Тормышов Владимир Станиславович: другие произведения.

Психическое состояние Есенина на декабрь 1925г.

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • © Copyright Тормышов Владимир Станиславович (mage666@list.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 97k. Статистика.
  • Статья: Азербайджан
  • Оценка: 5.99*26  Ваша оценка:


      

    Психическое состояние Есенина на декабрь 1925г.

    Тормышов В.С.

    О, электрический восход,

    Ремней и труб глухая хватка.

    С. Есенин. Сорокоуст

    ***

    "Вот так страна!

    Какого ж я рожна

    Орал в стихах,

    Что я с народом дружен?

    Моя поэзия

    здесь больше не нужна,

    Да и, пожалуй, сам я

    здесь не нужен".

    Есенин.

      
    Родные Сергея Есенина, не удовлетворенные работой и выводами комиссии, расследовавшей причины смерти Есенина намерены были в потребовать у Генеральной прокуратуры разрешения на эксгумацию тела великого поэта и начать новое расследование...
       ***
       "Если крикнет рать святая:
       - Кинь ты Русь, живи в раю!
       Я скажу: не надо рая,
       Дайте родину мою".
       ***
       Как там все продвигается не знаю.
       Скорее всего, им откажут.
       Хотя мое мнение, Есенина - убили.
       Но это мое мнение лично.
       Я не аргументирую и не делаю выводов.
       Я 10 лет изучал историю смерти Есенина.
       Я знаю, все, что доступно простому смертному в настоящее время о смерти Есенина.
       И о выводах комиссии.
       И поэтому я в начале статьи свое мнение высказал.
       Есенина на мой взгляд убили.
       Всё.
       Точка.
       Но...
       Первым человеком, кто связал "самоубийство" с именем Есенина, была американская балерина Айседора Дункан. Она же первая на весь свет объявила Есенина сумасшедшим, показывая его психиатрам Америки, Франции и Германии, заявляя о его безумии в интервью и в письмах протеста в богатейшие и модные газеты Европы.
       Есенин был серьезно психически болен?
       Скорее всего, - да.
       Возможно, это был маниакально депрессивный психоз, осложненный наследственным алкоголизмом.
       Повторюсь - возможно.
       Айседора Дункан приехала в Россию в 1922 году по приглашению А.В. Луначарского и организовала в Москве балетную школу. 2 мая 1922 года Есенин и Дункан поженились, а 10 мая уехали за границу - сначала в Америку, затем в Европу, где пробыли до августа 1923 года. В 1922 году Дункан было 45, Есенину - 27 лет. Айседора была известной танцовщицей, но суперзвездой не была никогда.
       Кто бы её помнил бы сейчас вне связи с Есениным?
       А так русские, бывая на Пер-Лашез, нет-нет да принесут цветочки.
       На приглашение Луначарского приехать в Россию она откликнулась не случайно: своего "потолка" она еще не достигла.
       Но...
       В то время у неё не было концертов.
       Стареющую балерину никуда не приглашали, кроме как в ... Россию.
       И она едет в надежде, что что-то изменится.
       У нас она танцует "Марсельезу", потом "Интернационал".
       Брак с молодым, красивым и талантливым русским поэтом Есениным, крестьянином, "мужиком из красной России"...
       Думаю помимо всего, она думала, что брак этот может быть оправдан конъюнктурными соображениями.
       Хотя, все говорят, что это была - страсть.
       Страсть, которая через полтора года кончилась.
       Есенин тогда уже пил.
       Изадора "спасает" талант Есенина - везет его за границу, чтобы показать всему свету. Надеется, что он будет ошеломлен и покорен цивилизацией и культурой Запада и Нового света.
       Но все сразу же оборачивается иначе: Есенин не в восторге от "заграницы". Наоборот, он органически ее не приемлет.
       Ему плохо и дискомфортно в Америке. Он хочет назад, в Россию. Дункан считает, что это причуды, показной патриотизм, дикие выходки мужика. Начинаются скандалы. Есенин, несмотря на "сухой закон" в Америке, начинает снова пить.
       Айседора быстро соображает, что нельзя показывать "свету" их ссоры, - "свет" должен видеть необыкновенную любовь двух великих талантов.
       Нельзя показывать, что муж - алкоголик во время сухого закона.
       Нельзя этому "свету" показать и то, что русский поэт, красный крестьянин, этот "свет" не признает и скучает. Лучше объявить Есенина... сумасшедшим! Это никак не повредит ни репутации русского поэта, ни ее собственной репутации. Больше того, в глазах "света" придаст пикантность их отношениям. Расчет прост и верен - в начале XX века гений и безумие считались синонимами.
       Объявив Есенина, своего мужа, сумасшедшим, страдающим madness (припадками безумия, бешенства), и показывая его американским психиатрам, Дункан, таким образом начала создавать себе и Есенину типично американскую рекламу terrible infants (дети, внушающие ужас).
       Возможно, Есенин и впрямь был неадекватен.
       Когда выпивал, он скандалил.
       Временами сильно (см. "Скандал Есенина в Бронксе" Тормышов В.С.).
       Вот цель достигнута - внимание к Дункан приковано!
       И есть что возразить на "гнусную клевету" поэтам Мережковскому и Гиппиус, когда те заявили, что "Дункан и Есенина выпроводили из Америки из-за пьяных кухонных скандалов и драк между собой".
       Всегда психически больные люди подают предвещающие сигналы суицида.
       Такие люди приходят ко мне, и я лечу их при помощи психотерапии в состоянии транса.
       Я помог сохранить жизни сотням самоубийц.
       Не смог сохранить жизнь лишь одному человеку.
       Он не успел прийти ко мне на лечение.
       Покончил с собой этот двухметровый мужчина повесившись на ручке двери.
       Мне его жена рассказывала, что милиция сильно удивлялась тому, как он это сделал.
       Так что в жизни возможно всякое.
       Самоубийство можно объяснить разными причинами.
       Почему я помог своим больным, и не помог тому мужику, что повесился тоже можно объяснить.
       Например: двойственностью чувств, когда стремление остановить душевную боль сочетается с желанием постороннего вмешательства и спасения.
       Самоубийство - это свободный выбор человека.
       Жить или умереть.
       Говорю этот как бывший самоубийца.
       Часто предвестники суицида бывают замаскированы, зашифрованы или обладают скрытым смыслом. Предвестники трагедии Есенина не маскировались...
       При беспристрастном анализе содержания стихов С. Есенина можно увидеть частые словосочетания мортирологического (некропольного) характера. Я нашёл тому подтверждения в, до обидного скупых, цифрах литературоведческих изысканий. Оказывается, в 339 стихах Есенина 400 упоминаний о смерти, о конце жизни, о похоронной атрибутике.
       В его стихах всегда было предчувствие смерти:
       Потому что не может она, как птица,
       Оторваться от земли в синь.
       Так и мы! Вросли ногами крови в избы.
       Что нам первый ряд подкошенной травы!
       Только лишь бы до нас не добрались бы,
       Только нам бы,
       Только б нашей
       Не скосили, как ромашке, головы.
       ***
       Да, теперь решено. Без возврата
       Я покинул родные поля.
       Уж не будут листвою крылатой
       Надо мною звенеть тополя.
       Низкий дом без меня ссутулится.
       Старый пес мой давно издох.
       На московских изогнутых улицах
       Умереть, знать, судил мне бог.
       Я люблю этот город вязевый,
       Пусть обрюзг он и пусть одрях.
       Золотая дремотная Азия
       Опочила на куполах.
       А когда ночью светит месяц,
       Когда светит... чорт знает как!
       Я иду, головою свесясь,
       Переулком в знакомый кабак.
       Шум и гам в этом логове жутком,
       Но всю ночь напролет, до зари,
       Я читаю стихи проституткам
       И с бандитами жарю спирт.
       Сердце бьется все чаще и чаще,
       И уж я говорю невпопад:
       - Я такой же, как вы, пропащий,
       Мне теперь не вернуться назад.
       Низкий дом без меня ссутулится
       Старый пес мой давно издох.
       На московских изогнутых улицах,
       Знать, судил помереть мне бог.
       ***
      
       Я люблю Есенина.
       Я люблю не только его творчество, но также я люблю его и как гражданина, и как человека, несмотря ни на что.
       ***
       Бродит черная жуть по холмам,
       Злобу вора струит в наш сад.
       Только сам я - разбойник и хам
       И по крови степной конокрад.
       ***
       В его творчестве были сильны мотивы видений, галлюцинаций, образного мышления:
       ***
       О, веруй, небо вспенится,
       Как лай сверкнет волна,
       Над рощею ощенится
       Златым щенком луна.
       Иной травой и чащею
       Отенит мир вода,
       Малиновкой журчащею
       Слетит в кусты звезда...
       ***
       Мир Есенина - мир образов.
       Его поэзия способна овеществлять образы до осязаемости.
       У лучшего поэта России и СССР его стихи внесли в русскую поэзию простоту, крепость, сочность от народного искусства, от эпоса, песен.
       Есенин - один из самых тонких, нежных лириков современности.
       Сергей повлиял не только на поэзию и литературу, но повлиял и на весь русский язык.
       Своей гениальностью.
       Своим языком.
       Своим талантом.
       Его читали.
       Заучивали наизусть.
       Несмотря на то, что за чтение его стихов при Сталине даже сажали.
       В день, когда я дописывал эту статью, я увидел на 5 канале (Санкт-Петербург) передачу, где Дмитрий Певцов спел песню на стихи Есенина из кинофильма "Корона Российской империи".
       После этого он сказал:
       - пусть вы вырежете эту песню. Но я сделал то, что я хотел!
       Страх, что за Есенина могут наказать у нас остался...
       Но поэзия Есенина близка русскому народу.
       Есенина до сих пор читают и поют!
       И его влияние на русский язык еще не исследовано лингвистами и филологами.
       Тем не менее, я считаю нужным высказать свое мнение о нем, и в частности о его психическом статусе.
       Не знаю, допустимо ли рассуждать о психике умершего поэта, этично ли писать об этом? Я думаю, что это вполне допустимо по следующим соображениям:
          -- Все, о ком я пишу вообще это публичные люди, поэтому о них можно и нужно писать, чтобы люди могли знать о них как можно больше и могли выбирать и поддерживать их, учитывая и эту сторону их личности.
          -- Мои личные мнения о ком-либо ни в коем случае нельзя считать "компроматом" или "поливанием грязью", либо же истиной в последней инстанции. Это просто взгляд на вещи с моей точки зрения. Это касается не только Есенина, Христа, Библии, но и других людей. Есенин пил. Дассен принимал наркотики. Высоцкий и пил, и принимал наркотики. И так далее. Умерли они не от этого. Но, тем не менее, это могло повлиять на причины их смерти. Поэтому об этом стоит писать.
       Разве можно назвать "компроматом" описание физического статуса человека? То же самое относится и к психическому статусу. Нужно сказать, я использую факты, предоставленные в мемуарах или иных источниках о тех или иных лицах, либо данные, опубликованные в открытой печати.
       Об этих людях все равно пишут журналисты, их деятельность анализируют политологи, аналитики. Касаясь мотивов поведения, они, не будучи специалистами, допускают грубые ошибки и просчеты.
       ***
       "В забвенье канули года,
       Вослед и вы ушли куда-то,
       И лишь по-прежнему вода
       Шумит за мельницей крылатой.
       И часто я, в вечерней мгле,
       Под звон надломленной осоки
       Молюсь дымящейся земле
       О невозвратных и далеких".
       ***
      
       "Незадолго до смерти наследственный алкоголизм, грызущий Есенина, принял патологический характер", - писал писатель Владимир Кириллов: "Есенин заметно увядал физически... Он стал производить впечатление человека, опаленного каким-то губительным внутренним огнем". За несколько дней до смерти Есенин пожаловался Кириллову: "Я устал, я очень устал, я конченый человек...".
       ***
       Видели ли вы,
       Как бежит по степям
       В туманах озерных кроясь,
       Железной ноздрей храпя,
       На лапах чугунный поезд?
       А за ним
       По большей траве,
       Как на празднике отчаянных гонок,
       Тонкие ноги закидывая к голове,
       Скачет красногривый жеребенок.
       Милый, милый смешной дуралей!
       Ну, куда он, куда он годится?
       Неужель он не знает, что живых коней
       Победила стальная конница?
       Неужель он не знает, что в полях бессиянных
       Той поры не вернет его бег,
       Когда пару красивых степных россиянок
       Отдавал за коня печенег?..
       ...............
       Оттого-то вросла тужиль
       В переборы тальянки звонкой
       И соломой пропахший мужик
       Захлебнулся лихой самогонкой...
       ***
      
       Василий Наседкин:
       "Вид у него был ужасный. "Сергей, ведь так недалеко и до конца".
       Он устало, но как о чем-то решенном проговорил: "Да, я ищу погибели. Надоело все".
       ***
       Проклинаю я дыхание Китежа
       И все лощины его дорог.
       Я хочу, чтоб на бездонном вытяже
       Мы воздвигли себе чертог.
       Языком вылижу на иконах я
       Лики мучеников и святых,
       Обещаю вам град Инонию,
       Где живет божество живых!
       Плачь и рыдай, Московия!
       Новый пришел Индикоплов.
       Все молитвы в твоем часослове я
       Проклюю моим клювом стихов...
       ("Инония").
       ***
       Выскажу истину: если человек говорит о смерти, это не значит, что он обязательно покончит с собой.
       Это может произойти лишь:
       1. когда он серьезно психически болен.
       2. когда он сильный духом человек.
       С 1925 по 1929 гг. в СССР выпускался "Клинический архив гениальности и одаренности (эвропатологии), посвященный вопросам патологии гениально одаренных личностей, а так же вопросам патологии творчества" под редакцией доцента Уральского университета, зав. психотехнической лабораторей, д-ра Г.В. Сегалина.
       В этой статье я буду в том числе ссылаться и на эту книгу и использовать её.
       Я приведу список опубликованных в нем работ:
       - И.Б.Галант, "О душевной болезни С.Есенина";
       - И.Б.Галант, "Делирий Максима Горького ( о душевной болезни, которой страдал М.Горький в 1889-1890 гг.)" ;
       - И.Б.Галант, "О суицидомании Максима Горького";
       - И.Б.Галант, "К психопаталогии сновидной жизни Максима Горького";
       - И.Б.Галант, "Генеалогия Максима Горького";
       - И.Б.Галант, "Pseudologia phantastica у Максима Горького";
       - И.Б.Галант, "Психопатологический образ Леонида Андреева";
       - И.Б.Галант, "Пориомания (мания бродяжничества) Горького";
       - И.Б.Галант, "Эвроэндокринология великих русских писателей (Лермонтов, Пушкин, Достоевский, Некрасов, Л. Андреев, Крылов);
       - Б.К.Гиндце, "К вопросу о соматическом исследовании лиц выдающихся психических способностей";
       - В.С.Гриневич, "Искусство современной эпохи в свете психопатологии";
       - Я.В.Минц, "К патографии А.С.Пушкина";
       - Я.В. Минц, "Иисус Христос как тип душевнобольного";
       - В.И. Руднев, "Тургенев и Чехов в изображении галлюцинаций";
       - Г.В. Сегалин, "Патогенез и биогенез великих людей";
       - Г.В. Сегалин, "К патографии Льва Толстого";
       - Г.В. Сегалин, "К патологии детского возраста великих и знаменитых людей";
       - Г.В. Сегалин, "Эвропатология музыкально одаренного человека";
       - Г.В. Сегалин, "Эвропатология научного творчества Роберта Майера и открытие им законов сохранения энергии";
       - Г.В. Сегалин, "Шизофреническая психика Гоголя";
       - Г.В. Сегалин, "Симптоматология творческих приступов у гениальных эпилептиков";
       - М.И. Цубина, "М.Врубель с психопатологической точки зрения";
       - Н.А.Юрман, "Скрябин, опыт патографии";
       - И.А.Юрман, "К патографии Скрябина".
       В 1930 г. А.М.Евлахов опубликовал исследование психики Л.Н.Толстого (А.М.Евлахов, "Конституциональные особенности психики Л.Н.Толстого", предисловие А.В.Луначарского).
       О психике Гитлера писали Карл Юнг и Эрик Эриксон. У Карла Ясперса имеются исследования психики Стриндберга и Ван Гога ("Стриндберг и Ван Гог" -СПб., 1999), Зигмунд Фрейд на скудном фактическом материале анализировал психику Моисея и Леонардо да Винчи.
       Из современных российских психиатров, занимавшихся сходной проблематикой, можно отметить А.Е. Личко (А.Е. Личко "История глазами психиатра ( Иван Грозный, Сталин, Гитлер, Гоголь и др.)" -М.,1996), В.А.Гурьеву и В.Я.Гиндикина с их 'биографическими историями болезни' Сталина, Гитлера, Троцкого, Берия (В.Я. Гиндикин, В.А. Гурьева 'Личностная патология' - М., 1999). Книга псхоаналитика А. Белкина посвещена анализу психики Жириновского (А.Белкин, "Эпоха Жириновского" - М., 1994). В серии книг М. Буянова есть главы о характере психики известных личностей прошлого и современности. В апреле 2000 г. появилась книга В. Тарнова "Психологический портрет Владимира Путина", которую точнее следовало назвать "Соционический портрет Путина ".
       Я сделал перевод "Анализа Библии с точки зрения психиатра" Гленакуойха М. И., посвященной психическим отклонениям авторам, писавшим Библию.
       Так что эта статья про Есенина не первая такого рода.
       Тут нужно начинать с начала.
       Юность поэта.
       Попытки свести счёты с жизнью были в письмах Есенина М.Бальзамовой.
       Он писал:
       "Я не могу придумать, что со мной, но если так продолжится ещё - я убью себя, брошусь из своего окна и разобьюсь вдребезги об эту мёртвую, пёструю и холодную мостовую".
       И еще из письма к М. Бальзамовой: (14 октября 1912 года). "И мне стало обидно на себя. Я не вынес того, что про меня болтали пустые языки, ....и теперь оттого болит грудь. Я выпил, хотя не очень много, эссенции. У меня схватило дух и почему-то пошла пена; я был в сознании, но передо мной немного все застилалось какой-то мутной дымкой. Потом, - я сам не знаю, почему, - вдруг начал пить молоко и все прошло, хотя не без боли. Во рту у меня обожгло сильно, кожа отстала, но потом опять все прошло, и никто ничего-ничего не узнал".
       Это первая попытка Есенина суицида?
       Не знаю.
       Возможно.
       Шестнадцатилетний поэт писал Маше Бальзамовой: "Тяжёлая, безнадёжная грусть! Я не знаю, что делать с собой... Или - жить, или - не жить?"
       Это уже начало конца.
       Это предвестники суицида.
       Эх, вот тогда бы Есенину пойти к психиатру...
       Но...
       Возможно, тогда бы у нас не было ВЕЛИКОГО РУССКОГО ПОЭТА.
       Возможно, Сергея бы вылечили.
       Но...
       Мы не получили бы его стихов.
       Так что можно считать стихи поэта Есенина продолжением его нездорового психического статуса.
       Я не сказал, что Есенин - дурак, придурок, псих.
       Я сказал, что у него, возможно, были проблемы с психикой, которые могли его позже привести к самоубийству.
       Возможно, и привели.
       Поэтому вот эта его прижизненная тяга к смерти и самоубийству, что была на протяжении жизни, и о которой знали современники, и сыграла после смерти поэта с ним злую шутку.
       Все думали, что он покончил с собой.
       Все, кто знал поэта, были уверены в этом.
       Уже в 16 лет он пишет о самоубийстве.
       ***
       Не пойду я к хороводу:
    Там смеются надо мной,
    Повенчаюсь в непогоду
    С перезвонною волной.
       1911
       ***
       О смерти:
       ***
       Не кукушки загрустили - плачет Танина родня,
    На виске у Тани рана от лихого кистеня.
    Алым венчиком кровинки запеклися на челе,
    Хороша была Танюша, краше не было в селе.
       1911
       ***
       С юных лет Есенин отличался тревожно-мнительным характером, периодически испытывая страх смерти, страх заболеть, страх перед несчастным случаем. Одновременно с депрессией им владела "звериная" любовь к жизни - об этом свидетельствуют и его стихи:
       ***
       Слушай, плевать мне на всю вселенную,
       Если завтра здесь не будет меня.
       ***
       Есенин был изначально обречён - то есть имел отягощённую наследственность и страдал врождённым психическим заболеванием в виде тяжёлой психопатии смешанного характера с преобладанием приступов депрессии и склонностью к самоубийству. Алкоголизм мог лишь усилить эту болезнь.
       Но еще раз повторюсь, это не означает того, что это могло со 100% вероятности привести к самоубийству.
       Айседора Дункан:
       "Что за абсурдная идея, - считать, что чем больше человек говорит о самоубийстве, тем меньше шансов, что он действительно покончит с собой. Есенин всегда угрожал, что он расстанется с этой жизнью. Однажды, когда я в Париже устраивала ужин для нескольких друзей, он попытался повеситься. Когда моих гостей пригласили в столовую, они увидели Есенина, свешивающегося с люстры. Но он был жив. Так что они только посмеялись. Они говорили мне, что это весьма глупо с моей стороны так волноваться, поскольку он хотел только напугать меня".
       Если считать этот рассказ достоверным, то это очередная, и не первая попытка Есенина покончить с собой, были слухи, что в Нью-Йорке он также планировал самоубийство, и в Берлине угрожал тем же.
       24 марта 1924 года в психиатрической клинике 1-го МГУ поэту поставлен окончательный диагноз. Вот это документ:
       "С.А. Есенин, 28 л. Страдает тяжелым нервно-психическим заболеванием... выражающимся в тяжелых приступах расстройства настроения и в навязчивых мыслях и влечениях. Означенное заболевание делает гр. Есенина не отдающим себе отчета в совершаемых им поступках. Проф. Ганушкин".
       ***
       "Черный человек":
       Друг мой, друг мой,
       Я очень и очень болен.
       Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
       То ли ветер свистит
       Над пустым и безлюдным полем,
       То ль, как рощу в сентябрь,
       Осыпает мозги алкоголь.
       Голова моя машет ушами,
       Как крыльями птица.
       Ей на шее ноги
       Маячить больше невмочь.
       Есенин.
       ***
      
       Из воспоминаний Владислава Ходасевича: "То, что публично делал Есенин, не могло и в голову прийти никому в Советской России. Всякий сказавший десятую долю того, что говорил Есенин, был бы давно расстрелян. Относительно же Есенина был только отдан в 1924 году приказ по милиции: доставлять в участок для отрезвления и отпускать, не давая делу дальнейшего хода".
       Тут я возражу.
       Поэтические образы в стихах, лирических героев и персонажи в произведениях нельзя грубо отождествлять с самим поэтом.
       Образ так называемого хулиганства можно понимать в стихах Есенина как метафору, как его сомнение в счастливой ломке дореволюционной Руси при наступлении на нее "железного врага". Хулиганство - это неравнодушие, небезразличие к меняющейся судьбе страны, свое собственное, особенное, нешаблонное понимание революции. Вероятно, это инакомыслие и давало право говорить о психической болезни Есенина. Но скандалил он отнюдь не как сумасшедший. На скандалы сумасшедшего никто не обращал бы внимания - в крайнем случае поместили поэта надолго в психушку.
       Кроме того, Есенин хотел славы.
       Он шел к славе разными путями.
       Один из способов получения поэтом славы и были скандалы.
       ***
       Все мы, все мы в этом мире тленны,
       Тихо льется с кленов листьев медь...
       Будь же ты вовек благословенно,
       Что пришло процвесть и умереть.
        
       *** 
       Видно, так заведено навеки -
       К тридцати годам перебесясь,
       Все сильней, прожженные калеки,
       С жизнью мы удерживаем связь.
       ***
       Голова моя машет ушами,
       как крыльями птица.
       Ей на шее ноги маячить больше невмочь...
       ***
      
      
       "Я ищу гибели", - неоднократно признавался сам Есенин.
       "К концу 1925 года решение "уйти" стало у него маниакальным,
       - вспоминал позднее Анатолий Мариенгоф.
       - Он ложился под колёса дачного поезда, пытался выброситься из окна, перерезать вену обломком стекла, заколоть себя кухонным ножом".
       Впрочем, многие из этих попыток носили демонстративный, истерический характер и были рассчитаны больше на то, чтобы привлечь к себе сочувственное внимание окружающих.
       Тут два слова еще скажу.
       Самоубийства бывают истинные, то есть когда человек все делает в одиночестве.
       И таких людей редко удается спасти.
       И самоубийства бывают демонстративными.
       Когда это больше похоже на спектакль.
       При этом где-то рядом всегда находятся люди, которые и спасают таких "демонстративных самоубийц от смерти".
       Это два совершенно разных психических состояния.
       Демонстрация смерти.
       И, собственно, суицид.
       Разница между истерией и маниакально-депрессивным психозом велика.
       Но это понятно специалистам.
       Есенина всегда спасли.
       То есть в его случае - ЭТО ВСЕГДА БЫЛИ ДЕМОНСТРАЦИИ.
       До 27 декабря 1925 года.
       На руках Есенина было много ножевых порезов. Кстати, кровью он написал не только известные всем предсмертные стихи ("До свиданья, друг мой, до свиданья..."), но и, за год до этого, стихотворение "Поэтам Грузии" (так как в гостиничном номере в тот раз тоже не оказалось чернил).
       Из 400 случаев упоминания о смерти более трети приходится на последние два года, в половине этих стихов поэт говорит о своей смерти.
       ***
       Захочешь лечь,
    Но видишь не постель,
    А узкий гроб
    И - что тебя хоронят.
    1924
       ***
       Любимые! Ну что ж! Ну что ж!
    Я видел вас и видел землю,
    И эту гробовую дрожь
    Как ласку новую приемлю.
    1925
       ***
       Опасная тенденция, возможно, это - болезнь!
       А в 1923 году в больнице на Полянке он написал:
       ***
       Не храпи, запоздалая тройка!
    Наша жизнь пронеслась без следа.
    Может завтра больничная койка
    Успокоит меня навсегда...
       ***
       Это мотив смерти характерен для 1923-1925 годов в творчестве поэта.
       На посмертной фотографии Есенина трудно узнать. Его лицо было сильно изуродовано. Откуда взялись эти травмы и повреждения, если поэт сам наложил на себя руки?
       Долгие годы в архивах Лубянки хранились секретные документы, скрывающие правду о гибели наших великих соотечественников. Пришло время обнародовать их!
       На посмертной фотографии - кровоподтеки, похожее на входное отверстие пятно на правом веке. И главное - глубокая рана над переносицей. Как все это вяжется с версией самоубийства?
       Глубокая вмятина над переносицей мертвого поэта отмечена даже в акте судебного эксперта. Прибавьте к этому порезы на правой руке.
       Если он писал последний стих кровью, то рана должна быть не на правой, а на левой руке!
       Как уверяют специалисты, именно эта вмятина на лбу, как ни парадоксально, доказывает версию о самоубийстве. Удар тупым предметом, способный проломить лобную кость, неизбежно оставит на коже обширную рваную рану, которая не была обнаружена. Значит, след могло оставить только длительное вдавливание тканей. Поэтому версия избиения поэта оказывается несостоятельной.
       Так нам говорят.
       Еще одна из сохранившихся в деле улик - листок с последним письмом Есенина, два четверостишия, начинающиеся словами "До свиданья, друг мой, до свиданья" наиболее точно указывает на виновника и возможный мотив. Есенин, якобы, написал его накануне своей загадочной смерти.
       За несколько недель до гибели Есенин ложится в психоневрологическую клинику.
       Обречённость поэта предрекал ещё при его жизни знаменитый психиатр Ганнушкин. Автор книги опирается также на мнение современных психиатров. Но при всей убедительности этих мнений авторитетных специалистов нельзя всё же ограничиваться лишь медицинским диагнозом, говоря о сложном душевном мире такого поэта, как Есенин. Права была Галина Серебрякова, утверждавшая, что "он нёс в себе трагедию". Каждый гениальный поэт несёт в себе трагедию, словно крест, и никакими лекарствами тут не поможешь.
      
      
       Ганнушкин Петр Борисович (24.02.1875 - 23.02.1933) - русский психиатр, ученик С.С. Корсакова - и В.П. Сербского, создатель оригинальной психиатрической школы. В 1898 г. окончил Московский университет. Профессор кафедры психиатрии. С 1918 г. директор психиатрической клиники Московского университета, с 1930 - 1 - го Московского медицинского института. Создатель концепции малой психиатрии. Разработал учение о патологических характерах. В книге ""Клиника психопатий: их статика, динамика и систематика"" им была предложена следующая классификация: циклоиды, астеники, неустойчивые, антисоциальные и конституционально - глупые.
       Создатель т. н. малой психиатрии (учение о пограничных состояниях между психической нормой и патологией и др.) обосновал клинические критерии отграничения конституционных психопатий. Участвовал в организации системы внебольничной психиатрической помощи в СССР, разрабатывал вопросы преподавания психиатрии, профилактики психических болезней. Создал крупную школу советских психиатров.
       Исследования Ганнушкина связаны с областью психических расстройств, пограничных между нормой и патологией.

    В монографии 'Клиника психопатий: их статика, динамика и систематика' (1933), предложил следующую классификацию психопатических личностей: циклоиды, астеники, неустойчивые, антисоциальные и кон-ституционально-глупые, а также дополнительные подгруппы: депрессивные, возбудимые, эмоционально-лабильные, неврастеники, психастеники, мечтатели, фанатики, патологические лгуны.

    Данная классификация оказалась существенно шире рамок психопатий: с одной стороны, в типологию Ганнушкина были включены невротические варианты пограничных расстройств, с другой - помимо психопатических личностей в нее вошли типы характеров, близкие к норме (например, мечтатели, конституционально-глупые).
      
       В принципе болезнь может обострять гениальность. Иначе чем объяснить, что именно в последние, самые мучительные и безысходные месяцы своей жизни Есенин создал самые лучшие, самые пронзительные свои стихи?
       "Прёт чёрт знает как, - признавался он друзьям. - Не могу остановиться. Как заведённая машина".
       "Он страшно жил и страшно умер", - сказала Анна Ахматова на другой день после смерти Сергея Есенина
       Обследование показывает - есть подозрение на ряд тяжелых психических и нервных расстройств. Есенину не сообщают подробности диагноза, но вскоре он сам его узнает. Воспользовавшись отсутствием врача, больные стащили из его шкафа папки с историями болезней. Каждый - свою. Таким образом Сергей Есенин прочел, что неизлечимо болен страшной психической болезнью.
       Спустя шестьдесят пять лет после трагедии сотрудники - эксперты Московского городского бюро судебно-медицинской экспертизы проводили исследование последней записки Есенина. Экспертиза показала: особенности штриха, уникальный характер букв ясно показали, что текст написан именно Сергеем Есениным, но под влиянием необычных внутренних и внешних факторов (таких, как сильное волнение, алкогольное опьянение), которые носили временный характер. И действительно, записка была написана его собственной кровью...
       По настоянию председателя Есенинского комитета профессора Юрия Прокушева была образована специальная комиссия. В нее вошли литературоведы, криминалисты, следователи, почерковеды, потомки поэта и, конечно же, авторы версий.

    Из архивов и музеев страны были извлечены подлинные негативы посмертных фотографий, а из Пушкинского дома в Санкт-Петербурге посмертная маска, сделанная знаменитым скульптором Золоторевским. Восстановлены протокол о смерти и судебно-медицинский акт, записи допросов свидетелей, дневники очевидцев. Во избежание неточности каждый предмет и документ изучали сразу несколько ведущих в своей области специалистов.

    Автор версии Сергей Куняев: "Для того чтобы закрепить петлю на трубе под самым потолком, Есенину нужно было совершить прыжок на 1,5 метра в высоту и мгновенно обернуть ремень от чемодана вокруг трубы..." Замечание существенное. По воспоминаниям очевидцев, потолки в номере были действительно очень высокими. Эксперты восстановили фрагменты комнаты в "Англетере". А после... на себе ставили опыты. Даже резали запястья, чтобы собственной кровью написать прощальное "До свиданья, друг мой, до свиданья". Поскольку одна из версий утверждала, что "Послание другу" написано не Есениным, а его убийцами. Экспертиза доказала: кровь и почерк на прощальном стихотворении принадлежат Сергею Есенину. Более того - оно написано в состоянии алкогольного опьянения.

    Что касается выжженного пятна и вмятины на переносице, то, по мнению специалистов, они образовались в результате длительного соприкосновения лица с горячей трубой. Ведь именно в ту ночь в "Англетере" включили паровое отопление...

    Исследования продолжались шесть лет. Результаты этого титанического труда, собранные в сборнике "Смерть Сергея Есенина. Документы, факты, версии", были опубликованы в 1996 году. Вердикт экспертов: произошло самоубийство. В прессе это событие практически не освещалось.
       А может быть, подтолкнули к петле? Но кто или что? Главный специалист бюро судебно-медицинской экспертизы Сергей Никитин считает, роковую роль здесь сыграл алкоголь. После длительного воздержания, а Есенин месяц лежал в больнице, даже незначительные дозы спиртного могут вызывать резкое помутнение рассудка. Другие эксперты пытаются объяснить смену настроения психической неуравновешенностью гения
       Приведу мнение на этот счет одного из авторов версий - Евгения Черносвитова, кстати, психиатра по образованию: "Сергей Есенин никакой психической болезнью не страдал. Первой, кто связал слова "сумасшествие" и "Есенин", была Айседора Дункан. Это было на руку талантливой "босоножке". Не желая выносить на всеобщее обозрение семейные ссоры и скандалы, Айседора сообщает, что показала его психиатру Жулю Маркусу и что он "подтвердил ее диагноз".
    Действительно, именно Дункан первая обеспокоилась душевным здоровьем Есенина. Было ли это искренне? Кто знает. Обиженная женщина способна и не на такое. Но что делать с неутешительными диагнозами, которые ставили поэту профессор психиатрии Иван Галант, "красный профессор" Петр Ганнушкин и молодой психиатр из Смоленска Виктор Гриневич? Все они опубликованы. И что делать со словами самого Есенина?

    "Но болен я.

    Сиреневой порошей

    Теперь я только душу

    излечу"
       1925
    ***
    "Друг мой, друг мой,

    Я очень и очень болен"
       1925
    ***
    Как в этом случае объяснить бесконечные попытки суицида, о которых свидетельствуют воспоминания?

    В Тбилиси он пытался броситься в Куру.
       В Баку на нефтяных промыслах прыгнул в цистерну с нефтью. В Москве была попытка выброситься из окна, вскрыть вены, застрелиться на квартире у Москвиных...
       Отвечу - все это были демонстрации самоубийства.
       Поэт гнался за славой.
       Даже таким путем.
       Возможно он и играл со смертью в "Англетере", но что-то не рассчитал, - вспомните петлю, её тип, и произошел несчастный случай после очередной "Демонстрации" самоубийства.
       Был ли кто-то в этот момент рядом?
       Вполне возможно.
       Вот строчки из биографии, написанной им в октябре 1925 года (за три месяца до смерти): "Что касается остальных биографических сведений - они в моих стихах".
       Но там, в стихах, красной нитью проходит тема смерти. И не просто смерти, а самоубийства. Больше того, часто речь идет об удушении, повешении.
    ***
    "Поведут с веревкою на шее

    Полюбить тоску"
       1915
    ***
    "В зеленый вечер под окном

    На рукаве своем повешусь"

    1916
    ***
    "Эта тень с веревкой на шее

    безмясой..."
       1921
       ***
       В 1920 году в поэзию Есенина вошли мотивы увядания.
       ***
       "О, моя утраченная свежесть...",
       "Отговорила роща золотая...",
       "Потеряла тальянка голос..."
       И так далее.
       Это уже была явно выраженная тенденция.
       По своему характеру Есенин был непрост - возбудимый, ненавидящий ложь, он, помимо огромного числа друзей и поклонников, быстро нажил врагов.
       Ему писали подметны е письма, грозили расправой, покушались на его жизнь, тяжело избивали, обворовывали и грабили. Его ненавидели много людей (см. Тормышов В.С. "Скрытые и явные враги Есенина).
      
       Он не писал вероподданнических стихов, не сочинял агиток, позволял себе иметь мнение по любому вопросу и высказывал его вслух. Он тяжело переживал запреты цензуры на публикацию его сочинений. ОГПУ распространяли небылицы, сплетни, анекдоты о Есенине.
       Он-де болел сифилисом, и нос у него должен был провалиться и так далее...
       К нему приклеили ярлык врага советской власти Троцкий, Бухарин и Сосновский.
       Всех их, позже убрали из жизни. Словно сама смерть мстила за Сергея.
    Есенина начали преследовать плюс ко всему еще ОГПУ. Завели 13 уголовных дел. Если первые 12 были связаны с пьяными дебошами, последнее тринадцатое носило политический характер.
           Есенин не поладил в поезде с попутчиком, неким ответственным товарищем по фамилии Левит. И позволил себе несколько нелицеприятных выражений по поводу его национальности.
    Антисемитизм тогда, во всяком случае, официально, не поощрялся. Был даже издан особый декрет по этому поводу
    .
       Суть декрета проста, как и все в то время:
       Ненавидишь евреев?
       Расстрелять!!!
       Есенина не успели расстрелять.
       Одна из версий, почему не расстреляли, - Есенин спрятался от властей предержащих в психиатрическую больницу.
       Так это или нет неизвестно.
       Одни мемуаристы говорят так.
       Другие говорят, что был поэт серьезно болен.
       Приведу отрывок воспоминаний Анны Берзинь.
       Вкратце о ней.

    Берзинь Анна Абрамовна.

    (1897 - 1961)

       Настоящая фамилия знакомой Есенина: Ф. Ложкин.
       Одно время она ему помогала с публикациями.
       Он её не любил, но как говорится, пользовался теми благами, что она могла дать. А работала она редактором отдела крестьянской литературы Госиздата. (Выделено мной - ТВС.)
       Есенин как тогда говорили - крестьянский поэт.
       Как говорят на редакторском языке:
       - Это была наша тема.
       Что давала Берзинь Есенину?
       Возможно, секс.
       Он как-то про это болтнул Приблудному.
       Это - публикации.
       Естественно - деньги.
       Что она с Есенина имела?
       В принципе ничего, кроме, возможно, секса.
       Еще стучала на поэта в ГПУ.
       Кто такая Аня в прошлом?
       Бывшая комиссар.
       Ходили слухи, что она связана с ЧК, ГПУ.
       Есенин её опасался, скажем мягко.
       Она ему то ли помогала и гадила одновременно, то ли делала это в разные периоды времени по очереди.
       Но Бог, он не мякишка.
       И в 1939 году пламенную революционерку и комиссара посадили.
       На 5 лет.
       Вышла она лишь в 1956 году.
       Считать умеете?
       Карма.
       Приведу подборку высказываний и информацию о Берзинь.
       С. А. Есенин Переписка.

    А. А. Берзинь

    [ Батум, декабрь 1924 г.] 

      
       Нет под рукой бумаги, простите, Анна Абрамовна, простите, милая, хорошая, добрая, если не ко всем, то ко мне, простите за то, что не писал Вам.
       С чего это распустили слухи, что я женился? Вот курьез! Это было совсем смешно (один раз в ресторане я встретил знакомых тифлисцев). Я сидел просто с приятелями. Когда меня спросили, что это за женщина - я ответил: моя жена. - Нравится?
       - Да, у тебя губа не дура.
       Вот только и было, а на самом деле сидела просто надоедливая девчонка-мне и Повицкому, с которой мы даже не встречаемся теперь.
       Как живете, дорогая? Кого любите? Как с отцом?
       Я живу скучно. Работаю, выпиваю, хожу в кинематограф и слушаю разговоры о контрабандистах. Совсем как в опере Кармен.
       http://www.realletters.narod.ru/ESA1678/_t_00114.html
      
      
       В. Кузнецов:
       "Посоветуем всем, кто поверил "заботнице" А. А. Берзинь (псевдоним - Ф. Ложкин), "трогательно" разыскивавшей поэта в Ленинграде, обратиться хотя бы к ее биографии периода 1918-1921 годов, когда она, комиссар-политпросветчик, служила в 4-й и 12-й армиях, а одно время, если верить старому справочнику, заместителем начальника Политпросвета 44-й дивизии. Кто знает, не остался ли после того у Анны Абрамовны чекистский мандат. Есенин, кстати, в минуты откровения очень плохо отзывался о ней.
      
       Нам на глаза попался протокол заседания бюро ячейки ВКП(б) отделения языка и литературы Ленинградского педагогического института им. Герцена (4 октября 1927 г.). Тогда филологи избрали некую Берзинь (имя и отчество не указаны) ответственной за работу в комсомоле. Не Анну ли Абрамовну? Помня, что здесь же работал "подписант" милицейского протокола Н.М. Горбова - Павел Медведев, литератор и чекист, недавно возглавлявший красную молодежь в 3-м полку войск ГПУ, историей педагогического образования в Ленинграде стоит заняться пристальнее".
      
       " Среди "ласковых врагов поэта издательский работник предшественника "Иностранной литературы" журнала "Интернациональная литература" ответственный секретарь Анна Абрамовна Берзинь, распускавшая пустейшие слухи, как она безуспешно разыскивала его в Ленинграде. В 1938 году ее арестовали по "делу" ее мужа Бруно Ясенского, европейского коминтерновца.
       Берзинь поддерживала тесную связь с чекистами троцкистского полка. Из офиц. Постановления: " ... является участницей антисоветской правотроцкистской организации". Допрашивавший ее чекист подчеркнул: "А. Берзинь не допускала и мысли о том, чтобы правительство подбиралось с русскими фамилиями". Привлекавшийся к "делу Берзинь" Г. Д. Державецкий-Розенбаум свидетельствовал, что " ... она в свое время была крепко связана с рапповским периодом в советской литературе, т. е. когда было полное влияние группы Авербаха. У нее было много знакомств среди работников НКВД. Она любила этим хвастаться".

    Жила Берзинь на широкую ногу: имела комфортабельную квартиру в Переделкино, автомобиль...
    Из протокола судебного разбирательства заседания 452-го военного трибунала Белорусского особого военного округа (Минск) от 20-го июля 1939 года: "Жена Бруно Ясенского - это была развращенная советская барыня..."
    Упрятали ее за решетку на 5 лет (Коми), освободилась в 1956 году. "
    ( Кузнецов ссылается на ст. Об антисоветской троцкистской деятельности А. А. Берзинь - Куняева ст "Умоляю вас о помощи ... " в "Нашем современнике", 1993,  6, стр. 157.)
    Теперь из книги Олега Бишарева:
    " А. Берзинь (1897 - 1961) - в пору знакомства с Есениным, редактор отдела крестьянской литературы Госиздата.
    Берзинь близко примыкала к группе литераторов, которые объединялись вокруг журналов "На литературном посту", "Октябрь". На страницах этих журналов велась гнусная травля поэта С. Есенина.
    Была знакома со многими высокопоставленными работниками ВЧК, затем НКВД. О чем в неприкрытой форме писала в своих воспоминаниях о последних днях Есенина: "Встречалась я в то время главным образом с военными - хотя фронт и перестал существовать, но спайка осталась".
    Последнее подтверждает Г. Д. Державецкий-Розенбаум свидетельствовал: " ... она в свое время была крепко связана с рапповским периодом в советской литературе, т. е. когда было полное влияние группы Авербаха. У нее было много знакомств среди работников НКВД. Она любила этим хвастаться. Жажда карьеры у нее была громадная, и поэтому она вышла замуж за Ясенского, рассчитывая на то, что она войдет в самые верхи советской литературы. Ясенская имела 2-х комнатную квартиру по проезду Художественного театра. У них достраивалась дача в Переделкино и, кроме того, строилась большая квартира в Доме Писателей по Лаврушинскому переулку..." (та же ссылка на Куняева).
    Может эти показания и не совсем "объективны", ибо написаны в сами понимаете каких условиях, то вот эта строка из протокола допроса Екатерины Агбаровны Ротинян, данные ею от 23 января 1956 года, могут грешить этим. В то время началась активная реабилитация бывших узников сталинских лагерей. Вот что показала Ротинян: "В одном из разговоров Берзинь в порыве гнева заявила, что для изменения положения в стране, и прекращения, как она выразилась, безобразий, чинимых органами НКВД, необходимо, по ее мнению, вмешательства извне, т. е. военная интервенция против СССР. С этим ее доводом я, конечно, не согласилась, и в крайне резком тоне заявила ей буквально так: "Из-за таких сволочей и другие страдают..."
    Такие разговоры Берзинь были похожи на провокацию: выведать, чем человек дышит, а потом донести куда следует.
    Ни связи, ни "прошлые заслуги", а они, несомненно, были, не помогли ей. Она получила свои 5 лет лагерей.
    Только мертвые молчат. Живые имеют свойство разговаривать. Об этом хорошо знал Сталин. Об этом знала и Берзинь. Пять лет - это предупреждение.
    Близкая "подруга" Есенина, член похоронной комиссии, Анна Берзинь не написала ни одного слова после трагической гибели поэта. Она хранила молчание до самой смерти. Через четыре года после ее кончины в 1965 г. появились ее воспоминания"
    Да, воспоминания появились, но КАКИЕ....
    Зачем, после стольких лет молчания писать все это?? Странно. Их ведь и не печатали... Может, чтобы себя выгородить? Или выгородить кого-то???
    'Молятся с поклонами
    За судьбу греховную,
    За нашу;
    А маленький Боженька,
    Подобравши ноженьки,
    Ест кашу."

    Сергей Есенин.
       Анна Абрамовна - небезынтересный человек. Много общего у нее с Лилей Брик - эти женщины умели покорять сердца поэтов и высокопоставленных лиц. Анна Абрамовна была женой известного военачальника Берзиня, потом вступала в связь с наркомвоенмором Грузии Элиавой и крупным деятелем РАППа Илларионом Вардиным, дружила с Сергеем Есениным. Вдова драматурга Владимира Киршона - Рита Эммануиловна Корн вспоминает о Берзинь и ее дружбе с Есенином: "Мы любили Есенина, безмерно любили его поэзию. Близко знали его. Часто встречались с ним в доме у Аннушки Берзинь, старались не пропустить ни одного его выступления. У меня сохранилась талантливая рукопись Анны Берзинь о Сергее Есенине.
       Анна Берзинь была женщиной широкой души, самобытная, талантливая. Участница гражданской войны, вдова знаменитого Берзиня, мать троих детей, она всю жизнь оставалась юной. Дом Аннушки, как мы ее называли, был пристанищем многих молодых писателей. Какое-то время я жила у Аннушки. Сергей Есенин появлялся там всегда неожиданно. Мать и отец Анны Абрамовны были ему рады, кормили обедом, после чего все трое - Есенин и старики - усаживались за большим шкафом, на маленьких скамеечках, и изумительно пели в три голоса старинные песни".
       Сама же Аннушка писала в своих воспоминаниях о Есенине: " Из женщины, увлеченной молодым поэтом, быстро минуя влюбленность(подчеркнуто мной - ТВС), я стала товарищем и опекуном, на долю которого досталось много нерадостных минут".
       После смерти Есенина к его имени и славе стали примазываться многие.
       Все кто хоть когда-то мимолетом видел поэта - писали мемуары.
       Мемуары публиковались.
       Пипл получал бабло, бабки, лавэ, рубли, валюту...
       Бизнес, одним словом.
       При этом писали не всегда правду.
       Иногда совсем неправду, как Мариенгоф, Крученых, Сосновский и компания.
       Так вот, были люди помогавшие поэту, такие как Берзинь и Бениславская.
       Но были люди, которые одновременно с этим сотрудничали с ГПУ.
       Как ни странно, это те же фамилии.
       Вы будете смеяться, но в их числе были и Берзинь, и Бениславская.
       Мне все равно, что официальная версия - самоубийство ПОЭТА.
       Это - версия вероятно сфабрикована была ГПУ.
       Поскольку они же, скорее всего, и убили поэта.
       Все видели изувеченного и зверски избитого, если не замученного Есенина.
       Сам себя так не отделаешь, как бывший и несостоявшийся самоубийца утверждаю.
       Для самоубийства всегда должны быть веские причины. Самоубийство вызывают только два рода причин: внешние обстоятельства и психическая болезнь. Всякие другие слова типа "слабодушие", "душевный кризис", "переоценка ценностей", "подведение жизненного итога", "разочарование в жизни", "крах жизненных планов", "потеря смысла жизни" - это лишь термины, называющие чрезвычайные внешние обстоятельства, в которых единственный выход для личности (чтобы сохранить свое достоинство, свои убеждения, себя, наконец, как личность) - это самоубийство.
       В чрезвычайных обстоятельствах у человека, доведенного до "последней черты", есть кроме самоубийства и другой выбор - убийство. Суицид (самоубийство) и гомицид (убийство) - крайние формы реагирования личности на эти обстоятельства. И они, эти формы поведения, в подобных случаях доказывают сохранность человека как личности, защиту своего достоинства. А если один выбирает самоубийство, а другой - убийство, то это дело совести и конкретных обстоятельств.
       Психические заболевания различны. И далеко не все могут явиться причиной самоубийства. Лишь некоторые болезненные душевные состояния и расстройства могут окончиться трагедией. И врачам эти состояния хорошо известны.
       И если смерть - результат самоубийства, то рассматривать самоубийство нужно только как поступок сильной личности в чрезвычайных обстоятельствах. Это не требует никаких доказательств и расследований (если, конечно, не нужно убеждать кого-нибудь в том, что Есенин не был сумасшедшим).
       Для того, чтобы человек мог покончить с собой, не будучи психически больным, всегда нужен кто-то, кто "поможет" ему в этом. Обстоятельства в конечном итоге - это живые, конкретные люди, желающие смерти того, кого они доводят до самоубийства.
       Но доведение до самоубийства - одна из форм убийства. Убийства изощренного. Это хорошо знают юристы. Поэтому пересуды вокруг гибели Есенина и сводятся, в принципе, к одной версии - версии убийства. В противном случае это были бы пересуды о том, был Есенин сумасшедшим или не был.
       В последние годы жизни во время своих пьяных загулов Есенин начинает бить зеркала. В парижском отеле он разбил все зеркала, затем в мае 1923 года он метнул канделябр в зеркало, которое разлетелось на мелкие кусочки. Это не случайно: психоаналитики утверждают, что битье зеркал является проявлением стремления к самоуничтожению. Вначале больной уничтожает свое изображение в зеркале.
       Это есть и воспоминаниях Берзинь.
       Это было и раньше, в номере, где остановились Дункан и Есенин, в ночь с 16 на 17 февраля 1923 года была разрушена вся мебель, разбиты зеркала и стекла, разорваны шторы.
       Дункан:
       "...Это трагедия. И это абсолютная ложь, что мы ссоримся. Не выразить словами, через какие испытания прошел Серж во время войны, каким шокам подвергалась его тонкая поэтическая натура. Во время войны он был трижды ранен, получил тяжелое повреждение головы. Не меньше он пострадал и во время революции" ("Международные новости").
       И все же это была ссора - мебель и зеркала в отеле,  по-видимому, били оба.  Есенин после этого уехал в Германию, бросив Дункан и, как говорили злые языки, прихватив с собой "в качестве сувенира" ее очаровательную 17-летнюю служанку. Дункан и этот факт объяснила исключительно припадками безумия Есенина. Она обвинила Америку в том, что Есенин сошел с ума "из-за дурацкого "сухого закона", ... в Америке он вынужден был пить контрабандный виски, который ему совали везде, где только можно... Прекрасное французское вино не вызвало бы у него помешательства". В одном из "признаний" в отношении помешательства С.А. Есенина Айседора говорит, что показывала его психиатру Жюлю Маркузе и что тот "подтвердил ее диагноз".
       Когда интерес к скандалу в отеле "Крийон" в Париже начал угасать, Дункан заявила, что немедленно уезжает в Германию "спасать поэта от самого себя", и непременно на автомобиле - обожает быструю езду по-русски. Перед отъездом из Парижа она впервые заявила о своем предчувствии, что Есенин застрелится.
       В конце марта 1923 года она действительно поехала из Парижа в Берлин на автомобиле вместе со своей подругой Мэри Дести (которая, кстати, охотно свидетельствовала в пользу Дункан сначала о сумасшествии Есенина, а вскоре и о его неоднократных попытках самоубийства). Встреча Дункан и Есенина была бурно отмечена в ресторане отеля "Адлон" и снова ...
       закончилась ссорой и битьем посуды.
       Испуганному хозяину отеля Мэри заявила, что у русского поэта припадок эпилепсии, и вызвала психиатра. Тут-то и произошел курьез: врач, зайдя в номер Айседоры и Сергея и поговорив с обоими, назначает инъекцию морфия (в то время он применялся для снятия возбуждения у психических больных)... Айседоре Дункан! А Есенину дает советы, как лечить его слишком эмоциональную супругу.
       Можно со всей определенностью утверждать, что Дункан сама провоцировала "припадки безумия" (бешенства, дикого возбуждения, эпилепсии, слепой ярости и т. п. - эти и другие определения встречаются в многочисленных заявлениях и признаниях А. Дункан и М. Дести, в воспоминаниях последней). Так она поддерживала интерес к себе в Европе. Так было в "Русском ночном ресторане" в Париже, который содержали и обслуживали бывшие офицеры царской армии. Так случилось и 27 мая, после ее выступления в Palais du Trocadero, когда она, протанцевав "на бис" исключительно русское, включая шестую симфонию Чайковского, собрала небольшой круг друзей - артистов и поэтов. Как вспоминает все та же Мэри Дести, в тот день Есенин в ярости запустил канделябром в зеркало, а затем разбросал нескольких мужчин, пытавшихся его успокоить.
       Именно тогда, 27 мая, Дункан вызвала полицейских и отправила Есенина в очень престижную частную психиатрическую лечебницу Maison de Sante в пригороде Парижа, в местечке Сант-Манде (St. Mande). Там С. Есенин находился 3 дня. В документах этот факт толкуется по-разному. Ирма Дункан, приемная дочь Айседоры, пишет, что, забирая Есенина из психиатрической лечебницы так скоро, Айседора руководствовалась исключительно своей фантастической любовью к Есенину и терпением, а отнюдь не тем, что эта лечебница чрезвычайно дорога.
       В Париже Айседора Дункан сообщает, что Есенин неоднократно угрожал, что повесится, и якобы однажды надел себе на шею петлю и привязал ее к лампе. Правда, при этом она добавляет, что "те, кто много говорят о самоубийстве, на деле никогда его не совершают" (что, кстати, верно). Вспоминают, что первые слова, которые произнесла Айседора Дункан, вступая на советскую землю, были: "Я возвращаю это дитя его Родине и никогда больше не хочу с ним иметь ничего общего".
      
       Тем не менее, Берзинь в своих воспоминаниях написала следующее:
       "Это были последние и самые, может быть, страшные запои.
       Как-то утром позвонила Софья Андреевна и попроси-ла срочно приехать: Сергей громит квартиру.
       Приехала. Квартира являлась передо мной во всем страшном разгроме. В столовой было перебито все, что можно было перебить, вплоть до люстры.
       И опять на груде черепков и осколков лежал пьяный и грязный Сергей.
       И опять пришлось долго его уговаривать, чтобы он встал, пошел в ванную, переменил белье и костюм. Он встал и пошел. Меня поразила его бледность. Он никогда ярким цветом лица не отличался. Сестра его Катя, старшая из сес-тер, была тоже очень бледной, но тут Сергей был просто мертвенно-бледен. Пока он приводил себя в порядок, ня-нечка Толстых убирала столовую. Собственно, вся уборка заключалась в том, что вымели черепки и осколки, пере-менили скатерть, а на стенах висели портреты Льва Ни-колаевича, фотографии, все стекла были побиты. Сергей старался чем-нибудь тяжелым угодить непременно в порт-рет и кричал:
       - Надоела мне борода, уберите бороду!... Он пришел из ванной чистый, молчаливый. Я стала с ним разговаривать. И еще когда он был в ванной, я позво-нила Вардину, с которым Сергей очень считался, и проси-ла приехать. Сергей встретил Вардина хорошо, но тоже молчаливо. Я, в присутствии Сергея, стала рассказывать о его художествах, но Вардин предложил перейти в дру-гую комнату, а Сергей лег в столовой на кушетку.
       Пока мы говорили и советовались, Софья Андреевна решила навестить Сергея. Я не пускала ее, но она все же пошла. Вардин стал звонить, куда можно устроить Сергея на излечение, сговаривался с Санотделом Кремля.
       Вдруг из столовой раздался резкий крик. Мы вбежали туда и застали такую картину: Сергей лежал на кушетке
       Соня стояла, закрыв лицо руками, лицо было в крови. Сергей перебил ей переносицу.
       - Что ты, разбойник, делаешь! - закричала я.
       Он закрыл глаза и не откликался.
       Пришлось вызывать врача для Сони. Она, кажется, уже понимала, что Сергей очень сильно болен.
       Еще по осени Сергей с балкона сбросил свой бюст ра-боты Коненкова, уверяя, что Сереже (так он называл свой бюст) очень жарко и душно. Он вынес бюст на балкон, по-ставил на балюстраду и, посмотрев, что внизу никого нет, столкнул бюст на улицу. Упав с огромной высоты, есте-ственно, глина рассыпалась на сотню кусков.
       Когда Вардин стал его спрашивать, что все это значит, Сергей не открыл глаз, притворившись, что не слышит.
       Мы пробыли довольно долго у Сони, стараясь ее уте-шить и помочь.
       Сергея удалось устроить в поликлинику к Ганнушкину на Девичьем Поле.
       Сергей просил передать мне, чтобы я к нему не при-ходила, так как только я виновата в том, что его заперли в психиатрической клинике.
       Стараясь не раздражать больного Сергея, я не ходила его навещать. Но прошло очень немного дней, и он просил Катю, свою старшую сестру, передать мне, что если я не приду, то он уйдет из больницы.
       Накупив гостинцев, я пришла вечером в клинику. Де-журил врач Александр Яковлевич Аронсон, мой хороший знакомый. Он просил, прежде чем подняться к Сергею, зайти к нему в кабинет. Я так и сделала. Александр Яков-левич спросил меня:
      -- Нет ли режущих и колющих предметов в свертке, веревок или шнурков?
      -- Почему вы об этом спрашиваете? - удивилась я.
       Потому, что Сергей Александрович очень плох, и
    если бы он был не Есенин, то мы бы его держать в клинике не стали, так как его болезнь давно и подробно изу-чена и для нас не представляет интереса...
       И Александр Яковлевич Аронсон назвал по-латыни эту болезнь.
       - Впрочем, - сказал он, - идите, он ждет вас.
    Поднимаясь по лестнице на второй этаж, увидела на площадке второго этажа Сережу. Он был чисто вымыт, в сером костюме, с пушистыми волосами, в белом шелко-вом пуловере.
       - Где же ты пропала? - встретил он меня упреком. - Я давно тебя жду.
       Мы вошли в его комнату. Это была комната направо. Я стала накрывать стол и расставлять всякие вкусные ве-щи. Дверь в его комнату стояла настежь раскрытая, ее придерживал чурбачок, плотно забитый в пол.
      -- Почему дверь не закрывается, Сережа?
      -- Здесь везде двери открыты. Только я никуда не хо-жу, я их всех боюсь. Сегодня в женском отделении одна бегала с бритвой, с лезвием от безопасной бритвы, и я ис-пугался.
       Он стал подробно излагать, как он не хочет ни с кем об-щаться, потому что тут много больных, и опасно больных. Предупреждал, чтобы я была осторожна, так как на этой же площадке расположены женские палаты и что там ле-жит и та, которая бегала с бритвой.
       Потом Сергей стал читать стихи, которые он написал уже здесь, в больнице, в числе их был и "Лимонный свет". Мы много говорили о том, чтобы уехать от Москвы, в ка-кой-нибудь хвойный лес, и там пожить некоторое время. Сергей меня уговаривал, чтобы я тоже бросила на время Москву, что мне тоже надо отдохнуть. Я была рада его хо-рошему настроению. Он ни разу не упрекнул меня, что его устроили в эту клинику.
       Уходя, я еще раз попросила Сережу полежать подоль-ше и окончательно вылечиться. Он торжественно обе-щал и проводил меня вниз до вестибюля
       Александр Яковлевич отправил его спать, а меня опять пригласил к себе:
      -- Ну, как вы его находите?
      -- Просто прелестным, он давно таким не был. Вы на-прасно меня пугаете, Александр Яковлевич.
       Он грустно покачал головой:
      -- Зачем же мне вас пугать, я просто предупреждаю
    вас, чтобы вы не обольщались несбыточными надеждами.
      -- Я не понимаю, что вы хотите сказать.
      -- То, что Сергей Александрович неизлечимо болен
    и нет никакой надежды на то, что он поправится.
      -- Вы с ума сошли, - вырвалось у меня невольно. -
    Если у вас все такие безнадежные больные, то вам просто нечего будет делать.
      -- Вы же понимаете, что я говорю все это, вполне пони-
    мая, как это серьезно, - начал опять Александр Яковле-вич, - не надейтесь ни на что...
      -- То есть вы хотите сказать, что Сергей Александро-вич недолговечен?
      -- Да, - кратко ответил он.
      -- А если мы заставим его лечиться насильно?
      -- Это тоже не достигнет цели...
      -- Что же, он не проживет и пяти лет?
      -- Нет.
      -- И трех лет не проживет?
      -- Конечно, нет!
      -- А год?
      -- И года не проживет!
      -- Так как же это? Я не понимаю...
      -- Вы успокойтесь, идите домой, а завтра поговорим
    еще раз.
       Но как можно успокоиться, когда ассистент Ганнушкина, человек, который так хорошо относился ко мне, к Сер-гею Александровичу, сказал, что Есенин обречен...
       Я поздно вечером позвонила на квартиру Воронского и рассказала о моей беседе с Аронсоном"...
       Про Ганнушкина я упоминал в этой статье выше.
       Пару слов об Аронсоне.
       Аронсон Александр Яковлевич, род. 1893, г. Москва, еврей, б/п, врач-психиатр Первомайского р-на Москвы. Сексот ОГПУ. Адрес: Большой Афанасьевский пер., д.41, кв. 11. Рассстрелян 28.10.1937. Место захоронения: Коммунарка.
      
       Известно о нем, что он был психиатром, зав.отделением, где лежал Есенин.
       Арест. 2.07.1937. Приговорен ВКВС СССР 28.10.1937 по обв. в антисоветской агитации. Расстрелян 28.10.1937. Реабилитирован 1.06.1957
       Есенина помимо Аронсона лечили несколько психиатров. И все они сыграли весьма значительную роль в закреплении за С.А. Есениным репутации сумасшедшего и самоубийцы.
       Первым был друг знаменитого венского психоаналитика Зигмунда Фрейда и приятель Алексея Максимовича Горького, цюрихский профессор психиатрии, эмигрировавший из Швейцарии в СССР в конце 1920-х годов, Иван Борисович Галант. Вторым - "красный профессор психиатрии", одним из первых признавший советскую власть и активно с нею сотрудничавший, бессменный руководитель кафедры психиатрии 1-го Московского университета, а следовательно, всей столичной психиатрии, создатель так называемой малой (пограничной) психиатрии Петр Борисович Ганнушкин. Имя третьего - личности многообещающей, но трагической - Виктор Семенович Гриневич.
       В 1920-е годы клиническая психиатрия вышла за пределы психбольниц - в общество. У нее появились социальные функции, которые постепенно становились и социально-политическими, и социально-идеологическими. Двери психиатрических больниц (так называемых дневных стационаров при психиатрических диспансерах - во времена П.Б. Ганнушкина или санаторных отделений - во времена А.С. Снежневского) были открыты для "пограничных" личностей (это не больные психически, но и не совсем здоровые люди).
       П.Б. Ганнушкин консультировал С.А. Есенина четыре раза - в период с конца декабря 1923 по 21 декабря 1925 года. Ганнушкин выставляет Есенину разные психиатрические диагнозы: "астеническое состояние у аффективно-неустойчивой личности", "суицидальная попытка у аффективно-неустойчивой личности" (когда Есенин, поскользнувшись на обледенелом тротуаре у дома  4 по Брюсовскому переулку, упал и поранил руку стеклом; сначала он попал в Шереметевскую больницу, а затем его перевели в Кремлевскую, где Ганнушкин был консультантом; после этого шрамы на запястье левой руки неизменно связывали с попыткой перерезать себе вены), "делирий со зрительными галлюцинациями, вероятно, алкогольного происхождения" (то бишь, белая горячка) и, наконец, "маниакально-депрессивный психоз".
       Сразу оговорюсь, все еще существует версия, что Есенин лег в больницу Ганнушкина потому, что его должны были судить по поводу конфликта в поезде.
       А там имело место юдофобство, якобы.
       А за это, повторюсь, тогда расстреливали.
       Возможно, Ганнушкин просто спасал Есенина от расстрела.
       Но, так или иначе, есть бумаги.
       Есть официальный диагноз.
       Есть также все признаки алкоголизма.
       Да, Есенин пил.
       Да, скорее всего, был алкоголиком.
       Да, была депрессия.
       Но...
       Был ли у него диагноз "психическое расстройство" именно из-за того, что Ганнушкин мог "покрывать" Есенина, спасая того от расстрела, мы уже доподлинно не узнаем.
       Не узнаем точно никогда.
       Потому, что есть документы, говорящие о том, что поэт был болен, и доводы, о том, что документы могут быть фальсифицированы, чтобы спасти поэта от расстрела.
       Два полюса.
       Две взаимоисключающих точки зрения.
       И куча доказательств как одной, так и другой версии.
       Лично я склоняюсь к версии, что Есенин мог симулировать психическое заболевание, чтобы его не привлекли к уголовной ответственности.
       И когда ОГПУ, суд и милиция его сильно доставали, то ложился в больницу, где врачи, покрывая его и спасая от суда, писали нужные для этого диагнозы.
       Если бы они их не писали, то поэта посадили или расстреляли бы.
       С другой стороны, если бы врачи не написали "нужный диагноз", то проблемы с законом начались бы у них.
       Это моя личная версия происходившего.
       У меня лет 20 не укладывалось в голове как могло быть так, что мемуаристы пишут одно, а врачи совершенно противоположное.
       А потом я как-то прозрел, читая как ни странно воспоминания Берзинь.
       Как слабоумие определяет состояние поэта Иван Борисович Галант, публикуя вскоре после его гибели статью "О душевной болезни Есенина" в весьма популярном в то время многотомном издании "Клинический архив гениальности и одаренности (эвропатология)".
       Тут я скажу еще об одном факторе.
       Если допустить, что моя версия все же верна.
       То после смерти поэта к ним пришли люди в кожаных куртках и сказали примерно так:
       - Лечил Есенина?
       - Лечил.
       - Вот и напиши статью, чем он болел.
       Тут уж, блин, в 20-е годы написать, что, мол, ребята, да ничем таким он не болел, я его просто так покрывал, чтобы вы ему пулю в лоб не пустили вряд ли кто отважится.
       Авторы Клинического архива успели поведать миру о "ненормальности" таких русских писателей и поэтов, как Лев Толстой, Глеб Успенский, М.Ю. Лермонтов, М.Н. Загоскин, Н.А. Некрасов, М. Горький, А.С. Пушкин, В.Г. Белинский, И.А. Гончаров, А.А. Блок, А.А. Фет... Досталось, конечно, и иностранцам: в этот список попали Бальзак, Стендаль, Эдгар По, Вольтер, Руссо, Дидро, Кант, Гегель и даже Микеланджело. Но что удивительно: Галант опубликовал пять статей о сумасшествии Алексея Максимовича Горького, а тот поддерживал с ним дружеские отношения и получал от него профессиональные советы, как правдивее изображать своих психически ненормальных героев! И вот этот И.Б. Галант в 1926 году в уже названной статье пишет: "Когда... авторы статей, посвященных памяти погибшего поэта, задавали себе вопрос о возможных причинах, побудивших его погубить жизнь, то они, в общем, отказывались от неблагодарного труда найти "последнюю причину" самоубийства Есенина, хотя всем известно, что Есенин - отчаянный алкоголик, и сам поэт воспевал свой алкоголизм как будущего своего палача!.. А между тем появившаяся недавно в печати посмертная поэма Сергея Есенина "Черный человек"... едва ли может еще кого-нибудь заставить сомневаться в том, что поэт страдал тяжелою душевной болезнью".
       "...Мы смело можем сказать, что Есенин - величайший лирик пьянства, и вряд ли мы найдем в мировой литературе такую пьяную лирику, которую можно было бы сопоставить с есенинской... Прежде всего бросается в глаза столь характерный цинизм алкоголиков. Притупление чувства стыда, элементарной благопристойности... доводит его до звероподобных состояний разнузданности диких инстинктов. Все эти состояния делают его в большей или меньшей степени антисоциальным". (Галант)
       Если верить Галанту, то все гениальные люди - люди с отклонениями в психике.
       Это его подход.
       Принципиальный.
       Друзья и современники С.А. Есенина, попавшие под гипноз созданной о нем легенды-вердикта, робко пытались доказать, что "Черный человек" - это не бред и не галлюцинация, что есть прототипы этого образа. Например, немного раньше, в 1922 году, имажинист Вадим Шершеневич написал "Даму в черной перчатке". Говорили и о влиянии на творчество Есенина поэмы "Моцарт и Сальери" А.С. Пушкина (есть ведь там такие строчки в сцене, которая происходит в трактире: "Мне день и ночь покоя не дает мой черный человек. За мною всюду, как тень, он гонится").
       Откройте собрания сочинений С.А. Есенина и прочтите все, что он написал в 1924-1925 годах. И сравните со словами Галанта-Бухарина о Есенине. Статья B.C. Гриневича публикуется в престижном журнале "Клинический архив" вслед за статьей И.Б. Галанта в 1927 году. В 1927 году Гриневич был здоров, а 26 июня 1928 года вдруг умер. За период существования "Клинического архива" умерли и другие авторы журнала, но некролог был опубликован только один - о B.C. Гриневиче.
       Бог шельму метит.
       Если допустить, что Есенина убили, то статьи Гриневича и Галанта могли быть "заказными" статьями ОГПУ, чтобы прикрыть убийство поэта.
       Я эту статью писал 10 лет.
       Много раз переписывал.
       Мое мнение менялось на противоположное несколько раз.
       Наконец, я понял, что есть и будут существовать в дальнейшем 2 версии, касающиеся психического здоровья, которые будут опираться каждый раз на мнение психиатров лечивших Есенина.
       Итак, те говорят:
       Есенин был психически болен.
       Я лично с этим не соглашусь.
       Но это моё личное мнение.
       Мое мнение основано, не на том, что мне так хочется, а на мемуарах современников.
       А также на версии тех же мемуаристов, которые утверждали, что Есенин ложился неоднократно в больнице, дабы уйти от судебного преследования НКВД - ОГПУ.
       А поскольку он лежал в больницах, то дабы врачей не посадили те и писали "нужные" диагнозы, для того, чтобы Есенина не осудили.
       Но каково бы не было мое мнение, все равно версий о психическом статусе Есенина будет 2 до скончания века.
       И тут каждый вправе решить, что же было на самом деле.
       Психика не поддается посмертному вскрытию.
       Вернемся все же в 1925 год.
       Есенин пробыл в 1925 году в больнице некоторое время. Пока не понял, что заведующий отделением, некто Аронсон, не столько врач, сколько чекист и соучастник троцкистского заговора.
          21 декабря Есенин сбежал из больницы. И совершил, как полагает
    есиновед Кузнецов, роковую ошибку. Сообщил о своём намерении переехать в Ленинград ещё одному сотруднику ЧК - поэту Эрлиху.
          Когда Есенин прибыл в Ленинград, его тут же
    , возможно, арестовали. Какое-то время держали в следственном изоляторе. Избивали, пытали, били. Потом доставили в гостиницу "Англетер" и имитировали самоубийство.
       При чем, я позволю себе сослаться опять на воспоминания Берзинь.
       Она поехала в Питер, чтобы найти Есенина.
       И не нашла его там.
       А "Англетер" она даже не ходила, ибо тогда это было режимное заведение НКВД - ОГПУ, и там жили лишь сотрудники этих ведомств.
       Есенин там жить не мог.
       Это было закрытое режимное учреждение ОГПУ.
       Попробуйте пройти сейчас на режимный объект ФСБ.
       Берзинь:
       "Выехала я двадцать четвертого вечером и двадцать пя-того утром была уже в Ленинграде. Остановилась в "Ев-ропейской" и сейчас же принялась разыскивать друзей Сергея Александровича. Телефона Вольфа Эрлиха - в по-следнее время с ним очень дружил Сергей - я не нашла ни в телефонной книжке, ни в справочном столе, куда звонила многократно. Дозвонилась до Марии Михайлов-ны Шкапской, но она была в страшном горе, кто-то из близких у нее покончил с собой, и она не понимала, что меня так тревожит в поведении Сергея Александровича. И прямо сказала, что она сейчас - сама мертвец и помочь не сможет. Как на грех, никого не было дома, или не под-ходили к телефону товарищи, которым я звонила. Но вот наконец мне повезло, и к телефону подошел Николай Ни-китин. Он с готовностью приехал в "Европейскую", где я ему все очень подробно рассказала о Есенине. Он обещал все устроить и уверил, что я могу спокойно возвращаться домой, так как он примет все меры, чтобы с Сергеем никто в Ленинграде из писателей не пьянствовал, не шатался по кабакам, одним словом, обещал сделать все так, как следует.
       Двадцать шестого утром решила обойти гостиницы, чтобы отыскать Сергея Александровича. В "Европейской" его не было. Я об этом узнала в первый же день. В "Гранд-Отеле" его не было тоже, он не заходил туда. "Астория" была тогда не гостиница, следовательно, он там не мог остановиться... И к тому же у меня была твер-дая уверенность, что он остановился у своих друзей.
       Двадцать шестого вечером мы встретились опять с Николаем Никитиным, и он проводил нас на вокзал. Не-смотря на его твердое обещание, что с Сергеем все будет сделано так, как надо, мне не спалось. Мы ехали в купе, спать можно было отлично, но я всю ночь не могла сомкнуть глаз. Мне было и жарко, и душно, и холодно, и не-удобно. Все, что обычно бывает, когда человек неспокоен и взвинчен.
       Приехав утром, я позвонила по телефону в Госиздат и сказала, что не могу сегодня быть на работе. Предупре-дительный голос Ивана Петровича Флеровского, моего непосредственного начальника, несколько меня удивил. На работе он был тверд и взыскателен, а тут вдруг он со-глашается, что мне надо отдохнуть, и говорит со мной, как с больной.
       Я хлопнулась в постель, попросив домашних, чтобы меня не будили, дали бы отдохнуть, а к телефону просила подходить отца.
       Сквозь сон слышала частые и настойчивые звонки, сквозь дрему ответы отца, который уверял, что меня нет дома, но я все же не вставала. Проснулась к вечернему чаю и вышла в столовую. Отец сказал, что звонили весь день, что звонили Воронский, Л. М. Леонов и просили немед-ленно позвонить, как только ты будешь дома. Он добавил, что, видимо, случилось что-то серьезное, просто телефон оборвали.
       Позвонила Леонову. Леонид Максимович кратко сооб-щил, что Сергей удавился. Он именно так и сказал: "уда-вился". Меня потрясло это сообщение.
      -- Когда? - только и спросила я.
      -- Вчера!
      -- Неправда, это неправда, - принялась я доказывать
    Леонову. - Я выехала вечером с курьерским, и никто в Ленинграде ничего не знал. Этого не может быть.
       Леонов посоветовал немедленно позвонить Воронскому. Воронский сообщил, что пришла каблограмма: Сергей ночью повесился в гостинице "Англетер" - и что я вклю-чена в комиссию по похоронам. Он сказал также, что он и Пильняк тоже входят в эту комиссию, что он председа-тель, и попросил приехать на первое заседание".
      
    С определенными натяжками в качестве доказательства может быть воспринято отсутствие фамилии Есенина в форме 1. Была такая во времена НЭПа учетная форма, в которую администрация гостиниц наряду с целым рядом сведений экономического характера, должна была вносить фамилии жильцов. Так вот фамилии Есенина Кузнецов там не обнаружил.
          Все, кто приходил к Есенину в гостиницу либо чекисты, либо троцкисты. Вполне их могли привлечь к участию, чтобы обеспечить прикрытие убийства. Милиционер, составивший акт, работал в "активно-секретном" отделе уголовного розыска. Акт вскрытия, произведенный патологоанатомом Гиляревским скорее всего - фальшивка.
              Поэты В. Князев и В. Рождественский сотрудничали с органами.
          Комендант гостиницы вечером был пьян, что называется, до изумления. И на вопрос супруги (Кузнецов познакомился с ней уже в наши дни), что случилось, из-за чего его подняли ни свет, ни заря с постели, односложно ответил: "повесился, мол, поэт, оформляли...".
               Любопытная деталь, "русская национальная идея", за которую преследовали Есенина, стала объектом критики с совершенно неожиданной стороны. На Есенина напустился Горький. В марте 1925 года он опубликовал в "Правде" письмо:
          " - ... неонародническое настроение или течение созданное поэтами Клычковым-Клюевым-Есениным... становится всё заметнее, кое у кого уже приняло русофильскую окраску, что, в конце концов, ведет к русскому фашизму".
        Лихо. Куда там Троцкому, всего лишь заметившему, что Есенин был "не сроднен с революцией".
         Что же до лжесвидетелей, довольно большой группы лиц, либо видевших Есенина в Ленинграде живым, либо подтвердивших факт самоубийства, то их подбор, если он действительно имел место, вызывает недоумение.      Самоубийство, как правило, совершается в связи с психическим нездоровьем, которое прямо или косвенно подталкивает к последнему в жизни отчаянному шагу. По словам друга Есенина поэта А. Мариенгофа у Есенина "к концу 1925 года решение уйти стало... маниакальным. Он ложился под колеса дачного поезда, пытался выброситься из окна, перерезать вену осколком стекла, заколоть себя кухонным ножом".
         Есенина помещали в психиатрическую больницу. Известный психиатр профессор Ганнушкин предупредил близких поэта о большой вероятности суицидальных попыток в будущем. Основанием для столь мрачного прогноза послужили приступы депрессии и алкоголизм. Сочетание чрезвычайно взрывоопасное и чреватое последствиями. Есенин был запойный пьяница. В отца и деда. Тяжелый наследственный алкоголизм. В состоянии опьянения он вёл себя агрессивно. Ставшие привычными дебоши пресекались милицией. Отсюда протоколы, "уголовные дела", пересуды, сплетни.
       Выскажу еще одну свою версию.
       Возможно, Есенин скандалил именно потому, что:
        -- Симулировал публично психическое нездоровье, дабы подтвердить свой официальный статус психически больного человека. Многие знавшие его отмечали, что дебоши его были похожи на хорошо поставленный спектакль.
        -- Скандалы Есенин устраивал в погоне за славой. И скандалы также именно поэтому были постановочными.
       В редкие трезвые минуты Есенин жаловался, что жизнь ему опротивела. Что он всё растерял. Что у него не осталось ни друзей, ни близких. И, что он сам уже никого не любит.
         Незадолго до отъезда в Ленинград Есенин говорил А. Мариенгофу:
          - Чувство смерти преследует меня, часто ночью во время бессонницы я ощущая её близость.
    Так что повод был. Повод сугубо клинический, обусловленный психической болезнью.
         Но стоит ли верить Толе?
       Перед смертью Есенина у поэта с Мариенгофом были крайне неприязненные отношения ( см. "Скрытые и явные враги Есенина" Тормышов В.С.)
       Пишут, что у Есенина имелись серьезные проблемы. Конфликт с властью. Напряженные отношения с поэтической братией. Творческая неудовлетворенность.
          Всё это было не слишком серьезно. И само по себе, едва ли подтолкнуло бы к самоубийству.
    Есенин мог из окна гримерной Айседоры Дункан в Симфони-Холле в Бостоне размахивать красным флагом и кричать:
       - "Да здравствует большевизм"!
       А спустя несколько дней в письме к поэту Кусикову проклинать советскую власть не менее темпераментно:
           - Тошно мне, законному сыну, в своём государстве пасынком быть.
         В действительности, если не считать приводов в милицию, власть относилась к Есенину терпимо. Как говорится, давала жить. И в творческом плане, в том числе.
       Возможно, опять это моя версия, отношение Есенина с милицией и были такими, из-за того, что в милиции знали, что Есенин - психически больной человек, и посадить его не удастся.
       Возможно, у поэта были серьезные покровители (см. "Друзья Есенина" Тормышов В.С.)
       Собирался Есенин "задрав штаны бежать за комсомолом". Объявлял себя то большевиком, то "самым яростным попутчиком" советской власти, пел панегирики Ленину.
           Доживи Есенин до 30-х годов, ему, скорее всего, многое припомнили бы и вменили. И Клычков, и Клюев; их вместе с Есениным Горький обвинил в русофильстве и объявил предтечами "русского фашизма", были репрессированы.
        И то, что многим не нравилось желание Есенина обосноваться на самой вершине литературного Олимпа, едва ли было для него слишком значимо.
          В отличие от Маяковского Есенин никого не сбрасывал с "корабля современности". Так, обзывал оппонентов "продажными душами" и заявлял, что они его "ногтя не стоят". Говорилось это спьяну. И воспринималось, большей частью, соответствующим образом.
           По словам А. Мариенгофа, Есенин "в последние месяцы своего трагического существования бывал человеком не больше одного часа в сутки. От первой утренней рюмки уже темнело его сознание. А за первой, как железное правило, шли - вторая, третья, четвёртая...". И в этот час он писал замечательные стихотворения.
       Но опять повторюсь - стоит ли верить Мариенгофу?
       Его "роман без вранья" только лишь ленивый не критиковал.
          У поэтов с водкой отношения особые. Пьяному гению "Войну и мир" не написать. А "Клён ты мой опавший, клён заледенелый..." на душевном надрыве, на всплеске обостренных водкой чувств, он написать может.
       У нас и сейчас пол России пьет, но суицид у нас , слава богу редок.
       Так что алкоголизм это не показатель потенциального самоубийцы.
          Возможно, ужасное состояние, в котором находился Есенин, было необходимым условием для создания стихотворных шедевров. История литературы знает такие примеры.
       Возможно, ему действительно было просто противно жить.
       Что не значит, что он собирался умирать.
       Все мы рано или поздно умрем.
       Таков закон жизни.
          Заявляя, что жизнь потеряла для него всякий смысл, Есенин не рисовался. Он, как часто бывает, и жаждал смерти, и одновременно боялся её. Нужен был толчок, подходящий случай. И, возможно, в гостинице "Англетер" такой случай представился.
       Как видим, есть "доказательства" как версии психической болезни Есенина, так и той, что болезнь эта была срежиссирована ОГПУ для прикрытия убийства поэта.
       Апофеозом стихосложения, посвященного смерти стало его последнее произведение, написанное кровью.
       До свиданья, друг мой, до свиданья.
    Милый мой, ты у меня в груди...
    Предназначенное расставанье
    Обещает встречу впереди...
    До свиданья, друг мой, без руки, без слова,
    Не грусти и не печаль бровей, -
    В этой жизни умирать не ново,
    Но и жить, конечно, не новей.
       Кстати, до сих пор существует версии, что:
        -- Это стихотворение написано ранее в 1923 году на смерть одного из друзей поэта.
        -- Это стихотворение написано не Есениным.
        -- Это стихотворение написано не кровью поэта.
        -- Что это написано после смерти поэта.
       Чтобы разобраться в причинах гибели поэта Есенина Сергея Александровича нужна эксгумация.
       А также создание комиссии, которой был бы разрешен доступ ко ВСЕМ архивам страны.
      
       Заведующий кафедрой, консультант-психиатр, психотерапевт Е.В. ЧЕРНОСВИТОВ пишет:
      
       "Предложение об эксгумации трупа С.А. Есенина было высказано мной Ю.Л. Прокушеву, В.И. Белову и племяннице С.А. Есенина Т.П. Флор-Есениной. Тогда я от них услышал, что все нужно взвесить, продумать и сделать спокойно и основательно. Ведь речь идет о нашей народной гордости и чести. Они согласились со мной, что нужно идти до конца. Говорил я об этом и со своими родными, друзьями и знакомыми - серьезных аргументов против эксгумации мне не высказывали, но не раз приходилось слышать сомнения такого рода: "Пошумите, попишите - и на этом все... Как со смертью Маяковского".
       Поговорил и с представителями Русской Православной Церкви - у них аргументов против не было. Действительно, ведь вскрывают же могилы, когда переносят прах из одного места в другое, и не только по желанию умершего лежать в родной земле, но и просто из одного места в другое. Даже непосредственное воздействие на останки оказывается (хотя бы для того, чтобы их сохранить). Действительно, неужели тайна смерти какого-нибудь Тутанхамона нас больше волнует, чем тайна гибели Есенина?
       И тем не менее без повторной судебно-медицинской экспертизы, т. е. без эксгумации, не решить главного вопроса - от своей или чужой руки умер поэт. Иными словами, без эксгумации нельзя сделать окончательный вывод, было ли это доведение до самоубийства или убийство.
       В письмах ко мне читатели спрашивают: почему я так настаиваю на эксгумации? что она может дать спустя столько лет со дня захоронения С.А. Есенина? Отвечаю: эксгумация даст ответ на вопрос, был ли нанесен Есенину удар большой силы в переносицу.
       Если стихотворение "До свиданья, друг мой, до свиданья..." должно было убедить общественное мнение, что поэт покончил жизнь самоубийством, то поэма "Черный человек" должна была свидетельствовать, что он был сумасшедшим. Не случайно эти две вещи сразу после смерти Есенина были опубликованы и в Ленинграде, и в Москве, и в Тифлисе, и в Баку...
       "Людям нужна не правда, а легенды", - сказал в свое время основатель ордена иезуитов Игнатий Лойола.
       В связи с организацией инициативной группы по определению причин гибели С.А. Есенина хотим довести до сведения общественности, что эта акция проводится с согласия и одобрения ныне живущих потомков поэта.
        
       "Мы, родственники Сергея Александровича Есенина, доверяем Черносвитову Е.В. организовать и возглавить работу экспертов по выяснению причин гибели поэта. Согласны на эксгумацию останков поэта".
       Документ подписали: Есенин СВ., Есенина СП., Есенина З.С., Наседкина Е.А., Есенина А.С, Есе-нин Д.Е., Есенина Д.Д., Титов СВ., Митрофанов И.О., Митрофанова А.И., Ильин С.А. Ильин В.С, Ильин А.С.
        
       Сын поэта А.С. Есенин-Вольпин, постоянно проживающий в Бостоне (США), высказал свое согласие на эксгумацию в письме к Е.В. Черносвитову еще в 1990 году: "Ввиду наличия различных версий (убийство, самоубийство) гибели моего отца в конце 1925 года... предложение эксгумации его тела... поддерживаю в надежде на то, что она поможет выяснению истины". (См.: Черносвитов Е.В. И снова о Сергее Есенине // Россия молодая. 1990.  12. С. 68.)
      
      
      
  • © Copyright Тормышов Владимир Станиславович (mage666@list.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 97k. Статистика.
  • Статья: Азербайджан
  • Оценка: 5.99*26  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка