Бужор Юрий: другие произведения.

Балтийская сага

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 63, последний от 09/02/2016.
  • © Copyright Бужор Юрий (yuribuzhor@yahoo.de)
  • Обновлено: 19/09/2016. 26k. Статистика.
  • Статья: Швеция
  • Иллюстрации: 4 штук.
  • Скачать FB2
  • Аннотация:
    Воспоминалка, трэвеложка и пси...психологоложка, что ли? На верхнем фото - скульптура Вигеланда (Осло, Фрогнер-парк). "Cад Людей".

  •   []
     
      Негатив
      
      Когда я показывал за деньги грудастого монаха, выдавая его за женщину с бородой...
      Тьфу ты.
      Лезут и лезут старые цитаты. Я хотел сказать: когда я подвизался на кафедре психологии и даже пытался эту самую психологию преподавать, усвоил кое-что насчет пристроек сверху и как пресекать такие поползновения. Плюс опыт жизни какой-никакой.
    ***
      Я перехватил неприветливый взгляд еще при посадке. Могли не понравиться командирские нотки в моих распоряжениях, мои словечки, мои очочки и моя бороденка - в противоположность вполне поморско-варяжской и довольно окладистой, которой обладал этот статный малый. Да еще он был при спутнице вида худого и покорного.
      А тут я доминирую. Нам стало тесно в одном автобусе. То недоброе покашливание раздается, то словно какое-то жесткое излучение проникает мне в затылочную часть.
      Но пока тихо.
      Ночь.
      Впереди паромная переправа из Дании в Швецию. Люди сонные. Надо их взбодрить и отмобилизовать. Если кто-то замешкается на пароме - огромная головная боль.
     []
      Краткие инструкции. Заодно сообщаю, что в нашем скандинавском путешествии будет три моря. Хождение за три моря, значит. А сейчас какое море? Сейчас, на коротком морском переходе Эльсинор - Хельсинборг, и по правому борту, и по левому - Балтийское.
      И тут из глубин автобуса раздается:
      - CЕВЕРНОЕ.
      Именно так, заполняя салон мощным, отлично поставленным командирским голосом. Голосом, которому хочется подчиниться.
      Гренадерский рост и кудри до плеч - не моё, знаю. Говорить, не переходя на крик, но так, чтобы все слышали и слушались, могу. За долгие годы мой голос не обрюзг, не облысел. Он верно служит мне. Он молод и хорош собой.
      Однако этот голос сзади помощнее моего.
      Что справа Балтийское - к гадалке не ходить. И вроде бы слева тоже. Этот пролив самое узкое место между Данией и Швецией, верно, но граница между морями где-то не здесь...минуточку, а где? ты не помнишь точно, где. Так, может, слева все-таки Северное?
      Привычка оценивать риски срабатывает, мозг выдает вероятностный прогноз: на 90% да, Балтийское со всех сторон. Но только на 90%. А на 10% мой русобородый оппонент прав. И срезает меня по делу.
      Вроде надо как-то реагировать на поправку с места. Он уже наверняка какой-то негатив вокруг себя распространил, да и так всем понятно, что это не поправка, а самая настоящая психологическая агрессия.
      Как реагировать?
      Вы можете здесь сделать паузу и подумать, а потом почитать и сравнить свой вариант с моим. Только вот времени на эту паузу не было у меня.
      Полагаю, что я среагировал четко. И это не столько моя заслуга, сколько обстоятельства сложатся определенным образом, и мой ответ окажется удачным. Провидению было угодно, можно и так сказать.
      Пара слов
      Некто беспардонно громыхает на весь автобус, поправляя экскурсовода.
      Если предположить, что у громыхателя абсолютный слух, и вот до него из оркестра доносится фальшивая нота - небось посовестился бы из зала поправлять. А экскурсовода ничего, можно.
      Как уйти от пристройки сверху?
      - Хорошо, Северное.
      Спонтанная реакция. Два слова, произнесенные в микрофон.
      Любая, на первый взгляд, мелочь, имеет значение. Тембр, интонация.
      Понятно, не ставить на вид, не вступать в перепалку, тем более цейтнот полный.
      Это моё счастье - и с цейтнотом, и что я не был уверен. Иначе мог бы не устоять перед соблазном публично накрыть бородача мокрым рядном.
      Дискредитируется основной пункт обвинения: мол, гид чего-то не знает. Но вот же гид не уворачивается, сам признает, причем немедленно, что мог и ошибиться. Значит, не такой уж это грех. И, гляди-ка, демонстрирует спортивное поведение. А мог бы задергаться. Спрятаться за фразочками "интернет нас рассудит" или "это что, так принципиально сейчас?"
      Когда-то в книге записей уходов с работы я писал: "Ушел пить коньяк". Не я один ходил пить коньяк или там занимать очередь за дефицитом. Правду писал я один. Я тогда это делал из хулиганства, становление в качестве психолога-самоучки произошло позднее. Но хулиганство приносило плоды. Меня никто не проверял, и вообще не трогали.
      Тут, однако, все еще хитрее.
      Расклад-то на 90% в мою пользу. Люди этого не знают, но они это мгновенно чувствуют по интонации, краткости реплики и быстроте реакции. А вдруг я до такой степени прав, что даже не хочу при всех опровергать ночного возмутителя спокойствия. И мне его как бы жаль? Успешно пристроиться сверху к тому, кто вас жалеет, невозможно. Вас жалеют - вы уже внизу. Здесь возможны манипуляции другого рода, но это нас уведет далеко.
      Он тоже всё это чувствует. На пароме погружен в думу.
      Дума его проста как колумбово яйцо. Он думает следующее: "А если я ошибся? Если Балтийское?"
      Это все происходило лет 10 назад, когда никаких айфонов ни у кого не было. Зайти в инет и проверить можно было только в гостинице, а до нее еще полдня ехать.
      Наконец, Cтокгольм. Отель. Мне приходится одновременно и руководить группой, и рассказывать о высоком. Может, это и неправильно, но ничего не попишешь. Надо ли объяснять причину. По этой же причине в автобусе нет бухгалтера и массовика-затейника с баяном. Я, мои дорогие, ваш папа, ваша мама и в некотором смысле ваше всё.
      Забот хватает с головой.
      Выгружаемся.
      Краем глаза вижу, что у моего статного критика одна забота - как бы я не оказался первоначально прав со своим Балтийским морем. Oн понимает: если я прав, лучше, чтобы эта тема засохла на корню. Потому что я могу к ней еще вернуться.
    Он правильно понимает.
      В холле на видном месте компьютер, заходи и гугль бесплатно. Он смотрит куда угодно, только не в ту сторону. Чтобы я не догадался, надо полагать. Может, я дурак. Или голимый мальчик для битья. Вообще забыл о ночном выпаде с места. Не знаю, как искать в мировой паутинке.
      Тогда еще память о совке, где вечно в гостинице кому-то место не доставалось, крепко сидела. Поэтому все дружно нависают над стойкой администратора. Это надо увидеть глазами деск-менеджера в Стокогольме: ехавшие почти сутки люди с несвежими, опухшими лицами стоят полукругом и сопят.
      Понятно, в такой обстановке сверять бронировку и выдавать ключи невозможно. Надо всю группу переправить на диванчики в холле, а я буду вызывать по списку и выдавать ключ. Только так.
      Тощеватая спутница русобродого, похоже, записалась ему в ведомые не так давно, и им обоим надо это как-то закрепить. Она говорит ему что-то, что должно ему понравиться. Например, за что же нам планида такая, подчиняться вот таким очкастым ботаникам, обнаглевшим и заполонившим. Не слышу, что именно говорит. Могу только догадываться. Его ответ слышу, и все слышат:
      - ЧТО ДЕЛАТЬ! ТЕРПИ.
      Cнова демонстрация имеющегося от природы, но и, скорее всего, дополнительно разработанного упорной тренировкой резонатора. Хотя потише, чем давеча в атобусе.
      "Терпи" произносится как "тярпи" и слегка нараспев, с протяжным "и". Не утрированно, но в манере достаточно посконно-домотканной.
      Эта хитрая реплика вместе и выпад, и защита. Но я не буду здесь все подряд анатомировать, иначе мы до финиша никогда не доберемся.
      Народ отбывает спать. Но двое нуждаются в общении с компьютером в холле. Вы знаете, кто эти двое.
    И кому быть там первым?
      Стратегическая инициатива принадлежит мне. Ёмкой репликой я вроде как свою возможную неправоту признал, и хуже мне уже не будет. Поэтому спокойно удаляюсь в свой номер на заслуженный дневной отдых - хоть так, покемарить.
      Собираемся для вечернего выезда на экскурсию. Бородач у автобуса. Где косая сажень, где стать. Сейчас это просто человек, который очень давно не спал. Какое спал - два часа просидел у компа в холле. Никак и рост уменьшился, и такое впечатление, что борода поредела. Голос по-прежнему густой, красивый, но резонатор уже отключен. Доверительно молвит:
      - Знаете, я весь день думал...этот пролив ведь как раз и является границей, так? Справа - да, Балтика была. Слева - Северное море.
      Что сказал бы порядочный человек? Он сказал бы: я только что посмотрел в Интернете, вы были правы, извините.
      Всё. Инцидент исчерпан. Хотя одергивал при всех, а извинялся бы приватно.
      Но нет. Он таки надеется, что я дурак и чайник. И пытается исчерпать инцидент, не роняя себя перед этим... передо мной.
      Я должен скрыть от него свои намерения. Что-то мне подсказывает, что докапываться до истины надо незаметно. И не спешить потом выкладывать результат, каким бы он ни оказался. Раз со мной так, что ж. Какая-то китайская мудрость на этот счет имеется, не помню.
      Отделываюсь чем-то типа та ладно, леший разберет, как там моряки на своих лоциях границы между морями проводят.
      На самом деле я убежден, что проводят они их единообразно и предельно четко.
      Ничего обязывающего. Совсем не факт, что инцидент исчерпан. Пусть боится.
      И было утро
      Утром, за час до побудки, моя очередь садиться к компу.
      Приятно играть с такими шансами. Уже не 90%, а, судя по вчерашним эволюциям у автобуса, 99% у меня.
      Так, ищем, жмём...
      Есть!
     []
      Источник солидный - эко-обзор под эгидой ООН. Карты Балтийского моря: физическая, ихтиологическая и прочие, и везде граница с Северным явственно обозначена.
      Пейстим.
      
      И тут я припоминаю...
      Давно было.
    На т/х "Астра" дивной белой ночью шел я проливом Скагеррак на Петербург и эту границу между морями пересекал. И была ночь, и было утро. И одна заря спешила сменить другую, все правильно. Судовой бармен сказал мне и моей смешливой собеседнице, что эта граница не просто где-то обозначена, но что она буквально видна.
      Смеясь, я поспорил еще на пару коктейлей и очередной двойной "Чиваз". Смеясь, пили на палубе проспоренное. Граница видна! В открытом море, белой ночью - видна! Бармен пил с нами и хохотал, как ребенок. Этот фокус-покус давно ему был известен, и не я первый попался. Но он все равно хохотал.
      Можно я вам не сейчас скажу, в чем фокус. Интригую, ага.
      Тогдашнюю смешливую собеседницу точно не должен был забыть. Как звали и вообще. А вот поди ж ты. И ее, и эту виденную собственными глазами границу - забыл. Сейчас вот только и вспомнил, за гостиничным компом в Стокгольме.
      В свое оправдание могу сказать, что трезвых не было той ночью на палубе.
      Погрузившись в приятные воспоминания, ищу точные координаты. Должны быть.
      Дитвою, никак не набреду. Если он застукает меня за компом, накроется мой коварный китайский замысел - знать наверняка и молчать. А время идет.
      Есть!
      Восточная граница Северного моря (и, понятно, западная Балтийского) - это The Western limit of the Skagerrak [A line joining Hanstholm (57/07′N 8/36′E) and the Naze (Lindesnes, 58 N 7 Е)].
      То есть весь пролив Скагеррак записан за Балтикой, а разделяет моря некая воображаемая линия между Хантсхольмом в Дании и мысом Линдеснес, южной оконечностью Норвегии. 7 градусов восточной долготы - э, да это почти на 4 градуса западнее, чем пройденными нами ночью пролив Эрезунд.
      Неправоту моего опровергателя теперь можно замерить - примерно 250 км на этих широтах.
      Кстати, крайняя восточная точка Балтийского моря - Санкт-Петербург, а я и не знал. Питерские рулят!
      Стоп, стоп. Эти 7 градусов намного западнее даже Осло - следующего после Стокольма пункта назначения на маршруте. Осло где-то на 10-ом меридиане, я точно помню. Но можно и проверить.
      Цак, цак мышкой.
      Проверил.
      Англичане говорят в подобных случаях a case of lip biting - дословно, повод закусить губу.
      Я был уверен, что Осло на Северном море, и говорил это своим подопечным. Получается, я врал. И вру уже пару лет, с тех пор как делаю Скандинавию.
      Выходит, Осло-фиорд относится к бассейну Балтийского моря.
      Передо мной разверзлась вся бездна неполноты моих знаний.
      Прав, тысячу раз прав акад. И. Павлов:
     Никогда не думайте, что вы уже все знаете. И как бы высоко не оценивали вас, всегда имейте мужество сказать себе: "Я невежда".
      Это в любимой книжке моего детства я вычитал. В Детской Энциклопедии.
      Но налицо, как следствие, и второй повод кусать губу.
      Я уже оповестил людей, что нашу поездку можно назвать путешествием за три моря. А выходит-то пока два. Пресловутое Балтийское и Норвежское. Зогне-фиорд относится к Норвежскому морю, тут всё в порядке.
      А как быть с Северным? Если его не будет, то я успел соврать и в этой группе.
      Заурчал принтер. Принтером заведует деск-менеджер. Быстро заметаю следы своего пребывания у компьютера, иду за распечаткой.
      А вот и мой бородач. Завтрак с 6 утра, а подъём в 7, и я не объявлял, что завтрак с 6, пусть поспят. Зачем так рано встал? Понятно, зачем. Пасёт. Еще бы немного и застукал меня за компьютером.
      Я получаю какие-то листочки, он боязливо косится. В курсе я или не в курсе? Ну, это может быть руминг-лист или счет, мало ли.
      Теперь мне нужно время, чтобы разобраться с этими морями. Осло занозой сидит. Но ты, дружок, пребывай в неведении и бойся дальше.
      Норвегия - туда и обратно
      Читатель, особенно если ты дама. Небось смешно, что никто уже и не помнит, что там за море, а два мужика всё трутся по этому поводу? Отчасти ты прав(права),это, в общем, мужские игры, женщины трутся иначе. И юмор в этом какой-то есть, поржать, как сейчас говорят. Он во всем на свете есть. Но поверь мне пока на слово: не забыли. Два столь мощных источника звука в ночи - нет, не забыли. Скоро убедишься.
      Осло.
      В первую же свободную минуту, отведя экскурсию, покупаю мишленовскую карту. Разворачиваю в волнении.
      Древний грек Эратосфен, придумавший систему координат, старательные картографы и мой добрый ангел сделали невозможное. Зогне-фиорд на пару минут севернее 61-ой параллели, Хардангер-фьорд - на пару минут южнее. Этот Хардангер-фиорд у нас тоже будет. Там короткая переправа, но важен сам факт.
      Воображаемая линия, уходящая в Атлантику на запад и разделяющая Северное и Норвежское моря - это, о боже, и есть 61-ая параллель.
      Я спасен.
      Завтра у нас кульминация всей поездки. Мы уедем ни свет ни заря и вернёмся к полуночи. И два недостающих моря будут наши. Неважно, что фиорды, заливы. Оба два - наши.
      Теперь вопрос. Говорить людям насчет истинных границ Балтийского моря или не говорить? Я могу, и это окажется в тему. И раздавит бородача.
      А зачем? Так он думает, что я, может быть, все-таки дурак и не проверил насчет Балтийского и Северного морей. Или проверил, а сам хитро молчу(что и имеет место)? И вот я его раздавлю. Да еще оставлю в раздавленном виде на пару дней с группой. Я сброшу своего джокера, а ему станет нечего терять. И он ожесточится.
      Пока что все, тьфу-тьфу, нормально. А ну как автобус сломается или паром в Данию на обратном пути отменят из-за шторма. Вот и повод для мятежа. И кому же возглавить мятеж, как не этому статному малому с его командирским басом. Кто-то просто будет опаздывать к автобусу. Это порой вызывает дискуссии между сторонниками гуманного ожидания до посинения и теми, кто резонно протестует против такого грабежа их оплаченного времени. При наличии злой воли можно эти дискуссии сильно обострить.
      Или вот он и его спутница как раз и опоздают, чтобы проверить руководителя группы на вшивость: будет ждать, хотя постоянно пугает, что не будет, или уедет без нас?
      Всякое бывало.
      Короче, лучше повременить. Успеется. Авось и не спросят даже. В поездке на фиорды вопросы редко кто задает. Люди просто балдеют. Они видят то, от чего перехватывает дыхание и чего стоит ждать годы.
      Никто и не спросил.
      Я обезвредил своего обидчика еще на какое-то время.
      И что же, он перестал доставать?
      Не перестал. Но рамки какие-то соблюдались. Для нагнетания серьезного негатива нужна поддержка в группе, а её не было. Ну, и тяжкие сомненья его сдерживали: блефую я или взаправду не знаю, что там за море.
      Я озвучивал в Стокгольме банальное сопоставление тамошней ратуши с Дворцом дожей в Венеции. Видимо, как-то что-то потеплело в моем рассказе, раз его подруга громко сказала своему патрону: "Вот где бы я не хотела побывать, так это в Венеции".
      Ей кто-то, похожий на неё, наверное, когда-то поведал, что в Венеции "воняет". Или у неё водобоязнь, тогда понятно.
      На самом деле шпилька такая, мелкий и топорно исполненный наброс.
      На остановках во время экскурсии стояли боком. Слушали, но как-то исподтишка. Саркастические усмешки. Многозначительные переглядывания время от времени. Но - в меру.
      Тярпели.
      Едем из Осло назад. И снова на языке вертится, что и Осло-фиорд, с которым мы уже прощаемся, это Балтийское море. Но нет, молчу.
      Еще и потому молчу, что боюсь.
      Источник, откуда я взял координаты, более чем серьезный. Он называется "Границы океанов и морей", опубликован Международным Гидрографическим обществом в 1953 г.
      Но что Осло-фиорд относится к бассейну все-таки Северного моря и Осло, значит, расположился на берегу именно этого моря, написано в каждом втором путеводителе. И в энциклопедиях даже.
      И вот я скажу. А в последний день в Копенгагене мой критик румяный кинется после экскурсии в первое же интернет-кафе. Там спроворит распечатку из БСЭ. В БСЭ сказано: Осло - порт на Северном море.
      Что вы нам ваш гидрографический хлам тычете. Вот - энциклопедия. Большая. Советская. 71-ый год, а не какой-то там 53-ий.
      И кто кого раздавит тогда?
      Врал я или не врал насчет Осло, покажет время. Дома разберусь. В главном не врал и не соврал - путешествие за три моря было обещано, и оно состоялось. Но играть с таким ненадежным раскладом - нет. Своими руками создавать в конце поездки условия для сокрушающего меня реванша не стану.
      Молчу. Тем более и за язык никто не тянет.
     Аплодисменты
      Только еще через сутки, когда мы после ночлега в Хельсинборге выезжаем из отеля и нам опять предстоит пересечь пролив Эрезунд, теперь уже в другую сторону - только тогда я по-настоящему отвечаю на ночной выпад с якобы Северным морем.
      Друзья мои! - говорю я в микрофон со своего места впереди.
      - Сейчас паром, как тогда ночью. Вcё быстро: оправиться, полюбоваться замком Эльсинор впереди по правому борту, подышать воздухом. Повнимательнее там.
      - Снова Балтийское море...
      Небольшая пауза.
      Наступает полнейшая тишина. Причем мгновенно. Нет, никто ничего не забыл.
      - Снова, наконец, Балтийское море. Слева - Балтийское море. И справа - Балтийское море.
      Слышу чей-то смешок, но добрый. Кто-то, блин, болел за меня.
      - А Северное и Нoрвежское остались позади. Вдогонку вашим впечатлениям у меня для вас хорошие географические новости. Теперь самое время итог подвести. Помните, мы пересекали Хардангер-фиорд? Это были воды Северного моря. В круизе по Нэрефиорду мы бороздили акваторию Норвежского моря. Так что цель достигнута - путешестие за три моря состоялось.
      Аплодисменты.
      Я бы мог добавить: теперь вы знаете, что у вас был руководитель группы, а не балалайка; экскурсовод, как минимум не путающий моря; чувак со странностями и ботаник, да, но где сядешь, там и слезешь вообще-то.
      Но я этого не говорю. Это и так понятно.
      Во время экскурсии в Копенгагене я не слышал от моей парочки никаких шпилек, и они не воротили физиономии. И вечером, при совместном распитии перед последним паромом тянулись, как все, с пластиковыми стаканчиками. Теперь им нужно было показать, что вся эта балтийско-северноморская тема к ним не имеет отношения.
      Никто не подходил к ним и с ними не заговаривал. Из автобуса по прибытии в Германию они ушли незаметно.
      Не перебивал бы ты меня тогда.
      Вместо эпилога
      Что мы имеем в остатке?
      Энергетический агрессор был нейтрализован. Это не пустяк - когда вот так с места норовят заткнуть гида. Это было только начало. Удалась бы поездка, не будь он нейтрализован? Не уверен.
      Я повысил свою квалификацию. Раньше я не сомневался, что границы морей четко обозначены, по крайней мере на морских лоциях и в серьезных атласах. Теперь я знаю, что это не так. Указания Международного Гидрографического общества выполняются далеко не всеми, причем независимо от уровня документов, издательств и т.п. Слава Богу, система координат едина для всех, к ней и прибегают, если нужны уточнения, скажем, при поиске судна, попавшего в беду, или дележе шельфа.
      С Балтийским морем ситуация такая. Примерно в 5% источников граница с Северным морем указана по МГО. Тогда проливы Скагеррак и Каттегат относятся к бассейну Балтийского моря и Осло находится на берегу именно этого моря. Но с 5% сторонников вы заведомо нарываетесь на дискуссию, притом соверешенно бесплодную.
      Примерно 93% оставляют Балтике только Каттегат. В этом случае Осло-фиорд - часть акватории Северного моря. Что я и говорил туристам, и буду говорить дальше, зря я переживал. На карте, которую я вытащил в Стокгольме, так и обозначено, я просто тогда не заметил, будучи спросонья и впопыхах.
      Нам надо еще разобраться, что это за розыгрыш, устроенный барменом.
      Да и не розыгрыш даже. Он честно выиграл. Естественная граница между морями - как раз между Скагерраком и Каттегатом. Воды этих двух морей имеют разную плотность(соленость), и они не перемешиваются. Там это хорошо видно. И белой ночью тоже.
      
       []
      
    Можно представить себе суеверный страх ютов, данов и прочих викингов перед богом северных морей Ньордом, милостиво пропускавшим здесь их драккары из одного своего владения в другое.
      В варианте с Каттегатом в пределах Балтийского моря пролив Эрезунд оказывается к Северному морю на сколько-то миль ближе, но все равно достаточно далеко.
      
      А что же оставшиеся 2%?
      
      А оставшиеся 2% - это как раз то, что пробасил-протрубил тогда ночью русобородый. Что пролив Эрезунд разделяет не только Скандинавский полуостров и матушку Европу, но и Cеверное с Балтийским моря.
      Перефразируя, можно было бы сказать: Платон не друг, но истина дороже. Как можно с определенностью говорить об ошибке, если само понятие "Балтийское море" не является строго определенным. Эта точка зрения сильно в меньшинстве, но она тоже имеет право на существование. И в этом случае...да, в этом случае cлева было Северное.
      Тогда в Стокгольме у него было очень мало шансов найти в сети эти 2%. И он не нашел. Подумал, что был кругом неправ, но помалкивал. Да вы уже прочитали эту сагу.
      Мужик, вдруг ты это читаешь. Я на "ты", ничего? Да я и постарше, поправь, если что. Значит, тоже понял, в чем загвоздка с этими морями. Но это не отменяет. Если тебе чей-то габитус, по-русски морда, не нравится, это не повод проявлять к человеку, да еще облеченному ответственностью за тебя, неуважение. Я всё понимаю, но в следующий раз веди себя, пожалуйста, прилично.
      Свет истины, однако же, пролился на нас. Согласись, это в сто раз важнее каких-то недоразумений.
      Знай я, где ты сейчас, я бы сообщил тебе. Если ты через какое-то время и сам нарыл самостоятельно, я рад. Мы были оба правы и оба не до конца в курсе.
      Жаль, что я докопался не сразу и мы не уладили недоразумение по горячим следам. Потому что могли бы, без всякой задней мысли и не соврав ни на йоту, сказать друг другу и, черт возьми, скрепить это дело рукопожатием:
    - Хорошо, Северное.
    - Хорошо, Балтийское.
    ***
    А ты, дорогой читатель, если добрался до финиша, во-первых, молодец, а, во-вторых, эта зарисовка из области практической психологии, этот скромный опыт, может, и тебе не повредят в плавании по житейскому, понимaешь, морю-океану.
  • Комментарии: 63, последний от 09/02/2016.
  • © Copyright Бужор Юрий (yuribuzhor@yahoo.de)
  • Обновлено: 19/09/2016. 26k. Статистика.
  • Статья: Швеция

  • Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка