Бужор Юрий: другие произведения.

Блеск и нищета амстердамок

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Бужор Юрий (yuribuzhor@yahoo.de)
  • Обновлено: 10/05/2021. 16k. Статистика.
  • Обзор: Нидерланды
  • Иллюстрации: 4 штук.
  • Скачать FB2

  •   
      "Я стала проституткой, когда мне было совсем немного лет, но по-настоящему задумалась над тем, что это за профессия, когда ушла из нее."
      Так начинается книжка Мариски Майор, которой я еще до ковида разжился в Проституточьем Инфоцентре Амстердама (PIC, именно так).
      
       []
      
      Казалось бы, за таким началом должно последовать что-то душевыворачивающее, какая-нибудь манонлесковщина и мармеладовщина, но нет. Это методичка. Советы работницам секса, обобщение опыта.
      У меня давно сложилось никакое отношение к продаже того, что всегда под рукой. Работа не хуже многих.
      Два вопроса интересовали, однако. И на оба я получил от милых дам из PIC четкие ответы.
      1. В силе ли гарантии получения данного вида услуг неимущими, инвалидами и прочими социальными иждивенцами за счёт государства?
      Ответ: в силе.
      2. Почему не стоят в окнах мужчины? Это же сексизм.
      Ответ: потому что женщины в этом варианте плохо покупают. Дважды пытались, оборот с гулькин нос, а аренда помещений стоит денег.
      Рынок естьь рынок, понятно. Но, выходит, у женщин (не у всех подряд, а среднестатистически) c этим делом иначе, и вот так, просто нырнув в переулок, а потом встал, застегнулся и пошёл им труднее?
      Выходит, что да, труднее.
      
      ***
      
      Еще вопросы, которые обычно задают, и ответы на них.
      3. Обязана ли девушка в окне обслуживать каждого желающего?
      Нет. Это распространенное заблуждение. В этом отличие данного ремесла от других. Не обязана и объяснять тоже ничего не обязана.
      4. Цены. Путеводитель по кварталу красных фонарей, который мне тоже вручили, называет нижний предел - 35 евро за 15 минут. Мариска рекомендует работницам стартовать с 50.
      5. Налоги. Кассового аппарата нет. Можно приобрести гэджет для оплаты карточкой, но в основном наличные. Обитательница помещения должна вести тетрадь прихода. Понятно, что налоговую полицию можно при этом немного обмануть - но немного, предостерегает(намекает) Мариска. Там работают не дураки.
      6. Есть ли ограничения на способ, позиции, количество участников акта?
      В приниципе нет. Всё, что не запрещено законом, разрешено. Но с ходу договориться любителям экзотики вряд ли удастся. У каждой работницы свой предел.
      Кто такая эта Мариска?
      Как отразился ковид на бизнесе, правовой статус, вопросы гигиены и так далее. Очень, на мой взгляд, неглупые советы, которые пригодятся по жизни молодому человеку любого пола и независимо от выбранной стези.
      Тут еще и внешний цензор за спиной с дубиной "неприемлемого контента"*.
      Подумаю, как изложить.
      
      ***
      
      Мариска Майоор, автор книги When Sex Becomes Work, работала в квартале, официально именуемом de Willеm, пять лет. Затем она посвятила себя борьбе за легализацию и более терпимое отношение к этой профессии. За что в свое время королевским указом была удостоена рыцарского звания.
      Упомянутый перечень можно немного продолжить.
      7. Кто может стоять за окном?
      Резидент ЕС не моложе 21 года. Средняя арендная плата около 100 евро в сутки. Обычно работают посменно.
      8. Кому принадлежит комната с окном?
      Как правило, целый комплекс таких комнат. Частным лицам (фирмам), которые вложили в это деньги. Необходимо получить специальную лицензию. Она возобновляется каждые три года. Нарушение санитарных требований, тем более подозрение в криминальной активности, приводят к немедленной утрате лицензии - как минимум.
      Аналогичные правила - в отношении клубов. Уличная проституция запрещена.
      9. Это единственный такой квартал в стране?
      Нет. Нечто подобное есть еще в десятке голландских городов. B Амстердаме тоже не единственный, есть еще два поменьше и тоже практически в центре города.
      10. Испытывают ли проститутки оргазм?
      Как правило, нет, конечно. Они его имитируют, если еще снизойдут. Мариска не пишет об этом прямо; понятно, корпоративный секрет. Читатель и сам может сообразить. Она советует не пугаться и не переживать в редких случаях, когда это все-таки неожиданно происходит.
      11. Существует ли сводничество?
      В "оконном" варианте практически нет, для него нет предпосылок. Подстерегают другие напасти: как бы ненароком не влюбиться и чтобы не влюбились в тебя.
      12. Практикуется ли обязательное медицинское освидетельствование?
      Нет.
      В книге говорится о физиологических аспектах ремесла, подробно излагаются правила санитарно-гигиенической и психологической профилактики. Уверен, что можно рассказать об этом без слюней и без соплей.
      Например, обязательное предварительное омовение клиента локально, а если нужно - то и в душе, который там имеется. Кондом необходим независимо от способа пенетрации.
      Или вот такая проблема - каминг-аут. Профессия в массовом сознании остается социально неприемлемой. И в Голландии тоже - не следует обольщаться по этому поводу. Но, если врать, рассказывая сочиненную историю, невмоготу, отчего бы не сказать правду, например, коллегам по новой, обычной работе, или даже близкому человеку. Это если действительно невмоготу и враньё отравляет жизнь, подчеркивает Мариска Майоор.
      
      ***
      
      В одной дискуссии я подвергся нападению заядлого борца с проституцией как явлением. По его мнению, 99,9% занимающихся этим - жертвы трэфиккинга, сексуальные рабыни.
      Я возразил в том смысле, что по совести надо бы запятую сдвинуть на одну позицию влево. Я достаточно много пожил и поездил по Европе, чтобы судить. Нелегально - да, работают. Навскидку немалый процент, что-то около 30. А, может, и больше. Один украинский безвиз, чего там, этот процент, говорят, заметно дополнил. Отбирать паспорт, держать взаперти где-то на верхних этажах и прочее - такие подонки обнаруживаются до сих пор, да. Но это другая история. Мой встречный процент (9,9%) я еще сильно преувеличил, чтобы отдать преимущество сомнения оппоненту.
      Нет, стоит на своем. А я у него оказался пособником работорговцев.
      Я тогда не выдержал и спросил по-простому: "Слушай, мужик. Там, где ты живешь, проститутки есть?"
      Варианты ответа: есть/нет/не знаю. И, если последнее, ты только город назови, а дальше мы уж как-нибудь сами по источникам и рассказам очевидцев разберемся.
      Город угадывается вообще-то. Москва златоглавая.
      Но замолк мой критик. Только что был человек, запальчиво и многословно спорил - и как корова языком его слизала.
      Я написал здесь, что профессия эта не хуже многих других и допустил этим двусмысленность.
      Я имел в виду социальную стигматизацию. Не хуже - в смысле не более стыдно этим заниматься, если вдуматься. И если отрешиться от табу, которому уже очень много веков. С этим не обязательно все должны соглашаться, разумеется.
      
       []
      
      А понято было - по условиям труда. И снова в дискурсе возникли сексуальные рабыни.
      Констатации ради, мы против любого подневольного труда, не только этого. Но да, судьба сексуальных рабынь ужасна, какая тут может быть дискуссия.
      Дам-ка я слово Мариске Майоор:
      "Чтобы взглянуть на работницу секса в позитивном свете и понять, что она просто зарабатывает как может, надо отвлечься от незаконного трэффика. Это две разные темы. Если вы считаете иначе, у вас, скорее всего, будут проблемы с пониманием всего того, о чем я пишу в моей книге. Свободное волеизъявление - важнейший аспект этой работы. Каждый раз, когда я касаюсь проституции, я имею в виду группу людей, которые сами выбрали себе эту профессию по той или иной причине. Имея за плечами 30-летний опыт изучения этого вида занятости в Нидерландах, я могу утверждать, что таких абсолютное большинство".
      Опять-таки, будем точны. Большинство, пусть даже абсолютное, не означает, что проблемы нет. Просто не надо путать и не надо произвольно на порядок увеличивать ее масштабы.
      Рассматриваемый вариант, кстати, самый прозрачный в этом отношении - в прямом и переносном смысле.
      И, представьте, именно он находится сейчас под угрозой.
      Пока что не могу дозвониться к ним в информационный центр. Автоответчик. Понятно, ковид. Но дело не только в ковиде.
      Попробуем разобраться еще.
      
      ***
      
      Из года в год мои коллеги и я привозили туристов к железнодорожному вокзалу и оттуда вели к Королевскому дворцу через cответствующий квартал. Это оптимальный проход. Не всегда есть возможность забрать туристов назад там же, где и высадили, а так - получалось. Исключив "фонари" пришлось бы заодно исключить Старую церковь и буддийский храм, а к исторической Весовой и всему остальному потом идти окольными путями.
      По дороге к Амстердаму - обязательное предупреждение. Никто не собирается выдавать окна с девушками в купальниках за достижение культуры. Мы имеем дело скорее с субкультурой. Это некий любопытный феномен, как и так называемые кофе-шопы, откуда доносится характерный запашок травки - но мы ведь не станем ее курить, правда? Если кто-то, например, по религиозным соображениям возражает (хотя можно ведь просто пройти и не смотреть в ту сторону), пусть скажет, и мы придумаем, как вам обойти это место и воссоединиться с группой.
      Я еще добавлял, что, на мой взгляд, от этого явления в том или ином виде все равно нигде не спрячешься, и, может быть, подростку было бы не вредно с младых ногтей увидеть правдивую картинку, чтобы затем отличать сердечную привязанность от кое-чего другого, а то ведь путают порой.
      В самой привычной мне схеме начинали с круиза по каналам, а уж потом шли пешком. В результате эти 10, максимум 15 минут в злачном месте тем более не слишком выпирали из программы
      Пишу сейчас и чувствую, что ступил на шаткую почву. Чего доброго, заведемся сейчас. Всё это вещи деликатные и спорные. Но я могу вспомнить только один случай, когда из группы, совместно стартовавшей ради пешеходной прогулки, кто-то отделился по указанным выше соображениям. И, положа руку на сердце, я не думаю, что окна квартала de Willem негативно отразились на воспитании чьих-то чувств.
      Пару лет назад, однако, пошли ограничения. Проститутки жаловались на то, что очень большие группы приезжают и пялятся, а толку никакого, так как клиентов эти группы дают с гулькин нос. Зато заслоняют окна-витирины от покупателей. Думаю, городу вообще поднадоели не особенно интересные ему экономически автобусные группы из Германии. Да и просто стало очень тесно. В квартал Красных фонарей запретили заводить своих подопечных гидам без специальной лицензии, причем независимо от того, местный гид или заезжий.
      Чтобы получить такую лицензию, не надо сдавать никаких экзаменов. Плати 130 евро в кассу - и вперед.
      Вперед? Если бы. Лимит на количество туристов в группе обессмыслил лицензию. Группа в автобусном туре заведомо в этот лимит не умещается.
      Так что пришлось таки обходить. И я пару раз обходил - когда был там сразу после Нового 2020-го года с группами из Петербурга. Когда экскурсии закончились, показывал желающим как пройти к "фонарям" в свободное время - там и идти-то cемь минут быстрым шагом.
      Что же сегодня? Уже упоминалось о каких-то других, нековидных трудностях. Есть новости?
      Есть. Сегодня я получил из Информационного проституточьего центра (PIC) любезный ответ на все заданные вопросы.
      
      ***
      
      Заведения в Квартале красных фонарей то открывали, то закрывали из-за ковида. Сейчас очередное закрытие. Похожая ситуация везде. В общем и целом бизнес за период пандемии упал, но нельзя сказать чтобы катастрофически - процентов на 40.
      Закавыка в другом.
      Впервые в истории Амстердама мэр - женщина. Фемке Халсема - криминолог по профессии и общественный деятель по призванию. Представляет партию зеленых. Двое деток - близнецы, мальчик и девочка 16 лет. Имеется постоянный партнер. Отлично выглядит в свои пятьдесят пять. Она-то и взялась за этот квартал всерьез.
      Нехорошо, говорит Фемке, что люди ходят по центру Амстердама и глазеют на проституток как на зверей в зоопарке. Это унижает девушек. Принятые ограничения по части туристических групп недостаточны. Надо закрыть совсем. Работниц не обидим. Откроем для них современный бордельный комплекс, но подальше от центра.
      Казалось бы, всё благородно и уважительно. Если бы не одно "но".
      Сами работницы категорически возражают. Они не против конкуренции, пусть воздвигают новые мощности. Они против ликвидации "оконного" варианта в центре.
      И тут возникает вопрос где-то и философский. Если объект благодеяния упирается и это благодеяние не приемлет, благодеяние ли это? Не кроется ли за этим нечто иное?
      В пьесе Аристофана, да, кажется, не одной и не только у него, женщины объявляют войну гетерам. Мотивация замужних дам честна и понятна. Налицо недополучение внимания со стороны благоверных. C устранением конкуренции в лице гетер этого внимания предположительно станет больше.
      Тут дамы, по-моему, заблуждаются, но это уже другая тема.
      Я прямо спросил в штабе, то бишь в PIC, не находят ли они такое объяснение мэра лицемерием? Мне ответили дипломатично. Написали, что администрация намерена реализовать свой план во что бы то ни стало, а истинные чаяния тех, кто стоит в окнах, ее не особенно занимают.
      Заодно опровергли имевший хождение фейк, что мэр старательно вникала в особенности этого вида занятости и даже чуть ли сама не постояла немножко в окне. Ни в каком окне она не стояла и нельзя сказать, чтобы как-то особенно вникала. Поговорила несколько раз с Марисой Майоор, прошлась, глянула - и всё.
      Осмелюсь предположить, что унижение притянуто за уши. Истинные причины гораздо ближе к Аристофану. Но это как-то нетолерантно. Признаваться в этом сегодня политику не с руки.
      Клубный вариант секса на продажу, еще и переместившийся куда-то на окраину, гораздо труднее контролировать. Он чреват нарушением закона по части найма на работу иностранок и девушек моложе 21 года. Наверняка станет больше случаев трэффикинга и запрещенного в Голландии сводничества.
      Зато ничья нравственность не будет оскорблена, а в бывших комнатах для секса откроются прикольные бары и арт-галереи. Появится возможность просто поселиться в центре - для тех, кто может себе это позволить.
      Новый комплекс будут строить, может, три года, а, может, и все десять. Администрация города дала обещание до тех пор cтарый квартал не трогать. Но в штабе (PIC) всерьез опасаются, что девушек выдворят раньше. Они угрожают в этом случае пикетированием в сочетании с уличной проституцией, вообще-то тоже запрещенной, судебными исками и другими формами протеста.
      Прецедент уже был. В Утрехте тоже как-то закрыли это дело под обещание борделя-новостройки. В результате - ни новостройки, ни прежних помещений. Как вы думаете: проституция в Утрехте исчезла?
      Вопрос риторический.
      Когда именно самый свободный город в мире лишится этой своей неоднозначной, но яркой и общеизвестной фишки, никто не знает. Но к этому идет, очень похоже на то.
      
       []
      
      Ответ на мое письмо с вопросами подписан так:
      PIC team
      Mirjam, Iris, Malou, Nadia, Sunny, Bear, Karin, Foxxy & Velvet
      Псевдонимы, конечно.
      Не грустите, девушки. Как-то утрясётся всё.
      
       []
      
      На фото - Мариска Майоор; набережная в квартале de Willem; памятник проститутке в Амстердаме; PIC.
    _______________________________________
    *Изначально материал появлялся в виде серии постов в социальной сети, где действует жёсткий мониторинг контента
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Бужор Юрий (yuribuzhor@yahoo.de)
  • Обновлено: 10/05/2021. 16k. Статистика.
  • Обзор: Нидерланды

  • Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка