Медведев Михаил: другие произведения.

Калининград (2015)

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 8, последний от 11/11/2016.
  • © Copyright Медведев Михаил (medvgrizli@yandex.ru)
  • Обновлено: 17/05/2017. 256k. Статистика.
  • Дневник: Россия
  • Скачать FB2
  • Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

    Путешествия
    Гризли и Паумена

    Русский Север (2016)
    ~~~~~
    Рыбачье (2016)
    ~~~~~
    Калининград (2015)
    ~~~~~
    Тихвин (2014)
    ~~~~~
    Псков, Пушгоры (2014)
    ~~~~~
    Анапа (2014)
    ~~~~~
    Балаклава (2013)
    ~~~~~
    Судак (2012) (Коктебель, Новый Свет)
    ~~~~~
    Старая Русса (2012)
    ~~~~~
    Байкал (2011)
    ~~~~~
    Ярославль и Владимир (2011)
    ~~~~~
    Крым (2010)
    ~~~~~
    Новгород (2010)
    ~~~~~
    Тверь (2009)
    ~~~~~
    Рыбинск (2008)
    ~~~~~
    Выборг (2008)
    ~~~~~
    Новгород (2007)
    ~~~~~
    Агой (2006)
    ~~~~~
    Тула (2005)
    ~~~~~
    Вологда (2005)
    ~~~~~
    20 часов в Харькове (2004)
    ~~~~~
    От Дагомыса до Нового Афона (2004)
    ~~~~~
    От Туапсе до Адлера (2003)
    ~~~~~
    Смоленское путешествие (2002)
    ~~~~~
    Два дня в Петрозаводске (2002)
    ~~~~~
    Один день в Москве (2002)
    ~~~~~
    Псковское путешествие (2001)
    ~~~~~
    Белое путешествие (Архангельск, Северодвинск 2001)
    ~~~~~
    Анапа (2000)
    ~~~~~
    Ейские записки (1997)
    ~~~~~

    Фотоальбомы
    с описаниями

    Внимание, трафик!
    Соловки (2016)
    ~~~~~
    Из Петрозаводска в Кемь (2016)
    ~~~~~
    Кижи (2016)
    ~~~~~
    Петрозаводск (2016)
    ~~~~~
    Калининградский зоопарк (2015)
    ~~~~~
    Калининград (Светлогорск, Зеленоградск, Янтарное, Балтийск) (2015)
    ~~~~~
    Тихвин (2014)
    ~~~~~
    Пушгоры (2014)
    ~~~~~
    Псков (2014)
    ~~~~~
    Балаклава (2013)
    ~~~~~
    Судак (2012) с оглавлением
    ~~~~~
    Коктебельский дельфинарий и Кара-Даг (2012)
    ~~~~~
    Арпатский водопад и Веселовская бухта (2012)
    ~~~~~
    Меганом, Гравийная бухта, купание в открытом море (2012)
    ~~~~~
    Новый Свет и тропа Голицына (2012)
    ~~~~~
    Генуэзская крепость и тропа на горе Алчак (2012)
    ~~~~~
    Старая Русса (2012)
    ~~~~~
    Ярославский зоопарк 2011
    ~~~~~
    Ярославль, Владимир (2011)
    ~~~~~
    Байкал, Ольхон, мыс Хобой (2011)
    ~~~~~
    Байкал, Ольхон (2011)
    ~~~~~
    Байкал, дорога на Ольхон (2011)
    ~~~~~
    Кругобайкалка (2011)
    ~~~~~
    Байкал, Листвянка (2011)
    ~~~~~
    Байкал, Большие Коты (2011)
    ~~~~~
    Иркутск (2011)
    ~~~~~
    Новгород, Старая Русса, Валдай 2010
    ~~~~~
    Алушта и Крым от Малоречки до Севастополя 2010
    ~~~~~

    Походы
    Гризли и Паумена

    Маршрут 3: Приозерский плес (2004 год)
    ~~~~~
    Маршрут 2: По озерам и порогам Выборгской погранзоны (2003 год)
    ~~~~~
    Маршрут 1: По разливам Вуоксы (2002)
    ~~~~~
    Походные тезисы
    ~~~~~

    КАЛИНИГРАД, или От БАЛТИЙСКА до ЗЕЛЕНОГРАДСКА (2015)

    Фото: Калининград 2015 | Калининградский зоопарк | Склад иллюстраций, 534 снимка

    -1 | 0 | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13

    Оглавление:

    -1. Перед поездкой

    0. Дорога. 9 августа, с 8:00 до 18:00

    1. (09.08, вечер) - Беглое знакомство

    2. (10.08) - Кафедральный собор

    3. (11.08) - Светлогорск

    4. (12.08) - Зеленоградск

    5. (13.08) - Светлогорск-2

    6. (14.08) - Зоопарк

    7. (15.08) - Куршская коса

    8. (16.08) - Музей янтаря

    9. (17.08) - Светлогорск-3

    10. (18.08) - Отто Ляш на Преголи

    11. (19.08) - Светлогорск-4

    12. (20.08) - Балтийск + Янтарный

    13. (21.08) - Ботсад и Ольгинский парк

    -1. Перед поездкой

    Я (Гризли) и мой друг (Паумен) - широко известные в узких кругах путешественники. Предлагаю вам рассказ о нашей очередной поездке.

    В связи с ухудшающимся финансовым положением, мы еще зимой решили не ехать на юг, а купили билеты на самолет в Калининград за 18000 рублей (на двоих, туда и обратно). Аналогичные билеты в Крым или Краснодарский край уже тогда стоили в два раза дороже. И только потом мы осознали, что сама по себе Калининградская область - регион, весьма затратный для туристов.

    Гостиницу выбрали эконом-класса - "Берлин".

    - Мне нравится название! - заявил Паумен.

    Стоимость проживания в двухместном номере там колебалась от 2300 до 2400 рублей в сутки. С бронью проблем не возникло.

    На этот раз, наученный анапским опытом, я не регистрировался ни на каких форумах и почти ни у кого ничего не спрашивал. (Исключением стало общение со Смолиной Аллой.) Основные сведения я почерпнул из путеводителя "Калининградская область".

    Проблема заключалась лишь в том, чтобы дождаться августа. Наконец, время отпуска настало. И мы отправились в путь!

    0. Дорога. 9 августа, с 8:00 до 18:00

    Поразил новый аэропорт "Пулково". Он стал больше предыдущего в два с половиной раза. Толпы людей исчезли, всё выглядело качественно и солидно. И даже регистрация на рейс начиналась не за два часа, а значительно раньше. Мы прошли ее без всякой очереди и проблем.

    В зоне ожидания - масса свободного пространства: гуляй, наслаждайся пейзажами. Свободных мест, где можно посидеть, навалом. И даже посадка завершилась новшеством: в самолет мы зашли не стандартным путем - автобус, трап, а через специальный гибкий "рукав" или "трубу" прямо из здания аэропорта.

    Самолет снова был Airbus-319, что слегка огорчило.

    - Почему? - поинтересовался мой друг.

    - Хочется разнообразия! - воскликнул я.

    Время в пути - очень короткое. Нас даже не успели толком покормить, ограничившись сэндвичем и чашкой чая. Хотя именно в этот раз подкрепиться не помешало бы. Полет оказался настолько коротким, что мы даже ни разу не сходили в туалет!

    Рядом с нами, ближе к проходу (Паумен традиционно сидел у окна) снова разместился Спящий красавец. На этот раз на время еды он проснулся, слопал свою порцию и снова заснул.

    Из Питера вылетали при отличной погоде и ясной видимости, но над Эстонией землю закрыли сплошные облака. Временами казалось, что мы летим над Арктикой, хотя самолет последовательно миновал Латвию и Литву. Иногда облака напоминали снежные горы.

    Облачность была очень низкой, и, время от времени, самолет слегка трясло, и объявляли турбулентность. Мы сидели в 11-ом ряду, как раз напротив крыла, и за время полета прекрасно его рассмотрели. В частности, как открываются "закрылки".

    Самолет вынырнул из облаков уже над самым Храброво; в этом местечке, между Калининградом и Зеленоградском, находился аэропорт. Нам открылась Куршская коса.

    - Мне казалось, она более узкая, - признался я.

    Косу отделял от суши Курский же залив. Я еще дома осознал, что там не покупаешься. Абсолютно безлюдный берег подтвердил мои предположения.

    - Видимо, там болота, - прокомментировал Паумен.

    Как бы то ни было, вся местность (не только возле берега) казалась совершенно безлюдной. Складывалось впечатление, что в Калининградской области проживает крайне мало людей. Небо было затянуто облаками, но дождь не шел.

    Самолет достойно совершил мягкую посадку, за что удостоился жидких аплодисментов.

    Здание местного аэропорта выглядело презентабельно. Правда, на летном поле стояло только два самолета и несколько вертолетов. Мы разглядели, уже ставшие привычными, "рукава-трубы".

    - Калининградский регион процветает! - заявил я.

    Но, когда мы спустились по трапу, выяснилось, что новое здание аэропорта только строится. Автобус подвез нас к табличке "Выход в город", и мы сходу оказались в переполненном "старом" аэропорту. В туалет стояла очередь. Он был достаточно грязным. И даже кран надо было открывать, а не просто подносить руки, чтобы лилась вода. Вот тут-то мы и вспомнили Пулково!

    В зале толпилось множество людей, а посадка размещалась рядом с прибытием (что для Питера выглядело бы диким). Для выдачи багажа работала единственная на весь аэропорт лента. Вокруг нее "сгрудились малые". Пока выдавали вещи с рейса из Сочи.

    - Осмотрим аэропорт? - предложил я.

    - Надо сначала получить багаж, - возразил Паумен.

    Минут через пятнадцать наши, перемотанные синей полиэтиленовой пленкой, сумка и чемодан показались на крутящейся ленте. На противоположной стороне стояли бабка с дедом, которые всё, перемотанное синим, хватали, принимая за свое. Затем долго рассматривали и вновь ставили на ленту.

    - Это наши! - крикнули мы, но это не спасло родные пожитки от вдумчивого осмотра.

    (Тут стоит отвлечься и заметить, что путешествовать в наши дни стало дорого. Тысяча рублей - поездка в такси до аэропорта, тысяча рублей - лишь за то, чтобы обернуть два багажных места пленкой, чашка кофе в аппарате "Пулково" - 90, а самая дешевая пол-литровая бутылка минералки - 95 рублей.)

    Путешественники (они же друзья, дабы избавиться от чрезмерного повторения слова "мы") с вещами отправились на выход.

    - Гризли, фигурки! - воскликнул Паумен.

    Но я даже не обернулся, поглощенный поисками "службы доставки". Около выхода находилась стойка, где можно было заказать такси. Как и год назад в Анапе, мы заплатили девушке в кассе (это стоило 800 рублей), и с чеком в руках устремились к машинам.

    Там нас окликнул наиболее расторопный водитель. Мы сели и тут же помчались в Калининград.

    - У вас дождь был? - спросил я шофера.

    - Только с утра немного покапало, - ответил тот. - После такого пекла! А я ездил в Светлогорск, там вообще сухо.

    В Калининградской области последнюю неделю царила аномальная жара, до плюс 34. Как только мы приехали, погода, разумеется, испортилась.

    Иномарка понеслась по шоссе в направлении Калининграда. Указатель начинался с 11 километра.

    - Так что за фигурки? - спросил я.

    - Из янтаря, - ответил Паумен. - Но это надо было видеть. Там разные звери...

    - А сколько стоят?

    - Я не разглядел...

    Признаться, мы увлечены янтарем. В Пулково его тоже продавали, но по каким-то безумным ценам. В частности, дерево из янтаря (сантиметров шестьдесят высотой, вместо листьев - янтарные украшения), стоило 90 тысяч рублей.

    - Отличный подарок! - воскликнул я от ужаса.

    - Есть еще корона, - не оценила юмора продавщица. - Стоит 190 тысяч рублей...

    Тем временем, мы проехали поворот на Зеленоградск.

    Шоссе, по которому мчалось такси, да и вообще все пригородные дороги, находились в очень хорошем состоянии. Количество машин на трассе было средним, по обе стороны - только лес, ни единого дома или строения.

    Вскоре впереди показался внушительный указатель "Калининград". И всё равно - ни одного дома. И лишь спустя шестьсот метров после указателя, они появились...

    Мы долго ехали по проспекту Александра Невского. В самом начале я разглядел симпатичные домики с коричневой черепицей. Я читал об этом в путеводителе, но увидел впервые. Производят очень приятное впечатление, только я не знаю - это новодел или старые дома?

    Видели еще несколько домов, где сохранились элементы немецкой (прусской) архитектуры. Проехали большой православный храм, но он меня интересовал меньше, ибо построен недавно. И понятно, почему его возвели таким огромным.

    Вскоре такси вкатилось в центр города. Сначала был Ленинский проспект. Затем мы очутились на улице Черняховского. Миновали музей Янтаря с большим количеством торговых лотков.

    Калининград выглядел именно так, как я его и представлял: исторические достопримечательности чередовались с современными домами и постройками советского периода.

    С Черняховского мы свернули, пересекли какую-то речку, и по Эстакадному мосту перебрались на другой берег Преголи. Слева открылся потрясающий Кафедральный собор. Оставшиеся достопримечательности в памяти не отложились: лишь огромный старинный Южный вокзал, за ним - автовокзал, переезд под железнодорожным (далее "жеде") мостом с целой коллекцией граффити, а потом, почти сразу, гостиница "Берлин".

    1. День первый: Беглое знакомство, 9 августа, воскресенье

    Оформили нас без всяких проблем. В холле запомнились четыре циферблата - Калининград, Москва, Нью-Йорк, Токио. Разумеется, все они показывали разное время: а мы перевели стрелки на час назад.

    Друзья заплатили ровно 33070 рублей (откуда взялась такая точность, понятия не имею) и проследовали в номер 315, расположенный на третьем этаже. Поднялись на современном и вместительном лифте. Он внушал уверенность в высоком качестве предоставляемых гостиничных услуг.

    В первый день мы не планировали даже выходить в город, рассчитывая поесть в кафе при гостинице. Девушка-администратор (далее "админ") сообщила, что ресторан "Берлин" работает до 11 вечера. А мы прибыли около половины восьмого.

    Кратко о номере. Его главная черта - компактность. Ничего лишнего. В центре процентов 70 занимала огромная двуспальная кровать, а сбоку, ближе к санузлу, находился шкаф. Стул - лишь один, стоял почему-то в углу. За шкафом - немало свободного пространства, которое никак нельзя использовать, я его назвал "место, куда следует прятать любовника".

    (Если кто-то что-то подумал насчет двуспальной кровати, то напрасно! И Паумен, и я - вполне традиционной ориентации.)

    Тут же замечу, что было довольно душно, несмотря на окно, открытое "уголком" и прохладу на улице. Мы решили, что это связано с аномальной жарой, царившей здесь целую неделю.

    Напротив наших окон расположился троллейбусный парк. Из открытого окна два мигранта-азиата с кем-то переговаривались.

    Их громкие крики были слышны весьма отчетливо.

    - Стоило уехать в Европу, - изрек я, - чтобы опять наблюдать за гастарбайтерами!

    Вспомнился анекдот советских времен.

    Молодой человек из Ташкента поступил в московский институт. Отец на радостях купил ему машину. Сын шлет домой письмо: "Мне не нужна машина! Хочу, как все студенты, ездить на троллейбусе!"

    "Сынок, ни о чем не беспокойся, - пишет в ответ заботливый папаша. - Высылаю тебе троллейбус. Езди, как все, на троллейбусе!"

    Видимо, далекие потомки этих "сынков" с тех пор породнились с троллейбусным парком. В любом случае, пока мы разбирали вещи, азиаты громко болтали о чем-то "троллейбусном".

    Теперь перейду к плюсам номера. Отличная сантехника. По два очень качественных полотенца на каждого. Фен, холодильник, чайник, две чашки, две бутылки воды и даже сейф. Шкаф весьма вместителен.

    Путешественники долго разбирали вещи, стараясь для каждой найти свое место. Кое-как разобравшись со скарбом, друзья отправились в ресторан.

    - Там дорого, - предположил я.

    - Для первого раза сойдет, - ответил Паумен.

    Спустились на "минус первый" этаж с помощью крутого лифта.

    Зашли. Кроме нас, в зале сидели еще два посетителя. За стойкой находилась лишь одна молодая девушка.

    Мы сами взяли меню и принялись изучать. Выбор был неплохой и весьма дорогой.

    Девушка за стойкой сообщила, что из салатов остался только греческий, а ничего мясного уже нет.

    - А суп? - спросил Паумен.

    - Солянка, но ее надо ждать.

    - Мы подождем, - заверили друзья, так как с утра, кроме завтрака и сэндвича в самолете, больше ничего не ели.

    И принялись ждать.

    - В питерских ресторанах такого не бывает! - заявил Паумен. - Они бы просто разорились!

    - Да и для Калининграда это странно, - заметил я. - Ведь клиенты есть. Почему бы не приготовить им еду?

    - Тем более, работают до одиннадцати, - поддержал Паумен.

    В это время в зал зашел мужчина. Приблизился к стойке. Девушка стала объяснять, что ничего мясного нет. Мужчина, не дождавшись окончания фразы, развернулся и отправился восвояси, что-то злобно приговаривая себе под нос.

    Тут нам принесли греческий салат, который оказался неплохим. Не успели мы его доесть, как подали солянку. Друзья отложили в сторону салат и принялись за суп. Должен признать, что он был очень вкусным.

    В гостинице "Берлин" во всем ориентировались на Германию. Например, телевизор показывал только 12 каналов, но из них два на немецком языке. А в меню ресторана фигурировали салат "Немецкий" и солянка "Немецкая". Также были, похожие на баварские, колбаски. А в греческом салате явно поскупились на сыр, что в наше время санкций и антисанкций понятно, но непростительно.

    Заканчивая затянувшееся описание ужина, добавлю, что мы еще съели кусок торта на двоих. За всё заплатили 1500 рублей (по счету 1430).

    Вышли на улицу, ибо Паумену требовалось покурить. Я, как вы помните, уже два года живу без этой вредной привычки. И вот, пока мой друг наслаждался никотином, мы увидели остановку. Туда часто подъезжал разнообразный транспорт. Спонтанно возникло желание прокатиться. Подошел троллейбус. Мы проехали на нем остановку в сторону центра. Вышли в районе Южного вокзала. И тут же стали свидетелями сцены, которая не особо понравилась.

    На тротуаре валялось несколько кочанов капусты. Следующим, что выхватил мой взгляд, стал куда-то бегущий парень. За ним гнался милиционер (в простонародье, полицейский). Но парень бежал гораздо быстрее, поэтому полицейский плюнул и остановился. А парень, разумеется, убежал.

    С чем это было связано, мы так и не поняли, но сделали (хоть и, возможно, ошибочный) вывод, что в Калининграде по вечерам гулять небезопасно.

    Напротив остановки, с другой стороны дороги, находился современный торговый центр. Мы зашли еще в аптеку, купили Паумену "Терафлю", ибо в самолете у него разболелось горло, а затем обошли этот центр, и осмотрели громадный Южный вокзал.

    - Вот о каком смешении стилей написано в путеводителе! - с умным видом заявил я. - Стоит себе старинное здание, а рядом - новый торговый центр. В Питере такого бы не допустили!

    - Просто у нас есть ярко выраженный исторический центр, - пояснил Паумен, - который всеми силами стремятся сохранить. А тут - немецкий исторический центр, который в свое время всеми силами хотели забыть.

    Назад поехали на маршрутке 63. (Проезд на троллейбусе - 18, а на маршрутке - 22 рубля.) Еще 80 рублей потратили за день. В итоге, наши расходы за сутки составили 4755 рублей, не считая платы за гостиницу. В дальнейшем я не буду вас "грузить" подобными цифрами, но задумайтесь: это же невероятно много!

    Друзья вернулись в номер. Для начала я подключил нетбук к интернету через вай-фай. Это оказалось несложно. Затем перекачал фотографии, и вскоре Паумен сел в любимый "Контакт". Я же включил телевизор.

    Около полуночи мы легли спать. Ничто не предвещало...

    2. День второй: Кафедральный собор, 10 августа, понедельник

    Разрешите, я немного побрюзжу? Не разрешаете? А я всё равно буду ныть и жаловаться!

    Будильник я поставил на девять утра. Но проспать до этого времени мне не удалось. Это было просто невозможно!

    Главная напасть - мягкая кровать. Моя спина это крайне плохо переносит. И хоть я на ночь принял таблетку "Найза", это не спасло. К тому же, какая-то узкая и мелкая подушка. То есть, постоянно что-то себе отлеживаешь - руку, ногу или спину.

    Кроме того, духота. Я не знаю, кто проектировал номер 315, но это исключительно талантливая душегубка!

    Ну и звуки троллейбусов. Сегодня с утра я выглянул в окно и осознал, что азиаты - не работники троллейбусного парка, а просто наши окна выходят на столовку, где, видимо, питаются водители троллейбусов. А кормят их никто иные, как гастарбайтеры. То ли столовка круглосуточная, то ли азиатам больше негде жить.

    Так вот, эти троллейбусы всю ночь издавали странные звуки. Я не в силах их сейчас описать. Думаю, за последующие ночи наслушаюсь, и тогда расскажу подробней.

    В общем, вместо 9 утра я встал в 6:30. И захотел сделать зарядку, но физически не смог. В номере было так душно, что уже после первого упражнения (простите за подробности) я весь покрылся потом.

    Тогда я подошел к окну, открытому уголком. На улице было свежо. Даже прохладно. Я решил открыть окно, завесив его потом занавеской. Это было верное решение. Проснувшийся Паумен сначала возражал, но затем быстро уснул. А я более-менее нормально сделал зарядку.

    Компактность номера не способствовала физическим упражнениям. Но я как-то выкрутился. Помылся. Душ в номере просто отличный! Сел за нетбук. И вот, примерно за час, описал свои впечатления...

    Тут, крайне не вовремя, заработала газонокосилка или какая-то другая техника. Дело в том, что за окном, кроме троллейбусного парка, расположены многочисленные "производственные площадки", поэтому звуки доносятся самые разные.

    Кстати, название гостиницы сыграло со мной злую шутку. Когда я прокладывал маршрут по Калининграду в Яндекс.Картах, от гостиницы до зоопарка, программа отправила меня в... самый настоящий Берлин, столицу ФРГ!

    ***

    Я разбудил Паумена в 11:00. Мой товарищ мужественно отнесся к трудностям. Не смутил его и тот факт, который меня чуть не выбил из колеи - ни с того, ни с сего пропала горячая вода! Я был близок к панике, но Паумен успокоил:

    - В такую жару можно мыться и холодной.

    И все-таки, не очень-то приятно.

    Позже админ объяснила, что на "Водоканале" ведутся работы, и к шести часам вечера они закончатся.

    Только мы вышли, как перед самым носом ушла маршрутка номер 80. А только она везет к туристическому бюро "Юнона", где мы собираемся взять билеты на две экскурсии.

    Выяснилось, что маршруток и автобусов по улице Киевской, где расположена гостиница "Берлин", ходит предостаточно (наша остановка называется "Трамвайное депо", хотя рядом находится троллейбусный парк). Однако одни из них ходят чаще (например, 63-й), а 80-й - крайне редко.

    К тому же, кардинально изменилась погода. Вышло солнце и стало печь. Наконец подошла наша маршрутка. И мы потащились. В городе немало брусчатки, на которой трясешься - дай бог! Проехали под жеде мостом (узкое место, где всегда затор), затем оказались на Ленинском проспекте. Магистральный путь по Ленинскому вел к Эстакадному мосту, но нам туда было не нужно. 80-й свернул на улицу Багратиона и по ней доехал до реки Преголи. Затем пересек ее, и мы вышли.

    Разница между Калининградом и Питером: у нас платят при входе, а у них - при выходе. Вышли и очутились на улице Октябрьской. Перешли дорогу по светофору и оказались в самом центре города, в очень красивом месте. Именно там располагалось турбюро "Юнона". Не могу сказать, что нам оказали теплый прием. Какая-то девушка весьма равнодушно отвечала он-лайн на сайте. Мы заказали две экскурсии - Куршская коса (суббота), Балтийск плюс Янтарный (следующий четверг). Всё это потянуло на 4350 рублей.

    Вышли из бюро. Обнаружился красивый пешеходный мост, который я упустил при подготовке к путешествию. Он был возведен в связи с 750-летием города в 2005 году. К этой дате вообще сделали немало. Этим домом (Октябрьская, дом 8) фактически заканчивалась, но для нас только начиналась, Рыбная деревня - комплекс симпатичных зданий туристического толка, стилизованных под старину, который вытянулся вдоль набережной. В Деревне расположено несколько гостиниц и кафе. По Преголи ходили катера. Вовсю светило солнце, и на берегу реки в многочисленных кафе сидели десятки туристов.

    Прогулка получилась запоминающейся. Постепенно впереди открылся Кафедральный собор. Мы по мосту перешли на остров Канта. Тут мне понадобилось на время встать в тень, чтобы прийти в себя, ибо пекло нещадно. Рядом два туриста громко разговаривали по-немецки. Один из них явно был немец, а второй, судя по всему, местный. Почему-то их совершенно не беспокоила жара.

    А мы приступили к осмотру Кафедрального собора. Увидели могилу Канта, затем стену, увитую плющом. Вышли еще на угол реки, посмотрели на очередной мост в сторону центра. Наконец добрались до визитной карточки города - самому прекрасному виду на Кафедральный собор. Было как раз без двадцати два, и мы попали на огранный концерт, начинавшийся ровно в два.

    Друзья купили билеты и на орган, и в музей (800 рублей за всё - 500+300) и устремились в зал. Всё было очень красиво, но музыка оказала на меня гнетущее воздействие. Возможно, мне слон наступил на ухо, или мы сели слишком близко, а орган звучал очень громко. В любом случае, он меня психологически придавил: я оказался буквально раздавлен обрушившимися звуками. Тем не менее, по-возможности оценил виртуозную игру. По крайней мере, усек, что в большом органе более шести тысяч труб разной длины, а в малом - около двух тысяч.

    Органный концерт вместе с речью конферансье (всё потянуло минут на сорок) дался мне тяжело. Однако я был вознагражден тем, что Паумен при исполнении последней композиции показал мне фигурки ангелов на органе. Те вращались, звеня колокольчиками, подносили трубы к губам, а потом два механических ангела-барабанщика бодро застучали своими палочками. Это смотрелось здорово.

    Обоим ангелочкам кто-то повязал Георгиевские ленточки. Стало понятно, что и орган в целом, и каждый ангелочек в частности горячо поддерживают идею Новороссии, а не единой Украины.

    По окончании концерта мы отправились в музей. Там было представлено сразу две экспозиции - "Иммануил Кант" и "История города". Много информации посвятили Королевскому замку, который разрушили в 1965 году. Думаю, это было сделано с одной целью - изжить неметчину в душе каждого калининградца. Но сегодня "неметчина" наоборот расцвела пышным цветом. Перед нами в кассе билет в музей покупала немка, а конферансье, представлявший огранный концерт, обратился к публике сначала по-немецки и лишь потом по-русски.

    Паумен сфотографировал многие высказывания товарища Канта. Я же об этом великом философе читал у Эдуарда Лимонова. Долго рассматривал его портрет, где Кант напоминал профессора Мориарти из фильма о Шерлоке Холмсе. К 750-летию Калининграда восстановили библиотеку Канта, но полистать книги не разрешалось.

    Также в музее мы обнаружили лавку с янтарем. Долго рассматривали разные украшения и сувениры, но Паумен пока не готов принять какое-либо решение. Хотя там продавались симпатичные фигурки животных - металл плюс янтарь. Многие стоили по 500 рублей. Я не уверен, что где-то будет дешевле.

    Посмертная маска Канта, картина "Кант в кругу друзей".

    - Кант для широкой публики не очень-то интересен, - заметил я.

    - Большинство помнит его по "Мастеру и Маргарите", - согласился Паумен. - И традиционно отправляет на Соловки.

    С верхних этажей открывались красивые виды, но по-настоящему высоко забраться не удалось. Думаю, мы поднялись не выше одной трети собора.

    Затем спустились, вышли из музея и отправились бродить по острову Канта. Слава богу, не побоялись и стали искать подъем на Эстакадный мост. Проблемы возникли из-за того, что там монтировали сцену к предстоящему фестивалю Дружбы народов. Когда мы уже окончательно решили, что путь на мост закрыт, один из дружелюбных рабочих показал, где можно пройти. По Эстакадному мосту друзья направились в центр города.

    Слава богу, солнце зашло за небольшую тучу и не пекло. Как я узнал позже, сегодня было максимум 26 градусов, а завтра обещают 28.

    Дошли до Центральной площади, пересекли Ленинский проспект - как раз возле гостиницы "Калининград", где мы не поселились, так как цены за двухместный номер там начинались от 3,5 тысяч рублей.

    Добрались по проспекту до кафе, которое называлось "Круассан". Чем-то напоминало сеть "Кофе-Хауз" в Питере. Достаточно дорого, но всё есть. Мы проголодались, поэтому заказали - сначала чай с лимоном и имбирем, плюс два супа - луковый и итальянский, затем салат "Скандинавский" с семгой и оладья с горячей вишней. Всё это потянуло на 1100 рублей.

    Ждали долго, а всё это время громко звучало какое-то французское радио. И ладно бы, песни, а то одни разговоры и хохот.

    - Таким образом владельцы кафе хотят быть ближе к Европе, - предположил Паумен.

    После трапезы друзья посетили супермаркет "Виктория", расположенный на Центральной площади. Купили воду, а также местную скумбрию и кальмара горячего копчения. По приходу в номер всё с удовольствием съели.

    Добирались до гостиницы не без проблем. Уже начался час пик, а Калининград в это время буквально встает. Мы относительно быстро добрались до Южного вокзала, но уже там образовался конкретный затор. И чем ближе мы подъезжали к трассе под жеде мостом, тем медленнее ехал автобус. С трудом (я стоял, а Паумен сидел) мы все-таки добрались до нашей остановки, где вышли и добрели до "Берлина".

    В гостинице нас ждало еще одно разочарование - горячую воду так и не дали. На этот раз админ заявила, что у них прорвало трубу, и ее будут чинить до завтрашнего вечера. Если что, можно помыться в сауне, но за отдельную плату.

    - Мы и так потратили 7076 рублей, - заявил Паумен, когда мы посчитали расходы за день. - Остается еще много дней, а денег - всё меньше. А ведь надо еще купить янтарь!

    Затем мой друг стал читать про Светлогорск, а я печатать эти строки. Но времени мало, голова тупая, поэтому рассказ о сегодняшнем, весьма запоминающемся, дне, получился скомканным.

    Сейчас мы выйдем на улицу, где Паумен покурит. Затем загрузим фотки на нетбук. До завтра!

    3. День третий: Светлогорск, 11 августа, вторник

    Сегодня спал лучше. Встал в 9:00. Пока делал зарядку, пропотел. В 11:00 разбудил Паумена. Мы позавтракали и вышли из гостиницы в 12:05. В 12:20 уже ехали на 118-ом автобусе в Светлогорск.

    Почему так быстро? Стоял 118-й. Мы подошли. До отправления автобуса оставалась минута.

    - А платить надо в кассе или можно вам? - спросил я водителя.

    - В кассе, - ответил шофер и открыл двери: - Проходите!

    В итоге, мы заплатили кондуктору уже в пути.

    Ехали по маршруту: Южный вокзал - Ленинский проспект - Эстакадный мост - Центральная площадь (остановка, вошел народ) - Ленинский проспект - площадь Победы (увидели впервые), и далее по Советскому проспекту до упора. На площади Победы автобус набился стоячими пассажирами.

    Дорога запомнилась плохо. Ехали полтора часа, из них сорок пять минут - по городу.

    [Не беспокойтесь, что я не описываю подробности. Все эти места мы еще неоднократно увидим, и я о них еще расскажу.]

    Когда проезжали по сельской местности, Паумен видел аистов. А я даже не смог их разглядеть, ибо сидел ближе к проходу.

    - Гризли, аисты! - воскликнул мой друг.

    - Не вижу! - отозвался я.

    - А вот пустое гнездо!

    - Мне не видно!

    - А вот целых четыре птицы!

    - Мне всё равно ничего не видно...

    Тут вспомнилась юмореска из журнала "Аэрофлот", прочитанного нами в самолете: "В штате Вайоминг можно получить лицензию на отстрел зайцев-рогачей, которая действительна в течение двух часов после полуночи 31 июня, но при условии, что ваш IQ не превышает 72 пунктов".

    - Что за заяц-рогач? - заинтересовался Паумен.

    - Не бывает таких, - объяснил я. - Это лось-рогач...

    - Жук-рогач! - вспомнил мой товарищ. - Вот почему речь шла об IQ!

    И только сейчас, когда я стал писать эти строки, догадался, что и 31 июня тоже не бывает. Но наш суммарный IQ всё-таки превысил 72 пункта. А иначе бы зайцам-рогачам несдобровать!

    Проехали по Светлогорску-1. Увидели симпатичное деревянное здание вокзала. Затем взглядам путешественников предстало озеро Тихое. Я неплохо изучил путеводитель, поэтому заранее представлял себе эти ландшафты. Но сегодня стояла страшная жара, и очень хотелось побыстрее на море. Возможно, в прохладную погоду Тихое более посещаемо - сейчас же на нем не было ни одной лодки, а вдоль берега - ни одного человека.

    Автобус свернул на улицу Мира и поехал вверх. Затем по улице Ленина до конечной остановки.

    Оттуда наш путь лежал на канатную дорогу. Она легко обнаружилась: надо было просто следовать за людским потоком. Спустились за 40 рублей с человека. Путь занял около пяти минут.

    Вскоре друзья очутились на пляже. Прошли метров 400 в сторону от центра Светлогорска и залегли. По пути миновали еще один спуск к морю, только пешеходный. Вода была прохладной, зато остужала.

    Пролежали мы где-то с 14:00 до 17:00. Я купался четыре, а Паумен - три раза. Можно доплыть до глубины, это не очень далеко. Самое смешное, что это было мое первое купание в этом году! Лето 2015-го войдет в историю Питера, как наиболее холодное за последние двадцать лет!

    Странные ощущения. Похоже на Черное море, только не та соленость. Почти не напоминает Финский залив. Нам встречались в воде странные медузы с красным "скелетом". Раньше мы таких нигде не видели.

    Народу было не очень много: пляж узкий и берег обрывистый, большому количеству отдыхающих просто не разместиться.

    Мало загорелых людей. Многие приехали из Калининграда: нам даже встретились пассажиры из нашего автобуса. Особенно удивила компания подростков, два парня и две девушки. Они всё время, часа два, проторчали в воде, играя в мяч.

    - Как им удалось не замерзнуть?! - воскликнул я.

    - Их греет тестостерон, - загадочно ответил мой друг.

    - А девушек?

    - Отсутствие тестостерона...

    После 16:00 солнце перестало жарить. Поднялся ветер, сделалось даже прохладно. Тогда мы поднялись с места и направились на прогулку по променаду. Это, в данном случае, не мой сленг, а устойчивое выражение, взятое из путеводителя.

    Прошлись вдоль моря. Видели шезлонги за стеклом. Они находились внутри здания, фешенебельной гостиницы с видом на море: там, кроме шезлонгов, имелся еще и бассейн. Цены, разумеется, зашкаливали.

    Миновали памятник странной зеленой девушке с гривой волос.

    - Наверное, Русалка, - предположил я. - В путеводителе о ней было написано.

    Шикарная набережная, а наверху роскошные отели. Вид очень респектабельный. В центре на пляже людей было больше, чем там, где мы лежали.

    Вскоре друзья обнаружили настоящую русалку. Она сохранилась с советских времен.

    - Значит, до этого мы видели российскую русалку! - догадался Паумен.

    - Русалку нулевых, - уточнил я. - А зеленая, потому что под цвет долларов...

    Вскоре друзья вышли к еще одной достопримечательности, Солнечным часам.

    Честно говоря, они не впечатлили. Все эти конструкции советских лет блекли на фоне ультрасовременных и изящных зданий. Так и не разобравшись с принципом определения времени (что вы хотите, IQ - 72 на двоих), мы устремились вверх по длинной лестнице.

    - По канатке было бы удобней, - заметил Паумен.

    К моменту восхождения мы уже изрядно устали. Открылись новые достопримечательности - красивые домики, но вдумчиво их рассматривать не осталось сил.

    Паумен вышел к комплексу зданий под названием "Гостиный двор".

    - Не нужен мне Двор! - пробурчал я, уткнувшись взглядом в карту города, скаченную из интернета. - Требуется водонапорная башня! Главная достопримечательность Светлогорска! Взглянем на нее, и тут же домой.

    Как назло, башня не находилась.

    Тогда я спросил о ней у какой-то тетушки. Женщина неопределенно махнула рукой.

    - Это возле военного санатория, - добавила она.

    - Точно? - переспросил я.

    - Точно, - ответила тетушка таким тоном, что я сразу понял - она вообще не знает, где находится башня.

    Выручил Паумен, отыскавший загадочное строение. Оно и вправду заслуживало осмотра.

    Правда, в путеводителе сказано, что наверху есть обзорная площадка, но, видимо, с 2011 года информация устарела.

    - В Светлогорск можно съездить и в плохую погоду, - задумчиво произнес я.

    - Вот тогда и осмотрим достопримечательности, - быстро согласился Паумен.

    И друзья по длинной улице Ленина, с множеством кафе, сувенирных магазинов и ларьков, а также лотков и киосков направились в сторону канатки. Продавали очень много самого разнообразного янтаря, так что просто глаза разбегались.

    В конце концов, мы вышли на кафе "Круассан".

    - Значит, это сеть, - глубокомысленно произнес я.

    Заказали: колбаски мюнхенские за 330 рублей, спагетти "Карбонара" - 350, два штруделя яблочных - 370 и чай с имбирем и лимоном. Всё вместе потянуло на 1300 рублей.

    А назад мы отправились на поезде в 19:04, что оказалось крайне удобно!

    Готовясь к путешествию, я неправильно сообразил насчет железнодорожных рейсов, решив, что поезда на Светлогорск идут мимо Зеленоградска. Оказалось, это два совершенно разных направления, и лишь один-два раза в сутки поезда следуют из Зеленоградска в Светлогорск.

    Мы сели в электричку. Пассажиров поначалу было мало.

    Однако на остановке "Пионерский курорт" в вагоны набился народ. Правда, сидячих мест всем хватило, просто почти все они оказались заняты. Вскоре выяснилось, что к нам подсели калининградцы из близлежащего городского района Сельма: оттуда до Пионерского не более получаса на поезде. Вот "сельмчане" и выбирают наиболее короткий путь к морю.

    Остальная толпа вышла на Северном вокзале. До Южного доехали считанные единицы. В том числе и мы.

    И прямиком направились в гостиницу. По пути купили канистру воды в круглосуточном магазине, сразу за жеде мостом.

    Горячей воды в "Берлине" по-прежнему не было. Обещают завтра утром.

    Я позвонил на ресепшен и заявил:

    - Вчера утром сказали, что воды не будет до шести вечера. Вечером, что вода будет с утра. Сегодня вы говорите, что вода будет завтра утром. Можно ли вам верить?

    - На "Водоканале" случилась авария, - объяснила девушка. - Сказали, что ее уже починили, но до нас горячая вода дойдет только к утру. Хотите, мы вам ведро с горячей водой принесем?

    - Хотим! - воскликнул Паумен.

    Минут через тридцать в дверь постучали. На пороге стоял представительный охранник с ведром воды, в котором плавал пластмассовый ковшик.

    - А вы ведро потом заберете? - спросил я.

    - Горничные завтра уберут! - отмахнулся охранник.

    Таким образом, мы решили проблему с помывкой.

    Затем я загрузил фотографии в компьютер, и Паумен засел в любимый "Контакт". Я же был вынужден врукопашную писать эти записи. Поэтому не удивляйтесь их лаконичности.

    Сейчас уже 22:33. Скоро мы ляжем спать. Спокойной ночи!

    4. День четвертый: Зеленоградск, 12 августа, среда

    Встал, не дождавшись будильника, в 8:48. Солнце шпарило сквозь закрытые занавески. В номере царила неимоверная жара. С большим трудом я сделал зарядку. Посередине гимнастики пришлось залезть в душ. Зато есть радостная новость - дали горячую воду.

    Паумен проснулся в начале одиннадцатого. Тоже рано, потому что жарко и шумно.

    К разнообразным звукам троллейбусного парка, который мы всё чаще называем "Колбасный цех N5", я уже привык. Частенько оттуда доносится нечто, что мы называем цитатой из Башлачева "звон струны из твоей косы". Многие люди безуспешно бились над расшифровкой этой поэтической метафоры, а истина оказалась банальна - это описание звуков троллейбусного парка. Точнее и не скажешь!

    Друзья вышли из "Берлина" в 11:50. Не стали ломиться прямо в автобус (как вчера), а, как честные граждане, отправились в кассы. Это сыграло с нами злую шутку. У меня имелось расписание 141-го автобуса на Зеленоградск, и я знал, что следующий отправится в 12:15. На него и взял билеты.

    А когда мы с этими билетами попытались влезть в автобус, выяснилось, что этот рейс отходит в 12:05!

    Пришлось еще целых десять минут торчать на автовокзале!

    Затем пришел наш автобус. Очень душно! Сели мы на свои места и... поехали. Вдобавок попался "закупоренный" автобус, да не просто так "закупоренный", а потому что в нем предполагалось наличие кондиционера.

    - Вместо этого мы наблюдаем его отсутствие! - воскликнул Паумен.

    - И наличие духоты! - усилил я.

    В такую погоду прогулки по Калининграду просто невозможны. Только поездки на море.

    Путь до Зеленоградска оказался короче, чем до Светлогорска. Сначала привычным путем до площади Победы, а уже оттуда автобус свернул на улицу Черняховского, а затем поехал по проспекту Александра Невского - этим путем мы добирались в "Берлин" из аэропорта Храброво.

    По дороге друзья увидели музей Янтаря и нечто, похожее на Верхний пруд. Далее, на площади Василевского всё было перекопано.

    Мы миновали второй по величине православный собор (Александра Невского) и поехали, достаточно медленно, по городу. В Калининграде большинство улиц - узкие, сохранившие свой размер с немецких времен. Исключение составляет Ленинский проспект и еще пара-тройка широких магистралей.

    Итак, тридцать минут по городу и тридцать по "сельской местности". Особо ничего я не увидел, так как в проходе стоял народ и мешал перспективе.

    - Эту поездку можно смело назвать "часовым мучением", - заявил Паумен.

    Друзья прибыли в Зеленоградск. Вышли на конечной остановке и направились на железнодорожный вокзал. Там выбрали обратный рейс на 19:40, а затем устремились к морю. Как уверял путеводитель, идти туда от вокзала ровно пять минут.

    По пути мы обнаружили музей, куда заходить не собирались. Перед входом стоял большой желтый трехколесный велосипед.

    Друзья прошли по узкой, забитой машинами, улице Ленина до Курортного проспекта с красивыми и старинными зданиями. И, по аллее Дружбы Народов, отправились на променад.

    Вышли прямо к беседке, отмеченной в путеводителе. Там разливали "Зеленоградскую" воду. Мы ни разу не покупали ее в бутылках и не знаем, насколько она здесь популярна. Паумен набрал для пробы пол-литровую бутылку.

    Глотнули.

    - Напоминает Сестрорецкие разливы, - произнес я.

    [На берегу Финского залива, в Сестрорецком районе находится поселок Курорт. Там расположен известный курорт (и это не тавтология), где имеется целебный минеральный источник. Именно эти разливы я и имел в виду.]

    Зеленоградск был совершенно не похож на Светлогорск. Кроме того, он показался нам более крупным. Возможно, из-за того, что здесь было меньше деревьев, а все постройки - на виду, не скрыты никакими холмами.

    Меня заинтересовало здание справа от бювета. Это был почти достроенный курортный комплекс, который кто-то поленился ввести в строй. В связи с этим, комплекс на глазах терял товарный вид, а какое-то хулиганье даже выбило одно из окон.

    - Владелец умер, - предположил я.

    - Или посадили, - дополнил Паумен.

    Слева от бювета находился длинный-длинный пирс. Теплоходов по побережью пока не ходит, но как только пойдут - пирс очень пригодится. Пока же с него, с самого конца, ныряли в море подростки-экстрималы.

    - Я тоже нырну! - зажегся Паумен.

    И мы направились к пирсу.

    Обнаружилось, что нырнуть-то просто, а вот вылезти потом из воды нелегко. Подростки же шустро карабкались по бетонно-металлической конструкции.

    - А ты сможешь? - спросил я.

    - Вряд ли, - ответил мой друг.

    Загорать было практически негде, ибо все небольшие фрагменты песка оказались плотно забиты телами отдыхающих. Уже позже я узнал, что Балтийское море ведет себя непатриотично по отношению к Калининградской области: ее берега в районе Швеции прирастают, а в районе Светлогорска и Зеленоградска - убывают, поэтому приходится постоянно насыпать всё новый песок. Кроме того, в воде обнаружились водоросли, коих совершенно не было в Светлогорске.

    Тогда мы приняли волевое решение: окунуться возле беседки, а затем - прямо в "пляжных аксессуарах" брести туда, где есть место, чтобы расстелить подстилку. Так и поступили.

    Но в этот визит всё как-то не заладилось. Нет, было не отвратительно, просто что-то постоянно не складывалось. Паумену не понравилось идти босиком по набережной, он посчитал ее слишком грязной. К тому же, на небе появилась незначительная дымка, которая с каждой минутой разрасталась.

    Друзья шли вдоль променада. На одном из отелей видели надпись "номера от 4500 рублей".

    Через некоторое время променад закончился и начался песок. Но и там лежало множество народу. Пришлось по кромке берега пройти еще около километра, чтобы добраться до более-менее свободных мест. Отличительная черта той территории - возле берега тянется цепочка волноломов.

    Я в свое время читал форум Зеленоградска и знал, что если пройти еще дальше, то сначала будет немецкий дот, а километров через шесть начнется Куршская коса, но на подобные подвиги по жаре мы были не способны.

    Поэтому, добравшись до первого вполне приемлемого места, мы туда плюхнулись.

    Кстати, на прогулку мы взяли с собой Белячка. Надеюсь, вы помните о наших зверях?

    - Каких еще зверях?! - воскликнет непосвященный читатель.

    Объясняю - их у нас уже шестеро: Белячок, Ежик, Рыжий, Мишутка, Полосаток и Медвежонок. После долгих раздумий мы четвертых взяли с собой, а Полосатока и Мишутку оставили дома. О них поговорим в следующий раз.

    Как только мы залегли, солнце ушло в дымку, и загорать стало невозможно.

    Вход в воду был, я бы сказал, "анапским". За подробностями отправляю к путешествию годичной давности, а здесь кратко объясню: это когда первые метров двадцать - мелко, и в воде крупные камни, идти по которым не доставляет удовольствия. В таких случаях надо ложиться в воду у самого берега и далее, помогая себе руками и ногами, пробираться к глубине. Однако Паумен и на этот раз не последовал моему примеру - хотя это очень удобно.

    Мне же было грустно наблюдать, как мой друг, да и остальные отдыхающие, долго и упорно бредут в море. У них на это уходило больше времени, чем на само купание.

    В целом, море понравилось. По крайней мере, в Зеленоградске оно теплее. Во всем остальном выигрывал Светлогорск.

    - Это место больше напоминает Финский залив, чем Черное море, - изрек Паумен.

    Мой друг был изрядно раздосадован дымкой.

    - Подожди, она уйдет, - заявил я. - Как два года назад в Балаклаве.

    Однако время шло - мы лежали и делали вид, что загораем, а дымка так и застыла над нами.

    Я заплыл подальше от берега, осмотрел перспективу в сторону Куршской косы. Там на пляже было меньше народа, но всё равно хватало. Похоже, мы застали один из тех жарких дней, когда всё население вылезает на пляж и там основательно "зависает".

    Солнце вышло буквально на десять минут, но затем дымка вновь взяла свое. Шансов загореть не осталось.

    Около 17:00 мы решили уходить. Собрали вещи.

    - Пойдем назад тем же путем? - спросил я.

    - Давай пробиваться через лес, - предложил мой друг.

    И мы стали пробиваться.

    Прямо с пляжа можно было уйти в какие-то заросли. С периодичностью в пять минут туда устремлялся то один, то другой отдыхающий, а то целая компания. И назад никто не возвращался. Значит, там был "путь к цивилизации".

    Выяснилось, что по лесу вдоль берега идет песчаная тропа. По ней мы и направились. В итоге, вышли к дороге.

    Это был один из подъездов к морю, где автомобилисты устроили "дикую" стоянку по всей длине дороги. Увиденное напоминало наше Солнечное и Финский залив, с той разницей, что у нас теперь на подъездах к пляжу везде установили шлагбаумы.

    - И здесь установят, - пообещал я.

    - Мы этого не застанем, - заверил Паумен.

    Друзья пошли по дороге. Машины вскоре закончились, и с правой стороны открылось кладбище. Судя по размерам, главное кладбище Зеленоградска.

    - Куда же мы забрели? - забеспокоился я.

    - Может, пойти через кладбище? - спросил Паумен.

    - Нет, спасибо! - ответил я. - Мы уже ходили через кладбище в Анапе!

    Что поделаешь, друзья мои! Вольно или невольно, но приходится давать ссылки на наши предыдущие поездки, ведь благодаря им появляется опыт.

    И мы направились в обход. Преодолели еще около километра. Наконец, вышли на трассу.

    Там обнаружился какой-то странный маяк. Что он означал и для чего построен - осталось загадкой.

    - Уменьшенная копия водонапорной башни, - предположил мой друг.

    А мы, обогнув кладбище, развернулись в сторону моря. Слева потянулись новые красивые многоэтажки. А затем мой глазастый друг обнаружил пруд!

    Нам предстал совершенно другой, весьма приятный Зеленоградск. Видимо, мы оказались в городском парке. Посередине пруда бил примитивный, но мощный фонтан, создававший уют. Друзья постояли на детских кувшинках. Посидели на скамеечке. Перешли через мостик.

    Встал вопрос: куда идти дальше?

    - Конечно, на пляж! - воскликнул я. - Иначе мы уйдем из центра Зеленоградска!

    - Гризли, ну почему ты не умеешь ориентироваться? - возмутился Паумен. - Почему мне всё время приходится тебя переубеждать?

    Я был уверен, что надо идти к пляжу, и именно там находится знаменитая улица Московская, но благоразумно решил не спорить с другом. И мы устремились в "его" направлении. Вскоре выяснилось, что Паумен был совершенно прав!

    Сначала мы обнаружили мемориал солдатам, погибшим в Великую Отечественную войну.

    - А путеводитель об этом почему-то молчит! - язвительно заметил я. - Очевидно, его составлял большой любитель немцев. Писали только обо всем немецком! А как же быть с нашими памятниками?!

    Насмотревшись на захоронение и выйдя на улицу, путешественники увидели, что это и есть Московская! И нам постепенно открылись все достопримечательности, перечисленные в путеводителе.

    Сначала православная церковь, переделанная из кирхи.

    - Я против такого подхода! - заявил Паумен.

    - Здесь так принято, - возразил я. - Почти все кирхи переделали в православные церкви.

    - Это неверно, - настаивал Паумен. - Они же разной формы!

    - Но ведь ни протестантов, ни лютеран здесь практически нет, - упорствовал я. - Так что же, пропадать постройке?!

    В итоге, каждый остался при своем.

    Далее мы увидели водонапорную башню. Путеводитель 2011 года утверждал, что она - заброшенная, но реальность доказывала, что к башне пристроили смотровую площадку.

    - Это же фаллический символ! - поразился я. - Такой же, как тот маяк на трассе. Значит, Зеленоградск - город фаллических символов!

    Мы вышли к башне, где находился музей кошек. Но нам сегодня было не до музеев: сказывалась усталость. Поэтому друзья только заглянули в башню, и на лифте поднялись на обзорную площадку. С высоты Зеленоградск был виден, как на ладони. Он казался раз в шесть больше Светлогорска. Множество новых жилых домов теснилось на окраине.

    - А музей кошек напомнил мне Мышкин, - сообщил Паумен.

    - Идея та же, - согласился я. - Кошки или собаки, их ведь много. Собери всех вместе, и тема заинтересует.

    Справедливости ради замечу, что скульптуры котов у входа в башню были просто очаровательны. Да и вообще, не стал бы хаять музей. Просто там работала девушка, которая путалась в разных билетах ("на башню", "в музей") и из-за этого возникла очередь. В такое "очаговое" место культуры следовало назначить более опытного бойца культурного фронта.

    А друзья вновь вышли на улицу Ленина, пройдя всю Московскую. И очутились в начале Курортного проспекта, откуда ранее свернули к морю. Времени до поезда оставалось предостаточно, и мы решили прогуляться по новым местам.

    Тем временем, погода испортилась. На небе вместо дымки появились самые настоящие тучи, сделалось прохладно. Стало возможно гулять, не испытывая дискомфорта. Из-за этого Зеленоградск тут же показался милым и привлекательным.

    Паумен, пока мы еще шли по Ленина, видел 141-й автобус, забитый пассажирами. Зато по Курортному проспекту, как нам показалось, прогуливались одни "местные" отдыхающие, из ближайших отелей и гостиниц. Все "туристы на день" уже убыли в Калининград.

    Пришло время поесть. Вскоре мой друг обнаружил кафе "Встреча". Вполне достойное заведение. Там оказался очень душевный официант. Первым делом он сообщил, что его зовут Алексей.

    (Я считаю, что это - удачный ход. Ведь обычно никто не знает и не интересуется именем официанта. Может, зря? Ведь официант может помочь выбрать хорошее блюдо и ответить на ваши вопросы. В любом случае, манеры Алексея мне понравились. Именно поэтому он стал единственным официантом за всё Калининградское путешествие, чье имя я не только узнал, но и запомнил).

    Конечно, питание было попроще, чем в "Круассане", зато дешевле и более домашнее.

    Что мы заказали? Уже не помню. Поели на 1100 рублей, но основательно. Затем еще прошлись по Курортному. Я успел в закрывающемся магазине (почти всё работало до семи) купить магнит с башней на холодильник.

    Так что, Зеленоградск нам всем понравился, кроме моря. Слишком много водорослей и мелко, что напоминает Финский залив. Настало время идти на электричку. В связи с испортившейся погодой, мы полагали, что проблем с посадкой не возникнет.

    Но вышло иначе. Подойдя к вокзалу в 19:07 (до поезда оставалось более получаса, 19:40), друзья увидели возле платформы нездоровое скопление народа. За билетами выстроилась внушительная очередь. Я встал в конец.

    Паумен немного постоял вместе со мной, а затем вышел на платформу.

    - Если поезд подойдет, пока ты покупаешь билеты, я займу места, - объяснил мой друг.

    А я остался. Судя по реакции толпы, ситуация была привычной - никого не удивлял ажиотаж. Я разглядел на кассе объявление "Покупайте без очереди билеты в электронных терминалах".

    В Питере такое широко применяется, а в кассах стоят только пенсионеры, у которых льготы. Я обвел глазами помещение. Обнаружил терминал, на который никто не обращал внимания.

    Мне захотелось бросить очередь и устремиться к нему. Но тут я увидел, как к терминалу подошла женщина, попыталась нажать хоть какие-то кнопки на нем, но хваленый терминал не подавал признаков жизни.

    "Облом!" - понял я.

    Очередь двигалась медленно. В 19:20 я взял вожделенные билеты. Нашел Паумена на платформе.

    - Почему часть народа стоит с другой стороны? - спросил мой друг.

    - Может, он иногда открывает двери в ту сторону, - предположил я.

    - Просто некоторые отжимают двери, - пояснила женщина, стоявшая рядом, - а другие запрыгивают.

    Ситуация действительно выглядела странно. Представьте себе платформу, где люди ожидают поезда. Одна колея. С ближней к вокзалу стороны колеи стоит толпа, а с другой - тоже кучкуются люди, но в десять раз меньше. Причем, если толпу одолевает беспокойство (Влезем ли? Прорвемся ли?), то избранные ждут поезда весьма беззаботно и даже расслаблено.

    - Давай пойдет на ту сторону! - предложил Паумен, которому тоже захотелось беззаботности.

    - А если двери никто не отожмет? - возразил я.

    Часы показывали 19:30. Электрички не было.

    - И часто здесь так? - спросил я у женщины.

    - Бывает, - ответила она. - Я думала, все на автобусах уехали.

    Тут показалась электричка. Стоит добавить, что в Калининградской области нет платформ в том смысле, который вкладывают в это слово питерцы. Никаких возвышений, люди просто спускаются и поднимаются по лесенке, которая ведет в вагон. C другой стороны, как еще назвать это место, как ни платформа?

    - Быстрее! - воскликнет нетерпеливый читатель. - Ожидание электрички затянулось!

    И вот она подошла. Нам чертовски повезло, ибо двери оказались прямо перед нами. Но из вагона еще должны были выйти люди. И тут, невесть откуда, возник рослый парень. Он не только растолкал толпу пытающихся войти, но и влез в электричку, не дав пассажирам выйти!

    Вот он-то и бросился отжимать дальние двери.

    Паумен поначалу даже пытался не пустить парня в вагон, но бывалый "толкач" легким движением плеча оттер от двери моего хрупкого товарища.

    - Ты с кем пытался соревноваться? - спросил я, когда мы заняли места.

    - Я просто обалдел от такой наглости, - признался Паумен. - Кстати, эти "отжимальщики" даже не пошли в салон. Я вижу, они стоят в тамбуре.

    Вот такие странные обычаи царят в калининградских электричках. Я впервые в жизни стал свидетелем, как врываются в поезд, не давая пассажирам выйти. Да и вообще, давно в электричках не толкался.

    [Это не значит, что в Питере не бывает набитых поездов. В те редкие дни, когда на город снисходит жара, сотни тысяч горожан устремляются на Финский залив. Просто мы туда едем либо на маршрутке, либо на поезде, но во второй половине дня. Стараемся попасть "в противофазу"].

    Набитая электричка вскоре тронулась. Слава богу, ехать было недолго - около пятидесяти минут.

    Паумен стал читать купленную еще вчера газету, а я смотрел в окно.

    В половине девятого мы прибыли на привычный Южный вокзал.

    Зашли в супермаркет "Виктория". Купили салатов и сдобы. Обнаружили газированную минеральную воду "Зеленоградская" в двухлитровых бутылках. А потом в круглосуточном магазине купили еще и шестилитровую канистру "Зеленоградской" всего за 35 рублей.

    - Видимо, здесь все ее пьют, - рассудил мой друг. - А как вывозить? Сложно.

    - Да и ввозить тяжело, - добавил я.

    Действительно, мы не видели в магазинах "Архыза" или "Росинки"....

    Друзья вернулись в номер около девяти. Хватило сил лишь загрузить на компьютер снимки и кратко описать основные вехи дня в заветный блокнот.

    - Завтра встану в семь! - заявил я. - И хоть что-то напишу на компьютере! Иначе Калининградских записок не будет.

    - Я не возражаю, - ответил мой друг.

    5. День пятый: Светлогорск-2, 13 августа, четверг

    Здравствуйте, уважаемые друзья! Два предыдущих дня совершенно не было времени, чтобы сесть за компьютер и хоть что-то записать. Пришлось ограничиться куцыми записями в блокноте. А сегодня я встал на полтора часа раньше обычного (7:30), чтобы хоть немного времени посвятить письму.

    Поездка проходит весьма насыщенно, и мы оба устаем. Вот, например, вчера - вышли из дома, еще не было 12 дня, а вернулись уже позже девяти вечера. Для нас это - напряженный график. Поэтому временами, во второй половине дня, накрывает откровенная усталость, когда уже не можешь ярко и достойно воспринимать красивые пейзажи и панорамы.

    Вчера, уставившись в Гисметео, мы обнаружили, что все ближайшие дни будет солнце. Поэтому решили сегодня снова ехать в Светлогорск, оттуда легче добраться до Калининграда. Сейчас я глянул Гисметео - оказывается, ночью шел ливень. Мы его не слышали, но тучки на небе присутствуют. Но всё равно поедем в Светлогорск.

    Несколько слов о гостинице. Если бы не жара и колбасный цех N5, который, как обычно, гремит всеми возможными звуками (сейчас заработала псевдогазонокосилка, а до этого о чем-то базарили два "троллейбусника"), то гостиница была бы просто великолепной.

    Первым делом отмечу санузел. Вчера дали горячую воду, и всё работает просто идеально. Кроме того, с завидной регулярностью меняют постельное белье и особенно полотенца. Их меняют каждый день, а они (их два) большие и качественные.

    На этот раз, к большому сожалению, это не псевдо, а настоящий газонокосильщик под окном! Какой ужас! Он даже мне сильно мешает писать. Ах, да, сегодня же 13 число!

    Кроме полотенец, нас заботливо снабжают туалетной бумагой и мылом с шампунем. Практически ежедневно. То есть, с одной стороны, трогательно заботятся, а с другой - не могут уберечь от шумного газонокосильщика.

    ***

    Из достопримечательностей Калининграда - два больших православных храма. Один находится на площади Победы и мне нравится, напоминает Успенский собор в Великом Новгороде, а второй, более обыкновенный, расположен на улице Александра Невского. С площади Победы начинается улица Черняховского, которую тоже хотелось бы изучить.

    В городе есть две просто огромные площади - Центральная и Победы, и некоторые проспекты - очень широкие. Тем не менее, частенько возникает транспортный коллапс. И это летом, в будний день, где-то с 12:00 до 13:00, когда, по большому счету, пробок быть не должно. Кроме того, пробка всегда присутствует под жеде мостом недалеко от гостиницы.

    Когда проезжаешь на поезде от Северного до Южного вокзала, электричка идет через длинный тоннель. Все железнодорожные пути в центре города проложены глубоко внизу еще немцами, поэтому из поезда Калининград особо не разглядеть.

    Вчера в Зеленоградске видели семью немцев. Они иногда встречаются. Может, им приятно съездить на землю своих предков? К тому же, для них жизнь в Калининграде весьма дешевая. Во всех местных картах надписи на двух языках, и второй, вместо привычного английского, немецкий.

    Вчера после поезда мы посетили супермаркет "Виктория", который находится, считай, на площади Калинина, рядом с проспектом Калинина, а напротив Южного вокзала стоит памятник всесоюзному старосте. Личность, конечно, слишком убогая, чтобы его именем назвать город. Мы вчера думали, что, по большому счету, стоит вернуть городу историческое название. Однако если это сделать прямо сейчас, то это повлечет за собой целый ряд переименований и породит в умах калининградцев определенную смуту, которую высшее руководство нашей страны не может допустить. Время сейчас не лучшее для переименования, хотя и название Калининград выглядит совершенно неуместным.

    Сейчас выглянул в окно - там два газонокосильщика, и работу они сделали только наполовину, так что вся моя утренняя вставка будет сопровождаться этими отвлекающими звуками. Значит, сумбур мыслям обеспечен.

    Итак, супермаркет "Виктория". Очень распространенная сеть. Мы взяли там салаты (две пластмассовые мисочки с оливье) и еще ветчины. Заодно всякой мелочи - типа батареек для будильника и прищепок для штор - ведь у нас всегда с утра солнце, и открыто окно, поэтому шторы надо чем-то закреплять.

    Но сегодня один из тех редких дней, когда солнце светит "набегами", так как много кучевых облаков.

    Газонокосильщик решил сделать небольшой перерыв.

    Интересные вещи происходят с загаром. Я ведь приехал сюда совершенно белый (это Паумен посетил несколько раз солярий), а вообще-то я смуглый. И, если бы дело происходило на Черном море, я бы уже успел обгореть. Или, по крайней мере, кожа приобрела бы хоть какой-то оттенок. Тут же два дня я под солнцем (правда, вчера мы лежали в дымке), а цвет кожи практически не изменился. Этот калининградский феномен подлежит скрупулезному исследованию - лишь бы погода оставалась хорошей.

    На острове Канта с сегодняшнего дня и до воскресенья проводится Фестиваль дружбы народов. Так что мы вовремя посетили Кафедральный собор. Этот фестиваль проходит с 2012 года и местным жителям, должно быть, интересен - но нам, скорее всего, не хватит времени туда зайти.

    По расходам. Мы подсчитали, что нам надо тратить по 2500 рублей в сутки. Но это - при нынешних ценах и наших запросах - довольно сложно, учитывая, что до места сбора экскурсантов в субботу (турфирма "Юнона") мы хотим доехать на такси. Почему-то к Октябрьской набережной идет очень мало транспорта. Складывается впечатление, что в Калининграде весь транспорт ходит по Ленинскому, очень широкому, проспекту, и никак иначе.

    Что сказать о гостиничном персонале? Особых претензий к ним нет. Но админ нам с самого начала сказала - если что, звоните 101. Однажды я звонил, но без всякого толка. Второй раз дозвонился только с третьего раза. Всё это касалось вопроса с горячей водой. Кто-то в нашей гостинице живет, но, видимо, звукоизоляция хорошая - из соседних номеров ничего не слышно. Иногда мы видим разных постояльцев. Кто-то из них спускается на "минус первый" этаж, где находится ресторан.

    Один раз вместе с нами ехали какие-то иностранцы, но не немцы. Близость Европы чувствуется. Не только из-за разных телеканалов и радиостанций, которые здесь ловятся в большом количестве. Немало объявлений на курсы польского и немецкого языков, а также приглашений на "шоп-туры" в Польшу.

    Газонокосильщики опять взялись за свое шумное дело. Паумен проснулся, но мужественно пытается дремать.

    - Сегодня тринадцатое число, - объяснил я.

    - Здесь каждый день тринадцатое, - ответил мой друг.

    Проблема в том, что мы не можем закрыть окно, тогда сразу станет нестерпимо душно.

    Каковы еще калининградские реалии? Честно говоря, мы их не особо заметили. Из трех последних дней два провели на побережье. Если говорить о Солнечногорске и Зеленоградске, то оба городка заслуживают пристального внимания. Конечно, с тех пор, как в 2011 году был написан путеводитель, много воды утекло. Думаю, что население каждого города прибавило 20-30%, если не больше. Строят не гостиницы и пансионаты, а, в первую очередь, красивые жилые дома. Видимо, это экономически оправданно.

    И я уж не знаю, кто именно - калининградцы или москвичи с питерцами - будут скупать эти квартиры и для чего (жить там, вложение денег и т.п.), но - раз строят, значит, есть спрос. Следовательно, эта бизнес-схема лучше всего работает. С одной стороны, в этих красивых новых домах нет ничего плохого: разве что они - очень высокие и являются архитектурными доминантами. С другой, в Зеленоградске немало обветшалых домов, которые нуждаются в немедленной реконструкции. Если бы выделялись деньги на город, я бы, в первую очередь, привел в порядок старинные дома, так как их осталось не так уж много - они настоящая редкость, которая вскоре разрушится, - а уж потом бы обратил внимание на новые здания.

    Конечно, и Зеленоградск, и Светлогорск - полноценные курорты. Они меньше по размерам, чем крымские или Краснодарского края. Мы ничего подобного не видели, и этот феномен вызывает интерес.

    В Калининграде есть множество фортов и ворот, разбросанных по окраинам. Мы их временами замечаем, когда проезжаем мимо. В частности, есть ворота на окончании улицы Броневой. Но самостоятельно (тем более, при такой жаре) изучать эти форты и ворота - сложно. Мы хотели съездить на экскурсию по фортам, но всё упирается в деньги и количество свободных дней.

    Проблема и в меняющейся погоде. Вчера с утра в номере стояло страшное пекло, потом царил ужасный духач в автобусе, а когда мы, наконец, добрались до Зеленоградска и нашли более-менее свободное место на пляже, солнце залезло в дымку и больше из нее не вылезало.

    Раз уж сегодня получился поток сознания, скажу и о номере. К тесноте постепенно привыкли. К сожалению, только один стул, поэтому Паумен во время еды обычно на нем сидит, а я ем стоя. Мы каждый раз чем-нибудь завтракаем, а закупаемся вечером. Неподалеку от нас, рядом с железнодорожным мостом, находятся два круглосуточных магазина плохого качества, но канистру воды там купить можно.

    Вчера в "Виктории" мы купили двухлитровую бутылку знаменитой "Зеленоградской" газированной воды, аж с четырьмя медалями на этикетке и надписью "Настоящая". Весьма вкусная!

    Транспорт под мостом всегда ходит так медленно, что прогулка пешком занимает примерно столько же времени. Мы последние два дня вообще не пользовались городским транспортом. Автобусы на Зеленоградск и Светлогорск имеют остановку на площади Победы, а дальше идут по своим маршрутам: в Светлогорск - сворачивают на Советский проспект, а в Зеленоградск - на улицу Черняховского.

    Газонокосильщик, вроде бы, окончательно "заткнулся", потратив на свое адское действие ровно час. На небе по-прежнему наблюдаются облака, поэтому в номере сейчас комфортно.

    Последний раз при жаре и без кондиционера мы жили в 2005 году в Вологде. Но, похоже, в Калининграде нет кондиционеров, как класса. Мы видели разные гостиницы - в частности, "Калининград" или фешенебельный "Ибис", везде в номерах просто распахнуты окна.

    Понимаю, что жара здесь бывает крайне редко, но все-таки администраторы гостиниц могли бы хоть как-нибудь подготовиться. Хотя бы закупить стоячих вентиляторов и выдавать их нуждающимся постояльцам.

    Да! Вот, что важно! Если вы собираетесь остановиться в "Берлине", попытайтесь забронировать номер, который окнами выходит на улицу Киевскую, а не на троллейбусный парк. Во-первых, звуков станет значительно меньше, во-вторых, солнце будет вечером. Правда, днем при жаре труднее заснуть. Но, может, вы днем и не спите?

    [Хотя Паумен считает, что и на Киевской тоже полно посторонних звуков. По крайней мере, выхлопных газов там значительно больше.]

    К мягкой кровати я приспособился так - каждый день перед сном принимаю таблетку "Найза" и полтаблетки "Фенозепама". Мне этого достаточно, чтобы игнорировать и мягкую постель, и любые разговоры за окном. Вчера я был вынужден проснуться в 8:48 оттого, что стало нестерпимо печь солнце, а сегодня спокойно сижу перед окном за нетбуком, ибо солнце периодически скрывается в облаках. Гисметео предсказывает понижение температуры до комфортных 21 градуса. Но разве можно верить прогнозам погоды?

    Мы пару раз, возвращаясь на электричке, наблюдали местную природу. Она довольно странная. Изредка видели леса - смешанные или лиственные - с высокими и красивыми деревьями. А, кстати, позавчера на Ленинском проспекте, около Центральной площади, женщина продавала лисички. Здесь пользуется большим успехом местный квас из бочек, но мы не рискуем его попробовать. Возвращаясь к природе: но больше всего здесь местности, которую можно назвать "перелеском", и которая в России почти не встречается. Это нечто вроде маленьких полей, в центре которых растет одно-два деревца, а между ними иногда произрастают небольшие участки кустарника. Я читал, что еще немцы уничтожили весь "корабельный" лес в здешних местах.

    Жилищное строительство в Калининграде развито. Когда мы возвращались из Светлогорска, то видели в Сельме целые кварталы новых домов. Не так, как в Питере, но вполне внушительно. И дома, конечно, попроще, но ведь строят! Мне вообще трудно сказать: Калининградская область - убыточный или процветающий регион? Кажется, что процветающий, но не очень-то, по сравнению, допустим, с Краснодарским краем.

    Хорошо функционирует порт, основная связь с "Большой Землей". Конечно, санкции и антисанкции здесь воспринимаются болезненней, чем в любом другой регионе России. Но подробностей не знаю - хотя в газетах рапортуют о количестве уничтоженных продуктов, которые нелегально завезли в область.

    ***

    Встал в 7:30 и под газонокосилку полтора часа писал в стиле "поток сознания". В начале 12-го разбудил Паумена. Мы, не теряя времени, направились на автовокзал. В 12:25 автобусов в Светлогорск на привычной для нас платформе не стояло. Тогда мы пошли в кассы. Там мне предложили билеты на микроавтобус, который отходит в 12:40.

    В 12:30 он подъехал к платформе N9. Мы сели (в билетах были указаны места). И оказалось, что у нас два одиночных места справа у окна. Редкая удача!

    Было жарко, но лучше, чем вчера. Тогда, дожидаясь автобуса, я буквально обливался потом, а ныне лишь тихо потел.

    Эта поездка прошла куда более комфортно. Путь тот же, но микроавтобус нигде не останавливался и не брал стоячих пассажиров. Да, он так же торчал в пробках - как на широком Ленинском, так и на узком Советском, но, в целом, всё прошло быстрее.

    По дороге я старался увидеть аистов (как известно, в Ленобласти они не водятся), но разглядел лишь одно покинутое гнездо. Также я пытался сфотографировать калининградскую "сельскую местность", но ничего путного не вышло.

    Солнце временами заходило в дымку, поднялся ветер, и в головы путешественников лезли тревожные мысли.

    - А что, если мы приедем, а там холодно? - спросил я.

    - Будем изучать Светлогорск, - ответил Паумен.

    Выйдя на автовокзале, друзья устремились к канатке. На спуск очереди не было.

    Ради разнообразия мы решили немного прогуляться влево. Миновали "наше место" (удобный ориентир - большой камень, он там такой один) и углубились в неизведанные просторы.

    Сначала шел очень узкий пляж и мало народу: из-за крупных камней там неудобно купаться. Попался даже небольшой участок, метров на сорок, где плавали водоросли.

    - Первый раз вижу, чтобы водоросли были только в одном месте! - воскликнул Паумен. - Обычно они или по всему пляжу, или их нигде нет.

    Мы двинулись дальше. Открылся странный спуск с флагом наверху.

    - Может, там был пионерский лагерь? - предположил я.

    Береговая линия делала поворот, образуя небольшую бухту. Туда и устремились друзья, желая спрятаться от ветра.

    И очутились на широком, по светлогорским меркам, песчаном пляже.

    - Насколько широком? - спросит дотошный читатель.

    - 30-40 метров, - уточню я.

    Там мы и обосновались.

    В нескольких местах в море уходили деревянные сваи. Похоже, там раньше были пирсы.

    На берегу имелись непонятные бетонные конструкции. Мы решили, что для укрепления берега на время штормов. А над нами возвышался настоящий утес метров под двадцать пять.

    Друзья расстелили подстилку, и я устремился в море.

    Вода оказалась очень теплой! Самой теплой за три дня! Это стало приятной неожиданностью.

    Море в Светлогорске и так замечательное, не сравнить с Зеленоградском. Настоящее море, не хуже Черного! А когда оно еще и теплое, это просто восхитительно!!!

    Кроме того, в Светлогорске чисто в экологическом плане. Я, наверное, забыл написать, что мы еще в первый раз (возле Солнечных часов) видели бакланов. Здесь их по-настоящему много, как в Балаклаве. Причем, летают недалеко от берега.

    Искупавшись, я предоставил право на заплыв Паумену. Мой друг, пока я резвился в Балтике, наблюдал за собакой.

    - Какой еще собакой? - воскликнет неискушенный читатель.

    - Которую привели на пляж, - отвечу я.

    В тени волнорезной конструкции хозяин привязал крупного черного лабрадора. Хозяин - уже пожилой мужик (его вполне можно назвать дедом), был совершенно черным от загара.

    - Мне кажется, он местный, - предположил Паумен.

    - А зачем местному загорать? - спросил я.

    - Местные бывают разные, - нашелся мой друг.

    Временами дед отправлялся в дальние прогулки по пляжу. Тогда лабрадор начинал жалобно подвывать, а хозяин на него неодобрительно цыкал.

    Нам, конечно, было жалко собаку. Если бы на ее месте сидел наш любимый Малышкас, мы бы обязательно его сначала искупали, а потом периодически обливали водой. Да и не уходили бы никуда. Жаль, что Малого уже давно нет с нами.

    А в целом у нас получилось очень хорошее времяпровождение. Дул ветер, но солнце светило сильнее и согревало. Тучи иногда появлялись, но при таком ветре их быстро проносило мимо.

    Кульминацией природного великолепия стали лебеди. Около десятка больших и красивых птиц пролетело очень близко от берега. Мы были просто потрясены!

    - Может, это дикие гуси? - засомневался Паумен.

    Я сразу вспомнил сказку "Приключения Нильса с дикими гусями".

    Но все-таки это были лебеди! Очень широкий размах крыльев!

    Мы видели еще один, куда более масштабный клин, но вдалеке над морем. Птиц там было не меньше пятидесяти.

    Да, кстати, с нами был Медвежонок! Как известно, он родился в Судаке, и очень любит море, поэтому мы всегда берем его на морские прогулки.

    Ближе к 16:00 сделалось прохладно. Ветер усилился. Друзья стали собираться в обратный путь. Оделись и пошли вдоль берега по кромке воды. Идти оказалось долго.

    Мало того, поднялся ветер, а я еще перед уходом славно постоял в набегающих волнах.

    Усилившиеся волны изменили географию пляжа. Прибрежная полоса метров на пять оказалась залита водой, что заставило отдыхающих сместиться, и кое-где сделалось тесно. Ведь Светлоградские (простите Солнечногорские, нет, Светлогорские) пляжи - весьма узкие.

    Я не случайно оговорился. Время от времени мы проклинаем топографов, которые переименовывали эти места. Тут позволю себе цитату из путеводителя:

    "После вхождения Восточной Пруссии, прилегающей к Кенигсбергу, в состав СССР территорию захлестнула настоящая волна переименований, затронувшая не только населенные пункты, но также улицы и площади и даже природные объекты. Этот процесс имел важное символическое значение, демонстрируя решительный и бесповоротный переход бывших немецких земель под советское правление.

    Многие населенные пункты были названы именами воинов, погибших во время Восточно-Прусской операции. Память о героях Советского Союза, павших на поле боя, хранят шесть городов области - Черняховск, Гурьевск, Нестеров, Гусев, Ладушкин, Мамоново.

    Некоторые населенные пункты получили имена по прежним местам проживания русских переселенцев: Новгородское, Саранское, Калужское, Алтайское и т.д.

    Распространенным стало также отражение в названии населенного пункта природно-географических условий. Наиболее яркие примеры - Балтийск, Приморск, Полесск.

    На карте области появились имена русских писателей (Пушкино, Тургенево, Некрасово), ученых (Ломоносово, Менделеевка), исторических личностей (Нахимово, Пугачево, Чкалово).

    Отдельные населенные пункты были переименованы путем перевода на русский язык или произвольно (например, Домново вместо Домнау, Талпаки вместо Таплаккен).

    Произошло также переименование природных объектов - обычно они не переименовываются... Реки Луговая, Полевая, Узкая, Глубокая, Правда, озера Домашнее, Бородинское, Островное, болото Мичуринское... Восточнопрусских осталось всего ничего - Прегель, Дейма, Виштынец, Мазурский канал...

    В общей сложности было переименовано более 1100 населенных пунктов и около 1350 природных объектов".

    - Зачем они назвали Светлогорск и Зеленоградск? - возмутился я. - Мало того, что Светлогорск - более зеленый, а в Зеленоградске - больше солнца. Надо было назвать односложно - Зеленый и Светлый. На худой конец, Курорт-1 и Курорт-2, а первое место отдать Светлогорску.

    Путешественники добрались до канатки. Туда выстроилась очередь, и пришлось постоять. Видимо, не нас одних испугала погода.

    Всего на канатке тридцать кабинок. Каждая на двух человек, но особо толстых размещают отдельно.

    Перед нами садилась старушка со складным стулом. Видимо, уже не в первый раз. Она долго беседовала с "сажальщиком", и он специально для нее остановил канатку. Старушка вместе со стулом залезла в кабину, и канатка тронулась.

    Мы сели в следующую кабинку. На выходе канатку снова остановили, и все долго ждали, пока старушка со стулом вылезет.

    Друзья вышли и... совершенно спонтанно... решили ехать в город!

    Просто мы устали - трудно каждый день возвращаться в гостиницу после восьми вечера.

    Нашли поезд, отправлявшийся в 17:13, и в отличных условиях добрались до Калининграда.

    Народ снова сел на Пионерском и вышел в Сельме. А перед Сельмой был еще Чкаловск (который сейчас включен в черту города). Там есть ресторан под названием "Чикаго". Очень органично - "Чикаго" в Чкаловске!

    На этот раз мы высадились на Северном вокзале, чтобы осмотреть площадь Победы, мимо которой трижды проезжали на автобусе. Она выглядела очень презентабельно. Особо отмечу симпатичные красные цветы в кадках на высоте двух метров. Они придавали месту праздничный вид. Масштабы площади впечатляли. В Питере есть лишь одна подобная площадь, возле станции метро "Московская".

    Монументальный Кафедральный собор (название избыточное: одного, с могилой Канта, вполне достаточно) Христа Спасителя являлся безусловной доминантой всей архитектурно-ландшафтной композиции.

    Мы заглянули в Спасителя. Там велись оформительские работы: иконостас был в образцовом порядке, а слева и справа от него вдоль стен громоздились строительные леса. Первый раз в жизни мы видели столь внушительный новодел, и он нам понравился. Рядом располагалась часовня в похожем стиле. Не знаю, в каком году построен собор, а также имеет ли холм естественное происхождение, но смотрится всё просто замечательно.

    Было весьма холодно, дул сильный ветер. Нам, в шортах и футболках, стало зябко. Поэтому, не задерживаясь на площади, друзья поспешили в "Круассан", где отлично пообедали и поужинали одновременно.

    На этот раз мы взяли два новых супа: я - немецкий с копчеными колбасками, а Паумен - буйабес, французский суп с морепродуктами - креветками, рапанами и разнообразной рыбой.

    - Об этом супе написано в романе Ирвина Шоу "Богач и бедняк", - заявил мой друг.

    - Наверняка, ел его не бедняк, - сказал я.

    На всякий случай, приведу и цены: немецкий суп - 180, буйабес - 240 рублей. Зачем-то Паумену к этому супу дали майонез, который мой товарищ есть не стал, тогда я просто налил его себе на хлеб.

    А еще мы взяли по штруделю со сбитыми сливками (как в Светлогорске позавчера), но здесь он оказался значительно меньших размеров!

    В целом же, сеть "Круассан" нам очень нравится. Здесь большой выбор европейской кухни и очень симпатичные интерьеры. И даже французского радио в "Круассане" на площади Победы не было, там крутили песни исключительно на английском языке.

    После трапезы мы направились в сторону широчайшего Ленинского проспекта. Там, сориентировавшись, сели на маршрутку 67 и доехали до Южного вокзала. Вышли чуть раньше, у магазина "Виктория". А еще, по пути от площади Победы до остановки, видели несколько красивых зданий. Немецкие дома в Калининграде надо искать. Но поиск оправдан, каждый дом - уникален.

    Далее последовал уже привычный ритуал: "Виктория", закупка продуктов на вечер и завтрак, путь пешком под жеде мостом в гостиницу с посещением круглосуточного магазина.

    Вечером стало холоднее. Обещали 21 градус, так и вышло, но сделалось прохладно. Дошло до того, что в номере мы закрыли окно, переведя его в положение открытой створки, но Паумен настаивает, чтобы на ночь я его все-таки открыл.

    Помылись, съели коврижки с медом, загрузили в компьютер фотографии. Далее Паумен традиционно засел в "Контакт", а я стал записывать свои впечатления на бумаге.

    Да, плохо у нас с электронными девайсами! Давно пора иметь айфон и загрузить в него карту Калининграда, вместо того чтобы ходить с примитивными схемами и картами. Мы, увы, не идем в ногу с техническим прогрессом. Нетбук - один на двоих. А два нетбука - слишком жирно: и по деньгам, и даже по тяжести. Около пол-одиннадцатого Паумен закончил и пустил меня за компьютер. И я, впервые за путешествие, пишу вечером сразу в нетбук. Это радует.

    После долгих раздумий мы решили переиграть наши планы и направить свои стопы не в музей Янтаря, а съездить в Зоопарк, пока еще стоит хорошая погода. Попутно возникло искушение вновь отправиться в Светлогорск, но это было бы слишком однообразно.

    Сейчас без двух минут одиннадцать по Калининградскому времени. На этой оптимистичной ноте я и закончу.

    - До новых встреч, девочки и мальчики! - Так прощалась с ребятами ведущая программы "Спокойной ночи, малыши".

    6. День шестой: Зоопарк, 14 августа, пятница

    Проснулся я в 9:00. Было не душно. Качественно сделал зарядку. Разбудил Паумена в 11:30. Затем вызвал такси до зоопарка.

    - А почему такси? - спросит любопытный читатель.

    Всё очень просто. Завтра мы едем на экскурсию, а к Рыбной деревне идет только маршрутка N80. Ходит она редко, плюс рабочее время и пробки. Чем совсем рано вставать, уж лучше задействовать такси. Но сначала надо проверить его эффективность...

    Замечу, что зоопарк - одна из важных достопримечательностей Калининграда. Он был построен немцами в конце позапрошлого века, занимает огромную территорию и является, по разным данным - третьим или пятым в Европе по богатству коллекции (то есть, количеству имеющихся животных). Не посетить его мы не могли, так как до этого были и в Ярославском, и в Нижегородском (не считая Московского и Питерского) зоопарках. Иными словами, у нас сложилась хорошая традициях - во всех новых городах посещать зоопарки. Если, конечно, таковые имеются.

    Из путеводителя:

    "Калининградский зоопарк - один из старейших в Европе (открыт в 1896 году), приглашает посмотреть на редких животных и отдохнуть на своих тенистых аллеях. Зоопарк напоминает Никитский ботанический сад: вся его территория, начиная с реликтового дерева гинкго, растущего у входа, богатейший дендропарк. Памятник, изображающий ребенка, играющего с львятами (В. Розенберг, 1913), посвящен Герману Клаасу, одному из основателей зоосада (скульптура орангутана создана Артуром Штайнером в 1930 г.).

    Драматична судьба зоопарка. Перед войной в нем насчитывалось более 2 тыс. животных и птиц, и почти все они погибли в дни штурма города. Групповая композиция из фигурок животных представляет немногих выживших обитателей зоопарка: барсука, осла, лань, слоненка и бегемота".

    С такси всё вышло нормально. Правда, мы сделали заказ по телефону 33-33-33, вышли на улицу, а там стоят две машины, у которых наверху "55555". Я подошел к одному из водителей, но тот ответил, что его вызвали в аэропорт. Второй оказался "нашим". Он и объяснил, что недавно объединились шесть различных таксомоторных служб под одной крышей (333333), поэтому такая путаница.

    Таксист повез нас другим путем, не по широкому и надоевшему Ленинскому проспекту. Мы доехали до автовокзала и свернули на проспект Калинина, в сторону порта. На пересечении Железнодорожной и Багратиона видели Бранденбургские ворота, единственные в городе, через которые до сих пор осуществляется проезд транспорта.

    Далее пересекли Преголю (название женского рода) по железнодорожно-автомобильному мосту. Перед ним образовалась пробка минут на пять. Ну а после, какими-то неведомыми мне путями, добрались до зоопарка.

    Он находится на проспекте Мира. Нас высадили с другой стороны проспекта, напротив главного входа. Билеты стоили 200 рублей.

    Забегая вперед, скажу, что это - лучший зоопарк из всех, что мы посетили.

    - Но и ему есть, что улучшать! - добавил Паумен.

    Сразу за воротами имелся вольер с семейством енотов. Полюбовавшись на них, мы перешли симпатичный мост немецкой постройки. [Что за речушка под ним протекала, я так и не смог узнать даже с помощью интернета!]

    На другом берегу имелась мемориальная доска с надписью "8 апреля 1945 года герой Советского Союза лейтенант Лапшин со своим стрелковым взводом внезапным ударом с двух сторон захватили мост в зоопарке, уничтожив при этом 30 и взяв в плен 185 гитлеровцев. Это решило исход боя за зоопарк". - Спасибо Лапшину, - сказал я. - Бегемот был за советских!

    - Бой за зоопарк, - задумался Паумен. - Звучит как-то странно... Зачем за него сражаться?

    Первыми нам встретились жирафы. В последний раз я видел жирафа в Ленинградском зоопарке, будучи еще школьником. Затем он умер, а замены так и не нашлось. В Калининградском же зоопарке жили жирафиха и жирафик (жирафенок?). Мама куда-то ушла, а жирафенок нам отлично попозировал.

    Но вообще, эти странные животные находились здесь на положении бедных родственников. Территорию им выделили немалую, здоровый прямоугольник, но там не было ничего, кроме густой травы. Было заметно, что жирафы по этой траве даже не ходили, а перемещались туда-обратно по узкой тропке вдоль забора.

    Затем путешественники устремились к бегемотам. Я их вообще ни разу в жизни не видел, а вот Паумену довелось лицезреть этих удивительных особей в Белградском зоопарке в конце 80-х. В те дни в Белграде стояла страшная жара, и бегемот всё время находился под водой. Лишь раз в пятнадцать минут он появлялся на поверхности, чтобы вдохнуть воздух. Толпа туристов стояла и ждала: когда же вынырнет бегемот?! Надо отдать ему должное: как часы, через каждые пятнадцать минут, величественное животное являло себя миру, чем приводило посетителей в восхищение.

    А вот калининградские бегемоты были лишь наполовину скрыты водой.

    - Очень приятные существа! - воскликнул я.

    Самец и самка флегматично лежали в маленьком бассейне, абсолютно равнодушные к посетителям. Табличка предупреждала, что "во время отправления естественных надобностей бегемот разбрызгивает кал", но при нас никто из важных особ этим не занимался.

    - Если в зоопарке есть бегемот, его уже стоит посетить! - изрек мой товарищ.

    На улице царила жара. Нас спасало, что в зоопарке было много листвы, а также огромный фонтан прямо в центре территории, даривший всем живительную влагу. Вокруг имелось немало памятников зверям, большинство из которых были созданы еще немцами и сильнейшим образом (в лучшую сторону) отличались от подобных экземпляров в российских зоопарках.

    Следующим объектом нашего внимания стала слониха. Было ей 45 лет, и звали ее Преголя. В основном, она купалась в специально сделанном для нее удобном бассейне и много двигалась. У этой слонихи любопытная история, но я лишь ограничусь двумя ссылками.

    Миновав фонтан, мы через "птичник" - большую по размерам и затененную деревьями территорию - вышли к замечательным бурым медведям! Для меня это - главные обитатели зоопарка! Впервые так близко друзья увидели косолапых. До этого в Ярославском зоопарке они были отделены стеклом, а в Нижнем Новгороде - толстыми прутьями. Немцы же поступили самым прогрессивным образом - устроив между животными и посетителями глубокий и очень крутой ров, который медведи преодолеть не могли.

    Поэтому мы их видели практически вживую. Примерно таким же образом был устроен вольер с красными волками в Московском зоопарке. И хоть прошло более 15 лет с момента его посещения, я до сих пор помню радостно носившихся по снегу красных волков. Медведи тоже на жизнь не жаловались.

    Их было трое - черный самец, медведица и медвежонок примерно двух лет. Висела надпись, что у медведей - гон. Может быть, поэтому они были разделены? В любом случае, они выглядели великолепно! Я истратил почти весь заряд аккумулятора на фотике, но несколько кадров получилось.

    Мы взяли с собой Рыжего - он видел и бегемота, и слона, а потом устал и заснул в пакете. Рыжий очень хотел увидеть лисицу, и мы, после долгого общения с косолапыми, начали искать вольер с лисицами, волками и барибалами.

    Вот тут-то и заплутали. Таинственный вольер никак не хотел находиться. Калининградский зоопарк - большой, в нем легко заблудиться, и схема не всегда понятна. В итоге, мы углубились в какие-то дебри, где в огромном количестве имелись птицы и разнообразные копытные. По моим наблюдениям, они занимают 60% любого зоопарка.

    Немного в стороне обитал амурский тигр - три огромных вольера были пусты. Народ безрезультатно высматривал редкого зверя. Тигр вышел только однажды, мы засекли его вдали, когда он по-кошачьи пробирался куда-то вдоль бордюра. На решетке вольера было написано, что по ней проведен электрический ток.

    - Зеленым бы это не понравилось, - заметил я.

    - Мне тоже, - отозвался Паумен. - Надо придумать более гуманные методы отделения людей от животных.

    Как я уже сказал в самом начале, минусы в зоопарке имелись. Некоторые вольеры слишком тесные для зверей, фактически, клетки из камня. Многие вольеры закрыты. На некоторых указано, что туда собираются перевести каких-то животных. То есть, около 15 процентов вольеров пустовало.

    Путешественники заглянули в павильон "Тропический мир", посмотрели на обезьян и питона, а орангутанги, к большому сожалению, отсутствовали. На территории зоопарка имелся и огромный бассейн с тюленями, но они (их было только двое) почти не двигались. Возможно, сказывалась жара. Также заслуживает упоминания рысь с кисточками на ушах. Миниатюрное животное, очень грациозное и опасное.

    Наши долгие поиски в итоге увенчались успехом. Друзья отыскали "составной" вольер - лисица, полярный волк, барибал. Здесь и выявился главный недостаток зоопарка: у этих животных совсем не было воды и каких-либо зеленых насаждений. Им, по сравнению с другими обитателями, повезло значительно меньше.

    - Вообще не повезло! - уточнил Паумен.

    Территории у них было достаточно, но вид они имели крайне грустный.

    Рыжий вылез из пакета и начал общаться с лисами. Те стали жаловаться на судьбу. По сравнению с нашим пушистым Рыжим и его шикарным хвостом, калининградские лисицы выглядели просто жалко.

    Наш друг попытался их подбодрить, но у него плохо получилось.

    - Гризли напишет записки! - нашелся Рыжий. - Они обязательно дойдут до администрации зоопарка! И ей просто придется улучшить ваши жилищные условия!

    В грустных глазах лисиц, барибалов и тощих полярных волков затеплилась надежда.

    Вот на такой печальной ноте и закончилось наше посещение зоопарка.

    Хотя позитива, в целом, значительно больше - жираф, бегемот, слониха и восхитительные медведи.

    Вскоре друзья оказались на улице Мира, в незнакомом районе Хуфен. Здесь было много старинных и красивых домов. Не буду останавливаться на каждом - просто посоветую туристам прогуляться пешком от зоопарка до площади Победы.

    Мы же слегка сбились с пути. После Мира, увлеченные разговором о животных, свернули (мимо стадиона "Балтика") на улицу Театральную. По ней дошли до железной дороги. А уже потом, вдоль железнодорожных путей, добрались до площади Победы.

    Видели скамейку с изречением Канта: "Такой город можно признать подходящим местом для расширения знания и человека, и света. Здесь и без путешествия можно приобрести такое знание". Перечитав фразу несколько раз, друзья пришли к выводу, что она вырвана из контекста, поэтому и сложна для понимания.

    Пообедали в том же "Круассане", что и вчера. Самое лучшее кафе в сети. На этот раз я взял итальянский суп, а Паумен - немецкий с колбасками. Еще мы заказали по порции жульена (грибы, мясо в малом количестве), а также чайник с имбирем и лимоном.

    Потратили всего 840 рублей плюс 30 чаевых. Затем зашли в аптеку (у Паумена разболелось горло), а после отправились домой.

    Сначала хотели разнообразить впечатления и проехать от Северного до Южного вокзала на электричке. Но, к сожалению, подходящий рейс был только через полчаса. Поэтому пошли пешком, на этот раз через огромную площадь Победы.

    А еще по пути в "Круассан" мы видели Шиллера! Единственный немецкий памятник, сохранившийся в послевоенном городе. Не считая, конечно, скульптур в зоопарке.

    А вот "Зубров" (Быков) друзья пропустили, ибо они остались в начале проспекта Мира.

    - Что за Быки? - спросит дотошный читатель.

    - "Прокурор против адвоката", - загадочно отвечу я. - Есть в Калининграде памятник двум, бьющимся друг с другом, зубрам. Но мы его, к сожалению, не обнаружили.

    Друзья сели на автобус и по, уже надоевшему, Ленинскому доехали до "Виктории". Там Паумен сделал небольшой денежный выброс в магазине "Суперцены" на одежду, а потом мы в "Виктории" купили продуктов.

    Вернулись домой в середине седьмого. Пока мылись, перекачивали фотографии... Потом Паумен загружал их в "Контакт", а я врукопашную описывал наши приключения.

    Затем я сел за компьютер, а после этого мы еще поужинали. Вот уже и половина десятого. Паумену слегка нездоровится, а вставать завтра рано. Так что, считайте, день прошел.

    Лично мне в Калининграде очень нравится, и я считаю, что наиболее душные дни миновали.

    7. День седьмой: Куршская коса, 15 августа, суббота

    Проснулся в 6:00. Зарядка. В 7:30 разбудил Паумена. В 8:00 заказал такси. Перед экскурсией, как обычно, немного нервничали.

    В 8:55 вышли. Машина уже стояла.

    Разговор с водителем:

    - На экскурсию?

    - На Куршскую косу.

    - И охота в душном автобусе? Я вчера на Косу троих вывозил. Правда, не из "Берлина", а из "Кайзерхофа".

    - Мы уже так решили.

    - Нравится Калининград?

    - Нравится. Это очень необычный город, такого в России не увидишь.

    - Это приятно.

    Водитель проехал вправо по проспекту Калинина, мимо парка 40-летия ВЛКСМ. Остановился у одной из дверей в какой-то внутренний дворик.

    - Видите старые ворота?

    - Да.

    - Они раньше были с подвесным мостом. Тут многое можно увидеть.

    Поехали дальше.

    - Видите возвышение? Это немецкие бомбоубежища.

    Я кивнул. Проехали еще метров триста.

    - А вот и вход.

    Я снова кивнул. Было ясно, что водитель предлагает свои услуги и в качестве гида, и в качестве средства передвижения. Но в данный-то момент мы ехали на экскурсию. Дабы поддержать разговор, я спросил, аномальная ли жара?

    - Да, обычно в это время холоднее, - ответил он. - Уже неделю жара стоит. А до этого месяц поливало.

    Мы доехали до конца проспекта Калинина.

    - Фридланские ворота, - обратил наше внимание водитель.

    - Да, - согласился я. - Тут сложно самим осмотреть все достопримечательности, они разбросаны по окраинам.

    Водитель кивнул. Видимо, он сам собирался сказать нечто подобное.

    Мы доехали до реки.

    - А где надо ставить ударение, - спросил я. - ПрЕголя? Или ПрегОля?

    - Скорее, ПрегОля, - ответил шофер.

    Проехали по улице Дзержинского, через мост - на Октябрьскую набережную, в сторону Рыбной деревни.

    - А правда, что английская авиация бомбила город? - спросил я.

    - По 600 самолетов прилетало 3-4 дня, - подтвердил водитель.

    - А зачем им это было надо? - продолжил я. - Они же здесь не воевали.

    - Мстили за Фау-2, - ответил шофер.

    (Позже Паумен объяснил, что Фау-2 назывались снаряды, которыми немцы долгое время обстреливали Англию с территории Франции. Подробней об этом написано здесь).

    В итоге, через 15 минут после старта, мы были на месте. Водитель взял с нас 200 рублей.

    Напоследок он протянул мне визитку со своим телефоном (а звали его Алексей Дмитриевич) и сказал, что готов отвезти нас куда угодно, только у него с 12:00 до 14:00 пересменка.

    Судя по всему, мы не воспользуемся предложением. Мало денег и, в принципе, все дни распланированы. Скорее, это информация для читателей.

    Мы же, как обычно, приехали рано, в 9:10. Но рядом с "Юноной" уже стоял народ. Мы застали момент, когда подъехали автобусы. Их было три: два - комфортабельных, на Косу, и один - попроще, на какую-то другую экскурсию.

    На дверях турбюро "Юнона", как и было обещано, висели списки экскурсантов (мы нашли там себя - Паумен и Гризли) и к каждой группе - номер автобуса и имя-фамилия экскурсовода.

    Нам достался автобус 505, водитель Дмитрий и экскурсовод Юрий Юрченков. Он же сказал, что туалетов на Куршской косе мало, поэтому стоит сходить перед отправкой на первый этаж гостиницы "Кайзерхоф", что мы с Пауменом и сделали.

    Экскурсантов набралось около пятидесяти. Автобус был рассчитан на 64 места. Высокий, с кондиционером, очень удобный.

    Около 10:05 мы тронулись в путь. Экскурсовод (ему было лет за пятьдесят) рассказывал относительно интересно, но слегка простовато и имел не очень богатый словарный запас.

    В частности, Юрий сообщил, что Калининград един в своем стремлении быть в составе России, пожаловался на санкции, рассказал историю про паром.

    Здесь их три, ходят по маршруту Калининград-Питер: два грузовых и один пассажиро-грузовой. Именно его, третий, самый важный для области, в прошлом году передали в Крым, на Керченскую переправу. Там он, по словам Юрия, целый год простоял без дела. А в это время водителям Калининграда и автотуристам приходилось ставить свои машины на грузовой паром, самим лететь на самолете и из Храброво срочно ехать в порт, встречать свой автомобиль.

    Кроме того, на грузовых паромах в область перевозят военную технику, так как не могут везти ее через Прибалтику или Польшу. Заодно Юрий сообщил, что за воздушный коридор между либо Литвой, Латвией и Эстонией (путь на Питер), либо Литвой и Белоруссией (путь на Москву) надо платить. Поэтому и цены на продукты и товары в "Большую Россию" (его выражение, мне запомнилось) и в Калининград дорожают при доставке самолетами.

    Мы узнали, что в Калининграде находится старейший в России университет. Пальму первенства делят Питер и Москва, но Балтийский университет имени Канта - самый древний.

    - Ты бы мог там преподавать новую дисциплину, - сказал я Паумену. - Кантизм.

    Юрий много говорил о Крыме. Чувствовалось, что эта тема его беспокоит. Объяснял, что Крым и Калининградская область имеют одинаковый статус "энклав" (от анклава отличается тем, что территория имеет морскую границу с "большим государством"), но если ширина Керченского пролива составляет шесть километров, то мост на тысячу километров до Калининграда не построишь. Жаловался, что в последнее время урезают и городской, и федеральный бюджеты. Что тут можно ответить? По всей России такая ситуация, и, представьте себе, даже в Питере.

    На этом краткая политинформация от Юрия и закончилась.

    Еще немного о Великой Отечественной войне. Улица 9 апреля - именно в этот день закончился штурм Кенигсберга. Руководил операцией маршал Василевский. Всего при штурме погибло 10 тысяч человек (хотя путеводитель утверждает, что 120 тысяч). По крайней мере, в городе была сосредоточена 100-тысячная фашистская группировка. Последней пала башня Дона. Здесь и был поднят красный флаг.

    (Попытался "задним числом" выяснить истинное количество погибших советских солдат. Не удалось. На эту тему есть подробная статья, к ней и отправляю заинтересовавшихся читателей).

    Православный храм был назван именем Александра Невского, ибо, как объяснил Юрий: "Он хорошо умел бить немцев".

    Ехать на автобусе было очень удобно. Народ подобрался тихий. Мы проследовали по всему проспекту Александра Невского, а далее по трассе на Зеленоградск.

    Проехали марину - морскую гавань для яхт. Два важных фактора - глубокое дно и защищенность от волн. Этим строительством сейчас активно занимаются. Обещают в будущем году закончить. Тогда можно будет водным путем пересекать границу между Россией (Калининградской областью) и Литвой, что сильно разгрузит КПП на Куршской косе. Да и вообще, даст толчок развитию яхтенного туризма. В частности, в Куршском заливе.

    Далее мы повернули к Куршской косе. Неожиданно проехали мимо маленького "маяка" (фаллического символа), который видели во время прогулки по Зеленоградску. Именно оттуда, с правой стороны потянулась цепочка припаркованных машин - длиной два-три километра. Это расстояние мы преодолевали минут пятнадцать. Зато на КПП нас пропустили очень быстро, без всяких проверок.

    Автобус въехал на Косу. Ближайший поселок назывался Лесной. Первое впечатление - узкая одноколейка и очень много машин, стоящих практически везде.

    - Сегодня выходной, - пояснил Паумен.

    - И погода хорошая, - добавил я.

    Так уж получилось, что мы застали Куршскую косу очень многолюдной. Наверное, таких дней в году мало.

    Как бы то ни было, машин было навалом. Кто-то ехал транзитом, пересекая границу с Литвой. Кто-то просто решил отдохнуть на Косе. А кто-то проживал в многочисленных турбазах, которые начались уже в Лесном.

    Как объяснил экскурсовод, возле Лесного еще с перестроечных времен находилась турбаза. Стоят деревянные домики, в которых размещают туристов. По словам Юрия, эти домики неоднократно горели. Причем, это были намеренные поджоги в "несезон". Таким образом, одни конкуренты склоняли других продать выгодный бизнес.

    "Иногда они горят и сейчас", - завершил свой рассказ Юрий.

    Это вызвало у нас немало вопросов. В Питере подобный криминальный бизнес (например, в Сестрорецке и Курорте) тоже имел место, но в 90-е годы. Рассказ Юрия даже позволил предположить, что в Калининградской области еще осталось немало наследия 90-х.

    Все стоянки и отворотки на трассе были заняты транспортом. Мы пропустили первый пункт программы - орнитологическую станцию "Фрингилл" (с немецкого "Зяблик"), так как там уже стояли три экскурсионных автобуса, и сразу отправились в "Пьяный" или "Танцующий" лес. "Пьяный" - более запоминающееся название.

    А Юрий продолжил свой рассказ. По дороге вдоль всей Куршской косы со стороны Балтийского моря возвели так называемую "авандюну" (передовая дюна). Зачем? Для укрепления берега и предотвращения размыва косы со стороны Балтики. Как ее делали? В качестве арматуры клали стволы, сучья, доски, и засыпали всё это песком. Потом сверху снова клали стволы, сучья и доски, и вновь засыпали песком. Таким образом, создали авандюну, которая идет, по крайней мере, по российской части косы, составляющей 48 из 98 километров.

    Еще Юрий сказал, что в Светлогорске - тоже дюна, высокая и уникальная. Так что, это вовсе не утес! Чудеса, да и только!

    Тем не менее, был случай, когда на Балтике особо штормило, и косу "прорвало". Часть воды в самом узком месте (оно находится возле Лесного) перелилась в Куршский залив и на некоторое время образовался полуостров. Хотя в Балтике - море соленое, а Куршский залив - пресный или по-научному - слабосоленый. Разумеется, сразу же всеми силами началась борьба со стихией и возвращение косе ее статуса.

    Далее Юрий рассказал о флоре и фауне Косы. Начал с флоры. Большинство деревьев и растений - интродуценты, то есть, привезены из других мест. В частности, 100 сосен. Кустарник с юга Европы называется скумпия, он же Сафьяново дерево, он же Венецианский сафьян: из него делали желтую краску для "сафьянов" - женских сапог. Скумпия также растет в Крыму. Я вспомнил, что во время поездки на водопады (Судак 2012), экскурсовод Андрей говорил о ней.

    Перейдем к фауне. На Куршской косе находится ровно 18 лосей. Все они подсчитаны, и больше их на такой территории быть и не должно, она вся "поделена" между лосями. В хорошую погоду лось способен переплыть Куршский залив, поэтому временами происходит миграция, и лосям совершенно наплевать, на российскую или литовскую территорию они выплывут.

    Кабанов насчитывается около сотни. С ними надо быть острожными, так как кабан может напасть. Но таких случаев на Куршской косе Юрий не смог припомнить. С кабанами чаще возникает другая проблема. Иногда они выходят прямо на трассу, а доверчивые водители начинают их подкармливать, что делать категорически запрещено. Кабан перестает охотиться и начинает ежедневно выходить на трассу, где его ждет бесплатное и обильное питание. Тем самым, он "вырывается из природного круга" и создает множество неудобств. Одного такого кабана даже пришлось отловить, и сейчас он содержится в Калининградском зоопарке.

    Есть и косули. Их даже больше, чем кабанов, но труднее встретить. Юрий однажды на Новый год (он встречал его на Косе) вместе с друзьями видел белую косулю - то есть, косулю-альбиноса.

    Лисицы более других зверей подвержены бешенству. Юрий рассказал, что однажды в Танцующем лесу на тропку вышел лисенок, и он еле отговорил туристов и особенно их детей от попыток поиграть со зверьком, так как бешеная лисица кусает всех подряд. Конечно, не каждая лисица является бешеной, но такие встречаются, поэтому самое опасное животное на Косе - лисица.

    Теперь об ихтиофауне, то есть, рыбах. Самая редкая и дорогая - угорь. Может легко проползти по мокрой траве из Куршского залива в Балтийское море и обратно. Но вообще угорь исчезает. Морская змея - так его тоже иногда называют, размножается в Саргассовом море.

    Потом мы проехали озеро Чайка, самое крупное на Косе. Там было много рыбаков, всегда ловят карася.

    Между делом Юрий рассказал про бывшую жену Путина, Людмилу. Оказывается, она - уроженка Калининграда. В детстве и юности Людмила любила гулять в Ольгинском парке над Верхним прудом. Став первой леди, она не забыла об этом месте: на бывшем пустыре сделали парк и колесо обозрения, и теперь он называется "Центр развития межличностных коммуникаций".

    Пьяный лес находился за поселком Рыбачий, самым крупным на Косе, где проживает около двух тысяч человек. В сам поселок мы не заезжали.

    Автобус остановился, и мы отправились на осмотр "Выпившего" леса. К сожалению, танцующие деревья не впечатлили. Я видел фотографии у Смолиной Аллы леса под Балтийском, вот там, действительно, запоминающиеся панорамы.

    Кроме того, в Пьяном лесу совсем нет природы. Видно, что это, во многом, искусственное место. А может, всему виной слишком большое количество экскурсантов, которые постепенно "вытоптали всю природу".

    Это кусок леса - 400 на 400 метров. Сделаны дорожки из настилов, чтобы не протоптали всё до песка, но народу очень много, настилов не хватает, поэтому ходят и по песку. Количество людей многократно превышает число деревьев, среди которых реально "танцующих" - не более десятка.

    Вдобавок, времени на туалет практически не было - пришлось туда бежать.

    Перед тем, как войти в Танцующий лес, Юрий рассказал, что раньше у немцев здесь находилась планерная школа, они здесь летали на "планёрах". Экскурсовод особо подчеркнул, что надо произносить слово "планер" через букву "ё". После Первой мировой войны Германии было запрещено готовить летчиков (одно из условий Версальского мира), но они успешно обучали планеристов, которые затем легко переучились на летчиков.

    После Поддатого леса мы проехали всего минут десять. Путь лежал к Дюне Эфа. Эфа - человек, разработавший способ борьбы с дюнами, после того как они четыре раза погребли под собой местные населенные пункты. В честь его и названа самая высокая в Европе дюна.

    К сожалению, экскурсия проходила в какой-то ненужной спешке. Так как нам еще требовалось возвращаться на орнитологическую станцию, Юрий и Дмитрий, посовещавшись, решили дать нам время до 13:40. То есть, около полутора часов. За 90 минут следовало успеть и на площадку, чтобы посмотреть дюну Эфа, и искупаться. Мы спешки не любим, поэтому слегка занервничали.

    И, не дожидаясь Юрия, который везде шел в красной шапке, устремились вдвоем в направлении, указанном гидом. Стоит сказать, что из Юрия вышел не самый лучший экскурсовод. Он возглавлял группу и что-то рассказывал четырем-шести туристам, которые шли рядом с ним. Тем же, кто был в середине или в хвосте (а экскурсия состояла из пятидесяти человек) вообще ничего не было слышно. А мы, обогнав и Юрия, в быстром темпе, не особо посматривая по сторонам, поднимались по настилу. В итоге, вышли на обзорную площадку дюны Эфа.

    В целом, было красиво, но какого-то особого восхищения я не испытал. Я отношу это за счет того, что экскурсия была организована не самым лучшим образом. У достопримечательностей туристам надо дать возможность расслабиться, а не срочно бежать куда-то дальше. Если туристы этой возможности лишены, то им сложно по достоинству оценить панораму. А она была необычной. С одной стороны, синее Балтийское море за полосой леса, с другой - более светлый Куршский залив. А посередине - пески и совсем немного травы. Выглядит необычно, но не слишком величественно.

    Мало того, из-за спешки мы даже не пошли на вторую смотровую площадку, которая находилась метрах в семистах от первой, а срочно побежали вниз, обгоняя красную шапку Юрия, чтобы успеть искупаться на Куршской косе.

    На пляже было немного народу. Как мы поняли, исключительно автомобилисты. Вода оказалась на редкость холодной, чем-то напомнила Байкал. Думаю, она была градусов 14, и особо покупаться там, конечно, было сложно. Скорее, каждый из нас окунулся. Там почти сразу же становится глубоко, и вода - очень чистая и какая-то темная. Я захватил оттуда на память парочку камешков.

    А потом еще минут двадцать (то время, когда мы могли бы без спешки забраться на вторую обзорную площадку) нам пришлось бродить по площади с сувенирами и рассматривать самые разнообразные изделия из янтаря.

    В известной степени, спасла поездку, сделав ее воистину положительной, экскурсия по орнитологической станции, которую провел Леонид Соколов. Леонид сказал, что если его имя и фамилию набрать в Яндексе или Гугле, то поисковик даст ссылку на бесплатную публикацию его книги "Климат в жизни растений и животных". А вообще он из Питера, из Зоологического музея; на орнитологической станции все были оттуда. Мало того, что тема оказалась интересной, Соколов - выдающийся экскурсовод, не сравнить с Юрием. Поэтому теперь посещение Куршской косы будет ассоциироваться у нас не с Пьяным лесом или дюной Эфа, а с орнитологической станцией "Фрингилл".

    Прежде всего, стоит сказать, что птиц ловят устройством наподобие невода, сети или трала. То есть, сооружают огромные, легкие и прочные, сетки, куда и залетают птицы. Технология была опробована еще в советское время и дала очень хорошие результаты (а немцы свою технику демонтировали в 1944 году). Но сейчас, как объяснил Леонид, финансирование очень скромное, поэтому из девяти огромных сеток работают только три. Далее он начал сыпать фактами, половину из которых я забыл, но общий смысл: птицы - весьма глупые создания. То есть, если ночью залезть в эту сетку с какой-то надувной игрушкой, имитирующей писк мыши, то обязательно несколько сов попадутся на приманку. Сеть устроена следующим образом: она постепенно сужается и сужается, и, в итоге, остается только очень небольшое пространство. Вот оттуда орнитологи и извлекают птиц, а затем их окольцовывают. В настоящий момент в сетке были только бабочки, но достаточно много. Леонид объяснил, что и бабочек регистрируют, но не окольцовывают, а подписывают. Оказывается, лишь некоторые бабочки живут два часа, а многие по два месяца и даже полгода, и тоже совершают длительные миграции. А иногда в эти сети забредают лисы, и тогда их приходится с предосторожностями оттуда доставать.

    - Птицы - глупые, - заявил Леонид, - но не вороны.

    Ни одна ворона в такую сеть не попадется. Не попадаются и утки, так как они летят над водой. Могут попасть дикие гуси, которые пролетают за ночь по 300-400 километров, а к утру снижаются, чтобы набраться сил. Сейчас, как объяснил Леонид, работы почти нет, а вот в сентябре и октябре им не до туристов, потому что миллионы птиц совершают миграцию. У орнитологов данной станции зафиксирован рекорд - 9000 птиц за сутки (думаю, это было еще в советское время); их тогда было 8 человек, а один человек больше 1000 птиц за сутки окольцевать просто не в состоянии.

    А про ворон Леонид сказал, что если вороне дать грецкий орех, то она бросит его под колеса автомобиля, автомобиль орех переедет, а ворона потом склюет содержимое ореха.

    Птицы перелетают огромные расстояния. Они ориентируются по солнцу, а ночью по звездам. Кроме того, птицы видят магнитное поле Земли, которое мы даже не ощущаем. У них очень много информации генетически заложено в мозгу, который не превышает полутора грамм. Например, ласточки перелетают через Сахару, 3000 километров. Для этого им надо накопить 17 грамм подкожного жира, и держат они его не в животе, а в зобе.

    Очень многие птицы летят в Африку, но в Африке подобных орнитологических станций нет. Как пошутил Леонид, африканцы из регистрационных колец делают себе украшения, а немцы периодически снаряжают экспедиции в Африку, где меняют стеклянные бусы на бусы из колец.

    Есть и замена кольцеванию - специальный JPS-навигатор, который питается от солнечных батарей и на компьютер передает информацию о перемещении птицы, но он стоит около 2000 долларов.

    Птица с самыми длинными крыльями - стриж, но он не может взлететь с земли. Стриж ползет до ближайшего дерева, забирается по нему и лишь оттуда взлетает. Так что, если вы заметите стрижа на земле, то можете помочь ему взлететь.

    Потом Леонид при нас окольцевал птицу, наглядно продемонстрировав, что эта операция не наносит вреда пернатым, занес в журнал все данные и выпустил птицу на свободу.

    Когда же Леонид закончил свою блестящую экскурсию и сказал, что из сувениров они предлагают значки, несколько видеокассет и футболку с изображением птицы, наш экскурсовод Юрий тут же заявил: "Всё, всё, идем в автобусы, у нас уже очень мало времени".

    Это выглядело, по крайней мере, бестактно. Сам Юрий не обладал и половиной достоинств Леонида, этого замечательного экскурсовода, я ведь и десятой доли его интересной информации и шуток не рассказал читателям. Допустим, тот факт, что совы только в первый год жизни совершают миграцию, а все остальные двадцать лет живут на одном месте.

    Или, что в Германии резко снизилась популяция аистов, ибо в стране - образцовый порядок: почти не осталось мышей, осушили болота и практически лишились лягушек. Поэтому теперь немцы приезжают к нам - наблюдать наших аистов.

    В любом случае, огромное спасибо Леониду Соколову за очень интересную экскурсию!

    Потом все залезли в автобус и отправились в город. По пути Юрий закончил свой рассказ об ихтиологии Куршского залива и Балтийского моря. Любопытно, что на гербе города Балтийска (бывшего Пиллау) изображен осетр, который уже давно не водится в Балтике.

    Потом экскурсовод спросил, есть ли вопросы. Вопросов ни у кого не возникло. Отчасти из-за усталости, отчасти из-за того, что трудно через весь салон что-либо выкрикивать. И мы, при хорошей погоде, потому что сегодня температура доходила до 28 градусов, на комфортабельном автобусе отправились в город. Это гораздо удобней, чем на автобусе без кондиционера, проверено неоднократно. Четыре человека изъявили желание выйти в Зеленоградске, а остальные поехали в Калининград. Несколько экскурсантов вышло у торгового центра Аврора, а остальные уже в Рыбной деревне. (На площади маршала Василевского выйти невозможно, ибо ремонтируют улицу 9 апреля, примыкающую к площади).

    Мы сначала хотели от Рыбной деревни идти пешком через мост 750-летия Калининграда, но потом осознали, что устали. Стали ждать 80-ю маршрутку. Минут через пятнадцать она подошла, и мы поехали в торговый центр "Виктория" около Южного вокзала. Вчера, когда мы забрались на второй этаж (там большой 4 этажный комплекс), я обнаружил пиццерию, и мы решили сегодня там поесть.

    К сожалению, опыт оказался неудачным. Там дешевле, мы заплатили около 700 рублей за два куска пиццы, несколько салатов и чай, но после "Круассана" эта пища показалась (да что там показалась, она и была!) значительно грубее и менее качественной. В итоге, по ощущениям, мы просто напихали в животы какой-то питательной бурды. Затем зашли в "Викторию", традиционно купили продуктов и отправились в гостиницу.

    В номере помылись, я перекачал фотографии, после чего Паумен начал грузить свои фотки в "Контакт". Я же, как обычно, стал врукопашную писать о сегодняшнем дне. Но в том-то и дело, что день сегодня получился содержательным, и мне хотелось хотя бы часть впечатлений отобразить именно сегодня, потому что завтра многое забудется. И поэтому, когда Паумен закончил грузить фотографии в "Контакт", я ему довольно грубо заявил, что тоже хотел бы иногда иметь возможность воспользоваться нетбуком.

    На что Паумен ответил, что он всего полчаса в день сидит за компьютером, а я - значительно дольше, и он никогда этому не мешает. В итоге мой товарищ пустил меня за нетбук, но обиделся.

    Заканчиваю писать и иду восстанавливать дипломатические отношения.

    8. День восьмой: Музей Янтаря, 16 августа, воскресенье

    Сегодня, впервые за всё путешествие, у нас разгрузочный день. Паумен в кои веки решил днем поспать, поэтому я начал составлять дневные записки. Сейчас 15:15, мой товарищ еще не заснул, и неизвестно, получится ли это у него, я же тем временем расскажу о дне сегодняшнем.

    Встал в 8:30 и начал делать зарядку. В начале 10-го проснулся Паумен. Я, дабы не терять времени и раньше выйти из дома, "свернул" зарядку. В итоге, друзья покинули гостиницу в 11:05.

    Путь лежал в музей Янтаря. В последнее время я ровно дышу к музеям, поэтому вчера даже сказал:

    - Может, не пойдем в музей? Просто посмотрим торговые ряды, и купим тебе кулон.

    [Мой товарищ уже определился в выборе украшения, осталось только осуществить задуманное.]

    - Но я все-таки хочу узнать об истории янтаря, - возразил Паумен.

    - Так мы всё равно в четверг на экскурсию поедем, - парировал я. - В Янтарном тебе всё расскажут...

    Друзья переглянулись, а затем я произнес:

    - Нет, все-таки, надо сходить в музей. Хоть и нет там, возможно, ничего интересного, но побывать в Калининграде и не посетить музей Янтаря... Этого никто не поймет...

    Согласно сведениям из интернета, к музею от гостиницы шли четыре разных автобуса (21, 37 и еще два) и 69-я маршрутка. Она и подошла. Сегодня воскресенье, и это один из поводов не ехать на побережье - там очень много народа. Кстати, сегодня тоже стоит весьма жаркий день, а в гостинице с утра было даже жарче вчерашнего - потому что в окна не дул ветер.

    На 69-м доехали до площади Победы, а оттуда повернули на улицу Черняховского. Этот герой Советского Союза (интересно, что за подвиг он совершил?) и не подозревал, что его фамилией будет назван не только город, но и крупная улица в областном центре. Проехали по ней, если не ошибаюсь, две остановки - на третьей вышли. Впереди показалось знакомое здание.

    В башне Дона располагался рыбный ресторан "Счастливый случай". Видимо, лучший в городе, не зря же там трапезничали в свое время Путин, Шредер и Миттеран. К слову сказать, и гвардейскую колонну на площади Победы сделали к 750-летию Калининграда.

    "Что же здесь творилось до 2005 года?" - подумал я.

    Далее, в сторону площади Победы, находился сам музей Янтаря. Мы купили билеты по 200 рублей и устремились на просмотр. Как я и ожидал, ничего особо интересного в музее не обнаружилось. Если бы попался толковый экскурсовод, он бы, безусловно, сумел интересными рассказами создать запоминающиеся образы, но сами по себе музейные экспонаты сделать этого не смогли, а заказывать экскурсию для нас было слишком дорого.

    Я помню из путеводителя, что раньше самовольно добывающих янтарь, убивали прямо на побережье. Лично я бы включил в экспозицию такую сцену - расстрел (или повешение) нелегальных добытчиков "солнечного камня". Думаю, это бы всем запомнилось. Но музей открыли в 1979 году, в самый пик застоя, и ни о какой самобытности речи не шло. Поэтому впечатлили, в основном, гигантские самородки: один даже потянул на 4,5 кило. Два или три зальчика были посвящены янтарю, в котором засохли какие-либо насекомые. Ведь янтарь - смола, которая стекала с сосен (этот процесс тоже был изображен), и в нее иногда попадала всякая живность. Правда, почему только в этом месте смола, пролежав несколько миллионов лет, превратилась в янтарь? Этого я так и не понял.

    Остался открытым и вопрос о нелегальной добыче янтаря в наши дни. Допустим, вчера на экскурсии, когда мы прохаживались по торговым рядам, один продавец заявил: "Сами добываем, сами обрабатываем и сами продаем". Из этих "сами" наибольшие вопросы вызывает первое. Ну да ладно, в четверг поедем на "янтарную" экскурсию, тогда, надеюсь, всё встанет на свои места. Но сейчас у меня янтарь просто перед глазами стоит - явно пересмотрел на всевозможные украшения и сувениры. Хотелось бы купить, да дорого. Я бы приобрел себе более-менее большой (грамм на сто) необработанный камень. И еще мне больше нравится янтарь коньячного цвета, чем светлый. Но такой подарок будет стоить от 3000 до 5000 рублей, а это, сами понимаете, чрезвычайно накладно. Но выбор - просто огромный!

    Вернусь в музей. Там были вещи советского периода: ледокол "Ленин" из янтаря, часы с изображением рабочего и крестьянки и надписью "СССР". Имелись и вещицы 30-х годов, всякие часы и чернильные приборы. Также были представлены масштабные, гигантские поделки, например, ваза в человеческий рост. Словом, хватало разнообразных экспонатов. Мы это всё осмотрели, наиболее интересное сфотографировали, но какого-то яркого душевного отклика не возникло. Это я описал экспозицию второго этажа.

    На первом и частично в подвале был представлен янтарный авангард, в основном, от наших братьев-прибалтов и братьев-немцев. Я достаточно скептически отнесся к их творчеству. Там было мало янтаря, а много всяких причуд, из которых наиболее удачной мне показалась лампочка: цоколь от электрической лампочки, а сама лампочка - камень-янтарь. Всё остальные: микросхемы с фрагментами янтаря, какие-то стеклянные вещи... Может, это и высокохудожественно, но янтарь в этих художествах играл вспомогательную роль.

    Последний зал порадовал масштабами - огромное панно из янтаря, посвященное России. И портреты из янтаря Канта и Пушкина. Качественные, монументальные и красивые мозаики. На мой взгляд, это сделать сложно. Но, повторюсь, я - далекий от искусства человек. Мне наиболее запомнились огромные янтарные глыбы, а также работы старых мастеров.

    Еще в музее имелся очень красивый внутренний дворик, где можно было фотографироваться. Две башни в типичном немецком стиле, стена, увитая плющом и тень. В жару это имеет большое значение.

    После полноценного осмотра музея мы приступили к не менее важной задаче - покупки кулона. Процесс затянулся, но Паумену это было важно. В итоге, мой товарищ остановился на кулоне коньячного цвета, украшенном еще и серебром, а вдобавок купил серебряную цепочку. Всё это продавалось уже на лотках за музеем. В самом музее - дорогие вещи от 6000 рублей для состоятельных граждан, коими мы ни в коей мере не являемся.

    Неожиданно обнаружилось, что вокруг Верхнего пруда (там и расположен музей) имеется удобная прогулочная тропа. Но времени было около половины второго, стояло страшное пекло, и прогулка вокруг пруда вряд ли оказалась бы комфортной. Из-за жары, скорее всего, город мы осмотрим поверхностно. Но приходится чем-то жертвовать.

    Друзья выбрали на сегодняшний день отдых. Прошли квартал по Черняховского, потом перешли на ту сторону улицы, которая находилась в тени. Я сфотографировал два интересных немецких здания. Снова проявилась уже ставшая банальной истина - в Калининграде красивые дома в центре сплошь и рядом соседствуют с некрасивыми и совершенно неинтересными. То есть, всегда идешь от одного интересного немецкого дома к другому, и благодаришь за это доблестных английских летчиков.

    Пройдя больше половины улицы Черняховского, мы обнаружили новый "Круассан". И, конечно, туда зашли. После пиццерии, которая нам не понравилась, друзья решили питаться исключительно в "Круассане". Пусть дороже, зато пища качественная.

    Правда, нам попалась на редкость забывчивая растяпа-официантка. Обслуживая нас, она умудрилась допустить массу ошибок: не подала соль и перец, забыла принести вилки, а убирая со стола, уронила мне на ботинок ножик, да еще и неправильно составила счет, забыв включить в него чай с имбирем. Мы благородно ей об этом напомнили, а могли ведь и "обуть" на 180 рублей. Взяли два супа, два жульена и чай. Потянуло на 850 рублей с чаевыми. Дешевле в "Круассане" не поешь. В целом, лучше всего - "Гурман" на площади Победы. Всем рекомендую.

    Еще мы пришли к выводу, что в Калининграде практически отсутствуют сетевые магазины, широко распространенные не только в Питере, но и по всей России. Здесь нет названий "Магнит", "Лента", "Пятерочка", "Полушка" или "Перекресток", а также мы не видели ни одного японского или китайского ресторана. Здесь нет "Кофе-Хауза", "Столовой ложки" или "Шоколадницы". Имеются, правда, магазины "Центр-обувь" и салоны "Евросеть", но эти исключения лишь подтверждают правило.

    А друзья на автобусе 37 доехали до знакомой "Виктории" на проспекте Калинина, купили немного меньше продуктов (решили экономить на питании, денег мало остается) и отправились в номер.

    Так прошла первая половина дня.

    Сейчас уже пятый час, а Паумен всё не заснул - увлеченно читает электронную книгу, благодаря которой наш багаж стал значительно легче: раньше я всегда брал в поезду две-три толстых книги.

    А я, раз уж выдалась такая возможность, опишу некоторые Калининградские феномены. Например, Королевский замок. Вот что о нем сообщает путеводитель:

    "Самым древним строением города был Королевский замок. Великолепные интерьеры Замковой церкви с изображением Ордена Черного Орла, Тронный зал (самый большой в Германии), зал Московитов, названный так еще в 16 веке в честь Великого Московского посольства. Увы, теперь это можно увидеть только на старых фотографиях. В августе 1944 года, во время ночных налетов английской авиации, замок сгорел вместе с историческим центром Кенигсберга. А в конце 60-х годов было принято решение обкома КПСС о сносе руин замка. Еще раньше была взорвана Замковая башня - самое высокое сооружение города (96 метров, 1874 год). Сегодня на Королевской горе рядом с островом Канта вместо замка стоит недостроенный Дом Советов - пожалуй, главное напоминание о советском этапе истории города".

    Разумеется, жаль разрушенный Королевский замок, макет которого представлен в музее города в Кафедральном соборе. Не менее загадочна и судьба Дома Советов. Это - огромное, до сих пор недостроенное, здание, не выглядит заброшенным. Наоборот, кажется, что его не так давно покрасили.

    Поначалу мы даже приняли его за действующее, но потом, присмотревшись, обнаружили, что некоторые окна отсутствуют, и часть фрагментов не достроена. Что мешает достроить?

    Почитал об этом в интернете. Вот подробности, а если вкратце, здание было построено на 95 процентов, когда грянула Перестройка. И строительство заморозили. Далее у города это здание выкупила какая-то фирма, но сделкой заинтересовалась прокуратура, ибо цена была очень низкой. И вопрос со зданием "подвис" на долгие годы.

    К 2005 году сделали "хорошую мину при плохой игре", то есть, просто покрасили здание и вставили в него окна, после чего оно приобрело более-менее цивилизованный вид. Но дальнейшая судьба горемычной высотки неизвестна. Есть предложение (такая мысль и нам приходила в голову) снести Дом Советов и восстанавливать Королевский замок. Против этого выступает большинство калининградцев, ибо город остро нуждается как в жилье, так и в деньгах, а подобные проекты были по плечу только Москве и Питеру, да и то до Крымских событий.

    Есть и точка зрения, что здание должно быть обязательно достроено, ибо является неофициальным символом Калининграда. Вот такой интересный феномен.

    В газете "Страна Калининград" от 12-18 августа я наткнулся на статью "Прячется ли Кант на "даче Геринга?". Дело в том, что в Кенигсберге, когда он принадлежал Восточной Пруссии, стоял памятник Канту. Марион Дёнхофф (1909-2002), будучи богатой аристократкой и проживая в Кенигсберге, "в конце 1944 года, когда начались интенсивные бомбежки города, уговорила членов магистрата разрешить ей увезти, стоявший у Альбертины (так назывался местный университет) памятник Канту работы Христиана Рауха к себе в имение Фридрихштайн (современный поселок Каменка Гурьевского района. - Прим. автора статьи, журналиста Андрея Сомова)".

    В данной статье наиболее интересен фрагмент, озаглавленный "Исповедь сапера": "...в народе имение Дёнхофф почему-то окрестили "дачей Геринга", "поэтому уничтожалось оно с особым энтузиазмом. Роскошный, построенный в стиле позднего классицизма дом был просто разобран по кирпичику". (Из книги "Руины старого замка" Авенира Овсянова).

    Многочисленные скульптуры, коими изобиловало имение, ждала еще более печальная участь. Краевед приводит воспоминания курсанта одного из военных училищ о проходивших на "даче Геринга" практических занятиях по саперному делу.

    "Преподаватель из бывших фронтовиков приказал нам взрывать "фашистские" Венеры", - рассказывает он в своей книге. - Привязываемые и взрываемые двухсотграммовые шашки существенного вреда им не приносили. Однако четырехсотграммовые их перебивали. На голову бронзового оленя, прикрепленную на болтах у центрального портика, израсходовали около трех килограммов тротила".

    Этот рассказ перекликается с историей о взрыве Королевского замка.

    Разумеется, общая цель всего этого варварства - изжить из Калининградской области "немецкий дух". Кроме того, были памятны разрушения, которые Германия нанесла Советскому Союзу. Но факты, в любом случае, любопытные, а выводы, надеюсь, читатели сделают сами.

    Я же на этой нравоучительной ноте закончу описание разгрузочного дня.

    9. День девятый: Светлогорск-3, 17 августа, понедельник

    Описываю этот день уже во вторник утром. Вчера ничего не писал, так как надоело заниматься письмом "врукопашную". Вместо этого встал сегодня в семь утра, и вот - ровно в 9 приступаю к повествованию.

    Я проснулся в 9:00, сделал зарядку. В 11:00 разбудил Паумена. Всё прошло, как обычно. Мы позавтракали, собрались и вышли из дома в начале первого.

    Правда, сначала направились в ТЦ "Виктория", дабы снять деньги со сбербанковской карточки. Открою страшную тайну - часть суммы мы привезли наличными, а часть - на карте. И вот, в связи с колоссальными расходами, а тратится здесь действительно немало, вся наличность закончилась. Надо было перед поездкой в Светлогорск убедиться, что снять сумму с карты здесь не составляет труда.

    Первый банкомат заявил, что у него нет денег, но второй легко отдал требуемую сумму. И мы поспешили на автовокзал.

    К сожалению, в этом районе очень долгие светофоры. Ждать приходится по две-три минуты. Поэтому "наш" микроавтобус на 12:40 ушел.

    Я направился в кассу:

    - Мне два билета на ближайший рейс до Светлогорска.

    - На час билетов не будет, - ответила кассирша.

    - А когда следующий рейс? - спросил я, понимая, что мы "попали в засаду".

    - Я не с вами разговариваю, - сообщила женщина. - Что вам нужно?

    - Два билета на ближайший рейс до Светлогорска, - повторил я.

    И вскоре получил желаемое.

    Позже выяснилось, что какой-то другой рейс, тоже отправлением в 13:00, был отменен, и кассирша кому-то об этом сообщала.

    Мы встали у платформы. Было 12:46. Автобус всё не походил. Вскоре рядом с нами появилась контролер-посадчик. В 12:58 по громкой связи объявили: "Водитель Сидоров, подавайте автобус к 9-й платформе". И ровно в 12:59 Сидоров С.В. ("спальный вагон", как предположил Паумен) прибыл на место.

    Друзья разозлились на нерадивого шофера, но вскоре все упреки были сняты, так как в салоне работал кондиционер. Может, водитель не хотел вставать на посадку раньше, чтобы лишний раз не открывать двери?

    В любом случае, мы в комфортных условиях (хоть и на солнечной стороне, которая находится слева (сообщаю для будущих туристов)), рванули в Светлогорск.

    Рвануть-то мы рванули, но у Паумена в тот день наблюдался явный упадок сил. Причем проявился он не сразу. Но где-то в середине пути, когда автобус под завязку набился пассажирами на площади Победы, мой товарищ заявил, что он устал и совершенно здесь не отдыхает и не высыпается.

    Я заметил, что вчера мы никуда не ездили, и Паумен имел возможность поспать, сколько угодно. Вместо этого мой друг днем полтора часа проспал, а затем более двух часов общался в "Контакте".

    Паумен же твердил, что он устал, и я не даю ему нормально отдыхать.

    Мы продолжали пререкаться. Единственное положительное из той поездки: я увидел несколько гнезд аистов, а в одном из них даже сидели эти величественные птицы.

    В дурном настроении путешественники вышли из автобуса. Дул сильный ветер. Друзья направились к канатке.

    - Может, ты успокоишься, кофе попьешь? - предложил я, намереваясь сначала посидеть в "Круассане".

    Но Паумен только взял капучино на вокзале в автомате. Заодно мы посмотрели ближайшие рейсы на Калининград. Первый отходил в 17:13, второй в 18:14, а я записал еще рейс на 20:30, потому что в мои планы входило как следует позагорать, отдохнуть и осмотреть Светлогорск.

    Тут стоит добавить, что мы взяли в поездку Рыжего. Наш Рыжий друг даже в автобусе наблюдал проносящиеся панорамы и вообще перемещался в отдельном посадочном месте (мешок большей частью нес Паумен). Так как лисы обладают хорошим зрением, Рыжий и через мешок всё неплохо видел.

    Друзья взяли билеты на канатку. Стали спускаться.

    Сразу стало ясно, что на пляже ветер. Волны были даже сильнее, чем в прошлый раз, а в воде мы наблюдали лишь одного крепкого мужчину, который бесстрашно боролся со стихией.

    Спустились. Я сфотографировал Паумена с Рыжим. Потом мы пошли вдоль пляжа. Народу было значительно меньше, чем в прошлый раз. И можно понять почему - сильный ветер не компенсировало яркое солнце. Вода была холодной, и отдых не представлялся комфортным.

    К тому же Паумен был совсем в плохом расположении духа. Я робко предложил идти дальше, за мыс, но, не дождавшись ответа, "причалил" возле большого камня, где мы отдыхали в первый раз.

    Разложил подстилку, но ветер был действительно очень сильный, а мы разместились на совсем продуваемом месте.

    Мой друг решил, что сейчас самое время заняться снимками из цикла "Паумен в прыжке". Эта идея пришла моему товарищу в голову вчера, когда мы были в музее Янтаря. Но тогда мой друг прыгал на траве, а теперь забрался в море. Мало того, что там был песчаный склон, так еще и постоянно накатывала волна.

    В общем, на мой взгляд, - и время съемки, и место были ну совершенно неподходящими. О чем я и заявил Паумену. Тогда мой друг взял и улегся на подстилку, не раздеваясь.

    Я, честно говоря, даже не зная, чем разрешится эта идиотская ситуация, разделся, переодел трусы на плавки и бросился в море. Вода оказалась холодной. Еще сильнее, чем в прошлый раз, была волна. Так что купанием мой заплыв можно было назвать только с натяжкой. Мало того, меня снесло в сторону от места, где я входил в море, прямо на большие камни. Пришлось делать крюк и возвращаться назад. В общем, еще то удовольствие.

    В итоге, я залег на подстилке, пытаясь согреться. Меня не покидала мысль, что Паумен сейчас искупается, успокоится, и мы как-то наладим пляжный отдых. Ибо вокруг нас все-таки каким-то образом лежали люди. Значит, и мы к этим условиям могли приспособиться: следовало просто реже купаться и, по возможности, скрыться от ветра.

    - Иди, искупайся, - сказал я. - Вода не холодная.

    Действительно, по сравнению с ветром, она почти не чувствовалась.

    И Паумен пошел. А я остался на берегу.

    Но когда мой товарищ вернулся, всё изменилось.

    - Поехали домой! - заявил Паумен.

    И я понял, что в этой ситуации спорить бесполезно. Хотя это было одно из самых глупых решений, принимаемых нами в каком-либо путешествии.

    Я без лишних слов собрал наш скарб (особо удивлен был Рыжий, которого мы специально везли, чтобы показать пляж), и мы отправились на канатку. Снова заплатили по сорок рублей и поехали наверх. Думаю, что общее пребывание внизу составило не более пятнадцати минут.

    По пути наверх, так как я молчал, Паумен "перешел в атаку", обвинив меня в том, что я его не понимаю, когда он устал, не считаюсь с ним. Мой друг предложил мне гулять одному по Светлогорску, а он поедет домой. Такая перспектива меня не устраивала. Да иногда бывало, что мы поодиночке путешествовали (например, в Судаке-2012), но это всегда происходило так - Паумен оставался в номере, а я куда-нибудь выдвигался на определенное время.

    Тем не менее, раздосадованный всей этой ситуацией (дней осталось мало, они хорошие и солнечные, почему, вместо того чтобы отдыхать, надо выяснять отношения?!), я, воскликнув: "Ну и пойду один путешествовать!", оставил Паумена возле вокзала.

    Но, пройдя не более пятидесяти метров, понял, что это, конечно, не вариант.

    Во-первых, я сразу стал беспокоиться за товарища: где он и что с ним?

    Во-вторых, ну я так не могу. У нас ведь, все-таки, совместная поездка.

    Я всегда в этом путешествии ношу с собой выключенный мобильный телефон, и тут он пригодился. Я его включил и нашел своего друга. Мы, можно сказать, помирились, хотя периодически в течение дня еще выясняли отношения. Но, сами понимаете, в целом день вышел неудачным.

    - Давай поедем домой на 17:31, - предложил я. - Поедим в "Круассане", немного погуляем и уедем.

    - Я не хочу столько ждать! - заявил Паумен. - Пошли на автобус.

    Я уже был согласен на все.

    На остановке автобуса не было, зато стояла внушительная очередь. Мы встали в конец.

    - Ехать в давиловке я не хочу, - минуты через три заявил мой товарищ.

    - Не влезем в первый, поедем во втором, - ответил я.

    - Давай поступим так, как ты сказал, - предложил мой друг. - Погуляем по Светлогорску, потом поедим и уедем на поезде.

    И мы принялись гулять. К сожалению, когда настроение испорчено, и сбиты все планы по каким-то - ну совершенно глупым - причинам, трудно настроиться на позитивный лад.

    Я всё объяснял Паумену:

    - В следующий раз, если почувствуешь усталость, сообщи мне об этом до начала прогулки.

    А мой товарищ отвечал:

    - Я думал, что утренняя усталость постепенно пройдет, а она только усиливалась.

    Как бы то ни было, мы познавательно прогулялись по Светлогорску, хотя и коротко.

    Сначала по улице Ленина до Гостиного двора. Пересекли его и вышли в парк. Добрались до здания органа, указанное во всех путеводителях. Обнаружили несколько просто очаровательных особняков.

    Светлогорск - его часть, связанная со старыми немецкими домами, в основном, восстановленными, - вызывает восторг. К тому же светило солнце, вокруг благоухали сосны. Раушен - райский уголок. Правда, для богатых. Если у вас много денег - приезжайте и живите, не пожалеете. Хорошо бы еще вам повезло с погодой.

    А мы, совершив круг, вернулись к вокзалам. Хотели пообедать до поезда. Пришли к "Круассану" в 16:00, то есть, за полтора часа до рейса. И тут обнаружили, что кафе переполнено. Не было даже свободных столиков.

    В итоге, мы подсели к каким-то двум девушкам. На нас никто не обращал внимания. Тогда я встал, нашел официантку и попросил принять заказ. Она исчезла, пообещала найти официанта этого зала, но через некоторое время сама вернулась с карандашом.

    Паумен без меню продиктовал: суп немецкий с колбасками, суп итальянский и два штруделя...

    - Штруделей нет, - перебила девушка.

    - Две порции оладий с вишней, - нашелся мой товарищ, - и чай имбирный с лимоном.

    Официантка стала долго объяснять, что у них нет "отжимных" чайников, и они наливают в простые...

    Нас это устраивало.

    - Значит, вам чайник и три чашки? - спросила официантка.

    - Почему три? Нас двое!

    - А эта девушка? - официантка указала на одну из девушек, к которым мы подсели, а вторая куда-то отлучилась.

    - Мы не вместе! - воскликнул я.

    - Тогда я не знаю, что делать! - Официантка изменилась в лице. - Мы можем обслуживать только столиками.

    И исчезла.

    Вскоре появился другой официант, который стал принимать заказ у наших девушек-соседок, а мы зависли между "небом и землей" с бесследно испарившейся официанткой.

    В итоге, она вернулась и попросила нас пересесть за столик на открытом воздухе. Нам представили нового официанта, который принес ложки и вилки и надолго забыл о нас.

    Тут я, пожалуй, опущу ряд подробностей, дабы вас не утомлять и самому не утомиться.

    Минут через пятнадцать официант вместо супов принес две порции оладий. При этом забыл ножи. Пришлось мне их самому "добывать". Затем последовала беспрецедентная пауза: мы ждали минут двадцать пять. Запомнилась фраза одной посетительницы:

    - Девушка, ну что вы меня за идиотку держите?! Как можно сорок минут готовить макароны?!

    Словом, мы попали в самое что ни на есть обеденное время, и персонал (а может, кухня) просто не справлялись с наплывом посетителей.

    Наконец, официант принес нам супы. Мой был совершенно холодным, а у Паумена, наоборот, чертовски горячим. Мало того, он не принес к супу сыр-пармезан, но Паумен об этом вспомнил лишь когда съел половину порции. Единственное, что порадовало, нас быстро рассчитали.

    Мы встали из-за стола в 17:15, рассчитывая успеть на рейс 17:31, но когда подошли к вокзалу (идти не более двух минут), выяснилось, что наш поезд уже ушел. Оказалось, мы перепутали время, и поезд уходил не в 17:31, а в 17:13! Это стало достойной кульминацией неудачного дня.

    Осознав этот факт, мы отправились на автобус. Так как поезд только что ушел, и идет он на полчаса быстрее автобуса, около остановки толпы не наблюдалось.

    Стоял микроавтобус, в котором были заняты все места, кроме ближних к водителю, где надо сидеть спиной. Недолго думая, мы туда сели. Прождали совсем немного, подошел последний пассажир, пожилая женщина, и мы тронулись в путь.

    Честно говоря, эта дорога уже слегка надоела. А еще учитывая, что едешь спиной, окно водителя распахнуто и постоянно дует ветер в шею. Ну, кое-как добрались до города.

    Рассчитывали доехать до Южного вокзала, но оказалась, что эта маршрутка идет только до Северного. Водитель высадил нас на Советском проспекте, откуда было еще весьма долго идти до площади Победы.

    Мы прошли по Советскому до начала Мира, опять не увидев злополучных Зубров. Видимо, этот памятник так и окажется неосмотренным.

    Когда проходили мимо площади Победы, я обнаружил пустующее кафе с названием по-французски "У площади". И мы туда зашли, ибо находились как раз в том состоянии, когда опоздали ровно настолько, что спешить некуда. Заказали по большому капучино и десерту.

    Капучино принесли почти сразу, а десерты пришлось ждать. Паумен по этому поводу возмущался, а я пытался объяснить, что нам просто дают возможность подольше посидеть в кафе. Ведь для многих подобный визит не связан с потребностью поесть. Если бы мы пришли сюда только за этим, то заказали бы обед. Некоторые идут в кафе, чтобы приятно провести время, а персонал из альтруизма это время продлевает.

    Как бы то ни было, десерты в итоге принесли, и мы их съели, а заодно полюбовались прекрасной панорамой из окна на площадь, Северный вокзал и Ратушу с часами.

    Я заметил, что башни под куполами у Христа Спасителя не круглые в сечении, а в форме многогранника с большим количеством сторон. Конечно, их стоило сделать круглой формы, хотя, возможно, с технологической точки зрения это сложнее.

    Выйдя из кафе, мы решили прогуляться по Ленинскому. С правой стороны проспекта вытянулся парк; вдалеке виднелся памятник какой-то женщине.

    - Леся Украинка? - предположил я.

    - С чего вдруг? - не понял Паумен.

    - Но мы ведь живем на Киевской улице, - объяснил я странный ход своих мыслей. - Хотя сегодня это может расцениваться, как политическая провокация.

    "Леся Украинка" оказалась Калининградской областью. Правда, мы так и не поняли, что за шлейф полукруглой формы за ней тянулся. Статуя была выполнена в форме женщин-республик, которые в свое время украшали ВДНХ.

    Нам открылся новый Калининград. Дело в том, что почти всегда на улице царила жара и передвигаться было невозможно, а тут задул ветер и сделалось прохладно. Мы обнаружили кафе "Поварешка", в которое при случае вполне можно зайти, а затем перешли на другую сторону Ленинского, чтобы отыскать легендарный бункер Отто Ляша, последнего коменданта Кенигсберга.

    Это оказалось непросто. Сначала мы прошли немного по тополиной аллее генерала Сергеева, а затем углубились во дворы. Требовалось найти здание университета. Я предполагал, что перед ним будет какая-то площадь, да и вообще, университет - заметная постройка. Но всё оказалось с точностью до наоборот. Мы прошли два новых офисных центра и уже почти отчаялись найти и Ляша, и университет.

    Наконец, я спросил у проходящей женщины:

    - Вы не подскажите, где здесь находится памятник Канту?

    Целая гамма неясных мне чувств пробежала по лицу женщины. Скорее, это было неодобрение, которое она пыталась скрыть.

    - Прямо за этим зданием и увидите, - сквозь зубы процедила загадочная дама и скрылась.

    Может, у нее были личные счеты с Иммануилом?

    И тут всё встало на свои места. Сначала мы обнаружили бункер Ляша, возле которого сидело с десяток подростков.

    - Скинхеды? - предположил Паумен. - Идеальное место для сбора.

    - У них лица мирные, - возразил я.

    - Мне так не кажется...

    - Кроме того, у них доски для скейта, - продолжил я. - Так что это - просто досочники!

    Возможно, я и ошибаюсь. Посмотрел интернет - да, действительно, скинхеды в Калининграде есть. Но вот кто был рядом с Отто Ляшем?

    От бункера мы вышли к недостроенному Дому Советов и еще раз внимательно осмотрели здание.

    - Однозначно, его надо достраивать! - воскликнул я. - Можно сделать очень стильный "сайдинг", где органично, художественным языком приплести и немецкие мотивы, и разрушенный Королевский замок. Выйдет очень запоминающаяся конструкция, и все останутся довольны! Нужен последний рывок! Выделить целевую сумму и за пару лет здание доделать. Иначе вся Европа будет смеяться над Калининградом!

    Друзья пересекли широченный Ленинский проспект и зашли в "Викторию" на Центральной площади. Прикупили продуктов. В частности, вкусного кальмара горячего копчения и бутылку "Зеленоградской" воды.

    И поехали в гостиницу. Там посмотрели фотки, и Паумен залез в "Контакт". А я от корки до корки прочел свежую газету "Комсомольская правда" от 15 августа.

    Любопытным мне показался материал о том, что при реконструкции улицы 9 апреля сроки окончания работ сдвинулись на месяц из-за археологов. Помимо мощного культурного слоя, который достигает в этом месте семи метров, ученые-копатели обнаружили древние гидротехнические сооружения, относящиеся к 17-18 векам. Но, под нажимом властей, археологам пришлось свернуть работы и закончить их к 14 августа.

    Это еще раз доказывает мою мысль, высказанную еще в "Анапе 2000": если дать волю историкам-копателям, они выселят всех жителей из центра всех мало-мальски древних городов и с наслаждением займутся раскопками. А где же жить выселенным гражданам?

    А в остальном, типично "желтая" Комсомолка, пусть и не "толстушка".

    Кроме того, я читал путеводитель в связи с предстоящей экскурсией в Балтийск. Узнал, что там, близко от центра города, находится отличный пляж. Но ветер там завтра обещают 9-11 метров в секунду, а мы на собственной шкуре убедились, как тяжело на Балтике перенести и 5 м/с. Поэтому завтра мы решили остаться в городе, а послезавтра - поехать в Светлогорск. Под вечер, в 23:00, немного посмотрели телевизор, выступление Путина в связи с развитием туризма. Разумеется, тема была поднята из-за Крыма.

    В ближайшие два-три года ни один крупный российский проект не получит серьезного финансирования, все деньги будут брошены в Крым. В частности, на мост через Керченский залив.

    10. День десятый: Отто Ляш и прогулка про Преголи, 18 августа, вторник

    Рискуя повториться, напомню, что встал я в 7 утра, сделал зарядку и до 10:30 составлял записки о дне вчерашнем. Затем пробудился Паумен. Друзья позавтракали местным кальмаром (очень вкусная штука), и в 11:45 вышли из дома. Уезжала большая партия постояльцев.

    Мы без проблем сели в маршрутку 89 и поехали на Центральную площадь. Наш путь лежал в бункер Отто Ляша. Какой-то умник из интернета утверждал, что правильней называть "блиндаж", но, по-моему, без разницы.

    Бункер оправдал ожидания. Это уникальный музей о войне. Мало того, поражает демократичная цена за вход, всего 100 рублей, хотя бункер, на мой субъективный взгляд, интересней и музея в Кафедральном соборе, и музея Янтаря.

    Вниз вела глубокая, на семь метров, лестница. Тесное пространство было разделено узким коридором, по обе стороны которого находилась вереница дверей. За каждой из дверей находилось совсем небольшое помещение. Вот так, от двери к двери, и следовало изучать экспозицию.

    В одной из комнат демонстрировался документальный фильм времен СССР. Его стоило посмотреть, но, во-первых, он был довольно длинный, а, во-вторых, очень тихо работал звук. Я запомнил лишь фрагмент, когда украинская девушка указывает на своего мучителя, какого-то фашиста, который ее пытал, и русский солдат куда-то этого "недочеловека" уводит. Словом, такая жесткая советская агитация.

    Некоторые моменты врезались в память. Надпись с архивного снимка "Вот она, проклятая Германия!" В прилагательном "проклятая" заключено многое. Отчасти можно понять советских солдат - четыре года их города и села подвергались разрушениям, и вот теперь они, наконец, входят на германскую землю. Конечно, присутствовало чувство мести и желание разрушить эту "проклятую Германию" до основания.

    Отдельный стенд был посвящен бомбардировкам города английской авиацией. В частности, сообщалось: "В августе 1944 года британская авиация нанесла два бомбовых удара по Кенигсбергу:

    26-27 августа.

    Город бомбило 174 "Ланкастера" группы N5 Королевских ВВС. Расстояние от воздушной базы группы N5 до цели составляло 950 миль. Снимки, сделанные с самолета-фоторазведчика, показали, что бомбардировка пришлась на восточную часть города. Потери - 4 самолета.

    29-30 августа.

    Город бомбило 189 "Ланкастеров". Группа N5 провела одну из самых успешных своих атак за время войны. 480 тонн сброшенных бомб уничтожили 41 процент всего жилого фонда и 20 процентов всей промышленности в Кенигсберге. Потери - 15 самолетов.

    (из отчета Королевских ВВС)".

    В музее также имелись три диорамы, сделанные, на мой взгляд, очень качественно. Первая - бои на территории Южного вокзала, вторая - штурм форта N5 и последняя - сражение у форта Дона, где было окончательно подавлено сопротивление фашистов.

    Наступлению советских войск предшествовали четыре дня артобстрелов города, а где-то 6 апреля (точнее не помню) порядка 500 наших самолетов бомбили Кенигсберг. Можно предположить, что они бомбили не городские кварталы и действовали не так, как английская авиация, но, в любом случае, и наши самолеты изрядно исказили облик Кенигсберга.

    Далее была прекрасная диорама с бункером генерала Ляша, а затем и комната, где воссоздали историческую сцену: к Ляшу пришли советские парламентеры и предъявили ультиматум о сдаче. Кстати, этот ультиматум (достаточно длинный) без перерыва звучал из динамика сначала на русском, а затем на немецком. В центре композиции - генерал, мучительно размышляющий: сдаваться или нет? Хотя по показаниям одного из наших парламентариев (пишу по памяти): "Ляш быстро принял наши условия, якобы беспокоясь о судьбах мирных жителей". Что заставило нашего офицера употребить слово "якобы" - какие-то фактические данные или просто слепая ненависть ко всем фашистам - осталось не ясно.

    Еще одна композиция: наш солдат вручает немецкому радисту ультиматум - сцена менее интересная и более надуманная, уж слишком испуганная физиономия у фрица.

    Из письма Алексея Свекрицкого, участника штурма Кенигсберга: "Сейчас трудно сказать что-либо о его красоте, так как мало что уцелело. Более-менее осталась в целости окраина, а центр сильно разрушен. Много в городе осталось гражданского населения, в том числе и наших русских. О трофеях и военнопленных писать не стану. Думаю, что Вы читали в газетах. О нашей гвардейской победе много писалось в печати, и был приказ товарища Сталина. Много героев будет после этого штурма, а награжденных орденами особенно. Наше подразделение особенно выделилось в боях за овладение крепостью города. Представили нас к награде.

    Сегодня-завтра вышлю вам посылку. Хорошего ничего не достал, так как не было времени. Трофеев было до черта, но представляете, в бою не до этого. Вместе с этим не разрешено посылать две посылки. Одну и ту не более пяти килограммов. Если представится возможность, чуть позже вышлю еще. Продукты высылать не стану. Невыгодно с ними возиться. За вещи вы сможете на месте достать жиров".

    Есть много мыслей в связи с этими строчками, но пусть каждый делает свои выводы. Замечу лишь, что у меня до сих пор осталось несколько вещей, которые мой дедушка привез из Германии.

    Отдельный зал был посвящен Отто Ляшу и его дальнейшей судьбе. Генерала приговорили к расстрелу, но затем приговор отменили. До 1955 года Ляш находился в советских лагерях, а потом его выпустили в ФРГ. Он дожил до 1971 года и даже написал две книги.

    Из протокола допроса Ляша: "Сохранение Кенигсберга было вопросом престижа Германии. Поэтому обороне Кенигсберга придавалось большое значение. Кенигсберг - главный город Восточной Пруссии, а Восточная Пруссия всегда давала Германии много хороших солдат. Большое число видных германских офицеров и генералов происходило из Восточной Пруссии. Восточно-прусские солдаты и офицеры считались оплотом военной мощи Германии".

    Из книги Ляша: "... только полное ослепление и преступные мотивы могли побудить Адольфа Гитлера так долго продолжать бессмысленную оборону Восточной Пруссии и крепости Кенигсберг. Личным приказом Гитлера здесь были отданы на смерть тысячи немецких солдат и беззащитных местных жителей; населенные пункты и большие города подверглись полному бессмысленному уничтожению и целые области плодородной немецкой земли превратились в пустыню".

    Действительно, Гитлер не давал приказ на эвакуацию мирного населения. Делалось это, на мой взгляд, чтобы фашисты более отчаянно сражались за Кенигсберг, зная, что защищают свое гражданское население. Ведь Гитлер не мыслил себе поражения в этой войне. Для него оно означало смерть, что и свершилось. Поэтому ему было плевать на будущее Германии в случае краха Третьего Рейха; он не видел этого будущего без себя, и поэтому не считался с потерями - ни собственных солдат, ни мирного населения, ни немецких городов. Кстати, в бункере имелось несколько архивных фотографий с немецкой стороны с плакатами "Кенигсберг никогда не сдастся". В фантазиях Гитлера так и должно было произойти.

    Тут же сообщу, что по результатам Потсдамской конференции одна треть Восточной Пруссии (анклав Германии после Версальского мирного договора) отошла к СССР, а две трети достались Польше. Вопрос: зачем так много отдали полякам?

    И еще, в 1973 году, на какой-то очередной международной конференции, Германия полностью и безоговорочно признала результаты Второй мировой войны и отказалась от каких-либо территориальных претензий. Тогда еще никто не знал, что появится благодетель Горбачев, который вернет ГДР в лоно Германии без всяких компенсаций.

    Немцы никогда не предполагали, что война коснется их домов. На территории Восточной Пруссии находилось около двадцати концентрационных лагерей, сюда были вывезены многие тысячи "работников", в основном, в возрасте 15-18 лет из Белоруссии.

    Далее была представлена немецкая агитка с призывом "Приезжай в Германию. Помогать по хозяйству" и подписью "Я живу в германской семье и чувствую себя превосходно". На плакате изобразили довольную женщину в фартуке. Она с улыбкой что-то готовит. Немецкие дети смотрят на нее с восторгом, а их мамаша, обернувшись, взирает на прислугу со сдержанным одобрением.

    Тут же, для контраста, приведены воспоминания Нины Борисовны Швыковой, узницы "Шихау" и "Остланд-Верке": "...В 1943 году нас с матерью вывезли из оккупированного Севастополя в Кенигсберг, в лагерь при заводе "Шихау"... Лагерь многонациональный. Условия работы на заводе были тяжелыми. За малейшую провинность избивали до полусмерти. За пределы лагеря разрешалось выходить, имея пропуск и лоскуток на груди с отметкой "восточный рабочий". Я работала медсестрой при здравпункте для русских. Среди русских часты были случаи заболевания туберкулезом, у многих наблюдались авитаминоз, истощение. Несмотря на это, немцы заставляли их сдавать кровь. Брали примерно по 400 грамм...".

    Несколько фотографий Королевского замка свидетельствовали, что его вполне можно было восстановить.

    Экспозиция завершалась эффектным восковым фашистом с овчаркой. Собака периодически лаяла, а часовой произносил по-немецки: "Стой, куда идешь?" или "Стой! Тут бункер самого Отто Ляша!"

    Тут же, хотя об этом стоило написать раньше, сообщу, что советские войска подошли к штурму Кенигсберга с богатейшим военным опытом - они уже отвоевали почти всю Европу. У них имелось численное превосходство, а также преимущество в вооружении, что использовалось на полную катушку. Конечно, никто не жалел ни немецких солдат, ни местных жителей. Тем более, что сразу после взятия Кенигсберга еще из каких-то развалин (я так понял, на месте коммуникаций Королевского замка) периодически оставшиеся в живых немцах совершали вылазки. В итоге, все ходы были просто взорваны, ведь наша армия не имела схем немецких укреплений.

    Конечно, благодаря капитуляции Отто Ляша, удалось спасти много тысяч жизней. Есть фото, на которой запечатлена колонна пленных фашистов, идущая по разрушенному городу.

    Напоследок мы еще сыграли в интерактивную игру на знание предмета "Взятие Кенигсберга". Сначала "Гризли" набрал всего 50 очков (так как некоторые вопросы в игре буксовали), но со второй попытке под ником "Паумен" мы набрали уже 140 баллов. Программа нас похвалила, хотя рекорд был 450 баллов. Но там спрашивали: "Укажите первую, вторую и третью линию обороны Кенигсберга". На столь сложный вопрос мы ответить не смогли.

    Словом, музей полностью оправдал наши ожидания, за исключением одного. В путеводителе написано:

    "Основная экспозиция музея "Бункер" расширена такими темами, как:

    - трагедия немецкого гражданского населения в период штурма города Кёнигсберга;

    - участие немецких антифашистов в боях за город;

    - судьба немецких военнопленных после окончания штурма города Кёнигсберга и Восточно-Прусской операции;

    - результаты поисков безвестных могил погибших в период боевых действий на территории Восточной Пруссии и увековечивание памяти погибших".

    Ни на одну из этих тем я не нашел ответа, хотя все они мне крайне интересны. Правда, нам встретились три или четыре совершенно пустых комнаты, и в некоторых стендах - одни только стекла. Может, это планируют сделать? Или эти фрагменты куда-то временно вывезены?

    В любом случае, тема достойная. Я даже подумал, что вместо нашумевшего фильма "Сталинград" стоило снять фильм "Кенигсберг".

    Напоследок скажу, что какое-то время, пока не решилась судьба этих земель в результате Потсдамской конференции, там вообще ничего не восстанавливали. Город лежал в руинах, а никто даже не пытался каким-либо образом привести его в порядок. А переименовали Кенигсберг в Калининград случайно. Когда стало ясно, что город станет советским, скончался всесоюзный староста. А сначала Кенигсберг хотели назвать Балтийском. Ну и разумеется, Калинин ни разу в Кенигсберге не был...

    Ознакомившись с массой интересной информации, мы вышли из бункера и сели на скамеечку. Паумен закурил, а я вытащил из рюкзака Белячка. Наш ластоногий друг поделился своими впечатлениями о музее и лае собаки. Он ему запомнился больше всего.

    - Жаль, что всё разрушили, - заключил Белячок.

    Это и стало главным выводом от увиденного в бункере.

    А наш путь лежал в сторону Преголи. Мы хотели сходить в музей Мирового океана, и даже не обязательно забраться на борт какого-нибудь судна (наиболее интересовала подлодка, но она во вторник закрыта для посещений), сколько просто пройтись рядом с кораблями, которые, словно на параде, выстроились вдоль берега.

    Мы перешли Ленинский проспект, затем пересекли Московский проспект в районе отеля "Ибис". Далее по набережной проследовали до памятника Николаю Чудотворцу, который, как известно, покровительствует морякам. И только мы завернули за памятник, как встретили девушку, набиравшую желающих прокатиться на катере.

    Стоило это 400 рублей с человека, и мы быстро согласились. Нам повезло, ждали двоих - и, когда мы сели, катер почти сразу отчалил. Там даже предлагали чай, и мы выпили по чашке. Всего на борту, кроме нас, находилось пять туристов: три мужчины и супружеская пара лет под пятьдесят. Кроме капитана, имелся "подручный", который помогал причаливать и отчаливать.

    Капитан включил запись экскурсии (очень удобно, гид не нужен), и мы под эту лекцию неспешно "покатили" по Преголи.

    Сначала прошли вдоль четырех судов музея Мирового океана. Жаль, что не хватит времени посетить сам музей. Около главного здания обнаружили еще и самолет - судя по всему, способный садиться на воду. Затем началась территория порта. Он оказался на удивление большим. Как уверял женский голос из динамика, несмотря на упадок, постигший порт после Перестройки, ныне он вновь "набирает обороты", и является единственным незамерзающим портом России. Рассказывалось и про канал, который несколько раз углубляли. Тут стоит добавить, что он соединяет Калининград и Балтийск. Возможно, что-то на эту тему мы узнаем в четверг, когда поедем на экскурсию Балтийск-Янтарный.

    В Калининградском порту имелись три больших гавани, из которых мы увидели только одну, а затем развернулись на Вороньем острове. Такое название он приобрел, когда один из капитанов случайно въехал прямо в него. Коллеги были так удивлены, что спросили неудачника: "Ты, что, ворона?" Между прочим, на этом острове мы видели бакланов, что лучше всяких доводов свидетельствует о незагрязненности порта.

    Затем пошли назад. Вновь миновали музей с судами и завернули влево по Преголи в сторону острова Канта. Там пошли знакомые места. Наш катер прошел под Эстакадным мостом, мы с воды посмотрели на Дом Советов. Затем показалась Рыбная деревня.

    [Тут я немного отвлекусь. Скоро состоятся выборы губернатора Калининградской области. Кандидат от "Справедливой России", Павел Федоров строил эту Рыбную деревню. К сожалению, ему не дали достроить вторую часть (от моста 750-летия до моста через Октябрьскую улицу). Действительно, территория после турфирмы "Юнона" ограждена забором.

    Так вот, я проникся программой Федорова. (Хотя считаю, что победит кандидат от "Единой России"; жители области посчитают, и не без оснований, что своему Центр даст больше денег.) Но пишет Федоров весьма дельные вещи. И еще - огромное ему спасибо за Рыбную деревню! Без нее Калининград выглядел бы совершенно иначе. Всё это, кстати, я узнал из его предвыборной листовки...]

    А мы прошли мимо острова Канта и сделали замечательные кадры Рыбной деревни в солнечный день. Развернулись возле моста, по которому проходит улица Октябрьская.

    Там, на левом берегу стоит красивый маленький домик, улица Багратиона, дом 4. В интернете написано: "Дом смотрителя Высокого моста. Там находились подъёмные механизмы, построен в стиле неоготики в Кёнигсберге в 1899..." Местные называют его "Домик Барона Мюнхгаузена". (А вот и отчет о похожей прогулке.)

    А мы отправились в обратный путь через всю Рыбную деревню, а затем с другой стороны острова Канта. С большим удовольствием полюбовались Фондовой биржей. Это уникальное здание стоит на 2,5 тысячах свай, и в нем снимался фильм "Отец солдата".

    Мы же на этом закончили запоминающуюся экскурсию.

    Прогулялись вдоль Преголи, а затем поднялись на Эстакадный мост, дошли до Центральной площади, пересекли Ленинский проспект и снова завалились в кафе "Круассан", невзирая на то, что вчера в Светлогорске нас обслужили не лучшим образом. На этот раз всё было просто идеально.

    Мы заказали две разных пасты (Паумен - с морепродуктами, не поскупились на креветок), а я с говядиной, а еще - по штруделю с яблоками. Заказ потянул на 1200 рублей. Но мы и этим не ограничились, купив себе в номер два пирожных. И, растранжирив таким образом две с половиной тысячи за день, отправились в отель.

    Кстати, забыл сказать о погоде. Она была прекрасна для прогулок по городу. Тепло, но не жарко. Временами дул сильный ветер. Я вместо привычных шорт облачился в брюки и надел свою самую теплую футболку, да и Паумен оделся теплее. В итоге, мы чувствовали себя весьма комфортно. В середине дня чаще становилось скорее жарко, чем холодно, но внезапные порывы ветра всё расставляли по местам.

    Прибыли в "Берлин" в начале пятого. На двери номера висела табличка "Уборка". Пришлось ждать. Вскоре оттуда вышла горничная с фразой: "Сегодня было так много выездОв!"

    Друзья по очереди помылись. Кстати, опять отключили горячую воду. (На "Водоканале" сказали, что до шести вечера, но мы знаем цену подобным обещаниям.) Потом Паумен лег спать, а я стал писать эти строки. И вот как раз сейчас, я еще не дописал, а мой товарищ уже проснулся.

    В целом, сегодня был очень запоминающийся, интересный и главное - комфортный день. Все-таки, в связи с жарой в Калининграде ни дня не обходилось без дискомфорта, а сегодня он практически отсутствовал, не считая проблем с горячей водой.

    Времени остается очень мало, даже не хочется об этом думать. Завтра - Светлогорск. Послезавтра - экскурсия. Затем - предпоследний, фактически последний день. Улетаем мы с утра, так что четвертого дня не будет. Вот так заканчивается столь удивительное и прекрасное путешествие!

    Сегодня проходили мимо гостиницы "Калининград" со стороны дворов. Кажется, там много номеров пустует. Аналогичная ситуация и в "Кайзерхофе". Кстати, такое название раньше носил остров Канта.

    Подытоживая: очень жаль, что скоро уезжаем. Время пролетело стремительно. При ужасной жаре было душно в номере, но отлично на море. Сейчас - хорошо в номере, но прохладно на побережье. Увы, достичь позитива во всем одновременно не удается.

    Отдельно хочется похвалить горничных отеля "Берлин". Практически каждый день нам доставляют две бутылки воды по 0,6 литра, шампунь, мыло и туалетную бумагу. Кроме того, за весь срок 4-5 раз меняли постельное белье. Каждый день мы имеем большие и свежие полотенца - по два на брата. Не уверен, что постояльцы гостиницы "Калининград" могут похвастаться таким сервисом.

    Кроме того, в номере имеется сейф, где мы хранили наличные деньги, пока они не закончились.

    Наша двухнедельная поездка вышла очень дорогой, несмотря на дешевые авиабилеты и то, что мы на нее копили практически год. А что поделаешь? Куда мы поедем на следующий год, я даже и не знаю.

    11. День одиннадцатый: Светлогорск-4 и немецкий ресторан, 19 августа, среда

    Проснулся по будильнику в 9:30. Сделал зарядку, помылся и только сел за нетбук, как проснулся Паумен. Было 11:10. Мы позавтракали и в начале первого вышли из номера.

    Уже второй раз (раньше такого не было) около 11 утра раздается стук в дверь. Приходится объяснять горничной, что мы скоро уйдем. Выслушав объяснения, женщина выдала нам одну бутылку воды вместо двух, зато положила четыре пакетика чая.

    - Каждая горничная делится тем, чего у нее много, - предположил Паумен.

    Наш путь традиционно лежал на автовокзал. На рейс 12:40 (микроавтобус) мы опоздали, поэтому отправились рейсом 13:00, но на этот раз попался автобус без кондиционера. Вообще автопарк одного и того же маршрута на редкость разнообразен - мы видели 118-й и высокий, и обыкновенный, и микроавтобус, и с кондиционером, и даже "Пазон".

    Было жарковато. Долго стояли на площади Победы, собирая пассажиров. Пожалуй, впервые за все путешествия мы едем четвертый раз в одно и то же место.

    Прибыли в Светлогорск. Спустились по канатке.

    На этот раз вместе с нами поехал Медвежонок, он же Блокадник, ибо давно уже у него на шее повязана "блокадная" ленточка. Так как наш друг из Судака, он предпочел оба раза посетить море.

    Дошли до места, где загорали во второй раз. Вроде бы, дуло средне. Народу было совсем мало, волна - менее сильная, чем позавчера.

    Разделись. Легли загорать. Я, минут через десять, отправился в море.

    К сожалению, вода оказалась очень холодной! Не знаю, сколько градусов. Наверное, около шестнадцати. Я поначалу хотел сделать десять гребков вперед и назад, но уже в воде передумал. Не согреться! Мало того, когда я погрузился в воду с головой, виски и волосы словно охватило холодным обручем.

    - В такой воде не покупаешься, - сообщил я товарищу.

    Тогда мы стали загорать.

    Некоторое время это получалось. Ветер дул не слишком сильно, я постепенно согрелся, солнце светило.

    Мы лежали, беседуя на разные темы.

    Медвежонок рассказывал нам о море и о том, что блокадники - важная составляющая его жизни, хотя не все знают, тем более в Калининграде, что означает желтая ленточка с синей полосой.

    Еще мы рассуждали о том, что застали теплое Балтийское море. Судя по всему, это большая редкость, если сейчас, при ясном солнце и теплой погоде, такая холодная вода. У нас на Финском заливе при аналогичных условиях было бы значительно теплей.

    Кстати, это место в Светлогорске очень похоже именно на Черное море. Во многом из-за мыса, который виден вдали. Он напоминает нам и Балаклаву, и Анапу, и даже Судак. Море исключительно темно-синее. Поэтому, когда идешь по пляжу, невольно теряешься в догадках - где я? В Крыму? В Краснодарском крае? И только потом понимаешь, что на Балтике.

    Но долго загорать нам не позволил ветер. Он медленно, но верно усиливался. Сначала Паумен надел что-то вроде кофты, состоящей из одних рукавов. Затем я пытался закрыть наше лежбище черным рюкзаком, ставя его то справа, то слева. Но вскоре друзья поняли, что загорать в таких условиях невозможно, а лежать в одежде - слишком глупо. Я так и не собрался во второй раз искупаться, а Паумен не пошел даже в первый - мы помнили, как на мысе Фиолент после подобного купания мой товарищ несколько часов не мог согреться.

    Вместо этого друзья взглянули на часы. Они показывали половину пятого. Тогда мы заспешили на электричку, отходившую в 17:13.

    Быстро собрались, дошли до канатки, а там нас ждал облом - большая очередь из желающих подняться. В итоге, мы чуть не пропустили поезд. Еле-еле успели в него вскочить. Я несколько преувеличиваю: мы сели, когда до отправления оставалось минуты три - но, по нашим меркам, это равносильно понятию "вскочить на подножку".

    И отправились в город, надолго попрощавшись сначала с морем, а потом и со Светлогорском. Хотя море мы еще увидим завтра на экскурсии.

    Народу в вагоне было больше обычного, и нам не досталось места у окна. Паумен стал читать местную газету, а я изучал проносящиеся мимо пейзажи, которые видел уже в третий раз.

    Как обычно, в Пионерском сел народ, но меньше, чем раньше. Как всегда, много людей вышло в Сельме, но меньше, чем при курортном сезоне. Стоит добавить, что когда мы уходили с пляжа и относительно долго - около километра - шли вдоль берега, то видели очень мало людей, лежащих на песке, а из них загорал только каждый третий. Остальные лежали одетыми и просто наслаждались прекрасным воздухом. Загорали лишь предприимчивые курортники, сумевшие организовать себе защиту от ветра, либо бесформенные толстяки, которых согревал их подкожный жир.

    Мы вышли на Северном вокзале. Я сфотографировал Паумена на площади Победы возле БМП. Осталось неясным, в связи с чем здесь установили эту боевую машину пехоты. Далее друзья зашли в Сбербанк на улице Черняховского. [Как выяснилось после посещения бункера Отто Ляша, Черняховский являлся генералом армии, погиб и его сменил генерал Василевский.]

    Сняв всю оставшуюся наличность, мы не придумали ничего лучше, чем отправиться в... немецкий ресторан, который я ранее приметил из окна автобуса. Адрес: Ленинский проспект, дом 3, ресторан "Цётлер".

    Сразу спишу с чека:

    Цётлер безалкогольное, 0.5 - 160 рублей,

    Чай - 120,

    Французская булочка - 3х25=75,

    Солянка мясная сборная - 2х170=340,

    Колбаски баварские с сыром - 290,

    Колбаски кровяные - 270.

    Итого - 1255 рублей.

    Но эти цифры не отражают главного - мы впервые посетили настоящий немецкий ресторан!

    Паумен стал оперировать сложным термином "франшиза", но я не стану лезть в эти дебри. Скажу лишь, что и кухня, и интерьер нам очень-очень понравились. Стоит добавить, что на эту сумму мы буквально объелись. Так что завтра, после экскурсии, вновь собираемся в Цётлер. Вот, кстати, их сайт.

    Сайт сайтом, цены ценами, но лично я, неискушенный посещением заграницы, почувствовал себя в самой настоящей Германии. За огромным столом в глубине зала разместилась большая компания немцев, человек десять-пятнадцать, а напротив нас группа туристов поедала просто громадные порции.

    Колбаски принесли на горячих сковородках. Я даже отведал немецкой кислой капусты - она была сделана очень качественно! В общем, посещение Цётлера прошло на ура!

    Оставшаяся часть дня протекла без особых приключений. Мы дошли по нечетной стороне Ленинского до Центральной площади, а потом завернули в супермаркет "Виктория". Купили кое-какие вещи и продукты и направились в номер.

    Потом Паумен некоторое время посидел в "Контакте", а затем его сменил я, написав коротенький отчет.

    Завтра будет экскурсия и, надеюсь, новые позитивные впечатления!

    12. День двенадцатый: Балтийск и Янтарный, 20 августа, четверг

    Всё началось в 6:00 утра, когда прозвенел будильник, и я стал делать зарядку. Отмечу, что было сильно холодно, но для зарядки это не помеха. Около семи утра засветило солнце, и сделалось теплее. В половину восьмого я разбудил Паумена, и мы решили закрыть окно.

    В 8:00 я позвонил в службу такси. Попутно вскрылся уникальный факт - служба точного времени 060, которая в Питере работает как часы, тут нагло врала на целых пять минут! Причем врет до сих пор! И если в Питере вежливая дама говорит: "Точное время 6 часов 18 минут и 20 секунд", то тут гнусавый женский голос без всякого выражения сообщает: "10 часов 6 минут", и ничего не повторяет.

    Я заказал такси на 9 часов. На этот раз почему-то спросили мой мобильный телефон. И через некоторое время к нам в номер позвонила админ из "Берлина", сообщив, что нас ожидает такси с номером 255.

    Мы вышли и без особых проблем (лишь слегка постояв перед жеде мостом, так как был будний день), той же дорогой доехали до улицы Октябрьской, дом 8. Причем шофер не знал, куда нам надо и спросил: "Вам на Остров?" Судя по всему, он имел в виду остров Канта. Я попросил остановиться на Октябрьской.

    Уже третий раз еду в такси на переднем сиденье и всегда пристегиваюсь. Это вызывает скрытое неодобрение у водителей. Сегодня, когда мы проезжали гаишников, шофер бросил мне: "Перекинь ремень через плечо", лишь затем обнаружив, что я уже пристегнут.

    В общем, водители здесь бывают разные и экскурсии тоже, в чем нам сегодня и суждено было убедиться.

    Мы подошли к площади около 9:15. Стоял один экскурсионный автобус из трех. К сожалению, не наш. Нашли себя в списках (имелось два автобуса по 45 человек) на экскурсию под названием "По следам Янтарной комнаты". Заранее скажу, что наш экскурсовод ни разу не произнес это словосочетание. А звали его Михаил Александрович Бобчук, а возможно Михаил Алексеевич Дольчук или что-то в этом роде. Первый раз я его увидел, когда смотрел списки. Подошел весьма интеллигентного вида человек в костюме и тоже взглянул на перечень фамилий. Потом заявил: "Ни хрена себе!", повторил это дважды и вошел в офис. Это и был наш экскурсовод.

    Я сходил в отель "Кайзерхоф", в туалет на первом этаже. Затем моему примеру последовал Паумен. В этот момент подъехал наш белый автобус, номер Р183ЕО. Я вошел туда одним из первых, заняв хорошие места (вторые сидения, сразу за экскурсоводом).

    Михаил (пусть он будет Бобчуком) с самого начала занервничал и стал сверять по спискам - кто вошел в салон, а кто нет. Я сразу понял, что хлопот с этим экскурсоводом не оберешься. В этот раз уже в половине десятого практически все места в салоне были заняты. На "Янтарную комнату" отправлялись два больших автобуса.

    Паумен вернулся из "Кайзерхофа" и сообщил, что это - крутой отель. Мой друг видел стенд, где были указаны не только Дмитрий Нагиев и Борис Моисеев, но даже Томас Андерс - все они в этом отеле останавливались. Когда же я заходил в "Кайзерхоф", там был завтрак - шведский стол, в ресторане находилось не менее пятидесяти человек. То есть, отель не пустует. Но "Юнона", как нам кажется, не связана с "Кайзерхофом", потому что в отеле есть отдельная стойка для туристических мероприятий.

    Гид же наш всё продолжал беспокоиться, повторяя: "Как вас много!"

    Наконец, мы тронулись. Бобчук объяснил, что на экскурсионном маршруте будет два автобуса. Чтобы не пересекаться, наша экскурсия сделает ряд остановок в поселке Александра Космодемьянского и в поселке Приморское, и мы больше времени проведем в Балтийске.

    - А на комбинат по добыче янтаря мы успеем? - спросил кто-то из экскурсантов.

    - Конечно! - заверил Бобчук.

    Тот автобус, что вез нас на Косу, был комфортабельней. У этого хуже работал кондиционер, но, слава богу, не было так жарко.

    Мы поехали новым путем. Вывернули на широкий Московский проспект (Бобчук объяснил, что раньше здесь было пять узких немецких улочек), а затем развернулись и поехали сначала по улице Донской, а затем по проспекту Победы. Не забыл Боб упомянуть и про Дом Советов: "Вот уже несколько лет власти задумываются о том, а не восстановить ли Королевский замок?" И уточнил, что после сноса Замковой башни территорию "разравнивали танками".

    Проспект Победы раньше назывался проспект Пиллау, так как вел именно к Пиллау, то есть, Балтийску. По пути мы проехали любопытный памятник Кутузову. Скульптор изобразил его молодым, с двумя глазами, но при всех медалях, которые генералиссимус получил за всю свою жизнь.

    Манера Боба излагать материал оставляла желать лучшего. Во-первых, он часто замолкал секунд на десять. Я думал, он начнет рассказ в целом о Калининградской области или, на худой конец, о Балтийске, но Боб повествовал в стиле "что увижу, о том и скажу". Сначала он видел объект, потом мы его проезжали, и лишь затем Боб о нем что-то сообщал. Мы еще сидели сразу за экскурсоводом, поэтому иногда успевали среагировать, а пассажиры в центре салона только оглядывались по сторонам, когда автобус уже давно миновал ту или иную достопримечательность.

    Потом мы проехали озеро Свалка (так его назвал Боб, заявив, что это официальное название, и что озеро на самом деле отличное - там можно купаться и рыбу ловить). Далее, с правой стороны, открылось озеро Питьевое. Вода из него идет для питья калининградцев, поэтому рядом с ним нельзя ставить машины. Затем мы проехали озеро Пиллаевское - вот где следует в такую погоду загорать и купаться!

    Дальнейший путь лежал в поселок Александра Космодемьянского, брата легендарной Зои. Местные называют его "Косма" (КОСМодемьянский Александр). Брат погиб 10 апреля 1945 года в звании старшего лейтенанта, совершив за четыре дня несколько важных подвигов. Складывается впечатление, что ему присвоили звание героя Советского Союза за компанию с Зоей - оба похоронены в Москве на Новодевичьем кладбище. Но эта история слишком запутана, не имеет прямого отношения к Калининграду, поэтому я ее опущу.

    Добавлю, что Боб вывел из автобуса всю группу, и пятьдесят человек минут двадцать слушали подробный рассказ об Александре Космодемьянском, хотя янтарной темы это никак не касалось.

    От экскурсовода хотелось услышать привычный рассказ, без ориентировки на отдельные достопримечательности по дороге: но вместо этого Боб работал по принципу "взгляните налево, взгляните направо".

    В частности, мы проехали мимо артиллерийских складов, оставшихся еще от немцев. Эти склады кто-то должен охранять. По словам Боба, так трудоустроилось немало жителей области. Эти склады от дороги отделяла широкая контрольно-следовая полоса. Подобную я видел в Киргизии вдоль государственной границы в начале 90-х годов.

    Мы проехали бывший зверосовхоз. Раньше там выращивали нутрий. Но в 90-е годы рыбаки перестали отдавать в зверосовхоз остатки рыбы (хвосты и кости), нутриям стало нечем питаться, и хозяйство развалилось.

    Боб объяснил, почему вдоль многих дорог области близко друг к другу высажены деревья. Мы и раньше замечали этот факт, но не придавали ему значения. Оказывается, чтобы скреплять почву корнями деревьев, ибо эти дороги построены на песке! Многие считали, что это делалось с целью спрятать трассы от авиации, во избежание бомбежек, но основная причина заключалась именно в песке.

    Затем наш автобус въехал в Приморск. Боб объяснил, что хотя население города не более двух тысяч человек, он был основан в 1288 году. Именно там располагался пролив, возле которого построили крепость. Через двести лет пролив заилился, а возник другой (в результате очередного шторма на Балтике), и как раз там построили Пиллау, а Приморск потерял стратегическое значение. Калининградский залив, который весь остальной мир называет Вислинским (в честь реки Вислы), на десять сантиметров выше Балтики, потому что в него впадает Висла и Преголя. Таким образом, проливы неизбежно будут образовываться: вода течет из залива в море.

    Следующая остановка тоже носила необязательный характер. Мы встали возле пня гигантских размеров. Раньше это был дуб. В 1871 году после объединения немецких земель в единое государство, по всей Германии были высажены дубы, как символ мира и процветания. Но, несмотря на дубы, в результате Первой мировой войны от Германии отделилась Восточная Пруссия, а после Второй - сама Германия разделилась на ГДР и ФРГ, а Пруссия отошла к Советскому Союзу и Польше.

    Но и дуб не выдержал испытания временем. В него за последние десять лет дважды попала молния, и если первый удар дерево смогло пережить, то второй стал роковым. Однако пень, внушительный и обгоревший, сохранился. Рядом с "Деревом мира" соорудили стилизованное "Дерево войны" из автоматов, касок и осколков снарядов. Неподалеку посадили новый дуб из желудя того, в который попала молния, а рядом построили часовню. В будущем собираются возвести храм. Лишь бы не было Третьей мировой войны.

    На подступах к Балтийску находится очень много военной техники. Она вся законсервирована в 80-х годах и для войны в настоящий момент непригодна. Просто нет возможности вывезти ее с Калининградской земли. Огромные территории заполнены армейскими грузовиками и кунгами. Мы видели даже бронепоезд - последний раз он выезжал на учения в 60-е годы за Урал. Правда, в Калининграде в 2012 году состоялись большие военные маневры, на которых присутствовали Путин и Лукашенко. Значит, какая-то новая боевая техника сюда поставляется.

    Далее мы проехали самое узкое место Балтийской косы. В далекие времена здесь находилась крепость, и стояли крестоносцы. Здесь же был центр по сбору янтаря. Раньше за янтарь, найденный в кармане, сразу отправляли на виселицу. Каждый был обязан сдавать солнечный камень в общую казну.

    Пиллау образовался слиянием нескольких городов, больше об истории города Боб ничего не сказал. Довольно быстро мы въехали в Балтийск и по улице Советской устремились к крепости Пиллау. Дома интересные, немецкие, и их много. Город отдаленно напоминал Кронштадт образца 90-х годов: людей мало, туристов почти нет, всё чистенько и словно вымерло.

    Проехали современный собор Александра Невского, построенный в нулевые годы. Затем увидели самый западный железнодорожный вокзал, а сразу за ним - самый западный памятник Ленину, который, конечно, никто сносить не собирается. Безусловно, Балтийск заслуживает отдельного посещения, но мы это поняли уже после того, как съездили на экскурсию. К тому же, туда надо ехать не в сильную жару. Город не очень гостеприимен, есть сложности с кафе и туалетами.

    Далее мы промчали без осмотра, и в этом, я считаю, вина Боба, самый красивый квартал города, а именно комплекс немецких зданий, где ныне располагается штаб Балтийского флота. Одно из зданий - просто фантастическое! И еще там находится красивейшая водонапорная башня "Отец и Сын".

    Затем экскурсанты во главе с Бобом вышли из автобуса и отправились на осмотр крепости. Кто бы мог подумать, что там сейчас находится действующая воинская часть?! Поэтому осмотр носил условный характер.

    (Справедливости ради замечу, что местоположение крепости до сих пор является стратегическим. Из нее контролируется вход в канал, соединяющий Балтийск и Калининград). В самой крепости находится музей Балтийского флота, но туда просто так не попасть, надо связываться с местным экскурсоводом. Казалось бы, кому, как ни "Юноне", это организовать?

    Тем не менее, мы бесцельно простояли двадцать минут около ворот в крепость, слушая рассказы Боба, хотя всё это он мог нам поведать и в салоне автобуса. Что запомнилось? Военные действия в Восточной Пруссии проходили сложно. Некоторые населенные пункты - в частности, Кранц (Зеленоградск) и Раушен (Светлогорск) немцы сдали практически без боя. Основные силы фашисты сконцентрировали вокруг Кенигсберга. До конца держалась и крепость Пиллау. Ее брали очень долго. Только в 20 числах апреля 1945 года наши войска подошли к крепости. Они даже рапортовали в Москву, что взяли ее, хотя до взятия было еще очень далеко.

    Мало того, со слов Боба, наши взяли Приморск и увидели на железнодорожных путях цистерны со спиртом. Все напились, а ночью фашисты организовали контратаку, и очень много наших пьяных бойцов погибло. На следующий день советские войска вновь выбили фашистов из Приморска. Уточню, что тогда он назывался Фишхаузен.

    Что же касается Пиллау, то там находилась гавань немецких кораблей и подлодок. Гражданское население и важные грузы увозились из Восточной Пруссии через Пиллау, а отход обеспечивала огнем прикрытия именно крепость в форме звезды.

    Только 24 апреля, когда уже велись бои в Берлине, ценой многих тысяч жизней удалось взять эту крепость. Причем, немецкие офицеры куда-то исчезли. Были мертвые офицеры и матросы, пленные матросы, а живых офицеров не было. Говорили, что все они ушли через подземный ход под проливом, но Боб считает эту версию сомнительной.

    "Может, просто все погибли?" - пришло мне в голову.

    Еще Боб рассказал, что когда одна советская морская часть сменяла в Пиллау другую (дело было в 80-е или 90-е годы), то новой части понадобилось установить какой-то стенд. Они начали крепить его к стене, а стена на их глазах рассыпалась, а за ней в большом количестве открылись бочки с солеными огурцами, оставшиеся от предыдущей части. Об этой истории писали газеты.

    Поглазев на закрытые ворота и моряков, которые периодически давали проехать в часть каким-то легковым машинам, мы отправились на осмотр Балтийска. Перед крепостью находилось небольшое кладбище нашим воинам, причем, как заявил Боб, памятник сделали прибалты, поэтому он не похож на все остальные. Но о войне в этой экскурсии и так было сказано слишком много, поэтому кладбище никого не заинтересовало.

    Группа направилась в центр города. Прошли мимо Морского собора и ряда интересных немецких зданий. И оказались на набережной. Тут-то всё и встало на свои места. Надо приезжать в Балтийск, а потом садиться на паром, который переправляет на Балтийскую косу! Именно там находятся отличные пляжи! Паром ходит на косу через каждые два часа: 12, 14, 16 и так далее. Если бы мы знали об этом раньше, обязательно бы съездили.

    Но и в Балтийске было, на что посмотреть. В первую очередь, старинный маяк. К сожалению, нам не предложили туда забраться. Памятник Петру Первому не заслуживал особого внимания, так как новодел. Петр действительно был в Пиллау три раза, а в Восточной Пруссии - семь раз, но непосредственного отношения к городу не имел. Памятник лишь "заполнил российскую пустоту" Балтийска.

    А мы пошли по набережной. Она вся была "выложена" противоштормовыми конструкциями, что свидетельствовало о неслабых волнениях на Балтике. Добрались до гостиницы "Золотой якорь", где в 1963 году останавливался Иосиф Бродский, о чем имелась соответствующая надпись.

    Тут надо сказать, что и я, и Паумен уже давно хотели в туалет, и я по этому вопросу два раза подходил к Бобу. Но тот всё ограничивался фразой: "Подождите двадцать минут". Некоторые экскурсанты захотели воспользоваться туалетом гостиницы, но вышли оттуда ни с чем. Им заявили, что во всем Балтийске нет воды. Это еще раз подтвердило, что Балтийск - совершенно нетуристический город. В путеводителе сказано, что тут могут быть проблемы и с размещением туристов на ночь.

    А мы после гостиницы увидели очень красивый канал, где стояло немало военных кораблей. Но самое странное - там плавали лебеди! Очень похожие на тех, что мы видели в Светлогорске. Все-таки, это очень природный край, и видеть лебедей на фоне военных кораблей было удивительно.

    Боб также сообщил, что набережная напротив всегда, и в немецкое время, называлась "Русская", так как строилась русскими моряками в тот недолгий период, когда Восточная Пруссия принадлежала России. Затем экскурсовод зло прошелся по Петру Третьему, который, как говорила Сова из мультфильма, "безвозмездно" передал эти земли обратно Германии.

    Но наши мысли были заняты туалетом. Группа пересекла центральную площадь Пиллау, где проводятся парады, и осмотрела торпедный катер, который вытащили из воды. Далее Боб остановился у Морского собора. Но в экскурсиях организационные моменты имеют решающее значение. Я даже не зашел в Морской собор, о чем сейчас жалею. Вместо этого снова спросил у Боба про сортир, а он ответил: "Возле Елизаветы вопрос обязательно решится".

    Мы сели в автобус и поехали к памятнику Елизавете, дочке Петра. Боб сообщил, что Елизавета никогда в Пруссии не была. Этот памятник планировали поставить в Москве, но не нашли подходящего места, поэтому привезли сюда.

    И вот, на подходе к Елизавете, Боб мне сказал, что стационарный туалет находится в спортивном комплексе с другой стороны набережной. Мы с Пауменом решили плюнуть на Елизавету и направились в этот комплекс. Довольно долго шли туда по набережной.

    Когда вошли, администрация (в лице девицы-админа, рядом с которой сидел парень-охранник) грубо заявила нам, что туалетами пользоваться нельзя, ибо во всем городе нет воды. Паумен, видимо, предвидел такое развитие событий. Он, не слушая криков "Куда вы?!", прошел и заперся в мужском туалете. Я же не так сильно хотел в туалет, поэтому остался выслушивать наезды в свой адрес со стороны девицы. Наконец, Паумен завершил свои дела. (Мне даже пришлось идти в сортир и уговаривать друга быстрее закругляться, так как девица очень злилась, и всё просила охранника выгнать Паумена из туалета, а мне доводить дело до крайности не хотелось).

    В итоге, мой товарищ все-таки воспользовался туалетом. Мы вышли из комплекса, а затем я просто и незатейливо сходил в кусты.

    Тут же замечу, хоть и некстати, что сам комплекс произвел очень хорошее впечатление. На нем было написано "ЦСКА", и, если бы это было в Питере, здесь бы точно имелась автономная система подачи воды.

    А друзья вернулись к экскурсии. Наша группа как раз возвращалась от Елизаветы в автобус. Сели туда и мы.

    - Не говори ничего Бобу, - попросил я Паумена. - Пусть сам со всем разбирается.

    - Как вы быстро! - удивился Боб. - Вы еще и в спорткомплекс успели зайти?

    Я ответил нечто невразумительное.

    Потом двери автобуса закрылись, и выяснилось, что Боб как раз хочет ехать в этот комплекс. Тут уж мы сказали, что в сортир там не пускают. Увы, инстинкт толпы сработал по наихудшему сценарию. Автобус все-таки поехал в комплекс. Туда пошли Боб и жаждущие сортира, но их предсказуемо выгнали. Тогда все направились в кусты. Но и это еще не всё. Потом мы поехали в кафе с той же целью, но там водитель автобуса не смог припарковаться. В итоге, в туалет сходили все, но потратили на это уйму времени.

    А затем мы направились в Янтарный. Как сказал Боб, туда ехать около часа.

    Выезжая из Балтийска, наш гид указал место, которое раньше называлось "Поле чудес". В 90-е годы там торговали товарами из загранки. Еще в Балтийске есть памятник погибшим в Афганистане, так как в городе расположена военно-десантная часть, а также многие погибли в Чечне.

    По дороге в Янтарный Боб продолжал рассуждать о войне. Мы двигались по территории Земланского (немцы произносят "Замланский") полуострова.

    Когда Германию поделили на ГДР и ФРГ, в ФРГ изначально было три зоны - английская, американская и французская. Немцев больше всего возмущало, что они проиграли войну еще и французам! И вот факт, который не проверить: англичане выдавали пленным немцам автоматы, дабы те сражались против русских. Так, по крайней мере, заявил Боб. Речь шла о том, что советским войскам требовалось как можно быстрее захватить Кенигсберг, иначе бы всю эту территорию отдали англичанам и американцам.

    Впрочем, вернемся в наши дни. В местах, которые мы проезжали, почти безлюдных, хотели организовать одну из четырех игорных зон России. Землю скупили моментально и стали ждать, когда государство хоть что-нибудь там построит. Но государство и "пальцем не пошевелило", поэтому идея провалилась. Тогда зону перенесли в район Куликово, около Светлогорска. Обещают, что уже в следующем году там точно кто-то будет играть.

    Теперь о Янтарном. В какой-то момент люди поняли, что янтарь можно не только добывать из моря, но и находить в земле. Тогда и появились первые старательские артели. Добывали его с большим трудом, вымывая. Потом стало ясно, что янтарь залегает гораздо глубже. И началась его промышленная добыча.

    На этих словах Боба мы въехали в Янтарный. Путеводитель уверял, что поселок невзрачный, но я не могу с этим согласиться. Очень много интересных немецких домов и несколько современных гостиниц. Мы быстро миновали центр и отправились на комбинат. Боб вышел на проходной со списком экскурсантов, но ему сразу кивнули, чтобы проезжал. И мы поехали по узкой дороге, где не разойтись двум автобусам; там имелось что-то вроде улавливающего тупика. С обеих сторон находились плавни - заболоченная местность с высоким камышом.

    Мы оказались в месте, где имелась обзорная площадка с видом на карьер и несколько развлечений. Одно из них - сидение в янтарной пирамиде (только очень много народа, а беседка рассчитана человек на восемь). В этой пирамиде - очень приятный и свежий воздух.

    Затем к нам вышла женщина от комбината и провела небольшую, минут на пятнадцать, экскурсию. Постараюсь осветить основные моменты. Голубая глина, а именно в ней находится янтарь, залегает на глубине примерно шестидесяти метров. Поэтому верхние слои грунта вымывают. Затем очень сильным потоком воды этот песок, через гидрант, направляют в сторону моря, обеспечивая столь необходимым грунтом размывающиеся от балтийских штормов пляжи. Голубая же глина собирается в специальные восьмиметровые "бочонки", и там размачивается, а потом по трубопроводу другого типа подается в сооружение, где и происходит добыча янтаря. Там глина просеивается через решетки разных размеров: таким образом разделяют янтарь разной величины.

    Женщина сообщила, что на одного работника комбината приходится три охранника, и что все охранники из Москвы. Тут Боб добавил, что раньше и все рабочие были только из Москвы. (Полагаю, имелись в виду не коренные москвичи, а жители Большой России.) В день добывается 1,5-2,0 тонны, а в год примерно 300-350 тонн, потому что сезон составляет около семи месяцев. Добыча идет только в весенне-осенний период, и требует предварительной подготовки почвы. "Выкопанные места" затем засыпаются переработанной рудой. Добыча идет последовательно, от участка к участку (в нашем случае - слева направо, если смотреть с обзорной площадки). Через пятьдесят лет вместо карьера будет озеро глубиной 35 метров. А на месте старого немецкого карьера уже давно образовалось озеро Изумрудное.

    Янтарь бывает нескольких цветов: черный, коньячный разных оттенков, а также белый. Белый - самый дорогой, потому что содержит больше всего чистого янтаря. Бывает янтарь и зеленого цвета, но он получается в результате термической обработки. У женщины с комбината на руке был браслет с крупными камнями белого янтаря. Она объяснила, что на экскурсии надевает что-то одно - либо браслет, либо ожерелье. Стоимость браслета - 16 тысяч рублей.

    В конце экскурсии женщина сказала, что среди продаваемого в Светлогорске и Калининграде янтаря - много подделок из пластмассы. Отличить янтарь от подделки можно единственным способом - поджечь. Если янтарь настоящий, он будет гореть чистым и ярким пламенем. Но кому охота поджигать полудрагоценный камень? Я еще понимаю, если речь идет о покупке ста камней. А если единственный кулон? Предлагаете сжечь его, чтобы убедиться в подлинности?!

    Небольшая экскурсия закончилась, а затем я задал женщине с комбината пару вопросов. Во-первых, куда уходит добываемый янтарь - 300 тысяч тонн в год? На мой взгляд, это огромное количество. Женщина сказала, что весь объем идет на продажу в другие страны. В частности, в Китай. Во-вторых, получает ли какие-то деньги за добытый янтарь сама область? Экскурсовод ответила, что нет. По ее словам, весь продаваемый в городе янтарь - результат работы "черных копателей", которые никакого отношения к комбинату не имеют.

    Получается (это уже мои домыслы), что весь янтарь для местных нужд добывают криминально? Идут какие-то "левые" перекупки? Или воровство напрямую с комбината? А может, люди знают места, где можно и сейчас добыть янтарь? К сожалению, этот вопрос остался невыясненным.

    Затем нас повезли в магазин, где торгуют продукцией комбината.

    Боб заявил:

    - У вас десять минут!

    Это было чрезвычайно глупо. Ради возможности купить себе янтарь многие и поехали на эту экскурсию. Здесь следовало простоять около часа, а не рассказывать народу о подвиге Александра Космодемьянского. (Для полной симметрии не хватает Зои Матросовой).

    Как выяснилось позже, цены в магазине оказались процентов на сорок дешевле, чем в других местах.

    - Возможно, кто-то покупает товар здесь и перепродает в Зеленоградске и Светлогорске, - предположил Паумен.

    - В любом случае, местные стараются делать на этом бизнес, - согласился я.

    Мы зашли в помещение, но маленький магазинчик не был приспособлен к такому наплыву покупателей. В сам павильон продажи мы не поместились, и стояли рядом, не зная, что же предпринять.

    - Хотите, я проведу вам небольшую экскурсию? - предложила женщина из другой комнаты.

    - Хотим, - ответил Паумен.

    И мы, а также две женщины-экскурсантки совершенно неожиданно увидели "янтарный процесс" изнутри.

    Как обрабатывают янтарь, получаемый на комбинате? Сначала камешки крутят в центрифуге на шлифовальном станке с выпуклой поверхностью - таким образом, им придают округлость. Там же выявляются дефекты янтаря и смола. Потом операцию повторяют на более тонком шлифовальном станке.

    Затем камешки три часа крутят в центрифуге вместе со специальными стеклянными шариками - примерно 7 мм в диаметре, для придания янтарю блеска и обтачиванию. Все эти центрифуги и даже стеклянные шарики нам продемонстрировали.

    Далее женщина повела нас на второй этаж, где показала двух работниц. Одна сортировала уже готовые камни по размеру. Другая шлифовала янтарь. Судя по тому, что камешки у нее были еще плоские и непрозрачные (о блеске и говорить нечего), ручная шлифовка - самая первая операция.

    Потом мы увидели большие куски янтаря с крупными вкраплениями смолы. Как нам объяснила женщина, это "нестандарт". Но эти камни так эффектно смотрелись, что я испытал большое желание стащить хотя бы один. В принципе, никто не следил, и мы находились буквально "в царстве янтаря", когда вокруг лежали груды камней, но я мужественно сдержался. Не исключено, что парочку из них можно было просто купить, но мы не сообразили.

    Нервозности добавлял и Боб, который периодически заходил в магазин и повторял:

    - Пора в автобус! Пора в автобус!

    После экскурсии мы переместились к прилавку. Там уже было более-менее свободно. Тогда я и присмотрелся к ценам. Всё продавалось значительно дешевле, чем в других местах. Паумен выбрал себе неплохое ожерелье всего за 800 рублей.

    Там же предлагали и "жуков-бабочек" советского периода: подобные мы видели в музее янтаря. Они стоили весьма дорого.

    Как объяснила продавщица - это раритет, продукция завода 70-х и 80-х годов. Сейчас такие украшения уже не выпускают. С каждым днем их становится всё меньше, поэтому цена на них будет только расти.

    Затем мы еще минут десять сидели в автобусе, дожидаясь, пока все отоварятся. Последней из магазина вернулась женщина, держа в руках картину из янтаря. Там, кстати, было два магазина: один ближе к трассе, а другой - дальше. Тот, что ближе, мы даже не успели посетить.

    В целом, экскурсия была организована из рук вон плохо. На посещение магазина следовало дать, как минимум, час. Ну и всех туристов, желающих купить янтарь, направляю в поселок Янтарный.

    Далее наш путь лежал к памятнику жертвам Холокоста. Но больше, чем памятник, нас поразил прекрасный пляж в Янтарном с отличным песком и внутренним озером, что особенно важно. Почему? Да просто там теплая вода! Ехать туда, конечно, лучше всего на такси - и на комбинат, и в магазин, и на пляж. Автобусы ходят редко.

    Боб рассказал, почему в этом месте поставили памятник. К концу войны в Восточной Пруссии "скопилось" немало евреев из самых разных стран - России, Франции и т.д. Приближалась Красная Армия, и всех евреев решили умертвить. Сначала их хотели сбросить в шахту "Анна", дабы скрыть следы преступлений. Но тут один из промышленников заявил: "Позвольте, но из этой шахты мы еще можем добывать янтарь для нужд Великой Германии!" Думали-думали нацисты, а потом решили просто от Янтарного повести всех заключенных вдоль берега Балтики. Стояла зима, дул сильный ветер. От усталости и холода постепенно все 30 тысяч евреев и погибли. Из них выжили 13 человек. Те, кто упал, а на них сверху замертво свалились люди. Трагическая история напомнила мне фильм "Список Шиндлера", а заодно и тот факт, что когда где-нибудь происходит крупное бедствие (например, не так давно взрыв в Китае), всегда имеются случаи чудесного спасения (там, в частности, человек выжил, спрятавшись в ковше экскаватора). Это говорит не столько о живучести человеческой породы (ведь в авиакатастрофах все погибают), сколько о масштабах трагедии. Когда счет жертв идет на тысячи, то, по теории вероятности, просто обязаны остаться выжившие. Они и остаются.

    Все эти 13 человек к сегодняшнему дню давно уже умерли, а пару лет назад в Янтарный приезжал немец, очевидец трагедии, в те дни ему было 15 лет. История, конечно, жуткая, специально для тех читателей, которые начали проникаться чрезмерной любовью к немцам.

    Тут стоит добавить, что Боб хорошо разбирался в военной тематике и только это, по большому счету, и знал. Его рассказы о военных событиях бывали весьма интересны. Что же касается темы экскурсии, а именно "По следам Янтарной комнаты", то, как я уже упоминал, словосочетание "Янтарная комната" экскурсовод не произнес ни разу. В нашей экскурсии нашлось несколько женщин, которые раньше ездили с другим гидом. Она сегодня работала с туристами во втором автобусе. По их словам, та дама впадала в другую крайность - постоянно пересказывала мифы и легенды. И вправду, мы вспомнили, что когда гуляли по Пьяному лесу (экскурсия на Куршскую косу), то краем уха слышали проникновенный рассказ о том, как деревья пустились в пляс в связи с принятием в тех местах христианства.

    Короче говоря, в Калининграде плохо с экскурсоводами. Но в гиде, помимо всего прочего, важны организаторские качества. Боб их был лишен напрочь.

    Когда мы от Янтарного повернули назад, экскурсия фактически закончилась. Боб заметно расслабился. У него словно гора упала с плеч. Он тут же начал легко и свободно рассказывать, и даже... весьма занимательно!

    В частности, мы услышали историю про янтарный карьер. Когда Восточную Пруссию заняли советские войска, карьер некоторое время по инерции работал. Но оборудование изнашивалось, рабочим не платили, камни никто не покупал. И добыча "встала".

    А потом и вовсе наступили тяжелые времена. В 1946-1947 годах выдались суровые и морозные зимы. В холодные дни многие переселенцы из СССР топили свои печи янтарем. Никто толком не знал, что с ним еще можно делать. Таким образом, приход советских людей в Восточную Пруссию можно сравнить с нашествием варваров.

    Затронул Боб и тему депортации. Экскурсовод сообщил, что обычно она проходила в течение одного-двух дней. С собой разрешали брать лишь то, что можно унести в руках, поэтому посуду и мебель оставляли. Часто ценные вещи где-нибудь прятали, чтобы не достались оккупантам. В частности, по воспоминаниям жены Боба, которая девочкой переехала в Кенигсберг-Калининград, они нередко находили в поле хрустальную посуду. И разбивали хрусталь, потому что им нравилось играть с осколками.

    Вернемся к карьеру. Постепенно добыча янтаря возобновилась. Каким образом? К этому делу привлекли заключенных. Выяснилось, что заключенные в нашем государстве умеют практически всё. Они и подняли промысел. Затем, через несколько лет, добычу янтаря снова вернули в руки гражданских.

    Уже в наши годы комбинат взял под свой контроль криминальный авторитет по кличке "Валет". Он организовал массовую переправку янтаря в Польшу и Литву. Несколько лет "контора" (ФСБ) работала с большим напряжением, и лишь не так давно Валета вычислили, но взять не смогли, он успел эмигрировать в Польшу. Сейчас Валет "в бегах", а проще говоря, живет себе спокойно в Варшаве. Наши полицейские тщетно шлют запросы в Интерпол. Поляки "крышуют" Валета и выдавать не собираются.

    Долго искали "схроны" Валета. Многие до сих пор не нашли. А один тайник обнаружился в воинской части, как раз в Балтийске. Там, куда нельзя пробраться простому смертному, хранились несметные янтарные богатства. Когда ФСБ-шники это обнаружили, за решетку отправилось немало высоких военных чинов, которые были "в доле" у Валета.

    Немцы, как заявил Боб, лет пятнадцать назад появились в Калининградской области.

    "Почему не раньше? - подумал я. - Наверняка четверть века назад, просто Боб уже десять лет проводит экскурсии и привык к этой цифре".

    Друг Боба, тоже экскурсовод, с детства живет в старом доме в Калининграде. В 2012 году приезжали немцы, которые владели этим зданием много лет назад. И, по словам Боба, буквально одарили его друга подарками за то, что он сохранил их бывшую собственность в хорошем состоянии. Мне эта история показалась байкой, ласкающей слух и экскурсантов, и калининградцев.

    Об экономике. Как выразился Боб, промышленность, в основном, "в офисах". Судостроительный завод "Янтарь", выполняющий заказы военно-промышленного комплекса, по-прежнему функционирует. Но если раньше там работало 20 тысяч человек, то теперь 2-3 тысячи.

    В Чкаловске находится военный аэродром, поэтому военные самолеты садятся там, а не в Храброво.

    Бывший мэр Москвы, Юрий Лужков уже давно и успешно выращивает в области гречу. Не исключено, что именно с его "легкой" руки Елизавета, дочь Петра Первого отправилась в Балтийск. Но это уже мое предположение, а не Боба. Калининградская область - 39 регион России, поэтому их часто называют "Тридевятое Царство". По этому поводу Лужков продавал свою гречу по 39 рублей за килограмм, и ее моментально раскупили.

    Рыбная промышленность худо-бедно функционирует, хотя в советские годы составляла 13% от всей добычи по СССР.

    Есть такая местность, которую часто показывают по телевизору, Хмелевка. Там проходят ежегодные учения Балтийского ВМФ. Всегда десант побеждает береговую охрану.

    Лукашенко в 2012 году, во время проведения широкомасштабных военных маневров, пролетая вместе с Путиным на самолете над областью, якобы сказал: "Отдайте мне область, я ее всю засажу". Имелись в виду сельхозкультуры, а не заключенные. Ответа, как обычно, не последовало, хотя области в этом плане есть, куда развиваться.

    В итоге, Боб болтал без умолку всю оставшуюся дорогу, чем несколько улучшил свое реноме. Хотя остался открытым вопрос: почему экскурсия заявлена семичасовой, а прошла за шесть часов?

    Друзья вышли на проспекте Мира, дабы не ехать в Рыбную деревню, и дошли пешком до зоопарка. Красивое место, много интересных домов, но уже не осталось сил ими любоваться. В итоге, на каком-то автобусе подкинулись до площади Победы и вновь отправились в немецкий ресторан.

    Сумма чека:

    - Цётлер безалкогольное - 0.5х2 = 320;

    - Кенигсбергские сырные "воробушки", булочки под пиво, соленые, классная вещь - 220;

    - Колбаски из Кенигсберга - 380 (огромная сковородка с разными колбасами, пюре и двумя сортами капусты) и колбаски Нюрнбергские (тоже вкусные) - 320.

    Мы просто объелись, а затем прошлись пешком по Ленинскому проспекту. А уж описание вечера я, с вашего разрешения, опущу. И так было очень много сказано об экскурсии!

    13. День тринадцатый: Ботсад и прощание, 21 августа, пятница

    Проснулся в 9:00. В 11:00 разбудил Паумена. В 12:15 заказал такси до Ботанического сада на 12:45. На этот раз спросили, из какого я номера, но никто не перезвонил. Когда мы вышли из гостиницы в 12:40, машина уже стояла.

    Почему выбор пал на Ботанический сад? Во-первых, я читал о нем в путеводителе. Там было сказано, что хоть он и "за пределами нашего маршрута", но "советуем вам его посетить". А еще о проблемах сада я прочел в газете "Комсомольская правда" от 15 августа, стр. 9. Сообщу главное - несмотря на тяжелые 90-е годы, в Ботсаду сумели сохранить уникальную коллекцию. Рассуждения о том, кто должен спонсировать Ботсад, что немецкие коммуникации пришли в негодность, а федерального бюджета хватает только на зарплату персоналу, оставлю за кадром.

    - Много ли у нас городов, где есть Ботанический сад? - спросил я.

    - Мало! - ответил Паумен. - Поэтому и стоит его посетить...

    Ботсад расположен относительно далеко. Туда от "Берлина" ходит только автобус N7. Поэтому мы и заказали такси. И совершенно не пожалели об этом.

    Во-первых, водитель взял с нас только 220 рублей, хотя я бы на его месте смело требовал 300. Во-вторых, он провез нас самым коротким маршрутом, а в одном месте, где улица Рокоссовского упирается в Черняховского, хитрым образом заехал во дворы, оттуда вырулил на Черняховского, пересек ее и свернул на Горького.

    Возможно, мои объяснения поймут лишь единицы, но это было круто! А, кроме того, мы проехали мимо Нижнего (так и не удосужились туда сходить), а также Верхнего прудов, и даже опознали парк отдыха "Ольгинский" с колесом обозрения. Затем по улице Горького до Озерной, а оттуда до Лесной. Именно там и находился Ботанический сад.

    Мы высадились и устремились к центральным воротам. Вход стоил 80 рублей. Я протянул билетерше деньги и спросил: "А у вас нет схемы парка?" - предполагая, что на территории имеются указатели.

    "Вот схема", - ответила женщина и протянула мне ее вместе с билетами.

    Охранник же понял мой вопрос иначе. Когда мы с Пауменом прошли метров двадцать, он нас догнал и доверительно произнес: "Если вы имеете в виду туалет, то он находится... Вот, смотрите вправо. Видите высокое дерево, а дальше - оранжереи? Между ними пройдете, и там будет два туалета".

    Из чего мы заключили, что люди по-разному трактуют одни и те же вопросы.

    Чем был хорош и просто замечателен ботсад? Мало народу, зато много красивых растений! К тому же, на небе царила дымка, было нежарко, и мы наслаждались природными ароматами.

    Друзья прошли по центральной аллее и достигли весьма заболоченного пруда. Там плавали селезни, а также имелись совершенно непуганые голуби: я таких раньше не встречал. Везде наблюдались среды разрухи (например, асфальтовое покрытие было в ужасном состоянии), но главное, что труженики сада сохранили коллекцию.

    Нам вспомнился прекрасный парк в Форосе образца 2010 года, за которым перестали следить. В итоге, он пришел в запустение, а многие ценные деревья засохли. В Калининградском ботсаду в этом смысле всё было нормально. Деревья и кустарники имели свои таблички, правда, они просто крепились к стволам.

    Мы добрались до границы сада. Там росли внушительные клены и красный дуб. Сад заканчивался двухколейной железной дорогой. Она вела в Зеленоградск.

    - Здесь, скорее всего, не велись интенсивные бои, - предположил Паумен. - Поэтому деревья и не пострадали.

    - Довольно глупо устраивать сражение в ботаническом саду, - согласился я. - Но эти деревья многое видели.

    От озера мы повернули направо, обходя сад. Территория - весьма большая. Мы осмотрели, наверное, две трети. Прогулялись по симпатичным аллеям. Напоследок посетили биотуалет, на который указывал охранник. Их и вправду было два, и они находились в весьма приличном состоянии.

    Оранжереи, конечно, оставляли желать лучшего. Именно на их реконструкцию и не хватает 19 миллионов рублей, о чем писалось в статье. О немецком напоминала лишь высокая кирпичная труба. Народу в саду было очень мало.

    В самом начале нам попалась женщина с бесноватым взглядом, которая в быстром темпе, полубегом, возила по дорожкам находящуюся в инвалидной коляске старуху. Скорее всего, свою мать. У матери лицо было куда безумней, чем у дочери.

    - С этой парочкой ботанический сад напоминает психбольницу, - заметил Паумен.

    Еще были женщина с ребенком, скорее всего, местные; инвалид с палочкой, тоже местный; одинокая женщина неопределенного возраста, а также мать с дочкой - туристки. В статье подчеркивалось, что "Ботанический сад надо спасать, потому что это излюбленное место прогулок жителей Калининграда". Похоже, автор преувеличил любовь горожан к саду.

    Конечно, сад находится в стороне от туристических "троп". Если бы к нему в день подъезжало по два экскурсионных автобуса, 50 пассажиров в каждом, проблема рентабельности решилась бы сама собой. Очень надеемся, что ботанический сад в Калининграде выживет. С этими мыслями мы покинули уникальные деревья и растения.

    Что случилось потом? Еще вчера друзья решили прокатиться на колесе обозрения. Осталось только до него добраться. Мы вышли и очутились в тихом районе старых немецких домов. Даже двери и ступеньками у них были изготовлены еще во времена Восточной Пруссии. Всё выглядело как-то странно. Сложные чувства испытываешь от симбиоза двух культур - немецкой и советской, которые ныне сменила культура российского энклава.

    Вышли на Горького. Пошли тем путем, что ехало такси. Потом свернули влево и вышли прямиком к Ольгинскому парку. Его историю нам рассказал экскурсовод Юрий во время посещения Куршской косы: Людмила Путина в молодости гуляла по пустырю, который теперь превратился в парк аттракционов. Хотя там имелось и стильное двух-трехэтажное здание, перед которым бил фонтан, с табличкой "Центр развития межличностных коммуникаций". В этот центр никто не входил и оттуда не выходил.

    - Нет потребности в межличностных коммуникациях, - предположил я.

    - Или их развитие происходит в другом месте, - добавил Паумен.

    Здание Центра находилось на искусственном острове, окруженном со всех сторон рвом. Мы прошлись вдоль него, а затем направились к колесу обозрения. Самое новое из всех, что мы видели: его установили 30 августа 2014 года.

    Билет стоил 120 рублей. Главное достоинство колеса - безопасность, совершенно не страшно даже в самой верхней точке. Основной недостаток - духота. Возможно, в менее жаркие дни кататься комфортно. Не скажу, что весь город был виден, как на ладони, но в верхних сорока градусах обзора стала полностью ясны контуры Верхнего пруда. Обойти его по периметру - задача непростая, это пять-семь километров.

    Открылось множество крыш из черепицы. Стало ясно, что Калининград - очень красивый и зеленый город, просто Пруды несколько спрятаны от основных дорог.

    После колеса мы решили не идти вдоль Верхнего пруда до улицы Черняховского, а подкинуться до площади Победы на транспорте. И тут нам подвернулся "Дом Вверх Ногами". Нечто подобное мы видели в прошлом году в Кабардинке. Очень хитрая штука. Можно делать разные затейливые фотографии. Так как Паумен и Гризли - фигуры литературные, я не размещаю наших портретов, но скажу, что я получился, эффектно падающим головой прямо в унитаз, а Паумен весьма мило смотрелся, работающим за компьютером, стоя на руках - одной рукой на клавиатуре, другой на компьютерной мыши. Посещение стоило 150 рублей с носа.

    Казалось бы, на этом аттракционе голове кружиться не с чего, однако она кружится. Еще и пол в каждой комнате имел разный наклон, что усиливало ощущение нереальности. Думаю, подобные дома скоро появятся во многих парках аттракционов, и станут столь же привычны, как и кривые зеркала.

    В целом, Ольгинский напомнил южные города-курорты: именно там такие парки развлечений наиболее востребованы. Народу, по калининградским меркам, было предостаточно, не сравнить с Ботаническим садом.

    А мы дошли до главного выхода из сада и осмотрели памятник воинам-интернационалистам. Тут подошла маршрутка 62.

    На ней мы подъехали до площади Победы, и в последний раз пообедали в самом лучшем "Круассане". Заказали две пасты: Паумен - с морепродуктами, а я - с говядиной, две порции оладий с вишней, а также чай с лимоном и имбирем. Заплатили 1200 рублей.

    Так как было лень заходить в "Викторию", мы тут же купили на вынос три круассана - с белым и черным шоколадом - на вечер и утро. И поехали в гостиницу.

    Ведь сегодня, если кто-то еще не понял, последний день. Завтрашний можно не считать: у нас самолет в 11:00, значит, такси надо заказать на 8:00, следовательно, я встану аж в пять часов утра, а Паумена разбужу в 7:30. Но мы сделали все, чтобы в последний день прекрасного Калининградского путешествия не грустить и не думать об отъезде.

    Вернулись в номер. Горничная приготовила сюрприз - понимая, что завтра мы ее уже не увидим, она не оставила нам мыла и туалетной бумаги. Мыло мы еще нашли в своих запасах, а туалетной бумаги нет. Возможно, вечером я спущусь к админу и потребую туалетной бумаги. Интересно, что она мне на это ответит?

    Мы с Пауменом попили чаю, после чего мой товарищ лег спать, а я пишу эти строки. Затем мой друг проснется, мы соберем часть вещей и, пока я их буду паковать, мой товарищ еще выложит некоторые фотографии в "Контакт". Таким образом, мы хотим свести к минимуму сборы и проводы.

    А я, с вашего разрешения, постараюсь подвести итоги поездки в Калининград.

    Что она получилась удачной, не вызывает сомнений. Конечно, мы многое не успели. Можно было поехать в Янтарный на автобусе, а также в Пионерский курорт, где тоже есть неплохой пляж. Стоило съездить в Балтийск, чтобы потом на пароме добраться до Балтийской косы. Можно было заказать такси и отправиться на Куршскую косу. Это дальние поездки.

    Из ближних - мы так и не посетили музей Мирового океана, в частности - подлодку и НИС "Витязь", хотя они того стоили. Мы не осмотрели ни одного фортификационного сооружения в городе. Будем считать, что их всех затмил бункер Отто Ляша, хотя многие хвалят форт N5.

    Так происходит почти всегда: множество интересных мест остается "за кадром".

    Но в нашем случае были объективные причины: в жару очень трудно путешествовать; хочется только одного - выбраться к морю.

    Недостатков два (хотя один из них параллельно является достоинством) - жара, некоторые дни по утрам и даже ночью было очень душно в номере, и "Колбасный цех N5", постоянный источник самого разнообразного шума. Хоть я и привык к "звукам струны из косы", но сегодня проснулся под утро от автомобильной сигналки, гудевшей уж слишком долго. Я даже решил, что это - мой будильник.

    Что больше всего запомнилось? Во-первых, Кафедральный собор - рядом с ним в архитектурном плане ничего не поставишь, на ум приходит только Исаакиевский собор в Питере. Приятное впечатление оставили Рыбная деревня и мост 750-летия города. Перед поездкой казалось, что самое сильное впечатления произведет Куршская коса, но вышло иначе. Пьяный лес разочаровал, а дюна Эфа запомнилась, но слабо.

    Тут я сделаю лирическое отступление и скажу, что по-настоящему был поражен в 2011 году на Байкале. С тех пор иногда испытываю сильные эмоции, но это лишь "отголоски" байкальских.

    Очень понравилось море в Светлогорске. Пожалуй, самое яркое природное впечатление. Оно завораживает. А когда мы увидели лебедей, это было просто поразительно. Море в Светлогорске прекрасное, и, если выпадет хорошая погода, бегите стремглав из душного Калининграда в Светлогорск!

    В Зеленоградске море не впечатлило, но сам город очень понравился, бродить по нему - одно удовольствие. Вообще, центр Калининграда, Светлогорск и Зеленоградск составляют тройное острие туризма и привлекательности Калининградской области. Отдельного внимания заслуживает и Балтийск. Очень самобытный город. Там есть такие образцы прусской архитектуры, которым позавидует и Калининград.

    Очень понравилась и запомнилась прогулка на катере по Преголи. Мы ее совершили в самую лучшую погоду - было солнечно, но не очень душно, всё прошло идеально.

    После Кафедрального собора мне больше всего нравится Фондовая биржа, которую я называю "Осколок Венеции". Всегда, когда мы проезжаем по Эстакадному мосту, я смотрю на Биржу и Кафедральный собор.

    Из достопримечательностей города отмечу и собор Христа Спасителя. Хоть это и новодел, но очень качественный: высокие золотые купола воспринимаешь, как неотъемлемую часть Калининграда-Кенигсберга.

    Насчет Дома Советов, конечно, возникает много разных мыслей. Мы сегодня ехали на такси и долгое время стояли рядом с этим зданием. Уж больно оно, надо сказать, неказистое. Почему-то первые пять этажей представляют собой какую-то бесформенную цементную "тушу". Я даже стал сомневаться: "Возможно ли сделать зданию такой сайдинг, чтобы оно смотрелось по-настоящему привлекательно?"

    Мне кажется, что власти решили несколько лет подождать - как сложатся дальнейшие события. Если отношения с Европой нормализуются, то, возможно, станут восстанавливать Королевский замок в надежде на помощь немцев. А если нет - достроят все-таки Дом Советов. Но вообще, более запутанной ситуации с отдельно взятым зданием я не припомню. В Питере была похожая коллизия с "Газпромсити", позже названным "Охтацентром". Там снесли ряд домов, но ничего на их месте не построили. Так что, мой прогноз: Дом Советов еще лет десять простоит в таком же виде.

    Но я не могу сказать, что являюсь сторонником восстановления Королевского замка. Во-первых, это просто исполинская задача. Сможем ли мы вообще с ней справиться? Во-вторых, о каких масштабах реконструкции идет речь? Ведь там был не просто замок, но еще и ряд зданий...

    Впрочем, я ушел в сторону.

    Возвращаясь к путешествию, повторюсь: оно безусловно удалось! За две недели не было ни одного дождя!

    Заканчивая свои непричесанные заметки, я желаю всем читателям, которые по тем или иным причинам не были в Калининграде, срочно всё бросить, и обязательно посетить этот город!

    Думаю, мои записки послужат отправной точкой для разработки собственного маршрута. В Калининградской области есть, что посмотреть. Этот уникальный край достоин пристального изучения!

    А я забыл упомянуть о янтаре! В последние дни меня поразила особая "янтарная болезнь". Чем больше я смотрю на фигурки из янтаря, украшения и поделки, тем больше мне хочется всех их иметь. В этом смысле нам, действительно, пора уезжать, иначе разовьется серьезная янтарофилия. Ведь в каждом отдельном камне янтаря заключена маленькая частичка солнца!

    Так что заканчивайте читать и собирайтесь в путь! Если вы - человек с открытым сердцем, то никогда не пожалеете о поездке в чудесный Янтарный край, к Балтийскому морю, в Калининградскую область.

  • Комментарии: 8, последний от 11/11/2016.
  • © Copyright Медведев Михаил (medvgrizli@yandex.ru)
  • Обновлено: 17/05/2017. 256k. Статистика.
  • Дневник: Россия
  • Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка