Бужор Юрий: другие произведения.

Любовь к Любеку - 4

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Бужор Юрий (yuribuzhor@yahoo.de)
  • Обновлено: 11/11/2021. 12k. Статистика.
  • Рассказ: Германия
  • Иллюстрации: 14 штук.
  • Скачать FB2
  • Аннотация:
    Не отпускает город на Траве

  •   Фридрих Барбаросса ассоциируется с известным стратегическим планом. Но мало ли что в честь кого назовут.
      По тем временам просвещенный правитель. Жесток был в меру. Не имел привычки сводить личные счеты, учитывал государственный интерес. Сохранил жизнь оборонявшему Любек герцогу Льву, а город не только не лишил прежних привилегий, но и расширил их, например: "Пусть чаще прибывают в названный город и свободно отбывают обратно рутены, готы, норманны и прочие восточные народы без пошлины" (1188 год).
      
       []
      
      Имеется в виду сбор за въезд. Операции купли-продажи небольшой пошлиной всё-таки облагались. Ставка была сделана на уменьшение нормы императорской прибыли и увеличение ее массы. Очень не глупо.
      Рутены это русы, торговые люди из Киевской Руси. В состав которой входил и Новгород, хотя к тому времени скорее формально.
      Пояснения в музее Ганзы даны на немецком, английском и русском языках. И больше ни на каких. Неужели русскоязычных туристов в Любеке так много? Или это дань уважения Новгороду, с которым Любек и воевал временами, но в основном торговал и сотрудничал?
      
       []
      
       []
      
      Невольно задумаешься, как могла бы сложиться судьба северной республики, если бы не некоторые грустные обстоятельства. Это я о Новгороде.
      Музей воспроизводит ганзейский дух Любека.
      Свободное предпринимательство. Умелая дипломатия. Амбиции не то чтобы непомерные, а в самый раз. В результате - доминирование на Балтике, хотя и с переменным успехом, в течение четырех с половиной веков.
      На примере Брюгге показано, каким разнообразным был товарообмен с ближними и дальними партнерами. В небольшом отдельном помещении - меха. Поозиравшись, не следят ли (хотя, конечно, все равно следят с помощью камер наблюдения), я потрогал песцов и соболей и не обнаружил прохлады, свойственной настоящему меху.
      
       []
      
       []
      
      Я так и думал. Станут вам вывешивать настоящий. Да и борцы за права песцов не дали бы спуску.
      Удивил клинок, который могли иметь при себе простолюдины. Единственное известное мне до этого исключение - Венеция. Как правило же личное оружие - привилегия правящего класса.
      
       []
      
      Везде царит атмосферный полумрак. Но фото в результате получаются никакие.
      Все слои населения и сферы жизни добросовестно отображены. Вот вроде бы небольшой кораблик, а мог взять на борт 300 тонн груза. Это считалось немало. Вот зал, где заседал Большой совет. Нравоучительные сюжеты с аллегориями Трудолюбия и Добропорядочности. Видно, что немножко экономили на художниках. Главное - воплощено всё правильно, идейно-выдержанно.
      
       []
      
      Восковые фигуры. Монахи, проповедники, руководящий состав.
      Ба, знакомые все лица. Точнее, одно лицо. Оно фигурировало на портрете в предыдущем музее. Мне еще понравилось, что вот важный господин, а видно, что из народа, нет этой, знаете, надменности в чертах.
      
       []
      
       []
      
      И точно. Бургомистр Юрген Вулленвевер из народа. Он даже сколотил что-то вроде народной партии. Основ не потрясал, но какие-то реформы в жизнь проводил. Не всем это нравилось. Втянули его враги из условно-аристократической партии в войну с Данией или нечаянно так вышло, а они потом воспользовались, но эту войну он проиграл и союзники от него отвернулись. Любек был принужден к миру. Юргена арестовали и потом где-то казнили в 1537 году те, с кем он до этого воевал. Политические соперники убрали его с соблюдением приличий - чужими руками.
      В 1363 году здесь уже отрубили голову одному бургомистру - на главной площади и при большом стечении народа. Еще и пытали перед этим. За что? А за то, что проиграл морское сражение датчанам.
      Опять датчане.
      Сражение - это игра с переменными шансами, которые точному расчету не поддаются. Но в Любеке тогда решили иначе. Примечательна формулировка - приговорить к смерти за поражение в Орезундском проливе "и по другим причинам". По каким-таким другим? Не написано.
      Музей понравился. В век инета и Википедии основной акцент делается на видеоряд и погружение в эпоху. Кому непременно нужна информация, дави на специальную пупочку и слушай.
      Тут вот еще что. Я разбалован Морским музеем в Эльсиноре (Дания). Там какие-то невероятные синтезаторы создают нужные звуки, непонятно как на всю стену проецируется кино в тему, ну, и, само собой, подсветка, собственно экспонаты и всяческая интерактивность.
      Справедливости ради скажем, что за датским музеем стоит глобальный концерн Мёллер-Маерск - пятая часть контейнерной логистики во всём мировом океане. Для музея в Любеке какие-то спонсоры тоже не поскупились, однако масштаб другой.
      Тем не менее получилось, в общем, достойно.
      
      ***
      
      Я не силен в шведском. По писаному кое-как разбираю, если контекст известен.
      В Любеке действительно проживал какое-то время будущий король Швеции Густав Ваза.
      Ваза - это что-то вроде династической фамилии. Многие думают, что ваза для цветов или фруктов здесь ни при чем, мол, случайное совпадение.
      
       []
      
      Не ни при чем. Семейный герб Эриксонов - сноп пшеницы. Человеку с воображением он напоминает вазу. Какой-нибудь придворный льстец мог сопоставить простонародный сноп с изысканной аристократической вазой. Увидеть в этом единение народа с просвещённым монархом.
      Молодой человек был в заложниках у датского короля, но сбежал в Любек, где его приняли как родного и где он, как повествует мемориальная доска, вынашивал планы освобождения Швеции от датского ига. В столице Ганзы его не только обогрели и накормили, но и в нужный момент переправили назад на родину.
      Датчанам всё это не нравилось. Пришлось против них снарядить небольшой флот и немного пострелять.
      В общем, использовали высокого гостя как хорошую возможность насолить главному стратегическому противнику. Политика дело тонкое.
      Дальнейшие приключения Густава потрясают, но они уведут нас сильно в сторону. Скажем только, что ему, уже избранному королем, ключи от Стокгольма вручали в 1523 году два уважаемых деятеля из Любека. Странно, да? Обычно это делают горожане. Видимо, столичные жители не заслужили такой чести в глазах монарха. Недостаточно активно боролись с захватчиком. И он их немножко унизил, приняв ключи от иностранцев. Ничего не забыл и дал это понять.
      Любек - один из истоков шведского великодержавия. Туристы-шведы должны, глядя на эту доску, благоговеть. Я бы на их месте благоговел.
      Через 100 лет другой великий Ваза и тоже Густав, но уже Второй, не стал завоевывать Любек. Помнил добро. Умная дипломатия помогла Любеку сохранить нейтралитет во время Тридцатилетней войны (1618 - 1648 гг.). Когда эта всеобщая бойня завершится подписанием Вестфальского мира, среди подписантов будет и представитель Любека.
      Это много значило.
      Массивные Таможенные ворота. Можно сказать, средних размеров крепость. Обнаруживаем бронзовый барельеф. На нём геройского вида кавалеристы машут саблями.
      
       []
      
       []
      
       []
      
      Французы крепко наподдали пруссакам под Йеной и потом преследовали их аж до Любека.
      Фон Блюхеру удалось окопаться в городе и какое-то время держать оборону.
      Это тот самый прусский генерал Блюхер, который позднее станет героем битвы при Ватерлоо. Вопреки стереотипу, проявит там инициативу и полководческую дерзость. Между тем наполеоновский маршал, француз Груши, вопреки аналогичному стереотипу, станет тупо дожидаться приказа, как какой-нибудь пруссак. Не дождавшись, он так и не введет в бой свежий резерв.
      Но пока что Блюхер отбивается от французов в Любеке. И французов ведет на штурм не Груши какой-нибудь, а как раз отчаянный рубака Бернадот.
      Пришлось снова отступать и в конце концов сдаться.
      Французы имели огромный перевес в силах, и гордиться этой победой не должны бы. Но гордятся. Название города выбито среди прочих на Триумфальной арке в Париже. В районе Трокадеро есть rue de Lubeck. Кто там помнит, каким был перевес в 1806 году. Кому это нужно.
      Мало того.
      В 1811 Любек и окрестности стали территорией французского департамента Устье Сены.
      Не марионеточное государство. Не французский протекторат.
      Здесь была Франция.
      Какая все-таки великолепная наглость. Где историческая Франция, и где Любек.
      И что же местные? Поднялась ли дубина народной войны?
      Какая дубина, что вы.
      Я пробежался по десятку источников. Ни малейшего намека на гражданское неповиновение.
      Чем французы хуже пруссаков? Вот и сословные привилегии отменили. Кодекс Наполеона, не угодно ли. Свобода, равенство и братство. Но и аристократов никто на фонарях не вешал. Администрация же была сплошь из местных.
      В 1813 году город был сдан шведскому крон-принцу и в скором времени королю Швеции, которого звали Жан-Батист Бернадот. Уж не тот ли это Бернадот, который вел своих людей на штурм Таможенной башни в 1806 году?
      Тот самый. Только тогда он воевал за Наполеона, а теперь против. Это бывает.
      Опять Швеция. Всё закольцовывается в этом лучшем из миров.
      На троне Швеции Бернадоты по сей день.
      Но и это еще не всё. Весной 1945-го года вице-председатель Международного Красного Креста и отдаленный потомок завоевателя-освободителя граф Фольке Бернадот будет организовывать в Любеке, как и в других городах на балтийском взморье, прием и переправу в Швецию выпущенных из концлагерей узников. Ему удалось внушить Гиммлеру, что этот жест будет засчитан рейхсминистру в послевоенной Германии. В результате были освобождены более 20 тысяч человек. В том числе 1615 евреев.
      
       []
      
      В 1948 году он был специальным представителем ООН в Иерусалиме. Где и был расстрелян радикально настроенными патриотами. Если бы они знали, что правительство уже отвергло план Бернадота как абсолютно неприемлемый и приняло решение защищать суверенитет Израиля с оружием в руках, высокопоставленный дипломат и член королевской семьи остался бы жив.
      Но они об этом не знали.
      Вернемся в XIX век.
      В 1829 году барон Людвиг Иванович Штиглиц, выкрест-лютеранин, вложил средства в регулярное пароходное сообщение между Петербургом и Любеком. Одному очень известному человеку советовали воспользоваться пароходом и побывать в Любеке, но он в Любеке так и не побывал. По правде сказать, он нигде за границей так и не побывал.
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Бужор Юрий (yuribuzhor@yahoo.de)
  • Обновлено: 11/11/2021. 12k. Статистика.
  • Рассказ: Германия

  • Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка