Романовский Валерий Семенович: другие произведения.

Дворец пионеров и онанистов

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Романовский Валерий Семенович (romanovskii@mail.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 15k. Статистика.
  • Рассказ: Германия
  • Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ему открылось что-то новое в женщинах. Какая-то их особость, что ли... И как в далеком детстве Андрей был бессилен понять и обьяснить. Понять и обьяснить? А нужно ли это?


  •    Дворец пионеров
      
       Он узнал ее вопреки всему.
       Почти 20 лет назад она потрясла его детское воображение, стала частью его сексуального опыта. Воспоминание о том, что было связано с ней, всегда возбуждало его, ЭТО вошло в подсознание и даже сформировало его... как мужчину...
       Может быть, это родственница, сестра той, просто похожая женщина, мало ли людей с одинаковой внешностью...- пытался он разубедить себя.
       Но внутреннее чувство безошибочно говорило: это она!
       Женщина между тем в меру кокетливо беседовала с его коллегой по редакции эмигрантского журнальчика. Весело смеялась, когда бабник и позер Пашка делал ей довольно пошлые сусальные комплименты. У нее был приятный смех, ракрепощенный вид, показательно счастливый взгляд успешной дамы...
       Она несколько раз намекнула, что ее фройнд (друг по постели,- так что ли понимать?) владеет несколькими домами на юге Германии.
       Они стали говорить на полутонаъ, и до Андрея доносились лишь отдельные фразы этой доверительной беседы. В общих чертах Андрей понял смысл ее визита: Кристина хотела дать рекламу для фирмы ее друга-немца. Она из Потстдама. Специально подьехала в Берлин.
       - Ну по рекламе у нас заправляет Андрей, - сказал приятель и кивнул в его сторону.
      
       Потом был вежливый треп ужес ним. Она не подавала вида, что узнала. А может быть и в самом деле, не вспомнила -ведь прошло (он мысленно посчитал) лет 20... Неспешно повелось обсуждение того, как лучше подать материал о фирме, торгующей недвижимостью. Андрей узнал, что Кристина никак не может выйти замуж за своего богатенького Ганса. Дело в том, что этому противится его жена-немка, которой делить совместно нажитую недвижимость жутко невыгодно, да и неохота, ведь Ганс сдает в аренду несколько многоквартирных зданий и шикарно содержит не только себя, но и свою женушку. Впрочем "квартирный вопрос" , по словам Кристины, лишь подоплека ее уязвленого женского самолюбия. Этой немке горько осознавать, что ее променяли! И на кого!? Какая-то смазливая иностранка пришла на все готовенькое и соблазнила ее мужа, отняла самое дорогое.
      
       За минуту-другую Андрей узнал вкратце о судьбе еще одной красивой соотечественницы в Германии. Ему даже вспомнились слова руссого поэта-классика Пришвина. Только истинно русский человек, писал в дневниках Пришвин, может поведать самое сокровенное незнакомому попутчику в купе поезда. Рассказать даже то, что скрывает от близких.
       Это тот же случай. Такова чисто русская открытость. Немцам этого не понять. Они другие. Хотя, впрочем Кристина, похоже, сильная и сдержанная, просто у нее накопилось. Вот и вылила все на них..
      
       Врядле Кристина могла узнать в нем того 12-летнего испуганного прыщавого онаниста из Дворца пионеров и школьников.
       Чувствовалось, что эта холеная женщина немного устала жить в своей золотой клетке, истосковалась по общению с земляками. Она говорила много лишнего, не по делу. Но Андрей (он прошел через это испытание в эмиграции) понимал, как порой человеку важно выговориться, найти того, кто хотя бы выслушает, а не сделает вид, будто слушает... На эмигрантском языке это называется несколько иронично: "Найти свободные уши."
       - Вы так смотрите на меня, - не удержалась Кристина, - как будто мы много лет знакомы... Я права?
       Андрей замялся.
       - Вы случайно не из Киева? - не удержался он от встречного вопроса, мучавшего его.
       - Да, - пожала плечами дама, - но мы там врядле могли видеться. Разве что случайно в толпе прохожих, где-нибудь мимоходом на улице, да и то лет эдак 15 тому назад. Я уже 15 лет в Германии.
       Андрей хотел было спросить насчет Дворца пионеров, где он впервые увидел собеседницу еще девочкой-подростком. Но на этот вопрос уже не хватило пороху, не осталось душевных сил. Андрей перевел разговор в деловое русло.
       Сумбурные детские воспоминания вдруг нахлынули с такой силой, что даже она заметила это.
       - Вам нездоровится? - спросила посетительница, - вы побледнели и взволнованы. Да не смотрите так на меня, я стесняюсь.
       Кристина кокетливо взглянула на часики, украшающие ее тонкое изящное запястье.
       - Как у одалистки, - подумал Андрей, мысленно лаская взглядом эту руку...Не хватает только султана...
       - Вы спешите? - спросил он.
       - Да нет, вобщем-то нет, но есть дела. Кстати, когда будет готов рекламный блок?
       - Загляните через неделю. Я вам, как только все будет сделано, отправлю образец по электронной почте и позвоню. У меня есть ваш е-мейл и визитка. Но все же лучше, если мы встретимся.
       - Вы думаете, это нужно? - с каким-то странным намеком и жеманно-капризным выражением губ произнесла Кристина, приподнимаясь из кресла.Она женским чутьем что-то почувствовала, но не могла это обьяснить словами.
       - Думаю, да, - котротко ответил Андрей. - Впрочем, вам виднее...
      
       -2-
      
       Андрей не мог забыть то первое сексуальное потрясение. Для пацана (а ему тогда еще и 12 лет не было) имевшего весьма смутное представление о том, зачем нужен противоположный пол, откуда берутся дети, что такое "секс", впервые увиденное ЭТО было самым страшным откровением, громом средь ясного неба, оглушительным входом в запретный и страшный мир взрослых...
       До этого момента маленький школьник Андрюша не до конца представлял, откуда берутся дети. Дома избегали этой щекотливой темы, считая, что ему еще рано знать "глупости". Поэтому, когда дружок-однокашник по кличке Рябчик (эта кличка произошла от его фамилии Рябцев) намекал, что это как-то связано с тем, что дядя и тетя что-то там такое очень запретное делают вместе, Андрей с чистой детской непосредственностью Буратино возражал:
       - Ничего подобного! У нас соседка живет одна и она родила. Никаких мужиков к ней не приходило. Врешь ты все Рябчик.
       - Я вру!? - задыхался от обиды Рябчик. - Да ты просто не заметил! Там точно был мужик. Бля буду!
      
       Для Андрея Рябчик был авторитетом. Но не в половом вопросе. Да, Рябчик курил, водился со старшеклассниками, сшибал мелочь у первоклассников, умел отчаянно драться, но тут Андрей ему не поверил
       - Ладно! Я тебе докажу, - пообещал набычившись Рябчик, - Сам увидишь!
      
       Вместе с Рябчиком они ходили в секцию живописи при Киевском Дворце пионеров. Андрей любил рисовать, особенно, если получалось что-то красивое, необычное. Непоседливый Рябчик после занятий живописью обожал шнырить по всем закоулкам огромного Дворца. Он знал, где какие кружки, кто из их знакомых, куда ходит. Где можно развлечься и тебя не прогонят как шкодливого щенка.
      
       В тот день после занятий в секции живописи Рябчик был сам не свой.
       - Сегодня утренник, - почему-то шепотом с таинственно-заговорческим видом прошептал Рябцев, - и я тебе что-то покажу.
       - Что тут такого? - удивился Андрей. - Тоже мне событие - утренник.
       - Дурачок, - покрутил пальцем у виска Рябчик, - ты не знаешь самого главного. У нас тут рядом, за кожанными ширмами, есть гримерная для тех, кто выступает.
       - Ну и что, - Андрей не понимал, куда клонит дружок.
       - Так вот,- продолжал тот, - ты не представляешь, что там делается. Помнишь я тебе говорил насчет того, откуда дети берутся?
       - Да нет у меня времени на твои глупости! Ну подумаешь, голые что ли там? Тоже мне невидаль! Да я сто раз тетек голых в бане видел с их титьками и попками. Я с мамой в женское отделение бани до прошлого года вместе ходил. *(до сих пор в отличие от Германии, например, в странах бывшего СССР в саунах мужчины и жещины отдельно.) Я же считаюсь маленьким.
       - Нет, не то, - отмахнулся Рябчик, воровито оглянулся и тихо добавил. -Ты такого еще не видел. Это стоит посмотреть.
       - Ну ладно, - нехотя согласился Андрей. - Только недолго.
       - Иди за мной, - поманил Рябчик. Он осторожно протиснулся в узкий проход, затем приоткрыл край кожаной ширмы. Андрей увидел небольшое пустое помещение с зеркалом и диваном, шкафами с одеждой и костюмами для выступлений. Обычная комната за кулисами.
       - Сюда мы вернемся, когда я тебе скажу. Здесь будет наш наблюдательный пункт.
       Два дружка пошли на утренник.
       Пел хор. Потом были народные танцы.
       - Когда уже? - теряя терпение спросил Андрей.
       - Потерпи, я скажу. А вот и они!
       Андрей увидел жилистого накаченного дядьку в спортивном костюме ( на вид ему было лет 30) и высокую девочку из старших классов. Почти молодую...но и как бы уже для них достаточно взрослую. Она была одета в лифчик и трусики с бисером.
       - Эта пара часто, - пояснил Рябчик, - выступала на всяких праздниках, утренниках, ну там мероприятиях...
       Андрей вспомнил, что их тоже видел. Эту старшеклассницу, переодетую в Снегурочку дядька недавно поднимал на Новогоднем концерте. Андрей редко присматривался к почти голым девчонкам. Но тут его несколько удивило ее телосложение. Высокая, как и все ученицы в их классе. Но с округлыми упругими на вид грудками, полными крепкими ногами и бедрами при сравнительной худобе. Она была явно крупновата - вровень с партнером.
       Как бы этот крепыш не надорвался...
       Заиграла мягкая мелодичная музыка и мужичонка поднял ее словно пушинку.
       - Во здоровый, качается, наверное, - подумал Андрей.
       Девочка выгнулась колесом назад, сделав мостик на руках мужика. Кончиками тапочек она достала собственные плечи.
       В зале послышались жидкие аплодисменты. Кто-то свистнул от избытка чувств.
       Рябчик дернул Андрея за рукав:
       - Все, хватит пялиться, пошли на заранее заготовленные позиции!
       Мальчишки тихонько ретировались. Они шмыгнули в узкий проем и стали возле ширмы. Каждый возле ее противоположного края. Андрей возле щели слева, Рябчик - справа. Поведение Рябчика настораживало и обескураживало Андрея. Уж не приболел ли он? Рябчик не на шутку раскраснелся и стал каким-то нервно-взвинченным. Еще немного и брюки свои потеряет.
       Номер гимнастов закончился. Послышались аплодисменты. Конферансье обьявил следующее выступление.
       Мужик внес Кристину, все еще делающую шпагат в гримерную. Он тяжело дышал.
       На ее лице проявилось... невыносимое страдание.
       - Дядечку, отпустить мэнэ, - едва слышно попросила она по-украински. Мужик продолжал держать ее за округлые белые ягодицы, сжав ее тоненькие запясья заломленных рук.
       - Тихо, тихо, Кристинка, подожми ножки, - с придыханием попросил он.
       Длинные ноги девушка послушно и как-то привычно согнулись в коленях, она обняла их тонкими руками. Каким-то неуловимым движениеми силач приподнял ее одной правой рукою. Левой он стянул набок ее трусики и достал свой напряженный член из спортивных штанов..
       - Не надо, - опять как-то неуверенно попросила она. Но это ее скорее символическое сопротивление, видимо, еще больше распалило этого типа. Он плавно опустил ее на свой штырь. Она застонала.
       - Не надо, мама узнает...
       - Не узнает, - пробурчал он утробно.
       В это время Рябчик совсем потерял голову. Его штанишки упали, он достал из трусиков свой вздыбившийся стручок и начал онанировать.
       Андрей чуть не терял сознание от всего этого.
       Такое с ним было впервые.
       Был дикий страх, что Рябчик не сможет делать свои глупости тихонько, застонет и выдаст их обоих.
       У мужичка были недюжинные силы. Его жилистые руки как шарниры поднимали Кристину за округлую попу, она бессильно обвисала ногам и лишь в каком-то сладком забытьи просила не делать этого, постанывая или всхлипывая.
       Возбужденный мужик насаживал ее на свой член, не давая ей найти опору. Кончил он бурно, страстно, зажав рот девочке, чтобы та не закричала.
       Андрей ощутил, что по его ногам потекло в штаны что-то теплое, закружилась голова.
       - Неужели я уписался? Нет, не похоже... Но что это?
       "Перчик" Рябчика брызнул белым фонтанчиком. Тот осел на корточки и сипло задышал. На его лбу появились бисеринки пота. Рябчик приложил палец к дрожащим губам:
       - Тсс! Тихо!
       Теперь у этих двух мальчуганов появилась общая тайна, обжигающая страсть.
      
       Мужичок и девушка иногда занимались сексом не только во время выступлений, но и репетируя.
       Несколько раз Рябчик и Андрей наблюдали одну ту же картину. Для разнообразия мужичок изменил номер (правда, ни разу никто кроме двух мальчиков это больше не видел).
       История сношений тренера и его ученицы имела весьма скандальное продолжение. Кристина забеременела, сделала аборт. Информация об этом просочилась в школу. Узнали родители девочки. Арнольду (так звали ее наставника) с трудом удалось избежать крупных неприятностей. Он куда-то уехал и дуэт их распался.
      
       Андрей вырос, но воспоминание об этом первом сексуальном опыте осталось.
       Эта картинка из детства - мужик насилующий гимнастку в воздухе - возникала всякий раз в мозгу, когда он бывал в постели с женщинами. И даже иной раз это видение из прошлого усиливало его желание...
       И вот теперь Кристина столько лет спустя рядом.
       - В этом какой-то знак судьбы, - подумал он.
      
       -3-
      
       Он не удержался и спросил. Она внимательно выслушала. Про девицу, которую тоже звали Кристина. Историю о том, как в Киевском Дворце пионеров некий растлитель детских душ всякое парное выступленние и репетицию заканчивал в гримерной половым актом .
       Кристина сделала большие глаза.
       - Это все очень любопытно. Даже очень сексуально. Как эротический сон. Но я при чем! -голос ее зпдрожал ( от возмущения или волнения?)
       - Я знаю, это были вы! - выпалил Андрей.
       Кристина рассмеялась.
       - Нет, я не знаю этой девочки. Мне жаль ее. А может быть наоборот, ей было хорошо... Я не уверена...
       Крисина закурила. Задумалась, глядя сквозь флюиды табачного дыма куда-то в прошлое.
      
       - Даже если это была я, - вдруг сказала она с вызовом. - Ну и что!? Это не важно. Я любила его. Любила так, как никого и никогда больше не буду любить! Из-за него я пошла потом в балет. Я хотела повторения. Но все потом было жалкой пародией. Ни с одним из танцоров я не испытала того блаженства!
       Этот тренер по гимнастике - моя первая и последняя любовь. Мой скелет в шкафу.
       А теперь забудьте. Ничего не было. Та девочка давно умерла.
       - Нет, - пробормотал Андрей, - она во мне...
      
       Кристина на прощание помахала рукой. Словно отмахнулась. К редакции подъехал ее бой-френд немец.
       Андрей еще некоторое время стоял и смотрел вслед укатившей шикарной машины.
       Ему открылось что-то новое в женщинах. Какая-то их особость, что ли...Словно сам Господь приоткрыл на миг завесу над вечной такйной...
       И как в далеком детстве Андрей был бессилен понять и обьяснить.
       Понять и обьяснить?
       - А нужно ли это? - сказал он себе.- Живи себе как все и забудь грешки да ошибки юности. Потом этих грехов будет куда больше...
      
         Рассказ напечатан в газете "Мужские забавы",  10 октябрь 2008 год. Интернет-ресурсы, см.:      www.pressaru.de
       Валерий Роми (псевдоним автора) "Дворец пионеров", стр.10 -11
         
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Романовский Валерий Семенович (romanovskii@mail.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 15k. Статистика.
  • Рассказ: Германия
  • Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка