Исаков Серж: другие произведения.

Возвращение Блудного Сержа (главы из новой книги).Начало американской эпопеи.

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Исаков Серж (sergeyisakov@yahoo.com)
  • Обновлено: 17/02/2009. 11k. Статистика.
  • Повесть: США
  • Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:


       Возвращение Блудного Сержа. (Главы из новой книги).
       Начало американской эпопеи.
      
      
      
       Настоящая американская эпопея, окончательно и бесповоротно разрушившая мою и без того расшатанную до основания душевную гармонию, началась для меня 25 Сентября 1995 года - дату эту я запомнил на всю оставшуюся жизнь. В этот день я вылетел в Чикаго рейсом ЧСА через Прагу, пока я летел до Праги в старом Боинге, моим попутчиком оказался супершустрый еврейский юноша - встречается такой тип супершустрых еврейских юношей как правило в столицах, в Москве и Питере, юноша этот всю дорогу до Праги мне лепил про то как он зарабатывал деньги играя на американской бирже - на мою голову сыпались каскады цифр - сотни тысяч долларов, из всей этой долгой беседы - время пролетело мгновенно - я запомнил лишь то, что в Америке заработать сотни тысяч долларов на бирже - как не х-й делать, если знать как, он, по его словам, зарабатывал до х-я денег и так и катался взад и вперед, болтаясь между Россией и Питером. Дальше, прилетев в Прагу мы разминулись и больше никогда в жизни не виделись - шустрый еврейский юноша сел на самолет, летевший в Нью-Йорк, а я - в Чикаго. В О`Харе меня встречала Елена Сталлоне вместе с Михаилом, ее мужем. Стояла жуткая жара, натуральное пекло, хорошо, что я не надумал приехать на несколько месяцев раньше, летом - в то лето в Чикаго от невыносимой жары скончались сотни людей, в основном пожилых, старожилы назвали лето 95-го summer of hell.
       Меня привезли в квартиру на Шеридан роуд, дом стоял прямо на берегу озера Мичиган, в том месте, где заканчивается Лейк Шор Драйв, знаменитая улица-хайвей, протянувшаяся вдоль берега озера через весь Чикаго. Лена объяснила мне что они начали издавать новый журнал на русском языке под названием Your Magazine, и что это будет самый потрясающий журнал на русском языке в городе Чикаго и во всей Америке.
       Журнал Your Magazine, с которого началась моя Чикагская эпопея, будь она трижды неладна, как выяснилось, вначале издавал некий Кир Мериновский, весьма забавный к слову говоря персонаж в нашем исследовании. Your Magazine тех лет больше был похож не на журнал, а на пособие по технике безопасности цементного завода в городе Улан Удэ, народ, правда, Your Magazine полюбил именно за простоту и беспретенциозность. После Кира Мериновского, переключившегося к этому времени на съемку фильмов и сочинение поэм, за дело взялся небезызвестный Андрей Каплуновский, один одесский еврей, основавший в городе компанию Баланда. В компании этой, офис которой находился на Диване, центре русской иммиграционной тусовки, считавшейся в свое время Чикагским вариантом Брайтон Бич, постоянно ошивались разного рода люди. В основном Баланда специализировалась на переводе и составлении разного рода бумажек для русских иммигрантов, документов для иммиграционной службы, переводе дипломов и т.д. и т.п. Впоследствии Каплуновский открыл специальные курсы для тех кто сдавал экзамен на гражданство. Журнал же он издавал от нечего делать, в основном, ради собственного реноме, ибо, кроме убытков, он ничего не давал.
       Лена была назначена главным редактором и журнал в те месяцы делали два человека - Лена и Михаил Азурян, ее муж, профессор и заведующий кафедрой дизайна в университете Западного Мичигана, в Каламазу, что явилось для меня полной неожиданностью, поскольку в Каламазу я бывал неоднократно и меня там знала каждая собака. Михаил делал журнал дома на домашнем компьютере полностью на общественных началах. Передо мной была поставлена задача найти рекламодателей, которые захотели бы размещать в журнале рекламу. Первые два месяца я названивал по телефону прямо из квартиры потенциальным рекламодателям а потом ездил по городу , в основном, на общественном транспорте, что являлось полным безумием. Уже через месяц хождений я понял что весь этот журнальный проект являлся совершенно сумасшедшей, абсолютно никому, кроме, разумеется Лены и еще нескольких авторов-пенсионеров, ненужной затеей, что в предприятие это никто никогда не собирался вкладывать никаких денег, хотя Каплуновский согласился оплачивать расходы на печать, Лене он платил с большими задержками оклад в $200 в месяц, и те деньги ей приходилось слезно выпрашивать, часами выстаивая в его офисе. К моему великому удивлению, где-то к началу Декабря месяца кое-какие клиенты начали подписываться и уже было заключено несколько долгосрочных рекламных контрактов. Меня это, правда, совершенно не устраивало, поскольку это было совершенно не то на что я рассчитывал, за почти три месяца беспрерывных хождений денег никаких заработано не было и меня уже начинало выворачивать наизнанку, когда я приезжал на Диван, длинную узкую улочку, забитую до основания в основном индусскими и пакистанскими лавками; в час пик Диван больше напоминал не Америку а какой-нибудь Шанхай, Карачи или любой другой азиатский мухосранск. После Питера чикагский Диван казался грязным вонючим иммиграционным отстойником, в одном конце которого шумные индусы занимались разведением тараканов в домах, а в другом - иммигранты из Союза перемывали друг другу косточки, во время походов в магазин; между русскими и индусами также ошивались евреи-ортодоксы в своих шапках, при бородах и пейсах, направлявшиеся в свои синагоги. Когда я попал на Диван в первый раз, у меня был шок. "Господи, - подумал я , - неужели это - Америка, Чикаго, родина небоскребов, вот эта уебищная узенькая бесконечная улица, эти, стоящие впритык друг к другу уродливые домики, это - Америка, эти снующие взад и вперед иммигранты в бородах, чалмах и прочая - это все находится в Америке. Какой же нормальный, в своем уме и здравии человек, поедет сюда, в это американское дерьмо, в эту клоаку из благородной России, тем более житель столицы Российской Империи - брррр.... До сих пор, каждый раз, когда я приезжаю на Диван, меня колотит от омерзения, хотя, конечно, с годами чувства притупляются.
       Общаться с Азурянами было интересно, особенно с Михаилом, которого я по сей день считаю человеком удивительным, на редкость порядочным и исключительно талантливым. Он был настоящим идеалистом с большой дороги, еще живя в Москве, в момент когда произошел знаменитый путч, он был в числе тех, кто сооружал баррикады перед Белым Домом. Америку он видел , благодаря своему художественному чутью и интуиции, как бы изнутри и меня всегда поражала точность его суждений. "Америка - это не страна в традиционном смысле этого слова, - говорил мне Дима, она не имеет в себе никакой связи по вертикали, как, например, все страны в Европе, Америка - это некое горизонтальное пространство для проживания самых разных групп населения между которыми нет ничего общего, но, благодаря удивительной размытости, все эти группы как-то уживаются вместе, при всем при этом, ни касаясь друг друга - такого больше нет нигде, только здесь".
       В квартире на Шеридане иногда происходили разные тусовки, например, как-то раз пришел Дольский, но на все просьбы спеть ответил отказом, стал выкобяниваться, хотя его напоили, накормили и всяческим образом ублажили. В те же месяцы в пресс-офисе мэра я получил специальное журналистское удостоверение и с ним ходил на разного рода мероприятия. Например, решил сходить на хоккей в Юнайтед Центр - огромный крытый стадион, где проводились спортивные состязания и всякого рода концерты. Один раз я пришел посмотреть матч Чикаго Блэк Хокс с Колорадо Аваланч, сижу на трибуне в ложе прессы, смотрю, внизу сидит человек, лицо - знакомое до безумия. Присмотрелся - это же Владислав Третьяк. В перерыве я подошел к нему и мы договорились на счет интервью. Владислав имел постоянный контракт с местной командой и приезжал в Чикаго каждые два месяца, тренировать местных вратарей. К слову говоря, ту игру местная команда с треском проиграла Колорадо после чего я дал себе слово никогда больше на хоккей с участием местной команды не ходить и слово свое сдержал. Интервью же с Третьяком мы брали одновременно со спортивным комментатором местного радио.
       За годы, проведенные в Америке, Слава (Третьяк) так и не научился сносно говорить по-английски.
       - Интересно было в самый первый год, когда я только приехал в Чикаго - вспоминал Третьяк, - я пришел на тренировку, передо мной выстроились хоккеисты и вратарь в ожидании инструкций, я по-английски - ни слова, что делать, нужно как-то выкручиваться. И тогда я нашел простой выход. Я пошел в раздевалку, напялил на себя вратарскую форму, надел коньки и , вернувшись, встал в ворота чтобы прямо на месте показывать вратарю все что умел, вот так я поначалу их тренировал, просто вставал в ворота и показывал все свои секреты - меня понимали. Потом, конечно, начал кое-как объясняться по-английски.
      
       Как-то раз я получил приглашение на ланч вместе с президентом МВФ г-ном Камдессю. Г-н Камдессю приезжал в Чикаго как раз на следующий день после того, как МВФ одобрил огромный кредит России. Ланч проходил в шикарном месте, на крыше AMOCO билдинга , огромного небоскреба в центре города, где располагалась штаб-квартира знаменитой нефтяной корпорации, которую, через некоторое время сожрала Бритиш Петролеум.
       Сам г-н Камдессю произвел впечатление отмороженного француза, чем-то напоминавшего Пьера Ришара в старости. Что он там лепил во время произнесения длинной речи я уже не помню, что-то нес на тему , что деньги все сразу давать им (России) не будем, а, будем по чуть-чуть, чтобы можно было проверить , как эти деньги русские будут тратить. Наивный француз. Во время ланча я оказался за одним столиком с приятной на вид девушкой -француженкой, работавшей журналисткой в одном парижском издании а также с одним мужиком - то ли испанцем, то ли португалом, работавшим личным секретарем или пресс-секретарем Камдессю, вот этот самый мужик мне показался намного более крутым, чем отмороженный Камдессю ( чуть позже я понял, что французы по жизни - самая отмороженная нация в мире, но девушки-француженки очень приятны в общении). С девушкой этой мы после этого встретились в кофейне и долго болтали о жизни, об Америке и Европе. Она мне рассказала, что приехала в Чикаго вместе со своим бойфрендом, которого на год послали в Америку по работе - он работал во французском банке. Когда она упомянула про бойфренда настроение у меня сразу испортилось, правда она пригласила меня в гости - они снимали небольшую квартиру в самом центре города. В один из вечеров я решил к ним зайти и она меня представила своему бойфренду, - бойфренд оказался, как я и предполагал, совершенно отмороженным французом, он громко говорил при этом постоянно брызгаясь слюной в мою сторону. Короче, окончательно расстроившись, я после этого отношения с моими новыми французскими друзьями прекратил полностью, не было смысла расстраиваться дальше - приятная француженка живет вместе с отморозком, брызгающимся слюной, впрочем я , наверное здесь неправ и перегибаю палку, в остальном, француз был вполне нормальный.
      
      
       Продолжение следует.
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Исаков Серж (sergeyisakov@yahoo.com)
  • Обновлено: 17/02/2009. 11k. Статистика.
  • Повесть: США
  • Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка