Прохорова Наталья Григорьевна: другие произведения.

Дело судьи Затычкиной \документальная повесть\

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Прохорова Наталья Григорьевна (miss.prohorova2009@yandex.ru)
  • Обновлено: 10/05/2013. 35k. Статистика.
  • Повесть:
  •  Ваша оценка:

      
      
      Наталья Ивановна Иванова работала инженером-технологом на радиозаводе в цехе N45 радиотоваров. Когда в 1997 году наступила перестройка, то её незаконно уволили, судья Центрального района г. Челябинска Затычкина Л.Ю. восстановила. Когда же Наталья Ивановна пришла на работу, на её месте работало аж два человека технологи 15 цеха , каждая получала в два раза больше её скромной инженерной зарплаты. Она училась уже в это время во втором институте, работы в стране не было, на прилавках лежала только ржавая селедка и синий хлеб. Да при всём этом стали начальнички выживать с работы. Их было четверо: начальник цеха Симонов Ю.А. и рабочая цеха Черемшанцева Танька (Рабинович) - главные исполнители, придумал это всё зам. начальника цеха Ревков К.Г.\уже сдох\, а начальник ИТР завода Зубкова Раиса Степановна, местная ...утка, которая и подала в суд на Наталью Ивановну фальшивые сведения. ПОЧЕМУ это делал Ревков. Его дочь убила мужа топором по голове и сидела в колонии, он это скрывал и пакости всем и вся, до Наталья Иванны он тоже выжил 4 технологов, найдя на них 'компромат'. Жена его тоже была в той квартире с дочерью и, якобы, варила суп, пока мозги зятя висели на люстре, добытой на складе пром товаров, где работала его ненаглядная Вика. Так они решили квартирный вопрос, квартира же зятя им не досталась, а дедушка и бабушка отказались от внуков, сидит эта чудовище и по сей день, примерно лет 15 уже прошло. На всех Ревков имел 'компромат': Симонов взятки берёт, мастер цеха Бодунов Р.Ф. гвозди ворует и прочие мелочи. К Наталье Иванне он сначала подослал бригадира с её участка Зою, она пришла в тех.бюро в обед, когда никого не было, и предложила ей бутылку за подписание документов. Наталья Иванна сказала, что бутылками не беру и вообще не беру, но денежный документ подписала ведь он был для рабочих.
      На её месте работали два технолога неоформленные из другого цеха, примерно полгода только при ней и за других технологов они тоже делали часть работы, все договорились все не ссориться из-за Ревкова, т.к. все это устроил он в обход отдела кадров, в отделе кадров прекрасно знали, что Симонов Ю А. организовал конвейер взяток, а в суд нач. бюро итр Зубкова Р.С. подала заведомо фальшивые сведения. Также в тех.бюро работали за взятки Симонову еще двое рабочих: некая Тамара Николаевна с участка сборки магнитол 'Россия' на участке технолога Кириченко Инессы Михайловны , которая к этому всему отношения не имела и сама постадала от Ревкова К.Г., числясь архивариусом, т.е. когда надо было взять с полки технологический процесс, то надо было сначала спросить у неё разрешения, хотя цех был не закрытый, вот и вся её работа. Инесса же была тихой и доброй женщиной , которой никак Ревков не повышал зар плату и потому она не могла получить нормальную пенсию.
      Вторая рабочая с участка сборки антенн Наталья Иванны и мастера Ефимовой Любови , некая Черемшанцева тоже сидела в тех.бюро только при Наталье Ивановне 3,5 года, её работа заключалась в том, что она заполняла журнал проверки тех. процессов, кому что делать. Это примерно полчаса работы в месяц. Сидели они тоже в обход отдела кадров. Ревков пообещал Черемшанцевой место Натальи иванны , если она найдёт на неё 'компромат'. Танька при всех технологах и пригласила в гости Наталью Иванну, которая отказывалась, говорила, что ем дома, но она настаивала, и она согласилась, собственно она никогда с Черемшанцевой-Рабинович и не ссорилась, так как делить было нечего. Дома Танька угостила супом со свининой, налила примерно 25 гр. водки, Наталья Ивановна говорила, что не пью, но она сказала, что это ореховая настойка. Вместе они выпили 1 чекушку , она 2, больше Наталья Иванна ей не дала, сказала, что нам ещё ого-го сколько работать. Как обещала, она с детьми не познакомила, дочь у неё отстает в развитии, страдает сильным плоскостопием, ноги ставит вовнутрь под 900, учится за взятки. Сын тоже страдает плоскостопием, но нормальный. Она сказала, что её муж дальнобойщик, возит Симонову еду в ящиках: мясо, апельсины, яблоки и т.д. по оптовой цене, а время-то перестройка, прилавки пустые. Также сказала, что он вместе с начальником милиции Центрального района ходит вместе на охоту.Наталья Иванна сказала, что мне нужно место в горнолесном районе, а не степном и просила ее узнать, куда они ездят, и что ей тоже нужно продлить разрешение на свой ствол, но идти неохота. А когда они пришли на работу утром , то Танька стала через день или два куда-то проскальзывать бочком, она ходила по участкам и отделам, где Наталья Иванна контактировала и говорила, что Наталья Ивановна ненормальная, у ней дома есть незарегистрированное незаконное ружьё и плохие отношения с родителями. Она стала подходить к технологам и стоять возле них, но её они гнали от себя, так как боялись, что она оклевещет и их. У неё 10 классов школы, в работе она не понимала ничего, Ревков её обманул, а т.к. не мог найти 'компромат', то просто оклеветал. В тех бюро также работал мастер цеха Рафик Бодунов, он в рабочее время ходил на рынок за молоком для Симонова, а в выходные бесплатно работал в его саду. Тот его сажал в машину и увозил в сад. А потом привозил, ничего не давая за работу. Также в тех. бюро работала технологом Лида, любовница Ревкова,симпатичная, слабовольная женщина , которая спивалась от его бесконечных угощений водкой, на работе она не появлялась по 10 и более дней, сильно пила, или приходила к обеду, а через час-два уходила. Она жила без мужа, так как после того, как Лида возлюбила Ревкова , её муж вскорости отравился водкой, хотя вроде и не был пьющим, по цеху ходили слухи, что они его того, что вполне было вероятно. На Наталью Ивановну дедушка Ревков свесил Лидины 4 участка, она не успевала их обслуживать, мастера ругались. У дедушки Ревкова все преступления замешаны на водке и дочка его тоже мочканула мужа под градусом, когда он смотрел телевизор. Свидетелей юде и Симонову было не два человека, а десятки и сотни людей, так как она сплетню сама разносила по цеху и отделам. К тому же Наталья Ивановна принесла в суд журнал проверки тех. процессов, где расписывались все технологи, заполненный рукой юды. Но он не был рассмотрен, а в свидетели Затычкина взяла её начальничков, ещё и ОКЛЕВЕТАЛА, сказав, будто Наталья Ивановна её хочет убить. Ясное дело , что эту мысль подкинул ей Ревков, а юда соответственно, обвиняла Наталью Ивановну в том, что она ненормальная.Когда объявили, что завод должен акционироваться, то тогда этот весь психоз и начался. Они думали, что станут владельцами завода и говорили, чтобы все, кого должны были уволить, скорее уходили, но государство обмануло всех, натравливая людей друг на друга.Юда сначала побаивалась, а потом стала открыто говорить, что Симонов её покровитель, сочинила сплетню, что у меня есть дома газовый пистолет незарегистрированный, говорила при всех: 'Правда же, жиды умные? Ты русская дурочка, кусок дурочки или огрызок дурочки'. С рабочего стола Наталья Ивановны убирала документы, рылась в вещах, книги пришлось унести домой. Наталья Ивановна в это время писала диплом за 1 курс, он приравнен был к техникуму. При Ревкове с ней никто не разговаривал, его боялись, завод простаивал, работы не было, цеха и отделы были пустые к обеду, а нас дедушка держал всех все 8 часов, технологи его цеха уходили домой, как директор завода, последние. Симонов кидался на женщин на конвейере, подкидывал печатные платы в стол и кричал, что они краденые, вскрывал ящики рабочих с одеждой, искал краденое, но не нашёл. Даже министерство отменило это сокращение, а е вот судья Затычкина именем РФ нет. Юда в обед, выждав, когда всей уйдут, напилась и вцепилась в Наталью Ивановну , та её оттолкнула, ничего не сказала никому. На следующий день ворвался Симонов, стал кричать, чтобы она немедленно увольнялась. На следующий день Симонов напал на Наталью Ивановну , стал кричать, что она на него накинулась, хотя он выше её в 2 раза и толще в 4, стал кричать, что у него начальник милиции в знакомых, что Замятин его друг. В своем кабинете он порвал на ней блузку, пнул ногой, Наталья Ивановна ударилась о стол, мастер и его секретарша воротили морду, он отнял у неё пропуск на завод. На завод она и сама больше не пошла, так как пропуска у ней не было. Симонов сам высшего образования не имел, в цех не выходил, только к начальству, пользовался докладом приближённых, кто что донесёт. Симонов отнял пропуск на завод.
      Когда Наталью Ивановну уволили за прогулы,она подала в суд. Тут в дело вступился уже начальница бюро ИТР завода Зубкова Р.С. очень гордящаяся тем. Что её некогда трахал сам главный инженер Власов. Да, это был мощный блат, замешанный на любви к начальничку, сколько она пропустила через свою проходную до него, история умалчивает.
       Вместо того, чтобы выгнать мокрушника Ревкова и Симонова, она стала скрывать это, т.к. эта грандиозная жрачка 3,5 лет происходила при ней, потом уже она стала работать в музее завода и Совете ветеранов. Юде место Натальи Ивановне никто не дал, её выгнали через 2 недели после Натальи Иванны, а Зубкова стала всё скрывать, подала фальшивые сведения из ОК в суд, т.к. поняла, что всё это сильно подло выглядит. Весь отдел кадров был под Власовым , она гордо демонстрировала перед бабьём из ОК свой блат, утром она приходила на работу и к вечеру появлялась, а днём уходила домой, водила внуков в школу и обратно. А ведь находясь на должности ОК, надо иногда и в конфликт вступать, а кому она может что указать, находясь в таком двойственном положении. Ей Власов и квартиру на троих трёхкомнатную дал и должность, и зарплату, а ей надо было ещё и людишек продавать. Она кричала с трибуны, что тоже не получает зарплату, а сама получала. Она приглашала Наталью Ивановну к себе, выспрашивала, доносила Власову и в ОК, ветеранскую коробку конфет, которую давали и её папе тоже, она давала как бы от себя. Угощала кофе и говорила: 'А ты не докажешь. Ты уходи, а я буду внуков воспитывать. А мы о тебе сообщать будем. Ты уходи, а то нас всех выгонят '. Когда дошло до суда, то судья Загвоздина оклеветала Наталью Иванну, сказала, что та хочет её убить, вместо суда был шмон, она искала, из чего же хотят её убить, естественно, не нашла. В свидетели она взяла подлых начальничков, т.е. Ревкова и нач. тех. бюро Гершковича. Журнал проверки тех. процессов она не рассмотрела, слова на этом 'суде' Наталье Иванне никто не давал, вторую часть обыска Затычкина не включила в решение суда, а с помощью своего мужа охранника суда упрятала в милицию Центрального района. Копий по нему не дала. В этот же день в отсутствие Натальи Иванны из дома исчезло её ружьё,став добычей мусоров, о котором она говорила только юде, но которое стало достоянием всего цеха и завода. А Ревков везде бегал и кричал, что Наталья И вановна бандитка, что её надо посадить.
      Друг Симонова начальник милиции Замятин В.В. завёл на неё первое уголовное дело ст. 222 УК РФ, незаконное приобретение и хранение оружия, хотя ИЖ-12 из магазина, и оно было зарегистрировано в той же милиции. Через день после суда за работу к Наталье Иванне пришёл участковый с постановлением, якобы, суда, на котором она не была, об изъятии украденного ими же ружья. Дела о регистрации оружия были отнесены на то время к той же Затычкиной. Номера этого уголовного дела она не знала , следователь Костяева М.А. её приглашала к себе и говорила, что Наталья Ивановна оскорбила майора разрешений Колоду, т.к. назвала его бревном. Но дело-то 'шила' по 222 статье УК РФ. Замятин сбросил дело в прокуратуру Центрального района, где начальник прокуратуры Багмет А.М. закрыл это 'дело' не за отсутствием состава преступления, а за недоказанностью, акт об изъятии 'утонул' в РУВДе во время весеннего паводка. Кроме повестки Костяева и ответа Багмета ничего по этому 'делу' не осталось.
      Когда Наталья Иванна подала в суд на Затычкину, она в суд не пришла, а её подружка судья Козлова /Стецишин/ М.А. придумала протокол гражданского дела. Она открыла судебный процесс, а потом ушла к себе в кабинет и под диктовку Затычкиной писала протокол дела. Когда Наталья Ивановна вошла к ней, чтобы отвести её обратно в зал заседания, то она никак не прореагировала. В зале самого заседания её в это время отлавливала майор Злобина С.А. из управления юстиции. Она кричала, что Наталья ивановна никто и такой и будет, а она майор, и так целых 2 дня так называемого судебного разбирательства. Место выслуги Злобиной Наталья Ивановна выведать у неё не смогла, хотя исполнительная система за ней явно просматривалась.
      Представитель прокуратуры Центрального района был тоже вначале, больше его не видели, хотя его присутствие было отмечено. Наталья Ивановна в первый день подписала протокол дела, а потом на следующий обнаружила, что там всё клевета. Журнал проверки тех. процессов Козлова писала, что рассмотрела, хотя его даже из архива не брала, писала, что её всех, якобы, по телефону материла. Когда она стала читать на следующий день решение суда, где её посмела Наталья Ивановна оскорбить . Она говорила, что посадит Наталью Ивановну и объявит сумасшедшей , написала заявление в милицию, и Замятин В.В. завел второе уголовное дело по ст. 297 ч. 2 УК РФ за неуважение к суду. Это дело он тоже сбросил в прокуратуру Багмету. Следователь прокуратуры Центрального района Саломаткин А.А. называл Наталью Ивановну б... и сукой. Она его тоже оскорбила как и Козлову. На суде судья Соловьев О.Б. областного суда объяснений слышать не желал, народные заседатели дремали, а потом сказали, что и так всё ясно,а Наталья Ивановна задолжала Козловой 20 000 руб. за придуманный протокол. Она опять оскорбила Козлову, Замятин снова открыл третье уголоное дело по ст. 297 ч. 1, 2 УК РФ и сбросил Багмету. Наталья Ивановна тогда оскорбила Багмета и его тщеславного зама Пещерова Лёньку.
      В это же время маму Натальи И ваноны толкнули под машину на Доваторском рынке. Она чудом уцелела, у ней были поломаны руки, грудная клетка, свидетель была одна и не запомнила эту тварь, он убежал во дворы. Папа Натальи Ивановны в это время лежал в онкологии. Они думали, что Наталья Ивановна от мамы откажется, а папа и сам сдохнет, а они полезут к квартире. Но маму подобрали,Наталья Ивановна взяла на себя заботы по домау, врачи к маме приезжали и прилежно лечили. Наталья Ивановна в это время писала в городскую прокуратуру Вильгельму В.Д., но он тоже отказал, круговая порука, она пришла и оскорбила его тоже. Областной суд, судья Зайдуллина А.Н., это тоже узаконила. Суд в Москве во второй инстанции Наталье Ивановне отказал, дальше дела эти не продвинулись. По козлиным делам осталась часть копий. Затем Наталья Ивановна пришла в прокуратуру Центрального района и оскорбила Багмета и разбила окно в его кабинете. Домой она уже не вернулась, её перевезли в изолятор временного удержания /ИВС/, где она провела несколько дней в ноябре при разбитой форточке без отопления с видом на прокуратурву родного района , а в праздники 7 ноября ,как это у
       н и х водится,её перевезли в СИЗО/1 на Российскую, т.е. тюрьму, где Наталья Ивановна провела 5 месяцев с перерывом 1,5 месяца на дурдом. На ИВС у ней выгребли 6 рублей мелочью из кармана, следователь и Центрального района была у неё 1 раз там и всё, дальше она это дело вести отказалась, от неё Наталья Ивановна узнала, что сидит по ст. 213 части 2 УК РФ /хулиганство/, дело передали в прокуратуру Тракторозаводского района, следователь, уже следующая, тоже отказалась вести это дело, зато его взяла Додонова Светунька , за 5 месяцев следователя ни одного не появилось , Додонову Наталья Ивановна увидела только тогда, когда вышла из СИЗО, так как суд Тракторозаводского района отказал ее в заказухе, не нашлось судьи, который бы это узаконил, так как за время сидения Натальи Ивановны дело превратилось в покушение на Вильгельма . Это было четвёртое уголовное дело по ст. 213 УК РФ, как и по ст. 222 /1 уг. дело/ без права на обжалование где-либо. Посидела и дальше пошла, радуйся, что выпустили. В тюрьме о ст. 297 УК РФ и 213 даже слыхом не слыхали, т.к. там сидят за грабежи, убийства и наркотики. Додонова повысилась в должности перед пенсией до следователя 2 категории, добилась-таки своего под пенсию, а от Козловой успели избавиться, она судьей не работает по сей день .
       Все уголовные дела шли от Замятина В. Которые он затем сбрасывал в прокуратуру: шили хулиганство, а готовили как покушение на Вильгельма. Громкого дела не вышло, т.к. прокуратура города шила дела ещё и на предпринимателей Челябинска и начальника городской прокуратуры Давыдов вымогал у них деньги, его и Вильгельма выгнали, прокуратуру мэр Тарасов закрыл, им стало не до Натальи
      Ивановны . Замятин наехал на предпринимателя, вымогал у него бизнес, его тоже уволили. Давыдов и Вильгельм ещё перед выборами в Думу инсценировали на себя покушение, приделывали к машине растяжку, причём она была заметна, занимались любимым делом на виду у всего города . СМИ это осудили, Вильгельма никуда не выбрали, а Давыдов соориентировался и перебежал к новому мэру . Прокурора области тоже выгнали. Багмет повысился в должности, но когда он купил себе диссертацию, его тоже выгнали из прокуратуры, он не стал большим учёным, хотя по прошествии времени, возможно. И стал, деньги есть деньги. В тюрьме было сыро, на стенах всегда была вода, Наталья Ивановна всё время болела, а потом ещё заболела заражением крови, когда она уже еле вставала, её перевезли в дурдом на суд.мед. экспертизу. Это была третья за три года! экспертиза, одна была до Козловой и одна при Козловой, ибо Наталья Ивановна усомнилась в справедливости суда! Все экспертизы принадлежат авторству Неволиной О.Л., которая послушно исполняла всё, что ей скажет прокуратура, ей приказывали то Саломаткин и Багмет, то Багмет и Вильгельм в письменном виде. Любимый вопрос к больным был у Неволиной : 'Как меня зовут?' Надо было сказать : Ольга Леонидовна,
      сама же она объяснялась на 'ты' . Два раза Наталья Ивановна была признана вменяемой, а на третий раз нет. Рвение Неволиной тоже вполне объяснимо. Её родная племянница , дочь сестры , Маша Калинина убила в компании человечка, а в тюрьму не села, а 'заболела' и провела три года в соседнем с тётей отделении, хотя в больнице столько не держат, это не спецбольница. Там Машенька научилась шить на швейной машинке, а также укокошила ещё одного человечка, правда, не специально. Та девушка ударилась головой о батарею, а свалили всё на другую, действительно больную девушку. Ну и что, что куча свидетелей, они же все хотят выйти из этого учреждения домой. Наталье Ивановне приписали, что ей мерещатся протоколы гражданских дел, хотя она всё время писала только об одном: козлином. Также туда же, как и в 4-е уголовное дело, перекочевал придуманный Рабинович-Черемшанцевой газовый пистолет, которого у Натальи Ивановны никогда не было, но никого такая мелкая деталь не волновала. Наталье Ивановне нач. суд. мед. экспертизы Лютикова В.Е. сказала, что раз она инженер, то моет сама его сделать, если захочет, а значит, это небезопасно. Неволина именовала Наталью Ивановну маргинальным элементом, будто бы она пьяница или наркоманка. Обвинила заодно в сутяжничестве за работу, хотя это суд развёл богадельню именем Затычкиной, Неволина приписала и занятия индийской философией с посещением аж семинаров, хотя даже русской философии Наталья Иванна не знла, а то была бы умная, как она. Приписала и плохие отношения с родителями, жидовская стряпня и сюда перекочевала. Когда папа лежал в онкологии, то передачки при -290 С она таскала ему в госпиталь, а не тот, кто со стороны её облаивал . И за мамой Наталья Иванна 7 лет убирала, почти 5 она не ходила, а сидела на кровати, а 8 месяцев лежала с болезнью Альцгеймера. Это весь двор знал и из госпиталя врачи приезжали , она туда тоже ходила за лекарствами. Наталья Ивановна писала на имя Вяткина и Брагина, папа тоже писал, что она нужна дома, что они старше, им нужна она , но никто их не слышал. В это же время 'следствия'! в 'жёлтой' прессе газетенке 'Уик-энд' вышла на Наталью Ивановну клеветническая статья анонимного автора,её называли Каплан, хотя Наталья Ивановна не жидовка, а Вильгельм и Багмет не Ленин, тем более, что Каплан в Ленина не стреляла. Решения 'экспертиз' этого учреждения обжалованию не подлежат даже если их и писала запятнавшая себя 'доктор' Неволина. Можно только в Москве за свой счёт. Доказательства во всех четырёх уголовных делах попросту отсутствуют, так как никто не хочет признать, что их поливали обычными ссаками, а их - это целых 10 ссудей и прокуроров. Правда в последнем 4-м деле фигурирует баночка с непонятно чем, неподвластным даже хим. экспертизе, об этом Наталья Ивановна узнала только спустя три месяца, как и когда найдены 'доказательства', неизвестно да и собраны они были в отсутствие отсутствие и отпечатков пальцев на них быть не может, так как то, что было , Наталья Ивановна выкинула на улице, а бедный Вильгельм жив и здоров и для 'доказательств' не нужно было поливать грязью из 'жёлтой' прессы , выдавая за правду клевету, и писать тайком без какого-либо реального доказательства 'дела', как Додонова. Даже суд Тракторозаводского района и то возмутился. А Наталья Ивановна уж думала, что судьи последние сволочи, видимо, не все. После этого , не доказав свои же преступления, Наталью Ивановну стали шантажировать по телефону. В почтовый ящик соседям кидали малограмотные писульки, что она, якобы, не пускает врачей к своей маме, хотя специалисты приезжают только по вызову, а не когда им вздумается, но кое-кто этого не знал. Интерес к квартире Натальи Ивановны сильно возрос, хорошо бы её не было вовсе и никто бы не узнал о подлости вильгельмов и прокуратуры, как они умеют прославлять себя, какие они честные и правильные до наоборот.К чему это было бессмысленное преступление со стороны Вильгельма, на что он рассчитывал ? Ведь были же свидетели.
      Хочется сказать и об адвокатах, о правозащитниках. Во время козлиного 'следствия' адвокат Шестакова Ю.В. требовала осуждения Натальи Ивановны, вымогая деньги за свои 'услуги', во время второго козлиного правосудия адвокат Горбунова Л.Н даже не присутствовала на заседании суда, так как лечила зубы в поликлинике, но записано, что она была на процессе.Она выклянчивала хотя бы 500 рублей, хотя ей было сказано, что их нет, Наталья Ивановна не работает и её не нанимали. После судов на следующий день на дом приходили судебные исполнители и отбирали 98 рублей для этих дешёвок из пенсии мамы Натальи Ивановны, которая лежала и не вставала с кровати. Они говорили, что Наталья Ивановна взяла адвокатов, а платить им не хочет.
      Когда в 2000 году Наталья Ивановна пришла за справкой, чтобы продлить права на машину, то небезызвестный 'доктор' Фёдоров А.И., известный по СМИ , как и не вымершая до сих пор судья Центрального района Винникова Н.В. известные нездоровой любовью к квартирам идиотов, Фёдоров А.И. написал, что у ней мания на почве получения справки для машины! Её из поликлиники не выпустили. Более того,Наталья увидела увидела ужасающе толстую карточку своих посещений этого учреждения и возмутилась, что видит его второй раз в жизни, и откуда она вообще эта карточка взялась. Полтора месяца она провела в ожидании суда, папа приходил к ней и плакал. Но кто знал, что эти дела растянутся и никогда не закончатся. Заведующая этого отделения жидовка Федоров Н.Б. кричала, что Наталье Ивановне всё хуже и хуже, что она не скоро выйдет от неё. Наталья Ивановна сказала папе, чтобы он обратился к СМИ. Через два дня её катапультировали из этого учреждения. Через полтора месяца папа умер от рака в госпитале инвалидов войны. Наталью Ивановну стали шантажировать по телефону по нескольку раз в день, иногда и Федорова не брезговала позвонить в пол пятого утра. Звонили утром, днём, выкрикивали в трубку: 'Администрация!' и бросали или глубокомысленно молчали. В это же время на горизонте возник некий Тушев В.Б., это новоявленный женишок звонил по телефону, говорил по 40 минут, как он варит каши и кладет туда всё подряд, что собирает с новогодних ёлок иголочки с помоек и варит, и они становятся мягкие и вкусные. Увы, иголочки не становятся мягкими, Наталья Ивановна это проверила на практике, а на свидание с ним не пошла, так как он помимо прочего звонил из дома своей любовницы Вертянкиной Н.Я., которая по 'случайности' оказалась доктором и, якобы, ему делала операцию и которая работала отнюдь не хирургом , а , как нетрудно догадаться, в дурдоме. Может это и мой бред, как пишет Фёдоров и прочая сволочь, но фамилии настоящие, для желающих Наталья Ивановна могла дать их телефоны и адреса. Для контроля за квартирой они задействовали даже соседку по подъезду Максимову А.И., труженицу фин. инспекции Советского района, хорошо известную в нашем дворе как сексотку, родственники которой работают в милиции. Она угощала очень щедро своими дарами из сада, Наталья Ивановна тоже угощала, как могла, хотя сада и не имела .Терпение Натальи Ивановны кончилось, когда Шура донесла, что Наталья Ивановна размещает стихи в Интернете. После этого, когда она ей сказала об этом, ей заметно поплохело, анонимные звонки сразу прекртились, а эту мразь Наталья Ивановна в упор не видит. Бойтесь соседей, дары подносящих. Будьте бдительны, коллеги из налоговой и финн. инспекции Советского района, с вами трудится сексотка, которая интересуется не только бюджетом.
       В соответствие с решением Конституционного Суда , который запретил заочно выносить 'диагнозы' без участия человека и разрешил обжаловать их в суде п, на основании статей ГПК 37 часть 5, статьи 52,статьи 135 часть 1 пункт 3,статьи 284 пункт 1, статьи 391\1 , конечно, необходимо было пересмотреть 'диагноз', вынесенный Неволиной О.Л. , согласно которому Наталья Ивановна является полностью невменяемой . 'Диагноз' Вильгельма-Додоновой оказался настолько хорошим, что суд отказался принять иск . Ни на одном суде во всех своих уголовных делах, кроме козлиного, Наталья Ивановна не присутствовала под предлогом, что не умеет ходить и думать, зато прокуратура научилась плодить постановления.
       Когда Наталья Ивановна написала в Страсбург,ей пришёл радостный ответ, ей именовали Госпожой с большой буквы, год они продержали её дела, за год они ухитрились 'рассмотреть' и два уголовных дела, по которым ничегошеньки нет, дело о работе и пребывание в тюрьме они сочли, видимо, за норму, по-русски они явно не читали, они отказали и Наталья Ивановна стала именоваться госпожой с маленькой буквы. Поганые гуманойды, они ничего не знают о русских и России, и русские относятся к странам третьего мира, как дикое племя из джунглей. На машине Наталья Ивановна ездила без прав до полного её износа, ГАИ не замечала 'подснежников' и это было здорово, паспорт заменял Наталье Ивановне много лет права.
      Когда Наталья Иванона подала в суд на газетёнку 'Уик-энд', то отвечать оказалось некому. Анонимного автора прикончили, главная редактор Быкова - Чернова М.А. не виновата была оказывается ни в чём под прикрытием мощной прокурорской машины, судья Винникова Н.В . вынесла гениальное решение, что Наталья Ивановна не может доказать, что статья про неё , так как в ней нет её фамилии. Хотя гнусная статейка была переписана из дела Додоновой или наоборот Додонова из 'статьи' дело слепила, тут уж Наталья Ивановна не знла, ведь с 2000 года её судят исключительно заочно! А ведь и это дело было заведено Замятиным. Как видим , всё возвращается к работе .
       На областной суд пришла лично Додонова и стояла возле двери, пока судья Столповских еще раз не узаконил шедевр Винниковой. Обжаловать выше это оказалось невозможно, Додонову прикрывали, стараясь скрыть её подлое 'следствие'. Анонимно стала звонить уже Быкова - Чернова, которой Наталья Ивановна поставила фингал. Шедевры Додоновой тоже не остались не замеченными, их узаконила не кто иной, как Затычкина заочно! А может не узаконила, в решении суда ничего об этом не сказано.А зачем ходить в суд, что она Наталью Ивановну никогда разве не видела? Во время козлиного правосудия также её демонстрировала народу О. Давиденко для 'Восточного экспресса' 23 канала. Её способности тоже отметили и сейчас она трудится на главпочтамте, кина ей больше не будет. Когда три года назад Наталья Ивановна написала в Кремль ВВП, то пришёл ответ, письмо из администрации передали в прокуратуру Центрального района. А Наталья Ивановна ведь просила в письме предоставить материалы по всем скрываемым от меня делам. Через пять месяцев на неё прокуратурвыш Центрального района Верховцев В.Е начал пятое уголовное дело по ст. 297 УК РФ, за оскорбление мирового судьи Баканова, которого она в глаза не видела, но который не высудил ей 200 руб., ошибочно зачисленные не на тот счёт в налоговую Центрального района. 'Следствие' идёт аж семь лет ! Год Наталью Ивановну пасли с утра до 11 вечера представители милиции Центрального района, выключали свет, холодильник размораживался. Она не могла выйти днем в магазин, в дверь без конца звонили, хотя дома лежала мама, инвалид первой группы с болезнью Альцгеймера . Верховцев истыкал глазок двери в квартире, хотя в этот глазок никто никогда не смотрел, а папиросу положил под коврик.Пять или шесть раз выносилось постановление об отнятии квартиры Натальи Ивановны и передаче её администрации Центрального района, подписанное нач. прокуратуры Центрального района Речкиным, хотя долгов за квартиру ещё не было, а Наталья Ивановна подлежу утилизации, как невменяемая, будто её Машенька Калинина или дочка Ревкова уделали. У соседей началась буквально истерика по квартире, они тоже её хотели ! 19.09.2008 года, когда Наталья Ивановна вышла из дома за ряженкой, её протокольную морду узрела участковая и тут же стуканула. Она не успела дойти до квартиры, как меня задержали, весь день до 10 вечера она провела в мусарне в ожидании Верховцева,а когда пришла домой, маме было плохо, она задыхалась, она почти сутки провела без еды , Наталья Ивановна только успела сменить простыню и переодеть маму и легла спать, попоила кофе.МАМА ПРОБЫЛА СУТКИ БЕЗ ЕДЫ ПО ВИНЕ ВЕРХОВЦЕВА А утром она умерла. Наталье Ивановне не давали всю весну выйти из дома, сдать гараж в аренду, три месяца она провела полностью без денег. Кончились лекарства, кончилась почти каша. Больше года ела только гречку и овсянку, росли долги за квартиру. В июле 'следствие' прекратилось, как только долг перевалил к 30 000 руб., в службе занятости с подачи Верховцева отказали в компьютерных курсах и в пособии аж в 730 рублей, предлагали работу уборщицы в туалете , дворника, будто таких работ нет и без службы занятости. То же самое слово в слово говорили в поликлинике на Воровского, 16, мне отказали там в лечении.
      Наталья Ивановна забыла, что такое хлеб, мясо, масло, яйца, творог, овощи, успела за лето только наварить варенье. Вместо 55 кг стала весить 37 с одеждой, так она проходила почти пол года. Со многими знакомыми общаться перестала. Её подкармливали две её новые знакомые. Ещё тогда, когда Наталья Ивановна работала в заводе, перед тем, как юду выгнать, Симонов взял от нёе жрачку. Хотелось бы знать: сколько ящиков стоила её жизнь и чего именно: помидор или яблок? В поликлинике Наталью Ивановну выгоняли из всех кабинетов, в общественных местах сторонились, в аптеке смотрели с ужасом, чтобы она не упала у них, дома она еле ходила. Когда Наталья Ивановна , наконец, легла в больницу, то над ней стали издеваться,она сбежала оттуда и месяц отпаивала себя травами. Это 5-е уголовное дело создано, чтобы скрыть 4 предыдущих,пятое дело тоже готовилось лечь в архив, как и предыдущие,презумпция невиновности явно отсутствовала . Наталья Ивановна смотрела на себя в зеркало, на это всё и плакала. Плевать прокуратурва хотела на гуманойдов из Страсбурга, их больше нет, они отписали, что Наталья Ивановна больше не может нигде обжаловать их сраный ответик, хотя знали , что есть еще один суд. А представитель администрации Президента в Челябинске сказал, что это ведь было всё давно !!!. Плевать и на Кремль с ВВП они хотели с его пустыми ответами, вот если бы Наталья Ивановна собачку попросила или ёлку новогоднюю. У нас ведь не продают людей за ящик еды и от голода не болеют. Витамины мясо не заменяют, здоровье потеряно. Прокуратурвыш хотел опять навязать адвоката, говорил, что ему хорошо заплатят имуществом, надо полагать Натальи Ивановны. Никаких доказательств никто уже не требовал, просто шили внаглую очередное дело, чтобы выслужиться,открывали и закрывали дела и всё, присутствия на суде вообще не требовалось, а тем более каких-либо объяснений . Так можно было писать, что угодно на любую статью из УК РФ. Избавиться от Натальи Ивановны всё же хотелось чужими руками.А ведь квартиру нужно не отнять, а заработать, а чтобы получить достойную работу, нужно институт, всего-навсего окончить, а не растоптать жизнь другого человека. Все уголовные дела слеплены на основании сплетен на Наталью Ивановну , Затычкина доказала сплетню, злобу и зависть библейской юды и дедушки мокрушника Ревкова. Фактически ей инициированы три уголовных дела и к 4 Додоновой она приложилась, а 5-е должно было скрыть предыдущие .
      Когда выходила летом из дома с мусорным ведром, ей навстречу бежали мусора с автоматами, а в поликлинике травлю организовали в свою очередь Андриевских Т.К. и Жукова Н.В . Зубкова прям пророчески говорила: 'А ты не докажешь. А нам за тебя ничего не будет'. Наталью Ивановну так дома не учили, что одному можно пакостить, а другому нет. Потому она не заслужила право работать, иметь семью, жить в своей квартире. В ней жили моя мама, заслуженны преподаватель РФ; папа инвалид ВОВ, участник Сталинграда; и тётя , мамина сестра, секретарь генерала Руденко; сама Наталья Ивановна , автор своих произведений . Они не заслужили право иметь наследников . А прокуратурва заслужила мою квартиру на пару с администрацией; Зубкова заслужила все блага честным б. и доносами начальничкам, юда заслужила право плодить дебилов и продавать людей как Симонов за жрачку и брать взятки; Максимова А.И. заслужила право на крьеру честным сексотством; дедушка мокрушник Ревков заслужил право работать и размножать внуков от убийцы ; Додонова и Загвоздина с Козлововй и Винниковой заслужили право на безнаказанность, на придумывание протокола и фальшивых 'доказательств', подкинутых или подобранных уж неясно ; а ведь ещё ждала куска целая свора айболиток, которые сходили с ума по не своей квартире, и как ее только делить будут с прокуратурвой. Этот 'суд' и 13 лет 'следствия' с небольшими перерывами рассчитаны на уничтожение. Наталья Ивановна написала правду, чудом ей это удалось. Государству не нужны те, кто честно работает, а те кто лояльны, кто доносит ради своих шкурных интересов. Чтобы скрыть свои преступления, прокуратурва несколько раз выносила постановление о выселении и утилизации Натальи Ивановны. Тогда обжаловать нечего будет и некому. А Наталья Ивановна мечтала о копиях документов на все дела , особенно на додоновское , особо мерзкое и по-прокурорски подлое! В суд пока это все по чистой случайности не попало, судью пока на все согласного не нашли. Гуманойды из Страсбурга правы: нету прав у человечков.
      
      
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Прохорова Наталья Григорьевна (miss.prohorova2009@yandex.ru)
  • Обновлено: 10/05/2013. 35k. Статистика.
  • Повесть:
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка