Вильде Геннадий Остапович: другие произведения.

Я люблю тебя навсегда

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Вильде Геннадий Остапович (vgennady@mail.ru)
  • Обновлено: 17/06/2019. 41k. Статистика.
  • Рассказ:
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:

      
       В начале декабря сего года двое не молодых людей вышли из дому, сели в поджидавшее их такси и поехали в сторону железнодорожного вокзала.
      На улице шел снег. Огромные белоснежные хлопья мягко опускались на землю, укутывая дороги в белоснежный плед зимы. Эти двое были родителями Георгия Волынского или просто Гоши, который сегодня, наконец, возвращался из армии.
      Они вышли на перрон, хотя по расписанию до прибытия эшелона было не менее 57, нет
      уже 56 минут. Время тянулось медленно. Томительное ожидание возвращения сына сильно изнурило эту пару. Времена были не спокойные. Каждый день стоил им нервов и здоровья.
      На перроне не было ни души.
      -Ты узнавал, поезд не задерживается? - спросила дама своего супруга.
      -Я безумно нервничаю. Сердце так колотится! -
      Вскоре объявили, что поезд через несколько минут прибудет на 7 путь.
      Состав подходит медленно, почти остановившись, в последний раз со скрежетом дёргается и замирает.
      Из вагона вышел проводник. Он привычно протёр поручни. Из вагона начали выходить пассажиры, нагруженные чемоданами, баулами и прочими ёмкостями для перевозки багажа. Почти в хвосте этой людской лавины в проёме дверей показался молоденький лейтенант. В руках у него была черно-белая авоська, в которой находилась пара бутылок алкоголя и несколько ярко-красных шершавых гранат.
      При виде родителей он подошел к ним, крепко обнял одновременно обоих.
      Так они еще долго стояли, осыпаемые бесконечно падающим снегом.
      Прошло полгода. Гоша постепенно отвыкал от армейской жизни. Плавно перешел к прелестям гражданки. Встретился с друзьями, восстановился на работу в свой НИИ, где трудился до призыва в армию.
      Ну и разумеется, дамы. После длительного воздержания, ныне он мог себе позволить всё.
      Он не пропускал ни одной прелестницы, на которую падал его взор. С непостижимой лёгкостью и очарованием завоёвывал расположение очаровательных дев. Возможно, причиной его фурора у женщин были остроумие и общительность, а так же, оптимизм и неистощимый юмор, который так манят людей как магнит. Он был великолепно сложен. Серые бездонные глаза с колдовской поволокой, как густой серый туман, нависший над величественными горами, пленяли сердца представительниц слабого пола.
      Впрочем, кто знает секрет мужского обаяния?
      Когда предел его увлечения дамским полом достиг критической массы, предки на семейном совете решили назначить встречу и поговорить с ним серьёзно.
      Как потом рассказывал Георгий своим друзьям "забили стрелку".
      Основная цель этой встречи была: вытащить погрязшего в пучине разврата сына и направить его в правильное русло. Толковище было намечено на конец недели.
      В назначенный час семейство собралось за столом.
      Первым заговорил отец, которому сделать это было особенно трудно:
      -Георгий, уже прошло порядочно времени с момента демобилизации. Мы постарались создать тебе все условия для твоего восстановления после военной службы. Считаем, что этого периода более чем достаточно. Я, после отечественной войны, восстанавливался значительно меньше времени.
      Нам представляется, что твой сегодняшний модус вивенди, ночные оргии, женщины и прочий разврат не приведут к позитивным результатам. Ты пристрастился к курению, чего не было прежде, от тебя нередко пахнет алкоголем. А вчера мама у тебя под кроватью нашла ...презерватив!
       Мы глубоко убеждены, что пора остепениться, продолжить работу над кандидатской диссертацией, найти себе хорошую девушку и устроить свою жизнь. Мы уже не молоды и хотим понянчить внуков.
      Тем не менее, если тебе импонирует подобный жизненный уклад, то можешь его и дальше продолжать по своему усмотрению, но уже на съёмной квартире. -
      Он закончил свой спич и с серьёзным видом сел на стул.
      Далее, как и предполагалось, был выход мамы.
      - Сынок, ты единственная наша радость и надежда. Мы уверены, что примешь верное решение.-
      В качестве сладкой пилюли после нелицеприятного предложения отца она сообщила:
      - Мы с папой приобрели для тебя путёвку в пансионат на северном Кавказе. Через неделю заезд. Готовься. -
      Остаток вечера, прошел в тёплой и дружественной обстановке.
      Пансионат располагался в достаточно живописном месте. Внизу в окружении пальм и эвкалиптов плескалось теплое море. Само здание здравницы находилось на горе, к которой вела лестница, исполненная в лучших традициях советского соцреализма.
      Каждый пролёт имел площадку, на которой с двух сторон на классическом постаменте, были навечно увековечены в гипсе труженики социалистического труда всех профессий от интеллигента до колхозника. При этом эволюционная кривая профессий начиналась с интеллигента, достигнув своего пика величественным монументом работнику нефтяной промышленности. Пансионат имел почетное имя "Нефтяник".
      Ценой восхождения к этому храму здоровья было преодоление 124 ступенек.
      Правда, это преодоление стоило того. Сверху открывалась необыкновенной красоты панорама на город и море.
      После быстрой регистрации Гоша получил ключи от номера и отправился на обустройство.
      Комната была рассчитана на два человека, со всеми доступными, в ту прекрасную эпоху, удобствами. На одно койко-место полагалась железная кровать с никелированными спинками и проволочной сеткой, на которой помещался полосатый, видавший виды, ватный матрас, постельное бельё. Вся эта конструкция при лежании или сидении на ней издавала такой визжащий скрежет и звон, что казалось его, было слышно в примыкающем корпусе. На спинке кровати лежало два полотенца. Одно вафельное для рук, а второе махровое для душа.
      В комплект меблировки входила прикроватная тумбочка, маленький умывальник с зеркалом, а еще стеклянная полочка для косметики, небольшой шифоньер для одежды и радиоточка.
      Чемодан предполагалось, вероятно, поместить под кровать. Гоша занял свежезастеленную кровать.
      Туалет, душевая комната и два холодильника были местами общего пользования, и находилась на этом же этаже.
      Перелёт на самолёте, восхождение к вершине " Нефтяника " несколько утомили его. Он немного прилёг и тут же уснул. После пробуждения взглянув на часы, он обнаружил, что проспал обед и пора ужинать. Он быстро побрился, принял душ, одел свежую, тщательно упакованную мамой одежду, спустился в столовую.
      Получив у распорядителя карточку на весь период отдыха, он отправился на указанное место. Обеденный стол располагался не далеко от застекленной веранды, которая являлась одновременно и смотровой площадкой, на которой в то благодатное время, разрешалось курить.
      Столик был рассчитан на четверых. Двое посетителей уже ужинали. Мужчина и женщина.
      -Добрый вечер и приятного аппетита. Георгий, ваш сосед по столику. По профессии я свободный художник, а по убеждению демобилизованный из рядов советской армии бездельник, -представился он.
      Соседи представились. Она была дама лет пятидесяти. Педагог музыки из Ленинграда с трудновыговариваемым именем и отчеством Виолетта Аристарховна. Он был торговым работником неопределённого возраста по имени Болеслав Иосифович.
      На столе уже стояла закуска, хлеб и масло, которое здесь давали утром и вечером, как мне с гордостью, растолковали соседи.
      Ведь недаром вождь мирового пролетариата с первых дней советской власти выдвинул лозунг: "охрана здоровья трудящихся - дело самих трудящихся". Это типа "спасение утопающих - дело рук самих утопающих".
      Ужин подходил к концу. Гоша уже было собрался ретироваться, усмотрев удобное место на веранде для перекура. Но к столу подошла девушка в голубом платье в мелкий цветочек. В руках у неё была плетёная из соломы пляжная сумка. Ей было лет 20-21 не более. Пышные русые волосы, чуть влажные от недавнего купания, ниспадали до плеч.
      Более всего Гошу поразили её зелёные, скорее изумрудные, в обрамлении пышных и длинных ресниц, глаза, глядящие на собеседника прямо в упор не моргая.
      - Всем добрый вечер! О, у нас новый сосед, - произнесла она
      -Меня зовут Ника. Очень рада пополнению.-
      -И я безмерно рад знакомству. Меня зовут Георгий, можно Гоша.-
      Остаток ужина все беседовали о разных пустяках. Виолетта рассказывала о своих учениках, о музыке , сестре, которая работала в Эрмитаже экскурсоводом. Болеслав хвастался своими внуками и новой молодой женой, которой он так доверяет, основываясь на её преданной любви к нему, что решился поехать отдыхать один, оставив жену на попечение её мамы.
      Гоша почти не слушал эту болтовню, исподволь поглядывая на Нику, которая так же периодически одаривала его своим вниманием. Вскоре все пожелали друг другу доброго вечера и начали расходиться кто куда. Ника направилась к веранде. Гоша пошел за ней. Она села за уединённый столик, на котором стояла пепельница. Отработанным движением начала доставать из своей пляжной сумки, с которой явилась на ужин, пачку болгарских сигарет " ВТ", но Гоша предложил ей пачку " Marlboro".
      -Ого, Георгий, круто. -
      Закурив, она глубоко затянулась ароматным дымом добротного американского табака, эффектно выпустив из себя кольца этого дурманящего фимиама. Удовольствие от этого действия, очевидно, было для неё настолько велико, что она даже прищурила глаза от блаженства. Они еще долго сидели на веранде, по очереди рассказывая о себе.
      Ника жила в маленьком подмосковном городке. Отец ушел из семьи, когда ей было всего пять лет, взвалив все заботы о воспитании дочери на маму. Первое время приходил проведать дочь, но после рождения сына во втором браке перестал приходить вовсе. Правда, алименты платил исправно до самого её совершеннолетия. Мать трудилась участковым врачом в районной поликлинике. Целыми днями она моталась по участку к больным, а после работы делала уколы одиноким старикам, получая за это ломаные гроши. В пятнадцати лет Ника начала помогать матери. На каникулах она подрабатывала в цветочном магазине. Она старалась прилежно учиться. Школу она закончила прекрасно. Дальнейший выбор профессии был давно предопределён. Влечение к гуманитарным предметам, особенно литературе, определило выбор ВУЗа.
      Она подала документы в московский университет, в который благополучно поступила на филологический факультет. В универе ей предоставили место в общежитии, учитывая тот факт, что она жила в неполной семье с незначительным доходом. Ей полагалась так же студенческая стипендия, которую она отрабатывала усердием в учебе. Первую сессию она сдала блестяще. По решению декана ей дали повышенное вознаграждение за усердие в учебе. В университете она познакомилась с однокурсником, который был старше её на три года. Короткий период их тёплых взаимоотношений, вскоре плавно переросли в приятельские. Поехала отдохнуть в этот пансионат, так как маме профсоюз выделил 30- процентную путёвку. Очень любит море, но плавать так и не научилась.
      Гоша также поведал новой знакомой основные вехи своей жизни. К сожалению, единственный любимый сын у родителей. До армии получил образование на факультете радиоэлектроники местного института. Это было приоритетное направление, да и ему было интересно частенько возиться с паяльником, собирая для себя и друзей усилители, светомузыку и иную аппаратуру. Учился он с охотой и достаточно хорошо. После защиты дипломной работы ему предложили должность аспиранта на одной из кафедр этого ВУЗа, но он предпочел пойти работать в НИИ, который занимался разработкой новых видов радиоэлектронных устройств.
      Кандидатский минимум он сдал еще, будучи студентом. Поэтому после трудоустройства он перешел на заочное отделение аспирантуры.
      Потом армия. Два года в должности командира взвода. Затем демобилизация.
      Кандидат в мастера спорта по плаванью. Готов незамедлительно приступить к обучению, такой очаровательной девушки, плаванью. Это предложение было принято с большим восторгом.
      -Ника, пойдём пить кофе, - предложил Гоша.
      Она охотно согласилась. Быстро преодолев спуск к морю, они оказались на набережной.
      Ночная жизнь города только начиналась.
      Запах моря и кофе, смешиваясь, создавали тот ароматный коктейль, который дивным образом действовал на отдыхающих, дурманя и пьяня.
       Здесь разливалась такая беспечность, что им захотелось раствориться в этой умиротворяющей обстановке.
      Они осмотрелись вокруг. Возле каждого кофейного духана ожидало своей очереди 5-6 человек. Стоять в очереди страшно не хотелось. Пройдя немного вперёд, в стороне от набережной, они обнаружили небольшой, видавший виды, столик за которым стояла женщина, отпускавшая кофе.
      Из посетителей был только один мужчина. Они о чем- то беседовали с хозяйкой, которая готовила для него напиток. Ника и Гоша подошли, остановившись в нескольких шагах от мужчины. Из разговора стало ясно, что хозяйку зовут Манана, а мужчину Хачик. Он здесь постоянный клиент.
      Жаровня, на которой готовился кофе, стояла неподалёку от них. Они с интересом наблюдали за процессом приготовления.
      Над одной из джезв возник холмик кофейной пенки. Женщина при жаровне протянула руку и застыла, выжидая, пока холмик чуть опал, выпукло закатываясь за края сосуда. Только тогда она выдернула джезву из песка.
      Мужчина сел за столик со своим кофе.
      -Нам, пожалуйста, один совсем без сахара для меня и один "высший" для девушки, - заказал Гоша.
      Манана принялась колдовать, засыпая кофе в джезвы, заливая холодной водой, засыпая, где нужно сахарный песок.
      -А вы можете мне погадать на кофе? - неожиданно спросила Ника.
      Манана заинтересованно посмотрела на неё.
      -Вообще-то я не гадаю для посетителей, но для такой красивой зеленоглазой девушки я сделаю сегодня исключение.
      Манана закончила варить кофе, налила его в чашечку и подложила блюдце.
      -Выпей кофе доченька, загадай желание. Возьми чашку в левую руку и взболтни гущу против часовой стрелки три раза. Да так, что бы гуща достигла краёв, но не переливай, чтобы не расплескать. Переверни чашку и выплесни гущу на блюдце.
      Ника выполнила все её указания. Через некоторое время, когда кофейная гуща несколько стекла и подсохла, создав какой- то затейливый рисунок, абсолютно не понятного содержания для непосвященных, но не для Мананы. Какое - то время она внимательно всматривалась в кофейную композицию, вращала чашку, внимательно вглядывалась в рисунки на блюдце. Наконец, она заговорила:
      -Жить ты будешь долго. Я вижу радость и удачу. Будет тебе не просто.
      Даёшь ты больше, чем берёшь. Вот видишь ЛОШАДЬ, Манана указала пальцам на что-то отдалённо напоминающее круп лошади. Скоро встретишь ты свою любовь, единственную на всю жизнь. Сильно полюбишь ты, ох сильно! Такое случается редко. Это не просто любовь, это любовь неземная.
      А это НОЖ, провела пальцем гадалка по рисунку, напоминающему клинок.
      Это возможное расставание с любимым человеком
      А вот это СОВА. Тебе, детка многое придётся пережить. Будет тебе порой трудно, но ты сильная и гордая, сможешь преодолеть трудности.
      Вижу, много мужчин у тебя будет, но любовь только одна, единственная.
      Будут дети, не разберу сколько,- закончила гадалка.
      Выслушав предсказания, Ника немного помолчав, поблагодарила, и они отправились в сторону моря.
      На юге быстро темнеет. Народ стал расходиться. С моря подул свежий муссон.
      -Пойдем домой, мне холодно, - сказала Ника. Гоша подошел к ней и крепко обнял её, прижимая к своей груди, а затем нежно поцеловал. Она не сопротивлялась, ответив на его поцелуй долгим затяжным поцелуем. Солоновато-медовый вкус её губ так пьянил и дурманил его. О молодость, молодость!
      Они еще долго целовались на фоне засыпающего моря под шорох гальки, движимой гребешками волн. Это была поистине волшебная ночь.
      
      Утром Гоша проснулся рано.
      Всю ночь ему снилась Ника. Она разительно отличалась от прежних его подружек. Такая нежная, открытая и необычная девушка. Доверчивая, как ребёнок. В ней чувствовалась какая- то незащищенность, вызывающая желание её оберегать, окружить заботой. Это было какое-то новое чувство. Раньше он не испытывал такого.
      Взяв всё необходимое, он пошел к морю.
      Купание в утренней морской воде полностью вернуло бодрость и стёрло с лица следы бессонной ночи.
      С лёгкостью он преодолел подъём и бегом поспешил к завтраку.
      За столом все были в сборе.
      - С бодрым утром, товарищи отдыхающие, - обращаясь в основном к Нике, отчеканил он. Все пожелали ему того же, а Виолетта и Болеслав как-то загадочно переглянулись.
      После завтрака молодёжь, захватив с собой по чашке какао, отправилась на веранду покурить.
      -Как спалось, моя госпожа? - Ели проснулась, - смутившись, ответила Ника
      -Сегодня у нас по плану школа начинающего пловца, -
      -Я боюсь! - с детской непосредственностью заявила Ника.
      -Мадам, оставьте этих глупостей. Всё под контролем, убедительно произнёс он.
      На пляже они облюбовали себе место, которое было почти безлюдным.
       Пока прекрасная ученица переодевалась, молодой инструктор продумывал методику предстоящего занятия.
      Когда он увидел Нику, выходящую из раздевалки, его сердце учащенно забилось.
      Он не мог отвести взгляд от увиденного зрелища.
      Ничего лишнего не было в формах её фигуры.
      Красивая упругая грудь, будила воображение. Стройные ноги, чуточку полноватые вверху, нисколько не мешали общему впечатлению. Плоский живот. Всё было изящно и гармонично.
      Красоту юного и изящного тела девушки подчеркивало красно-розовое бикини, расшитое нежными цветами, чрезвычайно гармонировавшими с цветом её глаз. На её плечи ниспадали длинные пряди густых тёмно-русых волос, которые развевал ветер.
      Было очевидно, что барышня тщательно готовилась к этому утреннему представлению под названием " Рождение Венеры" и это зрелище прошло с аншлагом.
      Новоиспеченный тренер по плаванью несколько замешкался, любуясь телом прелестницы.
      После небольшой паузы она смущенно спросила:
      -Я готова. Может, начнём обучение?-
      Гоша, наконец, очнулся от созерцания.
      -А вот волосы придётся собрать, - менторским тоном выговорил он.
      Сначала он озвучил основные правила начинающего пловца:
      1.вдыхаем носом воздух-вдох, погружаемся в воду-выдох. Главное, что бы вода не попала в нос;
      2.прямые ноги работают от бедра, колено свободное;
       3.вдох через рот, плавный медленный выдох через нос.
      Когда Ника вошла в море и приготовилась выполнять его указания, он совершенно забыл все ранее перечисленные пункты инструкции.
      Положив руку на талию ученицы, он осторожно наклонил её. Вторую руку он подложил под грудь, придав телу горизонтальное положение. Затем легко подтолкнул её за аппетитную попку, придал ей небольшое ускорение, скомандовал:
      -А теперь работай конечностями, как ножницами -
      Ученица проплыла самостоятельно десяток метров, а затем, развернувшись, вернулась к своему тренеру.
      -Молодчина, браво! - похвалил её Гоша.
      -Получилось, получилось, - кричала она на весь пляж.
      Она радовалась этому пустяковому успеху, словно дитя, получив долгожданную игрушку.
      Они еще долго плескались в теплой сентябрьской воде, обливая друг друга, обнимаясь и целуясь, как будто они были одни на пляже.
      Впрочем, так, вероятно и было, как им казалось тогда...
      После обеда Гоша сообщил Нике:
      - Есть хорошая новость. Мой сосед по комнате уехал на экскурсию в район озера Рица. Он будет отсутствовать два дня. Я приглашаю тебя к себе отметить твой сегодняшний триумф в освоении плавательного мастерства,- с надеждой сообщил он.
      Ника после непродолжительного раздумья произнесла: - А, давай!-
      Юноша был на седьмом небе. С каждой минутой, проведённой с этой удивительной девушкой, всё больше и больше крепла симпатия к ней. Что бы это могло быть?
      Через некоторое время он отправился на рынок.
      Кавказский рынок-это пространство, где сплетаются экзотика и место истинного биения жизни города.
      Он накупил целую гору снеди. Не зная вкуса своей новой пассии, он скупал все, что привлекало его внимание
      В его армейской авоське уже лежали красно-малиновые шершавые гранаты размером с голову новорождённого младенца. Фиолетовые плоды инжира с ярко-красной вкуснейшей мякотью манили своей спелостью. Сверху лежала чурчхела красная и коричневая, пакет с миндалём, большая красивая гроздь винограда "Изабелла ", которая как ему сказал продавец, произрастала исключительно в этих краях. Пакетик с тающей во рту хурмой, добрый шмат сулугуни и огромный кусок вкуснейшей пастиллы были хорошим дополнением к вечерней трапезе. Вдобавок он купил две бутылки вина " Букет Абхазии " и "Апсны".
      Еды было достаточно для насыщения целой роты солдат. По дороге он заскочил в хозяйственный магазин и купил две свечи красного цвета. В тени памятника советскому интеллигенту, стояло несколько женщин торговавших цветами. Он выбрал букет чайных роз и начал не простое восхождение, отягощенный грузом покупок и знойным южным солнцем, которое беспощадно палило в это дневное время. Он с трудом втиснул содержимое авоськи в один из коридорных холодильников, которые к радости Гоши, имели еще небольшое свободное пространство.
      На ужине Ники не было. Соседи по столу сообщили, что у неё какие то дела в городе, кажется телефонные переговоры с мамой.
      Не дождавшись завершения ужина, Гоша отправился в свою комнату подготовиться к долгожданному свиданию. Минуты тянулись томительно медленно. Прошло уже полтора часа после ужина.
      Он уже успел разложить фрукты и еду по тарелкам, которые выпросил в столовой до завтрашнего утра.
      Вдруг послышался тихий стук. Скорее это был даже не стук, а неуверенное царапанье.
      В проёме двери стояла Ника. Она была одета в синее, облегающее её стройную фигуру, платье. Никаких украшений и макияжа.
      -Боже, как она прекрасна! Естественна, как сама ПРИРОДА. Просто Дитя человеческое, - подумал про себя Гоша.
      -Извини, я немного задержалась, звонила маме. Она очень по мне скучает.
      О, я вижу, ты основательно подготовился к моему приходу, - заметила Ника, бросив взгляд на сервированный стол.
      -Я старался, - отметил Гоша.
       За окном уже темнело. Гоша зажег свечи. Комната осветилась приятным желтоватым цветом. Затем откупорил вино, разлил по бокалам.
      -За нас, - провозгласил Гоша. Они выпили.
      - Какой замечательный вкус у этого вина. Чувствуется тонкий земляничный аромат и нежный вкус с фруктовыми нотками, -
      -Да, ты права. Как мне рассказал продавец этого волшебного напитка, чтобы научится понимать язык его страны умом и душой, нужно проникнуться вкусом этого вина,-
      -Я уже прониклась, - сказала Ника, закусывая виноградом тёмно-синего, почти черного цвета, покрытого беловатым налётом.
      -Я такого винограда никогда не ела,- с сожалением заметила она.
      -Ника, я хотел тебе сказать, - явно сдерживая внутреннее волнение, тихо произнёс Гоша.
      -Я хотел тебе сказать, что мне очень хорошо с тобой. Я никогда не испытывал ничего подобного с другими девушками. Мне хочется просто смотреть на тебя, вглядываться в твои глаза, гладить твои волосы, -
      Маленькая леди явно не ожидала, да и не была готова, услышать такое откровенное признание от этого молодого человека.
      Некоторое время она молчала, наблюдая за колебанием огоньков на свечах, а потом тихо произнесла:
      -Знаешь, мы знакомы совсем недавно, но наша встреча это тот лучик солнца, которого мне так не хватало до встречи с тобой. Всё это время, что мы знакомы, все мои мысли о тебе. Я ни о чем ином не могу думать. Впервые встретившись с тобой, услышав твой голос, мое сердце, словно плененное, стало биться сильнее. Вмиг изменилось все. Знаю, и ты чувствуешь что-то подобное, но пока не знаешь, что это. Просто оглянись, прислушайся к тишине: слышишь, оно стучит! -
      После этого признания она облегченно вздохнула, как бы освободившись от груза, который тяготил её всё это время.
      Гоша наблюдал за Никой, и от зоркого глаза его не укрылось трепетное волнение девушки. Он даже заметил, что на бледных её щеках появилась лёгкая краска, а глаза как-то особенно засветились.
      А потом случилось то, что обычно происходит между двумя молодыми любящими друг друга людьми. Ураган, который аккумулировал свою энергию и мощь все эти дни, накрыл эту пару. Это была необузданная сила, сметающая все преграды на своём пути.
      Они предавались любви всю ночь. Это было любовное безумие какое-то. Они наслаждались друг другом, никак не достигнув насыщения. Лишь иногда Ника в порыве страстного экстаза тихо шептала: - Я люблю тебя. Я люблю тебя навсегда! -
      И лишь единственный свидетель происходящего Луна, своим магическим светом освещала этот праздник любви, чему-то улыбалась с небес, радуясь увиденному.
      Они проспали почти до вечера следующего дня.
      -Как хочется есть,- сказала Ника проснувшись
      -Да и я не прочь подкрепиться, - согласился Гоша.
      На ужин идти не хотелось.
      -У меня есть предложение. Давай поедем в пацху. Это не далеко отсюда. Там очень вкусная еда, - оживился Гоша.
      -А что это? - поинтересовалась Ника.
      -Это ресторан национальной кухни, - уточнил Гоша
      -А откуда такая осведомлённость? - заинтересовалась Ника.
      -Два года службы в армии на Кавказе не прошли для меня даром, - проинформировал он.
      Через некоторое время они сидели за деревянным столом, внутри грота, стены которого были сплетены из ореховой лозы, да так хитро, что помещение одновременно проветривалось, но не выстужалось.
      На кухне суетились несколько поваров, они тщательно следили за огнём, на котором коптились мясо и сыр. Для вентиляции в потолке пацхи было отверстие, куда уходил дым. Предварительно просоленное мясо было подвешено над костром к железному закопченному кольцу с крючьями. Над кольцом примерно в двух метрах над пламенем находилась на цепях решетка. На ней лежали круги рассольного сыра сулугуни. Сыр коптился, постепенно приобретая коричнево-золотистую аппетитную корочку.
      Через некоторое время к ним подошел пожилой мужчина, в закрытой верхней одежде черного цвета с покрытой головой. Как оказалось, это был хозяин этой пацхи по имени Даур. Он поприветствовал гостей, поблагодарил их за то, что они осчастливили его и всю семью своим визитом.
      Через несколько минут подошел молодой юноша с сосудом из металла по форме напоминающий глубокую вазу, наполненную прозрачной родниковой водой.
      -А это для чего?- шепотом спросила Ника, удивлённо взглянув на Гошу.
       - Это традиционный ритуал омовения рук перед едой, - на хорошем русском языке уточнил юноша.
      Затем он принес и поставил на стол тарелку с большим чуреком, начинённым сыром, аджику, а также бутылку вина. Напиток был гордостью семьи хозяина заведения. Способ приготовления строго охраняется и передаётся представителю следующего поколения по мужской линии.
      -Что будут, есть, дорогие гости? - поинтересовался молодой человек.
      Они заказали хачапури-лодочку, шашлыки, гоми с сулугуни. Копченое мясо уже было нарезано и поджаривалось на большой сковороде, источая
       такой дурманящий запах, что у них закружилась голова от голода, который не утолялся почти сутки.
      Идиллическая атмосфера не располагала к поспешности. Они просидели за ужином достаточно много времени, наслаждаясь вкусной едой, запивая съеденное хорошим вином, которое своим бархатистым вкусом так идеально сочеталось с заказанными блюдами. Домой они добрались затемно.
      Утром они явились к завтраку вместе.
      -А мы думали, что вы уехали на экскурсию. Жаль, что вы не попробовали розовую форель. Вчера подавали на ужин, - сказал Болеслав.
      -Мы вчера гуляли в окрестностях, там и поели, - кратко резюмировала Ника.
      К вечеру вернулись экскурсанты очень усталые, но с массой впечатлений. Койка в Гошиной комнате будет теперь занята.
      Теперь они больше времени ходили на пляж, купались и загорали. Пользоваться общим пансионатским пляжем они не хотели. Нелегально, несмотря на жестяный щит с запретом, уведомляющий всех нарушителей о том, что пользование этим пляжем могут исключительно отдыхающие этого ведомственного санатория, пролезали через небольшое отверстие в железной сетке отгораживающей обычных тружеников нефтяной промышленности от слуг народа.
      Они много плавали, а за тем с удовольствием лежали на тёплой гальке, всматриваясь в синеву неба, в проплывающие облака в которых узнавались контуры животных или профили людей. А еще они любили слушать звук окатанной гальки, омываемой пеной прибойных волн.
      Часто они наблюдали за узорами, которое рисовало море, захватывая и перекатывая морскую гальку, обломки раковин, разноцветных стекляшек.
      И только они успевали присмотреться к пятнистому рисунку морского берега, уловить гармонию в сочетаниях разноцветной гальки, как следующая волна смывала и перемешивала предыдущий образ, создавая новую картину.
      Словно сменился кадр фильма. Один, другой, третий...
      А они всё смотрели и не могли зафиксировать этих мгновенно сменяющихся картин жизни.
      И только шорох гальки под морской волной оставался в их памяти.
      А потом к ним стала приходить кошка. У неё были такие же зелёные глаза как у Ники и густая коричневая шерсть, плавно переходящая в бежевый цвет. Обычно она появлялась на пляже несколько раньше их. При появлении Гоши и Ники она совершала несколько вращательных кульбитов, выражая этим свою радость от встречи с ними.
      Иногда она ложилась рядом на полотенце, и Гоша нежно ласкал её густую шерсть.
      Они всегда приносили ей что-нибудь поесть.
      Время на отдыхе летит быстро. Пришло время Нике возвращаться домой.
      Обратный билет до Москвы был на 3-е сентября.
      В поезде Гоша помог погрузить в купе её небольшой чемодан. Они спустились на перрон. До отправления поезда оставалось четверть часа. Он крепко обнял её, почувствовав, как её тело содрогается от трудно скрываемых слёз. Ника плакала в себя.
      -Наша встреча это самое лучшее, что было в моей жизни до сих пор, - с трудом подбирая слова, промолвил он.
      -Я приеду к тебе в Москву, - пообещал Гоша. Тяжелый ком сжал его горло, он еле сдерживал себя, чтобы не разрыдаться.
      Проводник вагона предложил всем отъезжающим занять свои места в вагоне, а провождающим покинуть вагон. Они обнялись и обменялись долгим поцелуем.
      -Я люблю тебя навсегда! - уже не сдерживая слёз, проронила Ника. Она вырвалась из его объятий , быстро поднялась по ступенькам в вагон и исчезла в его глубине...
      Поезд тронулся
      Эпилог
      Прошли годы. Гоша, а теперь Георгий Эдуардович доктор технических наук, профессор в августе текущего года, прочитал свой триумфальный доклад на конгрессе международной федерации по автоматическому управлению (ИФАК) в Швейцарии после которого делегаты из тридцати стран мира десять минут стоя аплодировали докладчику.
      Успех Георгия Эдуардовича был ошеломляющим. Многие коллеги прочили ему получение Нобелевской премии за новое открытие в этой области. Позвонил сам министр и поздравил его с заслуженным успехом.
      Трудоёмкая работа по подготовке материалов к докладу, а также поездка в Базель, совершенно опустошили его.
      -Нужно отдохнуть, уехать в какую-нибудь глухомань. Подальше от науки, учеников, семьи и прочих благ цивилизации, - подумал Георгий Эдуардович.
      Он набрал номер телефона своего референта.
      -Артур, ты мне нужен, зайди -
      Через несколько секунд дверь кабинета отворилась.
      -Я весь - внимание, Георгий Эдуардович, - прочеканил молодой человек.
      -Артюша, закажи мне один билет на самолёт в бизнес классе на третье сентября, а так же гостиницу, - он указал направление и название гостиницы.
      Артур послушно кивнул и незаметно вышел из кабинета, так же как и появился.
      Администрация гостиницы приняла его как наследного принца, когда он прибыл на "MERCEDES", который встречал его прямо у трапа прибывшего самолёта.
      Ему предоставили лучший номер в гостинице с прекрасным видом на море.
      Вечерами, когда солнце начинало уже садиться за горизонт, он спускался к морю, подолгу плавал в тёплой сентябрьской воде, а затем, положив на нагретую за день гальку, махровое полотенце долго сидел, вглядываясь в линию горизонта.
      В один из таких вечеров он забрёл в кофейню, одну из которых в большом количестве были разбросаны по всей набережной. Заведение находилось в небольшом отдалении от основной дороги. Это было скорее импровизированное кафе, состоящее из четырёх столиков со стульями, а так же небольшой ларёк, где можно было купить вино, сигареты, шоколад и местные сувениры.
      Хозяином этой точки был Гиви, о чем свидетельствовал деревянный щит с надписью имени владельца на фоне дымящейся чашки кофе.
      Подойдя к Гиви, он представился, назвав своё имя. Упомянул, что бывал в этом городе очень давно. Хозяйкой этой кофейни тогда была женщина, кажется, её имя было Манана. Владелец заведения подтвердил, что хорошо знал Манану у которой давно купил её бизнес. Манана со всей своей семьёй и родственниками эмигрировала в Израиль.
      Георгий заказал чашечку кофе без сахара и бутылку "Апсны ". Они разговорились. Гиви поведал ему историю своей семьи, рассказал о старшем сыне Тенгизе, который помогает ему в этом не простом гешефте, где конкуренция просто беспредельная.
      Взяв покупки, Григорий присел к столику, наполнил бокал прохладной, ароматной жидкостью и с удовольствием осушил его. Затем он закурил сигарету и умиротворённо прикрыл глаза, вдыхая аромат кофе и моря...
      Через некоторое время в кафе вошла посетительница.
      Она обратилась к Гиви: - Уважаемый, пожалуйста, бокал вот этого вина, она указала на бутылку, чашечку кофе и пачку " Marlboro" ,-
      Она присела за соседний столик, рядом с Георгием. В ожидании своего заказа она вынула из сумочки свой мобильный телефон и что-то внимательно просматривала на его дисплее.
      Через некоторое время к ней подошел Тенгиз с подносом. Он аккуратно разложил на столе всё, что заказала дама.
      -Приятного вечера, - любезно пожелал он и удалился.
      Что-то в облике женщины его заинтересовало и он незаметно, не нарушая правил приличия, стал за ней наблюдать.
      Это была миловидная дама лет 40-43 .Мягкий овал лица, выпуклый лоб, глаза насыщенного зелёного цвета, и струящиеся тёмно-русые волосы.
      Что-то неуловимо-знакомое было в этой незнакомке. Он тщетно старался вспомнить, где он мог видеть этот образ, эти пышные русые волосы, эти глаза... Глаза!
      Георгий похолодел от осенившей его догадки. - Не может быть,- подумал он.
      Он продолжал осторожно наблюдать за женщиной. Ощущая на себе его взгляд, она взглянула на соседа .
      Немного вздрогнув и побледнев от неожиданного виденья, быстро справилась с нахлынувшей эмоцией.
      Осознав, что дальнейшее молчание будет расценено превратно,
      Георгий поднялся со своего места, подошёл к её столику и тихо заговорил:
      -Прошу великодушно меня извинить. Меня зовут Георгий. Не сочтите меня за хама, который пристаёт к красивым дамочкам на курорте. Просто у меня возникло некоторое сомнение, которое без вашей помощи мне не удастся рассеять,- любезно произнёс он.
      -Если я смогу, в силу моих скромных возможностей разогнать ваши сомнения, то буду, рада помочь, - усмехнулась она, отпив глоток вина из своего бокала, явно скрывая сильное волнение.
      -Много лет назад я отдыхал на этом курорте. Судьба свела меня с очаровательной девушкой, с которой меня многое связывало. Она для меня была очень дорога.
      Так получилось, что пути наши разошлись. Все эти годы я пытался её найти. Неоднократно делал попытки её разыскать, но мои старания так и не увенчались успехом.
       Прошло достаточно большое количество времени, её образ несколько стёрся из моей памяти. Увидав сегодня вас, я словно вернулся в то время и мне показалось... -
      -Я очень сожалею, но смею вас заверить, что к этой девушке я не имею абсолютно никакого отношения, - твёрдо заверила она.
      Григорий еще раз взглянул на незнакомку. Глаза, волосы, родинка над верхней губой. Нет, ошибки быть не может.
      -Боже, Ника это ты? - воскликнул он.
      Она еще раз посмотрела на мужчину. Прочитав в его страдальческих глазах боль и раскаянье, тихо произнесла:
      -Ты не ошибся. Перед тобой Ника,-
      Он онемел от этого признания.
      -Какими судьбами ты оказалась в этом городе? -
      -Я собираю материал для своей монографии о творчестве великого писателя Абхазии Фазиля Искандера. Это у меня командировка. Я несколько дней в этом городе, - проинформировала она.
      -Я так перед тобой виноват, Ника! Я, вероятно, причинил тебе не мало страданий? Ведь нам было тогда очень хорошо, ведь, правда?
      Когда ты уехала, я каждый день ходил на пляж, на наше место. Хотел встретить кошку, но она куда-то бесследно исчезла. Я искал её на пищеблоке санатория, справляясь о её судьбе, но никто из персонала её никогда не видел. Там был строгий запрет на животных, находящихся на территории санатория, включая пляж. Я опросил жителей окрестных домов, но результат был отрицательный.
      Я думаю, что это был Ангел, спустившийся с небес, радовался нашей любви. Если сможешь, прости за ту боль, которую я тебе причинил. Я так же очень страдал, поверь! -
      - Тебе не в чем себя корить. Наша встреча была для меня как путеводный факел в моей жизни. Я влюбилась в тебя с первого взгляда, это правда. Ты был так внимателен и деликатен ко мне, ты разбудил во мне женщину. После тебя я не смогла полюбить ни одного мужчину. Я была два раза замужем, но оба раза не удачно. Ты так высоко поднял планку в наших отношениях, что до сих пор никто не покорил эту вершину. Сейчас я живу одна, и меня это вполне устраивает. И еще у меня есть взрослый сын Георгий, которого я очень люблю, - закончила своё повествование Ника.
      Южное сентябрьское солнце быстро садилось за горизонт. Темнело.
      -Ника, ты можешь показать мне фотографию твоего сына? - спросил Георгий.
      После некоторого раздумья она достала из своей миниатюрной сумочки дорогой смартфон, отыскала нужную фотографию и показала ему.
      Он долго всматривался в дисплей, а затем тихо спросил:
      -Ника, это мой сын?-
      -Нет, это только мой сын! - отрезала она.
      Стало совсем темно.
      -Мне пора, - сказала она, поднимаясь со стула.
      -Я тебя провожу, - предложил Георгий.
      -Не стоит, я хочу побыть одна. Прощай...-
      Батони (* Господин.грузински) Георгий, батони Георгий, мы уже закрываемся. Это был сын Гиви, Тенгиз
      Георгий открыл глаза. На него спускалась южная, ночь. Ветер утих. Морские волны
      колыхали блики созвездий. Земля отдыхала от полуденного солнца. Григорий взглянул на небосвод. С небес оборвалась звезда. Он загадал желание.
      Картины из гальки меняются одна за другой и несть им числа. Невозможно запечатлеть их в своём сознании, как нельзя сохранить в памяти, прожитые нами дни. Лишь к празднику замечаем, что год прошел, а то и десятилетие. Время, которое уходит так незаметно, уносит с собой мгновенье за мгновеньем нашу жизнь. Постепенно и незаметно мы забываем события, происходящие с нами в прошлом, стремительно устремляясь в будущее, которого еще нет.
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Вильде Геннадий Остапович (vgennady@mail.ru)
  • Обновлено: 17/06/2019. 41k. Статистика.
  • Рассказ:
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка