Штерн Лев Иосифович: другие произведения.

Из воспоминаний об Одессе - 9

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 26, последний от 11/08/2014.
  • © Copyright Штерн Лев Иосифович (levshtern@gmail.com)
  • Обновлено: 19/05/2017. 62k. Статистика.
  • Статья: Украина
  • Иллюстрации: 27 штук.
  • Скачать FB2
  • Оценка: 6.23*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Греческая площадь. Детские игры. Университетский город. Благосостояние. Праздники. (24 иллюстрации)

  •   
      
      Эти заметки я разместил на своей странице сайта http://world.lib.ru/s/shtern_l_i/и на своем сайте https://sites.google.com/site/odessaxxvek2.

    Если Вы читаете их на другом сайте ( копируют без моего ведома, часто в усеченном виде) , рекомендую перейти на мой сайт, где я размещаю дополнения, уточнения и т.п.

      ГРЕЧЕСКАЯ ПЛОЩАДЬ.

      

      Все одесские годы я жил недалеко от Греческой площади (тогда она называлась пл. Мартыновского), поэтому у меня связано с ней много воспоминаний.
      
      Я уже упоминал эту площадь в нескольких главах этой книги посвященных трамваю, троллейбусу, вокзалам, базарам. И это не случайно. В разное время там был и базар и автобусная станция и важный трамвайный, а затем троллейбусный узел.
      
      Исторически Греческая площадь - это базар, греческий базар. В мое время базара там уже не было, но по рассказам родителей еще в 1920-х - 30-х гг. торговля проводилась. Базар этот был небольшой и относительно дорогой. Более высокие цены по сравнению с Привозом и даже Новым базаром, объяснялись его расположением в самом центре.
      
      Греческая площадь долгие годы была также важным транспортным узлом. С 1910-х до 1960-х годов там проходили или начинались многие трамвайные маршруты. В 20-е - 30-е годы там начинались почти все дальние маршруты: 20-й на Хаджибеевский лиман, 8-ой на Куяльник, 29-й в Люстдорф, 18-й на Б. Фонтан. В послевоенные годы, чтобы разгрузить центр города, от всё увеличивающегося количества транспорта (автомобили, автобусы), многие маршруты укоротили и вынесли их конечные остановки за пределы центра. Тогда, постепенно, главными трамвайными узлами стал район ж.д. вокзала (маршруты юго-западного направления) и Пересыпский мост (северного). Я еще ездил от Греческой площади 17-ым номером в Аркадию на пляж, проходили там 1-й (после снятия путей у Оперного театра в начале 50-х) и 23-й маршруты.
      До строительства автовокзала в 1964 г в конце Колонтаевской ул., на площади располагалась междугородняя автостанция, а после остались конечные остановки многочисленных автобусных маршрутов связывавших центр с окраинами и новыми жилыми массивами.
      В 60-е годы трамваи уступили место троллейбусам, и площадь стала конечной остановкой нескольких маршрутов: 5-ый в Аркадию , 9-ый - в юго-западные жилые массивы.
      Середину площади занимал "круглый дом", хотя скорее его форма напоминала овал. На первом этаже этого дома по всему периметру располагались всевозможные организации, связанные с торговлей или сервисом: столовая, междугородний телефонный переговорный пункт, какие- то мастерские, гортрансагенство (перевозки), пункт по приему стеклотары.
      
      
      К слову, замечание о стеклотаре.
      В то время никакой другой тары для жидких продуктов кроме стеклянных банок и бутылок не было. Теперь всевозможные банки, баночки, бутылочки, коробочки, пакетики, изготовляются из пластика или ламинированного картона и в большинстве своем одноразовые, т.е. выбрасываются после использования содержимого. Стеклянная же тара слишком дорогая и применялась многократно.
      К цене продукта добавлялась т. н. залоговая стоимость тары, которая значительно превышала ее реальную стоимость, а зачастую и стоимость содержимого, с тем, чтобы люди не выбрасывали ее, а стремились сдать для повторного использования. Например, для стандартной пол-литровой бутылки залог составлял 12 коп, а затем 20 коп. Для сравнения - само содержимое стоило 10- 15 коп. (сладкий газированный напиток), 20-25 коп. ( пиво). Главным недостатком такой тары был ее вес и хрупкость. Так пол-литровая бутылка, вмещавшая естественно пол килограмма воды, сама весила около полукилограмма. Кроме того бутылки с трещинами и "щербленные" - с небольшими сколами на горловине образованными неаккуратным открыванием - обратно не принимались. Это что касается объективных трудностей, но были и искусственные, нарочно создаваемые приемными пунктами с целью "левого" заработка.
      В городе работало довольно много пунктов по приему стеклотары, часто в подвалах продовольственных или молочных магазинов. Но зачастую пункты ограничивали прием, каких либо видов банок или бутылок, а, то и вовсе закрывались под предлогом отсутствия подходящих ящиков (стеклобанки складывали в деревянные ящики с ячейками, соответствующих размеров).
      Понятно, что те, кто соглашался на половину цены, сдавали тару без очереди и ограничений.
      
      В моем районе самым лучшим пунктом по приему стеклотары много лет считался подвал в круглом доме. Там почти всегда принимали все виды банок и бутылок и даже злополучные 200 миллилитровые баночки от детского питания (соки, майонез).
      Залоговая стоимость таких банок долго составляла 3 коп. и вместо того чтобы собирать их, тащить на пункт, стоять в очереди, а потом тащить обратно, когда пункт отказывался их принимать, люди их просто выбрасывали. Тогда, ввиду нехватки тары для расфасовки, залог подняли до 10 коп. и выбрасывать баночки стало накладно, а сдать по-прежнему почти невозможно.
      
      Архитектурный ансамбль площади состоит из овального здания в центре и двух полукруглых зданий по бокам. Эти полукруглые здания отделяют площадь от Дерибасовской и Полицейской (Р. Люксембург, Бунина) улиц. Во время войны одно из них было разрушено (со стороны Полицейской) и на этом месте разбили сквер, который как бы продолжал цепочку скверов по Александровскому проспекту. Там также была центральная и боковые пешеходные аллеи, куртины, невысокие парапеты, отделявшие эти куртины от тротуара. Единственным, но существенным отличием было отсутствие деревьев, что выдавало молодость этого сквера.
      Таким я видел это место в середине 50-х.

     []1941г, немецкая аэрофотосъемка. 1- разрушенное здание, на месте которого будет разбит сквер, а затем построят ресторан 'Киев'; 2- Руины здания, где будет автостанция, затем 'Гипроград'; 3а, 3б - трамвайные станции

      
      
      
      На рубеже 50-х - 60-х там построили новое здание (ресторан "Киев"), которое повторяло форму старого - т.е. к площади выходило полукруглым фасадом.
      Органично вписывались в ансамбль две симметрично расположенные трамвайные станции в виде одноэтажных павильонов, выдержанные в одном стиле хотя и
      разные. На станции со стороны Дерибасовской пассажиры только выходили, а на противоположной только садились - это касалось 17-го маршрута в Аркадию, который имел здесь конечную остановку. Для проходящего 23-го, обе станции работали на вход и выход.

    Одесса.  Греческая площадь []

    Одесса.  Греческая площадь [] фото 50-х, снесенная при строительстве ресторана станция. Здания ресторана еще нет. Видно несколько стоящих на конечных автобусов

      
      К сожалению, при строительстве ресторана станцию снесли, и на ее месте появился фонтан.

    Одесса.  Греческая площадь []1965 год. Ресторан 'Киев' со стороны площади. Вместо трамвайной станции фонтан. Трамвай заменен на троллейбус

      
       Зато другая станция просуществовала еще много лет.

    Одесса.  Греческая площадь []

    Одесса.  Греческая площадь [] Одесса.  Греческая площадь []

    Станция со стороны Дерибасовской (просуществовала до 2005 г), 23 -й трамвай у станции.

      
      Когда я учился в младших и средних классах, моим хобби было коллекционирование монет, не античных конечно, а современных монет разных государств. В то время заграничный туризм практически не существовал - в силу политических причин - и любая заграничная монета была редкостью. Основным источником таких монет были моряки загранплавания. Каждое воскресенье я отправлялся на Греческую площадь, где возле магазина "Филателия" (располагался в полукруглой части здания, в котором со стороны Дерибасовской размещался главный книжный магазин города), собирались коллекционеры марок и монет. В основном там тусовались дети и подростки. Кроме предметов коллекционирования, там продавали еще заграничную жевательную резинку (жвачку). Напомню, что в то время отечественная не производилась, импорта не было и вообще, она почему-то считалась, наряду с кока-колой, символом империализма и советский пионер или комсомолец не должен был на это даже смотреть.
      Рядом с "Филателией" размещался книжный комиссионный магазин. Желающие продать свои книги, сдавали их в магазин по согласованной с приемщиком ценам. После реализации можно было получить деньги за вычетом комиссионного сбора (кажется 15 проц.). Особенно много хороших книг (даже редких) там было в начале семидесятых годов во времена первой волны эмиграции евреев в Штаты/ Израиль. Вывозить книги издания до 1948 г запрещалось - вот и сдавали. Я частенько заглядывал туда, просматривал разные интересные мне книги, иногда что-то покупал.  
      Вообще на этой площади я бывал чуть ли не ежедневно. В школьные годы, кроме походов за монетами, мне периодически приходилось ходить за керосином в специализированный магазин, расположенный в подвале одного из домов по периметру площади. Если зайти на площадь с Греческой ул. (от Екатериннской) и свернуть налево, то это был первый дом от угла.
      Там, в довольно глубоком подвале, продавец (именно продавец - это всегда был мужчина) наливал керосин мерной кружкой на длинной ручке в банки покупателей. Подвал этот видно не проветривался - запах керосина там стоял очень крепкий.
      Интересно, что цена литра керосина в 1961г составляла 6,5 коп. (на ценнике значилось 2л - 13 коп.) т.е. практически покупали четное количество литров (монеты в полкопейки не существовало в то время). И это был единственный товар с такой странной ценой.
      
      Был период, когда я садился каждое утро на 101 автобус на его конечной остановке недалеко от выхода из к\т им. Котовского, при поездках на работу.
      101-й автобус " Агентство Аэрофлота - Аэровокзал" когда-то действительно отходил от Агентства на Екатерининской уг. Ланжероновской. Однако на этом углу интенсивное движение транспорта и стоящие на конечной автобусы мешали движению. Тогда остановку перенесли на Ланжероновскую к Оперному театру (у дома Навроцкого), что недалеко от Агентства.

    Одесса. Ланжероновская ул. [] Пассажиры ожидают 101-й автобус на конечной у Театра.

    В это время я и начал пользоваться 101-м маршрутом. Ожидая пассажиров, автобусы с включенными двигателями стояли там по несколько минут, сменяя друг друга. А надо сказать, что дизельные "Икарусы", да еще не совсем исправные, сильно дымят. Так целый день Театр и коптили.

      Однажды ваш покорный слуга не выдержал и написал письмо в транспортный отдел Горисполкома по поводу такого безобразия. Самое поразительное, что через короткое время конечную 101-го перенесли на Греческую площадь не меняя названия маршрута, хотя теперь до Агентства стало довольно далеко. Подействовало ли мое письмо, либо подобных писем набралось много, не знаю.
      В результате мне по утрам пришлось ходить дальше до остановки, но Театр....
      
      Кроме того мне доводилось много раз проходить через площадь по дороге из дома в школу, куда я водил своих детей.
      
      Вновь построенный ресторан "Киев" имел 2 этажа, где располагался собственно ресторан с главный входом с ул. Полицейской, крышу-террасу с летним кафе- мороженным и кулинарным магазином на первом этаже с входом со стороны площади.
      В дневное время ресторан работал только на втором этаже, а первый - как столовая самообслуживания.
      
      
      Междугородняя автостанция на площади занимала первый этаж здания в северо-восточном углу, где находились кассы, диспетчерская и другие службы и площадку- пустырь на месте разрушенного в войну здания (место для отстоя автобусов). Вся площадь с утра до вечера была запружена автобусами, как междугородними, так и городскими.
      На этом месте позже построили дом для "Гипрограда".
      
      В заключение о новейшей истории Греческой площади.
      В 1990-е годы круглый дом в центре площади снесли и на его месте построили новое здание значительно выше прежнего, но нижнюю часть стилизовали под старину.

    Одесса.  Греческая площадь []

    Одесса.  Греческая площадь []Старый круглый дом.

    Одесса.  Греческая площадь [] Уже снесли, но еще не построили.

      
      
      
      ДЕТСКИЕ ИГРЫ
      
      Важной составляющей городского среды обитания является поведение детей на улицах и во дворах: во что играют, какими песенками, считалками, возгласами эти игры сопровождаются.
      
      Из наиболее запомнившихся игр, в которые играли дети младшего, да и среднего возраста это игра в жмурки. Я долгое время, лет до 20-ти, не знал, что по-русски игра называется прятки. Кроме оригинального названия, в Одессе еще использовался особый выкрик игрока, которого не нашли и он успел подбежать к месту "жмурения" (дереву, забору), постучать рукой и выкрикнуть "Дыр - дыра за себя", закрепив тем самым свою победу. Жмурящий, обнаружив одного из спрятавшихся, также был обязан застукать его: "Дыр- дыра за (имя найденного игрока)". Буквальное значение слов "Дыр - дыра" так и осталось для меня загадкой. Кроме того правило игры: следующим жмурящим будет, тот кого нашли первым, выражалось присказкой "первая курица жмурится".
      
      Игра в классы или классики была очень популярна в весенне-летний период. Классики на асфальте появлялись в первые же весенние теплые дни. Говорили даже: "появились классики - весна пришла". Классы чертили на асфальте школьным мелом. Обычно чертили большой прямоугольник ( 2,5 - 3 м на 1 - 1 ,5м), делили его пополам продольной чертой, а затем проводили две, иногда три поперечные черты так, что получалось 6 ( или 8) одинаковых квадратов-классов. Внутри каждого класса надписывался номер от 1 до 8 .Перед классом 1 пририсовывался небольшой квадратик - место, где будет стоять игрок на старте, а над классами 4-5 проводили дугу ограничивающую зону в виде сегмента - "рай". Единственным, но очень важным предметом игры была "бита" - небольшой плоский камень. Особенно ценился обломок мраморной ступеньки - плоский, гладкий, в меру тяжелый, да и начертить им классы можно, если мела нет - благо большинство лестниц в домах центра были мраморные...
      Всех правил этой игры я не помню, в нее играли в основном девочки, но суть заключалась в том, что игрок становился на старт, бросал биту в первый класс и если бросок был удачный (бита не попала на черту) должен был подпрыгивая на одной ноге перетолкнуть биту носком обуви одним касанием во второй класс, затем в 3-й и т.д. до конца. Если это не удавалось, бита легла на черту или вылетела из классов, либо игрок наступил на черту, ход переходил к следующему игроку. В случае удачи игрок возвращался на старт и бросал биту сразу во 2-й класс и т.д. После прохождение всех восьми конов игра продолжалась, но с закрытыми глазами - " экзамены". Короче вся игра как бы имитировала школьный процесс. Побеждал игрок прошедший первым все классы и экзамены. Как использовался "рай" забыл.
      
      Многие игры начинались с определения ведущего, или начинающего игру первым, жмурящего и т.д. Для этого все игроки становились в круг, и кто-нибудь начинал проговаривать определенный ритмизованный текст, с каждым словом указывая на следующего игрока, включая себя. Например, часто говорили так: "На золотом крыльце сидели: царь, царевич, король, королевич, сапожник, портной - кто ты будешь такой? Говори поскорей не задерживай добрых людей". Тот игрок, на которого выпало последнее слово, должен был ответить, выбрав одного из перечисленных персонажей. Тогда счет начинался сначала, и тот на кого выпало загаданное слово, выбывал из счета. После этого все начиналось сначала и так до тех пор, пока не оставался один игрок - он и становился ведущим основной игры.
      
      Мальчики играли в "маялку". Маялка - небольшой матерчатый (трикотажный) мешочек с песком, который подбрасывали (подбивали) внутренней стороной стопы так, чтобы он не упал на землю. Играли по очереди, выигрывал тот, кому удалось подбить маялку большее число раз.
      
      Катались на самодельных самокатах. Самокаты делали из деревянных дощечек и реек, а колесами служили шарикоподшипники. Такой самокат сильно шумел и трясся при езде, ведь металлический подшипник непосредственно катился по асфальту без всякой резиновой амортизации. Обычно самокат состоял из деревянной стойки с поперечиной-рулем с большим подшипником внизу и прикрепленной к стойке площадке из досточки на двух небольших подшипниках.

    > []

      Мальчик становился одной ногой на площадку держась за руль, а второй отталкивался, набирая скорость, затем ставил и вторую ногу на площадку и ехал по инерции. Такие самокаты использовали потому, что велосипеды были дороги, да как и многого другого в продаже их не было.
      
      Еще мальчики гоняли обруч. Для этой забавы нужно было найти железный обруч от бочки. (Тогда еще пользовались бочками из деревянных клепок стянутыми обручами.). Затем из куска толстой железной проволоки соорудить погонялку. Для этого один конец проволоки выгибался в виде крюка. Обруч катили по земле подталкивая погонялкой и при определенной сноровке он катился довольно долго не падая.
      
     Довольно популярной была игра со странным названием "12-32". В нее играли, когда желающих набиралось 10- 15 детей или больше и было достаточно свободного места. Поэтому в нее играли на школьных переменах во дворах школ, на "продленке", в пионерских лагерях. Играющие разбивались на две равные по количеству игроков команды. Команды выстраивались в две шеренги лицом друг к другу и брались за руки. Расстояние между шеренгами 10- 15 метров. Команда, начинающая игру (по договоренности или имеющая на одного игрока меньше, при нечетном общем количестве игроков) хором выкрикивала: " у нас 12-32 у вас 12- 32 , чью душу желаете". Из другой команды в ответ выкрикивали имя одного из игроков первой. Тогда выбранный игрок начинал бежать на цепь противника, стараясь с разбега прорвать сомкнутые руки. Если ему это удавалось, он возвращался в свою команду, уводя с собой одного из игроков в месте прорыва. Если нет - сам оставался в другой команде. Следующий ход делала команда, победившая в первой схватке. Игра продолжалась до тех пор, пока в одной из команд не оставался один игрок. Я очень любил эту игру и всегда участвовал в ней.
      
      Дети 5-8 лет играли в "кремушки", так называли небольшие округлые камешки кремния коричневатого оттенка.
      Игра эта во времена моего детства уже была почти забыта, но по рассказам родителей, которые и научили меня ей, пользовалась в Одессе популярностью в 20е-30е годы. Для игры находили (на пляже или на Бульваре, дорожки которого еще до начала 60-х посыпались естественным гравием) подходящие камешки. Использовали 5 камешков.
      Кремушки раскладывали на столе. Игрок брал в руку один камешек и подбрасывал его в воздух, затем быстро хватал со стола второй камешек и должен был поймать первый до его падения на стол, так чтобы в руке оказалось 2 камня. Затем подбрасывал один камешек из двух находящихся в руке и хватал третий, и так пока все пять не окажутся в руке. В случае неудачи ход переходил к следующему игроку. Но это только первое упражнение. После удачного его выполнения переходили ко второму: подбросив один камень, хватали по два. Более трудное - третье упражнение "переменка": начиналось как первое, но после того как в руке оказывалось 2 камня, требовалось подбросив один, успеть положить второй на стол, схватить другой камень и поймать первый и так поменять все камушки. Дальше шли еще более трудные фигуры, связанные с подбрасыванием одновременно нескольких камней, но суть оставалась одна - за время полета одной части камней успеть что-то сделать со второй и поймать первую.
      Очень полезная и интересная игра для развития у детей мелкой моторики и реакции.

    Одесса. Кремушки []. Эти пять камешков я недавно привез из Пале Рояля в Париже. Там аллеи до сих пор посыпают точно таким же гравием, каким посыпали аллеи Приморского бульвара в прошлом

      
      УНИВЕРСИТЕТСКИЙ ГОРОД

      В Одессе с середины 19-го века действует университет. В прежние времена университетов было немного, и появление такого учебного заведения сильно повысило статус города и стало одним из составляющих выдвинувших Одессу в "столицу" края. Существовало даже понятие "университетский город", которое подразумевало город с большим культурным и научным потенциалом. Первоначальное название: "Новороссийский университет" подчеркивало его значение для всего юга России. В начале 20-го века во всей Российской империи было 5-6 университетов
      В мое время значение университета сильно снизились. На первый план выдвинулись вновь образованные технические институты, выпускавшие инженеров различных профилей - в связи с многолетним курсом на индустриализацию быть инженером стало модно и престижно, - а гуманитарное университетское образование ушло на второй план. Падению престижа университета способствовал также преобразование медицинского факультета в самостоятельный мединститут.
      Медин был, пожалуй, единственным престижным нетехническим вузом.
      
      . Оставшиеся гуманитарные факультеты: русской и украинской филологии, исторический, юридический, географический особой популярностью не пользовались (не только не было конкурса, но зачастую был недобор) и только факультеты иностранных языков, физический, механико-математический и отчасти химический не пустовали.
      В 60-е - 80-е гг. большинство молодых людей стремившихся получить высшее образование пытались поступить на технические или морские специальности. Прежде всего, это многочисленные факультеты Политеха (Политехнического института), института связи, Водного института (институт инженеров морского флота), Высшей мореходки или Вышки (Высшее мореходное училище), Консервного института (Технологический институт пищевой и холодильной промышленности). Был также, хотя и поменьше, вступительный конкурс в Мукомольный (технологический института мукомольный промышленности), Строительный, Педагогический, Кредитно-экономический. Еще меньше желающих поступить наблюдалось в Сельскохозяйственном институте. Особняком стоял мединститут, единственное не техническое учебное заведение, куда поступить было очень трудно (большой "блат" и/ или большие деньги).
      
      В 50-х - 80-х г. большинство учебных заведений, дававших высшее образование (ВУЗ), назывались институты, реже училища.
      Так в городе работало 14 ВУЗов:
      
      В скобках привожу обиходные названия институтов:

      
      Университет им. Мечникова, ул. Дворянская (Петра Великого),

    Одесса. Университет []

      
       Политехнический институт (" Политех"), Новоаркадиевская ул. (просп. Шевченко)
      
      Институт инженеров водного хозяйства ("Водный") Староинституцкая ул. (Дидрихсона)
      
       Одесса. Консервный институт []<Институт пищевой и холодильной промышленности ("Консервный")

      
       Технологический институт мукомольной промышленности им. Сталина, затем Ломоносова ("Мукомольный"), Канатная ул. (Свердлова) Одесса. Мукомольный институт []

        Одесса. Институт связи []Электротехнический институт связи им. Попова (" институт связи")

          Одесса. Медин []<Медицинский институт им. Пирогова ("Медин")

      
      Педагогический институт им. Ушинского ("Педин") Главное здание - Старопортофранковская (Комсомольская), 26
      
       Сельскохозяйственный институт ("Сельхоз") на Канатной ул. Одесса.  Сельскохозяйственный институт  []

      
       Кредитно- экономический институт, позже - институт народного хозяйства. (" Нархоз"), Преображенская ул. (Сов. Армии) Одесса. Нархоз []

      
       Гидрометеорологический институт ("Гидромет")
      
       Высшее мореходное училище ("Вышка"), Староинституцкая ул. (Дидрихсона) Одесса. Высшее мореходное училище []

      
       Строительный институт, Староинституцкая ул.
      
      Консерватория им. Неждановой
      
      
      Но продолжу воспоминания.
      
      . После окончания школы в 1965г (о школе см. в 3-ей части) я поступил на физ. - мат факультет Педина на специальность "физика и техническая механика".
      
      
      Собственно говоря, специальность учителя меня не привлекала, но хотелось изучать физику. Возможно, было-бы лучше учиться в Университете, но по различным причинам, на которых не буду здесь останавливаться, я стал студентом Педина.
      Выбранная специализация предполагала кроме изучения физики, математики, астрономии, педагогических дисциплин (педагогики, психологии) еще и несколько ознакомительных курсов по техническим дисциплинам (сопромат, детали машин, технология материалов, техническое черчение). Такое необычное сочетание было вызвано проводившейся в то время реформой школьного образования -11-летка с производственной практикой, (см. в 3-ей части)
      Меня же такое образование привлекало широтой и возможностью в дальнейшем работать не в школе.
      
      Кроме перечисленных, еще читались курсы по основам электротехники, радиотехники, истории физики, основам кибернетики, изучался иностранный язык, и как везде в то время, цикл идеологических дисциплин: история КПСС, политэкономия, диалектический и исторический материализм, научный коммунизм, атеизм.
      Также проводились занятия по физическому воспитанию, а проще уроки физкультуры.
      Таким образом, кроме солидных знаний по основной специальности, программа обучения предполагала подготовку широкоэрудированного педагога.
      Другое дело, что по многим причинам большинство выпускников не усвоила и четверти объема изучаемых предметов.
      Все начиналось с порядка зачисления. Система конкурсного отбора, - а в год моего поступления конкурс на физмат был около 3 человек на место - призванная обеспечить поступление наиболее подготовленных абитуриентов, не срабатывала из- за многочисленных поправок. Так вне конкурса зачислялись медалисты (окончившие среднюю школу с медалью за отличные успехи). Идея сама по себе неплохая, но в то время уровень образования в сельских школах был значительно ниже чем в городских, а если учесть, что более половины абитуриентов Педина были из сел, то понятно к чему такая практика приводила.
      Кроме того существовала бронь для поступающих по направлению колхозов.
      Достаточным условием для поступления таких людей была сдача вступительных экзаменов на минимальную положительную оценку.
      Такая же бронь для демобилизованных солдат срочной службы.
      .
      В результате в течение 1-го курса отчислили более 20 проц. набранных студентов из-за отсутствия у них элементарных знаний по математике, и как следствие, их полной неспособности к ее дальнейшему изучению. Еще было несколько "блатных" т. е. поступивших по знакомству, но переоценивших свои силы - такие ушли сами, не дожидаясь отчисления. Некоторые из оставшихся с большим трудом сдавали сессии и так балансировали до самого диплома. В то же время были и очень сильные студенты, правда, в большинстве выпускники городских школ. Справедливости ради надо сказать, что и среди "деревенских" попадались самородки, но редко.
      
      
      Институт в то время, да и теперь, располагался в здании бывшей гимназии на ул. Старопортофранковской (тогда Комсомольской) , 26. На здании висела мемориальная доска с приблизительно таким текстом "Здесь, в помещении 2-ой мужской гимназии учился академик, полярный исследователь Отто Шмидт"
      
      Здание вместе с двором занимало целый квартал, в виде большого прямоугольника (прибл. 150 на 50 м) между улицами Старопортофранковской, Раскидайловской (Станиславского), Внешней (Мечникова) и Градоначальницкой (Перекопской победы). Главное здание в плане напоминало заглавную букву "Е" с длинным фасадным флигелем вдоль ул. Старопортофранковской и несколькими дворами между поперечными флигелями. Со стороны остальных улиц территория была ограждена высоким каменным забором. Во дворе стояло несколько одноэтажных построек и пристроек: гараж, мастерские.
      На первом этаже находились административные кабинеты (ректорат, бухгалтерия), актовый зал, небольшой спортзал, студенческая библиотека, а также небольшой вестибюль и гардероб при входе. Одесса. Мужская гимназия []Первоначальный вид здания. (конец 19-го века)

    Одесса. Педагогический институт [] Так выглядел институт во время моей учебы. (60-е годы 20-го века)

    Одесса. Педагогический институт [] таким я увидел здание в 2011 году.

      
      В то время в институте работали такие факультеты: физико-математический ("физмат"), художественно-графический ("худграф"), физического воспитания ("физвос").
      В мое время здание уже было трехэтажным, тогда как на старых фото оно двухэтажное. Когда его надстроили, не знаю. Физмат занимал 2-й этаж здания. Там размещался деканат, аудитории, лаборатории. Кроме этого главного здания, некоторые подразделения базировались в других местах. Так "физвос" занимал здание Большой синагоги на Еврейской (Бебеля) уг. Ришельевской (Ленина), переоборудованной в спортзал.
      В то время физмат располагал очень сильным преподавательским составом. Мне запомнились лекции по физике доцентов Альперина Марка Моисеевича, Старого Бориса Израилевича, Соломонюка Романа Ефремовича, Плотичер Софьи Яковлевны. По математике: Арова Дамира Зямовича, Гинсбурга Юрия Павловича, Батырева Анатолия Васильевича. Некоторые из них позже стали профессорами. Практические занятия (решение задач, лабораторный практикум) также вели очень толковые преподаватели: Шапиро Ольга Абрамовна, Бриль Мила Натановна.
      По другим дисциплинам Баларич (психология), Гликштерн (цикл технических предметов), Покрытан (политэкономия), Табачник (астрономия), Коциевский (атеизм).
      
      
      
      БЛАГОСОСТОЯНИЕ
      
       Я долго сомневался, стоит ли включать нижеследующий раздел в сборник воспоминаний об Одессе. С одной стороны все, что я собираюсь здесь описать, было характерно, я думаю, для многих городов СССР, с другой стороны я все это видел именно в Одессе, где, несомненно, присутствовала местная специфика.
      
      А рассказать я собираюсь о материальной стороне жизни простого горожанина, сколько люди зарабатывали, на что и как тратили заработанные деньги. Сегодня, беседуя с молодежью, читая высказывания в Интернете, я убедился, что знания о жизни и быте людей 50-х -70-х годов очень туманные и мифологизированные. Большинство считает, что тогда был "золотой век", когда все жили безбедно и счастливо, другие - все было ужасно: царил страх и голод. Истина как всегда лежит где-то посередине, да и за те десятилетия жизнь не раз менялась - периоды относительного благополучия сменялись кризисами.
       Здесь хочу подчеркнуть, что в этих "Воспоминаниях" я не даю никаких политических оценок, не затрагиваю причин, по которым жизнь в то время протекала так, а не иначе. Я только стараюсь, в меру своих возможностей, изложить то, что помню.
      
      Как же жили в то время, каков был уровень жизни.
      Уровень жизни - понятие очень широкое и требует для полного охвата научных исследований. Я же поделюсь своими воспоминаниями о ценах, зарплатах, доступности жилья, образования, медицинского обслуживания, развлечений в 50-70-е годы 20-го века.
      А вы уж сами делайте выводы.
      
      
       Очереди
      
      Рассказ об очередях в магазинах, предваряю кратким
      словариком терминов.
      
      "Дефицит" - любой товар, обычно отсутствующий в свободной продаже.
      
      "Выбросили" - в определенном магазине в продаже появился дефицит, за которым стоит очередь. Например: "В центральном гастрономе выбросили масло"
      
      "Дают" - использовался вместо глагола "продают", если за товаром приходилось стоять в очереди, Например: "Что дают?".
      (Глагол "продают" использовался при продаже без очереди.)
      
      "Достать" - купить, выстояв длинную очередь, либо без очереди, но с переплатой.
      
       "Слева", "достать слева" - купить дефицитный товар с переплатой (обычно через знакомых, см. "Блат").
      
      "Дать сверху" - купить дефицит с переплатой у спекулянта. Например: "Сколько заплатил? - 5 руб. и 3 сверху"
      
       " Блат", "по блату" (синоним "Слева") - достать дефицит через знакомого в торговой сети. Например: "Достал по блату пальто в ЦУМе, у меня там знакомый грузчик, конечно дал сверху".
      
      "Лично" - в споре о том кто стоял или не стоял в очереди. Например: "Я лично за черной шляпой". Имеется в виду, что имярек стоит за человеком в черной шляпе непосредственно и впереди никто временно не отошел.
      
      "одни руки" - покупатель (физическое лицо), термин использовался при нормировании количества товаров. Например: "давали по 2 пачки сахара в одни руки".
      
      
      "напАсть" - случайно купить что-либо (искал одно, а купил что-то другое) Например: "Вчера напал на гречку, давали по полкило в одни руки".
      
      "Авоська" - сетчатая мягкая корзинка с ручками из прочных нитяных жгутов. На всякий случай всегда лежала в кармане - авось нападешь на дефицит.
      
      
      "Задний проход" - служебный вход в магазин. Через служебный вход можно было достать дефицит, дав сверху знакомому продавцу (грузчику, уборщице магазина). Например: "Где достал масло? - Через задний проход Гастронома, дал сверху грузчику Васе"
      
      "Второй завоз"- термин обычно использовался в молочных магазинах. Как правило, молочные продукты, завезенные с утра, к девяти заканчивалось. Иногда еще немного товара завозили после обеда. Например: покупатель, зайдя в совершенно пустой магазин, продавщице: "Девушка, а второй завоз будет?"
      
      (Буду благодарен всем, кто напомнит забытые термины и выражения эпохи больших очередей).
      
      
      Очередь была образом жизни простого горожанина. В 50-е без очереди практически ничего нельзя было купить. Главным образом это касалось продуктов питания, причем не каких-то деликатесов, об этом никто и не помышлял, а самого необходимого: хлеб, молоко, растительное и сливочное масло, сахар, крупы, колбаса, сыр, мясо и т.п. В это трудно теперь поверить, но консервированные крабы и икра были в свободной продаже, но мало кого интересовали - люди искали чего подешевле и питательнее.
      Очереди были очень большие, иногда на несколько часов. Люди при возможности занимали несколько очередей одновременно, если магазины располагались рядом.
      Так переходя из очереди в очередь - в каждой нужно было немного постоять, что бытебя не забыли - иногда удавалось купить несколько продуктов сразу. Так поступали многие, поэтому на вид небольшая очередь двигалась очень медленно: люди занявшие очередь раньше все подходили и подходили.
      
      Важным атрибутом очереди был скандал. Главная причина: ставшая афоризмом фраза: "Вас здесь не стояло". И действительно, было много любителей пролезть без очереди, поэтому очередь имела, как говорили, форму гидры: большая голова и длинный хвост, утончавшийся к концу. В тяжелых случаях - "давали" особо дефицитный товар - очередь регулировал милиционер, стоявший в голове и следивший за порядком. Но так бывало редко. В основном очередь регулировали активисты из хвоста, они следили, чтобы не лезли без очереди, но зачастую под шумок сами пролезали первыми. Ситуация и без того напряженная усугублялась наличием категории людей, которым было положено по закону покупать без очереди - это главным образом инвалиды войны. Тогда в 50-е, их было очень много. (Позже льготы эти распространили и на участников войны, но тогда участниками было большинство). Когда инвалидов в голове очереди оказывалось так много, что из них образовывалась дополнительная очередь, а обычная переставала продвигаться совсем, вступало в силу неписаное правило: "каждый пятый - инвалид" в том смысле, что активисты вставляли инвалидов в головную часть очереди через пять обычных покупателей.
      
      Большое количество инвалидов в очередях объяснялось не столько их абсолютным количеством в составе населения, сколько тем, что некоторые из них делали, пользуясь ситуацией, мелкий бизнес. Брали без очереди несколько раз подряд дефицит и продавали его потом на Привозе или тут же за углом, но уже по другой высокой или как тогда говорили спекулятивной цене. Я не раз бывал свидетелем сцены, когда очередь прогоняла инвалида с криками: "он уже третий раз берет". Но и этих инвалидов можно понять - прожить на крошечную пенсию было трудно.
      Люди были настолько озлоблены, что иногда набрасывались на инвалида даже если он брал первый раз, особенно если товар заканчивался. Отвратительные сцены грубого выталкивания безногих, безруких, слепых из очереди, сопровождаемые отборными ругательствами, стоят перед глазами.
      
      
      
      Другим важным атрибутом очереди являлась норма отпуска товара в "одни руки". Официально таких норм не существовало, они в каждом конкретном случае устанавливались завмагом или продавцом в зависимости от количества завезенного товара и от длины очереди, с тем, чтобы впереди стоящие не разобрали весь товар. Иногда стоящие в хвосте требовали даже уменьшить уже установленную норму, боясь что им не хватит, а стоящие ближе естественно сопротивлялись этому - опять причина скандала.
      Нередко в очереди вместе с родителями стояли и маленькие дети. Понятно чтобы получить лишнюю порцию товара (еще одни руки). Меня тоже нередко брали в очередь с этой целью. Чтобы взять больше товара при малой норме "в одни руки", некоторые поступали так: занимали очередь несколько раз с интервалом в 15-20 человек. При этом при каждом "подходе" к продавцу старались припрятать в сумки или под пальто товар купленный предыдущей раз.
      
      Стояние в очередях заменяло в то время досуг. Работающие стояли в очередях ближе к вечеру, а утром и днем там, в основном "проводили время" пенсионеры, дети, инвалиды.
      Из-за такой системы в домах нередко скапливались излишки какого-либо продукта, значительно превышающие потребности семьи в нем - как же не взять по максимуму, если отстоял огромную очередь и неизвестно, когда удастся следующий раз напасть на этот товар. А потом выбрасывали в мусорный ящик вздувшиеся консервы, крупу или муку, когда в ней заводились жучки. Все это усугубляло и без того сложное положение с продовольствием.
      Тотальный дефицит на товары и продукты первой необходимости порождал массу негативных явлений в торговле: обсчет, обвес, хамство продавцов. Когда человек выстояв несколько часов в очереди, подходил, наконец, к прилавку, ему было уже не до разборчивости - брал что дадут. Более того, если кто-либо начинал возмущаться по поводу обвеса или обсчета, люди из головной части очереди обычно становилась на сторону продавца. Каждый при этом рассчитывал на благосклонность продавца по отношению к себе. Продавец обычно заявлял: "не хотите не берите" или "все довольны, а он возмущается", а народ кричал: "не задерживайте очередь".
      
      Такая ситуация сохранялась до 53-54 г. Постепенно, к концу 50-х, огромные очереди исчезли, по крайней мере за основными продуктами.
      Как написал поэт А. Твардовский в 60-х: " И нету горькой той надсады, что от больших очередей". ( Поэма "За далью - даль")
      Однако период относительного благополучия - по крайней мере, было что кушать - довольно быстро закончился, уже в 62-63гг из магазинов исчез белый хлеб, крупы, мука. Карточную систему не ввели, но некоторые элементы ее появились. По месту жительства, через домоуправления и дворников жителям раздавали талоны на муку, крупу, другие продукты. Количество зависело от числа душ в семье, но нормы были низкие.
      Больших очередей в то время не появились, потому что в магазинах вообще многих продуктов не стало.
      
      Постепенно ситуация улучшилась за счет массированных закупок (миллионы тонн) зерновых за границей (США, Канада, Австралия). Все это происходило буквально на моих глазах: с Бульвара хорошо были видны огромные сухогрузы один, за другим становившиеся под разгрузку зерна. Для этой цели обустроили особый причал с соответствующим оборудованием. Над ж.д. путями, идущими вдоль причала, установили несколько больших бункеров (широких открытых сверху, сужающихся книзу), под которые локомотив подавал крытые зерновые вагоны. Портальный кран черпал ковшом зерно из трюма судна и ссыпал его в бункер; оттуда оно через гибкий рукав поступало в вагон через лючки в крыше. Работа шла круглые сутки - один или два корабля разгружались, а следующий уже ждал на рейде. По идеологическим причинам все связанное с закупками зерна за границей (количество и особенно "империалистические" страны-поставщики) замалчивалось и в СМИ не обсуждалось. Откуда привезено зерно было видно по флагу на корме (по морским правилам судно в иностранном порту поднимет на мачте флаг страны пребывания, а на корме страны приписки). Как я узнал значительно позже, разрешение Американского правительства на поставки зерна в СССР, было обусловлено фрахтом судов только под флагом США. Дополнительным свидетельством о характере груза служили тучи голубей, кормившихся просыпавшимся зерном.
      
      
      
      В 70-е годы были годами относительного благополучия. В магазинах полки не пустовали, хотя особого разнообразия и не было. Периодически возникали трудности то с одним, то с другим продуктом или товаром и за ним стояли очереди, правда, не такие страшные как в 50-х.
      Помню, как на несколько лет в дефицит превратились обыкновенные электролампочки, то исчезли из свободной продажи мужские носки, то детские колготки, то детская обувь малых размеров и т.п. Все это приносило свои неудобства, но ни шло ни в какое сравнение с тотальным дефицитом 50-х.
      Отсутствие в магазине нужного размера, расцветки или фасона необходимой вещи воспринималось как должное: вещи то есть, магазин полон, но как говорил по этому поводу персонаж кинокомедии "Бриллиантовая рука": "Будем искать". Поэтому, даже скопив необходимую сумму денег, приходилось тратить еще кучу времени, чтобы их реализовать.
      
      Зарплата.
      
       В те годы зарплаты всех категорий работников рассчитывались по единым тарифам. Так рабочие получали зарплату в зависимости от разряда (от 1- го по 6-ой) и тарифной сетки (3 сетки с учетом тяжести или вредности производства), инженерно-технические работники от занимаемой должности.
      Учителя и врачи - от стажа работы.
      
      Так вот на рубеже 60-х - 70-х, в годы начала моей трудовой деятельности, некоторые запомнившиеся мне зарплаты были такими (в месяц):
      
      - уборщица, продавщица -60 руб. (официальная минимальная зарплата)
      - киномеханик в кинотеатре - 60 - 70 руб.
      - молодой учитель - 80 руб. (с максимальным стажем - 130 руб.)
      - инженер - молодой специалист (сразу после ВУЗа) - 110 руб., со стажем - до 150 руб.
      - рабочий 4-го - 5-го разряда - 110- 130 руб.; при сдельной оплате по тяжелой сетке на крупных предприятиях - 250-300 руб.
      Руководители среднего уровня - 150- 200 руб.
      
      - пенсии начислялись как определенный процент от зарплаты (от 50 проц. для больших и до 75 проц. для маленьких зарплат), но не менее 40 руб. и не более 120 руб.
      - пенсии инвалидам войны зависели от группы инвалидности и воинского звания, например: ст. лейтенант, 1-я группа (100 проц. инвалидности) - 100 руб.
      По официальной статистике средняя зарплата в 1970 году составляла 122 руб. в месяц.
      
      Теперь о ценах.
      
       Все нижеприведенные цены - это фиксированные, так называемые гос. цены. Они действовали во всех государственных магазинах розничной торговли, кроме небольшого количества продовольственных кооперативных (колхозных) магазинов и рынков.
      Для всех производимых продтоваров, промтоваров и услуг розничные цены устанавливались на стадии производства (а не продажи) и указывались на фабричном ярлыке, бирке, упаковке и т. п., а иногда наносились прямо на изделие. Одесса. Цена []

      Примеры цен на продукты (за 1 кг):
      
      Хлеб - 16 - 28 коп. в свободной продаже с середины 60-х
      Сахар - 78-84 коп. в свободной продаже с начала 60-х
      Макаронные изделия - 30-50 коп. в свободной продаже
      ....................................
      Сметана - 1,20 - 1,50руб. в небольших очередях
       Молоко(1л)- 20-24 коп. в небольших очередях
      ...................................
      Картофель - 10-15 коп. обычно полу гнилой
      Овощи - 6 -30 коп. по сезонам
      Мука - 26- 41 коп. в свободной продаже с перебоями
      Рис - 80 коп. в свободной продаже с перебоями
      Масло подсолнечное - 55-60 коп. в свободной продаже с перебоями
      Масло сливочное - 3, 50 руб. в свободной продаже с перебоями
      Колбаса вареная -1,60 - 2, 60руб. в свободной продаже с перебоями
      .......................................
      Колбаса полукопченая - 2,50-3 руб. в очередях
      Мясо - 1,60 - 2,60руб в очередях
      Сыр твердый - 3,0 - 3,50 руб. в очередях
      Примечания к таблице:
      1. Эти цены, с небольшими изменениями, продержались с 1961 до второй половины 80-х годов.
      2. Цветами выделены:
      зеленым - продукты, бывшие в продаже постоянно (каждый день и в течение всего дня.)
      Синим - были в продаже каждый день, но, как правило, только по утрам.
      Желтым - отсутствовали периодически, иногда по нескольку месяцев, тогда появлялись очереди, но по большей части свободно весь день.
      Красным: "нормальное" состояние - большие очереди или полное отсутствие в продаже.
      
      Хлеб, сахар, макароны и некоторые другие продукты (соль, уксус) все и всегда покупали в магазине.
      Молочные продукты большинство покупали в магазине, но те, у кого доходы были побольше, на базаре у крестьян, особенно творог, уж очень кислый был фабричный. Овощи, особенно картофель, многие предпочитали брать на базаре, несмотря на высокие цены, настолько некачественные, а по- простому, гнилые поставляла гос. торговля. В среднем цены на рынке были в 3-5 раз выше "магазинных".
      Мясо приходилось брать либо на базаре, либо находить блат в магазине и давать сверху.
      
      Примеры цен на одежду и обувь:
      
      Мужские туфли - от 10-15 руб. до 25 руб.
      Женские туфли - 15- 35 руб.
      Костюм муж. - 50-60 руб.
      Брюки летние -10-15 руб.
      Брюки зимние - 20-30 руб.
      Куртка осенняя - 40-60 руб.
      
      Цены на импортную одежду и обувь были примерно вдвое выше.
      За импортом, несмотря на высокую цену, всегда выстраивались очереди.
      Тут необходимо заметить, что качество отечественного ширпотреба (термин тех лет) оставляло желать много лучшего, особенно плохо делали обувь: каблуки и подошва быстро истирались, верх растрескивался, швы расходились и т.п., я уже не говорю о внешнем виде. Поэтому за импортной обувью всегда стояли очереди и более того, люди еще готовы были за нее переплачивать сверху.
      
      Образование и медицина тогда считались бесплатными. Правда учебники и письменные принадлежности для школьников приходилось покупать.
      Студенты не только не платили за учебу, но и получали еще небольшую стипендию и некоторые, место в общежитии за символическую плату.И учили, в общем неплохо. Замечу, что полностью бесплатным образование стало в 1956 г., а до этого обучение в стрших классах (8-10), техникумах и ВУЗах было платным.
      
      
      Хуже обстояло дело с медициной. Низкая зарплата врачей и медсестер, нехватка оборудования и медикаментов порождала систему взяток. За все нужно было "дать". Как говорили: "Лечиться даром - даром лечиться".
      
      Квартплата составляла копеек 15 за квадратный метр жилой площади (только комнат, без учета подсобных помещений), плата за воду, газ, взималась подушно (без счетчиков) - 15 - 20 коп. в месяц и только электричество учитывалось по счетчику - 4 коп. за кВт. час.
      Телефон: абоненентская плата - 4 руб. в месяц (правда, у большинства телефонов не было).
      
      Общественный городской транспорт: 3 -5 коп, такси - 10 коп. за 1 км плюс 10 коп посадка.
      Междугородний транспорт: автобус Одесса - Кишинев 3, 50 - 4 руб.
      Поезд Одесса - Москва - 15 - 20 руб.
      Самолет Одесса - Москва - 25 руб.
      
      Отдых и развлечения.
      Билет в кино: 25 коп. днем, 35 -50 коп. вечером.
      Мороженое эскимо на палочке (100г): 22 коп.
      Пирожное 100 г: 22 коп.
      Плитка шоколада 100 г: 1руб. 40 коп - 1 руб. 60 коп
      Билет в театр: 50 коп. - 1,50 руб. местные театры; до 4-х руб. на гастрольные спектакли.
      Морской трамвай - катера пляжных линий 20 - 50 коп.
      Туристическая поездка по стране: 80-100 руб. за 20-ти дневную автобусную поездку, включая 3-х разовое питание и ежедневные экскурсии (не включая билеты до / из пункта отправления / прибытия).
      
      Семья из 4-х человек (отец мать и двое детей) в среднем имела доход 180-240 руб. в месяц, при условии, что оба взрослых работают. Нетрудно видеть, что на питание семья тратила около 100 руб. в месяц, т. е. почти половину дохода в предположении, что все продукты удавалось достать по гос. цене. В действительности из-за покупок на рынке и вынужденной переплаты в магазинах, такие расходы достигали до 80 проц. дохода, а после коммунальных платежей, на одежду и тем более на развлечения почти ничего не оставалось.
      
      В сложившейся ситуации, чтобы выжить людям приходилось "крутиться". Так тогда называли любые виды дополнительного заработка полученного не совсем законным путем. Сюда ни в коем случае не относились тяжкие преступления: разбой, грабеж, мошенничество и т.п., а экономическая деятельность, считавшаяся преступлением с точки зрения законов того времени. Это так называемая спекуляция: купить дешевле, продать дороже; индивидуальная трудовая деятельность будь то портной, сапожник, врач и т.д. (работать можно было только на госпредприятиях). Особенно преследовались люди пытавшиеся создать подпольный цех по изготовлению одежды или обуви. Также преследовались попытки посреднической деятельности типа маклеров по обмену квартир и т.п.
      
      Тем не менее, люди рисковали и понемногу и спекулировали и посредничали и шили на дому. Одной из немногих видов частной деятельности, на которую власти смотрели сквозь пальцы, хотя и она формально была запрещена, это репетиторство. Многие учителя после работы давали платные уроки, занимаясь с отстающими учениками или напротив, готовя толковых старшеклассников к поступлению в ВУЗы.
      Я помню, как работая на заводе, подрабатывал решением контрольных работ по физике для студентов-заочников. Существовавшая тогда система заочного обучения в ВУЗах для работающих, предполагала самостоятельное изучение предметов по учебникам по высылаемым программам. Затем студент решал и отсылал контрольные работы и после сдавал экзамены уже непосредственно в учебном заведении. Так вот некоторые такие студенты, часто работающие на административных должностях и нуждающиеся в дипломе только для продвижения по службе, а не для приобретения знаний, готовы были платить за решение контрольных работ, чем тратить время на изучение предметов. Как они сдавали потом экзамены, остается только догадываться...
      
      Также нормальным тогда считалось вынести с "родного" предприятия все, что может пригодиться дома. С заводов несли инструмент, гвозди, краску и т.п. Из столовых, пищевых фабрик - продукты. Существовало даже понятие "несун".
      Большинство несли чего-то для себя, но были и такие кто выносил (и даже вывозил) в товарных количествах для продажи.

      
      Многие в то время мечтали приобрести автомобиль. Тогда это была самая дорогая вещь из продаваемых легально. Напомню, что квартира или дом не могли находиться в частной собственности. Для населения машины не импортировались, а из отечественных, сначала продавались "Москвичи" и "Победы", позже "Запорожцы", "Москвичи", "Жигули" и "Волги".
      
      Автомобилей выпускалось недостаточно и многие десятилетия, несмотря на низкое качество и высокую стоимость, приобрести машину в свободной продаже за официальную т.н. гос. цену было невозможно. Для среднего горожанина автомобиль оставался несбыточной мечтой. Действительно: в 50-е годы самый дешевый "Москвич" стоил порядка 10 тыс. руб. при средней зарплате 400-500 руб. (в ценах до реформы 1961 г.) в месяц, до 80 проц. которой, при установленной тогда структуре цен, уходило на питание. Кроме того, реальная цена автомобиля ( с переплатой) превышала номинальную примерно вдвое.
      
      В дальнейшем положение только ухудшалось. Так в 60-е " Жигули" первой модели стоили 5500руб. (7-10 тыс. руб. "слева"), "Москвич" 4 тыс. руб., а "Запорожцы" около 2 тыс., при зарплате 60-100 руб. О "Волге" простой смертный даже и не мечтал.
      
      По гос. цене машину выделяли (термин тех лет) как поощрение крупным ученым, известным артистам и спортсменам, писателям, передовикам производства и т.п. Другая категория имевшая возможность иметь машину - это люди, подпольно занимавшиеся предпринимательской деятельностью, взяточники и просто воры.
      
      
      Кроме того содержание автомобиля: техобслуживание, ремонт, запчасти, - все требовало расходов неподъемных для большинства живших на одну (в смысле "только") зарплату.
      Еще за твердую цену без очереди приобретали машины люди, легально имеющие иностранную валюту, вернее не саму валюту, а сертификат это подтверждающий. Это могли быть специалисты, проработавшие в заграничной командировке: инженеры, техники, артисты на гастролях и т.п.
      Я знал человека - техника по дорожно-строительным машинам проработавшего несколько лет на строительстве Асуанской плотины в Египте, которую строил там СССР, и после этого купившего "Волгу". Собственно это и было главным стимулом его решения работать в пустыне.

    ПРАЗДНИКИ

    В 50-е - начале 60-х праздников было немного, всего 6 нерабочих дней в году. Это 1 января - Новый Год,

    1 и 2 мая - 'День солидарности трудящихся',

    7 и 8 ноября - 'Годовщина Великой Октябрьской социалистической революции',

    5 декабря - 'День сталинской конституции'.

    В 1965 г добавили 2 нерабочих дня: 8 марта - 'Международный женский день' и 9 мая - 'День победы', а день конституции с 1977 г перенесли на 7 октября (день принятия новой конституции). Главными праздничными днями считались 1-го мая и 7-го ноября. В эти дни проводились 'праздничные демонстрации трудящихся' и военные парады. Все улицы города и особенно центральные, где проходили маршруты праздничных колонн, украшались флагами, транспарантами, портретами руководителей. Все предприятия, учреждения, учебные заведения выходили на демонстрацию в составе районных колонн.

    В то время средств на 'наглядную агитацию' не жалели. Например, на Пушкинской ул. флаги весели на всех подряд растяжках троллейбусной контактной сети вдоль всей улицы. Кроме того на решетках многих балконов укреплялись транспаранты с праздничными лозунгами типа 'Да здравствует Ленинский комсомол' Я помню, как накануне такого праздника к нам зашли какие- то люди и прикрепили транспарант на балконе (балкон выходил на Пушкинскую).

    Основными улицами, по которым проходили колонны это Пушкинская и Ришельевская (Ленина). Эти улицы ведут к Куликовому полю (пл. Октябрьской революции), где происходила кульминация праздника: колонны проходили мимо трибун с руководителями области и города. Весь центр города в такие дни был закрыт для движения транспорта. Атмосферу праздника создавали многочисленные духовые оркестры. Тогда на каждом крупном предприятии при доме культуры (клубе) работали различные кружки (хоровые, музыкальные и т.п.). Они весь год репетировали, что бы показать свое мастерство на демонстрации. Работники предприятий собирались на сборных пунктах где-то с 7- 8 утра. Те, кто работал в центре города, собирались у своих организаций, а для окраинных назначали сбор поближе к центру с таким расчетом, что бы потом пешком пройти к Куликовому полю. Например, предприятия Слободки собирались в районе к/т 'Родина', Пересыпи на Приморском бульваре и т.д.

    Сам проход колонн мимо трибун начинался не ранее 10, а иногда и в 11 утра, поэтому по улицам люди двигались медленно, то и дело останавливаясь. Тогда клубные массовики-затейники устраивали импровизированные концерты: песни, танцы под оркестр или гармонь. По обеим сторонам улиц собирался народ поглазеть на все это. Я наблюдал шествие с балкона - благо почти половина всех колонн проходила по Пушкинской.

    Как-то в году 57-58, когда мне было лет 11 -12, помню я вышел прогуляться и пошел по Пушкинской к вокзалу. Я шел по тротуару, а вся мостовая была занята организованными колоннами. Так я дошел до Успенской или Базарной, точно не помню. Дальше прохода не было. Поперек тротуаров с обеих сторон улицы стояли грузовики и так плотно, что не проскочить. Тут же на всякий случай дежурил милиционер. Я попытался присоединиться к колонне, но не тут- то было. Бдительные активисты с красными повязками на рукаве выставляли меня обратно, убедившись, что я не сын их сотрудника. ( Многие шли с детьми и это даже приветствовалось).

     []7 ноября 1956 года. Колонна техникума промавтоматики (тогда Машиностроительный техникум) идет по ул. Б. Арнаутской (Чкалова) и пересекает ул. Канатную (Свердлова). По Канатной видны рельсы узкоколейного трамвая, 23 маршрута. Два милиционера наблюдает, чтобы посторонние из числа зевак не проникли в колонну. В левом углу виден грузовик, вплотную припаркованный к углу здания и перегораживающий проход.

    Демонстранты несут портреты Ленина, Маркса и Энгельса - "канонезированных" вождей пролетариата. До 1955 года обязательными были портреты Сталина и других действующих руководителей. После 20-го съезда КПСС (февраль1956) портреты Сталина исчезли и не рекомендовалось носить портреты живых (действующих вождей). Позже, при Брежневе, опять появились портреты членов политбюро(фото из семейного архива).

    Самым 'тихим' праздником был день конституции - просто нерабочий день. Никаких уличных гуляний или вечеринок не устраивали. Интересно, что при переходе со 'дня сталинской конституции' 5 декабря ко 'дню конституции' 7 октября, три года подряд (1977, 78, и 79) выходного дня не было вообще. А получилось вот что. Не знаю, наверное, но почти уверен, что день утверждения новой конституции 7 октября был выбран не случайно. В 1977 г на это число пришелся четверг. Объявили о событии во второй половине дня - был обычный рабочий день. Естественно в том году 5 декабря тоже был обычный рабочий день. На следующие 2 года, 7 октября пришелся на выходные дни (суббота, воскресенье). И только в 1980 г. наконец на вторник.

      
      Лев Штерн
      
      2011 год

    Продолжение "Воспоминаний" (части 10 и 11) на моем сайте https://sites.google.com/site/odessaxxvek2/

  • Комментарии: 26, последний от 11/08/2014.
  • © Copyright Штерн Лев Иосифович (levshtern@gmail.com)
  • Обновлено: 19/05/2017. 62k. Статистика.
  • Статья: Украина
  • Оценка: 6.23*10  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка