Норкин Феликс Моисеевич: другие произведения.

На дорогах Срединнoй ойкумены.

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Норкин Феликс Моисеевич
  • Обновлено: 27/07/2018. 319k. Статистика.
  • Рассказ: Китай
  • Иллюстрации: 322 штук.
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:

    П Е Р Е Д
    Н А Ш И М
    П И Л И Г Р И М С Т В О М.

    Успех зависит от предварительной подготовки, без нее вас ждет провал.
    Конфуций

     Мы долго готовились к Одиссее по городам и весям Китая, к путешествию, которе нам казалось несбыточной мечтой еще пару лет назад.
    Китай - страна древней цивилизации, в которой сегодня сложны социальные и экономические проблемы.
      Подготовка к странствию, особенно со стороны Полины - она практически в одиночку выполнила ее блестяще - напоминало военную операцию с противником, превосходящим по численности наше привычное окружение, и, как мы и предполагали, окопавшегося в другой галактике.
      Наша задача была сложна : увидеть страну с почти полуторамиллиардным населением, снять толщу минувших эпох с ее настоящего, почувствовать ее будущее, мотивы, предложения, духовные потребности, быт, познакомиться с ее трудолюбивым, несколько оторванным от остального мира народом.

     []

    Будущность девственно чистого листа, лежавшего передо мною, всегда внушает мне чувство близкое к ужасу - я опасаюсь чего-то, прежде чем начать. Наверное, это чувство ответственности перед самим собой. Этот листочек может превратиться в понятный, неплохой сказ - выражение моих мыслей и впечатлений увиденного, услышанного, или из него может выйти лишь искалеченная, исковерканная неудачными усилиями рукопись...
    Как бы ни были благоприятны мои китайские записи, они нисколько не смягчат моей вины, ибо с китайской точки зрения всякий комментарий считается злоупотреблением гостеприимства.  Но я, Читатель, постараюсь без обид словить слова, ускользающие из-под пера, а Полина распахнет увиденное - я уверен...
       Чего нам это стоило? Говорят, что путешественники похожи на камни, носимые ветром, что свежие воды, еда, впечатления сглаживают его шероховатости, что камни в конце концов принимают округлые формы.
    Это не так! Я и Полина похудели за месяц в общей сложности на 11,2 кг. А наши округлости, особенно мои кости в плечевых суставах, почувствовали себя намного вольготнее.
    Итак - Come on! По Владимиру Маяковскому:

    Отсюда за морем -
    Китай.
    Садись
    и за море катай...


       13-14 октября 2015


    а.БЕН-ГУРИОН - СЕУЛ.

    Будьте нежны с землей. Любите ее и раз в год отправляйтесь туда, где вы никогда не были раньше. И куда бы вы ни направлялись, следуйте туда всем своим сердцем.
    Совет ДАЛАЙ-ЛАМЫ.

      
      Boeing 777-200 во время покинул приветливый Бен-Гурион. Элегантные южно-корейские красавицы - стюардессы в солнечной униформе с необычной заколкой волос на затылке в виде буквы "Y" и еще "более говорящим" шарфиком на шее с хорошо фиксированными концами, в течение одиннадцати часов полета кормили, поили, обхаживали нас.

     []

      Наконец, мы приземляемся в Сеуле (Южная Корея). Спокойно и улыбчиво вокруг. Музыкальный семейный оркестр из мандолины, гитары и... вместо баса три скрипки, приветствует нас, и Daegum, Ctayageum, Pivi делают приветственные записи в моем дневнике.

     []

    Аэропорт сияет не только огнями, но и богатством торговых предложений, которые ждут покупателей вдоль стен. Цены фирменные, кусачие. Дамская сумка Gucci - 1299 долларов, мужской кошелек - 283 - нам шлют привет крокодилы, вспомнив прошлогоднее свидание на африканской миграции у "Маасай Мары". Есть и предложения для россиян, с ошибками...

     []

    Я прилег в зоне отдыха за стеклянными стенами на один из десятка функциональных, кожаных "топчанов", сделанных с учетом анатомии человека и с хорошо подогнанным для меня подгрудным валиком. Хотел отгородиться, расслабиться на полчаса от шума и снующих пассажиров. Но рядом приземлились два русских парня из Владивостока. Оба живут в Корее. Сергей работает слесарем, недавно женился, Олег - таможенник. Я с удовольствием пытал их. Легкая, важная для меня, походная беседа и добрые пожелания на прощание.
      Что мы знаем о Китае - азиатским гиганте, третьем по величине государстве на планете с древнейшей цивилизацией, родиной бумаги (туалетная - в XIV в), чая, компаса, пороха (XI в), книгопечатания (VII в) и еще многих малых и больших творений?
      Помните песню В.Мурадели: " Русский с китайцем - братья навек... Москва - Пекин... Сталин и Мао слушают нас..." ?
      И я никогда не забуду 1966 год (один из самых счастливых в моей жизни: родилась доченька, я выполнил норму мастера спорта СССР) - это и год начала "культурной революции" в Китае.
       Мао, разругавшись со всем социалистическим лагерем, поссорился и с генсеком КПСС Н.С.Хрущевым после его доклада на съезде партии о культе друга - И.Сталина. Вскоре Мао бросил лозунг "Открыть огонь по штабам!" и дал старт молодым бунтарям - хунвейбинам (школьникам, студентам, молодым рабочим) к репрессиям и погромам. И они десятилетия террорезировали страну, пока боролись со старыми идеями, традициями, привычками.
    С "чуждой пролетариату" культурой (китайской оперой, историческими памятниками, книгами, картинами, храмами, монастырями, даже ценными китайскими палочками) возглавила борьбу жена Мао - "красная императрица" Цзян Цын.
    Наверное поэтому, подумалось мне, когда мы бродили по Запретному городу в Пекине, убранство внутренних помещений дворцов было очень скудным... Сразу скажу: это впечатление оказалось ошибочным. Идет реставрация, и в подземных трехэтажных музейных хранилищах около 1 млн. экспонатов ждут своей очереди.
      Наше путешешествие было в самом разгаре, когда гуляя по Чунцину - городу в Центральной части Китая (население 7,4 млн), мы познакомились с молодым китайским менеджером. На вопрос Полины:
      - Чем можно объяснить популярность Мао Цзедуна сегодня?
    Он предложил зайти в ближайший книжный магазин. И показывая на небольшую красную книжицу, стопкой лежавшую на витрине антиквариата, сказал:
    Мао? Мао развернул Китай в направлении, которым мы идем сегодня... В отношении "культурной революции", так - нет виноватых, виновны все... А "Красный цитатник" Мао - самая издаваемая книга в мире...

     []

    Постоянные, навязчивые идеи лидера авторитарного государства - это любимые параллели истории: Мао моделирует свои действия под решения своего друга. Знамение времени, и для жителей России - указующий перст, а "для любого политика" - "ценностные ориентиры" - и к новому 2016 вышла в свет скромная книжица "Цитаты и афоризмы" от президента России, со столичной полиграфией, особой бумагой, золотым тиснением на переплете, золотым обрезом и ленточкой-закладкой (100 юаней).
    Я думаю, что мнение о Мао сильно бы изменилось, узнай народ пару малоизвестных фактов о великом Кормчем. Во-первых, Мао никогда не чистил зубы, он предпочитал полоскать рот чаем по утрам. Как рассказывал его личный врач доктор Ли, зубы Мао кровоточили, гноились, когда он перешагнул шестидесятилетие. Его беспокоила бессоница, он часто вызывал подчиненных к себе ночами. Не правда ли, вам не напоминает Это рабочий режим его друга?
    А коллективизация Мао в пятидесятые, когда Мао предложил всем вступить в коммуны, собрать невиданный урожай, выйти в лидеры по производству стали... Мао был хорошим учеником.
    А.П.Чехов в 1890г на пароходе "Петербург" посетил не только о.Сахалин (и "Соньку-Золотую ручку" в кандалах), но позакомился с Китаем: "Китай также пустынен и дик, как и Россия..." Такое было время, с этого они начинали...
    Не много найдется читателей, кто помнит о крупнейшем пограничном советско-китайском военном конфликте на о-ве Даманский (река Уссури) в разгар "культурной революции" в марте 1969 года. Разве стоил этот кусочек земли посреди реки, пощадью О,74 кв.км, который в 1991 году последний генсек КПСС М.Горбачев все же отдал Китаю, пятидесяти восьми жизней советских солдат и офицеров! А кто из китайцев сегодня вспоминает о "Большом скачке" Мао в конце пятидесятых годов?
    В аэропорту Пекина поменяли 1000 долларов (курс-6,21 ю), и глубоким вечером на такси мы подъехали к нашему пятизвездному отелю в центре Пекина. В темноте я вижу буквы, которые утром превратятся в иероглифы. В отеле небольшие проблемы с поселением, но вскоре мы отдыхаем после нелегкого полета.
       Ни хао, Китай! Твержу я, засыпая.
      
      
       15 ОКТЯБРЯ 2015

    Ожидания в жизни зависят от усердия.
    Конфуций

       ПЕКИН

       Ранний подъем. Чтобы увидеть жизнь глазами самих китайцев, мы будем путешествовать вместе с ними, добираться до цели на автобусах, поездах, пешком, чтобы почувствовать, как воплощается в жизнь "китайская мечта".
    Наш первый легкий завтрак, и повернув в сторону пл. Тяньаньмэнь, мы пошли по относительно тихой в эти утренние часы пешеходной торговой улице. Ремеслянки, масса небольших едален, сувенирные лавки. Снова поворот и мы касаемся старого городского Пекина, хутунов.

     []

       В эти минуты само Начало нашего странствия греет душу. Мы ввязались и это главное!
       Русский врач, доктор медицины, путешественник, художник, писатель Павел Яковлевич Пясецкий в своем двухтомном "Путешествии по Китаю" (1874-1875гг) так описывает Пекин тех лет:
       "...Рассматриваемый с высоты видом своим он скорее походит на пригород или пригородное село, весьма богатое садами, между которыми рассеяны дома с серыми крышами и такими же оградами... Днем рискуешь попасть в канаву, оборваться с какого-нибудь бугра или натолкнуться на камни. А хутуны - это узенькие, грязные, темные улицы с едким удушливым чадом из харчевен, уставленные лавками, мастерскими, мелочными лавчонками..."
    Число хутунов сегодня стремительно уменьшается в связи с развернувшимся в китайской столице строительством, оставляя современникам только диковинные названия, рассказывающие об истории уходящих эпох.
       Мы прошлись по хутунам, вдохнули воздух современных харчевен и дух старинного Пекина, вглядывались в лица, фигурки зазывал - китайцев, торгующих разными едами и безделушками, гуляющими... Вот пожилой китаец у стены дома, почти безлюдной улочки, закинул ногу за голову. Он тренингует. Ни каждый парень может повторить это упражнение, даже в спортивном зале.
      Повернули в узкую улочку, скорее туннель, ибо с обоих сторон серые стены двух-трехэтажных домов и ни одного окна. Остановились, постояли в тупике на небольшом дворике в окружении небольших строений с черепичными крышами, дверьми, инкрустированными металлической символикой, и с маленьким, но удивительно ухоженным садиком. Взошли на небольшой мост через ручей. Полину поразили голубые очертания далеких гор, окружающих Пекин.
      Нельзя не обратить внимание на шумовой колорит страны. Китайцы - любители поговорить. Сказываются особенности китайского менталитета и языка. Китайская культура всегда делала ставку на особенности общения, а китайский язык состоит из коротких звуков, придыхательных согласных, и у меня сложилось такое впечатление, что не звучание определяет значение слов, а тоны, интонация. Во время нашего путешествия Полина ярче меня почувствовала, что одна и та же гласная может произноситься разными способами: ровно, по восходящей или по нисходящей. Говорящая толпа определяет и тактику говора, ибо только перекричав соседей, можно донести подруге свои проблемы.
    Стоп. Непонятный, немаленький агрегат стоит почти на середине тротуара, похоже с жидкостью. Мы сделали паузу и не зря! К автомату подошел парень, сунул монетку и подставил пятилитровую бутыль. Заиграла музыка, и я с улыбкой показал ему, что пью, он тут же среагировал: кивнул и вынул из кармана очередную монетку - 1 юань для следующей бутыли. Уже потом мы узнали, что Китай - мировой лидер по производству водопроводных труб, но пить воду из крана не рекомендуется.
      Минут десять мы идем к пл. Тяньаньмэнь. Подходим.
      Очереди на переход через улицу. Полиция определяет порядок входа на площадь: в первую очередь организованные экскурсии, затем остальные желающие лаоваи.

     []

      Через пять минут вместе с красавицами-китаянками невербально разговорились: мы им - широкие улыбки, а они - у нас "все ОК" (большой палец вверх) - Кио, а Джия, показывая V двумя пальцами, ни в коем случае не агитирует нас стать "свободными", и не заявляет о своей "победе" над чем-то, она показывает, что счастлива. И всего-то. Но потом в дороге этот жест мы видели повсюду, и часто от детей.
    Так и началось наше общение с Китаем на самой большой городской площади в мире. Она может одновременно вместить до одного миллиона человек. Размер площади так велик, что объекты в центре нее уже утопают в сероватой пекинской дымке. Огромные толпы снующего народа, и ты стираешься в нем, как песчинка.
    У покрытия площади своя история. Она состоит из кусков бетона длиной 120 мм (число жителей Китая превысило 1 млр 200 млн человек), шириной 96 мм (территория Китая 9 млн 600 тыс кв. км.), толщиной 21 мм (Китай будет развиваться и расцветать в XXI веке). Еше несколько слов об истории и на этом закончим с площадной символикой. В XV веке к Запретному городу надо было пройти эту площадь, правда она была не такой обширной. Здесь Мао через четыре года после победы над Японией в 1949 году под восторженные крики многотысячной массы народа провозгласил создание "Срединного государства общности и единства народа".
    А в 1958 Мао решил расчистить ее. И за девять месяцев 20.000 добровольцев, работая посменно днем и ночью по 16 часов, сделали Это!
      Вспомним 1989 год и бойню, которую со студентами и молодежью Китая, сотворило руководство коммунистической партии страны. Вплоть до сегодняшнего дня режим Китая строго блокирует всю информацию о жестоком подавлении студенческих волнений, борьбе ребят и девчат за демократию против диктатуры. Сотни убитых, тысячи раненых. Но невозможно и через десятилетия смыть кровь молодежи, студентов, голодавших молодых рабочих со ступеней мемориального комплекса, бетонных плит, обелиска Героев славы...
       Вполне возможно, что события "4 июня 1989" сыграли свою роль в принятых правительством страны мерах экономического роста "made in china" в последующие годы. Наступила эра "социализма с китайским лицом"!
    Я надеюсь, жертвы были не напрасны...
      С этими мыслями мы подходим к высокому вазону, на котором красуются пионы, магнолии, чайные розы, затем - к Мавзолею Мао с позолоченными иероглифами на белом мраморе над воротами.
       Мао Цзедун. Его портрет над главным входом в Запретный город площадью 27 кв.м (весом в полторы тонны) написан вручную. Несмотря на суперстойкие краски ежегодно в ночь на 1 октября портрет заменяют новым, а старый уничтожают, ибо лик "Великого Кормчего" можно видеть только вывешенным. А его останки, облаченные в военную форму, до сих пор лежит в мавзолее.
    В начале 2016 в Китае возвели бетонную, позолоченную статую Мао Цзэдуна высотой 37 метров над полями в центральной провинции Хэнань. Известно, что на ее возведение потратили 3 млн юаней. Мао Цзэдуна изобразили в сидячем положении, со скрещенными руками, которыми он руководил страной "с железной хваткой". Жители пострадавшей от его деяний Хэнани выдержали лишь три дня. Статуя была разрушена.
      Оставив наши рюкзаки, через главные врата мы входим в "Запретный город".

     []

    В XIV - XV веках кровавые распри, борьба за власть раздирали китайскую империю. Джу Ди - четвертый сын императора хитростью захватил власть, учинив кровавую бойню с дестками тысяч несогласных. Страх, что соперник (его судьба неизвестна) готовит месть, преследует его, и он решает построить закрытый город в городе Бейцзин, создать "Земной образ Небесных палат" на земле, символ могущества и законности его власти.
    Автор генерального плана самого большого дворцового комплекса на свете евнух Жуань Ань. Он был блестящим зодчим и организатором. В основу дворца, не имеющего себе равных в мире, он ставит древнюю китайскую символику. Император благославляет его, и империя погружается в нищету, народ голодает, ибо все золото идет на стройку.
    Само строительство было простым. Годами "полуфабрикаты" со всех сторон свозились на огромные площади, которые предварительно освобождались от хутунов. 300 тонн мрамора - этот мраморный колосс, как по восьмидесятикилометровому катку, соскальзывает к Бейцзину - на этом пути вырыты многочисленные колодцы, из которых водой поливали стылую землю. 2.000.000 тонн "золотого кирпича", обжиг которых был очень длительным (при ударе они издавали металлический звук), колонны из цельных бревен китайского кедра, черепица, покрытая блестящей глазурью,- все это спускается к городу по самому длинному в мире 1800-километровому каналу. Десятки тысяч крестьян отрывают от земли и везут на стройку. Они работают по 10-12 часов. На ночь, чтобы не убежали, их заковывают в цепи.
    Три года упорного труда, и император опускается на колени, воскуряет ладан, и открывает "Запретный город".
      Почти шесть веков красные стены, скрывающие многочисленные дворцы и площади, возвышаются у центральной площади столицы Китая, привлекая жителей страны и редких туристов мира. Действительно, в огромной сутолоке китайцев в этот первый день мы редко встречали европейские лица.
       С первых шагов "Запретный город" поражает нас огромными площадями, гармонией, крышами, арками, цветом (красным и желтым), аскетичным убранством гигантских залов (в комплексе 9999 комнат - земной император не имел права иметь дворцовый комплекс в 10 000 комнат, как у самого божества!), многочисленными хозяевами, и мы вынуждены постоянно протискиваться, чтобы узреть что-нибудь.

     []

      - Смотри под ноги, - останавливает меня Полина.
      Господи, ведь мы шагаем по каменным ступенькам, на которых великолепные резчики по камню, я думаю, ни один год вырезали мифических животных, драконов, фениксов, природу, вкладывая свои мысли, желания.
       Все творения в Запретном городе несут особый символический смысл. Фиолетовый цвет керамики, убранства, стен - это символ радости и счастья (император делал свою подпись специальными фиолетовыми чернилами). Количество статуэток на крыше определяет ранг здания, его важность и принадлежность, это охранные амулеты, защищающие дома от злых сил.
    Зал Высшей Гармонии (Золотого трона) самый большой во Дворце, использовался для церемоний высоких событий.
      Более тысячи гаргулий на его крыше.

     []

    Мне очень нравятся крыши китайских домов и залов. Волны желтой, блестящей глазурованной черепицы вздымаются поперек "течения", а в углах крыш - по особому изящных - размещены эти самые небольшие скульптуры животных, как реальные, так и мифические. Во главе этой необычной стаи мандарин, восседающий на утке.

     []

      Самое большое возможное число статуэток - 9 (любимая цифра императора). Но для зала Высшей Гармонии было сделано исключение - это единственное строение в Китае, имеющее 10 фигурок на своей крыше. Протертые до блеска носы и уши бронзовых льва и львицы охраняют его вход. Лев с западной стороны держит лапой земной шар, "восточная" львица положила лапу на львенка - это символы императорской власти и процветания рода.

     []

      У Ворот Небесной Чистоты у бронзовых львов с обеих сторон от входа уши прижаты - это сигнал для женщин: не вмешивайтесь в государственные дела.
    Приостановились у мраморных солнечных часов и сосуда - снова символ, теперь уже справедливости императора. На террасе нас встречает бронзовая черепаха с высоко поднятой головой - опять символ, теперь - долголетия.

     []

      С большим вниманием мы всматриваемся в каменную, священную стену "Девяти драконов" - шедевра китайской архитектуры (по своей художественной ценности, архитектурному дизайну второй такой стены нет!), она у южного входа во Дворец Долголетия.

     []

    270 глазурованных плиток (это число делится на 9 и 5, подтверждая верховенство императора), рисуют разноцветных драконов, которые играют жемчугом над волнами океана.
      - Приглядитесь.- Хотел, видимо, сказать нам невысокий мужчина. Он приподнял сына и пальцем, посмотрев на нас, указал ему на брюшко третьего Белого дракона. Когда они отошли, я увидел белый кусочек, приклееннный к уголку плитки. История свидетельствует, что придумав такую подмену, мастер шедевра сохранил себе жизнь.
      - Се-се.- Блеснул я вслед внимательному мужчине своим китайским на мандаринском диалекте.
       Деревяные каркасы, консоли, загнутые вверх крыши, несчетное количество каменных ступенек, черепица с изображением драконов, стены, скульптуры львов, тигров (заклятых врагов злых духов) - эти постройки древности и, естественно, частичной реконструкции (пожары не миновали комплекс) радуют глаз огромного количества посетителей, и нас, блуждающих в ритме старины.
      Мы посидели на очередной площади в специальной зоне отдыха в тени, у самой дальней стены "Запретного города", около небольшого дворца, в котором некоторое время предавалась размышлениям и учебе будущая всевластная вдовствующая императрица Цы-Си. Здесь мы хоть на десяток минут избавились от негрубой тесноты толпы. А об Орхидее - императрице Цы-Си сказ будет ниже.
      Подведем некоторые итоги. Удивительные творения китайских зодчих запоминаются отдельными картинками типа слайд-шоу, и это несмотря на то, что мы не спешим, работаем без гида, с удовольствием идем по дорогам Запретного города, вымощенного кирпичами (одни говорят в пять слоев, другие в 99...), предвкушая собственные открытия, наслаждаясь желанной, потаенной красотой, созданной для отдохновения двадцати четырех императорских семей.

     []

      Часами ходим сами по себе, удивляясь, что толпа как-то вдруг растворилась. Мы уже перестали задумываться над названиями ворот, домов, залов, в которые попадали совсем случайно (все же однообразие пагод, ступенек утомляет), рассматривать строения, кажущиеся нам близнецами-братьями, мы просто смотрели жадными, ястребиными глазами, любовались всем, что видели, разрешая себе переодически посидеть на скамеечке в тени редких сакуры или магнолии, испить глоток жасминового чая, отчего ощущение райской благодати воистину разливается в мыслях... Единственное, что нас смущало, это почти полное отсутствие тени, зелени.

     []

      Передохнули и прошли к музею Часов, яркая коллекция которых из середины XVII века, как китайского производства, так и европейского, подаренных китайским императорам королями Англии, Франции, Дании, удивительно гармонична тончайшей ювелирной работой.

     []

      Все часы "тянутся" вверх, располагаясь на повозках, слонах, сказочных домиках, словно утверждают: красота, пространство, время - едины и бесконечны.
      Рядом небольшая выставка драгоценностей: предметы дворцовой утвари, сделанные безвестными мастерами из жемчуга, золота, рубинов, нефрита. Они поразительны детальностью воспроизведения.
       Не знаю, найдется ли у вас время рассмотреть хотя бы некоторые работы, у нас его не оказалось, пришлось пожертвовать даже Парком Бейхай. Мы, буквально пробежав по его дорожкам, все же смогли проникнуться его упомрачительной красотой, таинственностью, шедеврами ландшафного дизайна, силой искусства традиционного китайского сада, о котором я расскажу после.
      Поворачиваем к южным воротам, где оставили отнятые у нас служками рюкзаки (во время осмотра Запретного города мы не раз встречали посетителей с огромными заплечными мешками...)
      Пять часов пролетели, как один миг. Да и что есть час в истории - бесконечно малая величина! Время незаметно прокрутило стрелки наших часов, двигаясь куда быстрее, чем бы нам того хотелось. Но главное, мы побывали в ритме седой, китайской старины.
     И пока идем к выходу я думаю: всегда нужно время, чтобы найти радость в жизни, поэтому предлагаю вам повернуть его вспять и взглянуть, как именно в окружении тишины, роскоши, многочисленнной армии евнухов, проводили свой обычный день китайские императоры в Запретном городе.
      Спокойная жизнь города, где евнухи, слуги занимались своими делами, находилась в резком контрасте с шумом и гамом за пределами высоких стен.
      Итак, раннее утро. Еще не взошло солнце, а в город уже въезжают фуры с продуктами, торговцы в повозках везут товары на рынок, кто-то торопится на работу, в канцелярию, кухню, хранилища. Элегантно одетые люди, чувствуется благородного происхождения, спешат на встречу, солдаты императорской охраны ведут слонов...
      Пять часов. Юный 16-летний император Tuoba Tao-Тянь Цзы ("Сын Неба") открыл глаза. Пора вставать. В дверь заглянул евнух, он зажигает длинные красные свечи и помогает с утренней одеждой. Сейчас конец октября. Прохладно, несмотря на теплые (система подпольного отопления) полы и небольшую угольную печь в углу спальни.
      - Благодарю тебя, - Сказал император, натягивая короткую рубаху, штаны, жилет, чулки, башмаки, одевая шапочку и теплый халат, ярко расписанный девятью драконами.
      Он идет в дальний левый угол спальни, где девять золотисто-желтых драконов с пятью когтями на лапах внимательно смотрят на него со стены. Надо помолиться Будде. Становится на колени.
      - Сегодня, 24 октября, царствующий сын Неба, подданный Tuoba...
      Слова льются легко, почтительно...
      Наконец он встает и отходит к двери. Надо взглянуть, как погода.
      "Годится", - говорит он про себя, отметив чистое, безоблачное небо.
      Садится за рабочий стол. Внимательно просматривает летописи, наставления предков. Поработав около часа, он встает. Он привык к одиночеству, но сегодня ему с самого утра как-то не по себе.
       - Поднести явства! - тоном мягкого приказа обращается он негромко к младшему евнуху, давно вопросительно стоящему в дверях. Тот повернулся и быстро исчез. Проходит минут пять и император видит, как десяток аккуратно одетых евнухов вереницей по площади несут три стола разных размеров и красные лакированные коробки с нарисованными на них золотыми драконами. Процессия направляется к палате "Воспитание сердца". Коробки, столы принимают евнухи с белыми нарукавниками, которые расставляют серебряную посуду в фарфоровых чашках над горячей водой (посуда из желтого фарфора, расписанного драконами и надписью "Десять тысяч лет долголетия" используется в теплое время) и пищу на столы. На каждом блюдце серебряная пластинка: не отравлена ли пища? С этой же целью любое блюдо перед подачей пробует евнух.
      Пора полюбоваться едой, насладиться ее красотой и запахом, поэтому многочисленные блюда все должны быть открыты на столе. Он подталкивает себя хоть к этому общению.
      - Приятного аппетита. Снять крышки! - пятясь к двери, громко командует евнух.
      Император улыбнулся, он с детства, практически с года, учился владеть китайскими палочками - куайцзы и знает, они не позволят есть быстро, значит меньше пищи захватишь за один прием, растянешь трапезу, насыщение произойдет при меньшем количестве съеденного.
      Кстати, маленькая ремарка. За все наше странствие мы видели буквально единицы взрослых китайцев и детей с избыточным весом. Причина? С младых ногтей они постигают культуру еды. Результат: только стройные фигуры аккуратно одетых людей окружали нас.
      Tuoba окинул взглядом столы. Они ломятся от изобилия. Сдоба, рис, каши, соленые, свежие овощи, фрукты, молоко, кусочки мяса курицы, утки, конечно, "подарочного риса", нежность и аромат в конвертиках или ушки - пельмени с креветками. Всего больше десятка блюд.
      Разумеется поглотить все изобилие одному (он привык есть в одиночестве) не под силу, поэтому, вкусив всего понемногу, он посылает останки трапезы своим наложницам, евнухам. Объедки с императорского стола - большая честь.
      Завтрак закончен. Младший евнух подносит Императору чашу с теплой водой.
      Tuoba переходит во Внутренний дворец. Предстоят государственные дела. Сегодня императорский совет.
      "Выслушаю министров о событиях в стране, постараюсь утвердить северные границы, обсудить торговлю с соседями, заслушать вопросы о перемещении чиновников, о добропорядочности в повседневном мире" - напоминает себе молодой Император. И улыбнулся, вспомнив слова Учителя о хорошем Правителе: "Надо добиться такого положения, когда вблизи радуются, а издалека стремятся прийти..."
      Два с половиной часа он комментирует услышанные сообщения, отдает распоряжения, наконец, отпускает своих подданных и выходит в сад.
      Надо размять тело. Император под магнолией в саду.
      Эти упражнения он знает, хотя дед Вэй показал ему их недавно. Они просты, легко выполнимы, очищают кровеносные сосуды, повышают иммунитет. Их несколько. Повторяются по 23 раза каждое: Вечная молодость (прерывистое дыхание, сотрясение тела, головы, плеч), Полет птицы (работа рук и ног), Купание жабы (движения телом), Небесные кольца (наклоны тела) и Феникс (движения рук).
      - Главное, делай их ежедневно, под деревом и с улыбкой на лице ,- говорил Дед.
      Одиночество - это его мечта и боль. Император, гуляя, занимаясь, лишен ее. И сейчас позади него идет тихий и чинный пестрый "хвост" слуг, евнухов, принесших зонты в солнечную погоду, кресло - на всякий случай, коробки со сладостями, даже всевозможные лекарства и сосуды для испражнений.
      Легко после гимнастики перейти к учебе. Он не садится, а омывшись, читает Конфуция, благоговейно стоя перед его портретом, старается дословно запомнить его классические Заповеди "О милосердии и Правде", просматривает хроники цинских правителей, учит понравившееся стихи. Затем с поклоном встречает Учителя и они минут сорок занимаются математикой.
     Теперь можно и передохнуть. К императору подводят "мохнатого вельможу" - любимого пикинеса Идама. Tuoba расхаживает полчаса с ним (конечно, не один) по площади перед дворцом Полной гармонии. Немного взгруснулось Императору, ибо ему больше по душе прогулки с Идамом жарким летним днем в тенистом Летнем Императорском парке, когда прохладный ветер с гор шепчет ему в уши приятные звуки, снимает все страхи и сомнения.
       Обед. Снова полный обряд. Более двадцати блюд. Неспешная вкусная трапеза.
      Через два часа Император должен в Пекинском храме принести жертвоприношение в защиту населения Пекина от холода, затем рассмотреть кандидаток в невесты...
       Пора. Пекинский храм - это единственная возможность проехать по городу. Перед поездкой на обширной площади перед тронным залом он обходит ряды чиновников, кои выстроились рядами соответственно рангу. Садится в паланкин. Впереди бежит евнух, расчищая путь свистком, позади группа слуг. Теперь его внимание на дорогу. Он отмечает выравненные бугры, ямы, посыпанные желтым песком, куски желтой материи, закрывающие изъяны на стенах домов. Улыбается, увидев несколько блестевших у стены чохов. Наблюдает, как пастухи гонят стада свиней и овец, как женщина несет тепло одетого ребенка, все хаотично движутся по покрытой булыжником дороге.
       Вот и его любимый парк с кипарисами и соснами. Как и и другие парки города, он служит оздоровлению населения. С утра здесь собирается народ для гимнастики или танцев.
      Совершив обряд, Император возвращается в Запретный город. Вечереет. Сегодня он подустал - согласитесь, он наполнил день достойным содержанием, поэтому приказывает евнуху отменить встречу с девушками - кандидатками в невесты, Эта процедура не вызывает у него приятных эмоций. Он еще успеет вручить избраннице яшмовый скипетр.
      Юных красавец он знает давно. И сегодня готов провести время с одной из них. Но прежде надо еще раз помолиться, прочесть манускрипты, отдать уважение предкам.
       Император зовет евнуха и долго выбирает дощечку с именем наложницы. Он знает, что тот выполнит все положенные действия. Через полчаса приносят избранницу, завернутую в покрывало из пуха цапли (цапля - символ чистых намерений).
    Оставим молодых одних.
      Через десять минут слышен крик евнуха:
      - Время закончилось!
      Еще несколько минут и крик повторяется. После третьего крика евнух смело открывает дверь императорской спальни и уводит наложницу.
       Девять часов вечера. Прошел еще один день жизни Императора, жизни далекой от повседневных забот своего народа. Император устал, он готов погрузиться в "сон красоты". Пожелаем ему и его народу долголетних удач!
      Вернемся в настоящее время. Китайцы всей страной едят в общепринятые часы, а мы, лаоваи, подстраиваем еду под наши ноги... Усталые, голодные спускаемся в метро, хотя знаем: ехать до ул. Ванфуцзин всего одну остановку.
      Метро в Пекине - это особый вид транспорта. Первые впечатления? Разветвленная, динамично развивающаяся сеть - 271 станция. Метро перевозит до 10 миллионов пассажиров в день - это в 1,4 раза больше, чем московское и питерское вместе. Гибкая система оплаты от 1 до 10 юаней (доллар - 6 юаней), широкие, просторные вестибюли, стеклянные стены на станциях, прекрасные освещенность и вентилляция, великолепная информация на английском языке почти у каждой двери вагона, при полном отсутствии бумажной рекламы. Первое время нас смущали выходы и входы в метро, их, как правило, у каждой станции несколько. Но это препятствие мы преодолели быстрее, чем поиски лифта на многочисленных ступенчатых переходах...
      Что поразило больше всего - это внимательный "осмотр безопасности". Вместе с рамкой и металлоиcкателем на входе тебя встречают трое ребят и девчат в форме по стойке "смирно". Чуть позже мы поняли - это армия наших помошников...
      Мы вышли на "Ванфуцзин".

     []

      Неоновые огни, яркая, огромная и не броская реклама на стенах домов, череда маленьких ларьков, полных всякой всячины, и вывешиваемые вдоль улиц красные фонари давно стали такими же равноправными символами Китая, как Великая Китайская стена или панда.
      Такого пиршества вкуса, "не отходя от кассы", я не видел ни в Европе, ни в Южной Америке. Конечно, мы пробовали все подряд. Начали шашлыками, Полина закончила непонятной, очень острой требухой, я - жареным скорпионом. Китайцы не брезгливы, а я любопытен.

     []

      Понимая, что белое мясо в тельце несчастного мне придется поискать, я не спешил, отрывал лапку за лапкой (начал с больших клешней), потом попробовал тельце, головку и в последнюю очередь - хвостик с ядовитой иглой. Похрустел бедный скорпион, не более того. Я не почувствовал ни вкуса краба, ни ветчины. Затем пожевал второй, третий... Полина смотрела на меня с легким отвращением и жалостью.
      Конечно, и мне жаль, и я представил себе, как ловец скорпионов нашел их место скопления, набрал воздуху и подул на них, заставил ощетиниться, поднять свое ядовитое забрало, и выждав пару секунд, спокойно взял несчастного за хвост чуть ниже иглы...
      Однако, пора. И мы повернули к дому. Было душно, казалось, воздух можно пощупать руками.
      Впервые я обратил внимание, что у некоторых пекинских девушек трех-слойные медицинские маски. Да, Пекин один из самых экологически "грязных" городов мира, несмотря на усилия правительства города, ученых (поиск "быстрых" зеленых насаждений, снижение оборота бумаги - вода вместо чернил, ликвидация промышленных предприятий, ограничения пользования частными автомобилями), но не подозревал, что до такой же степени... Тяжелые удары желтого удушливого смога являются неотъемлемой частью местного пейзажа Пекина. Голубое небо и яркое солнце здесь редкость и настоящий праздник.
    Пекин пытались преобразить в период подготовки к Олимпиаде - 2008. Столица подверглась всем мыслимым косметическим процедурам, целые микрорайоны уступали место паркам. Возможно сегодня неблагоприятная "Роза ветров" и недавний взрыв на складах порта Тяньцзина 12 августа, где на площади 100.000 кв.м произошел выброс семисот тонн ядовитого цианида натрия, - усугубили обстановку? Не знаю.
    Нам в эту короткую встречу Пекин показался размашистым городом-драконом, который вел нас светлыми площадями, парками, широкими улицами и не задерживал в темных переулках с экологическими и социальными проблемами.
      И мы ныряем в наш временный дом.


    16 ОКТЯБРЯ 2015

    В стране, где есть порядок, будь смел в действиях и речах. В стране, где нет порядка, будь смел в действиях, но осмотрителен в речах.
    Конфуций

    ПЕКИН

    Раннее утро. Тащим наши рюкзаки на ресепшн, и с глазами полными вопросов пытаемся выпытать у милых созданий, что забарикадировались за стойкой нашей пятизвездной, адрес фармацевтической помощи. Наша ситуация неприятна до чертиков: возникла "рисовая проблема путешествия".
    По пути повстречали маленькую улочную закусочную под открытым небом с приятным паровым запахом. Она привлекла наше внимание. И мы с удовольствием откушали китайские пельмени - нежность и аромат в конвертике с мясом, зеленью и луком.
    Работница пиньинь оказалась не больно покладистой, она упиралась, изображая непонимание латинского, но, когда я нарисовал проблему в картине (в лицах - было больше комедии) нам предложили... Перебрав несколько вариантов приобрели кое-что, но в удаче очень сомневались.
    Теперь наш путь к чайному рынку Китая. Благо рядом остановилось такси. Такси, кстати, в Китае не роскошь - комфорт, а средство скорого передвижения, это я почувствовал сразу: посадка 15 юаней, далее 3км бесплатно, и вперед - по 2 юаня за км... Показали водителю иероглифы и через двадцать минут мы идем по Чайной улице Мальяндао.
    Разве это улица? Это городок, где есть все, что связывает тебя с самым популярным напитком в мире. Да, мы пили чаи (у самовара) и пьем (у телевизора), но я плохо чувствую его вкус. Что делать... И здесь растерялся. Магазины, десятки... Чаи, сотни видов... Посуда напитка, музыка... Блуждаем...

     []

    Приостановил нас полупустой магазин - одна стена из вагонки, керамическая посуда и мальчик, выжимающий что-то, привлекли наше внимание. Из-за стойки поднялся пожилой китаец с белесой бородкой и черной шапочкой. Мы поздоровались: Полина произнесла "ни хао", а я лишь открыл рот, не зная, как продолжить. Он улыбнулся.
    "Здравствуйте" в его устах прозвучало великолепной песней, заманчивым предложением, вкусным, как горький шоколад ...
    - Знаю русский,- продолжил он,- учился в Университете Лумумбы на сельского хозяина 50 лет назад. Работал на чайных землях, руководил. Теперь помогать семье внука. Чай? Россия?
    - Да, мы из Израиля, хотим пробовать хорошие...
    Некоторое время он смотрел на нас, не отрываясь, потом загадочно потер широкой рукой фарфоровую чашку, повернулся. Промолвил:
    - Гуляйте...- И скрылся за дверью в глубине магазинчика.
    Минут через двадцать мы вернулись. И вскоре он снова появился перед нами с мешочком в руках.
    - Есть робники, я для вас двенадцать лучших чай готовил, все писал, понять должно...
    - Сколько?
    Он будто не услышал.
    - Налить?
    Спасибо. Спешим.
    - Хорошо, понять. 800 юаней, так...
    И он, не слушая нас, протянул мешок.
    Мы, естественно, даже не подумали торговаться, хотя знали кое-что о китайских продавцах. Я открыл и высыпал на прилавок небольшие мешочки, завязанные цветастой ленточкой. И, о радость, каждый мешочек подписан калиграфическим почерком по - русски: название, сорт и способ заварки.
    - В нем, - сказал наш продавец, мягко дотрагиваясь до мешочка, - Три - четыре заварки,- И прочел нам небольшую лекцию о чаях.
    Вы, я думаю, наслышаны, что высокие цены на чай - это не обман. Прошу вас, господа, оцените работу сборщика чая - вручную, обработку - вручную, длительное хранение в особых условиях, тогда приятный насыщенный аромат, богатая вкусовая гамма не только оправдают пользу и удовольствие, но и цену.
    - Удачи, - произнес я на прощание.- Се-се!
    Он поднял руку, раздвинув второй и третий пальцы... Мы улыбнулись.
    Китай и чай! Славно, что мы чуть прикоснулись к его истории. Но как наш русскоязычный хозяин выживает с такой соседской конкуренцией, осталось для меня загадкой.
    Спустились в метро. Свободно разговорились с американской парой на эскалаторе (они заканчивают трехнедельное путешествие). А затем нас, заплутавших (метро грешит массой переходов на четырнадцати линиях), из рук на руки передавали друг другу красавицы-помощницы с улыбкой и солдатской выправкой, пока не посадили в нужный вагон.
    Полчаса езды и мы выходим к Летнему имераторскому парку - садам "таинственной императрийцы", самому большому дворцовому комплексу в мире.
    Восьмиугольная пагода - "Аромат Будды", хранилище многорукой Богини Милосердия, которая пыталась дотянуться до всех страждущих, привлекла наше внимание на старте, и мы рванули вверх по многочисленным ступенькам "Горы долголетия", забыв основной принцип туриста: никогда не стоит спешить в начале пути!

     []

    Отдышались, осмотрелись, и с высоты холма перед нами открылся беспримерный вид на Западные горы, раскошное озеро, многоарочный мост, ломающий монотонность воды, Пагоды, будто небрежно разбросанные по парку.

     []

    Меня, далекого от пейзажной архитектуры, поразило ощущение гармонии, пейзажной роскоши и естественного разнообразия...
    Уже после, когда мы бродили по дорожкам парка, я почтительно склонил голову перед автором планировки парка, для которого роскошь, красота, гармония императорского комплекса - в рукотворных озере и холме, в вереницах ухоженных дорожек, многочисленных пагодах, каждая из которых имеет свой особый символ.

     []

    Необычно выгнутый, как верблюд, мост "Нефритовый пояс" - надо пропустить в жаркий летний день лодку Императора к Мраморному чайному домику. Отражаясь в воде, мост рисует полную иллюзию круга.

     []

    Чайный домик - Мраморная Ладья будто уравновешивает пространство между берегом и водной гладью, между планом и реализацией: "Вот мой флот!" - говорила вдовствующая императрица Цы-Си перед закатом китайской империи (и одной достопримечательностью в Ихэюане стало больше).
    Здесь хорошо провести время под шумные струи дождя и льющийся поток воды из пасти дракона.
    Императорский парк Пекина резко отличается от подобных "легких городков" Европы. Все европейские дворцовые парки базируются на строго равнинных ландшафтах со ступенчатыми, правильными холмами, строгими, геометрически выверенными линиями дорожек, фигурно-подстриженными, ровно посаженными зелеными насаждениями (Версаль, Петергоф, Вюрцбург, Гатчина и др.). Для всех них важной частью дизайна являются рукотворные поилки для птиц, цветочные горшки, вазы, клумбы, фонтаны, небольшие озера.
    Дворцовые парки Европы проигрывают китайскому собрату в естественности, природной красоте, бережно сохраняемой и даже улучшаемой ландшафными дизайнерами. Главное его достоинство - он прекрасно вписывается в окружающий ландшафт, не выравнивает, не прилизывает его.
    Потом, когда мы решили спуститься, смогли по достоинству оценить открытые и закрытые галлереи - жемчужины парка. И среди них самый длинный в мире росписной коридор (728 м). Скульптуры драконов, феникса, чудо-зверя цилинь, где выделке подверглись каждое перышко, каждая шерстинка. Это далеко не мелочь.

     []

    Пройдемтесь с нами по Торговой улочке, вьющейся по берегу канала, огибающего Холм Долголетия, вдохнем пыль веков...

     []

    Эта была улица развлечений для императорской семьи, наложниц. Здесь царил искусственный городской быт с магазинчиками, продавцами, азартной торговлей, даже поддельными попрошайками и воришками. И сегодня в рекламе магазинов сохранен традиционный стиль китайских династий.
    А помните ли вы уроки чистописания в первом классе? Тонкие линии и линии с нажимом 86-ым пером? Я любил их и писал так хорошо, что Самуил Яковлевич Маршак, которому мы с одноклассником написали и нарисовали его книгу к шестидесятилетию, оценил высоко. Искусство каллиграфии по моему напрочь ушло из европейских языков. Но есть еще места на земном шаре, где не растеряли мастерство "чистописания" и сделали из этого профессию. Старый китаец рисует, будто играя: немного воды, несколько камышей и гора. Все это уже рисовали до него и будут рисовать всегда. А материал, на котором он работает, не стоит и доброго слова - что-то похожее на оберточную бумагу. И китаец продаст, как теперь говорят, лишь "голый труд", лишь свою чарующую фантазию, то, что предстает перед нашими глазами на этом дешевом листе бумаги.

     []

    Торговой улице чуть более 150 лет, но я подышал атмосферой, что царила здесь столетиями.

     []

    Плавание на корабле - а-ля "Дракон Императора" - это отдохновение с надеждой и наслаждением пространства.
    Мы обозреваем маленькие кусочки Китая - домики его провинций, виды побережья, мосты, чувствуем запах бирюзовой воды со слабым ароматом цитрусовых и чего-то еще еле уловимого, нежного.
    Час пролетел незаметно. Подъехали к мраморному семнадцатиарочному мосту.

     []

    Ему всего 125 лет. Мрамор - символ стабильности императорской власти и более полутысячи мраморных львов на перилах моста охраняют его богатство и удачу. Ажурный, беломраморный он виден со всех сторон и прекрасно гармонирует с ивами, падающими в серую воду озера, с дальней гористой грядой.
    Нет желания прошаться с Летним императорским парком, но надо, и Полину успокаивает очень сознательный малыш.
    Сады, разбитые по берегам искусственного озера, украшенные цветастыми, маленькими клумбами и легкими беседками, до сих пор манят меня тайнами петляющих дорожек, ароматом хвои вековых сосен и щебетаньем птиц. Здесь в росписях фасадов императорских покоев живет многовековая история Китая, и я пытаюсь воссоздать образы императриц, гуляющих под охраной суровых воинов, или печальных наложниц, принимающих свою судьбу, как "сорванный со шрамами цветок".
    Пришла пора и я предлагаю вам необычное путешествие по Ихэюаню вместе с Ланьэр, дочкой манчжурского мандарина, ставшей в шестнадцать лет одной из многотысячных наложниц императора, сделавшей "карьеру" (незнавшей жалости в борьбе за власть!) вдовствующей императрицы, командующей пятьдесят лет судьбой многомиллионного Китая, и потопившей его в крови с помощью заговоров и убийств.
    Без нее ряд кровожадных деспотов Истории - Нерон, Иван Грозный, Иосиф Сталин, Гитлер ... был бы далеко неполным, и Цы-Си среди них - далеко не последняя. Но среди Женщин Мира она, безусловно, ПЕРВАЯ!
    Маленькая дама с ясной улыбкой, дивно хороша собой, радушно приветствовала меня. Я пригубил ее изящные пальцы, она ответила легким поклоном. И я не мог себе представить, что эту ласковую даму с такой замечательно моложавой внешностью, с такой открытой, привлекательной улыбкой называют жестоким, беспощадным тираном, страшной вдовствующей императрицей, кровавое имя которой на устах всего мира 30 лет!
    Мы идем вместе с ней (она на сто лет старше меня и уже на излете жизни...) веселым, красивым ландшафтом по мощеными камнем дорогам Летнего парка, которые вьются перед нами подобно блестящей реке. Отдаленные холмы нежно рисуются на мягком голубовато-сером небе. Великолепные сады Ихэюаня с каналами, озерами, чайными домиками и храмами омывают мраморные террасы дворцов.
    Красные сосны, глянцевые черепицы желтых и зеленых крыш рисуют нам веселую картину, а арки, множества строений, составляющих Летний дворец производят впечатление скорее целого города, а не одного дворца. Китайцы говорят: "Хотя он создан человеком, красота его подобна Небу". Позади нас, не отставая ни на шаг, мелкими шажочками семенила девушка в голубом платье с длинной косой за спиной, с цветком приколотым над каждым ухом. Горничная - рабыня куплена у родителей и в течение десяти лет она будет постоянно, безотлучно около императрицы: идти, стоять, сидеть, спать. Когда настанет время, она получит хорошее приданое и заботу до четвертого поколения.
    У одной из резиденций "сыновей неба" по сигналу вдовствующей императрицы нас сажают в кресла, обитые красной материей, и шесть евнухов несут в любимый дом императрицы через квадратный двор, наполненный горшками редких цветущих растений. Мы прошли к большой двери с зеркальными стеклами со сверкающими иероглифами "ШО" (долголетие) - вход в Тронный зал.
    Принцессы, евнухи встречают ее воцарившимся затишьем. Большой просторный зал. Верхняя часть окон закрыта бумажными ширмами.
    Императрица скинула на руки высшего евнуха свой легкий плащ и предстала перед нами в прозрачном платье желтого цвета, затканным виноградной лозой очень реальной окраски, раскошно вышитое жемчугом, застегнутое от правого плеча до подола нефритовыми пуговицами. На верхней пуговице у правого плеча висела нить из восемнадцати громадных жемчужин, которые отделялись одна от другой плоскими кусками блестящего, прозрачного нефрита. На одной их верхних пуговиц подвешен большой граненый, бледный рубин с желтыми шелковыми кистями с двумя грушевидными жемчужинами редкой красоты. Под мышками висели с одной стороны бледно-голубой, вышитый шелковый платок, с другой - душистый мешочек с длинными, черными, шелковыми кистями. Шею обхватывал бледно-голубой четырехдюймовый галстук, вышитый золотом и крупными жемчужинами. (Когда мы обсуждали с дочкой Лешкой наряд Цы-Си, она рассказала мне, что этой весной купила галстучный шелк и сделала из него плащ, которым очень довольна сегодня).
    Черные, как смоль волосы императрицы были разделены прибором посредине, спущены мягким бандо на виски и зачесаны на макушку головы большим плоским кругом. Жемчужная лента с громадной "пылающей" жемчужиной обхватывала весь круг волос на макушке. С правой стороны куафюры висела кисть из восьми великолепных жемчугов, доходившая до плеча. Браслеты, кольца на обеих руках, футляры для ногтей на четвертом и пятом пальцах каждой руки из зеленого нефрита, а футляры правой руки - золотые, отделанные рубином и жемчугами, достигали двадцати сантиметров.
    Она присела на трон с двумя драконами, на подушки, чтобы невысоко поднялись колени, и обнажила манчжурские башмаки с широкими подошвами.
    Непроницаемые глаза императрицы, пристально оглядывают меня, усиливают мое смущение. Вдруг слуги, евнухи принялись бить, звонить, наигрывать звуки и мелодии, кто на чем. Затем внезапно все замерли. Принцессы, высшие евнухи безмолвно, чуть дыша, смотрели на императрицу. Она повернулась ко мне и предложила отдохнуть.
    После отдыха на просторном диване в блестящем, мраморном восхитительном зале с резными перегородками и разрисованными стенами нас призвали к обеду.
    Мы прошли в более просторное помещение, на одной из стен которого висела акварельная картина на белом шелке, изображавшая очень реального павлина в цветущем поле, на другой стене - громадное зеркало с шелковыми занавесками.
    Обедали без императрицы - она ест одна, а ее место оставалось пустым, но мне удалось узнать, что она с аппетитом съела утку, рыбу и цыпленка, приготовленных для нее особым способом, и запила большой чашкой женского грудного молока.
    На столе от двадцати до тридцати блюд. Макароны и рис подали отдельно с другого стола прямо с жаровен - они должны быть очень горячими. Плавники акул, оленьи сухожилия, птичьи языки, суп из птичьих гнезд, рыбьи мозги и многие другие явства - это обычное ежедневное меню. Чем ни обед Лукулла? Плюс хлеб из серой муки, который парится, а не печется, плюс восхитительные кремы, вина, которые перегоняют с цветами,- "Роса с утренней розы", "Капли с рук будды". Все едят с больших разрисованных блюд из китайского фарфора. Ни холодной воды, ни чая за столом нет. Чай мы испили, встав из-за стола, без сахара, без молока.
    Маленький квадрат очень мягкого полотенца служил мне салфеткой.
    После отдыха - прогулка на лодке по озеру. Лодку Цы-Си ведут две лодки с двадцатью четырьмя гребцами, связанными желтой веревкой. За императрицей, принцессами всю прогулку стоят и сидят высшие евнухи, держа запасные конфеты, папиросы, шали, кальяны.
    Мы приостановились у поляны чудных лотосов и посидели перед расставанием около цветущих орхидей: Ланьэр по китайски - орхидея.
    И осталась в памяти Китая Орхидея, породившая дракона в халате, из рукавов которого вытекли реки крови...
    Все, теперь на Golden Mask Dynasty Show. Билеты мы заказали заранее, поэтому по пути смогли заскочить в KFC, перекусили.
    Из метро к концертному залу минут десять нас вела симпатичная юная китаянка, затем на нашу просьбу откликнулся канадец средних лет. Пока мы шли, он рассказал нам, что учительствует, а здесь проходит курс Ушу. У входа нас встретила девонька с билетами и проводила в зал.
    Первый ряд, небольшие лужицы воды у наших кресел нас насторожили. Полина отправилась на поиски свободных мест.
    За несколько минут до начала я присоединился к ней. И нашел ее очень расстроенной. Оказалось, что одна пожилая женщина из группы китайских туристов, спешивших на свои места, нечаянно задела и сломала ей очки. Полина обратилась к руководителю группы, та, посмотрев сломанные очки, кивнула и ушла.
    Представление началось. Мое впечатление?
    Такого музыкального сказа о любви, войне я не увижу никогда. Меня поразили шикарные световые декорации, подвижная, огромная сцена, яркие, объемные, золотые костюмы, цветная подсветка, динамика и высокий профессионализм исполнителей и, конечно, смелость постановщика.
    Я не могу квалифицированно оценить постоянно меняющиеся, массовые танцевальные сценки, но каждый эпизод был выверен, точен, фантастически ярок.
    Основной козырь драматического представления - контраст! Игра цветов, музыки, народно-характерных танцев, выступления солистов и групп - все подчинено этой цели. Очень важно, но к шоу надо готовится, в противном случае, оно может быть воспринято, как необычный гибридный концерт.

     []

    Конечно, главное действо этого шикарного представления - мощный водопад! Огромные массы воды падают с высокой десятиметровой сцены в зрительный зал, впечатляет! Это надо видеть, господа!
    В этот момент к Полине подошла руководительница китайской группы и протянула бумажку. Когда зажегся свет, Полина показала мне стодолларовую купюру.
    Представление закончилось и мы поехали в гостиницу. Снова метро. Масса поссажиров. Но, едва мы входим в вагон, девушка, юноша вскакивают со своих мест, причем, делают это быстро, естественно и с улыбкой.
    В гостинице нас в течение получаса "радовали" обещаниями, пока мы не осознали: такси не заказано. Когда служащий привел нам двух рикш на велосипедах, мы без слов взяли наши чемоданы-рюкзаки и поспешили к метро. Минут через сорок (хорошо, что у нас есть запас времени) мы вышли, (у Полины всегда есть план "Б" так, на всякий случай) и перед мостом через широкую улицу Полина получила указания двух молодых англичан.
    - Я поняла, - пояснила она мне,- Нам надо перейти улицу через мост.
    Время стремительно убывало, поэтому не раздумывая, мы рванули по ступенькам вверх. Если бы не помощь, которую оказал нам молодой парень в ослепительно белой рубашке, нам пришлось бы туго. Когда мы преодолели мост, Полина взглянула назад и вскрикнула:
    - Смотри!
    И я увидел: "Railway station" на той стороне...
    Не раздумывая мы бросились назад. Снова ступеньки, снова поддержка молодого высокого китайца, и мы возвращаемся. Теперь перед нами огромное здание, темно. Увидели вход и, размахивая билетами, пытаемся пройти. Нас не пускают.
    "Надо взять паузу, осмотреться", - подумал я. Остается 15 минут до отправления поезда... И в этот момент к нам подскакивает девонька, служащая вокзала, которая все поняла. Взяв наши билеты, она завопила:
    - Куай лэ! - Быстрее!
    И мы устремились за ней через огромный зал ожидания. Девонька кидалась в рабочие двери, ключами открывала служебный лифт, и мы бежали, бежали за ней пока не оказались одни на платформе у дверей нашего вагона. Не успели мы перед проводницей юркнуть в вагон, как улышали трели и поезд тронулся.
    Вполне современный поезд, обычное купе. У нас две нижние полки.
    Я решил заглянуть в плацкартный вагон, он рядом. Открыл дверь и в нос ударил острый запах апокриновых желез, смешанный с аммиаком, уксусом и легкими запахами кухни - полное впечатление, что попал в пещеру первобытного человека. Не стоит слышать подобные запахи даже перед сном. А когда я рассмотрел слева три этажа полок, и сидящих на приставных стульчиках мужчин и женщин напротив, бумажки, остатки фруктов, разбросанные по полу, решил, что ездить в плацкартном вагоне возможно только в одном случае, когда он заполнен на пятую часть...
    Спокойной ночи, господа!


    17 ОКТЯБРЯ 2015

    Знающий, как делать, ниже того, кто любит делать. А любящий делать ниже того, кто наслаждается делом.
    Конфуций

    ПИНЪЯО, СИАНЬ

    Небольшой, приземистый вокзал в Пинъяо. Вышли. Осмотриваемся. Внезапно подскочил парень, видимо, наблюдавший за нами. Он оказался хозяином небольшого магазина на привокзальной площади, где спрятать под полки поклажу достаточно легко. За каждый рюкзак, чемодан он предложил 30 ю. Мы легонько поторговались и остановились на 30 ю за все про все.
    Итак, нас ждет Старый город.
    Двинулись по центральной улице и через десять минут мы у цели.
    Сотни лет потоки людские шли через эти ворота в широкой глинобитной стене, обложеной кирпичем. Это единственная городская стена в Китае, которая осталась такой, какой ее возвели в XIV веке - стена, говорят, даже с медными монетами, вмонтированными между кирпичами. Их использовали больше для демонстрации городского достатка, нежели для укрепления... Кстати, символом города является слиток золота, его держит в руках бог богатства.

     []

    В преддверии Старого города, почему-то, другие мысли посетили меня. Время и власть, думаю я, едины в попытке полностью обновить образ человеческого жилья и его окружения. Обычно борьба идет между сносом и реставрацией, а любителей узреть старину всегда ждет "большая познавательно-развлекательная программа" или улично-площадные спектакли-шествия с переодеванием и применением самых современных выразительных средств.
    Бродяга ищет другое. Он хочет услышать биение жизни древности, погрузиться в другую, стертую временем атмосферу, узреть быт и человека прошлого.

     []

    И вот мы входим в "окно древнего Китая", где жители хранят свою историю без театральных декораций.
    Чем дальше мы идем, останавливаясь то у кривоватого дома, то у бумажных фонарей и поделок, украшающих дом, заходим в милые и по своему живописные дворы, полные строительного мусора и уложенных стенкой кирпичей, тем больше мы чувствуем уникальность этого маленького городка. Собственно, это наша цель: видеть знаковые особенности каждого городка, где ступила наша нога.
    Прямо перед нами самое высокое строение города - это не высотное здание, не железо-бетонная "Леди", а Центральная китайская башня, которая делит главную улицу Dajie на Северную и Южную части.
    Пинъяо - город, которому около 3000 лет, должен был в двадцатом веке превратиться в обычный современный уездный городок, да не успели, не смогли, потому как средств не хватило. И законсервировали старину в лавках, переулках по принципу традиционного китайского жилья - хутунов с милыми, прямоугольными двориками, с колодцем в центре, в которых торжествует жизнь, и оставили нас со старым городом и его нетронутым настоящим миром.

     []

    Да, здесь нет (и не нужен городку длиной в 3 ли) городского транспорта, но здесь есть средняя школа с пятью тысячами учеников, есть бесценные следы истории - дырки и шрамы от пуль и огня, сабель и копий на городской стене, есть электромобили и народная больница, есть старый тротуар на четырех улицах и аптека, есть образцы ранней китайской росписной культуры и архитектуры на стенах домов, есть говядина под особым рецептом и пинъянским соком с лапшой, которую мы с удовольствием откушали вместе с капустными салатами, грибами, непонятными водорослями, которые отварил повар без всяких специй за пять минут. Чуть сыроватые, хрустящие они были очень вкусны и совсем без перца Чили.

     []

    И снова мы блуждаем. Увертываемся от тук-туков, мопедов, электормобилей. Заходим в отели, оформленные в династических стилях, древние здания со скульптурами и обязательной кадкой с зеленью в центре, останавливаемся у сувенирных лавок, наблюдаем, как сгружают товар в шелковый склад. Мы ныряем в переулки и дворы, где кипит жизнь среди кучи круглых кирпичей, чанов под огнем, кусков железа, и с улыбкой наблюдаем за малышом лет полутора, жующим яблоко над грязным ведром.

     []

    Остановились у Первого китайского банка из 1824 года. Именно этот городок дал банковский старт в Китае. Красильные мастерские мистер Лю сменил на векселя, и сотни лет все денежные потоки пошли через Пинъяо и его филиалы (был филиал и в России). Документы, сценка, показывающая заключение договора в те времена, стол с печатями и перьями, фотографии... Говорят, Уолл Стрит в США, это Пинъяо в Китае.
    Как и сейчас, тогда все денежные операции нуждались в защите. Сегодня их защищают аппараты, платежные карты, микропроцессоры, пароли, а в то время старались найти защиту среди мастеров кун-фу. Посему были школы кун-фу, и каждый милый, безумно живописный, прямоугольный дворик (чаще с одним выходом) был местом тренировок юных бойцов боевых и воинских искусств.

     []

    Мы бродим среди лавочек, любуемся деревянными решетками на дверях и окнах. Пытаемся понять, что скрывается за калиграфическими надписями на зданиях. Маленький сморщенный старичок торгует изделиями под лаком и перламутром, подсвечниками "под старину", рисунками акварелью. Засмотрелись лазурными фарфоровыми пиалами с блюдечком и крышкой, чайниками из исинской глины - Чаоу. Китайцы бережно сохраняют традиции и культуру чаепития.
    Овощной прилавок. Купили виноград, мандарины "беби" - маленькие и, как оказалось, очень сладкие при том, груши (3-5 ю за цзынь-полкило).

     []

    Постояли в храме "Эрлан Мяо". Он воздает должное духу храбрости и мужеству. Осмотрели роспись настенную, деревянную резьбу на окнах и дверях.
    Если бы горожанин из прошлых веков вернулся, невзначай, в Пинъяо, он бы точно узнал свою улицу, свой дом.
    Однако, пора, нас ждет конечный пункт древнего Шелкового пути: Пекин-Пинъяо-Сиань...
    Скоростной, железнодорожный вокзал Пинъяо. Спокойная посадка. Немного народа в зале ожидания, ибо впускают на вокзал только отъезжающих. Пустая платформа. Выводят на нее отъезжающих организованно за пять минут до отправления поезда.
    Промелькнули обширные поля, террасы огородов, горная гряда и тоннели. Через три с половиной часа мы в Сиане. Древняя столица империи - город-космополит с десятью миллионами жителей в округе, пропитанный приключениями, духом шелкового пути, войнами, встретил нас неприветливо. Когда я поднял рюкзак Полины (он с чемоданами лежал в конце вагона), обратил внимание, что раскрыты все карманы. Мы вышли и Полина обнаружила, что в рюкзаке отсутствует ее смартфон. И началось.
    Рядом с нами оказался наш молодой попутчик, неплохо владевший английским, он все понял и решительно пришел на помощь.
    Вскоре около нас горячо обсуждали проблему бригадир поезда, борт-проводница, представитель компании. В течение часа все озабоченно размахивали руками, просматривая наши билеты, паспорта, адрес гостиницы, в конце концов, все благополучно завершилось в отеле...
    В метро нам помогали многочисленные эскалаторы, затем шумная улица с толпами и светящейся рекламой, и вскоре в отеле нас встретчает босс прической и штанами, напомнивший израильских друзов.
    - Понятно, представитель яркого Тибета. - сказала Полина.
    - Там на высоте более 4000 м есть пустыни?
    - Еще какие. Правда, совсем безлесые, но, говорят, с дюнами и барханами до горизонта...
    Распаковывая вещи, оказалось, что мобильник спокойно "ждет" хозяйку в Моем рюкзаке. Кто из нас положил его туда, осталось загадкой.
    Мы оставили наш холодный, скромный номер, с пустыми побеленными стенами, матрасами с электроподогревом, и, предупредив работницу отеля за стойкой о найденном мобильнике, вышли на широкий проспект Сидацзе.

     []

    Светящаяся красными фонарями Барабанная башня - и очарование древности, снова посетило нас. Башне более 600 лет (первым городским поселениям в Пинъяо - в десять раз больше). Она не высока, но красива и гармонично вписалась в архитектуру мусульманского квартала Сианя. В прошлые века звук ее барабана вещал закрытие городских ворот. Сегодня барабан, обтянутый цельным куском воловьей кожи вернули на крышу.
    Мы перешли проспект и направились к Мусульманской торговой улице перекусить.
    Еще в поезде турист из Болгарии Стефан рассказывал, что едет в Сиань второй раз, а, узнав, что мы размещаемся в мусульманском районе, посоветовал пройти на торговую улицу. И добавил:
    - Там вы можете встретить иных китайцев, не таких, других, чаще с бородой да с необычными шляпами. Это не китайцы, а другой самобытный народ хуэй, знающий цену себе и своим поступкам...

     []

    Мы с удовольствием побродили по старой улочке, мощеной голубой плиткой, двигались от одного прилавка к другому, ели понемногу, но многое, начиная с супа из говядины с лепешками, шашлыки.

     []

    На закусь Полина взяла халву, а я - маленьких крабиков на вертеле. Кстати, любители раков меня поймут, ибо в вареных раках основной мясной деликотес в шейке и клешнях, а что вкусного в маленьком крабике, кроме жесткого, закаленного в огне панцыря? Полина попробовала, но быстро отказалась, боясь сломать ненароком зубы. Я обратил внимание, на то, что кушать на ходу на торговой улице очень естественно, как в Израиле пить кофе по утрам на автобусной остановке.
    Вечерний Сиань, окруженный лессовым плато, живет обычной, разнокалиберной жизнью. Мы прошли по круговой аллее до мемориальных арок. Суперпаркеты и небоскребы, фешенебельные, богатые здания соседствуют с обычным 3-х и 4-этажным серым жильем. На окраине города, говорят, есть пещеры желтой глины, в которых по традиции живут сианцы.
    На небольшой площади под звуки музыки танцуют, и не только мальчишки пускают в небо маленькие парашютики с фонариками. Уже потом мы отметили, что утром, вечером в парках и скверах, на площадях китайцы любят танцевать, проделывать разнообразные движения руками, ногами, телом. Иногда мне казалось, что танцующие подражают движениям животных, птицам, работе в поле, но главное - все с пользой для здоровья отдыхают.
    Вокруг предложений больше, чем спроса. Необычно многолюдно, но везде очень спокойно. В первые дни пребывания в Китае мне показалось, что абсолютное большинство китайцев живут в полном соответствии с конфуцианством: относятся друг другу так, как хотели бы, чтобы относились к тебе. Пока ни разу, нигде мы не видели ссор, не слышали раздраженных восклицаний, свирепые звуки клаксонов, свистки полицейских, не следили за подвыпившим китайцем... Царили терпимость и взаимоуважение. Сама жизнь заставляет! Трудно себе представить качество твоей жизни, если бы ты был раздражителен и зол к своим многочисленным соседям. Наверное поэтому, одно из главных слов в китайском словаре - ШУ - снисхождение. Будем снисходительны и мы к "корточковым" туалетам (они, по-моему, более гигиеничны), публичному, громкому прочищению глотки, которую мы ни раз наблюдали в пекинских хатунах...
    Планировка района, где мы успели побродить, напомнила мой Санкт-Петербург строгостью прямых улиц и переулков, пересекающихся строго под прямыми углами.
    Вернулись мы в отель поздно вечером.


      18 ОКТЯБРЯ 2015

    Человек может сделать истину великой, истина же не сделает великим человека.
    Конфуций

    ЦЗЮЧЖАЙГОУ

     Рано утром готовлю чай на день. Вынул коробочку от нашего славного Лумумбария, вытащил мешочек: Тегуаньинь - Улун, 2014.
     "Это один из самых любимых и знаменитых китайских чаев, его сушат, крутят в барабанах, хранят в темноте, затем безжалостно мнут, прожаривают ..., но этот чай всегда свеж, ярок и молод" - вспоминаю я слова нашего доброго продавца.
     Кипячу воду, обдаю термос кипятком, бросаю в него четверть мешочка чая. Термос надежный, проверенный, находит свое место в рюкзаке рядом с большой кистью всегда вкусного винограда.
     Покинув нашу обитель, мы заходим в VIVO, надо поменять SIM - карту в смартфоне Полины. Пока с ней занимаются, я осматриваюсь. Просторный светлый зал, рекламные стойки. Непонятны мне пассивные действия двух девушек: они, как на посту, ничем не занимаясь, странно и бессмысленно стоят напротив служебного столика. На мой вопрос служащей фирмы:
     - Чем они заняты?
     Последовал ответ:
     - Это их работа.
     Покидаем фирму с недействующим смартфоном. Выходя, я обратил внимание еще на пару девушек, державших караул напротив входной двери, обе почти одновременно бросили сигареты, когда я нацелился... Китай, кстати, самая курящая нация мира! Но я не об этом.
      Высокая мотивация, дисциплина и необходимость - только ли этим можно объяснить эту девичью работу?
     Я думаю у вас иное объяснение... Избыток рабочих рук? В Китае прирост населения за десять лет составляет семьдесять пять миллионов - это больше численности населения двух сотен государств мира. В последние годы в Китае идет смягчение жесткой политики ограничения семьи. Сегодня "живет" разрешение: Семья - два ребенка. Говорят, это вызвано экономическими факторами, старением населения (одних пенсионеров в Китае около 150 млн), структурой полов.
     Мы прошли по маленьким улицам и переулкам Сианя. Задержались у небольшого садика, где под музыкальное сопровождение, немолодые жители самостийно танцевали парами, сами выбирая движения и танцевальные па.
     На ул. Хуэймин, нашей вечерней знакомой, в уютном ресторанчике решили заказать что-нибудь съедобное, не острое, желательно быстрого приготовления. Полина недолго обсуждает предложение с официантом, она лишь просит добавить немного овощей и успевает его предупредить - без специй. Я же прошу по бакалу вина, выбираю "Шаосин" - нам представили его, как древнее вино, любимое, кстати, Мао. Работаем палочками и маленькой керамической ложкой в форме лодочки, они добавляют краски к приятному сухому вину и специфическому вкусу горячего супа с кусочками мяса (бараньего?) и маленькими лепешками.
     Насыщенный овощами суп мы завершили гроздью винограда. Таких хрустящих, с твердой кожицей очень крупных и сочных ягод с богатым ароматом, которых было трудно оторвать от "скелета", я не ел никогда. К сожалению, и сорт нам не знаком и поныне...
     Снова улицы Сианя. Они широки и зачастую не обременены зеленью. Мы видели огромные, редкие стволы туи, встречали брошенные на тратуар бумажные ковры с иероглифами, часто играющих в сложные китайские игры группы пожилых жителей и огромное количество уличных едален.
    Остановились у фруктового прилавка. Вот бы перепробовать все эти фрукты, но времени уже нет. Ограничились тем, что купили ягоду размером с вишню, напоминающую смородину или крыжовник. По вкусу она не была похожа ни на то, ни на другое, ни на третье. Мы хотели выяснить ее название (хотя бы на китайском), но звуки, произнесенные продавщицей невозможно было ни услышать, ни повторить. Поэтому, как она называется... А личинки самых громких певцов в мире насекомых, наверное, хороши с пивом. Но я не решился...

     []

     Однако, пора. Возвращаемся в отель, забираем наши чемоданы, рюкзаки и - в аэропорт, летим в национальный парк Цзючжайгоу.
     Двух часовый перелет и мы не заметили, как наш самолет плюхнулся на небольшое предгорное тибетское плато, окруженное заснеженными вершинами гор. В маршрутке Полина обратилась к девушке, сидевшей рядом. Джи, так ее звали, немного владеет английским, она позвонила в наш отель, и Джерри, хозяин Ut-Pa-La Hostel, встретил нас на остановке. Мы познакомились и он провел, показал наше жилье и кафе, где он надеялся, что мы завтра позавтракаем.
     Наш номер оказался холодным с теплой (не горячей) водой, а сам Hostel в десяти минутах езды на такси до входа в заповедник (10-15 ю). Джерри, контактный, англоговорящий, молодой тибетец каждый день помогал реализовывать наши планы.
     Вечер мы посветили скромной, но значимой провинции - небольшому городку, согревающему бытом и отдыхом посетителей национального парка.

     []

    Двух-трехэтажные серые здания вьются вдоль небольшой речушки. Это отели, закусочные - все для туристов, число которых с каждым годом растет, причем, в основном, среди бродяг - жителей Китая.
    Моя первая фотосессия: ребята предложили мне общую кампанию. И я совершаю не последнюю свою ошибку, которая никак не оправдывается моей неграмотностью. Китаянки испытывают физиологическую неприязнь к тактильным знакам внимания... Девоньки были слишком благожелательны.

     []

    Поздний вечер мы провели в дормитории (здании с общими комнатами на 4-6 человек), также принадлежащему Джерри, обменялись впечатлениями с Авивой, Даниэлем и Леви - израильтянами. Они вторую неделю странствуют по Китаю после службы в Армии обороны Израиля. Не первый раз мы встречаем молодых израильтян, набирающих силы, знания и впечатлений в далеких землях.
    Черногазая, с короткой стижкой Авива поведала нам, что будущее она связывает с педагогикой в своем Ашкелоне.
    - Блуждая по большим и малым городам Китая, я совмещаю приятное с полезным, знакомлюсь с системой учебы детей. В китайской школе, право, не трудно найти учителя, владеющего английским, иногда представляется возможность поговорить и с учеником...
    Я насторожился. Уж, как мне хотелось побывать в китайской школе, поэтому град вопросов посыпался на Авиву. Авива тут же заверещала про то, что за шестьдесят пять лет ликвидирована неграмотность. Завершена титаническая работа!
    -Начало обучения? Школы есть и в каждом селе. Обучение бесплатное. Шестилетки для поступления в начальную школу тестируются - И она показала тест.
    - Нагрузка? Огромна. 7-8 уроков в день: с восьми часов - четыре-пять, два-три урока - во второй половине дня. Обязательны кружки по интересам. Жесткая дисциплина. Пропустил 12 уроков без уважительной причины - стоит вопрос об отчислении. Лозунг: дисциплина, старательность, ответственность вбивается в голову малыша с первых шагов. Предусмотрен и дневной сон около часа, сидя за партой... Классы побольше наших во всех отношениях, как и парты - подлиннее, но приятных светлых тонов.
    Она еще долго и старательно мне рассказывала о школе. Для меня было очень важно, что каждый день после второго урока - урок физкультуры, затем обед 15 минут. Кстати, школьная форма - спортивный костюм разных цветов.
    Я уважаю гармонию во всем. В Израиле ученик первых классов занимается меньше (и без домашних заданий), это мне представляется вполне справедливым - еще не готов организм малыша к нагрузке, поэтому в начальной школе у нас используют сильные стороны малышей - стараются фокусировать внимание учеников на усвоении как можно большего количества материала (т.е. на элементарном запоминании), а не на анализе и ассоциациях.
    Но, только в Китае - ежедневно урок физкультуры! Он уравновешивает умственные усилия, помогает ребенку физически расти и крепнуть. О необходимости этого педагоги и медики всего мира только говорят....
    - Средняя школа? - Продолжала Авива.- Помните высказывание Мао - вожака "культурной революции": "Чем больше учитесь, тем становитесь глупее!" Вот так. Китай резко отошел от этого пастулата. Сегодня для поступления в среднюю школу экзамены намного выше уровня, чем китайский малыш получил в начальной школе (выступает роль репетиторства!). Взгляните на пример экзамена в среднюю школу. Мне представляется, что эта задача очень нелегка и включает тестовый вариант вопросов не только по физике, но и по геологии, зоологии, даже астрономии.
    Вот она:
    Медведь упал в яму-ловушку глубиной 19.617 метров. Время его падения составило 2 секунды. Какого цвета был медведь?
    1. Белый (полярный медведь), 2. Бурый, 3. Чёрный, 4. Чёрно-коричневый (малайский), 5. Серый (гризли).

    Ответ:
    http://magazeta.com/2010/04/kitayskaya-zadacha-po-fizike/

    Рассуждая о тяжести тестовых заданий для маленьких, я пытаюсь найти ключевое слово воспитания детей и подростков в Китае. По-моему, это слово - "должен". Юный китаец Должен хорошо успевать, Должен быть впереди, Должен уважать старших и традиции, Должен в будущем помогать и заботиться о престарелых родителях. Должен знать две-четыре тысячи иероглифов из шестидесяти тысяч, чтобы читать книги и газеты...
    А что ему помогает? В душе каждого китайца ярко горит частичка конфуцианства...
    Довольный, я засыпаю.


    19 - 20 ОКТЯБРЯ 2015

    Небо и земля разделены, но они делают одно дело.
    Конфуций

    ЦЗЮЧЖАЙГОУ

    Подъем в пять часов. Завтрак в домашней столовой салатным супом и разваристой кашкой, но с длинным китайским огурцом. Сей дивный овощ мы купили у "земельного прилавка", приютившего продавца-тибетца рядом с нашей гостиницей.

     []

    Огурец похож на наши - европейские, но очень длинный (больше тридцати см.), с нежной кожицей, сладкой, плотной мякотью и необычным дынным ароматом. Порешили, что впредь будем брать его ежедневно.
    Джерри везет нас в национальный парк Цзючжайгоу - "Девять деревенских долин". Вереница автобусов, машин рядами, как на параде, следуют к парку вместе с нами.
    Когда-то очень давно неспокойная земля парка была дном океана. Вода в те очень далекие годы пыталась, как обычно, ускользнуть от бесконечных потрясений, найти теплое, тихое пристанище. Казалось, в межледниковье она уловила удачный момент (благодаря временному потеплению климата), но камнепады преградили ей путь. И взяли воднyю стихию в свою жемчужную оправу три долины, и породили сотню пестрых, прозрачных озер, соединенных речками, ручейками, взрастили густые, девственные леса, вскормили стремительные водопады, и бережно огородили все это стеной высоких гор, создав ущелье - неотразимый по красоте уголок природы.
    Наш живописный маршрут мы начинаем в автобусе. Принцип прост. Поднимаемся в горы, выходим, шагаем вниз, любуемся, снова идем, устали - автобус, они здесь курсируют, говорят, как заводные...
    Через полчаса мы окунаемся в сказочную красоту. Густые девственные леса у подножья гор, бамбуковые рощи, пестрые, прозрачные озера, урчащие водопады ...

     []

    Предприимчивые китайцы заселили эти земли богами, романтическими легендами, присвоили им поэтичные имена, чтобы небо и земля видели себя в неповторимой особенности водных зеркал.

     []

    Названия: "0зеро Золотого колокольчика" или "Пяти цветов", водопад "Бамбуковой стрелы", "Жемчужной отмели" или озеро "Бамбуковой панды" могут показаться вам вычурными, специально придуманными, чтобы приманивать падкую до восточной экзотики публику. Нет, названия сии не придадут картинам увиденного ярких красок или некоторого мистицизма тибетцев, они скорее затягивают момент неповторимго любования. Поэтому я не буду нагружать вас названиями больших и малых, сверкающих синевой или хрустальным блеском, красивейших созданий - "Сыновей моря", предложу действо увлекательнее: просто любоваться увиденным.
    Секрет цветастой пестроты озер, каскадов водопадов в количестве многих минералов в земле, и прежде всего углекислого кальция, который сохранился не затвердевшим в межледниковье. Он осел здесь, и, от нечего делать, готовил краски для озер, каскады для водопадов, бордюры для водоемчиков, а природа лишь добавляла своими кисточками - разноцветными водорослями и многочисленной водной флорой живописные картинки и нежные оттенки. Когда мы побывали у озера многих цветов, то даже я, отмеченный Дальтоном, отличал зеленое прибрежье от желтого, а фиолетовое от серебрянного. Полина ахнула от изумления, когда по озеру прокатилась волна, вызванная порывом ветра.
    - Какое-то вошебство,- прошептала она.- Только вода может переливаться такими красками и золотистыми бликами.

     []

    Я никогда не видел, чтобы озеро пестрыми руковами воды обнимало маленький горный полуостров, доказывая свою силу перед покрасневшими от смущения листьями кустарников, примерявших осенний наряд и склонившихся в прибрежном поклоне; перед горой, снявшей в приветствии заснеженную шапку, или девственным кусочком леса, скромно притулившимся на ее пологих склонах.



    Прекрасные воды Цзючжайгоу - поистине великое творение... Куда ни кинешь взгляд, отвсюду бьют картины природной красоты! Не зря озера национального парка Цзючжайгоу по праву входят в ВОСЬМЕРКУ лучших озер мира.
    Из этой Восьмерки нам с Полиной посчастливилось познакомиться с боливийско-перуанским озером Титикака, обитателями его тростниковых домов и "тростниковой земли", с кенийским озером Накуру и его пернатыми друзьями Фламинго. Пришла очередь Цзючжайгоу, и я благодарен доброй судьбе.

     []

    Часами мы вышагиваем по деревянным настилам, поднимаемся и спускаемся по многочисленным лестницам, и нигде мы не встречаем поломанные или треснувшие доски, термальных источников, а вот аккуратные урны через каждые 70-100 м - непременные составляющие парка и превосходная характеристика его хозяев.

     []

    Озера Цзючжайгоу занимают ПЯТОЕ место на земле и среди самых чистых озер. Мы не раз четко различали под водой скопления стволов, веток.

     []

    И радовались неприхотливым растениям, что нашли себе домишки на их стволах или на каменных стрелах. Высматривали водоросли, ветки, цветную гальку в зарослях тростниковых заливчиков.

     []

    Особо притягивала меня разливанная музыка стремительно падающей воды. Водопады Цзючжайгоу не отличаются большой мощью - не Игуасу - бразильско-аргентинский парагваец! Но они совсе рядом, мне виден и слышен "говор" каждого маленького участка многочисленных каскадов, а непредсказуемые, шумные струи прорывающейся сквозь жесткие заросли ив летящей воды рисуют мне такие яркие, динамичные картины, что тяжело оторваться...

     []

    Я никак не могу отказаться от мысли, что вижу играющий солнцем и водой слоеный пирог, и отчаянно пытаюсь поймать сверкающие на солнце аллюминиевые, серебрянные, каскадные стрелы или растянуть, раскрыть эти прекрасные водные завесы, прикрывающие скалистые отроги.
    Водопады для меня всегда величественное зрелище, где бы я их не пытался рассмотреть... Вода, по-моему, всегда главный творец природной красоты.

     []

    Одетые в национальные костюмы тибетцы продают сувениры на крутых поворотах дорожек и на остановках.
    Мы с Полиной работаем в разном темпе, поэтому то она, то я выбиваемся из нашего строя. В конце дня парк наказал нас за Это. Мы потеряли друг друга. Я без размышлений двинулся к финишу. Спокойно доехал, добрел, и уселся рядом с пожилым китайцем на скамейке недалеко от единственного выхода.
    Полина долго не появлялась. Как она потом рассказывала, металась, шла то вперед, то возвращалась, подходила к полицейскому, звонила хозяину нашего отеля Джерри - всех ставила на уши!

     []

    А я спокойно и молчаливо сидел на скамейке, зная, что в конце концов она не пройдет мимо меня, и размышлял. Цзючжайгоу становится одним из самых любимых китайцами мест отдыха. Его достоинство - дивный праздник природы. Здесь нет оборудованных пляжей и теплых бассейнов, водных видов спорта и развлечений, ресторанов и велосипедов и прочих достопримечательностей. Все отдано на службу красоте, которая тихо струится в озерах, падает с каскадов, шелестит в ветвях елей и бамбука.
    И я представляю, как к вечеру все бродяги покинули парк. Наступает царство умильной, таинственной тишины. Продолжают шептаться лишь зеленые малыши в прибрежье, окруженные серьезными стражниками, стоящими сомкнутыми рядами. Озера, конечно, уставились в небо, там должна появиться их ночная подружка - луна. И тогда они отдохнут в вечернем свете, болтая о прошедшем и неподвижно сияя. Солнце уже опустилось к воде, темнота поглаживает цветастые прелести озер, и вот с небес падает на пестрые водные одежды ночной платок, пытаясь прикрыть осколки звезд, которых дробясь и качаясь, отражает озерная гладь. Переливы светил, странно аллеющих ночью в зыблющейся воде - отдельное таинство парка.

     []

    И тут появляется Полина. Задушевности нашей встречи может позавидовать только бездна ночного неба и полярное, не китайское, Северное сияние...

     []

    Вечереет. Решили мы сходить в ресторан, отведать что-нибудь рыбное. Зашли, сели, заказываем.
    Меня чуть насторожила необычная обстановка. Большой зал. Мы одни. Вокруг нас крутятся трое. Одна, пытается заговорить, другая уточняет заказ, записывает, третья подает приборы, вышел даже повар взглянуть на сие серьезное действо.
    В конце концов минут через пять принесли небольшую тарелку огурцов с различными соусами, которых мы не заказывали. Подумав, решили, что овощи, видимо, идут, как закусь... Проходит еще пару минут и нам приносят большие тарелки мяса с овощами. Полина сдерживает меня, не дает даже ничего попробовать. Она заподозрила неладное. А нам уже ставят и чайничек с чаем, снедью, чашки.
    Мы ждем. Наконец, приносят рыбу. Не торопясь, поедаем только ее.
    Я готовлю кошелек, чуть опережая подбежавшую к нам официантку. Смотрю счет. Обозначенная сумма превышает наш заказ раза в три. Мы переглянулись. Все ясно. Я вынул кошелек и с небольшим "спасибо" (чаевые в Китае не положены) оставил деньги на столе. Встали. В ответ на возгласы официанта и прибежавшего повара я показал, что мы тронули лишь свой заказ, который стоит 68 юаней, и пояснил, что полностью выполнил договор с ними, и не должен больше. К сожалению, я не могу передать смысл тех слов, которых мы не услышали.
    На дороге официант снова нагнал нас, видимо, что-то требовал, знать не первый раз в этом ресторане создавали подобную ситуацию истинно китайского обмана. Но мы его уже не замечали.
    Путешествие жестоко, оно заставляет доверять всем, с кем ты сталкиваешься на дороге.
    Не надо становиться параноиком, просто будьте бдительны, бродяги!



    21 ОКТЯБРЯ 2015

    Того, кто задумается о далеких трудностях, непременно поджидают близкие неприятности.
    Конфуций

    ХУАНЛУН, СОНГПАНЬ

    В пять утра мы заканчиваем завтрак в домашней столовой, которая местом (близко от жилья) и вниманием приютила нас. Полина каждый раз заказывает еду, просто выбирая ее в списке блюд построчно. Сегодня четвертая строка и... суп с лапшой, кусочками мяса(?) и овощами. Запиваем этот настоящий вулкан с огненной лавой бледным, но вкусным, ароматным чайком, потом дышим друг на друга, как драконы. И прощай Цзюджайгоу, прощай тибетская семья, кормившая нас огненными разносолами, прощай хостель с молодым англо-говорящим хозяином Джерри, мы едем в Хуанлун - одно из чудес света в Китае.
    Он в 140 км от Цзюджайгоу. Из Хуанлуна мы должны будем вернуться чуть назад на перекресток, и через шесть часов держать путь в Сонгпань. У нас будет возможность оставить в автобусе наши рюкзаки и успеть посетить заповедник.
    "Желтый дракон" был одним из пяти магнитов, которые позвали нас в это безумное путешествие.
    Мы внимательно разглядываем расписание: 黄龙 - Хуанлун (левое табло, третья строчка снизу, 45 юаней.)
    Автобус еще не отошел, а мы уже познакомились с молодой парой из Гонконга, славянкой Яной, выпускницей Пекинского университета, будущим машиностроителем (о ней чуть позже) и с двумя прелестными улыбчиво-пугливыми юными созданиями, с которыми всю дорогу обменивались конфетами.
    Цзючжайгоу и Хуанлун связывает яркая по красоте альпийская дорога с небольшими тибетскими деревушками в окружении гор. Мы на высоте около пяти тысяч метров - уже ощущаем недостатоток кислорода. Смотрим в окно, отмечаем горные расщелины, бесконечный серпантин дороги, свободных яков, жующих на крутых, каменистых склонах, и модели их собратьев. Впереди я с удивлением разлядел огромную снежную долину.
    Вдруг почти все пассажиры всполошились, стали что-то эмоционально выкрикивать, показывая вперед. Водитель остановил автобус. Мы выскочили наружу и стали свидетелями необыкновенного зрелища: то, что я принял за снег, оказалось облаком белого пара, которое на глазах, словно пар выплывало из адского котла и растворялось в воздухе. Облако? Нет! Это легкое предупреждение: впереди вас ждет такой же необычный праздник воды. Так, во всяком случае, я оценил это облачное видение.
    Спуск был экстремальным. Я не знаю, что видел водитель в этом молоке, но, когда я повернулся к Полине, увидел, что она буквально вжалась в кресло, и шевелила губами (потом она пояснила - молилась). Вскоре автобус побежал по широкому шоссе.

     []

    Яна оказалась уроженкой Харькова, планирует жить и работать в Китае. Конечно, мы не могли не попытаться разговорить ее.

     []

    - Яна, удачи тебе, расскажи о маленьких китайцах. - просит Полина, которая заметила, что Яна в явно интересном положении. - Вчера я наблюдала, как молодая мама кричала на своего совсем маленького сына, даже шлепнула его по попке.
    Яна благодарно улыбнулась:
    - Я часто беседую с родителями мужа (надо готовиться!), пытаюсь нащупать семейные, типично китайские контакты с детьми. Наша соседка, мама шестилетнего Ляо, рассказывает: "каждое утро я или отец встаем в 5-6 часов, чтобы успеть позаниматься плотной зарядкой, сын с нами". Я думаю - это неплохое начало: ранний подъем, физическая нагрузка создают хороший настрой к серьезной учебе и труду. Конечно, бывает всякое. Но в Китае не только родители отдают всю любовь ребенку, бабушка и дедушка всегда активно рядом. Все они занимаются малышами в десять раз больше, чем мы, европейцы. Я вижу это. К тому же, Китай - утренняя нация. И я уже привыкла вставать рано, чтобы прожить пару "свежих" часов. Ведь ранним утром все тихо, светло, тебя посещают красивые мысли...
    - Яна, бывает, что малышей заставляют учиться?
    - Как правило, нет. Мать, отец сами прошли хорошую школу и умеют привлечь ребенка к учебе без насилия. Их принцип: мы, дорогое наше чадо, - тебе любовь, а ты нам - стремление к успеху. Мой муж серьезно готовится к этому. Даже курить бросил. В Китае, кстати, нет курящих женщин.
    Посмотрим, - подумал я и продолжил:
    - Когда начинают образовывать дитя?
    - C 2 - 2,5 лет я буду учить сына или дочь (в Китае запрещено тестирование пола ребенка, в США разрешен, в отличие от России, даже выбор пола малыша) письму, пению, счету. К этому времени малыш уже научится есть палочками, а рисовать, писать - это легче. Для нас, родителей, главные задачи начальных годов: помочь малышу быть серьезным, активным, общительным. Окружение поможет ему понять: нельзя бездельничать, пропускать занятия. Все стараются нагрузить ребенка до предела кружками, занятиями. "Маленький император" никогда не скажет родителям: почему вы меня не заставили заниматься музыкой?
    Я аж присел! Именно таким вопросом я огорошил на свое тридцатилетие маму. А, ведь я сам отказался учиться играть на аккордеоне, который прислал мне отец из Германии. Полина сделала вид, что не заметила моей реакции, и продолжила:
    - В Пекине на одном из центральных проспектов у супемаркета на входе стоял малыш лет трех-четырех. Когда мы минут через сорок выходили, он все также стоял, ковыряя в носу... Ужас! Как это возможно оставить ребенка одного у активной, насыщенной автомобилями трассы?
    - У нас возможно. Малыш послушен, знает: уйти с этого места нельзя ни на шаг!
    - Как дети учатся? Как часто их ругают, поощряют?
    - Малышей часто закармливают, дают все, что они хотят делать. Даже заснуть в любой позе.
    - Но я не видел пока ни единого полненького,- перебиваю я. - Яна не считает нужным даже приостановиться:
    - Малыш должен быть "в форме" и готов к будущей жизненной борьбе, ему еще много раз предстоит пройти "драконьи врата", чтобы быть первым среди лучших, поэтому послаблений в учебе нет. Тесты - пока не усвоит. Игры - только развивающие. Работа - работа через не могу! Подход гибкий, но жесткий. Трудно не стать чемпионом! Китайская школа готовит "тигров" для западных университетов. А восхищение Папы, Мамы, Дедушки, Бабушки его победами он получает в полной мере! И, когда он или она успешно закончат университет, они отдадут недетскую благодарность, почитание родным и прежде всего отцу - так положено!
    Мы тепло попрощались уже в заповеднике.
    Нам предстоял подъем на 400 метров и сотни, как мы думали, ступенек. На самом деле их было намного больше, а сколько - я скажу позже, когда сосчитаю... Лифт мы сразу отбросили.
    И вот перед нами знаменитые чаши.

     []

    Снова вода сотворила великолепный спектакль. Падая, стекая с заснеженного горного кряжа, поросшего густыми альпийскими лесами, она просачилась неглубоко сквозь землю в поисках подружек и друзей - минералов, чтобы вместе нестись вперед, как подземные танки, захватывая все, что есть в земле этой небольшой долины. Вскоре ей надоело одной шастать в темноте, и она, как каждая красавица, решила показаться людям, выбралась на поверхность, и очистилась от приблудившихся к ней углеродистых незнакомцев. А те, не желая далеко бежать, выпали нерастворимыми солями, цепляясь за любую неровность, кальцинировались, формируя землю с другими пористыми, ноздреватыми друзьями, заставляя в отместку воду прыгать, шуметь... Причудлива и хитра природа в своих проделках.
    Вот и Хуанлун. Купив билет (200 ю, мне - free), мы двинулись к вершине. Нам предстоял ступенчатый подъем.
    Иногда  на деревянную тропу, по которой мы поднимались, выскакивали зверьки. Вначале мы думали - это белочки, но разглядев, определили - скорее бурундуки.

     []

     На одном из первых поворотов  встретили  немолодую даму европейской внешности. Дама спускалась по ступенькам одна с палочкой. Я тут же произнес свое дежурное приветствие: Шалом! И услышал в ответ - Шалом! Дама оказалась американкой и кроме иврита говорила на английском, испанском, немецком, чешском, идише. Было видно, что Бэтти рада встрече. Русского языка в ее списке не было, но это не помешало нам хорошо понимать друг друга.
    Сколько она прошла вверх мы не спросили, да это и неважно. Полина вместе с Бэтти вспомнила о боливийском Соляре, о прекрасном и мощном водопаде Игуасу, что на границах трех южноамериканских стран, затронули даже прошлый язык ашкеназов, и тепло попрощались, пожелав Бэтти сил и удачи.
    Ее возраст (85+), одиночество на дороге внушали нам огромное уважение и надежду...
    Заповедник с первых шагов порадовал нас схемами, указателями. Уже после, двигаясь по хорошо пригнанным деревянным настилам, мы пользовались превосходно расположенными местами отдыха и чистыми туалетами.
    По дороге нам попадались домики, где можно за небольшую денежку купить кислородные балончики, глотнуть воды или просто посидеть в удобных креслах.
    И вот перед нами водные потоки стекают с высокой горной вершины (под 5600 м) по залитому солнцем склону, обтекают стволы деревьев, кустарники, находят свои каменные трамплины и с детским криком, шумом ныряют вниз; структуры известкового туфа, рисующие террасы, и многочисленные, разноколиберные раковины с водой размерами с ладошку или прудовой бассейн - природная картина, никогда мною невиданная, безумно впечатляющая, от которой невозможно отвести глаз.

     []

     []

    Смотришь на эти золотистые, голубые, зеленые ванночки-чешуйки, заполненные дрожайшей рябью танцующей воды, неподвластные моим глазам цветные всплески, маленькие порожки, и кажется, будто целое стадо желтых драконов опередило нас, прыгнуло с гор и проскакало по долине, оставив нам свои прощальные следы в виде чаш, очерченных желтыми стенками известняка. Разноцветные эпитеты не в силах передать необычную красоту этих водных акварелей и выразить ее словами.
    Полина видела лучше меня эту неожиданную палитру Хуанлуна. Взгляните вместе с нами и вы на эту картинную галерею хуанлунских озер.

     []

     []

     []

     []

     []

     []

     []

     []

    Временами мне казалось, что это не безжизненные каменные раковины с водой, а большое необычное поселение со своей жизнью: рождением новых, маленьких озер, их взрослением, старением и уходом...
    Полина догнала меня :
    - Как бы хотелось увидеть здесь позднюю осень. Наверное, она совершенно сказочна в этих местах...
    Не зря река Фуцзян с прямым, как дерево, руслом нашла здесь свои корни.
    По дороге попадались домики, где на случай гипоксии были наготове кислородные подушки. Те, кто когда - нибудь поднимался в горы, знает, как это важно.
    Государство "держит под неусыпным колпаком" удивительный заповедник воды: незаметными хранилищами для отходов, системой канализации, пожарной бригадой, ежегодным мониторингом воды и растений, спасает от вымирания редких в природе немых обезьян, привлекает крестьян (за плату), чтобы они участвовали в охранных делах.
    Даже немногочисленные рестораны здесь используют очищенное топливо и фильтрующее оборудование.
    Я с удовольствием поднимаюсь по ступенькам, останавливаюсь и наблюдаю эту странную водяную лестницу - красочный и динамичный музей воды и известняка. В одной из чаш Полина решила сфотографировать воду и вдруг увидела   россыпь золотых монет, ее восхищению не было предела.

     []

    - За красотой этого места скрыты, невидимые с первого взгляда, порой совершенно неожиданные палитры Хуанлуна.  Здесь и солнечные блики, и рябь, и преломление плавающей листвы и отражающихся в воде древесных эндемиков лесных склонов!
    Полине иногда трудновато было найти место для съемок, я видел, как ее обтекают десятки желающих, но радовало, что все умеют ждать, благожелательно уступать друг другу. И "мучают" Полину и меня фотоссесиями, останавливают, просят сфотографироваться с ними. И тогда я обнимал, и с радостью улыбался, понимая, что я, пришелец с другой галактики, может быть, на чуток времени останусь в их памяти, а моя - будет им долго благодарна за взгляды с открытой, теплой улыбкой, которых было более, чем достаточно.
    Подъем был тяжел, что и говорить. После полутора тысяч ступенек мы с Полиной присели в беседке на повороте. Открыли рюкзаки. Полина достала гроздь винограда и несколько кумкватов - китайских мандарин - самых маленьких цитрусовых в мире, а я налил чай, который сотворил утром - положил листочки зеленого чая и маленькие почки (!) в термос после небольшой выдержки (как положено). Чай оказался желтого цвета. Я вспомнил, что по этому поводу говорил наш Лумумбарий:
    - Белые, желтые, светлые - все чаи зеленые! И носите с собой термос, господа, он обычный придаток тела в Китае.
    Я закрыл глаза и понюхал - легкий аромат изысканной свежести. Неспешно выпили по чашечке. Чай с чуть горьковатым вкусом и богатым послевкусием освежил нас. Мы хорошо отдохнули перед последним рывком, но мой вид чем-то насторожил симпатичную китаянку, сидевшую напротив.
    Видимо, я показался ей  уставшим, и она  тут же предложила мне свой кислородный балон.  Мы отказывались, как могли, говоря и всем видом показывая, что мы еще держимся, но симпатичная китаянка  сняла обертку с балончика, вынула маску и протянула ее мне. Ну что нам оставалось делать? Конечно, мы приняли с благодарностью.

     []

    2-3 полных вдоха кислорода полностью сбросили небольшие симптомы гипоксии, явно вдохнули в нас новые силы. Мы поблагодарили внимательную китаянку и ее супруга (жаль: не спросили имен) и двинулись вперед.
    С вершины фантастический ландшафт выглядел ярким разноцветным хороводом водной стихии, которая под солнечными бликами преломлялась, бурлила. И то, что чаши с водой иногда стояли на пьедестале - правильное решение природы.
    Лес казался нам густым и дремучим. Здесь тоже бежали вниз потоки воды. К нему нельзя было спуститься. Так решила администрация заповедника, чтобы сохранить его первозданную красоту.

     []

    Текучая вода постоянно прыгает с уступов, заполняет маленькие и большие чаши, цветастая и неугомонная - таким останется Хуанлун в моей памяти. Мы не дошли до самого конца еще пару сотен ступенек и не увидели храм Хуанлуна. Я торопил Полину, боялся опоздать к автобусу.
     Когда мы спускались, я считал ступеньки. Их было  1896.
    Мы отметили, что кроме американки Бэтти и Яны, били единственными европейцами, посетившими в этот день заповедник. По крайней мере, за 4 часа больше бледнолицых не встречали.

       []

    Зашли в автобус первыми. Народ стал подтягиваться и через полчаса  мы  отправились в обратный путь. Полина повернулась ко мне. Сказала как-то обидчиво отрешенно:
    - Поспешая, ты у нас украл полчаса час неслыханной красоты...
    Промелькнули беленькие домики, кирпичные, дыристые постройки, кучки строительного мусора, и вскоре мы оказались на сложной, видимо, аварийной дороге, притулившейся к горе. Скорость резко упала, мы часто останавливались. Полина волновалась. Выручил автовокзал Сонгпаня.
    Симпатичный паренек довел нас до метро, передал другому, который поехал с нами и указал путь к гостинице. Выйдя из метро, мы сели в такси, и пошел мелкий дождь.
    Небольшое отступление. Когда мы решили отправиться в Поднебесную, Олег и Доченька прислали из Санкт-Петербурга "Lonely planet по Китаю" ("кирпич", объемом в 1056 страниц и весом больше килограмма)), мы прикупили и "Китайкую цивилизацию" В.В.Малавина, сравнимого объема и веса. Подумали, что они помогут нам подготовится к поездке, дадут конкретную информацию о истории, достопримечательностях, транспорте, городах, о быте, традициях, культуре и ментальности народа. Книга В.В.Малавина казалась тягучей и нудной. Мало, что запомнилось из нее. Например, рисунки художника XII века. Один из них назывался "Рябь на озере", а другой - "Зыбь на озере".
    Кто нибудь поможет нам, бродягам, не заглядывая в википедию, объяснить: чем отличается рябь от зыби? И почему мы, живущие в XXI веке, не знаем с ходу правильный ответ на этот вопрос, а в Китае в ХII веке он был очевиден.
    И самое интересное, вернувшись из странствия, мы решили перечитать книгу В.В Малавина. Читаем ее вместе, и она пошла на одном дыхании, хотя мы пока так и не нашли ответы на некоторые вопросы, всплывшие во время нашего путешествия.
    По Сонгпаню мы погуляли, дошли до реки Минь, постояли на деревянном мосту с массивными старинными основаниями, рассматривали маленький монастырь на склоне и красивый вид на город. Перекусили большим хрустящим батоном с чаем.


    22 октября 2015

    Тот, кто не желая сгубить еду, выражает свое почтение, предлагая ее другому, истинно человечен.
    Конфуций

    ЧЭНДУ

    Встали в 4.45. Девонька на ресепшн, что обещала заказать такси на раннее утро, естественно, забыла об этом, но, увидев нас, выбежала на улицу и ей повезло.
    На просторном автовокзале мы недолго были одни. Подошли трое мужчин из Чехии. Один высокий, стройный Карел, Иосеф - постарше, а Якоб - с бородкой. Дендрологи из Праги, они в Китай приезжают в двадцатый раз, изучают местную "страну-деревянию". Мы с интересом попытались выяснить у них особенности растительного мира Китая. Карел - самый молодой, улыбчивый парень пытался тут же посадить нас в "галошу":
    - Вы слышали что-нибудь о Гинкго Билоба?
    Полина тут же отреагировала, опередив меня:
    - По-моему, это трава или листья, связанные по своим медицинским качествам с женьшенем, их я покупала в нашем Кфар-Врадиме.

     []

    - Да, вы правы. Гинкго - "серебряный абрикос" даже обошел женьшень в популярности. В Китае произрастает это "живое ископаемое" с юрского периода, одно из редчайших реликтовых растений в мире. Каменные отпечатки 250-миллионной давности с подачи голландского врача Кемпфера сегодня дали ростки по всему миру, а тогда в XVII веке пытливого голландца поразили необычные листья Гинкго Билоба в форме веера, устилающие осенним золотом подножье трехметрового ствола 40-метрового красавца. Поэтому Гинкго привлекает и художников, и поэтов. Помните у И.Гете:

    Лист от древа, что с востока
    В тихий сад попало мой,
    Смысла тайного истоком
    Представляется порой.

    Карел еще долго рассказывал нам о флоре Китая. В памяти остался ярко описанный им символ страны - пион с крупными, яркими цветами и громкое напутствие Якоба:
    - Обязательно взгляните на самую древнюю федеральную школу в мире, она - в Чэнду. Я и Вацлав преподавали биологию в ней в прошлом году.
    И Якоб написал нам иероглиф школы.
    В этот момент я вспомнил. Когда мы посещали аптеки в Пекине по поводу моей "рисовой проблемы", в первой йадиане, не понимая меня, предложили Витриум Мемори - экстракт листьев Гинкго. Вечером за компьютером я посмотрел и был крайне удивлен обилием проблем старшего возраста, при которых предлагаются фармакологически активные действия листьев Гинкго: от сосудистых, слухо-зрительных, речевых до простатита, нормализации секса и интеллекта. Танакан, Бикобил, Гигобил, Гинкоум, Мемоплант, Гинос, Гингиниум... - далеко не полный список препаратов и Бад на основе Гинкго от неравнодушных и многочисленных фармацевтических фирм.
    К сожалению, я не услышал от чешских ученых-биологов ни слова о проблемах экологии, да и сам не спросил об этом.
    А природа Китая - это огромное поле сражения сегодня. Страна мощными темпами строится: за 2014-2015 годы произведено цемента больше, чем в США за весь двадцатый век! Проблемы с пресной водой заставляют рыть тысячекилометровые каналы, посадки деревьев - около 2 млр саженцев в год - немалый объем (даже если учесть более 25 млн вырубаемых деревьев на палочки для еды ежегодно), но 130 миллионов китайцев вынуждены дышать опасным для здоровья воздухом. Выброс углекислого газа в Китае уступает лишь Америке; китайские кислотные дожди льют отраву не только на страну, но и на Японию, на Корею; а дым промышленных предприятий Китая застит даже леса Канады.
    Подошел автобус в Чэнду. Дорога широкая, бежавшая по равнине, сменилась шербинистой, заваленной строительным мусором по обеим сторонам, запетляла вдоль бурной реки. Повидимому, нас пустили по запасной - решил я. Автобус замедлил ход. Водитель пытался объезжать машины, и тогда мы оказывались буквально на краю обрыва. Тут Полина паниковала. Но мне, слава богу, без труда всегда удавалось ее успокоить (на этот счет я отработал несколько приемов).
    В "Небесный город" - один из самых пригодных к жизни в Китае (7,2 млн), мы приехали около 13.00. В метро нас уже по традиции служащие передавали из рук на руки четко и доброжелательно. Метро в Китае, по-моему, держит высокую планку внимания к иностранцам, которые, по увиденному нами, пока не больно балуют Поднебесную. Цен Лон, красивый, строиный метис, с другом и здесь помогли нам.
    Гостиница оказалась вполне приемлимой, с удобствами вне комнаты. Мы отмылись, переоделись и отправились в город.
    Если Вы уважаете траволечение - ваш путь в университет Традиционной китайской медицины.
    Мы же, гуляя по городу, стараемся почувствовать его жизнь. Внезапно мы увидели "Bank of China" и вспомнили, что нам необходимо поменять доллары на юани. Отдавая дань Чэнду, месту рождения Первых Бумажных Денег в мире (X век !), мы зашли и быстро справились (все записи за нас делала приятная, голубоглазая девушка банка).
    Говорят, одно из главных удовольствий в путях-дорогах проба необычной еды. Необходимый перекус в ближайшей уличной едальне. Полина недолго высматривает крупные фотографии блюд, развешанных на стенах, и с долей неуверенности определяет: тушеное мясо с овощами, и сразу добавляет повару - без специй, а я инстинктивно пытаюсь показать ему свою озабоченность лицом: глубоко дышу и похлопываю кистью широко открытый рот. Ждем совсем недолго: измельченные кусочки мяса и овощи готовятся быстро, сохраняя при этом максимум полезного.
    Я знаю, что реакцию на острое блюдо можно снизить, если не есть его горячим, поэтому, когда принесли тарелки с едой, я, на всякий случай, медленно вынимаю палочки и пару минут тренируюсь ими в захвате кусочков... Мясо-овощное Чэнду оказалось вкусным, тем более, что палочки позволили нам насытиться в полной мере (не зря же худеем!), быстро кушать они не способствовали - это еще один плюс в борьбе с перцем чили.
    После обеда вышагиваем по широкому проспекту, где буквально через каждые сто метров небо, мне кажется, надменно, не по-китайски, скребут "великаны", а двухколесный транспорт лидирует среди средств передвижения, перегораживая путь пешеходам. Прошли по специальной дорожке для любителей говорить по телефону на ходу, пиостановились у двухэтажного моста, подобного флорентийскому в Италии. Около нас притормозило такси, высаживается молодая пара. Мы пользуемся моментом, Полина показывает водителю иероглиф школы, который нарисовал нам Якоб, и прыгаем в машину.
    Не могли мы пройти мимо самой древней федеральной школы в мире! Трудно себе представить: второй век до новой эры, дети крестьян, ремесленников впервые идут в "каменные палаты"... Что представляли их парты, чем они писали, как были одеты...
    Чэндунская школа "Шиши" (Во всем удачи!) - престижное среднее учебное заведение, альма матер многих известных китайских выпускников. Быть принятым в школу - огромная честь.
    Сегодня - это несколько тысяч учащихся, сотни преподавателей пятиэтажные здания, большая спортивная площадка, теннисные корты, многофункциональный зал на 1000 человек, музыкальный зал, залы тренажеров и искусств, библиотека, научная лаборатория, медицинская клиника, столовые. Мы крутились среди многочисленных трех-этажных классных павильонов, в обрамлении зелени и камней. Зашли.

     []

    Некоторые классы поразили нас электронной доской и мультимедийными средствами, внимательными, одетыми в бело-голубую, спортивную форму шестиклассниками, сидящими за столами мягкого светло-горчичного (малинового?) цвета (не партами!). Планшеты заменяют ученикам тетради, знать, используется индивидуальная стратегия обучения. Стены в просторных рекреациях увешаны 2150-летней историей школы в строениях и лицах.
    Мое впечатление: "Колокольчатый флажок" - эмблема школы, в таких условиях должен громко и светло звенеть детскими голосами не только среди подростков Поднебесной...
    Мы останавливаемся у памятника, видимо, основателю школы, и вскоре покидаем ее. Я понимаю, сейчас мы видим лучшее, что никак не сможет затмить примитивные, бедные школы в сельской глубинке, которые еще сохранились в Китае.
    Школа совсем недалеко от центра. Небольшая прогулка по городу. Виденные нами три города-миллионника порадовали полной производственной тишиной: не видели, не слышали мы "кашля" газовых труб, одетых в робы молодых рабочих. Да, Чэнду - не Тяньинь, даже не Пекин, - эти города входят в десятку самых грязных "домов" мира.

     []

    Небоскребы в Чэнду, красующиеся друг перед другом, река, затянутая в бетон, хранят тайны истории, а нам рисуют современность, что тянется к небесной лазури. Сегодня китайский город - это больше, чем мегаполис, он живет блеском и варевом уличной толпы, где предложения превышают спрос, а население зашкаливает мыслимые пределы. В них уже видится городище - городской клястер, который в скором будущем по своей численности превысит сотню миллионов жителей.
    Конечная станция метро Haojiafu, всего в часе езды от Пекина пока еще блестит тишиной и зовущей недеревенской идилией. Но Это пока. В Китае пятимиллионный город не считается крупным поселением, а городок в десять-двадцать тысяч - это почти деревня. Хотя совсем скоро "деревеньку" - Чэнду с российским городом Сочи свяжет небо.
    Я не зря заговорил о станции метро - ведь это заявка на солидное расширение. Сегодня правительство планирует мегагород с населением более пятидесяти миллионов жителей. Архитекторы - настоящие градостроители проектируют не комплексы зданий, а целые города на базе уже существующих. Объединить достаточно близко стоящие города для Китая вполне реально, зная скорость, с которой они могут свои идеи претворять в жизнь. Вспомним быстрое строительство (с мощной подготовкой) "Запретного города" в Пекине семьсот лет назад, а в последние годы - 15-этажный отель в г.Чанша, возведенный за пять(!) дней.

    https://www.youtube.com/watch?v=olkMXBs4Pqo

    Или 30-ти этажный в провинции Хунань - за пятнадцать дней(!), силами всего двухсот строителей.
    Ремарка. Грандиозный эксперимент в настоящее время начинается и в Южной Корее. К 2018 должен быть построен новый город Нью-Сондо в 65 км от Сеула. Проживать в нем будут 500 000 человек, тех, кто решится вступить в этот, по словам авторов, "полигон" для полностью "прозрачной электронной жизни". Сверхинновационность касается не только и не столько архитектурного формообразования или планировочных структур, хотя и здесь город, стоящий на воде, во многом опережает другие полисы, она касается в первую очередь создаваемой единой инфраструктуры города: при помощи одной смарт-карты житель может сделать все - от оплаты парковки до покупки билета в театр, по паркам будут бегать дети с микрочипами слежения, камеры наблюдения по всему городу в режиме реального времени, скрытые музыкальные динамики. Чтобы представить себе уровень жизни в этом городе технологических достижений, скажу лишь, что отходы из каждой квартиры будут автоматически всасываться в подземные трубы, сортироваться, поступать на место ликвидации - и нет мусорных баков, нет утреннего стука мусоровозов. Сегодня на просторах города будущего строительные краны еще качаются во всех направлениях.
    Мы спешим, хватаем такси и мчимся по широкому, зеленому проспекту к очередному современному рекордсмену чудес - Century Clobal. Приглашаю Вас, пройдемте в развлекательный рай - город-сад, где масштабы, высочайший уровень задуманного, отделка, наполнение, воистину, "самые-самые".
    Волнообразную Громадину, в три раза превосходящую Пентагон, со сторонами в полкилометра, быстро обойти невозможно, а как нам хотелось просто побывать в морском парке (250.000 кв.м), полежать на искусственом прибрежном пляже с искусственными волнами, искусственным солнцем и даже технологической имитацией морского бриза, пусть площадью всего в 5.000 кв.м., но с небесно-морским экраном (6.000 кв.м).

     []

    Мы попросили зайти на несколько минут. И нам разрешили. Поэтому доскажу в цифрах - они убийственны для значительной части остального мира! Итак...
    Гостиницы (990 роскошных номеров и люксов), театры (3000 зрителей), многофункциональный конференц-зал песочного цвета и необычной архитектуры (1000 чел.), выставочные залы (12.000 кв.м.), музей современного искусства (30.000 кв.м) рестораны, торговый город в средиземноморском стиле, спортивные залы, музыкальные фонтаны. Мы не смогли взглянуть на многомерные и многочисленные кинотеарты со светодиодными экранами и многое другое - это сделаете вы и пусть сегодня ваше воображение дорисует остальное - уверен вы не ошибетесь. Парковочные места на 15.000 автомашин ждут Вас.
    А нам пора в гостиницу, вечереет.

     []

    Я не смог пройти мимо компаний мужчин, тесно прижатых друг к другу, что-то внимательно изучающих. Знать, что-то интересное, азартное. Сам скаковая лошадь азарта! И точно: бой сверчков. Я был крайне удивлен: стояла гробовая тишина, а двое мужчин, видимо, владельцы бойцов гладили прутиками своих питомцев, похоже, пытались их успокоить перед схваткой или разозлить. Не знаю. Китайцы до сих пор известны страстной любовью к играм. Они готовы часами играть. И мужчины, и на равных - женщины.
    Мы видели пару сотен картежников в парках Лишаня и Гуйлиня. Массовость и спокойствие игроков поразили меня. А сверчки... Это, конечно, не лошадиные бега, что я люблю, и до сих пор вспоминаю улицу Беговую и московский ипподром, и то, что разъезжая командировками по всему Советскому союзу, я первым делом узнавал: есть ли в городе ипподром, и никогда не пропускал бегов.
    Однако, стемнело. Очередное такси и мы в нашем отеле.


    23 ОКТЯБРЯ 2015

    Блажен тот, кто ничего не знает: он не рискует быть непонятым.
    Конфуций

    ЛЭШАНЬ

    Завтрак израильским супом, гроздью китайского винограда и мы отправляемся на автобусную станцию. Наш путь в Лишань.
    Катить почти два часа по свежей, утренней дороге, покачиваться на поворотах под вечной синевой небосвода - одно удовольствие. Склоны, поросшие густым лесом, прозрачный осенний воздух, и не обычные дорожные знаки, а яркие муляжи серьезных работников движения сопровождают нас, приглашают к повороту, предупреждают... Кстати, в Китае мы не видели ни одного дорожного инспектора - некому остановить тебя, оштрафовать, их заменяют "войска" видео-полицейских. Превысил скорость - оставь 50 долларов, выпил и обнял баранку - отстегни 1000, убежал с места аварии - расстанься с правами. Об этом - любезное послание по SMS в течение двух дней. И никаких субъективных оценок - главенствует приоритет доказательной базы!
    В Лишань мы приехали около 10.00. Идем через "Скверик влюбленных", окружающий гигантского Будду. Решили перекусить лонганом (глаз дракона), который мы купили вечером. Сочная, сладкая, ароматная мякоть небольшого плода хорошо утолила жажду.
    Когда ты встаешь с насиженного места, покидаешь его - обернись, взгляни... Я не сделал этого и через десяток минут почувствовал, что не висит у меня на шее фотоаппарат. Я похолодел. Полина не советовала возращаться - бесполезно... Но я побежал. И, о радость безмерная, еще издали я его увидел на скамейке, как видели его сотни людей, прошедших мимо за это время.
    Вскоре наш кораблик весело побежал вдоль берега навстречу Да Фо - "Будде Горы" - самому большому Будде в мире, высеченному в скале.

     []

    Девяносто лет трудились тысячи каменщиков, чтобы уже тринадцать веков Да Фо восседал здесь на каменном троне Срединной земли, наблюдая полузакрытыми глазами за течением рек, священными горами, жизнью в городских небоскребах напротив. Его высота 71 метр, размах плеч 30 метров, высота головы 15 метров, палец руки 8 метров. Он сидит в окружении гор, лесов, у самой воды, постоянно опасаясь смочить маленький, полутораметровый палец левой ноги.
    Внутри Будды налажена надежная дренажная система, искусно спрятанная в складках одежды, гротах и канавках, она защитит статую от набегов веков.
    Сегодня - это картина нереальной красоты, природное спокойствие и масса любознательных - в основном китайцев, а завтра - для будущих поколений гигант Да Фо прозвучит символом традиций, труда и величия. Мы минут пятнадцать дрейфуем у Будды, радуемся, что побывали у ног мирового чуда.
    После поездки мы усаживаемся в скверике на скамейке, у нас есть на что посмотреть, чтобы лучше запомнить, и чем перекусить. С утра я заварил светлый пуэр из провинции Юньнань данный нам Лумумбарием, по всем правилам: бросил третью часть мешочка, залил холодной водой, дал листочкам разбухнуть в течении пары минут и тут же слил. Затем залил кипятком. Пятилетняя выдержка, терпкий, насыщенный вкус, медовый аромат цветов, орехов - превосходное дополнение к живительной влаге.
    Прогулка по Лишаню. Как истые наблюдатели, мы ходим по улицам, заглядываем во дворы, спускаемся к парковым аллеям. Отличительная черта бродяг: во всем искать информацию и удовольствие.
    Мы останавливаемся в аллее, где несколько десятков жителей, в основном пожилого возраста режутся в карты. Они нашли тихое место, объединились и наполняют смыслом время. Я вижу, как дама погружена в азарт, не замечает проблемы в своем туалете. Она полностью в игре, переживает...
    Я даже не пытаюсь понять эту игру в длинные узкие карты. Полина на что-то надеется, спрашивает.
    Даже плохо понимая нас, дружелюбные китайцы останавливают игру, пытаются "найти дверь", тратят свое азартное время. Кстати, пока во время прогулок мы не видели ни одного шприца, ни одного бродяги, ни одного алкаша...
    Однако, пора. Нас ждет опера. Мы возвращаемся в Чэнду. Автовокзал совсем рядом с "Макдональдсом" и мы заходим перекусить. Цены намного ниже, чем в Израиле. Запиваем нашим пуэром... И отвергнув такси, едем на метро. Главное в китайском метро найти правильный выход (их обычно несколько). Выходим. Не первый раз ищем помощи у прохожих. Наконец "заимствуем разум" у папы Ань Сю, он с ребенком лет четырех идет навстречу. Показываем иероглиф и удивленно слышим в ответ четкую английскую речь. Он готов нам помочь.
    Я поглядываю на малыша, пользуюсь моментом:
    - Из садика?
    - Yes.
    - Ань Сю, расскажи о примерном режиме в садике. - Меня интересует все в необычном китайском королевстве.
    Дважды повторять просьбу не приходится.
    - Сады большие, часть детей остается на ночь. Утро начинается в 8 часов. Нас встречает воспитатель, отводит завтракать в группу. Обстановка в групповой: парты, доска, календарь, китайский алфавит, прохладно всегда.
    - Переодевания, сменка? Каша?
    - Никаких сменок! Никакой каши! Булочки, пирожки, молоко. После завтрака прогулка. Затем занятия. Обязательно усвоить один иероглиф и два слова. Математика в режиме первого класса, природоведение. Обед, легкий, овощной, рыбный или с кусочком мяса. Перед сном дети полощут рот. Чтение книжек. Прогулка. Короткая беседа на тему: Бэй разбил чашку...
    - Ань, садики только частные?
    - Государственные и частные. Конечно, мест нехватает, но есть сеть частных садов, в которых прибывание дороже, чем учеба в вузах некоторых стран Европы. В 17.00 сына строго по очереди забирают бабушка, дед, сегодня моя очередь.
    Он замолчал, весело поглядывая на нас и вскоре:
    - Вот и ваша магистраль. - И он махнул нам рукой, а малыш повторил этот жест.
    - Спасибо, Ань Сю! Удачи, маленький Вэй!

     []

    Тепло благодарим молодого папу и сворачиваем на раскошный бульвар супермаркетов, ресторанов, гостиниц. Метров через двадцать повстречали семью американских туристов, которые и довели нас до входа в театральный парк, откуда красный цвет неоновых иероглифов, висящих над входом в театр, был виден издалека.
    И пока мы ждем у здания Сычуанской оперы с непохожим, в нашем понимании, окружении: красными фонарями вокруг и танцующими парами под музыку на площади перед входом, я вспоминаю здание Большого национального театра Пекина, приютившегося на острове, который мы совсем недавно проезжали, театра в виде ярко горящего элипсоида со стеклянным покрытием.
    Наконец, появляется девушка и протягивает нам билеты, заказанные еще дома.
    Опера... Какую ассоциацию вызывает у вас это слово? Кто любимый композитор, ария, часто ли вы напеваете "у любви, как у пташки..." или "сердце красавицы..."? У меня - это голос Э.Карузо и С.Лемешева, детское восприятие московской оперы, по-моему посвященной З.Космодемьянской, с резким, сиплым баритональным пением фашиста:
    - ...Стоййй, кто идееет?!
    Хочу вас огорчить (или обрадовать) в сычуанской опере вы не услышите ничего подобного... Перед поездкой Полина прослушала несколько отрывков в исполнении китайских актеров. Она не пришла в неописуемый восторг, но решила, не сказав мне ни слова, что это будет интересным, ни на что не похожим зрелищем. Мы не обманулись!
    Первое, что бросилось в глаза - потолок светящихся красных фонарей, плетеные стулья и отсутствие зрителей.
    Да, мы пришли за час до начала, чтобы увидеть весь антураж, который (мы уже почувствовали это) обычно объемно, широко сопровождает китайский менталитет во всех его проявлениях.
    Не успели мы найти свои места, как к нам подошел молодой человек и предложил чашечку чая с угощением (орешки, зерна и еще что-то острого и непонятного).
    Я не знаю, как вы, а Полина обожает подглядывать в "замочные скважины", и очень обрадовалась, когда узнала, что в театре есть возможность посмотреть на актеров, готовящихся к спектаклю. Сделав пару глотков мы пошли в разные стороны.
    Я сразу обратил внимание на выставку китайского костюма, рассматривал лаковые миниатюры, рисунки тушью, выставки чайников, масок, кукол, приоткрыл дверь даже в костюмерную.
    Полина бродила по узким коридорам, заглядывая во все углы и помещения. В одном зале ей предложили принять сеанс китайского массажа.

     []

    Я прогуливался в саду Будды среди цветущих рододендронов, выращенных в стиле бонсай, любовался резным спальным гарнитуром с ночной вазой и древними экспонатами интерьера жилья актера.

     []

    Полина в огромной комнате, посредине разделенной длинным столом с зеркальной перегородкой, наблюдала за приготовлениями артистов. Я подошел, когда последняя актриса заканчивала гримировать лицо. Около нее стояла батарея баночек, кисточек, аксесуаров: кольца, браслеты, ремешки и многое другое.

     []

    Полина потом меня просветила насчет грима в китайской опере. Ему придается особое значение. Каждый мазок на лице - характер, настроение, эмоции в данный момент. Красный - верность, черный - смелость, желтый обман, синий и зеленый - храбрость, упрямство, белый - жестокость, золотой и серебряный - цвета мифических героев. Теперь во время представления я буду не так глуп.
    Жаль, я не захотел преобразить себя, любимого, в образ старика-злодея, а зря! Это было вполне возможно за 150 юаней, на этот счет висели большие плакаты, стояли, готовые во всем мне помочь, красочно одетые юноша и девушка: специалисты по гриму, одежде и сценическому движению. На многочисленных желающих демонстрировалась верность китайским традициям, соответствие и единство грима, костюма, мимики, позы, настроения...
    Наконец, выключили свет. И действо началось.
    С первых же сцен я понял, что китайская опера - это река, текущая по долинам, горкам, срывающаяся с обрывов, взлетающая в облака традиционных китайских мотивов и бытовых зарисовок.
    Не совсем понятны нам эпические сцены. Актеры, одетые в яркие костюмы, движутся быстро, выразительно, их меняет калейдоскоп вокальных номеров: солистка выводила рулады таким высоким голосом, таким блестящим тембром, что ей, наверное, позавидовала бы сама Анна Нетребко.
    Вот группа красочно одетых артистов с маленькими флажками за спиной, пиками, алебардами в руках быстро закрутилась на сцене. Это не маскарадный наряд, а "кайкао" - парад воинов, где каждый флаг за спиной полководца говорил о тысячах солдат в его подчинении, а сам танец олицетворял плотное и длительное сражение.

     []

    Исполнитель на древнем, национальном двуструнном инструменте "хуцине", корпус которого покрыт змеиной кожей, поразил нас великолепным звучанием и виртуозным исполнением. Мелодия для нашего уха была непривычной, но буквально через несколько секунд после начала его выступления, Полина и я были готовы слушать его целое отделение. Публика долго аплодировала, высоко оценив мастерство артиста. Китайская опера - это, как мне кажется, сотворчество, которое включает работу актера и твою фантазию. Не зря в Китае говорят: "Если хотите понять наш народ, научитесь слушать китайскую оперу".

     []

    Затем последовала филигранная работа с куклой, где кукла танцевала вместе с кукловодом, крутя, подкидывая и ловя алый платок так, как вряд ли бы смогла это повторить подготовленная настоящая девчушка. Затем появились бабочки. Они заворожили нас правдоподобным, беспорядочным полетом.
    Сцена плюющего огня сменилась игрой теней, которая продемонстрировала невероятные возможности человеческой кисти, создающей на экране разнообразные образы животных, птиц.
    Следующий оперный дивертисмент был исторической драмой с большим количеством героев. На переднем плане развернулся драматический диалог между двумя обладателями длинных бород. Владелец бороды, разделенной на три части - утонченный интеллигент (поэт? музыкант? художник?); широкая черная борода его оппонента - признак власти, а плюс желтое платье - императорской. В чем провинился хлипкий интеллигент мы не поняли, но отрубание головы огромной секирой было сделано реалистично и напомнило нам кое-какие параллели нашей истории. Прекрасная музыка оперного оркестра и пение трех вокалистов сопровождали эту сцену. Зал постоянно взрывался шквалом аплодисментов после очередного высоко профессионального соло.
    Последовали веселый парад флагов и грустная пантомима - трагическо-комическая сцена из китайской жизни, где жена гоняет под столом провинившегося мужа с полыхающей чашей на затылке...
    Номеров было много, всех не упомнишь, но все они - на небольшой сцене, почти при полном отсутствии декораций воспринимаются публикой удивительно доброжелательно.
    Небольшие передвижения предметов и костюмы, которые поражают воображение яркими цветами и множеством аксессуаров, где первенствуют раскрашенные лица и флаги - далеко не весь антураж оперы.
    Китайцы отчаянно сохраняют свои традиции. Первая оперная группа в VIII веке называлась "Грушевый сад" и сегодня оперные исполнители называют себя не иначе, как "учениками Грушевого сада". Пройдя через более, чем тысячелетнюю историю, китайская опера сохранила "всего" 368 жанров. Одну из них - молодую, четырехсотлетнюю, мы и слушаем в Чэнду - столице провинции Сычуань.
    Отличительные ее особенности - это очаровательная, музыкально-выразительная атмосфера и быстрая смена ярко раскрашенных масок.

     []

    Маски сделаны из шелка, расписаны самими артистами. Незначительный поворот головы или просто взмах рукой, и вот уже на зрителя смотрит новый персонаж - и так, к нашему изумлению, много раз подряд.
    Секрет работы с масками сохраняется в семье актера и держится в строгой тайне.

     []

    А мы все хорошо помним миниатюры Аркадия Райкина - "Маски" (так они назывались!) с различными юмористическиими персонажами, которые с восторгом воспринимались зрителями. А.Райкин использовал практически этот же прием сычуанской оперы, перевоплощаясь 2-3-х секундным вращением или приседанием за кафедрой, и, наполняя образ карикатурно-сатирическим содержанием.

     []

    Естественно, можно предположить, что десятки одетых на лицо актера китайской оперы масок, сменяют друг друга путем сброса ее в рукав или за грудь, используя резиновый жгут... А, как мастерам удается менять до 10 масок за 20 секунд. Заметить невозможно!
    Итак - Маски, бог с ними, но как артист меняет одежду под звуки бубна, опять же, танцуя и взмахнув флажком, за долю секунды, практически на глазах - для меня загадка.
    Как белый халат становился черным, а через мгновение - зеленым, затем - красным, причем, белая манишка остается нетронутой.

     []

     []

     []

    Как они это делают? У меня нет предположений. По-моему, удивительно яркие мазки всего оперного спектакля, которые настолько занимательны, интересны, что заставляют меня постараться как можно подробнее донести эти чудесные мгновения до вашего внимания...
    Разве обычная классическая опера так же отвечает, когда вы спросите своего спутника, прослушав вместе с ним очередное чудо Д.Верди:
    - Как?
    Скорее всего ваша попутчица ответит:
    - Неплохо пел... А какие декорации...
    Здесь другое. Сычуанская опера - этот настоящий праздник искусств. Системное осмысление увиденного и услышанного, вопросы, я думаю, позволят нам лучше понять эту, пока еще непознанную нами, иную цивилизацию. Главное - опера заставляет зудуматься.
    Вечерним, святящимся Чанду, мимо фруктового рынка мы возвращаемся в гостиницу. Мы живем на четвертом этаже, а в нашем лифте нет кнопки этажа под номером "4"! Хорошо, что нас просветили: четвёртый этаж иногда значится под буквой "F" (four), ибо мало кто хочет жить или снимать офис на 4-м или 13-м этаже. Говорят, что есть здания, где отсутствует и 14 этаж, потому как его произношение по-китайский созвучно 要死 - хочу смерти...

     []


    24 ОКТЯБРЯ 2015

    Я передаю, а не сочиняю. Я верю в древность и люблю ее.
    Конфуций

    ЧЭНДУ


    Утреннее солнце своим отражением раскрасило облака, грузно нависшие над землей. Небо обещает неясную, скорее пасмурную погоду в ближайшие часы. Мы и оделись соответственнно. Так, на всякий случай, и зонтик ждет в рюкзаке. Выходим. Ловим такси.
    Полчаса пути и мы оказываемся одними из первых у касс "Заповедника - Центра разведения панд". Несколько минут по пустынной дорожке в окружении бамбукового леса, и вот в вольере перед нами десяток медведеобразных, кругломордых, очкастых, едва ли не самых редких, вымирающих животных в мире.

     []

    И мы с радостью наблюдаем за ними. Вот забавной иноходью, покачиваясь, большая панда спустилась с насеста, схватила своей шестипальцевой лапой с земли длинный побег с листьями бамбука (кстати, самое быстрорастущее растение в мире), легла на спину, и стала есть, отгрызая небольшие куски жесткой, волокнистой еды. Феноменальная слава бамбука заключается в его феноменальной твердости. Видимо поэтому, Панда в древней книге "Гор и морей" - "животное, поедающее железо". Я почувствовал, как мощны ее челюсти и заметил крупные, сильные, раз в пять больше, чем у человека, зубы.
    На одном из помостов расположилась семья из шести взрослых панд. Одни лежали в окружении свеженарезанных бамбуковых стеблей и довольно лениво пожирали их, внешне не выказывали никакого интереса к нам, а больше предавались философским раздумьям. Морды у них были задумчивые, и, ей богу, немного человечьи.
    Мы залюбовались одним из таких "мыслителей". Его позы поражали воображение. И мы обменялись приятными впечатлениями с парой из Италии - Люком и Александрой.
    - Мы не раз бывали в вашей прекрасной стране. Приезжайте к нам. - Прощались мы с ними.

     []

    Объемное тело, толстая шкура помогают "Великой панде" сохранить тепло. Даже во время еды они пытаются меньше физически нагружаться. Уж больно мало энергетики получают панды с банановой пищей за 10-12 часов постоянной работы. Пока мы наблюдали панды непрерывно жевали, лишь изредка кто-то быстро и ловко взбирался по стволу дерева, переваливался с боку на бок за очередным побегом, или лежа, закатив голову, почесывался.

     []

    Я прервал фотосессию Полины, обратив ее внимание на две панды, которые обнялись на дереве, пытаясь скинуть одна другую на землю. Одна из панд, что наверху, повисла, зацепившись ногами между ветвями дерева, а верхними лапами то ли пыталась удержать падающего друга, то ли не могла отцепиться от его крепких рукопожатий. Не знаю. Единоборство закончилось падением обеих под одновременный стон всех наблюдавших . Но меня удивила не схватка панд, а ее окончание: я успел заметить, что падая, "мишкина красавица" верхними лапами защищала глаза, а нижними прикрывала живот. Видимо, в этот момент генетика "осветила" ее, она "вспомнила" падения далеких родственников с крутых, заснеженных горных утесов.
    Мы не можем оторваться от милых бело-черных созданий, как они легко и ловко манипулируют стеблями бамбука, застывают, шипят, падают на спину...
    Полина, спрашиваю я:
    - Что особенно тебя поражает, радует в этом забавном, необычном звере?
    - Черные очки. Мне кажется ни у одного другого зверя нет таких ярких, близких человеку, настоящих очков. Даже уши у них тоже особенные. Я уже не говорю о шестипалых лапах. Правда, я читала... Они позволяют панде хорошо слышать, и анатомически они очень напоминают человеческие. Не зря, генетический код медвежонка - панды процентов на 70 соответствует нам.
    - Меня же умиляет движение "кошачих медведей", их аллюр, бесконечные падения, игры, и, конечно, любовь к такому упражнению, как стойка на голове... А сила зубов? С чем ее можно сравнить?
    Мы долго улыбались, как и все около нас, их милым выходкам, вслушивались в лай и даже рык. Нежное щебетание разнеслось по вольеру чуть позже, когда служащие принесли пирожные - куличи розоватого цвета. Потом, когда служки возвращались, Полина уловила чудесный аромат, и мы с трудом уточнили состав: рис, соя, морковь, яблоки, батат, и, конечно, мед - как мишкам без него. И вот, отвалившись назад или лежа на боку, они, кажется, вяло, но с удовольствием поедают сладкое.
    Панды настолько ленивы, что даже разиножаются неохотно. Поэтому в Заповеднике обычно искусственное оплодотворение. Но есть и самцы-старатели, которые даже без виагры и природных афродизиаков, "показательного видео" мачо-собратьев, стремятся и ждут своих подруг, а те не спешат - они фертильны только 2-3 дня в году.
    Природа капризна, чтобы угодить ей, необходимо разнообразие и панды это доказывают. В естественных условиях они питаются не одним видом бамбука, а несколькими (всего видов бамбука около тысячи). Не все зависит от количества микроэлементов, содержащихся в листьях и побегах. Вот в этом высоком и глупом мало кальция, и самка выбирает подходящий бамбук - от этого зависит жизнеспособность будущего малыша; зимой же бамбук теряет много необходимых элементов, тогда панды лижут камни известняка. Основному рациону панд наносят мощные удары не только зимы. Бамбук цветет раз в сто лет! Но сразу после цветения погибает - расходует последние запасы энергии. Как правило, период цветения охватывает большие пространства, на которых он произрастает. В таком случае, последующая за цветением гибель растений часто приводит к полному вымиранию всего бамбукового леса вокруг. Панде нужно искать новые места, а здесь наступает человек, лишая их дома. И редко панда в конце концов находит себе убежище, чтобы выжить...
    Панды - это настоящие звезды животного мира, поэтому вдвойне печально, что в естественных условиях их остались сотни. А в условиях зоопарка их подстерегает новая беда: самцы и самки содержатся в разных вольерах, не чувствуют привязанности друг к другу, особенно самцы - сигналов самки, поэтому и размножаются плохо.
    С трудом оторвавшись от больших панд мы, отстояв небольшую очередь, прошли в "детский сад" их маленьких отпрысков (рождаются крохи - панды один раз в два года). Новорожденные, стограммовые панды похожи на мышей. У них нет намека на знаменитый черно-белый пандовский окрас. Они выглядят хилыми, розовыми, слепыми и лежат на особых пушистых пеленках, видимо, напоминающих мамину шкуру.

     []

    В 2015 году в Заповеднике появились на свет шесть пар панд-двойняшек, которых впервые представили публике. Мы были одними из первых посетителей, увидевшими это чудо.

     []

    Сотни работников центра обеспечивают питание, микроклимат, следят за своевременной подменой малышей матерям, чтобы все хоть переодически получали материнское молоко.
    Панды забавны, как все дети, особенно с бутылочкой во рту. Они неповоротливы, игривы. Я не могу отвести глаз от спящих рядком четырех бело-черных мишек. Объектив Полины постоянно в работе.
    Но мы вынуждены завершить визит. Небольшой отдых на скамье недалеко от вольера. С утра я заварил "Серебряный чай". Пьем его впервые. Как положено: поначалу я обдал кипятком термос, затем 0,5 л кипятка залил мешочек с белыми, не листьями, а почками, и через 10 минут добавил остывший немного кипяток. Термос открыт и в чашках абсолютно белый чай! Аромата я не уловил, а Полина оценила его очень тонко. Послевкусие приятное - нежно сладковатое. С "маршмеллоу на мармеладе" чай, мне показалось, чуть потерялся...
    Идем в гости к родственникам панд "Блистающим кошкам". Щебетаньем нас встретила огненно-рыжая панда величиной с большую кошку с симпатичной острой мордахой.
    Головой вниз она шустро спустилась с большого дерева, и, неспешно раскачиваясь, подошла к кускам тыквы.

     []

    Мы не смогли увидеть больших различий "маленького енота" с Великой пандой. Также неспешно, неловко он ходит по земле, ест подолгу бамбук, но выбирает побеги понежнее, хорошо лазает по деревьям, миролюбив, но совсем, как кошки, вылизывает себя, и... неплохо размножается в природе и неволе.
    На самом деле они не красные, а рыже-черно-белые с бордовым отливом (оценка Полины). Очень сложно понять, почему эти животные отнесены к пандам. Нам они больше показались похожими не на медведей, а на нечто среднее между кошками, енотами, носухами и лемурами. Последние генетические исследования показали, что Малая панда - это куница, пробежавшая длительный цикл эволюции.
    Фотографировать их непросто, они текучие, как ртуть.
    Конечно, хотелось погладить этих симпатичных четвероногих, но как только ты приближался к ним, они принимали угрожающие позы и желание проходило. На территории, где они обитали, были разложены нарезанные кусочки тыквы, их наши кошки поглощали с явным удовольствием. Они безостановочно двигались, и устав, забирались на деревья.
    Мы с удовольствием рассматриваем милых, остромордых, симпатичных четвероногих, их непрерывное жевание, забавные игры, беспрестанные падения на спину и схватки на земле - покой им только снится. Не зря они числятся одними из самых способных защитников своего дома.
    Наконец пора завершать визит. Подведем итоги.
    Панда - не только своеобразная, дипломатическая валюта Китая (арендная плата зоопарка заграницей - один млн. долларов, при обязательном условии отправки на родину всех родившихся малышей) - это и национальный символ Китая, что подтвердила Олимпиада - 2008 в Пекине, и даже - символ Всемирного фонда дикой природы.
    Китай всеми силами старается сохранить свой ценный генофонд: пытается сократить вырубку лесов; браконьеров карает смертной казнью (но остановить их не в силах, ибо цена меха панды на черном рынке - баснословна); тратит огромные деньги на уход и контроль.
    Мы успели их увидеть, прикоснуться к большим и малым. Но меня не покидает чувство грусти. С тех пор, как в Африке я наслаждался львами, газелями, леопардом и шакалами, жирафами и мангустами, носорогами и зебрами - всем живым саванным великолепием в их естественном доме на расстоянии приятного общения, был свидетелем постоянной, самостийной их жизни и борьбы, я с трудом воспринимаю затворников, рожденными свободными, и ограниченными сегодня клеткой, рвом, словом существами, которые не могут улизнуть от многочисленных бесцеремонно-любопытных глаз...
    Когда покидали котят-медвежат к ним уже невозможно было протолкнуться, а у выхода из заповедника мы обратили внимание на большой плакат с изображением нашего героя и цифрами 35. Служащий с трудом пояснил нам, что через месяц любители животных Китая отметят 35-летие Басы (по человеческим меркам 100-летие) - старейшей панды Китая. Кстати, китайские биологи среди ведущих факторов долголетия Басы выделяют... его высокую физическую активность...
    Улыбнитесь, глядя на этот скромный чих маленькой панды и характер Большой (два видео в конце).

    http://kitayskiy-akcent.ru/kitaj/priroda-kitaya/bolshaya-panda-natsionalnaya-emblema-kitaya

    - Цзай цзьен! Досвидания, панда - медведица!
    На автобусе мы около часа добирались до храма Веншу. По пути заглянули в женский монастырь, понаблюдали за работой монахинь... Они готовили маленькие, яркие, праздничные поделки. А рядом на скамье снова кормление малыша - будущее Китая.

     []

    Храм Веншу - храм мудрости, милосердия, страждущих из XVII века выдержал набеги "революционеров - разбойников".

     []

    Мы прошли просторным церковным залом, заглянули в гостиную и столовые, расположенные симметрично, покрутились в замкнутом дворике, остановились около статуи Нефритового Будды.

     []

    Здесь очень спокойная, почти домашняя обстановка, изысканный дизайн, превосходная резьба по дереву, десятки сохранившихся чугунных статуй, сокровища живописи и коллиграфии, буддийские святыни. Есть даже спортивная площадка. Это действительно народный храм, где приходят семьями, отдыхают, перекусывают, общаются.
    Я встал за теннисный стол с буддийским монахом (их около 80 в монастыре), и сыграл партию плохо, напрочь забыв о технике и тактике настольного тенниса.
    За основным зданием располагается комплекс больниц, библиотека. У витрины с теменной костью я долго размышлял, выискивал, пытался найти ответ. Но кому она принадлежала, сказать не могу.
    Когда мы вышли из храма, остановились около большой группы ребят и девочек 5-10 лет, увлеченно срисовывающих высокую пагоду, скульптуры, курительницу храма.
    На метро мы направились к своему временному дому. Я обратил внимание на маленькие детали, несвойственные нашему подземному транспорту: билет, купленный на поездку в метро, работает по любому, какой бы стороной ты не вставлял его в щель контрольного турникета; у каждого выхода из метро - карта прилегающай местности; а в переполненном вагоне метро место прежде всего уступят дедушке, а не бабушке.
    Мужчины правят миром. Но не всем китайским.
    Совсем недалеко от Ченду живет народ Mosuo - один из самых известных современных социумов. Это одно из последних в мире "Королевств женщин".
    Небольшие деревни с несколькими сотнями жителей. Семьи из трех-четырех поколений ютятся в коммунальных домах, помогая старым и малым, лишь достигшая совершеннолетия девушка тринадцати лет имеет право на отдельную "комнату цветения". В день "посвящения", празднично одетая, она становится одной ногой на вяленую свинину (богатство, достаток), другой - на мешок риса (хорошая жизнь), ее традиционно поздравляют, и дают ключи от комнаты. И пусть ее обитель мала, темна, с низким потолком, обогревается пламенем из угольной печи, но главное - все располагает к близости, когда девушка выбирет во время танцев и пригласит парня на ночь.

     []

    Главную роль в семье играют женщины - родословная ведётся по женской линии, семейные традиции передаются от старших к младшим, точно так же наследуется имущество. Все важные решения, касающиеся жизни семьи, принимают исключительно женщины, только они воспитывают детей и те при рождении получают фамилию матери, а не отца, и благодарны им всю жизнь. "Ах миль" - матриарх семьи имеет абсолютную власть, она распределяет работу, ведет бюджет, а приходит время, передает ключи от бытовых хранилищ влиятельной, молодой преемнице. Мужчины ухаживают за скотом, охотятся, воспитывают племянников, занимаются политикой, хоронят близких...
    В языке мосо нет слов "ревность", "отец", "свадьба". Все отношения в семье просты, гармоничны, естественны, как многие тысячи лет назад.
    Народ мосо выращивает аграрные культуры (преобладают рис и картофель), свинину, которую умеют хранить годами; женщины и мужчины мосо регулярно пьют "сулему" - легкий алкогольный напиток; процветает внутренний туризм (едут в основном мужчины, надеющиеся получить бесплатный сэкс), чем обеспечивают народу мосо скромное существование. Естественно, образ жизни мосо меняется, но пока еще существует реальное чувство гордости за их очень равные отношения.
    Улицы Ченду полны небоскребов, они шумны, многолюдны, и мы любуемся вечерним городом, переливающимся неоновыми огнями, быстро проходим мимо парка, где допоздна играют в китайские карты и десятки разновозрастных тонцоров физически расслабляются под музыку...
    Зашли в ближайший ресторан. Заказали картофель с пряностями в перце чили. Это я решил попробовать настоящего пылающего блюда, а чтобы подстраховаться, взял порцию холодной лапши - совсем непонятное кушанье. И не спрашивайте, наелся ли я. Могу сказать, что Полина была молодцом она справилась неизмеримо лучше меня...
    Подросок довел нас до отеля, петляющей, но короткой дорогой. Взяли рюкзаки, и если бы не девушка, мы бы долго блуждали в поисках метро.
    От метро до вокзала нам идти 10-12 минут, но на пути лестница - "потемкинская" отдыхает, преодолеваем ее и успеваем пять минут посидеть, отдышаться.
    Поезд около 19.00.

     []

    Сегодня железная дорога Китая - это главное транспортное средство. Габариты, просторные помещения, обстановка ожидания и посадка необычны.
    Зал ожидания огромен, десятки терминалов, над каждым информационное табло. Загорелся твой номер поезда, встал в очередь у двери, чуть подожди, за десять минут до отправления тебя впустят на пустую платформу, проверят билеты, проходишь, останавливаешься у своего вагона (указано в билете и на асфальте), за пять минут до отправления подходит поезд, снова проверка билетов и в путь.
    Мы сели в опрятный, близкий нам по комфорту сидячий вагон, и "белый хищник" с вытянутой закругленой мордой понес нас в темную даль.
    Через пару часов мы вышли в Чунцине. На метро доехали до отеля и с трудами, связанными с забывчивостью администрации, поселились, отмылись... И решили посвятить завтрашний день знакомству с одним из крупнейших городов Китая, промышленному центру юго-запада страны.


    25 ОКТЯБРЯ 2015

    Не огорчаюсь, если люди меня не понимают, огорчаюсь, если я не понимаю людей.
    Конфуций

    ЧУНЦИН

    Впервые за две недели мы выспались и, перекусив, вышли в город.
    Но Чунцин - не просто город - это самый большой мегаполис в мире, который гигантскими шагами выходит на авансцену XXI века. К сожалению, мало, кто слышал о нем.

     []

    Сегодня он затянут туманом, который прикрыл верхушки утесов, окружавших его. Но туман не в силах занавесить бесчисленные небоскребы, которые, говорят, здесь в Чунцине растут с пугающей скоростью сами по себе. Зачастую эти безликие бетонные джунгли строят, чтобы в них хоть как-то могли разместиться миллионы жителей города Чунцин - "Двойное счастье", на поиски которого едут молодые из ближних сел и дальних деревень. Они насыщают многочисленные фабрики и заводы, работают по 10-12 часов без выходных, и танцуют или занимаются гимнастикой (в основном женщины) в любое время дня...
    Мы уже научились ездить на такси комфортно. Поднимаем руку и молча плюхаемся в остановившийся желтый седан, показываем иероглифы, и в путь...
    Быстро доехали до Музея науки и техники. Красиво декорированное здание смотрит на мутную Янцзу.
    Напротив Большой театр - символ Чунцина. Мы долго разглядывали его здание разных геометрических фигур из зеленого стекла, решали, что напоминает его архитектурный замысел? Полина увидела космический корабль, я - бронемашину. Но, как и Чунцин - лидер китайского промышленно - взрывного проекта, наш "космический танк" устремлен в будущее!
    На первом этаже Торгового центра зашли в музыкальную школу... Маленькая тесная, расчитанная на несколько десятков ребят, она не произвела особого впечатления.
    А когда мы покидали школу, то оказались свидетелями происшествия, которое я с ужасом наблюдал впервые. Молодая женщина с девочкой лет пяти падает на ступени, спускавшегося, и внезапно взбесившегося под ними эскалатора, потому, как ступеньки вздыбились, стали плющиться буквально на глазах. Хруст ломающегося железа, крики... Я успел подбежать, когда эскалатор уже остановился, ощупал плачущую девоньку, и, сверх всякого ожидания, убедился, что травм ни у нее, ни у матери нет, попытался их успокоить...
    Ландшафт Чунцина воистину необычен, он напоминает мой гористый Маалот, это мы почувствовали еще в машине. Здесь мало велосипедистов и много лестниц, эскалаторов, общество пытается использовать, но главное преодолеть холмистые барьеры. Этот эскалатор оказался ненадежным средством, как и таксисты на мопедах, мотоциклах, красных трехколесных тук-туков, их по настоянию Полины мы игнорировали весь период странствования по Китаю.
    Конечно, после тяжелой сцены мне захотелось найти госпиталь - хоть коротко попытаться оценить уровень рядовой, не восточной медицинской помощи в Китае.
    Полицейский не смог нас понять, но тут же позвал на помощь девушку, неплохо владеющую английским. Тоненькая, румяная, очень красивая китаянка с целой копной каштановых волос на голове, она уделила нам не меньше получаса своего времени, выспрашивала, рекомендовала, чертила наш путь. А 10-летний мальчик, посланный мамой, довершил дело - довел нас до метро. Да, жители миллионного города отличаются огромной приветливостью, в этом мы убедились ни раз. А незнание языков с лихвой возмещалось сияющими лицами и ослепительной улыбкой.
    Я считал, что познакомится с Китаем и пройти мимо медицины было бы неверным, а оценить ее визуально за два-три часа - задача невыполнимая. И все же...
    Университетский медицинский центр в Чунцине. До него мы дошли быстро. Многоэтажное здание с диагностическим этажами, поликлиническим приемом, стационарами перед нами. Одеваем маски, так на всякий случай... Приемное отделение: небольшие палаты на 3-4 койки одна к одной без разрыва, по диагнозам направлений, без аппаратуры. Стационары: обычные, плохо проветриваемые палаты на 2-8 больных. Многочисленные пациенты, ожидающие в коридорах. Лаборатории в нашем понимании не существует: очередь в теплой одежде в шляпках, кепках и теплых куртках (как за хлебом), открытое маленькое окошко, протянул руку в мкталлический кружок - вот и вся процедура взятия крови и сдачи анализов... Да, еще кассы для оплаты посещения и аптека на первом этаже.
    Не сомневаюсь - в клинике существует набор необходимых отделений, современное функциональное оборудование, технологии, фармацея и опытный медперсонал. Но даже легкий взгляд на организацию медицинской помощи населению и та маленькая ложка дегтя, которую я узрел, демонстрируют, непримиримую борьбу западной и традиционной китайской медицинских позиций, где, я думаю, преимущество последней определяется (в основном) щедрыми, иностранными поступлениями.
    Когда мы вышли из центра, Полина увидела магазин "Оптики" - помните ее очки, искалеченные во время "Музыкального шоу" в Пекине? Больше часа она примеряла, выслушивала советы студентки университета Ерин, вглядывалась в зеркало, но так и не купила.
    Парк в центре города. Градостроители нашли ему место! И мы благодарно выпиваем традиционную чашечку весеннего зеленого чая Билочунь.
    - Как? - Спрашиваю я Полину.
    - Удивительный, свежий плодовый вкус. Будто пью в яблочном саду пьянящую жидкость.
    Добавлю, что зеленый чай - хороший антиоксидант, помогает организму нейтрализовать ненужные свободные радикалы в пище.
    Я всегда удивлялся низким ценам на чай в Советском союзе. Что и говорить: мы привыкли, что самый дешевый напиток на земле - это чай. Теперь я понимаю: мы пили не чай! Настоящий чай собирают вручную, причем листья определенного роста, в определенное время года, и посадить-то его надо в подготовленную почву, полить во время, собрать, доставить, помять, посушить и расфасовать... Сколько труда!
    В Китае чай - это лучший подарок, по достоинству оцененный, и доставляющий не только удовольствие, но и пользу, и составом, и приятным насыщенным ароматом, и богатой вкусовой гаммой, и ценой! Поэтому культура чая в Китае мудрая, цельная, древняя...
    Полина обращает внимание на подвешенные к стволам деревьев мешочки с водой. Ну, что ж, доставить дереву влагу можно не по земле трубками, как это делают в Израиле, а таким, индивидуально-трудовым образом...


     []

    Прогулка по Чунцину - превосходный путь знакомства с венцом современного Китая, символом будорожащей воображение экономики страны...

     []

    Недалеко от места слияния рек Янцзы и и Цзялин прошли по Торговой улице, отметились у скромного Монумента Освобождения (от гоминьдановцев в 1949), повеселились на аллее Звезд, отдали должное каменным исполинам - шестисотУХОЙ (количество небоскребов в городе) "голове дракона", тянувшейся навстречу горным массивам, окружающими самое большое жилье мира!

     []

    30 миллионов жителей втиснуты в эти каменные джунгли. А небоскребы не просто бросаются в глаза, они, как обычные домики, выстроились шеренгой вдоль улиц, вокруг площадей. Небоскребы - это символ Китая, как американские - символ свободы, а советские - символ превосходства. Мы видели и "курятники" в окружении строительных площадок, и огромное количество транспорта (велосипедисты отдыхают), мосты и многоуровневые эстакады немыслимых размеров.
    Остановились около одной обычной многоэтажки, увешанной балконными флагами рубашек, напросились зайти в одну из квартир. Комната 16-18 кв.м, маленькая кухонька, санузел с ванной - на молодую семью с малышем и дедушкой Цанем напомнила мне расселение коммуналок по-хрущевски в стране советов.
    Немного отошли от центра - обычная площадь! Мы остановились, как вкопанные, когда сотни жителей со всех четырех примыкающих к ней улиц двинулись на переход по "зеленой" команде из "Пяти углов". Этот двухминутный пешеходный броуновский атракцион надо видеть! Теперь я могу себе представить утреннее столпотворение в китайском метро в час пик и радость, "комфортно" отъезжающих пассажиров.
    Неспешно идем по городу, поворачиваем в улицы, заходим во дворы. Китай кажется мне удивительной страной, рвущейся вперед на всех порах и по всем направлениям. Даже в "мусорных делах" он пытается опередить запад. Китай импортирует мусор из других стран, который затем с выгодой перерабатывает на экологически чистые компост, игрушки, посуду, одежду. В городе Чэнду мы видели жителей с ведрами трех цветов (для разного мусора) , и "умные" мусорные баки, представляющие информацию о наполненности, с открытием крышки при приближении, автоматической дезинфекцией и каркасами, устойчивыми ко взрывам и огню. Такие эколологичные слуги есть и в Лондоне, Нью Йорке.
    Направляемся к набережной. Прошли по аллее звезд. На одной из улиц решили откушать. В стране принято есть на улицах.

     []

    Зашли в булочную. Встали в очередь. Меня просто заворожили руки продавщицы: с немыслимой скоростью, - меньше секунды! она закидывала в кулек десяток булочек... Я не успевал сосчитать : 21...22. Знать, неплохим учителем был у нее фабричный конвейер... Становится понятнее всплеск экономики Китая: еще одно ключевое слово - скорость...
    Остановились у едальни. Несколько ступенек вниз и мы на немыслимо огромной столовой площадке, со всех сторон окруженной павильонами с разнообразной едой. Берем знаменитый чунцинский острый суп. Вот он, красавец, стоит перед нами на горелке.

     []

    Говорят, кто попробует его, забудет обо всех горестях, почувствует вкус жизни... Ну, что ж, я сумел вкусить пару ложек, даже почувствовал ограниченный ядерный взрыв во рту, Полина держалась дольше... Обоим было достаточно. Уже после мы узнали: в Чунцы перед едой принято жевать анис, который уменьшает чувствительность...

     []

    По пути к канатной дороге мы вышли на южную набережную Янцзы. В последний момент отказались от канатки в пользу прогулки вдоль одной из самых длинных и полноводных рек мира. Мы долго любуемся ее серо-голубыми водами, самым длинным в мире арочным мостом, останавливаемся у лавочек с различными поделками, проходим палатки с разной мелочевкой, фруктами, овощами, что--то жарят, парят. Как не попробовать и мы запиваем чаем что-то острое и вкусное.
    Через час наша прогулка застопорилась - мы заблудились, уткнулись в забор. Чунцин - мощная строительная пощадка и мы не учли это. Немолодой полицейский, который стоял у ворот, сразу все понял и решил нам помочь. И вот мы уже топаем с ним назад. Он оказался бывшим учителем географии в колледже и с удовольствием поведал нам много интересного о реке Янцзы.
    - С высоких истоков, - начал Гуанг. Поясню: мы всегда представляемся нашим помощникам и стараемся точно уловить имя собеседника, следуя китайской пословице: "При входе в дом, спроси имена членов семьи".
    - Янцзы течет по глубоким ущельям, порогам, собирает озерные стоки, чтобы в конце концов двумя широкими рукавами объять Тихий океан...
    - Ты так поэтично рассказываешь... - прервала его Полина.
    - Люблю Чунцин, здесь я родился, выучился. И жаль мне, когда я слышу, что город - грязен, задымлен, а Янцзы, хотя и поит крупные города, Шанхай, например, но является одной из самых загрязненных рек страны... У меня сестра живет в Лицзяне - это выше по течению, так воды Янцзы ночами текут по улицам, моют мостовые... Много ли улиц в мире моют родниковой водой? Янцзы полноводна и коварна... Три месяца назад в июне теплоход "Звезда Востока" не дошел до Чунцина, за несколько минут ушел под воду с более, чем четырехсотнями туристов...
    Пока шли мы успели поговорить о многом...
    - На будущий год мне будет шестьдесят и наверняка отправят на пенсию. Она будет около 1300 юаней ( 210 долларов), без всяких льгот. Мы с женой надеемся, как и все пенсионеры, на детей, они помогут...
    Он попросил рассказать, как живет Израиль. Мы поняли, что он ценит нашу выдержку, трудности... И были очень благодарны Гуангу, когда он остановил такси и приказным тоном велел довести нас до отеля.
    - Посматривайте за счетчиком, - сказал он на прощанье.
    Поздний вечер, но мы решаем не изменять нашей традиции: побывать на центральной площади города. Показываю водителю подготовленный иероглиф Дома народных собраний.
    Он стоит на холме, позади него виднеются невысокие домишки. Площадь хорошо освещена и полна народа, не гуляющего, а танцующего! Такие танцы мы видели в других городах. Это особенность работящего Китая, желающего гармонично расслабиться после трудового дня. Под ритмичные азиатско-европейские мелодии пары и одиночки, проделывают танцевальные упражнения в разных частях обширной бетонной площади.
    А мы возвращаемся в наш отель.




    26 ОКТЯБРЯ 2015

    Искренность способна растрогать металл и камень. Тем более она способна тронуть человеческие сердца.
    Конфуций

    ГУЙЛИНЬ

    Утром покидаем мегаполис Чунцин - летим в Гуйлинь. Затем на автобусе, где я впервые видел очень недовольных нашим отказом носильщиц, добираемся до нашей гостиницы, оформляемся и выходим на набережную реки Лицзян, одну из самых чистых рек страны. Переходим по мосту, с него я вижу превосходный памятник несущихся вдоль берега лошадям, и движемся к центру города. Я приостановился, загляделся, ибо люблю лепить бегущих по морской воде лошадей. Порадовались за китаянок. Мягкие, утренние двиги - хорошее начало дня.

     []

    Прежде всего откушаем что-нибудь, не острое, естественно. И мы мнемся около пищевого прилавка. Полина в таких случаях старается уловить, что берут, какие блюда расставлены перед посетителями. И вскоре уплетаем гуйлинскую рисовую лапшу из рисовой муки. И надо же, на сей раз я неплохо позавтракал: горячая лапша оказалась упругой, мягкой, ароматной, мне даже показалась вкусной, отдающей речной свежестью.
    Река Ли, петляя извилистой лентой по одному из самых необычных городов мира - наш сегодняшний поэтический и картинный экскурсовод.
    В Китае ко всему, что радует глаз, примеряется эпитет "нефритовый". Сегодня, как часто бывает, нефритовую красоту затягивает смог. Но он не может прикрыть от нас долину зеркальных вод и мифические скалы - дивный "Карстовый лес" вокруг, он необычен и прекрасен в любую погоду.

     []

    Гуйлиню (1,3 млн жителей) повезло: он "сидит" на самом крупном в мире карстовом массиве и одиночные стометровые конические великаны с пещерами, гротами, тоннелями - родственниками землетрясений, снега, дождя и ветра, создают сказочный панорамный ландшафт - второе место по живописности в Китае! Казалось бы, ничего не сможет приютить голая скала. Однако, это не так. Горы Гуйлинь являются одними из самых живописных на планете. Небольшие, стройные, конусообразные, их склоны покрыты изумрудно-зелеными, стелющимися по земле цветущими лианами, низкорослыми хвойными деревьями, кустарниками корицы, разноцветными островками орхидей и многими другими неизвестными мне деревцами и кустарниками.
    Гуйлинь - самая драгоценная жемчужина китайского карста - одно из наиболее фантастических и поэтических творений природы на нашей планете. По обеим берегам реки Лицзян сгрудились сотни утесов с отвесными стенами и мягко закругленными вершинами. Они зеленеют кудрявыми шапками сосен, лавров, кипарисов, а дальние голубеют размытой воздушной дымкой. Этот живописный пейзаж сошел со старинной китайской картины, написанной на шелковом свитке, и оживают строки древнего поэта:

    Высоко над долиной
    Вздымаются горы, как башни,
    Открывая пред нами
    Четыре простора Земли.

    Как ласкает мой взор
    Мягкий шопот круглящихся склонов!
    Тихо дремлет в тумане
    Затихшие горы Гуйлинь...

    Зеленые "столбики" окружают город со всех сторон, и кажутся, будто, ютятся на его улицах, площадях, даже на зеркальной глади реки приковывает взгляд гора "Сокрушающей красоты" с буддийским храмом, колоколом в 2,5 тонны и котлом, в котором можно приготовить пищу на тысячу человек. А в центре Гуйлиня возвышается 152-метровая гора "Необычной Красоты" - "Дусюфэн".

     []

    Гуйлинь известен своим национальным парком с озером и двумя пагодами, Солнечная и Лунная. Мы всматривались в "Слоновий хобот или Слон, пьющий воду" - скальнную вершину в месте слияния рек Ли и Тао в парке "Сянбишань", и его знаменитый грот-киноэкран, в котором, говорят, в лунные ночи играют отражения месяца, качающегося в тихой воде. Во время легкого традиционного чаепития мы познакомились с семьей парижан - молодой парой Алэром и Аими с двумя маленькими сыновьями. Обычные улыбки и восклицания путешественников, и мы желаем друг другу радостей. К сожалению, сегодня не день Гуйлиня и не наш день...
    Мы правильно сделали - воспользовались гуйлиньским седаном, и я, несмотря на смог, не только побывал в мире грез, но и в поднебесном пламени воспоминаний.
    Много лет назад мы, группа ленинградских десятиклассников, летом решили пройти южным берегом Крыма от Алушты до Алупки - удивительное путешествие, которое оставило свой ярчайший след. Помню, как в последнее школьное лето оказались мы в Алуште, как в Воронцовском дворце в дивном английском саду мы тешились с золотыми рыбками, как бросали каменья с миниатюрного рыцарского замка на краю Авроровой скалы в Гаспре - "Ласточкино гнездо", как плавали и недоедали, позировали, надувая загорелые молодые тела у моря. Впервые здесь в Крыму я почувствовал бесконечность мироздания, когда "бежал" к луне по морской, дрожащей серебристым светом ночной дорожке, как поглядывал на Айю-Даг, искал сходство горы, спускающейся к морю, с медведем, лакающим морскую пену. Помню, как стартовали мы на подъем Айю вечером, взбирались и спускались на лапы, голову, уши, как с легкостью взлетели на медвежий затылок, спешили, как старичок-косарь предложил нам переночевать на скошенной траве. Нет, не послушали мы мудрого совета косаря, побежали вниз, соперничая с лесным сумраком, и чуть не полетели все с обрыва... Но обошлось - Всевышний остановил нас в темноте. Переночевали мы - просидел я целую ночь на поляне. А утром подошли к обрыву и, если вы спросите меня, что дернуло, почему у меня вырвалось : "Я пойду первым!". Я не смогу объяснить. И бог с ним, моим разбитым фотоаппаратом "Комсомолец". Когда я искал его, брошенного в рюкзаке с обрыва, я подсмотрел у природы ее большую Тайну - спаривание змей под двумя огромными камнями, которые наклонились друг к другу лбами. В конце концов в "Артек" нас не пустили, и мы еще долго жарились на солнце, пока я не уронил голову в суп в столовой - заснул... С кем не бывает?
    Долина реки Ли до чертиков живописна: зеленые горные пики и плантации рисовых террас, сладкий аромат цветов и пагоды, которые даже днем и в смог выглядят очень эффектно. Глазу необычно смотреть на причудливые, стометровые, зеленые карстовые конусы, как будто невпопад утыканные вокруг города, и не понятно, кто главенствует здесь: дома среди гор или горы среди домов. Хочется посидеть в тени деревьев, насладиться этим чудом, ведь мы, зачастую, пробегаем мимо мудрой природы, увлекаемся улицами, дворами, зданиями...
    Но прежде надо перекусить. И мы ищем ресторан.
    Я не могу пройти мимо гуйлинцев-рыбаков, которые выстроились вдоль реки и сосредоточенно поглядывают на вершинки своих спиннингов. Сам рыбак, хорошо понимаю их азарт... Они рисуют мне ритм жизни Гуйлиня, который кажется мне не столь напряженным, как в Чунцине. В окружении тихих рек, неподвижных красавцев-великанов жизнь невольно должна замедлиться.
    Наконец, находим небольшой ресторанчик и в настененно-рисованном меню в большой тарелке Полина выделяет "рыбу в пивном бульоне". Полина просит повара:
    - Бу ла (почти без перца чили)!
    Много специй, не очень острое, вкусное блюдо. Оно из молодых. В общем - годится. Гуйлинь богат этносами, поэтому кухня здесь разнообразна, и, как указывал великий Конфуций - условна, здесь царствует культ "кусочка", поэтому нет блюд с большими кусками мяса или рыбы, они занимают не более одной четверти тарелки, остальное - овощи, рис, соусы, приправы. И все маленькое, кусочковое. По-моему, это рациональный и эффективный прием пищи. Маленькие кусочки мяса, рыбы, овощей в течение одной-двух минут готовятся на сильном огне, в кипящей воде или на раскаленном масле, значит, сохраняют свои питательные вещества, витамины, соли, к тому же их удобно есть палочками "куайцзы" (о пользе "чопстикс" мы говорили). Скажу еще один негатив о наших "железных" вилках, ложках, ножах. Один их вид, зачастую изысканный, далек от естества и больше близок к агрессии, не говоря уже о скверном влиянии на вкус (любой металл окисляется, грязнеет), должен отталкивать настоящего гурмана. Конфуций считал, что ножи на столе напоминают едокам о скотобойне и мешают испытывать удовольствие от трапезы, а люди, использующие ножи, ведут себя с пищей грубо, в то время как палочки свидетельствуют о твоем бережном и благодарном отношении к еде.
    Сегодня мы ни раз касались гигиены. Возможно кого-то заинтересует необычная эпатажная инсталляция в китайском Фошане, городе на юго-востоке от Гуйлиня. В 2009 здесь появился огромный водопад... из унитазов! Это, пожалуй, одно из самых нелепых достопримечательностей в мире. Представьте: 10 тысяч старых унитазов, раковин и писсуаров было использовано при строительстве этого арт-объекта. Результат получился впечатляющим: стена длиной в 100 метров и высотой в 5 метров полностью "увешана" этими специфическими изделиями, причем все они подключены к сливному крану, так что время от времени эта стена к большой радости туристов превращается в настоящий каскадный водопад.
    Почему я обращаю ваше внимание на Это? Во-первых потому, что именно Китай считается "родиной" унитазов, поскольку первые конструкции, напоминающие современные, были изобретены именно здесь в первом веке до н.э. И, во-вторых, пройдут тысячелетия, и не придется ли потомкам лицезреть только подобные инсталляции?
    Недоступные вершины, сегодня подернутые далеко не мягкой дымкой смога, тихие воды Ли обладают умиротворящей аурой. Дошло до того, что мне вдруг захотелось снять обувь и побродить босиком по парку. Потом мы посидели в одной из беседок, насладились тихой мудростью природы.
    - Знаешь, - сказал я Полине,- Прекрасно чувствовать себя в обстановке, когда кажется, что вокруг тебя одни, укутанные покоем друзья, никто не сделает замечаний, что ты ему чем-то помешал, не обругает, и даже видом не покажет свое неудовольствие. Такая человеческая благодать побуждает не только желание трудиться, но и вдохновляет. Здесь хочется мечтать...
    Темнело и ярко засияла на противоположном берегу Пагода. В отель я повел Полину своей дорогой, но заплутал, видимо, память замечталась...


    27 октября 2015

    Человека, не имеющего дальних замыслов, непременно ожидает близкая скорбь.
    Конфуций

    ДАЖАЙ

    Раннее утро. Сборы недолги и мы едем на маршрутке в Дажай. Гуйлинь - город велосипедистов, с тележками и без, с одним или двумя детьми, а на мотоциклах часто - даже трое. На переходах всегда сплошное столпотворение, постоянные перестройки мопедов, и снующих меж ними прохожих. Мы долго выезжаем из города часто останавливаемся, рассматриваем людей на улицах, проспекты, дома из серого кирпича. Ждали пока не перестали безостановочно верещать водитель и девушка, сидевшая рядом с ним... Полину это поначалу раздражало и она засыпала меня вопросами: Куда он едет, ведь нам нужно в другую сторону? Почему едет медленно? Когда они закончат беседу?
    Пара из Гонконга, сидевшая рядом с нами, усластила ситуацию. Мы всю дорогу обменивались впечатлениями и вкусняшками.
    Через два часа прибыли в Дажай. Полина убедила меня, что фуникулер выручит нас и высота рассеет туман. Так мы и сделали, ведь канатка совсем рядом. Но силы небесные и туманные, которые внизу канатки уступали под напором солнечных лучей, на высоте царствовали безраздельно.
    Пока суть да дело выбрали гостиницу, откушали креветок (уж больно мелкие и, естественно, невкусные при том) и суп яичный с помидорами (жидковат больно!) - "дажайский завтрак" в антисанитарных условиях! Что делать?
    Решили прогуляться по мокрым каменным ступенькам, вьющимся вдоль деревянных домов, смонтированных, кажется, из разноцветных дощатых покрытий наскоро, но с серпом и молотом на фасадах и струйками дыма над крышей (до сих пор в некоторых домах топят хворостом). Куры в окружении выводков, снуют среди камней и безлюдной тишины. Выбрались на смотровую площадку, высматриваем...

     []

    Сквозь белесый туман то тут, то там яркими красками пестрят цветастые, чуть пожухлые зеленые холмистые склоны с намотанными на них от подножья до вершины длинными лентами "китайской вермишели" - знаменитые рисовые поля - террасы "Хребта дракона". Мягкие, плавные, линии на окружающих нас склонах - изящное, необычное зрелище, чудо сельского мастерства жителей маленьких деревень. Кажется, будто мы в самобытном мире дивных декоративных террас, изолированных от всего остального; то ли сделанных природным дизайнером, то ли трудолюбивыми руками китайских крестьян. Эффект усиливали низкие, плотные облака и носимые ветром куски тумана, создавая необычное, почти сказочное впечатление небесного королевства. Внезапно я услышал :
    - Садись, - и, повернувшись, увидел, как смеющимися глазами кивает мне пожилой китаец в расшитом красными узорами зеленом халате, хлопает рукой по свободному стулу.
    - Сбор риса прошел, хотя поля еще не совсем сбросили желтизну. Кто вы, откуда? -
    И мы разговорились с Дженом. В годы перестройки в СССР он учился на комерческом факультете московского института, сейчас он заместитель председателя профсоюза молодых предпринимателей... Легкая беседа над террасами быстро превратилась в интервью, многое из которого для меня стало настоящим откровением.
    - Не представляю, Джен, сколько рабочих, служащих трудятся в такой огромной стране?
    - Свыше двух миллионов фабрик, заводов, мелких фирм... Около 800 млн занятых трудом, сренемесячная зарлата по стране 2500 юаней (415 долларов).
    - Джен, во-первых, твой русский превосходен, во-вторых, расскажи об условиях труда и мощного экономического всплеска? - Во мне заговорил выпускник Ленинградского санитарно-гигиенического медицинского института.
    - Условия разные. Как правило, огромное помещение, производственное оборудование, столы и ... контролер. Не разрешается разговаривать, смеяться, присыпать... Штрафы до 30 юаней (5 долларов). Рабочий день 8 - 10 часов, ночные часто без оплаты. Вчера разбирали конфликт : 16 работающих изготовили 50 женских джинсов за два часа ночной работы... Как ты думаешь: сколько им заплатили? 1,45 доллара на всех... А сколько они стоят в России? Полторы две тысячи рублей. А в Германии - 30 - 70 евро... Как и где живут рабочие? Как правило, непосредственно на фабрике, заводе. Вся их жизнь здесь! Это может быть оснащенная предприятием маленькая комната с мебелью, санитарными условиями и общей кухней на другом этаже, но с твоим отгороженным столом; или кровать с тумбочкой в длинном коридоре, отделенная от остальных занавесом, а на другом этаже - комната раздачи бесплатной, очень простой еды...
    - Как социально защищены работающие?
    Джен криво улыбнулся.
    - Никак. Компартия говорит: При мощном экономическом прыжке совместить эти две вещи невозможно! Кстати, в Китае практически запрещены забастовки и объединения. Об отпусках. В соответствии с Положением "О ежегодном оплачиваемом отпуске работников" минимальный оплачиваемый отпуск работника с общим стажем от 1 до 10 лет составляет 5 рабочих дней в год; со стажем от 10 до 20 лет - 10 рабочих дней. А зарплата начинающего труженника - это в основном парни и девушки из села - 1200-1500 юаней. Для примера: оплата частного педагога для ребенка: 700 - 800 юаней в час. Защита от травм, при болезни - сложны, проще выплачивать страховые. Это также, как фермеру: нужны не экологически чистые продукты, а их количество...
    - Как прошла приватизация предприятий?
    Джен рассмеялся.
    - Очень просто. Как в России в девяностые... Правда, государство без ваучеров просто передало фабрики, заводы в руки, по ее мнению, грамотным организаторам, в основном, бывшим руководителям фабрик - заводов...
    Мы долго говорили с Дженом, часто замолкали, переключались на прекрасные террасные виды. К этому времени чуть распогодилось. Вечерело. Он завозился, и закурил...
    - Ты куришь?- Джен рассмеялся.
    - Это сигареты "Panda", они достаточно мягкие, но дорогие, а панда в Китае - символ наивности и храбрости одновременно. А вообще китайцы - самая курящая нация. Наш брат выкуривает треть всех сигарет в мире с XVI века. Мы первыми "сели" на опиум, потом соскочили, создали экономичемское чудо, но от курения не избавились ни в ресторанах, ни при детях, нигде. Страх божий - курение убивает 1 млн китайцев ежегодно!
    На этой грустной ноте мы попрощались с Дженом.
    Живописные волны рисовых террас еще долго сопровождали нас по пути к отелю, как и необычные двухэтажные дома на сваях (из бамбука?) и мягкий аромат трав. Рисовые террасы не редкость на юге Китая.
    У воды женщины стирали белье, Полина обратила внимание, что некоторые тут же полоскали свои очень длинные черные волосы, которые затем зачесывали в узел и перехватывали кольцом. Кстати, за все время странствий мы не заметили ни одной китаянки - "блондинки"... Когда мы пришли в отель, то спросили нашего хозяина (он владел английским языком).
    - Это представители народности Яо. У них традиция: стричь волосы лишь раз в жизни - в 16 лет. Недалеко от нас деревня Хуанло, она занесена в Книгу рекордов Гиннеса. Полутораметровые, иссиня-черные волосы на маленьких китаянках - обычная женская жизнь, ими они красуются, ими и "говорят"... Уже после мы узнали, что Яо - древнейшая народность Китая, лишь недавно обрела покой. Мотыжное земледелие на горных склонах, подсечно-огневой способ обработки почвы - основные занятия Яо. Яркий национальный колорит, почитание предков (в комнате находится место для "алтаря предков", где хранятся таблички с именами умерших), свободная любовь - особенности этой народности. Мы напросились в гости, зашли в один из домиков длинноволосой красавицы. К счастью, она немного знает английский. Второй этаж жилая комната: кровать, стол, картинки красноватых ласточек, окно на рисовое поле. Ки рассказала нам, что учится в чунцинском колледже (я понял - советское ПТУ) на ветеринара, за обучение платит дядя Дэй около 10.000 юаней. Семье она помогает при посадке риса. Это тяжелая работа. Надо вырастить саженцы, принести на террасу, и блуждая по колено в воде, воткнуть в землю...
    - Во многих местах появились машины. Они сажают-убирают, - добавила Ки.
    Мы рассказали о себе и оставили Ки небольшой сувенир на память.
    Перед сном мы посидели на вечерней площади перед нашим отелем. У многочисленных едален кучковались, попивали, видимо, чаи; почти в центре площади демонстративно отжимался юноша; группа туристов окружила столик с играющими в кости мужчинами. Обычная несуетливая обстановка, где каждый находит свой вид самореализации, свое занятие по душе. А мы поднимаемся в нашу комнату.


    28 ОКТЯБРЯ 2015

    Только истинно человечный человек способен любить и ненавидеть.
    Конфуций

    ЯНШО

    Сквозь сон я слышал, как покашливала и стонала Полина. Проснувшись в шесть, я коснулся носом ее лба и поблагодарил Всевышнего. Пора вставать.
    Завтрак: израильский суп, огурец, виноград и мандарины "бай". Фрукты и овощи в Китае вкусны до чертиков, их призвали мы пополнять наш пищевой рацион в течение дня.
    Спустились к смотровой площадке. Похоже распогодилось и дожидаясь первого автобуса в Яншо, мы с удовольсивием всматривались в картины оригинальных рисовых террас. Полина считает, что террасы - естественные ступенчатые поля, я держался другой позиции: по-моему, законченные линии террас - работа дизайнеров, которые использовали эту природную форму, и в доказательство указывал на гармонично расположенные темные пятна сгоревшего сена на некоторых широких ступеньках.
    Подъезжаем к Яншо. Сверху, ну просто город в каменной шкатулке...

     []

    Во время пересадки у развилки на другой автобус оказалось, что билетов у нас нет. Об этом мы сказали водителю подошедшего автобуса. Он не улыбнувшись, на полном серьезе обвел руками свое лицо, будто хотел сказать этим: "ваши лица - ваши билеты!"
    В автобусе мы познакомились с Ириной из Иркутска. Она фотограф едет к своему коллеге - израильтянину, который после армии решил поработать несколько лет в Китае. Ребята долго и безрезультатно пытались помочь нам с такси. В конце концов, мы настояли, чтобы они оставили нас. И вскоре нам повезло - остановилась девушка на "Лэнд Ровере", которая довезла нас до отеля в окресностях Юншо. На прощание мы взяли у нее телефон, так на всякий случай...
    Оставив вещи, отправились на прогулку вдохнуть колорит спокойной деревенской жизни. Пригород небольшого китайского города быстро погружается во мрак наступающего вечера.

     []

    Небольшой канал. Женщина моет посуду, на другой стороне, в трех метрах от нее высунув из воды морду отдыхает буйвол.
    Рядом отель в окружении ограды и зелени. Мы зашли. За столом, почитывая шахматный журнал, чаевничал анличанин из Ньюкасла. Есть возможность и мы общаемся. Гарри - оптовый покупатекль нижнего белья, одежды и аксессуаров для мужчин. Я впервые услышал от него, что в Китае существуют города - специалисты по разным видам продукции. А самый большой оптовый рынок в мире находится в горое Иу (юг Китая) - 50.000 магазинов на двух квадратных километрах! Впечатляет! А носками, произведенными в Китае за год, можно одеть все население Земли... Вот так! Но не носки, а походные сапоги не взяла Полина с собой, не послушалась совета Р.Киплинга: " путешественнику взять с собой для троп и дорог, для гор и болот - походные сапоги".
    Жаль, ибо ее "надежные" уличные кроссовки "приказали долго жить"...
    И мы попрощались...
    У небольшого озерца я остановился. Если я вижу рыболовов, даже в окружении бамбука, обязательно пообщаюсь. Мы весело перекинулись парой фраз и я понял, что ребята, явно не расчитывают на солидный улов.
    Пора и нам возвращаться.


    29 ОКТЯБРЯ 2015

    Тот, кто обращаясь к старому, способен открывать новое, достоин быть учителем.
    Конфуций

    ЯНШО

    Вечером мы решили сменить отель - уж больно он далек от центра города. Позвонили нашей молодой маме с "Ленд Ровером" и договорились о встрече на утро.

     []

    И вот мы уже едем в город. Быстро оформились в новом отеле, похоже - молодежном, и это радует, а отсутствие шкафчиков, вешалок, кипятильника, естественно, огорчает, но не так, чтобы очень...
    Вышли в город. Мои первые впечатления? Сказочная, неземная панорама нарядных "зеленых гвоздиков", которыми утыкана земная твердь, не заслоняет горизонта обычной, городской жизни .
    По китайским меркам Яншо - маленькая, очень красивая и древняя, пейзажная в окружении известняковых пиков - ее равноправных жителей, немноголюдная и свежевоздушная при том.
    Необычная по европейским меркам картина - группа носильщиков через плечо палкой-коромыслом с корзинами овощей, фруктов приостановила нас, и в ближайшей уличной едальне мы откушали блины с банановой начинкой - впервые в Китае я ел с удовольствием - почувствовал западную кухню.
    Гуляя по Ямшо мы повстречали молодую семью из Марселя, пожилую пару из голландского Волендама (здесь мы провели день в прошлом году после африканского сафари), группу туристов из Великобритании, двух мужчин из г. Александрии (Египет). Воистину, все мы путешествуем по миру, топаем вместе, рады встрече, ибо все вне дома, а мир так мал и интересен.
    Почему так много встреч - спросите Вы? Увидев бледнолицых, я без всяких сомнений кидаюсь к ним:
    - Where are you from?
    И всегда получаю ответ с улыбкой.
    Движемся к центру города к Иностранной улице. И вскоре оказываемся у широкого въезда, и в людском потке вышагиваем по ее мостовой, вымощенной синим камнем, заглядываемся на ее нарядные дома, говорят, практически сохранившиеся в первозданном виде. Снаружи они кажутся небольшими, но войдешь в обязательный внутренний дворик и понимаешь здесь живет не одна большая семья.
    Я подошел к рисовальщику иероглифов. Он протянул мне кисточку. Когда я рисовал (а не писал) единственный иероглиф, который знал: 人 - обозначает "человек", память взыграла первыми классами московской школы, где я любил уроки чистописания.

     []

    Рисуя здесь в Яншо пару линий, я не понимал, в чем заключается эстетика иероглифа, где кроется его красота, гармония пропорций. Но сам процесс, что вот я пишу в Китае настоящие иероглифы, меня завораживал. Поблагодарив хозяина, мы бредем по улице. Здесь много сувенирных лавок, магазинов, едален.

     []

    Около одной мы останавливаемся. Взыграла память. Когда-то давным - давно мама прочитала мне китайскую сказку об усердном зайце. Я решил, хоть на мгновение под небом Яншо сподобиться лунному зайцу и по воле Мамы и восточных богов потолочь в яшмовой ступе нефритовым пестиком "порошок жизни и бессмертия" пока Полина беседует с группой красавиц-китаянок.

     []

    В сувенирной лавке Полина нашла приглянувшийся ей маленький керамический чайничек. Спрашивает:
    - Сколько ?
    - Сто!
    Китайцы, это мы уже уяснили, покупая фрукты-овощи, в торговле умело пытаются использовать "принцип контрастности" - дают заведомо заоблачную цену, затем опускают ее, в зависимости от вашей торговой активности. Хозяева ремеслянок, продавцы встречают бледнолицых, как хищники, и пытаются сходу ошарашить жертву.
    Полина умело держит оборону и хозяйка чайничка сбрасывает цену до 30 юаней. И все таки она недовольна и покупка не состоялась.
    Мы движемся дальше, переходим от одного павильона к другому. Магазинчик спичек - разгул для коллекционера коробок. Остановились рядом с художником-скульптором, он работает с современным пластилином над образом юного австралийца. Лепит его лицо, одевает, окрашивает волосы, фигурку кладет в рамку. Отец и сын терпеливо ждут. Вот и результат.

     []

    Зашли в парк. Поразительно, но такое количество народа, занятого показом, играми, зрителей я не видел нигде. Мы посмотрели уличный спектакль с рыданиями и смехом, работу фокусника, который "заставлял" гайку двигаться по длинному винту вверх и вниз.

     []

    За все, показанное не только нам, мы благодарили, особенно скрипача.
    А разговор с игроком в карты, улыбчивым китайцем, оказался удивительно интересным в свете предстоящей в августе Олимпиады в Рио-де-Жанейро, и моей спортивной судьбе. Минж оставил карты, рассказал нам, что активно занимался легкой атлетикой. И мы не удержались от многочисленных вопросов.
    - Минж, спорт в Китае поставлен на службу страны?
    - Конечно, имидж важен. Шестилетнего меня спросили родители, учителя: "чем я хочу заниматься?". Я ответил - бегом. И провинциальная спортивная школа (таких в Китае десятки тысяч) стала моим не очень устроенным домом. Здесь меня через боль, слезы гнули, марафонили по утрам, учили. И я мечтал, как все, голодный, достичь олимпийской победы! Помню, приехал тренер из школы Олимпийского резерва, отобрал двух ребят и меня в том числе, шестнадцатилетнего. И я согласился. Сто метров я тогда уже бежал за 10,8 сек.
    Ого, подумал я. Результат превосходный! Я с трудом мог выбегать из тринадцати.
    - Школа бесплатная?
    - Нет, родители платили 1500 долларов в год. Но я выигрывал соревнования и часть денег мне возвращали. Школа была под государственной защитой, со всеми благами, учебой. Я пробыл там четыре года. Не удержался. Сейчас работаю спортивным фельдшером.
    Господи, и здесь - близкий коллега! Возможно знаком с современными проблемами спорта. Попробую - решил я.
    - Как в отношении допингов?
    - Китай прошел вместе с тренерами из Советского союза "хорошую" школу допинг-скандалов. Совсем недавно много говорили в прессе о генных допингах у нас... Конечно, в ходу традиционная китайская медицина на основе трав и БАД. Например, порошек из змеиных костей вы, конечно, не пробовали, а мне давали...
    - Это особенно необычно для нашего понимания, когда мы видим китайскую спортсменку и оцениваем ее возраст: не более десяти - одиннадцати лет, а нам говорят, что выступает девушка семнадцати... - Не удержалась Полина.
    - Это так! У нас действительно трудно понять девичий возраст в эти годы. Рост мешает...
    - Последний вопрос, Минж: как заканчивают спортивную карьеру спортсмены?
    - Во-первых, школы учат специальностям тренера, массажиста и, как меня, на спортивного фельдшера. А, во-вторых, хороший спортсмен всегда доволен квартирой, машиной, пенсией. Китай чемпионам никогда не позволит, чтобы у него или у нее не сложилась судьба. Это тоже имидж страны!
    Я обнял Минжа, мы тепло попрощались... И долго во мне звучал его говор, как мощный набат, пробудивший мои спортивные годы.

     []

    Постояли около необычного художника. Он обмакивал палец, иногда ноготь в тушь и короткими стежками рисовал! бегущую лошадь, и делал это превосходно.

     []

    Правда, лошади китайского живописца Сюй Бенхуна мне больше по душе. Китайская тушь на шелке в традиционном китайском стиле силой и четкостью линий превосходно передает строгое и стильное изображение лошади, но главное - мощь возрождения современного Китая, красоту человеческого труда!

     []

    Однако, пора перекусить. И мы едем на вечернюю ловлю рыбы.
    Две моторные лодки, полные зрителей, следуют по реке. Через несколько минут подходим к длинному бамбуковому плоту с полдюжиной бакланов, они ждут нас в небольшом заливе. Фанарь на носу лодки освещает водное пространство. Хозяин пританцовывает, что-то напевает, как бы приглашая бакланов к рыбалке. И крупные с черным оперением птицы с горловым мешком, перетянутым веревочной удавкой, плывут впереди лодки, ныряют, хватают маленькую рыбешку, проглотить ее не могут, отпустить не желают, мучаются, садятся на спасительный шест, отрыгивают с помощью хозяина маленькую рыбешку в корзину, и, не успевая отдышаться, брошенные за горло, снова ныряют. Кто-то считает это рыбалкой в таком сказочном месте...

     []

    У меня другое мнение. Прекрасным, бесшумным ныряльщикам с длинным хвостом, загнутым острым клювом и полутораметровым размахом крыльев подпиливают клювы, подрезают крылья, одевают ошейник, а затем используют в представлении для нас, как "воздушных рабов" в примитивной, грубой роли удочки.
    Память в защиту бакланов снова пришла на помощь. Я вспомнил, когда мы были на островах Бальестас в Перу, видели тысячи этих красивых пернатых и горы гуано - птичьего помета - лучшего натурального удобрения в мире.
    Китайцы честны в отношении к природе, фауне, но традиционная ловля рыбы бакланами для нас, туристов - пример деэкологизации общества.

     []

    Баклан, крупная, молчаливая птица, активная и свободная! Я хорошо ее знаю по Кольскому Мурманску. Однажды был свидетелем, как в Долине Уюта - стартовом городке Традиционных праздников Севера пара бакланов, потревоженные кошкой, долго гоняли несчастную, пикируя на нее. В чем только не обвиняли Северных бакланов. Они, дескать, и уничтожают запасы трески, они виноваты в повреждении элетросети, они переносчики "птичьих заболеваний", даже на оз. Байкал, оказывается, омуль несет большие потери во время нереста от бакланов ...
    Смотреть на настоящую рыбалку баклана удивительно интересно. С малым внуком Димой мы частенько в выходные по осени переезжали на катере Кольский залив. Ни раз, пока Дима ловит камбалу, я наблюдал как стая бакланов, низко опустив голову, высматривает добычу на воде, как бесшумно они ныряли в заполярные, холодные воды, опускались на глубину, выныривали через минуту, и долго боролись с полукилограммовой треской в мощном клюве, потом резко ее подбрасывали в воздух и старательно заглатывали с головы. А как живописны бакланы, сидящие с раскрытыми для "просушки" черными с металлическим блеском крыльями, как их силуэты, контрастирующие с серебристыми чайками, оживляли неяркие очертания серых, скалистых, заполярных берегов!
    Перед сном на дребезжащим стеклами двухэтажном автобусе мы доехали до набережной реки Ли, и поняли, почему Яншо означает "Яркая луна". Перекусили родными, но острыми пельменями со специфическим вкусом, и возвратились в отель уже поздно вечером. Виноград на закусь, подвели итоги дня и в душ...


    З0 ОКТЯБРЯ 2015

    Как мы можем знать, что такое смерть, когда мы не знаем еще, что такое жизнь?
    Конфуций

    ЯНШО

    Раннее утро. Сегодня у нас переезд в Синпинь и путешествие на бамбуковом плоту по реке Ли. И не беда, что идет мелкий дождь, сказочная атмосфера гуйлинских гор уже наполнила мое сердце, как дымка, что окутала реку.
    Китай, воистину загадочная страна, не счесть красивых мест, которые поразили нас своими ландшафтами и чудесными природными уголками.
    Плывем по реке Ли, красота которой входит в двадцатку самых ярких и прекрасных озер, рек и островов на Земле.

     []

    Прошли первую сотню метров и утро разгорелось во всю, прекратился дождь, солнце чуть коснулось тумана, так, что он засветился белым, как призрак снега моего далекого мурманского Заполярья.
    И вдруг из скребущих небо облаков мне стали хорошо видны древние карстовые исполины причудливых форм - неотъемлемая часть мистического пейзажа реки Ли.
    Казалось, их не просто открыло взору всепроникающее солнце - скорее, они по взмаху волшебной палочки нестройными рядами, как воины всемирного владыки в походе, плывут рядом с нами.
    Полина недовольна: нет ярких красок, пелена застит склоны древнейших исполинов, но съемок она не прекращает ни на минуту.
    Мы будто мы не покидали Гуйлинь, просто перекинули мостик в 65 км к Яншо -"горную табакерку" - и плывем по реке Ли среди гор.

     []

    На протяжении веков солнце, ветер, вода, двиги земли ваяли эти замысловатые горные формы, даже ледниковый период пожалел, обошел их стороной, поэтому любой из нас может сегодня узреть в их очертаниях и "пять тигров в погоне за козой", и "летучую мышь", и "летящую воду" - все, что позволит твое воображение.
    Волшебники, воплотившие в реальность неповторимый сюжет геологической истории, работали профессионально и неспешно, чтобы нам, вчера приехавшим, даже в дневную непогоду выглядывала в пятнах туманных бликов армия причудливых вершин, сохранившихся в первозданном виде.
    Не найдется человека, которого колоритные, витиеватые берега реки Лицзян, словно сошедшие с древних китайских надписей на бамбуковой палке, нацарапанные на черепашьем панцире или свитке рисовой бумаги, оставят равнодушным. Необычность и сказочность пейзажа поразительна, поэтому реку Лицзян называют рекой "поэции и живописи". "Не бывает напрасным прекрасное", и витую нить реки Ли в окружении кустарников душистой маслины - османтуса на тысячах неповторимых гор воспевают, рисуют, печатают на открытках, календарях, на денежных знаках.

     []

    Вид желто-зеленых, прозрачных вод реки, которая змеится среди укутанных лесами "белоснежных рогов" сказочного оленя, таинственен и живописен. Я к своему удивлению начинаю напевать, разглядываю, пытаюсь запечатлеть в своей памяти эту прибрежную идилию. Никогда еще я не испытывал такой душевной легкости. Передо мной была необычная красота с большой буквы и вместе с ней открылся мир, полный красок и значения. Мне стало ясно, что на общество, в котором мы живем, можно смотреть без предубеждения только потому, что есть настоящая красота, которой значительно больше заключено вокруг нас в этой крохотной, как капля в реке Ли, Жизни.
    Хотелось, чтобы наша прогулка была долгой, однако... Мы на полчаса приостановились на каменистом берегу, погуляли с бакланами, и нас уже провожают зеленые горы, теснившиеся близко-близко ко мне, так, что берега кажутся рубчатыми, как стиральная доска в руках Полины. Создавалось впечатление, будто на вершинках кто-то прячется за облаками, следит за нами, фиксирует, а река молча делает свою работу, точит подошвы прибрежных гор, обнажая скалистые, крутые камни. Природа - непривзойденный художник, и не только мы этому рады.
    В городе поели вкусные лепешки "баоцзы" с мясом и овощами с уличного прилавка, я добавил еще пару шампуров с шашлыками, а Полина - сладкие лепешки с орешками. Запили цветочным чаем османтус, свежим, вкусным, очень ароматным. Кстати, османтус называют вторым чудом этих мест, особенно удивительно необычен и вкусен настой османтуса с легкой кислинокой, упругим, ярчайшим ароматом.
    Бродим по городу. Глазу непривычно постоянно утыкаться в толпы и горы, и мы меняем тактику: надеемся увидеть размеренный темп городской жизни, а не брошенные туристами палки в "муравейник" потревоженной торговли и еды.
    Сворачиваем от центра города, чтобы увидеть, как река живописно петляет, огибая маленькие, узкие улочки, белые домики, будто прилепившиеся к холмам, спящего старика в кресле, группу красующихся степенно школьниц, молодую, ладную китаянку, несущую грозди винограда в корзине, медитирующую группу четырех собак на каменной площадке, отца - он учит сына - держит его на качающимся бревне, уборщицу мусора в резиновых сапогах и конусообразной, соломенной (пальмовые листья?) - азиатской шляпе. Я не мог пройти мимо озера в центре городка, когда мы возвращались после прогулки, понаблюдать за громко разговаривающими пожилыми рыболовами (садков с рыбой я не узрел).
    Эти картинки жизни не оставили нас равнодушными, нам чуть приоткрылось лицо и душа Китая. По этому поводу мы перекусили пиалушкой жареного риса...
    Вечереет. В людском потоке мы движемся к месту сбора на световое шоу "Лю Сяньцзе". Доехали быстро, нашли свои места. Полина, как обычно, пошла к первым рядам - ищет хорошее место съемки!
    Шоу, входящее в сотню лучших в мире, скоро начнется.
    Меня заранее поражает необычность театрального действа. Представьте: зрительный зал на 2000 мест - остров, окруженный бамбуковым лесом на красавице реке Ли, декорации - двеннадцать подсвеченных пиков гор Гуйлинь и безбрежное звездное небо; трехкилометровый подиум - мерцающая огнями заводь реки; участники - 600 непрофессиональных актеров г.Яншо; массовка, они же статисты - лунный свет, отражения холмов, вечерний ветерок, два буйвола; сопровождение - свет в современной инсталляции, и мелодичная национальная музыка с ведущими солистами: флейта, литавры, колокольчики и ксилофон - естественно, их слышит только Полина.
    Начинается народный рассказ в песенных радостях девушки на джонке, танцах, рыбацкий труд на длинных, лентообразных бамбуковых плотах красного и золотистого цветов. Нелегкая жизнь в природной гавани зеленых полей и склонов гор, похоже, рисуется динамичными, массовыми движениями рыбаков и земледелов, а открытие Великого морского шелкового пути я вижу в приближающейся издалека эскадре парусников с фейрверком.
    Яркие народные костюмы в голубых цветах на воде рисуют 56 национальностей и сосуществование 298 языков народов Китая, которые трудятся во имя благоденствия народа, крепкой семьи и всепобеждающей любви.

     []

    Тема космоса? Ну как же без нее, как без молодости и танцующей радости на светящимся серпе Луны?
    Торжественная церемония завершается массовым праздником на воде и на берегу в серебряных цветах, подчеркивая силу исторической памяти народов.
    Полная темнота, сцены на играющей огнями воде, световые краски гор, пение, мызыка, танцы со световыми косюмами создали удивительную атмосферу. И мы уходим последними.
    Конечно, пересказанное неизмеримо слабее увиденного. Поэтому я останавливаюсь, а то попадусь, как "Любопытный" у И.А.Крылова.
    Мы ищем наш автобус. Спасибо, что нас подождали, и вскоре мы уже топаем по мосту через улицу к нашему отелю.


    31 ОКТЯБРЯ 2015

    Благородный, привязанный к домашнему уюту, не достоин зваться таким.
    Конфуций

    ГУЙЛИНЬ

    Утром Полина запела китайскую народную песню:
    - Я рано бываю утренней тучкой, чаще иду дождем...
    Утро и началось сильным дождем. Взвесив все за и против, мы решаем отказаться от путешествия на плоту по реке Юлунг. С трудом убеждаем в турбюро агрессивную китаянку, которая не спешит возвратить нам юани. Всеми силами она пыталась нас убедить, что даже в дождь и ветер путешествие по реке Юлунг доставит нам радость.
    Перекусили китайским спагетти с овощами, запили красным чаем из золотистых почек, который я приготовил утром. Долго его медовый аромат и бархатную сладость я ощущал с послевкусием. А пьем мы чаи без сахара, чтобы сохранить, аромат, вкус, зубы, вес и многое другое...
    Взглянем в прошлое чаепития. До начала XVIII века в России чай был исключительно мужским напитком. Женщины предпочитали ему клюквенные да брусничные морсы - они не такие горькие, а подсластить - так сахар был достаточно дорогим. Сейчас на наших столах недорогие и невкусные виды чая, с сахаром они вообще не фурычут. Чайный пакетик мы иногда используем для повторной заварки, так и китайцы термос с остывшей заваркой переодически заливают кипятком, который есть везде...
    Через полчаса мы покидаем Яншо, наш путь в Гуйлинь. Полтора часа езды и мы въезжаем в город, который покинули пару дней назад. Город несет в себе, несмотря на широкие проспекты, небоскребы, следы древности, а сегодня он в объемном новострое. Во многих местах горы мусора, техники, временных переходов.
    Пересаживаемся на скоростную электричку в Лийджоу. У меня создалось такое впечатление, что пассажир в Китае растворяется на огромных вокзальных площадках, как пешеход на дорогах, где он на последнем месте после автомобиля, велосипеда и велорикши.
    Китайские железнодорожные вокзалы поражают своими размерами и архитектурой, пожалуй, даже больше, чем аэропорты. Об этом мы говорили с Полиной, как внезапно сидевшая через проход немолодая особа обратилась к нам на чистейшем русском:
    - Рада познакомиться с россиянами...
    И мы представились...
    Родители Енок имигрировали из Монголии после монгольско-китайской войны. Она закончила медицинский институт в Москве. Работала в железнодорожной больнице. Семья вернулась в Китай (отец дипломат). Енок Эльбековна, как в Советском союзе, так и в шанхайском реабилитационном центре работала врачом по восстановлению после травм и заболеваний. Она специализировалась по иглорефлексотерапии (акупунктуре) и точечному массажу (акупрессуре), используя традиционные древнекитайские методики и современные достижения западной медицины. Сейчас Енок на пенсии живет в Лийджоу в семье сына.
    Мы разговорились. Я попросил Енок рассказать о быте средней китайской семьи.
    - Попытаюсь... Стоимость жилья примерно, как в Европе. Коммунальные услуги, например, для двух, трехкомнатной квартиры - 100-150 долларов в месяц. Продукты: появилось много украинского молока, польского. Цельное молоко от 2 до 4 долларов, соевое - намного дешевле. Куры 3-5 долларов, рыба от 2 до 6 долларов, дорог сыр, яйца продаются в развес - около 3 долларов за кг. Очень дешевы автобусы, метро (от расстояния). Прожиточный минимум: около 50 долларов в день, причем более 100 млн китайцев умудряются жить на 1 доллар в день. В тяжелом положении находятся одинокие, больные... Есть проблемы с питьевой водой, хотя стоимость ее невысока.
    -Хлеб?
    - Хлеба у нас почти нет, его заменяют пресно-сладкие булочки из кукурузы и риса. Я меняю тему и добавлю о проблемах. Сегодня остро стоит вопрос захоронений. Смертность в Китае почти в два раза ниже, чем в России. Но число умерших и земля... Поэтому власти поощряют кремацию и могилу над морем... Кстати, на юге Китая среди народа Бо практиковались наскальные или надобрывные гробы. Сегодня это уже памятники культуры и китайские власти постоянно заботятся о том, чтобы гробы оставались в целости, а традиции сохранялись в веках. Поэтому до сих пор в дом умершего на заре посланник в белой одежде несет деньги в белом конверте и передает их родственникам умершего вместе с букетом белых цветов...
    - Чистоплотны ли китайцы? Во время наших многочисленных переездов я обратил внимание на огромное количество рукомойников высокого качества с гигиеническими атрибутами, туалетов, в основном без унитазов, и урн "матрешек" для мусора, расставленых в самых глухих местах.
    - Не очень, но армия уборщиков достаточно велика, чтобы страна сияла чистотой. Несколько слов о зарплатах. Учитель получает около 4500 юаней (850 долларов), полицейский - 1000 долларов и выше.
    Мы долго говорили с Енок Эльбековной "за жизнь", о России, которую она покинула, о том, как она видит будущее своих потомков. И обнялись на прощание.
    К вечеру прикатили Лийджоу. Добираясь на метро к железнодорожному вокзалу, мы остановились на переходе. Я размял руки, осмотрелся. Напротив нас чуть в стороне у самой стены стояли маленькая девочка и пожилая дама. Вдруг я увидел, как женщина пнула девочку ногой, потом еще раз и еще. Крайне неприятная сцена. Вечером в поезде мы пытали нашу проводницу: бывает ли, что мамы, бабушки бьют детей? И услышали в ответ:
    - Бывает... Такая жизнь... Дети в Китае - национальное достояние, но слишком велика конкуренция и желание родителей неоправданно решительно направлять отпрысков на правильный путь... Китайцы бьют детей - это, к сожалению, популярная мера.
    На входе в железнодорожный вокзал показали дежурному наши билеты:
    - В Цзишоу?
    И Лун-Фу взял чемодан Полины и провел нас, петляя, прямо к залу ожидания. Редко в какой стране свойственна такая поддержка.
    Около полуночи садимся в ночной поезд до Цзишоу.
    Поезда сегодня - главное транспортное средство в Китае.
    Сама обстановка посадки необычна. Огромный зал ожидания, десятки терминалов, над каждым информационное табло, впускают по билетам на абсолютно пустую платформу, и за пять минут до отправления подходит поезд и в путь.
    Билеты у нас в купейный вагон. С трудом Полина заказала их в интернете.
    Ночью я заглянул в плацкартный вагон. Что сказать?
    Трехуровневые полки с одной стороны, откидные сиденья напротив. Двигаются, сидят, спят пассажиры. Баулы, мешки, грязь, бумажки, остатки еды на подносах под ногами, - видимо, проводник еще не поспел. Спертый воздух не могут освежить постоянно открытые двери тамбура. Нормальный баюкающий фон создает хор храпящих с солистами... По-моему в сем "жестком вагоне" можно ехать, когда он заполнен только наполовину, или, когда вам предлагают в качестве альтернативы билеты вообще без места...
    Ночь в нашем вагоне прошла спокойно.


    1 НОЯБРЯ 2015

    Будучи вне дома, держите себя так, словно вы принимаете гостей. Пользуясь услугами людей, ведите себя так, словно совершаете торжественный обряд.
    Конфуций

    ЦЗИШОУ, ДЕХАНГ

    Ночной дождь в Яншо сменился не снегопадом, как это частенько бывало в моем мурманском Заполярье, а ясным, солнечным, безветренным утром.
    Наш скоростной поезд (под 200 км в час) опоздал в Цзишоу на 35 минут, но нам не возвратили стоимость проезда, как это делают в моем Израиле. Симпатичный юноша Каучи-Чан помог найти небольшой автобус на привокзальной площади, который через пару остановок был загружен под завязку пассажирами с тюками, мешками, корзинами. Мы ныряем из одного тоннеля в другой, катим в Деханг мимо парников, вдоль красивущего ущелья, огородами с огромным многообразием зеленых культур, по высотным мостам (один по мои прикидкам был на высоте более 80 м).
    Последнюю часть поездки автобус огибает речку и приближается к карстовым пикам, и, наконец, мы въезжаем в деревушку Деханг, приютившуюся "на ладони с растопыренными пальцами" высоких гор.
    Не успели мы выбраться из автобуса, как нас окружили местные жительницы, предлагающие ночлег. С одной из них Полина нырнула под невысокую каменную арку, и исчезла в узкой улочке между домами, больше похожую на тропинку вдоль реки. Через десяток минут она вернулась: хоромы и цена ее не устроили.
    Но вскоре в доме на площади, где мы были, как потом оказалось, единственными жильцами, оставляем вещи, перекусываем в едальне шашлыком из рыбы, и оглядываемся. На площади становится людно. Китайским туристам что-то громко рассказывает милая девушка-гид.
    Мы узнаем, что вскоре начнется выступление местного танцевального ансамбля. Решили посмотреть, хотя не были уверены, что осилим всю программу. Совершенно неожиданно для нас зрелище оказалось интересным.

     []

    Молодые музыканты, танцоры развлекали собравшихся этническими танцами с барабанным боем, флагами, зелеными чудовищами, сценками жизни, встречами с мифическими героями. Позже, гуляя по деревеньке, вечером мы встретили эту артистическую братию на втором этаже дома у реки, ужинавшими на ходу, жувущими в спартанских условиях в скученном молодежном общежитии. Нас - не ребят и девчат, эта обстановка озадачила.
    Заключительная сценка шоу - деревенская свадьба с народными гуляниями. В роли жениха выступил один из туристов, которого тут же перед зрителями переодели в праздничные одежды. Он прекрасно справился со своей ролью.

     []

    А вот девушка, танцевавшая невесту, ни разу не улыбнулась. Мы так хотели поймать ее хоть скромную улыбку, но она, видимо, ждала взрывов петард, которые также обязательны и символичны для китайских женихов и невест, как марши Мендельсона или Вагнера для брачующихся в Европе. Не дождалась, расстроилась, поди...
    - Вот уж не думала, что из обычного бамбука можно извлечь так много нот.- Сказала мне Полина после окончания концерта.

     []

    - Не только мужчины носят женщин на руках, в Китае случается наоборот. Через несколько лет количество "лишних" мужчин в Китае может достичь 35 миллионов человек - это последствия гендерной политики страны, - произнес я свой монолог невпопад, настроенный одной необычной сценкой шоу.
    Закончилось представление и мы двинулись к каньону. Дорога, выложенная светло серой плиткой, поначалу шла вдоль деревни, затем по очаровательному речному берегу живописного ущелья с высокими горами, в середине которого протекает ручеек и пролегает тропинка для гуляющих к великанам из другого мира - подножью карстовых гор. Переходим с одного берега на другой по изогнутому мосту, или взбираемся на высокие ступеньки. Похоже мост-новодел, а может быть его неумело состарили?
    В воде кипит своя жизнь...
    Время от времени натыкаемся на тыквенные заросли. Приподнять весьма увесистую тыкву нелегко.
    Встретили стайку мальчишек. Каждый нес в руках большую памелу. Увидев нас, они, как по команде, водрузили цитрусовые на голову, и под наши приветные возгласы последовали в деревню.

     []

    А на другой стороне ручья виднеются рисовые террасы - "хлеб" местных жителей.
    Чуть позже мы познакомились с семьей путешественников из Гонконга.

     []

    Сады-огороды со свежей зеленью - наши попутчики. Мы насчитали аж двенадцать различных сортов "салатов". Только не знаем: вершки или корешки идут в пищу.
    С зеленых пиков, со скал в раскошную долину изредка ниспадали тонкие нитки воды, россыпью брызг они разлетались на поясах сена в террасах.

     []

    Сезон дождей еще не наступил и нет сил у многочисленных водопадов.
    Полина, пока мы шли вдоль ущелья по тропе составляла свой "фото-сафари". Здесь не было "африканской пятерки", но она радовалась каждому зеленому листочку, каждому маленькому цветку, похожему на ландыш или махровые георгины, "цветку-бабочке", которая едва касаясь ножками лепестков и чуть трепеща крыльями, пила нектар. Особенно заинтересовали ее еще молодые оранжевые фанарики.
    Стрекозы в невероятном изобилии летали вокруг. Краснотелые, с темным или серо-коричневым тельцем они опускались на землю и замирали. Такая мимикрия свойственна насекомым, у которых много врагов. В этот момент, я вспомнил небольшое краславское болотце, на котором ловил стрекоз для рыбалки на головля, как крался к ним с сачком, выжидал, замирая, перед броском. Потом несчастных насаживал на тройничок и пускал по Даугаве к каменьям, за которыми караулили килограммовые красавцы.
    Все окрестности в этой удивительной деревушки рисовали нам яркие картинки природы, осколки и глыбы, карабкающиеся по зеленым долинам, и многоуровневые террасы, уголки, украшенные красными барабанами, культовые инструменты народности мяо. Ничего, кроме желания попробовать, не могло нас отвлечь от великолепных пейзажей.
    Мы не увидели здесь ни одного храма, но погодообразные беседки встречались на каждом шагу. Возможно они несут не только отдыхательную, но и культовую функцию.

     []

    Деханг - одно из немногих мест, где мы обнаружили информации на русском языке. На одной красовалась надпись: "Скользкой дороге, не грохнетесь".

     []

    Я не мог отказать себе в удовольствии попробовать шпажку с морскими или земными гадами, однако вкус блюда понял неотчетливо.

     []

    А чаю можно выпить где угодно...

     []

    Интересно, вы догадаетесь, чем наполнены эти бамбуковые бутыли?
    Конечно, это аппетитные пол-литровки домашнего алкоголя.
    Копченые утки нас почему-то не искушают... Мы решили, что они бежали от "культурной революции", и на них, как на бутылке коньяка, можно рисовать косой красный крест и иероглиф имени преступника.

     []

    Обошли деревушку. Вокруг шла привычная жизнь глубинки. Старики несли вязанки бамбука, ткачихи ткали на примитивных станках, мужчины плели корзины, пожилые дамы, одетые в синие с росписью народные одежды с черными тюрбанами на голове (спрятаны длинные волосы), за беседой готовили какое-то блюдо.
    Запахи зелени, вечерний ветерок, пение птиц смешалось в один единый комок. Мы шли мимо камней с письменами, садилось солнце, нам пора возвращаться из прибрежных окраин...

     []

    Площадь выглядела совершенно пустынной. Зашли в ресторан и с радостью увидели гонконговских знакомых. Нас пригласили к столу. Мы взгромоздились на традиционные деревяные табуреты мао, попробовали деревенскую "огненную воду", и, конечно, разговорились, надеясь услышать, чем заняты наши бродяги, какова жизнь, повседневный быт в Гонконге, островном государстве, равном по населению Израилю.
    Меня поразили картины, созданные с помощью иглы и ниток, развешанные на стенах ресторана. Сюжеты этих вышивок разнообразны от пейзажа до анималистических, однако в них непременно подчеркивается сила и смелость человека: он укрощает дракона или едет верхом на непокорном буйволе. Но краски. Мне дальтонику было удивительно приятно видеть ярко-зеленые, сочно-красные цвета.
    - Это работы женщин и девушек мао.
    - Упорство и любовь к делу творят чудеса.- продолжил я мысль Тони.
    И посыпались наши вопросы.
    - Начну с того, что минимальная заработная плата в Гонконге почти в 2 раза ниже, чем в Израиле - около четырех долларов США в час, а в России итого меньше - около 0,6 д/ч. - Сказал Тони. Он работает счетоводом-бухгалтером в банке "GE Capital".
    - Но у нас очень высока цена жилья и земли, поэтому мы строим больше всех небоскребов в мире, у нас огромные очереди детей в школу, несмотря на стоимость образования - больше 10.000 долларов США...
    - Знаешь, Мэйли, - приостановила ее Полина,- Ты рассуждаешь прямо, как активный профсоюзный деятель.
    - Нет, - улыбнулась Мэйли - у меня небольшая кондитерская, но учатся две дочери и сын. А гонконговцы любят сладкое, это льет воду на мою мельницу. Вот Дональд работает в мэрии Юн-Лонга, занят магазинами, ресторанами.
    Дональд отложил деревяные палочки.
    - Моя очередь, - улыбнулся он - Расскажу. Люблю магазины Гонконга.
    - Основные продукты питания, Дональд? - начал я.
    - Итак, молоко - 1,5 литра - 6 долларов США (далее все в этой общепринятой валюте), хлеб от 1,5 до 3-4 за буханку, рыба от 10 до 40 (лосось), десяток яиц - 6,5...
    В свою очередь мы рассказываем о жизни в Израиле, о трудностях с палестинскими арабами, трудностями, которые достигли пика, если в руки взяли ножи и ножницы дети...
    - Потяну одеяло на себя, уйдем от тяжестей, что мешают нам жить. Мы - вторые в мире по притоку иностранных инвестиций, поэтому, наверное, и у нас есть приступность.
    - Тони встал.
    - - Я поднимаю этот тост за Гонконг и Израиль. Приезжайте в Гонконг - город " Благоухающей гавани". У нас есть все. И прекрасная водопроводная вода, которая для питья рекомендована ВОЗом без дополнительной обработки, и воздушные, городские смоги, и запрет на курение во всех общественных местах, даже на улицах (но есть оранжевые урны с пепельницами на отдельных перекрестках), ходят ночные автобусы, но пить воду в метро нельзя, есть штрафы за недоеденную еду в ресторане, но нет перегородок в метро между вагонами, у нас нет казино, но работают ночные крупье-корабли, выходящие на ночь за территориальные воды Гонконга. И, уверяю вас вы будете долго в единственном настоящем раю воспоминаний, откуда вас никто не сможет изгнать.
    - А я, - подняла бакал Полина,- хочу выпить за то, чтобы мы с вами долго двигались, как вода, улыбались чаще, как зеркало, отвечали друг другу по доброму, как эхо.
    Расставались мы, как родные.


    2 НОЯБРЯ 2015

    Красота есть во всем, но не всем дано это видеть.
    Конфуций

    ФЕНХУАН

    Встали рано. Обычный порыв Полины: Я побежала, держи коня...
    Успеваю заварить чай. Похвалил себя, что с вечера приготовил мешочек Лумумбария - чай "Фенхуан Дань". Чайные листочки в виде палочек почти черного цвета во время заварки бледнели, меняли окрас и в конце концов чуть позеленели.
    А мы чуть порозовели, пока бежали к автобусу. Садимся. Возвращаемся в Цзишоу.
    В полупустом, чистом автобусе через каждые два ряда катаются маленькие металлические урны в проходе (вчера, когда наш автобус прибыл в Деханг, я обратил внимание, как проводница, попрощавшись с нами, бросилась тут же убирать машину, и делала это чрезвычайно тщательно). Мы сели по разным сторонам и через десяток минут я слышу огорченный голос Полины:
    -Он останавливается у каждого столба, так мы будем ехать не один час...
    Дружелюбие водителя удивительно и вполне объяснимо. Поднятая рука и он стопорит. Сажаем женщину с ребенком, девушку с большим стаканом чая, старика с мешком. Наконец, вырываемся на трассу. Мелькают придорожные села с прилепившимися друг другу кирпичными домиками, поля, огороды, перелески.
    Ныряем из тоннеля в тоннель. Каждый раз я пытаюсь определить их длину и поражаюсь, как много километров мы проезжаем в подошвах гор, как изобретательно они освещены: иногда прямой лентой по стыкам, часто в виде картин по стенам, или отливая разными красками, пылает потолок.
    Впервые вижу тоннель с поворотом. Въехали в него, а выехали на знаменитый "Айчжай Дацяо". Мост по обе стороны каньона Дехан, по которому мы гуляли вчера, больше километра длиной и около четырехсот метров над пропастью, впечатляет. Это самый высокий и длинный мост в мире, начинающийся и заканчивающийся тоннелем.
    Выныриваем из тоннеля и оказываемся на хорошо размеченной трассе посреди огромной рощи на взгорках, среди необычных деревьев: высоких, остроконечных и необычно широких зеленью в надземной части.
    Обменялись приветствиями с парой из Малайзии, и впервые за время путешествия удивились прекрасному английскому молодого, худощавого брюнета с мягким взглядом и длинным лицом, как бы перечеркнутым очками в светлой оправе. Мы разговорились.
    Феон представил свою молодую жену, черноволосую китаянку, одетую скромно - по-европейски, и, услышав, что мы из Израиля, весело закивал головой: он учился в мидлсекском университете (юрист) в Англии и с группой студентов в 2010 году был в Иерусалиме.
    Конечно, с нашей подачи он рад рассказать о своей стране. Ведь мы-то только слышали о Малайзии.
    - Моя страна очень красива, омывается теплым морем, многокультурная, живет в согласии с соседями, трудолюбива и уважительна к своим традициям, хотите доказательства? Вы не найдете такой чистой страны, как моя! Это говорит о многом... Вам далеко до нас...
    И мы посмеялись.
    Фион наклонился к супруге. Она растегнула свой яркий рюкзачок с обезьянкой на внешнем кармане, и протянула нам по небольшому шампуру с маленькими кусочками мяса...
    - Это сатэ из утки, мама разводит уток и любит готовить, попробуйте...
    Увидев в глазах Полины заинтересованный взгляд на обезьянку, Джи добавила:
    - Это посланец орангутангов с острова - аквапарка в Куала-Лумпур.
    Мы тепло поблагодарили ребят, вынули большую гроздь винограда.
    - Фион, я слышал, что Малайзия крупнейший поставщик пальмового масла, о котором сегодня много говорят...
    - Малайзия, ты прав, серьезный поставщик пальмового масла во все страны мира в качестве недорогого продукта и даже для косметической промышленности. В последнее время цены на него выросли, может быть причина этого в экологической чистоте - даже для борьбы с грызунами активно используют сов.
    Пальмовое масло. Его часто обвиняют и становится оно, как любой продукт, употребляемый в излишестве, без вины виноватое - у нас его много, а у них оно дешево...
    Нашу беседу прервал приезд в Цзишоу и мы тепло попрощались с добрыми попутчиками.
    В Цзишоу полицейский на вопросительный взгляд Полины с одновременным тыканием в иероглиф, ни слова не говоря, взял у нее чемодан и через несколько минут на 48-ом автобусе мы устремились в путь.
    Что по вашему является символом Срединного государства? Китайская стена? Драконы? Феншуй? Панда? Наверное, каждый из нас, побывавший в Китае, найдет свой ответ.
    Для нас - это чудо-птица Феникс, в Китае ее зовут Фенхуон. В город с таким названием мы и приехали, и, если Деханг проводил нас туманом, то Фенхуон встретил нас парадом местных жителей с красными покрывалами.
    Мы оказались "в ладони" с древними стенами и горами.
    Оставив позади шумные улицы центра города, разместились в небольшой семейной гостинице, расположенной рядом с каналом и горбатым мостиком, и перед тем, как ринуться к реке Таоцзян, к старому городу, выпили по чашечке чая на балконе за столиком будто специально приготовленным для чайной церемонии. Вкус и аромат чая "Фенхуан Дань" оказался простым и нежным, Полина уловила аромат орхидеи, я же почувствовал вкус моего любимого меда, а сладкое послевкусие, - наверное, через час.

     []

    Мы перешли наш горбатый мостик и двинулись вдоль стены предков, идем по узким улицам, заглядывая в глухие переулки, вымощенными булыжником, останавливаемся около открытых террас, окруженных красными фанариками, сувенирных лавочек, что пестрят работами местных рукодельниц, посудой, бижутерией, украшениями из серебра.
    На одном перекрестке огромная дымящаяся сковорода с мясом взбудоражила меня и, несмотря на то, что мы давно прошли ее, я настоял, чтобы мы к ней вернулись. Но мясом там уже не пахло. Вместо мяса варилось на огне огромное блюдо из... очередных "рогов и копыт".

     []

    В тазу булькали остатки скота, наверное, равные по количеству тому, что пасется на полях моей Галилеи. Пришлось перекусывать в другом месте.
    Направились к центральной площади Старого города. Там на пьедестале нас приветствовала птица Феникс. Казалось, она вот-вот взлетит, как это делала не раз, восставая из пепла многочисленных городских пожарищ, и даже совсем недавно в июле 2014, когда "унесла тонны свирепого" ливня, полностью затопившего город.
    Сегодня, сохранив дух, планировку, архитектуру, древнюю красоту, даже традиции из XIV - XV веков, Фенхуон входит в когорту наиболее известных историко-культурных мест Китая.
    Первое мое впечатление о Фенхуоне, это легкость. Возможно, это бамбуковые терема на сваях вдоль реки, старинные дворики, выгнутые, как наш Котя по утрам, мосты, предназначенные только для жителей и туристов, остроконечные черепичные крыши с фигурками птиц, яркая бахрома с вышивкой на груди симпатичной, улыбнувшейся мне маочанки с тяжелым головным убором. Не знаю....
    Перефотографировавшись с китайскими туристами, гуляющими вдоль городской стены, мы оказались на набережной реки. Присели на скамью.
    Река Таоцзян - основная артерия города. Вся туристская жизнь сосредоточена около нее. Здесь кроме легких мостов, необычные переходы, тихо плывущие лодочки, напоминающие гондолы, и толпы бродяг - туристов.
    Прошли к мосту, встали в небольшую очередь и вскоре плывем на лодочке - погружаемся в атмосферу прошлых веков. Глаза притягивают городская стена левого берега, легкие, будто висящие над водой дома на сваях, и, конечно, мосты - лицо города. Первый мост ажурный и величественный. Позже мы прошли его от края до края, поднялись на второй этаж и долго смотрели на водную гладь реки, на то, как молодые ребята, уступают друг другу дорогу, переходят с одного берега на другой по выступающим над водой ступеням. Я, почему то, не захотел переходить и Полина отправилась одна. Я наблюдал, как она легко, проявив хорошее чувство равновесия перешла речку.
    Фенхуон не похож на все виденные нами города, и мы с трудом воспринимали его, как реальность, долго топая по его кривым улочкам. Наступал поздний вечер.
    Помните, знаменитую строчку из "Ветхого Завета: И был вечер, и было утро..."?
    Полина о Фенхуоне сказала иначе:
    - И был день, и настала ночь...

     []

    И превратился Фенхуон в светящуюся сказку! Ведь ночь - царство огней!
    Китайцы любят, чтобы тьма сверкалась, а неизвестность пугалась!
    Поэтому все фотогеничные домики на набережной реки украшены светом, загадочно отражаясь в воде.

     []

    Свет и гламур льются с каждого окна.

     []

    Желающим предлагается перейти реку по уже подсвеченным одиноким столбикам.

     []

    Она сверкает красочной подсветкой городской стены и мостов.

     []

    Лазерные лучи высоко в черном небе ведут световую разведку боем.
    Мы долго гуляем, наполняемся романтическими эмоциями, присаживаемся, откликаемся на призыв молодых сфотографироваться с нами - землянами.
    И лишь к ночи покидаем набережную, подходим к неприсыпающей птице Феникс и благодарим ее за доставленное удовольствие...

     []


    3 НОЯБРЯ 2015

    Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку.
    Конфуций

    ФЕНХУАН

    С утра вышли в город. Прошли по улочкам утреннего в облачной дымке Фенхуона.
    Подошли к Фениксу. Несколько минут с большой группой тут же тренингующих на площадке под музыку горожан, размялись. Зашли в супермаркет, приобрели виноград и еду в дорогу.

     []

    Извилистыми улочками, мимо городской стены двинулись к реке.

     []

    Кажется, что время здесь замерло, нет машин, редко топают женщины с пустыми бамбуковыми корзинами, везде туристы.

     []

    Город будто перенесся на века назад, отринул современность, законсервировался.
    Подошли к едальне, взяли жареные грибы с мясом, присели, запиваем воздухом живописных пейзажей прилегающих горных вершин.
    Поднялись на второй этаж очередного храма. Интересная выставка работ Хуана, современного китайского живописца, писателя, поэта, резчика по дереву поразила меня смелыми линиями и разносторонностью. Полину заинтересовала оригинальная ксилография художника - самоучки. Мы крайне были поражены быстроте и уверенности, с которой он работает.

     []

    Мы побывали в интересном Фенхуоне, мне кажется, в далеком-далеком, колоритном, самом настоящем Китае, проникнулись атмосферой старины, увидели его сияющим в ночи...
    И вскоре мы в автобусе снова ныряем из одного тоннеля в другой. Из 756-и метрового тоннеля через пятьдесят метров оказываемся под горой в тоннеле в два раза длиннее.
    Небольшая остановка. Впервые я оказался у длинной стены с шестнадцатью раковинами и вдвое большим количеством кабинок мужского туалета. Вскоре около них толпилась группа малазийцев с теплыми ушанками, отороченными кроличьим мехом. Мы - северяне привыкли в значительно более холодную погоду защищать больше ноги, чем голову.
    И снова в дорогу. На небольшом пятачке промелькнули несколько каньонов, один красивее другого, с речками и маленькими деревушками типа ola Rus.
    К вечеру приехали в городок Чжанцзяцзе. Поселились в отеле, где познакомились с инженерами из Саратова Алексеем и Андреем. С ними долго обсуждали завтрашний план посещения Национального парка Чжанцзяцзе.
    Перед сном прошлись по маленькому, полному туристами городку.


    4 НОЯБРЯ 2015

    ПО СВОИМ ПРИРОДНЫМ ЗАДАТКАМ ЛЮДИ ДРУГ ДРУГУ БЛИЗКИ, А ПО СВОИМ ПРИВЫЧКАМ ДАЛЕКИ.
    Конфуций

    дер. ЧЖАНЦЗЯЦЗЕ
    .
    Просыпаемся в Чжанцзяцзе, что в горной Хунани. И ранним утром надеемся уехать в Национальный лесной парк. Мы выбрали самое хорошее время года для его посещения. Но не все "горит" по желанию. Поначалу, оказалось, что Полина забыла в отеле фотоаппарат.

     []

    Затем пробка на шоссе, связанная с трагедией. И мы пересаживаемся в другой автобус. Часовую заминку скрасила беседа с Greg Harris. Он из Манчестера, преподает английский язык в школе. В Китае он - волонтер на месяц, затем отправится в Австралию к невесте. Мы обменялись бродяжными впечатлениями.
    Все же у касс восточного входа мы одни из первых, спешим, ибо надеемся насладиться в спокойной обстановке пейзажами недолговечных скал, символизирующих вечность. ДОма мы рассматривали их, летали вместе с ними в фантастических схватках "парящих Аллилуйев" Камеруна.

     []

    Покинув внутренний, зеленый автобус, который вознес нас к вершине, сделав бесчисленное количество поворотов, после скитаний через лес, мимо огромной статуи неизвестного героя с лошадкой, мы спускаемся по деревянным ступенькам, чтобы увидеть скалы вживую...

     []

    Картина, созданная тектоническими двигами земли всегда прекрасна и удивительна в своих проявлениях.

     []

    Что-то подобное мы видели в Бастае, где горная гряда величественных скал в Саксонской Швейцарии живописно нависала над Эльбой. Мы хорошо помним те горные массивы в круговерти ущелий и расщелин.

     []

    Но здесь совсем иная картина. Она неизмерима по масштабу, высоте, "одежде", изяществу и великолепию.
    Тысячи таинственных вершин - младших братьев Гималаев, как каменные солдаты в природном камуфляже, выстроились перед нами на параде в живописном, лесном каньоне, окутанном тонкой туманной дымкой.

     []

    Колонны под лесными одеждами высотой в сотню метров то приближались к нам, то удалялись, оказывались под нами или парили, присаживаясь на мягкие тучки, как плавающие монолиты. Вот стройная красавица в стане трех богатырей в ярком берете из хризантем, гинкго белобы, архидей и магнолий, протягивает мне тонкую ветку каштана, словно ключ к пониманию деяний творца. И мы долго, как дети, изумленно улыбаемся, шарим глазами, чтобы сохранить прекрасное, эту гордую красоту природы. "Братья-китайцы" пока дают нам эту возможность. Через час, чтобы сделать кадр, вам придется немало ждать.
    Как не постоять, не полюбоваться одним из очень немногих, но воистину по-настоящему природным "Мостом под небом" с превосходыми видами на долину стражников-удлиненных гор, которые входят в десятку самых фантастических мест на земле.

     []

    Все в этом мире не вечно. Пройдут тысячелетия и исчезнет песчаная армия (одна из самых чистых на планете - содержание кварца до 90%). Речки и журчащие сегодня по-детски ручьи, пробивающие жизнь в расщелинах, наберут силу и под руку с ветром унесут солдат, и останется от идеальной природной экосистемы только высокий уровень отрицательных ионов кислорода да наша память.
    Действительно, дышится здесь удивительно легко, помогают труженики-эндемики парка мои любимые (необычные) сосны, пихты, кедры, тис.
    Целый день бродим среди пышнейших лесов, пиковых долин, восторгаемся маленькими и высокими скальными образованиями, хвастающими своими колкими и плоскими вершинками, близкими и манящими своей недоступностью. Они живут, залечивают "раны", дистанцируют с нами, прикасаясь к своим собратьям. Они успокаивают нас, восхищают, заставляют задуматься о вечном. И никакие фотографии не могут передать всего великолепия и величия глубокого ущелья с горными пиками, ручьями, озёрами и водопадами.

     []

    К полудню нас, попавших под магическое обаяние утесов причудливых очертаний, уже очень много - около миллиона в день пройдут по его смотровым площадкам.
    "Шоу 3000 пиков" для нас завершилось необычно. Мы увидели группу туристов, свесившихся над перилами, разглядывашими что-то на спуске у ручья. Нам удалось раглядеть гигантскую саламандру, она застыла в раздумье у воды. Удивительное метровое создание. Мы долго не сводим с нее глаз. А потом ходим по дорожкам парка и снова возвращаемся к началу осмотра, бродим пока не стемнело.
    Магические пейзажи своеобразных горных формаций Чжанцзяцзе, которые являются отличительной чертой китайского пейзажа, обогатились самым длинным в мире (393м на высоте более 300м) стеклянным подвесным мостом. Израильский архитектор и китайские строители создали для туристов "страшный", надежный и притягательный шедевр, который вписался в природу местных гор фантастического парка Чжанцзяцзе. Но Это уже для Вас!
    Прошли к лифту "Ста Драконов" - самому высокому наружному лифту в мире, молча поползли вниз вдоль скалистого трехсотметрового склона, чтобы на автобусе вернуться домой.
    Вечером у ресепшн с москвичками мамой Татьяной и дочкой Дашей, путешествующими по Китаю как мы, обменялись впечатлениями, планами и пожелали друг другу туристических удач. Прощаясь, я обратил внимание на яркие зонтики у москвичек.
    - Наши подарки. Чжанцзяцзе - один из зонтичных центров Китая. - Сказала мама Таня, раскрывая яркую круговую картинку.


    5 ноября 2015

    Умный находит удовольствие в воде, человечный любит горы; умный подвижен, человечный покоен, умный весел, человечный долговечен.
    Конфуций

    ЧЖАНЦЗЯЦЗЕ, УЛИНЪЮАНЬ.

    Встали в 5.30. Облачно, льет, как из ведра... Легкий завтрак. Я успеваю, не доводя до кипения (как положено), заварить чай пуэр - "Золотой ручей", вспомнить добрым словом нашего славного чаевода - Лумумбария.
    Соответственно нарядившись, мы выходим.

     []

    Сегодня у нас "Золотой хлыст" - один из самых интересных маршрутов вдоль ручья Заповедного Лесного парка в окружении гор и скальных пиков.
    Благодарим авторов проекта, строителей, которые на всем почти восьмикилометровом протяжении положили под ноги рифленые, полуметровые камни. Мелкий дождь лезет под плащи, но луж нет и идти легко.
    Крутим головами, не ясно: то ли мы снова любуемся горами, то ли горы удивленно сверху поглядывают на нас. Даже облака, что над кручами клубятся, создают дополнительное впечатление таинственности, недосказанности.
    Заканчивается третья неделя нашего путешествия по Китаю. Сколько красот мы повидали, и, право, охватывает отчаяние: еще больше мы не сможем увидеть. Молодчинка Полина - мы узрели Национальный парк Чжанцзяцзе, его горы, невиданные по красоте и необычности. Владимир Высоцкий безошибочно пел: "лучше гор могут быть только горы". Как тут не вспыхнуть памяти детства: ведь почти полтора года я учился с ним в одном классе московской 273-ей школы. И это придает особый импульс увиденному.
    Ручей шумит, змеится по дну глубокого ущелья, сопровождает нас в пути, а успевший поднадоесть шум дождя подпевает ветерку, играющему на вершинах каменных столбов, что парят в тумане.

     []

    Все сливается с криками обезьян. Их многочисленный отряд бесцеремонно командует на тропе, они требуют, и Полина долго и безуспешно успокаивает их, фотографирует.
    Как при взгляде на компас вам, наверняка, придет мысль о путешествиях, так созерцание движущейся воды, волнистой поверхности гор для меня созвучно ритму, музыке, поэзии. Китайские поэты удивительно читали окружающий мир.

    Се Даоюнь (III век) :

    ... И запахи и воздух этих гор
    Меня влекут в заоблачный простор...

    Ли Бо (VIII век) :

    За сизой дымкою вдали
    Горит закат,
    Гляжу на горные хребты,
    На водопад.
    Летит он с облачных высот
    Сквозь горный лес
    И, кажется: то Млечный путь
    Упал с небес...

    В наш стремительный век я с благодарностью познакомился, полистал страницы китайских поэтов, мысливших себя едиными с природой. Меня поразило, как не отстраненно, а как бы изнутри, они чувствовали ее, и, возможно, именно поэтому, так остро ощущали ее красоту.
    Тайны и легенды окутывают долину. Даже потерявшие сочные, солнечные тона природные изваяния, прикрытые густыми кронами голубиных и красных деревьев, представляют собой незабываемое зрелище.

     []

    Для туристов сделано все, чтобы во время пребывания в парке они ни в чем не испытывали неудобств и смогли сполна насладиться незабываемым ландшафтом.
    Меня поразили чистенькие урны "три богатыря" через каждые триста-четыреста метров, "отдыхательный домик" с туалетами и пенным сбросом (видел впервые), с резной по дереву мебелью, "Доской почета" - артефактом советской культуры, конечно, красного цвета под серпом и молотом с соц.обязательствами, и телевизором под ними, а комната на две кровати (слева от Полины за дверью) так, на всякий случай, поможет на долгом пути.
    В этом краю проживают обитатели этих мест - туцзя - одна из более чем пятидесяти народностей Китая.
    Нам повезло: из музея, посвященому традициям и культуре этого народа вчера мы вышли вместе с Зином, он родился в туцзянской деревне в горах, кооператив послал его в Цзишоу учится на ветеринара.
    - Не представляю, Зин, - начал я,- Как живется в горной деревне?
    - Очень хорошо. Я думаю - это райский уголок под небом. Вокруг леса, дикие плоды. Выращиваем кукурузу, рис на террасах. Есть дороги. Дома из голубоватого камня или деревяные, на сваях конечно. А с высоты гор они выглядят, как паруса, накрывшие землю.
    - Зин, есть традиции у твоего народа? - вступила Полина.
    - Да. Во-первых, мы зовем себя хуацзыка. Любим музыку, танцы. Поклоняемся природе и предкам. Я очень любил бегать по опасным ступенькам, выбитым на склонах в горе, отец не позволял, ругал. Сейчас учусь в китайском университете и вижу, как мы отличаемся от китайцев, с которыми давно слились... Если я иду по нашей деревне и слышу из дома веселую музыку, удары гонга, вижу танцы, значит здесь хоронят, а если слышу плач, причитания, значит - свадьба... Вот так.
    - Не легкая это доля невесты петь на своей свадьбе рыдальные песни...
    - Этому девочек учат с детства и рыдать-то всего одну-две недели до свадьбы. Девушки верят, что должны преуспеть в искусстве плакать, тогда брак будет удачным...
    Зин немного прошел с нами, и мы попрощались, тепло поблагодарив его.
    В мире все мы связаны судьбой: и живущие в горах, и обитающие в каменных лабиринтах. Сегодня мы в гостях. С радостью спускаемся в заповедный лес, идем вдоль то ли маленькой речки, то ли большого ручья. Людей становится совсем мало, воздух прохладнее, дождь почти прекратился. Время от времени деревья расступаются вблизи бьющего из скалы источника ледяной воды. Тогда видишь, что скалы никуда не делись, а стали чуть строже и загадочнее. Наверное, когда-нибудь, я верю, вместе с аватаром именно на этих тропинках, среди этих искренних местных жителей туцзя появятся посланцы другой цивилизациии, других, сегодня еще заоблачных миров...
    Снова застывшие на тысячелетние мгновения горы и ущелье, окутанные тайной, захватывают наше внимание. Каждая гора имеет свое название и я фантазирую на этот счет: "Фея, собирающая цветы", "Копье императора", "Вечерняя свеча"... А самая знаменитая кэмируновская "Аллилуйя" перед смотровой площадкой до сих пор стоит перед моими глазами. Как остался в памяти и журчащий по дну ущелья ручей, обтекающий своих каменных друзей, легкие мостики, да наши верные охранники - скалы.
    Почти спустившись, мы встретили "бледнолицых", конечно, остановили их. Обычный туристский говор и вскоре мы тепло прощаемся с бродягами из Краснодара Стасом, Ольгой и тремя их детьми. Поприветствовали мы и двух норвежцев средних лет, молодых тайванцев. Несколько теплых взаимных восклицаний, улыбок - что еще нам надо...
    В деревне нашли "Макдональдс" и пока Полина заказывала, я познакомился с двумя юными китаянками, Витней и Ритой, они студентки, будущие преподаватели английского языка, приехали, как мы, за горами - лесами. Молодежь в Китае удивительно открыта: ты взглянул - она улыбнулась, ты задал вопрос - беседа завязалась. Слова хай (приветствие) и се-се ( спасибо) за путешествие мы произнесли, наверное, не одну сотню раз. Я неплохо владею определением возраста людей. Когда мы с Вадимом Белогорским занимались проблемами биологической зрелости, я много тренировался в этом. А здесь Витни и Рита долго смеялись надо мной за ошибки почти в десять лет, что я приклеил к ним. Воистину, определить возраст юных китаянок - сложно, господа, уверяю вас.
    Небольшая прогулка по деревне и мы возвращаемся в наш временный дом.


    6 НОЯБРЯ 2015

    Если тебе плюют в спину, значит ты впереди.
    Конфуций

    ЧЖАНЦЗЯЦЗЕ

    Туман, мелкий, неприкращающийся дождь резко изменили сеттинг сегодняшнего дня. На наше решение продолжить знакомство с каменными стражниками "Золотого хлыста" возразил наш добрый хозяин Джези:
    -Горы спрятались в облаках, обратите внимане на пещеру Желтого Дракона - огромную карстовую "дочь природы" с многочисленными залами и подземной рекой...
    И началось: автобус к карстовому подземелью "останавливают" солнечные лучи - и мы отправляемся в обратный рейс, много народу у фуникулера - мы потрясаем авиабилетами на вечер, нас пропускают, мы несемся к нему - и, о ужас, с народом выкатываем на плошадь, с которой только что заходили... До сих пор я слышу отчаянный крик Полины:
    - А где же кабинки фуникулера?
    Возвращаемся к контролеру, он требует билеты (они случайно оказались в моем рюкзаке, но мы этого забыли и показать их не можем), он неумолим - и мы на глазах удивленных охранников и толпы ныряем под металлическую планку (полметра от пола) и заскакиваем в кабинку фуникулера.

     []

    Что было дальше? Великолепные, горные пейзажи брызнули на первых десятках метров подъема и исчезли... Небеса "затолкали их в облачный мешок". А мы... - нам остается лишь отдышаться на восьми эскалаторах и спускаться вниз.

     []

    Полина оглядела серпантин дороги. Она не хочет автобус:
    - Смотри, небезопасный горный серпантин...
    Я пытался убедить ее в надежности транспорта и дороги:
    - Полина, - говорил я,- Дороги непроходимы только для демонов: злые духи могут передвигаться только прямо...
    Куда там, и мы неспешно продолжаем спуск к солнечным лучам подальше от серпантина и голубого неба.
    Спустившись, на площади на огромном экране увидели всю информацию, которая помогла бы нам учесть все ошибки сегодняшнего дня. Ах, если бы мы были чуть внимательнее к обстановке! Нам бы бросить наши метания и рвануть к горе Тяньмэнь, к прозрачному полуторакилометровому над уровнем моря мосту, прогуляться по стеклянному полу, не боясь быть подвешенными в воздухе над облачной подушкой, прокатиться по одной из самых длинных и высоких "канаток" в мире...
    Перекусили в "Макдональдсе", обменялись сегодняшней неудачей, впечатлениями и планами с пожилой американской парой, и вскоре юный Кон-Джа-Мин довозит нас до отеля.
    Через два часа мы уже летели в Шанхай.
    Прилетели в 22.40, спасаясь от бесконечных дождей и туманов, думая, что наконец-то избавимся от них. Рубашки, футболки с короткими рукавами, расчитанные на шанхайскую жару, лежали в наших чемоданах, ожидая своего часа. Не тут то было. Мы и сюда привезли этот тоскливый дождь посланец осени. Пасмурность словно приклеились к нашему хвосту и потом долго сопровождала наши дороги.
    Первый терминал Пудонга в Шанхае поразил своей архитектурой. А четкость, ясность расположения, порядок, продуманность и бесконечная информация на каждом шагу, явно расчитана на иностранного туриста. Полину только немного ошарашил потолок, сделанный из висящих, огромных, соединенных воедино, белых трубок.

     []

    - Они, почему-то, ассоциируются с летящими на меня ракетами - "Тилим" - произнесла Полина на иврите, увидев эту архитектурную задумку, напомнившую ей "приветы" из Палестины, Ливана и Сирии, которые Израиль в избытке получает в последние годы.
    Я заметил, что кто бы ни являлся автором идеи потолка в Пудуне, он определенно заслуживает того, чтобы помянуть его добрым словом. Главным же архитектором шанхайских ворот в XXI век был француз Поль Андре, проектировавший аэропорты Парижа (имени Шарля де Голля, Орли), Манилы, Джакарты и многих других.
    Отмечу, что для меня, самым комфортным был и остается Четвертый терминал мадридского аэропорта Barajas.
    Длинная очередь - больше ста человек на такси в Шанхайском аэропорту, как оказалось, пугала нас зря. Во-первых, огромное панно предупреждало: очередь только на легальных таксистов быстра, во-вторых, указывало на различные пути из аэропорта в город (в км) и стоимость проезда в дневное и ночное время.
    Ожидая такси, мы некоторое время беседовали с молодым парнем из Южной Кореи. Он профессиональный фотограф, бродяга на неделю. Мы услышали его планы, пригласили к нам в Израиль и тепло попрощались.
    Контролер ни раз "отгонял" такси "любителей", а наш ручеек рассасывался прямо на глазах. И вот уже Полина протягивает диспетчеру распечатку нашей гостиничной брони, где большими иероглифами указано название нашего отеля и его адрес. Диспетчер обсудил наш путь с таксистом и мы рванули в светящуюся тьму. На счетчике сразу выскочила цифра 18 юаней (шанхайская предоплата за первые 3 км). Полина, как обычно, прилипла к окну, надеясь ничего не пропустить. К сожалению, фотосессия не удалась. Молодой водитель летел, как стрела, а юани - со скоростью ночных фонарей.
    Через полчаса мы приехали к нашей гостинице. 22-х этажный пенал, светился огнями и красными фонарями.
    Завтра перелет в Шанхай.


    7 НОЯБРЯ 2015

    Человек расширяет путь, а не путь расширяет человека.
    Конфуций

    ШАНХАЙ

    "Один день в Шанхае". Это похоже на название голливудского блокбастера. Нет, это не культовая кинодрама - это наши скромные планы.
    Согласитесь, невозможно что-то узнать о крупнейшем по численности населения городе мира - двадцатипятимиллионном мегаполисе за несколько дней.
    Поэтому я покажу вам Наш Шанхай, увиденный нами в пасмурное ноябрьское воскресение. Мы намеренно пожертвовали им, разделив последнюю неделю между Шанхаем, парками Сучжоу, маленькими водными городками и великолепным Ханчжоу.
    Что вы знаете о Шанхае? Мы - ничего, или почти ничего... Небольшой рыбацкий поселок недалеко от побережья Восточно-Китайского моря, экспорт шелка и фарфора, пьяные матросы, притоны курильщиков опиума, белая послереволюционная эмиграция в начале века и небольшая - еврейская во время второй мировой войны, стартовая база культурной революции Мао, свободная зона 1990-ых годов, и вдруг - восточное чудо - Шанхай лидер экономической армады Китая! Вот, пожалуй и все наши познания. Да, еще немолодой А.Вертинский, встретивший на пасхальном вечере в шанхайском кабаре семнадцатилетнюю красавицу Лидию Циргвава с персидскими, раскосыми глазами, будущую верную супругу и Анидаг из к/ф "Королевство кривых зеркал".

     []

    Раскошно позавтракав (я давно уже не испытывал ничего подобного) мы вышли на Нанкин-роуд или Нанцин Дудли - одну из центральных, известнейших улиц города. Магазины ведущих мировых фирм, колониальные здания, немыслимых форм небоскребы - все это окружало нас пока мы неспешно шли в сторону набережной реки Хуанпу притока Янцзы.
    Шанхай живет прошлым и настоящим. Еще не снесены дома, построенные колониальными державами, а на восточном берегу реки - набережной Бунд выросла знаменитая панорама на острове Пудун - лес футуристических небоскребов.

     []

    И хотя здесь нет исторических зданий, панорама Пудуна сегодня - это история современного Китая, его достижений, символ восходящей мощи, залог не только его будущего!
    А для меня - просто потрясающее зрелище! Фантасмагория! Гармония стекла, железа и аллюминия на огромной высоте.
    Сам район Пудуна двадцать лет назад представлял собой плантации овощей и опиума, сегодня - это бетонный дикообраз с иглами небоскребов, автомобильных развязок и маленьким зеленым личиком - парком.

     []

    С набережной и с реки Хуанпу вглядывались мы в здание Мирового финансового центра - "Открывашку" (492 м), оригинальный небоскреб с "Летающей тарелкой", "Аурора Плаза", башня "Сити групп" - они поменьше. Конечно, доминируют над лесом высотников "Жемчужина Востока" и символ Шанхая "Кукурузница" - Цзинь Мао (420 м). Небоскреб Цзинь Мао - визитная карточка Шанхая объединил элементы китайской архитектуры и готики. Трудности с грунтом, тайфунами были преодолены бетонным основанием и самыми большими в мире (83,5 м) сваями из стальных труб.

     []

    Пожалуй, только с этой цифрой не связано счастливое число "8", во всех остальных случаях оно определяет основные строительные пропорции этой высотки.
    Естественно, с верхней площадки любой башни открываются потрясающие по красоте виды. И вы обязательно обратите внимание на "африканского конгони", так для себя я отметил небоскреб "S.I. Plaza" (333 м) с двумя рогами - шпилями, создающими мощный эффект гармонии.
    Ну, конечно, мы не могли не посмотреть на город сверху, тем более, что природа сжалилась и дарит нам подсматривающее сквозь облака солнце из под ресниц редкого моросящего дождя.
    Телевизионная Жемчужная Башня - одно из самых высоких, отдельно стоявших зданий в мире. И, право, я не представляю, какой высоты строительный кран наполнял ее содержанием, какова протяженность различных проводов, опутавших ее помещения... Превосходно выразил мои впечатления поэт Матвей Песегов:

    Имя ей - Ориентал Пёрл,
    И она заявляет громко:
    Не журавль Китай, а орёл,
    Он - дракон, а не собачонка!

     []

    Сферы от 10 до 50 метров в диаметре, словно нанизанные жемчужины, придают особый лоск сверхвысокому строению, каждый метр которого - произведение искусства.
    Отстояв солидную очередь, мы с девушкой в красной униформе за 40 секунд поднялись на стометровую высоту жемчужины, диаметр которой пятьдесят метров, затем на высоту 265 м с круговым обзором и далее - на вышку более трехсотпятидесяти метров. Смотровая плошадка - показатель наивысшего ранга туристического внимания - более полутора тысяч человек одновременно бродят, сидят, перекусывают, фотографируют. А всего за день башня приносит в федеральный карман более полумиллиона долларов.
    Лишний раз во время странствия по Китаю я убедился, что эта многочисленная нация, где не бывает "отдыха" от очередей и толпы, научилась спокойно и ожидательно преодолевать эти трудности. Лабиринты проходов, доброжелательный молодой диспетчер в ярко-красном мундире взмахом руки, кивком головы приостанавливает и направляет поток желающих... Никто никому не мешает, все уступают дорогу, нет ни ругани, ни возгласов, вскриков...

     []

    "Жемчужная Башня" входит в двадцатку самых страшных мест в мире, если поглядывать вниз или бояться высоты. Правда, если вы согласны "клин выбивать клином", постарайтесь постоять или посидеть на стеклянном настиле. Есть такая опция на Жемчужной башне, которая покажет вам свою доминанту над горизонтом. Полина долго убеждала себя, что под ногами мощное стекло, однако, только поставив ноги, она быстро сошла с дистанции.

     []

    Присели, поглядывая на китайские семьи, обратили внимание на небольшое количество маленьких детей с родителями (в отличие от Европы), отпили по кружке чая.
    Сверху удивительно интересно смотреть на небоскребы Пудуна, на карлики-дома, площади, заполнненые людьми-муравьями. Картины, полные своеобразной красоты.
    Насмотревшись на горы бетона, стекла и металла, мы отправились в парк.

     []

    Парки в Китае манили нас не меньше, чем горы. Они потрясли прекрасной работой, высокопрофессиональной, бережной отделкой каждой природной детали, изысканными павильонами с загнутыми вверх крышами, усеянными драконами. Непременные мостики, водная гладь, за которой ухаживают, как за разноцветными рыбами - певицами с широкооткрытыми ртами. А камни изощренных форм - это особый разговор... Таким радостным предстал перед нами и один из самых известных парков страны - Ю Юань.
    К вечеру погода снова ухудшилась. Дождь рождался каждые несколько минут. Народ куда-то рассосался, и мы смогли в относительном одиночестве побродить по парку, почувствовать, что он оправдывает свое название даже в непогоду.

     []

    Прогулка по Шанхаю пришлась на воскресенье, и нам то и дело попадались женихи - невесты, выбравших удачные места для свадебных фотосессий.

     []

    Вечерний Шанхай в короне ярких огней, с фонтанами под неоновой расцветкой удивительно красив.

     []

    Мы перекусили в шумном квартале Старого города, недалеко от Ю Юаня.

     []

    И завершили день круизом по реке Хуанпу, разглядывая ночные шанхайские набережные и трехмерную подсветку "Жемчужной Башни" с неоновыми красками, которые придают ей фантастический вид.

     []

    В Башне представлена вся история Шанхая от прекрасных времен опиумной войны, симметричных пропорций эпохи Возрождения до смелых геометрических форм и узоров современных архитекторов, которые особенно ярко выделены подсветкой.

     []

     []

    Перед тем, как покинуть пароходик, Полина сделала этот заключительный снимок. А я, прощаясь с ярко-красочным вечерним Шанхаем, решил: в Китае есть два "бойца" Шуайцзяо - национальной китайской борьбы: Шанхай и Гонконг - оба пытаются опередить друг друга бросками - небоскребами, которые "пекут" почти ежедневно...

     []

    Спускались с трапа мы вместе с семьей из Австралии. Обратившись к главе семейства, Полина поинтересовалась, правда ли, что он австралиец, чем-то он напоминает ей жителя Европы.
    - Да, - сказал он, рассмеявшись,- я итальянец из Кабирии...
    И мы расстались. В поисках метро обратились к двум юным китаянкам. Муса и Кола довели нас до станции, помогли купить билеты в автомате, проводили до поезда, и до слез растрогались, когда мы передали им сувениры из Израиля.
    О метро в Китае стоит сказать особо. Во-первых это дворец многочисленной армии молодежи. Ты сел в переполненный вагон, три звонка вместо "осторожно, двери закрываются", легкий ветерок освежает, бегущая над дверью точка наглядно рисует твой путь по линии. И одинокая, красочная, яркая, динамичная реклама, без бумажек, самодеятельных, разноколиберных, наклееных кое-как на стены, не отвлекает. И никто не спешит, не толкает тебя на выходе...


    8 НОЯБРЯ 2015

    Мне не доводилось видеть, чтобы люди любили добро также, как красоту.
    Конфуций

    ХАНЧЖОУ

    Подъем в 5.30.
    Я встал пораньше, чтобы по традиции успеть заварить чай. Перед сном я порылся в мешочке Лумумбария и обнаружил несколько пакетиков чая с указанием: "Лунцзин", 80 градусов и тисненными буквами "А.А.А." и "Драконом". Когда мы покидали отель, я показал пакетик на ресепшн и нам пояснили: да, это чай "Лунцзин", и что он отмечен титулом "Знаменитый чай Китая".
    Позавтракали мы удивительно хорошо.
    Покидаем Шанхай, один из крупнейших промышленных "магнатов" мира. Жаль, что страдают жители, которые расплачиваются за "причуды" мегаполиса удивительной атмосферой, ее тонким защитным слоем, уникальным раскладом газов, которые под влиянием грозовых взрывов дают не только здоровье, но вместе с дождевой водой зеленую пищу для многочисленных живых существ.
    Час сорок на скоростном поезде летим в Ханчжоу - город, знаменитый не только своими прекрасными пейзажами, но, который в последнее время приобрел славу и центра высоких технологий.
    Приехали. Обращаемся к окружающим, всем подряд показываем название нашего отеля. После нескольких неудачных попыток худенькая дама сошла с велосипеда и, рассмотрев иероглиф, показала наше направление. Мы двинулись, идем неспешно, заглядываемся на всякие случайные бытовые сценки. Иногда останавливаемся. Тогда женщина подъезжает, показывает, пытается сказать, что мы идем правильно, и отъезжает. Так повторялось трижды. Наконец, когда мы подошли к отелю, она подъехала, улыбнулась и показала нам... дверь. Разве такое забудется! Почти двадцать минут она посвятила нам, бросив свои дела, и отдала нам дорогое, что имела, - время!
    Быстро оформились в отеле и налегке кинулись к острову Сиху.
    Это был самый дождливый день нашего путешествия.

     []

    Улица, ведущая к Сиху - вещевой рынок. Продавали все, начиная от сувениров и кончая старыми корбюраторами. Отдельно стояла пара, торгующая мехами. Были ли это изделия из шанхайской или ханчжоуской барсы - нам не ведомо. Но пара явно оживилась при нашем появлении. К сожалению, мы не смогли объяснить, что соболиные шапки не самый ходовой товар в Израиле.
    ВосточныЙ берег - отдыхательный центр Ханчжоу, который сумел сохранить свою индивидуальность.

     []

    Через десять минут мы вышли к знаменитому озеру, окаймленному затуманенными холмами. В наших планах - обойти его по десятикилометровой дорожке вдоль берега.
    Надеемся, что прогулка поможет нам проникнуться безмятежностью и самого города, которого итальянский путещественник Марко Поло (1254-1324) назвал "райским, красивейшим и благороднейшим в мире". Кстати, предположение, что Марко был первым европейцем, посетившим Китай( историю своего путешествия он представил в знаменитой "Книге о разнообразии мира"), подвергается сегодня сомнениям итальянскими, японскими, британскими учеными, которые считают его сочинение не личными впечатлениями, а базой данных средневековой Европы о Дальнем Востоке.

     []

    Озеро Сиху в окружении гор, трех рукотворных рукавов, островов и арочных мостов красив до чертиков. Здесь царствует природа. Широкая водная гладь, изумрудные горы, ветви ив, склонившиеся к воде, ирисы, многочисленные беседки, павильоны, пагоды, мостики - никого не могут оставить равнодушным.

     []

    Поначалу мы приняли кораблики с пагодообразными крышами, покрытые цветной черепицей, с балконами, колонами и драконами - за водные домики, так они были непохожи на лодки в нашем понимании.

     []

    Мы не заметили и дамб, которые шли вокруг озера и помнили своих прародителей-земляков поэтов Су Дунпо, который дал название острову, и его соратника по перу Бо.

     []

    Сегодня нам, бродягам, дамбы, возведенные из озерного ила и глины, рисуют плесы неповторимой красоты с колышащими ветвями деревьев плакучей ивы и рябью на воде.
    Но жемчужиной Сиху Полина назвала цветы и зелено-розовые листья лотоса, это одно из десяти чудес озера Сиху. Грациозно покачиваясь в заводях, мерцая каплями дождя, листьевой ковер лотоса освежал воздух дивным ароматом.
    Попалась мне маленькая ода лотосу китайского поэта Чжоу Дуньи (1017-1073):

    А я так люблю один только лотос -
    За то, что из грязи выходит,
    Но ею отнюдь не замаран,
    И, чистой рябью омытый,
    Капризных причуд он не знает...
    И запах от него чем далее, тем чище.

     []

    Все берега озера - ботанический сад с живописными уголками, уютными чайными домиками в персиковых рощах, плантациях слив "мэйхуа" и возвышающимися над холмами пагодами, каждая из которых история. Однажды озеро лишилось своей красивейшей пагоды Лей Фэн, она рухнула от вандализма местных жителей, которые растаскивали кирпичи, считая, что они излечивают больных. Сегодня с ее высоты перед нами - очаровательная панорама озера.

     []

    Чтобы изменить одинообразную нагрузку мы приостановились на острове "Одинокой Горы". Посидели в павильоне "Тающего снега" на "Сломанном мосту". Именно тающий снег, менявший цвет моста на востоке и западе - белый на черный, дал ему название, ибо издали мост казался сломанным.

     []

    За небольшую плату можно было взять напрокат мужской костюм и сфотографироваться в одежде пешего гвардейца в шлеме с мечом или костюм томной красавицы с вышитыми цветами или уточками-мандаринками, перебиравшей гучжэн - жемчужину древних (ему более 2500 лет) национальных инструментов, напоминающий гусли.
    Но мы предпочли кораблик. Его внутреннее убранство восхитило нас не меньше, чем внешний вид.
    Пришло время чая! Я достаю термос, бутерброды. Наливаю желто-зеленый "Лунцзин". И неспешно, разглядывая ажурную резьбу, перламутровые инкрустации на дверях, скамейках, мы выпиваем по чашечке чая "Дракон" с удивительно богатым вкусом, и, как отметила Полина - нерезким и очень нежным ароматом, а позже я добавил, как обычно: и сладким послевкусием.
    Кораблик причалил к острову, здесь разбросали свои хваткие руки киоски с сувенирами, и мы заходили не столько для того, чтобы купить очередную безделушку, сколько привлеченные яркими красками, которых недостает природе в этот сумрачный день.
    И снова мы идем вокруг озера. Это место называется "Три пруда, завлекающих луну" - одно из самых красивых на озере. Полина остановилась около поздно расцветшего китайского персика. Успеет ли он дать плод или погибнет от приближающихся холодов? А вот и бедняга лотос, он укрылся от дождя. Полина с трудом отрывается от своих любимцев и мы продолжаем путь.

     []

    Я обратил внимание на дорожки, по которым мы бродим. Это стихия удивительно упорного, тонкого и только китайского труда! Где вы видели, чтобы под ногами были маленькие камушки одной формы, аккуратно уложенные в бетон в виде цветочных лепестков на тысячеметровой дорожке?

     []

    После увиденного я хорошо воспринимал "Два горных пика, пронзающие облака", "Иволги, поющие в ивах", "Ветер в лотосах, подобный печальной мелодии", и продолжающуюся мою трехнедельную фотосессию. Я просто млею от собственной вполне объяснимой "ценности".
    Дождь усилился и мы подошли к пристани, встали в хвост длинной очереди.
    В ожидании, я продолжал поедать глазами прекрасные, даже на дожде, картины озера, часто встречаемые сливовые деревья, посаженные по всему холму в честь поэта Линь Хэцзиня, подходившие и уплывающие кораблики-домики, собратьев-бродяг. Я радовался, что мне посчастливилось побывать здесь, и огорчался, что мы не посетили Силин, место, где вырезали печати для украшений глиняной посуды еще 3000 лет назад. Я постараюсь запомнить в мелочах этот день! Даже многочисленные красивые урны вдоль дорожек через каждые 40-50 метров, которые говорят... Во всем - законченость, красота, мысль и работа на людей... Это не знаменитый "Летний сад" в Санкт-Петербурге, который после реставрации превратился в загоны для посетителей, полностью изолировал питерцев и гостей города от природных картин, Невы, Ограды и лишил его скульптурных ценностей. Кто побывал на острове Сиху и в Санкт-Петербурге, меня поймет.
    Мы вышли из парка - явное продолжение города, поймали такси и через несколько минут мы в Лунцзине. Разве мы могли миновать деревню, где растят и производят один из лучших, высокосортных зеленых чаев Китая?
    Туманным лесом, мимо бирюсового озера, многочисленных источников, стекающих ручейками - потоками по камням, чайных плантаций, огороженных плетнями и столбиками для покрытий чая от полуденных солнечных лучей, мимо пронумерованных зеленых великанов с питательными балончиками, ввинченными в кору, мы въехали в окруженный горами и холмами белокаменный городок.

     []

    Сейчас не сезон сбора чая, но на узких, каменных тропинках мы встречали молодых девчат с плетеными корзинами-коромыслами, и, обдуваемые ласковым ветерком, подышали свежим "чайным" ароматом воздуха гор. Постояли и обмыли руки у колодца в центре городской площади, чайных делянок у беленьких домишек.
    За 60 юаней (10 долларов) нам предложили по высокому стекляному стакану зеленого чая - "Крадущийся тигр". И пояснили, что зеленый чай "Западного озера" - верхушки побегов с двумя маленькими верхними листочками, обжаренными в специальных котлах практически вручную, в герметической упаковке, без ароматизаторов - один из лучших сортов чая в Китае занимает высокий уровень из имеющихся сорока трех. Он включен в список дипломатических подарков, а цена его сопоставима с ценой золота. Неспешно попивая Настоящий чай под легкий танец листочков Си Ху Лун Цзин, мы лишний раз убедились, что вкусное питье рождается только в красивых местах и трудолюбивых руках.
    Говорят, что зеленый чай "Лунцзин", как мощный антиоксидант, предотвращает рак и укрепляет память, наверное поэтому, я так хорошо запомнил наше чаепитие в бело-зеленом Лунцзине, обильно засаженным чаем.
    - Цзай тянь, Сиху - Лунцзин!


    9 НОЯБРЯ 2015

    Люди, идущие различными путями, не могут делать общее дело.
    Конфуций

    ХАНЧЖОУ, СУЧЖОУ

    Путешествуя по Китаю, мы посетили много храмов и монастырей. В каждом - своя, особая жизнь. Но для нас многое их роднило - это многометровые Будды, бодхисаттвы, архаты, драконы, ленты с иероглифами, свисающие с потолка, курительницы для благовоний - кованные огромные или высокие чаны, ухоженные парки и величественный покой...
    Монастырь Линъиньсы - один из самых древних (ему 1700 лет), самый влиятельный в культовом отношении и богатейший в Китае. Он в пяти километрах от озера Сиху. К нему мы и направляемся ранним утром.
    Две юные велосипедистки, бросив свои дела, довели нас до остановки автобуса.
    - Это не ваш, - вскоре пояснила нам девонька - хохатушка, стоящая в очереди впереди нас, - я еду с вами, наш автобус седьмой.
    Мы доехали до парка, Лули провела нас короткой дорогой к монастырю, помогла купить билеты, и весело попрощалась.

     []

    Арка у входа в парк вслед за Лули скрылась за густой зеленью переплетенных лиан.
    Мы - в "Храме прибежища Души", возведенного по наводке индийского монаха Хуй-Ли в IV веке, пораженного неземной красотой этих мест (в его честь возведена здесь древняя пагода).
    Особенность храма - возвышающаяся перед ним, словно обрубленная по краям, каменная глыба с крутыми склонами - скала Фэйлайфэн. Мы неделю бродили по многоярусному тропическому лесу Рио-Напо в Эквадоре, но столь огромного куска скалы ни разу не видели, наверное поэтому, о чудесном "прилете" глыбы в китайские джунгли, создано много легенд и преданий.
    На огромной площади в 87.000 кв.м. приютились 9 пагод, 18 павильонов, 77 залов, библиотека, музей и более тысячи других помещений. Добавьте к этому многоликие, сложнейшие, как иероглифы для европейца, истории, и вы почувствуете тяжесть нашей задачи: выразительно рассказать о виденном. Но я попытаюсь...

     []

    Скала, парк, павильоны окутаны лестницами, террасы окружены деревьями, между которыми прихотливо извиваются дорожки. А сам монастырь "заглядывается" на нас после реставрации всего полвека. Этому предшествовали времена расцвета буддизма, его подавления и разрушений (IX век), восстановления (X век) и пожара (XVI век), попытка полностью уничтожить его во времена "культурной революции". Спасло монастырь от рук хунвейбинов соседство Будды и Бодхисаттвы с развешаннами среди них портретами великого кормчего.

     []

    Вдоль дороги журчит ручей среди перекрученных корней лиан и благоухающих цветов. Множество мостиков и каменных дорожек соединяют тропу со скалой, покрытой лесом и пещерами с каменными изваяниями буддийских святых, вырубленными в черной горной породе. Возраст многих из трехсот скульптур более 1000 лет, а самым молодым - около 700.

     []

    Мы движемся по дорожке. Перед нами Будда, пытавшийся сесть в "позу лотоса". Наверное, есть смысл в том, что Будда свесил одну ногу, положив руку на колено. Такая облегченная поза усиливает задумчивость, а с другой стороны подчеркивает одно из физических отличий Будды от человека - длину рук. Ноги раскинуты и мне видится еще одно отличие Будды от человека - пенис у него с атрибутами спрятан в тело, как у коня...
    Одновременно с нами на экскурсию пришла большая группа буддийских монахов. Они вели себя так же, как и все остальные китайские туристы, которым не чуждо желание сфотографироваться с такой диковинкой, как бледнолиций путешественник.

     []

    Конечно, они пришли на церемонию поломников и готовы к молитве.

     []

    А вот и знаменитый, высеченный в скале, самый ранний из смеющихся, Будда Майтрейи в окружении своих учеников. Его выпирающий живот, "вмещающий все, что невозможно выдержать в "Поднебесной", до блеска отполировали миллиарды рук, прикоснувшиеся к нему за мелькнувшие столетия, и он заразительно смеется, ибо "его смех - это смех всех людей мира".

     []

    Струится у подножья скалы прозрачный родниковый ручей с золотыми рыбками, которые лениво толклись друг о друга, и раззевая рты, приветствовали нас. Поднимаемся на мостики, заходим в павильон "Небесных Царей".

     []

    В центре находится статуя еще одного "Смеющегося Будды", рядом - защитник буддизма Сканда высотой более 2,5 метров, возраст скульптуры 700 лет и она сделана из цельного ствола ароматного камфорного дерева.
    О многозначном камфорном дереве стоит сказать особо. На своей родине - в Китае оно живет до 1000 лет! Стойко противостоит биологическому разрушению и атакам насекомых, попутно портит речные насыпи, захватывает пастбища, ухудшает качество воды, уничтожает пресноводных рыб, коал (в Австралии мощный конкурент эвкалипту - их единственному источнику пищи). В США камфорное дерево признано инвазивным видом.
    Когда мы покидали павильон, монах, стоящий в дверях, что-то произнес и с поклоном протянул нам благовонные палочки, завернутые в красную ленту. Мы поблагодарили его и оглянулись. Перед нами была площадь, несколько курительниц с поднимающимся дымком...

     []

    Рядом с одной из них стояла семья. Видимо, малышка хотела зажечь свою палочку и отец наставлял, рассказывал, как это надо сделать. Я последовал ее примеру.

     []

    Такие места для воскурения благовоний и молитвенных свечей с сокральными текстами на ленточках часто мы встречали у павильонов. Они были ярко-красных тонов, и воспринимались нами подобно громкому аккорду, внезапно разрывающему тишину.

     []

    За павильоном "Небесных Царей" находился павильон Махавиры - центральный павильон монастыря. В центре огромного зала восседает на троне из лотоса Будда Шакьямуни. Его голова уходит под потолок. Это одна из самых высоких деревянных статуй сидящего Будды. Ее изготовили из двадцати четырех стволов камфорного дерева. Вокруг него - охрана из десяти богов. Мы не обнаружили в их облике спокойствия и смирения, скорее, одетые в доспехи, они явно выражали устрашение и решимость, как обычная охрана.
    Мы поднимались по многочисленным лестницам, созерцали замечательные своей красотой окрестности, слушали журчание ручья, заходили в павильоны, разглядывали камни, лежавшие под деревьями с указанием года и имени монаха, его посадившего. Несмотря на обилие туристов, мы всегда могли найти уединение в гроте или беседке, даже в скале и оттуда, попивая чай, рассматривать скульптуры, посетителей. И отдать должное многочисленным дизайнерам, которые смогли архитектуру, скульптуры, природу соединить в единый гармонический ансамбль.

     []

    На одной из дорог обратили внимание на живописную запруду, на другой - на великолепную стеллу, вырезанную из камня.

     []

    Зашли в павильон "Исцеляющего Будды". Он в центре, рядом с ним - богини Солнца и Луны.
    Полина очень хотела сделать снимок, сочетавший воздетые в молитве руки с древнейшим символом плодородия. Но снимок вышел нечетким, жаль. Уж очень немыслимым показалось ей, потерявшей во время Второй Мировой войны десять родственников, это сочетание. С даже перевернутым фашистским символом, у нее связаны совсем не буддийские ассоциации.

     []

    С вершины холма были видны изогнутые "летящие" крыши павильонов и нам доставляло удовольствие разглядывать на них драконов, животных или героев буддийского эпоса.
    Спускаясь по пролетам лестничной бесконечности, мы прошли мимо бамбуковой рощицы, посидели у придорожного каменного стола, полюбовались скульптурами высеченными внутри пещеры, остановились у стены из черного гранита, испещренной иероглифами. Что это? Молитва? Стихи?

     []

    Просторный дворец - зал (1000 кв.м) в форме буддийской свастики, выстроенный у скалы с обычными загнутыми вверх углами крыши. Перед нами пять сотен бронзовых статуй архатов, каждая из которых произведение искусства. Просветвленные буддийские монахи, внимают своему учителю, сияющему позолотой на пальмовых листьях. История их создания окунается в древние легенды: об охотнике и погибших и реинкарнированных через 33 дня пятистах гусей; о воскресших пятистах летучих мышей, сгоревших в огне; о перевоспитанных пятистах грабителей...

     []

    Важно, по-моему, почувствовать огромное число слушающих архатов, пусть иногда трудно различимых по внешнему виду, но главное - просветвленных, имеющих свое имя и предназначение в буддизме.
    Архаты были настолько прекрасны, что хотелось постоять около каждого. Некоторые отличались аскезой, скепсисом, явной худобой. Другие поражали жизнелюбием, достатком, а улыбчивые кудрявые бородки вызывали ассоциации с Бахусом. Смотри и пусть ничто не удерживает твою фантазию.

     []

    Я напряженно разглядывал и гадал: писатель ли это со стило или отоляринголог, делающий прокол ушной барабанной перепонки при отите.
    В некоторых из них Полина узнавала знакомые лица. Этот архат, по ее мнению, уж очень похож на Никиту Михалкова из "Сибирского цирюльника".

     []

    Подошли к пещере с высоким сводом - "Пещера, ведущая в небо". Замечаем едва заметный проход в скале - "Полоска дневного света". Именно здесь мне показалось, что в монастырях Китая скрыт тот духовный мотор, что движет тибетскую культуру. Цель буддизма, как и всех религий, уйти от земной жизни, ее болей, страданий путем достижения состояния "истинной" свободы, называемой озарением, где погребение - это райское будущее...
    Мы покидаем павильоны, утопающие в тропической зелени, они гармонично рисуют прекрасную перспективу пейзажи, уходим от многочисленных бродяг-туристов. Кстати, количество посетителей ограничивает автомат на входе, когда их число приближается к 50.000.
    Мы много и неспешно осмотрели, многое увидели и разглядели, благодаря превосходной предварительной работе, проделанной Полиной.
    Мы очень хотели подняться на вершину Фэйлайфэн. Даже дошли до канатной дороги, но увидели лишь пустые кабинки, да признаки тумана. Постояли несколько минут. Начался дождь и мимо красных кленов мы двинулись к выходу.
    Взяли такси и поехали на самую древнюю улицу Сучжоу Пинцзян. Свою историю она ведет с X-XI веков. И мы, как обычно, неспешно движемся то ли вдоль ручья с красновато-глинистой почти густой водой, то ли по набережной, но в целом - похоже, по центральной улице древнего китайского города.

     []

    Чайные домики, видавшие столетия, с серовато-белыми, потрескавшимися стенами, едальни, оформленные в старом стиле, окна, прикрытые деревянными ставнями, создают уют, окунают в историю, заставляют посидеть в креслах за чашечкой чая. Что мы и делаем. На сей раз поутру я успел заварить чай, необычно для меня помеченный Лумумбарием. Полина его аромат сравнила со скошенным сеном, а я лишь уловил нежный, но глубокий вкус. Потом я показал пакетик служке на ресепшн, и она определила, что это "желтый чай - чай высшего пилотажа".
    Мы любим заглядывать в переулки, где течет жизнь. У Полины чуткий нюх и она, когда мы покидали маленький, жилой "аппендикс", почувствовала неприятный запах. Вечером в поезде мы узнали, что это соевый творог - ванючий "чоу доуфа", популярный в стране.
    Мягкий свет фонарей зовет нас в отель. Пора. И мы отступаем от всегда благородной старины и "тухлой" современности.

     []

    Как утешительный приз, на заглатку купили себе местное лакомство "Райские яблочки на вертеле". Хотя на самом деле это были непознанные нами, чуть кисловатые с мелкими косточками фрукты, залитые сахарной глазурью и очень ароматные при том. Они показались нам вкусными.
    С приключениями добрались до отеля, взяли вещи и сопровождаемые двумя симпатичными девчушками (в который раз!) дошли и поужинали в ресторане с огромным банкетным залом. Кусок белой рыбы с измельченным имбирем, клейким рисом, зеленым перцем (всего понемногу) был вкусен и очень ароматичен. Наше блюдо не было похоже на китайскую кухню, где много огня и, особенно, сои. В "Макдональдсе" Лэшани нам пытались сок заменить соевым молоком... Было такое.
    Доехали до Восточного вокзала. Хвала китайским архитекторам. Помещения железнодорожных вокзалов везде едино, огромно, просторно, красочно оформлено, с огромным количеством кресел и терминалов.
    Вечером мы приехали в Сучжоу. До отеля 15 минут ходьбы, но мы садимся на сто второй автобус вместо первого - по ошибочной наводке. Нас снова выручает такси.
    Решили прогуляться по вечернему Сучжоу. Вышли на Pingjiang - главную улицу города. Жители, туристы, зазывалы, магазины шелка и кафешки, и во всей этой толчее мы встретили двух наших знакомых девушек из Ханчжоу. Теплая, короткая встреча бродяг завершила очередной китайский день.


    10 НОЯБРЯ 2015

    Добродетель не останется в одиночестве, у нее обязательно найдутся соседи.
    Конфуций

    ТУНЛИ, ЧЖОУЧЖУАН

    Рано утром мы оставили вещи в отеле и налегке спешим к Северному автовокзалу - нам в Тунли, самый древний и романтичный водный городок в нижнем течение реки Янцзы.
    И не ведаем мы, что впереди нас ждет неудача и нелегкий удар. Перед самым носом ушел автобус. Опоздали на одну минуту. Не повезло! Но это такая мелочь, господа!

     []

    Уже через час мы едем в автобусе. Я, поглядывая в окно, переговариваюсь с двумя юными китаянками, сидевшими рядом. Меня интересует, какие принципы господствуют в китайском быту? Высокая, по китайским меркам, голубоглазая Киао сформулировала ответ ясно и четко:
    - Долг перед старшими и деньги...
    Затем разговор переключился на водку.
    - Байцзю на последнем месте. За китайским столом господствуют овощи, салаты, чай, торт... Я знаю о чем говорю, - уверенно произносит маленькая Юи.
    Полина листает Lonely Planet. В автобусе становится жарко. Она снимает фотоаппарат, рядом кладет кофту, сумку.
    Выходим в Тунли и сразу пошли искать электромобиль, который довезет нас к старому городу. Случайно (!?) пошли не в ту сторону. Эти пять минут блуканий оттянули наше желание быстро покинуть автовокзал, и сыграли решающее значение...
    Водитель автобуса, Киао и Юи неслись в нашу сторону, что-то кричали, махали руками. Понять их было трудно, но мы приостановились. И вдруг увидели, что Юи машет черной, квадратной сумкой нашего фотоаппарата... Мы опешили. Я сделал несколько шагов навстречу... Что Вам сказать? Кроме самого аппарата мы могли лишиться главного - двух отснятых 32 ГБ карточек - вся наша поездка. О, господи! Эти ангелы во плоти искали нас по всему автовокзалу и буквально схватили, садящимися в такси. Их доброе участие не позволило пропасть нашему помощнику и всей месячной работы Полины, которая стоила нам немалых трудов. Жаль, что мы не смогли поблагодарить водителя автобуса, Киао, Юи и попрощаться с ними как следует.
    Спасенный фотоаппарат и его беспечной хозяйке в качестве компенсации, теперь уже солнечный день, дарит город Тунли с тысячелетней историей, и ... большой водой. Предлагаю вместе с нами рассмотреть этот подарок.

     []

    Вода, везде вода... Через центр проходят 15 речушек, соединенных десятками мостов. А улочки - это строчки древнего поселения на подушке пяти озер.
    По такой извилистой, узкой улочке с каменным настилом мы и переходим очередную речушку по мосту "Хорошие новости в ближайшее время", останавливаемся в маленьком уютном садике "Обдумывания прошлых ошибок". Галлереи, чайхана, плакучие ивы - все обиженного чиновника располагает к раздумью.

     []

    Чувствую, было о чем ему, отставному, сожалеть. Количество беседок, павильонов, пагод, мостиков не поддается исчеслению. А уж деревьев и рыб в пруду...
    Оттуда совершенно не хотелось уходить.
    Я думаю, вы уже привыкли к красивым и поэтичным "названиям по-китайски", а питерцы обязательно вспомнят "китайщину" в "Царском селе": "Большой и малый Капризы", "Китайские мостики"...
    Не так много в мире городков, которые хлопочут на лоне водной природы, тихие, уютные, как Тунли, где каждая семья из десятка тысяч жителей владеет не машиной, а лодкой.

     []

    Тунли по праву входит в десятку культурных и кинематографических центров Китая.
    Город весь в мостах и каждый по-своему уникален. Мы с удовольствием шастаем по их крутым спинам.
    "Мост Великого Спокойствия", небольшой, изящный.
    Мост "Благополучия", покрытый древними надписями, воспевающими красоту живописных видов города.
    Мост "Вечного праздника" с трехсотлетней историей.
    Они все недалеко друг от друга. Говорят, что пройти по этому "тройному" мосту молодоженам просто необходимо!

     []

    Бродим по узким улочкам, останавливаемся в садиках. С пагодами, павильонами садики - крохи элеганты, светлы, оставляют спокойное и ясное представление о городе. Таков "Бирюзовый" (40 м X 40 м), "Античный" (50м X 80м), даже компактный сад "Сон в красном" с церквушкой, деревянной резьбой, гравировкой... Все садики дышат торжественной тишиной...
    Дойдя до конца центральной улицы города, мы снова оказались в царстве воды и мостов.
    Полина большая любительница китайских вееров. Дома хранится веер ее мамы из сандалового дерева. Вееру больше пятидесяти лет, но и сегодня, рассматривая его в день памяти Мамы, она ощущает тонкий запах сандала.

     []

    Чего мы не ожидали, так это увидеть в сувенирной лавке опахало с высшим генералитетом страны.

     []

    Необычен "Подъемный мост" недалеко от входа в старую часть Тунли.

     []

    Здесь, как обычно, мы покинули центр города, решили погулять по тихим, непарадным улочкам.
    Полине удалось заглянуть в приоткрытую дверь одного из домов и незаметно запечатлеть удивительно теплую сцену из китайской жизни - почти по В.Серову "Девочка с айфоном".

     []

    Сворачиваем в очередной переулок. Чего тут только нет. Это рай для комерсантов.

     []

    Вот жемчуг - символ богатства и красоты! Новые технологии прозводства и добычи, невероятные объемы удешевили жемчуг настолько, что его стоимость на рынке сопоставима с ценой на рис. Как это произошло? Помогли японцы. Они поделились с фермерами южного Китая секретами выращивания жемчуга правильной формы. Китайцы любят учиться. И делают это быстро и красиво.

     []

    Попав под дождь и раскрыв над головой зонт, не забудьте поблагодарить жителей Китая, которые примерно в одно время с появлением поселения Тунли, почти двадцать веков назад, изобрели зонты, вошедшие в поседневное житье-бытье по всему миру.
    Вдоль каналов многочисленные ступеньки - это жизнь у воды!

     []

    А Фонарь в Китае - больше чем фонарь!

     []

    Это равноправный, как дракон - символ Китая, его визитная карточка. Большие красные фонари разной формы мы видели везде. Они встретили нас в первый же день над воротами площади Тяньаньмэнь в Пекине.
    Остановились на мосту, на лодке плывет группа бледнолицых туристов. Я, не зная страны исхода и не замечая разреза глаз, как всегда, громко приветствую их:
    - Шалом!
    Слышим в ответ:
    - Шалом!
    И еще что-то по французски, и вдруг:
    - אתם מישראל? הייתי בטוחה שאפגש ישראלים בסין .(Вы из Израиля? Я была уверена, что обязательно встречу кого нибудь из израильтян в Китае. )
    Мы были удивлены не меньше, чем наша бывшая соотечественница. И громко поаплодировали ей.
    Полина любит фотографировать детей. С пожилыми китайцами - просто беда: не многие хотят позировать.
    А вот красавица в красном атласном платье подарила Полине блестящую, на мой взгляд, фотоработу!

     []

    Мы присели испить чаю. С вечера, когда я, по обычаю, показывал пакетик на ресепшн, удивился, как девоньки переглянулись, одна из них показала большой палец, а другая сказала:
    - Это редкий чай "Черное золото", заваривайте его чуть остывшим кипятком...
    Утром я колдовал над ним. Меня поразили маленькие, ровные, одна к одной глянцевые чаинки.
    Я достал термос из рюкзака и налил две чашки чая. У Полины очень тонкий нюх и она была поражена ярким, бьющим по носу ароматом. Я же уловил лишь запах моих любимых хвои и меда с нежной кислинкой...

     []

    Как обычно, наш круиз по речушкам на лодке, которой управляла местная "гондольерша" с помощью одного весла, очень напоминающего рыбий хвост.

     []

    С воды Тунли показался мне еще прекраснее.

     []

    В городе несколько старых усадьб, принадлежащих бывшим китайским чиновникам, сегодня они превращены в музеи с роскошным интерьером, мебелью, предметами быта и обязательным парком. В один из них мы заглянули.
    Однако, пора перекусить...

     []

    Заглядываем в разные ресторанчики. А вот и предмет наших вожделений, Свиная рулька, о которой с причмокиванием рассказывала добрая половина форума Винского. Разве мы могли удержаться, чтобы не попробовать?
    Рулька была божествена. Но съесть ее за один раз не представлялось возможным даже вдвоем.
    Подкрепившись, мы прошлись по улочкам, присаживались у речек-каналов, постояли на мостиках и поблагодарили Тунли.
    Цзай цзень, Тунли! Мы рады, знакомству с тобой!
    Нам повезло, впереди нас ждет твое продолжение - еще одна "Китайская Венеция".
    Наш путь в Чжоучжуан. На электромобиле доехали до автовокзала, где 263 автобус ждал нас. Семнадцать км пути нам стоили... один юань!, который мы бросили в ящичек, стоявший перед водителем.
    Каждый раз, когда нам встречались люди, свободно говорящие на английском языке, мы с большой долей вероятности знали - не китайцы. Это могли быть бродяги из Гонконга, вьетнамцы или японцы...
    Две молодые девушки, парень и малыш вышли из автобуса вместе с нами. Мы осматривались в поисках информации, пока одна из девушек, заметив нашу растерянность, мгновенно перешла с китайского на хороший анлийский, и спросила, не может ли нам помочь. Так мы познакомились с молодой семьей из Малайзии.
    Дэви, Мадлена, Ангела и шестилетний Себастьян были в начале своего путешествия по Китаю. Вскоре подошли хозяйки их и нашего отеля и все вместе мы двинулись в сторону Старого города.

     []

    Ребята оказались очень приветливыми, и, весело болтая, мы сфотографировались, даже обменялись адресами, взаимно упомянув, что между нашими странами нет дипломатических отношений.
    Деви, инженер строитель, на это заметил:
    - Ислам стал стеной недоверия между нашими странами...
    Через двадцать минут мы уже бродим практически в одиночестве по застышему в истории городку (в "крутые дни" его посещают около 800.000 туристов).

     []

    Беленькие домики у воды (без особых удобств), небольшое озеро, пагоды и каменные фигурки, каналы с легкими, мягко покачивающимися лодчонками, красные фонари, подвешенные к загнутым крышам, арочные, ключевидные мосты, тихая, почти сонная предвечерняя жизнь, - таким предстал перед нами тысячелетний Чжоучжуан.

     []

    Его мосты (первый был построен в XIII веке) выглядели так, будто их возвели совсем недавно. Ни дождевые потоки, ни солнце, ни порывистый ветер, казалось, не тронули их.
    Мы гуляли по дорожкам, заходили во дворики, заглядывали в лавки. Видели работу на ручном ткацком станке.
    Засмотрелись, как плетут ажурные корзины из соломы. Эх, если бы можно довезти ее до Израиля.
    Мы могли приобрести яркие, цветные тапочки, травы для лечения или написать иероглифами свое имя, пожелание...

     []

    Остановились и не могли оторваться от ювелирных изделий местого "левши" из листьев бамбука. Вот эта криветка с длинными усами, длиной 3-4 см очень интересна, не правда ли? Творчество из бамбука долговечно, необычно, компактно и оставляет глубокое впечатление.
    Будущие кружки и черпаки из ствола бамбука. Мы привезли с собой пару кружек и сейчас пьем из них китайские чаи из хризантем.
    Многие поделки животных, сделанных из дерева, мы видели в сувенирных лавках Кении и Танзании - это надежный ручеек тогового экспорта Китая.
    История оставила не так много свидетельств - около ста в целом. В дом купца-миллионера Чжана можно заглянуть не выходя из лодки. Причал во внутренних покоях. Воистину - "С корабля на бал".

     []

    Чжоучжуан - одно из любимых мест китайских кинемотографистов. Шли съемки какого-то очередного китайского шедевра, Полина с трудом протиснулась к его героям.

     []

    Купили знаменитую "Свинину по чжоучжуански". Завтра постараемся обойтись без ножа, как это ели раньше (четыре века назад ножи были запрещены на китайских столах). Я воспользуюсь косточкой из черепной коробки, а какой косточкой пользовался повар Чжоучжуана в XVII веке, мы не смогли узнать...

     []

    Наткнулись на два музея. Один мы окрестили "музеем Проволоки", другой - "Художественным". В обоих мы были единственными посетителями...

     []

    Человек слаб и этот молодой повар соблазнил меня "крабом в ночи". Полина категорически отказалась. Я был не в восторге, наш мурманский - был беспремерно вкуснее.

     []

    Тихой, безлюдной улочкой пустынного города мы прощаемся с Чжоучжуаном, древним,необычным городом Китая.

     []

    Нас провожали гранитные зверюшки на мостовой и огненная входная арка.

     []


    11 НОЯБРЯ 2015

    К молодым людям нельзя относиться свысока. Очень может быть, что повзраслев, они станут выдающимися людьми.
    Конфуций

    СУЧЖОУ

    Светлым утром, вместе с началом работного дня владельцами лавчонок, едален мы прошли на автобус, и в десять часов уже были в Сучжоу на Южном вокзале. Водитель такси долго изучал данные нашего отеля, в конце концов, привез нас не по адресу. Мы расстались с ним, не поблагодарив.
    Снова такси, оставляем вещи в отеле, и мы - в парковой зоне единственного города в мире, "нетронутого с места" в течение двух с половиной тысяч лет. Этот богатый (2 млн жителей), цветущий мегаполис лишь в XX веке уступил главенство в регионе динамичному Шанхаю.
    Речные рукава, каналы превратили его в крупный торговый центр, а стены, раскошные ворота, изысканные сады, горбатые мостики и журчащая вода у порога домов, сохранили следы эпох, и сделали его образцовым музеем под открытым небом, любимейшим городом Поднебесной.
    Но главная тема Сучжоу - это сады, олицетворение истории, преданности природе и традициям. В них надо ловить дзен!
    Конечно, они не дошли до нас в неизменном виде, все побывали в реконструкциях, но удивительно бережных и обдуманных.
    Мы в парке "Львиная роща". Один гектар из семи веков, он испытал годы расцвета и упадка. Потомки предпринимателя Шеня восстановили его и передали стране.
    Традиционный китайский сад - это далеко не обычный сад в нашем понимании. Его создавали прежде всего для обретения хлеба насущного, а затем - радости глаз.

     []

    Сад всегда предваряет анфилада комнат с резной мебелью, картинами, выставкой минералов. Хозяева сада, как бы говорили: "Заходите в наш дом. Мы рады вашему приходу".
    Пройдя несколько комнат вы попадаете в особую атмосферу парка - умиротворения и покоя. В воздухе витает что-то неуловимое, что отличает китайский сад от английского или французского...

     []

    Здесь нет прямых аллей, в отличие от европейских садов. Считается, что извилистые тропинки не дают благотворной энергии выйти из сада и препятствуют проникновению злых духов. Этой же цели служат арки, каменные плиты. Лабиринт картин, и маленький клочок земли становится огромным, необозримым, как эта "Средиозерная беседка".

     []

    Здесь нет клумб с цветочками, деревьев, рассаженных, как солдаты на торжественном плацу. Нет симметрии, которой в природе не существует!

     []

    Китайский сад удивительно красив и ярок причудливыми камнями, гротами, постоянно струящейся водой, теснящимся роем золотистых рыбешек в прудах.
    Многочисленные выступы, изгибы, углубления в камнях наводят на мысль, что не только солнце, ветер, вода оставили свои следы. Вероятно, последние штрихи наводили человеческие руки, а камни повсюду в разных видах и позах - вспыхнувшая история предков и постоянные поклоны природе.
    Ты вошел в европейский сад и он для тебя полностью прозрачен, весь виден. В лучшем случае ты сможешь посидеть или побегать на травяном ковре (в России тебе и этого не позволят).
    В китайском саду я не вижу сразу всех его прелестей, они скрыты экранирующими ширмами: горкой, камнями, стенкой, постройкой, цветущими деревьями. Гуляя по саду, ты будто помаленьку проникаешь в его глубину. В "Львином саду" пейзаж меняется на каждом шагу: ты любуешься резвящимися, ожидающими подачки рыбами, еще шаг - и вдыхаешь аромат цветущих лотосов, сделал пару шагов и ты отдыхаешь в каменной лодке, забрался повыше - и взираешь на захватывающую дух общую красоту каменных гор и вод.
    Садовые тропинки, открытые, изогнутые коридоры идут в разных плоскостях, иногда упираясь в тупик, или поднимаются вверх, но главное - ведут тебя под разными углами, удивительно емко показывающими красоту и разнообразие пейзажного стиля с разных точек зрения.

     []

    В солнечный день, как сегодня, я ни раз склонялся к водоему, сидел на камне, дурачился в гротах, с радостью ощущал свежесть ветерка и прохладу. В ненастную погоду ты под красивым навесом сможешь усладить слух лепетом дождя, а взор - цветущим лотосом.

     []

    И все это на очень небольшом клочке земли, где не замечая большого количества бродяг, будто разворачиваешь живописный свиток пейзажа.
    Красота китайского сада - это уникальное единство природы и работы мастеров, отличающихся благородством натуры и незаурядным творческим талантом.

     []

    В Сучжоу, практически, нет гор, но причудливые камни, коих в окрестностях города предостаточно, превосходно вписываются в пейзажные красоты сада. Камни и вода - главные герои китайских садов. Значение их огромно. Оценим и мы по достоинству камни - тайхуши, добываемые из единственного места в Поднебесной на дне озера Тайху. Тайхуши несут на себе отпечаток времени, его можно разглядывать бесконечно. При каждом повороте они открываются новыми гранями, создавая неповторимые образы и ассоциации реальных и мифических существ. Я иду мимо большого тайхуши, окруженного меньшими по размеру - ну типичная картина матери, ведущей за руки своих детей...

     []

    Каменная ладья, похожая на мраморную ладью императрийцы Ци-си из "Летнего сада", как бы выплывает из середины озера. Для бродяг, знающих китайский, очевидно, что выражение "плывущая лодка" и "связь поколений, преемственность" - омонимы, обозначаемые одним и тем же иероглифом.
    Я видел много парков и садов в Европе, в Южной Америке, в Африке, в Новой Зеландии - их основная цель: создать представление о богатстве, этому служили цветы, экзотические растения. Но создать такие шедевры Сада на маленькой площади, чтобы виделось неограниченное, впечатляющее пространство и чувствовалась особая атмосфера, мне видеть не приходилось.

     []

    Мы продолжаем бродить, гуляем в парках и я не вижу вмешательства человека в рисунок ландшафта, передо мной: террасы, беседки, горки, даже гроты, водопады, так хорошо вписаные в пространство парка, будто сама природа сделала и говорит нам:
    "Смотри вокруг, смотри в себя!"
    Еще одно отличие китайского сада - это свобода без всяких четких правил, не свойственная ничему и никому в строгом иерархическом обществе.

     []

    Объемные пейзажи, передние и задние планы, углы зрения - все это подводят посетителя к определенному настроению, мыслям, помогают решать основную задачу парка - создать гармонию. Например, авторы садов используют карликовые деревья, небольшие камни и под определенным углом зрения они превращаются в деревья - исполины и горные гряды. Или композиции "гора-вода", "камень-дерево" - непримерные и яркие атрибуты китайского видения мира.
    На территории садов всегда естественны павильоны, скамейки, расчитанные на любования видами, размышлениям. У них поэтические названия "Терраса луны", "Павильон уединения"... Сад около них не теряет своей красоты. А покрытые поливной черепицей крыши с изогнутыми вверх углами - ветвями деревьев усиливают декоративную звучность сада во все времена года.
    Разнообразные окна с резными решетками, изображающими птиц, цветы; выбеленные стены павильонов - экраны для причудливых теней; дуга моста, образуя вместе с отражением замкнутый круг - все создает новый эффект пространства.
    В целом сад-парк в Китае - это отдельный мир, где человек размышляет, отдыхает, совершенствует свою внутреннюю природу. Постарайтесь с открытым сердцем услышать мысль авторов и ваша энергетика сблизится с настоящим миром.
    Мы покидаем "Львиный сад", как будто проходим через дворцовые покои, отражаясь в многочисленных зеркалах.
    На пути наткнулись на фруктовый рынок. Вот бы перепробовать все эти фрукты, но времени нет. Ограничились тем, что купили ягоду, напоминающую смородину или крыжовник, размером с вишню. По вкусу она не была похожа ни на то, ни на другое, ни на третье. Мы хотели выяснить ее название (хотя бы на китайском), но звуки, произнесенные продавщицей невозможно было ни повторить, ни записать. Поэтому, как она называется - нам не ведомо.
    Для Вас, господа, маленький экскурс...
    Этот фрукт именуется "Рука Будды ". Полина отщипнула кончик самого маленького "пальчика". Вкус кожуры горького лимона. Видимо, цитрусовый.

     []

     []

    Правда, похож на полосатую дыню? Это - Пепино, дынная груша, или сладкий огурец. Первый раз мы увидели его в Южной Америке. Очень сочный и вкусный.

     []

    Овощ? Фрукт? Нечто растительное, похожее на человечка. Каждый плод запакован в вакуум. Пробовать не дают, поэтому о вкусе ничего сказать не можем. Закончу на этом фруктовую тему. Перейдем снова к саду...
    Вот и знаменитый "Сад скромного чиновника". Ах, если бы все чиновники, отошедшие от должности, открывали на свои, пусть даже на "откатные" деньги, такие сады - наша планета от Арктики до Антарктики давно была бы цветущим садом.
    Откуда же взялось это берущее за душу название "Сад скромного чиновника"? Видимо не от оценки земной деятельности Чэна, а скорее от оценки жизни, выраженной китайским поэтом Юэ Паном:

    Я наслаждаюсь тихой жизнью,
    Строя свой дом и выращивая деревья в саду.
    После моей отставки
    Такая жизнь делает меня счастливым...

    Сад прожил бурную жизнь, и двадцать лет по праву - в "шикарном" списке ЮНЕСКО.

     []

    У входа мы встретили еще и двух красоток явно славянской внешности. Обрадовавшись, заговорили с ними на русском, они ответили на польском. Так мы познакомились с Христей и Агатой из Варшавы. Студентки биологического факультета Варшавского университета путешествуют по Китаю вторую неделю. Их каникулы и наш отпуск подходили к концу. Мы поняли друг друга и обменялись добрыми желаниями.
    Каких только эпитетов не заслужил "Сад скромного чиновника". Но, пожалуй, самый достойный - это "Самый красивый сад в мире!"
    Своей блестяще продуманной композицией сад отображает сокровенную идею китайской культуры - воссоздать и превзойти природу!

     []

    Парк очаровал нас с первых шагов. Народу много, но нет столпотворения и никто никому не мешает.
    Полина не могла у павильона "Небесный источник" не полюбоваться выставкой тончайшего шелка, разглядывая процесс появления этого чуда.

     []

    Осень в этом году задержалась и мы повидали ее робкое начало.

     []

    К этому камню китайцы прикасались с молитвенным трепетом... Прикоснулись и мы. Внезапно наш легкий говор прервал мужчина, он на заднем плане фото. Ксин закончил саратовский мединститут, работает ортопедом, реабилитирует детей с последствиями ДЦП, полиомиэлита, стажировался в институте ортопедии им. Г.И.Турнера, со специалистами которого и мне посчастливилось тесно сотрудничать. Я сказал, что моя рабочая профессия тоже была связана с реабилитацией, но это было в России, а сейчас мы живем в Израиле. Ксин весело закивал.
    - Здесь я просит вмешательства жизнь моего одинокого старшего брата...- Тихо произнес он.
    -...
    - Сегодня 11 день 11 месяца. Вам это ни о чем не говорить? Я думаю, вы должны были почувствовать мою страну, которая хорошо относится к магии цифр.
    Мы молча переглянулись.
    Ксин пристыдил нас улыбкой:
    - Сегодня китайский "День хостяк". Ни в одной стране мира нет такого! А дата выбраны в связи с тем, что в них идут подряд единицы, что рядом с одинокими людьми. В это праздник едят хворост в виде полосок йо тио, ходить в клубы и бары. Сегодня утром брат с другом даже во дворе выли по волчьи ровно в 11 часов 11 минут, добавьте 11 числа 11 месяца, они даже готовы назначать свидание вслепую - это уже украшение традиции.
    Мы тепло поблагодарили Ксина за встречу, за прекрасное знание русского языка, пожелали друг другу радостей и сил. И он ушел.

     []

    Вид из "Голубого павильона", нависшего над озером, живая изменчивость воды, подчеркивается плеском рыбы, свежим ветерком, плавным покачиваннием лотоса - удивительная картина.
    Пруд с лотосами окружают миртовые деревья. А вообще в китайском саду из деревьев особо почитаются: сосна, бамбук и кипарис. Они символ благородства, мудрости и долголетия, они создают естественную красоту саду в любое время года.

     []

    Обычно лотосы цветут с июня по сентябрь. Нам повезло увидеть запоздалые бутоны, а семенные коробочки напомнили нам головку душа, заржавевшую у нерадивых хозяев...
    Разноцветные красавицы - мандариновые утки под огромными лопухами. Мне кажется, что это самая красивая утка на Земле. Понятно, почему в Китае именовали знатных, красиво одетых вельмож "мандаринами". Две мандаринки, видимо, что-то не поделили, и мы услышали не громкое утиное кряканье, а скорее пискляво-свистящую беседу.

     []

    Остановились рядом с четырьмя садовниками, тщательно обхаживающими садовое хозяйство, убиравших опавшие листья и обтирающих камни на площадке в пять кв.м.!?

     []

    Изысканную стрелицию, похожую на бабочку или птичку.
    Хотели поговорить с тибетским старцем в меховой шапке с посохом - не получилось. А с супружеской парой из Брюгге мы разговорились, когда присели испить чая. Рассказали, что бывали в их прекрасном городе, обменялись впечатлениями. Пожелали друг другу радостей и сил.
    У выхода мы тепло пообщались с Матиосом и Коулином, литовцами живущими в Лондоне, оба механики, занимаются продажей машин. Добросердечная и короткая беседа.
    Сколько было у нас в Китае таких коротких, приветных встреч с бродягами из многих стран мира! Мы благодарны дорогам, которые дали нам эту возможность...
    Если вы решите побывать в Сучжоу, заложите пару дней, его сады, по моему, безусловно входят в топ-10 лучших красот мира!
    Сады Сучжоу. Нам не хотелось их покидать. Осталось только проникнуть в глубинный смысл стихотворения китайского поэта XII-XIII веков Лу Ю:

    "Кряж за кряжем,
    Ручей за ручьем -
    Кажется нет уж дорог,
    Но в просвете меж ив и цветов
    Виднеется вновь хуторок".

    Благодарим судьбу, что подарила нам сады Сучжоу. Они стоили наших усилий...
    Мы бы долго искали где поесть, если бы не юноша, он быстро понял нас, попросил свою девушку подождать, и довел нас до самого ресторана.
    Заказали местное блюдо: не простую, а "мандариновую(!) рыбу" под соусом с жареными креветками "билуо" (их готовят с добавлением зеленого чая и тушеными овощами "цзийоу" (капуста на курином бульоне). Выпили по бокалу "Ангел ликер кодзи", и тепло поблагодарили гостеприимный Китай, за доставленную истинную радость...
    "Северный вокзал", час до Шанхая, метро и "Маглев" - самый быстрый и самый дорогой поезд в мире - несет нас до международного аэропорта "Пудун".
    Нас вполне устроил Shanghai Chang Chun Yuan Hotel в 10-15 минут езды от от аэропорта. Гостиница оказалась даже лучше, чем мы представляли. Стоимость 34 доллара в ночь за твин. Большая, чистая комната, кондиционер, телевизор, туалетные принадлежности, тапочки. И к тому же бесплатный трансфер в обе стороны. Надо было созвониться и договориться о встрече. Что мы и сделали в аэропорту с помощью молодого человека из Гонконга, с которым смогли объясниться. Микроавтобус пришлось подождать минут двадцать, что не смертельно. Вполне подходящий отель для отдыха перед броском к дому.


    12 ноября 2015

    Я стал путешественником по зову сердца и объездил практически весь Китай.
    С полным основанием мог сказать Конфуций, поглядывая сегодня на многочисленных китайцев, разделявших с нами радостные тропы...

    ШАНХАЙ

    Ранним утром мы покидаем гостиницу! Наш рейс домой.
    别了-biéliǎo, чжунгуо!

    Посадка в Сеуле. Здесь мы провели несколько часов, раскрашивая свои памятные подарки, специальными красками на деревянном бруске - развлекуха, которую предложили нам юные кореянки: Su, Kim, Yukyeong и Tang.

    结束 - ОКОНЧАНИЕ.

    Мы провели восхитительный месяц, знакомясь с удивительно красивой природой, огромными городами, маленькими деревушками и приветливым, трудолюбивым народом Китая.
    В путешествии время летит стрелой: не успел приехать, обжиться как следует, неспешно рассмотреть, а уже надо опять собирать чемоданы-рюкзаки и в путь...
    На дорогах мы поменяли 18-ть гостиниц, провели в воздухе больше 30-ти часов, познакомились с китайскими поездами самых разных модификаций, начиная от шанхайского "Маглева", развивающего скорость свыше трехсот километров в час, до скорого поезда (плацкарт, слава богу не прельстил нас своей дешевизной!), разглядывали городки, пейзажи через окна раскошных экспресс-автобусов и через замызганные стекла местных пазиков, соседствуя с курами и другими хрюкающими, часами плыли на плотах и лодках, любуюсь удивительным наследием природы, ночными огнями фанарей городков и сногсшибательной иллюминацией мегаполисов. А уж переезды на такси чуть было не подорвали наш скромный бюджет,- так их было много.
    Нам помогли Дороги... Дороги свободные, целеустремленные, иногда рискованные.
    Судьба подарила, и мы прошли ими, чтобы почувствовать государство мощного экономического чуда, необычных гор, красивущих озер, быстрых рек, травянистых равнин и водных городов.
    Сказать что это была непростая поездка, значит ничего не сказать. Это было сложное, тридцатидневное путешествие со многими неувязками, накладками, с плохой погодой, изменением планов и упущениями. Но в то же время - самостоятельное странствие по "квадратной земле под круглым небом" безумно интересное, в иную реальность, в другой мир с многочисленными встречами с китайскими собратьями и бродягами из различных стран, украсившими наше путешествие.
    С грустью я закончил описание нашего месячного странствия, будто сошел с дороги, которая доставила нам столько радости и отняла столько сил.
    Путешествие пьянит, а когда оно завершились, так хочется рассказать.
    Иногда в моем сознании, разрывая хаос воспоминаний, возникали вдруг отдельные яркие картины, словно останавливали бешенно крутящийся фильм на одном кадре, где все замерло, с фотографической точностью прорисовывая каждую деталь.
    Но я все же надеюсь, как большинство авторов, что поделился увиденным доходчиво, полно воссоздал всю мозаику картин, что отложились в моей голове, чтобы цельно предоставить читателю информационную ценность нового, подвигнуть к бродяжничеству с нами.
    Я выношу на твой суд, читатель, свои мысли и видения, как путешественик, этим я хочу постараться освободиться от событий, эмоций, которые, я надеюсь, долго будут играть с моей памятью. И никто не сможет приостановить эти игры, ибо воспоминания - это истинный рай, что живет с нами дольше, чем все остальное в жизни. Да, сегодня я до того набит впечатлениями, что боюсь кашлянуть (почти по Ильфу-Петрову), как бы чего не выскочило...
    Но я хочу вновь стать свободным, готовым к новым дорогам...
    Те, кто прочтет мой сказ, пусть не считают, будто я стараюсь оправдать действия руководства Китая: стать ведущей мировой державой, оттеснив Америку, превысить объем китайской экономики в два раза к 2030 году, а к 2049 году в три раза - эти призывы нам знакомы. Но темпы роста, стремление достичь общества средней достаточности, могучей государственности и богатства народа я всячески приветствую.
    На путях-дорогах мы были двое, надеялись только друг на друга. За все я благодарен Всевышнему и Полине!
    Мы сделали Это! Несмотря на дефицит языка общения с персоналом гостиниц, хозяевами ремеслянок и едален...
    Если познакомившись с нашими впечатлениями, вы захотите побольше узнать о стране, которая считает себя "единственным солнцем на небе", я буду считать мою задачу выполненной.
    Про все мы инвестировали хозяевам по 2,8 тройских унций XAU.

    Амбиции уходят.
    Остались новые счастливые миги встреч.
    Мечты сильнее. 菲利克斯 Fēi lìkè sī      
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Норкин Феликс Моисеевич
  • Обновлено: 27/07/2018. 319k. Статистика.
  • Рассказ: Китай
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка