Н.А. Старшина команды спецтрюмных
    16 Мичман Воевода В.И. Старшина команды штурм. электриков
    17 Главный старшина Леонов В.В. Старшина команды трюм. рефр.
    18 Главньм старшина Кавун Н. Старший инструкгор-турбинист
    19 Старшина 2 статьи Петров А. И. Спецтрюмный
    20 Старшина 2 статьи Пономаренко В. Эпектрик
    21 Старшина 2 статьи Гриценко ВА. Спецтрюмный
    22 Старший матрос Волчанов Торпедист
    23 Старший матрос Груднина Гурбинист
    24 Старший матрос Куликов В. П. Спецтрюмный
    25. Старший лейтенант Гусев М.В Командир турбинной группы БЧ-5
    26 Капитан 1 ранга Придатке С.А. КГДУ
    27 Капитан 1 ранга Артеменков В.С. Командир 1 дивизиона
    28 Капитан 1 ранга Спиридонов И.А. Командир 2 дивизиона
    29 Старший матрос Куст А. Турбинист
    30 Старшина 1 статьи Вовк Ю.Г. Радиометрист
    31 Матрос Погодин В. Турбинист
    32 Главный старшина Боровик Н.П. Турбинист
    33 Старшина 2 статьи Димура А.Г. Турбогенераторщик
    34 Мичман Немченко И.
    35 Мичман Кулаков В. Г. Трюмный
    36 Капитан 1 ранга Иванов А. КГДУ
    37 Матрос Кайдалов И. Рефрижераторщик
    38 Старшина 2 статьи Рожновский П. Электрик
    39 Старшина 2 статьи Швалевв В.А. Радиометрист
    40 Старшина 2 статьи Кулаков А. Т. Трюмный
    41 Старший матрос Натекин А.А Турбинист
    42 Мичман Мойстус Н. Турбинист
    43 Капитан 2 ранга Комов Ю.В. КГДУ
    44 Мичман Григоров В.
    45 Капитан 1 ранга Васин А.Г. КГДУ
    46 Капитан 1 ранга Потапов Н.И. БЧ-5
    47 Капитан 2 ранга Елисеев А.А.
    48 Капитан 3 ранга Дудко А.П.
    0x08 graphic

    49 Капитан 1 ранга Михаилов
    50 Старшина Исаев Юрий
    51 Старшина БолтиковВладимир
    52 Капитан 3 ранга Злобин Ю.

    Вечная слава морякам-подводникам!

      
       0x01 graphic
    0x01 graphic
    0x01 graphic
    0x01 graphic
    0x01 graphic
    0x01 graphic

    Конец формы

       0x01 graphic
  • Комментарии: 18, последний от 02/11/2009.
  • © Copyright Мазуренко Вячеслав Николаевич (stanislavnik@mail.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 167k. Статистика.
  • Статья: Украина
  • Оценка: 6.19*30  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка