Медведев Михаил: другие произведения.

Рыбачье, или От Ласточкина гнезда до Канаки (2016)

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 10, последний от 04/03/2017.
  • © Copyright Медведев Михаил (medvgrizli@yandex.ru)
  • Обновлено: 17/05/2017. 289k. Статистика.
  • Дневник: Россия
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:

    Путешествия
    Гризли и Паумена

    Русский Север (2016)
    ~~~~~
    Рыбачье (2016)
    ~~~~~
    Калининград (2015)
    ~~~~~
    Тихвин (2014)
    ~~~~~
    Псков, Пушгоры (2014)
    ~~~~~
    Анапа (2014)
    ~~~~~
    Балаклава (2013)
    ~~~~~
    Судак (2012) (Коктебель, Новый Свет)
    ~~~~~
    Старая Русса (2012)
    ~~~~~
    Байкал (2011)
    ~~~~~
    Ярославль и Владимир (2011)
    ~~~~~
    Крым (2010)
    ~~~~~
    Новгород (2010)
    ~~~~~
    Тверь (2009)
    ~~~~~
    Рыбинск (2008)
    ~~~~~
    Выборг (2008)
    ~~~~~
    Новгород (2007)
    ~~~~~
    Агой (2006)
    ~~~~~
    Тула (2005)
    ~~~~~
    Вологда (2005)
    ~~~~~
    20 часов в Харькове (2004)
    ~~~~~
    От Дагомыса до Нового Афона (2004)
    ~~~~~
    От Туапсе до Адлера (2003)
    ~~~~~
    Смоленское путешествие (2002)
    ~~~~~
    Два дня в Петрозаводске (2002)
    ~~~~~
    Один день в Москве (2002)
    ~~~~~
    Псковское путешествие (2001)
    ~~~~~
    Белое путешествие (Архангельск, Северодвинск 2001)
    ~~~~~
    Анапа (2000)
    ~~~~~
    Ейские записки (1997)
    ~~~~~

    Фотоальбомы
    с описаниями

    Внимание, трафик!
    Соловки (2016)
    ~~~~~
    Из Петрозаводска в Кемь (2016)
    ~~~~~
    Кижи (2016)
    ~~~~~
    Петрозаводск (2016)
    ~~~~~
    Калининградский зоопарк (2015)
    ~~~~~
    Калининград (Светлогорск, Зеленоградск, Янтарное, Балтийск) (2015)
    ~~~~~
    Тихвин (2014)
    ~~~~~
    Пушгоры (2014)
    ~~~~~
    Псков (2014)
    ~~~~~
    Балаклава (2013)
    ~~~~~
    Судак (2012) с оглавлением
    ~~~~~
    Коктебельский дельфинарий и Кара-Даг (2012)
    ~~~~~
    Арпатский водопад и Веселовская бухта (2012)
    ~~~~~
    Меганом, Гравийная бухта, купание в открытом море (2012)
    ~~~~~
    Новый Свет и тропа Голицына (2012)
    ~~~~~
    Генуэзская крепость и тропа на горе Алчак (2012)
    ~~~~~
    Старая Русса (2012)
    ~~~~~
    Ярославский зоопарк 2011
    ~~~~~
    Ярославль, Владимир (2011)
    ~~~~~
    Байкал, Ольхон, мыс Хобой (2011)
    ~~~~~
    Байкал, Ольхон (2011)
    ~~~~~
    Байкал, дорога на Ольхон (2011)
    ~~~~~
    Кругобайкалка (2011)
    ~~~~~
    Байкал, Листвянка (2011)
    ~~~~~
    Байкал, Большие Коты (2011)
    ~~~~~
    Иркутск (2011)
    ~~~~~
    Новгород, Старая Русса, Валдай 2010
    ~~~~~
    Алушта и Крым от Малоречки до Севастополя 2010
    ~~~~~

    Походы
    Гризли и Паумена

    Маршрут 3: Приозерский плес (2004 год)
    ~~~~~
    Маршрут 2: По озерам и порогам Выборгской погранзоны (2003 год)
    ~~~~~
    Маршрут 1: По разливам Вуоксы (2002)
    ~~~~~
    Походные тезисы
    ~~~~~

    РЫБАЧЬЕ, или От Ласточкина гнезда до Канаки (2016)

    -1 | 0 | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14

    Оглавление:

    -1. Перед поездкой

    0. Дорога

    1. Выход к морю

    2. Знакомство с Рыбачьим

    3. Не без нудизма

    4. Дикий пляж, "Рыбацкий стан" и мобильная связь

    5. Малоречка и Виноградники в Рыбачьем

    6. Снова на Диком и Прогулка к озеру

    7. Ялта

    8. Солнечногорское, "Фавор", и Во тьме

    9. Пляжная классика и Кемпингисты

    10. Канака и Татарский салат

    11. Жара и Новые высоты

    12. Последствия жары и Теракт в Ницце

    13. Обыкновенный нудизм

    14. Прощание

    -1. Перед поездкой

    Я (Гризли) и мой друг (Паумен) - широко известные в узких кругах путешественники. Предлагаю вам рассказ о нашей очередной поездке.

    Почему мы выбрали именно Рыбачье? Ответ прост: денег на отдых не так уж много, а в поселке, в отличие от города, меньше соблазнов, а, следовательно, и трат.

    Билеты на самолет мы купили заранее. Когда пришли в кассы в конце декабря, нам объяснили, что билеты есть, но дорогие, и лучше подождать. Надо было следить за их ценой в интернете. В феврале билеты резко подешевели на очень короткое время. Мы успели "вписаться" и купили на двоих туда и обратно за 28 тысяч рублей.

    В апреле забронировали люкс в частной гостинице "Киор". Провели предоплату в размере 10% от суммы через сбербанковскую карточку. Сегодня, 1 июля должны через "Киор" заказать трансфер. Вылетаем в понедельник, очень рано.

    С 28 июня на побережье испортилась погода. Надеемся, что к нашему приезду она улучшится.

    О Рыбачьем я прочел 4 (1 + 2 + 3 + 4) содержательных отчета Троянды, и этого мне хватило.

    0. Дорога. 4 июля, с 4:00 до 17:00

    Таксист приехал в 4:30. По пустому и светлому, ибо белые ночи, городу мы промчались эксклюзивным маршрутом водителя-эстета. Он выбирал его не принципу - как быстрей или удобней, а неспешно катил по улочкам и проспектам, которые ему нравились. Таким образом, нам открылся неизвестный Питер.

    Вскоре прибыли в Пулково. Там тоже было очень мало народу. Друзья (так я буду иногда называть себя и Паумена, чтобы не употреблять постоянное "мы") без всякой очереди зарегистрировались, сдали багаж и отправились в зал ожидания, где предстояло провести еще полтора часа. К ручной клади добавилась черная сумка со зверями (с ними вы познакомитесь по ходу повествования).

    - На этот раз в поездку отправилось ровно десять персонажей, - подсчитал я.

    - В номере тесно не будет, - заверил мой друг.

    Путешественники (так я тоже буду называть себя и Паумена) зашли в "Бургер-кинг", самое дешевое заведение в аэропорту. Взяли по капучино. Сказывалась бессонная ночь...

    Взлетели в 7:45. В пути три часа, ибо облетали Украину. В Питере, после 32 градусной жары, стояла прохладная погода. Небо было затянуто тучами, но дождь не шел. Взлетели сразу в облака, а потом, минут через двадцать, небо прояснилось, и внизу показалась земля. Курс лайнера был проложен через житницу нашей страны, и мы наблюдали с высоты бесконечные лоскуты посевных полей. [Не обращайте внимания на пятна, которые встречаются на снимках. Это дефект фотоаппарата].

    У нас был третий ряд, сразу за бизнес-классом.

    - Потому что мы первыми зарегистрировались, - предположил Паумен.

    На таких местах мы раньше не сидели. Они оказались очень удобными: можно вытянуть ноги, ибо между нашим рядом и бизнес-классом много пространства. Далеко до туалета, зато кормежку начинали с нас.

    Сильно хотелось спать, поэтому полет прошел, как в тумане. Скромно поели, ибо теперь в Аэрофлоте считают каждую копейку.

    После лоскутов открылось море. Сначала Азовское, а потом и Черное. Самолет с моря влетел на Крымский полуостров, и снова потянулись лоскуты. Затем показался Симферополь, и мы стали снижаться. Посадка прошла безукоризненно.

    Взлетное поле с украинских времен значительно расширили. Самолет еще добрых 10 минут катил по бетонке. Спустились по трапу и почти сразу перешли в здание аэропорта.

    Очень быстро получили багаж. В зале находилось четыре или пять багажных лент. Все надписи на русском, что было непривычно. Рейсов много. Перед нами сел самолет из Москвы, а прямо за нами - из Казани.

    - Аэропорт явно расширили, - заявил Паумен. - Раньше в этом помещении находился таможенный контроль.

    - Пяти лент для багажа точно не было, - добавил я.

    Нас встретил молодой человек в синей футболке с табличкой "Киор". Он взял в руку наш синий чемодан и куда-то пошел. Мы устремились за ним. Я вез большую сумку на колесиках, а Паумен нес черную сумку со зверями.

    Мы вышли из аэропорта и встали на тротуаре перед дорогой. Сюда подъезжали за прилетевшими в Крым.

    - Ждите меня здесь, - сказал незнакомец в синей футболке и исчез.

    И друзья остались одни на залитом солнцем асфальте.

    Молодого человека долго не было. За это время мы успели основательно поджариться.

    Осмотрели здание аэропорта. Его не только расширили, но и сделали сине-белый сайдинг.

    - А вдруг он не вернется? - предположил Паумен.

    - Тогда будем добираться на такси, - ответил я.

    - А я не помню телефона хозяйки...

    В этот момент наш шофер подъехал.

    - Трудно близко припарковаться, - объяснил молодой человек, который позже представился Сергеем. - Очень много машин. Но сейчас хоть есть места на бесплатной стоянке.

    Судя по всему, аэропорт расширили и модернизировали, а вот стоянка и подъезд остались прежними. Не исключено, что просто некуда расширять - то есть, дорога ограничена постройками, которые не снести. В любом случае, мы долго выезжали с территории аэропорта. Затем встали в небольшую пробку.

    Вскоре Сергей вырулил на трассу в объезд Симферополя мимо супермаркетов. Я различил надписи "Ашан" и "Юлмарт".

    "Значит, наши сетевые магазины в Крыму уже работают", - подумал я.

    Вдоль трассы висело много портретов Путина с цитатами, прочесть которые из-за скорости не удалось. Мы только поняли, что ВВП обещает крымчанам много всего хорошего. Сергей включил радио, крымские новости. Друзья узнали, что переходный период, во время которого автомобилисты обязаны поменять украинские права на российские, продлен еще на полгода.

    Пока ехали до Алушты, видели надписи только на русском. Заодно любовались прекрасной крымской природой.

    Потом свернули на Рыбачье, и начался серпантин. Мы ехали по этой дороге в 2010 году. Меня не укачивало, но отмечу, что серпантин долгий.

    Внезапно машина остановилась перед светофором. Мы встали минуты на три.

    - А в чем дело? - спросил я.

    - Заморозили ремонт, - объяснил Сергей.

    Такого в Крыму мы еще не видели. Это крайне неудобно - одна полоса дороги ремонтируется, поэтому по оставшейся - машины едут то в одну, то в другую сторону, подчиняясь сигналам светофоров.

    - Напоминает одноколейную железку, - прокомментировал Паумен. Но транспорта на дорогах мало, особенно общественного. Я имею в виду автобусы и троллейбусы. От Симферополя до Алушты мы видели 2-3 троллейбуса, а после Алушты навстречу прошел только один автобус "Рыбачье - Алушта".

    Итак, шел весьма слаломный серпантин, но водитель прекрасно знал каждый поворот, поэтому мы двигались быстро. Миновали две малозаметных отворотки: Семидворье и Сотера.

    Затем машина въехала в Солнечногорское. Та же картина: мало и отдыхающих, и автомобилей. Почему-то это сильно бросалось в глаза. После Солнечного показалась Малоречка. Сразу предупреждаю продвинутых краеведов, что село Малореченское я буду называть Малоречка, а село Рыбачье - исключительно Рыбачьим, а не "Рыбачка". На мой взгляд, рыбачка - это женщина-рыбак ("Рыбачка Соня как-то в мае..."), но никак не название населенного пункта.

    Малореченское мне знакомо, а Паумен и вовсе знает его, как свои пять пальцев. Впереди показался Храм-маяк, очень красивое здание.

    Мы пронеслись мимо остановки, где выходили в 2010 году. Раньше там стояло много таксистов, а сейчас друзья заметили только одну машину.

    Путешественники миновали еще один светофор с односторонним движением, а затем на очередном повороте показался пункт нашего пребывания 2016, поселок Рыбачье. Сверху с трассы был виден район Новой набережной, большой участок пляжа с красивыми особняками.

    Сразу заметна чрезвычайная узость главной улицы, шоссе Алушта-Судак. В Яндекс.Картах есть функция "Панорамы улиц и фотографии" (значок "бинокль"), с помощью которой по этой трассе можно виртуально прокатиться. Кое-где припаркованы машины (правда, куда меньше, чем в 2010 году), поэтому фактически свободной остается только одна полоса. Бывали моменты, когда мы застывали на обочине, пропуская встречную машину.

    Проехали "Столовую по-домашнему" и автостанцию. Затем свернули на улицу Новоселов. Все эти подробности я знал из отчетов Троянды, за что выскажу ей еще раз огромное спасибо. Улицу Новоселов мне всё время хочется переиначить в Новаторов, Наставников или даже Энтузиастов, ибо в Питере есть "Район дураков", где все эти названия присутствуют.

    Новоселов можно назвать и Главной пляжной улицей. Такие есть в каждом курортном поселке. Надо признать, что и она была узкой, а отдыхающих по ней фланировало, по крымским меркам, крайне мало. Я привык, что обычно по таким улицам течет нескончаемый поток людей, который вполне подпадает под определение "толпа". На этот раз мы наблюдали лишь разрозненные группы отдыхающих.

    Меня привлекло объявление, в котором большими буквами было выделено слово "Харьков". Всем харьковчанам предлагали на микроавтобусе поехать в Крым. Причем, с определенным комфортом: "никаких пересадок", "никаких переходов границы", "не выходя из микроавтобуса".

    "Может, к Харькову в Крыму более лояльное отношение?" - подумал я и вспомнил, что где-то в Симферополе на трассе видел то ли кафе, то ли магазин с названием "Харьков".

    А мы проехали всю Новоселов и свернули на Центральную. Это были уже "глубокие тылы" Рыбачьего. Квартал по Центральной, потом направо и далее куда-то вдоль ручья. В итоге, добрались до "Киора".

    Вселение прошло крайне неформально. Водитель нашел Нину, хозяйку гостиницы. Она показала нам номер. Он находился на четвертом, последнем этаже. Сергей, за что ему большое спасибо, втащил туда нашу черную сумку на колесиках, а я следом занес синий чемодан.

    - Обустраивайтесь! - сказала Нина. - Потом расплатитесь.

    Для нас это было непривычно. Мы хоть и жили иногда у демократичных хозяев, но они всегда первым делом требовали деньги. Да и нам самим хотелось поскорее расплатиться. Поэтому друзья быстро проверили, что всё в номере работает и, не разбирая вещей, спустились в поисках хозяйки.

    Нашли Нину где-то на территории. Выяснилось, что она на два следующих дня уезжает.

    - В город, - пояснила Нина.

    Видимо, в Симферополь.

    Мы доплатили 25200 рублей, ибо 2800 перевели ранее. Номер стоил 2000 рублей в сутки. Расчетный час с 14:00, выезжать надо до 12:00, но у нас обратный рейс в 16:00, так что нас это вполне устраивало.

    - Вы будете обедать? - спросила Нина. - На кухне сделали еду в расчете на вас.

    Мы согласились.

    Расценки: завтрак (с 8 до 9) - 250, обед (с 13 до 14) - 450, ужин (с 19 до 20 часов) - 300 рублей. Удобно, что не надо заранее решать: проживание "с питанием" или "без". Можно каждый день либо заказывать всё, либо ничего, либо один завтрак, обед или ужин.

    Обед оказался вполне приличным, но следовало еще купить воды.

    И вот мы вышли на раскаленное пекло. Сергей сказал, что 29, но по ощущениям - все 32 градуса. Отправились назад, на улицу Центральную. Там обнаружили магазин. От него до гостиницы - метров 600. Купили две пятилитровых канистры "Кубай" (видимо, Краснодарский край) и пол-литра минералки.

    И вернулись в "Киор". Номер, как и саму гостиницу, я опишу как-нибудь позже. По номеру лишь замечу, что никаких недостатков мы не обнаружили.

    - Всё на удивление хорошо, - оценил я.

    - Редкий случай, - добавил Паумен.

    Особенно нас порадовал даже не балкончик, а самый настоящий балкон! За все наши поездки балкон с выдающимся видом был у нас только в Балаклаве, но без навеса.

    Друзья разобрали вещи. Особенно сложно было освободить сумку и чемодан от упаковочной пленки. С трудом разместили всех наших зверей на тумбочке: Белячка, Рыжего, Глазатыча и Мишутку - сверху, а Медвежонка, Ежика и Полосатока - на полке. Соня улегся в постель, а Глазатыч чуть позже перекочевал на другую тумбочку.

    Часы показывали около пяти вечера. И мы наконец-то легли спать.

    1. День первый, вечер. Выход к морю. 4 июля, понедельник

    Паумен разбудил меня в 7:40. Если бы он так не поступил, я бы, возможно, проспал до утра. Друзья быстро собрались и устремились на море, пока не стемнело.

    Сергей показал нам дорогу на пляж. Надо было спускаться по "кулоновской" лестнице. Цитирую первоисточник: "...самый первый рыбачьевский пансионат "Кулон" московского ОКБ им. Сухого, построенный лет 50 назад: маленький жилой корпус, клуб, столовая, небольшой парк, открытый для всех и лестница к морю с двумя видовыми площадками, лучшим местом для фото "на память о Рыбачьем", с обзором почти всего пляжа". Добавлю лишь, что "Кулон" - база отдыха.

    Итак, путь до моря. От нашей улицы Богдана Хмельницкого надо пройти метров 150 до улицы Центральной. Там есть хороший ориентир - помойка, три мусорных бака, а с другой стороны забор. На этом заборе белыми буквами написано загадочное слово "Самосы".

    - Наверное, фамилия хозяев, - предложил Паумен.

    - Был такой диктатор Самоса, - блеснул я эрудицией. - Должно быть, здесь проживают его последователи!

    - Вообще-то, фамилия диктатора - Сомоса, - уточнил мой друг.

    - Значит, писали безграмотные люди! - нашелся я.

    Потом по улочке, название которой я пока не знаю, следует пройти метров двадцать, и вы доберетесь до моста через речушку, название которой я пока не запомнил. Перейдя через мосток, сворачиваете налево, огибая частную гостиницу "Мармарис", а затем направо - короткий и крутой подъем метров двадцать - и оказываетесь на шоссе. В этих местах единственное шоссе - "Алушта-Судак", которое далее я буду называть "шоссе" или "трасса".

    Открылся внушительный знак "Кулон", а за ним - ворота. Рядом висела табличка:

    База отдыха Кулон.

    Вход и въезд

    на территорию

    базы отдыха

    только

    ПО ПРОПУСКАМ!

    Но ведь я читал записки Троянды! Поэтому мы без ложной скромности прошли в парк.

    Там оказалось очень здорово. Тропические деревья, тень, а главное - на расстоянии вытянутой руки - море. Практически пустой берег! Это нас приятно поразило.

    Мы сфотографировались на двух обзорных площадках - наиболее запоминающийся пейзаж открывается с более низкой, а затем спустились на берег. Замечательно искупались. Вода была немного мутная, так как до сегодняшнего дня - в Крыму в целом, и в Рыбачьем в частности - шли дожди и грозы.

    И вот здесь я впервые увидел сохранившуюся надпись на украинском языке - это была реклама, наклеенная на переодевалку. Думаю, что в глубинке крымчане еще долго будут натыкаться на подобные надписи в самых неожиданных местах.

    - У меня даже есть идея, - заявил я, - сделать где-нибудь в Крыму парк и собрать там все обломки и осколки "периода Крыма в составе Украины".

    - Время для этого еще не пришло, - охладил мой пыл Паумен.

    Путешественники совсем немного посидели на берегу и отправились в "Киор". До моря от частной гостиницы идти не более десяти минут.

    Обратный путь вел наверх. Нам он дался легко, но для полных людей сообщаю: снизу до первой обзорной площадки 80 ступенек, и далее до второй - еще 50. Плюс разные незначительные подъемы. В общей сложности, около 150 ступенек.

    В целом, вечер прошел замечательно. Паумен был доволен, что мы выбрались из Питера. Я был рад такой близости моря. Правда, на берегу летали какие-то мошки, но это мелочи.

    Мы постановили, что завтра надо спускаться здесь, а затем идти в сторону Канаки.

    - А что такое Канака? - спросит любознательный читатель.

    - Поселок в 4 километрах от Рыбачьего в сторону Судака, - отвечу я.

    По пути назад друзья обнаружили магазин, где взяли бутылку минералки "Крымская", напиток-компот "Узвар" и литр сока. В этом районе магазинов мало, а кафе мы пока вообще ни одного не обнаружили.

    - Это создает определенные сложности, - прокомментировал Паумен.

    - Будем их постепенно решать, - ответил я.

    Итак, это был один из славных южных вечеров, когда поездка еще только началась, и всё еще впереди. То есть, самое замечательное время! И путешественники это прекрасно понимали, несмотря на усталость от бессонной ночи.

    В номере мы включили телик. Он показывал около 50 каналов. Среди них только один украинский "Интер", а остальные - российские. Западных типа "Дискавери" или "Энимал Пленет" не было, зато имелся наш "Зоопарк".

    Я попытался подключиться к интернету, но выяснилось, что нужен пароль, а горничной я найти не смог.

    - Значит, завтра, - рассудил я.

    Здесь одна горничная на 27 номеров и, вроде бы, убирают раз в два дня. Мы еще это всё оценим.

    В итоге, усталые друзья легли спать в 11 вечера.

    Паумен, воодушевленный приездом на юг, заказал в столовой два завтрака и два обеда.

    - А после завтрака пойдем на пляж! - провозгласил мой друг.

    А я забыл сказать, что на прогулку через "Кулон" мы взяли с собой Глазатока, который недавно самопереименовался в Глазатыча, дабы не быть похожим на Полосатока.

    - Что за чушь?! - воскликнет неподготовленный читатель.

    - Это от усталости, - объясню я. - С нашими звериными спутниками вы еще познакомитесь.

    2. День второй: Знакомство с Рыбачьим, 5 июля, вторник

    Раз мы заказали завтрак в 8:00, то встать следовало раньше. А так как я большой любитель зарядки, то поставил будильник на 6:00.

    Некоторых читателей может шокировать, что я каждое утро целый час занимаюсь физическими упражнениями.

    Объясняю: если бы у вас так болела спина, как у меня, вы бы не удивлялись.

    - Но зачем вставать за 2 часа? - спросит неугомонный читатель.

    - Чтобы успеть помыться и сходить в туалет, - исчерпывающе отвечу я.

    Правда, сегодня я уже в 7:30 сделал всё, что хотел. А на оставшиеся полчаса нашел себе занятие: сидя на унитазе, писал "врукопашную" (то есть, не на компьютере) самое начало этих записок. В номере это сделать невозможно: очень темные шторы (очередное достоинство "Киора"), и когда их закрываешь, ничего не видно.

    Разбудил Паумена ровно в 8:00. Мой друг мужественно встал. В последнее время он испытывает нарастающие сложности со сном, которые проявляются и в наших путешествиях. Так, допустим, я без всякого снотворного заснул вчера в 11 вечера и проснулся в 6 утра по будильнику, а Паумен, заснув в 11 вечера со снотворным, пробудился около половины второго ночи и не спал до пяти утра. Но будем надеяться, что здешний климат подействует на моего друга целительно и вернет ему здоровый и крепкий сон.

    Друзья поспешили на завтрак. Внизу уже сидел народ и принимал пищу.

    Тут самое время рассказать о "Киоре". Территория гостиницы обнесена забором. Имеется единственный вход через калитку, которая закрывается на замок. У каждого постояльца есть электронный ключ от этого замка. Как входишь в калитку, слева под навесом стоят пять столов (два больших на шесть и три маленьких на четыре человека). Это и есть столовая. А между калиткой и столовой - кухня, где происходит готовка и раздача порций.

    Мы туда и направились. Нам выдали по овсяной каше и порции блинов с повидлом. Паумен еще заказал себе заварной кофе, а я ограничился зеленым чаем. Мой друг быстро съел полторы порции блинов (оставив мне две порции каши), выпил кофе и отправился в номер (курить на балкон), а я остался с кашей, ибо она была горячей.

    Стал свидетелем церемонии под названием "открытие фонтанов" (почти как в Петродворце). Пожилой мужчина, который следит за порядком на территории, торжественно включил фонтанчик во дворе гостиницы, на радость группе маленьких детишек, которые обступили журчащий аттракцион со всех сторон. Надо сказать, здесь много людей с маленькими детьми. По крайней мере, они все питаются в столовой. А двух взрослых - типа нас с Пауменом, мы еще в "Киоре" не встречали.

    Я поднялся в номер, собрал вещи, и мы с Пауменом двинулись... на улицу Центральную.

    - Это еще почему?! - воскликнет ошарашенный читатель. - Вы же должны были мчать на пляж через "Кулон"!

    Всё очень просто - требовалось сделать ряд покупок. Во-первых, (и это главное!) подстилка. Наученные Анапой-2014, друзья не взяли на юг подстилку, намереваясь купить ее на месте. Во-вторых, Паумен, забыл дома ряд вещей (например, шампунь), а в третьих, моему товарищу требовались пляжные тапки.

    Поэтому мы прошли всю Центральную и вышли к "истоку" Новоселов, перейдя через мост. И стали спускаться по Главной пляжной улице. Чем ближе к морю, тем больше выбор товаров, но вообще - мало: и отдыхающих, и ларьков с павильонами и магазинами. Очень узко. Если едет машина, надо прижиматься к стене.

    К тому же палило солнце, голова была тупой. Может, кто-то и любит ходить по магазинам, но не я. То есть, я понимаю, что надо, но удовольствия не получаю.

    В любом случае, это была практичная прогулка, и мы купили всё, что хотели. Правда, подстилка на этот раз обошлась значительно дороже (900 рублей), но и выглядела более основательно: на молнии, а кроме того, под тканью - "пена". То есть, на ней вполне комфортно лежать на крупной гальке, что мы и ощутили минут через 20-30.

    Вышли на шоссе. На автостанции взглянули на расписание, но толком ничего не поняли.

    Я всё это списываю на первый день путешествия. Мы вот, допустим, сегодня взяли с собой фотик, но не сделали ни одного кадра.

    - Куда это годится?! - воскликнет читатель-перфекционист.

    А я вот совершенно не расстроен. Мы в этой поездке осваиваем новый вид отдыха "поселковый", хотим быть ближе к природе и естественности. Сегодня не хотелось ничего фотографировать, вот мы и не стали. Всё, что нужно, я и так опишу словами.

    Первый день в любой поездке сложен, и совсем не напоминает отдых. Надо сориентироваться в новой обстановке: выяснить местоположение, где питаться и купаться, разобрать вещи в номере, привести в порядок мысли в голове... И лишь решив все эти задачи, начинаешь полноценно отдыхать.

    От автостанции мы спустились на пляж. Прошли метров триста к Новой набережной и залегли.

    Было около десяти, самое начало одиннадцатого. По нашим меркам, жуткая рань. Не уверен, что мы еще хоть раз в такое время выберемся на пляж, хотя в утреннем солнце есть особая привлекательность.

    Но сегодня, уже в это время, камни на солнце раскалились. Почти как в Большом Утрише 2014 года. Это удивительно. Пожалуй, нежное солнце мы застали только в 8 утра, когда шли на завтрак из номера.

    Сначала Паумен, а потом я искупались. Взяли на пляж с собой Ежика. Он был немногословен. Сказал лишь: "Хорошо" и нежился на солнце.

    Народу по южным меркам было мало, а по реалиям российско-крымской поры - много: то есть, полоска у самого берега была занята, и нам пришлось залечь во втором ряду. Хотя, если бы мы прошли еще метров триста к Новой набережной, то заняли бы место у моря.

    - А ты заметил, что здесь нет ажиотажа по поводу "Крым Наш"? - спросил я. - Почти никакой атрибутики, футболок и плакатов.

    - Я видел только одну сумку с надписью "Крым Россия навсегда", - вспомнил Паумен.

    - Видимо, бум спал, - предположил я.

    - Может, оно и к лучшему, - ответил мой товарищ.

    Вчера по телеку выступал какой-то человек (здесь есть каналы местного телевидения), и говорил, что работы в Крыму еще много, а какие-либо выводы об этой работе можно будет сделать только через пятилетку. Наверное, он прав.

    - Так почему же мало туристов в Крыму?! - воскликнет читатель-патриот. - Ведь Крым - наш!

    Две основных причины: мало кто едет из Украины и отсутствие Моста. Не исключено, что лет через пять-десять мы будем вспоминать это время с ностальгией. Нет, действительно, малое количество отдыхающих - это так прекрасно!

    Путешественники еще раз по очереди искупались. Я, закаленный фитнессом, теперь имею возможность плавать гораздо дольше и дальше. Это открывает новые перспективы. Если раньше море для меня ограничивалось прямоугольником 20 на 30 метров от берега, то теперь я могу заплывать значительно дальше. А в Рыбачьем совершенно нет буйков. Поэтому я заплыл гребков на 80 от берега. Полюбовался перспективами. Увидел далекие горы, с которых спускались облака.

    (Кстати, об этих горах (Караби-Яйла) писала Троянда: "Позади Рыбачьего видна гора Такья-Тепе, русское название - Белая... Высота 1253 метра над уровнем моря, между прочим, на 19 метров выше Ай-Петри... Советуют утром посмотреть на гору, если нет облачной "шапки" - день будет ясный и жаркий".)

    Вчера мы смотрели по телеку прогноз погоды: везде в Крыму во второй половине дня ожидают дожди. Прогноз закончили фразой: "Информация на основе сайта Гисметео". И он сразу потерял свою ценность, так как Гисметео - известные вруны. Вроде, они соврали и на этот раз - сейчас, когда я пишу эти строки, время 15:21, с неба не упало ни капли. Если верить Гисметео, на этой неделе в Рыбачьем дожди будут идти каждый день, но не стоит доверять этому параноидальному в плане осадков сайту.

    Тут же расскажу про интернет. Еще перед завтраком я разыскал горничную и спросил у нее пароль на вай-фай. Она долго рылась в своих бумажках, а затем сообщила, что для четвертого этажа пароль "2012 два раза". Я сразу после завтрака решил испытать интернет.

    Набрал пароль и стал ждать подключения. Никакого эффекта! Вместо этого появилась надпись "Несовпадение ключа безопасности".

    "Зачем вообще закрывать паролем вай-фай в гостинице?! - злобно подумал я. - Да еще и делать раздельные пароли для этажей?!"

    И вновь отправился искать горничную, предположив, что она дала мне неверный пароль.

    И тут мне повезло. Когда я возвращался назад после бесплодных поисков горничной, на нашем этаже из номера напротив вышел мужчина.

    - Вы не подскажете вход в интернет? - спросил я. - 2012 два раза, - ответил он. - Гест.

    - Гест! - воскликнул я. - Спасибо!

    И сразу всё стало ясно. Я испытал чувство мужской солидарности и технической близости. "Технарь технаря поймет без словаря!" Гест - это не что иное, как Guest, то есть, Гость! Именно к этому соединению следовало подключать вай-фай! А я-то "ломился" совсем в другой адрес, ибо то соединение было гораздо мощнее!

    Возможно, вы ничего не поняли, но я до сих пор благодарен соседу. Я легко подключился к пресловутому Guest. Но интернет оказался очень слабеньким. Вебсерфингом здесь точно не займешься. У меня таких планов и не было, но даже чтобы посмотреть погоду, требуется прождать секунд 20-30.

    Еще один облом произошел с телефонной связью. Я взял симку (Super-МТС) коллеги по работе [он был в Крыму в прошлом году], и подключил на нее услугу "100 минут". Но у всех наших близких "Мегафон"! На месте выяснилось, что за одну минуту Мегафон (с услугой "Крым") берет 5, а МТС - 15 рублей! Поэтому все мои старания оказались напрасными, и мы будем общаться только через Мегафон.

    Здешний оператор называется Win, но на телефоне появляется надпись "Win-Мегафон" или "Win-МТС". В целом, что касается телефонной связи и интернета, то в Крыму есть, куда расти. Но это, наверное, естественно. Ведь все украинские операторы ушли с полуострова, а российские еще не провели до конца все необходимые технические работы.

    Что и говорить - мы здесь наблюдаем переходный период...

    Пока мы лежали и загорали - я искупался четыре, а Паумен - три раза, около полуразрушенного причала объявляли о морских экскурсиях и круизах. Возвращаясь в "Киор", мы взяли у распространителя прайс-лист. - А вечерние морские прогулки у вас есть? - спросил я.

    - Нет, - ответил мужчина. - Их предлагают наши конкуренты...

    Действительно, сегодня в море мы видели два катера. Видимо, они и "конкурируют". Этот термин - типично крымский, обозначающий местный подход к бизнесу.

    - Узнаю старых добрых крымчан, - прокомментировал Паумен.

    Мы пошли назад где-то в половине двенадцатого. С гор ползла дымка, поднялся небольшой ветерок. Всё говорило о том, что если дождя и не будет, то и солнце во второй половине дня точно не предвидится. Но, опять-таки, это к лучшему. Наша кожа пока не готова у большому количеству ультрафиолета. Дымка в первую неделю нам вполне подходит, но хотелось бы, чтобы на второй неделе наступила настоящая жара.

    Видели около автостанции таксистов. У одного на машине имелась надпись "Канака". Есть у нас план как-нибудь съездить туда.

    Добавлю, что на пляже, где мы сегодня были, довольно крупные камни. И пена-подстилка нас сильно выручила. Можно брать и лежаки, но этого почти никто не делает.

    Друзья вернулись в номер новым путем, по шоссе. В одном месте свернули на улицу Бедненко, а затем, пройдя ее всю, снова вышли на трассу. Следовало идти дальше, но Паумен решил срезать, и мы свернули на улицу Лучистую (такое ощущение, что здесь множество Лучистых, но вскоре выяснилось, что большинство из них - банальные тупики). В один из таких "лучистых тупиков" мы и забрели. Пришлось выбираться обратно.

    Пройдя немного по шоссе вдоль территории "Кулона", друзья обнаружили нашу отворотку, и вскоре были в номере. Приняли душ, разобрали вещи. Вышли на балкон. Небо затянуло дымкой, но дождя не было.

    В 13:00, минута в минуту, друзья отправились на обед. Оказалось, постояльцы уже вовсю ели. Причем, именно те четыре компании с маленькими детьми, которые мы видели на завтраке. Здесь, в "Киоре" есть и другие постояльцы, но то ли они не питаются в гостинице, то ли принимают пищу в более позднее время.

    После обеда Паумен отправился спать, а я принялся нажимать клавиши нетбука. Кое-как всё описал. Извиняюсь за определенный сумбур в повествовании.

    Раз время есть, коротенько опишу наш номер. Почему коротенько? Просто на сайте есть фотографии, можете посмотреть. Так как минусов нет, перечислю плюсы. Вместительный шкаф-купе, куда влезли все наши вещи, причем спокойно. Это очень приятно, что номер не тесный, и не пришлось ужиматься. Если сравнить с Калининградом-2015, здесь гораздо просторней.

    Два стула, а не один. Отличный длинный столик, за которым можно есть и удобно писать. Я поставил нетбук, сел за столик и пишу уже больше часа, и у меня ничего не затекло.

    Хороший кондиционер. Я, правда, не сразу с ним разобрался, но когда поставил на холод (знак "снежинка"), все вопросы отпали. Работает идеально.

    Санузел - вполне нормальный. Именно нормальный, а не очень хороший. Просто потому, что напор воды мог бы быть и посильнее.

    На сайте гостиницы заявлено, что в номере есть фен. Когда мы вселились, фен отсутствовал. Пришлось мне идти к горничной Ирине, и через десять минут она принесла фен. Это называется "услуга по требованию", то же самое было в Анапе-2014.

    Кстати, сегодня - татарский праздник Ураза-байрам, и этот день в Крыму объявлен выходным. Когда мы утром спускались по Новоселов к морю, Паумен зашел в очередной магазин, а я остался на улице. Неподалеку сидели местные жители или торговцы, которые приезжают сюда летом. К ним подошел еще один и поприветствовал:

    - Поздравляю с Рамаданом!

    - Каким Рамаданом?! - ответили ему. - С пармезаном!

    По крайней мере, для этих крымчан Ураза-байрам явно ничего не значил.

    Во всем Рыбачьем мы видели только один аптечный ларек. Да и выбор там был небогатый. Улицы, конечно, в совершенно разбитом состоянии. Или в тапках ходить, или в кроссовках. Я сюда привез свои туфли, в которых хожу на работу. Наверное, ни разу здесь не надену.

    Вчера, когда Паумен курил на балконе, с соседнего балкона к нам перегнулась женщина и сказала:

    - Извините, вы курите. Такое ощущение, словно это в нашем номере.

    Мы пересели на другую сторону балкона. Благо, он большой. Вроде бы, с другой стороны у нас соседей нет. Но если появятся с двух сторон, где курить? Я, правда, уже четвертый год не курю, чего не скажешь о Паумене. Пока больше никто замечаний не делал.

    На балконе находится еще и сушилка, что здорово. В Анапе-2014 приходилось развешивать белье во дворе...

    Лично мне бы хотелось завтра спуститься через "Кулон", пройти мимо гостиниц (первую из которых мы видели еще вчера, она носит название "Ольга", что написано прямо на стене), а потом мимо эллингов. Затем мимо турбазы "Троянда", которая находится наверху, мимо спуска с православного пансионата "Фавор" (впервые сталкиваюсь с понятием "православный пансионат", хорошая тема для шуток) и добраться до пляжа нудистов.

    Когда мы возвращались с пляжа, то зашли "на разведку" в "Столовую по-домашнему". Кормят там по-прежнему вкусно. Работает до 21:00.

    Стояли и какие-то маршрутки, но мы с этим вопросом пока не разобрались. Как и насчет экскурсий. Сегодня на Новоселов видели экскурсионные лотки, но даже не подошли, чтобы раньше времени не забивать голову.

    К тому же, здесь как-то очень быстро и легко тратятся деньги. Есть ли смысл думать об экскурсиях, когда на повседневные нужды без всякого транспорта и так вылетает немало средств? Каких-то симпатичных кафе мы не обнаружили. На пляже есть какие-то заведения, чтобы поесть, но это именно "заведения", и заходить туда особого желания не возникло.

    - Поселок и есть поселок, - философски обобщил Паумен.

    ***

    Паумен проснулся в половине шестого. Мы выпили кофе и направились в центр поселка. Во-первых, мой товарищ хотел купить фруктов. Во-вторых, следовало искупаться еще и вечером.

    Я днем вдумчиво изучал интернет и понял, что улица, с которой мы сворачиваем на мост через речку Алачук, называется Школьная. По ней вполне можно выбраться к шоссе, поэтому друзья устремились вниз новым маршрутом.

    Но сначала вновь миновали забор с надписью "Самосы". Обнаружили, что за ним очень много пернатых, а именно, кур и петухов.

    - Самосы - главная куриная династия Рыбачьего! - предложил я новую версию загадочного слова.

    Далее путешественники проследовали по Школьной. Напротив моста, словно указывая правильную дорогу, на заборе был нарисован очень колоритный кот. Думаю, рисунок появился сразу после присоединения Крыма к России. Усатый персонаж был не только российским, но и военным, ибо на его ремне красовалась звезда.

    [Как выяснилось позже, по-украински "кот" звучит как "кит", что очень дискомфортно для русского уха. Именно поэтому кот стал символом возвращения Крыма - "спасибо, что я больше не кит".]

    - Полагаю, что с весны 2014 года именно этот кот стал новым символом Рыбачьего! - принялся разглагольствовать я. - В Рыбачьем много рыбы, а, следовательно - прорва котов! И все они с невероятным воодушевлением восприняли воссоединение их родного поселка с Россией. Так что, если какой-нибудь националист из "Правого сектора" случайно окажется в Рыбачьем, его порвет на мелкие кусочки Военизированный Кот указатель!!!

    Школьная улица оказалась прекрасной дорогой к морю. Думаю, в будущем мы будем ходить исключительно по ней. Во-первых, она - широкая и пологая, а во-вторых, по ней практически не ездят машины. Хотя, конечно, дорогу не ремонтировали очень давно.

    Далее слева мы увидели церковь. (Я поинтересовался в Викимапии: как называется? Написано "церковь". Пожалуй, исчерпывающий ответ.)

    - Кажется, ее построили недавно, - заметил я.

    - Или восстановили, - предположил Паумен.

    Около церкви, ближе к "Киору", располагался прямоугольником городской парк, где местные клуб и библиотека просто утопали в зелени. А далее, уже в сторону трассы находилось здание школы. Порадовала табличка "Построено в 50-ю годовщину Советской власти".

    - Пятьдесят лет потребовалось большевикам, - патетически воскликнул я, - чтобы додуматься до простейшей мысли: детям в Рыбачьем надо где-то учиться! И вот, спустя полвека, здесь открыли школу!

    Вход в среднее учебное заведение был открыт.

    - Теперь учатся круглогодично? - предположил я.

    - Администрация проводит политику "открытых дверей", - ответил Паумен.

    Напротив школы имелось футбольное поле. По косой, пересекая его, шла компания отдыхающих.

    - Пошли там же, - предложил я.

    - Нам же надо на Новоселов, - возразил Паумен.

    - Если люди идут, значит здесь - самый короткий путь, - упорствовал я.

    Но мой друг был непоколебим: и мы отправились дальше по Школьной.

    В итоге, уперлись в здание, путь к которому преграждал водный поток. Судя по всему, второй рукав реки Алачук, а именно Андус (запоминайте по аналогии со словом "пандус"). Ближе к морю эти два рукава образуют единое русло и стекают в море неподалеку от автостанции и полуразрушенного пирса. Андус можно было обойти слева (идти вниз) или справа (идти вверх). Мы выбрали более удобный вариант.

    И, когда переходили по мосту, поняли, что путь сюда лежал как раз по дороге наискосок через футбольное поле.

    - Река Алачук - одна из страшилок Рыбачьего, - сказал я. - Каждый, кому не лень, пишет, что туда сбрасывают отбросы, ядовитые химикаты и невесть что. Даже я сам читал отзыв, где написано: "В центральной части пляжа в море впадает речушка... Люди, которые купались в непосредственной близости от нее, жаловались на сыпь".

    - Это всегда происходит с кем-то третьим, - прокомментировал Паумен. - Друг моего знакомого или приятель моего родственника. Никто никогда этой сыпи не видел. А значит, выдумка чистой воды. Вернее, выдумка о грязной воде!

    - А еще отдыхающие жалуются на собак, - продолжил я. - Мол, по улицам бродят собаки, грязные и больные, которых надо обходить за километр.

    Тут нам навстречу попался мирнейший добродушный пес, весьма крупных размеров.

    - Скорее всего, это псы местных жителей, - пояснил Паумен. - Просто люди не понимают, что здесь к животным совсем другое отношение, чем в городах.

    А друзья, перейдя по мосту, оказались на улице Морской.

    Я сразу вспомнил, что это - самый лучший вариант селения в Рыбачьем с точки зрения комфорта и географии. Действительно, тихая и ровная, спокойная и зеленая улица выходит прямо в центр поселка. Через пятьдесят метров от нее в сторону автостанции - перекресток шоссе и Новоселов.

    Около трассы на Морской мы обнаружили ларек с фруктами и купили там черешни и четыре яблока. А затем отправились на пляж.

    Прошли по шоссе мимо автостанции и "Столовой по-домашнему". Видели несколько частных гостиниц, из которых выделяется "Рай" - и названием, и внешним видом. Но номера, которые выходят на трассу - не лучший расклад.

    - Сидеть на балконе и дышать выхлопными газами, - произнес Паумен. - Вряд ли это доставит удовольствие.

    Мы вышли к морю.

    Тут самое время сказать о погоде: небо затянуло. Но вечером на пляжах Рыбачьего не бывает солнца - всё скрыто горными склонами, как в Рабочем Уголке в Алуште. Поэтому если кто-то планирует здесь вечерний загар, его ждет разочарование.

    Мы же прошли чуть ближе к Новой набережной, расстелили подстилку и залегли. Народу на берегу ну вообще не было!

    На Новой набережной я насчитал 26 построенных и 6 недостроенных коттеджей. В каждом по 4 этажа.

    - В одном коттедже не меньше 20 номеров, - принялся рассуждать я. - 20х26=520. 520х3 (среднее количество людей в номере) = 1560, а на пляже сидит не более 10 человек!

    - Думаю, половина коттеджей закрыта, - предположил Паумен. - Владельцы ждут Моста.

    Коттеджи - весьма симпатичные. Первый ряд, что ближе к горе, не достроен, но никто не спешит заниматься отделочными работами. Думаю, после весны 2014 года очень многие стройки заморозили.

    Зачем далеко за примерами ходить? Есть дом прямо напротив нашего номера. Там сейчас никто не живет.

    - Возможно, его владелец - украинец, - предположил я. - С собственностью в настоящий момент - полные непонятки. Вот дом и пустует.

    [Меня поправляют, что Россия признала права собственности, оформленные при Украине. Сообщаю вам об этом, дабы никого не вводить в заблуждение.]

    Между Набережной и Центральным пляжем разместились кемпингисты. Их было очень мало. В общей сложности, не более тридцати машин. Они стояли в один ряд на расстоянии метров десяти друг от друга.

    - Почему кемпингисты-то не едут? - спросил я. - Ведь от Керченской переправы недалеко!

    - Может, в августе их будет больше, - предположил Паумен.

    Друзья сидели и наблюдали за природой. Где-то в районе Алушты шел дождь, ближе к Рыбачьему уже виднелись просветы, а в районе Канаки и вовсе светило солнышко.

    - Пока ты спал, я исследовал Викимапию, - заявил я. - За кулоновским пляжем влево следуют гостиницы, а потом эллинги. А сверху возвышается православный пансионат "Фавор".

    - В смысле, "Иисус Христос - наш фаворит"? - спросил Паумен.

    - Православие всегда в фаворе, - подтвердил я.

    - А еще Фавор - почитаемая христианами гора в Израиле, - вспомнил мой друг.

    Пансионат "Фавор" был отлично виден с нашего места.

    - Далее следует Нудистский пляж, - продолжил я. - Затем пляж Отшельников. Потом поворот, надо обогнуть мыс - и далее, долго-долго идет Дикий пляж. А потом уже начинается пляж Канакского заповедника. Давай завтра дойдем до нудистов.

    - Постараемся, - пообещал Паумен.

    Друзья по очереди искупались. Было скорее холодно, чем тепло. А затем, еще раз осмотрев окрестности, отправились в "Киор"...

    Медленно, но верно заканчивался праздник Ураза-байрам. По этому поводу главный муфтий России по имени Равиль поздравил всех мусульман.

    - Рыбачье раньше было татарским селом, - сообщил я. - В 1944 году всех местных татар депортировали, а поселили 300 семей, из который к 1945 году осталось 84.

    - Откуда такая точность? - спросил мой друг.

    - В Википедии написано, - ответил я. - Возможно, эти семьи тогда пересчитали. Но, как пишут, дальнейших "вливаний" не потребовалось. Позже население Рыбачьего только возрастало и сейчас составляет 1300 человек.

    Мы дошли до "устья" улицы Новоселов. Здесь располагались два наиболее "крутых" магазина поселка. Один даже был супермаркетом. Друзья заглянули, дабы оценить ассортимент. Увы, он не порадовал.

    - Нужен Мост, - постановили путешественники. - Тогда в Крым потоком хлынут товары из России, а пока они сюда не очень-то доходят.

    Назад отправились "разведанной" хорошей дорогой. На Морской, где-то посередине улицы, выделялось красивое недостроенное здание в форме крепости с российским флагом наверху. Как бывалые местные, мы пересекли по диагонали футбольное поле. Далее по Школьной. Миновали Военизированного Кота, Самосы и очутились в "Киоре".

    Единственный недостаток гостиницы - очень медленный интернет. Мы с таким явлением раньше не сталкивались. С 2011 года, когда стали путешествовать с нетбуком, везде интернет был весьма приличным. Некоторые сложности имелись в 2013 году в Балаклаве (надо было идти в кафе, где работал вай-фай), но здесь...

    Немного посмотрели телевизор и поужинали. Каналов - просто бесконечность. Глянули "Зоопарк", а также новости из Севастополя, но, в целом, они были скучными.

    - Хочу посмотреть футбол! - заявил я.

    - А я хочу новости, - ответил Паумен.

    - Ну и смотри! - Я обиделся и стал в очередной раз перечитывать записки Троянды в бумажном виде.

    Затем новости закончились.

    - Смотри свой футбол, - сказал мой друг.

    - Уже почти весь первый тайм прошел, - сообщил я, и переключил на Первый канал.

    Но там никакого футбола не было.

    И тут я осознал, что первый полуфинал Чемпионата Европы состоится завтра!

    - Требую альтернативный полуфинал! - нашелся я. - Россия - Англия.

    - Счет будет ноль-ноль, - заявил Паумен. - В пользу Северной Ирландии.

    Мы еще посидели на балконе, где выпили на двоих бутылку безалкогольного мохито. Дул ветерок и было прохладней, чем вчера.

    Затем я заснул, а Паумен еще читал электронную книгу.

    3. День третий: Не без нудизма, 6 июля, среда

    Я снова проснулся в шесть. Бодро сделал зарядку. Совершил все утренние ритуалы и, ровно в восемь, разбудил Паумена. Сегодня мы решили не идти на завтрак, а просто перекусили в номере.

    С утра светило солнце, а после обеда Гисметео обещал дождь. Значит, следовало загорать, пока небо не заволокло облаками.

    Друзья позавтракали черешней и остатками сыра, который прихватили еще из Питера. В 9:30 вышли из номера 24. Для любителей статистики - всего здесь 27 номеров: шесть на первом, и по семь - на втором, третьем и четвертом этажах. Существует и мансарда, но туда проход закрыт.

    Уже известным путем направились к "Кулону". Если с шоссе взглянуть на Рыбачье, то откроются красивые виды. На небе почти не было облаков, что настраивало на оптимистичный лад.

    Перед выходом из номера я запечатлел наш балкон, а также панорамы из окна. Не обошел вниманием и дом "украинца". Мы очень довольны, что жилище пустует - в противном случае на крыше-площадке разместили бы скамейки для отдыхающих, и о вечернем уединении на балконе можно было бы забыть.

    Наше внимание привлекли две полуразвалившиеся хибары на склоне.

    - Раньше лишь такое жилье предлагали отдыхающим, - прокомментировал Паумен.

    Еще мой товарищ сообщил (а я спешу записать, ибо Паумен всегда жалуется, что ряд его ценных мыслей не доходит до читателей), что село Малореченское - куда более понятно и менее запутано в топографическом плане, чем Рыбачье.

    - Тут так просто не разберешься, куда идти, - веско добавил мой друг. - И хватает тупиков!

    - Это из-за речушек, - предположил я. - Они изменили рельеф, а улицы вытянулись вдоль русел.

    Наш путь лежал на пляж. Мы миновали две обзорных площадки и спустились по лесенке. Порадовала огромная надпись: "Кто на пляже мусор кинет, тот в морской пучине сгинет!"

    - Если бы проклятье имело магическую силу, - заметил я, - отдыхающих на пляже просто не осталось бы.

    - Может, поэтому на море так мало народу? - предположил Паумен.

    Друзья совершили финальный спуск. Внизу местные на джипе предлагали прокатиться к водопаду Джур-Джур.

    - Поехали, - сказал один из них, глядя на Паумена. - Сон сразу пройдет.

    - Сон пройдет? - обернулся я.

    - Просто я зевнул, - объяснил Паумен.

    Мой товарищ, по обыкновению, не выспался. Встать в 8 утра для него - тяжелейшее испытание. А часы, тем временем, показывали около десяти.

    Далее путешественники проследовали вдоль новых частных гостиниц. Там идет удобная дорожка. Я не запомнил названий, могу лишь отметить, что все гостиницы - хорошего качества. Стояло много машин, следовательно, постояльцы приехали на автомобилях, а эллингов там почти не было. Лишь в центре имелась небольшая территория, где стояло несколько старых гаражей для катеров.

    Довольно быстро мы добрались до последнего "эллинга". Далее шел узкий участок берега. Друзья взглянули и на полуразрушенную лестницу, которая вела куда-то наверх. Наверное, к православному "Фавору".

    - Хочешь сбросить вес и стать православным? - спросил я Паумена. - Тогда тебе туда!

    Где-то там располагалась и турбаза "Троянда". Возможно, белое здание, которое видно с берега. Судя по всему, турбаза не функционирует. Кстати, "троянда" - "роза" по-украински.

    Первые метров двести на пляже было относительно много народу. Потом он разом и безоговорочно исчез: остались считанные отдыхающие.

    Так мы очутились на нудистском пляже.

    - А как вы догадались, что он нудистский? - спросит читатель-формалист.

    - Название указано в Викимапии, - отвечу я. - А еще там лежали обнаженные люди.

    В целом, нудистский пляж оказался маленьким. Если верить Википедии, далее следовал пляж Отшельников. Мы немного не дошли, расположившись в бухте.

    - На всё Рыбачье не набралось и десятка нудистов! - заметил я.

    - Просто людям лень сюда идти, - пояснил Паумен.

    Зато мы были довольны! Весь путь до прекрасного, практически безлюдного пляжа занял не более 25 минут!

    Друзья разложили подстилку и присоединились к обществу нудистов.

    С собой на прогулку мы взяли Соню. Наш друг хоть и является большим любителем поспать, но у него на пижаме нарисовано много якорей, поэтому морская сущность Сони-котика очевидна. Соня, сквозь дрему, разглядывал морские просторы и находил их весьма привлекательными.

    Я сделал заплыв в море. Хотел взглянуть, что за мысом, дабы оценить Дикий пляж, но это оказалось слишком далеко. Уверен, мы туда еще сходим.

    Народу на берегу было очень немного. Люди равномерно расположились метрах в 50-70 друг от друга. Мы пришли на пляж около 10:10, а ушли в 11:50. За это время мимо нас в разных направлениях прошло не более 15 человек.

    Одна женщина заслуживает отдельного описания. Дама была в плотных джинсах и нелепом облачении сверху (с длинными рукавами!), а на ее голове красовалась широкополая шляпа. Странная особа миновала наше место, а затем не придумала ничего лучше, чем прямо в джинсах по пояс зайти в воду.

    - Может, у нее какая-то кожная болезнь? - предположил я. - И ей из-за этого запрещено загорать?

    - Или она спустилась с пансионата "Фавор", - ответил Паумен.

    Женщина побрела по берегу дальше, а когда мы уже собрались уходить, вернулась. Незнакомка дождалась, пока мы "отчалим", и лишь потом сняла мокрые джинсы.

    Зачем?!

    Этот вопрос я адресую пытливым читателям, ибо у меня на него нет ответа.

    А так - публику составляли лишь нудисты и аквалангисты. Последних я написал просто для рифмы. Если быть точнее, нудисты и любители морской охоты. То есть, люди в гидрокостюмах.

    Пока мы лежали, Паумен рассказал, как забронировал номер в "Киоре".

    - Мне еще предложили "Ольгу", - объяснил мой друг. - Но там двухместный номер стоил 5000 рублей, и я сразу отказался. А еще был вариант "Мармарис", но распространительница сказала, что "Киор" лучше.

    [Мимо "Мармариса" мы проходили и сегодня. На первый взгляд, неплохой отель, но я заметил, что там некоторые номера без кондиционеров.

    - Как можно в наше время жить на юге без кондиционера?! - воскликнули путешественники и забраковали "Мармарис" окончательно.]

    Время на пляже пролетело незаметно. Солнце светило с перерывами. Временами его закрывали белые облака. Мы смотрели в сторону Рыбачьего и Алушты, и казалось, что там гораздо больше облаков, а в Алуште, возможно, и вовсе идет дождь.

    Имелась небольшая волна, а иногда через наши тела переползали крупные муравьи.

    - Где же их муравейник?! - воскликнул я.

    - Далеко, - объяснил Паумен. - Это разведчики.

    Следует сказать пару добрых слов в адрес нашей подстилки. Так как внутри "пена", она очень мягкая и позволяет лежать на камнях с комфортом. Сначала мне не нравилось, что подстилка не влезает в рюкзак, но затем я привык носить ее на плече, и даже нахожу в этом определенные плюсы.

    Обратная дорога по солнцу с непривычки показалась тяжелой. Почти литр воды, который мы взяли с собой на пляж, был выпит.

    Друзья еще раз взглянули на лестницу, которая вела к "Троянде". Она находилась в аварийном состоянии. Последнего фрагмента из четырех ступенек просто не было. Словом, подняться по ней - равносильно подвигу. Не думаю, что мы на него решимся.

    А православный "Фавор" расположен на трассе, которая далее отходит от побережья и возвращается к морю уже только в районе Приветного. Нам бы хотелось хоть разок прокатиться по этому серпантину, но как? Разве что брать экскурсию в Судак и Новый Свет. Но уж больно рано она начинается - в 9 утра.

    Друзья вновь прошли мимо "гостиниц-эллингов", и сразу за ними обнаружили ресторан "Рыбацкий стан".

    Вот что о нем писала Троянда: "По дороге к эллингам "на спасалке" самый старый и самый лучший ресторан Рыбацкий стан, имеющий все документы, много лет проходящий все проверки, цены высокие, порции большие, вкусно, свежевыловленная рыба, отзывы сплошь положительные".

    - Надо нам как-нибудь туда сходить! - постановил Паумен.

    Так что, как может заметить проницательный читатель, постепенно вырисовываются всё новые перспективы.

    А друзья поднялись по кулоновской лестнице. Светило солнце, поэтому восхождение далось нелегко: мы даже сделали перерыв на одной из обзорных площадок. Тут же скажу про количество ступенек, подсчитанное окончательно. Сначала 26 до выхода к неработающему фонтану. Потом 80 до первой обзорной площадки, и еще 50 до второй, после чего - еще 5 ступенек, и вы - на шоссе.

    По пути к "Киору" друзья заглянули в "наш" магазин. Если верить Викимапии, его название "Малореченский", хотя на вывеске написано "Дельфинчик".

    - Не верь глазам своим! - провозгласил я.

    - Лучше не верить Викимапии, - ответил Паумен.

    В "Дельфинчике" мы купили кефир, воду, два глазированных сырка на пробу, полуторалитровую бутылку лимонада и зеленый чай. Причем, лимонад Паумен вынул из холодильника и протянул мне. Я сразу стал засовывать его в рюкзак.

    - А платить кто будет? - спросила продавщица.

    Пришлось вытаскивать бутылку...

    Разумеется, я не хотел ее украсть. Просто после долгого пути под солнцем голова туго соображает: я думал лишь о том, как наиболее компактно уложить все продукты.

    Этот магазин с условным названием "Дельфи-реченский" - самый близкий к нашей гостинице, поэтому логично всё покупать именно там. Жаль, они не продают фрукты.

    Где-то возле Военизированного Кота нас остановила полная женщина и спросила:

    - Вы в той красивой гостинице живете?

    - В "Киоре", - утончил я.

    Судя по всему, название женщине ни о чем не говорило.

    - А сколько стоит ваш номер? - продолжила она.

    - 2000 рублей, - ответил я.

    Удовлетворенная женщина отошла.

    - Надо было сказать: "Пять тысяч!", - стал рассуждать я, подтверждая пословицу, что русский мужик задним умом крепок. - Или: "Бесплатно, ведь мы - знаменитые путешественники!"

    Паумен же приметил сарай рядом с помойкой, как раз напротив забора с надписью "Самосы".

    - Надо было ответить: "Мы вот в этом сарае живем, - предложил мой друг. - И платим по пять тысяч за сутки".

    - А на вопрос: "Почему так дорого?", - продолжил я, - добавить: "Эти деньги идут на строительство моста через Керченский пролив!"

    - Это было бы патриотично! - согласился Паумен.

    Вчера вечером показывали сюжет о студентах, которые приехали строить Мост. Конечно, весь Крым и вся Россия ждут окончания строительства...

    Друзья поднялись в номер, помылись, а затем пошли на обед. Пожалуй, это был лучший обед за три дня. А может, я просто проголодался. По крайней мере, мы с большим аппетитом съели всё, что предложили. Наиболее понравилось второе, а именно - фаршированные перцы.

    Оценив по достоинству кухню, мы вновь отправились в наш номер.

    Так как туалетную бумагу нам не положили, хотя горничная Ирина и обещала, я просто взял один из рулонов, лежавших в коридоре.

    - Самообслуживание, - прокомментировал Паумен.

    Затем мой друг улегся спать, а я принялся набивать эти строки. Пишу уже два часа, а Паумен всё спит.

    Раз уж есть шанс составить подробные записки "на месте", я им обязательно воспользуюсь. Возможно, у меня получатся записки, похожие на Анапу-2014, которые многие сочли скучными. В любом случае, это путешествие изначально планировалось, как разгрузочное. А если вам не интересно, читайте мои записки о Байкале!

    Пока Паумен спал, я еще почитал отзывы про православный пансионат "Фавор". Захотелось подняться туда. А церковь в Рыбачьем называется храм Покрова Пресвятой Богородицы. Настоятелем храма является священник Игорь, заведующий пансионатом "Фавор". Вот история церкви.

    Странное соседство православного пансионата и нудистского пляжа, вы не находите?

    А слово "фавор" означает "покровительство", "протекция" или, если проще - "пуп", "выпуклое место".

    ***

    Итак, днем я целеустремленно размышлял: на какие экскурсии нам податься? Нашел прекрасный вариант с Парком львов в Белогорске. Такая поездка отлично вписалась бы в наше путешествие, если бы не цена. Один билет стоил 2400 рублей.

    И вот, когда мой друг проснулся, мы оба осознали - пора планировать дальнейшие мероприятия, иначе будет поздно. Поэтому отправились в центр не коротким путем (Школьная, Морская), а длинным - Центральная, Новоселов, ибо на Главной пляжной улице находились экскурсионные ларьки.

    Проходя по Центральной, заглянули в парк.

    - Разумеется, он тоже Центральный, - предположил я.

    Сфотографировали местного Ильича. Он показался мне настолько безликим, что я сгоряча назвал его "стандартным".

    - Пусть будет золотым, - возразил Паумен.

    - И лаконичным, - подумав, добавил я. - В надписи всего семь букв и две точки - "В.И. Ленин".

    Справа от Ильича находился клуб.

    - Зайдем? - предложил Паумен.

    - Лучше разберемся с экскурсиями! - ответил я.

    Мы добрались до Новоселов. Поговорили с молодым человеком у экскурсионного стенда: обсуждали поездку на водопад Джур-Джур. В 1995 году мы уже ходили на водопад пешком, и эта прогулка навсегда останется в памяти.

    - Туда ходят джипы три раза в день, - объяснил распространитель. - В 9:00, 13:00 и 17:00. Я вам советую выбрать жаркую погоду и в этот день прокатиться на водопад.

    - А сколько стоит? - спросил мой друг.

    - 500 рублей с человека.

    - А купаться в водопаде можно?

    - Нельзя. - Молодой человек виновато развел руками. - Так распорядились экологи. Но наверху есть ванны, в которых можно окунуться...

    Мы отошли.

    - Может, как-нибудь съездим в 17:00? - спросил я.

    - Подумаем, - ответил Паумен.

    Второй поездкой, которую запланировали друзья, стало посещение Ялты. От визита в Алушту мы и вовсе решили отказаться: здесь сложности с общественным транспортом. Конечно, можно заранее взять билеты на автостанции - туда и обратно, но где гарантия, что в этот день будет хорошая погода?

    - Я бы и в Ялту не поехал, - заявил Паумен, беспокоясь, что нам ни на что не хватит денег.

    - Ялта - Жемчужина Крыма, - возразил я. - Вечером прогуляться по Ялтинской набережной было бы замечательно!

    По пути к морю друзья обсуждали, что еще из программы следует наметить. Решили обязательно съездить в Малоречку, а также совершить поездку на такси в Канаку, а обратно пойти пешком.

    - Четырех мероприятий вполне достаточно, - заявил мой товарищ.

    - Для поселкового путешествия, - добавил я.

    Мы искупались в районе кемпинга. Народу было мало. По небу вновь ходили темные тучи. Природа повторила свой расклад: утром солнце, вечером хмарь. Если верить Гисметео, так будет всю неделю. Правда, этот сайт еще и постоянно прогнозирует дожди.

    - Может, они и идут, - предположил Паумен, - но только высоко в горах.

    - Судя по уровню воды в Алачуке, - возразил я, - то если и идут, то очень-очень слабые.

    Мы взяли с собой на прогулку Мишутку. Наш друг был очень доволен и важно смотрел по сторонам.

    - С 1994 года я ждал этого момента! - проникновенно заявил он.

    Мне стало неловко перед Мишуткой. Заявление в стиле "Чем дольше ожидание, тем слаще результат!" тут было неуместно, поэтому я взял нашего старинного друга на руки и прошелся вместе с ним вокруг подстилки, обозревая окрестности.

    - Ты доволен? - спросил Паумен.

    - Всецело! - ответил Мишутка. - Мне очень нравятся новые места!

    Затем я и Паумен еще раз искупались, посидели, глазея на пейзажи, а после отправились в "Столовую по-домашнему". В записках 2010 года я так расхвалил ее, что она сделалась для нас практически родной.

    На этот раз друзьям предстала странная, полупустая "Столовая по-домашнему". Ассортимент стал беднее, но качество осталось на высоте. Кстати, там есть туалет, куда можно зайти совершенно свободно.

    Мы заказали не очень много еды на 600 рублей и поужинали почти в полном одиночестве.

    Часы показывали начало девятого. Когда мы собрались уходить, то остались в огромной столовой одни.

    Вышли на трассу. Напротив "Столовой по-домашнему" разместился конкурент с броским названием "Столовая N1". Это заведение и вовсе было закрыто.

    - А помнишь, какие очереди выстраивались в "Столовую по-домашнему" в Алуште-2010? - спросил я.

    - А однажды мы пришли туда в 22:00, - вспомнил Паумен, - и там стояла огромная очередь...

    Конечно, в Рыбачьем такого ажиотажа никогда не бывало, но всё-таки перемены разительны.

    Обратный путь прошел по Морской и Школьной...

    А вечером состоялся футбол. Первый полуфинал. Уэльс против Португалии. Пока я смотрел игру, Паумен залез в "Контакт". И всё бы было неплохо, но, как только футбол закончился, интернет резко затормозился.

    - Те, кто смотрел матч, ломанулись в Сеть! - догадался мой друг. - Вай-фай такого не выдержит...

    - Значит, надо спать, - постановил я.

    Но мой товарищ стал беспокоиться, что он не вышел из любимой социальной сети. В итоге, до половины первого мы всеми правдами-неправдами старались зайти в "Контакт", чтобы потом оттуда выйти.

    Ближе к часу это удалось...

    4. День четвертый: Дикий пляж, "Рыбацкий стан" и мобильная связь, 7 июля, четверг

    День начался, как обычно: я встал в шесть и разбудил Паумена в восемь. Необычным стало другое - я сильно не выспался. Именно поэтому с самого утра мне в голову закралась оппортунистическая мысль - днем поспать.

    Друзья скромно позавтракали - два яблока, один глазированный сырок, бутылка "Активиа" и немного миндальных орехов - и около 9 утра вышли на улицу.

    Встретили нашу хозяйку Нину Филипповну. Она сидела с постояльцами и занималась расчетами...

    [Тут же сообщу о феноменальной догадке Паумена: "Киор" - это "Роик" наоборот, а именно - фамилия Нины и ее отца, если не ошибаюсь, владельца "Киора". Тут же вспомнилось название турбазы "Набаймар" - "На Байкале у Марины".]

    Нам уже давно хотелось заплатить за еду, чтобы не увеличивать долг, но Филипповна сказала:

    - После пляжа я вас рассчитаю.

    Друзья поняли, что ей удобнее всего произвести расчет в самом конце путешествия, но нам бы хотелось заплатить пораньше, чтобы не держать всё время в голове возрастающую сумму.

    Конечно, "Киор" предлагает очень демократичный вариант питания: в один день можешь есть, в другой - нет. В Анапе-2014 такой выбор отсутствовал. И цена лишь на первый взгляд кажется дорогой, а на деле - вполне приемлема. Обед очень сытный и вкусный.

    И вот, друзья тронулись в путь, но... Сначала я должен уделить внимание "Мальцу", за которым мы постоянно наблюдаем с нашего балкона! Вы уже поняли, что внутренний двор "Киора" выходит на гостевые дома. Один из них недостроен, другой заброшен, в третьем даже есть постояльцы, а о четвертом сейчас пойдет речь.

    Там недостроен третий этаж и, судя по всему, хозяина это устраивает. Отдыхающих мало, спроса нет. В его двухэтажном доме и так не живет ни одного постояльца! Именно у этого хозяина имеется внук, "Малец" (парнишка лет восьми). Он постоянно торчит на открытой веранде второго этажа, неизменно восседая на пластмассовом стуле рядом со столом, и круглые сутки играет в какую-то игру.

    Расстояние большое, и мы не можем разглядеть: планшет у него в руках или телефон, но, в любом случае, какая-то компьютерная стрелялка или водилка. И вот, как мы не выйдем на балкон - в 8 утра или в 12 ночи, Малец постоянно сидит на любимом стуле, поглощенный своей игрой.

    Однажды утром я видел, как Дед пытался проявить заботу о внуке, а именно, причесать, но Малец отмахивался от доброхота, как от назойливой мухи, не переставая играть.

    - Налицо - серьезная компьютерная зависимость, - заявил я Паумену. - Причем, в таком раннем возрасте. Малец точно посадит себе не только зрение, но и мозги!

    Но Деда, похоже, устраивает, что Малец не бегает по двору с криками, не пристает с вопросами, а тихо сидит себе и играет... А что при этом творится в его голове?

    - С каких пор Гризли стал педагогом? - вклинится читатель, защищая Деда и Мальца одновременно.

    - Не перебивайте! - отвечу я. - Впереди самое интересное!

    За три прошедших дня Малец стал для нас привычным ориентиром. Он всегда сидел на своем стуле и играл. В темноте его можно было различить по мерцанию экрана.

    И вот сегодня с утра... Малец пропал!

    Его не было на привычном стуле...

    - Доигрался, - резюмировал Паумен.

    - Должно быть, открылся какой-то виртуальный портал, - предположил я, - и Мальца утащило в другое измерение.

    - Шутить с виртуальностью опасно, - поддержал мой друг.

    Если Малец выкарабкается из Преисподней и вновь окажется на стуле, я обязательно напишу...

    А нас, тем временем, ноги сами вели на Нудистский пляж. И даже дальше - на Дикий. По пути мы рассуждали: насколько хорошо жить в гостинице на берегу моря?

    Я уже писал, что Паумену, кроме "Киора", предлагали селиться еще и в "Ольге" на пляже. Это - самый фешенебельный отель из всех, стоящих на "линии эллингов". Возле их здания всегда находится охранник в форме, и у него в кобуре даже имеется какое-то оружие.

    "Ольга" смотрится очень презентабельно. Какие там плюсы? Единственный и главный - близость к морю. А, следовательно, круглосуточная возможность купаться и любоваться морскими пейзажами из окна.

    На первом этаже находится столовая, а на берегу - кафе, так что с питанием проблем не возникнет.

    А недостатки: высокие цены и постоянное наличие рядом большого количества отдыхающих. Возможно, шумно. Мы ни разу не снимали "люксы у моря" и, наверное, в ближайшее время не снимем...

    Кстати, этот сервис стал развиваться в начале двухтысячных, когда в обиход вошло красивое слово "эллинг" вместо "лодочный гараж".

    С утра стояла дымка, и мы опасались, что солнце из нее так и не выйдет. Видимо, так думали и другие отдыхающие, потому что на пляже людей было мало.

    Мы в темпе прошли весь Нудистский пляж и оказались на пляже Отшельников. Там есть два-три очень удачных места, которые сегодня были свободны. Но наш путь лежал дальше. В итоге, мы добрались до мыса, где из воды возвышалось немало каменных глыб.

    - Напоминает бухты вдоль горы Алчак! - вспомнил я Судакское путешествие.

    Чтобы пройти мыс, имелась удобная и короткая тропа, где только в двух местах требовалось помочь себе руками при спуске. Преодолев мыс, друзья прошли еще метров двадцать, завернули и увидели... совершенно девственное место! На всем берегу (а вперед было видно метров на 700) ни единого отдыхающего!

    В таких условиях мы оказывались крайне редко, хотя много раз были на юге.

    Так что, путешественники снова стали нудистами.

    - Преобразились в нудистов, - уточнил Паумен.

    - Побывали в нудистской шкуре, - усилил я, представ перед матерью-природой в костюме Адама.

    Единственными людьми, которых мы видели на Диком, стали три голых мужика, которые прошлись по всему пляжу до конца, а затем обратно. После этого троица долго стояла рядом с мысом, и о чем-то беседовала.

    - Это точно люди нетрадиционной ориентации, - заметил Паумен.

    - С чего ты взял? - спросил я.

    - Знаю, - исчерпывающе ответил мой друг.

    - Ну, коль знаешь... - Такой довод мне парировать было нечем.

    В любом случае, мы испытали огромное удовольствие от нахождения на пляже практически в полном одиночестве. Дымка рассеялась, выглянуло солнце и стало просто замечательно. В дальнейшем солнце чередовалось с дымкой, но такая погода полезна для нашей кожи, чтобы не обгореть.

    Пока мы загорали, мимо, на почтительном расстоянии от берега проследовали две или три лодки. Люди на борту рыбачили.

    - Здесь хорошо клюет, - предположил Паумен.

    С нашего места Канаки, конечно, видно не было. Далее Дикий пляж делал еще один изгиб, а затем следовала протяженная и пологая бухта. Вот за ней и находилась таинственная Канака.

    А друзья около половины двенадцатого оделись и тронулись в обратный путь. Таким образом, на пляже мы провели около двух часов.

    Когда мы проходили по "линии эллингов", часы возле гостиницы "Фрегат" показывали 12:00. А на берегу сидело больше отдыхающих, ведь выглянуло солнце.

    Мы наблюдали за ретривером - не золотистым или черным, а коричневым. Отдыхающие привезли собаку на пляж, но должным образом о ней не позаботились. Она почти постоянно сидела на привязи. Пусть даже в тени, но в такую жару и это тяжело.

    - Ее следовало искупать, или хотя бы намочить ей шкуру! - воскликнул я.

    Но нет, владелец или сын владельца, парень лет двадцати только отвел собаку пописать. Вот и вся забота о псе. Больших собак, на наш взгляд, вообще не стоит возить на юг, но уж если привезли, извольте заботиться!

    Восхождение по кулоновской лестнице далось нелегко. Я снова пересчитал все ступеньки. Затем мы зашли в "Дельфинчик", купили хлеба и сыра. Решили окончательно отказаться от завтраков в "Киоре".

    - Но от обеда отказываться глупо, - заявил Паумен.

    Друзья к часу дня спустились в столовую, где наблюдали за многочисленным семейством отдыхающих, которых с первого дня окрестили "пищевыми". Они всегда и завтракают, и обедают, и ужинают. Глава семейства, два мальчика, одна девочка, жена и, как мы думаем, сестра жены. Если что-то не съедают дети, эта пища достается родителям.

    Младший мальчик из семейства помчался на кухню, а потом вернулся к "пищевым" (все уже сидели за столом) и восторженно огласил меню на ужин. Тут же началось активное обсуждение блюд...

    - Как вы провели отпуск? - спросят уже дома у главы семейства друзья или коллеги.

    - Вы знаете, замечательно! - ответит "пищевой". - Очень вкусно кормили! Превосходно!

    - А что видели? Куда ездили?

    - А зачем куда-то ездить, если вкусно кормят? Вы не представляете, какие там были завтраки и обеды! А ужины, это просто восхищение!

    - А на море-то вы ходили?

    - Иногда, между завтраком и обедом...

    И вот, после сытного обеда (суп я бы точно назвал "ресторанным блюдом", а не "домашней кухней") друзья вернулись в номер, и я... барабанная дробь... лег спать! Для Паумена это занятие было вполне привычным, а я так поступил первый раз в путешествии.

    Будут ли повторы? Жизнь покажет...

    ***

    Проснулись мы почти одновременно - в 16:30. Хотя вчера и позавчера Паумен вставал в 17:30 и даже в 18:00.

    - Потому что ты храпел! - объяснил мой друг свое раннее пробуждение.

    Вышли на балкон. Проверили Мальца. Парнишки на привычном месте не было.

    - Значит, застрял в другом измерении, - решили друзья.

    Надо было куда-то идти, но после сна одолела лень. К тому же, я слегка обгорел на Диком пляже. Вернее, по пути назад - опрометчиво не надел рубашку и шел весь путь по берегу с голым торсом.

    Однако с ленью следовало бороться. Мы выпили кофе, закрыли номер и спустились вниз. Там обнаружилась Нина Филипповна. В отличие от управляющей в Анапе-2014 (частная гостиница "Ардо"), которая всё время находилась у стойки администратора, Нину весьма тяжело найти. Но тут наши пути пересеклись, и мы этим воспользовались. Посчитали сумму за все обеды и один завтрак, и оплатили. Вышло 4200 рублей.

    А далее друзья направились дорогой - Центральная-Новоселов - к экскурсионному стенду, где купили билеты на воскресенье - Ласточкино гнездо плюс вечерняя прогулка по Ялте. Начало в 16:00, хотя изначально планировали в 17:00. Продолжительность 6 часов. Расскажу, когда съездим.

    Только мы вышли к морю, как выяснилось, что я не взял с собой подстилку.

    - Ты ее потерял! - воскликнул Паумен.

    Настроение сразу же испортилось. И дело не в том, что подстилка стоит 900 рублей, а в самом факте невнимательности с моей стороны!

    - Вот к чему приводит сонливость! - стал сокрушаться я. - Не надо было спать!

    - Это всё твоя болтливость, - возражал мой друг. - Меньше надо болтать!

    Я принялся вспоминать, где же мог забыть подстилку... В конце концов, решил, что просто оставил ее в номере.

    Паумен искупался, а я даже не стал. Чувствовалась некоторая пресыщенность морем, да и после совершенно пустого Дикого пляжа купаться среди народа не хотелось.

    Чтобы как-то развеяться, друзья направились в ресторан "Рыбацкий стан".

    Прошлись частично новым путем. Сначала вдоль трассы, где идти тяжело, ибо тротуары очень узкие, людей много, да еще и ездят машины. Перешли мост через реку Алачук.

    [Я так и не понял, что за мост был перекинут через русло, ведь по нему очень сложно перейти с одного на другой берег! Выяснилось, что там стоял ретранслятор, который позже упал: его и приспособили для переправы].

    Миновали пару-тройку кафе, где как раз начинала играть живая музыка, а у входа стояли зазывалы-официанты.

    Один из них повторял:

    - Заходите... Ну, проявите снисхождение...

    Это можно было трактовать так: "Мы кассу не набираем... Клиентов практически нет... Заходите, хоть как-то поправьте наше материальное положение, докажите, что Крым не зря присоединился к России".

    Друзья, свернув с шоссе, оказались на дороге, где раньше не были. Она шла вдоль пляжа и заканчивалась нижней частью базы отдыха "Кулон".

    Порадовало объявление на одной из закрытых калиток "Туалет 20 рублей, звоните".

    - Типично крымская предприимчивость! - оценили друзья.

    Кстати, на центральном пляже тоже есть туалет за 20 рублей, и я его посетил. Там везде течет вода очень тонкой струйкой - и где слив, и в умывальнике. Я попытался сделать напор сильней, но не удалось.

    - Всё строго дозировано, - прокомментировал Паумен. - Мой руки тонкой струйкой, экономь воду.

    - Или плати 30 рублей, - добавил я.

    А мы зашли в ресторан "Рыбацкий стан". Он расположен перед гостиницей "Ольга", слово написано на стене здания и видно издалека.

    Вошли в "Стан". Интерьер совершенно не соответствовал уровню ресторана. Я даже предположил, что раньше заведением владели крымчанин и украинец, а после 2014 года украинец увез с собой всю мебель.

    Но это, конечно, ерунда. Просто ресторан - летний, под навесом, поэтому вся мебель сборно-разборная. Но столы и стулья - совсем примитивные, а возле некоторых длинных столов просто поставили скамейки.

    Интерьер дополняли, и весьма позитивно, "рыбачьи" прибамбасы - две надписи "Рыбацкий стан" и морские картины. Мне запомнились часы в форме рыбы, очень яркий аксессуар.

    (Сейчас залез в интернет и обнаружил, что "Рыбацкий стан" - это именно кафе, а не ресторан. Так что, все замечания снимаются.)

    - Ресторан и скамейки - понятия несовместимые! - заявил я.

    - Запомни, Гризли, - тоном знатока произнес Паумен, - в ресторане главное не интерьер, а еда.

    Принесли меню. Мы заказали по половине ухи и порции рапанов. Еще бутылку безалкогольного пива "Стелла-Артуа" и лаваш.

    Уха (150+150), рапаны (300+300), пиво (100), лаваш (30) = 1030. В итоге, мы заплатили 1050 рублей.

    Общий вердикт - довольно вкусно.

    Рапаны нам очень понравились, огромная порция, которой сложно не наесться, а по вкусу напоминают белые грибы. Мы ели рапаны в Балаклаве в ресторане "Избушка рыбака", но там их подавали под сыром, а порция была меньше раза в три.

    Уха тоже оказалась вкусной, но там имелось много рыбы с костями. Возможно, маститый знаток ухи (назовем его "ухан") ухмыльнется и воскликнет:

    - В ухе просто обязана быть рыба с костями! Иначе это не уха!

    Может, это и так, но мне вспоминается отличная уха в Иркутске без костей. Хотя, возможно, там была другая рыба...

    В любом случае, "Рыбацкий стан" произвел хорошее впечатление. Скорее всего, мы туда еще заглянем.

    Плохо только, что там звучала громкая кабацкая музыка.

    - Издержки ресторанного бизнеса, - объяснил Паумен. - Тебе не нравится, а другие довольны.

    И, правда, когда начинала играть новая отвратительная мелодия, девушка за соседним столиком оживлялась и начинала подпевать.

    Добавлю, что мы пришли в "Стан" около семи вечера, а сразу за нами, словно сговорившись, повалил народ. Сразу зашло шесть или семь компаний, и мы поняли, что "Стан" вовсе не пустует.

    И еще - нас очень быстро обслужили - и еду принесли сразу, и счет, поэтому на ужин ушло не так много времени.

    ***

    И вот, когда мы вышли из "Стана", Паумен обнаружил, что у него не ловит "Мегафон". Я же свой телефон оставил в "Киоре". Друзья начали подниматься по лестнице "Кулона". На нижней обзорной площадке связь восстановилась.

    Тут стоит поблагодарить создателей "Кулона" и тех, кто сейчас поддерживает базу отдыха в хорошем состоянии. Цветник там просто идеальный! Мы поднялись на верхнюю площадку, и полюбовались кактусами, самшитом и очень красивым олеандром. Мой товарищ в детстве составлял гербарий из крымских растений, поэтому до сих пор помнит их названия.

    На небе наблюдались перистые облака, и в это прекрасное небо устремили свои острые кроны кипарисы. А рядом с кипарисом объектив запечатлел и летящую птицу!

    И вот, когда расслабленные и сытые друзья стали спускаться с шоссе к Алачуку, мобильная связь снова пропала. Напрасно Паумен включал и выключал свой аппарат, а также поднимал руку с телефоном к небу, надеясь, что господь бог вселит в него "Мегафон".

    Этот самый "Мегафон" никак не появлялся. Мы ускорили шаг и добрались до гостиницы. В номере включили мой телефон, но и на нем отсутствовали малейшие признаки Сети.

    - Значит, дело не в твоем телефоне, - глубокомысленно изрек я.

    За последние годы мы настолько привыкли к мобильной связи, что она стала чем-то само собой разумеющимся. И если она пропадает, испытываешь шок. Что делать? Как позвонить?

    Паумен включил нетбук (а интернет работал) и написал своему знакомому, дабы тот, когда зайдет в интернет и прочтет его сообщение, позвонил родственникам Паумена с объяснением случившегося. Правда, надежды на этого знакомого было немного, ибо он посещал Всемирную Паутину нечасто. Пока мой товарищ строчил эмоциональное послание, я тупо включал и выключал свой мобильник, но связь не появлялась. Однако я повторял операцию снова и снова, надеясь с помощью одинаковых действий получить разный результат.

    - Пошли обратно на кулоновскую площадку, - предложил Паумен. - У меня там брал "Мегафон".

    - Мне кажется, надо лезть куда-то в гору, - сказал я, - чтобы вышка сотовой связи была в прямой видимости.

    - Куда мы полезем, Гризли? - скептически спросил Паумен.

    И мы отправились на смотровую площадку. Там действительно появился "Мегафон"! По крайней мере, надпись на мобильнике загорелась.

    Однако радость была недолгой - вызвать кого-либо из абонентов не получилось. При наборе номера телефон отзывался короткой фразой "Сбой связи".

    Тогда друзья не придумали ничего лучше, чем пойти на перекресток Новоселов и трассы: оттуда Паумен в последний раз звонил в Питер. Спустились по лестнице, затем вдоль моря, к трассе, а далее - вдоль трассы - к перекрестку.

    Смеркалось. Кафе манили живой музыкой. Официанты зазывали отдыхающих. Но нам было не до этого: последний раз проблемы со связью мы испытали в 2006 году в Агое!

    На перекрестке Новоселов и трассы связи тоже не было. Что дальше делать, мы не знали.

    - Надо возвращаться в номер, - сказал я. - Нет смысла бегать по поселку.

    - Сначала я искупаюсь, - решил Паумен.

    Мы спустились на пляж. Так как стемнело, мой товарищ голышом бросился в море. Я же по инерции взглянул на мобильный телефон.

    И, о чудо, связь восстановилась!!! Паумен, искупавшись, позвонил в Питер. Проблема удивительным образом разрешилась.

    - Проект "Крым Наш" еще имеет ряд недостатков, - заявил мой товарищ. - Особенно по части телефонных переговоров.

    Как только мы отошли от моря, связь снова пропала.

    - Никогда не думал, что будет брать возле моря, - стал рассуждать я. - Обычно берет там, где выше.

    - Но почему тогда с обзорной площадки не ловилось? - спросил Паумен.

    Недоумевая, друзья возвращались домой. Решили идти по Новоселов. По пути заглянули в продуктовый магазин. А когда вышли оттуда, Паумен обнаружил малоприметный салон связи.

    - Зайдем? - предложил мой товарищ.

    - Зачем? - спросил я. - Всё равно подключаться к другому оператору мы пока не будем.

    - Просто спросим!

    И мы зашли.

    - А вот у нас мобильная связь не работает... - начал Паумен.

    - У меня тоже, - спокойно ответил молодой человек за стойкой. - Здесь всегда пару раз за лето происходит авария на вышке. Я даже удивляюсь: почему сегодня еще никто не пришел?

    - Но мы видели, что люди звонили по телефону, - возразил я.

    - Где видели?

    - У моря.

    - Может, у них была рация? - предположил продавец.

    - Вроде бы, мобильник, - ответил я.

    - А, впрочем, если у моря, то есть такие места, - согласился парень. - Кое-где можно принять сигнал от Малореченской вышки. Но, если отойдешь метра на три, сигнал пропадет.

    - Но эту поломку исправят? - спросил я.

    - Или сегодня вечером или завтра утром, - заверил продавец.

    И мы вышли из магазина.

    - Паумен, я горжусь тобой! - заявил я. - Во-первых, ты интуитивно верно определил место, откуда можно позвонить. А во-вторых, еще и нашел единственный салон в Рыбачьем, где нам смогли объяснить физику явления!

    - Да, Гризли, на моем фоне ты выглядишь глуповато, - согласился мой друг.

    И мы зашагали по Новоселов. В темноте дорога казалась незнакомой. Мало того, где-то прорвало водоснабжение, и по Главной пляжной улице (ночью на такую вовсе не похожую) потекли полноводные ручьи, у моста впадая в Андус. По безлюдной Центральной и далее вдоль Алачука друзья добрели до "Киора".

    Рассуждали о сцене, которую видели в магазине. Отдыхающие из России спросили продавщицу, как живется крымчанам.

    Я услышал только: "Зарплаты низкие, цены высокие", и по этому поводу разразился эмоциональной тирадой:

    - Конечно, мы прекрасно видим, что по сравнению с 2010-2013 годами, ситуация стала хуже. Да, сейчас приезжает гораздо меньше отдыхающих. Да, сейчас жить хуже, чем раньше. Но ведь всё относительно! Ведь какова альтернатива? Война, как на Донбассе?

    И если бы дом этой продавщицы разбомбили, что бы она тогда сказала? "Зарплаты низкие, цены высокие"? Да у нее бы тогда вообще никакой зарплаты не было!

    - Просто люди всегда недовольны, - объяснил Паумен. - И любимая присказка: "Раньше было лучше..."

    Мы вошли в номер около 22:00. Так что, у нас получилось как бы два вечера. Один с посещением "Рыбацкого стана", а второй - в поисках мобильной связи.

    Да, и подстилка наша нашлась! Разумеется, я забыл ее в номере...

    Тем временем начался второй полуфинал между Германией и Францией. Немцы в неуклюжем стиле, атакуя и совершая нелепые ошибки в собственной штрафной, проиграли со счетом 2:0. Единственным утешением стал красивый гол Гризманна.

    - Чем вам нравится Гризманн? - спросит любознательный читатель.

    Разумеется, тем, что созвучен с Гризли.

    А друзья-путешественники, посмотрев футбол, в районе полпервого улеглись спать.

    - А связь-то дали? - спросит читатель-прагматик.

    - В 22:30, - отвечу я. - Сразу после того, как Гризманн забил пенальти!

    5. День пятый: Малоречка и Виноградники в Рыбачьем, 8 июля, пятница

    Я хотел встать в шесть, дабы искупить вчерашнее писательское безделье, но когда зазвонил будильник, я его просто выключил. Продремал еще минут сорок и встал без десяти семь. Но я имел фору, ибо Паумен просил разбудить его в десять, поэтому полтора часа писал, дойдя до освещения наших проблем с мобильной связью.

    Паумен, как и планировалось, встал в десять.

    - Почему так поздно?! - воскликнет читатель-максималист.

    - Просто мы сегодня не идем на пляж, - объясню я, - а едем в Малоречку!

    Друзья поели сыр с хлебом, йогурт "Активиа" и остатки миндальных орехов. С балкона заметили Мальца. Его вернули из параллельного мира, и он снова терзал свою компьютерную игрушку.

    - Тебе не кажется, что он стал менее подвижным? - спросил я.

    - Путешествия в параллельную реальность даром не проходят, - ответил мой друг.

    Мы вышли из дома в 11:10. Через двадцать минут (Школьная, Морская) были на автостанции. Планировали поехать на такси (цен не знаем), но как раз стоял автобус на Алушту отправлением в 11:40.

    Я подошел к кассе, намереваясь купить билет, но билетерша, услышав "Малоречка", ответила: "Договоритесь с шофером".

    Друзья несколько минут простояли перед автобусом. Потом подошел контролер-посадчик и проверил билеты у сидящих на местах. А уж после этого полезли остальные, в том числе и мы. Проезд до Малоречки стоил всего десять рублей с человека. Очень смешные цены, учитывая, что посещение туалета стоит двадцатку.

    Народу в салоне было не очень много, и даже имелись сидячие места. Таким образом, мы без всяких проблем добрались до Малореченского, где мой товарищ многие годы отдыхал летом с родителями.

    Мы здесь вместе провели неделю в далеком 1995 году, а в 2010 заезжали на день.

    Между Рыбачьим и Малоречкой имелся небольшой участок шоссе со светофором. Как нам в первый день объяснил водитель Сергей: "Летом ремонтировать запрещено". Почему? Это для меня осталось загадкой. Но раз запрещено, то и не ремонтируют. А ехать-то надо! Вот и стоит светофор, а машины едут то в одну, то в другую сторону.

    Друзья вышли на улице Больничной. Это следующая остановка после храма-маяка. Если верить моим запискам 2010 года, его полное название - Храм-маяк Покрова Пресвятой Богородицы. Церковь является главной достопримечательностью Малоречки. Построена в 2006-2007 годах.

    - А зачем вам Больничная? - спросит неискушенный читатель. - Неужели кто-то заболел?

    - На этой улице в доме под номером шесть, - отвечу я, - долгое время проживал мой друг. А улица так называется, ибо рядом находится больница. Кстати, в Рыбачьем больницы нет.

    Мы прошлись по Больничной. Она была пустынна. Обнаружили искомый дом. Слева, где висит табличка с номером "6", раньше находился деревянный туалет. Похоже, хозяева начали что-то строить, но затем наступила Крымская весна, и строительство заморозили. Впрочем, это лишь мое предположение.

    А друзья отправились далее по улице Миндальной. Паумен прекрасно ориентировался и вел меня известными лишь ему дорогами.

    Мы вышли к бывшей столовой, а затем на торговую площадь.

    Я запечатлел центральный магазин. Там Паумену в годы перестройки, когда было туго с продуктами, не продали баклажанную икру. Почему? Да просто он был отдыхающим, а икра предназначалась исключительно для местных.

    - Неужели были такие времена? - задумался я. - Сейчас даже и не верится!

    - Были, - подтвердил Паумен. - Я прекрасно запомнил ту продавщицу!

    - Сейчас об этом все, кроме тебя, уже забыли, - заметил я.

    - Благодаря твоим запискам вспомнят, - сказал Паумен. - И этот позорный факт навсегда останется в истории поселка!

    Друзья осмотрели и бывший кинотеатр, который уже в 2010 году преобразовали в парикмахерскую. За шесть лет она почти не изменилась, разве что вывеска стала другой. Все входы в бывший кинотеатр забетонировали.

    - Зачем? - спросил я.

    - Чтобы там не собирались бомжи и любители выпить, - объяснил Паумен. - А ведь раньше это был очаг культуры!

    - В известной степени, это дерево, - сказал я, указывая на поваленный ствол, - символизирует судьбу кинотеатра.

    - Оно здесь тоже давно лежит, - добавил Паумен, подтвердив статус знатока Малоречки.

    Мы вышли из парка на шоссе, и стали спускаться к морю по Главной пляжной улице, которая называлась Парковая.

    Разительное отличие от 2010 года: тогда на Парковой с двух сторон сплошняком стояли всевозможные торговые точки, а по улице текла река из отдыхающих. Ныне не было даже ручейка, так - отдельные группы людей. Ну и магазины работали далеко не все. Народу было меньше, как минимум, раз в пять.

    В конце улицы обнаружилась большая частная гостиница.

    - Здесь раньше была дискотека, - вспомнил Паумен.

    Рядом молодой человек продавал полотенца. Мы купили одно с картой Крыма и окрестностей. При этом отмечу доброжелательность по отношению ко всем соседям, изображенным на карте.

    Друзья вышли на пирс. Взглянули в направлении Солнечного, а потом и Рыбачьего.

    Пляж в Малоречке маленький, но всё выглядело более благоустроено, чем в нашем "селе-2016".

    - Моя мама никогда не хотела отдыхать в Рыбачьем, - вспомнил Паумен. - Она говорила, что в Малоречке больше цивилизации.

    - Зато в Рыбачьем широкий пляж и просторы, - ответил я.

    В это время голос из динамика предлагал морские прогулки: "До Алушты и пять часов в Алуште! До Ялты и два часа в Ялте!"

    Несмотря на малое количество отдыхающих в целом, народу на пляже хватало.

    - А ты представь, сколько их было в 80-е годы! - воскликнул Паумен. - Яблоку упасть негде!

    Все эти просторы были нам известны: с 2010 года почти ничего не изменилось. По-прежнему принимала постояльцев гостиница "Слон".

    Паумен указал на территорию за забором.

    - Раньше здесь находился какой-то московский пансионат, - вспомнил мой друг. - Но, похоже, до наших дней он не сохранился - в отличие от "Кулона". Мы туда ходили смотреть телевизор. Видишь беседку? Мы там с папой в напольные шахматы играли.

    Друзья оставили позади короткий Малореченской пляж и вышли на "наши места".

    Сначала метров 50 узкой кромки, а дальше береговая линия расширялась. Наше внимание привлек белый ретривер, увлеченно игравший с камнями. Собака повадками очень напоминала Малого (нашего любимого ротвейлера, которого нет с нами уже более шести лет).

    - Такое отношение к животным одобряю! - воскликнул я.

    - Только камни надо кидать подальше от берега, на глубину, - добавил Паумен, - чтобы собака не поранила себе лапы, прыгая на "мелкоте".

    Вскоре мы добрались до очень неудобного участка метров на тридцать-сорок, где мучились еще в 2010 году. Но друзья знали, что он короткий, поэтому успешно его преодолели. (На обратном пути выяснилось, что этот участок можно обойти поверху. Правда, там весьма крутой спуск, но это удобней, чем "перешагивать" через бетонные плиты).

    Далее открылась Великая Малореченская стена. Особенно порадовала лестница, ведущая в никуда.

    - Именно эта стена сделана для укрепления берега, - оценил Паумен. - А набросанные ранее бетонные плиты лишь отпугивают отдыхающих, чтобы меньше народу здесь шлялось.

    Мы прошли вдоль всей стены, растянувшейся метров на 250. За ней показался почти безлюдный пляж. После Дикого нас удивить этим было сложно. Тем более Дикий был по-настоящему пуст, а здесь вдалеке виднелись две-три компании. Мы вновь превратились в нудистов.

    Сегодня самый холодный день нашей поездки. И это нам на руку. Я вчера обгорел и сегодня даже облачился в брюки вместо шортов. К тому же, в такую погоду легче путешествовать, хотя прогулку в Малоречку сложно назвать путешествием.

    Итак, на пляже было нежарко. Временами из-за облаков появлялось солнце и нежно светило, а не палило. Но чаще небо было затянуто дымкой.

    Сегодня мы взяли с собой Ежика, хотя уже пришла очередь Белыча и Рыжего. А у Ежика получился "второй заход".

    - Почему такая дискриминация?! - воскликнет читатель, ратующий за справедливость.

    - Теория компактности, - важно отвечу я. - Рыжий и Белыч слишком велики для такой прогулки.

    - Габаритны, - поправил Паумен. - Их пришлось бы нести в отдельном пакете.

    - Кого-нибудь из них мы сегодня вечером возьмем на море, - добавил я.

    - Если вообще куда-нибудь выберемся, - уточнил мой товарищ...

    Друзья искупались. В Малоречке оказалась более прозрачная вода, но и более сложный вход в море. Если в Рыбачьем можно сначала сделать несколько шагов, а уже потом вставать на четвереньки и плыть, то здесь надо было буквально вползать в воду.

    Когда я отплыл от берега метров на пятьдесят, то заметил прямо над нами недостроенные домики.

    - Кто-то еще во времена Украины дал взятку и получил разрешение на строительство, - объяснил Паумен. - Но здесь строить нельзя. И когда Крым стал российским, стройку прекратили.

    Мы посидели на берегу около часа. Я сделал множество самых разных снимков. Практически впервые в поездке просто так пощелкал фотоаппаратом.

    Потом друзья еще раз искупались и стали одеваться. А затем отправились назад.

    Разговор зашел о пляжной культуре, ныне безвозвратно утраченной. Теперь уже никто не оформляет свои "лежанки", и не делает на своем месте хороший вход в море. Но тут нам попался на глаза яркий пример пляжного рукотворчества. Кто-то не поленился и сделал причудливую плотину из камней!

    - Значит, не перевелись в Малоречке отдыхающие-строители! - провозгласил Паумен.

    С пляжа мы возвращались не по Парковой, а по тихой и цветущей Морской. Как известно, одноименная улица есть и в Рыбачьем.

    - Ничего удивительного, - объяснил Паумен, - ведь оба поселка находятся возле моря.

    - И оба - возле Черного! - добавил я. - Требую переименования улиц в Черноморские!

    Видели закрытый магазин. То ли владелец - из Украины, то ли просто нет спроса, и собственник решил, что проще ничем не торговать.

    Вся улица утопала в зелени. Мы дошли до какого-то частного отеля - внешне очень красивого, с цветами на балконах. Поразило, что в каждом номере имелись кондиционеры, но все двери при этом были распахнуты.

    - Кондеры не работают, - предположил я.

    - Или работают очень плохо, - уточнил Паумен.

    (Кстати, и в нашем "Киоре" многие постояльцы открывают настежь окна. Может, они хотят, чтобы к ним залетали комары и мухи?)

    По пути на шоссе друзья увидели примечательную надпись:

    Чтоб Вы так жили,

    Как мы Вас ждем!

    - Ее можно расценивать двояко, - задумался Паумен.

    - В данном случае обращаются к отдыхающим, - объяснил я. - А, следовательно, фраза несет положительный заряд!

    Думаю, этот лозунг следует популяризировать в масштабах всей страны. И если запустить его по телевидению, такая социальная реклама будет куда эффективней, чем "Время отдыхать в Крыму" и т.п.

    Друзья вышли на трассу. Когда подходили к остановке, увидели приближающийся автобус. Мы на него точно не успевали. Без особой надежды проголосовали на шоссе. И, к нашей радости, автобус остановился!

    Шофер открыл заднюю дверь. Мы влезли. И даже сели на свободные места! Это был тот же самый автобус, на котором мы ехали из Рыбачьего.

    Таким образом, по части транспорта поездка в Малоречку оказалась на редкость удачной. Буквально через десять минут мы были в нашем поселке.

    И направились в "Столовую по-домашнему". Там даже стояла небольшая очередь.

    - Обеденное время, - объяснил Паумен. - А мы вчера были в девятом часу.

    Очередь двигалась быстро. Мы заказали много разнообразной пищи, что потянуло на 930 рублей. Пожалуй, питательней, чем обед в "Киоре".

    Изрядно наевшиеся друзья побрели домой. Уточню, что переход от Морской к Школьной мы совершаем по улице Солнечной, а потом срезаем угол через гаревое футбольное поле.

    - Здесь играл сам Лионель Месси! - воскликнул я, хоть это было явным преувеличением.

    А Солнечная знаменита тем, что на воротах одного из домов нарисован колоритный Трехглавый Дракон.

    - Достойный конкурент Военизированного Кота, - оценили друзья.

    Я еще сходил в "Дельфинчик" за двумя канистрами воды, а Паумен отправился прямо в номер.

    А в самом начале Морской мы купили черешни, а также красных южных помидоров. Пока я покупал воду, Паумен мыл черешню.

    Далее произошло предсказуемое - мой товарищ заснул (разумеется, сначала мы съели черешню), а я принялся писать.

    Вот, дошел до этих строчек. Посмотрел в интернете, что Крым был присоединен к России 18 марта 2014 года. С того дня прошло два года и почти четыре месяца. По большому счету, мы переживаем исторические времена. Главное, чтобы нас ждало светлое будущее.

    Вчера вечером на Новоселов мы видели футболку с коллажем - Никита Сергеевич Хрущев и Владимир Владимирович Путин. Первый говорит: "Крым сдал", а второй отвечает: "Крым принял". Абсурд, поэтому смешно. Думаю, что всё в нашей российской истории будет хорошо - пыль и пена вокруг Крыма постепенно улягутся, и он станет абсолютно законно-российским полуостровом.

    А что касается пустых пляжей, то в этом кроется огромное очарование.

    ***

    Паумен проснулся без пяти семь. Я как раз закончил записи. Пытался еще что-то посмотреть в интернете, но он невыносимо тупил и, в конце концов, просто вырубился.

    Мы выпили кофе, потом вышли на балкон. Паумен закурил, а я предложил прогуляться в горы. Точнее, до озера на холме. Посмотреть интернет не удалось, поэтому мы пошли наугад.

    - Куда-нибудь да придем, - рассудили путешественники.

    Тем более, озеро не являлось самоцелью. Просто хотелось чего-то нового: взглянуть на окраины села и, при возможности, за его окраины.

    Друзья вышли из "Киора" и отправились вдоль реки Алачук в направлении гор. Вскоре потянулась улица Туакская. Благодаря отчетам Троянды, мы знали, что здесь находится район проживания крымских татар. Возможно, через некоторое время эта часть села получит название Туак.

    - Был поселок Рыбачье, - прокомментировал я, - а станет два села: Туак и Рыбак.

    - Или Туачье и Рыбачье, - добавил мой друг.

    Мы быстро продвигались вдоль Алачука.

    - Немало татары понастроили здесь жилья, - заметил Паумен.

    - И кто, по их мнению, будет в нем жить? - продолжил я. - Может, сами татары?

    Только представьте: на правому берегу реки обнаружилось два огромных четырехэтажных здания (еще без мебели, только занавески на первых этажах), каждое из которых гораздо больше местной школы. Рядом разместилось еще около пятидесяти разнокалиберных двух- и трехэтажных построек. И ни одного отдыхающего! Пару раз нам попались играющие татарские дети, а вот курортников мы так и не обнаружили.

    - Сейчас сильна тенденция селиться у самого моря, - стал рассуждать Паумен. - Никто не готов пройти даже 400 лишних метров. Что уж говорить о таком удалении?!

    Вскоре татарские дома закончились. Влево и вверх уходила петляющая отворотка, а основная и прямая дорога вела к виноградникам. Разумеется, мы пошли к виноградникам. Осенью, во время сбора урожая, эту дорогу закрывают. Но пока виноград еще мелкий, в чем мы сами убедились, поэтому можно гулять где вздумается.

    И мы принялись изучать виноградники. Абсолютно безлюдная дорога шла вперед, а мы топали по ней в надежде увидеть озеро. Особо живописно смотрелись холмы по обе стороны долины, освещенные вечерними лучами солнца. Было примерно начало девятого.

    Рядом протекал Алачук. Внизу грубо и вызывающе квакали лягушки.

    В переводе на русский это звучало примерно так:

    - Ну, что ты там идешь по дороге? Чего приперся?! Вали отсюда! Что, не расслышал? Только попробуй подойти, сразу огребешь!

    За всю прогулку мы лишь два раза встретили людей. Сначала в сторону поселка поехал парень на мотоцикле.

    - Похож на Павла Волю, - заметил я.

    - Маловероятно, что это именно он, - ответил Паумен.

    - Похож, - повторил я.

    Затем, снова на мотоцикле и снова в сторону поселка, промчалось еще двое парней. Их лиц я не разглядел, но тот, что сзади, держал на вытянутой руке ведро с водой.

    - Там рыба, - предположил Паумен.

    - Значит, впереди озеро! - обрадовался я.

    И мы ускорили шаг. Друзья шли всё дальше и дальше, но не замечали никаких признаков озера.

    Внезапно дорогу преградил ручей. При его форсировании я замочил один тапок.

    - Дойдем до поворота впереди, - предложил я. - Если там не будет пути влево, к морю, надо возвращаться.

    Паумен не возражал. А дорога, очень удобная для прогулок, убегала куда-то за тридевять земель.

    В итоге, друзья решили возвращаться. К тому же наступил вечер, солнце заходило, а идти назад в темноте было бы опрометчиво. А еще появились комары.

    - Из-за смены давления, - объяснил Паумен. - Они скоро исчезнут.

    - Но сначала изрядно покусают, - заверил я.

    Обратно мы двигались еще быстрей, чем туда. Вскоре дошли до знакомого ручья и вновь его форсировали. Тут Паумен услышал где-то наверху сильный шум воды.

    - Что это? - заинтересовался мой друг. - Может, родник?

    - Давай залезем и посмотрим! - воодушевился я.

    И мы, предвкушая увидеть нечто таинственное и неизведанное, с трудом поползли наверх по крутому склону. Вся обстановка вокруг настраивала на чудо - мы были одни, в окружении непривычной природы, а тут еще загадочное журчание...

    Реальность оказалась на редкость прозаичной - прохудилась одна из труб, по которой вода поступала на виноградники: из дырки в резиновом шланге во все стороны хлестала вода.

    Осознав, что нет места чуду в этом банальном мире, друзья развернулись, чтобы спуститься.

    Но не тут-то было! Мы очень резво вскарабкались наверх, а теперь стояли на вершине почти отвесной кручи.

    В итоге, активно помогая себе руками, кое-как спустились. И подгоняемые комарами, отправились в поселок.

    [Уже позже, придя в гостиницу, глянули интернет. Конечно, мы шли не туда! Чтобы добраться до озера, следовало свернуть сразу перед виноградниками, на "петляющую отворотку" влево.

    - Увидим ли мы когда-нибудь это таинственное озеро? - спросил я.

    - Если будет время, - ответил Паумен. - Но не исключено, что виноградники - гораздо интересней.]

    (Сейчас еще раз посмотрел интернет. Дорога вдоль русла Алачука и мимо виноградников уходит очень далеко. Мы прошли не более четверти пути. А километров через пять действительно есть озеро Хун. Именно оттуда мотоциклисты везли рыбу. Никаких населенных пунктов там вообще нет - только дороги, ближе к горному массиву Караби-Яйла, переходящие в тропы. Но я рад, что мы увидели новый пласт и природы, и культуры, потратив на всё не более часа).

    Вернулись обратно по другому берегу Алачука. Еще раз посмотрели на татарские дома. Видели несколько отдыхающих. В целом, в этом районе их очень мало. Кто-то писал, что здесь "демпинговые" цены на жилье. Интересно, каков размер демпинга?

    - Чьи эти виноградники? - спросил я. - Государственные?

    - Раньше был совхоз, - ответил Паумен, - а теперь - не знаю. Скорее всего, совхозная собственность так и осталась.

    Виноградников вокруг Рыбачьего хватает. Их хорошо видно в Викимапии. На мой взгляд, они должны приносить доход.

    А друзья дошли до "Кулона", спустились к морю и искупались. В это время стало темнеть. Мобильная связь на некоторое время исчезла, но минут через двадцать восстановилась.

    А мы около половины десятого вернулись в гостиницу. Паумен ненадолго засел в "Контакт", а я в сотый раз перечитал записки Троянды, а также несколько других отзывов о Рыбачьем.

    Запомнилась фраза про бухту Любви: "В сторону поселка Малореченского находится красивая бухта Любви - нужно пойти вправо по пляжу, а затем по крутой тропинке через скалы".

    - Может, сходим? - спросил я.

    - Не исключено, - ответил мой друг.

    И еще оттуда же: "В августе с погодой не повезло, было тепло, но дул сильный ветер с моря и вода была более чем прохладной. Даже просто сидеть или лежать на пляже было не комфортно".

    - Удивительное явление! - прокомментировал я. - Даже не знал, что так бывает...

    - Рыбачье - неизведанное пространство! - провозгласили путешественники.

    6. День шестой: Снова на Диком и Прогулка к озеру, 9 июля, суббота

    Я встал в шесть. Хоть и заснул не поздно, пробуждение оказалось тяжелым. Разбудил товарища в восемь. Мы совместно решили, что это - слишком ранний подъем для нас.

    Всё-таки, когда встаешь в шесть, всё утро ощущаешь непроходящую тупость. Так и тянет застыть во время какого-либо действия (завтрака или сбора вещей на пляж): просто уставиться в одну точку, да так и простоять, пролежать или просидеть с полчасика. Не лучшее эмоциональное состояния для заполнения души новыми позитивными впечатлениями. Но когда доберешься до моря, то первая мысль: "Ну как же можно прийти сюда позже?! Надо обязательно вставать в шесть!"

    Сегодня вновь состоялась "пляжная классика". Когда одно и то же действие повторяется в третий раз, мне, как писателю, уже делать нечего. Не описывать же снова дорогу, по которой мы шли позавчера?

    - Так вы устремились на Дикий пляж? - спросит вежливый читатель.

    - Да, мы устремились на Дикий пляж, - отвечу я в стиле Венедикта Ерофеева. - А куда нам было еще стремиться?

    Суббота неизбежно внесла свои коррективы. На пляже было чуть больше людей. Мы решили, что сегодня с гор спускаются туристы, дабы к воскресному вечеру успеть домой.

    Тут же спонтанно родились строчки:

    Широко трепещет туманная нива,

    Туристы спускаются с гор.

    И два нудистмена то прямо, то криво.

    Идут загорать на бугор.

    Один рюкзачище несет за спиною,

    И этим сознанием горд.

    Другой же слагает баллады покою,

    И Рыжий - последний аккорд!

    Тех, кто не понял, о чем идет речь, отправляю к первоисточнику - песне БГ "Два тракториста"...

    Впрочем, начну сначала. Итак, мы спустились на пляж через базу отдыха "Кулон". Прошли вдоль "линии эллингов", а именно от гостиницы "Ольга" до отеля "Фрегат". Раз имеется сайт, глянем цены "Фрегата". Номер нашего уровня стоит от 3000 рублей. Что ж, это плата за близость к морю.

    Справедливости ради, пять-шесть эллингов (как раз посередине "линии") еще сохранились. Выглядят так: снизу - гараж для катера, сверху - убогая хибара. Эти эллинги - "последние из могикан" - составляют процентов двадцать по отношению к гостиницам.

    Вчера я читал путеводитель 2008 года по Алуште и окрестностям. Там имелась и фотография Рыбачьего, панорамный вид со стороны маяка. Когда-то пирс еще был цел и гордо уходил в море (невольно возникает вопрос: "Кто и зачем его разрушил?"), а в районе "линии эллингов" находились лишь эллинги, и не было ни одного высотного здания.

    Мы миновали "линию". Опять видели несчастного ретривера. Парень по жаре вел его на поводке вдоль травы, дабы пес покакал. Но из бедного животного ничего не лезло наружу. Собака обреченно смотрела по сторонам и тяжело дышала. Мы очень пожалели "коричневого". Насколько больше повезло его белому собрату, отдыхающему в Малоречке!

    Дабы не смотреть на страдания животного, друзья быстрее устремились в сторону пляжа. Кстати, труднее всего преодолеть первые сто метров по галечному песку. Дальше идет твердая галька.

    - А многие отдыхающие этого не знают, - предположил я, - поэтому здесь и останавливаются.

    - Просто не идут из-за лени, - заверил Паумен.

    Мы же в размеренном темпе продвигались вперед. Сначала Нудистский пляж. Затем пляж Отшельников. Снова прошли по тропе через мыс.

    С самого утра нещадно пекло.

    - Если верить Гисметео, сегодня должен быть холодный день, - сообщил я. - Температура от 23 до 25. А завтра вообще "холод", не больше 23 градусов.

    - Чувствуешь, как печет? - обернулся мой друг. - На юге погоду предсказать невозможно!

    Мы завернули на Дикий, в надежде, что там снова не будет ни одного человека. Однако обнаружилась голая женщина. Пришлось ее обойти, и пройти еще метров пятьдесят. Там мы и залегли.

    - Сюда еще приходят одиночки, - заметил Паумен. - Здесь можно спокойно купаться и не следить за вещами.

    - Но таких одиночек мало, - добавил я.

    Продолжая тему малолюдности: за два часа, что мы провели на Диком, мимо прошло пять человек. Трое в сторону Рыбачьего - то ли с окрестных гор, то ли из Канаки. Один парень тащил тяжелый рюкзак, к которому были привязаны кеды.

    - Как они ходят вдоль моря при таком пекле? - спросил я.

    Вопрос так и остался без ответа; но я до сих пор удивляюсь выносливости туристов.

    Разумеется, дойдя до Дикого, мы снова стали нудистами, ибо сидеть на таком безлюдье в плавках просто аморально.

    - Может, назвать путешествие "Записки нудиста"? - спросил я.

    - Не нуди! - закрыл тему Паумен.

    Мы вволю позагорали и поплавали. Только было очень жарко. Вот тут-то и думаешь, что если прийти сюда на пару часов позже, то застанешь такое пекло, что мало не покажется.

    Не стоит забывать и про "утренний феномен". Мы здесь шестой день и каждый раз с утра светит солнце, а днем небо застилает дымка.

    (По крайней мере, так случилось сегодня. В данный момент, когда я пишу эти строки (15:00), небо затянуто.

    Даже вчера, когда мы были в Малоречке, около часа дня солнце скрылось в белой пелене. Но нас тогда это совершенно не расстроился, ведь у нас был прогулочный день.

    А завтра обещают кратковременный дождь. И днем, и вечером. Для поездки в Ласточкино Гнездо и Ялту - неплохо. А со вторника, 12 июля, уже давно прогнозируют жаркую погоду. Честно говоря, мы на это надеемся).

    Сегодня мы взяли на море Рыжего (последний аккорд!), хоть он и весьма габаритный зверь. Лисенок сообщил, что ему уже надоело исполнять роль "Аут-Сайдера" (последнего зверя, который не был на прогулке), хоть это слово и звучит весьма гламурно.

    Около половины одиннадцатого мимо нас, возлежащих в костюмах нудистов, прошел мужик в шортах и поздоровался. Мы ответили тем же. Оказалось, вежливый прохожий решил стать нашим соседом, и "стопорнулся" метрах в 50 за нами. Он тоже сделался нудистом, а затем, вынув маску, ласты и что-то типа "пики" для подводной охоты, устроил продолжительный заплыв со снаряжением.

    То есть, сегодня на Диком всё же есть люди, а позавчера не было вовсе. Кстати, голая и одинокая женщина (разумеется, одевшись) ушла с моря в районе десяти часов. А в 11:35 мы собрали вещи и отправились в "Киор". Возвращаться по жаре было тяжеловато. Помог привал на нижней смотровой площадке.

    - Что бы мы делали без "Кулона"?! - воскликнул Паумен. - Ведь здесь нет другой возможности выйти к морю!

    - Поэтому они и не закрывают калитку, - сказал я. - Только ворота на ночь...

    В гостинице обнаружилась приятная неожиданность - нам впервые поменяли белье. Впрочем, так и заявлено в "Памятке постояльцу": уборка - раз в два дня, смена белья - раз в пять дней. Нас, в принципе, устраивает.

    - Мы бы не отказались, чтобы меняли чаще, - добавил мой товарищ, поясняя оговорку "в принципе".

    - А полотенце вообще каждый день! - усилил я.

    - Но проявляем снисхождение к персоналу "Киора", - завершил свою мысль Паумен.

    Кстати, в "Киоре" не так уж много постояльцев. Вчера мы возвращались в темноте и свет во многих окнах не горел. Отель больше чем наполовину пуст.

    Друзья по очереди помылись, а затем отправились на обед. Он оказался очень вкусным, особенно салат. Мы не первый день рассуждаем: как кормят в "Киоре"? Это домашняя кухня? Или ресторанное питание? Так вот, сегодняшний салат с помидорами и сыром вполне можно причислить к ресторанным блюдам.

    Сегодня объявились хозяева трехэтажного дома, на который выходит балкон нашего номера. Из разговора хозяйки трехэтажки с соседкой выяснилось, что они приехали из Симферополя. Полагаю, на выходные.

    После обеда Паумен отправился спать, а я "взялся за перо". Практически всё описал, ибо пляжный отдых не отличается новизной - зато приносит отдых душе и телу.

    Как приятно купаться в море! Как благостно находиться в одиночестве, наедине с природой!

    В целом, наш отдых проходит замечательно. Жаль, что остается всё меньше дней. Еще не прошла и половина поездки (это грустное событие случится завтра), а я уже сожалею об ускользающих днях. Всё-таки здесь очень уютно и здорово!

    ***

    На вечер у нас имелось два варианта: пойти в татарское кафе "Кара-Дениз", что означает "Черное море", либо совершить морскую прогулку в 19:30. Но, когда Паумен встал около половины шестого, друзья весьма плотно поели сыра с бородинским хлебом, поэтому вариант с кафе отпал сам собой. На улице было относительно ветрено, поэтому мой друг отказался и от морской прогулки...

    Так что же всё-таки делать? В итоге, мы решили отправиться на прогулку в "горы", а именно - к безымянному озеру, которое не смогли отыскать вчера.

    Вышли из дома и зашагали вверх по Центральной.

    Затем, миновав поворот в сторону Новоселов, перешли на Северную. По пути сфотографировали наш балкончик в "Киоре"; на самом верхнем этаже, третий из четырех. Стоит отметить, что он - самый лучший!

    - Почему? - спросит дотошный читатель.

    - Во-первых, чем выше, тем шире обзор, - отвечу я. - Во-вторых, окна выходят во двор, а не к реке Алачук, а, следовательно - меньше посторонних глаз. Да и оформлен он более закрыто, чем балкончики с парадной стороны "Киора".

    - Мой балкон - моя крепость! - добавил Паумен.

    Около пятиэтажки мы застыли в раздумьях, а затем направились влево, во двор дома, считая, что именно там проходит дорога на озеро. Тут же на нас сверху и слева стала лаять чья-то собака.

    - Если бы здесь была дорога, и постоянно ходили люди, - сказал я, - пес бы не лаял.

    - Всё зависит не от дороги, а от характера собаки, - возразил мой друг.

    Мы углубились во двор, а затем даже перелезли через какую-то ограду... И только тогда мой друг понял, что путь ведет в тупик. Мы просто "забурились" в чужие дворы.

    Под лай собаки пришлось вернуться на исходные позиции, пройти метров двадцать вперед, и... обнаружился верный путь!

    Рыбачье открылось, как на ладони. А нам предстояло восхождение. Но так как по небу гуляли фиолетовые тучи, это оказалось не так уж сложно. Хотя подъем крутой, не каждая машина одолеет. Было любопытно изучать почти отвесные склоны и домики внизу. С высоты отлично просматривалась часть поселка вдоль Алачука.

    Постепенно друзья добрались до большого и красивого дома. Именно туда вдоль дороги было проведено электричество: ток шел по проводам, которые крепились на столбах. Эти столбы были хорошо видны из нашего номера. Сразу за домом имелось два лаконичных указателя. Первый "Гора" был направлен вправо, а второй "Озеро" указывал вперед. Разумеется, мы направились к озеру и через двести метров его увидели.

    Тут всё встало на свои места. Действительно, на холме (который можно назвать и весьма отвесной кручей) находится немало садовых участков. Так как была суббота, местные, в большом количестве, трудились на своих "сотках". Огороды шли слева от дороги, а справа имелось рукотворное озеро примерно 60 на 80 метров. К водной глади вело четыре прохода между камышей, три из которых оккупировали рыбаки. В свободный заглянул Паумен, сфотографировав кувшинки.

    - Будем возвращаться? - спросил я. - Или пойдем дальше?

    - Обратной дороги нет, - ответил мой друг.

    И мы отправились в обход озера. Небо над морем было девственно голубым, а тем временем в горах шел дождь. Кстати, этот горный массив называется Караби-Яйла.

    Наш путь лежал мимо садоводов, возделывавших участки. Конечно, на юге всё растет куда активней, чем в Ленинградской области, но без полива не обойтись. Местные для этих целей вовсю используют шланги.

    - Южная природа - не только буйная растительность и яркие краски! - начал философствовать я. - Местный климат рождает особый темперамент. Человек впитывает в себя характер места, где родился. Допустим, мы, северяне, малоэмоциональны, а из южан эмоции просто бьют ключом!

    - Причем, в разные стороны, - добавил Паумен.

    - Что тут смешного? - обиделся я.

    - Просто коренного населения здесь не осталось, - объяснил мой товарищ. - Ты же сам писал об этом в Анапе-2014. Правда, там его уничтожили, а здесь депортировали. Так что, местные жители, практически все, переселенцы.

    - Так что, на них южная природа влияния не имеет? - спросил я.

    - Имеет, но в меньшей степени, - ответил Паумен...

    Еще метров через триста впереди показались знакомые виноградники. Именно вдоль них мы гуляли вчера вечером! Круг замкнулся, а мы стали лучше ориентироваться в "Околорыбачье".

    Далее дорога пошла резко вниз. Вдалеке открылся район татарских домов. На склоне был хорошо виден участок серпантина Рыбачье-Приветное.

    - Хотелось бы прокатиться этим маршрутом! - воскликнул я.

    - Только неизвестно, куда, - добавил Паумен.

    Виноградники лежали прямо под нами. Справа виднелись многочисленные постройки поселка. Друзья неспешно спустились до реки Алачук.

    Навстречу нам, перегородив дорогу, вышел колоритный дед.

    - Вы не видели здесь мальчика с собакой? - грозно спросил он.

    - Нет, - честно признались друзья.

    - А вы с виноградников?

    - Спустились этой дорогой...

    - Эх, сорванец! - в сердцах выругался местный и исчез восвояси.

    А мальчика с собакой мы так и не повстречали...

    Вдоль русла дошли до "Дельфинчика". Купили Паумену минеральной воды.

    У кассы стояло два пьяных мужика. Они даже не стояли, а надолго обосновались возле прилавка. Мужчины тщательно обмозговывали дальнейшее "продолжение банкета". Они уже выбрали семь разнокалиберных бутылок пива, и теперь перешли к сигаретам.

    - Может быть, "Парламент"?

    - Слишком крепкие!

    - Тогда "Пел Мел"?

    - Слишком слабые!

    Стояние в очереди грозило затянуться, но нас обслужила вторая продавщица.

    Друзья вышли на улицу и увидели совсем пьяного крымчанина. Житель Рыбачьего (в простонародье, рыбчанин), "на автомате" шел "в родную хату".

    - Помнишь Ейск 1997? - спросил я. - "Часто встречаются местные жители, которые шатаясь и падая, медленно, но верно, возвращаются домой. Если пьянствовать, то до упаду! В прямом смысле слова..." Видимо, в поселках так принято.

    - Просто здесь всё рядом, - пояснил Паумен. - А в Питере из гостей пешком домой не доберешься. Хотя у нас пьют не меньше.

    - В Питере пить! - подтвердил я.

    - А он вовсе не алкоголик, - развил тему Паумен. - Выпил по случаю субботы.

    - И так поступает каждую неделю, - согласился я, - а в остальные дни работает...

    Походкой, которую метко охарактеризовал Ильич выражением "Шаг вперед, два шага назад", работяга добрался до своего дома, распахнул калитку и вошел внутрь.

    А мы направились наверх мимо "Кулона".

    - Это еще почему? - удивится читатель.

    - Хотели посмотреть на дом с лифтом, - объясню я.

    Это одно из самых высоких зданий в Рыбачьем. Адрес: улица Лучистая, дом 7Б. Тут же стоит сослаться на Троянду: "Лучистая - неплохая улица, несколько на отшибе от всей торговли, но оттуда к морю только через Кулоновскую или новую лестницу. То есть резкий подъем к трассе, немножко по кулоновскому парку и спуск к морю. Получается, что на море в горку, и с моря в горку. Часть домов имеет адрес Лучистая, но расположены они либо непосредственно на трассе, либо на горке между пляжем и трассой, строится тот район бурными темпами, каждый год что-то новое появляется, застройка вытягивается вдоль шоссе в сторону Судака. Сейчас можно сказать, что Лучистая - это целый квартал выше и ниже Кулона".

    К сожалению, красивый отель с лифтом пустовал. Скорее всего, там живет только сторож, который на ночь включает на всех этажах освещение. Интернет по этому адресу показывает нечто совершенно другое, поэтому пусть высотное здание с лифтом останется одной из загадок Рыбачьего.

    Кстати, немало подобных "замороженных" объектов мы видели и по пути вдоль Алачука. Очевидно, жилье было построено в 2012-2013 годах, но так и не "введено в строй".

    Чуть дальше по трассе друзья обнаружили удобную лестницу вниз. Она заканчивалась нижней прогулочной дорожкой "Кулона". Если же условно продлить эту лестницу до самого берега, то именно оттуда влево начинается гостиница "Ольга". С этим заведением у меня случилась почти детективная история. "Ольга" выглядит солидно, и я хотел найти их сайт. Но сколько ни набирал "Ольга отель" или "Ольга отель у моря", мне неизменно высвечивало "Морская, дом 39", а никакой "Ольги у моря" я так и не обнаружил.

    А путешественники по нижней аллее "Кулона" дошли до кулоновского же пляжа. Там сидело два или три многочисленных семейства крымских татар, из чего мы верно заключили, что сегодня - праздник сабантуй!

    - Хорошо, что не пошли в "Кара-Дениз", - рассудил Паумен. - Там наверняка много посетителей.

    Друзья искупались на фоне хмурого неба.

    - Я хочу купить что-нибудь к чаю, - заявил Паумен.

    - Зайдем в "Дельфинчик", - предложил я.

    - Мы там уже были! - возразил мой друг. - Надо найти что-то новое!

    Тогда мы отправились в центр поселка. Сначала по пляжу, потом мимо пары магазинов. Затем через мост. Далее вдоль двух больших и вечно пустых, хоть и с живой музыкой, кафе. Эти заведения каждый вечер терпят колоссальные убытки. Миновав "развал секонд-хенда" и череду разноплановых магазинов по обе стороны трассы, вышли почти к автостанции. Не доходя, заглянули в один из популярных продуктовых магазинов, и Паумен купил там печенье.

    Затем друзья свернули на Новоселов. В "Кофейне" заказали по капучино, что обошлось нам в 170 рублей. И далее проследовали вверх по Главной пляжной улице. Свернули с нее новым путем, на Морскую, и затем по мосту через Андус - на короткую Солнечную.

    - Где же Андус впадает в Алачук? - задумался я.

    Увы, это загадочное место до сих пор не обнаружено, хотя мы ходим где-то рядом.

    Мы дошли до гаревого футбольного поля, которое у меня неизменно ассоциируется с Лионелем Месси. Паумен, а потом и я, повисели на турнике.

    - А знаешь, кто может дольше всех висеть на перекладине? - спросил я.

    - Обезьяна? - предположил мой друг.

    - Мавроди, - ответил я. - Основатель "МММ".

    - А ты откуда знаешь?

    - Смотрел с ним интервью. Он, когда сидел на зоне, часто висел на перекладине...

    Обсуждая этот любопытный феномен, друзья по Школьной добрались до "Киора".

    Вечером всё было тихо и душевно, за исключением вай-фая. Паумен полез в "Контакт", но здесь - очень специфический интернет. По вечерам он обычно глючит. Причем, чем дольше мы здесь живем, тем более изощренными становятся глюки вай-фая. [То он вырубается так, что беспроводное соединение "Guest" просто не найти. То соединение "Guest" имеется, но рядом появляется надпись "Ограниченное соединение". А иногда соединение "Guest" есть, но подключиться к нему не получается.]

    Так вот, мой товарищ зашел в "Контакт", а в это время интернет исчез. Пришлось ждать, когда соединение вновь появится, а затем спешно выбегать из "Контакта".

    7. День седьмой: Ялта, 10 июля, воскресенье

    Сегодня необычный день. Мы едем на экскурсию, поэтому с утра на море не пошли. И правильно сделали, ибо погода не для загара. Когда я вышел на балкон около 11:30, то над холмом, где находится рукотворное озеро, нависла темная туча. И, в целом, прохладно, хотя практически полдень.

    А разбудила нас горничная около десяти утра. Ирина решила, что мы уже на пляже, а у нее просто не подходит ключ к номеру, поэтому долго и упорно стучала в дверь. Пришлось мне встать и открыть.

    - Я только мусор забрать, - объяснила горничная.

    Я отдал ей мусорный пакет и направился к кровати, но на полпути меня остановил повторный стук в дверь.

    Я вновь открыл. Ирина со словами: "Контрольный выстрел в голову", протянула мне чистые полотенца.

    Лично у меня к горничной особых претензий нет. Но заснуть, конечно, я уже не смог.

    Сделал зарядку, разбудил Паумена в 11:30. Мой друг тут же засел в "Контакт", а я вышел на балкон...

    Там дед Мальца кому-то из соседей рассказывал о своей прогулке к морю. Видимо, он гулял, пока мы спали.

    - Вы купались? - спросил сосед.

    - Нет! - Дед отчаянно замахал руками, словно купание на юге - тяжкое преступление. - Мы ходили по берегу. Прошли через нудистов и дальше несколько поворотов. Увидели тропу наверх. Думали, там можжевеловая роща. Поднялись, а там отдыхали туристы из Киева. Мы спросили, есть ли дальше дорога, а они ответили, что сами сюда пришли с моря. А я, спускаясь, порвал себе штаны!

    Из-за спины Деда показалась его жена и продемонстрировала соседям порванные брюки...

    Я ушел с балкона в глубокой задумчивости.

    - Дед - хозяин или отдыхающий? - спросил я. - Или их семья просто присматривает за домом?

    - Ты не представляешь, насколько местные не знают окрестностей, по которым бродят отдыхающие! - ответил Паумен. - Например, наша хозяйка в Малоречке совершенно не ориентировалась на пляже. Она туда вообще никогда не ходила...

    К тому же, сегодня воскресенье. Возможно, именно этим и обусловлена прогулка Деда с женой. Ведь они даже не купались, а просто гуляли. С другой стороны, если бы Дед был местным, он бы точно знал, что никакой "дороги выше" быть не может, ведь шоссе в этих местах далеко отходит от моря.

    Так кто же они: Дед и Малец?

    Кстати, Мальца зовут Коля. Он вышел из портала в другое измерение закаленным, и снова круглые сутки торчит "в виртуале".

    Но, на самом деле, ситуация - гораздо сложней и запутанней. Если вы смотрели фильм "Томминокеры" по роману Стивена Кинга, то поймете меня. Истинными владельцами дома являются монстры из виртуального мира, зеленые томминокеры. Они управляют своими "зомби" - Мальцом и Дедом, заманивая в ловушку доверчивых отдыхающих...

    Я бы развил эту мысль, но пора идти на обед.

    ***

    Итак, после трапезы мы отправились на экскурсию.

    Вышли из "Киора" в 13:12. В 13:26 были на набережной. Посетили туалет "эконом-класса" за двадцатку с человека, а затем по Новоселов - к месту сбора. Ориентир - магазин "Юнона". Даже не сам магазин, а его название, которое большими синими буквами написано на здании.

    Распространительница билетов, Наташа, нас не узнала. Зато мы ее хорошо помнили: крашеная блондинка с накладными ресницами и накладными ногтями гигантских размеров! Как она умудрялась с такими ногтями оформлять билеты и набирать номера на мобильном - осталось загадкой. Но в своем деле Наташа - профессионал, и это самое главное.

    Кроме нас на экскурсию от Юноны, места сбора, отправлялась еще женщина с ребенком. И мы вчетвером стали ждать автобуса.

    (Тут же скажу, что не знаю, как называется их турагентство, и имеет ли оно вообще какое-либо название. На их прайсе написано "Синие стенды", а также "ИП Майстренко В.Ю.")

    А механизм проведения экскурсий таков: сначала собирают всех желающих от Канаки до Солнечногорского (включая Рыбачье и Малоречку). В каждом поселке работают свои распространители, которые совместно формируют состав экскурсии. Автобус едет от Канаки в сторону Алушты, подсаживая по пути всех экскурсантов.

    В нашем случае в Канаке уже села супружеская пара с двумя маленькими детьми. Как выяснилось позже, эта четверка везде опаздывала. Так случилось и в самом начале поездки, поэтому микроавтобус приехал за нами на 15 минут позже.

    Друзья сели на места, указанные в билетах (большой плюс!), и отправились в сторону Алушты, по пути собирая пассажиров. Один человек вошел на точке "Таверна" (вниз по Новоселов), один - на автостанции, пять - в Малоречке напротив Парковой улицы и еще двое - в Солнечном. Выяснилось, что в салоне - 17 мест, 16 из которых заняли экскурсанты, а сиденье рядом с водителем предназначалось для нашего гида.

    И вот, практически полный микроавтобус выехал из Солнечного и покатил по серпантину. У нас были первое и второе места, поэтому (в кои веки!) я имел на экскурсии прекрасный обзор. Даже немного лучше, чем у Паумена. Обычно я уныло смотрю в проход между рядами, и, дай бог, что-то вижу в лобовое стекло водителя, а тут передо мной развернулись замечательные виды! К тому же, шофер Александр отлично вел микроавтобус. Перед нами открылась внушительная гора Демерджи и ее "привидения", на осмотр которых заманивают доверчивых отдыхающих.

    Мы добирались до Алушты относительно долго - въехали в город около пяти вечера, хотя микроавтобус шел на хорошей скорости и без остановок. Думаю, рейсовый автобус плетется часа полтора.

    С Алуштой у нас многое связано, мы там отдыхали в 1995 и 2010 годах. И если из первой поездки ничего не сохранилось в печатной форме, то второе - свежо в памяти. Тем не менее, узнать какие-либо кварталы оказалось проблематично. Мы вспомнили лишь автовокзал, гостиницу "Алушта", а также улицу Горького, уходящую вниз. Именно там находилось наше жилище "у Андрея".

    В Алуште (судя по всему, в сжатые сроки) возвели красивый православный храм. Его чуть-чуть недоделали, но в этом году уже введут в эксплуатацию.

    Сразу после автовокзала к нам подсела экскурсовод. Первым делом водитель протянул ей деньги. Разумеется, это не афишировалось, просто мы сидели близко и заметили. По нашим расчетам, шофер передал 1600 рублей, а именно 10% от общей стоимости мероприятия - 16 пассажиров х 1000 рублей.

    Экскурсовода звали Татьяна. В целом, она произвела благоприятное впечатление. Имелся лишь один небольшой изъян, о котором расскажу позже. Татьяна огласила программу мероприятия: сначала на Ласточкино гнездо, где дается час на осмотр, а потом в вечернюю Ялту, где у нас будет два часа свободного времени.

    Итак, мы помчали по Южному берегу Крыма (в простонародье, ЮБК), а Татьяна начала свой интересный рассказ. Я хотел записывать и даже взял с собой блокнот, но в условиях петляющей трассы и микроавтобуса это сделать очень сложно. Поэтому многое позабылось. Скажу лишь, что Татьяна - прекрасный экскурсовод, особенно по сравнению с двумя калининградскими (см. путешествие 2015 года). Ее речь была грамотной, а рассказ - продуманным. Она также отлично знала трассу, и поэтому всегда верно говорила, когда надо смотреть налево или направо, и подробно, в красках описывала достопримечательности.

    Дорога до Ялты нам хорошо известна: Партенит, Гурзуф, Никита, Массандра, и ... Жемчужина Крыма. Здесь мы неоднократно проезжали в 2010 году. С тех пор особо ничего не изменилось - разве что в Алуште построили несколько новых многоэтажек.

    Первым делом Татьяна рассказала о скале Парагильмен, где проводятся соревнования альпинистов. Эта скала, пусть и небольшой высоты, но очень трудна для восхождения. Еще мне запомнилась история о первой в России женщине-враче - Надежде Прокофьевне Сусловой, которая проживала в Партените. По словам Татьяны, Суслова получила медицинское образование на Западе, но затем ей пришлось уже в России сдавать экзамен с пристрастием местным мужчинам-врачам. Несколько часов ученые мужи задавали разные каверзные вопросы "выскочке-доктору", пока, наконец, не вынесли вердикт "лечить способна". И Суслова стала заниматься любимым делом. Женщина часто выезжала из Партенита к больным в окрестные поселки, причем, обычно на лодке.

    Микроавтобус миновал гору Кастель, что с итальянского переводится "маленькая крепость", а по-английски "касл" - "замок". Я же с 2010 года всегда называл эту вершину - "Костыль", памятуя о теории костылей Сальвадора Дали. Этот эпатажный художник считал, что культура нуждается в метафизическом костыле-подпорке, и нередко изображал эти самые костыли на своих полотнах.

    Гора Кастель - не слишком высокая, но всё равно внушительная. А за ней следует Аю-Даг (Медведь-гора). Рядом со стороны Алушты разместился поселок Партенит, где находится пансионат, раньше принадлежавший ВМФ Украины. Аю-Даг по форме напоминает медведя, пьющего воду из моря. Особенно хорошо это видно с трассы возле Гурзуфа и "Артека".

    В "Артеке" сейчас происходит серьезная реконструкция. Ее масштабы таковы, что доблестные строители не успели всё доделать к приезду первой смены, поэтому некоторое время дети жили в палатках, как и в далеком 1925 году, в год создания лагеря.

    На въезде в "Артек" еще в прошлом году установили огромный интерактивный экран.

    - Смотрится сногсшибательно! - оценил я.

    А количество принимаемых за смену детей планируют существенно увеличить. В общем, полным ходом идет "перезагрузка" международного детского центра.

    - Я вам советую съездить в Партенит, в пансионат "Айвазовское", - сказала Татьяна. - Парк сделали совсем недавно, и смотрится он очень солидно, а его создатель теперь работает над ландшафтным дизайном в "Артеке".

    - В Крыму работы ведутся, но не везде, а только на стратегических направлениях, - заключил Паумен, - одно из которых - "Артек".

    - Но ведь надо еще так много всего сделать! - воскликнул я.

    - До Рыбачьего дойдут нескоро, - заверил мой друг.

    Проехали парк "Никита", а затем и Массандру. Татьяна рассказала, что на винзаводе хранится огромный запас бутылочного вина, а самым редким считается "Херес" урожая 1775 года.

    - Одну из бутылок открыли, - сообщила экскурсовод, - когда в Крым приезжал Владимир Владимирович Путин.

    Публика в автобусе одобрительно загудела. Судя по всему, Путин продолжает нравиться россиянам.

    В связи с ВВП запомнился еще один момент. Татьяна рассказывала, как Ялта из деревни превратилась в город. Резкий прорыв случился в 1866 году, когда в Крыму стала отдыхать императрица Мария Александровна. Было доказано, что хвойный воздух полезен для лечения туберкулеза, и сделал это знаменитый врач Сергей Петрович Боткин.

    - И хотя я весь в недугах, мне не страшно почему-то,

    Подмахну, давай, не глядя, медицинский протокол!

    Мне приятен Склифосовский, основатель института,

    Мне знаком товарищ Боткин - он желтуху изобрел,

    - вспомнил я куплет из Высоцкого.

    И вот, императрице приглянулась Ливадия, а ей в то время владели...

    Дабы не переврать, приведу фрагмент из интернета: "В 1860 году граф Потоцкий скончался, оставив Ливадию в наследство двум своим дочерям. Сестры Потоцкие продали имение удельному ведомству, "чтобы сделать приятное Императору", и новой хозяйкой Ливадии стала супруга Александра II императрица Мария Александровна (1824 - 1880)".

    - Конечно, Потоцким не хотелось покидать Ливадию, - объяснила Татьяна, - но ведь императору не откажешь... Если бы Путин попросил вас продать ему квартиру или дом, вы бы смогли отказаться?

    В салоне все засмеялись, и мне тоже сделалось смешно, но чуть-чуть по другому поводу: мне крайне трудно представить, чтобы ВВП позарился на нашу квартиру.

    В любом случае, такой вопрос отражает отношение именно крымчан к Путину, потому что Татьяна - жительница Алушты: Владимир Владимирович многими здесь воспринимается как царь, император, историческая "сверхвеличина".

    Экскурсанты чуть позже спросили Татьяну:

    - А где в Крыму резиденция Путина?

    - Я вам могу назвать около десятка адресов, - ответила экскурсовод. - Но точно знаю, что он не живет в Форосе. Это был намек на Горбачева, которого августовский путч 1991 года застал в этом поселке.

    - Путин, наверное, вообще не отдыхает, - предположила одна из экскурсанток.

    - Однажды он исчез на три дня, так весь мир переполошился, - сообщила другая. - А может, у него было просто ОРЗ!

    - Ему нельзя болеть! - заявила третья. - Он вообще никогда не болеет!

    Добавлю, что вдоль трассы вновь висели плакаты с ВВП и его цитатами, одна из которых - "Нашей задачей является сделать Севастополь и Симферополь динамично развивающимися регионами России..."

    А вот вам еще современные реалии: "Макдональдс" на Ялтинской набережной после присоединения Крыма к России закрылся. Санкции. А мы еще застали время, когда он работал - там всегда было очень многолюдно.

    - "Макдональдс" больше потерял, чем крымчане, - рассудил я. - Теперь надо срочно открыть "Блин Наш"; ведь свято место пусто не бывает...

    А Ялтинская киностудия во времена Украины была кому-то продана. После того, как Крым присоединился к России, киностудию национализировали.

    - Но мы не знаем, будут ли там снова снимать фильмы, - пояснила Татьяна.

    А теперь вновь обратимся к прошлому...

    В начале 19 века дамы в Ялте прогуливались не по набережной, ибо ее, как таковой, еще не было. На месте современной набережной находилась мостовая дорога в Севастополь, пыльная и грязная, по которой ездили только на лошадях. Поэтому дамы в дорогих одеяниях фланировали... по крышам зданий. Их в городе специально для этих целей делали плоскими.

    Обращу ваше внимание еще на два фрагмента из интересного рассказа Татьяны.

    Во-первых, в фильме Гайдая "Кавказская пленница" некоторые эпизоды снимались на серпантине Алушта-Рыбачье. По ссылке вы можете увидеть подробности. "Сцена погони привитой тройки за Ниной снималась недалеко от Лучистого", а "Авария по вине заснувшего водителя - на серпантине с Ай-Петри". Многие сцены (например, открытие Дворца бракосочетаний) были сняты в самой Алуште.

    Во-вторых, чуть подробней о Ласточкином гнезде. Как известно, Гнездо для немецкого нефтяного промышленника барона П.Л. Штейнгеля "свил" архитектор-модернист Леонид Шервуд. Историю с фотографиями можно посмотреть здесь.

    "В период НЭПа здание замка было приведено в порядок, в нём открыли ресторан. Однако работал он недолго. В ночь на 12 сентября 1927 года на балконе, висящем над морем, ужинало довольно много посетителей. Публика разошлась всего лишь за 10 минут до главного толчка, от которого обрушилась башня этой затейливой дачи. Упавшие на балконы камни разбили стулья, сломали перила и сбросили часть этой мебели в море, куда последовали бы и посетители, если бы они вовремя не ушли", - так описывали современники землетрясения 1927 года.

    В результате катаклизма из скалы, на которой было возведено Гнездо, выпал внушительный фрагмент горной породы, и ходить на "Ласточку" стало опасно. Дорогу туда закрыли, повесили таблички "проход воспрещен", но...

    - Вы же знаете советских людей. - Я цитирую Татьяну. - Если написано "Нельзя", туда толпами валит народ.

    Так что, всеми правдами и неправдами смельчаки пробирались на "Ласточку". А в середине шестидесятых случилась такая история. Мужчина из Симферополя поссорился с женой. Он ушел из дома, купил бутылку водки и поехал на Ласточкино гнездо. Там выпил пол-литра и бросился вниз с сорокаметровой высоты.

    - Был бы трезв, точно разбился, - пояснила Татьяна, - а спьяну выжил.

    И вот несчастный супруг вылез на берег, где, к его удивлению, был встречен дружными аплодисментами. Люди на пляже решили, что на их глазах был исполнен цирковой трюк. Отдыхающие попросили мужчину снова прыгнуть, чтобы на этот раз они смогли запечатлеть его полет на свои фотоаппараты. Разумеется, за вознаграждение. Мужчина деньги взял, но прыгать второй раз отказался.

    После этой шумной истории власти решили снести "Ласточку" с лица земли. Но тут на защиту особняка встали местные краеведы. Был разработан план масштабной реконструкции. Взамен выпавшего фрагмента скалы сделали тройную железобетонную защиту, а также провели серьезные работы по повышению сейсмоустойчивости, то есть, способности переносить, не разрушаясь, землетрясения...

    На этих словах Татьяны мы подъехали к Ласточкину гнезду.

    Самое время сказать о погоде. Сегодня - идеальный день для экскурсий. С самого утра не было солнца. Когда мы ждали микроавтобус в Рыбачьем, даже пошел дождь - не сильный, но пришлось прятаться под навесом. А по пути в Малоречку, на повороте серпантина открылось всё село... Так вот, в районе Канаки бушевал самый настоящий ливень, ибо там всё было затянуто серой мглой.

    По мере приближения к Ялте облака рассеивались, а затем появились небольшие просветы. А в Ласточкином гнезде уже наблюдалась переменная облачность.

    Я в Ласточкином гнезде раньше не был; в 2010 мы его видели с борта катера, а вот Паумен в 90-е годы посетил Гнездо вместе с родителями. Оно очень примечательно, но там всегда толпы народа, и даже в нетуристический 2016 год их было полно.

    Нас высадили на обзорной площадке, оттуда открывался панорамный вид на Гнездо. К достопримечательности вела дорога из четырехсот ступенек вниз и двухсот наверх. Часть пути проходила по мосту, под которым находился очень симпатичный пляж. Голубая мечта Паумена - там искупаться. Напротив Ласточкина гнезда - могучая круча, где сняты многие сцены фильма "Десять негритят". Рядом скала Парус. Над ней - одноименный санаторий. Внизу - причал для прогулочных катеров, откуда легко добраться до Ялты.

    Ну и конечно, само Ласточкино гнездо - прекрасный образец совместного творения природы и рук человеческих. Сам по себе особняк никогда бы не привлек такого внимание, если бы не был возведен в столь уникальном месте.

    "Владимир Ильич Ленин был грибом!" Так, по крайней мере, утверждал Сергей Курехин. Вот и Ласточкино гнездо своей формой очень напоминало гриб, где скала играла роль не только толстой ножки, но и могучей грибницы.

    Волшебная, сказочная конструкция! Просто шедевр! С Гнезда открывались головокружительные виды вниз, но прочный заборчик не давал почувствовать страх, а также на далекие просторы - как на море (1 и 2), так и на суше (1 и 2). Территория за замком была ограждена забором из железных прутьев, но это мало кого останавливало - десятки нарушителей вовсю фотографировалось на запретной территории. Разумеется, их никто не гонял.

    А на самой площадке перед замком было не протолкнуться. У многих имелись палочки для селфи, и все снимались, щелкались и фоткались.

    Я раньше думал, что существует свободный проход на балкончик, откуда и открываются самые красивые виды, но оказалось, что вход туда запрещен.

    - Но в 2010 году там были люди! - воскликнул я.

    - В здании тогда находился дорогой ресторан, - объяснил Паумен. - И только посетители этого ресторана имели возможность выйти на балкон.

    (Наши снимки шестилетней давности - 1, 2, 3 и 4 - подтверждают это).

    [Знающие люди утверждают, что были времена, когда все желающие могли выйти на балкон. В любом случае, сейчас всё изменилось].

    Сейчас в здании открыт музей, куда никто не заходит, ибо оттуда теперь нет выхода на балкон. То есть, самая "крутая" обзорная площадка пустует.

    С другой стороны, пускать туда всех желающих - тоже нельзя. Проход между стеной и бордюром балкона - очень узкий. Сразу возникнет давка, в которой кто-то вполне может "выпасть из Гнезда".

    Возможно, есть какой-то цивилизованный выход из ситуации. Например, пропускать по 100 человек на полчаса, но это - в долгосрочной перспективе, а пока же пусть всё остается так, как есть.

    Ну и, конечно, рядом с Ласточкиным гнездом находилось множество ларьков, где всё продавали с двойной наценкой. Кое-кто предлагал сфотографироваться с орлами, но читатели знают наше отношение к таким людям.

    Обратный путь дался более тяжело. Как и всегда на экскурсии, мы были ограничены во времени. А тут еще выглянуло солнце.

    - Почему-то на Ласточкином гнезде всегда душно! - заявил Паумен.

    В итоге, когда друзья вернулись на обзорную площадку, то оба вспотели.

    Мы взяли с собой Соню, но он всю дорогу до Ласточки спал. Котик пробудился только на обзорной площадке, откуда Гнездо тоже смотрится выигрышно. Слева находился санаторий "Парус". Выглядел он неплохо. Внизу даже имелся бассейн, но постояльцев мы там не заметили.

    - В застой здесь было престижно отдыхать, - сказал Паумен. - А сейчас санаторий сильно отстал в плане сервиса от современных гостиниц. Посмотри, в номерах даже нет кондиционеров, хотя виды из окон открываются потрясающие...

    (Кстати, цена за двухместный номер в августе - более 10 тысяч рублей в сутки!)

    Все экскурсанты вовремя собрались на обзорной площадке, кроме супружеской пары с детьми из Канаки. Всегда найдется кто-то недисциплинированный, кого придется дожидаться всей группе.

    А затем мы отправились в Ялту. Были там в начале восьмого. Александр съехал с шоссе в город и высадил нас неподалеку от самой фешенебельной гостиницы "Ореанда". Рядом с ней установили памятник Юлиану Семенову. Именно в этой гостинице ровно за две недели Семенов написал сценарий фильма "17 мгновений весны".

    - Представляете, какой трудолюбивый! - воскликнула Татьяна. - Люди вокруг загорают, солнце светит, а он сидит в номере и работает...

    "Ореанда" нам очень понравилась.

    - Мы бы здесь недельку пожили! - заявил я. - Только кто заплатит?

    - Граф Володье, - ответил Паумен. - "Граф считает счета на своем счету! Мы еще сведем с вами счеты!"

    (Двухместный номер-люкс "Премьер", с видом на море стоит 31000 с завтраком, и 28000 рублей без завтрака в сутки.)

    А мы очутились на Ялтинской набережной.

    - У вас два часа свободного времени! - объявила Татьяна. - Встречаемся у памятника Ленину, возле аттракционов. Идите прямо по набережной и дойдете: в Ялте только один памятник Ленину!

    И друзья оказались предоставлены сами себе.

    Но одно дело - приехать в Ялту самостоятельно и иметь возможность уехать в любое время, а другое - быть ограниченным в пространстве (идите от точки "А" до точки "Б") и по времени (с 19:30 до 21:30). Хотя экскурсия - наиболее простой и дешевый способ увидеть вечернюю Ялту, если вы живете в Рыбачьем.

    Ялта, конечно, впечатлила. Мы опасались, что здесь, как в нашем поселке, будет малолюдно, но народу хватало!

    - Процентов 70 или 80 от 2010 года, - оценил Паумен.

    В любом случае, Ялта не пустовала. Она, как всегда, зажигала!

    Первым делом друзья увидели кафе "Аргонавты", которое ныне называлось "Апельсин". Мы вышли на длинный пирс. Открылся красивый вид на город.

    - Ялта наиболее красива своей набережной! - воскликнул я.

    И мы проследовали по ней...

    Там имелась масса развлечений. Разукрашенные люди-манекены застыли в странных позах, ожидая, что кто-то бросит монетку. Услышав заветный звон, фигура начинала совершать сложные движения. Рядом надували огромные мыльные пузыри. Чуть дальше нарядные старушки с достоинством танцевали под песню "Мясоедовская улица моя", а еще через 50 метров фокусник проделывал немыслимые трюки со своей тростью, которая практически парила в воздухе.

    - У него в рукавах пиджака магниты, - объяснил Паумен, разрушив хрупкое волшебство.

    Особенно порадовали индейцы со своей завораживающей музыкой. Если не ошибаюсь, мы их видели здесь и в 2010 году.

    Всё это, как обычно, сопровождалось шумными толпами праздных отдыхающих.

    Мы добрались по набережной до моего любимого места - трех домов, вдоль которых росли пальмы.

    Словом, в Ялте всё было, как всегда - город-фейерверк ярко блистал, делясь с туристами своим ослепительным светом.

    - Здесь каждый день праздник! - оценил я.

    - Для тех, у кого есть деньги, - добавил Паумен.

    Новым смыслом наполнилась фраза "Знал бы прикуп, жил бы в Сочи", где вместо "Сочи" можно написать "Ялта". Ведь здесь так приятно швыряться деньгами!

    Мы немного посидели на скамейке, стараясь прийти в себя от увиденного. Мимо фланировала разношерстная публика: кричали дети, шумели подростки и смеялись взрослые.

    От этого многообразия у Паумена разболелась голова.

    - Выпьем кофе, - предложил я.

    Но в первой кофейне не было свободных мест, а вторая оказалась чрезвычайно дорогой. Тогда мы свернули с набережной на малолюдную улочку. Дошли до "суши-бара".

    - Я не хочу суши, - сказал Паумен.

    - Закажем здесь кофе, - ответил я.

    Мы зашли. И даже сели за столик. Но, осмотревшись, встали и вышли. Это было весьма помпезное заведение, где очень долго обслуживали. Испугали не цены, а пустая трата времени на ожидание заказа.

    - В этом и есть недостаток подобных экскурсий, - заметил мой товарищ. - Всё время приходится смотреть на часы.

    Друзья побрели какими-то "занабережными" дворами. В итоге, Паумен обнаружил продуктовый магазинчик, где бодро шла торговля. Там имелся и "кофе-автомат". Отстояв небольшую очередь, мы взяли два капучино и вновь вышли на набережную.

    Куда податься в оставшееся время? Что именно посмотреть? Экскурсовод рекомендовала сфотографироваться возле Дамы с собачкой, но рядом с памятником стояла большая очередь из желающих сделать снимки. Да и кому такие снимки нужны?

    Просидеть всё время в кафе? Такая возможность имелась, вдоль набережной возвели длинную посадочную конструкцию со столиками. Но надо было сначала выяснить, где находится таинственный Ильич, место сбора экскурсии.

    И мы отправились на поиски Ленина. По пути обратили внимание на дом с надписью "Ривьера".

    - Мы его раньше не видели, - сказал я.

    - Значит, недавно построили, - ответил Паумен.

    Чуть ранее друзья миновали канатную дорогу. Позже выяснилось, что туда с улицы Тверской переехала "Столовая по-домашнему", а рядом открылся "Контактный зоопарк" для зверей.

    Затем мы добрались до "здания из стекла и бетона", о котором долго рассказывала Татьяна. В нем, со стороны набережной, находились разнообразные бутики. Паумен вознамерился обойти их все, а мне именно в этот момент сильно захотелось в туалет.

    И это, увы, испортило прогулку: ибо где найти туалет в сверкающей Ялте?

    Тут-то и вскрылся единственный недостаток Татьяны-экскурсовода - она весьма нелепо объяснила местонахождение сортира. Из ее рассказа я лишь понял, что он в Ялте один и "стеклянный". Согласитесь, весьма неточное описание.

    И вот, забыв обо всем кроме единственного желания, я потащил Паумена на поиски деликатного заведения. Знать бы еще, где искать! Сначала мы обнаружили Ленина. Неподалеку от памятника разместился парк аттракционов. Казалось бы, там точно должен быть туалет! Увы, мы его там не нашли.

    Тогда друзья сделали несколько попыток воспользоваться туалетом какого-либо кафе, но и это не удалось.

    В одном месте дверь в WC была закрыта на ключ, в другом в сортир пускали только посетителей.

    - Что за странный город? - возмущался я. - Почему здесь нет туалетов? Ведь это - источник заработка! В итоге, туалет мы всё-таки обнаружили. Он находился в здании "из стекла и бетона", но с другой стороны, ровно посередине. Заведение пользовалось бешеным успехом: в мужской части - сплошной поток из посетителей, в женской - длинная очередь.

    - Почему не сделать пять туалетов? - спросил я. - Или десять?

    Ответом мне стал шум праздной толпы.

    - В Питере давно издали указ, обязывающий все кафе и рестораны предоставлять свои туалеты для прохожих, - сообщил Паумен. - А в Ялте об этом даже речи нет.

    - Но почему бы им не открыть свои туалеты хотя бы за деньги? - спросил я.

    - А что вам мешало сходить в кусты? - вклинится в наш разговор читатель-простак.

    Что тут ответить? Мы уже как-то вышли из подросткового возраста.

    - Хотя всё к тому шло, - добавил Паумен.

    После решения туалетного вопроса выяснилось, что экскурсионного времени почти не осталось.

    - Было бы неплохо пожить здесь недельку, - заметил мой друг. - Но для этого нужен совсем другой кошелек.

    Еще с 2010 года нам известно, что главные недостатки Ялты - высокие цены и грязное море. Но, если вдруг нам на головы упадет крупная сумма денег (если у кого-то есть лишние, примем в дар!), мы обязательно недельку в сентябре, когда не очень жарко, проведем в этом прекрасном городе и оторвемся по полной программе.

    Ялта призывает отдыхать! И я очень рад, что атмосфера праздника здесь сохранилась.

    - В сентябре на набережной будет меньше народу, - сказал Паумен.

    - Думаю, Ялта зажигает до октября, - возразил я.

    До времени сбора оставалось около получаса. Мы посмотрели на пальмы и сосны, а затем вышли на набережную, где были пришвартованы красивые яхты. Они у меня теперь однозначно ассоциируются с Балаклавой. Кстати, еще один удивительный крымский город, куда очень хочется вернуться.

    Да и вообще, друзья мои, Крым - это прекрасно! И если Ялта - Жемчужина Крыма, то сам Крым - Жемчужина Земли! В Крыму такая великолепная природа, что на этой земле просто нельзя допустить никакой войны, ни единого выстрела! Эта божественная земля никогда не должна стать ареной боевых действий или вооруженных конфликтов! Тем, кто этого не понимает, не стоит читать мои записки.

    А мы еще слегка полюбовались вечерней набережной. По всей ее длине зажглись фонари. Ялта гуляла, а нам было пора возвращаться в село. Бросив прощальный взгляд на город, друзья зашагали к памятнику Ленину.

    Но сначала оценили Безумную Панду! Я имею в виду не "Панда-парк", а фигуру на набережной. Человек в костюме Панды исполнял различные трюки. До сих пор не понимаю, как ему это удавалось! Рядом топтался Бодрый Тигр, но Безумная Панда явно солировала.

    - У него какой-то поддув, - наконец, решил я.

    - Сам ты поддув! - ответил мой друг.

    Так и не разобравшись в панда-технологии, мы дошли до Ильича.

    - Ласточки мои! - окликнула нас Татьяна.

    Хотя, какие мы ласточки?

    ("Сокол, ты баран!" - не в тему вспомнилась мне песня про Хабибуллина.)

    Увы, годы берут свое, я лет на пять старше Татьяны, но, слава богу, еще имею силы, чтобы путешествовать и описывать свои впечатления от поездок.

    "Ласточки", то бишь, мы присели на скамейку. Как всегда, ждали пару из Канаки. Затем вся группа какими-то темными улицами, через парк, отправилась к микроавтобусу.

    Экскурсанты сели в салон. Автобус мягко тронулся с места. По скупердяйской традиции наш шофер выключил в салоне свет.

    - Есть ли вопросы? - спросила экскурсовод.

    Вопросов не было. Тогда Татьяна стала разговаривать с Александром, а мне их беседа была хорошо слышна. Оба - крымчане, и экскурсионный бизнес - их "хлеб" и главный заработок. Оба вспоминали общих знакомых, и обсуждали бытовые проблемы. Некоторые их суждения показались мне примитивными, но что в этом удивительного? Главное, что Александр прекрасно умел водить, а Татьяна хорошо провела экскурсию. Требовать от них что-либо свыше этого было бы странно.

    Всё мероприятие прошло на очень хорошем уровне; к организаторам нет никаких претензий. Наоборот, мы рекомендуем.

    При свете фар, ибо крымские дороги по-прежнему не освещены, мы добрались до Алушты. Там расстались с Татьяной. Прощание вышло трогательным, весь автобус проводил женщину аплодисментами.

    А мы помчались дальше по серпантину. Времени было уже за десять вечера.

    - Хорошо, что экскурсия началась в четыре, а не в пять, - сказал я. - Иначе бы мы очень поздно вернулись.

    - И так возвращаемся не рано, - согласился Паумен.

    В далекой Франции в это время начался финал ЧЕ-2016. Португалия против Франции. Тут же по "Русскому Радио" сообщили, что Криштиан Роналду получил травму.

    Далее подтвердилась избитая истина: куда-либо ездить из Рыбачьего - нелегко. Путь от Ялты до Алушты - куда проще и быстрее, чем от Алушты до Рыбачьего. И по времени, и по степени комфортности. И хоть меня совершенно не укачивает на этом серпантине, скорость там особо не разовьешь, а значит, дорога занимает больше времени. И все эти повороты - туда-обратно, туда-обратно - невольно утомляют. Кроме того, на трассе есть два участка с односторонним движением, которые тоже удлиняют путь.

    Мы въехали в Рыбачье около 23:00. В номере были в 23:20. Как раз успели на второй тайм.

    Пока ели колбасу с булкой и помидором, закончилось основное время матча. В дополнительное (не совсем справедливо) выиграли португальцы.

    Но таков уж этот ЧЕ-2016 - почти все результаты нелогичны. Вылетели хорваты, испанцы, итальянцы, немцы, а победили... португальцы.

    Но ведь ничего криминального в этом нет, не правда ли?

    8. День восьмой: Солнечногорское, "Фавор", и Во тьме, 11 июля, понедельник

    Проснулся я по будильнику в 8:00. После вчерашнего вставать было тяжеловато, но зарядка придала бодрости. Я сделал завтрак (черешня, хлеб и сыр), заварил кофе и лишь затем разбудил Паумена. Мой друг тоже встал с трудом.

    Мы вышли из номера в начале двенадцатого. Сегодня решили поехать в Солнечногорское, которое обычно называют "Солнечное".

    По Школьной, Солнечной и Морской, а затем на Новоселов - есть и такой вариант выхода к автостанции. Чем дольше живешь на одном месте, тем больше открываешь новых дорог.

    Миновали распространительницу Наталью. На этот раз она нас узнала. Взяли билеты на экскурсию в парк "Айвазовское". На пятницу. Ближе к дате расскажу подробней. Билеты тоже стоили по тысяче рублей.

    "На юге так легко улетают эти тысячи, которые столь сложно зарабатываются дома", - подумал я...

    В 11:35 подошли к автостанции. Рассчитывали уехать рейсом в 11:40, как позавчера. Но нельзя дважды войти в одну реку.

    - Отменили рейс? - спросит нетерпеливый читатель.

    - Просто условия сильно изменились, - отвечу я.

    Тогда был полноценный автобус, а сейчас - микроавтобус, где значительно меньше мест.

    Хорошо еще, мы проявили бдительность и смекалку. Сначала водитель посадил "официальных" пассажиров, у которых имелись билеты до Алушты, а затем пришла очередь "дополнительных" (до Солнечного и Малоречки). Мы умудрились первыми войти в салон и заняли два последних свободных места.

    Но там было тесно, окна завешены шторами, так что по пути ничего не рассмотреть.

    - Если автобус свалится в пропасть, мы узнаем об этом последними, - мрачно пошутил я.

    Совершенно негодный автопарк! Передвижение из удовольствия превращается в мучение!

    Микроавтобус, в условиях нулевой видимости для нас, тронулся в путь. С каждой остановкой пассажиров становилось всё больше. К счастью, друзья, вовремя соскочив с последних мест, сумели объяснить водителю, что нам надо сойти на повороте к селу Генеральское.

    На том же повороте в салон набилось столько людей, что мы им даже посочувствовали. А сами отправились на пляж.

    Вскоре стало очевидно - в Солнечном делать совершенно нечего! Из трех поселков мы очутились в самом бесперспективном. Конечно, с нашей субъективной точки зрения. Если вы любитель традиционного пляжного отдыха и каждый день ходите дорогой дом-море и море-дом, Солнечное для вас - предел мечтаний. Здесь почти везде близко море. В сущности, Солнечное - это дорога, вытянутая вдоль побережья. Чем-то напоминает Агой и Джубгу, только движение по трассе менее оживленное. Мы же любим дикие пляжи, возможность уединения. Всё это в Солнечном отсутствует.

    А еще я забыл дома подстилку. Опять. Поэтому на пляже нам лежать было не на чем. Худо-бедно друзья приспособили для этих целей полотенце, а я лег на полиэтиленовый пакет, положив под голову рюкзак.

    С собой на пляж мы взяли Мишутку. Он, в отличие от нас, был всем доволен.

    - Когда вы уехали в Калининград, - вспомнил наш друг, - то оставили дома меня и Полосатока. Так я за две недели рассказал Полосатоку все истории, которые знал, а от него лишь услышал, что он - впередсмотрящий из Кронштадта. Полосаток каждый день повторял эту фразу, а больше ничего интересного не рассказывал! Поэтому я очень рад, что не остался дома, а выбрался в путешествие!

    С пляжа в Солнечном открывался примечательный вид на Малоречку. Всё внимание приковывал к себе великолепный храм-маяк. В другую сторону пляж заканчивался каким-то холмом. Сверху разместились немногочисленные домики. Стояла переменная облачность, но солнца было больше, чем облаков.

    Паумен искупался первым.

    - Холодная вода! - сообщил он, выйдя на берег. - Гольфстрим вернулся.

    - Гольфстрим - теплое течение, - возразил я.

    - Мне так всегда родители объясняли, когда вода в Крыму неожиданно становилась холодной...

    Затем в море отправился я. Вода оказалась не столько холодной, сколько неперемешанной. Я отплыл подальше от берега, и там уже вода была вполне нормальной температуры.

    - Это, наверное, река, - сказал я, вернувшись. - Она впадает в море неподалеку.

    - Теория с Гольфстримом мне больше нравится, - ответил Паумен.

    Мы немного полежали на берегу. Можно было сразу собираться и возвращаться в Рыбачье. Друзья уже отвыкли от многолюдной пляжной публики, и привыкать к ней не собирались. Но, ради приличия, еще немного позагорали.

    Мимо проходили торговцы рыбой и чучхелой, которых мы раньше в глаза не видели. Совершил вояж по пляжу и мужчина с огромным пузом, продававший корзины всевозможных размеров. Он навесил на себя почти два десятка различных плетений, и "корзинистой глыбой" двигался вдоль берега. Неподалеку от нас его остановила любознательная отдыхающая.

    Вскоре женщина купила декоративные плетеные лапти. Такую же пару, только размером поменьше, приобрела девушка, лежавшая сразу за нами.

    Нас заинтересовала реакция мужчин на эти покупки.

    - Зачем тебе? - спросил женщину ее спутник, указывая на лапти.

    - На кухне повешу, - ответила та. - Будет память от поездки...

    Мужчина неодобрительно покачал головой.

    В другой паре...

    - Что это? - лениво спросил парень.

    - Башмачки! - воскликнула девушка.

    - На кой ляд они тебе сдались?

    - Но ведь красиво! - Девушка чуть не расплакалась.

    Мой друг дал такую оценку увиденному:

    - Мужчины - прагматики, а у женщин сильнее развито творческое начало.

    На пляже имелось немало парочек. Я обратил внимание, как женщины заботятся о своих избранниках: одна старательно натирала кремом для загара спину любимого, а вторая тихо сидела рядом и молчала, гладя своего спутника по плечам и спине. Мужчины при этом имели совершенно отсутствующий вид. О чем они думали?

    А мы стали собираться. Вскоре вышли на трассу.

    Светило солнце, но ближе к горам на небе теснились тучи вперемешку с облаками. Чтобы осмотреть поселок, друзья прошлись до автостанции, которая находилась на возвышенности.

    Миновали мост через реку Улу-Узень. Она оказалась полноводней Алачука раза в четыре, поэтому и была холодной вода на пляже.

    Далее аптека, столовая, пара-тройка магазинчиков с пляжными аксессуарами. Ближе к автостанции, на берегу, две больших частные гостиницы. Так поселок Солнечногорский жил солнечной и горной жизнью одновременно.

    Возле автостанции никаких автобусов не наблюдалось.

    Чуть выше, на площадке, стояло три-четыре машины. Друзья сходу направились к таксистам-частникам.

    - До Рыбачьего подвезете? - спросил я.

    - Это вот к нему, - кивнул ближайший шофер.

    Мы подошли к конкретному водителю.

    - А вам куда в Рыбачьем? - уточнил он.

    - До автостанции.

    - 350 рублей.

    - Поехали!

    Наверное, мы слегка переплатили, и это стоило ровно 300 рублей, но торговаться в наши планы не входило. Зато мы, как белые люди, покатили в наш родимый поселок. Я сел на переднее сиденье, а мой товарищ устроился сзади.

    Почти сразу навстречу попался рейсовый автобус до Алушты. Именно на таком мы ездили позавчера в Малоречку, но сегодня он был набит "под завязку".

    - Посмотри, сколько людей! - сказал я Паумену.

    - Автобусы ходят безобразно, - вмешался шофер. - А вы где в Рыбачьем остановились?

    - В частной гостинице, - ответил я.

    - И сколько платите?

    - Две тысячи за день.

    От этой цифры водителю чуть не стало плохо: он даже слегка притормозил и шумно задышал.

    - А могли бы за 300 рублей с человека снять номер, - наконец, обрел дар речи шофер. - Все удобства в номере, трехметровые потолки, отделка деревом. Вы, наверное, через интернет договаривались?

    - Да, - ответил я.

    - Так часто бывает, - продолжил шофер. - Первый год приезжают, переплачивают, цен еще не знают. Я сдаю свое жилье, и напарник мой, на машине. На второй год уже все договариваются, и платят дешевле.

    Он протянул мне бумажку со своим телефоном.

    Там было написано: "Александр, +7978-784-80-64". Это реальный телефон, и если нужен домик в Солнечном по 300 рублей с человека, звоните.

    - Если надо подвести, тоже обращайтесь, - добавил Александр.

    - Обязательно! - пообещал я.

    Мы подъехали к Малоречке и встали перед светофором.

    [Тут стоит упомянуть, что справа находился отель "Камелот": огромное строение в форме средневекового замка. В 2010 году его еще не было. Этот "Камелот" вызывает противоречивые чувства. С одной стороны, красиво и оригинально, с другой - уж слишком помпезно. Двухместный номер стоит 7300 в сутки. Пожалуй, этим всё сказано. Если вам некуда девать свои деньги, оставьте их в отеле "Камелот"!]

    - А давно начали ремонт трассы? - спросил я.

    - В начале года, - ответил водитель. - Я вот думаю: а если много народу приедет? Здесь же такая пробка возникнет, что никогда не разъедутся!

    - А почему так долго строят?

    - Подрядчики взялись и не договорились о цене. Теперь никто не строит. Осенью будут проводить новый тендер.

    - А отдыхающих в этом году меньше или больше, чем в прошлом? - спросил я.

    - Меньше, - ответил шофер. - Конечно, ведь еще и Турцию открыли!

    - Может, в августе приедут, - продолжил я.

    - Может, и приедут, - согласился шофер.

    Мы несколько секунд помолчали.

    - Вы на самолете? - спросил Александр.

    - Да.

    - Почем?

    - Восемь тысяч билет.

    - Это еще по-божески. Так и должны стоить билеты. А то стоят 20 тысяч! Кто полетит за такую цену?

    Мы уже спускались к Рыбачьему.

    - Дороги ремонтировали в прошлом году, а уже все снова разбитые, - пожаловался шофер.

    - А мы были в Ялте, - сказал я. - Там отдыхающих много.

    - Ну, так это Ялта! - хмыкнул водитель. - В город многие едут. А здесь какие развлечения?

    - Здесь море, - ответил я. - Мы, в общем-то, знали, куда едем.

    - В деревню, - закончил Александр.

    Мы подъехали к автостанции.

    - Да, ничего, мы не жалуемся, - заключил водитель. - Нам бы только деньги на газ и дрова заработать...

    Мне хочется верить, что это была самая главная фраза в нашем разговоре. Я надеюсь, что крымчане понимают - сейчас не время для больших заработков на отдыхающих. В ближайшие годы будет переходный период. А потом всё вернется на круги своя.

    Я хотел спросить у водителя: "А вы-то рады присоединению Крыма к России?", но постеснялся...

    Хотя мы, например, видим - в Рыбачьем, и не только - на многих домах или во дворах висят российские флаги. И это инициатива снизу, от самих крымчан. Наверное, какие-то их надежды не сбылись. Но, как я уже говорил, это лучше, чем война.

    Еще водитель сказал, что раньше можно было свободно покупать вино на винзаводе, а теперь такую возможность прикрыли.

    Что ж, понимаю. При Украине в Крыму царили очень вольные законы. С присоединением к России гайки будут закручивать, и местному населению это, конечно, не понравится. Но это неизбежные минусы, от которых никуда не деться. Всё равно я уверен, что со стороны Москвы еще очень долго будет сохраняться особое отношение к Крыму.

    Расстались мы на автостанции почти друзьями: пожелали шоферу хороших заработков, а он нам - отличного отдыха.

    И... отправились в "Столовую по-домашнему".

    В интернете мне попадались отзывы: "Не рискнули есть в этом заведении" или "Я там не питался и никому не советую". Зачем напраслину возводят на отличную столовую?! Мы там питались, питаемся и будем питаться. И всем рекомендуем!

    На этот раз пообедали на 850 рублей. Ассортимент перечислять не буду, ограничившись словом "богатый".

    За едой Паумен поднял тему авиабилетов.

    - Я во время экскурсии слышал разговор двух женщин, - сообщил мой товарищ. - Одна говорит: "Я купила в марте по 8000 рублей". А вторая: "Я тоже хотела купить в марте, но мой начальник тогда не мог сказать, когда у меня будет отпуск. В итоге, брала в мае уже за 20 тысяч!"

    Разница в стоимости огромная! А мы ведь купили в конце февраля за 7000 рублей! Поэтому совет - покупайте билеты заранее, иначе на проживание денег не останется!

    Сытно пообедав, мы побрели в номер. Были там около трех дня. Мой товарищ заснул, а я общался с нетбуком.

    ***

    Паумен проснулся около семи. Я сделал две чашки растворимого кофе.

    - Ну, и что будем делать? - спросил я.

    - Да просто пойдем на пляж, искупаемся, - ответил мой друг.

    - Просто так идти на пляж - скучно, - возразил я. - Надо что-нибудь придумать. Могли бы съездить на морскую прогулку. Или сходить в кафе "Кара-Дениз".

    - Вечно, Гризли, ты меня куда-то тащишь, - нахмурился Паумен. - Всё тебе не сидится на месте. Можно и просто так пойти на пляж.

    - А пошли в православный пансионат "Фавор"? - предложил я. - Просто поднимемся немного по трассе.

    Мой друг без особого желания согласился.

    Мы дошли до "Кулона". Затем поднялись на сто метров выше. Вновь видели гостиницу с лифтом по адресу: улица Лучистая, дом 7б. Кстати, магазин "Дельфинчик" имеет адрес Лучистая, дом 7.

    Наш путь лежал вверх по трассе. Первые метров двести дались легко, так как по обе стороны дороги стояли дома, и имелась удобная дорожка для прохода вдоль шоссе. А вот дальше начались сложности.

    Сначала закончились дорожки. Пришлось перебираться на тропку вдоль трассы. Затем нас облаял чей-то пес. Тем временем, машины лихо проносились по шоссе, что для пешехода не очень-то приятно.

    - Может, повернем? - предложил Паумен.

    - Дойдем хотя бы до поворота, - ответил я.

    Солнце красиво садилось за горы. Внизу открылся будущий Туак. А мы дошли до поворота и вдалеке увидели забор.

    - Дойдем до забора, - предложил я.

    Далее шел прямой участок трассы, вполне комфортный для ходьбы, а машины, идущие навстречу, были видны издалека.

    В итоге, мы добрались до строения перед забором. Из открытых ворот выехала легковушка. Друзья зашли во двор.

    Это и был православный пансионат "Фавор", о котором я уже немного писал раньше. Оставался открытым вопрос - пропустят ли они нас через свою территорию?

    В любом случае, вид на Рыбачье открылся потрясающий. Я считаю, что это - лучший вид на поселок со стороны Канаки. Хотя, возможно, где-то выше на серпантине есть и лучше.

    Пробираться через территорию тайком? Я решил действовать открыто. Рядом с домом (там два длинных трехэтажных корпуса, один ступенькой переходит в другой) стоял мужчина.

    - Здесь можно спуститься к морю? - спросил я.

    - Проходите туда, - показал мужчина. - Там будет тропа.

    И мы оказались в обители православия. Две старушки в косынках о чем-то беседовали, сидя на скамейке. Справа, в помещении под крышей, похожем на вытянутую веранду, разместились другие постояльцы "Фавора". Скорее всего, там находилась столовая.

    Между "верандой" и старушками как раз и начиналась тропа вниз. Я решил, на всякий случай, уточнить:

    - Это путь вниз?

    - Да, - ответила одна из старушек. - А вы "наши"?

    - Нет, мы не "ваши", - честно признался я. - Просто идем мимо.

    И друзья вышли на тропу. Она оказалась очень примечательной.

    - Здорово, что мы сюда пришли! - воскликнул Паумен. - Я на такое и не рассчитывал!

    И, наслаждаясь крымскими красотами, мы неспешно спустились к морю. А по пути открылись великолепные пейзажи! Правда, уже темнело, поэтому снимки толком не получились.

    Я рассказал Паумену всё, что узнал о "Фаворе" из интернета. По этой ссылке вы найдете самые свежие отзывы, а я приведу те, что мне запомнились:

    ========

    Положительные:

    Александр (Воркута, 04.07.16)

    Здравствуйте дорогие братья и сестры. Здравствуйте - ПРАВОСЛАВНЫЕ! Отдыхал в июне 2016г. в пансионате "Фавор". Честно говоря, ехал и как паломник и хотел помочь, если моя помощь понадобится. И как человек православный, я не мог просто смотреть со стороны и ничего не делать. По своему опыту знаю, что в церковь ходят многие, но как только батюшка просит о помощи "толпа верующих" сразу рассасывается. У шахтеров и у северян есть такой принцип: "Нельзя оставлять человека одного, когда ему трудно, а в шахте вообще запрещено работать одному!!!" Вот этому принципу я и стараюсь следовать. Проблем оказалось не мало, но мы старались их решать оперативно. Мы - это те, кто уже трудился (нес послушание) до нашего приезда и те, кто хотел хоть чем-то помочь. Кто служил в армии и ходил в наряд по столовой, тот знает насколько это трудно. Самое элементарное - помочь вытереть после трапезы столы или подмести столы, сказать доброе слово тем, кто раньше всех встает и позже всех ложиться. Это, братцы, КУХНЯ. Дай им Бог здоровья и долголетия!!! Я за три недели получил такой огромный духовный опыт, какой за две недели работ в поле в 40-коградусную жару не получил в Псково-Печерском монастыре. Нельзя "Фавор" рассматривать как место для отдыха. Само название уже говорит само за себя. Кто едет за отдыхом, тот и получает, соответственно, что хотел, а кто едет чтобы за духовным, тот духовно и преображается. Да, недоработки есть, но я думаю, что о. Игорь постарается принять все во внимание. Не буду всего расписывать, что со мной происходило и что я видел со стороны, но скажу вам точно, что Господь не оставляет о. Игоря за его служение посылает ему скорую помощь и утешение. С уважением, Александр.

    Татьяна (Новокузнецк, 04.07.16)

    Христос воскресе! Я отдыхала в "Фаворе" в июне 2016 года. Уважаемые, если вы хотите провести благодатный отпуск, то, это как раз тот пансионат! Вы там не встретитесь с отдыхающими людьми, держащими бутылки пиво, курящими и ругающими матом. Благодатная и спокойная обстановка! Очень внимательный персонал пансионата и, конечно же, замечательный батюшка Игорь. Когда он приходит, как лучиком света озаряет всех отдыхающих. Где еще можно находиться все 24 часа в сутки под благословением и молитвой о. Игоря! Экскурсии, которые организует батюшка, тоже гораздо дешевле, чем предлагают фирмы, что не мало важно. Конечно же, были и сбои с электроэнергией и подачей воды, но это просто мелочи, по сравнению с тем, что весь отпуск получаешь духовный заряд, посещаешь службы (храм там есть), слушаешь поучительные проповеди о. Игоря и любуешься красотами моря! Спаси, Господи, православный пансионат "Фавор". Желаю всем здоровья, терпения на нас и долгое лето здравие.

    Отрицательный:

    Анна (Москва, 04.07.16)

    Побывав в июне 2016 года в пансионате "Фавор", не могу не оставить свой отзыв, который пойдет в разрез с основной массой отзывов об этом месте.

    Из плюсов могут отметить потрясающий вид на море и звездное небо.

    Теперь минусы:

    С детьми и пожилым людям не рекомендовала бы ехать в "Фавор" из опасного спуска к морю, а в жару подъем на гору очень утомительный. До поселка далеко, идти нужно по трассе или по пляжу.

    Само здание пансионата выглядит как недостроенное (не понятно как его ввели в эксплуатацию, если вообще вводили).

    В трапезной поразило как сотрудницы моют посуду (в одном тазу отмачивают грязную посуду, а в другом споласкивают). Питание не могу похвалить, особенно завтраки. В номерах грязновато. Нет нормального холодильника для проживающих в пансионате гостей. Часто отключают воду.

    Если все вышесказанное можно как-то объяснить трудностями, испытанием для православных отдыхающих, а отсутствие несчастных случаев Божьей милостью и покровом, то круглосуточно льющуюся из цистерны воду, сжигание мусора на территории пансионата, при отсутствии признаков пожарной безопасности, могу назвать только преступной безалаберностью, с которой нужно срочно бороться.

    Замечательная идея пансионата "Фавор" требует доработки.

    =========

    У нас сложилось мнение, что истинно православному человеку в "Фаворе" должно понравиться. Это именно то место, где можно отдохнуть от светских людей, насладиться прекрасной природой и общением с единомышленниками. А ехать в "Фавор" на отдых, в надежде на дешевое жилье - неблагоразумно. Но это, разумеется, лишь поверхностный взгляд со стороны.

    А мы замечательно прогулялись! Особо порадовало, что на тропе имелись самодельные скамейки для уставших путников. Полагаю, что забраться наверх, особенно в жару, по этой тропе очень непросто.

    Друзья спустились на безлюдный пляж. Солнце медленно садилось. Путешественники искупались, а затем Паумен решил произвести телефонный звонок.

    И вот он позвонил, а я сидел рядом на камешке. Но беседа моего друга чрезвычайно затянулась.

    Сначала я просто ждал, пока мой товарищ закончит разговор. Ждал окончания и Полосаток, которого мы взяли с собой на прогулку. Наш друг отважно и целеустремленно смотрел вперед, ибо является впередсмотрящим, а я такими качествами не обладал.

    Но первые минут десять я всё же терпеливо наблюдал, как медленно и неотвратимо темнеет вокруг. К причалу подошел катер, завершивший вечернюю морскую прогулку. Она каждый день начинается в 19:30 и заканчивается в 21:00; катер идет в сторону Алушты, а затем возвращается. Стоит это удовольствие 500 рублей с человека, а сажают всех желающих рядом с причалом; команда просто спускает трап, и по нему на борт заходят пассажиры. Вверху мигал своим глазом маяк. Причем, в режиме экономии - после "подмигивания" следовала пауза секунды на полторы (маяки специально так работают - чтобы отличать их от постоянно горящих огней). Волны неспешно накатывали на берег, поднялся небольшой ветерок.

    Паумен продолжал говорить.

    Я почувствовал, что замерзаю. Вскочил и прогулялся до "Фрегата" и обратно. Вернулся. Паумен всё говорил.

    Я дошел до "Фрегата" еще один раз, чувствуя, как во мне нарастает раздражение к товарищу и его невидимому собеседнику. Вернувшись, я без лишних слов собрал наши вещи и согнал Паумена с подстилки. Уложил всё в рюкзак, закинул подстилку на плечо и отправился с пляжа. Паумен шел за мной, увлеченный беседой.

    Таким образом, мы дошли до самой "Ольги".

    (Кстати, адрес гостиницы - улица Бедненко, дом 29. Бедненко - советский офицер, танкист, герой Советского Союза, родился в Алуште. А "Ольга", на самом деле, называется "OAI beach resort". Двухместный номер - от 5000 рублей за сутки).

    Именно у "Ольги" Паумен и закончил свой затяжной разговор. Я тут же высказал товарищу всё, что о нем думаю. Мой друг в долгу не остался.

    - Ну и иди домой один! - заявил он. - А я еще посижу на территории "Кулона"!

    - Я замерз! - Моему возмущению не было предела. - Сколько можно болтать?!

    - Мне было не холодно! - отбивался мой товарищ. - Гуляй один!

    Мы еще некоторое время ругались, но на подходе к "Киору" угомонились.

    Часы показывали половину десятого. В номере друзья окончательно помирились, а затем я отправился мыться...

    ***

    И тут отключили электричество!

    Это стало полнейшей неожиданностью.

    Сначала я решил, что свет отключили только в нашем номере. Паумен выглянул в холл, но и там было темно. Тогда я подумал, что без света осталась лишь наша гостиница. Мой товарищ вышел на балкон и обнаружил, что весь поселок погрузился во тьму.

    На всякий случай, мы привезли из Питера фонарик, но до сегодняшнего дня ни разу им не пользовались. Теперь время пришло.

    Я быстро домылся, уступив место Паумену, пока не остыла горячая вода. Сам же сел на балконе, наблюдая за притихшим поселком. Свет не горел практически нигде. Лишь в одном трехэтажном здании зажглось аварийное освещение, на всех этажах что-то тускло отсвечивало.

    В домах напротив кое-кто включил фонарики. Их лучи время от времени высвечивали отдельные фрагменты местности. Периодически кто-нибудь из постояльцев гостиницы выходил на балкон, смотрел в темноту, чертыхался и вновь исчезал в номере.

    Всё это выглядело весьма захватывающе. Вскоре ко мне присоединился Паумен. Мы вдвоем смотрели на темный поселок.

    - Примерно так здесь было в 19 веке, - предположил я. - Как солнце село, вокруг - темнота и тишина.

    - Тогда жгли лучины и керосиновые лампы, - возразил Паумен. - Но люди их зря не расходовали, а просто рано ложились спать.

    Без электрических огней гораздо ярче сделалось звездное небо. Туч не было, зато вовсю светила половинка луны. Я различил Ковш и Кассиопею, а других созвездий просто не знаю.

    Позитивные впечатления постепенно улеглись.

    - Всё, можно включать обратно, - сказал я.

    Но свет никто не включил.

    - Значит, надолго, - решил я. - Мне говорили, что энергосистема Крыма находится в плачевном состоянии, всё надо менять. Электросети и оборудование устарели. Видимо, что-то в Рыбачьем вышло из строя...

    - А если на какую-нибудь трансформаторную будку сошла лавина? - предположил мой друг.

    - Тогда мы дня на три останемся без электричества, - ответил я.

    - И помыться горячей водой не получится, - сказал Паумен.

    - И кофе с утра не выпить, - добавил я.

    - И холодильник потечет...

    - И ночью без кондиционера станет душно...

    Современный человек крайне уязвим и всецело зависит от электричества.

    - А как же наши постояльцы будут завтракать? - спросил Паумен. - Ведь все продукты в холодильниках испортятся.

    - У "Киора" должен быть свой дизель-генератор, - ответил я.

    - Тогда почему они его не включают?

    Тем временем, вода из крана стала течь совсем тонкой струйкой. На всякий случай, чтобы было чем умыться с утра, мы набрали канистру воды. Так как никакая бутылка в рукомойник не влезала, кружкой начерпали целую канистру.

    Совершив эту трудоемкую операцию, решили спать.

    - А я хотел почитать перед сном, - сказал Паумен.

    - Можно нетбук включить, - ответил я. - Правда, интернета не будет.

    Кстати, в очередной раз отключилась и мобильная связь. Нас это уже не удивило.

    - А ведь на набережной много кафе работает, - сказал Паумен. - Кто-то заказал еду, съел, ждет счета, а тут свет погас - самое время убегать, не расплатившись!...

    Только я закрыл глаза, как дали электричество. И мы сразу почувствовали себя счастливыми людьми!

    9. День девятый: Пляжная классика и Кемпингисты, 12 июля, вторник

    Я проснулся в шесть утра, ибо мы решили загорать на нудистском пляже. Сделал зарядку, помылся, приготовил еду.

    - В чем заключалось приготовление? - спросит читатель утренний.

    - Порезал хлеб, который мы купили вчера за 49 рублей, - подробно расскажу я. - Затем порезал остатки сыра. Между прочим, нашим ножом это сделать нелегко. А после этого взял огромный красный южный помидор и тоже разрезал его на отдельной тарелке. Кроме того, вскипятил чайник, чтобы заварить кофе.

    - Можно было бы и покороче, - заметит читатель утренний. - Рассказывать, а не готовить.

    Согласен, но главное не в этом.

    Когда я подошел к своему товарищу и сказал:

    - Паумен, пора вставать,

    мой друг, не открывая глаз, заявил:

    - Гризли, еще полчасика...

    Хорошо еще, я не заварил кофе! Только это и спасло моего друга от пробуждения.

    А я полчаса в полнейшей тишине сначала ел свою часть завтрака, а затем смотрел (не слушал, а именно смотрел!) телевизор. Начал с новостей (российских и "Евроньюс"), а закончил каналом "Ретро", по которому показывали концерт "Песня года - 91". Это было просто чудовищное зрелище с Машей Распутиной, Иосифом Кобзоном и другими певцами и певицами.

    Ровно в 8:30 я сделал попытку номер два. На этот раз мой друг проснулся, встал и вскоре начал завтракать.

    А я еще пару строк посвящу телевидению. В "Киоре" не менее сорока разных телепрограмм и, если бы мы на пару недель были заключены в этом номере, то полномасштабно ознакомились со здешними кабельными и государственными каналами. Но лучше, всё-таки, иметь возможность выйти.

    Около половины десятого друзья покинули номер и направились к морю.

    Кстати, вчера вечером мы видели купающегося коричневого ретривера, и даже место отдыха его хозяев. Они все вместе живут как раз в остатках эллингов, сохранившихся между двумя (справа и слева) рядами частных гостиниц. Из этих гостиниц "Ольга" - самая высокая и имеет восемь этажей. Просто ее высота не слишком бросается в глаза, ибо здание находится внизу, у самого берега. Однажды, сидя на второй кулоновской обзорной площадке, мы видели постояльца "Ольги", который именно с восьмого этажа любовался видом на море.

    - Зрелище потрясающее! - предположил я.

    - Так и просидит две недели у окна, - ответил мой товарищ...

    Впрочем, вернемся в день нынешний. Вскоре друзья оказались на нудистском пляже. Решили на этот раз не идти на Дикий. Для разнообразия. И ближе.

    Сегодня - первый день однозначно хорошей погоды. Если верить Гисметео, она продлится до нашего отъезда. Когда мы только приехали, а это было неделю назад, Гисметео все дни обещал переменную облачность, и только со вторника - хорошую погоду. Шло время, прогнозы менялись и только солнечный вторник 12 июля на сайте оставался неизменным. И так действительно случилось! С утра на небе - ни одного облачка!

    - Откуда в Гисметео могли об этом знать еще в прошлый понедельник? - спросил я.

    - Может, банальное совпадение? - предположил Паумен.

    Путешественники расстелили подстилку. Снова стали нудистами. По очереди окунулись и принялись загорать.

    Сегодня с нами на прогулку отправились Ежик и Медвежонок. Ежик гордился (если не бахвалился) своей способностью залезть в очень узкий пакет, наглядно подтверждая Всеобщую Теорию Компактности, а Медвежонок сердечно приветствовал Черное море, его обитателей, а также загорающих людей от имени всех блокадников.

    Паумен предложил обоим искупаться.

    Ежик категорически отказался, а Медвежонок поначалу согласился. Но затем, узнав, что станет соленым и его придется в номере стирать, резко передумал.

    - Блокадники не поймут, - объяснил он.

    Пляжный отдых не предполагает разнообразия. Единственной новостью стали медузы, которые появились в половине одиннадцатого, да так и остались до нашего ухода. Я уже привык совершать далекие заплывы, а тут пришлось плескаться у самого берега.

    Паумен даже видел одну синюю медузу.

    - Теперь до самого отъезда они будут? - спросил я.

    - Время покажет, - философски ответил Паумен.

    Почему медузы подплывают к берегу? Возможно, они так поступают, когда вода сильно прогревается. Могу и ошибаться.

    На это раз мы пробыли на море чуть дольше обычного. Ушли с нудистского пляжа в двадцать минут первого. В "Дельфинчике" купили сок, лаваш, печенье и мед. И, не заходя в номер, пообедали в столовой "Киора". Кормят там просто замечательно! Сегодняшнее меню - суп харчо, зеленый салат, каша с котлетой по-киевски и компот.

    "Пищевые" почему-то отсутствовали.

    - Неужели съехали? - расстроился я.

    - На экскурсии, - объяснил Паумен. - Я слышал, они с кем-то вчера договаривались о поездке.

    Трапеза без "пищевых" прошла чересчур обыденно, ведь для них любой прием пищи - праздник, а для большинства - просто еда.

    Работал телевизор с широким экраном, обычно выключенный. Для детей поставили канал "Карусель". Там крутили новые мультфильмы про кота Леопольда, весьма скучные и примитивные. Впрочем, это для нас они были новыми. Возможно, им уже стукнуло лет двадцать.

    А друзья вкусно поели и поднялись в номер. Паумен после водных процедур отправился спать, а я - составлять записки.

    ***

    Сегодня я в последний раз предложил другу два варианта, а именно - "Кара-Дениз" и вечернюю морскую прогулку. По поводу кафе Паумен заявил, что сыт, а насчет прогулки...

    - Ну, что там смотреть, Гризли? - спросил мой друг.

    - Берег с борта теплохода, - ответил я.

    - Вот если бы мы шли по морю с какой-то целью, - объяснил мой товарищ. - Допустим, из Судака в Гравийную бухту... Или если бы организовали купание в открытом море... А какой смысл просто прокатиться туда-сюда? К тому же, берег от Рыбачьего до Алушты не очень интересный...

    - На морской прогулке нас ждут свежие впечатления, - возразил я.

    - Сейчас пойдем в поселок, и будут тебе новые впечатления! - заявил Паумен.

    По улице Школьной - мимо Военизированного Кота - и по улице Солнечной - мимо Трехглавого Дракона. Когда мы проходили Трехглавика, девушка и парень его разукрашивали.

    - Военизированному Коту тоже нужно обновление, - заметил я. - Куда только смотрит общественность?!

    Дракону на груди подкрасили медаль с цифрой "1", и он по праву занял первое место среди рисунков на воротах. Впрочем, Кот, в политическом смысле, всё равно остается главнейшим символом Рыбачьего. Также символом является недостроенная башня между Морской и Новоселов. Даже не сама башня, а российский триколор над ней.

    А еще мы узнали, как выглядит флаг Крыма: он похож на российский, только сверху синий, а снизу - красный цвета, а белая полоса - значительно толще остальных. Флаг был утвержден в 1992 году, но при Украине, насколько я помню, широко не использовался. Однако как только Крым воссоединился с Россией, этот триколор появился повсеместно. Правда, российских флагов больше.

    По улице Морской мы вышли на Новоселов. На этот раз у меня имелась возможность внимательно рассмотреть Главную пляжную улицу. Обычно идешь - не то, чтобы в спешке, но быстрым шагом, - и многое не замечаешь. Но сегодня Паумен решил провести ревизию местных магазинов, а я в это время стоял на улице и наблюдал. Сначала обнаружил малозаметные калитки с надписями "Сдаю жилье", а затем балконы с развешанным на них бельем - полотенцами и купальниками. Значит, на Новоселов тоже живут отдыхающие.

    В начале улицы продавали бочковой квас "Староминской". Подобный мы брали в Анапе-2014, и он нам понравился.

    Так что, на Новоселов найдется всё. Пожалуй, здесь разместилась ровно половина всех магазинов и ларьков Рыбачьего. Чем дальше от моря, тем торговых точек становится меньше, а после девяти вечера верхняя часть улицы погружается в полумрак, и ничто не свидетельствует о том, что она "Главная пляжная".

    А мы неспешно побрели по шоссе в направлении Новой набережной. Сначала магазины, потом разлив вина, затем автостанция. Автостанция - фактически, остановка, а рядом с ней касса. Всё под одной крышей. После девяти вечера участок, где продают билеты, закрывают решеткой, а на нее вешают замок.

    От "Столовой по-домашнему" и до конца поселка расположено несколько частных гостиниц, из которых, как я уже писал, выделяется "Рай". Она выглядит более презентабельно. Далее находится дискоклуб "Парадиз", тот же "Рай", только по-английски.

    Мы вышли из "Киора" поздно, да еще и задержались на Новоселов, поэтому услышали громкую музыку из "Парадиза": там начинают около девяти вечера. Наверное, в "Рае" хорошая звукоизоляция, но если выйти на балкон, то от громкой музыки "Парадиза" может заложить уши. Именно об этом районе Троянда писала: "реальный вид на море автоматически означает вид на трассу, за которой - море".

    Особо примечательно выглядит последнее здание вдоль шоссе. Сотрясаемое звуками из "Парадиза" и задымляемое выхлопными газами, такое жилье не привлекает. Кстати, вход на верхние этажи осуществляется по лестнице, проходящей по внешней стороне здания. А окон на другую сторону от шоссе просто нет. И всё же почти все номера там были заняты.

    А путешественники прошли к кемпингу. Перед этим я сфотографировал Паумена с Рыжим на обзорной площадке у въезда.

    - Мне кажется, в прошлый раз машин было меньше, - заметил я.

    Друзья прошли по асфальтированной дороге, по обе стороны которой находились машины и палатки. Шел десятый час, поэтому часть палаточников уже спала, а остальные сидели в самых разнообразных брезентовых конструкциях. Кто жарил шашлыки, кто просто пил в дружном коллективе. Дети играли большими компаниями. Часть народа - в основном, парочки - сидела на пляже.

    - Мне раньше казался таким романтичным отдых на юге в палатке, - признался Паумен. - А теперь я смотрю на этих людей и им не завидую. Каково это: проснуться в восемь утра от жуткой духоты и солнечных лучей, бьющих прямо в палатку?

    - Мне попадался такой отчет, - вспомнил я. - Типа, такое красивое море... Мы провели три дня в кемпинге...

    [Две цитаты:

    "Стоянку для палаток нельзя назвать сильно обустроенной. Душ здесь отсутствует, колонок с водой нет. Хорошо, что есть туалет, в который попадать не сильно приятно, но ходить туда можно. Рядом с ним я бы ставить палатку не рекомендовала из-за неприятного запаха. На самом въезде в поселок есть платные туалет и душ, которыми пользуются палаточники, приехавшие сюда надолго. Мусор можно выкинуть в самом поселке, на стоянке нет контейнеров".

    "А так море здесь очень приятное, с достаточно пологим входом, не особо волнующееся, без мути и медуз. Купаться здесь одно удовольствие.

    В вечернее время вода совсем успокаивается, становится практически прозрачной, а небо окрашивается в приятные голубовато-сиреневые тона. Выглядит очень умиротворяюще. Так приятно посидеть на берегу моря или покупаться в лучах закатывающегося солнца.

    А ночью становится еще красивее. Нам посчастливилось побывать здесь на полнолуние и сделать ряд отличных кадров с лунной дорожкой. Кстати, море ночью очень теплое, поэтому немало желающих искупаться в темноте"].

    - Искупаться ночью хорошо! - поддержал Паумен. - Но отсутствие душа и плохой туалет...

    - Здесь условия, как в походе, - сказал я. - Но в походе ты ставишь палатку в укромном месте, и находишься в одиночестве, а тут вокруг полно машин. И шума. Ты хочешь спать, а компания рядом будет горланить песни до утра...

    - Кроме того, от этих машин идет неприятный запах, - продолжил мой друг. - То ли бензин, то ли масло, но нет ощущения природы...

    - Просто некоторые так любят свои автомобили, что только за рулем отправляются на юг, - добавил я. - Для них главное - не юг, а машина...

    В итоге, мы в пух и прах раскритиковали автомобилистов, но пусть они не обижаются. Просто у нас нет машины, и не предвидится. Если бы была, мы бы думали иначе.

    Территория кемпинга закончилась. Далее стояли пять домиков-бунгало, а перед ними - объявление, что эти домики можно снять на ночь за 500, а на день - за 300 рублей.

    Все постройки пустовали. Мы подошли ближе.

    - Кому нужен такой домик на ночь? - спросил Паумен. - Он же не спасет ни от холода, ни от комаров!

    - Чтобы всю ночь пить компанией, - предположил я.

    - Это можно сделать и на берегу, - возразил мой товарищ.

    - Возможно, в августе на эти домики будет спрос, - сказал я. - Если в кемпинг приедет слишком много народа...

    Друзья вплотную подошли к району Новой набережной. Она была отделена от остальной территории забором. Правда, имелся проход около моря, но весьма узкий, и рядом стоял чей-то катер.

    - А говорят, что в Рыбачьем все пляжи свободные! - сказал Паумен.

    Наверное, (и даже наверняка!) туда можно пройти. Особенно вечером. Но мы не стали. Просто посмотрели издали.

    - Такое ощущение, что не они отделились от остальных, - заметил я, - а их поместили в резервацию...

    Людей там действительно очень мало. Правда, набережная красиво освещена, а где-то в глубине, как нам показалось, работает кафе. Может, мы туда еще сходим: тогда напишу подробней...

    Забыл сказать, что на улице Новоселов мы купили небольшую карту Рыбачьего. Ничего путного там о поселке не написано - интерес представляют лишь карта и фотографии 1 и 2. Надо сказать, что из всех крымских сел Рыбачье подверглось наиболее сильным изменениям за последние десять лет. Во-первых, возвели огромный комплекс зданий на Новой набережной, а во-вторых - вместо эллингов вырос район новых частных гостиниц.

    - Зачем на Новой набережной построили так много особняков?! - возмутился я. - Если заселить все номера, на пляже будет давка!

    Друзья искупались на границе Новой набережной и отправились домой. Уже совсем стемнело. Поэтому мы не рискнули возвращаться по Морской-Школьной, а выбрали Новоселов-Центральную. Но всё равно Центральная была совсем темной, а из "Кара-Дениза" неслась громкая музыка. Мы свернули к реке Алачук и вскоре были дома.

    Тут самое время рассказать о слове "Самосы". Как вы помните, эта надпись украшает забор неподалеку от "Киора". Сегодня, когда мы шли на пляж, то повстречали человека с двумя пластмассовыми контейнерами. Судя по всему, это был продавец. И он произнес: "Самосы! Самосы!"

    - Как будто все знают, что это такое?! - возмутился я.

    Пришлось смотреть интернет...

    "Индийские пирожки с овощами" - первый ответ Яндекса. Подробности: "Традиционное индийское блюдо Самосы - пирожки с начинкой из овощей и специями стало любимым лакомством отдыхающих на пляжах поселка Солнечногорское в Крыму".

    - Век живи, век учись, - произнес я очевидную банальность.

    - Дураком помрешь, - закончил Паумен, выразительно взглянув на меня.

    - Но мы же не в Индии! - Мне было никак не успокоиться. - Может, название "самосы" пошло от юнгианского термина "самость"?

    10. День десятый: Канака и Татарский салат, 13 июля, среда

    Я проснулся в 8:30. Решил, что двух часов мне слишком много на зарядку и водные процедуры. Всё успел, а Паумена разбудил в 10:00.

    Кстати, как только я встал, раздался стук в дверь. Я, в одних трусах и с невыспавшейся физиономией предстал перед новой горничной. Я-то думал, что стучит "старая", Ирина, и она, как обычно, возьмет у нас мусор, а взамен вручит пустой полиэтиленовый пакет... Но новая горничная взглянула на меня с нескрываемым ужасом и попятилась.

    "Неужели я так страшен?" - мелькнула в моей голове не самая приятная мысль.

    - Мы спим! - буркнул я, чтобы как-то сгладить ситуацию и закрыл дверь.

    На будущее мы решили с утра вешать на дверь табличку с надписью "Не беспокоить", дабы никого не шокировать и чтобы нам не мешали...

    Итак, друзья позавтракали сыром с хлебом, красным крымским помидором, выпили по чашке кофе и еще съели печенье. В начале двенадцатого вышли из номера.

    Путь лежал к остановке такси, ибо сегодня мы собрались в Канаку. Оттуда до Рыбачьего по берегу - около четырех с половиной километров. Мы хотели туда уехать на такси, а обратно вернуться пешком.

    Приятной дорогой - Школьная, Морская - мы добрались до стоянки, которая находится почти напротив автостанции, чуть ближе к центру поселка. Обычно там всегда стояло два-три автомобиля, готовые отвезти вас куда угодно, но сегодня ни одной машины не было.

    Зато на море разыгралось волнение. Штормом назвать это было нельзя, просто появились волны - 70-90 сантиметров, а до этого почти все дни стоял штиль.

    Путешественники в смятении застыли на пустой стоянке.

    - Такого никогда раньше не было! - воскликнул Паумен.

    - Я помню, как водитель уговаривал меня поехать на Канаку! - подтвердил я. - А я всего лишь спросил о цене!

    - Может, это знак, что не надо ехать? - предположил Паумен, глядя на волны. - Может, там пройти нельзя по берегу из-за шторма?

    - Но мы ведь сегодня готовились, - ответил я. - Я даже взял с собой полтора литра воды...

    Мы вертели головами по сторонам, в надежде, что кто-нибудь подъедет. Уж больно неожиданным оказалось отсутствие машин, а других стоянок такси в Рыбачьем мы не знали.

    - Можно, конечно, пойти купаться, - наконец, сказал я, - а потом снова сюда прийти.

    - А если снова никого не будет?

    Так мы переговаривались, но с места не двигались.

    В итоге, я решил спросить совета у продавца билетов на морские прогулки: его касса находилась около стоянки. И вот, когда я приблизился к его будке, подъехала машина с надписью "такси". Причем, "Жигули" - шестерка или семерка, потрепанная и видавшая виды.

    Мы подошли к водителю.

    - До Канаки довезете?

    - Конечно! В чем вопрос?

    - Просто машин долго не было, - ответил я. - Мы думали, что-то случилось...

    - Все разъехались, - объяснил таксист. - Я сам только что вернулся из Канаки, по пути сюда видел своего сменщика, он кого-то вез, а третий у нас поехал обедать... Едем?

    И мы залезли в "Жигули". Плата оказалась стандартной - 500 рублей.

    Водитель очень быстро, "с ветерком" домчал до Канаки. Причем нам попался душевный и болтливый шофер: за время пути, не более двадцати минут, он обрушил на наши головы массу информации. Вот где стоило включить диктофон! К сожалению, львиная доля позабылась, а остатки я вам сейчас расскажу.

    Итак, никакого поселения в Канаке раньше не было, а в советское время там начали строить санаторий "Луч" для космонавтов. В старых картах это место всегда обозначалось "Луч". (Я намеренно не лезу в Википедию, а излагаю услышанное).

    После распада Союза территорию санатория поделили на две части. Потом стали продавать другие участки жителям поселка Приветное, по две сотки на человека. По словам шофера, многие из Украины брали на одного человека и по 10 соток. Поэтому, если раньше в Канаке был один пансионат и две турбазы, то теперь "33 турбазы".

    - А вы откуда? - спросил шофер.

    - Из Питера, - ответил я.

    - Свои! - воскликнул мужчина.

    "Неужели он из Питера?" - удивленно подумал я.

    - Был там однажды, - пояснил водитель. - Ездил на свадьбу к другу... А вы тоже покупайте участок в Канаке, а меня наймите сторожем!

    Мы узнали, что отдыхающих в Канаку едет много, и цены там выше, чем в Рыбачьем.

    - 1200 рублей с человека и без кухни! - поражался водитель. - И всё равно едут!

    Он добавил, что вчера отвозил в Канаку харьковчан, и те ему сказали: "Мы каждый год здесь отдыхаем".

    Машина мчалась по очень красивым местам. Дорога петляла, но шофер болтал без умолку, время от времени указывая рукой на очередную достопримечательность. [Практически весь серпантин он вел свою "шестерку" одной рукой, отчаянно жестикулируя. Но было заметно, что водитель отлично знает трассу и способен проехать по ней даже с закрытыми глазами.]

    Мы убедились, что есть более высокий обзорный вид с трассы на Рыбачье, чем из "Фавора", но туда пешком сложно добраться.

    Водитель рассказал, что раньше все склоны были засажены табаком, и они, будучи детьми, ездили на его сбор. Их также возили и в Генеральское - собирать пыльцу дикого винограда, чтобы затем опылять ей свой домашний виноград.

    - В детстве мы всегда в Канаке ловили кефаль, - вспоминал шофер. - В Рыбачьем с утра слишком много народа купалось, и они взбалтывали воду, а в Канаке всегда места были дикими. Ловить там рыбу - одно удовольствие!

    Я задал водителю лишь один, уже традиционный вопрос:

    - В этом году больше отдыхающих, чем в прошлом?

    - Меньше! - однозначно заявил шофер. - В прошлом еще были беженцы из Донецка, а в этом нет. Раньше тут вообще пробки выстраивались...

    Трасса на Судак уходила дальше, а вправо, в сторону моря, вела кипарисовая аллея. Сверху на трассе перед поворотом имелась большая надпись "Канака". Краем глаза я успел заметить указатель "Чобан-Куле, 18 километров".

    "Именно эти 18 километров нами так и не осмотрены! - понял я. - Ведь мы из Судака ездили на Арпатские водопады, куда поворачивали как раз от крепости Чобан-Куле!"

    И мы вместе с разговорчивым водителем устремились вниз по пустой кипарисовой аллее. Дорога оставалась безлюдной около двух километров. Затем с левой стороны потянулись частные гостиницы и базы отдыха. Как и предупреждал шофер, их было много.

    Наконец, машина подъехала к единственной в Канаке площади, где выделялось здание с надписью "Магазин".

    Мы расплатились и вышли.

    - Хорошего отдыха! - пожелал шофер.

    Не успел он сдвинуться с места, как какой-то мужчина в шортах метнулся к машине. И разговорчивый водитель вместе с новым пассажиром тут же укатил обратно в Рыбачье.

    - Отсюда не так-то легко выбраться, - заметил Паумен.

    Друзья огляделись, а затем решительным шагом направились к пансионату "Луч". Там имелась калитка, возле которой стоял хмурый мужчина, но мы, не обращая на него внимания, прошли на территорию.

    И очутились между корпусами пансионата.

    - Мне казалось, здесь меньше народа, - признался я.

    - Похоже, в Канаке отдыхающих больше, чем в Рыбачьем, - ответил Паумен.

    Мы заметили в удалении симпатичную четырехэтажную гостиницу, а потом нам открылось могучее главное здание пансионата.

    - Не пожалели денег на космонавтов, - оценил я.

    Вокруг росли яркие цветы и стояли скамейки.

    - Напоминает Гагры, - произнес я. - Пальмами.

    И мы пошли вдоль берега моря. За главным зданием пансионата разместились компактные домики.

    - Раньше они считались престижными, - сказал Паумен. - А сейчас, без кондиционеров, лишены всякой привлекательности.

    - Тем не менее, там тоже кто-то живет, - ответил я. - Наверное, низкие цены.

    На берегу загорали отдыхающие. По небольшой лесенке мы вышли на пляж. По морю, впервые за нашу поездку, гуляли волны. В сторону Рыбачьего количество людей на берегу резко уменьшалось.

    Часы показывали начало первого. Нам предстоял долгий переход, поэтому друзья быстро искупались и, не задерживаясь, устремились по маршруту.

    - Вы были одни? - спросит педантичный читатель.

    - Мы взяли с собой Глазатыча, - отвечу я.

    - Почему именно его?

    - Он один из самых легких...

    Наш друг, которого мы иногда называем и "Зеленычем", восторженно глазел по сторонам.

    А мы, бросив прощальный взгляд на Канаку, которую с западной стороны охраняли два белых льва, устремились в неизведанные дали.

    Вскоре прошли весь Канакский пляж. Перед началом узкого участка стояло несколько палаток.

    - А где обитатели? - спросил я.

    - Спят, - предположил Паумен.

    - В такую жару?

    - А ты считаешь, они там оставили "растяжку", а сами ушли? - Пожалуй, проверять не стану.

    Покинув Канаку, мы скрылись за мысом.

    Открылся узкий берег с множеством крупных камней. Несмотря на волны, пройти там было можно.

    - В сильный шторм нельзя, - уточнил Паумен. - Но летом они бывают редко.

    Это был самый неудобный участок пути. В одном месте мы даже немного замочили тапки. Но, пройдя самую узость, слегка прибавили шаг. Вдалеке показалось родное Рыбачье.

    Вода вдоль берега была пепельно-серой, а чуть дальше - голубой, постепенно переходя в темно-синюю. Волны переливались и сверкали, отражая яркие лучи солнца, и шумно бились о камни, разлетаясь на пенные брызги. Ни одного человека, лишь отвесные склоны. Абсолютно пустой берег в обе стороны.

    Впереди показалась небольшая и уютная бухта. На крупном и плоском камне, метрах в двадцати от берега, сидели две больших птицы. Один точно был баклан, а вторую особь издалека мы не могли опознать. С бакланами мы знакомы с Байкала-2011, но также видели их в Балаклаве-2013 и даже в Анапе-2014. Эти птицы обитают только в экологически чистых местах.

    Когда друзья подошли ближе, стало очевидно: перед нами два баклана - самец и самка. Птицам улетать не хотелось, но и наше присутствие их тревожило. В итоге, бакланы решили остаться на насиженном месте. Судя по всему, они дожидались, когда море успокоится. Возле бакланов имелось отличное место для купания, но мы решили не тревожить птиц и прошли чуть дальше.

    Здесь находилась пологая бухта с хорошим входом в море, да и волны были ниже. Кстати, чуть-чуть не дойдя до бакланов, мы видели тропинку наверх. Там стояла одинокая палатка.

    - Видимо, об этом месте говорил Дед, - предположил Паумен. - Они туда поднимались в поисках можжевеловой рощи.

    - Значит, там живут киевляне, - заключил я.

    Но если кто-то и находился в этой палатке, спускаться на берег в этот час он точно не собирался. Мы по-прежнему были совершенно одни. Разложили подстилку недалеко от большого камня, и с удовольствием искупались. Это стало самым диким местом маршрута Канака-Рыбачье.

    - Здесь можно делать всё, что угодно! - заявил я.

    - И не говори! - согласился мой друг.

    Мы немного отдохнули и снова тронулись в путь.

    Миновали камнепадное русло. Камнепады бывают здесь осенью и весной, когда идут грозы и с гор стекают потоки воды. Иногда эти потоки увлекают за собой огромные валуны.

    Возле следующего русла неизвестные туристы соорудили памятник "Корню", который принесло откуда-то сверху. Корень дерева со всех сторон обложили камнями, и получился памятник.

    - Словно осьминог лежит на спине, - оценил Паумен.

    За "осьминогом" вглубь суши шло русло, полное камней, которым не хватило удачи и энергии, чтобы добраться до воды. В сухую погоду по камнепадным руслам можно забраться очень высоко.

    Позади осталось больше половины пути. За далеким мысом нас ждал Дикий пляж.

    В этих местах нам встретилась небольшая колония чаек. Повторилась история 2000 года в Анапе, когда чайки по одной улетали при нашем приближении. Птицам вовсе не хотелось покидать уютный берег, но страх перед чужаками оказался сильней. В строгой последовательности, именно так, как сидели на суше, чайки переместились в море, и, качаясь на волнах, стали дожидаться, пока мы уйдем.

    Еще один проход между камней. Новое камнепадное русло. И еще одна дорога наверх. Вскоре и эти достопримечательности остались позади.

    Самая протяженная бухта была пройдена. И тут мы наткнулись на самый настоящий родник. Сначала увидели перевернутую кружку на холмике из камней, а затем и сам источник.

    Почти сразу после родника друзья свернули за мыс - и перед нами открылся Дикий пляж. Прогулка по новым местам практически закончилась. Часы показывали около двух дня.

    На Диком нам впервые повстречались люди. Две панорамы - в сторону Канаки и Рыбачьего - дают общее представление о пляже. Людей здесь не видно, но если приглядеться, то можно обнаружить натянутый тент, белый прямоугольник. Там обосновалась стойкая компания нудистов - днем они не уходили с пляжа, а прятались от палящего солнца под навесом.

    Друзья в последний раз искупались на "безлюдье", а затем отправились к "цивилизации".

    В целом, расстояние от Канаки до Рыбачьего не слишком большое и дорога удобная. Но под самый конец пути мы сильно устали. Камни на пляже накалились, солнце начало печь, и по такой жаре даже просто идти вдоль берега стало тяжело.

    Да, мы часто купались, но купание отнимает силы.

    - Но и не купаться было нельзя! - добавил Паумен.

    Не дойдя метров ста до тропы на "Фавор", друзья снова окунулись.

    - Иначе бы расплавились, - объяснил я.

    Затем собрали волю в кулак и преодолели остаток пути до гостиницы "Фрегат".

    Так как обед в гостинице мы не заказывали, а в "Столовую по-домашнему" тащиться по жаре не хотелось, друзья посетили "Рыбацкий стан".

    На этот раз там звучала совсем другая музыка, песни в стиле "Дискотеки 80-х". В кафе сидело пять-шесть компаний. Мы выбрали отличный столик в уголке, рядом с вентилятором и фотокартиной, изображающей львов.

    Знакомая официантка принесла меню. Мы вновь выбрали по половинке ухи, а на второе решили взять порцию рапанов на двоих и два салата. Паумен выбрал "Цезарь", а я - "Татарский салат".

    Официантка тут же предупредила:

    - Если берете "Татарский", второй вам не понадобится.

    Мы отнеслись к ее словам слишком легкомысленно.

    - Хорошо, давайте один "Татарский", - только и ответил я.

    Вскоре принесли уху. Она оказалась вкусней, чем в первый раз. А может, мы просто были более голодными.

    Вскоре на столе появилась порция рапанов, а затем... Татарский Салат! Это было нечто!

    На большую тарелку горкой, высотой с пивную бутылку, были мелко порезаны: свинина, говядина, картошка фри, морковка, свекла и капуста. Каждый ингредиент занимал свою часть тарелки. Всё это сверху было украшено зеленью, редиской, кусочком помидора, оливкой, дольками клубники и сметаной. Но нас буквально потрясли гигантские размеры порции!

    - Если бы они дали коробку, - произнес Паумен, - мы бы могли донести это до номера.

    Я же воспринял случившееся, как вызов:

    - Съедим! Люди ведь как-то съедают!

    - Ты уверен? - спросил Паумен.

    - Потом мне будет плохо, но это уж потом! - воскликнул я. - Здесь, в основном, овощи...

    Специально для татарского салата официантка принесла еще и огромную миску, ее край виден справа на снимке. Туда я пересыпал часть салата, перемешал, и половину переместил на тарелку Паумена. Всё было очень вкусно, но очень много...

    Минут двадцать мы поглощали этот Татарский Салат. Причем, я прямо из большой металлической миски. И мы его съели! И не только салат, но и рапанов, а вот лаваш остался нетронутым.

    Татарский салат - самый яркий гастрономический опыт в моей жизни. Даже сейчас, когда я пишу эти строки, он встает перед глазами всеми шестью составляющими... Такую порцию надо заказывать на четверых!

    Мы с трудом поднялись из-за стола и направились к выходу.

    - Лучше больше, чем меньше! - напутствовала нас официантка.

    Мы оставили в "Стане" 1200 рублей. Плюс 100 рублей чаевых...

    Затем вскарабкались на обзорную площадку и надолго присели на скамейку.

    А спустя полчаса добрели до нашего номера.

    Получился очень содержательный день, завершившийся гастрономическим фейерверком.

    - В таком состоянии писать невозможно! - воскликнул я.

    И мы рухнули спать.

    ***

    Позже выяснилось, что мой друг так и не уснул, а я проспал с 17:00 до 20:15. А когда проснулся, ощущалась разбитость.

    Аппетита не было. Паумен всё-таки съел три печенины с медом, а я ограничился бутылкой "Активиа" и персиком.

    Когда друзья выходили на вечерний променад, смеркалось.

    По кулоновской горке мы спустились на пляж, прошли метров пятнадцать и расстелили подстилку. Волна пошла на спад, как часто бывает ближе к ночи.

    Друзья по очереди искупались, а потом уютно расположились на подстилке, рассуждая, как много нового можно увидеть всего за один день! Наша беседа могла продлиться и дольше, если бы не комары.

    - Откуда они здесь? - возмущался Паумен. - На юге их не бывает!

    - Но меня кусают! - настаивал я.

    - А меня нет, - не сдавался Паумен.

    Так продолжалось минут двадцать: меня кусали комары, а моего товарища словно не замечали. Наконец, я не выдержал пытки - друзья собрали вещи и отправились в номер.

    Вернулись в "Киор" в начале одиннадцатого. Посмотрели выпуск севастопольских новостей "Севинфорбюро". Судя по всему, правительство Аксенова всерьез взялось за незаконное строительство на побережье и пообещало все незадокументированные постройки снести.

    - Навсегда, - подчеркнул Аксенов. - То есть, на этом месте больше никогда ничего не будут строить.

    Произойдет ли это? Время покажет. На первый взгляд, настрой у новых властей очень решительный.

    В Крыму есть, что сносить. Здесь, на мой взгляд, и так построено слишком много. Необходимо, чтобы кроме построек, осталась и сама природа. Взять, допустим, район Большой Ялты. Там практически нет пляжей для общего доступа, а имеющиеся (их можно по пальцам пересчитать) всегда заполнены людьми. Львиную долю территории облюбовали пансионаты и санатории. Чего только стоит территория санатория "Курпаты", который пора давно переименовать в "Карпаты"?!

    Крымчане вовсю обсуждают строительство новой федеральной трассы "Таврида", которая соединит Керчь, Симферополь и Севастополь. Ее собираются частично прокладывать по новому маршруту. Что и говорить, гигантская стройка! Если она будет проложена одновременно с Мостом, то нам вскоре предстанет совершенно иной Крымский полуостров!

    А то ведь, и я писал об этом в записках 2010 года - все строят частные гостиницы, но никто не озабочен общей инфраструктурой курорта, важнейшим элементом которой являются дороги.

    Почти в каждом выпуске новостей говорят и про Мост. Окончание строительства намечено на декабрь 2018, а поезда пойдут в 2019 году. Прямо скажем, это будет еще нескоро. Главное, чтобы сроки не сдвинулись к 2020-м годам.

    11. День одиннадцатый: Жара и Новые высоты, 14 июля, четверг

    После некоторых раздумий мы отказались от раннего пробуждения, ибо постепенно накапливается усталость, бороться с которой можно лишь качественным сном.

    Поэтому сегодня я проснулся в 8:15, а Паумен в 10:00 не без моей помощи.

    Мы долго завтракали и собирались, поэтому вышли из дома только в 11:30.

    Чтобы горничные по утрам не будили, мы приняли меры. В номере есть табличка, на которой с одной стороны написано "Убрать", а с другой - "Не беспокоить".

    - Если бы можно было убрать, не беспокоя, - задумался я, - это стало бы величайшим изобретением человечества!

    Так что поздно вечером мы повесили на дверь "Не беспокоить" и не снимали вплоть до выхода из номера.

    Но нас всё равно побеспокоили.

    - Я попрошу вас не курить, - сказала горничная, которая вчера испугалась моего вида в трусах.

    Это произошло, когда друзья спускались по лестнице "Киора".

    - А где тогда курить? - спросил мой товарищ.

    - За территорией, возле калитки. А здесь курить нельзя.

    - Но ведь на балконе стоит пепельница, - сказал Паумен. - Зачем она тогда там?

    - Я не знаю, - ответила горничная. - Меня просто просили передать.

    Мы вышли на улицу, и тут я понял, что забыл в номере кепку. Пришлось вернуться. Я взял кепку и - снова по пути вниз - встретил горничную Ирину.

    - Я вас очень прошу: не курите на балконе! - сказала она. - Соседи жалуются. Они приехали, а у них дети-груднички.

    Пришлось мне пообещать, что не буду курить, хотя я и так уже три года не курю. А вот Паумена эта новость не порадовала.

    - В споре курящего и некурящего всегда прав некурящий, - печально изрек мой друг. - Хоть это и несправедливо! А соседям с их "грудничками" надо просто не открывать балкон! Десять дней никто не жаловался, а тут...

    - Зато они приехали только сейчас, - попытался я сгладить ситуацию. - А могли бы и в первый день нашего путешествия...

    Но, как известно, "борцы с никотином" наступают. Уже давно нельзя курить в кафе. Пока что разрешают дымить на улице, а во всех частных гостиницах курение запрещено...

    Друзья направились к морю. В Крым пришла самая настоящая жара. Правда, назвать ее "аномальной" у меня язык не поворачивается, хоть так и говорят в теленовостях. Жара в Крыму? Это нормально.

    Кулоновской "тропой" мы спустились к морю. Хотели идти до Отшельников - там хороший вход в воду, но разглядели в том месте зеленый навес. Значит, занято. Поэтому залегли на Нудистском пляже, между двумя голыми парочками.

    Народу было относительно много, на весь нудистский пляж - человек десять. Перед нами в сторону "линии эллингов" загорали мужик и баба, оба весьма зрелого возраста, а за нами - примерно наши ровесники. И те, и другие имели зонты, коих у нас отродясь не было.

    - Без зонта здесь долго не пролежишь, - оценил Паумен.

    - Попытаемся, - ответил я.

    Первым совершил заплыв мой друг. Выяснилось, что мы выбрали неудачное место для входа в море. Если бы еще не было волны... Пришлось "вползать" на карачках. У Паумена это плохо получалось. К нам даже подошел мужик из "ровесников" и предложил воспользоваться их входом.

    - Трудолюбивый, - оценил я. - Наверное, целый день расчищал вход, а теперь готов поделиться результатами работы.

    - Туда долго идти, - ответил Паумен.

    Нудисты же постарше развлекались тем, что ходили туда-сюда пляжу, а баба (иного слова этой толстой фигуре мне не подобрать) в костюме Евы полезла в гору, дабы там полюбоваться каким-то деревцем.

    Всё это я наблюдал из моря, ибо вслед за Пауменом отправился охлаждаться. Берег в этом месте мелкий, много камней. Только отплыв метров на тридцать, я не ощутил под ногами дно.

    Радовало, что медуз не было.

    - При такой волне никогда не бывает, - объяснил Паумен.

    С собой на прогулку мы взяли Белыча, самого габаритного зверя, который в связи с этим не поехал в Канаку.

    Белыч уютно разместился рядом с подстилкой, и стал рассказывать, как много мест он видел вместе с нами.

    - Это явно не Байкал! - важно вещал Белыч. - Здесь значительно жарче. Мы, нерпы и тюлени, не привыкли к такой теплой воде. Но я, бывалый путешественник, видел и не такое...

    Пока Белячок перечислял, что именно он видел, где и в какой последовательности, мы пытались загорать. Но вскоре с грустью осознали, что это сделать практически невозможно. Слишком жарко!

    Лежишь на солнце, буквально через пару минут после того как вылез из моря, и сразу начинаешь потеть.

    - Словно в бане! - изрек Паумен.

    - Можно только лежать в море, - согласился я.

    Не пробыв на пляже и полутора часов, мы собрали вещи и отправились назад.

    - Давай поедим в "Рыбацком стане", - предложил Паумен.

    До этого мы хотели идти в "Столовую по-домашнему", но жара ограничивает передвижения.

    - Я больше на татарский салат смотреть не могу, - признался я.

    - Возьмем по обыкновенному салату и бутылке безалкогольного "Стелла Артуа".

    Вскоре путешественники уже входили в "Рыбацкий стан". Там сидело немало людей. Мы здесь третий раз, и с каждым разом количество посетителей всё увеличивается.

    Официантка нас узнала:

    - Пришли за татарским салатом?

    - Сегодня выступим скромней, - пообещал Паумен.

    Мы заказали греческий салат и салат с кальмарами, а также пиво.

    Вскоре принесли заказ. Салаты тоже были немаленькие! И мы снова объелись в "Рыбацком Стане", хотя не так сильно, как вчера.

    Девушка принесла счет. Оказалось, мы поели всего на 550 рублей! С чаевыми получилось 600.

    - Здесь обедать дешевле всего! - заключил я.

    - И кормят отменно! - добавил Паумен.

    А мы - после длительного отдыха на нижней площадке "Кулона", где Паумен "про запас" выкурил две сигареты, и захода в "Дельфинчик" (там раскупили все канистры с водой, пришлось брать две бутылки) - вернулись в номер...

    Я забыл сказать об одной местной достопримечательности! Если идти от "Стана" к кулоновской лестнице, то проходишь мимо спасательной станции. Так вот, на углу "спасалки" мы обнаружили любопытный персонаж.

    Нечто вроде вышки украшало существо типа часового. Возле двух динамиков застыла странная фигура-манекен в спасательном жилете, шлеме и маске, а также с игрушечным автоматом.

    - Это Страж Пляжа! - догадался я.

    Так как "спасалка" не работает (мы не слышали с этой территории ни одного объявления и не видели ни одного человека), Страж Пляжа заменяет всех спасателей Рыбачьего.

    - Двигаться он не может, - сказал я. - Значит, обладает магической силой, не давая отдыхающим утонуть.

    - Он противостоит другому заклинанию, - продолжил Паумен. - "Кто на пляже мусор кинет, тот в морской пучине сгинет!"

    Так что, Рыбачье просто наводнено мистическими персонажами: Страж Пляжа, Военизированный Кот, Треглавый Дракон, Самосы, Заклинание мусорщика...

    Мне стоило бы написать на эту тему отдельный рассказ, но вместо этого я, вместе с Пауменом, завалился спать.

    ***

    Встали около шести. Около часа провели в номере: за окном стояла такая жара, что никуда выходить не хотелось. Наконец, в восьмом часу покинули "Киор".

    Я уговорил Паумена на пешую прогулку, а именно покорить безымянную вершину. Ее высота - 132 метра над уровнем моря. Она находится по дороге на озеро, где мы уже были.

    Первое время друзья шли по тени, но всё равно было очень жарко. Кроме того, не наблюдалось ни малейшего дуновения ветерка...

    Тут же стоит отметить, иначе забуду, что Малец и Дед бесследно исчезли. Теперь на их месте живет другая семья. Следовательно, эти персонажи были обыкновенными отдыхающими, которых мы ошибочно приняли за хозяев. Где же настоящие хозяева? Боюсь, мы этого никогда не узнаем.

    У меня есть теория, что Мальца и Деда забрали томминокеры, странные зеленые инопланетяне. Долгие месяцы Малец и Дед поставляли томминокерам души отдыхающих, но теперь пришел и их черед.

    - Они слишком сильно увлекались виртуальщиной, - заключил я.

    - Но Дед не сидел за компом! - возразил Паумен.

    - У Деда был компьютер в голове! - заявил я в духе Стивена Кинга.

    Так что больше мы не видим Мальца и даже по нему скучаем...

    Тем временем, наше восхождение началось. Привычным путем до пятиэтажки, а оттуда по дороге со столбами до двухэтажного дома. Там нас вновь ждали таблички "Гора" и "Озеро". Но если слово "гора" видно отчетливо, то слово "озеро" не пропечаталось на снимке, и вам остается лишь поверить мне на слово. Сплошная мистика в этом Рыбачьем!

    А мы свернули к горе.

    Было очень жарко. И это еще мягко сказано: чрезвычайно жарко! Кроме того, мы надеялись на дорогу, а она быстро превратилась в частично заросшую тропу. А мы были в футболках, тапках и шортах.

    Вот она, прелесть соприкосновения с колючками!

    - Вечно, Гризли, ты ведешь меня не туда! - разозлился Паумен.

    - Я же не знал! - пришлось оправдываться мне.

    Слева шли садовые участки, обнесенные сеткой-рабицей. (Кстати, Рабиц - фамилия изобретателя сетки, Карл Рабиц (Karl Rabitz), 1825-1891).

    Впереди показалась развилка. Узкая тропка вдоль колючек уходила влево, а вправо шел "коридор" между границами двух участков. Идти через колючки не хотелось, но путь между участков мог увести нас от вершины. Поэтому мы всё же ломанулись в колючки. И не напрасно! Друзья всё-таки вышли к цели!

    Открылся весь поселок - слева, по центру и справа. А вот - общая панорама, и вид в сторону Канаки. Обзору достопримечательностей с другой стороны мешало заходящееся солнце. Мало того, из-за него вновь стало жарко. Вдалеке был прекрасно виден путь, которым мы шли на виноградники, а также район около озера и дома у дороги. А вот тропу на гору Хумсал я так и не разглядел.

    Отдышавшись и вволю налюбовавшись панорамами, мы решили возвращаться.

    И тут обнаружили более удобный путь, который вел куда-то вглубь суши. На дороге четко отпечатались следы автомобильных шин.

    - Значит, куда-нибудь выведет, - заключил Паумен.

    И мы пошли новым путем. Все виноградники и открывающиеся панорамы были красиво "засвечены" солнцем.

    На развилке мы свернули влево. Где-то там находилась улица Виноградная в "нетатарской" части Рыбачьего.

    Вскоре показались окраины поселка.

    - В этих местах живет Троянда, - сказал я. - Она идеально описала "холм посреди села", но я бы назвал его "горой" из-за крутизны. Или холмом с крутыми склонами!

    Вскоре мы спустились так низко, что солнце перестало нас освещать. Стали хорошо видны виноградники.

    Друзья вышли к реке Андус. Она была куда уже Алачука. Путь к виноградникам преграждало грозное объявление: "Яды! Въезд запрещен!" и ниже мелкими буквами "опрыснуто с 14.06.2016 по..."

    - Что за яды? - забеспокоился Паумен.

    - Это на дальних виноградниках, - объяснил я. - Нам ничего не грозит!

    Однако мой бдительный товарищ насторожился.

    - Пойдем-ка подальше от этого ручья.

    - А ну его в Андус без буквы "д"! - согласился я.

    Мы очутились в совершенно неизвестном районе, и не хотели снова забрести в тупик. Форсировав Андус по камням, друзья устремились вглубь поселка. (Позже выяснилось, что мы шли по самому началу улицы Новоселов.)

    На одном из участков заметили старуху. Скрючившись в три погибели, она трудилась на своем огороде.

    - Так всю жизнь и проведет, - заключил Паумен. - И к морю, наверное, ни разу не спускалась.

    А мы вышли на улицу Октябрьскую и по ней спустились до Виноградной. Два кадра по пути, а затем - Виноградная, дом 8.

    Выяснилось, что здесь проживает огромное количество котов и кошек.

    - Это же Рыбачье! - объяснил Паумен. - А где рыба, там и коты.

    Пройдя еще пару кварталов, друзья очутились в знакомой местности - на улице Центральной, откуда свернули на Новоселов.

    ***

    У нас имелась цель - купить Паумену шляпу, ибо при такой жаре ходить без головного убора просто опасно. Вскоре, в одном из торговых павильонов, цель была достигнута.

    - Мне идет? - спросил мой друг.

    - Очень! - ответил я.

    (Моя бабушка в таких случаях говорила: "Доброму вору всё впору!" или "Подлецу всё к лицу!")

    Мы спустились к морю и свернули в сторону кемпинга. Снова прошли по дороге между палатками и автомобилями.

    - Все машины очень качественные! - отметил я.

    - Я тебе об этом говорил, - напомнил Паумен.

    - Значит, у них есть деньги, чтобы снять номер в частной гостинице, - продолжил я.

    - Кемпингисты - независимы, - пояснил Паумен. - Если изменится погода, или им разонравится, они в любой момент соберутся и уедут...

    В конце дороги обнаружился туалет, о котором писали: "попадать туда не сильно приятно, но ходить туда можно".

    Заодно я сфотографировал пять домиков-бунгало...

    - Пойдем на Новую набережную! - предложил Паумен.

    Друзья миновали забор у моря. Кстати, прохода в район коттеджей со стороны кемпинга нет, есть только автомобильный съезд прямо с шоссе. Этот район в Викимапии назвали "Виллы на побережье".

    Мы поднялись по лесенке на набережную. Там оказалось очень хорошо!

    - А я писал, что эти дома надо снести. - Мне стало неловко. - Пожалуй, погорячился.

    - Очень приятно гулять по этой набережной, - продолжил Паумен. - Ведь нигде в Рыбачьем так не пройдешься!

    Действительно, набережная впечатляла. Разгуливать по ней при зажженных фонарях, вдоль красивых особняков, особенно после буераков Рыбачьего, доставляло огромное удовольствие. Народу было очень мало. В начале территории имелись кафе и детская площадка, где в общей сложности находилось не более двадцати человек, а далее мы встретили лишь пять-шесть постояльцев.

    Все особняки были пронумерованы. Посередине первой линии вилл мы обнаружили еще одно кафе. Там сидели две девушки, и больше посетителей не было.

    - Кафе прибыли не приносит, - заключил я, - но необходимо в общей инфраструктуре. Владельцы домиков-вилл будут содержать это кафе в любом случае.

    Из одиннадцати особняков четыре пустовало. На последнем висела большая растяжка "Продается". Два особняка ввели в строй частично: в одной половине жили постояльцы, другая была закрыта на ключ.

    Мы прошли две трети набережной и вышли на берег. Разложили подстилку и по очереди искупались.

    На прогулке с нами был Полосаток, который блестяще исполнил роль вперед смотрящего.

    - А можешь сыграть "назад глядящего"? - спросил я.

    - Ни за что! - ответил наш друг. - Я же из Кронштадта.

    Темнело. Новая набережная медленно погружалась во тьму.

    И вот, когда захотелось спокойно посидеть на берегу моря после долгой прогулки, на нас накинулись комары!

    Сегодня целый день было очень жарко. Кроме того, безветренно. Может, в Крыму действительно какая-то аномалия?!

    В любом случае, твари, которых, как утверждал Паумен, "в Крыму не бывает", стали нас нещадно кусать. Пришлось спешно подниматься на набережную. Наверху комаров стало значительно меньше.

    Мы еще раз обсудили "виллы на побережье".

    - Здесь очень уютно и эстетически приятно, - заключил Паумен. - Хотя и дорого.

    - Удаленность от "цивилизации", - добавил я, - лучше, чем многолюдность в эллингах.

    Пройдя по всей Новой набережной, мы спустились к морю, а затем вышли к кемпингу. И тут вновь налетели комары. Отбиваясь, мы вышли на трассу. Но и там бесчинствовали злобные кровососы.

    Мы зашли в магазин, чтобы купить сок и воду, и услышали разговор двух девиц.

    - Они меня всю искусали! - жаловалась одна.

    - Перестань ныть! - злилась другая.

    А нам еще требовалась канистра воды.

    - Купим здесь, - решил я. - Как-нибудь донесу до номера.

    Друзья шли по темному поселку и вовсю проклинали комаров. На этот раз путь лежал по Морской и Школьной.

    Оказалось, так возвращаться лучше - освещения столько же, зато ближе, меньше машин и более ровная дорога.

    - Так теперь и будем поступать! - воскликнул я.

    - Жаль, мало дней для этого осталось, - ответил Паумен.

    12. День двенадцатый: Последствия жары и Теракт в Ницце, 15 июля, пятница

    В семь утра мой сон нарушил какой-то "запрещенный барабанщик". Это была очевидная барабанная дробь, которая долгое время не прекращалась. Сквозь сон я пытался определить источник звука, но безрезультатно. В итоге, решил, что в соседнем номере поселился профессиональный барабанщик и, как раз перед завтраком, репетирует свои партии.

    Я планировал встать в восемь и описать прошедший день, ибо вчера днем заснул, но "барабанщик" спутал все мои планы. Поэтому, когда трели прекратились, я выключил будильник и заснул. А встал только в 12-м часу, благодаря табличке "Не беспокоить!".

    - Почему так поздно? - спросит читатель.

    - У нас сегодня экскурсия в парк "Айвазовское", - отвечу я.

    В 11:15 я начал делать зарядку. В 12:05 проснулся Паумен. Мы включили телевизор и тут же узнали о теракте в Ницце, где, по первым данным, погибло 84 человека.

    Этот теракт стал основным предметом наших разговоров. Тем более что сразу узнать подробности не удалось - о теракте сообщали, как обо всем известном событии. Вместо деталей мы увидели обстоятельный репортаж о погоде в Ницце, а также подробности о том, сколько именно сейчас там отдыхает туристов.

    - Это выглядит цинично, - оценил Паумен. - "Люди погибли, а вы приезжайте отдыхать!"

    - Добро пожаловать в Ниццу! - поддержал я.

    И лишь потом, по крупицам, выяснилось, что гражданин Туниса, проживающий во Франции, на своем грузовике зигзагами, на протяжении двух километров давил туристов на Английской набережной в Ницце, которые вышли на праздничный фейерверк в день взятия Бастилии.

    - А ведь это могло случиться и на Ялтинской набережной, - предположил Паумен.

    Мы вспомнили, что за время нашего нахождения в Крыму не видели ни одного полицейского! Ни в Рыбачьем, ни в Ялте, ни на территории Ласточкиного гнезда.

    Не хочу говорить ничего плохого в адрес крымской полиции - может, они ходят переодетые, просто отмечаю, что ни одного крымского полицейского нам пока не встретилось...

    Друзья сходили на обед. Специально вышли заранее, дабы не ждать - ведь экскурсия начиналась в 14:30, а к месту сбора следовало подойти к 14:20.

    В 12:50 на раздаче еще никого не было. В 12:55 какая-то девица стала расставлять столовые приборы, а мы устремились за едой. И нас обслужили первыми.

    Кстати, "пищевые" съехали. Без них обед перестал быть праздником, хотя кормят здесь отменно. Однозначно ресторанное питание!

    Как нам сообщила хозяйка Нина при очередном расчете за обеды: "У нас только самые свежие овощи".

    Добавлю, что у них еще и очень хорошая техника: специальный шкаф-плита, в котором можно поддерживать еду в горячем состоянии, но она не "подгорит". Этот агрегат имеет большое светящееся табло с множеством цифр, и управлять им - целая наука...

    Путешественники пообедали, поднялись в номер, увидели очередную порцию новостей из Ниццы, и отправились на экскурсию...

    - А что насчет барабанщика? - спросит пунктуальный читатель.

    - Эти звуки издавал бойлер, - отвечу я. - Утром его ремонтировали...

    ***

    На улице стояло пекло. Вчерашний прогноз Ялтинского телевидения - везде 34 и 35, а в Бахчисарае все 37 градусов. И эти градусы ощущались.

    Сначала мы медленным шагом брели по Школьной, затем, не спеша, по Солнечной, а после остановились на Морской в крошечной тени огромного дерева. Солнце светило практически вертикально, и тени в поселке почти не осталось. Как и отдыхающих. На Школьной нам не встретилось ни одного человека, а на Морской мы заметили только двоих.

    Передохнув в тени, друзья вышли на трассу. Там уже имелись отдыхающие. Причем, все мужики были в шортах и с голым торсом.

    - Как может быть "несколько мужчин с одним торсом"? - спросит корректор.

    - "Мужчины с голыми торсами" и вовсе не звучит, - отвечу я.

    Посетив туалет за двадцатку, мы - по теневой стороне Новоселов - отправились к месту сбора экскурсии. Тут у Паумена зазвонил телефон. Мой друг долго рылся в сумке, затем выудил мобильник и увидел на нем телефон Натальи-распространительницы. В этот момент звонки прекратились.

    - Экскурсия отменяется, - заключил Паумен.

    - Может быть, и нет! - горячо возразил я. - Может, автобус раньше подъехал!

    И мы поспешили к "Юноне", от которой нас отделяло около ста метров.

    Увы, никакой автобус там не стоял, а Наталья сидела с очень мрачным видом.

    - Отменяется, - сказала она, завидев нас. - В последний момент только всё выяснилось. Очень многие отказались.

    Это был первый случай за все наши путешествия, когда экскурсию отменили.

    - Может, возьмете на круизик? - спросила с надеждой Наталья. - Или в "Айвазовское" на вторник?

    - Мы в понедельник уезжаем, - ответил Паумен.

    Тогда распространительница вернула деньги...

    Конечно, первые минут пятнадцать было очень обидно. Люди отказались из-за жары, понятно, но ведь эта экскурсия как раз и рассчитана на жаркую погоду! За полтора часа мы бы добрались до Партенита, а в автобусе не душно, пока он едет. Потом погуляли бы по парку, где тень, а дальше - пляж и море. Зачем от такой экскурсии отказываться?

    Но мы уже ничего переиграть не могли. У Паумена даже возникло желание немедленно ехать на Джур-Джур или завтра своим ходом добираться до Партенита, но мне не хотелось ни того, ни другого.

    - В том-то и был смысл экскурсии, - объяснил я, - чтобы доехать туда в комфортных условиях!

    Так что, у нас получился пропащий день.

    - Наверное, у них есть соглашение, - стал рассуждать Паумен, - если количество экскурсантов меньше определенного числа, экскурсия отменяется.

    - Тогда нас было 16 человек, - вспомнил я. - Экскурсовод получила по сотне с человека. Может, она бы и согласилась на 600 рублей, но водитель...

    - Может, все, кроме нас, отказались, - прервал мои расчеты Паумен.

    Отмена экскурсии - плохо не только для нас, но и для распространителей. Возможно, из-за жары сорвались и другие поездки. А наше путешествие вышло совсем "поселковым", только с одной экскурсией.

    - Завтра съездим на морскую прогулку, - решил Паумен.

    - Было бы здорово! - обрадовался я.

    По пути к пляжу друзья купили газированной воды и сока, ибо "люди из телевизора" уверяют, что в жару надо больше пить...

    Вышли к морю в месте, где Новоселов упирается в трассу. Точнее, с левой стороны от пирса, если смотреть на море. Народу было немного. Солнце пекло.

    Мы разложили подстилку и вынули из рюкзака Мишутку.

    - Мы уже в Партените? - поинтересовался он.

    - Экскурсию отменили, - объяснил Паумен. - Мы в Рыбачьем.

    - Мы в Партените! - не согласился наш спутник. - Я вернусь, и всем расскажу, что мы были в Партените.

    - Зачем обманывать? - спросил я.

    - Я не обманываю, - возразил Мишутка. - Просто считаю, что мы в Партените...

    В итоге, мы всё-таки пришли к выводу, что отмена экскурсии - не такая уж и беда.

    - Зато деньги сэкономили! - решили друзья.

    Позагорали. Искупались. Я доплыл до буя. Их крайне мало в Рыбачьем - только на Центральном пляже и в районе "Кулона". Буй оказался полым и немного ржавым цилиндром зеленого цвета. Вниз уходила веревка. Пожелав бую счастливого плавания, я отправился к берегу.

    Мы пробыли на пляже около часа. Солнце, на удивление, пекло не очень сильно, но какой смысл торчать на берегу? День был всё равно разбит, а вдобавок где-то к половине четвертого море сделалось каким-то грязным. Откуда не возьмись, на воде появились водоросли и пена. Возможно, издержки аномальной жары.

    Друзья направились в "Киор". По дороге купили печенье и пряников.

    Знакомый маршрут - Морская, Солнечная, Школьная. Трехглавый Дракон получил еще одно обновление, на его воротах разукрасили фон.

    Мы же посидели в парке около церкви. Напротив разместился детский сад для местных, о котором я еще не писал. Иногда там играют ребятишки.

    - Им бы на море, - сказал Паумен.

    - Никто не хочет брать на себя ответственность, - пояснил я. - Представляешь, как трудно за ними уследить на берегу?

    Вот детишки и резвятся там, где с ними проще. В саду много тени, но на море в такую погоду безусловно лучше.

    А друзья вернулись в "Киор". Подкрепились печеньем.

    Затем Паумен спал, а я стучал по клавишам: записки здесь пишутся очень хорошо.

    ***

    Полвосьмого мой товарищ проснулся. И мы до десяти вечера смотрели новости по всем телеканалам. Всё насчет террориста из Ниццы. СМИ уверяют, что это сумасшедший, никоим образом не связанный с ИГИЛ, но нас не проведешь.

    - У него в грузовике были бронированные стекла, - сказал Паумен.

    - А также муляж автомата Калашникова и винтовки М-16, - продолжил я.

    - И он сказал, что продает мороженое, - закончил Паумен.

    Не похоже на выходку безумца. Может, тунисец и был ненормальным, но его очень грамотно вели к теракту весьма неглупые люди.

    Кстати, вы смотрели фильм "Дорога на Арлингтон"? Если нет, то рекомендую.

    Вечером мы ненадолго выбрались к морю. Спустились и поднялись по кулоновской горке.

    Хочу еще раз похвалить создателей этой базы отдыха. Единственным излишеством можно считать огромный знак перед входом: десятиметровое изваяние в форме раскрытых ладоней и слова "Кулон".

    - Что означает "кулон"? - спросил Паумен. - Так называется завод?

    - Он называется Опытно-конструкторское бюро имени Сухого, - ответил я. - А "кулон" - просто красивое слово, крупный камень на ожерелье. Может, территория имеет форму кулона?

    - А Сухой был любителем сухого вина? - спросил мой друг.

    [Еще кулон - единица измерения электрического заряда. Возможно, именно этим обусловлено название базы отдыха.]

    Раз уж я заговорил о "Кулоне", который улучшил инфраструктуру Рыбачьего, позвольте мне высказаться и о тех, кто эту инфраструктуру ухудшил. Вернее, ухудшил природные ресурсы поселка.

    Общеизвестно, что в Рыбачьем - самый протяженный (два километра) и широкий (около пятидесяти метров) пляж на всем ЮБК. Но насколько этот пляж за последние годы сделался уже! Где еще на береговой линии, кроме кемпинга, осталась "заявленная" ширина?

    На Центральном пляже, прямо на гальке, понастроили кафе. В районе "линии эллингов" владельцы гостиниц забетонировали часть территории для стоянки машин. Пляж урезают, усекают и сокращают везде, где только можно.

    Хватит строить, господа! Пора высаживать деревья, создавать кипарисовые аллеи и расширять территории парков! А вы думаете, отчего на пляже вечером появились комары? Вполне возможно, что это - нарушение экологии, а вовсе не аномальная жара! Ведь совсем не осталось природы!!!

    [Впрочем, я не знаю точно, отчего на поселок уже третий вечер обрушиваются полчища комаров. Поделился своими соображениями на форуме. Говорят, что комары в Крыму повсеместно. Прозвучало даже предположение, что они появились в результате перекрытия шлюзов Северо-Крымского канала украинской стороной. Подробности о канале - смотрите здесь).

    Вечером на море долго не посидеть. Зажирают! Пришлось покупаться и быстро ретироваться.

    Конечно, это очень обидно. Вечер в Крыму - самое благостное время: в эти часы надо любоваться пейзажами и наслаждаться прохладой.

    Друзья поднялись по кулоновской горке, зашли в "Дельфинчик", где купили канистру с водой, и в одиннадцатом часу были в номере.

    Посмотрели еще блок новостей, и, вдоволь попереживав за Францию, уснули.

    13. День тринадцатый: Обыкновенный нудизм, 16 июля, суббота

    Я встал в шесть, а Паумена разбудил в восемь. Друзья отправились на море около половины десятого.

    В десять уже лежали на нудистском пляже. С собой взяли Медвежонка-блокадника. Как известно, он родился в Судаке, поэтому очень любит побережье.

    С десяти до двенадцати мы исполняли роль "бывалых нудистов". Ближе к двенадцати на пляже воцарилось пекло.

    В целом, в Рыбачьем с каждым днем становится всё больше людей. Отдыхающие потихоньку прибывают. Но, на удивление, люди впритык друг к другу загорают на лежаках сразу за "Фрегатом", а на нудистском пляже по-прежнему просторно. В связи с субботой вдоль берега фланировало много шумных и людных компаний.

    С нудистского пляжа открывается красивый вид на поселок, а именно - на Новую набережную и "линию эллингов". Виден даже крайний корпус "Фавора". А если смотреть в другую сторону, вам откроются - пляж Отшельников, уютная бухта, а также далекий мыс по пути на Дикий пляж. Для полноты картины стоит обратить внимание на почти отвесные склоны, а также всю береговую панораму в целом.

    - Почему снимки такие странные? - спросит внимательный читатель.

    - Сделаны в режиме "закат", - отвечу я. - Наше путешествие заканчивается, так пусть последние снимки будут слегка сюрреалистическими.

    Сегодня мы окончательно рассчитались с Ниной за обеды. Заплатили 5400 рублей. Заодно договорились о трансфере на послезавтра, на одиннадцать утра. Сегодня предпоследний день путешествия, а понедельник не считается - встанем, позавтракаем, соберемся - и в путь.

    Раз уж речь зашла о трансфере, сообщу пару деталей из разговора с Сергеем (вез нас из аэропорта) в самый первый день путешествия.

    Тогда Паумен спросил:

    - А сколько стоит трансфер?

    - 2000 или 2200 рублей, - ответил Сергей. - 2200 - если нет свободных мест на бесплатной стоянке, и приходится ставить на платную. Но так бывает редко, только в выходные.

    Мы были в тот день сонными и не поддержали беседу, но Сергей добавил, что лучше воспользоваться услугами "Киора".

    - А то один таксист довез постояльцев только до Лучистой, - с улыбкой добавил он.

    Мы тогда эту информацию пропустили мимо ушей, и только теперь всё стало ясно.

    Скорее всего, люди ехали в "Киор" на частнике из Симферополя. Сказали адрес: Рыбачье, улица Богдана Хмельницкого, дом 12. Шофер и повез в "Киор" кратчайшим путем, как показывает навигатор. А кратчайший путь - по трассе до проходной "Кулона", а оттуда резко вниз. Но в том-то и дело, что не каждое такси способно одолеть столь крутой спуск! Видимо, таксист доехал до "Кулона", увидел рельеф местности и отказался дальше везти постояльцев.

    - И им пришлось с чемоданами в руках идти до "Киора"! - добавил мой друг.

    А надо было сначала ехать по Новоселов, а затем по Центральной, но ни постояльцы, ни таксист об этом не знали.

    - Нам, в любом случае, удобней договариваться с Сергеем, - заявил Паумен. - "Левый" таксист и возьмет дороже. 2000 рублей - очень дешево, если судить по цене до Канаки.

    Что еще запомнилось из разговора с Ниной?

    Она спросила о наших впечатлениях. Мы ответили, что в "Киоре" нам понравилось. Так и есть. Здесь отличный номер, прекрасно работает кондиционер и сантехника, вполне приличная кровать, и, кстати, отменный письменный (он же завтрако-ужинный) стол, за которым я веду эти записи. Большой холодильник, прекрасный балкон, вместительный шкаф.

    К недостаткам можно отнести медленный интернет (мы его вообще вырубили на последние три дня, от него больше вреда, чем пользы), а также горничных, которые стучат в дверь с утра, хотя в этом нет необходимости. Еще можно чаще менять полотенца.

    Но... и на солнце есть пятна, а, кроме интернета, всё остальное - ерунда.

    Впрочем, за последние пять лет у меня не было и дня, чтобы я не залез во Всемирную Паутину. Может, стоит иногда отдохнуть от виртуальности? По крайней мере, еще два дня без инета мне гарантированы!

    ***

    Не хочется подводить итоги поездки, но время пришло. Постараюсь это сделать спонтанно и бессистемно.

    Это - наше первое за долгие годы - "поселковое" путешествие. И даже отмена экскурсии в Партенит вписывается в общую концепцию. Какие в поселковости плюсы? Главный - пустые пляжи. Таких мы не видели нигде и никогда! При желании можно уйти в направлении Канаки и часами находиться в полнейшем одиночестве.

    Второй плюс - мы совершили много прогулок в "Околорыбачье". На виноградники, к рукотворному озеру и на безымянную вершину. Стоит признать, что такие прогулки хороши лишь в относительно прохладную погоду.

    Минусы? Если ты живешь в Рыбачьем, уехать отсюда проблематично. То есть, можно - либо заранее покупая билеты на автостанции, либо переплачивая таксистам. Оба варианта имеют свои изъяны. Мы съездили своим ходом в Малоречку и Солнечное, а также на такси в Канаку. В принципе, Канаку стоило посетить еще один раз, а в Солнечное не ехать вовсе.

    Что касается далеких экскурсий, то мы решили от них отказаться. Экскурсия в "Парк львов" стоит 2400 рублей с человека, жутко дорого. А, допустим, в Судак и Новый Свет (везде мы были в 2012 году) начинается в девять утра, что слишком рано. Она будет чрезмерно утомительной. А поездок с временным интервалом от 15:30 до 20:00 (идеальное время для нас) здесь не предлагают. Во многом, из-за удаленности Рыбачьего.

    С питанием у нас не возникло никаких проблем. Во-первых, всем рекомендую "Столовую по-домашнему". Я читал отзывы, где люди с подозрением пишут об этом кафе. Хочу сказать всем недоверчивым - в этом заведении отлично кормят! Так было в 2010-м, так есть и в 2016 году!

    В пользу "Столовой по-домашнему" говорит и такой факт - наш экскурсовод Татьяна, когда мы ехали обратно в Алушту, рассказывала водителю Александру, что "Столовая по-домашнему" в Ялте изменила свое местоположение. А если один крымчанин сообщает другому о столовой - значит, это отличное заведение! Мы много раз там ели, и нам всегда очень нравилось. Просто эта столовая находится далеко от "Киора", и есть достойные альтернативы - только поэтому мы питались там редко.

    Второй вариант - столовая в "Киоре". Наверное, он подходит только постояльцам этой гостиницы. Но я всем рекомендую сам "Киор", здесь очень мало минусов. Конечно, вы можете снимать жилье на Морской и купаться на Центральном пляже, но, в таком случае, у нас просто разные взгляды на мир, и вам незачем читать мои записки.

    Третий вариант - кафе "Рыбацкий стан". Там мы будем обедать завтра. Два салата в "Стане" плюс бутылка безалкогольного пива стоят 550 рублей, а это полноценный обед. То есть, дешевле вы нигде не поедите. Качество пищи не вызывает сомнений. И, к тому же, удобно - возвращаетесь с Дикого пляжа и по пути обедаете в "Стане".

    Так что, проблем с питанием в Рыбачьем не существует.

    Теперь расскажу, почему мы не поехали на Джур-Джур. Когда Паумен узнал, что купание в водопаде теперь запрещено, он резко охладел к этой затее.

    - В купании главный смысл! - объяснил мой друг. - По жаре к водопаду идешь именно для того чтобы постоять под холодными струями! Я с детства так делал! А теперь какой смысл туда ехать? Лучше не буду портить свои воспоминания об этом месте!

    Далее перейдем к традиционной рубрике: что мы не сделали из того, что планировали. Остались неизведанные 18 километров Крымского побережья, всего 18! Может, стоило доехать на такси до Приветного и оттуда вернуться на машине. Или всё-таки взять билеты на экскурсию в Судак.

    Хотелось бы также посетить парк "Айвазовское". Мы бывали во многих парках Крыма и Краснодарского края - нам есть, с чем сравнивать. Но не получилось.

    Кроме того, здесь предлагают много морских круизов. Из них интересен такой вариант: в 12:50 катер стартует в сторону Алушты. Вы выходите в Алуште и проводите там пять часов, после чего отправляетесь обратно в Рыбачье тем же рейсом (весь маршрут - Рыбачье-Алушта-Ялта-Алупка-Ялта-Алушта-Рыбачье).

    Мы могли бы взглянуть на места, где неоднократно бывали в 2010 году. Но, учитывая общую "поселковость" поездки, отказались. К тому же, последняя треть нашего путешествия пришлась на сильную жару. В такую погоду трудно куда-либо выбраться.

    Из ближних вариантов. Мы могли бы подальше уйти в горы или вдоль реки Алачук до озера Хун. Кроме того, мы непростительно игнорировали бухту Любви. Желаю сходить туда людям, читающим эти строки.

    Была идея прокатиться на водном велосипеде: прокат есть и на кулоновском, и на центральном пляжах, стоимость - 300 рублей за час. Но не хватило времени.

    Вот, собственно, и все нереализованные возможности.

    А вообще, нам в Крыму очень нравится. И малое количество отдыхающих не пугает. Да, здесь однажды отключали электричество, и два раза пропадала мобильная связь, но на этом не стоит зацикливаться.

    Если в нашей жизни не произойдет форс-мажоров или неожиданных обогащений (тогда махнем на Канарские острова!), то мы и в следующем году полетим в Крым.

    В социально-политическом аспекте я желаю полуострову процветания под флагом России, а также постепенного признания Крыма всеми государствами мира. А без "Макдональдса" Ялта вполне обойдется. В то же время, я бы не хотел особо зацикливаться на политике. Просто будем надеяться, что всё наладится. Ведь никому не нужен кризис. Да здравствует стабильность! Пусть всё будет спокойно и безопасно!

    И в этом безопасном мире восторжествует прекрасный отдых! Желаю миллионам жителей разных стран провести свой отпуск на Крымском полуострове!

    А наша поездка постепенно заканчивается. Но мы будем долго помнить пустые пляжи, прекрасное чистое море, горные склоны, кипарисы и даже озеро, а также роскошный путь по побережью от Канаки до Рыбачьего...

    Напоследок хочу пожелать:

    - путешествуйте, друзья мои!

    - узнавайте новое и делитесь своими открытиями с окружающими!

    Любое новое место хранит свои секреты и имеет много разных сторон. Пытливый турист-исследователь, пусть и облеченный в примитивное слово "отдыхающий", всегда открыт всему новому и неизведанному.

    Узнать как можно больше, зарядиться яркими впечатлениями - вот к чему я вас призываю!...

    Перечитав написанное, я понял, что так и оставил главных героев на пляже в компании Медвежонка. Но, на самом деле, в полдень мы направились в гостиницу. Солнце стало очень сильно печь.

    По пути к "Кулону" мы вновь видели коричневого ретривера. Видимо, хозяева осознали всю порочность своего поведения, и на этот раз пес жизнерадостно купался в море, и даже два раза гавкнул, увидев нас.

    - Возможно, он просто лаял от счастья, - уточнил Паумен.

    А путешественники прошли мимо "Рыбацкого стана", куда сворачивали многие отдыхающие, и спасательной станции, территорию которой охраняет Страж Пляжа.

    Вернулись в "Киор". Успели помыться перед едой, и в последний раз пообедали в гостинице.

    Затем Паумен предался сну, а я... стучу по клавишам.

    Сейчас 16 часов и 13 минут. Паумен проснулся и заявил, что желает кофе.

    Я поставил чайник, дописал это предложение... Затем закрою этот файл и выключу компьютер... Но жизнь, тем не менее, продолжится...

    ***

    Вечером мы собрались на морскую прогулку. Шли вниз по Новоселов.

    На всякий случай я уточнил у одной из распространительниц:

    - Сегодня будет морская прогулка?

    - Нет! - ответила женщина. - Сдавайте билеты!

    - Да мы и не покупали, - сказал я.

    - Тогда берите на понедельник! - не растерялась распространительница. - В воскресенье тоже не будет!

    В понедельник с утра мы уже уедем из Рыбачьего, а когда начнется вечерняя морская прогулка, наш самолет будет подлетать к Питеру...

    - Даже расстраиваться не буду! - заявил я. - Высшие Силы хотят сделать наше путешествие воистину "поселковым"!

    - Но почему они тогда разрешили нам поехать в Ялту? - спросил Паумен.

    - Сбой в программе! - нашелся я.

    Мы рассчитывали на морскую прогулку, поэтому не взяли с собой ни плавки, ни подстилку.

    - Пойдем в самый конец Новой набережной, - рассудил я. - Там и выкупаемся.

    Друзья с Новоселов завернули на трассу, и, миновав "Рай" и "Парадиз", спустились к кемпингу. Далее по бетонке мимо машин и палаток. Народу стало еще больше.

    - Из-за выходных и хорошей погоды, - объяснил Паумен. - А кто-то приехал из Симферополя.

    Вскоре мы очутились на Новой набережной.

    - Здесь здорово гулять! - воскликнул я.

    - Пока людей немного, - добавил мой товарищ.

    Друзья отправились в самый конец променада, где виднелась надпись "Дайвинг". Последняя линия вилл - семь-восемь особняков - не достроена. По пути к ней мы снова осмотрели симпатичные коттеджи. Количество отдыхающих возросло. Причем, некоторые жили на второй линии особняков, а кое-кто - даже на третьей.

    Мы взяли с собой Ежика, который рассчитывал полюбоваться морскими просторами с борта катера. Пришлось его разочаровать.

    - Тогда хотя бы меня сфотографируйте! - пробурчал наш друг.

    Ежик предстал миру взлохмаченным и возмущенным.

    - Почему отменили прогулку?! - воскликнул он.

    - По выходным у экипажа - спецмероприятие, - предположил я.

    - Какое еще мероприятие?! - не понял Ежик.

    - Зафрахтовали на свадьбу или день рождения, - сказал я, - или арендовал пансионат.

    - Просто кто-то заплатил больше, - добавил Паумен. - Вот они и отменили прогулки на выходные.

    Тут показался возвращающийся с круиза второй катер.

    - Идет, - пробурчал Ежик. - Но не тот.

    Катер проследовал к "полуразрушенному" причалу. Вскоре он снова прошел мимо нас, но уже пустой.

    Солнце садилось, но часть поселка еще оставалась освещена. Людей у моря было немного. В основном, на берегу находились пустые лежаки, используемые днем, но до сих пор неубранные.

    А мы отправились в самый конец набережной, чтобы искупаться голышом. Тут, как назло, туда причалили местные на водных мотоциклах - с бананами и другими надувными конструкциями. Загорелые парни-бананщики стали выгружать свои плавсредства на берег, дабы потом переместить в ангар. Пришлось идти еще дальше.

    В итоге, мы вышли к морю между "бананщиками" и двумя неугомонными дайверами, которые - в масках и с трубками - всё кружили на одном месте под водой, что-то высматривая. Дальше за ними шла еле заметная тропа вдоль берега, затем уходящая вверх. Из тех мест на набережную вышла компания - три парня и три девушки.

    - Они были в бухте Любви, - предположил Паумен.

    Стоило осмотреть те окрестности, но мы ведь собирались на морскую прогулку, поэтому одели обувь, неподходящую для ходьбы по камням.

    Друзья по очереди искупались.

    Комаров не было, что сделало вечер комфортным. Мы душевно прогулялись в последний раз по Новой набережной.

    - Здесь приятно проводить вечера, - заметил Паумен.

    Далее направились вдоль кемпинга. Народ там подобрался разношерстный. Молодая пара ссорилась из-за какой-то ерунды. Жена и муж общались матом, который привести здесь не решаюсь.

    В двух шагах от матерящихся, возле своей палатки тихо ужинали мама и маленькая дочка.

    - В кемпинге комфортно жить людям с крепкой психикой, - заметил я.

    - Или если выпить грамм триста, - добавил Паумен.

    Мы поднялись с пляжа на трассу. Вот тут-то и последовали сто пятьдесят неприятных метров. Исключительно из-за диско-бара "Парадиз". Музыки в стиле "диско" я там не слышал, оттуда вечно несется шансон. На этот раз кто-то голосил, что "пьяный без вина".

    - Закрыть бы этот "Парадиз"! - в сердцах заявил я.

    - Или хотя бы переименовать в "Ад", - ответил Паумен.

    Друзья зашли в "Столовую по-домашнему". Было начало девятого. Мы заказали по салату, пирожному и чашке чая.

    Прекрасно перекусили, а затем отправились домой.

    Правда, перед этим Паумен прошвырнулся по павильонам Новоселов, истратив там все деньги, сэкономленные за счет экскурсии и морской прогулки.

    Когда мой друг что-то искал в очередном ларьке, а я стоял на улице, меня внезапно укусили сразу три комара. Я взглянул на часы. Было 21:53. Как раз стемнело, и кровососы вылетели на охоту.

    А мы прямиком отправились в "Киор".

    В номере выпили бутылку безалкогольной "Баварии" за прекрасный отдых в Крыму!

    14. День четырнадцатый: Прощание, 17 июля, воскресенье

    Я снова встал в шесть утра. Паумен же не смог проснуться в восемь, и я разбудил его в половине девятого. Мы позавтракали и вышли из номера в половине десятого.

    Всё шло, как обычно, за исключением одного - это был наш последний полноценный день на юге.

    Солнце пекло, как только мы вышли из "Киора", еще до десяти утра.

    - Мы вообще бывали на юге в такую жару? - спросил я.

    - Не припомню, - ответил мой товарищ.

    Еле-еле добрались до нудистского пляжа. Пролежали до двенадцати часов. С собой мы взяли Глазатыча, которому тоже было жарко.

    - Хорошо, что я зеленый, - важно заявил он.

    - Если ты ляжешь на газоне, то тебя не будет видно? - предположил я.

    - Очень природный цвет, - объяснил наш друг. - А я за единение с природой!

    Но нам было трудно с ней слиться. Солнце пекло так, что через пару минут после купания требовалось вновь окунуться. В конце концов, я залез в море и больше оттуда не вылезал.

    Народу на пляже стало больше, приближался "высокий сезон".

    - Что же будет здесь в августе? - спросил я.

    - Отсутствие нас, - ответил Паумен.

    В начале первого мы еще раз покупались, надели плавки и тапки, и направились вдоль берега, дабы еще раз окунуться уже возле самого "Фрегата". И вот, на подходе к "линии эллингов" Паумен повредил себе палец! Вернее, разодрал до крови, порезавшись о камень.

    Нелепое происшествие в последний день поездки! Слава богу, рана оказалась не очень глубокой.

    Мы в последний раз выкупались и...

    Тут необходимо лирическое отступление. Помните ли вы свой последний день отпуска? А последнее купание в море?

    Некоторые моменты врезаются в память. Как и сейчас: пляж возле "Фрегата", удобный вход в море по галечному песку, панорама берега. И фоном - разговоры отдыхающих, каждому из которых я отчаянно завидовал. Еще бы, у них остались еще дни на побережье, а у нас - всё закончилось!

    Но перед долгими осенью и зимой не накупаешься. В конце концов, пришлось вылезать из теплого Черного моря.

    ...и мы направились в "Рыбацкий стан".

    Культовое заведение было переполнено.

    - Куда же сесть? - растерялись друзья.

    Нас выручила знакомая официантка Рита. Она указала на свободный столик и быстро нас обслужила.

    Мы заказали салат с кальмарами на двоих, а также порцию пеленгаса за 700 рублей, хотя я предлагал взять камбалу за тысячу.

    - Последний раз здесь обедаем, - объяснил я. - Давай кутнем!

    - А мне больше нравится пеленгас! - ответил Паумен.

    - Потому что его ловят с помощью пеленгатора? - спросил я.

    Вскоре принесли еду. Порции пеленгаса, как и ожидалась, вполне хватило на двоих.

    Всё шло, как обычно - очень вкусно и сытно. Но при этом еще и чудовищно жарко, а также многолюдно. Поэтому нельзя сказать, что наш прощальный обед прошел в спокойной и уютной атмосфере.

    Но если бы не Рита, мы бы проторчали в "Стане" значительно дольше!

    В то же время побывать в Рыбачьем и не поесть в "Рыбачьем стане" - всё равно что ни разу не искупаться в Черном море!

    А мы, отобедав, поднялись по кулоновской горке и в последний раз посидели на обзорной площадке.

    А затем отправились в номер. Здесь в настоящий момент и пребываем.

    Паумен заснул, а я строчу свои заметки. Вот, дошел до этих строк.

    Есть у меня желание именно сегодня закончить свои неспешные поселковые записи, оставив подробности последнего вечера за скобками. Пусть всё будет соответствовать принципу "здесь и сейчас", ведь я - горячий приверженец гризли-реализма.

    Что можно сказать напоследок? Сегодня и вчера мы столкнулись с новым южным феноменом - "аномальная жара". При такой погоде решающее значение приобретает расстояние от номера до моря.

    В такую жару любым отдыхающим (даже таким соням, как Паумен) приходится вставать рано утром и идти на пляж, а в обед - отсиживаться в номере. Многие экскурсии отменяются, а добраться куда-либо самостоятельно - крайне тяжело. Так что, плохая погода на юге бывает не только холодной или дождливой. Впрочем, я не жалуюсь.

    Пожалуй, я и закончу записки этим универсальным советом: находясь в путешествии, на отдыхе, в отпуске - никогда не жалуйтесь! Уже тот факт, что вы летом не остались дома, а выбрались в новые места, перевешивает все мелкие неприятности, которые неизбежно происходят в любой поездке.

    Поэтому желаю вам отличного отдыха, новых позитивных впечатлений, удачи и безмятежности, ведь безмятежность - такое редкое и желанное чувство, которое можно ощутить лишь вдалеке от суеты и будничности.

  • Комментарии: 10, последний от 04/03/2017.
  • © Copyright Медведев Михаил (medvgrizli@yandex.ru)
  • Обновлено: 17/05/2017. 289k. Статистика.
  • Дневник: Россия
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка