Орловский Александр: другие произведения.

Тнк

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 18, последний от 25/01/2019.
  • © Copyright Орловский Александр (orlovsky2@yandex.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 116k. Статистика.
  • Статья: Беларусь
  • Оценка: 5.33*33  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ТНК, что ж вы за звери? Куда вы нас ведёте?...


  • Развитие и взаимодействие внутригосударственного и международного права в условиях глобализации

    <
      
      
       1. Введение
          -- Актуальность.
       Актуальность выбранной автором темы диктуется исторической необходимостью найти наиболее актуальные на современном этапе точки соприкосновения международного и внутригосударственного права. Самым же актуальным звеном этой взаимосвязи мы считаем то, которое непосредственно связано с появлением нового субъекта современных международных отношений - ТНК (транснациональных корпораций).
       Для проведения комплексного, системного анализа такого взаимодействия необходимо определить сущностный и правовой статус ТНК как новых экономико-политических субъектов новой же экономико-политической реальности нашей цивилизации, которую сегодня принято называть "глобализацией".
       Без чёткого, системного представления роли транснациональных корпораций в современных экономических и политических процессах, невозможно не только определить их правовой статус, но и предвидеть структуру и функциональные взаимосвязи как всей цивилизации, так и отдельных её субъектов, таких как "государство", ТНК, международные общественные организации, в краткосрочной и долгосрочной перспективах. Без этого невозможно также определить и роль права, является ли оно регулятором указанных процессов или лишь инструментом, который субъекты используют для достижения своих целей либо поиска средств агрессивного доминирования, либо средств защиты от подобной агрессии.
          -- Цели и задачи.
       Основными задачами работы являются:
       1. Проведение комплексного анализа проведенных в мире исследований в отношении ТНК с целью определения, насколько реально и комплексно современные правоведы оценивают роль ТНК в процессах глобализации, видят ли они их доминирующую роль в мировых экономических и политических процессах, а также тенденцию их силового влияния на государства и подмены национальных интересов на корпоративные.
       2. Показать функциональную взаимосвязь двух ветвей международного права: публичного и частного, вернее, механизм их совместного использования государствами и ТНК как инструментов законодательной колонизации "слабых" "сильными" и законодательной же защиты "слабых" от колонизации.
       3. Желание автора показать и доказать, что в современных условиях, юрист-международник обязан быть политологом, чтобы из ранга правового "независимого" инструмента-регулятора подчас декларативных и вымышлено-идеалистических международных отношений стать реальным правовым защитником как национальных интересов своих стран, так и основных принципов международного права, закреплённых в Уставе ООН.
          -- Средства.
       В качестве средства исследования и доказательства положений данной работы, автор использует системный анализ использованных в работе монографий и статей отечественных и западных учёных юристов, разработанную автором экономическую теорию "сообщающихся сосудов" и теорию "пирамиды власти".
       В первую очередь автор предлагает философско-правовой анализ тенденций развития мирового сообщества, изменения количественного и качественного состава субъектов международного права и их правового влияния как друг на друга, так и на международное и внутригосударственное правовые системы.
       Предлагается также критически обзор критериев и характеристик, по которым корпорация считается ТНК, с точки зрения её влияния на международное и внутригосударственное право.
       На примере ряда ведущих мировых ТНК автор стремиться доказать также следующее:
       1. Для достижения своих целей получения сверхприбылей и усиления своего влияния ТНК (British Petroleum, Halliburton, Royal Dutch/Shell и другие) используют следующие методы:
       А) На начальном этапе формирований и внедрений во внешние национальные экономические системы - лоббирование создания и внедрения в международное право (через институты ООН, МВФ, Международный Банк Реконструкции развития и общественные правительственные и неправительственные организации, универсальных и региональных, рамочных и прямого действия международных конвенций и договоров) инвестиционных норм, закрепляющих правовое внедрение и защиту ТНК в рамках национальных правовых систем.
       После внедрения в национальные экономики, ТНК становятся проводниками политических интересов тех государств, к которым принадлежат их реальные владельцы, частные лица и/или сами государства. Для этого они лоббируют изменения национальных законодательств, заключения государством соответствующих международных договоров, присоединения к конвенциям и вступления в различные международные экономические, политические и военные организации, союзы и блоки.
       Б) На этапе, когда государства поняли зачастую агрессивную политику ТНК и стали защищать свои экономики (ЕС против Газпрома, США против иностранных инвестиций, Россия против американских и английских ТНК), используя национальные законодательства, ТНК, наоборот, стали пользоваться силой своих государств, тех же международных организаций для их устрашения и принуждения к своей дальнейшей экспансии.
       Для полного и комплексного анализа автор использует следующую схему:
        -- Рассмотрение понятия и сущность ТНК и прямых иностранных инвестиций (ПИИ).
        -- Обзор общих характеристик, основных типов и критерий ТНК.
        -- Обсуждение проблемы правосубъектности ТНК.
        -- Обзор основных международных организаций, созданных мировым сообществом для попыток регулирования деятельности ТНК.
        -- Определение роли ТНК в глобализации, плюсы и минусы их деятельности для мира официального международного права.
        -- Исследование, как государство использует ТНК и международные организации для достижения политических целей и колонизации других государств, а ТНК, в свою очередь, используют государство и те же международные организации для извлечения сверхприбылей.
          -- Анализ используемой литературы.
       К сожалению, обзор используемой литературы показал, что авторы, занимающиеся проблематикой ТНК, уделяют внимание, как правило, только их экономической деятельности, их воздействию на экономику стран внедрения и общие процессы глобализации, и лишь очень немногие, такие, например, как Г.М.Вельяминов затрагивают и политическую значимость ТНК. Большинство авторов не понимают, что главная обсуждаемая правоведами проблема их правосубъектности самым непосредственным образом связана не только с экономическими интересами самих ТНК и государств базирования и внедрения, но и в не меньшей степени с их политическими интересами.
       Лишь немногие авторы понимают, какой разрушительной силой для государственных образований и, в первую очередь, для их суверенитета, стали на современном этапе мощные интерконтинентальные ТНК, ставшие новой разновидностью "троянских коней", под благовидным предлогом прямых иностранных инвестиций пытающиеся колонизировать страны внедрения.
       И снова, к сожалению, мы вынуждены констатировать, что никто из современных авторов не видит сложной, но неимоверно важной схемы:
       иностранные инвестиции, допуск ТНК в национальную экономику - это добровольное принятие медленно, но беспощадно действующего яда колонизации страны,
       вылечиться от которого бывает очень непросто, примером чему служит очень опасный и сложный процесс национализации английских нефтедобывающих компаний в Венесуэле, или полностью, как Ирак, лишиться своей государственности.
       И, следовательно, предлагаемые авторами классификации ТНК не затрагивают этот важнейший аспект их деятельности, концентрируясь только на их экономической составляющей, что существенно ограничивает круг правовых изысканий для регулирования их деятельности на международном и внутригосударственном уровне.
       Поэтому мы предлагаем новую, экономико-политическую классификацию ТНК с точки зрения их значимости и воздействия на независимость и суверенитет стран внедрения.
      
        -- ТНК, как новый субъект международного права в условиях глобализации.
       Современная действительность развивается столь стремительно, что то, что было новым вчера, сегодня становится привычным, а уже завтра - устаревшим. Разработанная автором экономическая теория сообщающихся сосудов ещё вчера была бы абсолютно адекватной, но сегодня она с каждым днём всё больше и больше устаревает. Такие крепкие до недавнего времени стенки государств-сосудов дрожат и рушатся под неустанным и всё усиливающимся натиском новых, свойственных только настоящему периоду глобализации, субъектов цивилизации. Речь, конечно же, идёт о ТНК. Подобно вирусу, они просачиваются в национальные экономики, и, паразитируя на них, как продукты генной инженерии в наших с вами организмах, меняют привычную систему социально-экономических, политических, а, следовательно, и правовых отношений в этих государствах. При этом, ТНК, размывая экономические границы государств, превращают мировое сообщество в один большой водоём, в котором сами они сначала становятся мелкими, а потом всё более крупными хищниками.
       В рамках рассмотренной автором теории пирамиды власти мы можно констатировать, что мы становимся свидетелями и участниками нового исторического периода развития нашей цивилизации: старая властная пирамида мироустройства, в которой главным и единственным субъектом являлось государство, разрушается на наших глазах, а новая, в которой борьбу за властную вершину пирамиды уже повели ТНК, только начала строится. Эта борьба видна в их слиянии, поглощении одних другими и т.д. А это означает, что рано или поздно, эта пирамида будет окончательно сформирована. На её вершине окажется самая-самая-самая сильная ТНК. Она по законам пирамиды сформирует иерархическую структуру, соответствующую идеологию, право (думается, оно впервые станет "вертикально-имперским" и "горизонтальным"), а государства впервые перейдут на второй план и займут то положение, которое сегодня принадлежит международным организациям. Очень вероятным станет и тот факт, что ведущей де-факто международной структурой станет не G8 (восьмёрка ведущих государств), а, скажем, ТНК-10,- десять крупнейших ТНК во главе с самой мощной.
       Теперь рассмотрим связанные с этими процессами новые тенденции в международном праве.
       Анализируя это направление, мы убеждаемся, с одной стороны, насколько тесно переплетены в современном мире экономика, политика и право, и находим, с другой стороны, редкостный на практике перекрёсток международного публичного и частного прав. Именно на таком перекрёстке чётко просматривается экономическая функция международного права, где, по нашему убеждению, главным действующим лицом стали современные транснациональные корпорации.
       Они стали и причиной, и символом, и признаком наступления эры экономического и политического глобализма. Экономический глобализм в чистом виде заключается в беспрецедентной транснационализации производства, торговой и банковской деятельности. Под этим термином понимается обрастание национальных "родительских" компаний многочисленными дочерними фирмами и филиалами в разных уголках мира. Лавинообразный рост ТНК в последнее время объясняется многими причинами, среди которых на первом месте, пожалуй, находится конкуренция, заставляющая снижать издержки, увеличивая масштабы производства и вводя новейшие технологии, искать новые рынки, дешевую рабочую силу, размещать производство там, где ниже налогообложение, и т. д.
       Особенностью ТНК в смысле их развития является то, что в отличие от национальных компаний и корпораций, то есть тех, чьи экономические интересы ограничиваются внутригосударственным рынком, по мере наращивания их экономической мощи, они де-факто становятся ведущими или ведомыми партнёрами того государства, членами которого владельцы ТНК себя считают. Если государство сильнее, то оно использует ТНК для достижения своих политических и экономических целей, если же сильнее ТНК (так, например, объемы продаж американской корпорации "Дженерал моторс" превышают ВВП таких стран, как Швейцария, Австрия и Швеция, вместе взятых), то это, скорее всего, означает, что государство и ТНК сливаются в одно целое, и реальные, а не подставные, часто невидимые владельцы ТНК не только тайно руководят внутренней и внешней политикой своих государств и установкой на ведущие политические посты "своих людей", но и формируют внутригосударственное и международное право.
       Наше исследование направлено не на анализ экономических особенностей современных ТНК, но на их изучение как нового субъекта международного права, и, повторимся, не того привычного мировому сообществу права, а новому, Международному Праву Силы, имперскому праву, которое подробно обсуждено в указанных выше теориях. Это право живёт в параллельном официальному, и отрицаемым им мире, мире естественных отношений, свойственных природным социальным системам, где "сильный" диктует поведение слабых и живёт за их счёт.
       Тут нам на помощь придёт экономико-политический анализ этого главного современного субъекта международных отношений, тем более, что в настоящее время все большую популярность завоевывают исследования, проводимые на границе экономической и правовой науки. Экономический анализ права давно зарекомендовал себя как весьма плодотворное направление исследовательской работы, которое необходимо при принятии соответствующего правового решения. Экономический анализ права представляет собой новую отрасль знаний, весьма полезную для образовательной подготовки юристов и экономистов. Существо этого предмета науки состоит в том, что любое правовое решение вызывает определенные экономические последствия. Прогнозирование этих последствий позволяет избежать ошибок при осуществлении законопроектной деятельности. Экономический анализ права становится обязательным при проведении масштабных экономических реформ, когда действия органов власти программируются на определенный экономический результат, а решение вопроса о выборе надлежащих правовых средств имеет ключевое значение в правовом обеспечении экономических реформ.
       Да и вообще, нашему юридическому сообществу давно пора достать страусиную голову из песка правовой обособленности от всего мира, и трезво признать, что право, как и политика - это инструменты достижения экономической, а, значит, и политической доминанты-императива в любой социально-экономической системе, включая и всю цивилизацию в целом. В современных условиях н-и-к-а-к-о-й правовой анализ и синтез невозможен без учёта экономической и политической составляющих исследуемых проблем и процессов.
          -- Международные организации, курирующие деятельность ТНК.
       Естественно, ведущее место в иерархии таких организации занимает ООН.
       ООН
       Основными структурными подразделениями системы органов экономического сотрудничества в рамках ООН являются три из шести главных органов, указанных в Уставе, а именно: Генеральная Ассамблея, Экономический и Социальный Совет и Секретариат.
       В 1974 г. по инициативе так называемой "Группы 77" развивающихся стран образована Комиссия ООН по ТНК со своим Секретариатом - Центром по ТНК, которым было поручено, в частности, подготовить проект Кодекса поведения транснациональных корпораций, а также осуществлять изучение политических, экономических и социальных последствий деятельности ТНК, организовать всеобъемлющую систему информации и т.п.
       Центр (с 1993 г. действующий под эгидой ЮНКТАД) вел большую информационно-аналитическую работу, оцениваемую как полезную в практическом плане; подготовлены были сотни информационных докладов и иных документов по разнообразным аспектам деятельности ТНК.
       Был разработан и подготовлен проект Кодекса поведения ТНК. Кодекс этот изначально предусматривался не для оформления в конвенционном порядке, но лишь для принятия в виде резолюции Генассамблеи ООН (эвентуально ЭКОСОС). Однако проект так и не был окончательно согласован. В этой связи, естественно, проект Кодекса юридически не обладает какой-либо правовой силой, даже и рекомендательного характера, не говоря об императивности." [25]
       Экономический и Социальный Совет (ЭКОСОС) является следующим по старшинству органом в системе экономического механизма ООН. ЭКОСОС, созданный в 1946 г., по существу осуществляет координацию всей деятельности ООН в социально-экономической области. Членами ЭКОСОС являются 54 государства - члена ООН, избираемые Генассамблеей ООН, причем 5 постоянных членов Совета Безопасности являются его неизменными членами.
       Именно в рамках ООН разработана Хартия экономических прав и обязанностей государств от 17 декабря 1974 г., выдержки из которой с краткими комментариями мы приводим:
       "Глава I. Основы международных экономических отношений
       Экономические, а также политические и другие отношения между государствами будут регулироваться, среди прочего, следующими принципами:
       a) суверенитет, территориальная целостность и политическая независимость государств;
       b) суверенное равенство всех государств;
       c) ненападение;
       d) невмешательство;
       e) взаимная и справедливая выгода;
       f) мирное сосуществование;
       g) равноправие и самоопределение народов;
       h) мирное урегулирование споров;
       i) устранение несправедливостей, возникших в результате применения силы, которые лишают какую-либо нацию естественных средств, необходимых для ее нормального развития;
       j) добросовестное выполнение международных обязательств;
       k) уважение прав человека и основных свобод;
       l) отсутствие стремления к гегемонии и сферам влияния;
       m) содействие международной социальной справедливости;
       n) международное сотрудничество в целях развития;
       o) свободный доступ к морю и из него для стран, не имеющих выхода к морю, в рамках вышеуказанных принципов."
       Мы специально выделили те положения Устава, которые действиями США и НАТО в Югославии и Ираке, Грузии и Украине, Польше и Чехословакии, да и ещё в десятках стран делают и эту Хартию, и ряд других, которые будут рассмотрены нами ниже, голыми декларациями, в сотый раз доказывая наши выводы об определяющем сегодня Праве Силы и полной импотенции Силы Права.
       2) резолюция Генеральной Ассамблеей "О мерах против коррупции, практикуемой транснациональными корпорациями и другими корпорациями, их посредниками и причастными к делу сторонами"
       Ассамблея учреждает новые организации международного сотрудничества, такие, как Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) или Организация Объединенных наций по промышленному развитию (ЮНИДО)
       ЮНКТАД
       Генеральная Ассамблея ООН в конце 1964 г. приняла резолюцию, учредившую Конференцию по торговле и развитию (ЮНКТАД) в качестве органа ООН, не являющуюся международной торговой организацией. В деятельности конференции принимают участие практически все государства - члены ООН и ряд международных организаций.
       Перед ЮНКТАД поставлена задача обеспечения интеграции всех стран в мировую торговлю. Как ключевая структура в системе Организации Объединенных Наций, занимающаяся вопросами развития в сфере торговли, финансов, технологий, инвестиций и устойчивого развития.
       В частности, ЮНКТАД:
      -- анализирует тенденции в глобальной экономике и оценивает их воздействие на развитие;
      -- оказывает содействие развивающимся, в частности наименее развитым странам в максимальном усилении позитивного воздействия глобализации и либерализации, способствуя их интеграции в международную торговую систему и активному участию в международных торговых переговорах;
      -- изучает глобальные тенденции в потоках прямых иностранных инвестиций и их воздействие на торговлю, технологии и развитие;
      -- помогает развивающимся странам в привлечении инвестиций;
      -- помогает развивающимся странам в развитии предприятий и развитии предпринимательства;
      -- помогает развивающимся странам и странам с переходной экономикой в повышении эффективности служб поддержки торговли.
       ЮНКТАД также выпустила единственный всеобщий добровольный кодекс конкуренции - соглашение 1980 г. о комплексе согласованных на многосторонней основе справедливых принципов и правил для контроля за ограничительной деловой практикой, пересматриваемом раз в пять лет. Последний раз Соглашение пересматривалось в 2000 г. в тесном сотрудничестве с Всемирным банком и Всемирной торговой организацией в целях повышения эффективности и равноправия в вопросах конкуренции.(14)
       ЮНИДО
       Организация Объединенных Наций по промышленному развитию (ЮНИДО) - специализированное учреждение ООН для содействия индустриализации развивающихся стран, их промышленного развития путем мобилизации национальных и международных ресурсов. ЮНИДО была создана в 1966 г. Высшим органом является Генеральная конференция, созываемая один раз в два года. Руководящие органы ЮНИДО - Совет по промышленному развитию и Комитет по программным и бюджетным вопросам. Штаб-квартира ЮНИДО находится в Вене.
       Генеральное соглашение по торговле услугами (ГАТС)
       Генеральное соглашение по торговле услугами было по писано во время Уругвайского раунда многосторонних торговых переговоров. Данное соглашение преломляет принципы, заложенные в основу торговли товарами системы ГАТТ/ВТО применительно к торговле услугами.
       Общими принципами являются:
      -- принцип применения режима наибольшего благоприятствования (РНБ);
      -- принцип прозрачности (транспарентность) регулирования торговли услугами;
      -- принцип взаимного признания стандартов или критериев в отношении разрешений, лицензирования или сертификации поставщиков услуг, необходимых для предоставления услуг;
      -- принцип функционирования монопольных поставщиков услуг закрепляет, что монопольный поставщик услуг должен действовать таким образом, чтобы не нарушался принцип РНБ или какое-либо из специфических обязательств, взятых государством;
      -- принцип, по которому должны приниматься меры по дальнейшей либерализации доступа на рынок услуг и меры для обеспечения более активного участия развивающихся стран в торговле услугами.
       Организация Экономического Сотрудничества и Развития OECD OCDE
       ОЭСР -  организация, объединяющая 30 стран - прежде всего является форумом, в рамках которого правительства стран-членов имеют возможность обсуждать, разрабатывать и совершенствовать экономическую и социальную политику.
       Обмен мнениями между правительствами может вести к заключению соглашений о действиях по единым методам - например, к созданию юридически обязательных кодексов, регулирующих свободное движение капиталов и услуг.
       Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР)
       Эта организация известна конвенцией по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при совершении международных деловых операций" (ОЭСР).
       Странами-членами ОЭСР являются Австралия, Австрия, Бельгия, Канада, Чешская республика, Дания, Финляндия, Франция, Германия, Греция, Венгрия, Исландия, Ирландия, Италия, Япония, Корея, Люксембург, Мексика, Нидерланды, Новая Зеландия, Норвегия, Польша, Словакия, Португалия, Испания, Швеция, Швейцария, Турция, Соединенное Королевство, Соединенные Штаты.
       В 1996 г. Россия подала официальную заявку о вступлении в ОЭСР. И, наконец, в 1997 г. был подписан Протокол о создании специального Комитета по связям между ОЭСР и Российской Федерацией.
       Международная организация труда МОТ
       В рамках нашей темы эта международная организация упоминается из-за трехсторонней Декларации 1977 года о принципах, касающихся многонациональных предприятий и социальной политики, затрагивающих деятельность таких предприятий и ее последствия в социальном плане.
       ВТО
       В 1987 г. начались многосторонние торговые переговоры, из которых выросла Международная торговая организация.
       В ходе Уругвайского раунда многосторонних торговых переговоров стран-участниц ГАТТ 1986-1994 гг. был подписан ряд Соглашений, которые стали юридической базой для создания Всемирной торговой организации - ВТО. Правительства согласовали условия доступа к рынкам с тем, чтобы позволить бизнесу превратить торговые уступки в новые торговые возможности.
       Цель создания ВТО - обеспечение функционирования системы мировой торговли на основе единых правил таким образом, чтобы рынки оставались открытыми и чтобы доступ на них не мог быть нарушен введением внезапных и произвольных ограничений на импорт. В то же время страны-члены ВТО имеют право на введение защитных антидемпинговых и компенсационных мер для ограничения доступа на свой рынок.
       Принципы ВТО:
      -- принципе наибольшего благоприятствования (РНБ), или принцип недискриминации между товарами (работами, услугами) из различных стран-участниц;
      -- принципе национального режима;
      -- принципе транспарентности, который является ключевым в юридической системе ВТО. Хотя формально он закреплен только в Генеральном соглашении по торговле услугами (ГАСТ), этот принцип пронизывает всю систему Соглашений в рамках ВТО. Он означает, что для обеспечения доведения до сведения иностранных поставщиков товаров (работ, услуг) всей информации, касающейся торговли соответствующими товарами (работами, услугами) в данной стране, страны обязаны публиковать документы, содержащие нормы права, которые регулируют данные правоотношения. Принцип транспарентности является международно-правовым выражением принципа неприменения неопубликованных нормативных правовых актов, на котором основаны правовые системы всех цивилизованных стран мира.
       МЦУИС , Многостороннее Агентство по гарантированию инвестиций (МАГИ)
       Этот международный институт, функционально схожий с международным арбитражем, есть часть международно-правового механизма защиты, созданного Мировым банком. Мировой банк использовал три важнейших элемента в международно-правовой системе защиты инвестиций: Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС), Международное агентство по гарантиям инвестиций и двусторонние соглашения о поощрении и защите инвестиций (Агентство). При этом и МЦУИС, и Агентство были "творением" Мирового банка.
    Двусторонние инвестиционные соглашения (ДИС), к которым относятся соглашения о поощрении и защите инвестиций, заключаемые между правительствами экспортера и импортера капитала, создают правовую основу для применения как МЦУИС, используемого для разрешения споров между государством, принимающим иностранные инвестиции, и инвестором, так и Агентства, обеспечивающего международное страхование инвестиций от политических рисков (война, революции, гражданские волнения, национализация и другие меры, лишающие инвесторов вложенного капитала).
       Следующие организации мы лишь перечислим.
       Это Европейские Сообщества, НАФТА, АСЕАН, АТЭС, МЕРКОСУР, КОМЕСА Они представляют собой различные экономические региональные союзы Азии, Африки, Америки и принципиально не отличаются от уже рассмотренных, кроме тех, в которых объединены только "слабые" страны, такие как латиноамериканский МЕРКОСУР или африканский КОМЕКА. Они, в отличие от "смешанных" союзов объединяются с не декларативным желанием защититься от "сильных".
          -- Понятие и сущность ТНК.
       Существуют несколько, близких по смыслу определений ТНК:
        -- "В проекте Кодекса поведения ТНК, разрабатывавшегося в ООН в течение нескольких десятилетий, ТНК определяется как "предприятие, будь то государственное, частное или смешанное, имеющее отделения в двух или более странах, независимо от юридической формы и области деятельности этих отделений, которое функционирует в соответствии с определенной системой принятия решений, позволяющей проводить согласованную политику и общую стратегию через один или более центров по принятию решений, и в рамках которого отделения таким образом связаны между собой, будь то отношениями собственности или иными отношениями, что одно или несколько из них могут оказывать (оказывают) значительное влияние на деятельность других и, в частности, пользоваться общими знаниями и ресурсами и разделять ответственность с другими" [1].
        -- ТНК - это совокупность объединенных одной экономической целью различных самостоятельных предприятий, находящихся в разных странах и управляемых из единого центра. [2]
        -- Как отмечает М.М. Богуславский, экономическое единство в ТНК оформляется юридической множественностью, что служит интересам их собственников.[3] В отличие от обычных компаний стратегия деятельности ТНК разрабатывается головным предприятием, которое координирует деятельность зарубежных отделений.
        -- "Особенностью ТНК является сочетание централизованного руководства с определенной степенью самостоятельности входящих в нее и находящихся в разных странах юридических лиц и структурных подразделений (филиалов, представительств, дочерних компаний)." [4]
       Эксперты ООН относят к ТНК любую компанию, имеющую производственные мощности за границей [5]
       На самом деле приведенных мнений экспертов с точки зрения нашего исследования вполне достаточно. Более важным являются "силовые" характеристики ТНК или критерии, по которым эту "силу" можно было бы "взвесить". Бесспорно, одними из главных характеристик "силы" являются уровень капитализации как всей корпорации в целом, так и её активов в странах присутствия. Общий уровень капитализации есть показатель силы для давления на своё государство и на международные организации, а уровень капитализации в странах присутствия - на их государственные структуры.
       В рамках анализа нельзя не сказать несколько слов о прямых иностранных инвестициях (ПИИ).
       Прямыми иностранными инвестициями, по определению МВФ, являются инвестиции, цель которых заключается в получении длительного интереса юридическим лицом - резидентом одной экономической системы в компании-резиденте другой экономической системы. Длительный интерес подразумевает существование долгосрочных отношений между прямым инвестором и иностранной компанией и существенной степени влияния инвестора на менеджмент организации.
       Нас же ПИИ интересуют потому, что они самым непосредственным образом связаны с ТНК, - теми структурами, которые их и осуществляют. И цели таких инвестиций далеко не так однозначны, как могло бы показаться: они не только, а порой и не столько в получении сверхприбылей за счёт получения рынков дешёвой рабочей силы, сырья и сбыта, сколько для полной или частичной колонизации страны и увеличения аргументов политического давления на государство. С этой точки зрения интересно рассмотреть систему классификации ТНК.
          -- Общая характеристика, основные типы и критерии ТНК.
       Для оценки уровня транснационализации корпорации используют индекс транснационализации, представляющий собой среднее значение следующих трех показателей: отношения зарубежных активов к общему объему активов, зарубежных продаж к общему объему продаж и численности работников за рубежом к общему числу занятых корпорации.
       Расчет индекса транснационализации ведется по следующей формуле:
       Ai + Ri + Si
       It = A R S
       3 , где
       It - индекс транснационализации;
       Ai - зарубежные активы;
       А - общие активы;
       Ri - объем продаж товаров и услуг зарубежными филиалами;
       R - общий объем продаж товаров и услуг;
       Si - зарубежный штат;
       S - общий штат работников компании.
       Помимо этого чисто экономического критерия оценки капитализации, существуют и ряд других:
       1) - число стран, в которых действует корпорация (минимум составляет от 2 до 6 стран);
       - определенное минимальное число стран, в которых размещены производственные мощности корпорации;
       - определенный размер, которого достигла корпорация;
       - минимум доли иностранных операций в доходах или продажах корпорации (как правило, 25%);
       - владение не менее, чем 25% "голосующих" акций в трех или более странах;
       - интернациональный состав персонала и высшего руководства корпорации.
       2) В соответствии с разработанным, но так и не принятым ООН Кодексом поведения ТНК транснациональной корпорацией является [6] :
      -- располагающее дочерними компаниями в 2-х или нескольких странах, независимо от юридической формы или сферы деятельности этих компаний;
      -- имеющее такую систему принятия решений, которая позволяет осуществлять согласованную политику и общую стратегию из одного или нескольких центров;
      -- при этом дочерние компании так связаны между собой через отношения собственности или другим путем, что каждая из них способна оказывать значительное влияние на деятельность других компаний и в особенности иметь доступ к знаниям, ресурсам и разделять ответственность с другими компаниями.
       В соответствии с предложенными критериями к разряду ТНК сегодня можно отнести примерно 63 тыс. транснациональных корпораций с 690 тыс. иностранных филиалов [7], имеющих в 150 странах 200 тыс. филиалов. Вместе с тем из этой довольно значительной совокупности ТНК, по мнению ряда экспертов, могут быть полностью отнесены к разряду действительно международных компаний примерно 1/10 от их общего числа. Еще 1/10 их общей численности близка к тому, чтобы стать полноправными, 'настоящими' международными ТНК.
       Размах плодовитости и степень размножения ТНК наглядно демонстрирует ту скорость, с которой процесс глобализации шагает по планете. "Маленькие" ТНК, как стайка молодых взрослеющих волчат, с опаской и восхищением поглядывая на мощных, матёрых членов своей стаи, пытаются вырасти и стать похожими на них. Разве эта картина не является ещё одной иллюстрацией теории пирамиды? Старая, привычная нам, пирамида мироустройства рушится на наших глазах, и зарождается новая, с другим субъектным составом, матёрыми волками и волчатами, которые будут расти и стремиться занять своё место на вершине новой пирамиды. К этому вопросу мы вернёмся при обсуждении проблемы правосубъектности ТНК, а пока пристальнее вглядимся в тех из них, кто сегодня реально является императивной векторной силой на международной арене.
       К числу "матёрых волчар" по величине зарубежных активов относятся следующие ТНК: IBM (США, компьютерная техника); 'Дженерал моторc' (США, автомобилестроение); 'Хитачи' (Япония, электроника). Совокупные активы американской ТНК "General Electric", по оценкам экспертов ООН, в 2000г. составляли более 437 миллиардов долларов США. К числу крупнейших по уровню транснационализации активов, продаж, а также числу занятых за рубежом, относятся также (в скобках - индекс транснационализации): Vodafone (81), British Petroleum (77), Exxon-Mobil (68), Vivendi Universal (60), Fiat (57), Royal Dutch/Shell (57) (Великобритания - Голландия, основная сфера деятельности - нефтепереработка), Telefonica (54), Toyota Motor (35), [8]
       Ежегодный объем продаж отдельных ТНК превышает годовой валовый внутренний продукт (ВВП) многих стран мира. К примеру, объем продаж "Royal Dutch/Shell" равен ВВП Ирана, а трансграничные торговые операции в рамках ТНК превышают объем мирового экспорта.
       Экономическая мощь многих ТНК сопоставима с государствами средних размеров. Совокупные продажи зарубежных филиалов ТНК в 1999 г. составили 1,1 трлн. долл., что более чем в 1,5 раза превышает объем мирового экспорта [9]
       Преобразовываясь и расширяясь, ТНК внедряются в экономики других государств, при этом они влияют на национальную политику и законодательство, заставляя правительства тех или иных государств, определять, к примеру, структуру отраслей народного хозяйства, лоббируют изменения и/или введения новых нормативных актов, позволяющих им осуществлять внедрение более эффективно.
       По организационному признаку в иностранной литературе выделяются следующие типы ТНК: [10]
       - многонациональные корпорации,
       - интернациональные корпорации,
       - транснациональные компании,
       - глобальные компании.
       Фактически, данная квалификация лишь выстраивает ТНК по уровню их мощи или степени капитализации, разбивая их на "щенков", "волчат", "агрессивных и амбициозных молодых волков" и "матёрых волков"...
       Российскими экономистами, как правило, предлагается следующая классификация [11]
       1. Транснациональные корпорации (ТНК) - это национальные монополии с зарубежными активами. Их производственная и торгово-сбытовая деятельность выходит за пределы одного государства.
       Корпорацией в США называют акционерное общество, а поскольку большинство современных ТНК возникли в результате международной экспансии американских компаний, этот термин вошел в их название.
       2. Многонациональные корпорации (МНК) - это, собственно, международные корпорации, объединяющие национальные компании ряда государств на производственной и научно-технической основе. В качестве примера такой компании обычно приводится англо-голландский концерн "Роял Датч Шелл", существующий с 1907 г. Современный капитал этой компании делится в пропорции 60:40 [12]
       И эта классификация имеет скорее академический, чем практико-прикладной характер. Анализируя работы современных авторов, мы редко видим сущностно-перспективный анализ ТНК, и практически никто не указывает на их двоякую сущность инструмента как экономической, так и политической экспансии и колонизации других стран. С этой точки зрения, а также с точки зрения нашего "зверинца" мы предлагаем несколько другую классификацию современных типов ТНК:
        -- Национально-ориентированные - щенки
        -- Космополитические , используемые государством - волчата
        -- ТНК-колонизаторы государств - молодые, сильные волки
        -- Имперские - матёрые волчары
       Ну, в самом деле, национально-ориентированные ТНК - это только-только вышедшие на международный уровень национальные корпорации, у которых и близко ещё нет имперских, завоевательских амбиций, и на которых ни их, ни другие государства, в силу их экономической, а, значит, и политической слабости, ещё не обращают внимания.
       Космополитические ТНК, подростки, - это такие структуры, которые, достаточно прочно закрепившись в других странах, ещё не набрали той силы, чтобы использовать в своих интересах государство, но которые стали достаточно мощными, чтобы быть использованными своими и/или другими государствами для экономической и политической экспансии и колонизации третьих стран.
       ТНК-колонизаторы или такие международные корпорации, которые стали достаточно мощными, чтобы уже активно влиять на государственные структуры стран внедрения, колонизируя их, но ещё не достаточно сильны, чтобы не находиться под более мощной опекой своих собственных государств, оставаясь тем самым инструментом их политической и экономической экспансии.
       И, наконец, имперские ТНК - это те мощные структуры, особенно в энергодобывающих отраслях, чьи интересы становятся интересами государства. В целях достижения императива они способны использовать не только силу своих государств и международных общественных организаций, инициаторами которых сами часто (а фактически всегда) и становятся, но и как ядовитые тараны вклиниваются в государственные системы, извращая внутригосударственные законодательства, и колонизируют их.
       Нельзя сбрасывать со счетов и некоторые положительные аспекты появления ТНК на внутригосударственном рынке:
        -- расширение экономической базы государства. Передача новейших технологий; рост общей деловой активности;
        -- рост занятости; повышение уровня жизни рабочих и служащих в филиалах ТНК; вероятное повышение квалификации местных кадров;
        -- стимулирование проведения защищающих внутригосударственную экономическую и политическую систему законодательных реформ.
       Но эти плюсы не идут ни в какое сравнение с той колонизацией, которая ждёт страну от присутствия в ней колонизаторских и имперских ТНК.
       В отчёте международной комиссии по иностранным инвестициям за 2002 год прямо указывается на сложившуюся антагонизм между интересами ТНК и странами внедрения: "...Интересы ТНК зачастую вступают в противоречия с национальными интересами государства, малым и средним бизнесом. Корпорации начинают функционировать подобно правительствам. возможность попадания целых государств в экономическую и, как следствие, политическую зависимость от отдельных ТНК; монополизация рынков и вытеснение с них местных компаний, в том числе и с использованием методов недобросовестной конкуренции и ограничительной деловой практики; вмешательство ТНК во внутренние дела принимающих стран; нарушение платежного баланса указанных государств, способное вызвать, среди прочего, девальвацию национальной валюты; уход от налогов с использованием своей транснациональной структуры; использование экологически вредных производств, негативно влияющих на окружающую среду, а также ряд других проблем." (13)
        -- Проблема правосубъектности ТНК.
       Вернёмся к проблеме правосубъектности ТНК. В мировой литературе мнения о правосубъектности ТНК достаточно противоречивы.
       За предоставление ТНК статуса субъектов международного права выступают зарубежные ученые Н. Макдугал, У. Фридмэн, а по мнению К.А. Бекяшева, в ХХI веке наряду с расширением объема правосубъектности индивидов, будет признана правосубъектность и таких коллективных образований, как транснациональные корпорации [15]
       Понятно, что сильные, имперски ориентированные государства и ТНК заинтересованы в выведении ТНК из-под национальных режимов государств пребывания. Для этого "золотой миллиард" всяческим образом лоббирует признание правосубъектности ТНК в международном публичном праве.
       Существует мнение некоторых учёных о том, что ТНК не заинтересованы в наделении их международной правосубъектностью. Нам кажется такое мнение необоснованным. В самом деле, единственная проблема, с которой сегодня сталкиваются ТНК, в том, чтобы выйти из-под юрисдикции государств внедрения. Оставаясь лишь в качестве юридических лиц, подчинённых только положениям и принципам международного частного права, этого сделать невозможно!
       Только со статусом международной публичной провосубъектности можно добиться правового иммунитета в рамках национальных правовых систем, и тогда чисто рекомендательные положения международных конвенций, хартий, союзов и организаций могут стать обязательными правовыми нормами, защищающими интересы ТНК в странах внедрения!
       Мы также считаем, что ТНК должны быть просубъектны в рамках международного права, естественно по отличным от мнения "золотого миллиарда" причинам. Более того, мы убеждены, что мировое сообщество рано или поздно будет просто вынуждено это сделать, во-первых, потому, "ударная" мощь ведущих ТНК будет не просто сравнима с силой ведущих государств, но, пожалуй, и превзойдёт их, а, во-вторых, кто ж им помешает сделать это, ведь уже сегодня большинство международных организаций стали их вотчиной. Государства, понимающие, чем им грозит интервенция ТНК и стремящиеся защитить себя, с огромным трудом сдерживают пока ещё рекомендательный натиск международных организаций и активно действующих национальных проТНКовских лобби.
       К сожалению, ряд учёных, в том числе и И.И. Лукашук, придерживаются другого мнения. Он считает нереальным придание корпорациям статуса субъекта международного права и не поддерживает высказываний о снижении роли государства в международных отношениях. По его мнению, усиление участия в международных связях коммерческих и общественных организаций, движений и индивидов лишь усложняет управление этими связями. [16]
       В.А. Романов и С.В. Черниченко утверждают, что субъектом международного права может быть только образование, способное участвовать в межгосударственных отношениях. Поскольку компания не обладает качествами, присущими государству, то она не способна участвовать в таких отношениях. [17]
       Кроме того, деэтатизация (т.е. снижение роли государства в международных отношениях) отрицается также таким авторитетным ученым-практиком, как Б.Б. Гали, который подчеркивает "важность и незаменимость суверенного государства как основного субъекта международного права". [18]
       И.Г.М. Вельяминов считает включение ТНК в "состав" субъектов международного права глубоко ошибочным, "ибо открывает шлюзы для размывания самого понятия и сущности международного права. Логически, если предоставлять международную правосубъектность для ТНК, почему тогда не предоставлять ее и для иных национальных предприятий, возможно, не менее крупных, чем некоторые ТНК, а следуя далее, и для любых юридических лиц и любых индивидов?", и "как бы мощна ни была финансово-экономически любая ТНК и как бы слабо и бедно ни было то или иное государство, ТНК и государство всегда будут не равны не только формально-юридически, но и практически". [19].
       И далее: "...предоставление международно-правового статуса хотя бы "крупнейшим" ТНК (как иногда предлагается) создавало бы простор для субъективных и политических спекуляций. И какие ТНК понимать в качестве "крупнейших", если даже понятие самих ТНК еще далеко от определенности и общего признания?"
       "Наконец, никак нельзя обосновать и пользу наделения ТНК международной правосубъектностью с практической точки зрения. По долгому опыту ТНК неплохо процветают и без международной правосубъектности. Не ясно и что выиграют реально государства от приобретения ТНК правосубъектности?"
       Давайте последовательно обсудим выделенные нами ключевые места приведенных цитат:
       1. Лукашук: "не поддерживает высказываний о снижении роли государства в международных отношениях".
       Очень жаль, что столь маститый учёный не понимает, что за государством сегодня стоят интересы ТНК, что естественным образом существенно снижает его роль в формировании международного права, и что
       а) либо государство становиться инструментом ТНК, который они используют для достижения своих целей, либо
       б) ТНК становится инструментом государства.
       2. В.А. Романов и С.В. Черниченко: "Поскольку компания не обладает качествами, присущими государству, то она не способна участвовать в таких отношениях."
       Подобные взгляды являются типичными для представителей страусиного племени юристов-догматиков, творящих в тиши кабинетов и категорически отказывающихся видеть реалии жизни. Какими такими качествами не наделены ТНК, чтобы не участвовать международных отношениях, отсутствием границ, что ли? Преступники, как известно, в рамках права не являются ни юридическими, ни физическими лицами, и в государстве тоже не наделены НИКАКОЙ правосубъектностью, кроме уголовной, с правами и обязанностями, ограниченными уголовным и уголовно-процессуальным кодексами, но это не мешает им участвовать ВО ВСЕХ правовых сферах деятельности государства: и в правотворческой, и в правоприменительной! Парадокс? Нет! Реалии жизни. Пора уже понять, что мир значительно шире узко профессиональных представлений о нём, и его субъекты живут вовсе не по тем законам, которые придумали учёные идеалисты...
       3. Б.Б. Гали: "важность и незаменимость суверенного государства как основного субъекта международного права".
       В данном случае автор не видит или не способен видеть динамику развития цивилизации, не видит, что мы уже живём в другой реальности.
       4. Г.М. Вельяминов: "ибо открывает шлюзы для размывания самого понятия и сущности международного права." И почему тогда не предоставлять ее и для иных национальных предприятий, ... и для любых юридических лиц и любых индивидов?"
       А вот тут как раз мы согласны, только не признание ТНК субъектами международного права размывает понятие и сущность международного права, а международное право десятилетиями выстраивалось вне понятий и сущности мирозданческих законов жизнедеятельности социальных систем!
       В этом смысле и наделение или не наделение любых социальных структур, в том числе и индивидов, международной правосубъектностью ничего не изменит в уже существующем мироустройстве, ибо за всеми властными решениями ВСЕГДА будут стоять именно индивиды, причём самые, самые, самые...
       5. С утверждением Г.М. Вельяминова, что "ТНК и государство всегда будут не равны не только формально-юридически, но и практически" можно согласиться, но не в смысле того, что это есть причина, по которой необходимо отказать ТНК в международной правосубъектности, а, наоборот, чтобы доказать их соперничество друг с другом и эволюционную смену одного другим в условиях новых реалий. В самом деле:
       1. Сильное государство и слабое ТНК - государство - кукловод, ТНК - кукла-марионетка
       2. Сильное ТНК и слабое государство- ТНК - кукловод, государство - кукла-марионетка
       Их взаимосвязь функциональна!!! Но они находятся в разных плоскостях - подпространствах, как мир живых и мир теней. Они влияют друг на друга, но очень редко, если не сказать "никогда", не пересекаются в спектре общественной видимости!!!
       Вывод: Не надо пытаться подстроить или, вернее, перестроить мироздание, естественные социально-экономические системы (а другими они просто не могут быть) по канонам, придуманным человеческим сознанием, несовершенным и эгоистическим, а подчас, просто извращенным. Но нельзя заставить воду литься снизу вверх, растение заставить расти сверху вниз, нельзя убедить волков есть траву, а естественное желание субъектов социально-экономических систем быть богаче и сильнее всех ограничить далёкими от здравого смысла нормами права.
       Надо принять мир таким, каков он есть! Если ТНК - это признанная сила, которая определяет поведение субъектов международного права, то было бы великой глупостью не признать их таковыми.
       В утверждении И.И. Лукашука о том, что "...конечно, ТНК влияет на политику государств. Но это влияние осуществляется через государства и не сказывается на их юридическом статусе" [20], также присутствует ущербность перспективного видения.
       Подобным взглядам есть объективное оправдание: столетиями сложившиеся стереотипы субъектного состава и их правового статуса в системе мироустройства превратились в незыблемые догмы, к которым мы привыкли и от которых очень трудно отказаться. Но это, к сожалению, приводит к тому, что наука, на них основанная, не просто перестаёт развиваться и идти впереди происходящих процессов, что она по определению и должна делать, а, наоборот, начинает от них отставать и, тем самым, превращаться в лженауку. А это сначала смешно, потом грустно и, наконец, преступно...
       Следовательно: Если суть догмы противоречит реалиям действительности, то от такой догмы следует отказаться!!!
        -- Правовое регулирование деятельности ТНК.
       Космополитизм ТНК, подавляющий государственность стран, в которых они оперируют, нарушение ими норм трудового, налогового права, экологических стандартов, ограничений монополистической деятельности, а, главное, подчас неприкрытые попытки колонизации и политического давления, стали причинами противоречий между ТНК, с одной стороны, и странами их базирования и принимающими странами - с другой. Поэтому сегодня на международный уровень поднята проблема эффективности правового регулирования и контроля за деятельностью транснациональных корпораций.
       Авторитетный специалист в области международного частного права Г.К. Дмитриева выделяет 3 уровня правового регулирования деятельности ТНК:
       внутреннее законодательство,
       двусторонние и
       многосторонние соглашения. [21]
       Внутригосударственное регулирование предполагает подчинение деятельности филиалов и дочерних предприятий ТНК национальному законодательству принимающей страны. В большинстве случаев, это инвестиционное законодательство, направленное на определение правового статуса иностранного вкладчика: физического или юридического лица. Однако наиболее уязвимым моментом в одностороннем регулировании деятельности ТНК является то, что благодаря своей организационной структуре, она способна избежать контроля со стороны одного государства. Поэтому для регулирования деятельности ТНК национального законодательства принимающих государств явно недостаточно.
       Между тем на данном уровне возникает и другая проблема. Поскольку отделения ТНК реализуют политику головного предприятия, то необходимо учитывать то влияние, которое оказывает законодательство страны их базирования. Страны базирования обычно регулируют поведение ТНК с помощью национального законодательства о корпорациях, не делая особого различия между ТНК и национальными корпорациями. При этом предпринимаются попытки распространить действие внутреннего законодательства на отделения национальной компании, находящиеся за границей. Наиболее типичным примером здесь являются США, где данная позиция нашла отражение в доктрине т.н. "эффективной связи" и теории "транснационального права", которые применяются для обоснования правомерности действия национального права на территории других государств. [22] В 1982 году закон об управлении экспортом 1979 года был распространен на зарубежные отделения американских компаний. Методы, применяемые США, будут ещё неоднократно обсуждаться и в этой, и в других работах, посвящённых проблемам глобализации.
       О том, как государства пытаются защищаться от колонизирующей деятельности ТНК, мы обсудим в пункте "Доказательства законодательной защиты государства".
       Двусторонние. В научной литературе дается неоднозначная оценка подобным договорам. Так, Г.К. Дмитриева отмечает тенденцию к унификации содержащихся в них норм, которая подтверждается наличием большого числа соглашений, содержащих часто аналогичные, хотя и не идентичные нормы. Эксперты ООН говорят о подтверждении международного обычая, или, по крайней мере, расширяющейся государственной практике, которая в значительной мере содействует развитию международного права в области экономического сотрудничества. Однако есть авторы, придерживающиеся иной точки зрения. В частности, В.В. Наталуха указывает, что наименее развитые страны, нуждающиеся в притоке инвестиций, заключают подобные соглашения непосредственно с ТНК, тем самым предоставляя широкие льготы для иностранного капитала. Этим закрепляется неравенство сторон и подрывается стабильность международных экономических отношений. Тем не менее, практика показывает, что в настоящий момент наиболее распространенным способом регулирования деятельности ТНК является именно заключение договоров между принимающей страной и страной базирования.
       Кроме того, следует подчеркнуть, что особая природа ТНК осложняет надзор за ними со стороны отдельных стран или даже их групп. Сегодня ни одно государство не может утверждать, что оно обладает юрисдикцией над всеми частями одной ТНК в целом. Это, главным образом, относится к государствам, чьи ТНК, в силу экономической, а, следовательно, и политической слабости обладают ТНК из категорий "национально-ориентированных" и "космополитических" ТНК, которых мы назвали "щенками" и "волчатами". Они не в состоянии противостоять мощным "имперским" и сильным, использующим свои и чужие государства, ТНК ни национальным законодательством, ни двухсторонними соглашениями с такими мощными государствами как, например, США или Великобритания, которые не только успешно справляются с защитой своих экономических и политических рубежей, но и ударными темпами с применением легальных и запрещённых международным правом приёмов колонизируют слабые страны.
       Многие учёные, в том числе и Дмитриева, считают, что для эффективного регулирования деятельности транснациональных корпораций необходимы совместные действия всех государств.
       Что ж, может быть. Но тогда, каких государств? Сильных? Нет. Тогда слабых? И снова мы видим типичную иллюстрацию синусоидальной заинтересованности государства в коллективной защите от "силы". Вот для чего создаются ШОС, Европейские Сообщества и СНГ и другие. Жаль, что многие "слабые" государства "не понимают" старую народную мудрость: "чтобы каждый палец на руке не был сломан, руку надо сжимать в кулак"!
       Следовательно, чтобы рассматриваемые ниже многосторонние соглашения были эффективными, они должны заключаться между "слабыми" странами, "сильным" договора нужны только для международной легализации права "сильных" на потребление "слабых". "Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать!"...
       многосторонние соглашения. Третьим доктринальным уровнем регулирования деятельности ТНК выступают многосторонние международные договоры, которые в зависимости от числа участвующих в них стран, могут быть универсальными, региональными и субрегиональными. Мы называем их доктринальными, потому, что как бы мы их ни называли, универсальными, региональными или субрегиональными, под чьим бы флагом они ни принимались, под эгидой ООН, с разработанным Межправительственной Комиссией по ТНК и Центром по ТНК в 1975 голу Кодексом поведения ТНК, запрещающим применять дискриминационные меры в отношении партнера и закрепляющим, который, кстати, до сих пор не принят, или под эгидой ЕС (Европейского сообщества), ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития), ЛАЭС (Латиноамериканской экономической системы), СНГ (Содружества Независимых Государств) и ряда других организаций с принятыми в 1976 г. "Руководящими принципами для многонациональных предприятий ОЭСР", касавшиеся различных аспектов деятельности ТНК, принципы регулирования деятельности ТНК в ЕС, которые были сформулированы в докладе Комиссии ЕЭС "Многонациональные предприятия и законодательство сообщества" 1973 г., статьями 43, 44, 48, 293, 294 и 301 Учредительного Договора ЕС, важным всё-таки является то, что ни один из них не несёт, да и не может, в свете наших рассуждений, нести обязательную для сторон силу, ибо "слабые" не должны соглашаться на бесконтрольную и беспрепятственную колонизацию, а "сильные" - на правовую защиту "слабых" от своего вторжения.
       В.В. Наталуха считает основной причиной того, что Кодекс поведения ТНК не принят, выступали расхожде-ния между позициями основных групп участников переговоров по вопросам определения ТНК, соотношения между обязательствами ТНК и государств; возможности предоставления национального режима филиалам иностранных ТНК, применения т.н. обычного международного права в отношении деятельности ТНК, правил национализации имущества ТНК и юрисдикции при урегулировании споров. [23]
       Например, если развивающиеся страны считали, что нормы кодекса должны носить императивный характер и содержать главным образом обязательства ТНК по отношению к принимающим государствам, то страны базирования ТНК настаивали на включении в документ взаимных обязательств ТНК и их партнеров. Более того, для эффективной реализации Кодекса поведения ТНК необходимо создание органа, полномочного выносить постановления, и международного механизма для применения соответствующих санкций.
       Абсолютно справедливо, Наталуха совершенно верно определил соотношение сил "сильных" и "слабых". По тем же причинам до сих пор не приняты директивы 5, 9, 10 и 14 Европейского вторичного права об участии наёмных рабочих в управлении иностранными предприятиями, о трансграничных слияниях и смене места регистрации юридических лиц. Европейский Союз даже с натяжкой нельзя назвать союзом экономически и политически равных государств. А это значит, что заинтересованность в таком союзе у "слабых" и "сильных" разная, и компромисса у колонизируемых и колонизаторов нет и не может быть. Куда ни глянь, везде доказательства декларативности и беззубости многосторонних договоров.
       Считается, что более конкретный результат был достигнут странами-участницами Андского пакта (Колумбия, Венесуэла, Боливия, Эквадор, Перу и Чили), которые приняли решение 220 "Общий режим использования иностранного капитала, товарных знаков, патентов и лицензий", ориентирующее иностранный капитал на достижение целей иностранного развития, и решение 46 "Режим многонациональных предприятий и регулирование использования субрегионального капитала", создавшее правовую основу для учреждения многонациональных компаний (МНК) латиноамериканских стран, которые должны были способствовать дальнейшему процессу интеграции в регионе и оказывать особое содействие в противоборстве с международным капиталом. Эти документы создали базу для дальнейшего развития законодательства в области регулирования деятельности иностранных и многонациональных предприятий, действующих в странах Андской группы. Эти соглашения действительно можно назвать достаточно результативными, но опять же по причине "слабости" всех участников, объединяющихся для скорее для защиты, чем для нападения.
       Попытки правового регулирования деятельности ТНК в рамках СНГ, направленного на создание многонациональных компаний как важнейшего компонента интеграции и инвестиционной деятельности, также ни к чему не привели. Считается, что одной из основных проблем, сдерживающих развитие ТНК в странах Содружества и не решенных на сегодняшний день, является наличие расхождений в национальных законодательствах, решить которую можно за счёт гармонизации законодательств по ТНК. Первым нормативно-правовым документом по созданию ТНК в рамках СНГ было "Соглашение о содействии в создании и развитии производственных, коммерческих, кредитно-финансовых и смешанных объединений" от 15 апреля 1994 года, которое послужило основанием для принятия ряда документов о формировании ТНК между правительствами Белоруссии, Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана и России. В марте 1998 г. была подписана Конвенция о ТНК, которая констатирует правовые основы сотрудничества стран СНГ в области регулирования создания и деятельности ТНК. Как отмечает В.Комаров, сегодня на территории СНГ действует несколько ТНК ("Белорусско-Российско-Украинская Ассамблея деловых людей"; межгосударственная ФПГ "Гранит" и др.). [24] И здесь много, очень много слов...
       Только в итоге, российский Газпром СИЛОЙ вынуждает Белоруссию продать 50% своего трубопровода, заметим при этом, что 26% акций Газпрома находится в руках иностранных инвесторов; Украина всеми правдами и неправдами выдавливает российский капитал и так далее, и так далее, и так далее...
       Близкие к нашим выводы делает Г.М.Вельяминов в своём учебнике "Международное экономическое право и процесс". Он подтверждает, что
       1. международно-правовое регулирование режима иностранных инвестиций прежде всего означает правовую защиту зарубежных инвестиций, т.е. интересов стран-экспортеров капитала, а международно-правовое регулирование (а вернее, попытки регулирования) деятельности транснациональных корпораций (ТНК) представляет собой главным образом обратное стремление стран-импортеров капиталов защитить национальные интересы государств и их экономики от негативных сторон деятельности ТНК - важнейших международных инвесторов - и ввести эту деятельность в ограничительные правовые рамки; что
       2. использование экономической мощи ТНК для оказания давления на политику принимающих государств, вмешательство в их внутренние дела, подкуп местных чиновников в интересах получения выгодных заказов, налоговых и т.п. льгот. Отсюда и широкая практика политических скандалов, коррупция; налоговые злоупотребления; попытки применения в своей деятельности законов и иных норм стран происхождения ТНК, претензии на особые привилегии, отказ признавать исключительную юрисдикцию местных судов и т.п. Экспортируя свои товары, ТНК препятствуют развитию конкурирующего национального производства. Планирование производства и торговли, осуществляемые в рамках ТНК, могут вступать в противоречие с программами экономического развития принимающих стран, подрывая выполнение этих программ; что
       3. принимающие страны, особенно в развивающиеся, зачастую не способных оказывать в индивидуальном плане сопротивление напору со стороны ТНК, часто по финансово-экономической мощи преобладающих над принимающим государством, - явились уже с 70-х гг. XX в. причиной и стимулом для усилий прежде всего в рамках ООН по выработке международно-правовых норм, которые бы ставили деятельность ТНК под некий контроль, дабы обуздать вредные элементы активности ТНК в странах, где действуют ТНК; прежде всего это относилось к пресечению попыток монополизации рынков и подавлению национальной экономики принимающих стран с использованием недобросовестной конкуренции, коррупции и т.п.
       Как раз для защиты развивающихся стран в 1974 г. Генеральной Ассамблеей ООН была принята Хартия экономических прав и обязанностей государств, где содержались положения, согласно которым каждое государство имеет право "регулировать и контролировать деятельность транснациональных корпораций в пределах действия своей национальной юрисдикции и принимать меры по обеспечению того, чтобы такая деятельность не противоречила его законам, нормам и постановлениям и соответствовала его экономической и социальной политике."
       Это положение, как считает Вельяминов, по сути, лишь подтверждающее и без того неоспоримые суверенные права государств, разумеется, мало что давало с точки зрения конкретных международно-правовых ограничений действий ТНК, как, впрочем, и вообще названная Хартия в целом, представлявшая собой юридическую резолюцию Генассамблеи ООН со свойственной такому акту необязывающей правовой силой. (ст. 2). [25]
       4. Также Вельяминов резонно отмечает чисто рекомендательный характер осуждения и запрета взяточничества и коррупции, зафиксированного в проекте Кодекса, который также привёл не более, чем к рекомендательной резолюции Генеральной Ассамблеи на её XXX сессии "О мерах против коррупции, практикуемой транснациональными корпорациями и другими корпорациями, их посредниками и причастными к делу сторонами", о столь же бессильной трехсторонней Декларации Международной организации труда (МОТ) о принципах, касающихся многонациональных предприятий и социальной политики1977 года.
       Характер документов, заключает в итоге Вельяминов, прямо посвященных деятельности ТНК, достаточно ясно свидетельствует о том, что, к сожалению, действительно существенного международно-правового регулирования деятельности ТНК сегодня не существует. [25]
       Трудно не согласиться, определённые усилия действительно предпринимаются, тем более, что в рамках ОЭСР разработан правовой документ уже с конвенционной обязывающей силой, а именно, подписанная в 1997 г. Конвенция по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при совершении международных деловых операций, но в упомянутом анализе по-прежнему отсутствует завершающий логический вывод:
       ни один правовой документ, ни одно международное соглашение, рекомендательной или обязывающей силы, не способны помешать ТНК в их стремлении быть доминирующей экономической и политической силой на мировой арене.
       Тем не менее, в западной доктрине международного публичного права выдвигается утопическая концепция квази-международного права или права международных компаний (Б. Ченг, Х. Кок, У. Магнус, П. Винклер фон Маренфельс), которое якобы должно создаваться ТНК и осуществляться с помощью механизма ими же созданного. Под квази-международым правом при этом понимают систему соглашений, заключаемых субъектами международного публичного права с частными образованьями (такими как ТНК), причем эти соглашения находятся вне юрисдикции международного публичного и национального права.  Разработчики данной концепции утверждают, что ТНК не будут контролироваться какой-либо из существующих правовых систем. Иными словами, ТНК будут стоят вне и над правом.
       Эта доктрина есть не что иное, как интуитивная, не обоснованная общей системной теорией попытка построить "вертикальное", имперское право силы, потому что вера в так называемые принципы международного права, перечисленные в уставе ООН, ВТО, ЮНГДАТ, ГАТС и других организаций, всевозможных хартиях и конвенциях, уже исчерпана. Как и всякая доктрина, не имеющая системной базы, и, следовательно, не способная иметь системную завершённость, она, в силу этого, обречена на неудачу и забвение.
       Как можно видеть, современное право и ведущие юристы так и не выработали адекватную доктрину системного видения ТНК как нового субъекта международных отношений, не смотря на то, что такая необходимость стала уже не просто актуальной, а жизненно необходимой. Мы считаем, что сделать это возможно только, повторимся, в рамках разработки нового вертикального, "имперского" международного права.
       Приведём некоторые доказательства законодательных агрессии одних ТНК и защиты о них других.
          -- Доказательства законодательной агрессии.
       В основном, агрессивную политику колонизаторскую политику проводят ТНК США и Англии, особенно это заметно в энергодобывающих отраслях. Это значит, что они нацелены в первую очередь на те страны, которые обладают основными запасами углеводородов и по какой-то причине не способны такой агрессии противостоять (это страны Латинской Америки, Ближнего Востока и, конечно, Россия).
       Стратегия ТНК достаточно подробно описана нами при обзоре их классификации, тактика же имперских ТНК, а именно о них мы сейчас и говорим, при колонизации стран внедрения подчас не просто близка, но становится преступлением, вернее, целым рядом преступлений, которые приводят к человеческим жертвам, нанесению вреда здоровью граждан принимающих стран. Например, в 1981-1983 гг. американская "Dow Chemical" совместно с японской "Agromex" в лесах на северо-востоке Бразилии проводила испытание высокотоксичных ядовитых веществ. В результате несоблюдения компаниями необходимых мер безопасности от отравления погибло свыше 7 тыс. местных жителей, зона испытаний на длительное время стала непригодной для жизни, под угрозой исчезновения оказались 25 тыс. редчайших видов растений и животных.
       С другой стороны, когда интересы ТНК и государственного истеблишмента страны базирования совпадают, как, например, у США и целого ряда её компаний, в особенности энергодобывющих, помимо экономического и политического ресурсов самих ТНК, к процессу колонизации подключаются и государственные структуры страны базирования, такие как министерства торговли, финансов, сельского хозяйства, энергетики, транспорта, а в последнее время и такие, как госдепартамент и ЦРУ.
       "По признанию бывшего директора ЦРУ Дж. Вулси, только в 1993 году разведка США обеспечила американским компаниям "экономию" по зарубежным контрактам на сумму свыше 10 млрд. долл." [31]
       Скандально известная система радиоэлектронного прослушивания и перехвата коммерческой информации "Эшелон", чём также признался Вулси, предоставлялась спецслужбами заинтересованным фирмам США. Так, по сообщениям американских СМИ, "только в 1993-1994 гг. американские разведслужбы помогли корпорациям США получить зарубежные контракты на сумму свыше 17 млрд. долларов." [31] Ярким примером такого рода поддержки национальных монополий является и факт подписания в 1994 году американской ТНК "Raytheon" контракта на сооружение радаров в Бразилии на сумму 1,5 млрд. долл. И это в то время, когда этот же контракт был полностью согласован и готовился к подписанию с французской "Thompson". Причем решающим для потери французской компанией столь выгодного контракта стал всего лишь один перехваченный системой "Эшелон" звонок в Бразилию из "Томпсона" о предстоящем заключении контракта. По тем же причинам в том же году корпорации "Bowing" удалось изменить в свою пользу уже готовое к подписанию соглашение о продаже Саудовской Аравии французских пассажирских самолетов на сумму 4 млрд. долл. Однако этим далеко не исчерпывается арсенал средств господдержки национальных корпораций. Те же США ежегодно на поддержку экспортных программ национальных компаний выделяют свыше 10 млрд. долл. Весьма показательной в этом плане является директива, разосланная госдепартаментом США всем американским посольствам и консульствам за рубежом: "Оценка деятельности всех служащих отныне будет основываться на их участии в бизнесе США". [31]
       Под совместными усилиями государств и ТНК в процесс колонизации включаются и международные организации.
       Вот, например, какие рекомендации экспертов содержатся в обзоре инвестиционной политики РФ, представленной недавно ОЭСР:
       "Для того чтобы в Россию хлынул инвестиционный дождь, мы должны снизить ограничения на участие иностранных инвесторов в банковском и страховом секторах, транспортной и энергетической отраслях, в телекоммуникациях и сельском хозяйстве."
       Отметим, что свои первые рекомендации ОЭСР давала еще в 2001 году. Тогда России предлагалось внести усовершенствования в правовые и нормативные основы иностранных инвестиций. Более того, чиновники должны были ослабить ограничения для иностранных инвесторов в конкретных секторах и уточнить требования в отношении добычи полезных ископаемых. Было также рекомендовано упростить режим валютного контроля и привести его в соответствие с международной практикой. ОЭСР также призывала укрепить защиту собственности, акционерные и договорные права...
       Кроме того, российским органам власти предлагается создать равные условия деятельности с тем, чтобы иностранные компании могли конкурировать с российскими фирмами в приватизации государственных предприятий. Инвесторы обеспокоены тем, что результаты проведенной до настоящего момента приватизации могут быть оспорены в суде, так как действующее законодательство о приватизации непоследовательно и противоречиво. Правительство должно внести ясность в законы и правила отбора претендентов.
       А вот и особенно интересная рекомендация ОЭСР, которая, как лакмусовая бумажка, проявляет истинные мотивы всех рекомендаций и закулисных дирижеров, манкирующих псевдоборьбой за псевдороссийское счастье: Россия должна (!) реформировать газодобывающий сектор и усовершенствовать процесс регулирования и принятия решений, в частности, с целью смягчения ограничений на иностранное участие в собственности "Газпрома" и РАО ЕЭС. [26]
       Вот они, корни и природа "газовой войны" между Россией и Белоруссией! Вот она, цена, которую платят наши страны за "демократические" усилия мирового сообщества по развитию стран постсоветсткого пространства! Это не Россия воюет с Белоруссией, это Штаты и Англия воюют с нашими странами, используя государственную российскую компанию, свои 26% акций в ней и её же коррумпированных чиновников, ставших "пятой колонной". Это они взвинчивают цены на электроэнергию теми же способами с господином Чубайсом во главе другой, да нет, этой же "пятой колонны"!
       Так как же нам, юристам-международникам не быть в таких условиях ещё и политологами, способными оценить такие угрозы и противостоять им нашим правовым оружием?!
       Вот что обещал президент США Клинтон Ельцину в 1992 году в Кемп-Дэвиде под девизом "всё что угодно для вашей нами колонизации!":
       "...В-четвертых, мы будем активно содействовать свободной торговле, капиталовложениям и экономическому сотрудничеству между нашими странами.
       В-пятых, мы будем прилагать все усилия в поддержку дела утверждения наших общих демократических ценностей, верховенства права, уважения прав человека, включая права меньшинств, уважения границ, мирных перемен во всем мире.
       В-шестых, мы будем совместно активно работать в целях;
       - предотвращения распространения оружия массового поражения и связанных с ним технологий, а также сдерживания распространения современных обычных вооружений на основе подлежащих согласованию принципов;
       - урегулирования региональных конфликтов мирными средствами;
       - противодействия терроризму, борьбы с торговлей наркотиками и предотвращения ухудшения окружающей среды." [27]
       "...Российская Федерация и Соединенные Штаты Америки подтверждают свое уважение независимости и суверенитета и существующих границ государств -участников СБСЕ, включая новые независимые государства, и признают, что изменения границ могут происходить лишь мирным путем и на основе согласия в соответствии с нормами международного права и принципами СБСЕ.
       Как и другие страны североатлантического сообщества, Российская Федерация и Соединенные Штаты Америки не могут согласиться с тем, чтобы Европа вступила в новую полосу нестабильности. Поэтому они намерены предложить поддержку и свою лидирующую роль в усилиях, направленных на то, чтобы избавить это сообщество от трагедий, подобных тем, что выпали на долю народов Югославии. Что делать - ясно: необходимо разработать и укрепить международные средства коллективного взаимодействия в целях содействия предотвращению конфликтов путем обращения к порождающим их причинам; в целях содействия разрешению споров прежде, чем они приобретают насильственный характер; в целях содействия посредничеству в прекращении конфликтов, где бы они ни возникали; и в целях содействия поддержанию мира сразу же после его установления." [28]
       Мало этого, за этой Хартией последовала Ванкуверская декларация:
       "...Российская Федерация и Соединенные Штаты Америки намерены поощрять взаимовыгодное российско-американское сотрудничество в области торговли, инвестиций, содействия бизнесу, науки и техники.
       Российская Федерация исходит из того, что создание благоприятного инвестиционного климата в России является абсолютно необходимым."
       Надеюсь, что российская сторона в то время искренне заблуждалась в своей вере в иностранные инвестиции...
       "В интересах содействия торговле и инвестициям, а также облегчения деятельности своих бизнесменов на территориях друг друга Российская Федерация и Соединенные Штаты Америки намерены снизить барьеры на пути деятельности своих деловых кругов и корпораций на территориях друг друга, а также снять ограничения времен "холодной войны" на деловую активность.
       Российская Федерация и Соединенные Штаты Америки отмечают значение, которое они придают широкому вовлечению частного сектора в интересах содействия экономической реформе и сотрудничества во всех областях, в частности, в сельское хозяйство и распределение продуктов питания; энергетику, включая нефть, газ."
       "Российская Федерация и Соединенные Штаты Америки намерены ускорить совместную работу по переводу оборонных отраслей на выпуск гражданской продукции." [29]
       Здесь мы привели классический пример поведения "волка в овечьей шкуре"! Ему нужны российские ресурсы, причём так, чтобы очнувшаяся от вашего дурмана страна не смогла себя защищать. Для этого, по логике "волка", нужно уничтожить её военную промышленность! Уже в том же 92-м США породили российскую олигархию! В 94-м организовали войну в Чечне! В 97 - бомбили Югославию! В 2003 - агрессия в Ираке (а больше всех выиграла от этой войны супер-коррупционная компания вице-президента Дика Чейни "Halliburton") и цветные революции на всём постсоветстком пространстве за исключением Белоруссии! 2008-ой - Сербия и ... НАТО - у наших границ! И генералами, ведущими все эти военные действия, выступают их ТНК!
       Повторяем:
       Так как же нам, юристам-международникам не быть в таких условиях ещё и политологами, способными оценить такие угрозы и противостоять им нашим правовым оружием?!
          -- Доказательства законодательной защиты.
       Попробуем рассмотреть некоторые меры защиты на примере Российской Федерации.
      -- Согласно российскому законодательству относительно аффилированных лиц, каждой офшорной компании выгодно владеть не более чем 20% акций российской организации. В таком случае офшорная компания не является аффилированным лицом и, следовательно, не обязана раскрывать информацию о своих владельцах. Но при этом возникает проблема снижения инвестиционной привлекательности компании - реципиента инвестиций, так как потенциальные инвесторы, которые готовы вложить деньги в данную организацию, опасаются инвестировать, ввиду того, что они не знают, кто именно определяет решения, принимаемые такой компанией.
      -- Количественное ограничение для иностранных инвестиций в российской экономике присутствует в страховании, банковской сфере, собственности на природные ресурсы, на транспорте и в организациях оборонной сферы. Так, иностранное участие ограничено долей в 25% в аэрокосмической промышленности, 25% - в электроэнергетике, 11% - в добыче природного газа, 12% - в банковской сфере, полностью запрещается участие иностранного капитала в страховании жизни и обязательном страховании, в остальных отраслях страхования допускается 15% присутствия иностранного капитала. Осуществляя вложение средств, иностранный инвестор должен зарегистрировать свои инвестиции в Центральном банке, за исключением случаев дополнительных инвестиций или инвестиций в иностранной валюте.
      -- В марте 2006 г. правительство России ввело список стратегических отраслей (39 отраслей, включая металлургическую и электроэнергетику), в которых ограничивается присутствие иностранного капитала. Доля государства или иного внутреннего инвестора в компаниях данных отраслей должна быть от 25 до 50% плюс одна акция. Таким образом, не допускается обладание блокирующего или контрольного пакета акций иностранными инвесторами.
      -- Для ограничения присутствия иностранного капитала в стратегических отраслях используются и косвенные методы. Так, например, ужесточение природоохранных стандартов увеличило давление на иностранных инвесторов, вынуждая их продавать свои вложения местным инвесторам. Примерами этого могут служить такие случаи, как вынужденная продажа "ТНК - ВР" пакета акций (62,9%) проекта разработки Ковыктинского месторождения в Сибири "Газпрому" в июне 2006г., или ситуация с проектом "Сахалин-2", когда нефтяная компания "Shell" отказалась от участия в 22-миллиардном проекте в пользу "Газпрома" в декабре 2006 г.
       Приведенные примеры показывают, как новая Россия, уставшая от хитроумных американских и английских "доброжелателей", всучивших в начале 90-х миллиарды долларов через МВФ, чтобы потом взыскать их нефтью и "вбить" свои ТНК в энергодобывающие отрасли России, прихватив при этом неприлично высокую долюшку для себя как в виде отдельных компаний (ЮКОС), так и в высоких долях акций (до 26% в Газпроме), пытается сбросить с себя этих вампиров, пока ещё робко реформируя национальное законодательство.
       А вот пример того, как "матёрые волки" ведут борьбу между собой.
       Следствием попыток США по применению своих законов на территории других стран стало принятие нормативных актов, укрепляющих национальный суверенитет этих государств.
       Например, в 1980 году в Англии был принят закон о защите торговых интересов, целью которого выступила защита от попыток других стран (читай, США) в одностороннем порядке навязывать их экономическую политику.
       И в этой связи следует отметить, что американская доктрина национальной юрисдикции для ТНК не получила международного признания. В рекомендации Группы экспертов ООН по ТНК в 1974 году была предложена общая норма: как только филиал многонациональной корпорации создается в другой стране, законы страны базирования прекращают свое регулирующее воздействие и применяются законы принимающей страны.
       Данная практика опровергается и учеными. Так, по мнению М.М. Богуславского, Л.А. Ляликовой, А.Г. Светланова экстерриториальное применение американского законодательства находится в прямом противоречии со сложившейся доктриной и практикой различных государств в области международного частного права по вопросам определения правового статуса юридических лиц. [30]
       При всём том надо отметить, что сами США и близко сегодня не подпускают иностранные компании на свой рынок, те времена, когда японская "SONY" активно внедрилась туда, давно прошли... А Евросоюз категорически не впускает российский Газпром на европейский рынок, всячески прессингует Microsoft и так далее, и так далее, и так далее.
       На наш взгляд, именно логика наших рассуждений даёт объяснение, почему Российская Федерация не ратифицировала Вашингтонскую конвенцию, создавшую МЦУИС. Это несомненно означает ограничение иностранных инвесторов, читай, ТНК, в праве обращения к правовым средствам разрешения спора, предусмотренным в Вашингтонской конвенции. Россия не ратифицировала её и тем самым как бы лишила иностранных инвесторов возможности искать защиты своих прав в специализированном инвестиционном арбитраже. Ах, если бы этого было достаточно...
        -- Коррупция, терроризм, ТНК.
       Принятие любых законодательных актов, не может оградить страну от коррупции. Но тут идёт речь не просто о коррупции. Тут всё гораздо страшнее. Классическое, нам кажется, определение коррупции очень близко марксовскому закону прибавочной стоимости: "деньги - товар - деньги", оно отражает средство приобретения жизненных благ за счёт использования служебного положения, своего или чужого, и формула звучит примерно так: "власть - товар - капитал - власть". Или: чиновник, обладающий властью, берёт мзду, тем самым увеличивая свой и вышестоящего чиновника капитал. И, как результат, их власть укрепляется и становится ещё сильнее.
       Мы же говорим о другой коррупции, о политической. Это такая коррупция, у которой помимо экономических интересов присутствует важнейшая политическая составляющая, когда интересы ТНК совпадают с интересами того государства/государств, которые являются открытыми или тайными врагами страны внедрения. Такая коррупция страшна тем, что она антигосударственна по определению! Именно ей Россия должна быть благодарна за чубайсовские приватизационные процессы 90-х, за отсутствие до сих пор (!!!) антикоррупционного законодательства, за кудринский стабилизационный фонд, работающий на американцев, за обострение отношений со всеми постсоветскими республиками и даже за войну в Чечне. Две турецкие строительные компании, ERKA и GAMA, до сих пор (!) представленные в России, как показало расследование, были источниками финансирования чеченских боевиков, первые из которых почти поголовно были гражданами США... Это на их деньги Радуев устроил бойню в Будёновске...
       Как со всем этим бороться? Одних законов маловато, но и без них не справиться! И снова мы приходим к пониманию того, что законодатель не имеет права быть "слепым" и отрешённым от реалий мировых процессов. Юрист-международник обязан быть политологом, повторим мы ещё раз.
        -- Перспективы динамики развития цивилизации при доминирующей роли ТНК.
       Нас как юристов не может не интересовать проблема перспективы развития международных отношений при перспективной абсолютно доминирующей роли ТНК.
       Эта перспектива видится нам таковой: произойдёт, вернее, должно произойти не просто признание и закрепление международной правосубъектности ТНК, но и превращение их в ведущих правовых субъектов на мировой арене, при второстепенной роли государств. Неизбежно, по нашему мнению, будут созданы враждующие между собой союзы ТНК, которые превратятся в мировые вектора силы и во многом заменят существующие сегодня международные организации, вплоть до ООН и G8. Уже сегодня лидер президентской гонки в США от республиканской партии Джон Маккейн говорит о замене ООН на союз так называемых демократий. Не удивимся, если завтра пойдёт речь о замене ООН на союз "демократических" ТНК...
       Если это произойдёт, то "размытые" границы государств, которые уже сегодня становятся всё более и более прозрачными для колонизирующих и имперских ТНК, приведут не к национально, расово или религиозно ориентированной концентрации народонаселения основной части планеты, а к их переконцентрации по признаку степени концентрации капиталов и политических векторов силы, причём наиболее сильные из них займут самые экологически чистые и привлекательные зоны, а остальные, в рамках закона пирамиды, менее и менее доступные. Наиболее слабые из перечисленных в поисках средств существования, мигрируя из исторически сложившихся мест обитания, будут концентрироваться в зонах вредных производств с наихудшей экологией и уровнем жизни.
       И это станет последней пирамидой цивилизации, соответствующей самой внешней окружности её вложенных подсистем, неизбежное разрушение которой завершает её развитие.
       И снова повторим:
       будущее правовое регулирование невозможно без создания вертикального "имперского" права, самым близким приближением к которому является монархия.
        -- Заключение.
       Многие юристы считают, что нельзя рассуждать о праве вообще и международном праве в частности, примешивая к ним философию, политологию и экономику. Мы категорический не согласены с этим: нельзя решать правовые вопросы, особенно касающиеся международного права, пытаясь сохранить его стерильность и девичью неприкосновенность от притязаний философской основы, экономики и политики. В современных условиях глобализации, слияния и взаимообусловленной зависимости экономики и политики, право как никогда зависит от них и является инструментом их взаиморегулирования.
       Законы природы охраняют и защищают человечество, учат его и воспитывают, обеспечивают становление и развитие иммунных систем и человека, и всего человечества в целом.
       Надеемся, что мы достаточно обоснованно показали:
      -- вхождение цивилизации в этап строительства новой пирамиды власти,
      -- что главным действующим лицом становятся не государства, а ТНК,
      -- что государства, а вместе с ними и международные организации, становятся инструментом в руках сильных ТНК, а слабые - наоборот, инструментом в руках сильных государств,
      -- что ТНК стали тем перекрёстком международного публичного и международного частного права, превратив их сегодня в общую систему, регулирующую одни и те же общественные отношения, из чего следует, что эти отрасли должны регулироваться одними и теми же институтами.
      -- что иностранные инвестиции есть добровольная колонизация страны,
      -- что в мировой юридической науке ощущается нехватка системного видения процессов глобализации,
      -- что юрист-международник должен быть патриотом и политологом.
       Мы ничего не можем изменить и никак не можем повлиять на процессы глобализации и победное шествие ТНК в становлении новой пирамиды мироустройства. Но мы можем и обязаны объяснять суть происходящего и, главное, профессионально курировать властные институты своих стран по вхождению в те или иные международные организации и по законодательному закреплению правовой защиты государства от имперских ТНК.
      -- что, наконец, единственным способом привести в соответствие реальные процессы в системе "Цивилизация" и международное законодательство, лишь пытающееся контролировать и управлять этими процессами, - это создание нового "вертикального права", ибо законы мироздания не допускают "равенства всех и во всём". Богу - Богово, Цезарю - ...
       Выводы, к которым мы пришли в результате нашего анализа деятельности ТНК, выглядят следующим образом:
       1. В мире не существует правовой доктрины, системно и адекватно оценивающей проблемы глобализации в ракурсе принципиального изменения субъектного состава международных отношений, и предлагающей реальные механизмы их регулирования.
       1. ТНК в условиях глобализации де-факто стали доминирующими на мировой арене субъектами международного права, и этот факт требует своего юридического закрепления, что неизбежно приведёт к серьёзной модификации многих общих положений в международном праве, уставах международных организаций и их практической деятельности.
       2. Международное и национальное право используется как инструмент доминирующих субъектов социально-экономических систем для достижения своих целей. И именно они определяют эффективность или слабость Международного Права.
       3. Юристы-международники должны быть политологами, чтобы аргументировано направлять и патронировать национального и международного законодателя для защиты своих национальных интересов.
        -- Список литературы
        -- Г. М. Вельяминов Международное экономическое право и процесс, М. : WoltersKluwer, 2004, c. 382.
        -- Ермолаев В.Г., Сиваков О.В. Международное частное право. Курс лекций. М., 1998. С.113.
        -- Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. М., 1999. С.123.
        -- В. В. Поляков, Р. К. Щенин Мировая экономика и международный бизнес. - М.: КНОРУС, 2004, с. 49.
        -- UNCTAD. World Investment Report 2001: Promoting Linkages, United Nations, New York and Geneva, 2001
        -- Долгов С.И. Транснациональные корпорации и прямые иностранные инвестиции как основа глобализации // Глобализация экономики: новое слово или новое явление? - М., 1998. - 201с.
        -- Либман А. Конкуренция юрисдикций и преодоление неэффективного равновесия в условиях глобализации. // Общество и экономика. - 2004 - 5-6 - с. 265.
        -- В. В. Поляков, Р. К. Щенин Мировая экономика и международный бизнес. - М.: КНОРУС, 2004, с. 56.
        -- Мировая экономика. Экономика зарубежных стран. Под ред. Колесова В.П., Осьмовой М.Н.- М.: Флинта, 2000.-240с.
        -- Долгов С.И. Транснациональные корпорации и прямые иностранные инвестиции как основа глобализации // Глобализация экономики: новое слово или новое явление? - М., 1998. - 201с.
        -- Авдокушин Е. Ф. Международные экономические отношения: Учеб. пособие.- 4-е изд., перераб. и доп.- М.: ИВЦ "Маркетинг", 1999 - 264 с.
        -- Макконнел К.Р., Брю С.Л. Экономикс: принципы, проблемы и политика. - М.: "Туран" - 1996. - 401с.
        -- World Investment Report, 2002. Transnational Corporations and Export Competitiveness. - New York and Geneva, 2002. P. 86
        -- Источник: Организация Объединенных Наций: основные факты - М.: Издательство "Весь Мир", 2005.
        -- Международное публичное право: Учебник/ Под ред. К.А. Бекяшева. М., 1999. С.114.
        -- И.И. Лукашук Международное право. Общая часть: Учебник. М., 1999. С.19.
        -- См.: Международное право: Учебник/ Отв. ред. Ю.М. Колосов, В.И. Кузнецов. М., 1999. С.64.
        -- Бутрос Гали Б. Повестка дня для мира. Декларация Генерального секретаря ООН// Вестник МИД РФ. 1992.  13-14. С. 46.
        -- Международное экономическое право и процесс, М. : WoltersKluwer, 2004, c. 141, 389.
        -- Лукашук И. И., Международное право общ часть, Изд-во Wolters Kluwer, 2005, стр.326 - 327.
        -- Международное частное право: Учебн. пособ./ Под ред. Г.К. Дмитриевой. М., 1993. C.83.
        -- Наталуха В.В. Международный частный бизнес и государство. М., 1985. С.132-133.
        -- Наталуха В.В. Международный частный бизнес и государство. М., 1985. С.166.
        -- Комаров В. Конвенция о транснациональных корпорациях в СНГ - фундамент интеграции// Право и экономика. 1998. 4. C.82-83.
        -- Г.М.Вельяминов. Международное экономическое право и процесс (Академический курс): Учебник. - М.: Волтерс Клувер, 2004
        -- Юлия Проскурякова "Дорога из инвестиционного захолустья"   "Российская Бизнес-газета" 489 от 15 декабря 2004 г.
        -- КЭМП-ДЭВИДСКАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ Президента Буша и Президента Ельцина о новых отношениях. 1 февраля 1992 года. Хартия российско-американского партнерства и дружбы. Дипломатический вестник. 1992.  4-5, 29 февраля-15 марта. Спецвыпуск. С. 12.
        -- Хартия российско-американского партнерства и дружбы. Дипломатический вестник. 1992.  4-5, 29 февраля-15 марта. Спецвыпуск. С. 12.
        -- Ванкуверская декларация, Дипломатический вестник. 1992.  13-14. С. 7-11, 18-19
        -- Богуславский М.М., Ляликова Л.А., Светланов А.Г. Экспортное законодательство США и международное частное право// Советское государство и право. 1983.  3. С. 114.
        -- "Государство и транснациональные компании", Михаил Шимаи (http://www.ptpu.ru/issues/4_99/10_4_99.htm) - "Глобальный вызов транснациональных корпораций", Владимир Самофалов (http://www.rusmet.ru/
  • Комментарии: 18, последний от 25/01/2019.
  • © Copyright Орловский Александр (orlovsky2@yandex.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 116k. Статистика.
  • Статья: Беларусь
  • Оценка: 5.33*33  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка