Норкин Феликс Моисеевич: другие произведения.

Путешествие по стране островов, гор, бамбуковых лесов и необычных людей

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 4, последний от 06/09/2020.
  • © Copyright Норкин Феликс Моисеевич
  • Обновлено: 27/02/2020. 336k. Статистика.
  • Впечатления: Япония
  • Иллюстрации: 442 штук.
  • Скачать FB2
  • Оценка: 8.44*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Странствия по землям НИХОН.

  •  []  []  []  []  []
      ПРЕДИСЛОВИЕ


    ЭЙ, КУКУШКА,
    НЕ СТУКНИСЬ, СМОТРИ, ГОЛОВОЙ
    О МЕСЯЦА СЕРП!

    Кобаяси Исса, поэт

     
     После странствий 2016 года по землям Аргентины и Чили прошли месяцы и моим притупившимся органам снова нужна хорошая встряска, новые "знакомые", наверное, для того, чтобы не стать равнодушным домоседом.

     []

     Мы с Полиной - заядлые путешественники. И чем больше готовимся, тем больше становимся одержимыми. Пусть на короткий миг в свободном полете и мечтах надеемся хорошей чашей испить жизнь, овладеть пусть и не всем миром, но одним из ее брильянтов - точно. И Это влечет безмерно.

     []

      Быть может, однажды, я расскажу о тех, кто заставил меня подумать, что только от Нас зависят картины настоящего дня, кто наставил меня описывать странствия, кто ругал меня за ошибки и постоянно критиковал за словесную деревянную дробь, кто был не согласен с моими частыми отвлечениями и повторами. Я же чувствую себя песчинкой природы, и, что делать, желанно жду ее повторов, и каждый раз с радостью встречаю красоту натуры и очередную доброту людскую - матерей всякому совершенству.
     Есть еще на планете места, способные удивлять. До странствий по Японии меня удивляли пейзажи, уголки людские, а в Японии... Стоп! Не хочу спешить, господа, чуть позже я раскрою мое удивление - самое яркое впечатление, полученное за время нашего японского странствия.
      После окончания Ленинградского Санитарно-Гигиенического Медицинского института я много разъезжал по Советскому союзу с выступлениями и "запечатанной шашкой" - фехтование и наука вели меня. И почти всегда местом пересадки из Мурманска была Москва. В столице, если повезет, я старался днем побывать на воскресных лошадиных бегах на столичном ипподроме, а вечером приобрести билет на спектакль в мой любимый театр Сатиры. Однажды на воскресных бегах я посудачил с актером театра Александром Ширвиндтом, помню его огромную лисью шапку, какой-то отрешенный скользящий взгляд такого же, как я, любителя скачек и лошадей. Представившись неграмотным кустарем - одиночкой, я поинтересовался его советом на следующий заезд, и мы коротко завязались. На прощание он откликнулся на мои переезды просто, незамысловато:
      - Если ты оказался в незнакомом месте - значит, тебе повезло...
      Да, я счастливый человек! В моей жизни было много человеческих взглядов и незнакомых природных картин. Они помогали мне утолить жажду странствий. Удивительная штука эти бродяжные дороги, когда завистливое любопытство летит под крылья самолетов, колеса поездов и машин. Как много они рисуют интересного, необычного, и на сердце становится так тревожно, так смутно - не успеешь, не удастся... А как тянет в чужие края, туда, где вершины гор тянутся к небесам, где солнечные лучи редко касаются поверхности озер и лагун, где ветер - командир всего живого, где совместно радуются жизни национальности людские. А ты - пришелец, гость Этого кусочка Жизни на короткий миг...
    Я наделал много ошибок, но всегда старался показать на что способен обычный землянин. Странствуя я убеждался, что все мы разные, но не мог понять, почему это должно отражаться на быте, комфорте жизни...
      Не часы диванного отдыха, а минуты путешествий останутся с нами на долгие годы. Воспоминания о таких минутах порой поразительно полно и достоверно воссоздают отдельные моменты странствий, и делают тебя счастливее, особенно, когда они возвращаются в мельчайших подробностях. И, если вы меня спросите: зачем я так много говорю? Может быть хочу, чтобы мои слова сохранились в памяти Вселенной, как мои думы. Я отстаиваю свои взгляды на жизнь и остаток ее поневоле проживу в согласии с ними. Так велит мое сердце.
    В жизни важно уметь восхищаться и реакция на необычную красоту порадует не только глаза и мысли, но в самой глубине души рисует и твой автопортрет.
    Каждый год мы - трое школьных друзей встречаемся у Льва Майданского недалеко от моего Московского проспекта Санкт-Петербурга. Чилийское вино с Майпо, легкая, дружеская беседа. На вопрос Льва:
    - Куда вы с Полиной настроились теперь?
    - В Японию, - ответствовал я.
    - Понятно, старик! Гейши, семеро самураев ...
    - И сакэ в чайном домике вроде бомбоньерки, - добавил Гена Курнель.
    И мы выпили за новые "бродяжные радости!"
    В Аргентине и Чили мы познакомились с творчеством Луиса Борхеса. Лучше, чем Он, аргентинский поэт, в свои 85 лет никто не сказал об этом:

    "Если бы я мог прожить жизнь еще раз...
    Я бы не был таким чистюлей.
    Я рисковал бы больше,
    Путешествовал бы чаще,
    Наблюдал бы больше закатов,
    Взошел бы на больше гор,
    Переплыл бы больше рек.
    Я посетил бы места, где никогда не был..."

      Итак, расписаны планы, ставшие для нас обычными, и вперед! Естественно самовольно! По-японски: "Лучше быть клювом петуха, чем хвостом быка"!
      Место нашей встречи - Япония! Время действия - сентябрь-октябрь 2017. События - Природа и Жизнь островного государства. Действующие лица реальны: плановик-фотограф Полина, и окружной писарь - наследник Моисея - я.
    А теперь, как говорится в анекдоте о первом полете "Airbus - 799": Пассажиры уселись. Голос стюардессы: "Добрый день! Уважаемые господа, вы находитесь на борту сверхсовременного лайнера. На первом этаже - салон экономкласса, на втором - бизнес-класс, на третьем - боулинг-зал с пятью дорожками и ресторан, на четвертом - бассейн с сауной, на пятом кинотеатр с тремя кинозалами, на шестом казино и бильярдная. А теперь пристегните ремни, и мы попробуем со всем этим цивильным изобилием взлететь и даже долететь до Гонконга..."


    15 сентября 2017.

    ГОНКОНГ

    ОТКУДА ВСЕ ПРИШЛО,
    ТУДА ВСЕ И УЙДЕТ.
    А Я ЛИШЬ ПУТЬ ДЛЯ САМОГО СЕБЯ,
    ДОРОГА, КОТОРУЮ МНЕ НАДО ПРОЙТИ.

    Харуки Мураками, современный японский писатель

    Раннее утро. Приветливый и прохладный поезд быстро домчал нас до аэропорта "Бен Гурион". A "Cathey Pasific", что нес нас к Гонконгу, сегодня явно потускнел и не вкусен по сравнению с моим путешествием на нем же в Новую Зеландию тринадцать лет назад.
    Кто не любит смотреть в окно во время глиссады самолета? Я делаю это всегда, особенно ночью и на восходе солнца, когда кажется, будто там внизу огоньки ждут нас, а солнце, чуть высунувшись, остановилось, вежливо приглашает.
    Мы подлетаем к одному из ведущих финансовых центров мира, специальному административному району Китайской Народной республики мегаполису Гонконгу. Тучки, как цементное одеяло, едва не задевают землю, и, казалось, высасывают светлые краски из приближающегося пейзажа.
    Но я высмотрел Гонконг. Выдвинутый в гавань Виктория языком земли, в окружении сотен островов, армией высоток он напоминает многоярусный световой "базар" ежей, ринувшихся в темноте к воде.
    И мы садимся в очень уютный, удобный и спокойный, как оказалось, аэропорт. Легкий туман, горячечный воздух - это в шесть-то утра... Сходя с трапа самолета любой незнакомой страны испытываешь волнение, радость. Эту противоречивую гамму чувств знают все путешественники.

     []

    Стотридцатилетний, двухвагонный состав с размахом колес аж 90 см понес нас над рекой, по холмистым радостям Гонконга к автобусам.
    Первое впечатление - это жители и гости Гонконга. Ни один раз они помогали нам. За весь день, постоянно требуя к себе внимания, мы не видели ни одной прохладной или отрицательной реакции. Серьезная Сима из Непала за ручку довела нас до метро. Французская семья Еди с Ири и восьмилетним Джексоном прошла с нами, помогла с билетами. С ними мы проехали несколько остановок. Они едут в "Диснейлэнд". По пути Еди, менеджер французской компании, рассказал нам, что живет скромно в двухкомнатной квартире на двадцать пятом этаже 45-этажного дома, в планах девонька-прибавка, а плата за квартиру достаточно высока даже для Гонконга - мирового лидера по высотным зданиям.
    300 метров - нормальная высота зданий в Гонконге, ниже 30 этажей сегодня не строят. Всего в городе высоток более тысячи, причем 300 из них просто невероятных размеров. Но - с Дырами! Заботливые хозяева, жертвуя десятками квартир, "позволяют беспрепятственно драконам с гор спускаться к водопою".

     []

    А самое высокое здание города всего 484 метра - 118 этажей.
    Заехали в гостиницу, оформились и вышли в город. Первым делом мы надеемся увидеть город с высоты птичьего полета. Спешим. На метро, затем на фуникулере, говорят одном из самых безопасных в мире, движемся к пику Виктория, "пику Кадило" в древности, или Тайпин - Горе Мира в настоящем.
    С обычной рыбацкой деревни, городка ссыльных и беженцев, национальных переплетов, Гонконг сегодня вырос до азиатского чудо-дракона.

     []

    Сверху, сквозь легкий туман мы видим этот город-миф, плавающий в заливе с его высотками, как алмазный айсберг.
    Зрелище напомнило мне китайские мегаполисы Шанхая и, особенно Чунцин, по которым мы бродили целый день, кивая снизу крышам высоток...
    Панорамная красота небоскребов на полуострове Коулун Гонконга, да с дождиком и ветерком - яркая и непривычная картина, будто оказались в каменных джунглях в небольно комфортную погоду.
    Картины меняются и открывают город во всем своем многообразии стекло-бетонного воинства и редкой зелени. Вода и град небоскребов - это соседство завораживает.
    По традиции мы на набережной Гонконга.
    Ее длина - более полутора км (в прошлом - часть железной дороги). Здесь и сотня неизвестных нам "звезд" азиатской киноиндустрии - отпечаток рук на бело-серой брусчатке, и масса "трудоголиков" роботов-уборщиков, специальных урн для курильщиков; и необычные перила, защищающие многочисленных туристов от падений, видимо, во время ночных "Симфоний огней", когда трудно оторвать глаз от сверкающих светом небоскребов, парящих над гаванью.
    На меня сильное впечатление произвел памятник Брюсу Ли, "пролетевшему по миру" необычной "крутизной" век Христа с его "флагом дракона"; и по-китайски удивительный вид на пролив с корабликом под алыми парусами и парой "звездных паромов". Жители Гонконга сохраняют верность паромному движению, самому дешевому транспорту, и этим позволяют туристам света взглянуть изнутри на культуру, историю Гонконга и одну из самых популярных гаваней мира.
    Метро. Всего четыре выхода, но нам помогли... Группа велосипедистов из Пекина отложила подъем ради совместного фото.
    Выйдя на конечной станции, мы попадаем под хитрый, внезапно бьющий прямо из мостовой фонтан-невидимку. Посмеялись вместе с ребятами, отряхнулись, и нам повезло, практически без очереди попасть на самую длинную в Азии (5,7 км) канатную дорогу. Кристальная кабинка с полом из трехслойного стекла стерла все проблемы воздушного недосыпа и легкой водной атаки. Еще ни разу нам не приходилось в течение почти получаса плыть над морской волной. И это впечатляет.

     []

    Большой Будда в окружении зелени порадовал красотой и спокойным величием.
    - Помнишь наш кораблик в китайской Лэшани в Сычуани, как весело он бежал вдоль берега навстречу действительно самому большому в мире Будде Да Фо, высеченному в скале?
    Полина загрустила. И я ее понимаю.

     []

    Сравнение явно выигрывал Да Фо. И немудрено. Девяносто лет трудились тысячи каменщиков, чтобы тринадцать веков Да Фо восседал на каменном троне Срединной земли, наблюдая полузакрытыми глазами за течением рек, священными горами, жизнью в городских небоскребах напротив. Почему именно здесь? Оказывается в этих местах были часты трагедии на воде. Да Фо не только помогал, он защищал суда и людей. Отколотые камни гор выравнивали дно залива... Высота Да Фо 71 метр, размах плеч 30 метров, высота головы 15 метров, палец руки 8 метров. Он сидит в окружении гор, лесов, у самой воды, постоянно опасаясь смочить "маленький", полутораметровый палец левой ноги.
    Высота же бронзового Будды Шакъямуни "всего" 34 метра, он сидит перед нами на массивном пьедестале в форме лотоса. В Китае лотос - символ скачка, Жизни, а в Японии - символ Человека, его силы духа, в какой бы среде, хорошей или плохой, он не находился.
    - Распускающегося на воде беднягу лотоса ты пыталась прикрыть от дождя на озере Сиху в парке Ханчжоу.- Напомнил я Полине.
    21 минуту - три удара компьютеризированного колокола (девять дюжин звонов в день - сакральное число буддистов) было достаточно, чтобы Будда в Лантау прозвучал для нас светлым окном в будущее Гонконга, в отличие от Будды Да Фо из Лэшани - яркого символа традиций, труда и величия в Китае.
    Отдали дань китайскому символизму у дерева Бодхи, живого символа буддизма, высокого, стройного с густой ярко-зеленой листвой. Наряду с манговыми деревьями они окружают Бронзового Будду со всех сторон. Наше дерево мы обошли трижды, затем сели на землю и под его ветвями и веселыми взглядами прохожих загадали желания. Надеемся...
     []
    Вернулись в город. На одном из подъемов обратили внимание на ступеньки. Вертикальная стенка ступенек - настоящий экранный отражатель идущего.

     []

    Специальные урны, трамваи-даблдекеры - единственная полностью двухэтажная трамвайная линия в мире, ей уже более ста лет; а в двухэтажном автобусе мы проехали и я обратил внимание на видео в автобусе, часто замиравшего над богажным богатством, видимо, чтобы гости не волновались. Мелочи, но они украшают городской быт.
    Идем в поисках едальни. Полина обычно выбирает активно загруженную, пусть даже маленькую кафешку, и лучше - со столиками на улице. Наконец садимся и наслаждаемся вечерним бризом. Но мы пришли поесть. Выбираем пельмешки, овощи с креветками, блинчики с фруктом Личи. И, конечно, запили пуэркой - черным чаем. Все вкусно и достаточно быстро за 6,2 гонконгских доллара.
    На город спустилась вечерняя мгла. Мы снова на набережной в поисках кораблика. Без четверти восемь садимся на двухпалубный гонконгский фрегат. Радостные взгляды молодежи и наша ответная реакция сопровождают вечернее плавание.

     []

    Ровно в 20.00 на берегу Коулуна начинается игра света. И пусть в этом шоу нет массовости огней, взрыва петард, главное необычно - танцуют лазерами высотки под оркестровую музыку. Они по очереди стреляют лучами в небо под разными углами, делают это динамично в ладу с музыкальной гармонией в разных точках панорамы.
    Гонконг молодец! Высокий, музыкальный и светлый красавец. Таким он остался в моей памяти.
    И мы двинулись к нашему дому. И в Токио.


    16 -17 СЕНТЯБРЯ

    ТОКИО.

    ТОКИО МИЛЫЙ!
    ТВОЙ ЛИК ИЗ ТУМАНА ВСТАЕТ,
    БЛЕДЕН, ПРОЗРАЧЕН, ВЫСОК,
    СЛОВНО ЖЕНЩИНЫ СКАЗОЧНЫЙ ЛИК,
    НА ДЕНЬ ЯВЛЕННЫЙ МНЕ...

    Раннее утро. Завтрак: вареный рис и натто - соевые бобы, сдобренные соусом. Хранители растительного белка - бобы надолго утолят нашу "материальную" жажду. Это мне известно.
    Дождь идет не переставая, но мы уже в планах... Наши амбиции высоки, как эти стекло-бетонные великаны. Снова нас поражает супервысотки и архитектура.
    - Да ты прав,-сказала Полина,- их ограничивает лишь небесный свод и маленькие улочки. Токио, по-моему, город вне времени...
    До метро нас довел старичок Акира. Мы побеспокоили его на переходе. Он высок, худ, перекусывал на ходу - держал в руке кусок хлеба, при этом был очень серьезен. Акира постарался окунуть нас в токийское "подземное царство" и ему это удалось. Мы тепло поблагодарили его шариковой ручкой с флагом Израиля, как вчера - семью Еди. Наши помощники были удивлены и тронуты.
    Токийское метро стоит корзинки слов. Во-первых, это гибкая оплата (монеты можно сыпать все сразу - автомат разберется). Но рядом тебя ждет информация: в какой вагон лучше сесть для пересадки, а бело-розовые платформы (и работники все в белых перчатках) без изысков помогут и создадут почти домашнюю атмосферу. Мы вспомнили Стокгольмское метро с необычной "пещерной" станцией Tensta, ее разноязычным букетом стихов и рисунков на "скальных" стенах платформы.
    В простом всегда видится сложное:

    От вздоха ветерка
    промчался лёгкий шелест,
    бамбук под окнами
    чуть потревожил он... То был совсем корокий, На грезу легкую похожий сон.

    Оно-но Такамура (802 - 853), японский учёный и поэт

    Наряду с чистотой, информацией нихондзины ждут твоих вопросов. И, пожалуйста. На платформе небольшие очереди в вагоны - у указанного места остановки на полу, пояснение: сколько метров идти до пересадки, как ты должен стоять, буквенно-цифровые обозначения каждой станции и т.д. Кроме этого, получите теплые сидения зимой и кондиционеры летом, а в "часы пик" последний вагон - только для женщин и детей, дабы исключить ненужные "поползновения чиканов". Вуайеризм - настоящее бедствие для японских девушек - японский национальный спорт, как в Израиле - еда. При этом % изнасилований в Японии один из самых низких в мире (в 4 раза ниже, чем в России, и в 26 раз ниже, чем в США).
    В токийском метро разговоры и - по мобильнику - моветон, но туалеты, пеленальные комнаты, лифты, вода - практически на каждой станции. Метро насыщено предупреждениями: резкий поворот - зеркала, за мусор отвечаешь сам, телефон отключи, желтые дорожки для слабовидящих... И не принято уступать место: пришел на своих двоих и возрадуйся!
    Мое впечатление. Японское метро уступает санкт-петербургскому по относительно небольшой глубине, но превосходит по единению метро с ж/д транспортом, в токийском метро проблемы с выходом (они многочисленны), в санкт-петербургском справочная в центре платформы, в токийском - многочисленный мобильный отряд помощников и плакаты (часто в виде зверюшек) о хороших манерах, о том, что будет сделано, в санкт-петербургском - реклама и "попугайные" призывы "осторожно двери...", "уступайте место..." царствуют повсюду.
    Я много рассказал о токийском метро, но оно поразило меня не только сервисом, высокой информацией, главное его преимущество - уважение, стремление оказаться нужным, полезным тебе.

     []

    Прошли мимо императорского дворца по ул. Хурум-дори к торговому бренду Японии - Гиндзе.

     []

    Здесь История Японии распахнула ворота от раннего "Серебряного двора" из VII века, через уничтожающий пожар 1872, Великое землетрясение 1923 (погибло более 700 000 человек), огненный смерч бомбардировок 1945 - до флагманов мировой электроники компаний Sony и Seiko.
    Что такое Гиндза сегодня? Это 1200 м витрин, сад на крыше Гинза-six и зрительный зал одного из десятков театров в подвале, это сотни универмагов, ресторанов, отдыхательных заведений на "золотой" земле. Это денежная вакханалия и божественный выбор, столпотворение в период распродаж на предрождественских и посленовогодних праздников, и увиденное нами немноголюдие в двенадцатиэтажном почти четырехсотлетнем суперунивермаге "Митсукеши" в обычные дни, прямо, как в Санкт-Петербургском "Пассаже" на Невском.

     []

    Скопление необычных товаров положило начало ставшему чуть ли не ритуалом - "гимбура" (шатанием) под ивами Гинзы. И мое мнение: прошвырнуться по настоящему урбанистическому раю XX1 века надо... Хотя бы ради доверчивых и счастливых японцев и, конечно, "торговой схватки". Я пытался прицениться к перочинному ножику. 13500 иен - 130 долларов США меня "укусили", Полину "ужалил" зонтик. Здесь царство монеток, запредельная насыщенность электроникой, выставки, игрушки, огромное количество ребят и девчат...

     []

    Конечно Токио прячется от нас в маленькие переулки, тоннели, становится совершенно невидим для нас - новичков.
    Но о любви жителей Японии к суши вы и мы знаем. До поездки мне было неизвестно, что здесь в Гинзе располагается один из удивительных ресторанов планеты - Cannibalistic Sushi. Суши здесь сервируют по-особенному. Во-первых, зал ресторана напоминает настоящий морг. Во-вторых, я долго упрашивал Полину зайти. Наконец, она согласилась.
    Заняли столик. Ждем. На каталке подвезли заветное мужское (наше решение) "тело". Я держу Полину за руку. Хорошо, что "тело" все-таки не очень реалистично. Официант правильно оценил обстановку, улыбался, всем своим видом демонстрировал спокойствие, открыто глядел на Полину, показывая, что тело выполнено из теста. Взял скальпель и предложил приступить к трапезе. Ловким движением он сделал надрез. Показавшуюся кровь взял на палец, облизнул, демонстрируя, что это соус. А, расширив рану, попробовал и показал, что все органы - обычные суши... Сказать, что мы немного поели? Я думаю, вы нам поверите. Даже дорисуете все, что я не смог описать...
    Снова метро и мы пытаемся топать по указателям с надписью на английском языке "электронный город Акихабара". Где-то сбились. Остановили пожилого невысокого мужчину в шляпе и кошельком наперевес, протягиваем "иероглиф". Он улыбнулся и, забыв о своих намерениях, жестом и мне (может показалось) сказал: "за мной". Приятное удивление и мы знакомимся. Изэнэджи на хорошем русском языке пояснил, что был в семидесятых годах в Москве, учился в университете им. П.Лумумбы на историко-филологическом факультете, работал в мэрии Токио, сейчас на пенсии. Я повернулся к Полине. Она быстро откликнулась и прозвучал наш "обычный" вопрос.
    - Изэнэджи, прошу, расскажи о праздновании дней рождения в Японии. Я слышала, что их вообще не отмечают...
    Изэнэджи рассмеялся.
    - Слышал. Но это не так. Да, символизм дня рождений никто не отрицает. У нас сильны традиции, прагматизм и уважение к родителям. Да, подарки не очень, главное - благодарность родителям и благословение храмов...
    - В чем это выражено?
    - Ребенку год, а все внимание родителям. Синтоистские храмы ждут детей в месяц и от трех до семи лет. Малышей благословляют 15 ноября, они получают "тысячелетние конфеты". А родителей в 60 лет отмечают со "вторым младенчеством" и желают еще столько же, как в Израиле - до 120! 88 - отмечают естественным подарком природы - рисом. Дни рождения в принципе не очень поощряются, но "день девочек" 3 марта и мальчиков - 5 мая (Танго) идут по всей стране торжественно и с подарками. И самый первый тост родители поднимают "За Долголетие!"
    - А подарки, какие предпочитают?
    Снова улыбка и даже небольшой поклон: видимо, за вопрос.
    - Детей - обычные, развивающие. Взрослым - не принято дарение деньгами, желательны покупные, бытовые и еда... Знаю, в Союзе их почти не дарят... У нас на "День св. Валентина" подарки дарят девушки очень скромным парням. Вот мы и пришли. Отсюда через парк...
    Мы тепло поблагодарили Изэнэджи, положили нашу авторучку в его теплую руку. Показали, как он откроет флаг Израиля и увидели удивительно яркую ответную реакцию.

    Через забор
    заглянул потихоньку, а там
    мак опадает...

    Тмасаока Сики (1867-1902)

    И мы расстались.
    Акихабара. Мы надеемся отдать дань технике и молодежи XX1 века Японии. Сразу обратили внимание на полицейский участок - "кобан", точнее на двух полицейских: один молод и крепок, другой "кобан" уж больно в годах и грузен...
    Идем через парк Синдзюку-геэн.
    В прошлом его красотой наслаждалась только императорская семья. Жаль, еще немного и нас порадовали бы наливающиеся соком сегодня хризантемы. Просторы парка, море роз в обрамлении высоченных сосен, кедров, платанов и, конечно, сакуры, пруды, мостики, бытовой домик императора, во всем высокая ухоженность - это плюсы парка. Недостаток, по-моему, один - ненужная природе европейская планировка.
    Зеленые "фонтаны" на фоне высоток радуют глаз. А это что за здание чуть в глубине дорожки? Туалеты...
    После того как мы познакомились с "его величеством" в гостинице, я с уверенностью могу сказать - это прелестное лицо нации с удивительным умом, приятным запахом, чистотой и даже тапочками - хотя это уже лишнее... Туалетная "квартира" в Японии бесплатна, в этом мы убедились, блукая по паркам, в поездках, гостиницах, на метро, улицах любого города.
    Унитазы, как лимузин, сходят со сборочной линии после подготовки корпуса из глины, насыщения электронного "сердца" 450 деталями за 15 минут на 15 рабочих станциях под наблюдением вебкамер. Это не унитазы! Это приборы с орбитальной станции Салют. Причем не важно где: в густом лесу или в отеле. В лесу они отличались только тем, что у них ощутимо подогревалась сидушка. Контроль оценивает все, включая размер и температуру капель воды, работу предохранителей.
    Кстати, мы прошли мимо пивной компании Asahi и "Золотой Капли", упавшей на городской камень.

     []

    Все общественные туалеты удивительно приятны для посещения. Заходишь, и тебя приветствует свет и крышка - открывашка! Закончил - подмоет, подсушит, а в течение - порадует приятной мелодией... Чистка бачка! Эта отдельная японская поэма... Как и Бог туалета Кавая но-Ками, да такой существует. Он волен обеспечить хороший урожай, супругам дать здоровых и красивых детей, грязь превращает в чистоту, а чистые туалеты по японским меркам признак богатого и счастливого дома. Туалет в Японии потрясающий служка человека! Не зря же ему подносят цветы, дымные палочки, рисовое вино...
    Как не влюбиться после всего этого в Японию с первых шагов.

     []

    Теперь нас ждет "муравейник" на перекрестке Семи Дорог в Сибуйя. Я жил на "Пяти углах" в заполярном Мурманске. Мягкие, спокойные три перехода.
    Семь дорог на небольшой площади - это нечто другое! "Живописное" толкание людских потоков на "зебрах" по зеленым стартам одновременно мне показались удовольствием для участников, а не обычным нужным переходом.

     []

    Действительно, стираются все контрасты бросающихся навстречу друг другу потоков, в душу бьет одно ликование - я живу и не спешу на самом перегруженном перекрестке Земли. Был момент я потерял Полину, но это только усилило нашу радость. На мою внезапную остановку среагировал один из многочисленных операторов. Мне показалось, что такой плотности фото и видео камер на кв.м городского пути я нигде не видел. Около двух миллионов сибуйцев в день помогут вам представить эту "обычную" картину в часы пик.
    Мы зашли в один из ресторанов, поднялись на пятый этаж и, поглядывая на муравейник Сибуй, с удовольствием вкусили рис, угря, жаль не копченого, а приготовленного, видимо, на гриле, маринованные овощи, пуэр, а суши к нему просто "летели" на наш стол монорельсами.
    Есть желание взглянуть на Сибуй в режиме реального времени? Извольте.
    http://youwebcams.net/online/yaponiya/tokio-perekrestok-sibuya/
    Рядом вокзал, станция "Сибуйя". И памятник псу Тюкэн-Хатико. Как не остановится, не взглянуть в лицо верности! Пес охраняет последнее пристанище своего хозяина, и преданней друга нет. Жаль, но в создании человека бог упустил собачью косточку...

    Встрепенулся ночью -
    с тихим шорохом наземь упал
    цветок вьюнка...
    Тмасаока Сики (1867-1902)

    Вечерняя набережная Токио. Усталость? Не то слово! Я просто не готов сойти с места. Полина немного прошлась: - Посмотрю на японок...
    - Ну...
    - Японки - красивы, современны, любят все белое и украшения... И юбочки куда больше, чем штаны. Да, меня порадовали их улыбки, но озадачила ... походка. Все Это, по-моему, не только форма этикета, но и показатель силы духа над трудностями, неудачами...
    - Ты-молодчина, я полностью с тобой согласен.
    И мы поехали к дому. Дорогой, когда мы переходили небольшую речушку, снизу, с берега неслась протяжная, мелодичная песня, видимо, пели лодочники, она чем-то напомнила мне венецианскую баркароллу.


    18 СЕНТЯБРЯ 2017

    ТОКИО

    ВСУЕ ПЫШНО ЦВЕЛИ
    И ТЕПЕРЬ ОПАДАЕТЕ ВСУЕ!
    ПРЕДСТАВЛЯЮТСЯ МНЕ
    ЛЕПЕСТКИ ОБЛЕТЕВШИХ ЦВЕТОВ - СВЕТЛЯЧКОВ
    ЗАГУСТЕВШИМИ КАПЛЯМИ КРОВИ...

    Ранний подъем. Выходим.
    Обилие еды - обязательное житейское кредо Востока. Это мы помним по странствию землями Срединного государства.
    Япония не уступает в этом соседям по региону. Едальни на каждом шагу. Густой бульон с мясом, лапшой, овощами с первого же лотка, я думаю, поможет нам продержаться до обеда.
    Здорово, что мы можем выбирать. Самодеятельное путешествие вдвоем дает возможность не спешить, чаще останавливаться, оставаться один на один с окружающей тебя обстановкой, ловить необычные картины и настоящие впечатления, которые формируются из непредсказуемых деяний природы, человека и случайностей. От тебя требуется немного: быть любопытным и восприимчивым, стремиться увидеть житие, поболтать, не уставать пробовать национальную кухню и не забывать отпивать приготовленный мною по утру пуэр.  []
    Идем. Что я вижу на улицах? Нет пробок. Оказывается Токио самый успешный мегаполис в мире, решивший проблему пробок. Это результат высокой протяженности дорог (в 7 раз больше Москвы), бесконтактной оплаты, системы видео-наблюдения... Много велосипедистов, распылитель влаги у тротуара - город готовится к жаркой Олимпиаде 2020 года(?), масса уличных автоматов, один из них - Соса-Соlа роботом крутится в окружении школьниц, в другом можно приобрести поношенные женские трусики. У пешеходных переходов особое покрытие, готовое к надежному сцеплению с колесами машин при торможении - все Это большие плюсы Токио.
    Вошли в метро. Джимми, швед, пришел нам на помощь с билетами, вложением денег в карту. Спасибо ему! От удивления за нашу благодарность - авторучку с картой Израиля он обнял нас, и так и остался в моей памяти с открытым ртом. И снова я не устаю удивляться. На этот раз Osamu Sato. Забыв о своем пути, Sato подвел нас к поезду. И остался он в огромной шляпе, веселый... У противоположной двери вагона стоит красавица с закрытыми глазами и подставкой для подбородка - "сонливое" изобретение японцев. Она устала? Никто ей не уступит место, даже, если в токийское метро десятикратно перенесут призывы из санкт-петербургского метрополитена. Разговорились с парнем - адвокатом с женой из Голландии, обе его бабушки оказались из России. Бывает...

    Ливень грозовой!
    Замертво упавший,
    Оживает конь.

    Кито Такаи (1741-1789)

    Идем мимо национального стадиона сумо "Регоку Кокугикан". Болельщики приникли к железной оградке, смотрят с нескрываемым восхищением, ловят взгляды и особую походку с тяжеловесной грацией толстяков, отрешенных сумоистов, идущих к шумящим трибунам. Видимо, так японцы и японки воспринимают свою худощавость. Продолжу: в течение нашего путешествия по Японии я очень редко встречал мужчин и женщин с избыточным весом. Наверное, залог хороших фигур - правильное питание. Ведь любимые телепередачи - кулинарное шоу. Это я подсмотрел позже в гостинице Иокагамы.
    Вот и небольшая площадь к главному музею Токио.
    Музей Эдо воскрешает древнюю историю города и вместе с ним развитие замкнутой страны. Меня удивила динамичность, поразительная преемственность прошлого и настоящего - истории и современной технологии, ненавязчивая связь экспонатов с нами. Мы не просто зрители, мы соучастники Истории. Это крайне необычно.
    Поначалу вниманием поддержали двухсотлетнего(!) Робота-художника, пока он творил... Обратили внимание на постоянные теплые улыбки, обращенные к пожилым. Да, ведь сегодня праздник. Он существует с 1947 года и стал государственным. Праздник отражает неотъемлемую часть японской культуры - уважение к старшим. Истоки этого можно найти в традиционной японской религии, они повлияли на этику и воспитание молодёжи. В этот день принято поздравлять всех пожилых людей. В Японии их немало, одних только столетних больше 50.000, из них мужчин - около 6000.

     []
    Взяли шефство над механическими куклами в чайной церемонии: сели на ковер в позе "сэйдза", поджав под себя пятки, нас угощали чаем умные механические куклешки из XVIII века: одна брала кружку, другая наливала чай, третья несла ее нам, и мы благодарили поклонами друг друга. Да, в Японии не пьют чай со сладостями и это правильно. Клубничное варенье, конфеты не просто смягчают вкусовые ощущения чая, а просто уничтожают его.
    Я впервые покрутил педалями древнего деревянного велосипеда, проехал кружок в императорской повозке.
    Эдо - это Музей, который не хотелось покидать. Это не обычная для современных музеев выставка рисунков, таблиц или витрин с мелкими археологическими древностями, с затейливым оформлением изнутри (лестницы из розового мрамора, гигантские скульптуры и т.д.). У таких музеев, конечно, есть несколько преимуществ: не надо долго ходить, можно посидеть, испить чашечку кофе с друзьями... Эти преимущества блекнут перед рациональным активным временем, которое мы провели в токийском музее Эдо. Здесь ты видишь, слышишь, участвуешь в радостях. Дивные китайские церемонии окутывают вниманием, подчеркивают благость, тепло. Музей помог приоткрыть душу народа, сумевшего превратить Японию в фантастически развитую державу. Немалую роль в нашем впечатлении о музее сыграли макеты улиц, работных домов. Я трепетно отношусь к макетам. Почему? Мой внук Дима с головой ушел в работу над ними. Он востребован и часто рассказывает мне о своих находках, как готовит материал, изготавливает бутафорию, собирает...

     []

    Мы постояли у макета моста через реку Сумиду. Мост, построенный в XVII веке, в 1807 под напором толпы рухнул на праздничные суда. Сотни потерпевших...
    Музей, трагичный мост позвали нас к главной водной артерии - символу не только Токио, но и Японии в целом - реке Сумида. Водные просторы и их "сыновья" - главные действующие лица любого города. Поэтому практически каждое знакомство с новым поселением или мегаполисом мы начинаем с набережной. Токио - в далеком прошлом рыбацкая деревушка, окутанная сетью каналов, ширилось берегами реки Сумида, вязала мостами рыбацкое и рабочее братство.
    Мы избрали недолгий круиз к о-ву Одайбо корабликом с гальюнной (название кажется неблагозвучным, что делать - из песни слов не выкинешь...) фигурой в виде изысканного бивня. Фигура крепится на носу парусного судна, там же был и гальюн. Почему здесь? Ветер дует в корму и улетает вместе с запахами с носа.
    Наше представление о реке, мостах, связывающих берега Сумиды практически через каждую милю, о Токийском заливе было ярким, запомнилось. Я каюсь - нарушил основной закон хайки поэта И.Камидза, добавив лишь одно слово, но смысл хайки я резко изменил, точно!:

    Течет величаво река,
    Издали лишь наблюдаю века...

    Скульптура "Посланник" (подарок Парижа) - гость дружбы народов, колючая проволока на перилах моста не служат надежной защитой Жизни (в Японии один из самых высоких и молодых показателей самоубийств в мире - в два раза выше, чем в США, Норвегии, Швеции, Новой Зеландии).
    Поискали и нашли перед зданием торгово-развлекательного центра десятилетнего героя популярного аниме робота Gundam - охранника воды. Впечатляет. Издалека посмотрели на огромное (диаметром больше сотни метров) колесо обозрения. Не прокатились: ожидание, четверть часа крутиться... Многовато.
    И снова дорога. Мне особенно по душе классные, архисовременные машины, блестящие радиаторные решетки, "закрученные" лампы, но, особенно, колеса, хрустящие по разному на дорожных покрытиях. Эти колеса. Они проехали тысячи километров и, наверное, побывали в таких местах, о которых я только могу мечтать.
    Наш путь к храмам. Мы выбрали буддийский, старейший Асакуса Каннон. Прошли под черепичной крышей ворот с висящим большим красным фонарем, мимо двух "природных" стражников - повелителей ветров и грома, торговой улицей сувениров, амулетов, благовоний. Дошли до ворот, где хранятся ценности храма и культуры Японии. Стражи и их огромные, плетеные сандалии отгонят не только злые помыслы. Нам лишь надлежит омыть руки, прополоскать рот в источнике - совершить символическое самоочищение.
    На площади мы остановились у курительницы. Я не просто окурил себя целительным смолянистым дымом, а посоветовал Полине и постарался сам направить лечебный дым на проблемные места.

     []

    Заглянули в главный зал, поклонились главной сострадательнице, попросили защиты всем нашим родным и близким.
    Присели у ближайшей едальни. Обжаренный осьминог с имбирем и рыбной стружкой. Я даже не мог себе представить, что в мире "Живет" такое разнообразие блюд.
    Cоветская ремарка. Я часто летал-ездил в командировки. Из Мурманска обычно путь пролегал через Москву. Моя традиция - Красная площадь. Надо перекусить. Большая столовая на ул.25 Октября, которая мимо ГУМа выходила на Красную площадь. Помню огромную очередь, которая петляла хвостом далеко от входа и ... единственное блюдо: котлета с пюре и ядовитым соусом. И еще один советский пример. Кафе у памятника основателю Москвы Юрию Долгорукому напротив Моссовета. Вы ели когда-нибудь ананас с хлебом? Борис Бродер, Слава Фроленков и я в 1966 году потчевали его за отсутствием в кафе другой пищи.
    Полина принесла еще японский пирожок онигири, где под рисовым колобком со сливой, украшенным веселой мордахой из красных водорослей, таился необычный, но очень приятный вкус.
    Заключительный на сегодня - чисто японский Онсэн Моногатари.
    Стоим в очереди. Читаю правила поведения на русском языке. Ничего особенного, кроме: "вход тех, кто татуирован запрещен". У японцев татуировка ассоциируется с якудзо - организованной преступностью.
    Многочисленные геотермальные онсэны с разным минеральным составом воды разбросаны по всей Японии. Это не сандуновские, помывочные бани - шумные, часто с выпивкой, в лучшем случае чая с медом после парной.

     []

    Для японцев Онсэн - это целый традиционный, национальный, семейный ритуал наслаждения покоем души и тела - достижение гармонии с природой и самим собой, уединение от суеты и шума.
    Итак, пошли. Переодевание, снять тапочки, ступая на циновки, одежду - в корзину, ступил в помывочную только с маленьким полотенцем, неспешное очищение тела чистой водой. И в источник (43 градуса)! Это правильный путь: культ чистоты тела и дурных устремлений. И вот, наконец, ты погружаешься в целебную теплоту... Блаженно расслабленное тело становится похожим на юдэдако - блюдо из варёного осьминога (которого я сегодня откушал).
    Затем отдых в салоне, игры, питье, покупки - часы доброго света, льющегося в твой внутренний мир. Это не так легко почувствовать, ощутить нам, выросшим на зернах словесно-требовательной необязательной чистоты...

     []

    Подошли к месту чайной церемонии. Оно рядом с садовым водопадом.
    У нас ничего не спросили, пожилая японка просто подошла к нам и протянула с улыбкой по чашке чая с большой ванильной вафлей. Чай был самым обыкновенным, но с каждым глотком меня оставляло чувство усталости.
    Нам всегда не хватает времени на единение с водой - нашей родительницей. Но здесь мы постарались. Молча помылись, посидели (я в одиночестве), созерцали, любовались, выпили чаю. Вышли. Я долго не отрывал взгляд от девоньки в красном юката, чувствовал - она мечтает! А я? Ни в одной стране Европы, Азии, Америки, Полинезии, где мне посчастливилось побывать, я не испытывал такого удивления, как в Японии, стране с длительной историей и поразительной связью с природой. С этой минуты,- решил,- по утрам я отвечу любому встречному на его теплый, веселый взгляд улыбкой с приветствием - Ohayo gozaimasu! Особое уважение пожилым!
    Ведь сегодня "день почитания старших"! Статистические исследования, рейтинги, уровни продолжительности жизни показывают, что японцы на Втором месте в мире (83,5). Долгожительству способствует японская Жизнь: порядок и гармония во Всем, ответственно работать, веселиться и расслабляться, как будто никто на тебя не смотрит, стремиться вежливости и уважительности, находить красоту повсюду и маленькие радости почаще, заботиться о нуждающихся, думать об окружающих, есть здоровую еду.

    Да, только сном должны назвать, -
    И в этом мне пришлось сегодня убедиться, -
    Мир - только сон...
    А я - то думал - явь,
    Я думал - это жизнь, а это - снится!

    КИ - но ТОСИСАДА

    В дальнейшем, блукая по землям Японии, целый уличный мир я поменял бы со своим, особенно советским, без всякого сожаления.
    Завершается наше пребывание в онсэне. Мы стоим в лабиринте за одеждой. Разговорились с Инной из Украины. Она услышала нас.
    - Инна, расскажи о себе, чем трудишься-радуешься? - спросила Полина. Нам намного интересней слышать, чем говорить...
    - Я приехала в Японию 12 лет назад с мужем. Покинула родной Киев. Обычная институтская судьба... Двое детей. Прошла бесплатные курсы классического и японского массажа. Сейчас работаю в Фирме, нас шестеро. Стараюсь помогать женщинам. Массаж лица...
    - Инна, особенности...
    - Сразу работаю с глубокими мышцами, приемы интенсивны, осторожно с лифозонами. Предварительно стараюсь очистить кожу для хорошего прохода лимфы. После нескольких сеансов я и хозяйка видим благодарность кожи...
    Вдруг я замечаю впереди группу склонившихся людей, слышу возгласы. Что-то произошло...
    - Инна, извини. Оставляю тебя с Полиной. Спасибо.
    Подхожу. На полу лежит девушка. Понятно, нужна моя помощь. Развожу руками, жестом прошу оставить нас. Пару секунд... И нам есть чему поучиться у этой дисциплинированной нации. Осталась подруга, сестра, не знаю. Я ее чуть придержал.
    Лицо красавицы посинело, вижу сознание отсутствует, судороги, похоже, пенистая жидкость у рта, реакции зрачков нет. Понятно. Эпилептический припадок. Спокойно! Держи голову. Подложи рюкзачок. Так! Расстегни воротничек, чуть поверни на бок, на всякий случай. Вот так! Когда девонька открыла глаза мне захотелось ее поцеловать... Но я показал сестре-подруге один, затем второй палец. Она чуть улыбнулась. Поняла... Показала мне один. Пусть отдохнет, скорой медицинской помощи, похоже, не надо, решил я. Заменил свой рюкзак и мы покинули онсэн.
    Вечерело. Возвращаемся домой. Полина дополнила мои впечатления к рассказу Инны. Она довольна судьбой - это главное. Перекрестки играли световым отражением от стеклянных осколков, вшитых в асфальт. Чуть внимательнее на поворотах, жители и гости города!


    19 сентября 2017

    ТОКИО, ХАКОНЕ

    ЧТО В ПАМЯТЬ - НА ЖИЗНЬ, А В ЗАБВЕНИЕ - НА СМЕРТЬ.

    Проснулись, как обычно, рано. Покинули нашу гостиницу "Hotel Villa Fontaine Tokio-Otemach".
    Перекусили.

     []

    Запили моим пуэром. И впервые я услышал:
    - Питье у тебя, Фелюшка, классное...
    Через несколько минут мы уже были в метро. На железнодорожном вокзале первым делом приобрели JAPAN RAIL PASS - трехнедельную именную железнодорожную карту (обычно называемую JR Pass) - очень экономичную (500 долларов США) для железнодорожных поездок на большие расстояния. Она - только для иностранных туристов и предлагает неограниченное использование поездов JR в течение трех недель в любых направлениях. Приобрели и трехдневный "Хаконе Раss", который поможет нам автобусом, корабликом, фуникулером.

     []

    Рядом с нами остановился велорикша. Студент токийского университета, будущий врач - продолжатель семейной традиции. Английский в Японии невысок, но нам повезло.
    - Как дела, Такаширо?
    - Хорошо. Работаю больше ночь. Пассажир есть, больше подружки, чем юноша. Что дает? Нагрузился, получил чаще евро. Одна минута - одно евро.
    - Молодчина. А как учеба?
    - Мое образование - моя ответственность. Семья (отец врач-хирург) помогла подготовить в государственный университет (год "ебики" помог).
    - Сколько тебе стоит учеба, Такаширо?
    - 1,3 млн. рублей (мой перевод) за 6 лет.
    - Родители поддерживают?
    - Да, отец вчера сказал: Завалишь анатомию - убью!
    Пришлось улыбнуться, глядя на очень серьезного Такаширо... Вспомнил свою анатомию, которую заваливал с треском, и чуть не вылетел из-за нее из Ленинградского санитарно-гигиенического медицинского института.
    - Такаширо, расскажи немного о самой учебе.
    - Расписание нет. Все выбираю сам. Должен держать минимум... Оценка учебы по пять: A B C D F. D - конечный плюс. Экзамены письменно. Билетов нет. Спрашивают по всему предмет. Сел готовится, смотри не подсказку, а чтобы ее не подбросил кто. Много тесты, доклады, месячные. Учебники мало. Важно не только знание, но более - быть среди лучших. Зовем это "студебойней".
    Подошла девушка. Все улыбнулись. Такаширо помог ей и получил наш сувенир - ручку с картой Израиля. Растрогался. Поклонился. Поблагодарил за слова Полины:
    - Такаширо, мы верим в твою разумность... Удачи!
    А я подумал: В Китае - Человек в группе, в Японии - Человек в себе... Работа Такаширо - тяжелейший груз. 50-70 кг нести на своих плечах со скоростью 8-10 км/час, даже при наличии современного велосипеда задача и сегодня мне кажется близка к приделу человеческой возможности.
    Решили немного пройти по улицам Токио. Мы в северной части города Синдзюки. Идем узкой улочкой. Часты наружные лестницы на второй этаж строений, напоминающих притиснутые друг к другу дачные домики. Серьезное отличие - большие окна. Народу много, но срабатывает принцип: не задевай друга! Вышли на более оживленную улицу. Я обратил внимание на велосипеды с необычной рамой, зеленые кустики с яркими цветами вдоль тротуаров. А это что за необычное здание? Спрашиваем одного, другую... Университет Васэда.
    И вспыхнула моя память. Борис Мельников, с ним мы пришли в спортзал, что у Витебского вокзала Ленинграда практически одновременно, и остались на следующий год одни из почти четырех сотен мальчишек того далекого фехтовального набора у тренера Веры Григорьевны Булочко. Борис, став чемпионом СССР по сабле в июле 1964, рассказывал мне, как он "вскочил в последний вагон", поезда уходящего на Олимпийские игры в Токио (1964), как в спортивном зале токийского университета ВАСЕДА он в составе команды саблистов завоевал Золотую Олимпийскую медаль.
    При желании вы сможете прочесть мою зарисовку с его рассказом об этом:
    http://world.lib.ru/n/norkin_f_m/memuary-2.shtml
    Снова железнодорожный вокзал. Едем в Одавару поездом Хикари. "Сияющий" чуть уступает своим "братьям по скорости" - всего 270 км в час, но превосходит простенькими видами в просторных окнах. В пути нас сопровождают белые одно-двух этажные домики, стелящиеся на равнине или карабкающиеся на холмах, лесистые склоны, лагуны и реки - сокровища природных закромов.
    Решили недолго задержаться здесь. Пошли улицей розовато-серых кирпичей и асфальта немаленького (по нашим меркам) городка. Лошадь с тяжело нагруженной телегой и не пыталась нас обогнать. Она шагала так неспешно и в ногу с нами, будто знала дорогу наизусть и владела всем временем мира одновременно.
    Осмотрели замок - одно из самых ярких городских укреплений. Он рядом. Трехярусная башня (пятиэтажная внутри) часто меняла хозяев "воюющих провинций", пребывала в длительной осаде и, наконец, превратилась в руины, чтобы полстолетия назад возродиться. От замка неотчетливо веет энергетикой истории.
    Сегодня это музей самурайских доспехов и оружия (я даже попытался примерить кольчугу), быта и красивого вида на холм с парком, на залив Тихого океана Сагами.
    Вспомним Нуньеса Бальбоа, человека, обладавшего завидной бодростью духа, всегда первого в атаке и последнего в отступлении, рассудительного, хладнокровного. Только такой "морской волк" мог в 1513 высадиться в Центральной Америке, пешком пробраться через первобытные леса, взойти на гору, чтобы Первым увидеть "беспредельное сверкающее море".
    Вскоре одиннадцатичасовым поездом мы уже несемся в туннеле моей любимой, вечнозеленой сосны и эвкалиптов к центру о-ва Хонсю. Хаконэ небольшой городок раскинулся среди горных сосновых вершин, рядом с кратером потухшего вулкана. Прошли по главной улице Shotengai (Торговой?) Среди десятков едален Полина обратила внимание на "пункт кормления местных котов". Не знал я тогда, что Это будет иметь серьезные последствия...
    Вот и Хаконэ-Юмото с его горячими источниками, слабыми видами на Фудзи-сан и высоченными колоннами толстущего японского кедра.

     []

    В лесу царили прохлада и сумрак. Нас окружали сомкнутые ряды веток с необычными трехгранными иголками, коричневато-красные стволы высоких деревьев метровых диаметров.
    Лес - это всегда целый мир, наполненный жизнью. Сегодня здесь притемненно и тихо. Прошли по "аллее самураев". Вот она на фоне кадомацу - сосновой веточки - любимого растения японцев, символа неизменности, постоянства, мужества, стойкости духа, а также долголетия и вечной юности.
    И пусть здесь прозвучит знаменитое хокку Рета Осимы (1707-1787).

    Все в лунном серебре:
    О, если б вновь родиться
    Сосною на горе!

     []

    Я с удовольствием подышал чистым воздухом древних японских кедров, напоенным запахом трав и древесины. Он воистину потрясающе чист. Уж мне вы можете поверить...
    До отправления нашего круиза по кальдерному озеру Аси оставалось время, и мы не могли не зайти в небольшой художественный музей, что недалеко от пристани, чтобы обновить детские восхищения при разглядывании известной игрушки - калейдоскопов. Полина спрашивает меня:
    - Ты слышал о самом большом в мире калейдоскопе?
    -...
    - 2005. Выставка ЭКСПО в Нагое. Не стекляшки - безделушки, а вода, текущая по стенам трехгранного калейдоскопа, струи воздуха в местах соединения его граней имитируют ветер, мелодичные звуки ветряных мельниц, установленных рядом - превосходная картина самого большого в мире 13-ти метрового калейдоскопа!
    Мы поднялись...

     []

    И на полчаса окунулись в детство. Где я калейдоскоп увидел впервые? Вспомнил - в Донецке, где летом отдыхал у сестренки Людоньки после окончания первого класса. Ее подружка была владелицей подзорной трубы с бесконечно меняющейся цветной картинкой.
    Как мне хотелось подсмотреть: кто там внутри так хитро рисует мне очень красивые и неповторяющиеся узоры. Здесь я насмотрелся вдоволь, а Полина смогла эту детскую мечту, которой исполнилось всего-то двести лет, даже отснять.
    Ну, что ж, пора к озеру Ashinoko.
    Прекрасная погода, голубое, безоблачное небо и мы совершаем водный круиз на пиратском галеоне по глади вулканического озера... Но мы зря надеялись: красавица Fudzi не захотела глянуть в зеркальные озерные воды. Она много повидала на своем веку, поэтому решила нас не отвлекать. А как мне хотелось:

    Ветер со склонов
    Фудзи в город забрать бы,
    Как бесценный дар.

    Мацио Басе, философ, поэт, странник.

    Обычные короткие туристские знакомства: с Максимом, молодым мотористом из Одессы, Davidом, корреспондентом русскоязычной газеты "Репортер". Он оставил нам свою карточку, а мы им - наши ручки - маленькие подарунки, но такие теплые.

     []

    И я радуюсь горным пейзажам - хребтам далеких голубых гор, которые солидно стоят на горизонте и будто кольцом замыкают наш мир, берегам, поросшими сосновым и буковым лесом, живописным водопадам, ныряющим в озерную гладь.

     []

    Каждое новое место - эстетический источник положительных эмоций. Даже "Ворота Дракона", стоявшие в воде обособленно у правого берега, с божественностью, связанной с религией синто, маленький кусочек этого "рая в горах".
    Фуникулер поднял нас к площадке с прекрасным видом на вулкан. И снова скромные по-японски восторги. Небольшой "туалетный каньон", он подарил мне улыбку маленькими, низкими скамейками и вместе с нормальными - маленькими, низкими унитазами и раковинами. Дети в Японии особая каста.
    Снова фуникулер, и мы из кальдеры потухшего вулкана Хаконэ с озера Аси скатываемся на горный склон в царство слабо курящихся фумарол. Японский архипелаг живет в активной вулканической зоне, отсюда геотермальные воды и их многочисленные потомки - онсэны.
    Овакудани. Картина необычна! Густые белые дымы, неотчетливо видимые потоки с желтыми отложениями серы, голые скалы вокруг, но запах...
    Сегодня наши знания свидетельствуют, что сера на первом месте, как вероятный кандидат одного из слоев ядра Земли. А для нас смердящий серный запах ассоциируется с преисподней. Библия достаточно точно описывает Это: "... и превратятся реки его в смолу, а прах его в серу..."
    Подземная котельная хорошо служит бизнесу. Вареные в серных источниках яйца с подвесной доставкой. Говорят, что их даже переваривают. Конечно, мы купили.

     []

    Я долго искал серо-зеленый слой, окружающий желток - это железо должно вступить в реакцию с серой даже в переваренном яйце в обычной воде. Нашел лишь следы. Маловато. Что делать? Дьявол кроется в мелочах. Покрытые толстым слоем сажи, а следовательно, по мнению японцев, впитавшие в себя всю силу природы, каждое съеденное яйцо даст тебе 7 лишних лет жизни. А вы думали почему японцы Вторые по долгожительству в мире. И пусть нам не рассказывают басни о здоровом образе жизни. Вот оно - тайное сокровище нации! Хорошо, что не только иссиня-черными яйцами и вулканической солью (к ним) знаменита долина Овакудани.
    В китайском Дуняне недалеко от Ханчжоу, где мы были, "пошли" дальше. Куриные яйца варят в моче мальчиков-девственников, варят долго - почти целый день. Китайцы их любят, считают вкусными и, главное, очень полезными, могут умять по десятку в день (стоят они, как горячие пирожки, по четверти доллара за штуку). Оказывается, в современном мире отходы организма несут положительный эффект, даже при отсутствии примитивных гигиенических норм приготовления разбитых, внешне очень необычных яиц. Но варят и продают... Ну что ж перевернем земной шар. Новая Зеландия. Здесь на полном серьезе среди женщин ходит уверенность в том, что каждый сэкс на 30 минут продлевает их жизнь...
    И зовут жителей Японии и туристов вулканически активные густые белые дымы Овакудани, ломая экологию гор, и обещая при поедании одного яйца годы жизни. Это уже серьезно...

    Росы не пролив,
    Ветку цветущую хаги тихонько сорву,
    Вместе с лунным сияньем,
    С песней цикады.

    Так Сайге-Сато Норикие (1118-1190) переплетает звуковые и зрительные образы, каждый из которых исполнен особого смысла и рождает определенное настроение.

     []

    После деликатеса со вкусом серы мы снова на фуникулере уже на 100 метровой высоте долго парим над парилкой Земли, затем на горном трамвайчике в два вагона прыгаем по горному серпантину через туннели и пропасти, и подобрались к музею под открытым небом.
    Chōkoku No Mori Bijutsukan - что в переводе означает "лес скульптур". В этом уникальном месте искусство и природа взаимно дополняют друг друга, создавая удивительную и несколько сюрреалистичную атмосферу.
    Дорожки, лужайки с бегающими, стоящими, порхающими фигурами - парк бесценных мыслей, связанных гармонично на зеленой траве.

     []

    Ходить в окружении сосен и буков, останавливаться и разглядывать творения Родена, Пикассо, Мура и других мастеров - превосходных собратьев по волшебству - хоть на пару часов на пушечный выстрел удалиться от повседневности.

     []

    Hakone Open Air Museum с природными залами высоко в горах - колоритное зрелище!

     []

    Необычность и новаторство, детские площадки и разноцветная сетка для смеха, удивительный "сверкающий качальник" (мое название), и онсэн для ног - мы просто разбавлены творениями в симфонии природы.

     []

    Побродили по парку до закрытия, прошли по улицам вечереющего Токио и отправились к дому.


    20 СЕНТЯБРЯ 2017

    НИККО

    ВСЕ В МИРЕ БЫСТРОТЕЧНО!
    НУ ЧТО Ж, УВЯДАЙ!
    О МИНДАЛЬ, ТЫ ЛЕДЕНЕЕШЬ
    НА ХОЛОДНОМ ВЕТРУ -
    И НИКТО НЕ ВЗГЛЯНЕТ ПЕЧАЛЬНО
    НА СХОДНЫЕ НАШИ СУДЬБЫ...

    Мацио Басе, поэт, философ, странник.

    Ежедневно у нас ранний подъем. Нет, мы не недосыпаем, а скорее внимаем достижениям японских ученых. Семь - восемь часов в засыпе - святое дело, причем, без предварительных громких разговоров, телефильмов и даже чая.
    Сегодня мы спустимся с современных высот небоскребов до глубин японского неолита...
    Некорректно? Не спешите... Итак, мы встали, перекусили и вперед с комфортной погодой в обнимку.
    Поезд Синкансен (210 км/час) по Nikko Line нескончаемыми рисовыми полями и через два часа мы в Никко. "Никогда не говори кэкко (великолепный), если ты еще не видел Никко".
    Несколько минут на осмотр изящного деревянного сооружения, одного из старейших вокзалов Японии. Присели. Мой утренний пуэр с паровой булочкой манжу во фритюре. Я отщипнул кусочек, почувствовал непонятную легкую сладость и готов был ее всю целиком уесть. Полина улыбнулась:
    - Как привлекательна и вкусна малышка...
    А теперь окунемся в духовный мир японцев.
    Япония мононациональная страна (98%) со сложной демографической ситуацией и иммиграцией вне закона.
    Мы в центре японского "Синто". В религиозной истории евреев и японцев есть определенное сходство. Обоим присущи национализм и исключительность. Да и внутренняя структура синтоистских храмов оказывается идентична структуре Первого и Второго Иерусалимских храмов. Как и в Иерусалимских , у синтоистов есть Святая и Святая Святых. Как и в Первом храме, вход охраняется фигурами львов, которые, кстати, в Японии никогда не водились.
    Стоит ли после всего этого удивляться, что одежда синтоистского жреца имеет цицит (памятные шнурки)? А также что на статуе V века японский самурай изображен с пейсами? И последнее. Страна восходящего солнца по-японски звучит "Мизухо". Сравните с еврейским "Мизрахо" - восход, возрождение.
    Есть над чем задуматься...
    И в заключении. С исконной религией японцев "синто" (буддизм появился извне и позже) тесно связаны, мне кажется, особенности национального характера японцев, и прежде всего массовая, ни в одном государстве мира никогда не использованная, самоубийственная тактика войны.
    Если мы уже коснулись войны, хочу отметить выдержанность японского руководства, союзника Германии во Второй Мировой войне, в отношении антисемитизма.В Японии, несмотря на гитлерско-гебельсковское давление, создали лишь одно еврейское гетто, где условия, правда, были ужасны, но не было даже попыток уничтожения, а, наоборот, продлевали визы беженцам-евреям из Европы.
    А пока с первых шагов по широким, гравийным дорожкам я выполняю свое обещание: каждому, встречному, я протягиваю свою улыбку и, получая скромный ответ, громко кричу:
    - Охайо гозаимас - Доброе утро!
    Скажу сразу: встречных парней, пар в шапках и почти шаркающих в годах, прелестных девушек было много - десятки. Одни на дорогах и ступеньках к храму, другие в озарении солнечных лучей у пагод. Сегодня я с трудом вспоминаю их, но сколько веселых и серьезных взглядов я набрался тогда... В памяти четко запечатлелись две девушки. Они остановились, сняли респираторы - тепло-влажные бактериальные камеры, и серьезно с очень легкой улыбкой глядели на меня - необычного иностранца. Скорее всего их восторг (по-японски!) был вызван моим знанием японского языка. Кстати, респиратор, распространенный в Японии, Китае - это национальная особенность или защита от пыли, болезней? Вы в курсе.

     []

    Остановились у священного, красного моста Синке через реку Дайягава, выгнутого дугой, как радуга. Это один из трех самых тонких мостов Японии. Чем круче дуга, тем ближе к небу - основной принцип Синто. Поэтому лучшее место храмов - горы. Здесь я их прицельно разглядываю. Наверное, вот тот храм на гористом склоне послужил временным убежищем будущего Императора Японии Акихито. С 1944 года до трагического окончания второй мировой Войны десятилетний Акихито, прямой потомок Первого императора Японии Джимму, был вывезен сюда вместе со своими соучениками токийской школы императорской фамилии и высшей аристократии. О чем это я? Ах, да! Япония - сегодня единственная Империя в мире.
    Почти полвека мост Синке служит паломникам и нам, бродягам; прошлые сотни лет он встречал лишь служек императора.
    Река Дайягава! А мне слышится: "Даугава"! Латвийско-Краславская "Даугава", полная воды и угрей, с солидным мостом, построенным в смутные девяностые, и послужившая Нам десять прекрасных лет.
    И снова рвется к Вам моя "мостовая" память. Ленинград. Я избалован его Невскими мостами. Спортивный зал на пл.Труда. И мои каблуки шастают туда и обратно по мосту "Детей лейтенанта Шмидта" с чугунными, ажурными перилами с моими любимыми лошадьми (детище А.Брюллова) к моему дому 48 по ул. Детской, что на Васильевском острове.
    Вот так приветствуют друг друга Снегирь и Журавль - символы абсолютно разных стран, но 2018 год - перекрестный год народов Японии и России, и это обязывает.
    Мы решили прежде всего посетить "ущелье статуй" - Kammangafuchi, поэтому пересекли мост, повернули направо и по узкой улочке мимо зданий через полчаса оказались в объятиях ревущей реки Дейи и каменных статуй (больше полусотни) с вязанными белыми шляпками и нагрудниками.
    Затем идем тихой, просторной аллеей, посыпанной гравием, практически свободной от поломников, жмущимся по сторонам (это важная необходимость!), мимо каменных изваяний - дзидзо, каждое в окружении мхов и лишайников, свежего воздуха с гор с легким прохладным бризом - для меня это "картина маслом"! Душевное спокойствие и природная магия слиты воедино!
    Нашли место, присели. Выпили пуэр, посидели - не хотели уходить...
    Аллеями японских кедров, вишневых деревьев и сакуры, небольшими садиками национального парка мы шастаем к драконам, огромному "глупому" валуну, львам и тиграм, слонам, и мифическим существам.

     []

    Гравийной (обязательное покрытие дорог синтоистских святилищ) аллеей каменных фонарей сначала под гранитными 9-ти метровыми воротами, затем под 6-ти метровыми из бронзы подошли к святилищу Тосегу. Ворота, тории - это маркер границы святилища. Мы обратили внимание, что все подходящие поломники останавливались и кланялись перед ними. Добавлю здесь, что почитание божества включает и хлопки в ладоши.

     []

    В синтоистских храмах обычно есть конюшня для одной лошади - вдруг божество захочет проехать. По преданию, лошадей от болезней охраняют обезьяны, посему конюшня украшена резьбой по дереву.
    Рассматриваем ее знаменитые, "говорящие" три фигурки обезьян - борцов со злом: "ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не скажу". У китайского философа Конфуция есть высказывание, которое уточняет о чем запреты: Не смотри на то, что неправильно; Не слушай того, что неправильно; Не говори того, что неправильно; Не делай того, что неправильно. И в разных видах...

     []

    Рядом геометрические фигуры, выполненные кверху ногами - это для божеств, которые оглядывают нас и разноярусные пагоды с небес - труды тысяч мастеров, которые годами украшали все, что можно было украсить, а сегодня поражают нас красотой линий и пышной резьбой.
    Откровенная фотосессия с улыбающимся, счастливым "серебряным поколением" (в Японии самая высокая средняя пенсия в мире - 2000 долларов). Мы спросили разрешения (с английским нам повезло) задать Ми очень личный вопрос. Она с улыбкой согласилась.
    - Где ты провела "медовый месяц"?
    Ответ был быстр и необычен:
    - В поездках по храмам...

     []

    На аллее каменных фонарей Полина оставляет "камешек возврата".

     []

    Разглядывая талисман Тосегу - спящую кошку, Полина и я не могли себе представить, какое "кошачье царство покоя и тишины" нас ждет через несколько месяцев дома.
    Над входом в святилище стоит обратить внимание на толстую, витую веревку. Это очередной талисман, он указывает на святость и чистоту святилища. Сидэ делают из японской бумаги или из рисовой соломы. Не правда ли - зигзаг молнии!

     []

    Мимо бронзовых столпов и ворот, вьющейся, а не прямой по-европейски, дорожкой сада мы идем к святилищам, рассматриваем доспехи, расписные панели, фонари. В одной из пагод бронзовый фонарь так напугал самурая, что тот оставил мечом пробоину на металле. Передохнем у очередной ярко-выкрашенной церемониальной ванны для омовения перед последними воротами. Это не просто помыл руки, это церемониал! Сначала ополоснули левую, затем правую, рот из левой руки, затем ковш, держа его вертикально, чтобы омыть ручку. В Японии культ воды, она в золоте ванн, в камнях родничков, бежит из пасти бронзовых драконов. В лавке перед административным зданием святилища "получили" дощечки в виде домика, отписали просьбы и положили у камней.

     []

    Крыши храмов, пагод - это оригинальный метод загиба стропил и "камон". Это не английский клич - "вперед!", а "знак дома", статусный символ благородного сословия.
    Едем к водопаду. Перед подъемником к истокам низвергающейся воды, видимо, выходя из автобуса, я выронил JAPAN RAIL PASS - одну из двух трехнедельных железнодорожных карт - наших выручалок и времени и денег. Пока я выворачиваю карманы Полина уже мчится к остановке автобуса. И вскоре я вижу ее поднятую руку и слышу веселый крик.
    Первую удачу мы отмечаем перекусом - шариками из теста непонятного состава, но жаренными при нас на гриле. Внешне они красивы, а вкус - "специфический"... Неманжу! НЕ-JAPAN RAIL PASS!
    Теперь к водопаду Рюдзу, где река Юкава сбрасывает свои воды в оз.Чузенджи. Река и водопад порадовали нас движением и необычной красотой. Струящиеся вОды, гремящие водопады,- любые движения воды в природе всегда оставляют неизгладимое впечатление.

     []

    А любование водопадом, как выяснилось, занятие не только приятное, но еще и полезное. Как установили врачи, мельчайшая водопадная пыль врачует сердце, успокаивает нервы, повышает общий тонус, улучшает цвет лица, избавляет от ожирения. Так вот в чем секрет японского долголетия!

     []

    Горный поток!
    Волны ударят в камень,
    Выбьют огонь.
    Искрами разлетаясь,
    Сыплются светляки.

    Сетэцу, японский поэт XV век.

    Религия в Японии на службе власти, памяти и особой формы патриотизма. Храмы, пагоды - ее материальная основа - это декорированные золотом и резьбой бревна, насыщенные интерьеры. Созидание их в крепких руках правителей, свято следующих национальным обычаям и принципам. Поэтому храмы, пагоды схожи между собой тщательным убранством, ухоженностью и всегда красивы с вежливыми служками, с легкими улыбками кивающими на ваши вопросы.
    В России церкви, храмы строили, как правило, зодчие из Европы, у каждого свой вкус, своя "рождественская сказка", поэтому "заморские" святыни утопают больше в европейской идентичности.
    В Японии многое необычно. Я просто все воспринимаю с вежливым поклоном.
    Во всех синтоистских святилищах покой. И мы не потревожим его, лишь вспомним японскую авиабазу на Филиппинах. Тихая и темная ночь 20 октября 1944. Рождается специальное подразделение "Симпу", ударный корпус "Камикадзе".

     []

    Трудно в любой точке Земли представить этот феномен самоуничтожения!
    Это, ведь, ЛЮДИ, которые вчера лишали себя Земных желаний, ЛЮДИ с холодным сердцем и горячей жертвенностью за свою Родину и своего императора, которые отрицали путь к спасению, ЛЮДИ, готовые умереть также внезапно, как разлетается вдребезги хрусталь...

    О, сколько их на полях!
    Но каждый цветет по-своему -
    В этом высший подвиг цветка.

    Мацио Басе, поэт, философ, странник.

    В руках камикадзе были штурвалы истребителей "Зеро" с 250-килограммовыми бомбами, торпеды "Кайтэн", крылатые бомбы, небольшие быстроходные катера, начиненные взрывчаткой... И на алтарь брошено желание погибнуть с максимальной пользой Родине и Императору. Молодость, давление окружающих и сотни камикадзе, выпив прощальную чарку сакэ, берут безжизненный старт. Имена тысяч молодых офицеров, студентов - "последних защитников" с белыми шарфами остались жить в синтоистских храмах Якусуни и Чирано.
    Есть ли у камикадзе последователи сегодня? Возможно ли, что идеями камикадзе в грязном виде вскормлены изувеченные души современных террористов? Их объединяет лишь безумная потеря ценности человеческой жизни. В остальном, это две прямые, параллельно идущие путями запредельного фанатизма. А серьезное отличие: камикадзе - воин, террорист - "мясник"!
    В XX веке в Японии произошла серьезная перемена в общественных взглядах, достойная того, чтобы быть упомянутой. Она демонстрирует эффективность работы с населением и его внушаемость. Хотя в данном случае руководству страны радоваться вроде нечему. В Японии с 1961 года, после бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, к сожалению, наблюдался большой всплеск проблем со здоровьем: упала рождаемость, снизилась продолжительность жизни. Могу сообщить конкретные цифры: в 1961 году продолжительность жизни японцев была 54 и 56 лет у мужчин и женщин соответственно. И с этим нужно было что-то делать. Правительство Японии субсидировало специальные исследования, а ученые составили государственную программу, которую так и назвали "Программа спасения нации". Всего три основные задачи они поставили перед японским обществом: 1.почистить землю от радионуклидов, чтобы выровнять радиационный фон; 2.всеобщая диспансеризация со 100-процентным охватом населения; 3.оптимизация питания населения с использованием продуктов моря и биологически активных добавок.
    Сегодня Япония является мировым лидером в области применения БАДов. Дошло до того, что сейчас при приеме на работу человек заполняет анкету, в которой есть обязательная для заполнения графа: "БАДы каких фирм вы принимаете?" Этот вопрос звучит так: "Занимаетесь ли вы сохранением своего здоровья или нет?" И если человек поставил прочерк в этой графе или написал какую-то сомнительную фирму, то его не принимают на работу. Такой специалист считается экономически не выгодным работодателю. Это правильный подход? Не уверен! На сегодняшний день численность населения Японии равна численности населения России.

    Идешь по облакам,
    И вдруг на горной тропке
    Сквозь дождь - вишневый цвет!

    Кито выдает нам символы красоты и бренности жизни...

    Теперь о готовности современных японцев защищать родину и рисковать ради этого своей жизнью.
    До 1945 года большинство населения разделяло тезис о том, что отдать жизнь за Родину и императора - священный долг и большая честь для подданного. В отряды камикадзе набирали не всех подряд, а самых достойных. Но вот война закончилась, милитаризм заклеймили и провозгласили миролюбивое демократическое будущее. Идейно-воспитательная машина вновь заработала на полную мощность, но теперь уже в "правильном" направлении. Результат по данным опросов: ещё недавно патриотично настроенные японцы в случае военного конфликта сегодня не готовы добровольно защищать свою страну.
    В 2001 году в случае войны на защиту родины был готов встать лишь каждый шестой японский мужчина (16 %), а каждый второй (47 %) заявил, что не будет этого делать. С этими цифрами Япония заняла последнее место среди 59 стран, в которых проводился опрос. Для сравнения: среднемировой показатель патриотизма оказался в 4 раза выше японского (68 % против 16 %).
    В России ЭТОТ показатель превысил среднемировой уровень - 75 % (Такахаси, 2003: 67). Я думаю не стоит объяснять причины Такого патриотизма. Стоит включить Первый канал российского телевидения и подставить кошелку, в которую будут постоянно литься угрозы и военные достижения...

    Как пояса концы - налево и направо,
    Расходятся сперва, чтоб вместе их связать, -
    Так мы с тобой:
    Расстанемся, но, право,
    Лишь для того, чтоб встретиться опять!

    Ки-но Томонори, придворный поэт, IX век, один из "Тридцати шести бессмертных поэтов"

    Есть желание посмотреть хороший фильм о камикадзе? Извольте.
    http://baskino.me/films/voennye/10848-vechnyy-nol.html

    Близится вечер. Заходим в ресторан.
    Нас встречает бьющий по глазам, непонятный нам японский сюжет. Не разнокалиберные залы, а отдельные кабины, разделенные деревянными панелями. Мы переглянулись, но, как обычно, встречая новое - непознанное, принимаем диспозицию, как данность - подарок Этой Земли.
    Нас встретила приветливая девонька, провела к кабинкам и показала на кнопку.
    И тут началось. С трудом находим официанта, понимающего английский Полины и наши пожелания: филиппинскую еду ...
    - Пятнадцать минут можно? - С широкой улыбкой, показывая на часы, покачиваясь в наклонах и поправляя белоснежное полотенце на руке, попросил Мэнни. И вскоре перед нами масса непонятных закусок и суп-каре. Я почувствовал мясо (потом узнал - это были бычьи хвосты!), Полина "уловила" арахис. Мэнни подошел через некоторое время, в его взгляде звучал вопрос: - Порядок?
    И легким движением он придвинул ко мне закусь. Ярко-розовая (оценка Полины) с сильным рыбьим запахом паста подарила нам креветочную массу, которая усилила пронзительную азиатскую нотку супа.
    В те минуты, я был благодарен небу...

    О, кому же еще
    я мог отправить сегодня
    ветку сливы в цвету?!
    Ведь и цветом, и ароматом
    насладится лишь посвященный!..

    Ки-Но Томонори

    Подошли к вокзалу. На платформе я приостановил молодую семью с крохой. Мой обычный вопрос:
    - Откуда?
    - Италия. А вы?
    И мы обмениваемся улыбками, пожеланиями на своих языках...
    Едем в Ямагато. Кондуктор в сером костюме и белой рубашке подошел к нам, снял головной убор, поклонился, проверил билеты и попросил нас пересесть в другой вагон. Оказывается, мы сели на зарезервированные места. О,кей!
    И понесся наш состав в долгую вечернюю даль. Иногда мы практически касаемся фундаментов домов, кладка стен которых напомнила мне перуанскую. Проносимся мимо игровых центров, парков.
    Япония - страна длинных вечеров. В пять после полудня мир уже темнеет. Я прощаюсь с Никко, который отныне всегда будет рядом со мной в ярком убранстве, многолюдный игрок с молодостью и стариной.

     []

    В Ямогато приехали вечером.
    Расположились в гостинице "Toyoko Inn". Их членскую карту Полина заказала по интернету, а получили ее в Токио. Основные преимущества заказа: хорошая цена (скидки на 10-20 процентов), удачное расположение (мы, как правило, выбираем гостиницы, находящиеся в минутах ходьбы от вокзалов), наличие не только японских, но и европейских завтраков, хорошо оснащенные небольшие комнаты.


    21 СЕНТЯБРЯ 2017

    ЯМАГАТА, ЯМАДЕРА, МАЦУСИМА.

    ТИШИНА КРУГОМ.
    ПРОНИКАЕТ В СЕРДЦЕ СКАЛ
    ЛЕГКИЙ ЗВОН ЦИКАД.

    М.Басе

    Утром мы позволили себе понежится в кровати и вместо привычных 5:30 встали аж в 7:00.
    Завтрак в бюджетной гостинице: морепродукты, маринованные овощи, вареный рис с соевыми бобами, сок сюнгику, зеленый чай.

    Запах горячей корочки хлеба!
    Что же приятнее: съесть или нюхать?
    С улыбкой отдам врагу: пусть поправится!

    Морис Федо

    Хаси (палочки - выручалочки) позволяют есть небольшими объемами, что немного увеличивает время еды, но способствует перевариванию, как и полстакана теплой воды за 15-20 минут до еды. Вода очистит желудок от сока, заставит организм выделить свежий желудочный сок, который сработает более эффективно. Ремарка. Извините, во мне снова заговорил врач по пищевой гигиене (первые три года работы).
    Идем к вокзалу. Радуемся приветствию школьниц в белых матросках. На предложение Полины остановиться следуют объятия и фото на память с обычной японской позой "ни" (я счастлива).

     []

    Проезжаем деревеньку, рисовые поля, многочисленные парники. Двадцать минут пути и мы в гостинице Ямагата. Девонька лет 17-ти проводила, внимательно осмотрела наше жилье.
    Сегодня в наших планах союзник Сенто - Буддизм.
    Япония - лакомый кусочек нашей планеты, где распространены различные природно - религиозные заповедники, где уживаются религии. Мы окажемся в центре буддизма, с которым религия Синто соприкоснулась в VI веке и слилась, обеспечив "владычество разума над противными ему склонностями" (Кант).
    Из окна поезда, пересекающего просторы Ямагата, видны бесконечные склоны гор, что "смотрятся в небеса" (М.Цветаева), заросшие желто-зелеными кустарниками (цвет определила Полина), рисовые поля, ступеньками поднимающиеся вверх по долине быстрой реки Могами, прихотливо вьющейся в каньонах. Пересекли очередное горное ущелье.
    В дороге картины виденного часто наслаиваются, но самыми яркими остаются впечатления о людях и "запинках" - так я называю необычные эпизоды, детали пейзажа, на которых тормозят ноги и глаза.
    Через 20 минут мы у горного храма Ямадера. Феодальные перетасовки, замок, жилье и - расцветает почтовая станция буддийской секты.

     []

    П-образные с двойной верхней перекладиной - это ворота Сан-мон - начало подъема по ступенькам, вырубленным в скале.
    Я готов их считать и даже записывать встречных, кого нагло останавливаю приветствием.
    Пожилые Такаси и Токао, наши попутчики на первых 250 ступеньках. Такаси, энергичный, невысокий японец в огромной шляпе, увидев обогнавших его бледнолицых, приветствовал нас:
    - good morning!
    Естественно, в ответ мое: "Охайо гозаимас!" И мы "разговорились". Почти 20 лет он был мэром небольшого города Тендо недалеко от Ямагата.
    - Takashi please tell about pensioners, - включилась Полина.
    Зона отдыха. Я присел, вытянув ноги, и, опершись на руку, как Такаси, а Полина прилегла рядом на широкую и низкую скамью без спинок. Сидеть или лежать надлежит, естественно, сняв обувку. Но, уж, поверьте, эта скамья намного функциональнее и отдыхательнее, чем обычная - "спиновая".
    Японцы проявляют необыкновенное уважение к естественным формам, отношениям. Даже сидеть в кресле не принято. Лучше - на полу, ближе к земле.
    - Мы - "серебряное поколение",- неспешно заговорил Такаси,- растем быстрее, чем молодежь, у нас самый высокий возраст жизни в мире. Половина японцев не желает уход на пенсию до 70 лет. Сейчас ждем закон об этом (с прибавками) и получении пенсии, работая. Пенсия от 800 до 4200 долларов. Она ниже у женщин.
    - Такаси, чем занято ваше поколение, выходя на пенсию?
    - Путешествия (это мы видим!), работа в огородах, волонтерство, готовка пищи. Не зря же кулинарные шоу по телевизору самые популярные в Японии.
    Мы тепло попрощались, подарили наши авторучки. Собеседники не знали, как нас отблагодарить и только кланялись, причем, весьма чинно, с достоинством, и мне показалось, что от такой внезапной неожиданности глаза у Токао чуть увлажнились...
    На 330 ступеньке карлик-уборщик обогнал нас, успел обмахнуть мусор, и, уже удаляясь, загнать его в блестящий мешок, прикрепленный сзади.
    Остановили пожилую пару Мэни и Айзат на 420 ступеньке. Для Айзат марш ступенек высок, Мэни пятится и помогает - тянет ее за руку. Говор на английском. Спрашиваю:
    - Сколько до финиша?
    - Сегодня шестьсот, - чуть отдышавшись, отвечает Мэни.
    - Молодцы, это Вам для памяти.
    Полина протягивает наш маленький сувенир. В ответ слышим теплые слова благодарности, они действительно греют мою душу, и я понимаю - для этой пары подъем - это не только тренинг, но и своеобразная медитация в движении.

     []

    575 ступенька знакомит нас с Кимасани и его сыном. Оказывается, они были в Израиле, побывали у "Стены Плача" - это их самое яркое впечатление. И пусть, решила Полина, добавит им памяти маленькая карта Израиля.
    Маройяма оставил нам свои координаты. Атлетически сложенный Сато с женой Айзой и двумя детьми пригласили нас в гости.

     []

    Оглядываемся вокруг. Гроты, пещеры, могучие кедры, резной, обветшавший орнамент по камню, покрытый мхом, каменные изваяния, фонари, статуи божков, иногда с красными передниками, по обеим сторонам ступенек создают особую атмосферу долине, раскинувшейся внизу.

     []

    Я не перестаю свое "Охайо гозаимас!" и останавливаю: Хасико, Лиронато, Кацки и Отохи, Маюни и Масаки, Канопя, Гасидо, Томахито и Чиита, Чооко, Амихо, Хиреко и Хибаши, Сатио и Марио, Хирос.
    Что делать? Это наш с Полиной стиль странствий по Землям Дальним.
    Здесь очень уместна моя любимая хайку:

    Над ручьем весь день
    Ловит, ловит стрекоза
    Собственную тень.

    Тие (XVIII век), поэтэсса, в 50 лет после смерти мужа и сына приняла постриг и больше 20 лет скиталась по стране.

    Остановились у маленькой едальни. И первая хайку начинающего хайдзина:

    Легкая закуска.
    Чашечка хмельного тосо.
    Страннику открыта дверь?

    Снова остановка. Площадка с прижатыми к наскальным письменам деревянными, однометровыми посохами. Это память об ушедших. Рядом вечнозеленые криптомерии - высоченные японские кедры, возраст которых многие сотни лет. Крутанем колесико вот этого господина - посоха, почтим ушедшие души...

     []

    Горы игрушек в окружении покровителя путников и маленьких детей - это зов "в небо" с памятью о преждевременно завядших маленьких... Разбросанные кусочки белоснежных кимано - подарок заплаканных семей невест, недоживших до свадьбы.

    И поля и горы -
    Снег тихонько все украл...
    Сразу стало пусто!

    Найто-Дзесо, XVII, самурай, ученик Басе.

    В горных хижинах Ямагути до сих пор практикуется отшельничество и аскеза. Умершляя плоть, они надеются приобрести чудодейственную силу и помочь воскресить ушедших...
    Выпили шоколад со вкусом хрена...
    Вот и последняя 1014 ступенька. Мы с Полиной отметили, что подъем был не в тягость, достаточно мягким. Комфортная погода, многочисленные встречи, яркие природные краски, конечно, помогли нам. Мы постояли, размышляя над увиденным, чтобы вечером впечатлить друг друга своими рассуждениями.
    Главный храм - Кампонтюдо перед нами. Но прежде всего - к курительнице. Следует очиститься священным дымом, затем оставить обувь и вперед в темноту молитвенного зала.
    Повезло, мы увидели одного из восьми, но не священнослужащего, а вспомогательного служителя, из постоянно живущих в храме. Он был в алых хаками - штанах. У священнослужителей они синего или фиолетового цвета. Он подошел к чашкам с голубым огнем, стоящих по обе стороны алтаря, и подлил сурепного масла. "Его величество Огонь" - последний в тысячелетней цепочке времени, зажженный, негаснущий - это "пламя веры", пламя памяти, это жизнь и смерть. Поэтому он негасим тут и во многих Землях.
    "Пройдут столетия", - подумал я - "перелетит человек в космос и забудет о войнах, главных кормилицах смерти. Стрельба, а значит смерть, в космосе "хищникам крови" не по силам!"
    Мы вышли из храма, почтили божество - оставили монетку в скале.
    Европейская внешность необычна в Японии. В Токио ни раз подходили к нам японцы, подбегали ребята, подступали девушки с просьбой - совместно сфотографироваться. Здесь на ступеньках у храма было всего четыре фотосессии, и я остался недоволен собой.
    Выходя из храма Кампонтюдо, у подножья лестницы Полина и я погладили правое плечико небольшой фигурки буддийского божества, сидящего на троне из лотоса. Это один из любимых учеников Будды; прикосновение к его бронзовому плечу, говорят, лечит. Знать, это правда. И доказательства этому его ярко блестящие плечи, ведь Биндзура-сондзя сидит на этом месте уже 400 лет - это очень много по сравнению с уже хорошо отполированным Остапом Бендером, стоявшим в Санкт-Петербурге у стула на Итальянской улице близ пл. Искусств.

    Интуиция - яркая вспышка ума,
    Словно разум очнулся от дикого сна.
    Для чего же она нам Всевышним дана?

    Морис Федо

    Закончилась наша радостная картинная прогулка. Японцы, как никакая другая нация, неравнодушна к прелестям природы и Истории, она умеет их сохранить и донести до нас.
    Поезд понес нас в Сендай. Пересадка - и до "Мацусима Кайган". Две девоньки-красавицы быстренько довели нас до платформы 11, мы успели заскочить в вагон и поезд тронулся. Сели через молодую пару и они сразу засуетились: и быстренько нас объединили. "Склонность к взаимопомощи - это генетическая реакция на жизненные островные трудности" - подумал я, она в образе жизни японцев, ни в Европе, ни в Америке, ни в Новой Зеландии нигде и никогда я с этим не встречался.
    Проезжаем поселения, двухэтажные домики, жмущиеся друг к другу. Иероглифы на насыпи, возможно приветствия, ибо выложены горшочками с цветами. Приглушенный говор пассажиров. Вышли в город.
    Мы на северо-восточном побережье о-ва Хонсю.

     []

    В одном из самых живописных мест Японии - в Мацусиме. Идем вдоль набережной в сторону пирса, и я не могу оторвать глаз от Тихого океана, многочисленных островков, горы Отакамори - хозяйки этого невероятной красоты пейзажа. Представляю, как красива эта картинка с восходом и на закате. А кто не любит плавное покачивание на голубой волне океана; он, распростертый ковром, непрестанно дышащий, в его дыхании сила и нежность, схватки бездонных глубин, картины далеких миров...

    Я не ведал, чего я хочу, но вот...
    Вода коснулась моих губ,
    Все страсти удалила прохладным поцелуем.

    Морис Федо

    Взяли билеты на круиз. Нашли ресторан. Подсели к молодому парню. С трудом, но разговорились.
    Он несколько раз произнес 0ishi - oяйши - вкусно... И мы взяли по его наводке рамен с мясом черной свиньи - классическое японское блюдо, которое захватывает мир разнообразием, вкусом и относительной дешевизной. Здесь вместе соединили бульон, китайскую лапшу, приготовленную в соленой воде, каэси (соус на основе соевого) и различные мяса. Ложка в правой руке, палочки в левой - они наполняют ложку. И вскоре перед нами бульонная смесь мяса говядины и свинины, имбирь, перцы, яйцо, чеснок, зеленый лук, грибы-малыши. Мы с Полиной по достоинству оценили полезную насыщенность рамена, его вкус и энергетику. Он вполне оправдал 780 иен...
    Ожидаем корабль. Подошла группа школьников. Быстро встали, команда фотографа, все улыбнулись, вскинули два пальца ("мы счастливы!") и отошли. За 5 минут (Полина засекла) 4 группы - около 100 ребят и девчат сфотографировались и... снова превратились в подростков.
    Еще одна картинка. Несколько работников протирают окна нашего корабля. "Тщательнее" - не сказать! Все сияло и блестело!
    Наше путешествие с "погружением" позволяет окунуться в мир людей. И правильно сказано, кто не путешествует, тот не может оценить реальную цену Человека.
    Отходим. Полина во время наших круизов постоянно мечется по палубе в поисках интересных видов. Даже на "Земле Огней", где выл дикий ветер, на холоде и дожде она не покидала свой "капитанский мостик".
    У меня иной подход. Я стараюсь ближе познакомиться с природной картинкой, пытаюсь "пригласить" ее на беседу, узреть особенности, зафиксировать их, погутарить с соседями.
    С первых минут меня поразила миниатюрность, почти карманность многочисленных островов Мацусимского залива, одетых в мои любимые "сосновые накидки".

    "Сосенки"... Милое имя!
    Клонятся к сосенкам на ветру.
    Кусты и осенние травы.

    М.Басе

    А как необычен вот этот "китенок"!


     []

    Маленькие острова, но такие смелые! Они прикрыли собой деревушку, защитили ее, не дали смыть ее цунами 11 марта 2011 года.
    Эпицентр землетрясения находился в 140 км восточнее Мацусимы в водах Тихого океана. С цунами землетрясение занесло разрушения сотен домов, аэропорта Сендай, гибель более 20 000 человек. Сегодня боль и фото рассказывают об Этом.
    Несколько красных мостов связывают островки - создан превосходный, необычный парк. Напротив одного из храмов два маленькие островка соединены мостом с дырами в настиле, это, чтобы затруднить женщинам в кимано ступить на священную Землю... Паром бродит по заселенным островкам. И масса туристов. В основном пожилые японцы.
    Морской пейзаж, усеянный сосновыми красавцами, тишина, легкий бриз - необычный живописнейший парк, который мне удалось впервые подглядеть.

     []

    "Не сотворено ль это богом гор в век богов-векселедержателей? И может кто-то из людей попытается запечатлеть взмахом кисти или исчерпать словом небесное искусство творения!" - так, острова Мацусима воспевал Мацуо Басё в своем произведении о путешествиях по "По тропинкам Севера".

     []

    Приветливые, контактные, открытые ребята и девчата - мечта любой семьи. Особенно девушки. Они радуются жизни, не опуская очи долу, смотрят прямо, готовы улыбнуться тебе...
    Весной в парке зацветают 260 вишневых деревьев - подарок каждому островку. Если бы было возможно десантироваться вот на этот, совсем маленький...
    Наш корабль пристал к пирсу.
    Ранние сумерки. Мы присели на скамью, Полина достала из рюкзака торт, который купили перед поездкой по наводке Леонтия из Молдовы, он здесь живет с семьей уже семь лет. Услышав русскую речь он подошел, поздоровался и мы закрутились...
    - Возьмите этот японский торт, попробуйте -, сказал он на прощание.
    - Почему он считается японским,- с некоторым удивлением спросила Полина.
    - У меня только одно объяснение: просто готовится, всего три продукта: сыр, белый шоколад и яйца, и невероятно вкусен при том.
    Запомнился его возглас:
    - Ой, что вы!? -, В ответ на нашу "ручную" израильскую память.
    Леонтий оказался прав. "Мягкий, нежный, соблазнительный" - так оценила торт Полина.
    Покусывая торт, мы сидели и смотрели, как зажигаются огни на островах, как ветер взбивает барашки на холодной воде, поет в струнах причалов, кружит крикливых чаек.
    Запевая чаем пирог, я смотрел на Тихий океан и подумал: какие руины цивилизации оставим мы после себя, смогут ли археологи будущего постигнут наши секреты, успеют ли? Ведь нашему светилу отпущено всего 5 млр. лет.

     []


    22 СЕНТЯБРЯ 2017

    ЯМАГАТА

    ЖИЗНЬ СВОЮ ОБВИЛ
    ВОКРУГ ВИСЯЧЕГО МОСТА
    ЭТОТ ДИКИЙ ПЛЮЩ

    М.Басе

    После завтрака выходим в город.
    В Дзао-Онсен на северную часть острова Хонсю автобус отправляется в 7.40. Солнечно, тепло + 20-22. Я сижу у окна, но музыкальную мелодию за окном автобуса первой услышала Полина. Мы оба прильнули к полуоткрытому окну. Музыка неслась из-под колес встречных автомобилей. Простая, но необычная звуковая картинка. Вот, это да! Специальные музыкальные насечки на асфальте творили подколесный оркестр под открытым небом. Молодцы японцы!

    Долгий вешний день!
    Лодка с берегом неспешно
    Разговор ведет.

    Тмасаока Сики (1867-1902)

    Серые малоэтажные домики светлого, уютного городка тепло встретили нас, как хайку, которая без всякой надуманности связывает ритмы музыки, природу и славные мысли.
    Каналы и арыки - ипостась города с 1900-летней историей. Вместо городской тишины шипение термальных источников, первые этажи домов под дымовой завесой, а вместо городских запахов - повсюду витает дух сероводорода.

     []

    Горы, которые занимают 70% японской земли, несут не только душевное спокойствие, они порождают ключи. Ключи нагреваются вулканами и вырываются сквозь богатые минералами недра к нам, городским жителям и туристам. Геотермальные источники стали приметным атрибутом культуры Японии.
    Остановились около арыка. Из дома вышла девушка с айфоном. Возраст японки определить трудно. Увидела нас, улыбнулась, подошла.
    - Откуда? - спросила.
    - Из Израиля...
    Она почувствовала русский язык. И мы представились.
    - Я - Аматерасу, три года уже закончила колледж Лумумбы Москва. Живу в Токио. Приехала для тетя.
    Мы нарисовали наш "до" (путь по-японски), первые сильные впечатления о людях, культуре, природе...
    - Аматерасу, прошу, - Полина приобняла девушку, - Расскажи о цифрах, которые вьются вокруг тебя и нас, о "гороавасэ". - Щегольнула Полина японским.
    - Это важно, - серьезно начала Аматерасу,- только в Китае, кроме нас, уделяют это внимание для жизни. Вот число "4" - "си" напоминает иеролглиф "смерть", его стараются исключить в жизни: этаж, автобус, кабинет... Или "9" - это мучение, боль. Или "24" - "ни си" - это уже двойная смерть... 42 - тоже плохо.
    - А счастливые?
    - Это "3", "5", "7" - бессчетные... - Аматерасу засмеялась,- русский сложно японца.- Даже для молодоженов надо дарить несчетными бумага-деньгами. А самым счастливым считается "8". Смысл иероглифа "8": "вперед на подъем!". Японцы в день рождения желают только "долголетия", а "8" - повернута бесконечка...
    - Аматерасу,- подключился я,- Где ты работаешь? Извини, очень личный, я вижу необычное кольцо с потрясающим вихревым дизайном на левой руке... Ты замужем? Есть дети?
    - Да, замужем, а дети очень рано. Кольцо... Это в Японии очень важно. "Макумэ" - так самураи украшали мечи... Работаю, веду денег учет в фирме "Тканей".
    Мы тепло поблагодарили нашу собеседницу. Конечно, наш маленький подарок - ручка с картой Израиля. И я впервые видел такую яркую, будто солнцем расцвеченную, улыбку. Позже, почти в самом конце нашего странствия я узнал, что улыбка японки - это не только эмоции, юмор, это не только благодарность, улыбка - это уверенность в победе над тем, что ожидает впереди... И я вспомнил, как в токийском метро дверь в вагон закрылась перед носиком стоявшей перед нами красавицы. Девушка повернулась к нам с очаровательной улыбкой. Конечно, это не была улыбка радости, но я ее расценил, как реакцию на неудачу, дескать - "какая забавная мелочь, я легко с тобой справлюсь и без ропота". Помните бранные слова в Советском союзе по этому поводу?
    Заглянем правде в жизни хайкой М.Басе.

    Грустите вы, слушая крик обезьян.
    А знаете ли, как плачет ребенок,
    покинутый на осеннем ветру?

    М.Басе Мацио Басе, поэт, философ, странник.

    Многочисленные шумные ручьи кислотных (смесь серной и соляной кислот) источников, текущие прямо между домами, густой пар и запах сероводорода придавали поселку неповторимый вид. Для меня была крайне необычна высота (до 2 метров) цокольных подножий домов. Это не Венеция!

     []

    Причудливый ландшафт вместе с дзюхе - деревьями - монстрами в зимнем снегу входит число 15-ти мест на Земле, похожих на внеземные пейзажи.
    Онсэны с прошлых веков, купальни прямо на улице звали и зовут каждого на необычную встречу. У нас было запланировано посещение одного из самых знаменитых лесных онсэнов - Zao Dai-Rotemburo. Но, жаль, времени нехватило.
    По центральной улице поселка мы быстро дошли до канатной дороги. Наша цель кратер Окама. Это трехсотметровое в диаметре, холодное вулканическое, безжизненное, изумрудно-зеленое озеро.

    Отчего в эту осень
    Так годы дают себя знать?
    Птицы под облаками.

    М.Басе.

    Солнечно. Начавшаяся осень рябила в глазах многоцветьем. В гордом одиночестве фуникулером поднимаемся на высоту около 1000 м. Небольшая остановка на станции. Перекусываем и покидаем поляну, засыпанную грибами. Сморчки? Второй подъемник поднял нас еще на 300 м.

     []

    Похоже нарастает туман, прохладно. Утепляемся. Подходим к колоколу. Он здесь не простой атрибут...

     []

    В японской культуре колокола и колокольчики не только магические предметы, но и самостоятельные "живые" организмы. Маленькие колокольчики - синтоистская обрядность, мелодичные, веселые они отгоняют болезни, несчастья. Большой колокол - непременный атрибут буддизма, у него другая роль. Он молчун. В тишине "мыслит", решает. Он - главное "мерило" справедливости, а "звонарь" рядом с ним по-человечески слаб, нуждается в проверке духа, испытания на верность. С колокольчиками и колоколами связано множество легенд, они дружат и воюют с драконами, "морским царством", храмами, звонарем, девичьим кланом, змеями, но в первую очередь демонстрируют синто-буддийский синкретизм, взаимопроникновения двух религий, их гармоничное сосуществование с далекой Историей.
    Поэтому мы не бьем в колокол, а считаем его большим колокольчиком, радуемся его мелодичному звучанию. Просим удачи в наших странствиях и у Будды.Он любит красную шелковую накидку, олицетворяющую любовь, сострадание и эмоциональную энергию.

     []

    Хилая блошка,
    Что прыгает хуже других,
    Мне всех милее.

    Кабаяси Исса

    Мы вышли на гору Дзао, идем к оз. Окама, рожденному в котле вулканов в результате извержения 1720 года. Дорога необычна. Во-первых, пустынна. Во-вторых, "бетсу но мичи" - различна: деревянный настил сменяет мелкий гравий, за ней деревянные мостки, которые вскоре превращаются в деревянные ступеньки, затем дерево уступают место камням, поначалу пригнанным, а затем крупным, просто сваленным на тропу.

     []

    И бревна, наконец, заканчивают наш путь. Кого встречали "по дороге" к горному котлу? Девушку с парнем небрежно и очень легко одетых. Трое настоящих туристов.
    Вот, пожалуй, и все, если не считать седой пелены тумана, которая облачной шапкой окутала нас через 2 часа пути у желанного озера. Видимость по горизонтали не больше двадцати метров.

     []

    Подошли к бездне, постояли, перебросились приветствиями с путешественниками, пришедшими сюда другими маршрутами.
    Я всматриваюсь в плотную, седую пустоту, и показалось мне, что оз. Окама будто прошептало: "мне жаль, но ты не увидишь, как я меняю свои цветные одежки, до следующей встречи...".
    И мы повернули назад. Полина расстроилась. Ей совсем не помогали палки, мешали кроссовки... Она упала, затем еще раз. Бродяжная удача изменила ей - она не одела горные ботинки?! Мелкие вулканические камни, устилавшие склон горы, скользили, как ледовый каток...
    Среди помогавших ей оказался и маленький, немолодой японец. Он что-то говорил и потом начал спускаться вместе с нами. Шел немного впереди, будто показывал нам хороший путь в каменисто-деревянной дороге. Почувствовав, что мы больше не нуждаемся в его помощи, он помахал нам. Мы остановили его, сфотографировались с ним по очереди, а вот узнать, кто он, откуда, поблагодарить нашим маленьким сувениром не успели: он исчез в тумане также незаметно, как и появился.
    А Будда встретил нас бесстрастным взглядом. Видимо, он не понял наши молитвы, обращенные к нему в начале пути

     []

    В 17.42 едем в Тояму. Проносятся белые домики в зеленой оправе. Вскоре темнота закрыла нам все видения. Туалет в автобусе струями воды предлагает дружбу. Перед каждым объявлением остановки играет музыка. Мелочь... Между рядами идет продавец еды, сладостей. Полина останавливает его, протягивает кожуру банана в надежде, что у него есть емкость для мусора. Он просит секунду и... протягивает чистый пакет. Бежит дальше. "Орегато!" кричит ему вслед Полина.
    Приехали в Тояму. Первым делом супермаркет.
    Длинные ряды с пакетиками, коробочками разнообразных пищевых товаров. Нет лежащих в ящиках или на полках неупакованных овощей, фруктов. Все продукты высочайшего торгового вида.
    Нереальное количество разнообразных мясных и рыбных предложений. Для ленивых, спешащих, для одного, двух, целой семьи все очищено, нарезано, запечатано. Еда выглядит безумно аппетитно, хочется попробовать все. Я с удовольствием рассматривал мягкий корень бамбука, аспарагус, обычные макароны с указанием на этикетке диаметра. Ждут покупателей небольшие пакетики красной рыбы из России, балыка из Америки, сушеная рыбешка из Австралии. Свинина 300 гр 200 рб, говядина 600 гр 200 рб, авокадо 50рб (за штуку), пиво "draft" (пробовал, очень славное) 100рб, пельмени 10 шт 60рб, хлеб (500 г), как и молоко (0,6 л) - 200 рб, картофель - дорого 400 рб/кг, яблоки еще в три раза дороже.
    Да, глаза просто разбегаются от богатсва выбора, но вы остановитесь на стоимости. Стоимость многих продуктов 88 иен или цена оканчивается, или обязательно включает цифру "8". Причина? Отправляю вас к "гороавасэ" - счастливому числу "8". Японцы преемственны, последовательны и едины!

     []

    Супермаркет Конбини - это наша быстрая, вкусная, калорийная радость ужина. Полина, пока я созерцаю супер, обычно выбирала то жареное во фритюре, то свежий салат, то мягчайшую куриную грудку в вакууме, то знаменитые полувареные соленые яйца, фрукты, рыбу, разные морепродукты, воды, шотландский вискубай односолодовый двенадцатилетний... Все в отдельных коробочках, все тут же разогреют, ту же в уютном месте на периферийном закутке за столиком мы оприходуем эту вкуснятину.
    Да, чуть не забыл. Почти все коробочное имеет срок годности до 40 часов. Примерно с 19.00 появляются работники, наклеивают на упаковки с товарами красные кружки - скидки на 10-20%, еще через полчаса - на 50%. За ним обычно следуют скромные покупатели и мы. Через десяток минут пустые полки "пылают" временами дефицита в СССР в конце двадцатого столетия.
    Японцы просто помешаны на свежести, покупают продукты понемногу, чтобы на столе всегда все было свежее. Это, право, нам несвойственно, тогда попробуйте "умесю" - сливовое вино, очень вкусный самогон, скажу я Вам, как и все очень недешевые фрукты...
    У меня сложилось такое впечатление: найти просроченный, низкотоварного вида продукт в Японии нереально, а вот оказаться медлительными, нерешительными в любимой японцами забаве - охоте за скидками - вполне: мы испытали Это в первые дни ни раз...
    Имхо, если вы не житель Японии, вряд ли вы сегодня останетесь голодным после моей умышленной словесной пищевой атаки.
    Поели, поселились в гостинице.


    23 СЕНТЯБРЯ 2017

    ТОЯМА. ТАКАЯМА

    ТО К ЛЮДЯМ ЛЕТИТ,
    ТО ОПЯТЬ УДИРАЕТ В ИСПУГЕ
    ВОРОБЫШЕК - МАЛЮТКА...

    Оницура

    Проснулись в Тояме, как обычно, около 6.00. "Солнце уже встало и это радует" всегда в таких случаях говорит Полина. У нас немного времени на утреннее знакомство с образцовой экологической моделью городского поселения на побережье Японского моря. Времени явно мало.
    Счастливый город на западном побережье Хонсю! Он был включен в список целей ядерных ударов августа 1945. Погода отвела атомную угрозу, но не воздушные атаки.
    С моим Мурманском, где около трехсот тысяч живут за 69-ой параллелью северной широты, город Тояму роднят и количество жителей, и бухта, и зимние снегопады, а отличает - низкий уровень здоровья жителей российского самого крупного Заполярного города мира и высокие показатели долгожительства японского - города "богатых гор".
    Столица префектуры лежит в горном районе с глубокими каньонами и быстрыми рекам, с дождями и снегами. Еще полвека назад двухэтажки, бесконечными, змеевидными волнами подступающие к центру, определяли архитектурный облик Японии, как бы олицетворяя преемственность поколений, а сегодня - это рвущиеся ввысь небоскребы.
    В префектуре Тояма самая вкусная в Японии родниковая вода, а символ - тюльпаны - решительный конкурент Голландии по красоте и цене на мировом рынке.
    Надо откушать и мы заходим в ближайшую едальню. Полина быстро осмотрела столы, оценила бушующий здесь дух пиршества, и мы заказываем креветки с рисом и овощами. Блюдо оказалось не только гармонично и красиво оформленным, но и очень вкусным. Другого и не могло быть, ибо креветки в Тояме "самые-самые"... белые (рядом Японское море), а рис кругловатый и сладковатый "косихакири", рожденный летними дождями в зеленых долинах, экологически чистый, а потому и самый популярный не только в Японии. Официантка нас быстро научила его кушать. Палочками... Оказалось, Эва, студентка муниципального университета Тоямы (отделение лекарств), здесь подрабатывает.
    - Собирайте рис в шарики, закатывайте, он ведь клейковат и вперед..., - пояснила с улыбкой миловидная японка-молдаванка Эва.
    - Эва, впервые слышу - отделение лекарств в университете. Ты фармацевт?
    - Да. Япония - лидер по разработке лекарств высокого эффекта. Я буду заниматься регистрацией, наблюдениями, может, исследованиями. Главное на рынке должны быть самые надежные. Правда, первое время буду практикантом, продолжу учебу...
    - Эва, ты в Японии уже давно. Довольна ли, как живут фармацевты, врачи?
    - Служки фармацеи всегда ценились даже выше обычных врачей. Однако, заработок опытного фарма, как и журналистов, невысок - 50.000 долларов в год, врач-гинеколог - 200.000, дантист - больше. А я? Я - в порядке, стараюсь...
    - Эва, нужно лекарство, я могу его купить?
    - Проблема. Без рецепта - нет, во-первых. Во-вторых, найти рецептурную аптеку нелегко. "Красный крест" не поможет, его попросту нет, а загадочный иероглиф на маленькой улице найти также трудно, как аптеку для иностранца (русско-язычных аптек практически нет).
    В это время Эву позвали, мы только успели ее поблагодарить, передать наш израильский сувенир, и увидеть ответный поцелуй на ходу.

    Наша жизнь - росинка.
    Пусть лишь капелька росы
    Наша жизнь - и все же...

    Ятаро Кобаяси-Исса (1763-1827)

    Пошли по городу.

     []

    Чуть пошуршим историей. Тояма, Эттю с XVI века, ведет отсчет своей фармацевтической традиции. До сих пор здесь практикуется кустарное производство снадобий и торговля "коробейниками" лекарств вразнос.
    Нам очень повезло. На набережной реки Матсукава, куда мы по традиции быстро добрались на такси, у вишневого дерева остановили молодого парня на велосипеде с бочонком, украшенном рекламами лекарств. На ломанном английском Арэта, студент колледжа, рассказал нам, как происходит "лекарственное коробейничество".
    - Получил медикаменты, еду по улице, посещаю дома, в каждой квартире оставляю запас лекарств, через пять - шесть месяцев прихожу, получаю денежку только за использованные. Согласие царит у нас!
    - Арэта, расскажи о жизни?
    - Пока, хочу говорить, скромность... Так у русских... Надо много учиться, борьба у нас хорошую жизнь... Что это?
    - Ручка с картой нашей страны на память...
    - Домо аригато гозаймас,- прижал руку к груди и поклонился Арэта.
    Перед поездкой мы, конечно, знакомились с ходовым нихонго и оценили благодарность Коробейника.

    На вершине
    Замок такой надежный
    Средь молодой листвы.

    М.Басе

    Продолжу о Тояме. Вся провинция Тоямы с японской компанией "Йошида" - крупнейший в мире производитель брендовых застежек-молний. Это мне очень близко. Я увлекся декупажем бутылок. Для работы мне нужны бутыльки необычной конфигурации и крупные металлические молнии. В Тояме мы зашли в первый на пути супермаркет, и я ознакомился с многочисленными видами застежек, даже не мог себе представить такое разнообразие. Выделил и купил "Excella" - крупные металлические молнии с красивым блеском разного цвета, где особенно "играет" золото в античной отделке.
    Снова такси и мы перед ториями Буддийского храма Текэйдзи. У нас совсем немного времени, и мы сразу идем по его террасам, где я с помощью Полины (внешность возможно оценить только со стороны), пытаюсь среди 535 миниатюрных каменных статуй последователей Будды найти себя. Больше полувека трудились каменотесы на о-ве Садо. Ни живописные виды гор, ни синяя гладь морской островной воды - одежд острова Садо, ни круглые лодки, ведомые женскими руками, ни золотоносные шахты, ни историческая дружба с советскими Соловками, никто и ничто за полчаса не смогли помочь мне и Полине найти в сонме святых похожих на нас буддийских архонов.

    На мертвой ветке
    Чернеет ворон.
    Осенний вечер...

    М.Басе

    Утро подарило нам знакомство с Тоямой, городом - природным амфитеатром в долине. Это второй природный амфитеатр, который я видел, первый - в чилийской пустыне Атакама.
    Величественная панорама горной гряды Татэяма с трех сторон окружает Тояму, и совсем недалеко гигантский поперечный разлом земной коры - причина тайфунов, штормов и вулканической активности японской Земли.
    В городе мы видели массу велосипедистов. На переходе спросили парня в широкополой шляпе: - какова стоимость аренды велосипеда?
    - За 150-200 (мой перевод) рублей можно покататься вполне нормально,- ответил молодой спортивный парень. За этот хороший английский он получил нашу матану.
    Пообщались с парой из Канады, такими же самостийными странниками. Они уже на финише трехнедельного путешествия. Естественный, краткий обмен бродяжными впечатлениями.
    Нам пора. Ручеек дружелюбных, уступчивых попутчиков в Такаяму на железнодорожном вокзале нас ждать не будет. Так и есть, опоздали. Полина расстроена. Что делать...

     []

    Наконец, мы в пути. Пошли белые, кремовые домики, прижатые друг к другу, малюсенькие дворы, порожистая речушка, столбики рыбаков. Нырнули в тоннель (1-2 км), вынырнули над спокойной и широкой рекой с елейными берегами и гребцами-академистами. Снова тоннель. Деревня.

     []

    Рисовые террасы, речушка с песчаными островками. Лес криптомерий и опять тоннель. И опять речка. Станция Inotani. За время нашего пути я насчитал 17 тоннелей и 7 водных ручьев.

     []

    В вагон вошел контролер. Остановился. Поклонился. И двинулся по проходу.
    А мы снова в каменном мешке. Плотина. Едим по ущелью параллельно порожистой речке. Дорога жмется к бетонной стене. Канал с цветной водой. Поселок, украшенный веревками под сеном.
    Мы в Хидо-Такаяме. Куда идти? Где инфоцентр? И Полина обратилась к водителю такси. Дверь, похоже, открылась автоматически, и Рика - водитель такси в романтичной кремовой кепке с декоративным цветком выходит, несмотря на то, что к ней подсел клиент. Рика берет нас за руки и метров сто ведет к инфоцентру.
    Мы тепло поблагодарили ее нашим сувениром за столь необычную помощь! Кстати, нам рассказывал веселый попутчик Иошиюки в Токио, что только в Японии существуют "женские такси"; в таких такси пассажирки могут спокойно добраться до дома, в особенности, в позднее время. А информационный центр был отмечен нами вниманием служек и объемом материалов на одиннадцати языках мира.
    С первых же шагов Полина безоговорочна:
    - Это же китайский Пенъяо. Чувствую дух древнего Китая!
    Улицы в окружении почти одинаковых старых, деревянных домов (мне позже подсказали: с использованием "вечной" древесины тиса, который на латинском звучит - "негниючка"! Дома в прекрасном состоянии. Работа и стиль - заслуга мастеров-плотников, сохранивших навыки, традиции и репутацию квалифицированных ремесленников.

     []

    Конечно, прошли к набережной реки Мия, полюбовались фруктами и овощами с горных ферм, зашли в музей банков. Такаяма одним из первых наладил связи финансистов. Мы познакомились с древними монетами с квадратным отверстием, неизвестными кладами, библиотекой налоговых документов, обстановкой, условиями сделок. Дом финансиста откинул нас на столетие.
    Все время нашего странствия по Японии я любовался горами, которые окружали города, селения со всех сторон, дышал чистым горным воздухом. Подумалось: когда природе скучно, она раскрашивает горы, реже ущелья. А Полина радовалась цветам, кустикам в горшках, удивлялась мини-садикам в ящиках (хако-нива), фруктам и овощам, уж очень, право, дорогим...

     []

    Прошли мимо дома с огромным шаром из кедровых листьев под крышей. Заглянули. Меня поразили раздвижные перегородки и солнечный поток света сквозь окно в крыше. Прямо, как на даче Олега и доченьки в Вырице под Санкт-Петербургом. Дом дышал легкостью, трудом и красотой. А ему всего-то двести лет.
    Храм. Обычная трех-ярусная пагода, но рядом дерево гинкго, ему побольше - пару тысяч лет! Посмотрели, взяли дощечку, черкнули наши желания благ японскому народу, а нам интересных видений на бродяжных тропинках.

     []

    Образ старой Японии я с удовольствием рассматривал, блукая по деревушке Hida furicava, куда мы с Полиной и попутчиками добрались очень быстро. Я бродил и чувствовал себя то ли в древней Японии, то ли в левобережной Даугавской, моей любимой латвийской Краславе, с почти такими же, как Эти, несколько десятков домов с треугольной крышей под кровельной дранкой или сеном, перенесенных из затопляемых мест префектуры.

     []

    Дома живописно устроились на склоне долины - самом начале Такаямы. "Деревня, скрытая в листве" со складами, сельским инвентарем, промыслами, ткачеством и крашением, мастер-классами народного творчества по плетению и шитью, с бревнами, оплетенными веревками (в местечке Токаяма дома строились без единого гвоздя), живописным прудом с лебедями и рыбами-гигантами.

     []

    Мы с удовольствием побродили по деревенаким дорожкам. В такой приятной атмосфере я всегда, напрягая мозги, пытаюсь воссоздать жизнь, культуру прошлого горных деревень, быт жителей тех далеких дней, их радости и борьбу... Я всегда склонен вглядываться в каждый кусочек нашей Земли, следуя совету мудреца - "не только телесным глазом".
    Содержание некоторых домов деревушки я назвал Полине спортивными залами с инвентарем.

     []

    И очень хочу оставить какой-нибудь сувенир. Неподалеку от деревушки есть прикладной центр, где я за пару десятков минут сделал цепочку для ключей. Она частенько позволит вспыхнуть моей памяти о символической японской деревушке!
    Близится вечер. Спешим в музей "Повозок".

     []

    Высокий, просторный "гараж" и сверху мы наблюдаем за переносными, богато украшенными паланкинами. А я представляю себе, как на ежегодном фестивале в окружении многочисленной толпы Эти 12-ть "Повозищ" с невероятным дизайном, изысканными украшениями, с миниатюрными флейтистками и очаровательными малышами в традиционных костюмах, и куклами "каракари", медленно на шарнирах плывут через Красный мост. Качаясь, осыпаемые цветами, они выкатываются на площадь, где яблоку негде упасть... Как, оглушая тысячные толпы, бьют самые крупные в мире барабаны Тайко.
    Пожалуй, только в Японии я смог ощутить одушевленную силу Истории, тот далекий, незнакомый мне дух жизни. Сильнее чем ее "свидетелями", Это не выразить. Видеть - значит чувствовать!
    И вот паланкины большущие трехэтажные "ятаи" и маленькие повозки "микоси" вернулись на свою постоянную стоянку. Теперь их окружают механические куклы, охранники, все тихо и уютно. Они выполнили свою роль, проехали по улицам города, божества заглянули в каждый дом, помогли, пожелали...
    Мы погуляли по старому городу, его широким улицам, запруженными жителями и совсем немного - нами-странниками. Зашли перекусить. Уж очень пора. И впервые, попробовав Вагю - мраморную говядину прямо с огня, мы поняли, почему гастрономический рейтинг "Мишлен" выделил мастерство кулинаров Токио, касательно и всей японской кухни, среди всех городов мира. Небольшая ремарка: продуктом 2018 года в Японии названа... Вы не представляете! Экологичная и полезная Скумбрия (саба), опередившая лучшие сорта пшеничного хлеба, цитрусовые, блюда с сычуаньским острым перцем.
    Полина не может пройти мимо музея кукол. Мы оставили его на "заглатку".
    Изощренные технологии - это Япония. Куклы - душа народа. Пожалуй, нет города, где бы не показывали музейных кукол "каракири" (безделушка). Театральные, домашние, фестивальные - это все куклы, достояние народа. Элегантно одетые правители, их поданные, легендарные герои, исторические фигуры. А уж кукол девочек, мальчиков просто великое множество.

     []

    Меня поразили танцевальные маски с головою льва, а Полину - кукла, подносящая чай, которая умеет, даже писАть...
    Японские куклы - явление куда более древнее, чем китайские. Перед долгим путешествием, как наше, мы, скромно говоря, заслужили фигурку толстощеких детей из дерева, а еще лучше очень ценную куклу Хина-нинге, которую бы мы обязательно передали по наследству.
    Праздники, поминания, храмы в Японии - это "Дома" кукол!
    Как не остановиться и не разглядеть куклу размером с палец или величиной с ребенка, с расписными костюмами, набором одежды, и даже двигающихся с помощью рычажков, шарниров?
    Все типы кукол перечислить практически невозможно, у каждого "колодца" есть свой собственный зам0к.
    Мир кукол! Это еще не оцененный нами мир, мир увлечений всего народа, мир наглядной исторической японской любви!
    Промелькнул еще один японский день - мимолетный, краткий миг настоящей бродяжной жизни! Велико время, но уж больно уязвимо.

    Как вишни расцвели!
    Они с коня согнали
    И князя-гордеца.

    Ятаро Кобаяси-Исса (1763-1827)

    Мы вернулись в Ямагату. Нам предстоял долгий, четырехчасовый переезд. Мы не устали, хотя приехали поздно вечером. Даже огляделись в вечерней Тояме. Зашли в ближайший ресторан. Откушали бобов, овощей, грибов. На столе - по бокалу вина и сладости - охаги. Сегодня день памяти родных и близких, и мы выпили за наших предков, которые подарили нам очень ценное достояние - Жизнь, повод поразмыслить еще разок о своем долге перед ними.

     []

    Быстро обжились в уже знакомых комнатах нашего "Toyoko Inn Toyama". Пора и отдохнуть. Я думаю, отдых мы заслужили.


    24 СЕНТЯБРЯ 2017

    ТОЯМА. КУРОБЭ

    ЛЮБЛЮ ГАРМОНИЮ.
    ГДЕ-ТО ТАМ, ДАЛЕКО-ДАЛЕКО, НА ПРОСТОРАХ,
    ЧТО СМУТНО ТЕМНЕЕТ ВО МРАКЕ,
    ПЕРЕХОДИТ БУРЛИВОЕ МОРЕ
    В НЕОБЪЯТНОЕ ЧИСТОЕ НЕБО...

    Теплое утро. Ранний подъем, ставший привычным.
    Завтрак. Сочетаем пищевые традиции Израиля и Японии. Мы любим овощи с творогом, добавляем яичный рулет и японский чай "матча", один из самых сильных антиоксидантов в природе. Хаси-палочки в ходу, как без них.
    Рюкзаки на плечи, палки в руки и - в очередную бродяжную дорогу.

    Вот и рассвет.
    Белый парус вдали проплывает
    за москитной сеткой...

    Масаока Сики

    До ущелья Куробэ добирались на двух электричках. Без происшествий не обошлось. Полина уронила мобильник под кресло. Мы бы попрощались с ним, вышли и ушли достаточно далеко. Но славная, худенькая девушка (мы практически не встречали в Японии девушек, юношей с избыточным весом), сидевшая в электричке рядом, догнала нас... В таких случаях я узнаю имя, а Полина достает нашу благодарную ручку, и обнимает смеющуюся Маику.
    Затем легкая прогулка до станции Unazuki, где нас ждет маленький трамвайчик. Провожал нас, естественно, помощник начальника.

     []

    Садимся в открытый вагончик. Забегая вперед, отмечу его небольшой локомотив, он оказался на редкость шустрым. Полина готова. И вперед по уходящему от побережья на 80 км вглубь острова ущелью реки Курабэ.
    Минут через двадцать долина изогнулась дугой, будто демонстрируя нам горное величие мира - то ли еще будет...
    Скалы заволокли небо. Мы на дне пропасти. Еще минуты и красный мост на фоне голубой, несущейся по каменьям реки Куробэ, дремучий лес с яркими предосенними красками на склонах гор - "картина маслом". Впереди два часа путешествия по дну укромного живописного места - самого глубокого в Японии священного ущелья Куробэ с бурной рекой, пробившей себе дорогу в горном хребте Татэямы. Контраст синей реки и разноцветных листьев по бортам ущелья, покрытого дремучим лесом (осень грядет) - рисуют удивительные пейзажи на сценической площадке природного сокровища.
    Конечно, это не каньон Колка в Перу, который не имеет себе равных ни по глубине, ни по масштабности. Я чествую воспоминания... Там мы с Полиной часами разглядывали его красоты, но больше смотрели с верхней кромки борта ни на петляющую в глубине "Потерянной долины инков" речку Колка, а на парение самой крупной хищной птицы на планете - кондоров с огромным размахом крыльев.

    То утонут в цветах,
    то блеснут меж стволов сосновых
    светлые нити дождя...

    Такахама Кеси

    Каменные тоннели соревнуются по длине. Речка, как девушка, радует непредсказуемостью.
    Станции. Тоннель (он оказался, по моим подсчетам, длиннее полутора километров) "выбросил" нас на очередной мост. Река, конечно, переметнулась, пошла слева.
    Наш горный трамвайчик "Торокко" - детище крупнейшей в стране дамбы. Полвека назад стройматериалы заполняли его вагончики. А сегодня катим мы по уступам отвесных скал и за пару десятков километров преодолеем больше 40 тоннелей и около 30 мостов. Я с трудом могу представить себе огромный труд строителей дамбы, но благодарность бродяг им - безмерна!
    Мы видели изящную дугу плотины, дамбу, рожденную трудом и рекой. Это замок, хранилище энергии реки и труда, природы и человека. 10-15 тонн воды ежесекундно летят вниз, метят в нижний бьеф ( водохранилище ниже по течению) Пятой в мире плотины.
    Мы в пути, проезжаем настолько близко к скалистым стенам ущелья, что кажется можно коснуться веток, прихватить листья японского бука, иглы моей любимой сосны. Полина старается это сделать... Позже у реки я пытался рассмотреть под ногами хрусталики минералов, отколовшихся от скалы. Они были подобны нежным жилкам, тонким и очень хрупким.

     []

    О, Куробэ! Тоннели, мосты по горному ущелью под ручку с бурлящей, считающей сопки, временами спокойной, иногда широкой рекой... Ей еще предстоит более 50 миль пробежать к бухте Японского моря. А Горы, они домоседы, любят природных соседей, солидность, спокойное созерцание неба... И радуют нас несказанно!

    Ликорис цветет -
    и помереть невозможно
    в такую пору!..

    В малом таится огромное считал Танэда Сантока

    Кейякидайру. Небольшое отступление по билетному фронту. Во время проезда Полина решила навести порядок в скопившихся у нее билетах. Открыла рюкзачок и ненужные билеты, по ее мнению, отдала мне. Я их не выкинул, решил переждать. И здесь, на финише от нас потребовали... После недолгих исканий Полины выяснилось, что они (по 90 долларов США каждый) оказались у меня среди почти выкинутых... Полина попыталась увильнуть от словесного замечания - не удалось.
    Отсюда начинается наш пеший круиз. Поднимаемся на пару сотен ступенек вверх, чтобы затем спуститься к реке. Местами дорога ведет нас по закрытым тоннелям, но бетон не в силах "сломать" пейзажи, мы заглядываемся через окна. Обратили внимание на вмонтированные в стены и пол тоннелей информации для ослабленных, специальные прорезиненные ткани на дорожках, канавку для дождевой воды и запреты - предупреждения в виде мальчишек с добрыми умоляюще выпученными глазами и угрожающе указывающими руками.
    Дорога идет по-над ущельем. Местами она превращается в бетонированную тропу, на опасных поворотах ныряющую в тоннель.

     []

    Подходим к "Теснине Прыгающей Обезьяны". Слева скала, поросшая мхом, испещренная рисованными, стекающими струйками, справа ущелье с бурной, извилистой рекой, а через реку гора, покрытая первобытным лесом бука, ели, сосны.
    Не хочется уходить. Мы всячески тянем время разговорами на смотровых площадках, чаем в особенно красивых местах. На этот случай у меня всегда припасен термос с приготовленным утром "зеленым чаем". Но река убегает, а легкий ветерок шлет прощальный привет от аборигенов этих мест, обезьян, шастающих по перекинутым веревочным мостикам...

    Жизнь моя!
    Наедине с хризантемой
    замру в тишине...

    Добавьте сюда воображение Мидзухара Сюоси

    Мы уже топаем не первый час и радуемся, встретив изюминку Куробэ - ножной онсен - асию-ю у реки, и превосходным видом на пейзажи ущелья.

     []

    Снимаем кроссовки и кайфуем... Горячая, природная вода быстро снимает усталость.
    Подумалось: созерцание и любование природой, ее защита у японцев в крови. Пенсионеры Японии не "доживают" свой век, а ходят, ездят, путешествуют. В фуникулере, карабкающемуся на Татэяму, из шестнадцати человек двенадцать, были за 70... И экипированы - по высшему туристскому классу. На шеях у многих висели не "мыльницы", а навороченные фотоаппараты, в придачу, нередко, и штатив.
    Государство не стоит в стороне. Куробэ - это не только ущелье, это парк уникальной природы. Сюда полностью запрещен въезд автомобилей. Туристические автобусы только на электродвигателях. Спускается автобус - двигатель заряжается, ползет вверх - энергия расходуется. Экономно! Экологично!
    Спасибо, Япония, самодеятельные туристы уже полюбили тебя за утонченное отношение к природе, за данное нам великое благо созерцания и полного единения с нею.

     []

    Я полностью согласен с Полиной. Пожалуй, это самое впечатляющее, необычное место, из того, что мы видели в Японии. Ни храмы, ни пагоды, музеи, древняя или современная архитектура не произвели на меня бОльшего впечатления, чем гора Татэяма и наш трек в ущелье у ее подножья. Как появилось это ущелье? Результат ли это эрозии водой и ветром или вулканических двигов Земли? Правы альпинисты: когда природе грустно, она украшает горы, режет ущелья, катит реки, сбрасывает воду...

    От тоски
    Украсилась, верно, цветами
    Горная вишня.

    Еса Бусон (1716-1783)

    Мы не можем отказать себе в удовольствии посетить очередной онсен на территории рекана.
    Небольшой дворик, пустой бассейн, шайки для омовения, шампуни, горячая вода. Вместо забора плетеная циновка, а каскадный водопад полностью открыт для любования. Все подчеркнуто просто и чисто.

     []

    Далее заимствую рассказ Полины.
    "У меня ясное ощущение, что онсен у японцев - это не баня, а нечто схожее с еврейской микве. Вода отвлекает от суеты, бытовых и рабочих шумов, очищает, скорее духовно. Поэтому мытье перед онсеном - важная, подготавливающая процедура. Я долго была одна, терлась и балдела от прозрачной, теплой воды, любовалась струями низвергающегося водопада, наслаждалась близостью с природой.
    Минут через 15-20 появилась японка. Она улыбнулась, увидев меня, сложила в поклоне руки, что-то сказала и... Честно говоря, я уже подумывала уходить, но решила остаться.
    Казалось, ее мытью не будет конца, так она терла себя, поливая ковшиком с длинной ручкой. Я пыталась завязать разговор, но английский нас огорчил. Однако, это не помешало. Я сумела рассказать откуда я, где успели мы побывать, понять, что она учитель математики... И вскоре мы, улыбаясь, расстались...
    Не удивляйтесь, этот снимок я сделала с ее согласия.

     []

    Как вам кажется, сколько лет моей смелой, улыбчивой со-онсеннице?"
    Неизвестность нашего железнодорожного терминала заставила нас обратиться, естественно с иероглифом, к парню и девушке, о чем-то беседующих на скамье. Девушка встала, ни слова не сказав парню, зашагала с нами по улице. Метров 200 на ходу мы пытались поговорить с ней, не удалось. Сикоку довела нас до терминала, поклонилась в ответ на нашу матану и побежала назад. Не правда ли, невозможная для юной европейки сцена...
    В Тояму мы вернулись поздно вечером. Легкий ужин. Взяли тарелочку тоямского риса (он вскормлен на чистейшей воде Куробэ) и саке в цилиндрических чашечках "о-тёко" (саке показалось нам очень вкусным). Выпили за Японию, страну искренней народной доброты, хорошей хозяйки своей природы и сладких персиков!
    В супермаркете накупили еды, и, конечно - персиков. Цены? Не для пролетарских карманов, особенно фрукты. Одна клубничка - доллар, молоко - 100 л/р., хлеб - 50 р. за 300 гр. Отправили два чемодана до гостиницы в Канадзаву.
    В гостинице тихо и уютно. Я открыл окно. Голубые прогалины в разрывах облаков плыли на запад. Завтра мы снова встретимся с ними...


    25 СЕНТЯБРЯ 2017

    АЛЬПИЙСКИЙ МАРШРУТ - КАНАЗАВА

    В ДАЛЕКОМ КРАЮ,
    ГДЕ В ЧИСТЫЕ ВОДЫ ГЛЯДЯТСЯ
    ВЫСОКИЕ ГОРЫ,
    ИСЧЕЗНЕТ, Я ЗНАЮ, БЕССЛЕДНО
    ВСЯ СКВЕРНА, ОСЕВШАЯ В СЕРДЦЕ.

    Роан Одзава (1725-1803), самурай, филолог, музыкант, фехтовальщик.

    Природа постоянно удивляет нас. Она хитра, изворотливая выдумщица, прекрасно помнит, как мы тысячелетиями "колыбелились" в ней близкими родственниками...
    Этого нельзя забыть! Природа всегда рядом, и напоминает постоянно нашу эволюцию, ведь мы творили ее вместе. Надо просто вспомнить, увидеть, порадоваться...
    С этими мыслями я проснулся рано утром. Завтрак зеленым чаем с рисовыми треугольными колобками с начинкой - "онигири" - рисом, сделанным "в ладони" с овощами, которые мы приобрели вечером в маленьком магазине.
    Идем к вокзалу.
    В ожидании поезда Полина решила посмотреть наши планы на этот день. Перерыла свою сумку, вывернула карманы... Нет. Планы потеряны. Что делать? Решили подойти к начальнику станции. Минут десять Полина и я пытаемся по очереди объяснить пожилому, полному японцу нашу проблему. Он нас выдержанно выслушивает, в ответ разводит руками, извиняется... Спиной делает несколько шагов к двери... Мы снова наступательно просим,- потеряны наши туристические планы на сегодня. Без них у нас сложности. Но он снова извиняется. И мы вынуждены отступить. Идем хмурые к эскалатору. И вдруг у самых ступенек он, догоняет нас, и, запыхавшись, протягивает четыре листочка... Наши планы! О, Господи! Полина достает наш сувенир.
    Сказать, что мы тепло поблагодарили его? Он в который раз поклонился нам в ответ. А у меня сплошные вопросы. Кто-то же нашел четыре непонятно написанных листочка и не выбросил! Отнес начальнику станции!? Начальник посмотрел и не выбросил, просто положил!? Затем он долго пытался понять нас и в конце концов понял! Выручил! Для меня, выросшего в Советском союзе, ЭТО невообразимо! Удивительно!
    Лишний раз я осознал, японский народ ценит, уважает каждого иностранца, приехавшего на их землю. Они искренне рады помочь гостям, а гостей они умеют принимать на высочайшем уровне.

    Варю картошку
    В безмолвном просторе вселенной
    ребенок плачет...

    Хекигодо (1873-1937)

    Так низкое и высокое сочетается в жизни.
    Дорога в Каназаву напоминает о былой Японии. По пути нас сопровождают магазины, лавки с лакированными изделиями, деревянной посудой, изделиями из сусального золота, кимано. Нам предстоит долгий путь по Альпийскому маршруту Tateyama - Kurobe.
    Этот день оказался богат на передвижения. Сменив 9 видов транспорта в Японских Альпах, в Нагано мы добавили скоростной поезд (свыше 200 км/ч) до Каназавы. Это был пока абсолютный транспортный рекорд наших бродяжных передвижений.
    Железнодорожная станция - Dentetsu -Toyama-eki, пожалуй, единственной место в Японии, где мы увидели "Продажу билетов" на русском языке.

    От смутной тоски,
    от невыразимой печали
    трепещет оно,
    сжимается и замирает,
    мое беспокойное сердце!..

    Так низкое и высокое сочетается в жизни.
    Сели в двух-вагонный состав, который повез нас в Татэяму. Вы уже знаете меня. Везде, где можно, я пытаюсь поближе познакомиться с коллегами-бродягами, с местным населением, поговорить, а язык аборигенов для меня не имеет значения. Краткое знакомство с начальником станции Dentetsu (мы, к сожалению не узнали его имя!) стоит особняком, и сказало нам о японцах очень многое...
    Вышли из вагона, прошли метров 50 и пересели в ступенчатый фуникулер, который потащил нас вверх по крутому склону горы.
    Станция Bijiodaira - высота 977 метров. Здесь мы пересели на автобус и вперед серпантином по склонам очередной священной горы Японии Татэяма.
    Весь день рядом с нами бежала дорога то с горной цепью, то с долиной, то с темно-синей гладью высокогорного озера, то тоннелями, то дамбой. Право, неплохой "древний замок" в ущелье у реки?

     []

    Необыкновенную картину осенних, разноцветных склонов мы пролетали на "ковре самолете" по самой длинной в Японии канатной дороге, построенной всего на двух опорах. За 7 минут пролетели 1700 м. Возле дамбы Куробэ, покусывая мороженное с каштаном, любовались открытыми шлюзами с фонтанами многотонной воды.
    Полина иногда останавливалась и замирала, словно прислушивалась к природным голосам, их некой скрытой силе.

    По горной тропинке иду.
    Вдруг стало мне отчего-то легко.
    Фиалки в густой траве.

    М.Басе

    Жаль, что россиян мы не встречали на своем пути, зато свое "аригато!" я с удовольствием адресовал всем встречным улыбчивым японцам.
    Немного о тоннеле плотины Курабэ. 5,4 км за девять рабочих месяцев и 271-а жизнь рабочих унесена потоками холодных, грунтовых вод. Но усилия людей создали сверхпрочную плотину Куробэ, которая прослужит Японии больше двух веков.
    Передвигаясь на поезде, фуникулере, высокогорном автобусе, троллейбусе, по канатной дороге весь день мы были рядом с новыми, необычными пейзажами, которые иногда неспешно меняли один другой, иногда шарахались, точно испугавшись, потом опять выбегали навстречу или степенно приближались к нам...

     []

    Виды, которые мелькали за каждым поворотом тропы, ведущей вокруг озера, вызывали восторг.

     []

    Горы, голубая поляна воды, цветные луга какого-то красного растения с плотными листьями. Мы останавливались, замирали...
    Количество красок вокруг явно зашкаливало. Мы были на плато в последнюю неделю сентября. Представляю, как оно будет выглядеть через месяц, в разгар альпийской осени...
    Ненадолго задержались в ресторане. Откушали сашими - это кусочки филе различных морских рыб, морепродуктов с соевым соусом, хреном, редисом и неизвестными мне маринованными овощами, выпили нашего чая.
    - Ты знаешь, - сказал я Полине,- Красота, которую рождает природа всегда ярка и особенна. И у меня не первый раз при виде ее картин рождается большая, светлая радость, что повезло, что научился ее видеть, что впереди еще долгие дни знакомства с природными козырями Японии.
    Незаметно проехали место, которое манит сюда тысячи и тысячи туристов с апреля до конца июня - альпийский маршрут проходит через снежный коридор, высота которого достигает 20 метров. В сентябре, как вы понимаете, снег уже успел растаять, а новый - не выпал. Если будете в этих краях в весенне-летнее время, у вас есть шанс увидеть эту красоту. Снежная стена находится в 5 минутах ходьбы от станции Мurodo.
    Среди массивных елей мелькнул водопад Семе-даке. После южно-американского Игуасу остальные водопады кажутся мне детской игрушкой.
    Японцы издревле живут в гармонии с природой. Это отражается на всех сторонах их жизни. Одежда, еда, посуда, традиции - все пропитано элементами природы, смысл которых порой понятен только самим японцам. А экодействия - пример не только нам.
    На вершине горы - на ст. Муродо - все сточные воды предварительно очищаются, весь мусор свозится вниз. Даже грязная посуда на вершине не моется. Практически все продукты проходят первичную обработку внизу (рыба, например, доставляется уже очищенная). Все это мы узнали, слушая электронного гида, который сопровождал нас всю дорогу, рассказывая о заповеднике, горной системе, водопадах, флоре и фауне.

     []

    На склонах гор, будто нарисованные, мелькнули березки-яркое напоминание о родственной душе природы.
    Заканчивается маршрут. Так хочется поделиться впечатлениями, рассказать о природной красоте ясно, просто, с живостью. Восторги всегда чуть фальшивы, написанное должно касаться счастливой случайности, и каждое слово должно иметь вес, звук и вид, только помня об этом, можно написать восторженную фразу, приятную для уха и глаза. Жаль, не смогу, ибо это значило, что пишу, как мой любимый К.С.Паустовский. Он умел в ярких красках передать природное благородство, силу, нежность...
    И я пытаюсь найти что-то туманное в природной душе.
    Что в природе мне больше всего по сердцу? ПРОСТОР! Но здесь он упирается в высоченные криптомерии, украшающие берега и склоны. ГОРЫ. Но здесь они затянуты зеленью и пушистыми одеялами облаков. Поэтому я уже не надеюсь на свою корзинку слов. Может, фотографии Полины помогут...
    Когда мы стояли у плотины Куробэ, наблюдали за сбросом многотонных вод, я обратил внимание на маму с маленьким мальчиком, послышался русский язык...
    И вскоре Варвара, симпатичная, круглолицая молодая дама из Тюмени уже с радостью отвечает на наши вопросы. Да, она живет уже пять лет в Японии, да, студенткой университета (изучала математику) познакомилась с бизнесменом... Переехала в Японию, работает подменным воспитателем в детском саду.
    - Варвара, - как воспитывают малышей в твоей новой стране? - Спрашивает Полина.
    - Это ужасно интересно! Во-первых, детям позволяется многое, если не все. Затем, до школы начинается не мягкая, но особенная муштра. Детей приучают к дисциплине, послушанию, почтению старших, исполнительности. Забавно, но в детском саду почти нет игрушек. Дети должны общаться и придумывать игры сами. С пяти лет до пятнадцати его учат, как "раба на галерах". Детей не ругают, не читают нотации... Я - дуреха, иногда забываю об этом, сказывается свое воспитание. В сыне будят будущую опору семьи, девочку учат "канать" - работать в доме. Мальчик в 15 лет - уже мужчина.
    - А девочка?
    - Девочка? С девочкой, мне кажется, сложнее. Во всяком случае официальный возраст девичьего согласия - 13 лет. С этого возраста юная японка может принять приглянувшегося ей парня ночью. Но два условия: он должен влезть в окно и... обязательно голым (для свидетелей - не грабитель!). В Японии все, что физиологично - значит оправдано. Дети в садиках спят на полу - жесткая основа хороша для позвоночника. Чихнул - и молодец. При чем тут твое здоровье? Ни в одной стране дневная сиеста на работе не поощряется, кроме Японии. Главное в Японии дать детишкам здоровое тело, ум, сделать компанейскими и добрыми...
    - Варвара, спасибо тебе, ты умница: такая емкая лекция. - И Полина протянула ей нашу авторучку с картой Израиля.
    - Иоширо, тебе флажок моей страны. Вырастешь - приезжай к нам.
    Варвара очень растрогалась, чуть не расплакалась - ведь мы напомнили ее российскую Тюмень.
    Пора в обратный путь - в Канадзаву... Яркими красками встречали нас необычные ворота Канадзавы, его фантастический интерьер. Гармоничное сочетание деревянной архитектуры (14-метровые Тори с бегающими цветами, говорят, напоминают национальный барабан), неимоверная футуристическая задумка (огромный купол из стали и стекла) сделали железнодорожный вокзал небольшого провинциального городка Японии одним из самых впечатляющих вокзалов в мире, наряду с индийским Мумбаи, антверпенским (Бельгия), центральным Нью-Йорка, Саузен-Кросс (Мельбурн, Австралия) и художественным шедевром Порту (Португалия)...

     []

    Из всех маршрутов, которыми мы воспользовались в этот день, мне больше всех был интересен подземный троллейбус, просверливший красавицу Татэяму...
    Наш дом. Обычные приготовления. Ложимся отдохнуть.
    И снится мне, что стою я в ущелье на пустынной тропинке в лучах заходящего солнца, долго - долго стою, и слышу, как из расщелины между большими валунами льется тихий стрекот цикады...

     []
    26 СЕНТЯБРЯ 2017

    КАНАЗАВА

    СЛИШКОМ В ЭТОМ ГОДУ
    ВЕСНА ОКАЗАЛАСЬ ПРОХЛАДНА -
    И В МУРМАНСКЕ, ДАЖЕ ОТКРЫТЫЕ ПЕРВОМУ СОЛНЦУ ПОЛЯНКИ
    НЕ ЗЕЛЕНЕЮТ ТРАВОЙ...

    Проснулись в Каназаве - "золотом болоте" интеллектуального центра японского архипелага. Спасибо Всевышнему: в годы "коричневой чумы" город в междуречье на берегу Японского моря не пострадал.

     []

    Утренний "привет" позолотило мягкое, осеннее солнце на безоблачном небе; оно вселило хорошее настроение на новый бродяжный день. Меня нисколько не смущают обрывки облаков, заблудившихся в безлюдных ущельях окружающих гор.
    Мы рано покинули гостиницу, и я продолжаю чуть улыбнувшимся мне встречным кричать свое приветствие: "аригато!" На узкой извилистой улочке останавливаю австралийскую пару, семью англичан, затем семью из Калифорнии, пару молодых бельгийцев, парня из Австрии, двух немолодых канадцев. Со всеми мы обмениваемся впечатлениями. Я считаю удачей встретить коллег-путешественников, узнать и представить себе, откуда они, порадоваться, что имею возможность блуждать по Земле с ними...
    Как правило, в наших странствиях трудно дается первый шаг. Главное начать! Это касается прежде всего ориентирования в мегаполисах. При этом, у нас в руках может быть карта с описаниями, но без компаса... Самое интересное, что в этом вопросе мы с Полиной два сапога-пара. Но... При этом в наших странствиях мы ни разу не заблудились (так, чтобы сильно).
    Поэтому, немного побродив по улочкам Каназавы, Полина обратилась к девушке. Показала, как обычно, иероглиф. Конечно, мы не предполагали, что вместо объяснения, Акира пройдет с нами весь путь зеленой улицей с четырех-пятиэтажными домами, вдоль реки и посадит нас на автобус. Вот она, наша милая и щедрая помощница Акира. Конечно, мы не оставили ее без нашего внимания "на память"!
    Немного истории. Парк создавался и перестраивался "по-японски" с начала XVII века. В середине XVIII века пожар не пощадил его и он практически весь сгорел. Еще столетие потребовалось, чтобы Парк был воссоздан в первоначальном варианте, и впервые для публики распахнул свои двери в 1874.
    Мы наслышаны о Кэнроку, как одном из самых великолепных парковых творений японских садоводов.
    А я насторожен. Перед моими глазами лучшие парки Китая, которые манили нас не меньше, чем горы и яркие пейзажи. Они поразили бережной, профессиональной отделкой каждой природной детали, изысканными павильонами с загнутыми вверх крышами, усеянными драконами. Радовала глаз водная гладь, за которой ухаживают, как за разноцветными "рыбами - певицами". А камни изощренных форм - это особый разговор... Такими я помню парки Гуйлиня, Яншо, Ю-Юаня, Ханчжоу... Для китайских парков характерны рукотворные изыски, озера в окружении гор, арочные мосты, беседки, пагоды.


    Я шёл по мосткам, и вдруг -
    Там, в глубине потока,
    Сквозят водяные цветы.

    Бонтё

    В парке Кэнроку с первых же шагов меня порадовала зовущая панорама озера с различными мостами. Мы бродим под ветвями отцветших вишен, абрикос, останавливаемся у ив, склонившихся к воде.
    Слова неохотно дают представление, насколько живописна здесь природа. Мне по душе японский подход к ее щедротам: не больно изменять их (возможно, чуть добавляя), а довольствоваться тем, что есть; быть не хозяином, а добрым гостем. По-моему, это здорово!
    Хотите увидеть что-то иное? Я могу порекомендовать Санкт-Петербургский Летний сад... И вы почувствуете, как японские сады скорее, чем европейская симметрия, символизируют многообразие и величие природы.
    В Кэнроку можно легко провести полдня, исследовать все потаённые уголки. Нам повезло, мы сразу наткнулись на старинный мост Ганко-баси, выполненный из 11 красных, плоских камней. Он несет не практическую, а скорее магическую задачу, хотя форма моста - явно клин "летящих диких гусей".

     []

    Познакомились с символом Города и Парка - Торо - Фонарем, схожем каменными ногами, на которых он установлен, с подставками для струн щипкового музыкального инструмента "кото". Такой же фонарь установлен на ул.Каназава по соседству с ул.В.И.Ленина в Иркутске - российском городе-побратиме.

     []

    Парк полон скрытого очарования. Я всегда останавливаюсь у сосновых "боровков". Здесь сосенки аккуратно подрезаны, а в южной части самого крупного в парке "Туманного озер" мы обнаружили даже "женатые сосны" со сплетенными стволами...

     []

    Конечно, прошлись по огромному пруду Касумигаки. Прекрасна умиротворяющая его атмосфера. Ирисы, азалии, осеннее разноцветье желтых и красных цветов, всплески текущей воды - кажется, что дизайн этого уголка создала сама природа. По-моему, Это верх садоводческого ремесла.
    Постояли у самого необычного фонтана Котойдзи - символа города. Вода в нем поднимается на трехметровую высоту силой собственного падения с окрестных холмов.
    Мы взбирались на эти холмы, возвышающиеся над слегка неровным садовым рельефом. И обычно обозревали превосходную панораму парка. Холм Ямазаки, он чуть в стороне от основных тропинок парка, добавил краски к моему мнению нежного отношения ландшафных архитекторов парка к каждому его уголку. Даже, создавая насыпные(?) холмы, они еще раз подчеркнули гармонию и особенности парка.
    С высоты холмов опустимся на землю. За каждым поворотом открывается вид прекраснее предыдущего. Многообразие ландшафтов, нетронутых руками садовников, приводило нас в восторг.
    Нет, садовники, конечно, "трогают" свое детище. Мы прошли мимо этого работника дважды.

     []

    Вот, сколько насобирал он - "расчесыватель мха" (есть такая специальность в садах Японии!) приболевших, сухих травинок за полчаса безостановочной ручной работы. Ремарка. Японцы отдают работе на 250 часов в год больше, чем американцы, и на 500 больше немцев.

     []

    А ветви бука длиной метров 30-35 заботливо поддержанные "деревянными пальцами", сделаны его же руками. Я впервые вижу дерево с таким длинными горизонтальными ветвями.

     []

    Зашли в чайный домик Yugao-tei, попали к началу чайной церемонии. Вместе с японской семьей нас провели в зал, угостили зеленым чаем с малюсеньким кусочком чего-то сладкого. Мы выслушали недолгий рассказ на японском языке о "садо" - чайной церемонии, осмотрели художественный свиток в алькове с чайными изречениями, с чувством природного аскетизма остались "наедине с самими собой", проникаясь одним из основных "чайных" принципов - ценить каждую встречу!
    Нас не покидало чувство, что бродим в одиночестве. Но вот прошла группа почти молодых японских туристов с разноцветными зонтиками. Они стройно двигались за своим писклявым гидом, будто птенцы за мамой-гусыней.

     []

    Мы и не заметили, как Парк вдруг, мгновенно расцвел желтыми "одуванчиками" - доброй сотней головок 9-10 летних школьников. Оказалось, это была не пассивная школьная прогулка, не собирали мальчики и девочки "листовой" гербарий (как это было у нас в их пору). Это был познавательный урок английского языка с географическим уклоном. Две девоньки и два паренька подбежали ко мне, и такая же команда - к Полине. В руках у них на картоне был большой лист контурной географической карты с координатной сеткой. Немного смущаясь, одна из девочек спросила меня на английском языке:
    - Можем ли мы задать Вам несколько вопросов?
    - С удовольствием, постараюсь ...
    И через секунды я искал вместе с ними на немой карте маленький Израиль, показывал и писал его столицу - Иерусалим. Очень коротко на английском языке я рассказывал, как живет мой народ. Что в эти сентябрьские дни на неделю многие перебираются в шалаши, вспоминают выход народа к своей земле, правда она не на острове, как ваша, но также прекрасна... Что это такой же праздник, как ваш, сентябрьский - памяти своих родителей, бабушек, дедушек... На прощанье мы с Полиной раздавали маленькие сине-белые флажки Израиля, которые всегда берем с собой в странствия.
    Ко мне подбегало много групп, больше десяти, точно, и Полина была несколько озабочена, а дети, по-моему, счастливы... Мне же такое общение доставляло удовольствие... Кроме вопросов и ответов я видел, что исполнительность в Японии цветет с детства. Ребятам уже не надо говорить: встали, вытянулись, смотрим, выкинули два пальца. У них это в крови...

     []

    Завершаем нашу прогулку по Парку.
    Мы прочувствовали драйв совершенного мира земной природы во всем великолепии летней зелени с вкраплениями осенней желто-красной "седины", нежный контраст деревьев, мхов и водоемов с зеркальной поверхностью и журчащей водой, музыку капель с банановых деревьев.
    Направляясь к выходу, зашли в павильон у небольшого пруда с цветущими бутонами лотоса, убедились, что в Японии популярны маленькие музеи, которые я называл спортивными залами с лакированными стенами.

    Камнем бросьте в меня!
    Ветку цветущей вишни
    Я сейчас обломил.

    Кикаку

    Затем перешли дорогу и оказались перед воротами замка.
    За годы бурной истории замок испытал разрушения и 7 пожаров. Он практически восстал из пепла - сейчас это его историческая реконструкция. Лишь ворота Исикава да часть каменных стен напоминают XVIII век... Студентка токийского университета Юрико долго сопровождала нас. С ней мы не смогли убедить Полину, что перед нами "новодел", я даже обратил ее внимание на почти современный болт. Полина осталась при своем мнении: камням больше пяти веков и точка... И мы тепло поблагодарили нашу помощницу.
    Замок интересен превосходными оконными пейзажами, не бойницами, а тайными отверстиями, скрытыми от чужих глаз, для ведения тайного огня по врагу; и необычной крышей, ее черепица - деревянные доски, покрытые тонким слоем свинца (защита от пожара, снега и ... боеприпас).
    Из парка мы узкими улочками, вымощенными камнями, мимо одноэтажных домиков с черной фигурной черепицей и длинными, земляными стенами, с помощью красавицы Хитоми быстро дошли до Nagamachi (長町) - самурайского квартала. Здесь была иная атмосфера, отличная от проспекта, по которому мы шли 10 минут тому назад. Часть улиц заканчивалась тупиками или Т-образными развилками, что согласно искусству "Косю", боевой науки самураев, парализует у врага чувство направления и дает преимущество местным воинам.

    Чужих меж нами нет!
    Мы все друг другу братья
    Под вишнями в цвету.

    Исса

    Я немного отстал от Полины. Стучал в двери домов, пока мы не подошли к дому с высокой глинобитной стеной. Открыл очень пожилой господин.

     []

    Кодзе и его жена Ясима что-то говорили и кланялись нам. Мы отвечали поклонами и улыбками. И вот мы внутри дома в маленькой четырехкомнатной квартире. Я пытался объяснить, что мы из Израиля, путешествуем. Я повторял эту фразу несколько раз, чем вызвал ответную реакцию. Кодзе начал вслед за мной повторять слово, похожее на Исрэр. Показывая на глаза, мы попросили разрешения посмотреть дом. Они поняли, и провели нас по всем комнатам, разрешив фотографировать их самих. Кодзе подвел нас к большому шкафу, показал свой самурайский костюм с орнаментом, защитную одежду. Мы прошли, посмотрели кухню, молельню. Старческий беспорядок, хлам в "медвежьих углах". Что делать... Старость без помощи - не радость. А кессонный потолок, сделанный из кипариса, пергаментные двери со вставленными в рамы стеклами, картины на панелях говорили о небедности прожитой жизни хозяев.
    Как и положено небедному самураю, у дома был разбит маленький сад. И нам было разрешено его увидеть. Это был не просто сад, а настоящая жемчужина. Потоки бегущей с камней воды, четырехсотлетний мирт, старый низкорослый каштан и каменные фонари обрамляли его, подобно дорогой раме, в которую заключен живописный шедевр.

     []

    Помню, как сад удивил нас. Мы сравнили его с "танцем" или точнее "взрывом" камней и воды в великолепных, малюсеньких садиках китайского Тунли. И маленький сад Кодзе и Ясимы достойно выдержал это сравнение.

    Маршем по паркам
    Пройдём. И у гнёздышка
    Шаг свой убавим.

    И.Минин

    Мы не "отпустили" самураев, прошлись по Нагамати. Заходили в магазинчики, где я любовался близкой мне по духу ручной керамикой, музеи, расположенные в бывших самурайских домах. Сегодня многие самураи разорились, но в этом квартале Каназавы сохранилась атмосфера самурайской Японии.

     []

    Мизуки и Ая были славными нашими проводниками до самого квартала гейш.
    Подошли к каналу Оношо, одному из старейших в городе.
    Вот и квартал гейш. Здесь встретили семью из Австралии и пожилую пару из Бельгии. Говорят это место, где остановилось время. Мощеная улочка, почерневшие двухэтажные дома непонятного, но скорее, изысканного стиля, старые уличные фонари. Древняя Япония и малочисленная армия гейш сегодня... Нам повезло. Мы встретили трех красавиц и обменялись: мы приветствием, они - поклонами.

     []

    Именно в Каназаве я в полной мере ощутил дух старины солнечной Японии, лишний раз убедился, сколь успешно могут жители города найти эстетическую и практическую привлекательность во всем, что их окружает, был поражен раскованностью и свободой маленьких японцев, и, пусть несколько поверхностной, но яркой воспитательно-образовательной деятельностью школы. Но главное - это на редкость добросердечные люди...
    Проехали к храму Оямы, он на небольшом холме. Его посетить нам посоветовала Норика. Небо прохудилось, пока мы ехали, и превосходные ворота засияли в чистом воздухе. Даже мне заметно В НИХ влияние европейской архитектуры.

     []

    Зашли в ресторан. Долго колдовали с официантом, настаивая на местном и обязательно "золотом" блюде. Наконец, дождались. На лакированных тарелках Мики нам принесла "Карри с рисом из Каназавы".

     []

    Листочки золотой фольги (0,0001 мм), танцующие, как живые, на горячем рисе, хотя и затмили все морепродукты, но оказались больно маленькими, почти невидимыми. Закусили мороженым под золотой шапкой. Это другое дело.

     []

    К дому шли мимо рынка. За годы путешествий по дальним странам у нас выработался свод правил: мы стараемся есть только в тех ресторанах, кафе, столовых, где едят местные жители. Любим пройти по рынку и отобедать в кафе прямо на рынке (иногда это даже не кафе, а что-то напоминающее домашнюю столовую, как это было во многих местах в Южной Америке). Стараемся пробовать местные блюда. Незнакомые фрукты или овощи всегда покупаем.
    Узнав, что каназавская кухня пользуется успехом, мы не могли ни заглянуть на старый местный рынок Омитё-Итиба.
    Местная кухня называется "вкус Кага". Она знаменита сочетанием морской или речной рыбы, овощами и вкусно приготовленным рисом. А уж сколько здесь крабов, креветок, устриц, улиток, морских ежей, глаза просто разбегаются от богатства выбора (хотя цены на некоторые продукты очень даже кусаются,- делите на 100 и вы получите приблизительную стоимость в долларах.) Пройдемте вместе с нами по рынку.

     []

    Корень лотоса кага, он уникален, ибо продается только здесь. Мы лишь однажды его поели в качестве гарнира в маринованном виде.

     []

    Это не баклажан, а фрукт акэбия. По вкусу напоминает пасифлору или маракуйю. Мы купили его, потом жалели - больше нам акэбия не попадалась.

     []

    Мне трудно спокойно пройти мимо крабов. Ушуайские (Патагония) оставили очень хорошее впечатление. Здесь купили дешевые, пожадничали. Хороший краб - около сотни долларов
    А персики - 5 долларов за кг. Господа, покупайте персики в Японии! Не пожалеете.
    Таким был наш "золотой праздник"! Мы выиграли омоложение. За ценой не стояли! Конечно, и ручку с картой Израиля дали Мики, и для повара за "золотую шапку" оставили. Мики очень растрогалась...
    Мы отпраздновали нашу маленькую победу, ибо в ней мы мы черпаем уверенность в собственнных силах.


    27 СЕНТЯБРЯ 2017

    СОН ИЛИ ЯВЬ?
    ТРЕПЕТАНЬЕ ЗАЖАТОЙ В ГОРСТИ
    БАБОЧКИ...

    СИРАКАВА-ГО

    Проснулись рано. Полина выглядывает в окно, и командует природе:
    - Пасмурно. Но ты и мы постараемся. Обойдемся без тебя, дождь... Точно!
    Японский завтрак: чашечка супа мисо и омлет с овощами - почти типичный израильский!
    Покидаем Каназаву, минут пять идем до автобусной станции, что рядом с железнодорожным вокзалом. Оставили все ненужное в камере хранения и стали ждать автобуса. По указанию Полины небо очистилось, вынырнуло солнце. И в 8.08 мы выезжаем.

    Знает лишь время,
    Сколько дорог мне пройти,
    Чтоб достичь счастья.

    М.Басё

    Автобус набирает скорость и зеленый массив сливается в один большой фон, размытый чуть запотевшим стеклом. У самых дверей, облокотившись о поручень, стоит, несмотря на свободные места, парень в синей куртке с капюшоном. Он не отвлекает, но эту картину я вижу в Японии впервые.
    Скользнули в ущелье, нырнули в тоннель, перелетаем через мостики, часто они прогибаются над нами. Огородные поля. Мелькнула деревенька о десяти домиков. Пошли склоны с террасами. Равнина. Канал делит пополам большое поселение. Кладбище. Длиннющий тоннель. Красавица речка появилась и убежала от нас. Справа склоны гор с ажурными электрическими столбами. Снова тоннель. Я насчитал их больше двадцати:
    - Страна маленьких музеев и длинных тоннелей,- говорю Полине.

     []

    Наша цель Сиракава Го.
    Немного истории. XII век. Борьба за власть заканчивается бегством клана побочной ветви всесильного императора Тайра в непроходимые леса долины реки Сакавы.
    Прошли столетия и в 1971 году жители этих мест отстояли передачу, продажу, разрушение - сохранили для нас прекрасно приспособленные для окружающих условий деревню и дома диковинной архитектуры.
    Изоляция городка - одного из немногих в Японии мест по смене сезонов, традиционный образ жизни тысяч жителей с домами, с крутыми, соломенными крышами под гибкой пеньковой веревкой - все Это сохранило для нас давнюю японскую жизнь селян в первозданной красоте.
    Если лучшим местом для хорошей беседы тет-а-тет я считаю ресторан, то для наслаждения безмятежной обстановкой я выбираю старинную деревню Сиракава после знакомства с ней. Располагается деревня в труднодоступной горной местности, со всех сторон окружена устремленными ввысь горами и надежно защищена от ветра и прочих капризов природы. Одной из главных особенностей старинной деревни являются миниатюрные домики местных жителей с оригинальными остроконечными крышами.
    Далеко ли близко, высоко ли низко, жила была малюсенькая деревушка Сиракава Го. Это была не простая деревня, а японская деревушка в несколько десятков домов. Ни на одной старой карте не отмеченная, ни на каком транспорте недоступная. Редкий рикша решался в те времена путешествовать в такую глушь, а уж для лошадей эти места были и вовсе непроходимы. Так и жили обитатели деревушки, не принимая помощи ни от кого и не зная, что творится вокруг.
    А жили они, как большая коммуна, единой семьей. Основным занятием селян было производство японской бумаги Васи, которую невозможно порвать руками, селитры для пороха и разведением шелкопряда.

    Тоскует душа,
    Не по той,чей образ прелестный
    Стал взору доступен,
    А по недавней поре,когда
    Я ещё никого не любил.

    Фудзивара-но Тосинари

    А климат в долине суров. Особенно зимой. Чтобы выжить, создали свой стиль домов, построенных из тяжелых деревянных балок, "мощной" крышей, скрепленных пеньковой веревкой и ореховыми прутьями, гнущимися во время сильных ветров, частых в Шегаве. Дома эти переносят любой холод, любую бурю, снегопад или ураган. Некоторые стоят уже около 400 лет. Возведенные пра-пра-пра (и еще много раз) прадедами дают крышу и уют теперешним пра-пра-пра - правнукам. Что касается крыши, то перекрывают крышу каждые 30-50 лет, заменяя метровый слой плотно спрессованной соломы на новую. Причем делают это всей деревней, помогают друг другу, как и в прежние времена... И как в прежние времена, строительство домов ведут без единого гвоздя.
    А назвали селяне эти дома gazzo- zukuri, что означает "сложенные в молитве руки", в память о предках школы Лотосовой Сутры и сменивших их представителях Буддизма Чистой Земли.
    30 лет тому назад, деревню хотели снести и на ее месте построить современный проселок. Но вступились те, кому небезразлично прошлое Японии и красота долины, понравившаяся почти тысячу лет тому назад далекам предкам.
    И отправились мы с Полиной в те края.
    Я, как всегда пытаюсь разговориться. На этот раз с милым и очень терпеливым англичанином.
    Наш водитель, похожий на молодого Гошу Куценко оказался прекрасным гидом. Как птица, он щебетал сразу на двух языках, японском и английском. Причем, каждая понимающая языковая группа начинала дико хохотать после очередной его фразы. Можно было зажмурить глаза и по смеху догадаться, на каком языке он только что рассказывал свою историю. У англопонимающих туристов преобладал в смехе резкий "Hahaha", японцы же смеялись мягче, звук этот я не могу изобразить. Нам же оставалась завидовать. Увы! Ни один из языков мы не понимали и не могли насладиться шутками, которые Гоша отпускал всю дорогу.

     []

    Через полтора часа деревушка Сиракава, купающаяся в солнечном свете, приютилась прямо перед нами в ущелье Японских Альп.

     []

    Забрались на высокий холм, откуда Сиракава перед нами, как на подносе. Кстати, само слово "Сиракава", или, как его произносят японцы, Ширакава Го - это не название конкретной деревни, а конгломерат деревушек вдоль Белой реки. Мы же были в одной из самых больших - Огимачи о 59 gazzo-zukuri.
    Го считается одним из самых снежных мест в Японии. Каждый год в районе Белой речки снега выпадает не менее 4 метров (иногда доходит до 10). Снегопады породили остроконечные дома с толстой соломенной крышей. Несмотря на свой патриархальный вид, эта конструкция обладает поразительной прочностью и устойчивостью, идеально подходит к местным погодным условиям.
    Есть еще один момент, способствующий их появлению. Вся местность региона покрыта на 96 % лесами. Для земледелия остается всего ничего. Поэтому дома используются и как дополнительная площадь для хозяйства. На верхних этажах и крыше выращивали шелкопрядов (на чердаке домика-музея "House Wada" до сих пор продолжают выращивать тутовых), а в подвалах производили селитру. То есть, жили реально на пороховой бочке.
    Летом дома выглядят обворожительно. Чего стоит крыша из традиционного камыша, которая лежит на толстых балках, связанных канатами.
    Идем по центральной улице деревни Огимачи.
    Все вокруг утопает в цветах. Ручьи, заводи, пруды, полные рыбой. Я засмотрелся на "тигровую"... Наверно вкусна, разбойница...

     []

    - Есть свободный доступ в дома, и это радует,- так говорит Полина.
    Зашли в домик врача. Полина, не удержалась съерничала, когда мы попрощались с ним, молодым, ярким и очень благодарным за наш сувенир.
    - Ты знаешь, счеты здесь больше всего напомнили мне гнездо медика...
    Но глаза ее при этом были, как никогда, серьезными. Ее отношение к медицине ничто не может поколебать, особенно, когда речь я веду о здоровье кошек...
    Собаки тоже нам интересны, особенно такие симпатичные малышки. Полина с радостью предлагает им руку дружбы.

     []

    Постучали в двери одного дома, второго... Открыла молодая дама. Ее личные апартаменты больше напомнили мне гостиничный номер. Ну, что ж... Почти 100 долларов за ночь и... сегодня у хозяев нет отбоя.

     []


    Сиракава входит в десятку самых уютных маленьких городков мира. И пусть долгие годы очаг внутри дома без дымохода (дым нужен - он защищает бревна от гниения), зато в арыках на улице меня порадовали огромные рыбины. Не часто такое встретишь.
    Сиракава разбудил мое воспоминание о Hallstatt, одном из красивейших австрийских, приозерных городов. Стиснутый на тонкой полоске земли горами и озером, он вынужден карабкаться вверх, вгрызаться в крутую гору, экономить каждую пядь на проходах... Можете себе представить дом, основанием которого является чуть отодвинутая для узкой, каменистой дорожки, крыша нижнего дома соседа, покрытая древесными брусками вместо черепицы, наверное, чтобы лучше было и посидеть. Полина так и сделала - присела на нее.

    О, с какой тоской
    птица из клетки глядит
    на полет мотылька!

    Кобаяси Исса

    Оба городка напомнили мне о двух подходах к человеческой жизни. Не судите меня, я впервые чуть коснусь своей трудовой эпохи, которая "обнимала" меня в мурманском Заполярье...
    Сиракава - показалась мне напоминанием о мечтах Ленина о светлом будущем при коммунизме: все взяли от природы, тихо и замкнуто живем вместе, работа коммуной по ремонту домашних стен и крыш соседа, и оплата помощи тем же - "юй", постоянство в твоем окружении, борьба с ударами "врагов"- запрещено производство пороха, а холодные зимы сами извели шелкопрядов, и, конечно, изоляция с гостеприимством супротив своего стола...
    Хольштатт - это непрерывная борьба, это то, что делает людей свободными в своих намерениях, это реализация своих сил, это движение вперед, это гостеприимство и необходимый туризм для рук, сердца и карманов.
    Сиракава и Хольштатт похожи одной улицей, в обоих кипит дневная созерцательная жизнь любопытных с утра до раннего вечера. Потом городки пустеют.
    Деревенский домашний интерьер нашей хозяйки. Я называл такие - спортивными залами...

     []

    Мы посидели в садике.
    Пропустили очередной детский "ручеек" в одинаковых желтых кепках. Пошли и мы за ними в очередной музей.
    Нет, все таки мы с японцами произошли от разных обезьян. Где вы видели, чтобы школьники так складывали свою обувь, причем, около 50-ти человек и в течении одной минуты?

     []

    Вот и музей "House Wada", он был построен 300 лет тому назад. Здесь получали налог за "переход границы" в город. В музее находится большая коллекция предметов, связанных с шелководством, начиная от коконов шелкопряда до прядильных станков.
    В Nagasi - доме музее врача Нагасэ засмотрелись на очень богато инкрустированное домашнее святилище. Здесь выставлена и большая коллекция сельскохозяйственных и шелководческих инструментов.
    Честно говоря, в какой то момент чувствуешь, что уже пресытился музейными экспонатами и хочется просто бесцельно бродить, рассматривая деревушку и живущих здесь людей. Я как всегда, захотел еще разок зайти в обычный дом. И, как не странно, нас впустили. Мы рассматривали домашнее убранство, реликвии семьи, даже вид с чердака, где нас поразило не убранство вокруг дома, а необычные машины внизу, лапти, снегоступы, которые украшают дома, и, конечно, многочисленные туристы в возрасте, приехавшие сюда в будний день.
    Я побеседовал с Джоном из Шотландии, с американской парой из Висконсина, пока Полина выясняла с бельгийцами наши пути-дороги и засматривалась на совсем маленькое совместное чешско-японское "изделие".
    Зарубежных бродяг мы встречали хорошим настроением, разговорным туристским ритуалом, удивляли нашими активными помощниками - авторучками с флагом Израиля.
    Полина остановила меня:
    - Раньше я всегда считала англичан самыми большими ценителями собак. Побывав в Японии, я изменила свое мнение. Здесь все собаки, которых мы видели, выглядели так, будто готовятся к конкурсу собачьей красоты. Ухожены, подстрижены и наряжены. Каких только колясок для прогулки собак, специальных слингов, кенгуру или эрго рюкзаков мы здесь ни встретили...
    - Да. И что меня поражает, это то, что здесь Все рядом... Не успела кончится крыша дома, как начались надгробные плиты, а сразу за памятниками идут грядки с овощами... На дорожках тебя встречают милые и любопытные собратья.

     []

    По пути рассматриваем маленькие домики - туалеты?, горы вокруг, ритуальные деревенские строения, не удержались и зашли в магазин-музей домашней утвари, засмотрелись на девчонок, сидящих у входа и синхронно поедающих мороженое. Решили не отказать себе в удовольствии.

     []

    Отсюда нельзя было уехать без сувениров. Полину совершенно умилили детские башмачки из соломы, а меня - манекены в одном из киосков.

     []

    По традиции прошли еще раз, засматривались на дома, пообщались с немолодой итало-мексиканской парой. На автовокзале тепло побеседовали с Барни, одиноким туристом из США. Наши бродяжные тропы оказались близки.
    - Барни, - спросил я его,- Как Трамп смог опередить Хиллари и стать президентом США?
    - Да, аутсайдер стал победителем президентской гонки, несмотря на заверения экспертов, и открытый антитрамповский характер СМИ. Я не думаю, что помогла "рука Москвы". Главное, по-моему, американская демократия была на высоте.
    Мы поговорили о турпланах.
    - Барни, ты хотел бы посетить Россию?
    - Да, я надеюсь с сыном посмотреть Москву.
    - Мне кажется, Санкт-Петербург предпочтительнее.
    Что делать? Настрой не определяет вкус... И я протянул ему нашу ручку.
    - Приглашаю Тебя в Израиль...
    - Приеду,-сказал Барни, немного подумав,- Ты знаешь, планируя пути-дороги, я не заношу в книгу своей жизни такие слова, как "неуверенность", "нежелание", я беру лишу одно слово "отвага" и, следуя с верой, достигаю цели...
    Как здорово сказано подумал я. Не мили, а встреченные нами лица лучше всего измеряют наши странствия. Знать реальную ценность Человека может только путешественник. Мы обнялись с Барни на прощание.

     []

    Садимся в полупустой вагон до Каназавы. Я отметил: сколько уважительности скрыто за поклонами контролера, который вошел в вагон, стал по стойке "смирно", кивком приветствовал нас, и... не захотел будить рядом заснувшего парня с палочкой.
    Обратная дорога была невозможно красивой. Приехав в Каназаву, забрали чемоданы из камеры хранения, купили в дорогу еду и сели на синкансен, отъезжающий в Киото.
    Около 22.00 вселились в Hotel Grand Bach Kyoto Select, который попался Полине по 50-ти процентной скидке.
    Было очень приятно, что когда мы вышли с платформы в здание вокзала, пара пожилых людей вручила нам, приехавшим иностранцам, карту города и схему с расписанием автобусов. Сразу такое нежное чувство - "Нас ждали!"

     []

    Выходим в ближайший супермаркет. Мы уже опытные, знаем, что здесь сможем купить, разогреть и поесть.
    Ужин в Японии должен быть разнообразным, его основной принцип: всего понемногу, но свежего. Рис, салат-овощи на пару, рыба (я взял креветки), вагаси - сладости из фруктов. Ни картошки, ни хлеба...
    Вечерняя прогулка по Киото завершает наш очередной бродяжный день.
    Недалеко Гион - квартал гейш. Почувствуем атмосферу былой Японии. Здесь еще сохранились чайные домики, откуда льется приглушенный свет. Мы не прислушивались к стуку колодок, не искали взглядами гейш в ярких кимано. Нас вполне устроили и порадовали две юные майко (ученицы), видимо, торопливо спешащие к дому, да помощь этого квартала, который теперь защитит нас от болезней и, говорят, приносит счастье.
    Поздний сумрак. Супермаркет у гостиницы снова ждет нас и мы в малом японском продуктовом "музее".
    Сливовое вино "Умэсю (Umeshu)" - это, поистине шедевр. И мы устроились в уютном уголке музея, подняли наши кружки.
    - За ТУРИЗМ, произнес я,- чтобы его авторитет не гас, а расцветал, чтобы он держался не на солнечных лазурных берегах, а на людских лачугах и природных красотах в самых глубинах нашей Земли.
    - И за ДВУХСОТТРИДЦАТИПЯТИЛЕТИЕ Мари́-Анри́ Бейля - СТЕНДАЛЯ, за то, что он - первый пропагандист ввел "туризм" в широкий оборот, - добавила Полина.
    Кажется, на сегодня достаточно. Мне еще предстоит распутать в дневнике моток наших дневных забот.  []

    Успели пройтись по ночному Киото, познакомились со студентом Иори, перекусили по-японски, и, как младенцы, заснули в предвкушении следующего дня.

     []

    28 СЕНТЯБРЯ 2017

    КИОТО

    СТАРЫЙ ПРУД.
    ПРЫГНУЛА В ВОДУ ЛЯГУШКА.
    ВСПЛЕСК В ТИШИНЕ.

    М.Басё

    Пасмурно, +16+18.
    Ранний подъем. Легкий завтрак. Выходим в Киото.
    Киото - тысячелетняя столица Японии, где сосредоточено все, в чем воплотилась духовная сущность японской культуры, истории и национальное своеобразие японцев.

     []

    Глядя на этих очаровательных японских девочек, трудно поверить, что их прабабушки, а возможно, и бабушки ещё сто лет назад "нисколько не смущаясь, принимали при посторонних мужчинах ванну или купались голышом на берегу моря". Единственные, кто чем-то напоминают о прежних временах - это они - японские школьницы. Похоже, среди них уже много лет идет негласное соревнование - у кого юбка короче. Ход этой отчаянной борьбы привлёк внимание одного японского журнала, который решил замерить длину юбок и определить чемпионок Юго-Западной Японии. Победу одержали школьницы нашего Киото со средним результатом 16,7 см выше колен!

     []

    Реки и горы окружают город со всех сторон. Пожары не сохранили нам запах истории, деяния древних зодчих, а жителей города спас от атомного удара министр обороны США Стимсон, заменив своим решением цель "Enola Gay" - Киото на Нагасаки.
    На автобусе, пешком мимо "парковки лошадей" (коновязь с пятью стойлами - чистый сухой остаток далекого прошлого!), затем вверх и маленькой улочкой выходим к "Храму чистой воды".

     []

    На высоком постаменте нас встречает "семейство львов". Приветствуем их и движемся к трехярусной пагоде Сандзю. Уникально строение ее крыши: каждый этаж растет - оригинально, копирует стебель. Из пасти дракона родник предлагает живительную влагу.

     []

    Длинный путь прошли сооружения одного из красивейших буддийских храмовых комплексов: от небольшого монастыря, через многочисленные пепелища, землетрясения, тайфуны, самурайские междоусобицы, и сегодня не время, а море желто-красных листьев вишни на живописном склоне горы Отова прячет от нас его святилища, пагоды...
    Меня поразил не масштаб, не количество храмов и пагод, не красиво утонченный "новодел", а гармония сооружений с окружающим миром. Похоже, сама природа указывала, что и где поместить...
    И нам так хочется отметиться, чтобы нас слышали... Но, как без жертвенных ящичков. Сначала кинь монетку за перегородку, потом звони и радуйся. И обязательно похлопай в ладошки. Полина - умница все сотворила на большом серьезе.

     []

    Ворота, крыши, каменные изваяния - любое деяние на всем пути обозрения, чтобы ярче сиять, окутано таинственной аурой - клубками легенд, мифами, желаниями, просьбами, помощью страждущим...
    Подъем к храмам стережет бронзовый монах со стеклянным шаром в руках, отполированный руками тысяч странников, и - без шара (тогда полируется сам монах), божком "с любовным трепетом" (донести послание до адресата поможет кролик), предложениями - обозначить молитву, загадать желание, с обязательным условием - помахать палочкой... Иногда мы можем попробовать блинчики, но чаще "помощь" требует кинуть монетку.
    Как тут не вспомнить моих заполярных саамов? Как-то в столице мурманских аборигенов в селе Ловозеро мы сидели за бутыльком водки с братом моего рыбачьего друга Лешей и я услышал: саамы говорят: "Если ваше желание до сих пор не исполнилось, значит, оно не оплачено". Вот так! Все значимо и известно всем на каждом кусочке нашей маленькой Земли.
    А здесь у Срединных ворот храма с черной черепицей на восьми колоннах у родника, украшенного драконом, омой руки! У стены этого зала не пропусти огромный камень со ступней Будды, постой, потрогай и самые тяжкие грехи улетят с души твоей...

     []

    Отстояли небольшую очередь к ритуальному трехструйному водопаду - "Три потока воды" в храме "Чистой воды", они не только несут мудрость, здоровье и долголетие, но и рядом они хранят божество, отпугивающее злых духов. Набери с помощью длинной деревянной рукоятки черпачок воды, попробуй, выбери не больше одного потока и не хитри, не смешивай.
    Кстати, одно из правил японского этикета требует, чтобы во время ходьбы рот у человека был свободен. На ходу нельзя есть, пить, курить. Всё это можно делать только сидя или, на худой конец, стоя. Во многих странах такого ограничения не существует. В Канаде, Израиле, России, например, люди ходят по городу, бравируя огромными кружками кофе и бутыльками воды, пива.
    А ты, турист на каждом шагу неси встречному обеты, просьбы любви, избавление от болезней, благополучие в доме, доброго пути в странствиях...
    Пройдем с толпой к главному храму одиннадцатиликой, тысячерукой и многообразной Кэннон. В Японии, как и в Китае, приняты многочисленные сцены, где ты просто тонешь в океанском мире ликов, поз, героев. Мне кажется, этот "воинский" принцип (так я его назвал) связан с историей этих стран, которая пересыщена схватками, битвами тысяч и тысяч воинов...

    Проживи жизнь
    девятую не как те
    восемь - воюя.

    Исами Кондо, 1834-1868.

    Схватка с охранником разгорелась у нас в храме (каменные стражи с устрашающими позами повсюду). Запрет на фотосъемки был развешан на стенах, он ломает наши туристские принципы. Мы непослушные странники со "своим уставом". И здесь мы не устояли. С трудом мы согласились ликвидировать (убедил охранник) последние пару фотографий...

     []

    Остальные 1001 статуи Кэннона (кипарис с позолотой), что поместились в самом длинном в Японии 120-метровом деревянном зале (124 из них смотрят с XIII века), я оставил для Вас.

     []

    Постояли на огромной в прошлом императорской веранде, она на десяток метров отступает от края скалы. Уже привыкли, что не гвозди помогают нам, а пенька, что родина этой в прошлом танцевальной площадки - столица сакэ Нагаока. И маленькая, сильная историей Япония, перенесла площадку сюда,- и постоянно делает многое, чтобы сохранить свое наследие и наше внимание. Мы постояли здесь. Полина порадовалась морю желто-красных листьев вишни вокруг. Я пытался разглядеть вдали Киото.

    Летние травы!
    Вот они, воинов павших
    Грезы о славе...

    Мацуо Басе,1644-1694.

    В темной кумирне святилища два камня в восемнадцати метрах друг от друга. Хочешь найти свою любовь? Пройди от одного к другому с закрытыми глазами!
    Здесь же за пару долларов продаются бумажки из рисовой бумаги. Мы купили. Полина черкнула, отметила проблемы, а я опустил ее в воду, где бумажка и с ней все проблемы растворились...
    Пора перекусить. Выискиваем ресторан. Зашли в полутемное помещение с семейными закутками и горящими конфорками. Ресторан "Сябу-сябу". Ну что ж, попробуем. Милая официантка поняла нас. Фирменное блюдо? Извольте. Через несколько минут под ее руководством Полина уже работает. Куски мраморной говядины окунает в кипящий бульон, затем кладет овощи, листья хризантемы, грибы, лапшу, яйцо... Палочки в ходу, и мы объедаемся ароматным, сытным, согревающим блюдом сябу-сябу - отличное представление о кулинарной культуре Киото.
    Аматэрасу не отходила от нас. Чаевые - наш израильский сувенир она приняла с достоинством и благодарностью. Просто чаевые в Японии противопоказаны - это вы уже знаете.
    Нам пора. Нас ждет шоу-шоу в Gion Corner. В зрительном зале мы оказались одними из первых.
    Каждый раз, бывая в новой стране, мы стараемся не пройти мимо искусства - культурной жизни ее народа.

     []

    Шоу, как обычно, включало короткие выступления 7 видов искусств древнего Киото: бытовую сцену, чайную церемонию Садоо, экибаны, танцы гейш и майко, сцену кукольной сказки, танец дракона под барабаны.

     []

    Кажется все удивительно просто, и запомнилось: строгое сочетание сочных красок, экзотически торжественные позы коленопреклоненных артистов, замерзших, как фарфоровые изваяния, гипнотические ощущения угрозы... И главное, что я вынес из театра кабуки, это незабываемое впечатление о том, что я видел и слышал не столько на сцене, сколько реакцию зала.
    И в Китае, и в Японии меня поразило желание народа бережно сохранять свое культурное прошлое, не дать ему осовремениться, не позволить во времени стать непонятыми даже костюмы...
    Покидая шоу, повстречали у каменных стражников с устрашающими позами две пары израильтян из Хайфы, месяц они путешествуют по стране. Они молоды, веселы и довольны...
    В течение дня пять юных и один пожилой японец оказали нам туристскую помощь. Мы благодарны им, а пожилой паре испанцев, двум калифорнийцам, красавице-румынке, семье бельгийцев, двум англичанам и канадцу за встречу. Я всех останавливал, спрашивал, и с Полиной мы старались объять их прекрасным настроением, обговорить бродяжным ритуалом, удивить нашими активными помощниками - авторучками с картой Израиля. Всем им - привет!

    Луна - проводник
    Зовет:"Загляни ко мне".
    Дом у дороги.

    Мицуо Басе, 1644-1694.

    Вышли на людный проспект, залитый огнями и радостью. Мелькают элегантные пары, слышен смех, рокот автомобилей и ... пение. Вот не ожидал. Оказывается, пение популярно в Японии. Есть, так называемые "поющие бары", "караоке-бары, даже боксы из грузовых транспортных контейнеров для семейного пения. А поющие дороги, помните? Пение для многих японцев - лучший способ снять стресс и расслабиться.
    Это надо слышать и видеть! И эта осветленная пением картина с веселыми и безумными проявлениями жизни напомнила мне полярные, темные утрА Заполярного Мурманска с бледными, меланхоличными лицами сотрудников и прохожих, не помышляющих ни о каком-то пении...

     []

    Атсуши, студент языкового колледжа. Русский и английский его вторые языки. Вместе с ним по маленькой улочке мы спускаемся вниз к дому.

     []


    29 СЕНТЯБРЯ 2017

    КИОТО

    В НЕВЕРНОМ МИРЕ Я СТРАДАТЬ УСТАЛ,-
    В НЕПРОЧНОМ МИРЕ ЛИШЬ ПЕЧАЛЬ ДА СТОНЫ,
    УЙДУ В ТЕСНИНУ ГОР...
    ПУСТЬ ЖИЗНЬ РАСТАЕТ ТАМ,
    КАК ТАЕТ СНЕГ НА ЛИСТЬЯ ВЫСОКИХ РЯБИН...

    Пасмурно, +20+22, днем теплее.
    Легкий, здоровый завтрак. Фрукты, кукурузные хлопья, апельсиновый сок, йогурт, нежирный творог.
    Прошли по широкой улице Senbon Dori. Трудно было не обратить внимание на уборщика. Похоже, он спешит сразу после работы идти на свидание или в театр, не переодеваясь...
    Сегодня в наших планах храмы, погруженные в природу.

     []

    Право, уже первый, встреченный нами небольшой храм с садом песка "волнами или рябью на воде", и абстрактным орнаментом внутри порадовал нас необычностью, исполнительским вкусом - яркий пример "сухого пейзажа", как и поляна с каменьями рядом. Уверен, все они наполнены символизмом. Ну, что ж, попытаемся?

     []

    Когда-то в этом островном царстве в девственных лесах на берегах озер и рек, окруженных горами, стояли только поселения охотников и рыбаков. Пришельцы с юга не только унаследовали культ поклонения горам, они создали им новую "оправу" деревнями под тростниковыми крышами, белостенными самурайскими замками - позднее, но не были забыты, по-моему, основы "природной силы" - вода и камни.

     []

    Японские сады характерны гравием, камнями и водой в определенной композиции, с высокими соснами и ярко-красными кленами. Найти двух одинаковых парков и садов невозможно, как очень трудно мне оценить их образную емкость, нацеленную на созерцание, постижение далеко ушедшего от нас островного бытия... Первое впечатление - чистота и строгая ассиметричность. Здесь есть все, чем интересны разные местности Японии. И все же несколько о камне, что мне известно...
    Камень в Японии символ оплодотворяющей силы, энергии, удачи. Его используют как природного соавтора в создании гармонического мира. Это особый символ.
    В "сухом саду" камень - каркас всей композиции. В его облике ощущается работа времени, прочность и вечность гор. Перед нами суровая простота, прелесть старины - твердое мужское начало.
    От нашего взора не прячутся на песке прихотливые линии отпечатков языков морского прибоя - показатель близости воды. А гравий, песок - производные камня своей зыбучей таинственностью ассоциируются с женским началом. Даже цвет камней в этих садах играет особую роль. Изысканным считается серебристо-серый и зелено-голубой - цвета времени, прелесть старины. Мне понятно, но неведано.
    Камень не просто крик природы, это сокровенный объект красоты!
    Японский сад камней - уникальное сооружение. Основная площадь его засыпана песком или мелкой галькой, а на ней как бы в беспорядке разбросаны группы неотесанных камней. Однако беспорядочность только кажущаяся. Расположение групп и композиция камней в группах подчиняются правилам. Камни в группах располагают по три в соответствии с буддийской триадой. Сады камней функционально предназначены для медитаций, отстранения от мирской суеты и повседневных проблем. Конструкция усиливает тягу японцев к любованию природой, размышлению, уединению. Здесь в явном виде выступают такие принципы как умение видеть прелесть обычного и изящество простоты.
    Повстречали (с нашей подачи) ребят из Австралии. Они в Японии в третий раз. Семья из Англии, две юные испанки, пары из Польши и Бельгии. Порадовали ребята из Ижевска, которые поинтересовались, не знаем ли мы, где найти ближайший онсэн...
    Белый гравий, песок, камни группами, мох. Эти цвета ничего не говорят моему дальтоническому глазу. Что я вижу? Чистоту, строгость, камни, прячущиеся наполовину в воде или друг за друга. Да, все символы японского сада пока мне неподвластны, слишком они темны в моей мозговой и зрительской глубинах. Наверное, надо начинать с хайку, постараться распутать емкие мысли средневековых поэтов, которые находят себя и "плавают в краткости" на эти темы. Трумен Капоте (почитайте этого великолепного стилиста!) "рассказал мне": ... раньше переписка шла преимущественно в стихах, культурный японец знал сотни стихотворений и текстов, мог цитировать их, подкреплять ими свою мысль - а если нет, то сочинить свое собственное. Поэзия в те дни была развлечением. Обычай этот жив, мне кажется - в хайку...

     []

    Я уже говорил, японский сад и европейский противоположны во всем. Европа считает, что природу надо улучшать, сделать симметричной, поэтому в основе кругло-овальные пруды, одно-высокие деревья, памятники... Японский сад ищет "подсказку" в самой натуре, любит простор, естественные пруды с карпами часто в виде сердечка, деревянные мостики, все, что тонко олицетворяет многообразие и величие самой природы. Даже общий колорит японского сада отличается бОльшей мягкостью. Вот я иду по дорожке японского сада. Вы думаете она прямая, как в европейском саду? Нет она волниста и змеевидна и, конечно, более эффектна для разнообразного пространства. А вместо памятников, что любят европейские сады, в Японии - камень необычной формы остановит тебя, заставит оглядеться, окинуть взором пейзаж... Где вы в Европе видели плоские камни среди зелени - "следы монаха"? Итак, господа, я думаю вы согласитесь: сад - это естественное продолжение окружающей природы. И никак иначе!
    Японские храмы - другое дело. Они схожи, близки друг другу и тщательно убраны. С тонкой росписью по стенам и всесильным названием, которое иногда затмевает название целого комплекса. На особом листочке ты почти всегда получишь оттиск храмовой печати, путеводитель на английском языке и обязательный вежливый кивок с улыбкой вслед.

    мгновения летних дней
    и улетела.

    Морио Таскэ

    Переходя из одного сада в другой, на маленькой улочке мы повстречали Юри и Мицки двух молоденьких девушек в красочных кимано с высокими и замысловатыми башнями причесок - хангёку (майко) -"полудрагоценный камень" ученицы, ждущие посвящения в гейшу. Они привлекают туристов, ждут с желанием сфотографироваться.

     []

    Чего только нет в их волосах? Цветы, гребни, гирлянды, колокольчики.
    О чем мы поговорили? Мы рассказали откуда прилетели, что увидели. Они с яркими сияниями глаз - о том, как привлекают туристов, ждут с желанием сфотографироваться.

     []

    - Какие вы молодцы,- засмеялась Юри. Полина заговорила о музыке, спросила:
    - Какие песни поют в Японии?
    Хрупкая, озорная красавица-майко Мицки напела... Песня оказалась красивой, душевной. Мы тепло попрощались. Обе поклонились в ответ на наши маленькие благодарения.

     []

    Погуляли в Оленьем саду, постояли у возрастной сосны, одна из ветвей которой напомнила лодку, плывущую в пухлых небесных перинах. Повстречали туристов из Бразилии, молодую пару из Катара, двух девушек из Германии, парня из Марокко, пару из Румынии, испанца. Не удивляйтесь! Я останавливаю всех встреченных европейцев.
    Откушали черные "мочи" - пирожки из рисовой муки со сладкими бобами.
    Вы, я надеюсь, представляете, как мы удивились, увидев двух белокурых европеек - молодых мам с колясками и грустной собакой, видимо, утомленной невниманием. Как оказалось, Елена и Майя прибыли из Кургана и Петрозаводска. Обычные студенческие истории.
    Песочное море. Отметились у камней храма "Миролюбивого дракона". Они долгие годы "плывут" в океане белого гравия, рассказывают нам о религии "дзэн" - буддийской религии познания себя без Бога.

     []

    Мимо чайного домика "Прелесть вечерней зори" прошли через бамбуковый лес Арашияма. Бамбук. Что мы знаем об этой травке? Прогулка по бамбуковому лесу меня умиротворила, я будто перенесся в другой мир. Когда дует ветер, зеленые деревья бамбука раскачиваются, они танцуют и поют при помощи листьев и стеблей, и рассказывают о бамбуковом пледе, бамбуковом пилинге, о бамбуковом чае, насыщенном витаминами, калием, железом и без кофеина, о миллионах поделок, украшающих дизайн интерьеров, о мягких и легких подушках, о Манильском органе в церкви Иосифа.

    Хотя в этот вечер
    Я в гости не жду никого,
    Но дрогнуло в сердце,
    Когда всколыхнулась под ветром
    Бамбуковая занавеска.

    Одзава Роан

    Да бамбук растет очень быстро, но цветет раз в четверть века и звук в бамбуковом лесу признан в ряду самых удивительных в музыке природы. И снова японская подсказка: стремись вверх и вперед, дружище! Для меня бамбук - это полный отрыв от цивилизации и истинное наслаждение необычностью природы!

     []

    Дошли до храма "Множества фонарей", каждый из которых благодарность спонсору.
    Остановил, заставил посидеть моховый сад с морем серебряного песка и массивным конусом - платформой для "просмотра Луны".

     []

    Долго рассматривали "храм Тигра" с рисунками на дверях и внутри на стенах. Тигр, прыгающий, пьющий воду, плывущий. Два больших и два малых камня в его саду тоже изображают тигриное семейство, я думаю.
    По неширокой улице дошли до Текстильного центра, где Полина с помощью серьезной Мэг, примерила элегантное, светлое кимано с "барабанным узлом", приобрели подарки близким.

     []

    Посмотрели шоу-кимано. Перед нами прошелестели кимано разных цветов, брошки... Многое, что нужно для девоньки, дамы, для прогулок и встреч, для визитов, театра, сезонов.

     []

    Я порадовался простору парков, упирающегося в высоченные деревья, цветники, каменья, берега, и просторные поляны, чайные домики, украшенные замысловатыми деревянными решетками. Искусственные холмы, острова, мосты, павильоны, скалы и другие элементы используются, чтобы представить известные пейзажи, которыми знамениты разные местности Японии.
    Очарование японских садов заключается в изменчивости видов при взгляде на них с разных точек, в зависимости от времени года и в разные часы в течение дня.
    Разговорились с Кэмеко, пожилым японцем в широкополой шляпе. Он так неплохо владел английским (учился на фармаколога в Ярославле), что смог нам объяснить, почему его ногам комфортно, когда пальцы в обуви раздвоены, что в этом положении - отделенного большого пальца, расслабляется и стимулируется работа головного мозга. Поэтому, дескать, дзика-таби традиционна у японцев. Прощаясь, он добавил:
    - У нас существует давний обычай снимать обувь, так что и вид носков важен. Я знаю, что более оригинальных носков по расцветке, качеству, чем в Японии вы не найдете...Где вы видели носочные улицы, города Носков? Здесь производят только носки!

     []

    Прошли в сторону рынка Нисики. Крытая, узкая торговая улица вдоль которой больше ста магазинов. Под стеклянной крышей проход около 400 метров с огромным выбором овощей, рыбы, соленостей, сладостей, исполинские апельсины, виноград размером с мячики для пинг-понга (шкурка жестковата), розовые пирамиды яблок. Лишний раз ощутили атмосферу Японии, когда зашли в один из старейших магазинов Нисики - Арицугу (1560 год). Ножи ручной работы на огромных кругах поразили меня.
    Почувствовали надо перекусить.
    Зашли в ресторан. Английский здесь слаб, поэтому Полина использует, вы уже знаете, свой способ заказа: проходит по столам, и официанту делает свой выбор - указывает на еду посетителей. Себе она выбрала креветки, а мне предложила осьминогов, точнее "карпаччо из осьминогов с васаби". Меня не надо мотивировать пробовать новое, я всегда готов. Во время трапезы мы, естественно, обмениваемся блюдами. Тонкие ломтики щупальцев осьминога с лимонным соком, петрушкой и базиликом оказались нежнейшими и очень вкусными. О васаби разговор особый. Это растение - подруга горных рек, по остроте близка горчице, обладает антимикробными свойствами. Перекус оказался очень дорогим. Причина? Вы правы - васаби!

    Убил паука,
    И так одиноко стало
    В холоде ночи.

    Масаока Сики

    Вышли на улицу. Право, захотелось присесть, осмотреться. Но скамеек мы не нашли. Видимо Это , решил я, естественный способ побуждения к активности, и он прокладывает прямой путь к долгожительству. И я не был удивлен, узнав, что городок Кетанго на северном морском побережье Киото с населением около 60.000 жителей и 59-ю долгожителями свыше столетнего возраста по этому показателю в 2,5 раза превышает средние показатели по Японии.
    Ну что ж, самое время пройтись "Философской тропой".

     []

    Мне скромнее другое ее название "Тропа писателя"... Все равно! Пройдемся вместе! Небольшая тропинка у ручья в каменном почти двухкилометровом русле, сотни деревьев вишни сакуры, цветы (дань цветочной традиции ханами), карпы и форель, статуэтки в красных и белых передниках - покровители детей и нас бродяг...
    Посвятим полчаса медитации, отбросим постороннее, вольемся в Красоту и Тишину! Живописные виды требуют сосредоточенности и тишины! Вспомним хорошее и радостное!

     []

    Грядет ранний вечер. Отпустил Полину в свободное плавание, а сам сел у самой реки. Обычная простенькая набережная, рядом мост, широкий проспект. А со мной цапля в прибрежных кустах, утки и у самого берега огромная рыбина чмокает и бьет хвостом - занята своим делом. Кину ей монетку-приманку, чтобы долго была со мной рядом.

     []

    С моста слышу призыв Полины, значит пора в супермаркет и к дому.

     []


    30 СЕНТЯБРЯ 2017

    НАРА

    ВСЕ ВСЕ БЕЛО! - ГЛАЗА НЕ РАЗЛИЧАТ,
    КАК ТУТ СМЕШАЛСЯ С ЦВЕТОМ СОСНЫ СНЕГ...
    ГДЕ СНЕГ? ГДЕ ЦВЕТ?
    И ТОЛЬКО АРОМАТ
    УКАЖЕТ ЛЮДЯМ СОСНА ИЛИ НЕТ?

    Погода рядом с нами шагает солнечным утром.
    Едем в Нару. Сижу у окна "стеклянной" электрички с удобными, функциональными сидениями, которые легким нажатием сверху разворачиваются по твоему желанию. Мимо проносятся поля, домики, зачастую неказистые, похоже, почерневшие от времени, огороды, маленькие дворики.
    Вдруг застучало в голове: " узловата и таинственна Жизнь. Как уверенно и настойчиво гонит она паству свою по земным просторам, к холмам и полям, островам, затерянным на краю земли, и что, собственно, я ищу в далекой Японии? Почему вообще меня так тянет путешествовать?"
    - Что вы будете делать почти месяц в Японии? - удивляется мой школьный друг Симка.
    - И не страшно? - добавляет, уже который раз, издатель моих описывающих слов Володя, зная, что мы едем дикарями...
    Одни удивляются, другие не высказывают особого энтузиазма, третьи молча выбирают курорты Европы... И знает Жизнь - Это нормально. Все мы разные. И в конце концов именно благодаря разнообразию наш мир прекрасен и интересен. Я уверен, что каждый из нас из массы впечатлений пытается выхватить самую главную нить и донести ее до друзей и близких. Какой смысл жить, если живешь только ради работы, пожирающей тебя?

    О, звездопады
    Сколько желаний моих
    Сбыться могло бы.

    Кицунэ Миято

    И, если вы еще ждете моего ответа? Извольте! Отвечу кратко:
    - Увидеть и побродить, побывать и открыть, узнать и удивиться!
    40 минут промелькнули и мы в Наре. Из тысячелетней "Южной столицы" Японии Киото мы прибыли в почти столетнюю, но древнюю императорскую столицу страны - Нару. Попытаемся разглядеть город на фоне горы Вакакуса и лесистых холмов, прочувствовать его козыри. Замедлили шаг, желая хотя бы ненадолго окунуться в необычную жизнь первой столицы Японии. Я - житель российского Санкт-Петербурга в XX веке, обратил внимание на прямоугольную планировку города, невысокие дома, старинные улочки Нары.
    Десяток минут от вокзала и вот наша первая цель - Парк оленей.
    Согласитесь, картина действительно необычна. Животные совсем рядом с жильем человека!

     []

    И какие! При виде жаждущих твоего внимания оленей (здесь они посланники богов, защитники) вспыхнули мои мнемы - картины забавных встреч с животными на дорогах наших странствий. Конечно, это "пищевой бой" с южно-американскими енотами-носухами, закончившийся их победой близ аргентино-бразильско-парагвайского водопада Игуасу. Это часы близкого соседства со спящими морскими котиками на скамейках в городке Сан-Кристобаль (Галапагоссы). Это контакт с грозными, но добрыми поведением красавцами игуанами в маленьком центральном парке г.Гуаякиля (Эквадор).

     []

    Олени - неотъемлемая часть, украшение Нары. Не только "парк 1000" их вотчина. Они расхаживают по городу, лежат, где им вздумается, постоянно ищут вкусненькое в твоих руках. Настойчивость их естественна.

    Хурму откусил -
    Зазвонил колокол...

    Масаока Сики (1867-1902) сочинил маркер года в Наре.

    И эта близость радует туристов, как и необычная привлекательность "хозяев", их длинный язык, зубы, если ты не расторопен, поклоны, просящие и благодарные за сэмбэй (японское печенье).

     []

    Олежки бродят везде, никто их не ограничивает, на дорогах защищают сигналами опасности, а горн с 6-ой симфонией Бетховена зовет их в загоны на обед, ко сну. Уборщики успевают навести чистоту. А я от них просто без ума. Есть повод!

    Стаяли снега, -
    И полна вдруг вся деревня
    Шумной детворой!

    "Праздники Севера" Заполярного Мурманска с гонками на оленьих упряжках. Долгие годы с сослуживцами я помогал этим соревнованиям по медицинской части.

     []

    Помню, как на заседании облисполкома настаивал, чтобы бечевкой огородили дистанцию оленьих упряжек от зрителей, как переживал, наблюдая за оленями на дистанции, когда вздымая клубы белого мартовского снега, летит оленья тройка. На нартах каюр в малице кричит, машет длинным хореем. Упряжка готова перевернуться на поворотах тяжелой круговерти в "Долине уюта" - в самом центре столицы советского Заполярья.
    Помню, как, оказавшись в почти пустом с.Ловозеро, я забрался в шуструю тундру и там на краю кораля в Полмосе, видел, как оленевод вытащил из стада "своего" оленя и тут же, прямо на снегу, убил его маленьким ножом. Мне предложили по саамской традиции сделать глоток теплой, свежей оленьей крови. Я отказался пить кровь с рядом умирающим оленем. Не смог. Строганина с сочной морошкой на ужин - другое дело.
    До сих пор олень занимает важное место в жизни саамов мурманского севера. Заполярный олень не только еда, он символ бодрости и щедрости, а ручной забой - это кровавое пиршество благодарных саамов, которое до сих пор не кончается на мобильном пункте "Тундра": тысячи оленей убивают здесь ежегодно. Стыд и гордость России...
    Да, у оленей Нары и Мурманска разные судьбы. Мурманские олени крупнее, а у оленей Нары жизнь неизмеримо комфортнее, мурманские стада огромны, убои кровавы и оленье мясо (колбаса, окорока, консервы) "работает" на заграницу, а олени Нары - радость туристов и горожан, саамские олени полярной зимой сами с трудом находят ягель под снегом, а олени Нары постоянно благодарят туристов за сладкие печенья.

    Над весенней тундрой гуси кличут.
    Торф от снега талого намок.
    Маленький олешек робко тычет
    Белую мордашку в белый мох.

    У него пока и силы мало,
    Он на ножках тоненьких дрожит.
    Ну, а рядом бдительная мама
    Своего дитятю сторожит.

    Рядом с ним гуляет и приляжет,
    Шерстку пооближет языком,
    Ягель на проталинке укажет
    Иль напоит вкусным молоком.

    Октябрина Воронова, саамская поэтесса.

    Сейчас говорят, что при Советской власти саамы подвергались репрессиям. Я в то советское время слышал другое: постоянную заботу партии и правительства... Знаю о том, что саамов заставляли покидать чумы и переселяться в ловозероские дома, что они с трудом осваивали новое жилье, что в комнатах жгли костры, спивались...

     []

    Возвращаюсь в Японию.
    В XIX веке европейцев-путешественников удивила очаровательная простота японцев, которые, осваивая жилье, так же, как и саамы, в любых условиях даже не догадывались о своей неуместной наготе. Как правило, с улыбкой, без стыда, голые они следовали по комнатам, мылись в общих банях, и, если погода позволяла, то частенько после горячей ванны выскакивали на улицу нагишом и, красные как раки, бежали в таком виде по улице, не опасаясь, повидимому, простуды. В чем причина такого своеобразного этикета? Да, вы правы, - длительная изоляция страны...

     []

    Через огромные, деревянные тории Нандаймон (XIII век) мы прошли к великому храму Тодай. Храм - свидетель шествия буддизма из Китая (VI век). Мы у самого крупного в мире строения из дерева.

     []

    Его история - это 2,5 млн. строителей; жемчуг, золото, серебро, агат, коралл, раковины "сяко", зарытые по традиции в его основание; перестройки в столетиях...
    Мне и Полине Храм очень понравился, а мой скромный художественный запал разгорелся настолько, что появилось непреодолимое желание побыть здесь подольше. Бронзовый Будда под сусальным золотом (с постаментом - 18.03 м, весом - 250 тонн) был этому виной. Сооруженный на народные деньги (корейский скульптор Кимимаро), в 745 году он был доставлен в Нару. На площадке рядом с Буддой, с тыльной стороны я пытался рассмотреть различные вещи с "императорского кармана" тех далеких времен: картины, медную, глиняную, стеклянную посуду, одежду, шляпы... Из скульптуры Будды, полой внутри, с множеством деревянных конструкций, ежегодно ведрами выносят осевшую пыль.
    Скульптура Будды - память о погибших от оспенной эпидемии в 737, он сам пострадал (особенно голова) от пожара в XVI веке. Мы не забыли Это, внесли свою копеечку за глиняную плитку, которую подписали и пожертвовали на покрой здания храма... У входа в зал я, чуть откинув красную накидку, потрогал и "свое" проблемное место на японском покровителе и целителе Бинзуре. Что делать... Теперь верю в такие байки.
    Покинули храм через Южные ворота с высокими стражниками.
    На террасе самой высокой пагоды в Японии (57м), еще немного постояли над садом с уютными чайными домиками и многовековыми деревьями. Душевно отдохнули: Полина за чашечкой зеленого чая с японскими сладостями - булочками из рисового теста с пастой из красных бобов, я с холодненьким "Ебису".

     []

    Покидали Нару дорогой нескольких тысяч железных и каменных фонарей - подарков святилищу Косуга и красавице Наре его жителями, прихожанами, гостями...

     []

    Японцы любят свою историю и буквально с месячными детьми посещают Нару. Мы с удовольствием пообщались с ребятами, они ждут малыша.

    Однако, наш путь к "Золотому павильону" - одной из топовых примечательностей страны.

     []

    Красота спасала павильон от грабежей, не спасла его от пожара 2 июля 1950.
    Сегодня, как и в те далекие годы два этажа покрыты чистым золотом под защитным лаком, третий - "Вершина прекрасного" - частично листовым. Как без статуи Будды? Без китайского Феникса на крыше? Без Усыпальницы, на которую были затрачены огромные средства. Страна озер или "Страна тростниковых равнин" - как же в древности называли Японию?

     []

    Без пруда с живописными островками с камнями? Камни и здесь особенные, необычные. Вассалы преподносили их своему сегуну, радуясь его долголетию, подчеркивая силу и строгость его правления...
    Посидели у огромной сосны, отведали "черные мочи" с моим зеленым чаем. Кристальная гладь озера Кёкоти, на берегу которого возвышается храм, отражает великолепное сияние этого золотого чуда, а островки и камни, гармонично обрамляющие сказочный пейзаж, лишь подчеркивают его изысканную красоту.
    Мы не дошли до ворот "Санмон", строителем которых был мастер чайной церемонии. К сожалению, увековечив свое изображение на верхней балке, он вынужден был самостоятельно покинуть свет...
    Конечно, каждый храм радует нас в своем саду с камнями в морях белого гравия.
    Однако, план надо тянуть...

    Где сильному, разумному преграда?
    Медовой речи ведь любой покорен.
    Настойчивей стремиться к цели надо!
    Лишь тот всего добьётся, кто упорен.

    На автобусе добираемся до святилища "Фусима".

     []

    Часто ли мы проходим мимо колоколов, господа? Хочу хотя бы увидеть необычные тории, вспылить в памяти школьные годы, когда мы, десятиклассники, прошли южным берегом Крыма и каменными воротами самого красивого места Крыма Кара-Дага...
    Бесконечные красные тории в самом главном из десятков тысяч храмов "Инари" в святилище Фусими впечатляют! В лучах заката смотрятся эти ворота весьма впечатляюще. Ворота выстроены в лесу среди сосен коридорами. Тропа тянется несколько километров и приводит к святой горе Инари. С Инари открывается вид на Киото. Разных размеров, постоянно заменяемые и растущие подношения ториями делают тебя выше, значительнее, Фусима.
    Спасибо тебе, Нара, ты и твои "дети" мне запомнилась... Конечно, не все, ибо моя голова удерживает только генеральную интенцию картин, и то, к сожалению, не всегда отчетливо.

     []


    1 ОКТЯБРЯ 2017

    КИОТО, ОСАКА

    Шесть признаков у дружбы есть:
    Делиться тайной, вопрошать,
    Давать, и брать, и угощать,
    И за столом у друга есть.

    И вместе странствовать по миру! С киотского вокзала до храмa Тэнрюдзи и знаменитых бамбуковых рощ 15 минут езды.
    И вскоре нас приветствуют лесистые горные склоны, и показался мне уже привычным храм Тэнрюдзи из XIV века.
    Подошли к храму со стороны бамбукового леса Сагано, что зажат посреди городских ландшафтов.
    Тысячи вздымающихся ввысь вечнозеленых деревьев - "картина маслом"! Слышать, как бамбуковые стебли, качаясь от легкого дуновения ветра, издают мелодичные звуки, напоминающие популярные на Востоке ветряные колокольчики, приятно и непривычно. Умиротворяющий трезвон окутывает ощущением гармонии и долго сопровождает нас, как и змеевидные дорожки с ограждениями из увядших, сухих стеблей бамбука.

     []

    Но не Это, по-моему, главные символы бамбуковой рощи. Древесно - травяной запах, ценимый не только мной, но и японской парфюмерией! Именно благодаря ему необычные бамбуковые леса, символы благородства и утонченности, внесены в сотню охраняемых достопримечательностей страны. Немного об особенностях бамбуковых лесов. Всего за один месяц бамбук "мосо" достигает двадцати метров и двадцати сантиметров в диаметре. Снижение спроса на бамбук и его быстрое распространение угрожает дубам, кедрам. Бамбук, как моя любимая сосна, своими корнями и тенями препятствуют жизни насекомых и птиц... Поэтому его не очень ценят, а он "расцветает"...
    Храмовые здания, пагоды и, естественно, сад. Храмы, как я уже говорил, кажутся мне одноликими, от них можно устать. Посидели на крыльце храма у стены фонарей (символы подношений) и необычных, связанных между собой бочонков, наслаждаясь красотой леса на склоне горы, тишиной и гармонией сада, выпили чаю, передохнули.
    История храма полна разрушений, связанными с войнами, тайфунами и временем. С XIV века храм, его Главный зал, зал Дзидзо и Ворота восстановлены. Дарум - основатель буддизма (VI в) с амулетами здоровья, любви и успехов готов помечтать с Тобой.
    В отличие от Храма сады уничтожить сложнее. И они радуют нас, как этот - один из старейших в Японии. Пройдемся, погуляем по Саду, что заливается ярко-красными оттенками кленов, мхом необычной для глаза красоты, приостановимся у водоема в форме иероглифа "Просветленное сердце", взглянем на деревья, перетекающие в естественный лес.

     []

    Здесь, опять же, царство воды и камней, причем каждый из камней - символ. Вот этот центральный - Будда Разума, рядом - Ботхисатвы, остальные, стоящие группами, - рядовые монахи. Причем каждый камень в саду должен определять сам, где ему лежать. 15 камней лежат так, чтобы с любой точки больше 14-ти камней ты не увидишь.
    И нет маленького прудика, в котором я хочу оставить свою "монетку возврата". Я был рад, когда Полина нашла небольшую улочку Йокоте, вымощенную камнями XVII века.
    Мы одни бродим в почти заброшенном храме...
    Пожары, войны, разрушения, последнее в 1950, когда мощный тайфун ударил по Киото, - и Храм с тысячелетней историей на севере провинции приходит в полное запустение. 1980. Скульптор Кого Нишимура становится главным священником Отаги. Он всячески пытается восстановить славу Храма. Но средств нет и храм влачит убогое существование.
    Однажды летним вечером Кого пришла потрясающая идея и он обратился ко всем жителям Японии: кто может и кто хочет вырезать из камня небольшие статуи раканов и пожертвовать их храму. Японцы отозвались, ведь для них характерны дух коллективизма и взаимной поддержки. Одно Это стоит нашего посещения.
    По лестницам мы взобрались на небольшой холм.

     []

    Тысяча скульптур рядами и группами, большинство под мшистыми шапками (будто ждут вас столетиями), каждый занятый своим делом, и все своими эмоциями оживляют, делают картину увиденного чуть грустноватой.
    Мы неспешно обходим батальоны последователей Будды. Кланяемся тысяча-рукой Каннон, вспоминаем что-то подобное виденное нами в Пекинском "Летнем императорском парке", в китайском Ханчжоу в "Храме прибежища душ", вырубленных Будд в черной скале, 500 слушающих Будду архатов, внимающих своему учителю в "Просторном дворце", где мы "обнаружили" копию российского режиссера С.Михалкова.
    Изваяния учеников Будды, сделанные руками в основном любителей, возможно обладают портретным сходством с авторами: у большинства очень живое выражение лиц и все совершенно разные. Вот "двое выпивают", наверное, сакэ.

     []

    Раканы поют, плачут, смеются, Этот идет на теннис, тот спит... Лица и весь набор человеческих радостей, печалей, забот...
    Живые лица оживляют Храм. И ты будто бродишь по городской площади, ищешь близких тебе. И так хочется вернуть то время наших (пусть бараньих) демонстраций, погрузиться в ту атмосферу деловой безмятежности, учебы...
    Необычность, простота, славная идея - все доставило нам удовольствие и расслабление. Традиции надо ценить. Беру монетку, вон тот грустный ракан, самый похожий на меня, и становится моей целью.
    Однако пора. На автобус до храма Отаги Ненбуцу-дзу мы опоздали. Есть такси, наши 1070 йен и мы у знаменитых "Парящих фонтанов", фонтанам всего 50 лет, и они удивляют...

     []

    Посмотрели? Теперь пора на юг острова Хонсю в Осаку. Едем в гостиницу экономического центра префектуры.

     []

    Мои слова удивления Главным железнодорожным вокзалом Осаки. Он встретил нас невероятными размерами, простором, продуманным футуризмом.
    По ул. Дотонбори добрались до тяжелогранитной, узковатой набережной - наше первое iter. Над ней пять железобетонных этажей воссоздают облик замка из XVI века. Теперь это монастырь, принадлежащий школе "чистой воды". Хотя вода в заливе даже вечером кажется грязноватой.
    В Осаке метрополитен громадный, яркий, дисциплинированный, быстро донес нас до высокого здания в Осаке - Умэда. Как не взглянуть на Осаку с высоты, как не проплыть в стеклянной трубе самого высокого эскалатора в мире. Засмотрелись на землю с 39-ого этажа: " земля в иллюминаторе..." на фоне ракет-небоскребов. Я прикрыл глаза и вспомнил самую тяжелую в истории трагедию суперлайнера Боинг747 12 августа 1985, летевшего из Токио в Осаку. Через 12 минут полета борт потерял управление, а 520 пассажиров и пилотов - всякую надежду на жизнь...

     []

    Побывали и на крыше, названной "летающим садом". Посидели на креслах диванчиках, отпили нашего зеленого, "прошлись по небесам" и долго не могли ее покинуть. С помощью разбрызгивателей воды здесь создается необычный эффект тумана. Все для людей, и все лучшее, чтобы привлечь...
    Что еще вы бы хотели увидеть? Мы сделали только Это! Однако, Полина недовольна:
    - Как много, Фелюшка, мы не увидели. Жаль...
    Теперь к дому и снова радость: город сияет и светится. Редко мы видим в других странах аллеи цветных лампочек на деревьях вдоль нешироких тротуаров. Повстречали нашу помощницу, что привела нас вечером к отелю. Полина обняла ее, как родную.
    В супермаркете с высоченным потолком, стенами из стекла и гранита, что рядом с нашей гостиницей, услышал наш говор продавец. И мы завязались. Неомариш Орунбаев из Джелалабада три года, как учится в Японии на международного менеджера, женат. Успешен и доволен. Мы весело погутарили о прошлом и настоящем. Пожелали друг другу удач... И славно откушали...

     []


    2 ОКТЯБРЯ 2017

    КОЯСАН

    +20 +23, небольшой дождь.

    Встали и в путь.
    Вчера в Осаке мы приобрели билет "всемирного наследия Коясан" (2800 йен), который включал оплату транспорта и основных достопримечательностей в течение двух дней.
    Спускаемся в метрополитен легкий, почти пустой.
    Затем поезд.
    Поглядываю в окно поезда (одно из главных моих развлечений). Горным серпантином, как в калейдоскопе, мелькают деревеньки, леса, пролетают мосты, раскрывают черные дыры в горах тоннели. В движении все кажется таким милым и немного игрушечным, как будто ненастоящим. Есть тайное обаяние в вагонном окне, когда под колыбельную качку колес смотришь и ни на чем не задерживаешь взгляд. Картинки пролетают, словно смазанные кистью, и от этого размеренного движения и постоянной смены впечатлений погружаешься в легкую дремоту.

    О кленовые листья!
    Крылья вы обжигаете
    пролетающим птицам.

    Сико Кагана - путешественник из Киото.

    Одно я не могу понять, как можно эту оконную раму поддерживать в таком чистом состоянии. Воистину все оценивается в сравнении...
    Пошел серьезный подъем в гору и дорога превращается в одноколейку.

     []

    Пересаживаемся на горный фуникулер - канатный трамвайчик, который понес нас прыжками на вершину горы в окружении вечнозеленых пушистых криптомерий.
    Затем автобус мягко побежал по дороге, вокруг чистота, спокойствие, тишина. Вскоре смело топаем через туннель, проходим в тории, и мы в маленьком городке Коясан на лесистой горе на высоте почти километра. Тут всего пара улиц, несколько магазинов, самый минимум городских удобств, но много ларьков с хурмой и многочисленные храмы, пагоды.

     []

    Немного о японской хурме. Мама ее очень любила. Она стоит того. Японские торги демонстрируют достоинства элитных сортов - их необыкновенную сладость (она зашкаливает) и стоимость. В эти дни на всю Японию прогремела новость: Токийский магазин Мацузакая выложил 540.000 йен (около 4,8 тысяч долларов) за две хурмы (около 600г)!?
    Теплое течение Куросиво радует не только мягким, благодатным климатом, но и в изобилии снабжает жителей этого района рыбой, водорослями, овощами, рисом.
    Монастырское поселение Каясан в заросшем кедрами уединенном межгорье родилось в VIII веке.
    Храмом в Японии никого не удивишь. Здесь их больше сотни. Сквозь частокол зонтичных стволов сосен проглядывают храмовые постройки. Разбросанные на холмах и стоящие тесным строем, они ждут нашего внимания.

     []

    Обоюдными улыбками приветствуем стайки монахов, спешащих на медитацию, топающих на необычных деревянных сандалиях "гэта"(это - скамейки в миниатюре).

    Снежное утро,
    двойка, двойка -
    следы гэта.

    Дэн Сутэдзе (1634-1698) сложила в шесть лет. Двойка - иероглиф напоминает след.

    Прошли по мосту. Повстречали не одну монашку. Заглянули в почти старые дворики... По ходу купили салат, по чашечке сакэ с тостом: за путешествия в радость; запили чаем с хризантемой и маленькой печенюшкой. Впервые встретили турчанку, путешествующую в одиночку, и понимающую русский (училась в университете Дружбы Народов им. П.Лумумбы), после ознакомительных вопросов я спросил о ее самом ярком впечатлении... Она не спешила с ответом. Для меня - это японцы. Редко они отмалчивались, еще реже спешили поскорее оставить нас, а в метро строем встречали с одной целью помочь и проводить... Встретили семью китайцев (первый раз смогли отличить), двух молодых французов. Мы им - нашу ручку, они - конфеты, шляпу.
    Подошли к "Храму Бриллиантовой горы".

     []

    На входе пагоды спиленное дерево с неподвластным моему счету числом годовых колец (Будда сидел под ним!?), росписи на стенах (мне понравилась необычная поза журавля в бронзе), стенды.

    Срез спиленного
    Ствола вековой сосны
    Горит, как луна

    Мацуо Басе

    В подвалах стоят 50.000 крошечных статуй... Впервые храм защищает дождевая вода, что скапливается на покрытой кипарисом крыше. В случае пожара она должна автоматически разбрызгиваться... Рядом алло-белая пагода - символ Коя-сан, моя одногодка, и, естественно, сад с самым масштабным количеством камней, символизирующих дракона, парящего в небе. Побродили кедровыми аллеями.
    Через боковые ворота зашли в комплекс Гаран с пагодой, изваяниями Будды с расписными колоннами. Он показался нам наиболее интересным центром мироздания с самым старым зданием комплекса Фудо.
    Легенд на этот счет существует много. Однако пора топать дальше.
    В музее Религий несколько статуй Будды в разных ипостасях: многорукий, спокойный, грозный, с кнутом - явно жизнеописание Будды. "Последний день Будды" - картина лежащего Будды в окружении животных и плачущих.
    Прошли "Воротами Даймон" с двумя защитниками Будды с открытым и закрытым ртом?!
    В лучших японских традициях повсюду оборудованы места для сидения, разбросаны едальни. Наш перекус с кухни буддизма: овощи, злаки, водоросли, что-то непонятное... и удивительно вкусные мандарины.
    Мы спешим к одному из самых древних кладбищ Японии. 200.000 могил в вечерней тени огромных кедров. Не так много. Под моим Заполярным Мурманском на центральном некрополе в дирекции мне не смогли назвать точное число захоронений, ограничились цифрой 340.000.
    Здесь прошлое встречается с настоящим.

     []

    Старые места последнего упокоения Коя дышат одиночеством, ароматом средневековой Японии, заброшенностью, мистикой. Новые - серым каменным надгробием, корпоративностью и высокой стоимостью. Почти 20.000 долларов - это средняя стоимость обычных похорон в Японии - самая высокая в мире: в три раза выше, чем в США и в 10 раз, чем в Великобритании.
    Глядя на мшистые, древние захоронения меня не покидает ощущение хрупкости, мимолетности жизни, в тоже время на современных могилах можно встретить различные изображения, связанные с увлечениями покойных: от скульптуры собаки до макета ракеты Apollo 11. Если пройти все кладбище насквозь и миновать мост, то порадует дно реки, которое буквально усыпано слоями монет. Бросили и мы "возвратные" монетки в священный поток...
    Как не отметится в большом зале фонарей. 11.000 горят здесь круглые сутки, придавая месту волшебный, посторонний вид. Когда их зажгли?

     []

    Посетили музей религий. Статуи, свитки, исторические письмена, картины в окружении орлов и диких животных.
    Однако, пора к монастырскому дому. Мы выбрали один из монастырей гостеприимных монахов. Он необычен и не дешев.

     []

    Но, чего не сделаешь ради уникальных впечатлений. Переоделись в юкату. Заказали буддийский ужин. Густая рисовая паста - мисо плюс что-то непонятное, но все вкусное.
    Спокойной и жесткой ночи, господа!


    3 ОКТЯБРЯ 2017

    ХИМЭДЗИ, ОКАЯМА

    Если спросите меня: как мне спалось на татами в монастыре? Я отвечу: "После того, как идея Полины воплощена и записана, спалось так приятно, сладко, умиротворенно, без снов и трудных засыпаний, как спал я только в младые годы после тяжелых и длительных соревнований, когда утром не мог даже встать, чтобы идти на службу... А в монастыре малая непривычность легонько "поворчала" ночью ощущением постоянного скатывания головы куда-то вниз. Видимо, так она тяжелела под грузом духовной атмосферы в буддийской обители..."
    В 6.00 в окружении причитаний - утренней службы с редким сопровождением барабанов я мысленно пробормотал за монахом монастыря свою молитву.
    Мы поблагодарили хозяев монастыря, и в ожидании автобуса уже сидим на улице напротив пожарной дружины, присутствуем при передачи дежурства. Мое удивление привлекли четкость, слаженность движений всех участников этой Обычной пожарной церемонии.
    Автобус, фуникулер, поезд и мы в Химэдзи. Говорят, здесь самый впечатляющий и лучше всего сохранившийся замок Японии. Замок впереди, а сейчас мой реверанс железным дорогам Японии.
    Богатое разнообразие: от высокоскоростных Синкансен до поездов-ресторанов, порядок и точность... В каждом вагоне информация: состав, курительный вагон, вагон для женщин, для богажа, скорость, туалет для инвалидов. Поезда удобные, тихие, они так убаюкивают, что скинуть сонное состояние в вагоне трудно. Железная дорога Японии удивила нас, принесла удобства и радость.  []
    Но не наш сегодняшний медлительный, по японским меркам, локомотив. Полина обратилась к контролеру с просьбой о помощи. На одной из остановок он, пожилой и маленький, запыхавшись, прибежал из другого вагона и жестами предложил нам выйти и перейти на другую платформу. Как мы успели перейти, вы догадываетесь: скоростной Синкансен ждал нас и вскоре уже мчал до Химэдзи... Вот такой маленький кавай (японский - мило!).

    Долгий путь пройден
    За далеким облаком.
    Сяду отдохнуть.

    Мицуо Басе

    Химэдзи - чудесный старинный городок на берегу Японского моря с юга, окружен горами с севера.
    Только с вокзала мы вышли на улицу Отэмаэ-дори, как в перспективе белоснежной чистотой засверкал на холме замок Химэдзи.  []
    В Химэдзи по-семейному уютно, тихо и спокойно. Этому способствуют не примелькавшиеся в Европе кони, всадники, вазы и памятники, а фигуры женщин, мужчин, легкие бронзовые хозяйки и хозяева делают город уютным, домашним, близким. Японцы - затейники, дарящие радость даже в ограде при дорожных работах. Она не суха и примитивна, а весела: предупреждающий колобок с шапочкой-замком, колобок с метелкой на урнах...

     []

     []

    С самого утра природа играет с нами, то напрочь затуманивая тяжелыми тучами даль, то вдруг заблестит солнечными лучами, будто снег выпал в середине осени, а в его белизне отражается радость осени-красы и Это - такое удивительное творение...

     []

    Встретили двух израильтян из Кфар-Сабы. И, конечно, мы обменялись с соотечественниками впечатлениями.
    Сочетание белизны замковых стен, голубизны неба, зелени сосен, высоченных криптомерий, цветущих акаций, что тянутся вдоль улиц, специально формируемых десятилетиями, все это не только радует глаз, но поднимает откуда-то изнутри душевное ощущение красоты и гармонии тонкого мира Востока.
    Наша первая цель - Сады. Чуть позже вы поймете: почему...
    Сады Коко-эн вокруг замка. По его запутанным каменным тропинкам, мимо струящихся водопадов, бамбуковых плетней, беседками и прудами, поросшими лотосом, мы с удовольствием погуляли. Я не буду сравнивать сады, которые мы повидали в Токио, Окаяме... Каждый из них отличается духом, стилем.
    А Накамуре Макото, профессору Киотского университета, в "Саду любви к древности" Химэдзи авторскими задумками удалось достичь невозможного разнообразия. Девять небольших очаровательных садов в одном! Сад сосен, цветов, бамбуковый, летний, чайный, саженцев...
    Здесь забываешь о времени, любуясь течением ручьев среди цветов, миниатюрными, но звучными водопадами, кленами и соснами, мостиками и "камнеступами" в прудах с чистейшей водой и красавцами - цветными карпами, курсирующими меж камней на фоне придонных кленовых листьев. Нам повезло, мы в сезоне красных кленов - мамидзе. Это, как сакура, камертон времени года. Хочу обратить ваше внимание на дно пруда, выложенное круглыми небольшими каменьями, чтобы "водяные свиньи" - японские карпы-кои - живое украшение японских прудов, не рылись и не нарушали дно водоема.

     []

    Звуки падающей и струящейся осенней воды, черные сосны, хранящие тень и "образ ветров" над прудом, по контуру напоминающему внутреннее японское море Сэто, - это типичный японский сад, где каждый поворот, каждый каменно-холмовой ландшафт радуют глаз, рисуют эстетическую любовь японцев к Родине, тормозят нас... И мы посидели в ресторане "Кассуикен", откушали фирменного морского угря, запили зеленым чаем с несладким вагаси - поддержали особенность японских традиций, глядя на превосходный вид пруда сада.
    Небольшая ремарка. Везде в мире считается, что есть нужно по возможности бесшумно, чтобы не портить аппетит окружающим. В Японии же не возбраняется во время еды чавкать, причмокивать, шумно втягивать в рот лапшу, и даже отрыжка не считается такой уж бестактностью. Как уже говорилось, изначально японцы спокойно относятся к естественным физиологическим процессам и "полируют" их меньше, чем в Европе. В Японии, как и в большинстве азиатских стран, не принято отвечать, если кто-то чихнул. Считается, что вежливее сделать вид, что и чиха-то никакого не было. И все-таки формальный ответ есть: "Odaiji-ni" (Береги себя).

     []

    Мое описание сада - "щенячий восторг" - скажете Вы. И будете правы. Я пьянею от всего необычного, и часто искренне нахваливаю то, что для аборигенов и многих бродяг кажется привычным, естественным. Таким восхищенным делает меня Дорога.

    Ладонью воды зачерпнув,
    Заметил в горном потоке
    Светящийся круг луны.
    Напрасно тянутся руки
    К ускользающему зеркалу.

    Сайгё-хоси, поэт.

    Вечереет.
    В крестьянском саду Тя-но-нива мы надеемся посидеть, "пропить" чайную церемонию да с чайным глазным диалогом.
    И мы топаем по каменной дорожке чайного сада, которая больше напоминает горную тропу - уходим от суеты по-японски, совершаем омовения у источника для телесной чистоты и духовной свежести.
    При входе поклонились, оставили не обувь, а тревоги за порогом. Хозяйка встречает нас цветами, сажает, подает простую еду. Следим, как она готовит зеленый чай маття. Сейчас, пришедшей осенью, его сезон, сезон глубокого аромата и сладкого вкуса маття. Пару простых чашек, немного чая, кипятка, работаем до пены бамбуковой мешалкой, хозяйка добавляет кипяток, кладет мне на левую руку шелковый шарф, чашку беру правой рукой, отпиваю, вытираю салфеткой край чашки, передаю Полине. Все движения должны быть мягкими, смелыми. Медленно и молча мы выпиваем свои чашки. Следы - не на столе, а в нашем сознании. Кланяемся и прощаемся с хозяйкой, оставляем память и спасибо - нашу ручку. Я вижу, как краснеют ее щеки, рождается улыбка.

    Для чайных кустов
    Сборщица листа - словно
    Ветер осени.

    Мицуо Басе

    Однако, грядет ранний вечер. Наступил черед замка.
    По улице мимо аллеи гинкго - дерева "живых ископаемых", через врата Отемона мы подошли к Замку, желая рассмотреть прошлое Японии XV века. На первый взгляд замок кажется беззащитным и хрупким. Однако, впечатление обманчиво. Обойдя его, мы увидели недекоративный ров, оборонительные башни, круглые, прямоугольные и квадратные бойницы для лучников и мушкетов, хитроумные тупиковые площадки, где самураи обстреливали заплутавшего неприятеля, а белая штукатурка замка не только противопожарная, но и востребована многими кинорежиссерами.
    Изящные, плавные сочетания гнутых замковых крыш напомнили мне альбатроса, улетевшего от междоусобиц и пожаров. Спасибо, реставрация сохранила задумки средневековых архитекторов. Однако я заметил, что многие деревянные балки заменены на стальные, замаскированные под дерево. И каменная кладка стен далека от перуанского Саксайуамана. Здесь впервые я увидел специального служку, готового Вас запечатлеть на фоне замка.
    В замке есть длинный коридор под темным деревом, даже - Косметическая башня - жилище принцессы Сан, которая была выдана замуж в 7 лет и чья жизнь овеяна большой и романтической историей...
    Внутри замка много деревянной резьбы, позолоченных раздвижных перегородок, красочных рисунков птиц... Все кажется простым, а многим бродягам - замок кажется пустым... Не могу с этим согласиться. Замок - главное, содержание - вторично. Надо мыслить по-японски, видеть возможность и распознать красоту в простоте. Приостановились на крытой галерее, засмотрелись на розовый домик для детей...

     []

    Темнеет. На лужайке перед замком нас "разогревают" круглые фонари, танцующие под легкую музыку. Мобиле из листьев. Дунь и в движение приходят тени - необычное видение. Так оценивают японцы мимолетность природной красоты, надо поспешить налюбоваться ей днем и ночью. Проходим в неприметную дверь в углу крепостной стены.

     []
    Удивительное, даже странное видение: подсвеченные бонсай, инсталляции слез принцессы Сан, падающих цветов... Все свидетельство ярких задумок света...

    Парящих жаворонков выше
    Я в небе отдохнуть присел
    На самом гребне перевала.

    Мицуо Басе

    Поздний вечер. Прибыли в Окаяму.
    На железнодорожной станции красавица Тихиро дарит нам свое время, весело вертит головкой и недалеко от гостиницы мы прощаемся с ней. Упомяну и наших сегодняшних помощников: Shimotima Shou, Ishimoto Riva, Michive Akart. Наше теплое спасибо и матана всем и каждому...
    А мы - домой.
    Перед сном я поблагодарил Господа за сегодняшний день, а он в ответ:
    - Твой день прошел так, как повелела судьба, вы с Полиной старались, чтобы он не прошел в пустую. Получилось? Знать, все и впереди будет благоприятным...

     []


    4 ОКТЯБРЯ 2017

    ОКАЯМА - ТАКАМАЦУ - о-в ШОДОШИМА - ОКАЯМА

    С Окаямных (не по И.А.Бунину) дней началась четвертая неделя нашего путешествия.

     []

    Раннее утро - слабый помощник choshoku, но горячий завтрак мисо мы стараемся не пропускать.

     []

    Чай Маття и платформенная музыка разогнали нашу утреннюю вялость. По дороге еще раз оценили любовь японцев к велосипедам.
    Сегодня нам предстоит не простой квест, состоящий из нескольких последовательных сегментов: поезд, паром, такси, автобус (все неоднократно).
    Окаяма - немаленький, современный, спокойный, очень уютный призамковый город. Как и мой Маалот, он холмист и зелен, здесь много уголков уединения и любования. Окаяма был полностью разрушен в годы Второй мировой. Благодаря обилию разнообразных листопадных деревьев (клен, береза), осенние городские пейзажи в Японии пылают разноцветными осенними огнями и не имеют аналогов в мире. Из деревьев на первом месте, конечно, Гинкго. Его золотые листья всегда рядом с тобой на улицах Окаямы, кружатся, падают под ноги, устилают тротуары, отчаянно намекают - ты в Осени. Мы поддержали окаямское реноме "фруктового рая". Виноград, персики, мы свидетельствуем, непревзойденные по вкусу. О цене присядем.
    На вокзале (он в пяти минутах ходьбы) предъявляем JR Pass, наш помощник по железным дорогам Японии, который, как подсчитала Полина, сэкономил нам в общей сложности около 800 долларов на человека.
    И мы в дороге.
    Я рассказывал о японских метро и поездах, они переплетаются друг с другом и все работают на нас: и скорость, и время прибытия, и указатели вагонов, а очереди в Японии поражают организованностью, спокойствием, корректностью.

     []

    Порядок даже в урнах на любой "вкус" белорубашечников.

     []

    Подошел наш "желтенький". Сели.
    - Жаль,- сказала Полина,- Не побывали мы в Киото в музее Железной дороги.
    - Ты права. Японцы гордятся "железными артериями". И есть чем! Они - лучшие в мире, или точнее, лучшие из того, что я видел.
    - Да, синкансен и наш сегодняшний "полет" напоминают бизнес-класс хорошей авиакомпании.
    За окном почти час мелькали, словно в калейдоскопе, небольшие города, деревеньки, рисовые поля, бело-серые домики с редкими заборчиками и кустиками зелени.

     []

    Они лепятся друг к другу, подчеркивая тесноту и чистоту.
    Проносится пагода в зеленых лесах со стоянкой велосипедов. Острова, тоннели, мосты - наши исправные созерцатели. Вместе со школьницей, держащей в руках книгу, а не какой-то девайс, перепрыгнули широкий пролив Японского моря с многочисленными островками по вантовому мосту системы Хонсю-Сикоку.

    Блестят росинки.
    Но есть у них привкус печали,
    Не позабудьте!

    М.Басё

    Вот и остров. Равнины, маленькие речки определяют облик гористого Сикоку. Это один из 6852 японских островов, на котором мы побывали.

     []

    После строительства Великого Сэто - моста через пролив стало возможным легко добраться до любого острова.
    И, здравствуй, Такамацу. По улицам города прошлись совсем немного, раздавая хозяевам внимание и удивление жданных гостей...
    Японцы-мужчины - это обязательная белая рубашка. Женщины, естественно разнообразней, без ярких красот, но часто в сапогах.
    - Почему хожу носками внутрь? - поясняла Полине Тихиро, провожающая нас вчера вечером к гостинице,- это вина кимано, так удобней, да считается и женственней - кавайной (симпатичной) в отличие от "мужеподобной"...
    На тротуарах цветной пленкой с нужными ответвлениями выложены полоски пузырчатой плитки для слабовидящих.
    А крышки канализационных люков такие яркие, красочные, что их можно, как керамику, на стену вешать.

     []

    Дети Японии. О них отдельный разговор. Вот два встреченных нами малыша Наби и Канто. Смелость, доброту, уважение к нам, душевное равновесие я читаю в их милых глазах. Меня поразило, как вежливо, с небольшим поклоном они приветствовали нас. А к жесту двумя пальцами - синониму хорошего настроения мы с вами уже привыкли...

     []

    Говорят в Японии недостаток места. Знаем, до сих пор не заключен российско-японский мирный договор. Виной тому южные Курилы - четыре острова - "шапочка" над Хокайдо, отошедшие к Советскому союзу в 1945 в рамках Ялтинских соглашений. В 1947 все японское население этих четырех островов было изгнано.
    Во время наших странствий я видел: в Японии проблемы пространства, которые прежде всего касаются заботы о городских жителях, решены. Продуманные парковки, широкие тротуары, зелень, хватает места и для велосипедистов... В России ситуация иная: пространство огромно, однако в городах, как в моем Санкт-Петербурге, оно занято не зеленью парков, а преимущественно обиталищами, машинами... Что делать? Критикуйте меня, я иногда "прохожу" по России. Но вспомните нашего замечательного поэта:

    Кто живет, без печали и гнева,
    Тот не любит отчизны своей...
    Николай Некрасов, 1864

    Прошли по проспекту Chuo до Рицурин-сада, главной примечательности города, и через восточные ворота двинулись по его левой петле. Мое впечатление?
    "Каштанный" в прошлом, сад сегодня сияет зеленью, ручьями и камнями.
    Холмы и "чистые пруды, застенчивые ивы..." (И.Тальков), мои любимые сосны с тонким ароматом смолы под лучами осеннего солнца, кривые аллейки - все "погуляли" с нами.
    Дорожка будто ведет тебя по часто меняющейся природной сцене; куда ни глянь - восхитительные картины и яркая насыщенная зелень деревьев в виде волнистых контуров драконов, чайные домики на сваях у края пруда в окружении полыхающих красно-оранжевым цветом кленов, "говорящие" камни...
    Поражает забота служащих сада, которую невозможно не оценить. Я впервые видел, чтобы деревьям придавались разные формы вплоть до геометрических замыслов, как на холме вручную подкручивают, подрезают сосны, как цветы азалии формируют в виде сердец, а у пруда очищают вручную траву... В японском саду звучит вечный и мощный дух природы, ведь ты пришел в ее мир тихий, уютный и прекрасный, в магию зелени и камней. И, если можешь - только улучшай... Сказать, господа, мало, это видеть надо!
    Теперь - в порт.

     []

    И мы обживаем первый ряд центрального голубого сектора у панорамного окна парома. Рядом пара из Франции Анри и Николь. Обычный бродяжный разговор, наш символический подарок и обязательные говорящие улыбки. Теплый день, голубое небо, спокойное море, за кормой город и превосходные виды проплывающих, как грибы на поляне, островов - что еще надо для приятной морской прогулки...
    На корабле вместе с нами плыло не более десяти человек. Пешеходы только мы, остальные хранили свои "Мустанги".
    Внутреннее море сопроводило нас Историей "Островов мелких бобов и оливок" и приняло медленный темп нашего парома.
    Есть что-то привлекательное, зовущее в слове "САМЫЙ", во всяком случае для меня оно выделяет главные мэмы мест, где мне удалось побывать. Навевает воспоминания.... Здесь на о.Шодошима мы не могли не побывать у САМОГО узкого пролива в мире, соединяющего Японское море с Тихим океаном.
    Длиной больше двух километров, здесь он сужается до десяти метров. Но работает! И судоходен.
    Глядя на этот узкий межокеанский канал, одетый в серый цемент, я вспомнил, как мы с Полиной проплыли по САМОМУ широкому проливу в мире - проливу Дрейка, соединяющему Тихий и Атлантический океаны. Штормы в проливе Дрейка САМЫЕ яростные на земном шаре, нас "не заметили".
    Но была еще колумбийская Кокора и река Магдалена с САМЫМ узким речным участком и с САМЫМИ высокими и красивущими пальмами.
    Тогда утром 18 июля 2013 с пл.Боливара в маленьком, затерянном в горах г.Саленто с Полиной мы рванули в мистическую долину Кокора. Дорога на автобусе долго петляла горными серпантинами с резкими поворотами и частыми угрожающими знаками "Сurva peligrossa". Закопошившись с одеждой на конечной остановке, мы остались одни. Полина быстро "нашла" сухую тропу к подъему, и мы весело двинулись в гору. Прошло полчаса, мы и не заметили, как дорога стала сужаться и внезапно перешла в конскую тропу шириной сантиметров 30. Глубокая, бугристая, как стиральная доска, она заставила нас перейти на "подиумный" шаг. Крутизна дороги растет, и мы уже работаем руками, хватаясь за траву, и от усталости иногда припадаем к земле. Так мы "любовались" гигантскими, стройными красавицами-пальмами, растущими только здесь на холмах изумрудной долины колумбийских Анд. В отчаянной попытке испытать радость, увидеть Эти мраморные пальмы Киндио - САМЫЕ высокие пальмы в мире мы "прошагали" не менее 15-ти километров по тропинкам непростой крутизны (с той "конской" тропы, мы, конечно спустились, но второй подъем оказался таким же крутым). Ну, что ж, вызовы дороги - это и возможность твоего преображения.
    В самом начале мы повстречали туриста из Москвы Ромуальда с сыном-подростком. Они спускались. Я обратил внимание на тяжелое дыхание Ромуальда, пышущее жаром лицо, покрытое испариной.
    - Недомогаю, температура, - сказал он, и добавил:
    - До финиша недалеко... час пути.
    Я опубликовал свои заметки о странствии по Колумбии - САМОЙ опасной по безопасности страны мира (из 136 стран), и 20 октября 2013 года Ромуальд прочел мой сказ. Узнал нас. Позвонил. Вспомнил эту сцену на кокорской дороге. Для меня это был САМЫЙ приятный момент, ибо ожила Всемирная паутина и нашли друг друга бродяги из России и Израиля...
    Добавлю небольшой штрих. В Колумбии нас часто останавливали на дорогах у "постов безопасности". Просили покинуть автобус. Однажды солдат спросил меня:
    - Откуда?
    Я ответил:
    - Израиль.
    Улыбнувшись, он не стал нас обыскивать.
    - Мы понимаем Ваши действия,- сказала Полина и стала с ним рядом (фото в путешествии по Колумбии).
    В очередной раз я уклонился от нашего пути. Я не вижу в этом большого греха, ибо я никогда не доверяю себя вымыслу, а мои слова, я надеюсь, вы чувствуете, проникнуты романтизмом и лишь чуточку приукрашены мои неожиданные, субъективные ассоциации.
    Я вспомнил Колумбию, и не только Кокору с восхождением, а и Рио-Магдалену ("река могил" на языке кечуа). Она петляет меж отрогами Анд по высокогорным лугам высотной ландшафной зоны парамо через джунгли и болотистые угодья. Бурная Магдалена в межгорной впадине показала нам проход в каменистом каньоне - это El-Estecho - САМЫЙ узкий в мире и САМЫЙ живописный кусок природы...
    Возвращаюсь к нашим дорогам. На корабле мы "прошагали" около часа. Затем такси и Мики довез нас до фуникулера. Я расплатился и мы начали подниматься по высокой лестнице к канатке. Смотрю, к нам бежит он, немолодой, полноватый, запыхавшийся Мики. Протягивает мне две денежки по 1000 иен - это около 20 $, показывает, что я обронил их в машине, когда расплачивался с ним.
    Удивительно, он предпочел догнать нас и вернуть деньги. И это не было случайностью - в Японии ничего не теряется!
    В странствии мы дважды отставляли фотоаппараты на скамейке и в автобусе, многократно забывали палки для ходьбы, однажды в Мурадо Полина умудрилась оставить гроссбух с планами на предстоящий день и бронью вечерней гостиницы, в Никко я выронил свой JR Pаss за 500 евро, Полина случайно выкинула в мусорное ведро билеты на Японские Альпы (180 долларов). И даже, гуляя по Киото, я умудрился "пропасть" в районе Гион. Все было найдено и возвращено владельцам. Даже эти 2000 йен.
    На фуникулере мы поднялись на высоту около 1000 м.
    И начинаем наш спуск по дороге "одетого песка".

     []

    Это был необычный, двухкилометровый Шасон, а по-русски слалом, где я насчитал 109 зигзагов.
    Шли по петляющему серпантину, усыпанному небольшими камнями, хотя встречались и нависающие многотонные глыбы. На одном из поворотов перед нами упало несколько камней. Полина заволновалась:
    - Только камнепада или начинающегося землетрясения мне не хватало для полного счастья...

     []

    Местами спуск был крут, приходилось идти медленно, осторожно.
    В какой то момент тропа отошла от ущелья. Мы оказались в густом, как джунгли, лесу.
    Шли, как первопроходцы, в полном одиночестве, поражаясь аккуратно уложенным бетонным плитам с поперечным сечением (на случай дождя!), информационным стрелам, сообщающим нам о крутизне и расстоянию до финиша. Мы часто останавливались. Я люблю видеть незнакомое, всегда был любопытен. Каждый камень, каждый поворот дороги приветствовал меня.

     []

    Тихая горная природа придавала некую таинственность, а океанская вода в окнах меж деревьев - наша прародительница, всегда радует глаз.
    Вокруг бежали многочисленные ручьи с ледяной водой. Было прохладно.
    В проспекте написано: спуск занимает 35 минут. Мы шли около полутора часов. Заключительный перекус с зеленым чаем и великолепным видом.

     []

    На канатной станции сели в такси и спустились вниз. В районе пирса искали скамейку в маленьком саду у самого моря. Во время минутного отдыха нас порадовали легкая волна прибоя и морской запах. Захотелось перекусить и...
    - Обязательно японским блюдом, - попросила Полина.
    Зашли в ресторан. С трудом пояснила Полина официантке свое желание. Почти юная Мичико улыбнулась:
    - Хороша. Принесу. Попробуйте "натто"...

     []

    Через десяток минут на столе перед нами стояла маленькая тарелочка с какой-то уж больно непонятной съедобной? жутью: соевые бобы с затхлым душком, покрытые тягучей слизью, похожей на слюну, немного зеленого лука, риса. Вкус? Специфический! Тухлую селедку пробовали? Но не пробуйте изготовить натто сами - нужны приборы, умение считать бактерии Bacillus natto, помещения с определенной температурой, влажностью, умение оценивать брожение и зрелость блюда...
    Специалисты считают, что натто содержит витамины, В2 и К, Са, Fe, ферменты, даже особую прокладку - наттокиназу, способную растворять тромбы.
    Полина, закрыв глаза, нашла в себе силы лизнуть. Я подъел почти все. Мой козырь: раз едят японцы, знать это возможно и полезно! Теперь, если меня - гайдзина спросят, я смогу с достоинством ответить: ел!
    Приблизительно полчаса мы ехали к порту. Большую часть пути молча. Еще полчаса шли по городку Tonosho. В каком то местном магазине купили сувениры, здесь они стоили абсолютные копейки.
    Пришли к гостинице Shodoshima International Hotel, откуда начинался Angel road.
    Дорога Ангелов известна как один из самых захватывающих живописных видов в Японии. Остров Шодосима - второй по величине остров на внутреннем море Сето. Название острова буквально означает "маленький бобовый остров".

     []

    Angel Road находится недалеко от порта. Это песчаная гряда, соединяющая три небольших необитаемых острова с Шодошимой.
    Остров известен и, как первая область Японии, которая успешно выращивает оливки, и его часто называют "Оливковый остров". Он популярный среди туристов, представляет уникальную островную культуру и дикую природу Японии.
    Изюминка острова - 500-метровая песчаная отмель. "Дорога Ангелов" известна, как один из самых захватывающих живописных видов в Японии.

     []

    Песчаная отмель появляется два раза в день, когда прилив низкий, и посетители могут прогуляться до островов.
    И я вспомнил французский "Мон-Сен-Мишель" - замок, который постоянно атакуют морские приливы и туристы, как мы с Полиной. Как ранним утром, еще не было шести, мы вышли на необычную, пустынную улицу. Спустились к подножью города, и мимо башни Свободы и археологических раскопок башни Денис прошли к просторам, где царят песок и вода.
    Тишина, серый песок, горизонт, невидимый в утренней полутьме - создавали необычную, загадочную природную картину. Воистину, природный Диснейленд!
    В мире много красивых мест, малую их часть мне посчастливилось повидать. Но, нигде прежде, я не видел одинокого замка на небольшой скале, зажатого в песках, который постоянно атакует морская вода. Сильное впечатление!

    Отсечь слова.
    Ненужное отбросить.
    Радостно вздохнуть.

    М.Басё

    Полине захотелось пройти подальше по этой необычной поляне, и мы, петляя и перепрыгивая через лужицы воды, направились в сторону залива.
    - Зыбучие пески, точно... - повторяла Полина, изредка останавливаясь, и ковыряя ногой в песке.
    - Смотри, вода... - И в ее голосе я почувствовал страх...
    Кому приходилось ступать по влажному песку, готовому, кажется, в любой момент разверзнуться, тот поймет нас.
    Помню, как я пытался рассмотреть выступающую под ногами воду, увидеть потревоженного крабика или перламутровую мидию. Почему-то хотелось обязательно встретить какую-то живность.
    Но мокрые пески промолчали. Они дрожали под первыми оранжевыми лучами солнца, медленно превращаясь в огромную, стальную степь. Светлели свинцово-серые тучи у горизонта...
    Возвращаюсь в Японию. Дорога к "Оливковым островам" особенно популярна среди пар, потому что считается, что двое, которые вместе пересекают песчаные отмели, держась за руки, найдут долгое совместное счастье. Кстати, по всей Японии полным-полно туристских мест, которые рекомендуют посетить влюбленным.
    Мы приехали сюда где то в 15 часов и провели пару часов бродя по "песочным оливкам".

     []

    Семьи, мамы с дочерьми, разодетыми в бальные пачки или в одинаковые тельняшки служили прекрасными типажами Полине
    - В детстве,-сказала мне Полина,- у меня был такой же комбинезон с такими же штанами на резиночках.
    Я снова порадовался Морю, зеленому прибрежному камню и радостным воспоминаниям.
    Мы еще долго бродили по песчаной гряде, собирали улитки и ракушки, как в Беппе, засматривались на "каменное покрывало", природную лепнину, пещеры, каменные окна и природных "динозавров". Полина любит фотографировать людей, особенно, когда они чем-то увлечены.
    Прощай, необычная и красивущая гряда островов с песчаной отмелью и одиноким аистом...
    Солнце садиться. Идем к автобусу. Хочется еще раз посидеть напоследок, глядя на Внутреннее Японское море Сэто. На "ягодном" корапе мы поплывем до Такамацу.
    У японских поездов есть имена. Обратно мы возвращались на поезде c красивым именем "Marine liner".
    Люди больше мечтают о возвращении, нежели о желании пуститься в путь...


    5 октября 2017

    ОКАЯМА, КУРАСИКИ, ХИРОСИМА

    Утренняя, умытая Окаяма.

     []

    Связка Окаяма - поезд - автобус и через 10 минут с помощью Кеори (ее муж делает докторат по биологии в израильском институте Вейцмана) мы у главных ворот пейзажного сада "Каракуэн".
    Сейчас, когда я пытаюсь описать один из красивейших японских садов ("Канадзава парк", который мы посетили 26 сентября, входит вместе с садом "Каракуэн" в тройку самых лучших "Кайюсики'" (прогулочных) садов Японии), ловлю себя на мысли, что мы - в природном театре, где сцена - постоянно движущийся ландшафт, артисты - извилистые дорожки, ажурные мостики и, конечно, камни, пруды, заводи.

     []

    Все обласкано задумками режиссеров - японских садоводов, символично по замыслу, а величие Человека - сына и помощника Природы подчеркивает Его дом - Замок в центре сада в окружении красивой вкуснятины рощ: вишни, сливы, сакуры, и цветного очарования.

    Давайте сад поливать,
    Пока насквозь не промокнут
    Цикады и воробьи.

    Кикаку

    Мы вошли в сад, оставив за оградой разнотелые мысли, расслабились и все исчезло... Остались лишь чувства, интуиция и обостренное внимание. Мы живем! А полнота быстротекущей жизни во многом зависит от нашей способности ощущать, впитывать земную красоту.

    Жизнь моя!
    Наедине с хризантемой
    замру в тишине...

    Мидзухари Сюоси (1892-1981)

     []

    И ты начинаешь воспринимать, что перед тобой не камни, а горы, не пруды, а озера, не песок с бороздками, а океан под высокой волной. Даже мох и трава декоративные элементы дизайна - лечебники и лидеры в экономике природы играют свои роли.
    В японском саду нет памятников, фонтанов, музыки. Они - вне природы.
    Есть каменный фонарь, он словно вещает тебе: я - природа, естественна и прекрасна, спеши меня видеть, не успел днем, постараюсь очаровать тебя ночью.
    Есть музыка, но это говор рукотворного водопада. Его сделать труднее, чем фонтан. Он служит оазисом скоротечности времени. Время. Это непременное условие победы странника. Мы его выбираем, мы его щадим и разбазариваем. Но всегда оно говорит о твоих успехах.

     []

    А вот и первый японский комар. Я легонько поблагодарил его, нет не муравьиной кислотой, а дав ему капельку крови.

    Комар улетел,
    напился крови моей.
    Душная осень.

    Эстетика уединения и молчаливого созерцания - находит свое выражение в пейзажном саду Коракуэн - простом и очаровательном спектакле Дзио (сад высшей пробы) - Мире в миниатюре. В аромате свежей хвои, ясности и чистоте воздуха, тишине и спокойствии он несет в видимых образах, как в абстрактном искусстве, лишь часть информации. И многое скрывает. Как человек. В жизни я иногда поступал неправедно. Это учило меня познать себя, стараться исправить, не допускать зла.
    Мост зигзагов-Яцухаси, пруд Сава...

     []

    Хочешь передохнуть, испить чаю, топай по гравийной дорожке к каменной скамье у невысоких лиственных кустарников. Оглянись неспешно на свой садовый путь, постарайся вникнуть в традиции "Страны восхода" и тогда для себя ты сможешь открыть идеи, заложенные режиссером-садоводом, и не ошибешься! А если передохнуть ты готов не на прямой дорожке обычного европейского сада на простенькой скамейке, а ближе к воде, каменьям - лучшим друзьям природы, даже полулежа, изволь - в тени, но не в одиночестве.

     []

    Хозяева и живые украшения парка: аист с необычной татуировкой и "водяные свиньи" в уникальных одеждах украсят твой отдых.

     []

     []

    И осталась в моей памяти достойная национальна гордость Японии в разнообразной кленовой палитре - старый, поэтичный и ассиметричный, прогулочный сад "Каракуэн" в Окаяме и неизгладимые впечатления, которые оставляют задумки природы и японцы, такие свободные, раскованные, добродушные и красивые.

     []

    Искусственная среда, "банковские" желания создать в первую очередь жилье в городах, вытесняет не только природу из наших дверей и окон. Прогулочный, пейзажный сад ответ Японии на городской урбанистический крик вокруг. Фантазия обустройства сада не только не уступает денежному карману и рабочей лени, а превосходит их... Ибо японцы обожествляют природу - и это чудесно.
    Япония - страна, где многое заставляет радоваться и восхищаться. Падает листок, шумят и в обнимку танцуют маленький водопад и легкий ветерок... А насколько красива обычная церемония еды на природе! Это мы знаем по израильским шабатам. Бенто - завтрак мы взяли на железнодорожной станции.

     []

    Коробочка (чтобы удобно было), рис, рыба, овощи и бенто-картинка с цветочком отварной моркови на рисе - символ японского флага поможет нам осилить программу сегодняшнего дня.
    - На станции Таяма я купила "камамеши бенто" в маленьких глиняных горшочках - какая вкуснятина в необычной упаковке, помнишь?
    В который раз я поразился превосходной памяти Полины.
    Мы перешли реку Асахи и оказались у "Вороньего замка". Его темные стены в отличие от белых в замке Химедзи - "Замке цапли" делают его суровым, тяжеловатым.

     []

    Черные, обугленные доски стен, торцевые золотые черепичные плитки, золотые воображаемые морские животные и перед Вами замок, где "хозяином" ворон - самая умная птица в мире природы.
    400-то летний он был разрушен во время Второй мировой войны и восстановлен по чертежам. Говорят, сохранилась лишь "Башня любования луной".
    Прошлись по Замку. Я остановился у "свитков сражений", Полина прошла в другой зал. И вскоре я увидел... принцессу в японском паланкине, когда последовал за ней. Конечно, мы поблагодарили Мэй за ее старания.

     []

    С удовольствием хоть на пять минут я и сам стал лордом феодальных времен Японии.

     []

    Наш путь в Курасики.
    Мы уже в поезде, переезжаем на о-в Хонсю. Замелькали домики, мост, захоронение - Vivaske и через четверть часа мы в Курасики. Обычная японская встреча гостей.

     []

    Взаимные вопросы на английском языке и... удивление. Полина ему:
    -Привет!
    -Оригато!
    -Хочешь быть моим другом?
    -Рад!
    -Хочешь есть?
    -Нет, я позавтракал хорошо...
    И никто, кроме мамаши с малышем, не обращал внимание на столь необычную беседу Хозяина земли и гостьи из далекого Израиля.

     []

     []

    Поражает зеленое в цветах убранство улиц, легкие, приятные глазу скульптуры. По городу курсируют радостные трамвайчики. Если вы предпочитаете велосипеды - извольте, на многих остановках помощь вашим ногам. Не меньшую радость нам доставляли активные и приветливые японские пенсионеры...

     []

    Курасики побольше моего Мурманска.

     []

    Город с белоснежными стенами домов, узкими старинными улочками.

     []

    Увитый ивами, почти венецианский канал.

     []

    Улица Хонмати с домами в традиционном японском стиле в обрамлении зелени.
    Город отстояли жители в период японской индустриализации, сохранили историческую ткань домов и добавив "изюминки" - стены из обожженного дерева и, запустив в канал огромных карпов. Заслуга жителей и в том, что они не дали переплавить на снаряды бронзовые скульптуры Родена у музея Охары, к которому мы движемся.
    Музей искусств Охары. Видеть картины художников, работу гончара на круге огромная радость для путешественника. Мне особенно были по душе античные работы на керамике. Полина засматривалась расписными керамическими куклами из XVII века, куклами, вырезанными из дерева, покрытые толчеными раковинами - госсе-нинге - талисманами и нашего путешествия.

     []

    А у меня появился повод рассказать и показать Вам мир женских эмоций и настроений лидера кукольного (нинге) направления в декоративном искусстве Японии. Прогуливаясь по улицам Токио, мы зашли в один из магазинов сувенирной продукции. Высокое искусство, тонкий вкус Хацуко Оно погрузил меня в увлекательный мир женских образов, ярких, характерных типажей - театр миниатюр женщины.

     []  []

    Костюмы, гармония, разные женские типажи перед Вами.

     [] []

    Остановились у канала. У японцев необыкновенное уважение к естественным формам, естественным отношениям. Даже сидеть японцы стараются не в кресле, не на скамье, а на земле или близко к ней. Поэтому мы присели на траву. Я приготовил бутылек сакэ, отдавая дань Курасики - родине национального напитка.
    - За смущение японской официантки в ресторане этого славного города из-за твоих чаевых, - серьезно произнесла Полина. И мы отпили сакэ по глотку.
    Нам пора. Решили нарушить все наши планы. Есть достойная причина!
    Как и положено, в островном государстве мосты играют важную роль в инфраструктуре Японии.

    Жизнь свою обвил
    Вкруг висячего моста
    Этот дикий плющ.

    М.Басе

    Великий мост Сэто - не просто самый надежный, практичный и уникальный мост. Это чудо инженерии, технической силы Японии, и одно из самых прекрасных творений человека.

     []

    Мы проедем с вами от Курасаки до Сакайде и обратно до Окаямы. Дорога займет немного времени, ведь мост длиной всего 37,3 км.
    Нам повезло мы подошли к станции и поезд уходит через 8 минут.
    Пока мы рассаживаемся в вагоне, я напомню себе некоторые высокотехнологичные дороги Японии, которые удивили мир.
    1964. Япония поразила всех железнодорожным синкансэном - поездом со скоростью свыше 210 км/час Токио - Осака.
    1988. Железнодорожным тоннелем Сэйка Хонсю-Хокайдо - самыи длинным в мире. 23 км его проходят под морем на глубине 100 м.
    1988. Великим мостом Сэто, по которому мы проедим. Это 6 мостов: три висячих, два вантовых, один со сквозными фермами. Самый длинный двухярусный Мост в мире.

    В мареве майских дождей.
    Только один не тонет.
    Мост над рекой ...

    Мост Сэто соединил все самые большие острова Японии, а маленькие - послужили ему надежной опорой.
    В течение почти двух часов пути туда и обратно мы ловили кайф, сознавая, что летим по одному из самых красивых и Великих мостов, любуясь островным ландшафтом и необычностью самой поездки над водой и под водой - в тоннеле между островами Хонсю и Сикоку.
    И подумалось мне. Любая вещь на поверхности земли способна рассказать Историю всей Земли, и дело тут не в самих вещах, а в том, что глядя на них, ты открываешь для себя способ проникновения в Душу Мира, в свою душу. Путешествия учат всему, что нужно... Я ни раз в жизни лгал, шел не своим путем, поступался хорошими принципами, говорил "нет", когда хотелось сказать "да", наносил травмы тем, кого любил, но я прошел через Это и не утратил до сих пор надежды стать лучше, чем был.
    Вечерняя Окаяма. Берем рюкзаки и "он-еми" до Хиросимы.


    6 ОКТЯБРЯ 2017


    ХИРОСИМА

    Середина июня. В пионерском лагере под ленинградским поселком Зеленогорск наступило утро ТОГО летнего дня, светлое, солнечное впервые за последнюю дождливую неделю.
    Во время завтрака вожатый объявляет: - Идем в поход...
    Чистый небосвод не обещает дождь, и отряд неспешно и разобщено шагает вдоль реки по песчаной дорожке.
    Я иду со Светой, белокурой, круглолицей девочкой. О чем мы говорим? Конечно, о школе, они оказываются рядом: девчачья - Светы 272 на Первой Красноармейской, моя 285 - на Седьмой... Знаю, наши старшеклассники ходят к ним на танцы...
    Река чуть ниже.
    - Здесь мы рыбачим с Петром,- говорю я.
    - Поймали что-нибудь?
    - Мелочь,- отвечаю, как завзятый рыбак.
    - В кино ходишь? - Света срывает травинку, жует.
    - Да, конечно, с Симкой и Борисом, моими школьными друзьями. Смотрели перед лагерем "Максимку", купили по городской (французской) булке и двести грамм "Кавказских", все слопали. А фильм хороший. Красочный. Про море и юнгу, которого чуть не съела акула...
    - Я редко хожу в кино, музыка, уроки...
    - Троек много?
    - Нет, совсем нет.
    - А у меня по русскому. Пишу с ошибками,- пожаловался я.
    - А где гуляешь? - Света не выпускает изо рта травинку, серые глаза смотрят на меня весело.
    - Если не играем в футбол на наших обычных полянах у храмов на Измайловском или на Обводном канале, то любим просто бродить по Ленинграду.
    - Мы с девочками любим Дворцовую площадь, Медного всадника, пройдемся по Неве, посидим в Летнем саду... Красив Ленинград!
    Близится полдень. Солнце командует в чистом, безоблачном небе. Становится жарко. Легко, вприпрыжку шагает рядом белокурая девочка в легком, цветастом платьице. Мы веселы и беспечны. Рады случайной встрече, и то, что мы близкие соседи в огромном городе, создает по-детски доверительную, добрую обстановку.
    Тропинка петляет, повторяет изгибы реки. Серовато-бурый песок облачками вспарывается, когда я пинаю его и не чувствуется, что несколько дней лил дождь - сухо...
    Вдруг - крики: "Можно купаться!"... "Здесь можно купаться!"
    И наши пути со Светой разошлись...
    Я сразу побежал к реке, на ходу сбрасывая майку, а Света побежала вперед, к песчаной косе, где мы рыбалим с Петром...
    Все устали от дождя, но, чтобы так безумно, не зная реки, решить практически незнакомым подросткам и девчонкам плюхнуться в воду?! Удивительно!
    Когда вошел в воду, холода не почувствовал, Плавать, вернее, держаться на воде умел, по-собачьи, совсем немного. Несколько метров вперед и - к берегу.
    Проплыв немного, я развернулся. Вижу в трех метрах от меня девичий рот в пол лица, страх в глазах и судорожно бьющие по воде руки...
    Те несколько секунд, что я плыл к девочке, отрезвили меня, вспомнил: тонущий хватается - не вырвешься, затянет вместе с собой. Я подплыл и остановился в метре от нее. Вижу, внезапно она отвернула лицо, на меня не смотрит... Я сделал несколько гребков и толкнул ее в сторону берега. Девочка почувствовала толчок и повернулась ко мне. Петр, умница, сработал - приблизился и толкнул ее к берегу, отвлек внимание на себя. И снова в работе я. Затем - Петр.
    Она уже почти не бьет руками, пытается лишь держаться на воде, колышется в сторону берега, а мы с Петром работаем стараясь по очереди. Толчок, еще толчок и девочка встает, достала дна.
    Вместе вылезаем из воды. Нам бы отдышаться...

    Ветер в соснах шумит -
    И мы наяву его слышим,
    Летняя шляпа!..

    Рюноскэ Акутагава (1892-1927)

    И тут крик, девчачий крик кинжалом вспорол воздух у реки: "Светы нет! Света утонула!"
    Мы побежали к косе, толпятся ребята, кто-то указывает на берег у небольшого камня, впаянного в песок - здесь Света вошла в воду и... вдруг исчезла... Воспитательница сидит на песке, прикрывая лицо руками, плачет, вожатый побежал в лагерь...
    Минут через тридцать прибегают двое парней, один обвязался веревкой, у камня сделал пару шагов в воду и ушел с головой...
    - Ничего не видно! Переворачивает, затягивает...
    Через час приехали из Зеленогорска водолазы.
    Оказалось под берег бил холодный ключ, выбил в песке тоннель, туда и затянуло Свету...
    Так "и уплыла" Света в тот светлый, солнечный день...
    Прошли годы, а я и сейчас ясно вижу белокурую ленинградскую соседку в цветастом платьице, легко идущую по песчаной дорожке с травинкой во рту...
    А то, что мы с Петром вытолкали из воды девочку, никто, кроме нас троих не знает, может быть, она иногда вспоминает... Но имени ее моя память не сохранила.

    То тонут в цветах,
    То блеснут меж стволов сосновых
    Светлые нити дождя...

    Токахама Киеси (1874-1959)

    Жизнь и смерть. Они всегда, почти рядом, как день и ночь...
    Сегодня часть нашего "доку цуризму" - темного туризма по местам трагедии. Мы в дождливой Хиросиме в дельте реки на берегу Внутреннего Японского моря в зеленых горах и на крошечных островах, под самым "Малышом" мамаши Энолы Гэй".
    75 лет назад "Малыш", сброшенный с небес, ослепил, разогнал ветер невиданный силы, поднял температуру вокруг в 5000 градусов Цельсия, породил "болезнетворные" атомы, и тут же, c полукилометровой высоты разбросал их по горящей Земле на огромной площади, создал за несколько секунд единственное в мире черное, обугленное кладбище из тысяч домов и десятков тысяч теней человеческих.
    Не убедила японского императора Хирохито Потстдамская декларация военных союзников, содержащая недвусмысленные угрозы Японии, если она безоговорочно не капитулирует!
    Неграмотный, незнакомый с Робертом Оппенгеймером, император не предполагал, что 600 миллиграммов высоко богатого урана в секунды превратятся в энергию равную почти двадцати тысячам тонн тротила.
    Все, что могло гореть, сгорело, все, что не могло плавиться, плавилось...
    Все хибакуши (кто был в километровых округах) в мучениях умирали один за другим через годы.
    И через неделю Япония капитулировала.
    Хочу напомнить, читатель, в какую бездонную экономическую и политическую ямы погрузились Европа и Азия в послевоенные годы. Нюрнбергский процесс негодования и осуждения прокатился по многим странам мира. Впервые в истории коллективная скорбь творила самосуд над коллаборационизмом.
    Трагический опыт пережитого - это вечная память о не менее шестидесяти миллионах погибших в фашистской мясорубке.
    Прошло больше 75 лет. Ошиблись ученые, считавшие японский архипелаг смертельным на это время, не дождались и миряне многих стран извинений USA... За что? Обуздать агрессора чуть меньшего калибра, чем фашизм - это справедливо?
    5 лет ждала Америка мщения за японскую атаку на Перл-Харбор. Отомщены и миллионы мирных китайцев и корейцев, погибших от химического оружия и пуль японских солдат с 1937 по 1945 годы. А вероломная агрессия Японией Манжурии, пренебрежение Японией решением Лиги Наций и всех человеческих норм и правил?
    Такова История! Она терпит только отмщение!
    И еще не видно дна у ящика Пандоры для России за аннексию советами Прибалтийских стран, жертв Финляндии, навязыванием странам Восточной Европы призрака Коммунизма. И еще многое-многое подобное...
    В Хиросиму мы прибыли на три ночи.
    Худощавый, как все подростки, Мичи за пять минут довел нас до гостиницы, и очень растрогался, даже поклонился несколько раз за наш маленький презент.
    На рецепшн девонька спросила о наших планах, порекомендовала посетить театрализованное представление и дала Полине рекламу.
    Мы покидаем наш небольшой, опрятный номер со всеми необходимыми онерами, даже фонариками в тумбочке - так, на всякий случай...
    Наша цель - Мемориал мира. Точнее Памятное место самого ужасающего события в Истории современной цивилизации. Нет, конечно, как и многие земляне, мы бродили по городам и селам Европы, где камни истекали в крови в недалеком прошлом, где само название места взывало о преступлении против человечности, человеческом горе. Помню, как в Мюнхене мы с Полиной ждали на перроне поезд, и подошла электричка, путь которой лежал в... Дахау. Я попытался представить себе эти античеловеческие, смертоносные опыты, и глубокое сопереживание все перевернуло у меня внутри...

     []

    Когда мы подошли к зеленому парку на берегу реки Ота, шел проливной дождь. Первое, что увидели, идя по мосту, был Купол Гэмбаку - "Атомный купол". Это единственное здание в округе частично выдержало удар атомного смерча, подчеркивая удивительную зыбкость человеческой жизни и веру, что человечество, достигнув апогея насилия, найдет достаточно разума для его обуздания.
    Хотя японцам, имевшим несчастье ввязаться в японо-американскую битву, от этого, вряд ли, легче...
    Мы обошли купол со всех сторон. Разные мысли лезли в голову. О радиации, о Чернобыле, Холокосте...

     []

    Мир должен помнить Садако Сосаки, японскую девочку. И пусть она останется в нашей памяти летящей с тысячью бумажными журавликами-оригами.
    Парк Мира для японских школьников и студентов обязательное место горьких воспоминаний. Это надо и надолго.
    Мы стали свидетелями хорового траурного пения. Я не знаю японского языка, но в песне я слышал стоны, крики. А хор звучал сильно, как музыкальный венок павшим...
    Мы подошли к хористам. Полина спросила старшую Ханако: может ли задать один вопрос парню и девушке. Получив согласие, спросила:
    Оправдана ли была атомная атака?
    Нэо ответил: - Для скорого окончания войны - Да!
    Мидори, серьезная девонька в очках добавила: - Жаль, не нашлось другого решения, жаль мирных жителей...
    У меня создалось впечатление, что школьников Японии не настраивают против Америки, не держат зла, негодования...
    Колокол Мира! Пока мы ждали своей очереди ударить в него, я порадовался за стрекоз (вспомнил Краславу и ловлю головлей на Даугаве), снующих над цветками лотоса. Лотос для Хиросимы - цветок чести, достойного прихода к просветлению. Япония хорошо потрудилась над собственным возрождением, и не ищет оправдания.
    И мы позвонили. Колокол откликнулся, и не раз мы еще слышали его голос пока бродили по парку.

    Куда, моя песня, летишь чуть свет
    В багровом предутреннем дыме?
    К подножью холма Незабытых Бед!
    Где же такой?
    В Хиросиме!
    Пусть на столбе он гудит что есть сил,
    Прикованный цепью опорной,
    Об аде,
    который не выдуман был,
    А явью был рукотворной.

    Расул Гамзатов "Колокол Хиросимы"

    Фонтан Молитвы. Он выбрасывает в минуту 11 тонн воды. Страшны мгновения Того дня. Миг - и с людей падает вспыхнувшая одежда, вздуваются руки, грудь, лицо, багровые волдыри, лохмотья кожи сползают на землю. Это уже не люди, это - привидения. С поднятыми руками они движутся толпой, оглашая воздух криками: горячо... больно... воды... И сквозь годы тонны слез выполняют эту тяжелую памятную просьбу...
    Кенотаф...

     []

    Экспозиция Музея Мира сильна. И по объему, и по волне эмоционального восприятия.
    Мы долго разглядывали трамваи, идущие по мирному городу, смеющихся школьников, дома, обычную жизнь, неизвестного мне японского города. Внезапно все изменилось... Удивительно, не сгорели, а просто остановились эти часы ...
    Скорбная утренняя мелодия теперь ежедневно льется в эти минуты...

     []

    Мы трогаем обугленные кусочки деревянных стен (город вспыхнул, как сухотравье), почерневшие орудия быта, бокс со сгоревшим обедом, то, что минуту назад было чашками, бутылками, кусками женского платья, оглядываем подгоревший детский велосипед.

     []

    В момент взрыва четырехлетний Синнити Тцутани катался на нем возле своего дома в полутора километрах от эпицентра. Мальчик критически обгорел и умер через несколько часов. Отец похоронил его вместе с велосипедом. Сорок лет спустя родственники перезахоронили его останки в семейную могилу, а велосипед передали в Хиросимский центр Мира и Культуры и он стал одним из символов атомной трагедии, как и высокое, цветастое дерево павлония, что росло в саду рядом и только обожглось взрывом - оно плохо горит.


    Протопал малыш
    по зелени вешнего луга -
    пятки мелькают...

    Круговой дисплей наглядно рисует момент трагедии. Черный и алый цвета окутали нашу планету, все живое стало черным угольком, мерцающим в свете огня... Страшные фото одежды умирающих и не менее страшные - выживших...

     []

    По музею нас сопровождала Инна из Воронежа, уборщица музея. Рассказывала о своем житье-бытье (знакомство в России, дочь семи лет родилась в Хиросиме, учится в 3-ем классе, работа, уважение и участие кругом...). Наша память Инне - израильская ручка, а музей прощался с нами Часами и Днями, прошедшими с ТОГО трагичного мига.

     []

    Японцы не ограничились одними памятниками, видеоматериалами, записями очевидцев, Хиросима зацвела "вечной зеленью" садов и парков, отчаянным желанием рассказать Миру о МИРЕ, стала, по-моему, самым гостеприимным городом, особенно для детей. МИР для Хиросимы - символ Жизни и любая инициатива, любой проект Хиросимы несет Историю Первого Города Мира. В день катастрофы у реки собирается толпа народа, кипит жизнь и тысячи горящих белых фонариков - тороногаси плывут по реке.
    Хиросима не молчит, когда проводятся атомные испытания в мире. С 1968 года мэр города шлет письма протеста руководству атомных стран.
    Полина и я ощутили глубокое уважение к жителям Хиросимы за их умение и силы превратить "ужас" в "силу будущего". Она не заставила нас даже подумать, что мы соприкоснулись только с адом, с мучениями, смертью.
    Олеандры, камфорный лавр часто встречались нам в парке. Пусть Эти символы Хиросимы радуют сердца хозяев и гостей долгие-долгие годы!
    Повернули в один из переулков и зашли в кафе, рекомендованное Инной, нас приняли, как желанных гостей. Заказали Окономияки - жареную лепешку, смазанную соусом и посыпанную кусочками тунца, готовили ее прямо при нас. И - Якисобу, блюдо Хиросимы: жареная лапша под соусом с кусочками свинины, курицы и овощами.

     []

    Автобусная станция с маленьким зеленым уголком совсем рядом. И перед нами - красавец мост через Нисики-гаву!

     []

    "Золотой пояс парчи" - самурайский Кинтай-ке выдержал три воскресения, веками "пролетел" через тайфуны и паводки, и перед нами - блеск технологии, несравненное мастерство строителей и ... необычность... Дуговые арки, сделанные из тонкой древесины без гвоздей и болтов, только с помощью металлических лент и зажимов. У самого длинного южного подвесного моста расстояние между опорами 1100 метров - это Пятый по длине мост в мире. Высота одной из свай 194 метра, что выше пирамиды Хеопса, а стальные канаты, которые использовались при строительстве его, были такой длины, что трижды могли бы опоясать земной шар.
    Говорят, каждые пять лет Кинтай-кё проверяют на прочность: со всего города на мост собирают младших(!?) школьников. Потом замеряют насколько прогнулись арки. Я не верю в действенность и оправдание такого "проверочного"деяния.

    Жизнь свою обвил
    Вокруг висячего моста
    Этот длинный плющ.

    М.Басе

    Да, горбатые Горы - позвоночник дьявола, необычные складчатые - следствие непонятных прогибов земли мы видели в аргентинской пуне, расположенной на высоте почти четыре тысячи метров н.у.м. Но горбатый мост!? Удивительно! Поэтому предлагаю: давайте улыбнемся тем подаркам натуры, которые являются бальзамом для наших сердец. Сердце довольно и мое слово свободно...
    50 лет смыли с моста блеск новизны, и, блуждая по нему, не только мы получали эстетическое удовольствие невиданными ни на одном мосту мира ступеньками, готова огромная армия фотографов, желающих запечатлеть радость от встречи с необычным...
    Идет дождь. Израильтяне обожают дожди в любое время года, ведь Они - это наполнение чаши оз.Кинерет, а Кинерет -это благодарная земля Израиля и вода в доме.

     []

    Рядом парк змей - альбиносов. Как не взглянуть на островного, белоснежного полоза с розовыми глазами, живущего только здесь...

     []

    Каждые 12 лет начинается год их очередного владычества Природа не любит однообразия. Этому полозу и ряду его собратьев, она пожадничала с ферментом, отвечающим за синтез меланина. И кожа лишилась красок. Недостаток этого гена заставляет альбиносов дорого расплачиваться: они часто болеют, меньше живут и находятся под тщательной охраной.
    А память снова бросает меня в юношеские годы. Когда мы десятиклассники Ленинграда бродили по Южному берегу Крыма, штурмовали Аю-Даг, ночевали над пропастью, как мы чуть не погибли все поздним вечером, пытаясь преодолеть последние метры спуска, не полетели вниз с крутизны.
    Утром я спустился первым и организовал спуск остальных ребят.
    Широкая полоса сыпучих камней окружает Аю-Даг. Дальше от скал камни поменьше, там и вьются узкие тропки. Я ищу свой брошенный вниз рюкзак. Дважды мне попались змеиные скелеты. Помню, я спрашивал себя: чем держатся, обглоданные муравьями, будто спаянные, позвонки змеи, зажатые меж камней?
    Тропинка петляет, огибает гору. Вижу: впереди два огромных камня наклонились друг к другу, уперлись "лбами", видимо, продолжают "поединок", начатый падением с горы. Что-то чернеет, движется в пространстве между ними. Подхожу ближе, еще несколько шагов и... цепенею от ужаса! Не часто приходится наблюдать спаривание змей! А "картинка" захватывает и прежде всего необычной массовостью ритуальной игры в жизнь (насчитал двадцать одну головку).
    Перекатываются, шуршат чешуей, спаянные в клубок тела, мягко и плавно покачиваются поднятые змеиные головы, они не касаются друг друга и даже, мне показалось, не смотрят, отворачиваются: то ли боятся, невзначай, в порыве страсти укусить, то ли в упоении, не желают мешать друг другу? Это не то Змеиное Логово, которое вспыхивает в нашем сознании, когда мы пытаемся оценить место, куда мы надеемся никогда не попасть или постараемся послать своего недруга...
    На меня они не обращали никакого внимания, и это так естественно: они заняты Делом Жизни: они творят Жизнь! И, хотя я знаю, что сила яда в этот период многократно возрастает, уверен - они не оторвутся, не оставят Жизнь, ради Смерти!
    И я медленно отступил, радуюсь - мне повезло: подсмотрел у Природы ее сокровенную Тайну!
    Нашел свой рюкзак и обнаружил в нем разбитый, мой старенький "Комсомолец". Так мы с Аю-Дагом поблагодарили его за долгую, примерную службу!

    Пусть ветер весенний разносит
    аромат лепестков -
    чтоб к цветущей сливе близ дома
    соловей отыскал дорогу!..

    Ки-но Томонори

    В Хиросиму мы вернулись в веселом автобусе и другой железнодорожной ветвью, связывающую вокзал Ивакуни и Хиросиму, абсолютно мокрыми. Закупили по дороге ужин и очередное саке для согрева.


    7 ОКТЯБРЯ

    ИЦУКУСИМА
    ХИРОСИМА

    В 6.30 после душа японский завтрак: суп мисо, рис (не нагибайтесь к нему!), кусочек жареной рыбы и скимано - салат из маринованных овощей, зеленый чай.
    Проехав пару остановок на электричке, выходим из лифта. Открывается дверь и нас приветствует малыш, сидящий в люльке, он машет нам ручонкой. Весь лифт буквально взорвался, мы не стушевались, зааплодировали, и Полина сумела положить в люльку наше обычное приветствие. Ответные поклоны родителей мы ожидали.
    Паром понес нас к острову Ицукусима (спасибо JR PASS - он исправно нам служит).
    (Ицукусима) - природный Храм, один из самых великолепных в Японии.
    Нас встречают традиционные японские львы и "тории".
    Украшают святилище охраняемые деревья и четвероногие жители - яркие символы Жизни - олени и обезьяны. Они внезапно вылетают из зарослей буйствующих темно-красных кленов, и внимательно тебя оглядывают, так "на всякий случай"...
    И мы не удержались, откушали вместе с ними по сладкому пирожку в виде кленового листочка с кленовым сиропом внутри.
    Нас приветствует грозная фигура Самурая. Мы ступаем на одну из самых священных Земель Японии. До середины XX века она не видела простолюдина, и до сих пор не признает естественных испытаний Жизни.
    Здесь никого не хоронят, даже погибших солдат вместе с окровавленной землей вывозили с острова. В период родов и женщины вынуждены его покинуть.
    Заглянули в храм Дайсо-ин. Приодень этого стражника ворот, дай ему в руку "лист с буквами", и перед тобой, ну прям, "Япона-мать зовет!" по-красноярски.
    "Птичий насест" - ритуальные ворота сейчас в воде. Полина любит и понимает цвета:
    -Если бы путешествовали весной, мы бы любовались бледно-розовыми цветами сакуры или сиреневыми - цветущей глицинии. Наш октябрь разноцветен. Но я вижу сейчас Мою Японию ярко-оранжевой. Почему, спросите Вы? Перед нами ее 16-метровый символ, плывущий в Японском море, Ворота - Тории, ярко-оранжевые по цвету и камфорные, ибо построены из одного ствола этого дерева, они впечатляют, особенно их мощные столбы, покрытые ракушками и монетами многих стран.

     []

    Прилив погружает красные Тории в воды Внутреннего Японского моря, ему помогает дождь, а туманная дымка, создающая эффект отдаленного миража, пытается помешать нам, но мы упорно идем по изогнутому деревянному мосту, крытым коридорам, по галерейным мостикам к фуникулерам на гору Мисэн.
    По пути обменялись приветствиями с молодой парой из Польши, радуемся встрече с группой подростков из Новой Зеландии.
    Двухступенчатый фуникулер, 1,7 км до вершины Мисэн-сан. Мы надеялись рассмотреть всю красоту Миядзимы с высоты птичьего полета. Говорят, именно отсюда можно ее хорошо увидеть, но повторился вариант китайского Чжанцзяцзе.
    - Не любят нас фуникулеры, ох не любят! - Полина была явно расстроена.
    А я - нет, ибо настоящую осень (мурманскую) невозможно представить без густой дымки, которая и маленьким островам вокруг придает столько таинственности и романтики. Миядзима - это остров, где люди и боги живут вместе, поэтому здесь можно "договориться" с болезнями, вспомнить погибших безвременно детей...
    Плавающие Ворота - оранжевые Тории из камфорного дерева необычны, живописны, они перестраивались почти десяток раз, говорят, несут удачу. А я просто ощущаю чистейший воздух девственных сосновых и кленовых лесов, ибо люблю дышать по системе йогов.
    Когда мы спускались с Мисэн-сан, нам повезло, мы поведали в главном святилище огонь, зажженный более 1000 лет назад, именно он сегодня продолжает свою вторую жизнь в мемориальном комплексе Хиросимы.
    Луна услышала причитания Полины, вода схлынула, и в легком прозрачном воздухе прямо по курсу заиграли на суше Тории.

     []

    Мы неспешно прошлись по множеству деревянных построек, стоящих на сваях, мимо весьма забавных статуй. Вот эта енотовидная собака - бог удачи. Вечером мы обязательно выпьем с ней и с громадным, злым, любящим чистоту Тэнгу, по баночке сакэ.
    Символизм в Японии активен и последователен. Помните Никко? Там обезьянки говорили нам со стены храма: "не вижу зла, не слышу, не говорю", здесь малышки в вязаных шапочках уже с земли шепчут нам тоже самое.
    Пять минут от святилища Ицукусима и мы в павильоне Тысячи Татами. Их, конечно, вдвое меньше, если судить по площади.
    В одном из храмовых закутков нам встретились запечатанные бочки сакэ - дар святилищу.
    А в один из ливневых зарядов мы забежали в сокровищницу с веерами, доспехами, масками, знаменитыми свитками с сутрами.
    Несколько раз обошли, постояли у мощных столбов, покрытых ракушками и монетами разных стран.
    - Миядзима для меня осталась ярким видением оранжевых Торий, плывущих в воде, формы и красок, которые объединяют творчество природы и человека в этом удивительном священном месте, когда-то избранном богами и подаренном японцам в награду за труд и преданную веру.
    Для Полины Ицукусима - это пожилая (если не перешагнувшая девяностолетний юбилей) "леди-сан" в сувенирном торговом центре, сохранившая приветливость и жизнелюбие. У нее мы приобрели сувенир "рисовую лопаточку" - сякуси, ибо Ицукусима считается ее родиной, и долго любовались O-Shakushi длиной почти 8 метров и весом 2,5 тонны, стоящей в витрине.
    Возвращаемся в Хиросиму, нас ждет японский театр.
    В планах наших странствий всегда включены местные театральные постановки - шоу и национальные праздники.
    К 18.00 по улочкам Хиросимы мы добрались до Художественного музея. Сели поближе к сцене среди немногочисленной публики. Что мы ждем?

     []

    Традиционного, национального, событийного представления.
    Наш спектакль "Yomata-no-orochi" сопровождал музыкальный оркестрик: большой и малый барабаны, певучий гонг и флейта. Сюжет: не очень хороший парень решает помочь чужой семье - обуздать гигантского змея.
    Постоянное движение, захватывающая битва на сцене. Невидимые артисты удивительно и динамично, разнообразно правят туловищами восемнадцатиметровых змеев, пытаясь одолеть парня с мечом. Просто, незамысловато.

     []

    И мы получили огромное удовольствие, ни минуты не скучали... Костюмы - немыслимые ручной работы, искусные танцоры, отточенные движения бойца и змеев не могли нас оставить равнодушными.
    После спектакля, который продолжался около часа, была устроена встреча с актерами. Ее вела режиссер, владеющая языками. Она рассказала нам об истории создания спектакля, о труппе, песнях, костюмах...

     []

    Я захотел примерить костюм. Выбрал мантию ручной работы весом более 30-ти кг, немыслимой красоты и стоимости более миллиона иен.
    Все постигается в сравнении. Кто-то будет со мной не согласен. И попытается обкашлять, дескать, замысел примитивен. В таком случае будет интересен замысел "Волшебной горы" московского режиссера К.Богомолова (Электротеатр Станиславский), где 80% игрового времени артистка лежит на сцене, кашляет, а в перерывах зачитывает бесстрастно "Грозу" Заболоцкого. Остальной временной отрезок подкашливает публика, примешивается и зрительский хохоток...
    Или, прошу, всмотритесь в режиссерские мысли трехактового "спектакля" В.Лисовского "Молчание на заданную тему" (Театр DOC), где в течение часа артисты выходят на сцену постоять, посидеть, прижаться к стене и ... помолчать... Чтобы после окончания получить заслуженные аплодисменты.
    Вечерний Хиросима.

    Нынче выпал ясный день,
    но откуда брызжут капли?
    В небе клочок облака.

    М.Басе


    8 ОКТЯБРЯ 2017

    БЕППА
    +20-24 С

    Встали рано и ринулись в Беппу, в город активных вулканических выбросов.
    На перроне вокзала купили пару коробочек бенто (рис, рыба, маринованные овощи), нам тут же ее разогрели, не забыв положить палочки для еды, салфетки, вилки, на всякий случай, и специи: молотый имбирь и тертый мускатный орех.
    - Взглянув на все Это, чувствую истинный характер японцев - в маленькой коробочке всего понемногу, все красиво, аккуратно и аппетитно... - Полина вытерла рот салфеткой, широко улыбнулась...
    Прошли на вокзал. В ожидании поезда наблюдаем обычную для Японии сцену. Малыш лет 4-5-ти общается с роботом. Того же возраста? Мы уже знакомы с роботами, к ним можно обратиться со всякого рода информацией или исторической справкой. Они ответят на многие вопросы на твоем же языке, готовы даже сыграть с тобой. Есть программа: "Хочешь ли подружиться со мной".

     []

    Не знаю, о чем беседовали малыш и робот, но оба смеялись, хлопали друг друга, пожимали руки.
    Не правда ли - свободное, современное, обучающее и зовущее общение! Просто восторг!
    Мчится наш синкансэн в небольшой городок Беппу (Хиросима - Хакату). По дороге с острова Хонсю на остров Кюсю рассматриваем мелочи, которым редко уделяешь внимание, любуемся кивающими нам вершинами гор, дыханием моря, ухоженными полями на террасах холмов, мелькающими деревушками. Каждая мелочь - свидетельство окружения, которое растит необычный, собственный путь народа, растит Своего человека...
    Беппу - город на побережье залива, на склонах гор и вулканов - столица геотермальных источников Японии. Прошли по городу, останавливаясь в переудках. Разруха военных лет обошла его стороной, сохранилась необычная для меня "усадебная система застройки".
    Город славен самым высоким урожаем бурливых и всхлипывающих, горячих лакусов (прудов) и популярен многомиллионной армией рачительных туристов.
    По показателю количества гостиниц на 100.000 населения Беппу опережает Лондон и Нью-Йорк почти в ДВА раза, Москву в СТО раз, уступая лишь Парижу.
    Пелена рыкающих гейзеров и рвущихся в небо столбов пара предстает перед нами.
    Живописное озерцо надолго остановило Полину обилием разноцветных лотосов и среди них, конечно, царствующая "Виктория регия".

     []

    О, сколько их на полях,
    Но каждый цветет по своему -
    В этом высший подвиг цветка.

    Басе

    Kamodo Jidoku - это несколько разноцветных водных и грязевых источников.
    Красный демон с трезубцем у стоградусного источника "дал отмашку" и на площадку льется кипящая глина... Страшновато.

     []

     []

    А рядом нас уже приглашает спокойное сине-зеленое озеро. Его вода издавна используется для приготовления специального риса для синтоистского храма. Рассказывая об этом, гид перелез через ограду, спускается к воде, и тут же криком остановил толстоватого добровольца, последовавшего за ним.
    - Имхо, это же Иванушка-дурачок из "Конька горбунка" Ершова, который прыгнул в кипящий котел и вынырнул писаным красавцем...- весело засмеялась Полина.
    Мы удалились, так и не увидев чуда превращения. Но Полина, уходя, разглядела какие-то камни на дне:
    -Уж, не малахитовую ли гору омывают его воды? Какая красота рисунка - все оттенки насыщенного зеленого цвета...
    Скромно потупили взор мои дальтонические окуляры.
    Обогнули озеро и нам предстал лакус с лазоревой водой. Вот его показатели: температура 90 градусов Цельсия, глубина 120 метров. Желающих искупаться немного.

     []

    Обошли лазоревую водную чашу со всех сторон, нырнули под традиционные красные тории, и извилистыми тропинками через весьма недешевый, сувенирный магазин вышли к кровавому лакусу - красной воде - аке, окутанной "белым одеялом" в окружении пышной растительности.

     []

    Это самый большой источник в Беппу. Зрелище озерца с подводной пещерой, гейзерами, которые, наполняют чашу дымящейся кровью, вызывает сильное впечатление.
    - Помнишь: И поднял Аарон жезл, и ударил по воде и пред глазами рабов его, и вся вода в реке превратилась в кровь. На этом фоне вполне можно снимать кадры первой Казни (Бедствия) Египетской.
    Полина, как обычно, демонстрирует отличные ассоциации.
    Мы прогулялись по многочисленным тропинкам вдоль и вглубь буйных зарослей, полюбовались большими сине-бордовыми рыбинами в соседних пресных ручьях.
    Моя очередная ремарка.
    Вспомнились озера китайского Цзючжайгоу - поистине прекрасное творение природы... Не зря они по праву входят в ВОСЬМЕРКУ лучших озер мира.
    Там я - ватакуси, впервые увидел озера, обнимающие пестрыми, водными рукавами маленький горный полуостров, доказывая свою силу перед горами, снявшими в приветствии заснеженную шапку, покрасневшими от смущения листьями густых кустарников, примерявшими осенний наряд, и склонившимися в прибрежном поклоне девственными рощицами карликовых деревьев, скромно уцепившимися за пологие склоны.
    Из МИРОВОЙ ВОСЬМЕРКИ ОЗЕР нам с Полиной посчастливилось познакомиться с боливийско-перуанским озером Титикака, обитателями его тростниковых домов и "тростниковой земли"; с кенийским озером Накуру и его пернатыми друзьями Фламинго. Пришла очередь Беппу и я благодарен доброй судьбе.
    В Цзючжайгоу отовсюду били картины природной красоты.
    В Беппе тоже бьют... гейзеры, фантанируют из небольших водных бассейнов, булькают насыщенной цветной грязью ложбинки, клубы пара и серы рвутся из фумарол и трещин подземных резервуаров.
    С запахом серы борются, поощряя цветы и фрукты, но эта опция больше для Полины.
    Все лакусы окружены субтропическими растениями, напоминают насыщенный дендрарий. Заглянули в оранжерею, Полина любит рассматривать и бесконечно фотографирует лилии и лотосы.
    Нас порадовал небольшой лакус светло-серой бурлящей грязи с темными разводами в природной лохани. Мы долго любовались замысловатыми выбросами его раскаленных газов. Как в камнях, рожденных горами, все, что хочешь, можно увидеть в дыхании подземных резервуаров... Может быть Эти картины, занимают шаловливые мысли "лысых голов монахов", обитающих здесь?

     []

    Я отговорил Полину от посещения местного зоопарка: трудно после Африканского сафари по Кении и Танзании наблюдать за рабской жизнью животных в любых цивильных условиях.
    Неожиданно мы вышли к ножному онсэну и присоединились к группе улыбающихся японцев. Приятная, горячая вода не только освежает, но дает возможность сварить и съесть вареное яйцо, приписав ему чудодейственную силу.
    Рядом небольшой живой уголок с охранником - дьяволом с булавой и отвисающим пузом. По виду крокодилов здесь температура воды явно намного комфортнее.
    Источник Кинру со столбом белого дыма, рвущегося из пасти дракона.
    Это Белый пруд. Вода этого озерца имеет бирюзово-молочный оттенок. Оценка, естественно, Полины:
    - Имхо, кто-то бочку медного купороса разбавил цистерной только что подоенного молока. Да, твоего любимого молока. Как дополнение: коллаж с неизвестными мне яркими цветами, разбросанными вокруг Белого озера.
    Кругом много родителей с детьми (это характерно для Японии). Фотографировать малышей сплошное удовольствие. Они приветливы и естественны, чувствуют себя уверенно, не стесняются, не боятся и с радостью готовы стоять с тобой перед камерой.
    Прошли к смотровой площадке, она всегда нам "по делу"...
    Сели на автобус, чуть спустились к гейзеру Татсумаки. Через каждые 30-35 минут он выбрасывает двадцатиметровую струю... Расположились в амфитеатре. Вскоре в гроте что-то забулькало, затем выстрелила струя воды, и вскоре спряталась в грот.

     []

    На этом и закончилось наше знакомство с удивительной игрой геотермальных источников. Конечно, вживую Это действо выглядит несравнимо увлекательнее. Секрет цветастой пестроты гейзеров и прудов - в составе минералов, осевших в земле, и, от нечего делать, они стали лепить на поверхности свои любимые узоры... У меня только один вопрос: откуда столько пара, далеко не все гейзеры кипят...
    Полина удовлетворенно прошептала:
    - Какое-то волшебство. Только вода может переливаться такими красками, рисунками, бликами.
    Мы сели в автобус - 16 и направились к побережью Beppu Beach Sand Bath к "черным пескам". Полина была чуть напряжена. Мы не заказали очередь на "песочные погребения", наши надежды возможны, но очень призрачны.
    Вышли из автобуса и у касс "черных песков" пристроились в очередь за семьей с детьми. Девушкам, стоящим перед ними, сразу выдали пропуска, а семье отказали. Родители и не пытались настаивать.
    Когда подошла наша очередь, Полина наклонилась к окну и пыталась объяснить работнице: кто мы, откуда, что много слышали о Черных песках, но работница только мотала головой и многократно произносила что-то похожее на "no". Полина повернулась ко мне. И я вспомнил мой давний разговор с Савелием в азербайджанском курорте-санатории Нафталан. Он служил адвокатом по защите населения после производственных травм.
    "Главное, если ты хочешь своей просьбой добиться положительного результата, - поучал он меня,- ты должен не заискивать, говори спокойно, четко объясни ситуацию, лучше начни с легкого комплимента, дескать, слышали, знаем: от вас зависит. Хорошо бы показать какой-нибудь документ, улыбнуться...
    На языке жестов, с малым английским языком и израильским паспортом я смог обаять кассиршу. С удовольствием протянул ей наш подарунок - ручку с картой Израиля, поклонился. Так мы попали на пляж.
    - Знаешь, сказала Полина, - когда мы присели к столу ожидания после сбора перламутровых улиток на берегу моря (отдали их пожилому сборщику в ковбойской шляпе, жаль, не попробовав), - Я не ожидала, что у нас здесь получиться. Помнишь Киото, когда мы не попали в императорский дворец, подойдя к воротам в 16.01. Наши просьбы и объяснения, что у нас еще целых 59 минут до закрытия дворца не помогли. Мы опоздали на 1 минуту.
    - Могу добавить. Вчера в торговом центре Ицукусимы пожилая "леди-сан", сохранившая приветливость и жизнелюбие в свои ... годы. У нее мы приобрели сувенир "рисовую лопаточку" - сякуси. и Ты тогда восхищенно оценила ее "молодой" возраст. Вы с ней долго выбирали пейзажное панно на шелке, рассматривая... Ни одному человеку, из стоявших за нами в очереди не пришло в голову осуждать, все терпеливо ждали. Затем произошло неожиданное, ты отошла к витрине и нашла другую, мне показалось, более интересную картину. Когда ты, радостная, вернулась, продавщица уже работала со следующей покупательницей, а тебе показала на конец очереди. Ни твой серьезный взгляд, ни попытка объяснения ни к чему не привели. Это Япония.

     []

    За столом рядом с нами расположилась пара из Ниигаты. Масаясу оказался врачом-эндоскопистом в отделении гастроэнтерологии местной клиники. Узнав, что мы из Израиля, он тепло отозвался об израильских врачах, которые приезжали в его обитель. Выяснилось, что у нас с ним сходные хобби. У него - рисование, у меня - керамика. Он тут же подарил нам этот дружеский шарж. Я, надеюсь, вы нас узнали, да, это мы, только немного "япономизированные".

     []

    Масаясу и его жена Харуки пригласили нас погостить у них в Ниигате. Но, поблагодарив, мы оставили им наш маленький сувенир - ручки с картой Израиля, с надеждой, что они продолжат приятный шлейф воспоминаний о нашей встрече (кстати, в Японии не принято вскрывать подарки при дарителях).
    Вскоре супругов пригласили готовиться к процедуре.
    Через час и к нам подошел сотрудник, произнес небольшой спич на английском языке. Мы поняли: надо выпить по стакану воды, одеть юкату ( напомню: хлопчато-бумажное кимано без подкладки), взять полотенце, подголовник. И переодетых нас провели к площадке. При нас взрыхлили песок с водой. Выкопали лежбище, уложили рядышком, подложив подголовник, и начали потихоньку закапывать горячим песком...

     []

    Дальше впечатления Полины: "Когда на меня высыпали машину "жидкого цемента", я, чуть повернув голову, прищурила один глаз и спросила меня:
    - Саид, надолго обосновался? Везет тебе на такие дела..."
    Через 10 минут команда откопала Полину, а я продержался под теплым земельным гнетом еще 10 минут. Помогла воздушная прослойка между песчинками.
    Прогретый гейзерами песок жег спину, и солнце, кувыркающееся в перистых облаках, наполняли тело здоровьем, а душу - бесконечной благодарной радостью, затем появилось такое ощущение, будто кровь хлынула по сосудам от корей волос до кончиков пальцев, потом песок долго сыпался с меня пока я шел в душ... Необычно! И говорят, при лечении ряда заболеваний песчаная ванна в 3-4 раза эффективнее водной...
    Нас ждал поезд в Факуоку.


    9 ОКТЯБРЯ 2017

    НАГАСАКИ

    Встали в 7.00. Душ, перекусили в приветливой кухне с ребятами и девчатами: кофе, джем - тост. Вышли.
    Банко, миловидная кареглазая студентка, бросила все дела и повела нас короткой дорогой до станции.
    Чтобы чувствовать себя быстрыми и свободными купили однодневный проездной и вскоре сидим в мягких кожаных креслах. Поезд поминутно ныряет в туннели, которые то и дело прорезают горы.
    Прибыли в Нагасаки.
    Урожай, святилище и с веками город в течение трех осенних дней стал погружаться в красочную праздничную атмосферу, традицию превратили в эффектное представление с необычным сюжетом.
    Не стадионы и площади, а праздничные шествия по улицам города.
    Не современные конструкции бронемашин и самолетов, а украшенный бахромой, драгоценными тканями, лентами, колокольчиками "Касабоко", который давно заменил простой бамбуковый зонт, катили перед нами. За "Касабоко" участники шествия катят колесницу, а за ней движется огромная танцующая процессия.

     []

    Мы привыкли созерцать военную мощь на площадях, хлопать в ладоши нестареющим ведартистам на стадионах. Здесь иное. Я вижу гуляние народа, семьями, одетыми традиционно, ярко, красочно.
    Вперемежку с вечнозелеными хвойными начальные ярко-багровые осенние краски кленов убегают вверх по склонам гор, словно пламя.
    Пошла вверх к храму и Полина. Я остался среди зрителей, пытаюсь "вырвать" среди идущих кудрявых, разодетых малышей, радостные женские лица, яркие одежды.

     []

    Человек сорок - крепких юношей с большим напряжением тащат колесницу с десятком детей. Они переодически останавливаются перед открытыми дверьми и окнами домов, кричат здравицы распахнувшим свои квартиры хозяевам, шлют желания. Льются мелодии на цимбалах, барабанах, девушки танцуют со змеями.

     []

    Я заглянул в один из домов: украшения, наряды на стульях, обшитые золотой парчой веера, ярко раскрашенная обувь - все это приготовлено к "Мацури". Столь поистине народное гуляние дань истории я вижу впервые. Смех и улыбки, радостные восклицания, брошенные под колеса цветы, сопровождают путь колесницы в гору к одному из древнейших сооружений - храму.
    Немилосердно жарко, но Полина решила по высокой лестнице пробиться к нему.
    Таких колесниц в городе около десятка, со всех концов города они тянутся к одному месту - храму.
    Это, по-моему, объединяет жителей города, тяжело-раненного в августе 1945 года.
    Полина тяжело пробивается наверх. А я свои усилия надеюсь потратить, чтобы поближе подсмотреть семейные традиции. Вот, гудя и растопырив руки, оторвавшийся от семьи, пятилетний малыш, изображает самолет, и с разбегу врезается в одного из возниц, тот от неожиданности что-то прокричал, и, поняв в чем дело, для виду запрыгал на одной ноге.
    Стоит обычный праздничный веселый гомон.
    Девонька идет навстречу с корзиной персиков и раздает их. Получил и я, догнал ее и предложил нашу авторучку. Вы бы видели ее реакцию...
    Я вспомнил капитан-лейтенанта И.Ф.Крузенштерна, который на кораблях "Надежда" и "Нева" в 1803-1806 гг совершил кругосветное плавание. Обогнув Японию, им было составлено описание ее побережья. Он побывал и в Нагасаки. В Ленинграде я, гуляя по набережной Невы у Васильевского острова, частенько останавливался у памятника И.Ф.Крузенштерну, мужественной фигуры сильного и скромного человека. На памятнике надпись "Spe fretus" - "Надеюсь" перевел я.
    Я и Полина были рады поучаствовать в столь красочном и эмоциональном фестивале Нагасаки. Нигде, где бы мы с Полиной побывали, ни в Европе, ни в Африке, ни в Южной Америке мы не видели ничего подобного.
    Забрели на рынок, перекусили и на трамвае покатили к "Парку Мира". По дороге увидели шагающую толпу и вышли. Оказалось, мы на костюмированном шествии родителей с детьми. Впереди "Сегун" на лошади в окружении самураев, за ним большие группы разодетых девочек и мальчиков со строгими папами и веселыми мамами. Шествие будто говорило нам: жизнь во всей красе продолжается, Нагасаки празднует ее.

     []

    Вслед за украшенными колесницами мы покинули яркую и шумную процессию. Снова сели на трамвай. Наша цель "Парк Мира".
    В отличие от Хиросимы, расположенной на равнине, Нагасаки разделен горным хребтом, поэтому взрыв "Толстяка" оказался менее разрушительным, но трагичным: погибло более 75.000 человек, разрушена треть города.

     []

    Славная, высокая (по японским меркам), улыбчивая Хироко бросила все, схватила свой рюкзак, поднялась с нами по переходу, довела нас до "Парка Мира", и чинно поклонилась за наш маленький презент. Постояли у "Фонтана мира".
    Подошла большая группа девушек, видимо, учащиеся старших классов или колледжа. Серьезно они слушали гида, но как только он закончил, настроение изменилось. Это жизнь... Полина тут же вспомнила песню, которую пел В.Высоцкий "Девушка из Нагасаки".

     []

    Мы обошли многочисленные скульптуры, подаренные городу представителями разных стран мира, и "говорящую" руками и ногами "Статую Мира", постояли у "черного Столба" с именами погибших...

     []

     []

     []

    Наше путешествие с "погружением" подходит к концу, оно позволило нам окунуться в мир людей. И правильно кто-то сказал: кто не бродит по миру, тот не знает реальную цену страны и ее человека, ибо каждая мелочь - это свидетельство пути народа, лишь окружение и традиции растят Человека.
    Япония - это смесь красивых гор, сосновых и кленовых лесов, парков и людей, по-моему, лучших в мире.

    "Хватит!- говорит-
    Я пошел перекусить".
    Кошачья любовь...

    Исии Рогэцу

     []
    Если бы не молодой кореец ... черноглазый с длинными волосами, который решил петлять с нами до самого порта, мы бы долго блукали, и, наверное, опоздали на паром Фукуока - Сеул. Наконец. мы на пароме.
     []
    Плывем в Корею. Автобус. Затем поезд пронес нас тоннелями, солнечными поселками, серыми промышленными зонами, зелеными бульварами вдоль путей, речушка, снова тоннель (я насчитал их более 10), поля, озера, пруды, парусит мост, и мы в вечереющим Сеуле.
    Не могли не подойти (они совсем рядом) к "Южным воротам" - одному из ценнейших архитектурных памятников не только в Сеуле. Это самое деревянное сооружение выдержало атаки городских властей, разрушения, пожар, частично восстановлено, главное - сохранилось...
    Гостиница.
    Рядом с нашей гостиницей, чуть в стороне от широкой магистрали здание пагоды. Мы проходим ее.
    Трудно сказать, что подвигло властей сохранить Пагоду, но сегодня это Старинное здание в окружении небоскребов напоминает тихую гавань, в которую можно спрятаться от городской суеты.
    Подошли к улице шопинга и еды. Смотри, выбирай, пробуй недорогую и вкусную еду на бесчисленных лоточках от корейского стрит-фуда до огромного разнообразия морепродуктов и японских сладостей.

     []

    Вскоре идем по зеленой аллее с превосходной подсветкой бочонков с ковриками маленьких "бабочек" - желтых листиков Гинкго, огромных зелено-рыжих "лодок" платанов и каштанов. Мой первый респект ландшафным дизайнерам Сеула за Это радующее глаз великолепие. Дерево-цветочная аллея нависает над улицей. Внизу бурлит Сеул, высвечивает огромными световыми картинами на фасадах небоскребов.

     []

    Небольшой променад по улице, заглянули в один из переулков и домой. Длительный переезд - это разговор и... сон. Продолжим его.


    10 ОКТЯБРЯ 2017

    СЕУЛ

    Проснулись рано. Легкий сбор и мы в гостинице заказываем - типичный корейский завтрак. К похлебке принесли поднос с салатом, яичницей, грибы, кимчхи - квашеную пекинскую капусту... Что бы вы еще хотели откушать за 20 $ US?

     []

    Потыкавшись вместе с Полиной в предстоящий план наших действий, мы, наконец, вышли. Нас сразу окружило свежее утро на фоне небоскребов, нежная голубизна безоблачного неба, сверкающий диск теплого солнышка и звонкие голоса птиц.
    Все. Мы готовы. Снова прошлись вечерней нависающей аллеей кустов и деревьев в кадках и оказались на необычной прогулочной дорожке вдоль ручья Чхонгечжон.

     []

    Не помню, чтобы я видел где-то что-то подобное. Возрожденный из подземной трубы, вытянутый ландшафтный парк под звуки воды играет с тобой фонтанами, зеленью, 22 мостами, камнями.
    Право, Корея начинает покорять меня не только красотой, опрятностью, но удивительным старанием порадовать взор, создать практически из ничего радующее глаз великолепие.
    Ну что ж. Теперь начнем знакомство с историей Сеула. Стремительный рост экономики Республики Корея позволил современному Сеулу достичь высшего расцвета за всю свою шестисотлетнюю историю.
    Идем к метро, оно рядом. Сеульское метро не дает возможности поскучать или заблудиться: на всех остановках сенсорные панели, противогазы и костюмы в шкафах, аварийные фонарики, лифты, туалеты, все условия для ослабленных.

     []

    В удобном широком вагоне с кондиционерами и ярко-розовыми сидениями (для беременных), мы прокатились по 5-ой линии - самой длинной ветке метро в мире - больше 45 км. Мы даже отметились в "отдыхательном вагоне" с ярким дизайном. Да и свалиться пассажиру на рельсы невозможно, даже в подпитии - стеклянные двери не позволят. Единственная сложность, которую мы испытали - это оплата нашего маршрута. Помогла Шини, благодарная за наш маленький презент, она бросилась обнимать Полину.
    Сеульское метро ни в коем случае нельзя назвать и обычным, скорее поучительным и жизне-возможным и только с таким дисциплинированным народом.

     []

    "Дворец лучезарного счастья" - это история Сеула под открытым небом.
    Разрушения, японские нашествия... Сегодня это расписанные залы королевских приемов, музеи, парк с озером, лотосовый пруд (от него Полину было не оторвать), культурные учреждения. Впечатляет тронный зал - легкое сооружение на опорах и красивейший павильон, возведенный на 48 гранитных колоннах посреди озера, крыши, украшенные мифическими животными, и, конечно, "сад брови красавицы" за женской частью дворца. Вокруг нас было много корейцев, и, что меня удивило - в национальных костюмах.

     []

    Но главное - это дети. Чувствуется, что детей в Корее любят, оберегают, делают для них все максимально идеально: одежда, еда, обстановка... Я ни разу не видел курящего отца рядом с ребенком. Школьники - другое дело. На них давят морально, как в Японии и Китае. Цель родителей - высокий статус в обществе и доброе отношение к старшим. Об этом нам рассказала Инна из Воронежа в музее Хиросимы. Кстати, о зарплатах. С Инной мы не могли не коснуться этой темы. Месячная зарплата хорошего врача в Японии 9-10 тысяч долларов. Парикмахер, водитель, таксист - 2000-3000, инженер - 4000-7000. Это немного выше, чем в Израиле и намного выше, чем в России. При средней стоимости некоторых продуктов в рублях: молоко (литр), картофель (кг) - 100, хлеб - 120, яйца (10 шт) - 100, сыр (кг) - 800.
    Продолжаю о детях. Ярко была видна в Китае, Японии и Корее свобода детей, смелость, раскованность, уважительность.
    Меня не очень интересуют павильоны приемов, к сожалению, они представляются мне новоделами, другое дело церемония смены караула. Она всегда красочна и необычна.
    Мы видели эталонную смену караула у Букингемского дворца, оригинальную - на оружейной площади в Боготе (Колумбия), колоритную - смену караула под звуки креольских вальсов в Лиме (Перу), наблюдали галантно шагающих женщин-военных в Сантьяго (Чили), элитных пехотинцев с огромным помпоном на ботинке, подбитом 40 гвоздями (для усиления цоконья) в Афинах (Греция).

     []

    На площадке перед дворцом Кенбоккун перед нами специально обученные волонтеры в национальных костюмах рисуют далекую историю Кореи.

     []

     []

    Под звуки барабанного оркестра с флагами и громкой речью статные, строгие гвардейцы в безупречных мундирах с мечами и щитами вышагивают и, наконец, уставший караул удаляется с площади.
    Передохнули и мы, перекусили жареными орешками - биби.

     []

    Сеул - обычный азиатский мегаполис, здесь "салат" истории. Чтобы почувствовать его дух, мы прошли к улочкам Бухгона, они рядом, между двух дворцов. Близость королевского дворца, неважная экология вдохновили территориальные власти сохранить эту историческую цитадель города. Я постучался в пару ханки, к сожалению, мне не открыли. А туристки из Бирмы и республики Сейшельские Острова ( много ли мы знаем о них? Поинтересуйтесь, ежели что...) с удовольствием показали Полине свои веселые личики.

     []

     []

    Пена в волнах -
    Поплавает и исчезнет.
    А я?
    Даже пока живу
    Могу ли питать надежду?

    Ки-но Томонори (ок.845-ок.904)

    Сеул недешевый город, но здесь есть, как и в Японии, Аулеты - магазины, где цены на продукты намного скромнее обычных. Мы зашли в один из них. Купили клубники 500 гр за 3$ - это почти в десять раз дешевле. Впервые в одном из супермаркетов я увидел на выходе упаковочные столы со всем необходимым: веревкой, скотчем...
    Конечно, при плотности жителей в 3 раза выше, чем в Москве, в 4,5 - чем в Санкт-Петербурге, Сеул не удивляет количеством высоток, но подземных переходов практически нет.
    Если Вы меня спросите, каким я увидел Сеул? Я отвечу: большой, высокий, по-женски радостный.

     []

    И безопасный. Именно безопасный: за год в Сеуле в сотню раз меньше количество убийств с огнестрельным оружием, чем в США или России.
    Снова метро и вскоре мы уже на крыше рыбного рынка Норянгджин.
    Сразу поражает перспектива предложений - сушеных, замороженных, охлажденных - всего, что плавает в море или передвигается по его дну, и ... запах! Воистину, это рыбное царство безумного ассортимента рыбопродуктов.
    Глаза разбегаются от свежайших деликатесов.

     []

    Побродили, попробовали. Полина даже откушала кусочек осьминога, отваренного с гриля, его принесли на листочке бамбука с долькой лимона, а я попробовал окономияки - рыбо-овощную лепешку под зеленью с маленькой ложечкой икры морского ежа. Вкус икры? Специфический, с ощутимым присутствием йода.
    Мы покидаем рынок. Сеул зовет нас к набережной р.Хангана. Это наша традиция.

    Наверное, и встарь
    Дивились люди, глядя,
    Как пена - яшма белая
    Всплывает, исчезает
    В бездне водопада.

    Ки-но Томонори (ок.845-ок. 904)

    Остров, хороший пример отдыхательного места - основная зона набережной.
    "Человек, - сказал А.Эйнштейн,- ограничен только временем и пространством".
    Набережная поразила меня увлекательно-отдыхательным пространством. Что я видел в самом "набережном" городе Союза - моем Санкт-Петербурге? Чудо каналы в граните в полторы сотни километров длиной и пешеходная дорожка метровой ширины, жмущаяся к проезжей части, где двум гуляющим и разминуться нелегко. Бывает, она "разлетается", как у Исаакиевского дворца, тогда полностью на ней царит "Медный всадник"...

     []

    Здесь простор и царство ветра - но лишь в холодную пору. Ни редко посаженные деревья, ни скульптуры, ни торговые павильоны, ни скамейки (их очень мало), ни даже урны (здесь они легкие, сетевые) - ничто не ограничивает твой взор. Игры на траве или на искусственном мелководье - что может быть лучше для семейного отдыха.
    Мне кажется, даже детские площадки набережной Ханганы готовы поделиться пространством с любым городом мира.
    Вы были в Сеуле? Поправите мои восторги, ежели что...

    Как тает иней, павший на цветы
    Той хризантемы, что растет у дома
    Где я живу,
    Так, жизнь, растаешь ты,
    Исполненная нежною любовью

    Ки-но Томонори (ок.845-ок. 904)

    Надо перекусить. У нас в планах посещение необычной (как многое в Сеуле) мэрии города.

     []

    И вот мы входим внутрь стеклянного диска. На подходе к нему я решил, что это не здание, это носитель из стекла на старте какого-то фантастического фильма. А первое, что увидел, когда вошел, это уходящие "в космос" стены, покрытые живыми растениями.

     []

    Полина остановила меня и снова блеснула памятью:
    - Ты видел когда-нибудь такие стены? Они, ведь дышат, едят, даже, наверное, реагируют на просьбу или замечание, как мимоза стыдливая. Вспомни колумбийца Кемрана, когда мы были в его "финке Колибри". Вместе с его питомцами - колибри мы радовались контакту с живой "мимозой стыдливой". Кемран показывал, как она скромно сворачивает листья в ответ на твое прикосновение.
    - О, господи, конечно, помню. Когда я в настоящей радости созерцания, очень приятны воспоминания о прошлом...
    Наверное, зелень в мэрии с ее особой экосистемой подвигла к работной открытости большинство чиновников. Оупен-спейси не всем "по вкусу", но открытость работных мест с населением впечатляет. Многое учтено в работе мэрии, даже специальные перила со шрифтом Брайля для незрячих.
    Вечереет. Мы снова у реки Ханган. Она протекает через весь Сеул, затем впадает в Желтое море. Через реку построено 27 мостов, нам интересен один из них - мост "Фонтан радуги".

     []

    Двух - ярусный труженик и одновременно развлекатель, самый длинный в мире мост-подросток - ему десять лет, порадовал нас струями, которые под звуки благозвучной музыки танцуют различными траекториями и 380-ью носиками создают прикрывающий полог водопадных брызг, переливающихся в воздухе в лучах ламп.
    Мы решили усилить наши впечатления и прокатились на речном труженике до самого моста Банпо, прошли под его играющими струями... Это было нечто!
    Все. Финита! А что вы думаете - мы подустали! Пора к нашему шалашу.
    Спасибо, Сеул за легкую байку, за внимание к нам и массовые оригинальные выдумки!

    Пусть ветер весенний разносит
    аромат лепестков -
    чтоб к цветущей сливе близ дома
    соловей отыскал дорогу!..

    Ки-но Томонори (ок.845-ок. 904)

     []

     []


    12 ОКТЯБРЯ 2017

    Я проснулся с рассветом под пение птиц.
    Распахнулись глаза, открывают миры.
    И особое чувство коснулось души,
    И особая грусть посетила меня:
    У всего есть финал!
    У всего есть конец!

    Мы прощаемся с Японией, где увидели много прекрасных, отзывчивых, честных людей, массу необычных "картин", приятных глазу. Это увеличивает радость, даст нам силы облегчить горе и что-то горькое для души, которое вполне возможно, и которого мы все пытаемся избежать...
    Яркий, цветной, танцующий в такт музыки струями воды, шумно играющий со своим другом - водоемом под мостом, мировой рекордсмен, Радужный фонтан "Лунный свет" украсил часы нашей короткой одиссеи по столице Кореи Сеулу - одной из самых замечательных стран мира. Сильное впечатление от краткого знакомства!
    Мягкий завтрак у хозяина нашей гостиницы Шина и он провожает нас к автобусу, который повезет в аэропорт.
    В Гонконге Полина успела сделать эстамп, купить сладости в путь и вот мы в самолете Cathay Pacific летим домой.

    И пойду на ветер, на откос -
    О печали пройденных дорог
    Шелестеть остатками волос...

    Н.Рубцов. 1962, Ленинград

    Уже много лет мы путешествуем по миру в самые удалённые и необычные места нашей маленькой планеты.
    Мы не пользуемся услугами турфирм. Мы путешествуем сами, их задумывает Полина, и они всегда уникальны, ибо имеют свою неповторимую изюминку, шарм и ценный приключенческий дух. С ними у нас прибывает жизненная энергия, они даже позволяют (скромно говоря!) воспринимать себя частичкой Истории.
    Словом "ТУРИСТ" мы обязаны Стендалю. Именно с его "Записок туриста" оно пошло в массы. А слово "путь - ОН-ЕМИ", особенно любимо японцами. Вот Так!
    И мы уже туристы по Японским островам.
    Для меня путешествия отодвигают годы, образовывают, рождают неожиданные субъективные ассоциации, сеют непосредственность и искренность, что важнее логичности и последовательности. Они вырывают меня из привычного круговорота жизни, и, главное, заставляют поделиться увиденным. Всю жизнь мне были необходимы движения и впечатления. Поэтому я считаю себя туристом издалека. Многие верят газетам, а я, провинциал, верю тому, что вижу - и полностью здесь согласен со Стендалем.
    Почти месяц мы куролесили по Японским островам.
    Это были "лунатичные", волшебством расцвеченные недели. Жаль, если моя речь захлебнется во всевозможных упражнениях и Вы не почувствуете Это. Прошу учесть, что, рассказывая о нашем с Полиной странствии, я просто претендую на свободное выражение своих мыслей.
    Есть немало слов, которые у нас сразу вызывают ассоциации с Японией. Самураи, гейша, суши и многие другие, которые мы уже хорошо знаем и, произнося, сразу мысленно переносимся в далёкий, загадочный островной мир Востока.
    Мы любим природу, поэтому все связанное с нею для нас интересно. Япония хороша во все времена года. Полина имела информацию о японских праздниках, и мы включили их в наш маршрут. Они проходили удивительно своеобразно. И мы рады, что увидели их...

    Все пишу и пишу,
    до темна оторваться не в силах,
    чтобы выпить холодный глоток сакэ -
    тихий дождливый день встречаю...

    Каждый раз, когда я просматриваю японские записи, в памяти возникают встречи с людьми, которые надолго запечатлелись в душе моей, их просто невозможно искоренить от сознания. Ибо, по моему мнению, сообщество людей на японских островах - Это нация НОМЕР ОДИН В МИРЕ!
    "Скопление людей в одном месте - величайшее бедствие",- считал Стендаль. По его мнению - Это "одно из самых серьезных помех росту человеческого счастья". Мы с Полиной не чувствовали никакого дискомфорта в "нагруженных" наших странствиях.
    Храмы и небоскребы, гейши (их мы видели очень редко), чаще - майко (ученицы в красочном кимано и высокой - надутой прическе), рикши с колясками и сверхскоростные поезда - маглед, - гармонично сочетаются в стране восходящего солнца. Обстановка и люди удивительно естественны и просты в общении.
    Японцы покорили меня вниманием, свободой (особенно дети), честностью, целеустремленностью, удивительным старанием предвосхитить мои желания, порадовать взор, создать практически из ничего радующее глаз великолепие.
    Я благодарен всевышнему, что он дал мне возможность описанием наших с Полиной странствий разуметь огромное напряжение трудов писательских и свое ничтожество по сравнению с великолепием настоящих хозяев пера и бумаги.

    Попробовал я книгу укротить.
    Она мне всё никак не поддаётся.
    Не брошу, ведь сердцу мило.

    Морис Федо

    Но меня радует, что торопясь и часто ошибаясь, я все же пытался каждодневно овладеть человеческим словом, этого настоятельно требовали описания наших путешествий.
    Насколько я сдержан в речах, настолько же я стремился к естественности и простоте в писании.
    Пишущий всегда подвергается соблазну поспешных обобщений. Труднее иное: в бесконечном многообразии японских картин, впечатлений обнаружить интересный эпизод, деталь пейзажа, добраться до своеобразия стихии, самобытности островной жизни, до Человека.
    Я не был страстным и неуемным читателем в жизни и сейчас я жалею об этом, ибо чувствую, как каждая клеточка моя трепещет восторгом, когда я что-то нормальное, читаемое вдруг рождаю, и радуюсь, когда, вспоминая, избегаю воспринимать себя добрее, честнее, чем Там, во время наших странствий. Я много повидал, но мне все мало, хочется бОльшего в познании нашей звезды с такими разными землями и землянами.
    Я знаю: наделал немало ошибок, упорствовал в своем мнении все писание, наверное, из тщеславия, отказываясь признать себя побежденным. Что делать? Я пишу, как лечу, обретаю свободу, которую я не часто чувствовал в жизни. Поэтому написанное - все счастливая случайность. Боюсь, что читатель сочтет мои писания сильно восторженными, что делать... В самом процессе писания я всегда высоко ценил наш проделанный путь и искал в этом удовольствие... Теперь я знаю, я испытал трюизм! Я знаю и то, что уметь фиксировать мысли важно, но вытягивать их - сложнее.
    У меня логичный ум, в среднем ясный, не тонкий, не достаточно мощный. Я недоволен им по сей день, как и памятью. Я пытался наилучшим образом исполнить то, что еще имею и умею. Жаль только, что память порою уже "отбивается от рук".
    Я не наделен особым сочувствием, я поздно созрел, я до старости не мог всесторонне и быстро оценить текущий момент, я не способен до конца отдать себя делу. У меня характер не повзрослевшего лидера. Я был твердо уверен, что надо извлекать пользу из всего... Я больше читал глазами, а это не великое дело. Но для путешественника видеть - очень важно!
    Теперь по делу! Поездка нам обошлась приблизительно в 4500 ам. долларов на человека. Из них авиабилеты по нашему сложному маршруту 1180, проездной на ж.д. транспорт "jr pass" на три недели 500. Гостиницы, в основном трехзвездочные, стоили в районе 55 - 60 на двоих, хотя были и дешевле, а ночь в монастыре потянула аж на 120.
    Во время пребывания в Японии я вел дневники, в которых отмечал все виденное и слышанное. Полина работала с фотоаппаратом, отсняла более 9000 снимков.
    Мы посетили огромное количество интересных мест. Нам пришлось проехать многие сотни км на поездах, автобусах, кораблях...
    Путешествия - Это удивительная и замечательная жизнь! При одном условии,- надо только замечать, удивляться и мечтать. А чтобы придать очертания мечте нужны возможности, время и смелость...
    Я думаю, что мы с Полиной проявили себя, как профессиональные бродяги и заслуживаем по меньшей мере... восхищения!
    Если, по-вашему, что-то иное, все равно - мы путешественники и пусть на короткий миг мы властители мира, ибо были свободны в замыслах и владеем всем, что видели. Поэтому, я всегда старался держать глаза максимально открытыми, чтобы видеть деяния природы, и, главное - людей...
    Из Японии я увожу дзедзедзе - удивление и лучшие воспоминания.

    Нет, нет, я не погиб в пути!
    Конец ночлегам на большой дороге
    под небом осени глухой.

    М.Басе

     []
  • Комментарии: 4, последний от 06/09/2020.
  • © Copyright Норкин Феликс Моисеевич
  • Обновлено: 27/02/2020. 336k. Статистика.
  • Впечатления: Япония
  • Оценка: 8.44*4  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка