Исаков Серж: другие произведения.

Возвращение Блудного Сержа (главы из новой книги). Мой кореш Джон Монахен.

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Исаков Серж (sergeyisakov@yahoo.com)
  • Обновлено: 17/02/2009. 13k. Статистика.
  • Повесть: США
  •  Ваша оценка:


       Серж Исаков
      
      
      
       Возвращение Блудного Сержа. (Главы из книги).
      
       Мой кореш Джон Монахен.
      
      
      
      
       Из Нью-Йорка я решил отправиться в Вустер, навестить Джона Монахена, который , как я знал, наконец-то недавно женился на одной англичанке, с которой познакомился еще году так в 1997 во время его путешествий в Ирландию - англичанка эта работала в гостинице, в которой Джон остановился в тот раз (Кстати, именно благодаря Джону, хотя об этом и мало кто знает, в те годы было, наконец подписано перемирие с Ирландской Освободительной Армией и в Ирландию приехал Билл Клинтон. История эта со стороны выглядит довольно фантастично, но именно так оно и было. Джон был знаком с одним молодым чуваком, который, благодаря собственной шустрости, пролез на работу в администрацию Клинтона и был у президента кем-то вроде советника по делам печати - суть не важно. Джон как-то встретил этого чувака в Вустере уже после того как съездил пару-тройку раз в Ирландию и промыл ему мозги на предмет того, что настало время Клинтону ехать в Ирландию и выступить в роли посредника при подписании договора о перемирии. Вернувшись в Белый Дом, чувак этот прокомпостировал мозги Клинтону и тот поехал. Короче, если бы не мой кореш Джон Монахен - никакого договора о перемирии подписано бы не было. Находясь в Ирландии, Джон сам залез в логово к IRA -его, как американского журналиста, туда отвезли с завязанными глазами - все как в фильмах и он со всей этой ирландской шайкой-лейкой общался, они его не тронули. И еще, пока не забыл - Джона году так в 1999 выдвигали на Пулитцеровскую премию за цикл статей о большом пожаре в Вустере в ходе которого погибло несколько пожарных.)
       Я был очень рад за Джона, помня о том, сколько страданий причинили ему в этой жизни женщины. Первой была его бывшая подружка Линн, симпатичная блондинка с которой он прожил вместе лет пять. В 1994 году они, наконец, решили пожениться и буквально за один день до свадьбы Линн исчезла из дома, оставив на столе записку, в которой сбивчиво объяснила, что к свадьбе не готова потому как не уверена в себе и т.д и т.п, короче , стандартный женский буллшит, понятный только самим женщинам, точнее, непонятный никому. Джон после этого пережил серьезный стресс, чуть было не ударился в запой, был что называется, на грани, но сумел справиться с собой и об этой истории постарался забыть. После этого были другие бесконечные герл-френдз и бесконечные рассуждения на тему, насколько эти герл -френдз хороши для него, чтобы можно было сочетаться узами брака. Все эти бесконечные рассуждения и обсуждения достоинств герл-френдз сводились к тому, что Джон находил в каждой какие-то дефекты и несовершенства после чего очередная кандидатура отметалась. Одна потенциальная кандидатка в жены была вроде бы ничего, но была недостаточно развита в интеллектуальном плане, другая проживала черт знает где и переезжать не собиралась, у третьей были дети, у четвертой - бой-френд, у пятой - еще черт знает какая х-тень, короче так все и заканчивалось ничем а годы шли, Джон не терял надежды завести семью. Возможно, неудача с Линн, в тот момент когда, казалось, все уже было решено, объяснялась тем, что сам Джон недостаточно убедил ее в своих чувствах и она, в последний момент, испугалась, подстегиваемая собственным комплексом: ее родители в свое время развелись. В 1995 году я провел неделю в гостях у Джона, был конец Марта, мы катались на горных лыжах, пили водку, шлялись по клубам - я просаживал заработанные на новый года деньги и на душе было радостно и хорошо. В течение всей той недели разговоры крутились вокруг женщин Джона, помнится, в ту неделю приехала к нему в гости на пару дней одна из подружек, с которой мы как раз и поехали кататься на горных лыжах на базу, где у меня спи-дили мои любимые итальянские ботинки с надписью "Give Piece a Chance". Подружка работала в библиотеке и была, на мой взгляд, вполне ничего, симпатичная и спокойная, без излишних заебов. Я ему об этом сказал.
      -- Ты знаешь, - рассуждал Джон, я с тобой согласен, но у нее (такой-то такой-то) очень большая ж-па, ну просто очень широкая, хотелось бы поменьше. Раз двадцать пять он это повторил, что ж-па ее его не устраивала, хотя в ту ночь он преспокойно имел с ней секс, несмотря на размеры ж-пы. - А грудь у нее недостаточно крупная, совсем маленькая грудь для такой большой ж-пы - продолжил Джон. Ну все в таком духе.
      
       Здесь я сделаю отступление, поскольку история эта напомнила мне еще одну, связанную с моим очень хорошим дружбаном по кличке юрист, Сергеем Валко. Сережа на самом деле был юристом, познакомились мы с ним еще в университете, он учился на юрфаке а я - на фил-факе, он часто приходил на наши вечера филолога в которых я бессменно принимал участие в качестве тапера, сидя на сцене и наяривая на фортепиано. Он же оказался крупным музыкальным фаном, большим поклонником Стиви Уандера и Эл Жеро . Кстати, диплом Сережа защищал у самого Собчака, в тот год, когда Собчак еще преподавал на факультете, но это не суть важно. Сережа-юрист приехал в Питер из Баку, его мать была армянкой а отец - украинцем; - горючая смесь, предполагающая повышенную пассионарность по дефолту. Приехав в чужой город без кола и двора и, соответственно, без связей, благодаря повышенному уровню пассионарности, Сережа быстро сориентировался в новой обстановке и начал круто подниматься вверх. После окончания университета он устроился на работу главным юристом совхоза Детскосельский. В совхозе он открыл магазин по продаже спиртных напитков, позади магазина 24 часа в сутки работало специальное окошко, где местные алкаши всегда могли приобрести пузырь, магазин пользовался большой популярностью. Сережа, путем хитроумных комбинаций, сумел скупить у местных алкашей несколько квартир за бесценок, а алкашей при этом выкинули на улицу ( об этом мне поведал наш общий друг Андрюша Рысев, по кличке "тусовщик" , который в те времена жил в этом совхозе в квартире, которую снимал вместе с одним своим приятелем по сельхозинституту и хорошо знал юриста). В те годы Сережа испытал, как и всякий пассионарий, серьезный приступ спермотоксикоза и перед ним встала дилемма - жениться или нет. С одной своей герл-френд он провел несколько лет но расстался - "она совершенно сумасшедшая была- сказал он мне. После этого у него было много всяких герл-френдз, но ни одна не подходила для брака, душа же его стремилась к совершенству. В один год он был близок к тому, чтобы сочетаться узами брака с одной брюнеткой, которая училась в Сан-Гике, дочкой полковника. Брюнетка эта была на первый взгляд супер-эффектной особой, если не считать того факта, что воспитание в семье офицера советской армии из провинции, дослужившегося до большого начальника и переехавшего в Ленинград,наложило на ее характер несмываемый отпечаток специфической женской шизы. Сережа предположил было сначала, что вот оно - женщина его жизни наконец появилась на горизонте и он начал ее обхаживать со всей страстностью настоящего пассионария - корзины цветов к подъезду и т.д и т.п. В тот год мы часто встречались все вместе в клубе Вустер, детище Верпинского. После этого Сережа звонил мне каждый день и часами шли бесконечные обсуждения достоинств брюнетки, Сережу интересовало мое мнение, как главного эксперта. Один раз мы встретились в Вустере и он приволок зачем-то видео-камеру, которую постоянно наставлял на свою герл-френд. Между тем, в семье полковника серьезно стали готовиться к свадьбе но Сережа в последний момент передумал. Уже после того как мы расстались, Сережа мне как-то рассказал удивительную вещь.
       - Ты знаешь, я долго, часами смотрел у себя дома видеозапись с моей герл-френд, помнишь я как-то раз притащил камеру, я ее тогда специально принес чтобы снять мою подругу под разными углами, и в профиль и в анфас, а потом долго изучал эти кадры и вот что я обнаружил: оказывается, она была не такая красивая, как мне казалась, более того, под определенными углами на видео она оказалась вообще страшной, а волосы свои она , как выяснилось, красила, это был не естественный ее цвет волос... .
      
       Вернемся, однако, к началу нашего повествования. Я остановился на том, что, я поехал из Нью-Йорка в Вустер в гости Джону. Когда я ехал по ночному хайвею, я все время думал, как вот сейчас зайду в дом у Джону, а у него дома- семейная идиллия, молодая жена готовит обед а мы, оба радостные от встречи, сидим на диване, пьем водку и предаемся сладким ностальгическим воспоминаниям о первой царскосельской тусовке. И вот момент настал, я подъезжаю к дому Джона, что сразу вызывает у меня подозрение, дом оказывается натуральной американской фанерной сараюгой под названием таунхаус. Я звоню в дверь, дверь открывается, я захожу в дом и обнаруживаю Джона с чрезвычайно озабоченным выражением на лице жарящим на кухне какую-то китайскую замороженную пищу из пакета.
      -- Привет Джон, - говорю я, - я чрезвычайно рад тебя видеть, ну, поздравляю тебя с обретением семейного счастья.
       Джон при этом продолжает молча жарить китайский фуд.
      -- Джон, - уже более сдержанным тоном произношу я, - что-то я ничего не понимаю, где твоя молодая жена-англичанка, я собираюсь произнести тост за здоровье молодых.
       Джон продолжает с остервенением жарить китайский тормозок, вертя кастрюлей во все стороны.
       И тут Джон рассказывает мне свою страшную историю, разумеется под рюмку настоящей русской водки, отложенной специально для самых дорогих гостей, еще с последней поездки в Россию.
      -- Представить это невозможно, но произошло нечто чудовищное, она еще месяц назад ушла из дома, ушла, даже не оставив своих координат, я не знаю где она живет, где-то в Бостоне.
      -- Джон, что за херня, ты же искал эту женщину всю свою жизнь, и вот, наконец, нашел. Ты же поехал в гребаную Англию, в Лондоне сыграл свадьбу а медовый месяц вы поехали отмечать на Ривьеру, я чего-то здесь не понимаю.
      -- Все закончено, Сергей, я допустил в своей жизни самую страшную ошибку и должен теперь расплачиваться. Эта женщина оказалась совсем не той, какой она мне представлялась. Она оказалась закомплексованной сумасшедшей, я стал подозревать об этом еще в Лондоне. Всю жизнь она прожила под каблуком у своей больной на голову мамаши, которая меня не взлюбила с первого взгляда, полностью е-нутая англичанка, старая мегера, ненавидящая всех и вся. В первый же день моего приезда она испортила мне навсегда настроение, предполагалось, что перед свадьбой я остановлюсь у них дома, но с первого момента она начала меня публично, в присутствии дочери, оскорблять, так что я развернулся и уехал, сняв номер в лондонской гостинице. Мамаша это, как оказалось, всю жизнь контролировала каждый шаг своей дочери и та слепо слушалась. Свадьбу мы сыграли, хотя настроение уже было испорчено, после этого мы отправились с женой во Францию и там провели несколько сказочных дней в Монте-Карло, встретив Новый Год, после этого мы вернулись в Лондон, откуда и улетели в Америку. Дальше начался кошмар, с самого первого дня я понял, что с женой моей происходит что-то ненормальное. Она стала оскорблять меня, все время была чем-то недовольна, каждый день звонила своей мамаше в Англию и часами висела на телефоне. Я купил ей сразу машину и выписал на нее кредитную карточку, сделал все, чтобы она была довольна. Нормальным браком наши отношения назвать было нельзя, через какое-то время она сбежала из дому, не оставив координат. Я знаю только, что она устроилась на работу в Бостоне в какой-то банк секретаршей.
       Джон чуть ли не плакал, рассказывая все это и тут его прорвало.
      -- Послушай Сергей, я расскажу тебе, наконец, какой это страшный удар в моей жизни. Ты знаешь, я до недавнего времени не женился только по одной причине. Я же ирландец, как ты знаешь, и меня с детства воспитывали в католическом духе. Больше всего на свете я боялся что, если я, вдруг женюсь, в один день придется разводиться, больше всего на свете я боялся развода, считая, что развод - самый страшный грех. И вот теперь то самое, чего я больше всего боялся со мной происходит. Я подаю на развод. Как я мог так ошибиться в жизни, возвести на пьедестал эту е-нутую на все сто дрянь, эту больную на голову английскую стерву, эту шизофреничку!!!
      -- Успокойся Джон,- сказал я, - Life goes on. Что случилось то случилось, у тебя целая куча подружек, еще найдешь себе нормальную женщину.
      -- Да, ты прав, life goes on, - голос Джона дрожал, - у меня много подружек, нормальных женщин, они мечтали и мечтают выйти за меня замуж. Как я мог так просчитаться.
      -- Ну бывает, такой творческой личности как ты, требовалось что-то необычное, может быть твоя душа жаждала встречи с рафинированной европейской gal.
      -- Вот-вот, именно так оно и было, хотелось чего-то необычного, по европейски рафинированного а оказалось - полное дерьмо.
      
       Развод Джону удалось оформить лишь почти через год после нашей встречи, та английская мадам еще долго парила моему другу мозги.
      
      
       Продолжение следует.
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Исаков Серж (sergeyisakov@yahoo.com)
  • Обновлено: 17/02/2009. 13k. Статистика.
  • Повесть: США
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка