Медведев Михаил: другие произведения.

Ярославль и Владимир (плюс Кострома и Суздаль) (2011)

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 2, последний от 28/10/2011.
  • © Copyright Медведев Михаил (medvgrizli@yandex.ru)
  • Обновлено: 17/05/2017. 212k. Статистика.
  • Дневник: Россия
  •  Ваша оценка:

    Путешествия
    Гризли и Паумена

    Русский Север (2016)
    ~~~~~
    Рыбачье (2016)
    ~~~~~
    Калининград (2015)
    ~~~~~
    Тихвин (2014)
    ~~~~~
    Псков, Пушгоры (2014)
    ~~~~~
    Анапа (2014)
    ~~~~~
    Балаклава (2013)
    ~~~~~
    Нижний Новгород (2012)
    ~~~~~
    Судак (2012) (Коктебель, Новый Свет)
    ~~~~~
    Старая Русса (2012)
    ~~~~~
    Байкал (2011)
    ~~~~~
    Ярославль и Владимир (2011)
    ~~~~~
    Крым (2010)
    ~~~~~
    Новгород (2010)
    ~~~~~
    Тверь (2009)
    ~~~~~
    Рыбинск (2008)
    ~~~~~
    Выборг (2008)
    ~~~~~
    Новгород (2007)
    ~~~~~
    Агой (2006)
    ~~~~~
    Тула (2005)
    ~~~~~
    Вологда (2005)
    ~~~~~
    20 часов в Харькове (2004)
    ~~~~~
    От Дагомыса до Нового Афона (2004)
    ~~~~~
    От Туапсе до Адлера (2003)
    ~~~~~
    Смоленское путешествие (2002)
    ~~~~~
    Два дня в Петрозаводске (2002)
    ~~~~~
    Один день в Москве (2002)
    ~~~~~
    Псковское путешествие (2001)
    ~~~~~
    Белое путешествие (Архангельск, Северодвинск 2001)
    ~~~~~
    Анапа (2000)
    ~~~~~
    Ейские записки (1997)
    ~~~~~

    Фотоальбомы
    с описаниями

    Внимание, трафик!
    Соловки (2016)
    ~~~~~
    Из Петрозаводска в Кемь (2016)
    ~~~~~
    Кижи (2016)
    ~~~~~
    Петрозаводск (2016)
    ~~~~~
    Калининградский зоопарк (2015)
    ~~~~~
    Калининград (Светлогорск, Зеленоградск, Янтарное, Балтийск) (2015)
    ~~~~~
    Тихвин (2014)
    ~~~~~
    Пушгоры (2014)
    ~~~~~
    Псков (2014)
    ~~~~~
    Анапа (2014)
    ~~~~~
    Балаклава (2013)
    ~~~~~
    Н.Новгород (зоопарк) (2012)
    ~~~~~
    Нижний Новгород (2012)
    ~~~~~
    Судак (2012) с оглавлением
    ~~~~~
    Коктебельский дельфинарий и Кара-Даг (2012)
    ~~~~~
    Арпатский водопад и Веселовская бухта (2012)
    ~~~~~
    Меганом, Гравийная бухта, купание в открытом море (2012)
    ~~~~~
    Новый Свет и тропа Голицына (2012)
    ~~~~~
    Генуэзская крепость и тропа на горе Алчак (2012)
    ~~~~~
    Старая Русса (2012)
    ~~~~~
    Ярославский зоопарк 2011
    ~~~~~
    Ярославль, Владимир (2011)
    ~~~~~
    Байкал, Ольхон, мыс Хобой (2011)
    ~~~~~
    Байкал, Ольхон (2011)
    ~~~~~
    Байкал, дорога на Ольхон (2011)
    ~~~~~
    Кругобайкалка (2011)
    ~~~~~
    Байкал, Листвянка (2011)
    ~~~~~
    Байкал, Большие Коты (2011)
    ~~~~~
    Иркутск (2011)
    ~~~~~
    Новгород, Старая Русса, Валдай 2010
    ~~~~~
    Алушта и Крым от Малоречки до Севастополя 2010
    ~~~~~

    Походы
    Гризли и Паумена

    Маршрут 3: Приозерский плес (2004 год)
    ~~~~~
    Маршрут 2: По озерам и порогам Выборгской погранзоны (2003 год)
    ~~~~~
    Маршрут 1: По разливам Вуоксы (2002)
    ~~~~~
    Походные тезисы
    ~~~~~

    Ярославль и Владимир (плюс Кострома и Суздаль) (2011)

    0 | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | Приложения 1 | 2 | 3 | 4 | Полезные ссылки

    Предисловие

    Уже второй год подряд я (Гризли) и мой друг (Паумен) совершаем за лето две поездки. В июле мы выбрались аж на Байкал (об этом вы еще прочтете), а в августе друзья (так я буду иногда называть себя и Паумена, дабы не употреблять постоянное "мы") отправились в путешествие по Золотому Кольцу.
    - Не успеваю составлять записки! - пожаловался я перед отъездом. - Они ведь - самые подробные во всем интернете.
    - Не пиши вовсе! - рубанул с плеча мой друг.
    - Тоже не могу. - Мне стало грустно. - Теряется смысл поездки.
    - Тогда пиши короче, - посоветовал Паумен.
    И я вернулся к стилю "Белого путешествия" 2001 года. С тех пор минуло ровно десять лет: путешественники (так я тоже буду называть себя и Паумена) сильно изменились.
    - Но продолжаем посещать новые места! - добавил мой друг.
    День первый: Речная прогулка. 12 августа, пятница.
    Медленный поезд еще совдеповских времен "Питер-Ярославль" оказался плох буквально всем; но наиболее неприятным был сквозняк. В результате Паумену продуло шею. Я же, свернувшись калачиком на верхней полке, укрывшись одеялом и надев куртку с капюшоном, кое-как пережил эту ночь.
    - Самая холодная поездка по железке! - оценил мой товарищ восемнадцатичасовое испытание.
    Наши соседки, жительницы Рыбинска, беседовали обо всем на свете, сводя меня с ума своими банальностями, пока Паумен (с 11-00 до 14-00) пытался дремать, компенсируя бессонную ночь.
    И ходит же до сих пор столь неудобная древность!

    ***

    В 16-20 мы прибыли в Ярославль. Сразу скажу, что мы здесь были в 2008 году и лучше сначала прочесть тот отчет. Без всяких проблем за триста рублей доехали до гостиницы "Иоанн Васильевич", которую выбрал и забронировал Паумен.
    "ИВ" - вещь в себе; ни с чем подобным мы раньше не сталкивались.
    Плюсы: кондиционер (великое достижение), а также удобное месторасположение, прямо в центре Ярославля.
    Небольшие минусы (вернее, приметы высшего класса): минибар (в итоге, холодильник забит и свои напитки ставить уже некуда) [но если вы готовы тратить лишние деньги, это, наоборот, удобно - не надо ничего покупать, просто бери из минибара], отсутствие кулера на этаже и электрочайника в номере [а транжире это и не нужно; всегда можно спуститься в кафе на первом этаже и заказать чай или кофе].
    - Еще нет канала "Энимал Плэнет"! - придрался я.
    - Зато телевизор совмещен с ДВД-плеером, - парировал Паумен. - Вставляй диски о животных и смотри на здоровье!

    ***

    Полседьмого друзья вышли в город. Ярославль - прекрасное место: не надо искать, куда бы пойти - везде хорошо.
    Вскоре мы очутились на площади Богоявления недалеко от кремля. Склонились над картой.
    - Вам помочь? - раздался голос сзади. - Я еще и акварели красивые рисую.
    - Спасибо, не надо, - ответил я.
    - Акварели красивые, - с осуждением повторила девушка и отошла.
    Через минуту к нам подскочил молодой парень.
    - Купите деревянные магниты!* - предложил он. - У меня их отец делает. Чиста красиво получается!
    - Спасибо, не надо, - повторил я...
    - Может, мы зря его отшили? - Вскоре меня затерзали сомнения. - Может, магниты хорошие?
    - Надо самим всё выбирать, - объяснил Паумен. - А навязчивый сервис по принципу "втюхай туристу хоть что-нибудь" нам не нужен.
    (* Многих удивляет выражение "деревянный магнит". А всё очень просто: само изображение достопримечательности сделано из дерева, а к дереву приклеен магнит. Называть его "деревяшка на магните"? Называют - "деревянный магнит", вот пример).

    ***

    Друзья направились от кремля по Первомайской; быстро добрались до Кирова, пешеходной улицы, и свернули туда.
    - Надо поесть, - заявил я.
    - Здесь? - уточнил Паумен.
    Мы зашли в заведение "Русский чай-2". Где находится "Русский чай-1", и есть ли "Китайский" или "Японский" - осталось загадкой.
    После иркутских ресторанов эта кафешка показалась жалкой. Тем не менее, мы сносно поужинали за триста рублей.
    - Можно я возьму вашу соль?
    - Нет, она нам самим нужна!
    - А я через минуту принесу обратно...
    Такие нелепые переговоры мне пришлось вести в "РЧ-2", а в остальном всё было просто великолепно.
    - Новый девиз - экономия! - воодушевился я. - Так будем питаться всегда!
    - А как же "Ванильное небо"? - спросил Паумен.
    - В один прекрасный день я куплю тебе здесь два салата оливье! - пообещал я.
    Затем пришлось объяснять, что это - неудачная шутка.

    ***

    Друзья миновали храм Ильи-Пророка. В прошлый раз церковь понравилась больше.
    - Просто ты перечитал путеводителей! - разъяснил Паумен. - Нагляделся на красивые соборы и храмы.
    Вышли на набережную. По пути увидели садик Художественного музея. Паумена заинтересовал живописный бегемот.
    - Зайдем сюда! - постановил мой товарищ.
    - Завтра, - добавил я.
    Медленным шагом дошли до дельфинария. Он расположен на корабле, весьма занятная конструкция.
    - И сюда зайдем! - решил Паумен.
    - Послезавтра, - добавил я. - А завтра еще можем прокатиться на теплоходе.
    - А почему не сегодня? - спросил мой друг.
    От Ярославской пристани, где около восьми причалов, каждые пятнадцать минут отходили прогулочные теплоходы.
    Мы подошли к ближайшему из них.
    - У вас билеты продаются? - спросил я; не хотелось идти в центральную кассу на Речном вокзале.
    - Мы идем вверх по Волге! - отозвался парень.
    - Продаются, продаются! - добавил второй, и обратился к первому: - Ты так всех пассажиров распугаешь!
    Мы взошли на борт. Пока стояли в кассу, теплоход тронулся. Я отправился наверх, занял хорошие места, а Паумен купил билеты и поднялся ко мне.
    - Сколько? - спросил я.
    - Два часа, - ответил Паумен.
    - Стоит? - продолжил я.
    - 64 рубля.
    - Ты ничего не перепутал?
    - Теплоход рейсовый, - объяснил мой друг. - Идет до Толги и обратно.

    ***

    Так состоялась неспешная речная прогулка: корабль подходил то к одному, то к другому берегу, высаживая и принимая малочисленных пассажиров.
    В основном, ехал праздный люд, используя рейс для осмотра достопримечательностей.
    - Но мы еще прокатимся на экскурсионном? - спросил Паумен.
    - Всенепременно, - ответил я. - Вместо ужина.
    Карту Ярославля друзья купили в гостинице, и мой товарищ привычно сверял маршрут.
    - Как называется остановка? - спросил он.
    - "Хочу секса", - ответил я.
    - Сильно? - уточнил Паумен.
    - Это название остановки! Больше никаких надписей на ней нет.
    До Толги было еще остановок пять - то с одной стороны, то с другой. Все безымянные.

    ***

    Не до конца отошедшие от сибирских впечатлений, путешественники с трудом перестраивались на среднерусский лад.
    - Ангара покруче будет, - произнес Паумен.
    - И почище, - добавил я.
    - Я уж не говорю про цвет, - подытожил мой товарищ.
    Но вскоре великая русская Волга очаровала путешественников. Неспешное течение, плавные изгибы и приятные глазу берега сделали свое дело - спокойствие и умиротворенность вошли в наши души.
    Отдельно скажу о теплоходах. Пожалуй, самое массовое туристическое явление в России. За два часа мимо нас в направлении Тутаева и Рыбинска прошли четыре огромных многопалубных исполина, три из которых принадлежали туристической фирме "ВодоходЪ". Очень впечатляющее зрелище!
    Раз уж зашла речь о Рыбинске, сообщу печальную весть - железнодорожный вокзал в этом городе так и не отреставрировали!

    ***

    После прогулки мы решили попить кофе. На набережной как раз зажгли фонари.
    - Где можно перекусить в Ярославле? - спросит любознательный читатель.
    - Конечно, на улице Кирова! - отвечу я.
    Друзья пошли туда, удаляясь от набережной, а также от кафе под открытым небом, откуда доносилась громкая музыка.
    - Поздравляем любимого шефа! - раздался возглас ди-джея. - Почему не слышу радостных криков?
    - Очередной корпоратив, - пояснил Паумен. - Как-никак, сегодня - пятница.

    ***

    На улице Кирова царили аншлаг и ажиотаж. Путешественники, ввалившись в ближайшее кафе, были вынуждены полчаса ждать пиццу, апельсиновый мохито и эспрессо.
    - В Иркутске было круче, - вспомнил я, глотнув мохито.
    - И кофе подавали с ледяной водой, - добавил Паумен.
    Тут путешественники переглянулись, осознав, что уже хватит сибирских сравнений.
    - Мы просто сильно подняли планку, - объяснил я.
    - Пора играть на понижение, - согласился мой друг. - Мы ведь раньше не планировали поездку на Байкал, зато давно хотели прокатиться по Золотому Кольцу.

    ***

    Друзья вернулись в гостиницу ближе к одиннадцати. В "ИВ" вовсю гремела музыка. Проход к нашей лестнице был закрыт: вместо него появилась кабина лифта.
    - Нажмите кнопку, - объяснила админ, заметив наше удивление.
    Мы нажали. Дверь отворилась, а за ней, вместо лифта, оказалась знакомая нам лестница! Как только мы прошли, дверь закрылась.
    - Всё-таки, круто здесь! - пришлось признать мне. - И с акустикой, и с кондиционером.
    А еще в "ИВ" стекла в номерах - тонированные. Можно хоть голышом скакать перед окном - никто не увидит. Таким образом, вырисовывается главное достоинство гостиницы - ты находишься в центре города, где априори должно быть шумно (наше окно выходит на кафе), а здесь - очень тихо, уютно и прохладно.
    Посмотрев на ночь "Эврику" - наше новое сериальное увлечение, друзья завалились спать.

    День второй: По Ярославлю. 13 августа, суббота

    Перед поездкой мне в очередной раз прострелило спину, поэтому первая ночь была экспериментальной - я боялся, что для моего капризного позвоночника здешние кровати окажутся слишком мягкие. Но и это испытание "ИВ" выдержал с честью.
    А мой друг совершил мужественный поступок и проснулся в жуткую рань (10-15), дабы сходить на завтрак.

    ***

    Я же встал без пятнадцати девять, сделал зарядку и решил принять ванну. Заполнив ее и понежившись, обнаружил, что вынуть заглушку мне не удается.
    После ряда безуспешных попыток я взял одну из наших кружек и начал методично вычерпывать воду из ванной в раковину. Через десять минут мне стал понятен смысл строчки из БГ: "Это лишь я пою песни Вычерпывающих Людей".
    Освободив ванну наполовину, я сумел вынуть заглушку.
    - А я вчера специально купил соль для ванн! - расстроился Паумен.
    - Предупрежден, значит, вооружен! - ответил я. - Надо просто меньше воды набирать!

    ***

    Завтрак оказался неплохим. Единственный минус - холодная яичница. Официантка забыла ее принести, и наши порции долго остывали на кухне.
    Всё это время мы рассматривали фотографии Куравлева и Селезневой с автографами знаменитостей. Рядом висела репродукция картины Репина "Иван Грозный убивает своего сына".
    - А здесь почему нет автографа? - возмутился я.
    - Ну, сын умирает, ему простительно, - добавил Паумен. - Но почему царь не расписался?

    ***

    Из Питера мы уезжали в ненастье, в поезде страшно замерзли. Зато в Ярославле в первый день было +23, во второй - +26, а в третий - обещают +30!
    - Лето вернулось! - объяснил Паумен.
    И вот, погожим летним днем, путешественники выдвинулись на прогулку. Неподалеку от гостиницы, возле кремля, городские власти установили памятник медведю. Мордой он похож на гризли, а размерами - на кабана. Каждый час стальной медведь (вернее, репродуктор рядом с памятником) рычит: об этом уведомляет соответствующая табличка.
    Мы стали дожидаться рева; вместе с нами стояло человек десять. Увы, рычание разочаровало: нисколько на медведя не похоже.
    - Какой-то мужик прикалывался! - заявил я.
    - Неужели им было трудно рев записать? - не поверил Паумен.
    - Это - не медведь! - упорствовал я.
    Будете в Ярославле, сами послушайте!

    ***

    Особого плана у нас не было, поэтому, узрев людей на Колокольне, друзья поспешили в кремль.
    - В путеводителе столько написано об этих храмах, - пожаловался я, - а мне ничего не запомнить!
    - Просто наслаждайся осмотром, - посоветовал Паумен, - а читателей отправляй к путеводителю!
    Мы купили билеты на Колокольню и, по старой памяти, к медведице Маше. Это обошлось нам в двести восемьдесят рублей, из которых двести ушло на Колокольню.
    Забираться туда не столько высоко, сколько забавно - очень узкая лестница. Приходится кричать: "Не спускайтесь! Мы поднимаемся!" А в это время сверху несется: "Не поднимайтесь! Мы спускаемся!" Вдвоем на этих ступеньках не разойтись, поэтому возникают заторы. Однако я успел сделать снимок из окошка.
    С верхотуры открылся прекрасный Ярославль и, в первую очередь, река Которосль. На пляже по-прежнему никто не купался.
    - Считают, что холодно, - объяснил я.
    Мы поглазели по сторонам, сделав ряд исторических кадров (раз, два, три, четыре) и отправились к медведице.

    ***

    На этот раз заплатили сто рублей за съемку. Сделали кадров сорок, из которых относительно нормальными можно считать два-три. Маша постоянно ходила и полноценно сфотографировать ее - не было возможности.
    Медведица появилась в кремле двадцать три года назад. Ее мать убил браконьер, сестра не выжила в неволе. Весит Маша - двести килограмм, в ноябре - чуть больше, потому что в рацион животного добавляют крупы. С декабря по февраль медведица спит в своем убежище, куда в ноябре сносит сено, разбросанное по клетке. То есть, сама себе обустраивает берлогу.
    В августе у Маши - очень хорошая шерсть, в чем мы убедились еще три года назад.
    - Бизнес-проект "Медведица Маша", - заявил Паумен, - редчайший случай хорошего отношения к животным в России.
    - Можно содержать и лучше, - пришло мне в голову, - но я - реалист, а не перфекционист.

    ***

    Полюбовавшись Машей, друзья отправились на набережную.
    - Хочу на Стрелку! - заявил Паумен.
    В 2008 году там полным ходом шло строительство; тогда мы наблюдали лишь экскаваторы на площадке.
    Друзья вышли из кремля, бросили взгляд на часовню, изображение которой можно увидеть на тысячной купюре.
    - "Не нравится она мне, на ракету похожа", - процитировал я Великого Пешехода.
    - Что-то он давно не пишет нового, - посетовал Паумен, - только фотографии выкладывает.
    Прошлись путем трехлетней давности почти до Беседки на Волжской набережной. Свернули лишь раз, на выставку собак. Посмотрели выступления бордер-колли и водолазов. Последних было только два, но очень красивые.
    К нам подбежал симпатичнейший щенок лабрадора.
    - Такого возьмешь, - мечтательно сказал Паумен, - а потом столько сил на него надо потратить!
    - Мы пока не готовы, - отозвался я.
    - И вряд ли будем, - добавил Паумен. - А вообще - эти выставки делают для хозяев и посетителей, собакам они не нужны.

    ***

    Перед Стрелкой вознесся вверх пятью золотыми куполами огромный храм.
    - Что-то я его не помню, - признался Паумен.
    После некоторых раздумий, друзья решили, что Успенский храм построили к тысячелетию города. Вернее, восстановили после того, как взорвали в тридцатые годы.
    Вечером глянули интернет. Оказывается, раньше Успенский собор стоял прямо на Стрелке и выглядел иначе. Восстанавливать его на прежнем месте побоялись, там грунт "плавает". Поэтому сделали на холме.
    Это не понравилось ЮНЕСКО и Великому Пешеходу: мол, собор изменяет внешний облик города.
    - А мне нравится! - заявил я. - Отличный собор, прекрасное место, да и весь архитектурный ансамбль - просто великолепен!
    - Что плохого в том, что собор меняет центр города к лучшему? - добавил Паумен. - Это же не Охта-Центр!

    ***

    К юбилейной дате в Ярославле сделали очень многое, лучшей иллюстрацией служит Стрелка: три фонтана, удобные скамейки, симпатичные фонари и огромный памятник в устье Которосли - Ярославу Мудрому и тысячелетней истории города.
    - Мы, когда ехали сюда на поезде, остановились в Сонково, - вспомнил я. - Ты спал, а наши соседки всё причитали, что вокзал в поселке - деревянный, потому что все деньги ушли на тысячелетие Ярославля.
    - Пусть лучше хоть где-нибудь будет хорошо, - отозвался мой друг, - чем везде плохо.
    С новым храмом и Стрелкой Ярославль стал еще краше. Прекрасный город для прогулок!

    ***

    Наш путь лежал в Художественный музей. Но когда мы дошли, то осознали, что сил на осмотр не осталось. К тому же садик с бегемотом оказался "на спецобслуживании".
    - Там фотографируются брачующиеся, - догадался Паумен.
    Действительно, в связи с субботой молодожены плотными рядами курсировали взад-вперед по набережной. Кстати, верхнюю дорогу вдоль Волги сделали пешеходной, и выдают в прокат велосипеды и ролики всем желающим.
    - И это правильно! - оценили путешественники.

    ***

    На обратном пути заглянули в "Трактир на набережной", неподалеку от Художественного музея (Волжская набережная, дом 17). Неплохо поели на восемьсот рублей: два салата "Нежность", четыре сока и две ухи. Уха - отличная, с двумя сортами рыбы.
    - Хоть в Иркутске и вкуснее, - добавил я.
    - Хватит сравнивать! - велел Паумен.
    Одно лишь не понравилось: к ухе нам подали две рюмки водки.
    - Мы, что, так похожи на алкоголиков? - озадачился я.
    - Просто в России принято пить! - объяснил мой друг. - Особенно под уху.
    Но путешественники этого делать не стали, за что удостоились презрительного взгляда официантки.
    - Наверное, она решила, что мы побрезговали, - сказал я по пути домой.
    - А может, мы - подшитые! - парировал Паумен.
    - Такая мысль ей в голову придти не могла, - отозвался я.

    ***

    А друзья еще зашли в магазин на Первомайской, купили три литра воды и литр сока, а затем отправились в гостиницу.
    Там обнаружилось, что нам поменяли белье и все три полотенца каждому.
    - Вот это я понимаю! - заявил Паумен.

    ***

    В нашей ванной висит объявление:
    "Уважаемые гости!
    Наша гостиница является участником программы Защиты природы и окружающей среды:
    - оставив полотенце на полке - означает "Я использую его еще раз!"
    - оставив полотенце на полу - означает "Поменяйте его!"
    Сотрудничая вместе, мы сможем сохранить миллионы литров воды и минимизировать выбросы вредных веществ в природу.
    Просим Вашей поддержки и понимания!
    Спасибо!"
    Мы, хоть и бросили на пол одно полотенце (надо было чем-то вытирать воду, выплескивающуюся из ванной), нам поменяли все.
    - Как это связано с экологией? - спросил я. - По-моему, очередные пустые лозунги.
    - Бросишь полотенце, а никто не придет убирать номер, - добавил Паумен.
    Затем мой товарищ забылся дневным сном, а я сел за нетбук и набиваю этот текст.
    Заявляю официально: записки будут краткими! Нет таланта, так пусть себя проявит его сестра!

    ***

    Вечером мы совершили небольшую прогулку. Паумен после отдыха чувствовал себя расслабленным и особо никуда идти не хотел. Я же, памятуя, что мы не на Байкале, тоже не гнал.
    В итоге состоялся проход по маршруту - Первомайская, пиццерия "Мама Мия", начало улицы Свободы, улица Ушинского до Красной площади. Оттуда назад по Советской до Революционной, а затем - в "ИВ".

    ***

    - Описываю нашу поездку кратко, - сообщил я.
    - Это как? - уточнил Паумен. - "Первый день. Ярославль. Классно! Второй день. Снова Ярославль. Хорошо. Третий день. Кострома. Отлично съездили"...
    - Именно так, - подтвердил я, - только добавлю шуток.
    - "Первый день. Классно, ясен пень!"? - предположил Паумен.

    ***

    На полпути мы наткнулись на памятные места. В частности, на пиццерию "Мама Мия", где славно поужинали три года назад.
    Порадовала надпись на доме "Антиквар переехал".
    - В связи с нетрудовыми доходами он теперь обитает во Владимирском Централе, - закончил я.

    ***

    Затем вышли к улице Свободы. В 2008 году мы прочесали ее от начала до конца.
    - Сегодня не пойдем, - решил мой товарищ. - Перед Костромой стоит поберечь силы.
    Напротив Свободы расположена Знаменская башня. Мы прошли мимо какого-то театра и долго изучали памятник Федору Волкову. Чтобы прочесть, чем известен этот человек, пришлось обойти постамент.
    - "Памятник Федору Волкову, основателю русского национального театра", - прочел я, сделав полный круг.
    - Вот и прогулялся, - отозвался Паумен. - А театр, судя по всему, носит его имя.

    ***

    Улицы Ушинского и Первомайская образуют бульвар. Там много детских площадок и летних кафе. Первомайский бульвар завершается странной конструкцией, похожей на гору. Построена она однозначно к тысячелетию города, но точное предназначение так и осталось тайной.
    - Симбиоз концертного зала, кафе и спортивного сооружения! - предположил я.
    На следующий день глянул в интернет - это развлекательный центр "Горка-холл"!

    ***

    Наконец, мы очутились на Красной площади.
    - Узнаю! - дотумкало до меня. - Это же кафе "Комбат"! А вот - Ленин!
    Мы подошли к Ульянову поближе.
    - А он - злой! - сделал я важное открытие. - Указывает не туда, поэтому и злится. Первый раз такого сердитого Ильича вижу!

    ***

    Путешественники прошвырнулись по знакомым местам: глянули на красивый спуск к набережной, работающего "Комбата", и напоследок обнаружили неплохую едальню "Street Cafe". Очень стильно оформленное заведение с демократичными ценами.
    - Хочу торта с чаем! - заявил мой товарищ.
    Мы взяли четыре разных пирожных и два больших чайника. На всякий случай, Паумен заказал мне еще "Оливье", дабы я точно наелся.

    ***

    "Стрит-кафе" оформлено моментальными снимками людей, которых можно встретить на улице. У стойки - эффектные фотообои, зрительно увеличивающие размеры помещения.
    - Приходите еще! - сказала девушка.
    - Постараемся! - пообещали друзья.
    Кстати, мы были единственными посетителями. Даю первый совет путешественника: вместо того, чтобы толпиться на Кирова, ожидая, пока вас накормят, отправляйтесь на Советскую, дом 8. Там вы отлично поедите - дешевле и быстрее, чем на пешеходной улице!

    ***

    Через полчаса друзья медленно побрели в направлении "ИВ". Состоялся концептуальный разговор.
    - Повезло ярославцам с тысячелетием, - заявил я. - Много денег в город вбухали. Жители еще долго будут вспоминать эти времена...
    - Я слышал, здесь и раньше жилось неплохо, - возразил Паумен.
    - Но, все-таки, многое сделали к этой дате, - продолжил я. - Успенский собор, все вокзалы и церкви отремонтировали. Я уж не говорю про Стрелку.
    - Если посчитать все затраты на празднования тысячелетия Ярославля, - ответил Паумен, - они будут меньше, чем на Питерскую кольцевую автодорогу.
    - У нас народа живет в десять раз больше! - парировал я.
    - Просто есть города, обласканные властью, - продолжил мой друг. - И Ярославль - в их числе.
    - В первой пятерке, - добавил я.
    Этой репликой и закончу день второй. Да здравствует лаконичность!

    День третий: Кострома. 14 августа, воскресенье

    Ночью путешественники не выспались, поэтому пробуждение было трудным.
    "Может, не ехать в Кострому?", - подумал я, вставая по будильнику в девять.
    "Хорошо бы остаться в Ярославле!", - читалось на лице Паумена, когда я разбудил его в 10-15.
    Однако, подумав, друзья решили, что ехать в Кострому необходимо.

    ***

    Завтрак был тот же, зато народу стало больше.
    Кроме Комнаты инженера Тимофеева (фамилия Шурика из фильма "Иван Васильевич меняет профессию" (далее "ИВМП")), открылась еще и "Квартира Шпака"; эти два зала имели общую стену в виде раздвигающейся перегородки. Только вместо вора Куравлева "у Шпака" сидели люди и завтракали.
    Шесть ресторанов в "ИВ" - тематические. Комната инженера Тимофеева оформлена скромнее остальных.

    ***

    - Может, поедем до автовокзала на такси? - предложил Паумен.
    - Неохота связываться с админом, - ответил я. - В Иркутске были любезные администраторы, а эти - какие-то отрешенные.
    - Здесь на админа, кроме постояльцев, ложится ответственность за лобби-бар, - объяснил Паумен. - Вот они ничего и не успевают.
    "Лобби-баром" в ИВ называется кафе на первом этаже у стойки администратора.
    - А почему "лобби"? - спросит пытливый читатель.
    - Сейчас новомодные словечки используют, где не попадя, - отвечу я. - Конечно, там нечего лоббировать, зато звучит привлекательно.
    Но интернет меня переубедил: "Лобби-бар (от англ. Lobby - "вестибюль") располагается на первом этаже гостиницы, недалеко от стойки администратора. Как правило, лобби-бары открыты круглосуточно".
    А мы решили ехать общественным транспортом.

    ***

    Вышли в лобби-бар. Девушка в старинном сарафане (точно не знаю ее роли, возможно "помощник администратора" или "старшая официантка"), объяснила, что до автовокзала идут 47-ой, 84-ый и 91-ый автобусы, а также 5-ый троллейбус.
    - Без пол-литра не пойму,
    Зачем мы едем в Кострому?
    - скаламбурил я, выходя из гостиницы.
    Каламбур прозвучал исключительно ради рифмы, ибо Кострома заслуживает посещения.
    - О родимой Костроме
    Не скажу ни бэ, ни мэ,
    - отозвался Паумен.
    На этом с шутками-прибаутками было покончено.

    ***

    - Автобусы идут от Ярослава, - объяснила девушка в сарафане.
    "Что за Ярослав?" - гадали путешественники.
    Потом вспомнили: напротив Кремля стоит памятник Ярославу Мудрому.
    - У меня был знакомый по имени "Ярослав", - сообщил я.
    - Мудростью отличался? - спросил Паумен.
    - С этим у него были большие проблемы, - пришлось признать мне.

    ***

    Путешественники тоже поступили не мудро. Начал я, а продолжил Паумен. Я предложил не переходить площадь, а пройти вдоль Кремля, чтобы сократить путь.
    Зайдя за Кремль, друзья обнаружили, что перехода на другую сторону улицы в ближайшей перспективе не предвидится.
    - Вернемся? - предложил я.
    - Уже пошли! - отозвался Паумен.
    В итоге, друзья пропахали километра полтора (через мост и Московский проспект) до ближайшего подземного перехода.

    ***

    Открылись красивые места, но я их толком не оценил, причитая:
    - Это ужасно опрометчиво! Нам не хватит сил для Костромы! Затем я настроился на более философский лад:
    - Как некоторые люди умудряются пройти за день тридцать километров? Например, Великий Пешеход?

    ***

    Дорога до автовокзала оказалась долгой. Наверное, стоило взять такси. Тем не менее, путешественники справились с задачей. Правда, сначала заехали на железнодорожный вокзал, но к 11-20 были на месте.
    Зашли в зал ожидания.
    - Кому в Кострому? - вопрошал крепкий мужик.
    - Нам! - ответил Паумен.
    - Пацанам, - тихо добавил я для рифмы.
    - Садитесь в автобус, - сказал мужик. - Билет - двести рублей.
    Не прошло и десяти минут, как микроавтобус тронулся. Крепкий мужик оказался разводящим (собирал деньги с пассажиров), а за руль сел щуплый, тщедушный мужичонка.
    - Какое это имеет значение? - заметил мой друг.
    - Где обещанная лаконичность? - добавит требовательный читатель.

    ***

    Автобус ощутимо трясло, но двигался он чрезвычайно быстро. До Костромы мы домчали за час пятнадцать.
    Паумен углубился в прослушку музыки с мобильника (новое хобби моего друга), а я пересел на свободное место и уставился в окно. Но ничего примечательного не обнаружил. То ли много ездил в последнее время, то ли трасса была скучной: преобладали сосны с березами, а также деревянные дома.
    "А может, водила мчал так быстро, что было не разглядеть интересные подробности?" - придумал я себе новое оправдание.
    Скажу лишь, что на полпути, с левой стороны дороги, стоит красивый храм с зелеными куполами. Даю координаты: поселок Левашово.

    ***

    Зато я слушал "Дорожное радио", которое на полную мощность врубил щуплый водитель.
    - ..Я не горю желаньем лезть в чужой монастырь:
    Я видел эту жизнь без прикрас,
    Не стоит прогибаться под изменчивый мир -
    Пусть лучше он прогнется под нас,
    Однажды он прогнется под нас,
    - пропел Андрей Макаревич.
    "Уж тебе-то не стоит петь на эту тему", - пришло мне в голову.

    ***

    В середине 80-х Макар написал песню "Вагонные споры - последнее дело, когда больше нечего пить". В 86-ом к власти пришел Михаил Горбачев, провозгласивший антиалкогольную кампанию. Длилась она недолго, но Андрей М. тут же "прогнулся", и слова в песне, связанные с выпивкой, заменил на более благозвучные: например, "Вагонные споры - последнее дело, и каши из них не сварить".
    Образ Макаревича-кашевара преследовал меня всё Костромское путешествие. В итоге, родился альтернативный вариант:
    - ..Я не горю желаньем лезть в чужой монастырь:
    Я видел эту жизнь без прикрас,
    Не стоит прогибаться под изменчивый мир -
    Как сделал это я, пидорас,
    Однажды сделал я, пидорас...
    [Кстати, к Макару я отношусь уважительно, люблю и ценю его раннее творчество. Особенно альбом "Маленький принц"].

    ***

    А мы прибыли в Кострому. Пересекли мост через Волгу. Она здесь шире, чем в Рыбинске или Ярославле. Очень красивая.
    О Костроме я прочел массу материалов, но не буду вас пичкать лишней информацией. Хотите подробностей? Читайте отзыв "Кострома - пряничный город"; правда, мне он показался затянутым.
    Общий вывод: Кострома - город-феномен, куда обязательно стоит приехать: культурный, чистый, много памятников и церквей, да еще и природа отличная.
    Забегая вперед, сообщу: так оно и оказалось, только саму Кострому мы толком не осмотрели.
    - Это еще почему?! - возмутятся все читатели одновременно.
    - Жара и мало времени, - отвечу я...
    - Что ты лепишь, Гризли? - вмешался Паумен. - Мы очень многое увидели!
    - А главное, ведущего программы "Фазенда" на Первом канале, - отвечу я. - Вот важнейшее открытие Костромы!
    Впрочем, обо всем по порядку.

    ***

    Щуплый водитель, переехав мост, завез нас в какую-то глушь. Выяснилось, что Костромской автовокзал находится у черта на куличиках, а именно - вправо от моста, когда исторический центр - слева.
    Высадившись, друзья тут же озаботились обратными билетами. Отстояв немалую очередь, купили на последний рейс в 19-25.
    - Теперь надо брать такси! - постановил Паумен.
    Так мы и сделали. Взяли машину возле вокзала и за 150 рублей рванули на центральный пляж.
    - Вечно мы перестраховываемся, - сказал я по пути. - Надо было сразу выйти в центре, не заезжая на автовокзал. Может, где-то там ходит маршрутка до Ярославля.
    Позже выяснилось, что иного варианта уехать в столицу Золотого Кольца нет, поэтому перестраховка сработала на сто процентов.
    - Что еще за "столица Золотого Кольца"? - спросит заинтригованный читатель.
    - Так называют Ярославль в рекламных целях, - объясню я. - Никакой столицы, на деле, не существует, да и само Золотое Кольцо - условно; просто Ярославль - самый крупный из старинных русских городов.

    ***

    Шофер подвез нас к пляжу. Это было кстати, ибо в Костроме царила ужасная жара, термометр показывал двадцать девять градусов. В это время в Питере (для справки) было плюс пятнадцать, и шел дождь.
    По пути на пляж мы и увидели ведущего "Фазенды". Он нам знаком из пародии в "Большой Разнице", но я потом видел пару-тройку "Фазенд".
    Друзья долго гадали: "Он или Неон"? В итоге, решили: "Да, это - Тот Самый Ведущий!"
    "Родимый, как мне нравятся твои непосредственные манеры!" - Мне захотелось броситься к легендарному ведущему и задушить его в объятьях.
    Но я сдержался и даже его не сфотографировал, ибо чертовски скромен! Поэтому поверьте на слово!

    ***

    Путешественники вышли на пляж. Роскошно покупались, несмотря на одиозную надпись "Купание запрещено".
    - Может, здесь и остаться? - предложил я.
    - А если спросят: "Вы были в Костроме?", - продолжил Паумен, - мы ответим: "Были!" "Что видели?" "Пляж! А что, в Костроме есть еще что-то интересное?"
    Конечно, друзья так поступить не могли; поэтому оделись и двинулись на осмотр города.
    А на пляже запомнилась симпатичная такса, которая лаяла на подозрительных мужиков.

    ***

    На Советскую, центральную улицу Костромы, выйти оказалось не так-то просто. Все лестницы вверх упирались в глухие заборы.
    - Что за глупости?! - во второй раз за день закручинился я. - Будем идти по этой Нижней Дебре, вместо того, чтобы рассекать по Советской?!
    - Хватит уж расстраиваться, - посоветовал Паумен.
    И он был прав: метров через шестьсот возникла длинная-длинная лестница, по которой друзья и взобрались наверх.
    - Наконец-то, дебри закончились! - радостно воскликнул я.

    ***

    По улице, название которой я не запомнил, друзья вышли на Советскую. Попутно обнаружилось, что Паумен натер себе ногу.
    - Надо купить лейкопластырь, - постановил я.
    Но тут вскрылся уникальный факт - все аптеки в Костроме были закрыты.
    - Здесь живут здоровые люди! - оптимистично заявил мой друг.

    ***

    Медленно, но верно, путешественники приближались к центру, а именно - площади, называемой в народе "Сковородка". Попутно разглядывали здания.
    - Именно этими постройками так любовался Пешеход, - объяснил я.
    - А о гостинице "Муш" я читал в интернете, - добавил Паумен. - Ее хвалят.

    ***

    - Смотри, кофейня! - воскликнул мой товарищ.
    Когда мы подошли ближе, она оказалась "Рогами и Копытами".
    - Мне это заведение неинтересно, - с грустью произнес я. - Это всё равно, что описывать Московский кремль, его все знают.
    - Но поесть-то мы здесь можем, - парировал Паумен.

    ***

    Но я умудрился и в исследованном месте найти свое, незасвеченное. Пирожные в "Рогах и Копытах" - микроскопические, размером с советский юбилейный рубль!
    - Скупердяи! - возмутился я.
    - Они заботятся о твоем весе, - возразил мой друг.
    - С ними не потолстеешь! - согласился я.
    Кафе, действительно, оформлено стильно.
    - Стильному от стильного, - вставил Паумен цитату из "Секса в большом городе".

    ***

    В Костроме есть ряд общеизвестных достопримечательностей, о которых не стоит распространяться подробно. Во-первых, уникальный Ленин с непропорциональной клешней, да еще на постаменте, предназначавшемся царю. Во-вторых, самая представительная в мире пожарная каланча, очень понравившаяся Николаю Первому. В-третьих, памятник Сусанину.
    О "костромской троице" исписаны горы литературы.
    - Если здешнего Ленина поставить на местную каланчу, - заявил я, - да еще перенести во времена Сусанина, поляки бы точно не заблудились.
    - Ленин клешней указывает правильный путь полякам! - догадался Паумен.

    ***

    Итак, мы немного побродили по центру Костромы. Сделать это было проблематично - нестерпимая жара отягощалась толпами народа, пришедшими на День Города. В связи с этим и каланчу толком рассмотреть не удалось - перед ней возвели гигантскую сцену.
    Единственным, кого мы оценили по заслугам, стал Иван Сусанин. Он похож на Карла Маркса и Деда Мороза одновременно, а выполнен в стиле "глыбализма", то есть, напоминает глыбу.
    - Фигура Ивана Сусанина интересовала меня с юности, - признался я. - Всегда считал эту историю неправильно понятой: поляки, иностранные туристы, хотели лишь взглянуть на красоты русского леса, а Иван Сусанин вызвался им эти красоты показать, но заблудился. Финал - нелеп и трагичен, а всё - из-за переизбытка гостеприимства! Кстати, давно хотел узнать, а какова была дальнейшая судьба поляков?
    - Все погибли, - ответил Паумен. - Сусанин же завел их в непролазное болото.
    - Ой-ли? - не поверил я. - Сколько их было? Ведь не меньше ста! И что, никто дорогу не запомнил? А если все погибли, то откуда известно, что Сусанина убили?
    - Темная история, - согласился Паумен. - Кстати, в селе Сусанино имеется музей народного героя. Там бы ты получил ответы на свои вопросы.
    Завершая тему "Сусанин" (интернет-исследование предлагаю сделать читателям самостоятельно), сообщу, что в Костроме планируют восстановить старый памятник Сусанину, где он стоит на коленях перед ликом царя. Ведь, если кто не знает, отряд поляков собирался убить юного наследника престола, Михаила Романова.
    А вот результаты моего интернет-расследования - http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-18339/: лаконично, емко и по делу.

    ***

    Путешественники спустились по Молочной Горе. Увидели Музей Природы.
    - Зайдем? - предложил Паумен.
    - Что ты?! - запротестовал я. - Времени мало! По такой жаре!
    - Ну, как знаешь. - Мой друг пошел на попятную.
    - Но если ты действительно хочешь... - Вернулся назад и я.
    - Да нет, не особенно.
    - Тогда пошли к Волге!
    Но и у великой русской реки не было спасения от великой русской жары. Трудно путешествовать в такую погоду. Мысли слипаются, пот течет по спине, и ничего не хочется.
    Так что нам с Костромой (и ей с нами) не повезло!

    ***

    В Костроме продают много льняных изделий. Я запечатлел колоритных Медвепутов, из которых наиболее красив - юный Владимир Владимирович.
    - И Путин такой молодой! - запел я.
    - Тише! - предупредил Паумен. - Заберут в кутузку!
    Кстати, мы видели, как милиционер остановил вполне добропорядочного костромича с двумя неоткрытыми банками "Ярпива". За него вступилась жена: "Он сейчас уходит".
    Чем закончились разборки, мы не увидели, но констатируем: и в Ярославле, и в Костроме многие пьют пиво, положив бутылку в бумажный пакет. В Питере так никто не поступает.
    В связи с Днем Города на улицах было немало милиции, которую язык не поворачивается назвать "полицией", в новой форме: серые штаны, белые рубашки.
    - А вы друзья, как не рядитесь, всё в полисмены не годитесь, - перефразировал Паумен классика.

    ***

    А мы поехали в Ипатьевский монастырь. Название простое, надо лишь вспомнить Сергея Ипатьевича.
    - А это кто такой? - спросит молодой читатель.
    - Начальник Жеглова, - отвечу я.
    Нам повезло: только перешли Советскую, и сразу сели в маршрутку. "За Кострому" было написано на машине. Только на пятой остановке я понял, что это не призыв типа: "За Родину! За Сталина!", а указание, что микроавтобус идет на другой берег еще одной русской реки. С ветерком маршрутка промчалась по неизведанным просторам. Это навело меня на мысль, что Кострому мы толком не увидели, лишь промчались по верхам.
    - Здесь надо пожить дня два-три, - заявил я. - Есть и гостиница "Волга" возле моста.
    - А где на все города взять время? - возразил Паумен.
    - Негде, - пришлось признать мне.

    ***

    Ипатьевский монастырь наиболее красив с воды, с противоположного берега Костромы. Река - широкая, и, как все в этой местности, спокойная. Палило солнце, поэтому путешественники больше смотрели на воду, чем на достопримечательности.
    Пересекли мост и вышли. Начали спускаться к монастырю.
    - Колонка! - внезапно воскликнул Паумен.
    Перейдя на бег, мы устремились к источнику влаги. По очереди облились.
    - Что вам наиболее запомнилось в Костроме? - спросил я.
    - Колонка! - ответил мой товарищ.
    Таким образом, мы повторили опыт посещения Рославля в 2002 году.

    ***

    После водных процедур стало легче. Вернулась способность ориентироваться.
    Мимо достопочтенного Ипатия, и красивой деревянной церкви, друзья поковыляли к музею деревянного зодчества. Сил почти не осталось.
    - И как человек может пройти тридцать километров за день? - вновь спросил я.
    - А как можно триста раз повторить одно и то же за час? - парировал Паумен.

    ***

    Не сразу, но деревянное зодчество обнаружилось. Оно было еще и платным. Перед кассой выстроилась очередь.
    Паумен присел на скамейку, а я отстоял минут десять. Заплатил 190 рублей, из которых 50 отдал за съемку.

    ***

    В целом, зодчество меня не впечатлило. Мы бывали в подобных музеях (Малые Карелы, Витославлицы). Пожалуй, оба лучше, чем их костромской собрат. Правда, у меня еще есть желание сходить на ДэЗэ ("дерзодчество" или лучше - "дерзодство") в Суздале. Там, вроде, красивее.
    Друзья сильно устали, поэтому сначала просто сидели на скамейке. Затем собрались с силами и отправились на осмотр.

    ***

    Деревянная церковь. Самое оригинальное строение. Зашли внутрь. Увидели скромный иконостас. Напрягало, что при входе в каждую избу приходилось предъявлять билеты.
    Затем побрели к деревянной мельнице. Она и вовсе оказалась заброшенной - без окон и дверей.
    Должным образом мы осмотрели лишь избу зажиточного крестьянина Тарасова.
    - Тарасов дома? - спросил я. - Мы к нему!
    Шутка успеха не имела, народ внутри избы зловеще безмолвствовал.

    ***

    Деревянные дома были примерно одинаковые - похожая утварь на столах, однотипные лавки.
    - Здесь хорошо, - по-хозяйски оценил мой друг. - Прохладно.
    - Только надо пригибаться на входе, - пожаловался я. - Чуть лоб не расшиб.

    ***

    Посредине музея красовался памятный камень. Надпись гласила: "Музей-заповедник "Костромская слобода". Восстановлен в 2008 году Губернатором Костромской области И.Н. Слюняевым".
    - Что значит "восстановлен"? - скептически осведомился я. - Наверняка, это всё при застое организовали.
    - Восстановление заключалось в установке этого камня, - исчерпывающе объяснил Паумен.
    Мы зашли еще в пару домов. Из одного вышла смотрительница в видавшем виде сарафане.
    - А вас здесь еще и одевают! - восхитился один из посетителей.
    - Слюняев о нас заботится! - с гордостью ответила женщина.
    - В России нельзя без доброго царя, - прокомментировал Паумен.
    - Слюняев представляется мне человеком, который бормочет "Забочусь, забочусь о вас, родные", - ответил я, - и при этом постоянно стирает слюни с губ, размазывая по щекам.
    - Надеюсь, ты это не опубликуешь? - спросил мой друг. - Иначе пришьют клевету на губернатора.
    - Мне представляется, - повторил я. - Фантазировать пока можно. А вот призывать - категорически запрещено!

    ***

    По дорожкам между домов бродила юная девушка в национальном костюме с кокошником-короной, головным убором Снегурочки.
    - А ты знаешь, красавица, - пристала к ней одна из посетительниц, - когда состоится выступление театра?
    - Нет, - ответила девушка.
    - А почему же ты не знаешь? - принялась стыдить ее посетительница.
    - А я из сказки! - заявила "Снегурочка".
    - Ах, из сказки, - проворчала женщина. - И что это за сказка такая?
    Но Снегурочка уже развернулась и с торжествующей улыбкой пошла назад.
    - Парочка друг друга стоит, - оценил Паумен.
    - Мне ближе Снегурка, - ответил я.

    ***

    Окончательно дерзодство доконало меня тем, что в двухэтажных домах не имелось прохода на верхний этаж.
    - На фига вы тогда эти громады возводили? - возмутился я.
    - Гризли, что ты накинулся на дерево? - спросил Паумен. - Медвежьи привычки дают о себе знать? Боишься, что сейчас начнешь царапать когтями стены?
    - Просто странно получается, - пробурчал я. - Центр Костромы проскочили на всех парусах, а сейчас заходим в каждый деревянный дом.

    ***

    На пути из музея мы увидели двух музыкантов: насколько я понял, оба играли на гуслях. Выходило славно и мелодично. Перед гуслярами лежал диск под названием "Живая вода".
    - Напишу-ка о них в интернете! - загорелся я благородной идеей. - Сделаю им хоть маломальскую рекламу!
    "Друзья! Товарищи! Уважаемые читатели!
    Если вы любите струнную музыку и разумные слова, приобретайте диск "Живая вода" двух прославленных (может, в будущем) исполнителей!"
    Оказалось, они и так известны в инете.
    - И побольше, чем ты, Гризли! - добавил мой друг.

    ***

    Вышли из дерзодства.
    - Хоть бы автобус какой-нибудь отсюда ходил, - произнес Паумен.
    - Можно и машину взять, - отозвался я. - Так ведь и их нет!
    В этот момент, словно мираж, на дороге показалось такси. Я голоснул, машина встала.
    - Вы свободны?
    - Да.
    Так, за сотню рублей, мы вернулись в центр города. А если бы шли пешком до моста, остановки маршрутки, потратили бы на это последние силы.

    ***

    В Костроме продолжался праздник. Это мешало осмотру города. На сцене разворачивалось какое-то действие и невольно сбивало с мыслей.
    - А теперь встречайте известного артиста "..бородько"! - как резаная, завопила ведущая.
    - Козлобородько? - уточнил я.
    - Белобородько? - предположил Паумен.
    Неопознанный "бородько" появился на сцене и начал сыпать унылыми банальностями.
    - Что будем делать? - заглушая оратора, спросил я.
    - Гризли, купи мне синий парик, - попросил мой друг.
    И я понял, что надо срочно выводить товарища из толпы.

    ***

    Друзья направились по бульвару. Назывался он - проспект Мира. Цель - зайти в кафе и скоротать оставшееся время. До отправления автобуса было около двух часов.
    Нашли заведение под названием "Шоколад". Неплохо посидели. Оставили 650 рублей и вполне сносно поели.

    ***

    Вновь вышли на площадь. Какой-то певец пел "Журавлей".
    - Никогда не нравилась эта песня, - признался я. - Когда ее слышу, вспоминаю фрагмент из Ремарка "Возвращение".
    [Его можно прочесть в Приложении 1.]
    Зато друзья обнаружили таксу, но в суматохе не разглядели ядра с прорезью и надписью: "На содержание животных в центре передержки". Теперь жалеем, что не положили туда денег.

    ***

    Вот и настало время ехать домой. На маршрутке N42, рассуждая о судьбах поляков и Сусанина, друзья отправились на автовокзал.
    Микроавтобус повез нас какими-то зигзагами по спальным районам Костромы.
    - Напоследок показывают город, - оценил я. - Внеплановая автобусная экскурсия.
    - Смотри, свиноферма! - заметил мой друг.
    - Эх, Пешеход! - распалился я. - Видел все храмы в Костроме, а свиноферму пропустил! Вот на что следовало обратить внимание! Нельзя побывать в Костроме и пропустить главное - свиноферму! * * *
    В предыдущем абзаце есть место самоиронии. Кострома - город, куда хочется вернуться. Известнейшего Ленина я видел лишь мельком, из такси, а ведь у меня целая коллекция зарисовок о памятниках Ульянову.
    - Что можно увидеть за несколько часов?! - добавил я. - Это всего лишь поверхностные впечатления!
    - Вся наша жизнь - поверхностные впечатления, - философски заметил Паумен, - на основе которых мы познаем глубину.
    - Можно использовать эту фразу в качестве эпиграфа? - спросил я.

    ***

    Обратно мы добирались в плохих условиях. Набитый автобус тащился час сорок и напоминал душегубку. Даже когда за окнами стало темнеть и большинство пассажиров вышли, в салоне стояла страшная духота.
    - Почему между двумя хорошими городами такое плохое автобусное сообщение?! - в сердцах воскликнул я.

    ***

    По пути в "ИВ" друзья умудрились поужинать в Макдональдсе. Подробности опущу - лаконичность обязывает. Около одиннадцати вернулись в номер, и, после серии "Эврики", легли спать.

    День четвертый. На пляже. 15 июля, понедельник

    Проснулся я в восемь утра от звонка будильника. Специально поставил чуть раньше, чтобы написать о Костроме. В номере было страшно холодно.
    "Совсем кондиционер озверел!" - подумал я.
    Мы еще вчера заметили, что современный агрегат чрезмерно морозит, и на ночь, вместо 18, установили 22 градуса. В итоге, с утра в номере было не больше шестнадцати, хотя кондиционер, разумеется, показывал 22.

    ***

    Дрожа от холода, я сделал зарядку, помылся и включил нетбук. Вместо того, чтобы писать о Костроме, полез в интернет.
    Кстати, одна из немногих претензий к "ИВ": где обещанный Wi-Fi? Ни Вая, ни Фая, приходится пользовать нашим модемом "МТС-Коннект". К тому же, иногда сеть "3g" пропадает и начинаются мучения с "2g". Форменное безобразие!

    ***

    "Егор Свиридов был не единственный, в кого стреляли во время драки," - гласила одна из новостей Яндекса.
    "Кто такой Егор Свиридов? - подумал я. - Зачем в него стреляли? И что это была за драка?"
    Другой анонс меня и вовсе расстроил: "ФСБ предотвратила подрыв скоростного поезда Сапсан".
    - Может, мы зря взяли на него билеты? - спросил я Паумена. - Пусть в пассажирских поездах дует, и они медленно идут, но их хотя бы не взрывают.
    - Снаряд дважды в одну воронку не падает, - утешил меня товарищ.

    ***

    Сегодня был "Завтрак Шурика". Здесь всегда два варианта меню и можно выбирать. Вторым предлагали "Завтрак Стрельца".
    "Шурик" оказался аппетитным - омлет с зеленью, сосиска с салатом.
    - Не хватает стакана сока, - заявил Паумен.
    - Радуйся тому, что есть, - предложил я.
    На этот раз мы сидели в Квартире инженера Тимофеева совершенно одни. Квартиру Шпака вновь закрыли перегородкой.
    - Народ разъехался, - сказал мой товарищ.
    - А мы остались, - добавил я.
    Обслужили нас очень быстро, и вскоре друзья устремились на пляж.

    ***

    Два часа загорали и купались в дымке. Предавались безделью. Видели гостиницу "Юбилейная" за мостом.
    - Ее ругают, - сказал Паумен. - Несоответствие цены и качества: номера дорогие, а сервис - совпдеповский.
    - Не то, что в ИВ! - отозвался я. - В санузле - два рулона туалетной бумаги.
    - Приступ диареи не застигнет врасплох! - одобрил мой друг.

    ***

    Народу на пляже было совсем мало. Я плавал вокруг буйка, на котором сидела чайка. Паумен слушал плеер. Спасатели отдыхали на берегу, сторожа табличку "Купание не рекомендуется".
    - Если выполнять эти рекомендации, - объяснил я, - то нигде не покупаешься.
    - Голову я всё-таки мочить не буду, - решил мой друг.
    - Ну и зря!
    - Никто не мочит!
    - Я мочу! Разве этого недостаточно?
    Выяснилось, что нет.

    ***

    Без пятнадцати два мы отправились обедать. Вышли к знакомому кафе на Кирова, где ужинали в первый день.
    Заказали пиццу и пару салатов: это обошлось нам в 650 рублей.
    - У них всегда работы много, - оценил я. - Центровое место, полно посетителей.
    - К их чести, кормят вполне достойно, - отозвался Паумен.

    ***

    По пути в ИВ заглянули на Центральный рынок, он расположен в проходных дворах. Хотели срезать. В итоге, вышли на улицу Нахимсона.
    - Ты понял, как мы здесь очутились? - спросил я.
    - Нет, - ответил мой друг. - Хорошо еще, что вообще выбрались!

    ***

    В номере путешественники включили кондиционер. На этот раз он работал нормально.
    - Помнишь, мы утром встретили электрика? - спросил Паумен. - Наверно, были неполадки во всей гостинице. В этот момент раздался звонок.
    - Это тебя, - сказал Паумен. - Электрик.

    ***

    Я взял трубку.
    - Это горничная, - сказала трубка. - Какой завтрак будете заказывать?
    - Шурика, - ответил я.
    - Что из напитков?
    - Кофе, эспрессо.
    - Во сколько?
    - В 10-30.

    ***

    После столь содержательного диалога мой друг принял лежачее положение, а я, изо всех сил сублимируя, принялся сочинять эти записки...
    Сейчас шесть часов вечера. Паумен по-прежнему спит, а мои силы на сублимацию истощились. Проверю я грамотность напечатанного, и полезу в Яндекс.Новости. Если, конечно, будет соединение "3g"!

    ***

    Лучше поздно, чем никогда, сообщу, что наш номер носит название "Вор".
    - Что, воруют? - удивится читатель.
    - Фильм "Вор", - отвечу я. - Содержание помню плохо.
    Гостиницу "ИВ" открыли к столетию Ярославского кинематографа. Каждый номер оформлен в духе одного из фильмов, снимавшихся в Ярославле либо поблизости (в Ростове Великом или Суздале). Наиболее известны апартаменты, оформленные на основе кинокартины "12 стульев".
    Из нашего номера пока ничего не пропало. О "Воре" свидетельствует только запись в книге и большой портрет Машкова.
    - Нам досталось самое плохое название, - иногда жалуюсь я. - "Вы из какого номера?" "Как из какого? Вор!" "Простите?" "Ну, живем мы в Воре!"

    ***

    Я разбудил Паумена полвосьмого.
    - Что-то я не выспался, - посетовал мой друг.
    - Ты же спал три с половиной часа! - удивился я.
    - Ну, может, и выспался, - уточнил Паумен, - но до сих пор устал.
    - Спать?
    - Отвечать на твои вопросы!

    ***

    - Поужинаем в гостинице? - предложил Паумен.
    - Надо хоть чуть-чуть прогуляться! - возразил я. - Заодно сфотографируем "ИВ".
    Неспешным шагом дошли до угла Революционной и Андропова.
    - Во всех городах улицы Андропова переименовали обратно, а здесь оставили! - заметил я.
    - Может, Юрий Владимирович чем-то особо близок ярославцам? - предположил мой друг.
    - Или предыдущее название не нравилось, - добавил я.
    С Андропова мы завернули к Илье-Пророку. Видели любопытный вензель с медведем на одном из зданий.
    - Ярославль - город медвежий, - заявил я. - Жаль, что большинство из них - агрессивные, вооружены секирами.
    - И похожи на людей, одевших медвежьи шкуры, - добавил Паумен.

    ***

    По пути мой товарищ сделал ряд попыток зайти в кафе, но все неудачные: в одном - не обнаружил входа, другое оказалось чересчур табачно-алкогольным.
    - Пошли в "Стрит-кафе"! - предложил я. - Туда нас звали, мы обещали прийти.
    - А оно того стоит? - спросил Паумен.
    - Стоит! - горячо заверил я.

    ***

    На самом деле, мне было неудобно перед читателями. Я позавчера так расписал кафе, посоветовал туда сходить, а сам собственным советом не воспользовался.
    "Налицо непоследовательность! - думал я. - Надо ее исправить!"
    И мы по улице Советской отправились к "Стриту".
    - Может, всё же, сюда? - предложил Паумен, указывая на кафе "Дорадо".
    - До Стрита осталось всего два квартала! - Я был неумолим.

    ***

    Путешественники вошли в "Стрит-кафе". Позавчерашнее очарование быстро исчезло. Не было девушки, которая с нами любезно общалась: вместо нее за стойкой находился хмурый парень.
    По инерции мы сели за столик. Парень принес меню.
    - Не нравится мне здесь, - заявил Паумен.
    - Мы здесь уже ели! - возразил я. - А сейчас еще раз поедим!
    В итоге, друзья заказали две порции баварских колбасок и по куску торта с чаем.

    ***

    Стали ждать. "Стрит-кафе" всё меньше нравилось. Над столами летали мухи. По залу бродили странные личности и о чем-то беседовали с парнем за стойкой. Нет, здесь не торговали наркотиками или оружием; просто стало ясно, почему сюда никто не заходит: персоналу нет дела до посетителей.
    Но я героически высидел до конца, хотя Паумен неоднократно предлагал отменить заказ.
    - Неудобно! - односложно отвечал я.
    В наказание за упрямство мне пришлось съесть обе порции баварских колбасок, которые оказались купатами.
    Съели мы и пирожные, заплатив за всё 450 рублей.
    - Весьма дешево, - не удержавшись, добавил я. - Единственный плюс, пусть и сомнительный.

    ***

    Вскоре друзья вышли на улицу.
    - Зачем ты меня сюда притащил? - в сотый раз возмутился Паумен.
    Тут из кафе выбежал парень.
    - Вы мне пятьдесят рублей не доплатили! - сдерживая возмущение, воскликнул он.
    Я полез в кошелек и отдал ему полтинник. Парень быстро остыл и отправился назад.
    "Теперь мы точно сюда не придем", - решил я.

    ***

    - Ты, что, действительно, дал меньше? - спросил мой друг.
    - Наверное, - ответил я. - Вряд ли он сымпровизировал.
    - Как-то это нехорошо, - заметил Паумен.
    - Просто перепутал полтинник с сотней, - ответил я. - Зато из этой истории можно вынести много полезного!
    - Главное, что надо слушать меня! - заявил мой друг.
    - Просто раз на раз не приходится, - объяснил я. - Любой мой совет может оказаться "вредным", ибо трудно сразу составить объективное мнение о чем бы то ни было. В том числе, и о кафе.
    - И что теперь посоветуешь читателям? - спросил Паумен.
    - Обходить "Стрит-кафе" стороной, - ответил я. - И по любому поводу иметь собственное мнение.

    ***

    А мы отправились назад новой дорогой. Свернули на улицу Трефолева, идущую под углом к Советской. И тут же обнаружили множество разнообразных кафе. Словно в насмешку, одно лучше другого. Самым представительным мне показался "Амстердам", куда стекалась местная публика.
    Друзья вышли на безымянную треугольную площадь, и вновь очутились на улице Андропова. Здесь тоже имелось немало хороших кафе, в продолжение пешеходной улицы Кирова.

    ***

    На углу Андропова и Максимова обнаружилось привлекательное заведение "Мистер Десертус".
    - Зайдем? - предложил я.
    - В качестве компенсации, - согласился мой друг.
    Мы сели на улице под навесом и заказали по пирожному "Лайм", а также два отменных напитка. В одном ("Жинжибер") преобладал имбирь, в другом ("Пеперита") - мята и корица.
    С удовольствием отведав уникальных горячих коктейлей, друзья вернулись в "ИВ".
    Завтра нас ждала поездка в Ростов Великий.

    День пятый: Илья-Пророк. 16 августа, вторник.

    Я встал в девять, сделал зарядку и разбудил Паумена в 10-20.
    - Иди завтракать без меня, - с закрытыми глазами пробурчал мой друг.
    - Может, лучше не поедем в Ростов? - предложил я.
    От неожиданности Паумен проснулся, и тут же согласился.

    ***

    На завтраке мы были совершенно одни. Даже телевизор не работал. Прием пищи оказался самым скоростным за все дни - нас обслужили моментально.
    - Пора приниматься за новые записки, - посетовал я. - "Города, о которых я много читал, но ни разу не был". Их уже два - Ростов Великий и Углич.
    - Но ты сам предложил остаться! - ответил мой друг. - Нечего меня упрекать!
    - Я и не упрекаю. Наше второе, после Байкала, путешествие можно считать разгрузочным. Так что обойдемся и без Ростова Великого. Тем более, туда неудобное автобусное расписание.
    - И я плохо спал, - добавил Паумен.

    ***

    Наш кондиционер вновь "показал норов" - в середине ночи стал отчаянно морозить. Мой товарищ встал, переключил с 19 градусов на 22 и взял второе одеяло.
    - Кондер живет своей жизнью, - добавил я. - Во время зарядки он вдруг странно звякнул и задул полярным холодом. Пришлось переключить его на 24.
    - Может, он - вор? - предположил Паумен.
    - Ворует у нас тепло? - догадался я. - Занятное предположение!

    ***

    После завтрака мы отправились на Московский автовокзал - покупать билеты на рейс "Ярославль-Владимир", в этот город мы отправимся послезавтра.
    Вышли на площадь Богоявления. Я снял Ярослава Мудрого и красный храм.
    - Церковь Михаила Архангела, - авторитетно заявил я. - Одна из самых ранних построек в Ярославле.
    Подошел троллейбус N5. На нем удобно добираться до автовокзала, у него на площади - кольцо. Троллейбусные билеты в Ярославле красивые - цветные и ламинированные, а автобусные - обыкновенные.
    - Почему троллейбусы здесь в большем почете? - задам вопрос проницательным читателям.

    ***

    Друзья проехали мимо красной церкви.
    - Церковь Богоявления, - прочел Паумен.
    - А с чего я решил, что это - Михаила Архангела? - задумался я.
    Архангелы - это ангелоначальники, одна из категорий ангелов. Возможно, некоторые из них живут в Архангельске. А церковь Михаила Архангела находится рядом с "ИВ". Ее даже видно из нашего окна!
    Правда, церковь скрыта листвой, но не это главное!

    ***

    Проехали мимо гостиницы "Святой Георгий".
    - Самая дорогая в Ярославле, - сообщил Паумен. - Номера - от четырех до одиннадцати тысяч. Там джакузи и бассейн в общем пользовании. Один из отзывов звучал так: "Приятно перед завтраком искупаться в бассейне".
    - Это не твой стиль, - отреагировал я, - до завтрака Паумен обычно спит.
    На здании написано "Ярославлю от правительства Москвы в честь 1000-летия".
    - Щедрый подарок с барского плеча, - оценил мой товарищ.

    ***

    Путешественники добрались до автовокзала. Встали в кассу.
    - Кому на Ростов? - раздался голос в зале ожидания.
    - Значит, можно было не ждать рейса на два часа дня, - сказал я Паумену.
    Разводящий подошел к нам.
    - Вам не надо в Ростов? - с надеждой спросил он.
    - Нет, - ответил я. - Уже не надо.

    ***

    С билетами во Владимир (общая стоимость - тысяча рублей) мы вышли на Московский проспект.
    - Что будем делать? - спросил я.
    - Поедем в центр, - ответил мой друг. - Либо сходим в дельфинарий, либо прокатимся на теплоходе.
    - Лучше по Волге, - заметил я.

    ***

    После недолгого ожидания сели в маршрутку N94. Она довезла нас до самой Красной площади.
    Мы вышли, пересекли улицу Советскую. Позади осталось кафе "Комбат". По улице с волшебным названием "Красный Съезд" направились к "Ванильному Небу" и Речному вокзалу.
    - Съезд - это собрание большевиков или спуск к реке? - озадачился я.
    - Улица, - исчерпывающе объяснил мой друг. - Но если красный, то речь идет о съезде партии...
    С Волги дул сильный ветер. В центре города сильно припекало, а на открытых пространствах ощутимо сквозило.
    - Не лучшее время для речных прогулок и посещения пляжа, - заметил я.

    ***

    К большому сожалению, все теплоходные экскурсии приходятся на выходные; в будни корабли почти не ходят. А ехать вниз по Волге к Вакарево нам не хотелось. К тому же, ближайший рейс был только в половине четвертого.
    - Мы не учли фактор выходных! - посетовал Паумен.
    - Кто бы мог подумать, - воскликнул я, - что в Ярославле по будням не ходят экскурсионные теплоходы?!
    - Однако это так, - признал мой друг.
    Путешественники приехали в пятницу, гуляли по городу в субботу и воскресенье; привыкли к толпам отдыхающих, курсирующим теплоходам и прогулочным судам. А на буднях в Ярославле жизнь замирает: туристов в гостиницах меньше, и экскурсионных предложений - тоже.

    ***

    Мы подошли к дельфинарию.
    - Два сеанса, - прочел Паумен, - в 16-00 и в 18-00.
    - А сейчас сколько времени?
    - Половина второго.
    Осознав, что сегодня пойти никуда не получится, друзья повернули к гостинице.
    - Зато я посплю! - заявил Паумен. - А вечером пойдем в "Ванильное небо".

    ***

    Путешественники проходили мимо Ильи-Пророка.
    - Зайдем! - неожиданно предложил мой друг. - Три года назад у нас это не получилось.
    Билет стоил 70 рублей. В кассе никого не было. Сверху по лестнице к нам спустился мужик.
    - Два билета, - сказал я и протянул тысячную купюру.
    - А у вас не будет без сдачи? - спросил кассир.
    С трудом мы нагребли 140 рублей.
    - Проходите! - любезно предложил мужчина.
    - А билетов он там так и не дал, - заметил Паумен.

    ***

    Внутри Илья Пророк полностью расписан фресками.
    - Для верующих есть разница между действующей церковью и музеем? - спросил я. - В церкви-музее надо креститься?
    - Только что одна из посетительниц это усердно делала, - ответил Паумен.
    Мы обошли церковные помещения. Затем я сел напротив алтаря, а Паумен стал читать информационную справку об Илье. Друзья разобрались с множеством архитектурных понятий - "столп", "кокошник", "барабан", "риза".
    Значит, не зря читали путеводители!

    ***

    Когда мы выходили из музея, за кассой сидела тетка. Перед ней лежали билеты. Мимо по лестнице прошел наш "кассир".
    - Он просто присвоил наши деньги, - догадался Паумен, - а сам здесь работает охранником.
    - Поэтому и просил без сдачи, - согласился я.

    ***

    Путешественники вышли на Советскую площадь. Заглянули во вчерашний "Мистер Десертус". Снова заказали пирожные "Лайм" и два удивительных напитка. На этот раз Паумен выбрал "Берберис" (основной градиент - ягоды барбарис), а я вновь остановился на "Жинжибере".
    Кстати, эти волшебные коктейли подавали в высоких стеклянных фужерах из толстого стекла.

    ***

    - Как-то скучно, - признался я, сидя за столиком. - Ничего не происходит.
    - А что должно происходить? - спросил Паумен.
    - Ну, должны быть какие-то планы, - объяснил я. - А их нет. Я даже не знаю, чем завтра заняться. Можно было бы съездить на пляж, на другой берег Волги, но сейчас такой ветер, что там делать нечего.
    - Поехали в Ярославский зоопарк! - предложил Паумен.
    В 2008 году мы уже хотели посетить это научно-просветительное учреждение, и я долго искал его в интернете, пока не выяснил, что зоопарк еще не открыли. Но теперь-то он точно работал!
    - А вдруг он - провинциальный и неинтересный? - закапризничал я.
    - Хватит кукситься! - одернул меня Паумен. - Едем в зоопарк и точка!

    ***

    Мы вернулись в номер. Я глянул интернет: Ярославский зоопарк все хвалили.
    - Обязательно надо поехать! - воодушевился я.
    - Только укажи в записках, что это я предложил, - сказал Паумен, - а ты был против.
    Нехотя пришлось рассказать всем правду...

    ***

    Мой товарищ традиционно отправился спать. На этот раз я последовал его примеру. Но сон не шел. Провалявшись полтора часа под кондиционером, который на этот раз работал нормально, я встал и продолжил записки.
    - Главное в путешествии - не унывать, - дам мудрый совет самому себе, - и не предаваться пораженческим настроениям!

    ***

    Перед сном позвонила горничная и спросила, нужна ли уборка? До этого в номере убирались ежедневно.
    - Необязательно, - ответил я, посоветовавшись с Пауменом.
    - Спасибо! - благодарно ответили на том конце провода...
    Отдых в Ярославле - приятен и неспешен. Здесь легко можно прожить пару-тройку недель: город большой, всегда откроешь для себя что-то новое.

    ***

    Последнее наблюдение из первой половины дня: город будничный не похож на праздничный. Одно из отличий будней - огромное количество припаркованных машин в центре Ярославля. На узких улочках возникают пробки, а машины мешают любоваться старинными зданиями и церквями.

    ***

    Паумен проснулся самостоятельно около шести.
    - Еще полежу! - решил мой друг и выключил свет.
    Я продолжил составлять записки.
    - Хочу есть! - через пять минут заявил мой товарищ. - Но в "Ванильное небо" не пойдем, а поужинаем в нашем ресторане.
    - А после еды ты дашь мне время пописать, - ответил я.

    ***

    Админ сначала хотела усадить нас в лобби-баре, но, увидев наши погрустневшие лица, повела в ресторан "Квартира Шпака".
    - Надо пересмотреть ИВМП, - сказал я. - Не помню, как выглядела квартира Шпака.
    - Точно знаю, что он был зубным техником, - отозвался Паумен.

    ***

    Принесли меню. Попутно работал телевизор - под канонический "ИВМП" звучали советские песни.
    - Из кинофильмов, - уточнил Паумен.
    Несоответствие видеоряда музыкальному сопровождению, а также некоторая заторможенность, преследующая меня целый день, сделали свое черное дело - ничего из меню я выбрать не мог.
    - Закажи мне тоже, что и себе, - попросил я.
    Получилось: безалкогольный мохито, щи, блинчики по-царски и двойной эспрессо - всё в двух экземплярах.

    ***

    Поели мы очень чинно и благородно. В "Квартире Шпака", кроме нас, никого не было. Я восседал на массивном низком стуле, а Паумен пересел на диван. Посуда была царская. Мохито принесли в таких тяжелых бокалах, что их приходилось поднимать двумя руками.
    Вначале подали икры заморской баклажанной (в соответствии с ИВМП). Затем принесли щи. После щей последовали "Блинчики по-царски".
    Последнее блюдо особо впечатлило: блинчики с семгой, красной икрой и тигровыми креветками. Причем, всё это подавалось на огромных блюдах для рыбы.
    - Этим летом мы находились по ресторанам, - молвил я.
    - Но такого еще не видели, - закончил Паумен.

    ***

    Хоть я и не считаю "ИВМП" особым шедевром, стоит дать высокую оценку той степени погруженности в атмосферу фильма, которую удалась достичь ресторану "ИВ". С экрана телевизора на меня смотрели Яковлев, Куравлев и Крамаров. На подоконнике примостился бобинный магнитофон шестидесятых годов.
    Наблюдая в телевизор за развитием сюжета, я догадался, почему на стенах нашей утренней трапезной развешаны портреты девушек в купальных костюмах: именно такие вырезки из журналов висели в квартире инженера Тимофеева.
    - Фанаты ИВМП, - заявил я, - найдут в "ИВ" массу примечательного.
    - Перед нами яркий пример тематического туризма, - добавил Паумен, - достойный похвалы и подражания!
    P.S. В продолжение темы - Приложение 4.

    ***

    Закончив ужин, который обошелся нам в 1350 рублей (с 10% скидкой, как постояльцам гостиницы), мы вышли из Квартиры Шпака. Вниз вела лестница. Друзья увидели лифт и большое подвальное помещение. Видимо, именно там находятся остальные залы: Караоке и Царский.
    - За историческую ретроспективу ставлю "ИВ" пять с плюсом! - заявил я.
    - И не забудь написать о быстром обслуживании, - добавил Паумен.
    Заканчивая тему интерьеров, отправляю вас к сайту "ИВ" - http://www.ivyar.ru. Там масса фотографий - не только залов, но и номеров. В том числе, и "Вора".

    ***

    - Вот это - стиль Паумена, - сообщил я, когда мы поднялись в номер.
    - Так отдыхать мне нравится! - подтвердил мой друг. - Встал, тут же вкусно поел, и не надо никуда идти, мыть посуду...
    - Но завтра в зоопарк мы поедем? - уточнил я.
    - Обязательно! - пообещал Паумен.

    ***

    Вечер прошел тихо. Паумен принимал ванную и читал, а я составлял данные записки. Потом путешественники посмотрели две серии "Эврики".
    - Остался один полный день в Ярославле, - сказал мой друг перед сном.
    - И пять неполных во Владимире, - добавил я.

    День шестой: Зоопарк. 17 августа, среда.

    Кондиционер ночью морозить не захотел, поэтому при выставленных +20 было душно. Паумен проснулся и переключил упрямое создание на +18. Стало получше.
    - Он точно вор! - заключил я с утра. - Крадет из номера то тепло, то холод.
    - Главное, чтобы в последний день у нас не украли вещи, - заметил мой друг.

    ***

    Завтрак Стрельца отличался от "Шурика" запеканкой. Она напомнила мне детство в пионерлагере.
    - Может, здесь всё же вкуснее готовят? - спросил мой друг.
    - Так же, - оценил я.

    ***

    Мы заказали такси на 11-50. Машина прибыла вовремя. Водитель без лишних проволочек по Октябрьскому мосту (а не по Юбилейному, как указано на сайте зоопарка) довез нас до улицы Шевелюха, дом 137. Она тянется вдоль Волги, начиная с моста, с обеих сторон - садовые участки.

    ***

    Местный зоопарк занимает большую территорию. Билет стоит 150 рублей, а право на фотосъемку - еще сотню. Заплатив, путешественники прошли внутрь. Нам еще хотелось посетить экспозицию "Байкальская нерпа", но, по неизвестным причинам, она не работала.
    Друзья заглянули в сувенирный ларек и купили деревянный магнит с волком. Затем, уже на выходе, заметили отличный магнит с медвежьей головой.
    - Надо купить! - решил Паумен.
    - В нашем семействе косолапых прибыло! - обрадовался я.

    ***

    Ну и наш путь лежал, конечно, к медведям. Мы миновали разнообразный "птичник", от страуса до стерха с воронами.
    - Слово "стерх" звучит солидно, - заметил я, - а сама птица - ничем не примечательна. Кинчев, наверное, ее и не видел, когда сочинил: "моя песня - раненый стерх".
    - Он просто искал рифму к слову "наверх", - объяснил мой товарищ.

    ***

    Ярославский зоопарк нам очень понравился. Животные здесь находятся не в клетках, а в вольерах. Правда, мой фотик снимать их поначалу отказывался, поэтому я сделал несколько кадров сетки.
    Но вот мы подошли к медведям. Это оказалось нечто! Всем читателям, прибывающим в Ярославль, советую срочно ехать в зоопарк, забросив все остальные дела, дабы воочию увидеть это великолепие!
    У двух медведей - огромный вольер; думаю, метров сто на семьдесят. Кроме косолапых, там еще живут три волка: но, насколько мы оценили, звери уживаются.
    - Хотя медведь иногда к волкам задирается, - уточнил Паумен.
    На территории имелось немало развлечений для медведей: горка, дерево (самец об него терся), качели, пара подвешенных шин и, главное - бассейн.
    - Первый зоопарк, - произнес я, - который построили, как надо!
    - Образцовый зоопарк России! - согласился мой друг.

    ***

    Мы долго наблюдали за косолапыми. Даже сделали несколько удачных кадров, а все снимки - смотрите в специальной фотогалерее (линк на фотогалерею!).
    Какой-то человек бросил медведю через решетку конфету, и самец встал на задние лапы. Вышел самый классный снимок! [Однако медведю, и остальным обитателям зоопарка, ничего бросать не следует, об этом написано на каждой клетке].
    Животные выглядели ухоженными и спокойными. Временами подходили к ограждению.
    - Не надо брать тур "Хозяин тайги", - заявил я. - Мы и так практически видели медведей на воле.
    - За ними можно наблюдать бесконечно! - восторженно ответил Паумен.

    ***

    В следующем вольере расположились белые львы. Но они не хотели общаться с посетителями, а лежали в удалении.
    - Значит, так им удобней, - оценил Паумен.
    - Здесь, в первую очередь, соблюдаются интересы животных, а не посетителей! - подтвердил я.
    Сам зоопарк расположен в лесистой территории, за границей города. Это тоже очень важно!

    ***

    За львами находились гиеноподобные собаки. Эти дрыхли без задних ног, лишь один на пару секунд поднял голову. У гиеноподобных собак тоже имелся собственный бассейн.
    Напротив расположились копытные - козлы всевозможных видов и размеров. Рогачи так и льнули к решетке.

    ***

    Нет смысла перечислять всех увиденных животных (кенгуру, гепард, верблюд), главное - отметить правильный подход к делу. Ярославль - зоопарк ландшафтного типа, где у зверей есть возможность свободно перемещаться в вольерах.
    Не повезло лишь красному волку, которого поместили в слишком маленькую клетку. Надеюсь, администрация зоопарка прочтет мой отзыв и переведет волчару в более просторное жилище.

    ***

    Неподалеку от "птичника" разместился "Контактный зоопарк". Мы уже бывали в таком, в Зеленогорске, под Питером. Основная цель проекта - сблизить животных и человека. Здесь можно кормить и трогать братьев наших меньших.
    - Это даже рекомендуется! - добавил Паумен.
    Мы накормили трех потешных мини-пигов, карликовых свиней. Они громко хрюкали и были чрезвычайно довольны угощением.

    ***

    Напоследок друзья посетили "Ковчег". Там выставлены самые разные животные в маленьких клетках.
    Я впервые увидел вблизи летучую мышь, а затем ужаснулся огромным экзотическим тараканам. Еще там были водоплавающие черепахи; рыба, напоминающая сома; и прочая живность.
    Путешественникам наиболее понравились суслики.
    - Таких же мы видели на Ольхоне! - воскликнул Паумен.
    - Подробности прочтете в Байкальском путешествии! - добавлю я.

    ***

    Зоопарк собираются расширять, что хорошо видно на плане. Территория слева, ограниченная красной чертой, находится на стадии строительства. Работы вовсю ведутся.
    - Зоопарку не хватает одного - рекламы! - заметил Паумен.
    - Мои записки ее обеспечат! - нахально воскликнул я.
    - Не мешало бы сделать еще растяжки на улицах, - добавил мой товарищ, - и пару роликов для телевидения.

    ***

    Еще несколько кадров - кулан, кабан, розовые фламинго, орлан, совы, морская черепаха. Остальное - смотрите в фотогалерее: особое внимание - медведям!

    ***

    В центре зоопарка находился птичник. Кроме уток и лебедей, в пруду плавало множество рыб. Если подняться на специальную площадку, можно увидеть целые косяки. А рядом плакат - "Купаться запрещено!"
    - Сейчас бы раздеться и плюхнуться в воду, - предложил я. - И, с довольным видом, на спинке - заплыть в самую гущу уток!
    - Или придти сюда деловито с удочкой, - поддержал Паумен, - и лениво осведомиться у охраны: "Как думаете, на живца клевать будет?"
    В Ярославском зоопарке нам очень понравилось. Приезжайте сюда и вы! Не пожалеете!

    ***

    Назад мы уехали на 93-ей маршрутке. Еще ходит 21-ый автобус. А вот 25-го маршрута, заявленного на сайте зоопарка, друзья не обнаружили.
    93-ий делает кольцо на Красной площади. Туда от моста идет улица Терешковой.
    - Только начал ориентироваться в городе, как надо уезжать, - пожаловался я.
    - Так всегда и бывает, - ответил мой друг.

    ***

    Мы в третий раз зашли в "Мистер Десертус". Заказали по эспрессо, пирожному и два волшебных горячих коктейля. На этот раз я сфотографировал высокий стакан, чтобы вы знали, как это чудо выглядит.
    В кафе было много народу, путешественники терпеливо ждали своей очереди. А, вкусно поев, отправились домой.

    ***

    Но это еще не всё! Мы обнаружили легендарную пивную "Афоня" (улица Нахимсона, дом 21). Ярославцам удалось воссоздать уникальное заведение из одноименного фильма 1975 года с Леонидом Куравлевым в главной роли.
    Подробней об этом проекте можно узнать здесь, я же расскажу, как эту пивную найти: идете по Нахимсона до надписи "Ароматный мир". Затем пересекаете улицу и сворачиваете в арку. После этого - налево, и.. перед вами откроется культовая пивная и памятник Куравлеву и Леонову.

    ***

    В "ИВ" Паумен принял душ и устремился в постель. Я же привычно засел за компьютер. Пишу и ругаю кондиционерного вора: мы поставили агрегат на +16 (ниже нельзя), но сегодня он ворует холод, поэтому я сижу и потею.
    Сегодняшний вечер расписан заранее, поэтому я изложу вам то, что еще не случилось.
    Когда Паумен проснется, мы соберем вещи. Затем поужинаем в нашем ресторане. Далее - посмотрим серию "Эврики" и ляжем спать.
    Я даже знаю, что будет на следующее утро. В 7-30 - завтрак, в 8-45 - такси до автовокзала. Очень надеюсь, что мы сядем в автобус на 9-35 и отправимся в славный город Владимир, распрощавшись с прекрасным городом Ярославлем.
    Ярославль - волшебный город! Ты будешь сниться нам по ночам - прекрасная высокая волжская набережная, церкви на любой вкус, речка Которосль и пляж, нарядные дома и ухоженные площади; всё то, что составляет атмосферу чудесного отдыха...
    Смахну скупую медвежью слезу и пойду будить моего заспавшегося друга...

    ***

    P.S. Ужин получился великолепным. Нас посадили в Трапезный зал, куда лучше подходящий для приема пищи, чем Квартира Шпака. Я обнаружил на сайте ИВ фирменное блюдо - "Жареха Ивана Грозного" и заказал ее. Паумен повторил блины по-царски. Мы славно посидели в аутентичном ресторане, где не только прекрасное обслуживание и вкусная еда, но и потрясающая атмосфера.
    - Приятно, когда в гостиничном комплексе, - заметил я, - кроме необходимого сервиса имеется какая-то изюминка: в нашем случае, погружение в мир "ИВМП".
    - Сделать это не так уж и сложно, - отозвался Паумен, - зато восприятие места кардинально меняется. Сотни ресторанов при гостиницах - просто кабаки, как, например, в Старой Руссе.
    - А здесь ресторан - произведение искусства! - добавил я.
    "Жареха Ивана Грозного" оказалась восхитительным блюдом, которое подают на сковородке. Будете в ИВ, возьмите на пробу!

    День седьмой: Во Владимир. 18 августа, четверг

    Я встал в шесть, сделал зарядку и разбудил товарища в 7-15. Вскоре мы отправились на завтрак. Отведав трапезу Стрельца, поднялись в номер, собрали вещи и спустились на первый этаж в 8-35.
    Администратор объясняла новой смене поваров:
    - Работайте внимательней! Вчера к кастрюле прилипли волосы!
    "Даже в безукоризненном ресторане "ИВ" случаются недоработки", - подумал я.
    Друзья сдали "Вора", расплатившись по мини-бару (две пачки орехов и маленький пакет сока), и поехали на автовокзал. Такси заказали заранее через админа.

    ***

    Минут за двадцать добрались до места. Пробки на Московском проспекте отсутствовали, но кое-где на подъездах к нему, ожидая зеленого огонька, стояли длинные вереницы машин.
    Друзья бросили прощальный взгляд на Ярославль. Утренний город был тих и сосредоточен. На пляже реки Которосль я не заметил ни одного человека.
    Шофер взял с нас двести рублей (хотя за дорогу в зоопарк, которая длиннее, попросили сто пятьдесят). Очевидно, решил слегка заработать на туристах.
    Путешественники расплатились и поплелись в зал ожидания. До отхода рейса оставалось больше часа.

    ***

    С утра было даже холодно. Мы пожалели, что уложили куртки в чемодан. За десять минут до отправления подали автобус. Он разочаровал.
    - Я думал, будет высокий иностранный с кондиционером, - признался Паумен. - Ехать ведь больше пяти часов! А этот... У нас в Питере такие маршрутки ходят.
    - Немного другие, - поправил я.
    - Очень похожи, - возразил Паумен.
    От избытка свободного времени я записал выходные данные: "Isuzu", ОАО "Черкасский автобус", автобус междугородный малый, сделано в Украине.
    - Дизель, - добавил мой друг.

    ***

    Мы забыли оплатить багаж. За три минуты до отправки Паумен рванул в кассу "добилечивания", чтобы отдать 80 рублей за две поклажи.
    "А есть ли кассы забилечивания? - задумался я. - Может, стоит ввести в употребление глагол "билетить", означающий - "обеспечивать пассажиров правом на проезд?"
    Правда, эти мысли пришли мне в голову позже. Пока же я стоял возле "Isuzu" с нашими баулами и думал: "Что будет, если Паумен не успеет?"
    Но мой друг всё сделал вовремя.

    ***

    Я сдал багаж. На нашу черную сумку положили наш же синий чемодан; в багажном отсеке было мало места. Повезло, что, кроме нас, ехали лишь три пассажира с ручной кладью. Если бы их было пять или шесть, часть вещей пришлось бы ставить в салон.
    - Я понял, почему из Ярославля во Владимир ходят такие автобусы, - догадался Паумен. - Мало желающих.
    - Большие автобусы им не заполнить пассажирами, - согласился я.
    Ярославль и Владимир находятся на разных магистралях. Первый - на трассе "Москва-Архангельск", второй - "Москва-Нижний Новгород". Расстояние между городами - почти триста километров.

    ***

    А мы рванули в путь. С утра было холодно, поэтому я закрыл люк после настойчивых просьб Паумена.
    Первой остановкой стал Гаврилов-Ям. Этот районный центр запомнился лишь тем, что его жителей величают "гавриловямцами".
    Преимущественно деревянные дома. В центре города - бюстик Ленина и памятник советским солдатам.

    ***

    Автобус шел медленно. Водитель разговаривал по мобильному телефону. Трасса была средней паршивости (много заплаток, но, в целом, ровная).
    Панорамы вокруг - то становились полноценными далями, то превращались в редкие еловые леса, а чаще всего мы наблюдали по обе стороны дороги лиственные деревья, деревянные дома или поля со скирдами.
    - Не сравнятся с тобой ни леса, ни моря!
    Ты со мной, мое поле, студит ветер висок!
    - пропел я.
    Автор текста убежден, что поле гораздо лучше, чем лес или, допустим, море. Я не разделяю эту странную точку зрения.

    ***

    Следующим пунктом маршрута был город Иваново. Паумен на полпути стал слушать музыку, я же упрямо смотрел в окно. Вскоре меня стало клонить ко сну.
    Тогда я двадцать раз пропел песню Мамонова "Досуги- буги":
    - Я уволился с работы,
    потому что я устал,
    Я совсем не пью вина.
    Я хожу в спортивный зал...
    - Это про меня! - заявил Паумен.
    Пейзаж немного разбавляли церкви; мы ведь проезжали по древней русской земле. Преобладали колокольни шатрового типа, если путеводитель не врет.
    Автобус миновал и турбазу "Провинция", сделанную со столичным размахом.

    ***

    Город Иваново нам не понравился. Всему виной субъективные причины: стало припекать, а дед-пассажир не хотел открывать люк.
    Автобус потащился по серым урбанистическим окраинам, нескончаемой унылой дорогой.
    - Когда же будет автовокзал? - спросил я.
    - Когда по кругу объедем Иваново, - объяснил Паумен.

    ***

    У кого-то в салоне зазвонил телефон.
    - Я уже в Иванове, - отозвалась девушка.
    А я вспомнил старый разговор на форуме города Конаково: названия городов, заканчивающихся на "о", склоняются. Потому что они - города, а не села.

    ***

    Наконец, мы оказались на автовокзале. Он был маленьким. Посетили платный туалет, где не было света.
    Я зашел в темное помещение, с удивлением отметив, как в кромешной тьме бабушка-уборщица моет пол.

    ***

    В самом городе мы провели минут пятьдесят; так был организован маршрут "Ярославль-Владимир".
    - Вот и в Иванове побывали! - заявил я.
    Церквей или старинных зданий возле автовокзала не обнаружилось. Друзья прогулялись по широкой и современной улице Лежневской. Раньше это была дорога на село Лежнево.
    - Город невест, а вокруг полно мужиков! - заметил я. - Куда подевались ткачихи?
    - Сегодня будний день, - отозвался мой друг. - Работают.
    Заглянули в книжный магазин. Паумен купил отрывной календарь на тему "Худеем или смерть!"
    - Похудеешь тут с вами, - отозвался я. - Каждое утро приходится съедать двойную порцию масла!
    - Медведь должен быть упитанным, - объяснил мой товарищ.

    ***

    Повернули назад. Вернулись на автовокзал. Посмотрели расписание.
    - Могли ехать от Ярославля до Иванова, - сказал Паумен. - Здесь куча рейсов до Владимира.
    - Надо было раньше смотреть интернет, - заметил я.
    Вывод: из Владимира в Ярославль и обратно - никто не едет. Только из Ярославля в Иваново, и из Иванова - во Владимир.
    - Их сдружил славный город Иваново! - заявил я.

    ***

    Друзья снова залезли в автобус. До Владимира осталось два часа езды. Состав пассажиров обновился на 90 процентов. Вошел человек с аппаратом Елизарова на руке, и я долго объяснял Паумену, что это такое.
    - И что? - вклинится любознательный читатель.
    - Металлический агрегат в виде обруча, - объясню я. - Применяется при сложных переломах, чтобы правильно зафиксировать кость. Был прорывом в травматологии шестидесятых, но используется до сих пор.
    - В сериале "Доктор Хаус" вы его не увидите! - заверил Паумен.

    ***

    Последняя часть пути прошла более легко. Во-первых, мы открыли люк, и в салоне стало комфортно. Во-вторых, автобус выехал на трассу "М7", которая куда качественней предыдущих дорог. В-третьих, цель была близка, и это придавало сил.
    Мы переехали несколько рек. Большинство оказалось ручейками или узкими речонками (например, Ухтомка). И только Нерль была похожа на настоящую реку.
    Именно на этом участке пути открылись настоящие Владимирские дали, когда видно на несколько километров вперед.

    ***

    Наконец, доехали до Суздаля. Остановились на каком-то "полустанке" - два вагончика (в одном из них касса), и сарай, куда поставили биотуалет. Это - временная конструкция, а новый автовокзал строят рядом, в пятидесяти метрах. Обещают возвести в 2012 году. Тогда нам всем станет легче, а пока - приходиться мучится.
    - Все же это - Суздаль! - покачал головой Паумен. - Город Золотого Кольца! Неужели раньше не могли новый вокзал построить?
    - А когда у Суздаля тысячелетие? - заинтересовался я. - Ждут круглой даты!

    ***

    Постояли на полустанке минут пять, и устремились во Владимир. По пути пересекли реку Каменку.
    - Заросла и очень мелкая, - изрек я.
    - Значит, в Суздале купаться не будем, - подытожил Паумен.
    Дальше трасса пошла и вовсе замечательная, и вскоре наш "Isuzu" (название реки в Японии) въехал во Владимир.
    Но разглядеть городские ландшафты не удалось. Люди начали выходить, а до этого - долго стоять перед кабиной водителя.
    Поэтому Владимир я не увидел вовсе, лишь спины и животы пассажиров.

    ***

    Прибыли на автовокзал. Получили багажные вещи и тут же договорились с сонным водителем "Волги", чтобы тот подбросил нас до улицы Подбельского дом 12.
    Гостиницу "Владимирский Дворик" шофер не знал, но о существовании улицы Подбельского догадывался. Мимо памятника Фрунзе, а затем по Герцена мы добрались до места. Отдали водителю 150 рублей.
    Забегая вперед, скажу, что этот день у нас получился самым дорогим.
    - Считая билеты на проезд! - добавил мой товарищ.
    P.S. Монумент возвели не случайно: Фрунзе, под кличкой Арсений, мотал свой срок во Владимирском централе.

    ***

    И вот перед нами - "Владимирский дворик" (далее "ВД"). Первые впечатления - странные. Мужик на входе (то ли охранник, то ли швейцар) любезно распахнул перед нами дверь.
    Друзья прошли. Сразу оказались у стойки. Там сидели две девицы, а четыре циферблата на стене показывали время в Нью-Йорке, Париже, Лондоне и Москве. В Нью-Йорке было семь утра, а у нас - три дня. Паумен отдал паспорта, и одна из девиц долго переписывала из них данные.
    Всё это время меня не покидало чувство, что мы не туда попали. "ВД" мало похож на гостиницу. В гостинице обычно живут люди, а тут казалось, что мы - единственные постояльцы. Здесь всего семь номеров, среди которых занято, самое большее, - два, включая наш.
    Путешественники заплатили за четыре дня - швейцар-охранник и вторая девица обменялись торжествующими улыбками.
    "Радуются, что теперь есть с чего платить им зарплату", - подумал я.
    ["Может, просто совпало, - думаю я сейчас. - А у меня - просто паранойя?"]
    Кроме того, девушки с трудом нашли двести рублей сдачи. Значит, постояльцы рассчитываются здесь редко.

    ***

    Девушка-админ провела нас в 105-ый номер. Друзья осмотрелись. После Ярославля жилье показалось скромным. Хотя по площади номер был даже больше, а все необходимые удобства (в первую очередь, кондиционер) имелись.
    Немного смущало, что жилье находилось в полуподвале, подоконник - на уровне мостовой.
    - А если кто заглянет? - забеспокоился Паумен. - Здесь опасно открывать окно!
    Впрочем, вскоре выяснилось, что территория "ВД" огорожена. Больше минусов мы не нашли - холодильник после паузы стал морозить, а в санузле всё было просто шикарно - душевая кабинка и даже халаты.
    Друзья осмотрелись, быстренько разобрали вещи и отправились куда-нибудь перекусить.

    ***

    Админ объяснила, что в пяти минутах ходьбы (вправо по Подбельского) есть кафе "Ван". Позже я нашел его и в путеводителе.
    Выяснилось, что "Ван" специализируется на армянской кухне.
    - К армянам я хорошо отношусь, - заявил я. - Мы в Адлере у армян снимали номер.
    - А к кому плохо? - заинтересовался Паумен.
    - К проповедующим национальную рознь, - выкрутился я.

    ***

    Друзья заказали одинаково: борщ, салат "Нежность", бутылку "Нарзана" и стакан сока. Это обошлось нам в 750 рублей, но оказалось весьма вкусным.
    Ждали мы совсем недолго. Поели и отправились в номер - спать.
    - Во время переезда пропадает целый день! - пожаловался Паумен.
    - Мне обычно днем спать не хочется, - отозвался я, - а сейчас страшно клонит в сон.
    Около пяти путешественники заснули. Проснулись по будильнику в половине восьмого.

    ***

    Вышли на вечерний осмотр Владимира. В гостинице, несмотря на кондиционер, было весьма душно, а на улице - свежо и прохладно.
    (К сожалению, я спросонья забыл в номере фотик, поэтому снимков этого дня вы не увидите).
    Одно из опасений насчет нового места быстро развеялось: Подбельского, действительно, глухая улочка, но "ВД" находится в пятидесяти метрах от центра города, улицы Большой Московской. Надо только сделать двадцать шагов по Подбельского и еще пятьдесят по Кремлевской улице.

    ***

    Друзья прогулялись. Составили общее представление о Владимире. Подробней о достопримечательностях я расскажу позже.
    Пока лишь сообщу, что в 1958 году на Соборной площади установили памятник 850-летию города. С трех сторон массивной стелы разместились: воин, зодчий и рабочий с моделью трактора в руке, как три важных ипостаси Владимира.
    Несложно подсчитать, что в 2008 году город отпраздновал свое 900-летие, но памятников, посвященных этой дате, мы пока не обнаружили.

    ***

    По пути зашли в кафе "День и Ночь". Весьма странное заведение: половину дней работает с утра до вечера, половину - с вечера до утра. Пожалуй, читателям рекомендовать не стану.
    Мы взяли всего графин морса, чайник чая и по пирожному, а заплатили пятьсот рублей.
    - Слишком дорого! - оценил я.
    К тому же, Паумену не понравилось пирожное (восточные сладости), поэтому почти всё пришлось съесть мне одному.
    - Во Владимире много караоке-кафе! - заметил мой товарищ, выходя на Большую Московскую.
    - Значит, любимое занятие владимирца, - отозвался я, - пойти в кафе, выпить, как следует, и всю ночь петь под караоке!

    ***

    Друзья добрались до Золотых Ворот. Очень впечатляющая конструкция. Паумен еще до поездки купил отдельный путеводитель по Владимиру, поэтому мы были неплохо осведомлены об этих воротах.
    В 1767 году в них застряла карета Екатерины Второй. После этого валы с обеих сторон убрали, а сами ворота - перестроили. Само сооружение - очень древнее, 1158-1164 годы.

    ***

    Путешественники наметили маршрут на завтрашний день, и повернули назад.
    Оказалось, что кафе и ресторанов на Большой Московской - предостаточно, на самый разнообразный вкус.
    - Голодными не останемся! - заключил Паумен.
    Напоследок друзья заскочили во владимирский аналог Макдональдса "Мистер Бургер". Сам "МС" только строится, о чем гласит рекламный плакат.
    Путешественники купили по сладкому пирожку в номер. Заплатили 62 рубля.

    ***

    Шел десятый час. Решив, что на сегодня достаточно, мы свернули на Ерофеевский спуск.
    - Не в честь ли Венечки Ерофеева? - спросил Паумен. - Он ведь учился во Владимире.
    - ...водку пить из стаканов, - добавил я, смешав "Москва-Петушки" и группу "Ноль".
    Друзья добрались до гостиницы иным путем, пройдя от начала Подбельского.
    Около десяти были в номере. Перекусили пирожками с чаем, посмотрели "Эврику" и ровно в полночь (звучит интригующе!) заснули.

    День восьмой: Город Владимир. 19 августа, пятница.

    Проснулся я в половине девятого по будильнику. Во время сна "свернул" шею, поэтому пришлось ее долго разрабатывать. Не очень удобные здесь кровать и подушка, но желающим приехать в "ВД" к этим претензиям лучше не прислушиваться; всё это - нытье старого радикулитника.
    Сделал зарядку. Около часа изображал из себя писателя, общаясь с нетбуком при скупом свете экрана, что крайне неудобно. В 11-15 разбудил Паумена.

    ***

    В "ВД" уникальный сервис - завтраки приносят в номер до двух часов дня. За это гостиницу очень любят и пишут о ней хвалебные отзывы.
    Я позвонил в 11-20 на ресепшен. Админ Егор сказал, что принесет завтрак через десять минут. И принес: графин с горячей водой (а также кофе и чай в пакетиках), горячие блины на одной тарелке, на другой - горячие сырники, по яйцу, мандарину, куску булки и хлеба, двух кускам сыра, джему и полноценной булочке.
    Я занялся перечислением не из любви к скрупулезности (хотя подобной дурью тоже страдаю), а чтобы вы осознали - всё сразу съесть очень сложно! Мы и не стали, отставив булочки на ужин.

    ***

    Завтраки в номер приносят потому, что в гостинице нет помещения под кафе. Но постояльцам так даже лучше!
    - Если желаешь кофе в кровать,
    "Владимирский Дворик" пора выбирать!
    - разразился я примитивным двустишием.
    А грязную посуду потом убирает горничная. Мы это выяснили не сразу. Поначалу я позвонил Егору, дабы он унес тарелки, чем вызвал легкое неудовольствие админа.

    ***

    Около полпервого путешественники покинули номер. Я сфотографировал вход в "ВД". Таинственное место, не правда ли? Первый этаж занят номерами, а что расположено в остальных? На втором и третьем имелись открытые окна; но значит ли это, что там кто-то живет?
    Сначала мы решили, что индивидуальный предприниматель А.В. Молодцов, ответственный за пожарную безопасность нашего номера (см. подпись в правом верхнем углу), выкупил этот дом и в будущем планирует расширять гостиницу.
    Но это - одна из гипотез. Здание по адресу - улица Подбельского, дом 12 - загадочное и, я бы сказал, мистическое. Кто здесь живет и зачем - неизвестно.

    ***

    Кстати, обещанный ноутбук нам так и не выдали, не говоря уже о бесплатном часе интернета. Об этой услуге напоминает лишь сетевой разъем у стола.
    - У нас есть нетбук, за интернет мы платим немного, - решил я. - Зачем нам другой компьютер?
    - Наверное, если попросить администратора, - сказал Паумен, - то он ноутбук выдаст. Но сам не предложит.
    - Потому что использует бесплатный час интернета в личных целях, - отозвался я.

    ***

    - Владимирский централ,
    Ветер северный,
    - написал в 90-е годы Михаил Круг.
    Вряд ли он представлял, насколько популярными станут эти строки. По результатам многочисленных опросов, эта песня наиболее любима россиянами. (Об этом отлично высказался Артемий Троицкий, выдержки из статьи смотри в Приложении 2)
    В лучах славы шедевра засверкал и сам централ (тюрьма N 2 УФСИН по Владимирской области).
    - Он и без песни был известен! - возразил Паумен.
    - Тем, кто там сидел и их родственникам, - добавил я.

    ***

    При Владимирском централе с 90-х годов существует музей, созданный работниками Владимиро-Суздальского заповедника и сотрудниками тюрьмы. Нам хотелось туда сходить.
    Еще дома я скачал в инете материалы и выяснил: музей можно посетить лишь по предварительной записи, организованными группами и с разрешения начальника тюрьмы.
    - То есть, никак! - подытожил мой товарищ.
    Некоторые турфирмы организуют туда экскурсии, но только для групп. Нам это не подходило.
    - Что за страна?! - воскликнул я в сердцах. - Посадить ни за что? Всегда пожалуйста! А посетить музей при тюрьме - только с письменного разрешения!
    Вы можете просто взглянуть на здание. Адрес - улица Большая Нижегородская, дом 67. Нам, после облома с музеем, даже смотреть расхотелось.

    ***

    Вместо этого мы решили ознакомиться с историческими достопримечательностями. Нашли в путеводителе карту-схему, и пошли согласно разработанному маршруту.
    По Подбельского, мимо заброшенной церкви Святой Троицы, на Ерофеевский спуск.
    - Наклоны здесь - будь здоров! - оценил я.
    - Напоминают Калугу, - добавил Паумен.
    Затем по Второй Никольской, мимо северной линии Торговых Рядов, не доходя до сквера с фонтанами. Вскоре вышли на улицу Княгининскую. Периодически я снимал владимирские дома - и отреставрированные, нарядные и всевозможные деревянные.

    ***

    Первая остановка состоялась возле Успенского Княгинина монастыря, который основала жена князя Владимира Большое Гнездо.
    Монастырь оказался действующим. На территории почти никого не было. Я запечатлел здание с тремя рядами кокошников, а также печальную надпись на церковных воротах "Храм закрыт".
    - Символично, - прокомментировал мой друг.
    За территорией монастыря находился святой источник. Причем, сделан так: из стены дома торчит труба, а рядом - большая красная кнопка. Какой-то мужчина наливал эту святую водицу в двадцатилитровую канистру.
    - Слишком обыденное обращение со святой воды, - оценил я.
    - Чем больше выпьешь, тем больше святости, - объяснил Паумен.

    ***

    Прогулка омрачилась неприятностью - ни с того, ни с сего (возможно, от новой кровати) у меня разболелась спина. Боль то усиливалась, то стихала. Вдобавок давала о себе знать "свернутая" шея, и я являл собой законченный образ мрачного инвалида.
    Вел я себя соответствующе; время от времени делал Паумену замечания: "Ты не там переходишь улицу!" или "Ты заслоняешь обзор для хорошего снимка!"
    - Я тебе глобально мешаю! - не выдержал мой друг. - Может, мне лучше пойти одному?
    Увы! Иногда организм подлым образом подводит! Причем, в самые ответственные моменты. Вместо осмотра новых мест и наслаждения открывающимися пейзажами, приходится с каждым шагом преодолевать усиливающуюся боль.
    И ничего я с этим не могу поделать!

    ***

    В центре Владимира практически отсутствуют светофоры. Часто можно пройти по "зебре", но мы к этому не привыкли, поэтому каждый переход давался с трудом. Кое-где и зебр не было, тогда приходилось перебегать дорогу.
    После Княгининского монастыря увидели Никитскую церковь. Большая и красивая, способная украсить любой город, она находилась в полуразрушенном состоянии. Наиболее пострадал вход.
    - Похоже, здесь до сих пор находится какое-то учреждение, - заметил я.
    - А капитальный ремонт не делали лет сто, - отозвался Паумен.

    ***

    Путешественники направились вниз по Никитинской улице. Миновали сквер застойных времен с памятником Гоголю.
    На скамейке сидел похмельный владимирец и медленно тянул пиво из двухлитровой бутылки.
    "И рассказать бы Гоголю,
    Про нашу жизнь убогую,
    Ей богу, этот Гоголь,
    Нам не поверил бы",
    - пришла мне на ум строчка из Высоцкого.
    Вид у местного был настолько зловещим, что я даже Гоголя снимать не стал, а устремился к Золотым Воротам.

    ***

    Неизбежно напрашивались сравнения с Ярославлем. За неделю пребывания там мы отвыкли от обшарпанных зданий, разваливающихся церквей и ужасных дорог.
    - Ярославль - исключение, - объяснил я, - а Владимир - правило для российских городов.
    - Значит, он - правильный город! - заявил Паумен.
    - А Ярославль - исключительный, - согласился я.

    ***

    Друзья вышли к Золотым Воротам. Стоит заметить, что рядом стоит церковь Святой Троицы (1916 год), где находится выставка хрусталя. Разумеется, из Гусь-Хрустального.
    Мы обогнули старинную постройку и направились в музей "Старый Владимир", расположенный в бывшей водонапорной башне (1912 год).
    С этого места путеводитель рекомендует начинать осмотр города.

    ***

    Путешественники заплатили 100 рублей за музей и 150 за фотосъемку. Причем, билет на съемку действовал во всех музеях Владимира и Суздаля два дня.
    - Скидки на фото! - прокомментировал я. - С таким еще не сталкивался!
    - Главное, не потеряй билет! - напутствовал Паумен.

    ***

    По широкой винтовой лестнице друзья взобрались наверх. Оказались на смотровой площадке. Панорамы и впрямь открылись красивые.
    Виды на типично владимирские дали, церкви Святого Николы и Спасо-Преображения, а также Воскресения Христова и церковь Николы Мокрого в Галеях. Если я что попутал, пишите в комментарии, поправлю!
    Но наиболее красив - Успенский собор. Вместе с монументальной 56-метровой колокольней (1810 год) он смотрелся замечательно.
    - Самая красивая церковь! - воскликнул я.
    - А как же Софийский собор в Великом Новгороде? - спросил мой друг.
    - Успенский лучше! - ответил я.

    ***

    Приободренные увиденным, мы спустились на третий этаж и приступили к осмотру.
    Сразу скажу, музей "Старый Владимир" произвел очень хорошее впечатление!
    - Тот исключительный случай, когда в экспозиции мне всё нравится! - заявил я. - И юмористическое отношение к владимирцам создателей выставки, и компоновка экспонатов, и, наконец, их количество!
    - Больше не надо! - подтвердил мой друг.
    Констатирую: как раз в музее "Старый Владимир" у меня практически прошла спина.
    - Ты, как Хаус, - молвил Паумен. - У него тоже нога болит исключительно по психологическим причинам.

    ***

    В музее наиболее интересными оказались надписи. Часть из них я сфотографировал, и приведу здесь для рекламы музея.
    Эта и следующие цитаты взяты из ежегодника Владимирского губстаткомитета за 1880 год.
    "Жителей во Владимире - 18000. Средняя жизнь владимирского жителя 26 лет, тогда как русский вообще живет 27 лет, француз 35 лет, немец 32 года, англичанин 38 лет. Во Владимире из 100 детей только 45 доживают до 7 лет".

    ***

    "При слабой хозяйственной деятельности город наполнен интересами служебного люда: чиновное сословие пустило здесь корни и ежедневно исписывает стопы бумаги, рассылая во все концы губернии приказы, циркуляры, отношения, предложения, повторения и пр.
    Получая за свои труды изрядную сумму, чиновники дают заработок остальному населению, и это взаимодействие составляет пульс владимирской жизни".

    ***

    "Торговля Владимира хоть и более развита, чем промышленность, но рассчитана только на местный спрос. Торговый оборот города невелик. Среди лавок - многочисленные питейные и бакалейные, хлебные, посудные; книжных и мебельных вообще нет. Иногородние торговые сношения ничтожны, здешняя ярмарка только пародия".

    ***

    "Город Владимир, когда-то игравший немаловажную роль в русской истории, в настоящий момент, несмотря на некоторые следы своего величия в виде монументальных старинных построек, снизошел на степень заурядных городов русских и представляет собой скромный административный центр небольшой, но густонаселенной и промышленной, губернии".

    ***

    "Благоустройством Владимир, подобно другим городам российским, не может похвалиться. Есть здания, достойные украшать столичные улицы; но по всему видно, что о наружной красоте здесь не заботятся частью по бедности, частью по провинциальной халатности. Городское управление заботится только об устранении явного безобразия, об удалении навозных куч. Мостовые не везде, да и те плохи".
    Вот такие поучительные цитаты столетней давности.

    ***

    В музее имелась и масса интересных экспонатов. Медицинский документ, выданной полицией проститутке, [в дни работы они проходили медосмотр]; старинная реклама папирос и пива, а также скульптурка, которую я назвал "Пьяный и матушка". Отдельный стенд был посвящен Владимирскому централу. На стенах висело немало фотографий старого Владимира, была и карта города конца 19-го века.
    А вот современную карту Владимира купить непросто! Как и предсказывал путеводитель, ее здесь днем с огнем не сыщешь! По крайней мере, нам не удалось.

    ***

    Зарядившись позитивными впечатлениями, путешественники еще прошлись по Козлову валу. Это - единственное уцелевшее земляное сооружение во Владимире. Раньше подобными валами был огражден весь город.
    Я предположил, что вдоль этих стен пасли козлов, но реальность оказалась прозаичней: когда-то эти рукотворные холмы скупил человек по фамилии "Козлов".
    - А для вас, Козлов, существуют пешеходные переходы, - вспомнил Паумен старый анекдот.
    С вала открываются красивые панорамы и получаются забавные фоторакурсы.
    На Козловом валу всегда стоят два-три человека и фотографируются на фоне Золотых Ворот. Мы не дождались своей очереди и отправились в следующий музей. Пока шли туда, видели огромную стаю голубей, кружившихся над площадью.

    ***

    Золотые Ворота - одна из старейших построек Владимира. Сделаны они по подобию Киевских, которые, в свою очередь, повторяли Константинопольские. На сегодняшний день в Стамбуле ворота не сохранились, а во Владимире - по-прежнему стоят!
    Отсюда в 1380 году на Куликово Поле отправлялись русские войска, через огромную 14-метровую арку.

    ***

    В музей ведет величественная лестница. Вход - 40 рублей. Смотрительница искренне расстроилась, увидев, что я уже купил разрешение на фото.
    Эти комплексные "права на съемку" объясняется тем, что музеи Владимира, Суздаля и Гусь-Хрустального объединены во Владимиро-Суздальский музей-заповедник. Но ценник на фотографии всё равно удивляет: Владимир - 80 рублей, Суздаль - 100, Владимир-Суздаль - 150, а Гусь-Хрустальный - всего 50.
    - Не повезло Гусю Хрустальному! - расстроился я. - Неужели там смотреть нечего?

    ***

    Сама экспозиция оказалась малоинтересной. Я рвался увидеть диораму осады Владимира ханом Батыем в 1238 году.
    Тот год стал воистину трагическим для Древней Руси - больше половины городов были уничтожены. Не стал исключением и Владимир. Но сама диорама, сделанная в 1972 году, ныне вряд поразит искушенного посетителя.
    Поражает та степень ущерба, которую нанесли татаро-монголы русским княжествам: ведь наши воины гибли целыми дружинами. Похожие чувства испытывали создатели экспозиции. Обвиняя во всем княжескую разобщенность, они и кочевников не жаловали, заявив, что татаро-монголы "остервенело набрасывались на стены".
    Через Золотые Ворота нападавшие пробиться не смогли, но стенобитные машины сделали свое черное дело: город пал. Захватчики подожгли кремль, где и сгорели оставшиеся защитники города.

    ***

    В музее демонстрировались кольчуга, доспехи, несколько экспонатов с Великой Отечественной войны, а заканчивалась экспозиция костюмом космонавта.
    - "Победил Батыя и в космос!" - кратко сформулировал я концепцию выставки.
    Зато вид из окна надвратной церкви открылся впечатляющий!

    ***

    Осознав, что более двух музеев за день нам не осилить, путешественники устремились к Успенскому собору.
    По пути зашли в туалет. Этому предшествовал следующий диалог.
    Я: "Не видел во Владимире ни одного туалета!"
    Паумен: "Надо просто зайти в кафе!"
    Я: "Это неудобно".
    Паумен: "Очень даже удобно! Так и надо поступать!"

    ***

    В конце концов, мы зашли в кафе "День и ночь". Посетив сортир, продолжили осмотр.
    Мимо кинотеатра "Художественный", гостиницы "У Золотых Ворот", а также старинной аптеки, южной линии Торговых рядов и бывшего здания Думы, друзья вышли на Соборную площадь. Но не всё во Владимире выглядит образцово. Например, подворотня, выходящая на центральную улицу, имеет ужасные выбоины.

    ***

    На Соборной площади - масса достопримечательностей. Начну с Ленина-эстета, стоявшего на постаменте, предназначенном Александру Второму.
    - Костромская традиция, - оценил Паумен.
    Памятник 1925 года, поэтому глыбализм отсутствовал. Владимир Ильич никуда не указывал, а просто держал в левой руке бумажку; видимо, текст речи. Эстетство проявилось в жесте правой руки, в его растопыренной пятерне.
    Вождь мирового пролетариата словно укорял: " Зачем вы меня на чужой постамент поставили?"

    ***

    Памятник Андрею Рублеву, известного не только одноименным фильмом Тарковского. Современный, но вполне благопристойный. Издали напоминает гусляра.
    Главной достопримечательностью был и остается прекраснейший Успенский собор с колокольней, который я снимал с различных ракурсов.

    ***

    Друзья направились к Клязьме. Тут стало ясно, что именно власти и меценаты подарили горожанам к 900-летию Владимира. Подарком оказалась обзорная площадка с памятником князю Владимиру и святителю Федору, так называемым "крестителям Владимирской земли".
    Весь комплекс сделан очень достойно. Особо отмечу обзорную площадку. Она даже лучше, чем в музее "Старый Владимир", просто о ней в путеводителе ничего не написано, памятник и сквер относятся к новейшей истории (2007 год). Хотел бы отметить и красивый путь вдоль стены и даже ряд лиственниц.
    А путешественники полюбовались прекрасными разливами Клязьмы.

    ***

    Чувствуя, что мой рассказ чрезмерно затягивается, буду закругляться. Напоследок сообщу, что еще мы осмотрели Присутственные места, а также Дмитриевский собор, возведенный в 1190 годы, и знаменитый своей резьбой по белому камню.
    Осознав, что на Рождественский монастырь не хватает ни сил, ни времени, друзья развернулись и вышли на Большую Московскую.
    - Всё не осмотришь! - мудро произнес Паумен.
    - И не опишешь! - добавил я.

    ***

    Кстати, сегодня - пятница, день свадеб. Повсюду женихи с невестами.
    - Что же будет в субботу? - задумался Паумен.
    - Увидим в Суздале, - ответил я.
    Попутно скажу, что непогода, последние дни царившая в Санкт-Петербурге и на Севере, добралась и до Центральной России. Сегодня - целый день пасмурно, небо - затянуто. В то же время, весьма душно, как часто бывает перед грозой.
    Интернет утверждает, что в ближайшие два дня погода будет только ухудшаться; так что впереди - дождливая фаза путешествия.

    ***

    Впечатления одной строкой: многовековая липа; видавшая виды Николо-Кремлевская церковь, где до сих пор находится планетарий; памятник Александру Невскому, который был захоронен в Рождественском монастыре, где его остатки пролежали до 1724 года.
    По Большой Московской друзья вышли к гостинице "Владимир". Поначалу мы хотели здесь остановиться, но, прочитав отзывы на Командировка.ру, ужаснулись и выбрали "ВД".
    Внешне "Владимир" выглядит достойно, но стоит прислушаться к гласу народа.

    ***

    А мы, закончив прогулку, отправились в "Ван".
    - Мы работаем только до шести, вас устроит? - спросила девушка.
    Нас, конечно, устроило - за полтора часа любой сумеет пообедать.
    - Приближаются выходные, - заметил Паумен.
    - И все рестораны с кафе будут закрыты на спецобслуживание, - продолжил я.

    ***

    Я решил заказать что-нибудь из армянской кухни. Плов у них закончился, поэтому я взял долму (не путать с домной!).
    [Кстати, энциклопедический словарь не знает этого слова, отправляя меня к поэту Долматовскому].
    Это оказалась баранина, завернутая в листья винограда. Не скажу, что очень вкусно, но оригинально. Правда, и стоит дороже всего остального, а именно - 220 рублей.
    Отобедав в "Ване" на 700 рублей, мы потопали в гостиницу; я специально громко топал ногами, чтобы никто не придирался к этому глаголу.

    ***

    Паумен лег отдохнуть, а я начал составлять записки путешественника. Через пару часов мой товарищ проснулся, и мы решили никуда вечером не идти.
    - Это еще почему? - спросит читатель, возмущенный нашей леностью.
    - Настроения не было, - отвечу я, - а завтра - поездка в Суздаль.
    Кстати, мой товарищ тут же начал штудировать литературу по Суздалю, а я продолжил рассказ о Владимире...

    ***

    Что будет дальше, уважаемые друзья?
    - Путешественники посмотрят серию "Эврики", - ответит проницательный читатель, - а потом отправятся спать.
    Всё верно! Так и получилось!

    День девятый: Суздаль. 20 августа, суббота.

    На этот раз я встал поздно, около десяти. Понял, что кровать в "ВД" не для меня - слишком мягкая. Сделал зарядку, помылся и в 11-15 разбудил Паумена. Затем позвонил админу и заказал завтрак.
    Кстати, делать это как-то неловко. Ну, что сказать? "Несите завтрак живее!"? "Пришло время завтрака!"?
    После некоторых раздумий я пробурчал:
    - Если вы не возражаете, мы бы позавтракали.

    ***

    В нашем номере висит картина, самая мрачная и безнадежная из всех, что встречались нам в гостиницах.
    - Я бы назвал ее "Осень жизни, как и осень года", - предположил Паумен.
    - По-моему, это просто старуха с косой, - возразил я.
    - С палочкой, - уточнил мой друг, - но точно пришла за постояльцами.

    ***

    На этот раз принесли оладьи и запеканку, а перед нашим уходом мы выбрали на следующий день завтрак из двенадцати вариантов. Там были и кура, и даже рыба пангасиус, но друзья остановились на омлете. Ради объективности замечу, что на этот раз в завтраке отсутствовали булочки, но нам всё равно было много: друзья половину съели, а половину - оставили на ужин.
    - Хорошая гостиница "Владимирский дворик", - сказал Паумен. - Надо ее рекомендовать.
    - Только кровати не очень, - ответил я. - Но это касается лишь специфичных радикулитников.
    - Есть еще один недостаток, - вспомнил мой друг. - В гостинице душно. Но кондиционер решает эту проблему полностью.
    Администрация гостиницы (возможно, в лице ЧП Молодцова А.В.) позаботилась о постояльцах, но забыла о собственных сотрудниках. За стойкой и в коридоре царит ужасная духота. Может, стоит и там поставить кондиционеры, дабы стать безукоризненным заведением?

    ***

    Друзья поели, собрались и отправились в Суздаль.
    - Как лучше проехать до автовокзала? - спросил Паумен у админа.
    - Не надо никуда ехать, - ответила девушка. - Дойдете до "Вана", потом по Большой Московской сто метров влево, а там будет арка и лестница вниз.
    Путешественники поблагодарили за помощь и тронулись в путь.

    ***

    Админовский совет нас сильно выручил. Действительно, мы обнаружили арку, проход и лестницу вниз. Идти в обход было бы в несколько раз длиннее, а сами бы мы короткий путь не нашли. Поэтому - внеочередной совет путешественника: спрашивайте дорогу!
    Вдоль лестницы, на заборе, висели плакаты, суть которых сводилась к следующему: алкоголь и никотин - главные враги России; надо с ними бороться!
    - И он сражался из последних сил, - прокомментировал я. - Вырывал сигареты из ртов прохожих, выдергивал из рук бутылки с пивом и выливал содержимое в урны. Обычно за это получал по морде, но не унывал, ведь он боролся за спасение Родины!
    - Примитивная агитация обычно не срабатывает, - обобщил Паумен.

    ***

    Вскоре мы очутились на автовокзале. В кассе очереди не было.
    - На ближайший рейс на Суздаль, - сказал Паумен.
    - Два билета, - добавил я.
    - Стоять будете? - спросила кассирша.
    - Нет, - ответил мой друг.
    - Тогда только на 13-30.
    Времени было без трех минут час. Ближайший рейс отчаливал в 13-00, а мы решили прогуляться на железнодорожный вокзал.

    ***

    Сначала направились в "пригородные поезда", посмотреть рейсы на Боголюбово. (Вот схема проезда и расписание).
    - Слишком редко ходят, - заявил Паумен. - Лучше поехать на такси.
    - Не возражаю, - ответил я.
    Затем подошли к "дальнему следованию".
    - А вокзал во Владимире - добротный, - оценил мой друг.
    - Только скамеек мало, - отозвался я. - Огромный зал, но можно лишь стоять.

    ***

    Назад мы поедем на "Сапсане". Он стоит во Владимире ровно две минуты.
    - За это время мы не добежим до нужного вагона, - сказал я.
    - Значит, сядем в другой, - ответил мой товарищ. - Главное, не остаться во Владимире.

    ***

    Вернулись на автовокзал. Посидели на скамеечке. Автобусы идут на Суздаль каждые полчаса. В двадцать минут второго пошли на посадку.
    Мать честная! Народ уже вовсю садился на рейс, салон был практически забит.
    Мы буквально вбились в автобус. Это был "ПАЗон обыкновенный", одно из самых допотопных средств передвижения после "Львовича". Номера мест оказались наклеены невпопад, а наши 18 и 19 - и вовсе отсутствовали.
    Наконец, мой друг сообразил, что они находятся в конце салона, между цифрами 17 и 20. Однако там уже сидели люди.
    В итоге, произошел конструктивный обмен мнениями. Люди с трудом пересели, и мы устроились на своих местах. Но назвать их удобными язык не поворачивается. Путешественники сидели боком, а перед нами стояли многочисленные пассажиры, купившие билеты без мест. Между прочим, по той же цене, что и с местами.

    ***

    Мы чересчур доверились интернет-прогнозу, обещавшему целый день дождь: взяли с собой куртки и полиэтиленовые накидки, а Паумен даже прихватил зонтик. На самом деле, палило солнце. В салоне "Пазона" это ощущалось особо остро.
    Наконец, автобус тронулся. Мы ожидали, что кто-то сойдет по пути, но напрасно. Ближе к Суздалю вышли всего три человека.

    ***

    Автобус ехал минут пятнадцать по Владимиру и еще полчаса - по трассе до Суздаля.
    "Слишком долго, чтобы продавать стоячие билеты", - подумал я.
    - Так много народа, конечно, из-за субботы! - предположил Паумен.
    - В Суздаль лучше ехать в будни! - решили путешественники.
    Но у нас не получилось, как и у большинства туристов.

    ***

    На автовокзале Суздаля вышло только несколько человек. Оказалось, водитель готов подбросить до центра, но с каждого пассажира еще причитается по 11 рублей. И вот, шофер отправился в долгий путь по салону, собирая деньги и выдавая билеты.
    Когда автобус шел, было относительно прохладно, только люди нависали над нами, закрывая обзор. Теперь же, солнце стало печь в спины с жестокой яростью.
    А сбор денег затянулся. В итоге, в этом трижды проклятом Пазоне я ужасно взмок.

    ***

    Через вечность мы тронулись и быстрым ходом помчались по Суздалю.
    - Проехали Васильевский монастырь, - сообщил Паумен.
    Стоит ли говорить, что осмотреть его мы не смогли?
    - Может, устроить по Суздалю автобусную экскурсию? - предложил я. - Быстро проскочим все достопримечательности, и отправимся обратно во Владимир!

    ***

    Друзья вышли на Торговой площади. Я так замучился от неудобной дороги, что всё свое возмущение обрушил на Суздаль.
    - Не собираюсь тут ничего смотреть! - заявил я. - Церкви и соборы меня не интересуют. После такой дороги мне ничего не нужно; я лучше с комфортом поеду в Купчино и буду с воодушевлением рассматривать новостройки!
    - Ты - Суздале-фоб? - спросил Паумен.
    - Лишь призываю к ответу городские власти Владимира! - выкрутился я. - Неужели нельзя пустить в Суздаль больше комфортабельных автобусов? Пускай, допустим, по сто рублей за билет (мы заплатили пятьдесят). Это лучше, чем ехать в плохих условиях!
    Отмечу для собирающихся в Суздаль: самое трудное - добраться туда в прекрасном настроении.

    ***

    А мы пошли вперед. "Штурманом" выступил Паумен. Вчера мой друг тщательно изучал путеводитель, пока я забивал в нетбук впечатления о Владимире. Так что, не судите строго, если какие-то названия я перевру, а что-то просто забуду описать.
    - Таковы суздальские реалии! - добавлю для значительности.

    ***

    В Суздале - более ста церквей и колоколен. Разумеется, все за один день не осмотреть, и не запомнить. Тем более, их названия. Поэтому я сосредоточусь на описании атмосферы города, а подробные описания всех церквей Суздаля вы непременно найдете в интернете.
    Нам еще повезло: на автовокзале во Владимире путешественники купили карту-схему Суздаля, которой Паумен и руководствовался. Иначе мы бы и вовсе запутались.

    ***

    Наш автобус остановился напротив Воскресенской и Казанской церквей. Мы направились в обход: влево по улице Ленина, а затем вправо по Пушкарской.
    - Сначала пойдем в музей деревянного зодчества, - объяснил стратегический план Паумен, - а потом - в кремль.
    - А дальше? - спросил я.
    - Там видно будет, - отозвался мой товарищ. - На что хватит сил, то и осмотрим!

    ***

    Суздаль - город, примечательный во всех отношениях. Вокруг - лишь церкви и луга, а также бывшие крепостные валы, заросшие травой. Нередко из-за очередного вала выглядывает внеочередная церковь.
    На провинциальных улочках припарковано огромное количество иномарок.
    - Косвенное подтверждение того, что здесь - туристический центр, - многословно объяснил я.
    Основное средство передвижение по Суздалю - карета. Они бывают и традиционные, и авангардистские. Например, с извозчиком в военной форме, пулеметом Максимом и лозунгами типа "Газ и нефть народу!".
    Здесь немало гостиниц, но куда больше - сувенирных ларьков, для них отвели целую площадь.

    ***

    Друзья прошагали квартал по Ленина. Мостовая была в крайне запущенном состоянии.
    - Здесь, как в Крыму, - заметил Паумен. - Каждый работает на себя, выручку кладет в собственный карман, а городу ничего не достается.
    - Поэтому церкви и здания разрушаются, - добавил я.
    Иллюстрацией может служить церковь Иоанна Предтечи.
    Но, будем честны: мы ведь живем в России! В нашей стране никогда не найдется денег, чтобы восстановить хотя бы четверть церквей.

    ***

    Мы перешли по мосту через речку Каменку.
    "Купаться запрещено!", - гласила надпись у воды.
    - Для сохранения исторической обстановки, - объяснил мой друг. - Тут заповедные луга, церкви.... Люди в купальниках будут смотреться неуместно.
    - Верное решение, - согласился я. - Тем более, что мы не взяли плавки.
    Вдоль Каменки, за трактиром "Пушкарь" открылся район мини-гостиниц. Они весьма дорогие и выглядят солидно. Рядом расположился ресторан "На Пинаихе". Так называется район между улицами Ленина и Пушкарской.

    ***

    Путешественники миновали несколько деревянных строений, [полагаю, для туристов] и вышли к желанному музею.
    - Так и знал! - горько опечалился я. - И здесь обломали!
    Когда мы были в Костроме, я объяснил Паумену, почему хочу попасть в "дерзодство" Суздаля. В этом музее находятся две очень красивые церкви! И вот, самая известная, Преображенская (1756 год) из села Козлятьево уменьшилась ровно наполовину, потеряв былую привлекательность.
    Позже мы выяснили, что в церкви случился пожар и даже зафиксировали следы огня.
    (Уже дома я посмотрел интернет. Пожар случился за полтора месяца до нашего приезда. Несмотря на громоотвод, в церковь ударила молния. Хорошо еще, что огонь не распространился на весь музей, иначе нам бы нечего было смотреть. Слава богу, оперативно сработали суздальские пожарные).

    ***

    Мы прошли на территорию музея. Цены неприятно удивили - 150 рублей с человека, когда в Костроме мы платили по полтиннику.
    - Это - Суздаль! - объяснил я. - Здесь всё дорого!
    - Спрос рождает цену! - согласился Паумен.
    Слава богу, не пришлось платить 100 рублей за фотосъемку, мы предъявили вчерашний билет, купленный во Владимире. Сэкономили тридцатку.

    ***

    В музее шел Фестиваль народной песни. Вдобавок ощутимо припекало.
    - Как только приезжаем в другой город, - заметил я, присаживаясь на скамеечку, - тут же шпарит солнце и проводится какое-нибудь мероприятие.
    На площади, возле двух мельниц, выступали различные коллективы. Некоторые пели очень даже неплохо. Но, в целом, громкая музыка отвлекала от осмотра.
    - Да и трудно уху, привыкшему к року, - пожаловался Паумен, - настроиться на звуки народных инструментов.
    Мы всё же сели среди зрителей, дабы послушать участников Фестиваля; терпения хватило ровно на одну композицию.

    ***

    Затем приступили к осмотру домов: их было меньше, чем в Костромском аналоге. Зато большинство - открыты, заброшенных строений не наблюдалось.
    Глядя на красивые, добротные костюмы смотрительниц при домах, я вспомнил фразу костромской работницы: "Слюняев о нас заботится!"
    Костромские "халаты" не шли ни в какое сравнение с суздальскими нарядами.

    ***

    Среди экспонатов встречались и уродцы. Например, псевдомедведь.
    - Что это за животное?! - возмущенно воскликнул я.
    - Смесь медведя и хомячка, - предположил Паумен.

    ***

    Мы последовательно зашли в дома зажиточного крестьянина и его собрата среднего достатка. По нашим меркам, они жили весьма неплохо.
    Запомнился ступальный колодец 19-го века из села Кольцово.
    - Его вращали не люди, а животные! - пояснил Паумен.
    В доме зажиточного крестьянина обнаружились красивые зимние сани, посуда и утварь, а также добро из сундуков.
    - Вот так они и жили, - глубокомысленно заявил я. - Спали врозь, а дети были...

    ***

    Слава богу, деревянная Воскресенская церковь (1776 год) из села Патакино уцелела.
    - Вернула себе желтую майку лидера! - витиевато выразился я.
    Мы осмотрели главный экспонат музея. Церковь сделали основательно; внутри имелся солидный алтарь. Друзья присели на скамейку неподалеку от него.
    У алтаря шла экскурсия. Женщина-гид, вместо рассказа о деревянной церкви, углубилась в подробности Тайной Вечери. Затем плавно перешла к основным вехам жизни апостолов Петра и Павла.
    - Евангелие от экскурсовода, - охарактеризовал эту речь Паумен.
    И путешественники вышли, устав от смеси известных фактов и весьма смелых трактовок.

    ***

    Затем еще посетили маленькую часовенку у входа и покинули музей.
    Напоследок прочли надпись: "Добро пожаловать в деревянную сказку. Здесь русский дух, здесь Русью пахнет!"
    - А я-то думаю, чем пахнет?! - осенило меня.
    Наш путь лежал в кремль. Но для начала я сфотографировал его с другого берега Каменки.
    Тут в воздух поднялось огромное количество ворон. Таких птичьих стай я никогда не видел, поэтому начал снимать это удивительное зрелище.
    Стая ворон покружилась над дерзодством, а затем исчезла в неизвестном направлении.

    ***

    - Почему-то здесь все летают стаями, - заметил Паумен. - И воробьи, и голуби, и вороны.
    - Может, взяли пример с татаро-монголов? - высказал я смелое предположение. - Птицы видели, как войска Батыя завоевывали города, и тоже стали держаться вместе.
    - Напоминает фильм "Птицы", - отозвался мой друг.

    ***

    Путь к кремлю лежал через реку, по симпатичному деревянному мостику. Такие мостики более гармонируют с пейзажами Суздаля, чем каменные. За мостом расположилась Ильинская церковь с колокольней. Колокольню восстановили в 2010 году.
    Друзья перешли на другой берег и увидели настоящую толпу туристов. Типичная картина для Суздаля - луга, церкви и иностранцы.

    ***

    Архитектурный ансамбль кремля - огромен. Мы выборочно осмотрели, дай бог, половину. Надеюсь, вам удастся увидеть больше. Главная достопримечательность - Богородице-Рождественский собор, который также называют собор Рождества Богородицы.
    Рядом расположены Архиерейские палаты и Колокольня. А деревянную Никольскую церковь из села Глотово мы так и не осмотрели!
    - Потому что нельзя объять необъятное! - мудро объяснил мой друг.

    ***

    Зато могу рассказать о том, что не прочесть в путеводителях. Территорию Кремля облюбовали женихи и невесты. Они были везде со своими многочисленными свитами - свидетелями, гостями и фотографами.
    - Местные? - спросил я.
    - По лицам не скажешь, - отозвался Паумен.
    - Судя по костюмам, машинам и фотографам, очень похожи на москвичей, - заявил я. - Может, в Москве возникла новая традиция: играть свадьбы в Суздале?
    (Нашел в интернете ответ: турагентства предлагают организацию свадеб в Суздале. Среди клиентов немало москвичей).

    ***

    Перед кремлем расположен вал, откуда открываются виды на Кремлевский луг и Ильинскую церковь. Одиннадцать лугов на территории Суздаля имеют статус "достопримечательного места".
    - Это означает, что там нельзя возводить строения, - пояснил мой друг.
    - А также прокладывать дороги, - добавил я.

    ***

    - ИВМП точно здесь снимался! - воскликнул я. - Отчетливо помню этот кадр в фильме: собор и рядом - колокольня.
    - Да, что-то знакомое, - согласился Паумен.
    Позже оказалось, что исторические сцены ИВМП были сняты в Ростове Великом.
    - Может, ты видел Суздаль в прошлой жизни? - предположил мой товарищ.

    ***

    Мы немного прогулялись по Архиерейским палатам и отправились дальше. Из кремля вклинились в какое-то столпотворение народа: сувенирные лавки, многочисленные ресторации, кареты.
    Происходящее напоминало маскарад. В сочетании с палящим солнцем это действовало утомляюще. Тогда друзья решили где-нибудь перекусить. Но выбрать ресторан оказалось сложно. Сначала мы нашли заведение под открытым небом "Русская ресторация". Присели на свежем воздухе, даже выбрали салат и местный безалкогольный напиток "сбитень".
    - Цены здесь немалые, - молвил я, изучив меню.
    - Это Суздаль, - исчерпывающе ответил Паумен.
    Однако принимать заказ никто не желал. Вдобавок нас атаковали осы.
    - Представляешь, сколько их слетится на сбитень? - спросил мой друг.
    И путешественники покинули негостеприимную обитель, не дождавшись официанта.

    ***

    Из дальнейших церквей отмечу лишь Никольскую и Входо-Иерусалимскую.
    - Позвольте! - вклинится наблюдательный читатель. - Никольская церковь уже упоминалась!
    - Знаю! - отвечу я. - Но в Суздале - две Никольских церкви...
    А наше внимание сосредоточилось на кафе и ресторанах. Их здесь было предостаточно, но все не устраивали путешественников: в одном - слишком душно, в другом - отсутствовали свободные столики.
    Друзья миновали очередной вал. - Сбоку они все выглядят одинаково, - заметил Паумен.
    Достойное кафе или ресторан никак не находились. Вскоре это начало раздражать.
    - Здесь центр, много народа, - объяснил я. - Давай уйдем с Рыночной площади. Глядишь, и найдем какую-нибудь едальню.
    Друзья всё-таки зашли в еще одно место. Долго поднимались на второй этаж. Выяснилось, что ресторан закрыт на спецобслуживание. Разумеется, там будет играться свадьба.

    ***

    Слегка отупевшие от жары, мы отправились в сторону монастырей. Зашли еще в два кафе. В одном было совсем плохо, в другом - заняты все столики.
    - Хватит искать! - постановил я. - В следующем кафе делаем привал!

    ***

    Друзья зашли в большой и привлекательный ресторан. Все столики были заняты, за исключением одного, где только что поели.
    Мы сели туда. Посидели минут пять возле грязной посуды и остатков чужой пищи. Я, на всякий случай, сходил к стойке. Единственный свободный официант отбивался от претензий взбешенного человека. Бешеный повторял один и тот же вопрос: "Почему в вашем ресторане нет свободных мест?"
    - Мы можем прождать здесь целую вечность, - сказал я, вернувшись.
    - Тогда пошли! - решил Паумен.

    ***

    Ситуация, когда за место в ресторане надо бороться, нехарактерна для современной России. В Суздале так бывает часто. Особенно в выходные дни.
    Ближе к улице Крупской мы всё же обнаружили кафе, где была свободна треть столиков. Не разбираясь и не осматриваясь, (я даже не запомнил названия), друзья бросились к ближайшему столику и заняли его.
    За нами в зал вошли еще три пары, и вскоре свободных мест не осталось.
    - Толпы людей не могут поесть, - прокомментировал я. - Где еще такое увидишь?

    ***

    Поели мы на 770 рублей. Когда такие проблемы с общепитом, глупо рассуждать о достоинствах и недостатках кафе. Вместо литра морса нам принесли грамм семьсот, а порции салатов были маленькими. Но главное, что покормили!
    - Что будем делать дальше? - спросил я.
    Путешественники уже обсуждали, как возвращаться из Суздаля. Паумен предлагал брать такси; я же пытался понять, сколько эта услуга будет стоить.
    - А может, просто пойти на автовокзал? - изменил свое мнение мой друг. - Вроде, мы всё осмотрели.
    Подобное предложение мне не понравилось. К тому же, в кафе я сел спиной к кондиционеру и меня продуло. Мучаясь усилением болей в спине, я пребывал в дурном расположении духа.
    - Тебя не поймешь! - заявил я. - То предлагаешь ехать на такси, то возвращаться на автовокзал. С тобой просто невозможно строить какие-либо планы?!
    - Я просто предлагаю разные варианты, - обиделся Паумен.
    В итоге, друзья немного повздорили, обвиняя друг друга во всех смертных грехах.

    ***

    Вышли из кафе. Миновали Ризоположенский (по другому источнику Ризположенский) монастырь: Преображенскую (по другому источнику Преподобенскую) колокольню на улице Ленина и Святые ворота. Как минимум десять церквей до этого места мы обделили вниманием, ибо были слишком заняты выбором кафе и выяснением отношений.
    - А вы заметили, - обращусь я к читателям, - что даже туристические материалы (путеводитель и карта достопримечательностей) друг другу противоречат? А всё потому, что церквей и монастырей в Суздале - небывалое количество! Немудрено десяток-другой пропустить!

    ***

    Тут друзья увидели автобус "Суздаль-Владимир". Он ехал по Ленина и набирал пассажиров. Стало ясно, что до автовокзала мы как-нибудь доедем и брать такси в городе не имеет смысла. Мы тут же помирились, и я принес извинения за бестактное поведение.
    - Пошли дальше! - решил Паумен.
    - Всегда готов! - отозвался я.
    Вскоре путешественники заметили местного Ильича, которого я окрестил "Мерзляком". Засунув руку в карман, вождь мирового пролетариата дрожал от холода и никого никуда не призывал.

    ***

    Игнорировав указатель "Александровский монастырь", мы отправились дальше по улице Ленина.
    По пути попадались разнообразные деревянные дома. Затем обнаружилась фешенебельная гостиница "Николаевский посад" с представительными охранниками. На наших глазах туда въехала шикарная иномарка.

    ***

    Вскоре друзья вышли к Спасо-Ефимовскому монастырю. Напротив находились церкви Смоленской иконы Божьей Матери и Боголюбовская. Мы подошли к памятнику Дмитрию Пожарскому. Затем, вдоль стен монастыря, отправились к Каменке. Монастырские постройки - очень примечательные.
    Но, когда мы добрались до реки, открылась самая великолепная панорама Суздаля. Внизу лежал Покровский монастырь с удивительным Владимировским храмом, отдаленно напоминавшим Успенский во Владимире.
    - Младший брат Успеныча, - решил я.

    ***

    - Раньше в Покровском монастыре содержались под стражей опальные жены царей, - сообщил Паумен. - А после 1923 года здесь сделали женский политический изолятор. Евгения Гинзбург писала, что режим там был одним из самых строгих; женщин-заключенных брили наголо.
    - И что стало с монастырем после смерти Сталина? - спросил я.
    - Сначала он был лагерем для военнопленных, потом - колонией для несовершеннолетних, - ответил мой друг. - А музеем сделали только в 1967 году.
    - Что за странная манера - красивые места превращать в зоны заключения? - задал я риторический вопрос.

    ***

    Друзья огляделись по сторонам. Справа открывался красивый вид на реку: очередной деревянный мостик, на котором стояла группа людей. Еще правее возвышались могучие стены Спасо-Ефимовского монастыря.
    - Не удивительно, что здесь снимают исторические фильмы, - заметил я.
    - Такое ощущение, словно сам попал в историю, - добавил Паумен.

    ***

    Возле монастыря находилось кафе "На Яру". Кстати, яр - высокий и крутой берег, подмываемый рекой. Свободных мест там было навалом (в кафе, а не в реке!), но путешественники уже наелись.
    Зато в туалет "На Яру" просто так не пускали: только для посетителей. Паумен предложил 15 рублей, но работники кафе категорически отказались. Пришлось моему другу купить у них бутылку минеральной воды.

    ***

    Вдоль стен Спасо-Ефимовского монастыря разложили свои товары очередные антикварщики. Друзья поглазели на разнообразные древности, обратив особое внимание на утюги.
    - Таких, что крайний слева, - вспомнил я, - у нас дома было штуки три. Бабушка ставила утюг на газовую конфорку, он нагревался, а потом она им гладила. А те, что рядом - более древние, их нагревали с помощью углей, которые клали внутрь утюга.
    - А крайний справа, с трубой? - спросил Паумен. - Он как работал?
    - Надо смотреть пособие по "утюговедению", - ответил я.
    (В этой роли выступил интернет. Цитата: "В Европе приход в прачечные такого утюга не столько облегчил работу прачкам, сколько дал возможность подзаработать мальчишкам 10-12 лет, которые подсыпали угли и раздували жар с помощью мехов", то есть труба использовалась для раздува!).

    ***

    Затем мы обнаружили симпатичного металлического медведя.
    - Сколько стоит? - спросил я.
    - Три тысячи, - ответил продавец. - Это Каслинское литье.
    - Такие деньги мы потратить не можем, - посетовал Паумен.
    (Все-таки, великая вещь интернет - без труда нашел эту медведицу. Есть и цена - 2350 рублей, так что продавец назвал верную сумму. Ладно, обойдемся!)

    ***

    Кроме карет, свадеб, переполненных ресторанов и сувенирных лотков, в Суздале еще и огромное количество антикварных лавок. Сюда приезжает немало иностранцев и богатых русских, поэтому продавать антиквариат выгодно. Здесь масса икон, фарфоровых скульптурок, старинных книг 19-го века и других уникальных товаров.
    - Нужен антиквариат? - обращусь к читателю-коллекционеру. - Приезжайте в Суздаль!
    А когда мы выбирали магнит с видом города, мужик перед нами купил большую матрешку за 900 рублей.
    - Зачем она ему? - спросил Паумен.
    - Продаст в Германии за тысячу евро, - предположил я.

    ***

    Когда мы ехали в Суздаль в набитом автобусе, среди пассажиров выделялся итальянец с большим чемоданом. Мы встретили его вновь у стен Спасо-Ефимовского монастыря. Иностранец был уже без вещей (значит, где-то устроился), и с интересом рассматривал антиквариат.
    - Не побоялся ехать в Суздаль один! - поддержал я туриста.
    - И даже не в такси, а на автобусе! - добавил Паумен.

    ***

    А путешественники решили возвращаться. Только вышли на Ленина, как подъехал автобус N2, который вез до вокзала. Мы вскочили в салон, заплатили по 11 рублей и заняли хорошие места.
    Двойка так и прошла по Суздалю пустой, никто на нее не сел. До конечной остановки, кроме нас, добрались еще две девушки.
    В это время отъезжал автобус "Суздаль-Владимир". В салоне все места были заняты, да еще и стояло человек десять.
    - Поедете стоя? - спросил наш шофер.
    Мы отказались, а девушки побежали и сели на автобус "Суздаль-Владимир".

    ***

    На площадке стояли два автобуса: "Иваново-Муром" и "Суздаль-Владимир". Последний - комфортабельный высокий иностранный, а в салоне почти не было людей.
    - Садитесь туда! - посоветовал водитель двойки.
    Некоторое время мы сомневались и деликатно стояли возле автобуса.
    - Зачем просить? - наконец, решил я. - Пойду в кассу и куплю нормальные билеты!

    ***

    - Мы можем продать только на 19 часов, - заявила кассирша.
    - Но там же стоит на 18-05! - воскликнул я.
    - Этого мы не знаем, - насупилась тетка. - Билетная ведомость уже закрыта.
    Часы показывали три минуты седьмого. Я побежал к автобусу.
    - Я же вам сказал, садитесь! - усмехнулся водила двойки.
    Теперь уговаривать нас не пришлось: друзья залезли в салон и заняли комфортные места.
    Вскоре подошел шофер иномарки. Ничего не говоря, он сел за баранку и закрыл двери.

    ***

    И мы поехали. Какой-то парень подошел к водителю, и заплатил пятьдесят рублей. Тогда я тоже отправился к шоферу, и отдал ему сотню.
    - Двое? - только и спросил он.
    Я кивнул.
    - Может, стоило вообще не платить? - предположил Паумен.
    - Это было бы слишком нагло, - ответил я.

    ***

    В итоге, мы ехали в идеальных условиях. А до нас ушел автобус, в котором многие стояли.
    - Как это объяснить? - спросил я.
    - Наш автобус - какой-то левый, - ответил Паумен. - Либо проходящий, либо дополнительный. В любом случае, сообщение "Владимир-Суздаль" организовано плохо!
    Собирающимся в Суздаль дам два совета: 1) лучше это делать в будние дни, 2) попытайтесь взять билет на проходящий рейс.

    ***

    А путешественники понеслись во Владимир. Глазели в окно. Над полями зависли свинцовые тучи. Вскоре мы поехали по мокрому шоссе, но дождя уже не было.
    Через десять минут автобус мчал по городу.
    - Пока в Суздале светило солнышко, - заявил я, - здесь прошел сильный дождь.
    - Но мы под него не попали, - добавил Паумен.

    ***

    Вышли на автовокзале. Поднялись наверх и очутились на Большой Московской. За квартал до гостиницы "Владимир", с другой стороны улицы, расположена "Кофейня на Чехова" с двумя залами - для курящих и некурящих.
    Мы зашли, заказали чай с имбирем и два куска торта. Заведение дорогое, поэтому с нас взяли 570 рублей.
    - А чай не идет ни в какое сравнение с Ярославским! - отметил Паумен.

    ***

    Вернулись в номер относительно рано. Посмотрели целых две серии "Эврики", а между ними - поужинали тем, что осталось от завтрака.
    Посмотрели погоду в интернете. Завтра обещают резкое понижение температуры и дождь целый день. Но мы всё равно поедем в Боголюбово!

    День десятый, 21 августа, воскресенье.

    Я проснулся в половине девятого, дабы описать нашу поездку в Суздаль. Сделал зарядку, помылся, и приступил...
    Но за два часа трудно рассказать обо всём, учитывая большое количество церквей, колоколен и прочих достопримечательностей. Поэтому, изложив впечатления пунктиром, я в 11-15 разбудил Паумена.

    ***

    Самое яркое событие утра - невкусный завтрак! Мой друг и вовсе отказался от блинчиков и булочки. Я же сами блины съел, а мясную начинку спустил в унитаз, какая-то она непрожаренная. Всему виной - админ, молодой парнишка по имени Егор. Похоже, что он халтурит. Посмотрим, что завтра принесет его сменщица.
    Хоть утро и было омрачено некачественной пищей, друзья не стали унывать, а заказали такси на час дня в Боголюбово, а вернее, к церкви Покрова на Нерли.

    ***

    Сегодня - последний полный день путешествия. С самого утра идет дождь. Плохая погода, которой пугали предыдущие дни, наконец добралась до Владимира. Мы взяли с собой по свитеру, зонтику и накидке и покинули гостиницу.
    Поездка заняла минут двадцать - все-таки, такси идет быстро. По пути мы чуть не столкнулись с каким-то неумехой, спас лишь профессионализм нашего водителя, который успел отвернуть.
    "Вот так, на ровном месте, может и жизнь закончиться", - пришло мне в голову.
    На эту тему я размышлял всю оставшуюся дорогу.

    ***

    Поселок Боголюбово расположен в десяти километрах от Владимира, по пути в Нижний Новгород. Мы проехали Боголюбский монастырь. Он оказался действующим: возле ворот сидели нищие и цыгане. Мне сразу расхотелось туда идти.
    Такси остановилось у железнодорожной платформы. Оттуда, как объяснил водитель, кратчайший путь к церкви Покрова. Мы распрощались с шофером, отдав ему двести рублей, и отправились к известной русской святыне.

    ***

    Дорога шла через виадук. Его построили недавно в честь скоростного поезда "Сапсан", следующего маршрутом "Питер - Нижний Новгород". Друзья поглазели еще раз на Боголюбский монастырь, своими масштабами производящий приятное впечатление, на железку в сторону Москвы и Нижнего Новгорода, а затем спустились к лугу.
    Нас радушно, с протянутой кепкой, встретил местный алкаш:
    - Удачи вам, счастья и здоровья!
    Не откликнувшись на его пожелания, мы прошли мимо. Профессиональный нищий сильно расстроился.
    - Хорошо, что он не проклинает тех, кто не дал ему денег! - заметил я.

    ***

    Вдалеке показалась церковь Покрова на Нерли. К ней вела дорога из кусков полированного камня, которую я не стал бы называть "тропинкой".
    - Эту церковь чуть не снесли, - вспомнил я. - Спасло лишь то, за снос потребовали слишком много денег.
    (Процитирую Википедию: "В конце XVIII века из-за низкой доходности Покровской церкви игумен Боголюбского монастыря (к которому она была приписана) пытался разобрать храм на строительный материал для возведения монастырской колокольни, однако недостаток средств не позволил начать работы").
    - Типично русская история, - прокомментировал Паумен. - И главное - игумен, а не какой-нибудь чиновник!

    ***

    Возле виадука стояли четыре пустых экскурсионных автобуса. Всё пассажиры столпились вокруг храма, а мы шли по относительно пустой дороге.
    - Чем так известна эта церковь? - стал рассуждать я. - Во-первых, идеальными геометрическими формами, а во-вторых, тем, что стоит на берегу озера, вдали от построек, а вокруг - луга.
    - Но величественного трепета не вызывает, - признался Паумен.
    - Мы в Суздале и красивее видели, - согласился я.
    Возможно, подобное впечатление возникло из-за погоды. Моросил мелкий дождик, дул ветер, вокруг было серо и мокро. Паумен раскрыл зонт, а я накинул на голову капюшон куртки.

    ***

    Путешественники шли около километра. Напротив церкви, с другого берега заводи, стояло человек пятьдесят. Мы приблизились.
    - Раньше сюда приезжали десятки машин и вставали рядами, - раздался голос экскурсовода. - Но мы отстояли церковь Покрова на Нерли...
    Судя по всему, рассказчик вещал уже минут двадцать, так как группу мы заметили еще в начале пути. Друзья не стали мешать экскурсоводу; и по дорожке подошли к церкви.

    ***

    Возле известного шедевра архитектуры столпилось немало народу. Юные живописцы рисовали церковь. Еще около ста туристов бродили вокруг.
    Я, будучи исследователем всего социального, последовательно запечатлел: внушительную группу художников и их отражения в воде, малую партию художников, а также экскурсантов, слоняющихся по лугу и возвращающихся к автобусам. Кстати, это место получило особый статус "Историко-ландшафтный комплекс "Покровский луг".
    Об этом и говорил экскурсовод: сюда запрещено ездить на машинах, равно как прокладывать асфальтовые дороги.
    - Верное и мудрое решение! - заметил я.
    - В стиле Ярослава Мудрого, - добавил Паумен.

    ***

    Увлекшись социальными исследованиями, я заснял пасеку, которая находилась за церковью, а венцом моих усилий стал снимок деревянного платного туалета, куда стояла большая очередь.
    - Может, храм снимешь? - поинтересовался Паумен.
    На мемориальной доске была указана дата постройки церкви - 1165 год (сейчас считается, что 1158).
    - Вот и третья причина широкой известности храма! - воскликнул я. - Он - очень древний. Для тех времен - уникальная и очень красивая постройка!

    ***

    Сфотографировал я и церковь. Приведу три кадра - "Церковь и зонтики", "Общение с Богом" и "Церковь Покрова. Классика". Здесь интересней названия, чем сами снимки.
    - Разве можно снять лучше, чем Пешеход? - спросил я.
    - А мне вот этот снимок из интернета нравится, - ответил Паумен.
    Поэтому, открывайте Всемирную Сеть и смотрите сотни прекрасных кадров Покрова на Нерле!
    Заодно прочтите такое высказывание: "Изысканность пропорций и общая гармоничность храма отмечается многими исследователями; часто церковь Покрова называют самым красивым русским храмом".

    ***

    - Ты можешь гордиться, - сказал Паумен.
    - Тем, что я - лучший писатель современности? - Мне стало лестно.
    - Потому что видел самый красивый русский храм! - объяснил мой друг.
    - Я горжусь, - без особого энтузиазма согласился я. - Вот только гордость в карман не положишь, и сыт ей не будешь... Зато смотри, какая красивая лошадка!
    Находчивым предпринимателям пришла в голову замечательная мысль - катать туристов на повозках от церкви к станции. Мы бы и сами прокатились, да слишком поздно эту забаву заметили.

    ***

    Заодно путешественники приобрели уникальный снимок церкви в деревянной рамке под стеклом. Он стоил 250 рублей. Нерль разливается каждую весну, но такие потопы случаются раз в десять, а то и в пятнадцать лет.
    На обратной стороне надпись: "Половодье, 15 апреля, Пасха. Съемка с высоты птичьего полета. Пахомов Виктор".

    ***

    Под непрекращающимся дождем и усиливающимся ветром, путешественники отправились назад, в Боголюбово.
    - В монастырь не пойдем, - окончательно решил я.
    - Мы и так его осмотрели, - согласился Паумен.
    - Если бы там был музей! - добавил я. - Ведь в этом монастыре убили Андрея Боголюбского!
    Произошло всё по-злодейски: заговорщики ранили Андрея несколько раз и решили, что князь мертв. Боголюбский, придя в себя, отполз на винтовую лестницу, чтобы скрыться от нападавших. Но те нашли князя по кровавому следу. Сначала отрубили ему правую руку, а затем - лишили жизни. Правда, вскоре убийц заживо заколотили в гробы и пустили вниз по реке...
    - Откуда известны столь кровавые подробности? - спросил Паумен.
    - Легенда, - ответил я, - как и подвиг Сусанина.

    ***

    Спустя столетия после мрачного события ничто не напоминало о пролитой крови. Нищий снова просил у нас деньги, и мы вновь игнорировали его пожелания. Зато какая-то девушка дала пятьдесят рублей.
    - Тебя на руках носить будут! - обрадовался алкаш.

    ***

    На платформе "Боголюбово" не наблюдалось ни одного человека, а вход на станцию закрыли на замок.
    "Вот оно, истинное гостеприимство! - подумали путешественники. - Сразу ясно, что электричек долго не будет".
    И отправились к монастырю. Но не на осмотр, а чтобы сесть там на автобус.

    ***

    Возле Боголюбского монастыря расположилась еще одна группа юных художников. Казалось, что предметом их интереса является зеленое здание типа "сортир".

    ***

    Путешественники долго шли до остановки. Часы на колокольне опаздывали на час.
    - Забыли перейти на летнее время, - предположил Паумен.
    - А теперь от перехода отказались, - добавил я, - так что часы будут опаздывать вечно.

    ***

    Друзья прождали минут пять и сели на автобус N152 (если я не путаю!) до центра Владимира.
    - Повезло! - заметил Паумен. - Он ходит раз в полчаса.
    - Вдвойне, потому что есть свободные места, - отозвался я.

    ***

    Общее настроение было хмурым. Особого расстройства не наблюдалось, но каждый из нас всеми клеточками тела осознавал, что путешествие заканчивается, а лето на исходе.
    Когда мы теперь выберемся в другие города? Одному богу известно.
    Вдобавок, погода выдалась ненастная. Могло быть и хуже, но после десяти дней солнца трудно привыкнуть к моросящему дождику.

    ***

    Весьма быстро добрались до Большой Московской. Снова зашли в "Ван". Взяли фирменный салат и по солянке. Заказ потянул на 770 рублей.
    - Стоит рекомендовать "Ван", - заметил Паумен. - Вкусно кормят и быстро обслуживают.
    - И ассортимент большой, - добавил я.

    ***

    Под дождичком друзья дошли до гостиницы. На этот раз в номере было не душно. Горничная в очередной раз у нас убралась, поменяла белье и полотенца, за что ей - огромное спасибо.
    Путешественники залезли в интернет и посмотрели снимки церкви Покрова на Нерли. Затем Паумен помылся и залег спать, а я - взялся за записки путешественника...
    Пишу уже второй час. За окном - хмуро, настроение - неопределенное. Сейчас взбодрюсь, разбужу своего друга, и мы отправимся на последнюю вечернюю прогулку по Владимиру.

    ***

    Вечером поели в "Кофейне на Чехова". Взяли блины с клубникой и шоколадом, а также фруктовый десерт. И еще заказали чай с чабрецом.
    Всё это обошлось в 915 рублей, из которых пятнадцать - чаевые. Официантка проводила нас презрительной гримасой: неужели не могли больше оставить?!
    Впрочем, я слегка привираю - простились с нами весьма мило.

    ***

    На улице шел нескончаемый дождь. Поэтому мы нигде не задержались и, по Большой Московской, свернув затем на улицу Кремлевскую, добрались до Подбельской, дом 12.
    Частично собрали вещи и... правильно! ...стали смотреть 9 серию 4 сезона "Эврики"! Поездка заканчивалась, а серий осталось еще четыре.

    День одиннадцатый, он же - последний: Сапсан. 22 августа, понедельник

    Встал я полдевятого, сделал зарядку и полтора часа писал про Суздаль. Постепенно стал вырисовываться рассказ. Сейчас буду будить Паумена.
    Возможно, при прекрасном стечении обстоятельств, я кратко опишу этот день, когда мы поедем в "Сапсане", а потом перепечатаю в нетбук.

    ***

    Какие-то выводы насчет поездки?
    Всё было очень хорошо и приятно. Наверное, следовало сначала ехать во Владимир, а потом - в Ярославль, то есть, играть на повышение. В любом случае, два наших визита - в Кострому и Суздаль - оставили яркие впечатления.
    Еще друзья поняли, что есть большое и неизведанное пространство - города Золотого Кольца, куда мы при случае обязательно выберемся.
    Так что, до новых встреч! А главное - сами путешествуйте, и отчеты оставляйте во Всемирной Паутине!

    ***

    - Если вам не сложно, мы бы хотели позавтракать, - привычно сказал я в трубку.
    - Есть омлет, запеканка и сырники, - ответил женский голос. - Что желаете?
    - Омлет и запеканку, - выбрал я.
    Однако вместо омлета девушка принесла блинчики.

    ***

    - Омлета мы здесь так и не дождались, - молвил я.
    - Зато много о нем слышали, - добавил Паумен.
    В итоге, я снова съел блины без мясной начинки, а Паумен - запеканку. Мой друг опять забраковал булочку, заявив, что она старая, а я съел, хотя целиком и полностью разделяю мнение товарища.
    - Завтраки, которыми они так гордятся, - подытожил Паумен, - не являются сильной стороной этой гостиницы.
    - Но рекомендовать ее всё равно можно, - ответил я. - Здесь тихо, есть кондиционер и каждый день меняют полотенца.

    ***

    Собрав вещи, друзья вышли на прогулку. Светило солнце и ничто не напоминало о вчерашнем дожде. Правда, дул ветер, но он только улучшал погоду: было не слишком жарко.
    Я сделал несколько прощальных фоток: Большая Московская вниз, справа - Рождественский монастырь, здания на Соборной площади, Золотые Ворота издалека.
    Ленин-эстет в этот раз получился у меня лучше; но что же, всё-таки, он изображает своей правой клешней?

    ***

    После Ерофеевского спуска мы наткнулись на памятник Неизвестному Человеку. Установленный неподалеку от Золотых Ворот, незнакомец выглядит загадочно.
    - Это - Ленин! - заявил Паумен.
    - Любой бюст должен изображать Владимира Ильича? - спросил я.
    - Борода - есть, и лысина - есть, - объяснил мой друг. - Значит, Ленин!
    - Нечто среднее между Луначарским и Добролюбовым, - предположил я. - Возможно, Семенов-Тянь-Шанский.
    Если кто-то из читателей узнал героя абзаца, пишите об этом в комментарии.

    ***

    Друзья еще чуть-чуть прошлись по Большой Московской.
    Открылись интересные перспективы. Напротив Владимирского гуманитарного университета разбили парк с абстрактными фигурами.
    "Изящные формы", "Слон неопределенной ориентации" и, наконец, "Композиция с воробьями" - безусловно, украсили город.

    ***

    Мы перешли на другую сторону. Обнаружили Польский костел. Снимок вышел не совсем удачным, так как против солнца.
    Возле Золотых Ворот и церкви Троицы вновь летали стаи голубей, на Козловом валу фотографировались очередные гости города, а нам было пора возвращаться.

    ***

    Но друзья еще заглянули в кафе под названием "Traveler's Coffee", что означает "Кофе для путешественников".
    - То есть, для нас, - объяснил Паумен.
    Взяли две порции баварских сосисок с яичницей и по капучино.

    ***

    В кафе нам очень понравилось.
    - Жаль, что уезжаем, - сказал мой товарищ, - а то бы еще раз зашли.
    - Но я в своих записках обязательно порекомендую его читателям! - воскликнул я.
    Друзья! Здесь достаточно недорого (мы оставили 500 рублей), а капучино - лучший, что я пил за последние годы!

    ***

    Путь лежал в гостиницу. Купили Паумену в дорогу журнал, и нам обоим - по бутылке сока и батончику "Баунти".
    Возле Соборной площади какую-то акцию устроили "Единороссы". Это мракобесие снимало телевидение. На трехцветных уныло взирал воин из 1958 года.
    Я в последний раз сфотографировал прекрасный Успенский собор, и... наше Ярославско-Владимирское путешествие... закончилось.

    ***

    P.S. Наверное, мы правильно распределили города: сначала Ярославль, а потом Владимир. Иначе было бы тоскливее уезжать.
    Но, вообще-то, Владимир - очень приятный город. Приезжайте, не пожалеете!

    * * * * * * - - - - - - -

    Заканчиваю свои записки в скоростном "Сапсане". Прогресс достиг небывалых высот! Правда, выйти в интернет не получилось: соединение "2g", да и то пропадает. Зато есть возможность печатать, и это - замечательно!

    ***

    Мы сдали номер в 16-00, доплатив 520 рублей (130х4 часа). Девушка-админ заглянула к нам в комнату. Убедившись, что полотенца и халаты на месте, она вызвала нам такси.
    Простились мы дружески, пообещав приехать вновь, если выдастся такая возможность. Впечатления от "ВД" остались позитивные, за исключением сомнительных завтраков. * * *
    Таксист за 120 рублей довез до вокзала. Еще минут сорок мы просидели на неудобной скамейке, так как идти в платный зал ожидания не имело смысла.
    Затем вышли на платформу номер 1. Она почему-то частично ремонтировалась, и всему "Сапсану" там было не уместиться. Учитывая, что поезд стоит всего две минуты, путешественники беспокоились.

    ***

    Но все волнения оказались напрасными. Поезд пришел на шесть минут раньше, поэтому стоянка увеличилась в четыре раза. К тому же, проводник просто забирал у пассажиров билеты, не проверяя паспорта, поэтому все быстро зашли внутрь.
    Взревел мотор... И скорый "Сапсан" бесшумно (для пассажиров поезда) отъехал от перрона.
    Кстати, проводник так и не проверил паспорта, хотя на билетах черным по белому написано: "Предварительный досмотр". Так что, из Владимира в Питер вполне можно проехать по чужим билетам, но я вам этого делать не советую!

    ***

    Краткая инфа по "Сапсану": девять вагонов по 60 мест (первый - 44), первые два вагона - бизнес-класс; билет в бизнес-класс от Нижнего до Питера стоит 10 тысяч, от Питера до Москвы - шесть с копейками, эконом-класс - 4700 и 3200 соответственно. Зато в бизнес-классе положена еда, чего пассажиры эконом-класса лишены напрочь.
    Кресла - удобные, в вагоне - кондиционер, стекла - не грязные. Главное отличие от обычного поезда - не трясет и не качает, словно едешь по идеальному шоссе. Есть вагон-ресторан, называемый "вагон-бистро", там можно пообедать за полторы тысячи на двоих. Время от времени проезжает каталка с едой (как в самолете, но рядом парень с кассовым аппаратом). На подъезде к Москве мы взяли по чашке кофе (90х2).

    ***

    Еще одна услуга - возможность просмотра фильмов. Каждому пассажиру выдаются наушники, которые подключаются к пульту, расположенному между креслами. Сверху находятся телеэкраны.
    Таким образом, мы бесплатно приобрели четыре пары наушников (одни дали во Владимире, другие - в Москве). Не знаю теперь, куда их теперь девать?!

    ***

    "Сапсанов" ходит немало, шесть рейсов в день. Конечно, это удобно и приятно, всё лишь упирается в деньги. Но мы решили потратиться, ведь благодаря этому поезду мы увеличили нашу поездку на целые сутки! Лишь бы нас не взорвали!
    От Владимира до Москвы поезд идет относительно медленно, скорость не превышает 140 километров в час. Зато сразу от Москвы "Сапсан" разгоняется до 200 километров. На перегоне от Бологого до Чудова обещают все 250.
    Поездка, благодаря скоростному поезду, заканчивается на мажорной ноте. До новых встреч, уважаемые друзья! Надеюсь, что наши (и ваши!) новые путешествия - не за горами!

    ПРИЛОЖЕНИЯ

    Приложение 1: фрагмент из книги Эриха Мария Ремарка "Возвращение"

    "...В темной кучке учителей движение. На лицах - суровая сосредоточенность.
    - Особо же почтим память сынов нашего учебного заведения, отважно поспешивших на защиту родины и не вернувшихся с поля чести. Двадцати одного юноши нет среди нас, двадцать один боец погиб смертью славных в бою, двадцать один герой покоится во вражеской земле, отдыхая от грохота сражений, и спит непробудным сном под зеленой травкой...
    Раздается короткий рыкающий смех. Директор, неприятно пораженный, замолкает. Смеется Вилли, который стоит грузной массой, точно платяной шкаф. Вилли красен, как индюк, - так он рассвирепел.
    - Зеленая травка, зеленая травка... - заикается он. - Непробудным сном... Покоятся... В навозных ямах, в воронках лежат они, изрешеченные пулями, искромсанные снарядами, затянутые болотом... Зеленая травка! Сейчас как будто у нас не урок пения...
    Он размахивает руками, точно ветряная мельница в бурю:
    - Геройская смерть! Интересно знать, как вы себе ее представляете! Хотите знать, как умирал маленький Хойер? Он целый день висел на колючей проволоке и кричал, и кишки вываливались у него из живота, как макароны. Потом осколком снаряда ему оторвало пальцы, а еще через два часа кусок ноги, а он все еще жил и пытался уцелевшей рукой всунуть кишки внутрь, и лишь вечером он был готов. Ночью, когда мы смогли наконец подобраться к нему, он был уже продырявлен, как кухонная терка. Расскажите-ка его матери, как он умирал, если у вас хватит мужества!
    Директор бледнеет. Он не знает, как ему быть: стоять на страже дисциплины или воздействовать на нас мягкостью. Но он не успевает прийти к какому-либо решению.
    - Господин директор, - говорит Альберт Троске, - мы явились сюда не для того, чтобы услышать, что мы сделали свое дело хорошо, хотя, к сожалению, и не сумели победить. Нам на это начхать!
    Директор вздрагивает, с ним вздрагивает вся коллегия педагогов, зал шатается, орган дрожит.
    - Я вынужден просить... хотя бы в смысле выбора выражений... - пытается протестовать директор.
    - Начхать, начхать и еще раз начхать, - упорно повторяет Альберт. - Поймите же, годами только это слово и было у нас на языке. Когда на фронте нам приходилось так мерзко, что мы забывали всю ту чушь, которой вы набивали нам головы, мы стискивали зубы, говорили "начхать", и все снова шло своим чередом. А вы будто с неба свалились! Будто ни малейшего представления не имеете о том, что произошло! Сюда пришли не послушные питомцы, не пай-мальчики, сюда пришли солдаты!
    - Но, господа, - чуть не с мольбой восклицает директор, - это недоразумение, досаднейшее недоразумение...
    Ему не дают договорить. Его перебивает Гельмут Райнерсман; в бою на Изере он вынес из тяжелейшего ураганного огня своего раненого брата, и пока дотащил его до перевязочного пункта, тот умер.
    - Они умерли, - дико кричит он, - они умерли не для того, чтобы вы произносили поминальные речи! Умерли наши товарищи, и все тут! Мы не желаем, чтобы на этот счет трепали языками!"

    Приложение 2: Артемий Троицкий про любовь к "Владимирскому централу"

    Среди всех русских песен, написанных после распада СССР, "Владимирский централ", бесспорно, самая популярная.
    Более того, она намного популярнее любого возможного претендента на второе место, и в истинно народном рейтинге "скачка-ресторан-караоке", более показательном, чем любые сфабрикованные "хит-парады", стоит в один уровень с признанными национальными гимнами типа "Ой мороз, мороз", "Есть только миг..." и "Песней о зайцах". Вот и в текущем интернет-шлягере Васи Обломова "Еду в Магадан" описан типичный случай, когда "один мужик заказал [в кабаке] "Владимирский централ" десять раз подряд"... Короче: записанная в 1998 году песня стала реальной фонограммой российских нулевых.
    Во всей этой истории есть одна большая странность: барда-шансонщика Михаила Круга при всем желании не назовешь выдающимся автором и исполнителем. Да и его opus magnum про СИЗО УФСИН в г. Владимире - песня, что называется, "никакая"... то есть, таких полно. Так с какой, спрашивается, стати??
    Моя версия: десятки миллионов россиян сознательно или (что даже скорее) бессознательно воспринимают "Владимирский централ" как песню про себя, свою жизнь и свою родину - с чего она начинается и чем кончается.
    ...
    Разворачивая и раскрывая образ "Владимирского централа", можно делать самые разные выводы, но один напрашивается в первую очередь: наша страна и все мы - даже те, кому на Руси вроде бы живется очень хорошо - ОТБЫВАЕМ НАКАЗАНИЕ.
    ...
    Занимательную шансонную аналитику вы, естественно, вправе воспринять с любой степенью (не)серьёзности и (без)злобности, но, полагаю, что песню "Владимирский централ" вы уже не сможете слушать с былым простодушием.

    Приложение 3: О Белячке, и только о нем.

    В поездке нас сопровождал верный друг Белячок.
    - Обязательно обо мне напиши! - заявил он. - Я ведь - самый лучший!
    - Выделю отдельное приложением! - пообещал я...
    Прежде всего, полюбуйтесь Белячком: в Ярославле и во Владимире. А вот - крупным планом! Верно, очень красивый?
    - Я - зверек чистоплотный! - заявил Белячок после поездки. - Мне необходим комфорт и хорошие условия проживания. Поэтому вы должны всегда снимать номера в самых лучших гостиницах!
    - Постараемся! - пообещали путешественники.
    - Если денег хватит, - добавлю я задним числом.

    Приложение 4: ИВМП, после просмотра.

    По приезду домой мы пересмотрели канонический фильм. Многое стало ясно. Например, картина "Иван Грозный убивает своего сына" висела в квартире инженера Тимофеева (Шурика). Режиссер Якин (Пуговкин) сравнивал "живого" и "картинного" царей. А портреты на стенах - не вырезки из журналов, а различные роли, в которых снималась жена Шурика (Селезнева).
    Зал ресторана "Квартира Шпака" оказался точной копией квартиры из "ИВМП"; та же столы, стулья и секретер.
    - Как столь изысканную мебель приобрел обыкновенный дантист? - спросил я.
    - Его заработки и связи явно преувеличены, - ответил Паумен.
    Разумеется, фильм снимался в Ростове Великом, ни одного кадра Суздаля мы не увидели.
    - А какое фильм произвел на вас впечатление? - спросит любопытный читатель.
    - До шедевра не дотягивает, - ответил Паумен.
    - Слишком много проходных сцен, - согласился я. - Особенно "исторических". Хотя есть цитаты, известные каждому. Например: "Я требую продолжения банкета!"
    - И радует, что самый привлекательный персонаж - вор Милославский (Куравлев), - добавил мой друг.
    - Отлично сыграл Яковлев, - вспомнил я. - Два разных образа (Иван Грозный и управдом Бунша), и оба - прекрасно!
    Посмотрите еще раз фильм и вы - обязательно найдете для себя что-то новое!

    Полезные ссылки

    Путешествие Гризли и Паумена в Ярославль (2008) - http://world.lib.ru/m/medwedew_m/24rybinsk.shtml#rib_glava06
    Поездки Великого Пешехода:
    Золотая осень на Волге (Плес - Кострома - Ярославль, сентябрь 2009)
    Поездка по центральной России на День независимости (Судиславль - Кострома - Нерехта - Фурманов - Иванова - Шуя - Ковров - Владимир, июнь 2008)
    Нижний Новгород и часть Золотого Кольца (Нижний Новгород - Гороховец - Суздаль - Владимир - Боголюбово, июнь 2006)
    Уикэнд в Костромской и Ярославской областях (Галич - Буй - Данилов - Ярославль, май 2005)

    Сапфира Алла: "Славный город Кострома"

    Гостиница "Иоанн Васильевич" в Ярославле
    Гостиница "Владимирский Дворик" во Владимире
  • Комментарии: 2, последний от 28/10/2011.
  • © Copyright Медведев Михаил (medvgrizli@yandex.ru)
  • Обновлено: 17/05/2017. 212k. Статистика.
  • Дневник: Россия
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка