Медведев Михаил: другие произведения.

Коктебель, или От Тихой бухты до Лисьей бухты (2017)

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 13, последний от 22/02/2018.
  • © Copyright Медведев Михаил (medvgrizli@yandex.ru)
  • Обновлено: 13/02/2018. 248k. Статистика.
  • Дневник: Россия
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:

    Путешествия
    Гризли и Паумена

    Коктебель (2017)
    ~~~~~
    Русский Север (2016)
    ~~~~~
    Рыбачье (2016)
    ~~~~~
    Калининград (2015)
    ~~~~~
    Тихвин (2014)
    ~~~~~
    Псков, Пушгоры (2014)
    ~~~~~
    Анапа (2014)
    ~~~~~
    Балаклава (2013)
    ~~~~~
    Судак (2012) (Коктебель, Новый Свет)
    ~~~~~
    Старая Русса (2012)
    ~~~~~
    Байкал (2011)
    ~~~~~
    Ярославль и Владимир (2011)
    ~~~~~
    Крым (2010)
    ~~~~~
    Новгород (2010)
    ~~~~~
    Тверь (2009)
    ~~~~~
    Рыбинск (2008)
    ~~~~~
    Выборг (2008)
    ~~~~~
    Новгород (2007)
    ~~~~~
    Агой (2006)
    ~~~~~
    Тула (2005)
    ~~~~~
    Вологда (2005)
    ~~~~~
    20 часов в Харькове (2004)
    ~~~~~
    От Дагомыса до Нового Афона (2004)
    ~~~~~
    От Туапсе до Адлера (2003)
    ~~~~~
    Смоленское путешествие (2002)
    ~~~~~
    Два дня в Петрозаводске (2002)
    ~~~~~
    Один день в Москве (2002)
    ~~~~~
    Псковское путешествие (2001)
    ~~~~~
    Белое путешествие (Архангельск, Северодвинск 2001)
    ~~~~~
    Анапа (2000)
    ~~~~~
    Ейские записки (1997)
    ~~~~~

    Фотоальбомы
    с описаниями

    Внимание, трафик!
    Соловки (2016)
    ~~~~~
    Из Петрозаводска в Кемь (2016)
    ~~~~~
    Кижи (2016)
    ~~~~~
    Петрозаводск (2016)
    ~~~~~
    Калининградский зоопарк (2015)
    ~~~~~
    Калининград (Светлогорск, Зеленоградск, Янтарное, Балтийск) (2015)
    ~~~~~
    Тихвин (2014)
    ~~~~~
    Пушгоры (2014)
    ~~~~~
    Псков (2014)
    ~~~~~
    Балаклава (2013)
    ~~~~~
    Судак (2012) с оглавлением
    ~~~~~
    Коктебельский дельфинарий и Кара-Даг (2012)
    ~~~~~
    Арпатский водопад и Веселовская бухта (2012)
    ~~~~~
    Меганом, Гравийная бухта, купание в открытом море (2012)
    ~~~~~
    Новый Свет и тропа Голицына (2012)
    ~~~~~
    Генуэзская крепость и тропа на горе Алчак (2012)
    ~~~~~
    Старая Русса (2012)
    ~~~~~
    Ярославский зоопарк 2011
    ~~~~~
    Ярославль, Владимир (2011)
    ~~~~~
    Байкал, Ольхон, мыс Хобой (2011)
    ~~~~~
    Байкал, Ольхон (2011)
    ~~~~~
    Байкал, дорога на Ольхон (2011)
    ~~~~~
    Кругобайкалка (2011)
    ~~~~~
    Байкал, Листвянка (2011)
    ~~~~~
    Байкал, Большие Коты (2011)
    ~~~~~
    Иркутск (2011)
    ~~~~~
    Новгород, Старая Русса, Валдай 2010
    ~~~~~
    Алушта и Крым от Малоречки до Севастополя 2010
    ~~~~~

    Походы
    Гризли и Паумена

    Маршрут 3: Приозерский плес (2004 год)
    ~~~~~
    Маршрут 2: По озерам и порогам Выборгской погранзоны (2003 год)
    ~~~~~
    Маршрут 1: По разливам Вуоксы (2002)
    ~~~~~
    Походные тезисы
    ~~~~~

    КОКТЕБЕЛЬ, или От Тихой бухты до Лисьей бухты (2017)

    -1 | 0 | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13

    Оглавление:

    -1. Перед поездкой

    0. Дорога

    1. Разведка боем

    2. Нудистский пляж

    3. Тихая бухта

    4. Седьмое небо

    5. Кара-Даг

    6. Могила Волошина

    7. Курортное

    8. Непогода

    9. Ан-24

    10. Лисья бухта

    11. Под ветром

    12. "Тайган"

    13. Прощание

    -1. Перед поездкой

    Я (Гризли) и мой друг (Паумен) - широко известные в узких кругах путешественники. Предлагаю вам рассказ о нашей очередной поездке.

    Почему Коктебель? Во-первых, из-за вполне законного нудистского пляжа, ибо после Рыбачьего загорать в плавках уже не хочется. Во-вторых, из-за Кара-Дага и прекрасных ландшафтов по обе стороны поселка.

    Былая богемность? Ночные оттяги? Нет, это нас не интересовало.

    Добавлю, что мы были раньше в Коктебеле два раза на экскурсии из Судака в 2012 году.

    Билеты на самолет купили в декабре 2016-го по 8800 рублей каждый. Частную гостиницу "Эдельвейс" забронировали в мае 2017-го: 27000 рублей за 13 дней. Предоплату - стоимость за сутки - перевели через Сбербанк.

    Перед отъездом я прочел несколько отчетов с Отзыв.Ру и общую инфу о поселке с сайта Коктебель. Нам осталось только собрать вещи и...

    0. Дорога. 26-27 июня

    Наш самолет вылетал в 01:45, поэтому мы заказали такси на 23:00. В аэропорту напрягло лишь одно нововведение: на пункте досмотра личных вещей требовали включать ноутбуки. Я вытащил из рюкзака наш старенький нетбук, включил, и тот начал загружаться. Процесс занимает пару минут, но проверяющих это уже не интересовало. Мне же пришлось дожидаться, пока наш старичок проснется, а потом его вырубать, пользуясь тачпадом и клавиатурой, ибо компьютерную мышь мы сдали в багаж.

    "Это форменный отпад,

    Я использовал тачпад!" - пришло мне в голову.

    Сам же новый аэропорт Пулково по-прежнему оставался просторным и чистым, бескрайним и уютным, но туалеты стали мыть реже. А уж если мыли, то часами.

    Как и в прошлом году, все объявления дублировались на английском и китайском языках. Фразы на китайском напоминали непонятные возгласы, скандируемые по слогам.

    Ныне популярна электронная регистрация на рейс: при этом можно выбрать любое свободное место в салоне. Мы же по старинке проходили ее вживую. В итоге, летели на предпоследнем ряду, на местах ближе к проходу. Там было очень тесно.

    Но, в общем-то, это мелочи. Главное достоинство самолета - скорость перемещения.

    На этот раз бессонная ночь сказалась, и я последние полтора часа дремал, уткнувшись лбом в кресло следующего ряда. Паумен же за весь полет не сомкнул глаз.

    Приземлились ровно в 5 утра. Было уже светло. Вскоре нас подвезли на автобусе к входу в аэропорт. Вдалеке виднелось большое строительство. Оказалось, там возводят новый международный аэропорт, который будет готов весной 2018 года.

    - Хотелось бы в следующем году снова полететь в Крым, - произнес Паумен.

    - И посетить этот аэропорт, - добавил я.

    Тут друзья многозначительно переглянулись, потому что наши финансовые возможности на 2018-й год пока неизвестны.

    Долго ждали багаж. Получили. Отправились на выход. Нас должен был встретить водитель Анатолий по предварительной договоренности с управляющим Юрием из "Эдельвейса".

    Мы полагали, что этот Анатолий будет стоять у выхода с табличкой "Паумен и Гризли" (ну или хотя бы "Эдельвейс"), но среди разнокалиберных надписей ничего подобного не заметили.

    Тогда мой друг позвонил. Выяснилось, что Анатолий стоял в двух шагах от нас. Водитель схватил наш синий чемодан и направился куда-то вдаль, а мы поспешили за ним.

    Друзья (так я буду иногда называть себя и Паумена, чтобы не употреблять постоянное "мы") заранее решили, что по дороге в Коктебель купим воду для питья в гостиницу, дабы не заниматься этим после того, как разберем вещи. Уж больно тяжело это далось в прошлом году в Рыбачьем.

    - Нам бы хотелось по пути купить канистру воды, - сообщил я Анатолию, когда мы садились в машину.

    - Канистру?! - с изумлением переспросил шофер.

    На его лице читалось, что более безумной просьбы от пассажиров он еще не слышал.

    - Наверное, это лучше всего сделать на заправке, - после долгой паузы произнес Анатолий.

    И мы поехали. Вскоре остановились у магазина при заправке. Я в спешке купил две трехлитровых канистры "Байкал" и положил их прямо в салон. И иномарка Анатолия - новая и весьма дорогая - покатила в Коктебель.

    Наш водитель оказался редкостным молчуном. Я и сам не люблю болтливых, но сразу по приезду в Крым хотелось задать хотя бы пару вопросов. Но Анатолий тут же включил музыку. Первые две композиции оказались неплохими, а затем зазвучали какие-то "шаманские" мелодии, из которых выделялся лишь хит группы "Сплин" "Выхода нет". Остальные песни были тягучими и заунывными. От подобной музыки сильно клонило в сон. Я окрестил эти распевы "попсой усыпляющей".

    Мы выехали из Симферополя на незнакомую дорогу с живописными пейзажами степного Крыма. Позже я узнал, что из аэропорта в Коктебель обычно едут через Старый Крым, а не через Судак. Через Судак короче, но там серпантин, а здесь дорога ровная. По ней мы и ехали около двух часов.

    На середине пути Анатолий завернул на заправку, где долго заливал бензин в свою иномарку, а затем еще и подкачивал шины. Всё это время мы сидели в машине, хотя могли именно здесь без всяких проблем купить канистры с водой и даже уложить их в багажник.

    Под конец пути я почти заснул, но чудом сконцентрировался перед самым въездом в поселок.

    Тут Анатолий внезапно спросил:

    - А вы когда уезжаете?

    - 10 июля, в понедельник, - ответил Паумен.

    - Мы надеемся, что вы нас обратно подвезете, - добавил я.

    - Если вы не передумаете, - заявил Анатолий. - А то я уже так договаривался...

    - Не передумаем, - заверил Паумен.

    В итоге, мы договорились позвонить молчуну за два-три дня до нашего отъезда. Слава богу, это будет еще нескоро!

    Наша иномарка въехала в Коктебель со стороны Феодосии. Сначала мы двигались по улице Ленина, затем свернули на переулок Школьный, проехали вверх, влево, вправо и снова вверх... И оказались в Гнезде Орла! Часы показывали начало девятого.

    Расплатившись с Анатолием, друзья переключились на управляющего гостиницей по имени Юрий, молодого человека лет 25-30.

    - А почему Гнездо Орла? - вклинится любознательный читатель.

    (Пусть вас подобные включения не удивляют, таков стиль моего письма.)

    - А потому что Паумен, - отвечу я неизвестно кому, - выбрал самую удаленную гостиницу от моря и на самой максимальной высоте! Наш "Эдельвейс" находится на склоне горы Верблюд. Поэтому мы и назвали его Гнездом Орла.

    - Зато мы окрепнем физически, - парировал Паумен. - В этом путешествии я намерен похудеть!..

    Юрия поначалу смутили наши трехлитровых канистры "Байкал".

    - Откуда они? - спросил он.

    - Из Питера, - пошутил я.

    Юрий не оценил шутку, и вообще показался мне "человеком в себе".

    "Может, в Коктебеле все люди странные? - подумал я. - И Анатолий, и Юрий - явно не от мира сего".

    С другой стороны, после бессонной ночи весь мир вокруг казался нам немного призрачным.

    Юрий показал номер, где мы оставили вещи, а затем объяснил про вай-фай и систему питания. Заказывать еду надо вечером, накануне следующего дня: завтрак, обед или ужин, или всё сразу.

    Затем друзья перешли в комнату администраторов и заплатили управляющему оставшиеся 26000 рублей за проживание. Тут же Юрий хотел навязать нам экскурсию в Парк львов, но мы тактично отказались.

    Встал вопрос насчет чайника в номере. Дело в том, что на сайте "Эдельвейса" он не указан, но, когда Паумен беседовал с Юрием по телефону еще до поездки, тот пообещал: "Достанем".

    И вот мой товарищ вновь спросил о чайнике. Юрий ответил нечто невразумительное. Затем завел нас в помещение рядом со столовой и объяснил, что это - гостевая кухня. Там стоял чайник, и имелась плита. Юрий хотел нам прозрачно намекнуть, что если мы хотим выпить чай, то вполне можем согреть его на кухне. Но одно дело - пить чай или кофе в номере, и совсем другое - спускаться ради этого на первый этаж. В итоге, Юрий нам чайник пообещал, но неубедительно.

    Похожая история произошла и с питьевой водой. Увидев наши канистры, Юрий удивился, а я ему объяснил, что мы купили воду, чтобы не тащить ее в гору.

    - Так в чем проблема?! - воскликнул управляющий. - У нас есть в продаже 20-литровые канистры по 150 рублей. Вас устроит?

    - Конечно! - ответил Паумен.

    - Вот и отлично! - Юрий взял с нас деньги за канистру, но самой канистры так пока и не принес.

    Обсудив все вопросы с управляющим, путешественники (так я тоже иногда буду называть себя и Паумена) отправились в наш оплаченный 23-й номер на втором этаже.

    Признаться, я ожидал от номера большего, а обнаружилось, что мебели мало, и она вся какая-то декоративная. Две маленькие тумбочки и маленький шкаф, зато много места занимала сложенная диван-кровать - на случай, если в номере поселятся три постояльца.

    Кондиционер, правда, работал исправно. Холодильник вместительный, а кровать оказалась мягкой. С трудом мы разложили наши вещи, а потом - с помощью кипятильника, что неудобно - заварили чай и позавтракали сыром с краюшками - едой, привезенной из Питера.

    После этого по очереди помылись. Вода, кстати, горячей не стала, текла только теплая. Но, подчеркну, мы были сильно уставшими, поэтому первое впечатление от Гнезда Орла оказалось смазанным.

    Судя по всему, постояльцев здесь мало: в нашем отсеке на пять номеров занят только наш. Это безусловный плюс. Из окон и с балкона открываются красивые виды на гору Верблюд, а также на поселок, Кара-Даг и даже на море.

    Проблема заключается в том, что Паумен впервые за 22 года отправился в поездку больным - с температурой. Он кашляет, у него болит горло, а при приземлении в Симферополе еще и заложило ухо. В общем, мой друг слегка напоминает инвалида, и пока сложно предсказать, во что это выльется.

    Но об этом будем думать потом, а пока около 10 часов утра мы легли спать.

    1. День первый: Разведка боем. 27 июня, вторник

    Я проснулся в 15:30, хоть мы и договорились встать в 17:00 по будильнику. Так что пока пишу "врукопашную", а мой товарищ спит и временами кашляет. Когда я вставал в 14:00 и ходил в сортир, небо было затянуто дымкой, но сейчас в окна номера светит солнце.

    Сегодня типичный первый день, когда больше думаешь не об отдыхе, а как наладить быт. Хотя Крым, конечно, прекрасен. Первые минуты в машине Анатолия, когда мы ехали и любовались пейзажами, были просто замечательны.

    О жизни в "Эдельвейсе" я напишу позже, а пока отмечу существенный плюс - здесь тихо, ибо со всех сторон - гора Верблюд. Из Гнезда Орла вниз ведут две дороги: влево - к пляжам, вправо - к рынку и автостанции.

    Юрий сообщил, что в Тихую бухту ходит маршрутка. Думаю, этой информацией стоит воспользоваться. Еще он сказал, что уборка в номере - раз в три дня, а смена белья - через шесть дней.

    - Бак с мусором находится в конце двора, - любезно пояснил управляющий.

    Похоже, мне придется не раз туда сходить с мусорными пакетами.

    Ближайший магазин называется "Подкова", и он - весьма далеко. Завтрак - в 9 утра, обед - в 2 дня, ужин - в 7 вечера. Продвинутый Юрий вещал о приложении для смартфонов, через которое можно заказывать у них еду, но так как у нас примитивные телефоны, мы можем это сделать только письменно. Обед стоит примерно 400 рублей на человека, ужин - 300.

    Еще Юрий сообщил, что есть тропа вокруг гостиницы, которая ведет на гору Верблюд.

    Пароль вай-фая 77777778. Пароль калитки - 7. Пароль входной двери (закрывается после 23 вечера) - 123.

    Надеюсь, со временем разберемся!

    * * *

    Паумен мужественно встал по будильнику. Друзья выпили кофе и в начале седьмого отправились в город. Вернее, в поселок Коктебель, напоминающий город.

    "Эдельвейс" отстоит от переулка Школьного метров на 150. Спустившись по наклонной дороге к переулку, мы повернули влево, к пляжу. Несмотря на седьмой час, было жарко.

    Миновали несколько красивых гостиниц и минут через пять очутились на улице Ленина. Говорят, лет 15 назад весь Коктебель размещался между этой улицей и побережьем.

    На Ленина обнаружился магазин "Подкова". Мы зашли.

    - Неплохой ассортимент, - оценил Паумен.

    - Только покупателей много, - уточнил я.

    Далее по улице Приморской друзья добрались до набережной. А затем, повернув налево, - до нудистского пляжа.

    Наше Гнездо Орла в процессе беседы была переименовано сначала в Гнездо Верблюда, а затем и в Горб Верблюда.

    - Из-за близости к одноименной горе! - пояснил Паумен.

    Я намеренно не описываю подробно дорогу, ибо для этого еще будет масса возможностей. Замечу лишь, что ночной клуб "Как ты, Бель?", столь понравившийся нам в 2012 году, ныне не работает. Но пальмы и декорации остались, выглядят сиротливо. Если ничего не изменится, то через пару лет все воспоминания о клубе сотрут в порошок Природа-Мать и Всемогущее Время.

    А мы вышли к нудистам. Их было немного.

    - Остались самые стойкие, - предположил я. Но дело в другом. Пять лет назад, когда мы впервые посетили этот пляж, в Коктебеле отдыхало гораздо больше народу. То были украинские времена. А сейчас - значительно меньше. В том числе, и нудистов.

    Друзья облачились в костюмы Адама. Паумен отправился в воду, а я залег, чтобы немного позагорать.

    - Вода холодная, - вернувшись, сообщил мой товарищ.

    - Очень?

    - Нет, привыкаешь.

    И я впервые в сезоне искупался. Затем друзья немного посидели на берегу и отправились на знакомство с поселком.

    Дошли до памятника участникам Керченско-Феодосийского десанта. Проведенный в декабре 1941 года с целью освобождения Крыма от фашистов, он завершился бесславно. Немцы взяли в плен около 170 тысяч человек, а более 130 тысяч наших солдат и офицеров погибло.

    Пять лет назад отдыхающих на набережной было раз в пять больше. А еще тогда работало много кафе и столовых. Не сочтите меня глубоко законспирированным украинофилом, я просто констатирую очевидное.

    - Чем меньше отдыхающих, тем просторней! - заявил Паумен.

    У меня есть теория, что 2017 и 2018 станут наименее посещаемыми годами для Крыма, зато 2019 и 2020, когда откроют Мост, всё компенсируют сполна.

    От памятника Десанту мы добрались до длинного пирса. Это один из ориентиров Коктебеля. За Пирсом потянулась Главная набережная, центром которой являлся Дом Волошина и памятник поэту.

    О Максимилиане Волошине я немало прочел перед путешествием, и эта личность мне однозначно понравилась.

    Приведу фрагмент из его биографии: "К дому Волошина постоянно пристраивались какие-то терраски и сарайчики, "обормотов" (постояльцев) от лета к лету становилось все больше. Что причиняло немало беспокойства добропорядочным соседям - семейству коктебельской помещицы Дейша-Сионицкой. Эта высоконравственная дама в пику "Ордену" основала Общество благоустройства поселка Коктебель, и началась война!

    Общество Благоустройства, обеспокоенное тем, что "Обормоты" купаются голыми, мужчины женщины вперемешку, установило на пляже столбы со стрелками в разные стороны: "для мужчин" и "для женщин". Волошин собственноручно распилил эти столбы на дрова и сжег. Общество Благоустройства пожаловалось в полицию. Волошин объяснил, что считает неприличным водружение перед его дачей надписей, которые люди привыкли видеть только в совершенно определенных местах".

    За новыми фактами отправляю к первоисточнику, а от себя добавлю, что именно Волошин явился родоначальником нудизма в Российской империи!

    А мы тем временем добрались до памятника поэту.

    - Выглядит непрезентабельно, - заключил Паумен, разглядывая каменного Максимилиана.

    - В жизни он был еще более некрасив, - заверил я. - Зато какие писал стихи!

    Разрушающий все стереотипы Волошин импонирует мне самобытностью, непосредственностью и творческим началом. Поэтому обязательно надо сходить на его могилу, а вот в музей - нет, не дождетесь!

    Тут самое время рассказать о неизбежном наследии Волошина, а именно - "укурках". Так Паумен обозначил людей, которых я бы назвал спившимися бомжами.

    - Они не пьют! - настаивал мой друг. - Именно нюхают! В крайнем случае, курят.

    - Тебе видней, - парировал я.

    Как бы то ни было, укурки в Коктебеле имелись. Некоторые с гитарами, но большинство - просто странно и тепло одетые люди с помятыми лицами.

    Когда мы миновали дом Волошина, стало ясно: пора где-то ужинать. И мы, не особо прицениваясь, завалились в кафе на набережной под названием "Зодиак".

    Принесли меню. Паумен в поездке одержим манией похудания, которую я, в принципе, поддерживаю. Поэтому мой друг заказал только мясную окрошку, а я - суп-пюре с шампиньонами и греческий салат. Я рассчитывал, мы съедим греческий на двоих, но мой товарищ категорически отказался. Пришлось одному на время стать греком.

    И вот, когда мы приступили к трапезе, Паумен обратился к официанту с вопросом:

    - А вы не знаете, где здесь можно покурить кальян?

    Тут логично сделать паузу и огорошить читателей: вот уже полгода мы с моим другом - большие любители кальянов. Подробности проявятся по ходу повествования.

    - У нас можно покурить, - неожиданно ответил официант. - Позвать кальянщика?

    - Зовите! - воскликнул Паумен...

    Понимаю, что не всем интересна кальянная тема. Хотите пропустить - кликайте сюда, а для остальных продолжу...

    Подошел молодой парень с внешностью кальянщика: то есть, худой, располагающий к себе и вежливый.

    - У вас есть танж? - спросил Паумен.

    Из всех кальянных табаков наиболее крепкими являются танж и дарксайд.

    - Будет 2 июля, - ответил кальянщик.

    И протянул Паумену кальянное меню.

    - А дарксайд? - спросил мой друг.

    - Приходите после второго, - повторил кальянщик. - Тогда всё будет...

    Паумен изучал меню.

    - Есть нахла, - обратился он ко мне.

    Это еще один сорт табака, более-менее крепкий.

    - Давай нахлу, - ответил я...

    И вот, как раз когда друзья съели супы и салат, молодой человек принес кальян.

    Он оказался вполне неплох. Конечно, нахла - не очень крепкая, но кальян совсем не горчил, приятно курился, дыма давал много, и поначалу даже слегка ударил в голову.

    Таким образом, мы покурили примерно час (с 19:40 до 20:30), а затем покинули "Зодиак". Было еще не темно, но солнце уже садилось.

    Друзья решили возвращаться в гостиницу другим путем. Но сначала вновь прошли мимо памятника Волошину. Там какая-то группа весьма качественно исполняла блюз, а солист выдавал оригинальные куплеты. Времени слушать у нас не было, но отмечу высокий уровень и исполнения, и текстов.

    А мы после Пирса завернули вверх по улице, не имеющей названия. По крайней мере, в Яндекс.Картах я его не нашел.

    То была исключительно торговая улица, на две трети от набережной до Ленина - пешеходная. Затем по ней уже могли ездить машины, там же начинались и частные гостиницы. Мы купили на утро газировку и сок. Затем мой друг зашел в магазин, а я остался на свежем воздухе.

    И тут меня укусил комар! К сожалению, повторилась история прошлого года. После того как доблестные украинцы перекрыли шлюзы Северо-Крымского канала, на полуострове появились комары. Коктебельские показались мне мелкими и незлобными. Стоит добавить, что внизу - от моря и до Ленина - было полнейшее безветрие.

    Друзья пересекли Ленина и очутились на второй половине безымянной улицы "от Пирса", которая была совсем не похожа на первую. Слева темнел запущенный парк, превращающийся в чащу, справа - заброшенный пансионат. Почти в одиночестве (лишь где-то на полпути нас обогнал какой-то мужик) мы вышли на переулок Школьный.

    И далее, свернув вправо, добрались до Гнезда Верблюда или Горба Орла. Крыша нашего четырехэтажного особняка была подсвечена зелеными линиями, что смотрелось весьма эффектно.

    По пути домой мы решили, что завтра проснемся рано, а, значит, надо заказать обед на 14:00. И заглянули в комнату администраторов. Там сидел юноша по имени Павел.

    - Давайте, мы вам сбросим программу на смартфон, - сходу предложил он.

    - Нет у нас смартфона, - опять пришлось объяснять нам.

    - Надо будет в будущем поставить здесь планшет, - задумчиво произнес Павел, демонстрируя явную гаджет-зависимость.

    Это не помешало ему принять у нас заказ в письменном виде.

    Затем путешественники поднялись в номер. Часы показывали половину десятого.

    Мы немного расстроились, ибо Юрий обещал нам поставить у двери 20 литровую канистру, но свое слово не сдержал. Вдоволь изругав несчастного управляющего, друзья отправились по очереди мыться.

    И вот, когда Паумен был в ванной, в номер постучался Павел и притащил заветную канистру. Эта махина снабжена сверху чем-то вроде подсоса с краником: жмешь на насос, и вода течет. Очень удобно.

    - Значит, Юрий не так уж плох, - заключил я.

    - Но чайника мы все равно не дождемся, - добавил Паумен.

    В течение вечера я настроил интернет. Затем мы слегка посмотрели крымские новости. Обсуждались разборки общественности с владельцем Парков львов по фамилии Зубков. Вам это интересно? Нам не особо.

    Около полуночи, посмотрев по каналу "Пятница" полсерии "Секса в большом городе", друзья легли спать.

    2. День второй: Нудистский пляж. 28 июня, среда

    Я встал по будильнику в семь утра. А до этого проснулся в 4 часа 20 минут. Гостиничная кровать не слишком подходит для моей спины, а тут еще и оказалась мягкая подушка.

    Я ворочался, пока меня не окликнул Паумен.

    - А ты что? - спросил я.

    - С двух ночи не сплю, - объяснил мой друг.

    У меня проблемы с шеей, а у Паумена - со сном. А также с больным горлом, кашлем, насморком и температурой.

    В итоге, по совету друга я вместо подушки положил под голову свернутое покрывало от кровати. Помогло: один из инвалидов забылся поверхностным сном...

    Итак, я встал в семь. Сделал зарядку. В восемь разбудил Паумена и заварил две чашки кофе с помощью кипятильника.

    Далее последовали утренние ритуалы, включающие посещение санузла. Они слегка затянулись, поэтому мы покинули номер в начале одиннадцатого. Было уже откровенно жарко.

    Кстати, погода стоит идеальная! Вчера светило солнце, сегодня светит, и если верить Гисметео, будет светить еще целую неделю. Пожалуй, в такую идиллию мы раньше не попадали.

    Я засек: путь от нашей гостиницы до магазина "Подкова" составляет 15, а до нудистского пляжа - 25 минут.

    Сам пляж небольшой - всего метров сто. Он, кстати, находится за холмом Юнге.

    - Что за Юнге? - спросит пытливый читатель. - И как он связан с холмом?

    Приведу инфу с сайта Коктебель: "Почти до конца 19 века Коктебель был крошечным поселением, связанным с Феодосией плохой грунтовой дорогой. Коктебельская долина недалеко от Феодосии почти вся принадлежала академику Эдуарду Андреевичу Юнге. Замечательный окулист, создавший русскую школу лечения глазных болезней, он интересовался египетской культурой, был человеком на редкость разносторонним. Выйдя в отставку, он задумал превратить в цветущий сад засушливую и дикую Коктебельскую долину. Ему виделись искусственное водохранилище, которое поило бы водой виноградники, красивые удобные дачи на склонах, великолепная дорога, связывающая поселок с Феодосией. Однако денег на это не хватило.

    Наследники Юнге решили действовать другим путем - распродать землю людям, которые на манер колонистов принялись бы цивилизовать Коктебель".

    Добавлю, что кое-какая земля у наследников осталась. В частности, холм высотой около 50 метров, который "юнгеане" превратили в фамильное кладбище.

    А часть владений Юнге купила мать Максимилиана Волошина. Кстати, раньше Волошин представлялся мне высоким худым человеком с длинными волосами и одухотворенным лицом. Кто же мог знать, что он был толстым коротышкой? А вот Юнге видится мне в образе Карла Густава Юнга, человеком с умными глазами и в очках...

    Но лучше я расскажу о нудистской братии. Так как мы сами были голыми, это позволяло - если не разглядывать, то, по крайней мере, поглядывать на "соплеменников". Красивых тел было мало. Откровенно уродливые встречались чаще. Упомяну голую женщину необъятных размеров, которая загорала сидя. Встать без посторонней помощи она не могла, поэтому просто застыла в форме горки. Было немало мужчин с полуэрегированными членами, а также несколько симпатичных девушек. Что занесло последних на нудистский пляж? Наверное, желание ровного загара. Лично мне не важен ровный загар. Просто нудизм - это удобно. Не надо постоянно снимать и надевать трусы, меняя их на плавки. В море голым купаться гораздо приятней. И, пусть это и штамп, но находиться на пляже голым более естественно, чем одетым. А когда вокруг все голые, это не напрягает.

    Правда, мимо нас часто проходили одетые продавцы, предлагавшие самосы (ударение на первый слог), раков и рыбу. Забавно было наблюдать, как одетые торгуются с совершенно голыми.

    Какой-то нудист неподалеку рассказывал соседям, что он - подполковник, а его отец - полковник и вся их семья - исключительно военная династия. Казалось бы, армия и нудизм - вещи несовместимые, однако...

    С утра море было чистым, а вчера плавало немного водорослей. Зато с полудня появились медузы.

    Мы пришли на пляж в 10:30, а ушли в 12:20.

    - Почему так рано? - спросит читатель-загорала.

    - Долго находиться на пляже - скучно, - отвечу я. - И можно обгореть...

    Друзья сыграли пробную партию в Большого Дурака, вспоминая правила. (Первое: в Большого Дурака играют вдвоем. Второе: в игре принимает участие две колоды (52+36 карт). Третье: самой главное картой является туз бубен, он старше любого козыря, в том числе и козырного туза. (Если козыри бубны - ситуация упрощается). Четвертое: есть особенная карта - двойка пик, которая старше козырной дамы, но младше короля. Пятое: игрокам раздается по десять карт. Шестое: самый старший - Джокер).

    На пляж мы взяли с собой Медвежонка. А вообще вместе с нами в Коктебель отправились все звери, а именно - Белячок, Ежик, Рыжий, Мишутка, Глазатыч, Полосаток, Соня и.. Блокадник-Медвежонок.

    - Вместо них можно было взять ортопедическую подушку! - воскликнул я сегодня полпятого утра.

    Но это была минутная слабость.

    Медвежонка, первого "гуляку", звери выбрали сами, так как он родился в Судаке.

    По дороге назад в "Эдельвейс" Паумен обнаружил заведение "lounge ресторан", то есть, кальянную. Она находится рядом с входом в аквапарк. К сожалению, "Lounge" оказался закрыт.

    А мы заглянули в аквапарк. Народу там было мало. Взрослый билет на весь день стоил 1500, а на 4 часа (14:00-18:00) - 1200 рублей. И это цены до 30 июня, а в июле будет дороже.

    Мой товарищ захотел посетить аквапарк, но затем передумал.

    - Если есть возможность, надо купаться в море, - заявил он.

    Приморскую улицу, нашу дорогу на пляж, можно условно разделить на два участка: первый (от улицы Ленина) состоит из объявлений "Сдаю жилье" и всяких прикольных надписей и фигурок. Наиболее смешная - "Осторожно, злая собака. А кот - вообще дебил!".

    - Злой кот более опасен, чем кот-дебил, - заметил я. - Дебил может быть миролюбивым.

    Вторая часть улицы, ближе к побережью, уставлена торговыми палатками. Есть ларьки с футболками, где хит продаж - Дмитрий Медведев с бессмертной фразой "Денег нет, но вы там держитесь". Есть несколько палаток с фруктами. Мы купили два крупных красных помидора и пять плоских персиков.

    Затем зашли в "Подкову". Там взяли сыр, бутылку кефира, сок и газировку. А потом совершили героическое восхождение на "Эдельвейс". Были в номере в половине второго.

    Паумен помылся, я разобрал вещи и повесил сушиться наши полотенца и подстилку.

    - Куда? - спросит любопытный читатель.

    - На балкон, - отвечу я.

    У нас отличный балкон с прекрасными видами (1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10), но вечером там не посидеть. Несмотря на легкое дуновение ветерка, атакуют комары. И если они в Крыму не угомонятся в ближайшие годы, то балкон в номере будет не столь важен, как раньше. Нет, там, конечно, можно сушить белье, а еще там курит Паумен, пока у нас нет соседей, но душевно посидеть вечерком на свежем воздухе мы не можем, хотя панорамы открываются великолепные.

    Горб Верблюда заселен примерно на четверть. А мы спустились вниз, чтобы пообедать.

    Нас преследовали дурные предчувствия, но напрасно - еда оказалась вкусной и отменно приготовленной. Обед обошелся в 650 рублей на двоих, что, на мой взгляд, недорого.

    Да, мы ходим по улочкам и видим две сети кафе - "Волна" и "Пили, ели", но как-то не хочется туда заглядывать, хотя там очевидно дешево, и обе сети пользуются спросом. Мы часто встречаем людей с коробками пиццы из "Волны" - ими успешно торгуют навынос.

    А мы сегодня стали единственными постояльцами, кому приготовили обед! Такого в Рыбачьем, в гостинице "Киор" никогда не было. А всего на еду из "Эдельвейса" записалось трое. Хотя, постояльцев, конечно, больше. Все номера на втором этаже начинаются с двойки. Их семь: 21-27. На сегодня заняты 21-й и 23-й. Хорошо бы 24-й подольше не занимали: ведь смежные балконы между собой практически соединены, и тогда возникнут проблемы с курением и уединением.

    Управляющий Юрий зарекомендовал себя предпринимателем. Встретив нас, идущих с обеда, он воскликнул:

    - Я весь Коктебель облазил в поисках лайма! И нашел!

    Оказалось, для того чтобы в нашей столовой делали мохито.

    - Мы не являемся большими поклонниками мохито, - ответил я.

    - А я бы в такую жару литр выпил! - с жаром выпалил Юрий и тут же продолжил: - А вы ужинать будете?

    - Мы худеем, - ответил Паумен.

    - Не больше одной еды в день, - уточнил я.

    - Если бы я знал, то поселил бы вас на четвертый этаж! - пошутил Юрий.

    Я уж не стал напоминать ему про чайник.

    Замечу, что столь навязчивый сервис ("Я достал лайм!!!") обычно не приносит желаемого результата. Скорее, является минусом для управляющего гостиницей. Обслуживание должно быть тактичным, это одно из правил хорошего тона. Пишу эти строки, скорее, для Юрия.

    Кстати, "Эдельвейс" широко представлен в интернете (есть целая тема на форуме), и только поэтому здесь так много постояльцев...

    После сытного обеда мой товарищ лег спать, а я с остервенением застучал по клавишам нетбука, дорвавшись до возможности излить свои впечатления. Уже шестой час, а мой друг всё спит, компенсируя ночь, за время которой не выспался.

    По сегодняшнему дню можно добавить, что я обгорел. Несильно и только руки по локоть. Паумен мне выделил какой-то крем, я им намазался. Будем надеяться, что вечером не очень сильно будет шпарить солнце.

    Кондер пашет более-менее прилично, хотя иногда устраивает "осеннюю капель". Так, вчера вечером с него так часто капало, что нам пришлось положить на пол наше полотенце, чтобы не протекло на первый этаж.

    Горячая вода тоже имеется, равно как и холодная, телик работает. Правда, никаких "Энимал Пленет", лишь двадцать российских программ и "Крым 24 часа". И один украинский канал "Интер".

    Как уже писал, у нас в номере есть сложенная диван-кровать. Мы на ней устроили жилье для наших зверей. Правда, Полосаток и Глазатыч не поместились, и их пришлось разместить на холодильнике...

    * * *

    Паумен проснулся без десяти семь. Я устал ждать его пробуждения и вышел на балкон, дабы в сотый раз осмотреть окрестности. Именно там проснувшийся друг меня и застал.

    - А почему ты меня не разбудил? - спросил Паумен.

    - Ты не просил, - ответил я.

    - Надо было будить! - объяснил мой товарищ. - Теперь точно ночью не засну.

    Я думал, мы будем пить кофе, но Паумен предпочел сразу выйти. Часы показывали половину восьмого. Мы направились вниз новым путем, дабы, наконец, взглянуть на автостанцию.

    По пути увидели надпись на доме и решили прочесть. Этот дом стоит первым на спуске с Гнезда Орла в сторону Школьного переулка. Лучше бы не читали! Надпись гласила: "Предупреждаю! Возле стен своего дома я рассыпал крысиный яд. Слишком близко находится помойка! У меня не было другого выхода!!!"

    Так как Паумен - человек брезгливый, он тут же решил, что велика опасность и ему отравиться крысиным ядом. Напрасно я убеждал друга, что объявление написано сто лет назад, и к реальности отношения не имеет. Мой товарищ даже вспомнил детскую историю о девушке, которая всегда ходила в одной и той же одежде, а однажды ее нашли мертвой. Почему? Она, оказывается, была бездомной и питалась едой с помоек и вот однажды... отравилась крысиным ядом. А еще она всегда была в одних и тех же гетрах...

    - Что за бред?! - воскликнет прагматичный читатель. - Какая девушка? Лучше скажите, что вы увидели на новом пути?

    Сначала отвечу на первый вопрос - девушка из школьного учебника по английскому. Вымышленная история должна была донести до советских детей все ужасы загнивающего капитализма. А наш новый путь: сначала вправо по Школьному до упора, а затем - вниз, к морю, по Долинному переулку.

    По дороге я всё растолковывал Паумену цель нашей прогулки, объясняя особенности расположения Коктебеля, а мой товарищ больше думал о крысах.

    Затем мы свернули на улицу Ленина в направлении к автостанции. На этом участке много промтоварных магазинов, но есть и продовольственные. Запомнился магазин "Купальники".

    Затем прошли по мосту (узкая речка под ним называлась Пионерка), преодолели еще метров пятьдесят, и тут я увидел поворот на улицу Десантников. Сразу за ним находилась автостанция.

    Мы хотели завтра поехать в Тихую бухту. Юрий сообщил, что перед автостанцией стоят таксисты.

    Что мы увидели? Таксистов и впрямь было много. Только мы подошли, как они наперебой стали предлагать нам поехать, куда мы пожелаем. Но мы сегодня никуда не собирались, а просто хотели убедиться, что таксисты имеется.

    И по Десантников отправились к морю. Сначала с обеих сторон тянулись торговые ларьки, а затем их сменили кафе и гостиницы.

    - А что вы искали? - спросит пытливый читатель.

    - Кальянная тема продолжается! - отвечу я. - Если желаете пропустить, вам сюда!

    Паумен во что бы то ни стало решил отыскать кафе "Алладин", ибо прочел в интернете, что там - лучшие кальяны в Коктебеле. И вот, когда мы вышли к началу набережной, мой товарищ обнаружил указатель с множеством стрелок. Одна из них, с надписью "Алладин" - указывала на двухэтажное здание с броской надписью "Столовая".

    Кстати, с этого места, если смотреть на море, был виден город Орджо (сокращение от Орджоникидзе). Да и вообще набережная выглядела красиво.

    - Где "Алладин"? - спросил мой друг.

    - На втором этаже, - предположил я.

    - А почему нет вывески?

    - Маскируются.

    Мы поднялись на второй этаж. Он был в буквальном смысле слова пуст. То есть, диваны стояли, но никого не было. Тут наверх за нами поднялся официант из столовой на первом этаже.

    - Вы не знаете, это "Алладин"? - спросил Паумен.

    - Нет, - ответил парень.

    - А где "Алладин"?

    - Где-то дальше...

    Так родился первый совет путешественника - не доверяйте данным из интернета!

    Вскоре мы догадались, что оказались как раз на месте бывшего "Алладина".

    - Который исчез вместе со своей волшебной лампой, - добавил мой друг.

    Но задачи - покурить кальян - никто с повестки дня не снимал! Тогда мы стали думать: где же это сделать? Заходить в каждое кафе и спрашивать: "Можно ли у вас покурить кальян?", показалось глупым, поэтому мы решили ориентироваться на надписи.

    Они были разнообразны. Запомнились две "Кальяны по 500 рублей" и "Лучшие кальяны в Коктебеле". А мы миновали заведение "Седьмое небо", где в списке услуг тоже имелся (пусть и на последнем месте) кальян, и почти добрались до "Зодиака".

    И тут нам предстало кафе "Гурман". Там имелась надпись "Кальян N1".

    - Пошли, Гризли! - решился Паумен.

    И мы пошли.

    Друзья сели за столик. К нам подошла официантка.

    - Нам бы хотелось кальян, - сообщил Паумен.

    - Я позову кальянщика, - ответила девушка и ушла, оставив меню.

    Мы посмотрели прейскурант. Всё было еще дороже, чем в "Зодиаке". В частности, какой-то "иммунный" чай стоил 180 рублей за пол-литра.

    - Если кальянщик скажет, что у него только альфакер, уйдем, - заявил я.

    Поясню, что альфакер, щербет и старбаз, а также фумари - легкие табаки. Настоящим любителям кальяна, типа нас, они не подходят: их курить - только напрасно тратить время и деньги.

    Тут подошел кальянщик. Он был в шляпе и имел очень независимый вид.

    - У вас есть танж или дарксайд? - спросил Паумен.

    - Дарксайд есть, а вот танж... - задумался кальянщик. - Пожалуй, я могу вам сделать одну треть танжа.

    - Давайте, - согласился Паумен.

    - Буду через двадцать минут, - информировал кальянщик. - Я обслуживаю несколько заведений.

    И удалился.

    Надо сказать, что столик в "Гурмане" мы выбрали не лучший - прямо посередине зала, где играла громкая музыка. Справа имелись диваны, на которых сидят по-турецки (забравшись с ногами), но такая перспектива нас не прельщала. Тут освободился первый от входа столик слева.

    - Пересядем? - предложил Паумен.

    И мы пересели.

    Минут через пять к нам подошла официантка.

    - Этот столик забронирован на девять вечера, - сообщила она. - Люди уже внесли предоплату.

    - Но вы нас пересадите, если они придут? - спросил я.

    - Конечно, - ответила девушка.

    Вот с этого момента всё и разладилось. Во-первых, кальянщик не шел. Во-вторых, стало ясно, что кальянщик в нас не заинтересован, что всегда плохо. Ну и в-третьих, все свободные столики в "Гурмане" стремительно заняли, а девять часов медленно, но верно приближались.

    Зато оказался неплох иммунный чай - оригинальное варево с молоком.

    Наконец, в 20:20 возник наш кальянщик. Королевской походкой он проследовал к нам с кальяном, вручил пластмассовые насадки-мундштуки и удалился, даже не проверив нашу реакцию (обычно кальянщик ждет, когда клиент пару раз затянется).

    - Ну и как кальян? - спросит читатель сопереживающий.

    - Первые десять минут курился ничего, - отвечу я. - А потом крепость закончилась.

    Зато нарисовался другой кальянщик по имени Эмир, которого мы окрестили "Заведующий углями". Эмир был вежлив и предупредителен, но в кальянах совершенно не разбирался.

    - Крепко? - спросил он, стряхнув угли.

    - Более-менее, - ответил Паумен из вежливости.

    - Сейчас будет крепче, - авторитетно заверил Эмир и исчез.

    Через десять минут он вернулся, держа в щипцах еще один уголь. Положив его в чашу, Эмир важно произнес:

    - Теперь будет крепче.

    Даже младенец знает, что крепость кальяна напрямую не зависит от количества углей, но Эмиру этого никто не объяснил. Минут через пятнадцать он снова подошел и положил еще один уголь.

    - Совсем крепко, - изрек он.

    В этот момент кальян уже отдал почти всё, что мог, двум выдающимся курильщикам, но мы не стали разбивать иллюзии Заведующего углями. Тем более что как раз пробило девять склянок, появились заказчики столика, и нас пересадили в центр зала. Рядом на экране шел первый полуфинал Кубка Конфедераций Португалия - Чили.

    Кальян уже почти закончился и Паумен попросил у официантки счет. Но девушка о нас забыла. Мы всё бросали на нее умоляющие взгляды, и в какой-то момент официантка вспомнила: "Я же не принесла вам счет!" К тому времени, как мы расплатились, у меня все положительные ощущения от кальяна уже выветрились.

    Друзья покинули кафе около половины десятого. Стемнело. Около памятника Волошину какая-то группа пела какую-то песню. Публике слова были знакомы, народ дружно подпевал. Я же слышал этот текст впервые. Тут Паумену ненадолго взгрустнулось, хотя я и пытался его развеселить.

    Но на полпути к дому моему другу стало лучше.

    А путешественники по улице "От Пирса" проследовали - сначала до Ленина в свете огней, а затем до Школьного в почти полной темноте. Пришлось включить фонарик от мобильника и под его скудное освещение прокладывать путь к цивилизации. А затем и до Гнезда Орла.

    С непривычки устали. Но все-таки приняли решение завтра ехать в Тихую бухту.

    - Есть что-то мистическое, - поделился я, - когда по ужасного качества дороге в темноте поднимаешься к "Эдельвейсу", расцвеченному зелеными огнями.

    - Как дорога в Рай, - согласился Паумен.

    - Или путь к мечте, - сбавил я обороты.

    Мы еще посидели на общем балкончике второго этажа, где Паумен выкурил две сигареты. Разглядывали ночной Коктебель. Затем пришли в номер, съели пять вкусных персиков, и около 12 часов легли спать.

    3. День третий: Тихая бухта. 29 июня, четверг

    Утро выдалось для меня тяжелым. Во-первых, я не выспался (вновь вместо подушки использовал покрывало), а, во-вторых, обгорел. Вчера днем щипало руки, затем на вечерней прогулке - ноги, а когда возвращались домой из "Гурмана", у меня горели уши, словно меня кто-то за них отодрал. Сегодня с утра к проблемным местам добавилась спина.

    "Что же с этим делать?" - размышлял я, делая зарядку.

    В итоге, решил выйти на улицу в брюках и теплой синей рубашке, ибо ни одной футболки с длинными рукавами на юг я не взял.

    После зарядки я сделал кофе. Заварил одну кружку себе и, не заваривая вторую, сделал попытку разбудить Паумена. Мой товарищ вставать не хотел.

    - Через полчаса? - спросил я.

    Паумен кивнул.

    А я отправился мыться.

    Вскоре мой товарищ все же встал. Я в тот момент доедал сыр, который порезал на двоих. Также в легкий завтрак входила бутылка кефира. На этот раз сборы прошли быстрее, и мы вышли из номера в 9:35.

    Однако настроение нельзя было назвать бодрым - мы оба в разной степени обгорели, но если я оделся, как житель Средней полосы, то Паумен облачился в шорты и футболку.

    - Ты как кисейная барышня! - заявил мой друг.

    Я решил не реагировать на критику.

    Знакомой дорогой мимо надписи крысолова "У меня не было другого выхода..."

    [Кстати, мы ее обыгрываем, как можем. Это выражение способно затмить бессмертное "Денег нет, но вы там держитесь". Например: "Да, я разворовал полстраны. Но у меня не было другого выхода!" Или "Я виновен в смерти миллионов. Но у меня не было другого выхода! Как вы не понимаете?!"

    Далее - переулок Школьный, Долинный, улица Ленина, - и мы достигли автостанции. Солнце пекло нещадно, и я в своем одеянии да еще с рюкзаком за спиной ощущал это на собственной шкуре.

    - Тихая бухта находится рядом, - рассуждал я вслух по пути к автостанции. - Поездка будет стоить триста рублей. Или пятьсот. В крайнем случае, готов поехать за шестьсот!

    Друзья подошли к таксистам.

    - Нам бы хотелось поехать в Тихую бухту, - заявил я. - Кто готов нас отвезти?

    Реакция оказалась неожиданной.

    - Слушай, друг, - отозвался "центровой" водитель в оранжевой футболке. - За поездку к Тихой ты заплатишь тысячу рублей. Зачем? Смотри, вот тут ходит маршрутка. Их две, одна просто только что ушла. Я вам советую дождаться маршрутки и нормально доехать.

    - А где она останавливается? - уточнил я.

    - У "деревяшки", - ответил водитель.

    Это оказалось в самом начале улицы Десантников. Там сначала располагалось экскурсионное бюро (продажа билетов), а далее "деревяшка" - торговый павильон, обитый вагонкой. Пишу столь подробно, ибо это место мы изучили в мельчайших деталях.

    Встали у "деревяшки" в 10:01. Маршрутка подъехала в 10:17. За это время Паумен успел пообщаться с продавцом билетов на экскурсии и расспросить о морской прогулке на Кара-Даг. Этот же продавец набрал по мобильнику водителя маршрутки Андрея, а затем радостно сообщил, что тот скоро приедет.

    И вот Андрей приехал. Но с места не тронулся. Сначала он о чем-то беседовал с продавцом билетов на экскурсии. Мы ждали водителя в салоне маршрутки, где было очень жарко, но, по крайней мере, не надо было стоять. Потом Андрей подошел к нам, но ненадолго.

    - Когда мы поедем? - спросил Паумен.

    - Должны еще люди подойти, - уклончиво ответил Андрей.

    И куда-то исчез.

    Никто из пассажиров не подходил, часы показывали уже 10:40, а мы по-прежнему торчали на месте.

    Тогда я отправился на поиски Андрея. Нашел шофера возле таксистов. Водитель маршрутки с задумчивым видом смотрел вдаль.

    - Андрей, когда мы поедем? - спросил я. - Уже куча времени прошла!

    - Но вас только двое, - грустно отозвался водитель.

    - Мы заплатим вдвойне, - предложил я.

    - Но 500-то рублей вы не заплатите, - сказал шофер.

    - Заплатим, - заверил я.

    В глазах Андрея отразилось удовлетворение и он, со словами: "Ну, тогда поехали!", поднялся со скамейки. Я отдал ему 500 рублей, и мы понеслись к Тихой бухте...

    Возникает вопрос: что мешало Андрея сразу объяснить нам ситуацию? Мы бы отдали 500 рублей на 20 минут раньше и не парились бы в душном салоне!

    Сначала маршрутка проехала всю улицу Ленина. Затем мы свернули вправо, и дальше пошла плохая дорога. После симпатичного пансионата "Нарлен" началась ну совсем плохая дорога.

    - Теперь понятно, почему в Тихую не желают ездить таксисты, - сказал Паумен. - У них кроссоверы, но никто не хочет рисковать своей машиной.

    - К тому же, между таксистами и маршрутчиками есть негласный договор, - добавил я. - Не перебегать друг другу дорогу...

    А мы, тем временем, прокатились по красивым местам.

    За Коктебельской бухтой следует бухта с мрачным названием "Мертвая". Из описания: "Пляж в Мертвой бухте не только не предусмотрен для купания - купаться на этом пляже опасно для жизни. Его, на самом деле, и пляжем-то назвать сложно: спуск в воду здесь затруднен, на побережье - валуны, а в море - слишком большое количество водорослей. Далее, за мысом Хамелеон, находится удивительное место, излюбленное кинематографами, - Тихая бухта. Ее особенности: красота природы, песчаный пляж, мелководье".

    Мы пересекли тропу на могилу Волошина, полюбовались Хамелеоном, а затем въехали в Тихую бухту, где расположен большой кемпинг. Я читал, что с этого года кемпинг сделали платным. Там действительно стояла будка, а вокруг машины. Я различил надпись: "Проход в Тихую бухту - бесплатно". Значит, проезд осуществлялся за деньги.

    Андрей даже не притормозил возле будки, а промчал по степной дороге еще километра четыре до самого пляжа. Ориентир конечной точки маршрута - деревянная вышка, невесть зачем возведенная между дорогой и побережьем.

    С Андреем договорились так: мы позвоним ему за полчаса до выхода, дабы он мог "состыковать" нас с другими пассажирами, чтобы нам платить по 100 рублей.

    - Но если форс-мажор, снова заплатим 500 рублей, - добавил я. - Лишь бы вы за нами приехали.

    На том и расстались.

    От вышки до пляжа надо было пройти всего метров сто. Мы расстелили подстилку и достали из рюкзака Ежика.

    - Ежик - одно из тихих животных, - еще вечером рассудил Паумен. - Поэтому ему будет приятно посетить Тихую бухту.

    Мой товарищ отправился купаться, а я сделал несколько снимков. Справа от нас открылся мыс Хамелеон. Туда вели пешеходные тропы. Наверняка там можно было прогуляться, наслаждаясь прекрасными видами. Кемпинг же с нашего места и вовсе не был виден, лишь уходящая в ту сторону дорога.

    Народу на пляже было относительно немного, но все-таки назвать его безлюдным язык не поворачивался. Видимо, таких пустынных пляжей, как в Рыбачьем, нам здесь не увидеть.

    В Тихой бухте песок. Море мелкое. До глубины надо идти или плыть по мелкоте, помогая себе ногами, метров сорок.

    - Ну и когда ты будешь звонить Андрею? - спросил Паумен, когда мы искупались.

    - Часа через два, - ответил я.

    В этот момент было ровно 11:04. То есть, наш путь от автостанции до Тихой занял меньше 20 минут.

    - Не люблю ждать, - заявил Паумен. - Тем более что доверия к этому Андрею нет.

    - Чем беспокоиться, лучше иди и поплавай, - ответил я. - Мы так редко выбираемся на природу. Здесь красиво. Просто отдохни, а вопрос с возвращением мы уж как-нибудь решим.

    - И учти, мне нельзя долго находиться на солнце, - добавил Паумен. - Я ведь обгорел.

    Этот вопрос и впрямь являлся насущным. Мой товарищ обгорел куда меньше, чем я, но лицо у него сильно покраснело. Я, пока Паумен купался, сидел, закутавшись в полотенце, и осознавал, что невозможно одним полотенцем полностью прикрыться.

    Мы еще по разу искупались, а потом Паумен заплыл вдаль, следуя моему совету больше двигаться.

    Через десять минут он вернулся.

    - Предлагаю не ждать Андрея, - заявил мой друг. - Я видел, как его машина только что ушла. Пойдем назад пешком!

    Вдалеке виднелась дорога. Сложно сказать, какой она была длины и куда именно вела, но по ней, рано или поздно, мы бы вышли к Коктебелю. Правда, наш путь выпадал на самое пекло, но Паумен был настроен решительно.

    - Хорошо, пошли, - согласился я.

    И мы быстро собрали вещи.

    - Сначала пройдем по верху, - объяснил Паумен. - А перед подъемом на тропу искупаемся.

    Все это выглядело несколько авантюрно, но я решил не возражать.

    И вот мы собрались, поднялись наверх... И только решили топать и топать..., как обнаружили маршрутку до Коктебеля! Возле нее уже стояли желающие отправляться домой.

    - Значит, судьба! - заявил Паумен.

    - Лишь бы ты был доволен, - ответил я.

    - Я доволен, - заверил мой товарищ.

    Мы немного постояли перед маршруткой, пока пассажиры не стали залезать в салон. Шофер в удалении разговаривал по телефону. Наконец, когда в маршрутку село около десяти человек - вместе с нами и детьми - он подошел.

    Это оказался Андрей!

    - Я же видел, что он уехал, - задумался Паумен.

    Андрей обвел взглядом пассажиров и недоуменно уставился на нас:

    - Вы уже уезжаете?

    - Мы просто обгорели, - ответил я.

    - Вам надо сюда ехать с 5 до 7 вечера, - заявил Андрей.

    Его поведение резко изменилось. Сейчас перед ним находилось 10 пассажиров, и он чувствовал себя "важной птицей".

    - Кто завтра поедет на 8 утра? - спросил он.

    Откликнулись лишь два человека.

    - Ну вот, - огорченно произнес Андрей. - Все просят пораньше, а как доходит до дела...

    - У нас завтрак в 8, мы не можем! - сказала за всех какая-то тетка.

    - Ну, тогда в 9, - заключил Андрей. - Кто поедет на 9?..

    Делаем вывод: пока желающих ездить в Тихую бухту мало, никакого расписания у маршрутчиков нет. Они подстраиваются под большие компании отдыхающих.

    То есть, если бы мы захотели еще раз поехать в Тихую, то заранее бы позвонили Андрею, чтобы узнать, во сколько он уезжает.

    Но мы больше туда не поедем. Во-первых, сложности с добиранием. Во-вторых, песок. В-третьих, на нудистском пляже лучше.

    Однако методом проб и ошибок путь до Тихой бухты был нами изучен. Авось, пригодится кому-нибудь из читателей.

    А Андрей с ветерком помчал назад. Оказалось, когда едет не двое, а десять человек, маршрутку гораздо меньше трясет на колдобинах.

    Мы вышли, как и многие пассажиры, у "Подковы". Заплатили Андрею 200 рублей.

    - Если завтра поедете, позвоните, - сказал он.

    - Обязательно, - ответили мы, прощаясь навсегда.

    Таким образом, друзья совершили самую короткую за всю историю туризма вылазку в Тихую бухту. Пробыли там, самое больше, 50 минут.

    - Зато посмотрели новые места, покупались и не обгорели, - заявил Паумен.

    - И кое-что узнали, - добавил я. - Например, что второй раз мы туда не поедем...

    - Потому что маршрутки плохо ходят! - добавил Паумен. - Не хотят они работать!

    - Андрей действует по принципу сиюминутной прибыли, - стал объяснять я. - Есть компания отдыхающих? Он ее везет. Нет пассажиров? Пустой рейс Андрей гонять не станет. Зато готов под нужды компании изменить свое расписание. И мысль о том, что стабильное расписание маршруток привлечет новых пассажиров, даже не приходит ему в голову...

    Всему виной всеобщая российская необязательность. У нас никто ничего не делает вовремя, а мы с Пауменом - редкое исключение. На этом и закончу рассказ о Тихой бухте.

    От "Подковы" друзья весьма быстро добрались до Гнезда Верблюда. Кстати, перед поворотом к "Эдельвейсу" находится "Отель у верблюжьих горбов". Рядом с входом стоит, сделанный из веток, декоративный верблюд. А по вечерам он освещается лампочками. Так что, верблюжья тема здесь просто витает в воздухе. Вопрос лишь такой: если наша гостиница - Горб Верблюда, то где второй?

    - Верблюды бывают и одногорбые, - объяснил Паумен.

    А мы вернулись домой, основательно загрузившись продуктами в "Подкове", и пообедали помидорами с рыбой (пресервы, привезли еще из Питера), а также доели "утренний сыр". Паумен на этом закончил трапезу, а я съел еще твороженную массу с чаем.

    Затем мой друг лег спать, а я, как и вчера, сел за нетбук. И снова получилось вполне сносное описание.

    Напоследок расскажу об интересном феномене. Когда я только начал составлять эти записки (около 15:30), то глянул сайт Гисметео и обнаружил, что он предсказывает днем в Коктебеле грозу. И сразу подумал, что если ливанет, я успею вынести с балкона полотенца, которые там сушатся.

    Буквально через час я снова заглянул на сайт: никакой грозы он больше не показывал, а дневная температура достигла 30 градусов. Видимо, в системе Гисметео произошел очередной глюк. А сейчас я снова попытался залезть в интернет и обнаружил, что вай-фай пропал. Впервые за три дня.

    Возможно, пропажа вай-фая - косвенное послание свыше: закончить писанину и делать Паумену кофе.

    Закругляясь, замечу, что в удаленности "Эдельвейса" от поселка есть определенная прелесть. На высоте почти всегда дует ветер и прохладней, чем внизу. Кроме того, поселок виден, как на ладони. А вокруг очень тихо. Если выглянуть в окно, видны лишь две безмолвных и абсолютно пустынных горы. Здесь нет никаких посторонних шумов, и только изредка кричат петухи. К тому же, по-прежнему мало постояльцев.

    Словом, есть свое очарование в Горбе Верблюда, Гнезде Орла и Отеле у погибшего альпиниста в одном лице. Здесь вообще просто замечательно, а если бы я еще сумел остановить время, было бы и вовсе волшебно.

    * * *

    На этот раз мой товарищ не выспался.

    - Ты сильно ворочался, - объяснил я. - Мне казалось, ты уже не спишь, а просто ждешь, когда я приготовлю кофе.

    - Ничего подобного! - возразил мой друг. - Я крепко спал. Просто здесь светло!

    И действительно светло. Вот в "Киоре" в номере были темные занавески, которые позволяли даже днем иметь иллюзию ночи. Зато у меня здесь не возникает сложностей при печати на ноутбуке.

    Мы выпили кофе, а Паумен - даже со сливками из "Подковы" и полседьмого отправились в поселок. План был таков - сегодня отдыхаем от кальяна и просто купаемся на нудистском пляже, а затем едим в одном из кафе на набережной.

    Тут стоит заметить, что Гисметео не наврал насчет дождя. Вернее, весь вечер практически не было солнца. С гор на поселок несло облака, которые в итоге трансформировались в зловещую тучу, зависшую между поселком и крайне примечательной горой, похожей на творение рук человеческих.

    - Это как? - удивится читатель.

    - Данный склон - часть горы Клементьева, - объясню я. - Она идеальной формы для планеризма: словно какой-то великан сделал узкий и высокий вал, в сечении которого - парабола.

    Итак, зловещая туча накрыла Коктебель. Временами капало. Дул ветер. Мы искупались и стали одеваться. Задерживаться на пляже казалось слишком беспечным - в любой момент мог хлынуть ливень.

    Я предложил Паумену в связи с комфортной погодой забраться на холм Юнге, но мой товарищ отказался. Мы покинули пляж, где оставались лишь наиболее стойкие нудисты.

    Зато Паумену приглянулось кафе "Парочка". Туда мы и зашли. Там имелись симпатичные столики под крышей. Заказали по супу лагман, а также салаты: я - "Поцелуй", Паумен - "Греческий". И еще чай с бергамотом. Отлично посидели, а Паумену даже удалось покурить, потому что в Коктебеле кое-где это доступно. Бывалые курильщики поймут меня, это доставляет особое удовольствие, ибо в Питере в кафе или ресторане покурить вам ни за что не удастся. Но Крым - территория свободы, а Коктебель - авангард этой свободы. По крайней мере, хотелось бы в это верить.

    Мы покинули "Парочку" около половины девятого. Именно в это время, а точнее - к девяти, все "топовые" кафе заполняются посетителями, и уже не остается свободных мест.

    Пока мы ели, нам немного мешал бесноватый клоун. У него имелось громкое музыкальное устройство, с которым он подходил к детям с родителями: почти все от него шарахались.

    - В чем цель клоуна? - спросил я. - Как он пытается стрясти с прохожих деньги?

    - Наверное, предлагает вместе сфотографироваться, - ответил Паумен. - Наше детство прошло без клоунов.

    - Кто в армии служил, тот в цирке не смеется, - добавил я.

    Как обычно, на пляже не обошлось без "укурков": два совсем помятых товарища вели третьего, еще более-менее нормального, в белой и чистой футболке.

    "Ненадолго она будет чистой", - подумал я.

    А мы (так как вечер был нежарким и комфортным, а тучи до глубокой ночи так и не рассеялись, сменившись серыми облаками) неспешно прогулялись до Гнезда Орла. По пути купили пять плоских персиков за 163 рубля на улице Приморской.

    Мы часто бываем на юге в конце июня, но только в Коктебеле-2017 заметно, что это время - еще совсем "несезон". На наших глазах строят кафе и торговые павильоны, а многие заведения - например, lounge Ресторан или "Столовая" по пути на пляж - закрыты.

    Друзья заглянули в фирменный магазин "Коньяки и вина Крыма", дабы выбрать нашему знакомому марочный коньяк. Выбрали "Крым" за 2500 рублей.

    Затем вышли на площадь перед Аквапарком. Там было пусто, а перед входом обнаружились интересные часы-памятник в центре клумбы.

    - Хорошее место для прогулок, - заметил я.

    - Когда прохладно, - уточнил Паумен.

    В связи с погодными условиями на улице появилось больше собак и кошек, а также почему-то гораздо меньше комаров.

    Мы неспешно добрели до Гнезда Орла, любуясь красивыми частными гостиницами. Больше всего нам понравились "У верблюжьих горбов" и "Оазис". "Горбы" смотрятся наиболее привлекательно, но я не рискну их кому-либо рекомендовать, ведь первое впечатление может быть обманчивым.

    А я только на третий день догадался, почему гора называется Верблюд! Потому что она состоит из двух гор-горбов, и наша гостиница находится у наиболее высокого. Вторая вершина похожа на горб не со всех ракурсов, но наиболее адекватно Верблюд выглядит с нудистского пляжа, если доплыть до буя и оттуда смотреть на сушу.

    Кстати, я только сейчас начал понимать уникальность Коктебеля. В 2012 году я этого не осознал. Когда сидишь на нудистском пляже, волей-неволей любуешься величием Кара-Дага, и можно долго рассматривать причудливые и разнообразные формы застывшей лавы. Где-то там есть и лик Волошина. А может, и мой лик тоже?

    В любом случае, Коктебель сохранил свою уникальную ауру, но чтобы это понять, сюда следует съездить не на несколько часов, а прожить хотя бы неделю. И жаль, что нудистский пляж в этом сезоне такой малочисленный. Вместе с нами наберется не более сотни нудистов. И мне почему-то приятно среди них находиться. Наверное потому, что нудистская традиция в России была заложена именно здесь. Как бы то ни было, есть в Коктебеле нечто особенное...

    А к нынешнему сезону местные жители всё готовятся. Яркий пример - напротив нудистского пляжа расположен огромный коттеджный поселок "Калипсо". Так вот, рабочие уже третий день строят свое кафе и благоустраивают участок набережной. Может, и ночной клуб "Как ты, Бель?" лишь пока простаивает, а скоро возьмутся и за его подготовку к сезону?

    Неужели 1 июля - это еще совсем не сезон?

    Итак, мои мысли потекли куда-то в сторону, а следует вернуться к привычному ходу повествования. Хотя бы для того, чтобы завершить главу...

    Мы вернулись в Гнездо Орла. Заказали обед на завтра. В номере выпили чаю. Посмотрели погоду.

    Параллельно шел второй полуфинал, в котором Германия встречалась с Мексикой. Я увидел три гола немцев, а, в итоге, команды сыграли 4:1. Но я выключил после 3:0, так как в этот момент окончательно умерла интрига.

    Итак, друзья провели тихий и спокойный вечер и, как обычно, в районе 12 легли спать.

    4. День четвертый: Седьмое небо. 30 июня, пятница

    Утро тоже началось, как обычно. Немного странное заявление для начала поездки, но я лучше похожие ситуации опущу, дабы сосредоточиться на новом.

    Итак, я встал в 7 и сделал зарядку. В 8:15 разбудил Паумена. Мы позавтракали и в 9:20 (рекорд!) вышли из гостиницы.

    По пути на пляж обсуждали тему "Эдельвейс - ищем минусы!"

    Пару дней назад выяснилось, что вода из 20-литровой канистры, которую нам принес Павел, не самая чистая. При ее кипячении на поверхности чашек появляется мутная блестящая пленка. А сегодня с утра я вскипятил две чашки с водой из трехлитровой канистры "Байкал", и никакой пленки не обнаружилось.

    Данный факт навел Паумена на глубочайшие мысли.

    - Нас травят этой водой! - заявил мой друг.

    - Намеренно? - уточнил я. - Они ведь всем постояльцам такую воду предлагают.

    - Только лопухам, - продолжил мой товарищ. - И нас они сочли за лопухов.

    - Тебе не кажется это "теорией заговора"? - поинтересовался я...

    Просто вчера вечером мы обнаружили на двери в наш номер, рядом с глазком, странное устройство.

    - Это - жучок, - безапелляционно заявил Паумен.

    - Зачем им нас прослушивать? - спросил я.

    - Не знаю, - ответил мой друг. - Но это жучок!

    Конечно, если предположить, что администрация "Эдельвейса" травит постояльцев, а заодно за ними подсматривает, картина получится жутковатой...

    Паумен привел еще два минуса "Эдельвейса". Начал с чайника.

    - Свои обещания надо выполнять, - изрек мой друг. - Или не давать вовсе. Юрий обещал чайник, но так и не принес. И, разумеется, не принесет.

    - Я далек от мысли идеализировать Юрия, - ответил я. - Да, в некоторых случаях сервис оставляет желать лучшего. И его навязчивость мне не нравится. Но то, что он не выполнил свое обещание - так типично для Крыма! Если бы мы ему каждый день напоминали о чайнике, он бы, может быть, что-нибудь придумал...

    - Почему ты со мной не соглашаешься?! - возмутился Паумен.

    - Просто считаю, что это мелочи, - ответил я.

    - Еще один минус, - продолжил мой друг. - Они не дают сдачу с суммы, которую мы платим за питание, а записывают остаток суммы на счет. У них, видите ли, нет сдачи! Это не совсем этично.

    - Всё это обязательно упомяну в своих записках, - пообещал я. - Юрий еще пожалеет о содеянном!

    И мы договорились четко и однозначно - теперь будем покупать канистры с водой, дабы не пить чай с пленкой неизвестного происхождения...

    А еще по пути на пляж друзья купили билеты на экскурсию. На завтра, на час дня. Подробности расскажу позже.

    Распространительница билетов, Тамара, женщина 55 лет, оказалась милой и общительной.

    - Не надо всё откладывать на вторую половину отпуска, - заявил я. - В Рыбачьем промедлили, а потом наступила жара. Пока стоит хорошая погода, надо реализовывать намеченные планы!

    Путешественники вышли к морю. Впервые с утра дул ветер, имелась небольшая волна. Мы осмотрели пирс, с которого нам завтра предстоит стартовать, и устремились на нудистский пляж.

    Там всё было по-прежнему, разве что чуть больше народу. Все те же голые тела, все те же продавцы. Первый выкрикивал: "Вареные раки! Вареные раки!", а второй - "Вкусные вареные раки! Вкусные вареные раки!"

    - Значит ли это, что у первого продавца раки невкусные? - поинтересовался Паумен.

    Один мужик так распевно повторял слово "Пахлава", что я чуть не расплакался - это было по-настоящему мощное актерское исполнение.

    С собой на пляж мы взяли Глазатыча. Наш зеленый зверь - нечто среднее между крокодилом и птеродактилем, но наиболее выразительны у него глаза. Глазатыч взирал на море и далекий Кара-Даг, и можно было даже не спрашивать, что он чувствует - всё читалось в огромных глазах нашего зверика. Вот кто по-настоящему адекватно воспринимает всё новое!

    Дул ветер, поэтому необходимости часто купаться не было, но на ветру легко обгореть. Разумеется, обгоревшие еще позавчера руки и ноги сегодня по-прежнему были красными, но я, решив, что клин клином вышибают, смело отправился на пляж в шортах и футболке. И, разумеется, обгорел еще больше. Правда, сегодня мы купили Sun Time, средство от загара. Будем надеяться, что поможет.

    Друзья пришли на пляж около 10:10, а покинули в 12:30. К этому времени нудистская братия значительно поредела. Сыграли партию в Большого Дурака, которого ныне я называю Дурила. Победитель определял кальянную политику сегодняшнего вечера. Благодаря хитрой тактике (брал много, экономил крупных козырей) мне удалось выиграть.

    Для разнообразия мы отправились назад другим путем. Надоела улица Приморская тем, что там очень много машин, а тротуаров практически нет, поэтому нельзя расслабленно идти к пляжу, делясь своими мыслями, а приходится всё время увиливать от автомобилей.

    Новая дорога начиналась сразу за мостом через речку. (Я пытался в Яндекс.Картах обнаружить название этого ручья, но безрезультатно.) Вдоль линии пансионатов идет совершенно пустая дорога. По ней мы и устремились. По километражу - сопоставимо с путем через Приморскую, но зато ничто не отвлекает. За всю дорогу нам встретилось лишь два человека.

    Мне в голову запали строчки, о которых я писал еще в 2012 году, и которые по-прежнему в целости и сохранности написаны на домике-сортире коктебельской набережной:

    Я проснулся. Нет вина.

    Да еще в чужой постели.

    Значит, точно с бодуна.

    Значит, точно в Коктебеле.

    За дополнительной информацией я полез в интернет. Обнаружил авторскую страничку. Пожалуй, приведу еще одно стихотворение автора, Григория Мельника, 2001 год, о нудистском пляже в Коктебеле:

    Ба, знакомые все лица!

    Вновь пленила южный край

    Обнаженная столица:

    Кого хочешь, выбирай...

    Полон пляж, найти бы место,

    Лоб ко лбу, лобок к лобку,

    Грудобедрая фиеста -

    Гранд-раздолье... "чудаку".

    В этой разнонагой стае,

    Без Одиллий и Одетт,

    Личности исчезла тайна

    Среди сброшенных одежд...

    ===

    Неплохо, верно? Пусть этот стих послужит иллюстрацией к моему повествованию...

    А друзья по солнцепеку добрались до "Подковы", где купили канистру воды, сок, газировку и, навьюченные, как верблюды, устремились к Гнезду Орла.

    Сегодня утром, снимая высохшие вещи с вешалки на балконе, я наблюдал, как из подсобки вышел Павел с плакатом "Эдельвейс - гостиница семейного отдыха". А когда мы возвращались с пляжа, эта надпись уже была укреплена неподалеку от дома крысолова.

    Далее проследовал финальный спурт по наклонке до гостиницы.

    - Здесь бы не помешал подъемник, - заметил я.

    - Или эскалатор, как в супермаркете, - предложил Паумен. - Встаешь, и тебя везет прямо до "Эдельвейса".

    Кстати, название "Эдельвейс" для Коктебеля не уникально: где-то у моря имеется кемпинг "Эдельвейс".

    - Зря они так назвали свою гостиницу, - сказал я. - "Гнездо Орла" - вполне бы подошло.

    - Или "Верблюд", - сказал Паумен. - "У Верблюда".

    - "В постели с верблюдом", - продолжил я. - "На горбу у верблюда".

    - "Между горбов", - закончил Паумен.

    Уставшие друзья ввалились в номер, разобрали вещи, приняли душ и отправились на обед в 14:00. Он превзошел все наши ожидания. Было очень вкусно и много - два куриных бульона, две порции рыбы, салат с баклажанами для Паумена, салат с кальмарами для меня, а я еще заказал и гречу (думал, как гарнир для рыбы), но это оказалось отдельное блюдо - греча с шампиньонами, а рыба и вовсе не нуждалась в гарнире, ибо это был воистину огромный кусок.

    Так что, питание в "Эдельвейсе" отличное! Уверен, что в ресторанах Коктебеля подобная еда стоит на двоих от 1500 до 2500 рублей, а с нас возьмут не более 800 рублей. То есть, выгода налицо!

    Далее всё пошло своим чередом - мой уставший товарищ лег спать, а я присел за столик около нетбука.

    Правда, до этого тщательным образом опрыскался средством Sun Time. Кроме солнечных ожогов, отрицательных факторов в Коктебеле я не наблюдаю.

    А значит, надо отдыхать и наслаждаться жизнью!

    Чем, собственно говоря, мы и занимаемся.

    * * *

    На этот раз я разбудил Паумена в начале седьмого. Мой товарищ был несколько сонным, зато у меня имелся четкий план, куда идти.

    Лимонов в рассказе "Коктебель" (там речь шла о далеких семидесятых годах) упоминал о Доме писателей. А так же о том, что эти писатели играли в теннис. Сам Лимонов в ту пору никаким писателем не был, да и в теннис играть не умел, но дело в другом - сегодня вечером нам следовало найти этот Дом писателей во что бы то ни стало!

    Наш путь пролегал сначала мимо крысолова, у которого "не было другого выхода". Похоже, что он, увлекшись травлей крыс, умертвил заодно и всех своих постояльцев вкупе с домочадцами, ибо ныне здание пустует: лишь один раз мы видели входящую туда женщину. Очевидно, это или безутешная вдова, или тайная королева крыс.

    Далее по Школьному направо до Долинного переулка.

    - Почему мы опять идем этим путем? - возмущался Паумен.

    - Так ближе к парку, - объяснял я. - Следует признать, что Гнездо Орла удалено от центра.

    - Это центр удален от Гнезда Орла! - возражал мой друг.

    С Долинного друзья свернули на Ленина и, миновав два ориентира (магазин "Купальники" и кафе "Вечерок"), пересекли главную магистраль Коктебеля и стали спускаться по безымянной улочке. Вскоре обнаружился вход в парк. Затем перед путешественники возник бывший Дом писателей. Ныне это место сохранило лишь название, а само здание переделали в дорогой отель.

    Единственная традиция, сохранившаяся с тех лет: выкладывать белыми камешками дату. Разумеется, сегодня было выложено 30 июня. Пройдя мимо Дома писателей, мы, свернув налево, проникли в парк, куда вели малоприметные ворота. Там было мало людей, и я вытащил из рюкзака Белячка; после чего наше самое крупное животное с любопытством оглядело окрестности.

    Мы тоже слегка осмотрели парк, который сохранил свою оригинальную разбивку, полюбовались каменными ступенями, а затем отправились в кафе "Седьмое небо", второй пункт нашей культурной программы.

    Про "Седьмое небо" я немало инфы почерпнул из интернета. Во-первых, там были кальяны с 2009 года (дата основания кафе), во-вторых, отзывы сплошь положительные, в-третьих, на одном из сайтов "Седьмое небо" назвали лучшей кальянной в Коктебеле. Правда, на коктебельском форуме, начиная с 2017 года, позитивных отзывов о кафе не было. Это слегка настораживало.

    Наиболее престижной в этом кафе считается верхняя площадка на втором этаже с видом на Кара-Даг.

    Пытаясь узнать больше о "Седьмом небе", я наткнулся на жаркий виртуальный спор. Обсуждали: сносить кафе "Зодиак" и "Седьмое небо" или оставить? Дело в том, что правительство Аксенова взяло курс на избавление от "несанкционированных построек", а эти два кафе стоят прямо на набережной и меняют исторический облик Коктебеля. Сторонники сноса вспоминали золотые 80-е годы прошлого века, противники утверждали, что оба здания - весьма красивые и уже стали знаковыми ориентирами Коктебеля, без которых поселок представить сложно.

    Лично я бы эти кафе не сносил. Грамотней всего устроить на эту тему референдум. Но в реальности выйдет следующее: или кафе дадут взятку и их оставят, или чиновники их тупо снесут, выполняя приказ сверху. В любом случае, это произойдет не в 2017-м году.

    А мы тем временем пришли в "Седьмое небо". Поднялись на второй этаж. В тот день дул сильный ветер, поэтому мы сели не на площадке с видом на Кара-Даг, а в другом, закрытом зале, откуда открывалась панорама на набережную в сторону улицы Десантников.

    - Мы бы хотели покурить кальян, - сказал Паумен.

    - Сейчас позвоню кальянщику, - ответил официант.

    Это показалось нам плохим знаком.

    - Не удивлюсь, если появится парень в шляпе, - предположил я, когда официант ушел.

    Спустя десять минут именно "шляпник" и появился. Судя по всему, он тоже нас запомнил.

    - Получается, вы лучший кальянщик в Коктебеле? - спросил я.

    - Единственный, - важно уточнил он. - Обслуживаю пять заведений. Что бы вы хотели?

    - Танж.

    - Танжа нет.

    - Тогда дарксайд, медиум.

    - У меня есть только софт. Хотя. Есть медиум персик. Устроит?

    - Устроит.

    И единственный кальянщик Коктебеля, получивший прозвище "Шляпа", гордо удалился.

    А мы заказали по безалкогольному коктейлю и чайник зеленого чая. И принялись ждать.

    И тут, как назло, приключилась телефонная история, которые регулярно преследуют нас на юге. На этот раз выключился мобильный телефон Паумена. Просто выключился и всё. И больше не включался.

    Я взял телефон товарища, вынул аккумулятор, вставил назад и закрыл крышку. Телефон заработал, но ненадолго. Через некоторое время он вновь вырубился.

    А кальянщик в шляпе принес свой дарксайд как раз между первым и вторым выключением телефона. Мы по очереди затянулись - кальян был дымный и крепкий. Но толком покурить мне его не удалось. Паумен продолжил курить, а я стал менять сим-карты на наших телефонах. И тут оказалось, что у Паумена в телефоне наполовину сломана симка...

    Дальше я не буду вас мучить техническими подробностями, просто скажу, что мы хотели расслабиться и покурить кальян, заказали даже второй, а вместо этого получили проблему с мобильной связью, которая таких людей, как мы, весьма ответственных, неизбежно напрягает.

    И весь вечер в "Седьмом небе" оказался, по большому счету, испорчен.

    Кроме того, на мой взгляд, серьезно ухудшилось и обслуживание в самом заведении. Во-первых, такое кафе должно иметь собственного кальянщика. Так, наверное, и было до конца 2016 года. Во-вторых, у них висела надпись, что вино можно приносить с собой (чем посетители активно пользовались), но, полагаю, что солидное кафе никогда бы на это не пошло. В-третьих, на туалете имелась надпись "Не работает!"

    Мы решили, что в кафе, скорее всего, сменился владелец.

    - Больше сюда не пойдем! - заявил Паумен.

    Добавлю, что нам еще не очень повезло с погодой. Временами порывы ветра уносили салфетки со столов, которые потом летали по всему залу. Пришлось мне закрыть пару окон, но как только ветер стих, сделалось душно.

    - А что с кальянной темой? - спросит заинтересованный читатель.

    А вот что.

    "Шляпа" со вторым кальяном нарисовался в тот момент, когда я сумел поменять симки, но тщетно пытался восстановить "Мегафон".

    - Платите деньги сразу мне, - сообщил он. - И не говорите официанту. Здесь нельзя заказывать два кальяна.

    - Почему? - удивился Паумен.

    - Вы меня спрашиваете? - скорчил мину кальянщик. - Я - наемный работник.

    Мы решили, что, видимо, дело вот в чем. Заведение ничего не получает от работы кальянщика на своей территории. Оно вынуждено его терпеть, ибо кальян привлекает посетителей, но слишком много свободы давать кальянщику не желает. Именно поэтому на второй кальян наложен запрет. Хотя, на наш взгляд, это все равно глупо.

    В любом случае, работа кальянщиков в Коктебеле отличается от подобной работы в Питере - здесь кальянщик и заведение всегда имеют раздельные счета.

    А "Шляпа" получил с нас вторую тысячу и ушел, оставив кальян.

    - Подождите шесть минут, пока он нагреется, потом можете курить, - сказал он напоследок.

    Затем взглянул на нас и добавил: - Ну что вам объяснять? Вы и так всё знаете, если умеете отличать софт от медиума.

    И исчез.

    Но, на самом деле, Шляпа был не совсем прав. Нам никогда ранее не приносили нераскуренный кальян. И вообще кальян надо раскуривать, а не просто ждать пять-шесть минут...

    В общем, это был тот самый вечер, когда всё валилось из рук. Первый кальян быстро потерял свою крепость, а второй эту крепость так и не приобрел. Суммарный эффект двух дарксайдов заключался лишь в том, что от второго сильно заложило уши - как мне, так и Паумену.

    В начале одиннадцатого друзья покинули "Седьмое небо". Телефон Паумена с пятой попытки заработал. В любом случае, проблемы со связью сильно испортили вечер.

    И мы отправились домой. Как всегда, дорогой от пирса через Ленина и дальше по темной территории с фонариком. После этого повернули на Школьный, а затем добрели до Гнезда Орла.

    Какие-то фрагменты пути всплывают в памяти: небольшой, но всегда многолюдный участок набережной от "Седьмого неба" до "Зодиака". Пансионат, где имеется бассейн, но там при нас никто никогда не купался. Пустая площадь перед памятником Десанту. А после поворота к Ленину - рыбные ряды. В половине одиннадцатого торговая улица была почти пуста. Из павильонов работал каждый пятый. Таким образом, коктебельской многолюдности хватало лишь на небольшой фрагмент набережной.

    Мы были в "Эдельвейсе" около одиннадцати. Я спустился вниз, чтобы заплатить за обед. В комнате сидел Юрий за креслом админа: на его компе была установлена программа по работе с отелем. Молодой человек педантично заносил туда какую-то информацию.

    Управляющий посчитал наш обед. Вышло 850 рублей. Я считаю, что недорого, так как еда была отличной. Я доплатил 500 рублей.

    - Я заходил дважды, просто никого не было.

    - У нас сегодня вселение, - важно объяснил Юрий.

    На этом мы и расстались.

    Юрий, конечно, не догадывается, что я - Гризли, и что через некоторое время о нем узнают сотни интернет-читателей. Если бы знал, наверное, вел бы себя вежливей и внимательней. Ну а мне-то терять нечего, поэтому скажу, что Юрий не вызывает у меня положительных чувств. Не знаю, насколько успешен его бизнес, но лично мне в разговорах с ним всегда ясно, что он так и ищет причину, чтобы навязать мне какой-нибудь ненужный сервис. Но, может, так и должен вести себя управляющий?

    Остаток вечера тоже прошел не лучшим образом. Мы хотели посмотреть, что же случилось в Москве (в тот день там пронесся сильнейший ураган с ливнем), но все телевизионные программы почему-то игнорировали это событие. Поэтому мы уткнулись в канал "Россия 24", на котором с 23:00 по 24:00 шло весьма скучное "Международное обозрение".

    Под него друзья помылись и разобрали вещи. Затем я заварил капучино (мы стали покупать такие пакетики в "Подкове"), но Паумен настолько устал, что выпил лишь одну треть своей чашки и прямо при свете заснул, так и не дождавшись новостей из Москвы.

    Пришлось мне выпить два капучино, выключить свет и завалиться спать.

    Что ж, бывают неудачные вечера!

    5. День пятый: Кара-Даг. 1 июля, суббота

    Сегодня я планировал встать в 8:00, чтобы сделать зарядку и записать свои впечатления, но вчера долго не мог заснуть и... смалодушничал. Сначала еще ночью переставил будильник с 8 на 9, а затем, уже проснувшись, с 9 на 10. В итоге, поднялся с постели всего лишь на полчаса раньше Паумена.

    Обошелся без зарядки. К подъему друга я успел лишь съесть персик и приготовить кофе.

    Мы позавтракали. Паумен - сыром, я - твороженной массой. Далее последовали сборы. Нам предстояла экскурсия вдоль Кара-Дага с купанием в открытом море и высадкой в Курортном. Обратно в Коктебель следовало добираться своим ходом.

    Мобильные телефоны и у меня, и у товарища работали отлично, поэтому вчерашний вечер казался дурным сном.

    Зато последствия загара до сих пор чувствовались. Мы извели на свою кожу около половины флакона "Sun Time", но без особого эффекта.

    И в 12:00 покинули номер.

    Привычной дорогой до "Подковы", а далее по Приморской вниз. Прошли мимо распространительницы Тамары. Она нас не узнала.

    - У нас Обзорная на Кара-Даг в 13:00, - сказал Паумен. - Она состоится?

    - Конечно! - ответила Тамара. - Хорошо вам прокатиться!

    В 12:26 мы были у причала. Как обычно, раньше времени.

    Но, забегая вперед, сообщу, что далее всё пошло, как по маслу. Может, в качестве компенсации за вчерашний вечер?

    Перед выходом на пирс имелся небольшой, но уютный закуток со скамейками, расположенными в тени. Мы там просидели минут двадцать. Желающих прокатиться хватало, параллельно публику зазывали на полуторачасовую экскурсию к Кара-Дагу и обратно.

    Без десяти час все пассажиры с билетами устремились на пирс, и мы во втором эшелоне. Причал назывался "Алма". Там стоял катерок "Алма-5" (мы думали, что пойдем на нем), а с другой стороны красовалась большая, стилизованная под парусник яхта "Ассоль". А за ней чуть поменьше, но похожий, "Секрет".

    Всех экскурсантов почему-то посадили на "Ассоль". Вскоре яхта отчалила. Мы быстро сориентировались и заняли места не на носу, куда устремились все экскурсанты, а ближе к корме, но зато на борту, с которого виден Кара-Дага и, что еще важнее, находящийся в тени.

    То есть, в идеальных условиях. И морская экскурсия началась.

    Сегодня целый день дул ветер такой силы, что сдувал шляпу с головы Паумена, а вскоре и мне пришлось убрать в рюкзак свою кепку. Разумеется, была и волна. Поэтому первые пять минут прошли некомфортно, уж больно сильный ветер дул нам в бок.

    Но затем яхта зашла за Кара-Даг, и далее судно двигалось под прикрытием гор, поэтому ветер, хоть и был, но уже ощущался слабее.

    Наш экскурсовод являлся одновременно рулевым, и с обеими ролями справился блестяще. Он вел судно безукоризненно, рассказывал увлекательно, а также бдительно следил за порядком и дисциплиной. А звали его Антон.

    Блокнот я с собой не взял, а, в основном, щелкал фотоаппаратом и глазел по сторонам, поэтому многое прослушал. Расскажу, что запомнил.

    Горный хребет перед Тихой бухтой называется Хамелеон. А в Орджо, который мы видели вчера с набережной, во времена СССР находился военный завод, где работали только местные жители. В связи с этим поселок был закрытым и не обозначался на картах. На гору Клементьева может сесть самолет, ибо там уникальные воздушные потоки, а свое название она получила в честь Петра Клементьева, который прыгал с нее с парашютом 27 раз, а на 28-й, к сожалению, разбился.

    Далее наш гид сосредоточил свое внимание на Кара-Даге. Я наконец (в 2012 году не смог) разглядел профиль Волошина. Нельзя сказать, что он очевиден. В экскурсии, как и пять лет назад, большое внимание уделялось силуэтам больших камней и горных вершин, ведь со всевозможных ракурсов они выглядят совершенно по-разному. Неудивительно, что с какой-нибудь особой точки горный склон или валун что-то да напоминает.

    Так, горная гряда, которая из нашего номера смотрелась вполне обыкновенно, с борта "Ассоли" выглядела совершенно иначе и при богатой фантазии можно было предположить, что это Пушкин лежит на спине и сочиняет очередной стихотворный шедевр. Примерно такая же ситуация обстоит и с профилем Волошина. Его очень сложно разглядеть, он не очень-то и похож на Волошина, но в определенный момент с определенного ракурса (это зависит еще и от расстояния между судном и берегом) некий портрет вырисовывается. Я думаю, что в изгибах Кара-Дага можно увидеть практически всё, надо только задаться такой целью и иметь неограниченное количество времени.

    Кара-Даг закрыт для свободного посещения с 2004 года. Есть экскурсионный маршрут по экологической тропе протяженностью 7-10 километров, но на нашей стадии обгорелости мы себе не можем его позволить. Странный факт: в этих безлюдных местах мы видели на пляже двух детей. Почему-то никто из экскурсантов не обратил на них внимания. Это не плод нашего воображения, но кто они?

    В целом, я поддерживаю закрытие Кара-Дага для туристов, да и экскурсовод тоже: к этому все уже привыкли. Основная цель - сохранить Кара-Даг, спасти уникальный памятник природы от мусора и разрушения.

    На Кара-Даге обитает множество птиц. В том числе, и наши любимые бакланы. Их называют "бакланчиками черноморскими", и они способны нырять за рыбой на глубину более 25 метров. Кроме птиц, никакой живности не водится.

    Кара-Даг - один из 180 потухших вулканов мира. Последний раз он извергал свой пепел 150 миллионов лет назад. Иногда видны сходы этой лавы.

    Первая бухта, которую мы проходили, называлась Лягушачьей, так как большие валуны на берегу напоминали лягушек, а последняя называлась "Бухта Барахты". Название придумал Волошин. Именно в этом месте пассажиры их лодки увидели дельфина и все сместились на один борт. Тут же лодка перевернулась, и вся честная компания еще долго барахталась в воде перед тем, как выбраться на берег. Эту бухту также любил Владимир Высоцкий.

    Видели мы и Чертов Палец - скалу, которая торчит словно башня или зуб на склоне вулкана. Рядом с Чертовым Пальцем перестают принимать сигнал мобильные телефоны, а также отключаются электроприборы.

    - Что еще за чертовщина?! - воскликнет удивленный читатель.

    А объяснение аномалии вполне научное - под Чертовым Пальцем находится большое количество железа.

    Есть на Кара-Даге и зловещая горная гряда, при восхождении на которую погибло немало альпинистов. Почему? Альпинисты, как известно, используют клинья, с помощью которых крепят страховочные веревки. Так вот, горная порода этой гряды такова, что клинья при нагрузке выпадают.

    Антон рассказал про несколько гротов, из которых запомнилась только Чаша Любви, где температура воды в жаркие дни достигает 47 градусов.

    Ну а затем нам открылись Золотые Ворота, визитная карточка Восточного Крыма. Они окрашиваются в золотой цвет в свете солнечных лучей. Золотые Ворота охраняет Золотой Лев, но его можно увидеть лишь с определенного ракурса. Наша "Ассоль" на минуту застыла перед Воротами, и я сделал десяток кадров, из которых стоит оставить два. А потом Антон заявил, то сейчас мы пройдем под этими Воротами, и чтобы мы готовили монетки и желания. Надо кинуть монетку так, чтобы она попала в скалу! Желание сбудется, если имеет нематериальный и позитивный характер!

    Поначалу нам казалось, что "Ассоль" не пройдет в Золотые Ворота. Всё-таки судно и высокое, и широкое, а ворота такие узкие! Но наш капитан-виртуоз совершил, на мой взгляд, феноменальный трюк и идеально провел корабль под Воротами. Я же настолько обалдел, восхищенно наблюдая за процессом, что само прохождение не сфотографировал. Вместо этого с размаха бросил 10 рублей об скалу, а желание загадать забыл. Пусть Дух Золотых Ворот сам решит, что мне нужно.

    Кстати, на борту судна была вырезана фраза "Научитесь радоваться тому, что у вас есть, тогда сама жизнь даст вам то, чего вам не хватает". Это пожелание кажется мне символичным.

    Предлагаю вашему вниманию наш - фото 1, 2, 3, 4 - подход к Золотым Воротам. И сразу после прохода под ними, я сфотографировал Золотого Льва, который с этого ракурса больше напоминал слона или бегемота. Затем на наших глазах через Золотые Ворота прошла еще одна лодка.

    В этот момент какой-то мальчуган спросил у Антона:

    - А бывают случаи, когда "Ассоль" не может пройти через Ворота?

    - Конечно, бывают, - ответил наш капитан. - Когда сильный ветер или высокая волна.

    Но я, как простой байдарочник, скажу, что Антон провел "Ассоль" идеально, на грани фантастики. Войти в Ворота сложно и при полном штиле, а тут дул сильный ветер и гуляли волны. И, тем не менее, маневр был совершен поистине безупречно!

    Мы уже думали, что при такой волне купания в открытом море нам не дождаться. Но оно состоялось!

    - Есть желающие? - спросил капитан.

    Руки подняли человек девять, и мы среди них. Антон разъяснил правила безопасности. Во-первых, "Ассоль" встанет боком к волне, прикрывая нас от ветра, дабы купающихся в открытом море никуда не снесло. Во-вторых, нельзя плыть в сторону кормы, ибо там находится огромный винт, которые легко разрежет человека пополам. Обе рекомендации были здравыми и доходчивыми. Мне особо понравилось, что была соблюдена идеальная пропорция между "раздолбайством" (когда нас чуть не оставили в Гравийной бухте в 2012 году) и "излишне замороченным инструктажем", когда всё повторяется раз по десять и поэтому уже никто ничего не слушает.

    Паумен первым бросился в море, за ним парочка хлопцев, а последним в воду погрузился я. Причем, хлопцы зачем-то прыгали с борта, а я спустился по поручню, ведь он там имелся, спиной к воде, как учат в бассейне.

    Мы пробыли в открытом море минут пять-десять. Это было незабываемо! Ощущалась сильная волна, хоть нас и прикрывала "Ассоль". Кроме того, яхта под воздействием ветра смещалась в нашу сторону, поэтому приходилось отплывать от надвигающегося судна, да еще и держаться подальше от кормы с винтом.

    Как мне показалось, я плавал лучше других, потому что мне удалось держаться дальше всех от "Ассоли". Однако совсем далеко в открытое море я заплывать не стал: одному богу известно, какой силы там течение, а кроме того, не хотелось заставлять нервничать экипаж.

    Плавание в таком экстремальном темпе отнимает много сил, поэтому скоро купающиеся сами стали возвращаться на борт. Наконец, в воде остались лишь я и какой-то парень. Я решил не выпендриваться, и залез на судно предпоследним, оставив парню лавры победителя.

    Но, еще раз повторюсь, это было незабываемо!

    В 2012 мы тоже купались в открытом море, и тоже было славно. Тогда стоял полный штиль, и можно было нырять, разглядывая бесконечные глубины моря. Сегодня такая возможность отсутствовала, но остроты ощущений было больше.

    - Короче говоря, превосходно! - обобщил Паумен.

    Хочу на страницах этих записок выразить признательность всему экипажу "Ассоли", и особенно капитану Антону. Ради таких экскурсий стоит всю зиму копить деньги на поездку.

    Пока мы одевались, "Ассоль" развернулась и отправилась в Коктебель.

    - А как же Курортное? - спросите вы.

    - Никак, - исчерпывающе отвечу я.

    Видимо, организаторы нашли желающих только на полуторачасовую экскурсию и к ним присовокупили тех, кто собирался в Курортное, а также тех, кто планировал прогулку по экологической тропе.

    Друзья пересели на другой борт судна и снова насладились прекрасными пейзажами. Команда включила душевную музыку и под жизнеутверждающие композиции, преисполненные самых позитивных впечатлений, мы вновь миновали запоминающиеся места.

    Стоит ли говорить, что мы нисколько не расстроились возвращению в Коктебель? Ведь Курортное у нас еще впереди. Но сегодня нам был нужен день без чрезмерного количества солнечных лучей. Так что, мы получили передышку, совместив приятное с полезным.

    А еще на обратном пути мы видели дельфина! Это - наш первый дельфин за два последних крымских года. Дельфин-афалина в гордом одиночестве плыл вдоль берега в самом начале заповедника. Несколько раз мы видели его черную спинку, а потом он скрылся в глубине.

    Заодно я лучше рассмотрел профиль Волошина. Полноценным он становится буквально на пару секунд и поразительного портретного сходства я не обнаружил. Но на своем мнении не настаиваю.

    В начале третьего мы причалили. Фактически, экскурсия оказалась часовой. Видимо, когда волна, люди купаются меньше времени. Но это лишь доказывает, как много всего можно увидеть, оценить и прочувствовать за столь короткий промежуток времени!

    Далее события развивались более буднично. Мы сошли на берег, и Паумен искупался. Я же взирал на товарища из-под навеса, дабы не обгореть. А потом друзья отправились в кафе "Парочка", где ужинали позавчера. Заказали те же салаты "Поцелуй" и "Цезарь" и другие супы: я - уху, а Паумен - окрошку. После обеда по Приморской проследовали в "Подкову", и далее - домой.

    На Приморской, в верхней части улицы парень-отдыхающий искал дешевое жилье. К нему пристал пьяный местный житель, предлагая один вариант за другим. Парень уже не знал, как от пьяного избавиться, а мы прошли мимо и заключили, что именно на этом участке улицы можно снять недорогой номер. С другой стороны, морская прогулка показала, что вся "предкарадаговская" часть Коктебеля нами не изучена, поэтому есть, чем заняться. И я очень рад, что нам здесь пока осталось больше дней, чем мы уже прожили.

    Друзья вернулись в номер, помылись. Паумен, следуя традиции, отправился спать. Но сегодня мы пришли позже, и вместо половины четвертого мой друг заснул в пять. А я принялся писать.

    После экскурсии всегда остается масса разнообразных впечатлений, поэтому я усердно строчил с 17:00 до 19:40.

    Вроде, почти всё описал. Что еще вспомнить?

    Допустим, тот факт, что у сортира, в который я зашел по пути из "Ассоли" в "Парочку", стоял самый настоящий верблюд! Я под впечатлением от Кара-Дага даже не обратил на него внимания, почему-то решив, что просто рядом Аквапарк, заменив его в своей голове на Зоопарк. Так откуда же взялся верблюд?! Оказалось, на нем просто катают детей и рядом с ним фотографируются...

    Я уже писал, что любой курорт в разгар сезона таит в себе такое множество разнообразных деталей и особенностей (особенно набережная), что за одно посещение просто невозможно вычленить из этой пестроты огней, ларьков, кафе и павильонов, толп людей и шумовой завесы какие-либо отдельные составляющие. Всё представляется одним сплошным ярким, громким и разноцветным явлением. Вот, допустим, вчера мы сидели в "Седьмом небе". Где-то снизу доносилась музыка, по крайней мере, из трех кафе. Везде что-то происходило, в каждом кафе сидели десятки посетители, сменяющиеся друг друга. И даже декорации ежедневно меняются. Например, только сегодня заработала столовая на Приморской, ранее закрытая, и лишь два дня назад закрутилось Колесо обозрения возле Аквапарка.

    Но когда в одном и том же месте проходишь третий или четвертый раз, то начинаешь улавливать тонкости и нюансы. Коктебель постепенно разделяется на более-менее знакомые, а то и совсем знакомые фрагменты. Тут еще важно - по возможности ходить разными путями, хотя их выбор не слишком велик - уже сейчас ясно, что возвращаться из центра в Гнездо лучше по безымянной, названной мною "От Пирса", улице. Почему? Да потому что по ней не ездят машины, можно идти и ни о чем не беспокоиться.

    Короче, если ты наблюдателен и интересуешься жизнью, то можешь найти массу познавательного в новом для себя месте. Особенно во время волшебного отдыха!

    * * *

    Вечер, начавшийся в 19:50, прошел тихо и спокойно. Мы смотрели телевизор. Сначала канал "Россия 24", потом программу "Время", а затем канал "Крым 24", откуда почерпнули массу интересной информации. Сообщу ее и вам: мост через Керченский пролив построен на 55%, и сейчас идет самая активная стадия. Всего работает 8000 строителей и 1500 инженерно-технических рабочих. В проекте задействовано и 600 крымчан.

    - Там все профессионалы высокого класса, - объяснил я, - а крымчан допускают только к самому простому.

    Параллельно строится новый международный аэропорт. Мы видели эту стройку, когда прилетели. На сегодняшний день закончен каркас здания, сделаны все металлоконструкции. Скоростная трасса "Таврида" к моменту открытия моста будет построена.

    Выступал министр курортов и туризма Республики Крым. Он заявил, что хоть прогнозы - дело неблагодарное, они планируют, что туристический поток после открытия моста вырастет на 20-30%.

    По мосту будут ходить двухэтажные поезда, для этих целей уже заказано 15 железнодорожных составов.

    - Как бы они не ходили пустыми, - сказал я.

    - Почему? - спросил мой друг.

    - В экономике ситуация не самая лучшая, - объяснил я. - Всё больше россиян отпуск проводят дома.

    Мы решили, что было бы неплохо съездить в Крым "по железке", только для того чтобы прокатиться по Крымскому мосту.

    Порадовал нас и репортаж из Ай-Петри, где снесли все торговые палатки на вершине. Мы с Пауменом горячо поддержали это решение. Когда в 1995 году мы поднялись по канатке на Ай-Петри, на нас сразу набросились всевозможные торговцы и сходу предложили по 100 грамм коньяку. Конечно, мы тогда не отказались.

    В центре Симферополя ликвидировано скопление ларьков, на этом месте будет площадь. Все эти новости меня радуют.

    Конечно, раз появились финансовые возможности, их следует использовать: важно лишь не увлечься сломом и переделкой собственности...

    Не хочу в этом путешествии касаться политики, мечтая назвать его Кальянным, но все-таки замечу: ни у кого в Крыму нет ни малейшего сомнения, что присоединение (воссоединение) к России - единственно верный и правильный шаг. Наш Юрий и Павел из "Эдельвейса" - горячие патриоты России, ходят в патриотических футболках, и у них везде флажки "За Россию!" или "Вперед, Россия!"

    Я пару дней назад выносил мусор и встретил Юрия.

    - Это белый крест? - спросил он, глядя на мою футболку.

    - Это флаг Швейцарии, - ответил я.

    Юрий смерил меня неодобрительным взглядом. Поясню: эту футболку с флагом Швейцарии (белый крест на красном фоне, Юрий спутал с "Красным крестом") я не покупал, мне она досталась от знакомых. Как, впрочем, и шорты с надписью "Россия". И, конечно, я эти шорты здесь ношу, они очень удобные.

    - Может, пойти на набережную в шортах "Россия" и в футболке с флагом Швейцарии? - спросил я.

    - Не поймут, - ответил Паумен.

    Поэтому швейцарскую (а она действительно куплена в Швейцарии) футболку я ношу только в номере, ибо ходить в ней по Коктебелю непатриотично.

    Здесь не развевается везде российский триколор, как в Рыбачьем, но всё население поддерживает Россию и процесс возрождения Крыма. И это не пустые слова, а объективная реальность.

    А по каналу "Крым 24" (кстати, им сделали шикарную студию!) ведущие называют украинцев не иначе, как "Северный сосед" или "За Перекопом". Например, "За Перекопом считают...", и далее что-то юмористическое. Например, за Перекопом считают, что в Крым в этом году поедет не более полутора миллионов туристов, хотя на самом деле уже приехало шесть с половиной миллионов, из которых немало и самих украинцев.

    Зарядившись позитивными крымскими новостями (хотя ясно, что на деле ситуация гораздо сложней), мы выпили по капучино и в половине двенадцатого легли спать.

    А будильник я поставил на пять утра.

    6. День шестой: Могила Волошина. 2 июля, воскресенье

    Итак, я встал в 5:05. Сам. Без будильника. Он почему-то не зазвонил. Сделав жалкое подобие зарядки за 15 минут, я разбудил Паумена.

    - Гризли, еще 15 минут, - пробормотал мой друг и повернулся на другой бок.

    - Хорошо, - ответил я.

    Сегодня мы собрались идти на могилу Волошина, и, если бы мой друг отказался, я бы отправился туда один - отступать было некуда.

    Но в 5:40 Паумен мужественно поднялся и пошел мыться.

    Я же за это время сфотографировал раннее утро из окна, а потом наблюдал, как местная жительница выгуливала собак. Они шли по тропе вдоль склона Верблюда (вернее, его самого большого горба): сначала первый мелкий пес, потом, на расстоянии 20 метров, второй, затем - снова через 20 метров женщина, а завершал процессию самый крупный "черныш". Вскоре четверка скрылась за склоном.

    Я собрал рюкзак: вода, полотенце, подстилка, фотоаппарат, наш друг Полосаток (именно его мы решили взять на могилу Волошина), и стал ждать Паумена.

    Мы покинули гостиницу в 6:16. Хоть входная дверь гостиницы и была закрыта на кодовый замок, изнутри ее открыть элементарно - просто нажать на красную кнопку Exit. Сразу скажу: никакой прохлады не ощущалось. Ласковые солнечные лучи уже грели, хотя еще не жарили.

    На Школьном переулке нам почти никто не встретился, а вот на Приморской люди были. Два парня и девушка возвращались после утреннего купания, кто-то возился с машиной, а чуть позже нам навстречу проехал дед на видавшем виды мотоцикле.

    Конечно, все магазины и ларьки были закрыты, но люди на улице присутствовали. И когда мы спустились на набережную, солнце уже грело. В воде кое-кто купался. Да, это были единицы, но пустынным пляж назвать было нельзя. К холму Юнге мы подошли в 6:36, куда быстрее обычного и по двум причинам: во-первых, солнце не пекло, а во-вторых, Паумен зачем-то взвинтил темп, и мне пришлось ему соответствовать.

    Друзья впервые взобрались на холм Юнге. Он оказался заодно могилой известного окулиста, фактического основателя Коктебеля, а также двух его сыновей и внука. Внук умер в 1922 году.

    - Если бы не революция, они бы до сих пор здесь хоронили своих потомков, - изрек я.

    - А холм бы считался частной собственностью, - добавил Паумен.

    С фамильного кладбища открылись неплохие перспективы. Полюбовавшись ими, мы спустились с другой стороны холма.

    И отправились дальше.

    В этих местах мы еще не были. Вчера я высчитывал расстояния нашей сегодняшней прогулки с помощью Яндекс.Карт: получилось, что от Гнезда Орла до холма Юнге - 1600 метров. Еще 700 метров по набережной до начала тропы. А затем 1200 метров до могилы Волошина. Вроде бы, немного, верно?

    700 промежуточных метров мы прошли быстро. Решили перед восхождением не купаться, чтобы не тратить силы, как нас учил экскурсовод Андрей в 2012 году.

    Тут же сообщу, что в Викимапии перед началом тропы и чуть за ней указан "Пляж натуристов". На самом деле, никаких натуристов там нет, я бы назвал его "Пляж палаточников". Именно там, на отшибе расположилось с десяток палаток. (Уже в 2018 году я снова посмотрел Викимапию и обнаружил, что "Пляж натуристов" переименовали в "Зеленка - место палаточных стоянок".)

    А мы приступили к восхождению. Часы показывали 6:49.

    Сразу начался довольно резкий подъем, поэтому никому не рекомендую идти на могилу Волошина в жару. Лучше с утра, ибо если пойдете вечером, то придется спускаться в сумерках и можно легко сломать ногу. После первого трудного участка идет более пологий.

    Едва взобравшись на первую высоту, я обнаружил зайца. К сожалению, Паумен его уже не увидел, так как шел следом, и за это время заяц быстрыми прыжками скрылся в кустах. Это был второй заяц, увиденный мной в живой природе, и он поразил меня крупными размерами. То, что это заяц, не вызывало сомнений: кто еще может так прыгать? Для кролика он был слишком велик - где-то с крупную собаку. Видимо, это был заяц-русак.

    Дальнейший путь до дороги, по которой мы ехали на маршрутке в Тихую бухту, оказался вполне комфортным. С правой стороны осталась, как мы полагаем, радиолокационная станция. Когда мы возвращались, на ее территории появился человек в военной форме и поднял российский флаг. Мы решили, что это - погранчасть.

    Сразу после дороги тропу преградил небольшой - метров десять в длину и сантиметров 70 в ширину - ров.

    - Чтобы никто на машинах не ехал, - догадался я.

    - Лендкрузер Тойота "Прадо" проедет, - ответил Паумен.

    Затем пошел подъем в гору. Был он и не легким, и не особо сложным, но до вершины оказалось дойти труднее, чем мы ожидали. Наверное, потому, что было жарче, чем обычно в это время суток, а кроме того - почти полностью отсутствовал ветер.

    Внизу открылась бухта Коктебеля. Только с большой высоты заметно, что она имеет каплеобразную форму. Кстати, на снимке видна и машина, которая едет в Коктебель из Тихой бухты.

    Когда мы прошли половину пути, впереди стала видна развилка. Можно идти вправо, а можно и прямо. Но я знал, что около могилы Волошина растет дерево, а этот ориентир находился справа. Мало того, где-то возле дерева показался человек размером с точку, который начал быстро спускаться, приближаясь к нам. Это оказался толстый мужик-бегун.

    - Не уверен, что полезно бегать с холмов, - заметил Паумен.

    - Он только вчера приехал и решил заняться спортом, - предположил я.

    - После такой пробежки он весь оставшийся отпуск пролежит в постели, - закончил Паумен. - Наверняка, надорвет себе мышцы.

    Следом за нами восхождение совершали девушка и ее мамаша. Спортивного вида девица лихо ушла в отрыв. Она стала подниматься прямо, а мы свернули вправо.

    Как выяснилось позже, обе дороги выводят к могиле Волошина, но я советую идти по правой. Хоть и немного дольше, но не такой крутой подъем.

    Внизу как на ладони, открылась гора Хамелеон, КПП и путь машин к пляжам Тихой бухты.

    - Хорошо, что мы позавчера не пошли назад пешком, - заявил я.

    - Мы бы дошли! - возразил Паумен.

    - Идти весьма долго, а тогда было самое пекло, - уточнил я.

    - Дошли бы, - повторил мой друг.

    И вот начался последний отрезок пути. Наиболее сложный. Весьма крутой и долгий подъем. Под ногами постоянно что-то шуршало, и я пару раз заметил ползающих ящериц.

    Спортивная девица тем временем уже достигла вершины, а ее мамаша задержалась. А мы добрались до мраморной скамейки перед могилой. Жаль, что раньше не знали о ее существовании. На ней очень удобно посидеть и отдохнуть, но мы этого не сделали, а сразу вышли к могиле Волошина.

    И тут... нас буквально облепили комары и какие-то мелкие черные мошки. Вот это было несколько досадно! Так долго шли к вершине, хотелось расслабиться и насладиться прекрасными видами... Если бы был хотя бы малейший ветерок, комаров и мошек тут же сдуло бы. Но стояло полнейшее безветрие. Судя по всему, насекомые прилетели с другой стороны холма, так как при восхождении они нас не донимали.

    Было очень любопытно глянуть на другой склон горы. Ближе к Коктебелю открылся большой виноградник, а в сторону Тихой бухты - холмистое междугорье. А вот снимок Коктебельской бухты с максимальной высоты, с этого ракурса даже Кара-Даг не кажется таким уже высоким.

    Осмотрели мы и могилу Волошина. (Есть любопытный отчет 2015 года, написанный Евгением М., о супружеской паре, что за три дня обошла все коктебельские окрестности. Они несли к могиле Волошина камни, так как "при жизни Волошин просил, чтобы к нему на могилу приносили камни, как символ вечности".) Мы обошлись без камней, но возле могилы их и вправду немало.

    Сама могила проста и скромна. На мраморной плите написано:

    Поэт

    Максимилиан

    Волошин

    1877-1932

    И ниже:

    Волошина

    Мария Степановна

    1887-1976

    Как известно, лошади не смогли подняться на требуемую высоту, поэтому заключительную часть пути гроб на руках пронесли друзья Волошина. Они совершили подвиг, чтобы исполнить посмертную волю поэта.

    Я же вернусь к отчету 2015 года. Там написано: "Спускаемся в Тихую бухту. Путь от нашего дома через могилу Волошина занял час". При всем уважении к автору мне кажется невозможным преодолеть такое расстояние за час. Я специально посмотрел: если пройти немного от могилы в сторону Тихой бухты, там стоит еще один крест (его предназначение мне неизвестно), а далее еще один указатель вершины - четырехугольная пирамида, но я не уверен, что прямо с вершины возможно спуститься в Тихую - разве что кувырком.

    Правда, на картах Гугл я нашел головокружительный спуск, указана тропа. Но чтобы за час дойти до Тихой! В любом случае, всем рекомендую этот отчет и добавлю, что супружеская пара на Тихой бухте не остановилась, а своим ходом добралась до Орджо!

    Мы же, терзаемые мошками, быстро ретировались со столь уникального места.

    Спускаться оказалось гораздо легче, чем подниматься. В 8:09 мы уже были внизу, хотя и шли медленно. В 8:22 друзья очутились на нудистском пляже.

    Но в это время уже было жарко и народа на берегу хватало. Мы искупались, но нам немного испортил настроение совершенно пьяный парень. Сначала он шатающейся походкой прошел мимо Паумена, пока я купался, затем упал, потом залез в море и далее снова упал. В общем, постоянно кружился возле нас.

    А какая-то женщина, попросив нас постеречь ее вещи, залезла в море. И пока мы стерегли вещи, пьяный завалился спать в пяти метрах от нас. В итоге, мы ушли, а он так и не проснулся на солнцепеке. Наверное, очень много выпил.

    Пожалуй, единственный недостаток Коктебеля, с которым приходится мириться, это - укурки. Они есть. И я, приверженец реализма, не могу обойти стороной этот вопрос. Больше всего эти укурки похожи на бомжей. Сравниваю с Питером. Правда, в Коктебеле от них меньше воняет.

    Они, как и питерские бомжи, носят всю одежду на себе, и нелепо выглядят в жару. Где они ночуют? Где берут деньги или дурь? Не знаю. Если узнаю, сообщу.

    Не исключено, что среди этих укурков - масса творческих личностей. По крайней мере, каждый укурок в этом твердо уверен. Есть среди них и свой "Волошин": парень с косой, с совершенно грязными волосами, в каком-то рубище и босиком. От настоящего Максимилиана его отличает лишь увесистый рюкзак за плечами, ибо всё приходится носить с собой.

    - Вот если бы он еще писал стихи уровня Волошина! - воскликнул я...

    Впрочем, давайте забудем об укурках и вернемся к Гризли и Паумену.

    Мы хотели позавтракать на набережной, и нам это удалось.

    Самое первое кафе со стороны пляжей называлось "Пироги". В 9 часов утра оно было открыто. Мы заказали бутылку воды, два капучино и две яичницы. А пока ждали заказ, я прямо чувствовал, как накатывает усталость. Казалось, я нахожусь в этом кафе после бессонной ночи.

    Позавтракав на 570 рублей за двоих, мы отправились в "Эдельвейс". И с божьей помощью и "на одном крыле" туда добрались. По пути купили персики и стакан малины.

    Это было с 9:10 до 9:40, когда мы обычно выходим на нудистский пляж. И действительно, навстречу нам брели люди с полотенцами и подстилками.

    Друзья в номере разложили вещи, затем помылись. Паумен отправился спать. А я все-таки решил написать о сегодняшнем восхождении. Ведь мы сегодня побывали на двух могилах - Волошина и Юнге, хотя куда важнее природная составляющая.

    Чтобы ощутить духовную связь с Максимилианом Волошиным, лучше прочесть что-то из его творчества, чем прикоснуться к его могиле. Просто могила расположена в очень живописном месте и стала сама по себе достопримечательностью. А мы очень рады, что сумели пройти этот путь, а также впервые за долгие годы уже в 6:16 утра выйти из дома. Оно того стоило, друзья!

    Сегодня последний день первой половины путешествия. Шесть дней прошло и семь осталось. Завтра будет наоборот. С одной стороны, эти дни - очень длинные. С другой, отдых стремительно заканчивается, тает в руках, словно сахар. Единственная возможность замедлить процесс - сделать поездку более насыщенной.

    Поверьте, читатели, мы к этому стремимся!

    * * *

    Паумен спал около четырех часов, а я в это время писал отчет, а затем собирал полезную и бесполезную информацию о Коктебеле.

    Когда мой друг проснулся, часы показывали половину четвертого. Насущно встал вопрос: "Что делать?" Выходить на улицу в такую жару совершенно не хотелось, равно как и без толку торчать в номере. Я включил телик и стал смотреть матч за третье место между Португалией и Мексикой, а Паумен читал электронную книгу.

    В середине второго тайма обнаружилось, что у нас появились соседи. Наши номера (23-й и 24-й) имеют один балкон, разделенный поручнем. То есть, если один сосед находится на балконе, то второму выходить туда уже некомфортно. Хорошо еще, что нашими соседями оказалась парочка тридцатилетнего возраста и без детей.

    Надолго терпения торчать в номере у нас не хватило, поэтому в половине шестого друзья покинули Гнездо Орла. Путь лежал в ресторан "Ас-Эль", который мы стали называть "Эль-Пасо".

    - А откуда вы о нем узнали? - спросит вдумчивый читатель.

    - Из статьи "Пять лучших ресторанов Коктебеля", - отвечу я. - Про "Ас-Эль" написано: "Можно покурить кальян, заправленный качественным табаком".

    Ресторан находился на улице Ленина в квартале от "Подковы".

    И вот мы вышли. Солнце палило. Но друзья мужественно добрались до "Подковы", а затем свернули вправо на Ленина. С двух сторон открылись отели разной степени шикарности, которые за последние годы понастроили на главной улице Коктебеля. Один из них и был "Ас-Эль", а до него располагался комплекс магазинов с аналогичным названием.

    Мы подошли к "Ас-Элю". Это оказался отель, а не ресторан! Но отступать было некуда, поэтому друзья спросили у охранника, можно ли пройти в ресторан. Страж порядка чрезвычайно удивился нашей деликатности и указал, куда идти.

    В ресторане посетителей не было. Официантка принесла меню и ушла.

    Мы долго изучали ассортимент, а затем выбрали лагман и сурпу, а также порцию татарских пельменей.

    Девушка подошла.

    - Лагмана нет, - сообщила она.

    - Тогда две сурпы, - ответил Паумен.

    Официантка ушла, но вскоре вернулась.

    - Сурпы тоже нет, - объяснила девушка.

    Это напомнило фильм "Скромное обаяние буржуазии", когда в кафе, в итоге, не оказалось даже холодной воды.

    А мы заказали две солянки.

    Несмотря на жару, в кафе было прохладно. Рядом располагался бассейн с рядами шезлонгов. Возможно, именно от него шел свежий воздух. Но и сама постройка, хоть и находилась под открытым небом, была сделана основательно: мраморный пол, рядом стационарное здание, на территории отеля - много хвойных деревьев.

    По телевизору с большим экраном шла музыкальная передача, крутили старые клипы.

    Когда мы съели весьма вкусную солянку, то через девушку-официантку позвали кальянщика.

    Вскоре он возник перед нами:

    - Какой желаете вкус?

    Этот вопрос почти всегда задают кальянщики, которые нас не знают, на что обычно следует встречный вопрос:

    - А какие у вас есть табаки?

    - Шербет, - ответил кальянщик.

    - И больше ничего?

    - Больше ничего.

    - А он ведь слабый.

    - Да, достаточно слабый.

    Но мы решили, что раз шербета никогда не пробовали, то стоит восполнить пробел.

    - А что насчет вкуса? - не унимался кальянщик.

    - А что вы можете предложить? - спросил я.

    - Ну, цитрусовые.

    - Давайте цитрусовые, а что конкретно?

    - Мы обычно миксуем, - важно заявил кальянщик и удалился.

    Минут через 15 он вернулся с качественным кальяном.

    - Из Турции, - пояснил Паумен.

    Отмечу надписи на турецком языке, а также очень удобный и надежный шланг.

    Мы по очереди затянулись. Это было совсем неплохо! Кальянщик "смиксовал" отменный вкус, а кое-какая крепость всё-таки имелась!

    Так что мы с большим удовольствием в течение часа покурили кальян. Кальянщик один раз подошел, не поменял угли, а просто сбросил пепел. И что удивительно, ровно через час кальян закончился, словно в нем сели батарейки.

    И первый раз в Коктебеле нам дали общий счет и за кальян, и за кафе, который составил 1800 рублей, из которых кальян потянул всего на 500. Очень приятная цена!

    - Надо будет сюда еще раз зайти! - воскликнул мой друг.

    Мы сделали несколько снимков около бассейна, а затем покинули гостеприимный "Эль-Пасо".

    Конкретных планов на вечер у нас не было. Имелось желание осмотреть сторону Коктебеля, которая ближе к Кара-Дагу, а также искупаться, для чего мы взяли плавки и полотенце. Друзья вышли из "Эль-Пасо" в половине восьмого: солнце уже садилось, гулять было приятно.

    Прошли еще квартал по Ленина до Пешеходной (такое название лучше, чем "От Пирса"). Миновали шикарный отель Cristal. На табло отеля горела надпись "Температура +30".

    - Сейчас уже точно нет тридцати, - заявил я.

    - Почему же так показывает? - спросил Паумен.

    - Датчики стоят где-то на солнце, - предположил я.

    Мы свернули на Пешеходную. Я сфотографировал темный фрагмент улицы, по которой мы обычно возвращаемся с фонарем. А с другой стороны предстала Пешеходно-Торговая улица во всей красе!

    Мы прошли ее всю. Перед входом на пирс висел большой плакат "Вход на пирс запрещен!", а рядом надпись поменьше "Ловля рыбы и купание на пирсе запрещены!" При этом по пирсу прогуливалось множество людей.

    Мы тоже прогулялись до самого конца. Обнаружили и купающихся, и рыбаков.

    - Если вход на пирс запрещен, то запрет на ловлю рыбы и купание - избыточен, - заметил я.

    - Строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения, - ответил Паумен.

    Я сделал пару снимков Коктебеля в разные стороны и самого пирса в лучах заходящего солнца.

    А затем мы отправились купаться.

    Вышли на пляж и только тогда вспомнили, что с собой на прогулку взяли Соню-Басика! Мы также позабыли о нем в прошлом году на Ласточкином Гнезде, и наш Соня, как обычно, всё проспал! На этот раз зверик полюбовался морем и даже сфотографировался на память.

    Пока Паумен купался, я снял Кара-Даг в том месте, которое напоминает профиль Волошина. Надеюсь, вы обнаружите профиль без подсказок с моей стороны.

    А далее друзья отравились гулять по набережной. Остановились у дома-музея Волошина. Паумен все порывается туда пойти (например, послезавтра), а мне не хочется: достаточно и того, что я прочел о Волошине.

    Мы последовали по набережной дальше и.. совершили ошибку. Совет на будущее: не стоит ходить по вечерам мимо кальянных, если вы уже выкурили один кальян и решили на этом остановиться. Мало того, что эти заведения всегда перед носом, так вас еще и зазывают покурить!

    Когда мы дошли почти до Десантников, к нам обратился молодой человек:

    - Не желаете ли покурить кальян?

    "Дьявол-искуситель, что ли?" - промелькнуло в моей голове.

    Оказалось, с сегодняшнего дня кальян-мейкеры Коктебеля придумали новый рекламный ход - кальяны на пляже. Судя по всему, совмещенные с караоке. Мы взглянули на это место сверху с набережной. Барная стойка, колонки, несколько кальянов и пустые топчаны, на которых, по замыслу организаторов, должны восседать курцы.

    - А как же чай? - спросил Паумен.

    - Вместо чая - комары, - предположил я. - Будем сидеть на этих топчанах, как дураки, на всеобщем обозрении.

    Из крепких табаков предлагалась только нахла и та "условно", то есть, в списке она не была заявлена, но парень сообщил, что у них есть. Всё это напомнило кальянный бизнес мистера Шляпы, и мы решили с "кальянами на пляже" не связываться.

    Но идея покурить сегодня еще один кальян крепко засела в головах.

    Мы прошли за улицу Десантников. Открылся незнакомый и малоинтересный Коктебель. Внимание привлекло кафе "Виктор".

    - Так и хочется закончить "Цой", - признался я.

    Мы даже думали туда зайти, но потом обратили внимание на вход. Обратите и вы. Для тех, кто читает с листа, поясню - кафе заброшено, а в двери зияла внушительная дыра.

    - Нет спроса, - объяснил я.

    - Или программа по сносу кафе в действии, - добавил Паумен.

    Таким образом, "карадагская" часть Коктебеля нас не впечатлила.

    - Пойдем туда, где кальяны по 500 рублей, - наконец, предложил я. - Заодно и оценим.

    - Давай, - согласился Паумен.

    Но когда мы туда подошли, там звучала такая громкая кабацкая музыка, что друзья передумали.

    - Тогда в "Зодиак", - сказал я.

    В этот момент мы как раз проходили мимо барной стойки, за которой люди нередко на наших глазах курили кальяны. Там висела надпись "Лучший кальян в Коктебеле".

    - Закажем здесь? - внезапно предложил Паумен.

    - Давай, - ответил я.

    К нам молниеносно подскочил бодрый кальянщик плотного телосложения (обычно они худые, но, как видите, встречаются исключения).

    - У вас есть дарксайд? - спросил Паумен.

    - Есть! - жизнерадостно воскликнул крепыш.

    - А медиум или софт?

    - Медиум!

    - И какие вкусы?

    - Бергамот, персик... - начал перечислять кальянщик.

    - С бергамотом, - остановил его Паумен.

    - Проходите в зал, там удобней, - заявил бодряк и провел нас в зал.

    Раньше мы таких не видели.

    Итак, это был караоке-зал, а заведение называлось "Феникс". В этом огромном по коктебельским меркам зале было полно светомузыки и два больших экрана с караоке. У стойки рядом с одним из экранов ди-джей настолько качественно исполнял песни на русском языке, словно под фонограмму. Проще говоря, у него был феноменальный вокал. Правда, репертуар оставлял желать лучшего. Слава богу, отечественные хиты перемежались зарубежными (два через два), во время которых "караокер" отдыхал.

    Мы еще заказали бутылку воды и чай, и нам принесли маленькую (300 грамм) воду Perrier, которую мы в 2011 году пили в Иркутске.

    - Но ты же не уточнил, какую именно, - объяснил я Паумену выбор официантки. - Вот она и принесла самую дорогую.

    Вскоре подошел и кальянщик с кальяном. Меня почему-то этот кальян не зацепил, хотя Паумен утверждал обратное. На мой взгляд, это был дымный кальян хорошего качества со вкусом бергамота, но вот дарксайда там не было в помине или было совсем чуть-чуть.

    Но, в целом, мы неплохо посидели в "Фениксе", расслабились и познакомились с современными хитами. А, кроме того, там имелся свой туалет. В итоге, за кальян мы отдали тысячу, а за чай с Perrier - 500 рублей.

    Но вот что удивительно!

    Изначально мы хотели сесть за диванчик с краю зала, но девушка-официантка нас оттуда фактически согнала, заявив, что столик зарезервирован. Тогда мы пересели в центр, на более маленький диванчик. Но за всё наше пребывание в клубе, а длилось оно примерно полтора часа, никто в этот клуб так и не вошел! Мы всё это время просидели одни! Правда, имелась еще одна компания с кальяном в углу зала, но они пришли раньше нас и остались после нашего ухода. Зачем тогда было что-то плести про резервирование?

    И потом, нам не очень понравилась работа официанток. Они подходили, только если их окликнешь (а кричать надо громко, дабы перекрыть караоке), а когда настало время просить счет, мне пришлось идти к стойке, ибо сама официантка ни за что бы не подошла.

    В то же время хозяева "Феникса" рассчитывают на большую аудиторию, раз не только сделали такой огромный зал, но и во дворе соорудили целых четыре туалетных кабинки. Но пока что народ валом не валит. Подытоживая: заведение произвело двойственное впечатление, но главное, что свой второй кальян мы все-таки выкурили! Хотя не собирались.

    После шумного "Феникса" друзья отправились домой. Привычным путем - до пирса, а оттуда по Пешеходной до Ленина и затем по Темной до Школьников. Школьным путем добрели до Гнезда.

    - Какие школьники живут на этом переулке?! - возмутился я. - Я здесь не видел ни одной школы! И даже ни одного детского садика!

    - В Коктебеле вообще живут дети? - задал встречный вопрос Паумен. - Я их здесь тоже что-то не видел...

    Мы пришли домой как раз к концу финала Кубка Конфедераций. Немцы победили чилийцев со счетом 1:0.

    - А почему Гризли перестал интересоваться футболом? - спросит читатель, знакомый с другими моими путешествиями.

    - Слишком жизнь напряженной стала в Питере, - как-то слишком серьезно отвечу я.

    Но мы ведь, друзья, сейчас говорим не о Питере! Мы повествуем о Коктебеле, где жизнь легка, приятна и, к сожалению, скоротечна.

    Путешественники посмотрели еще финальную игру "Что? Где? Когда?", в которой знатоки с сухим счетом (0:6) проиграли телезрителям.

    То есть, вечер вполне удался!

    7. День седьмой: Курортное. 3 июля, понедельник

    Я проснулся в 7:15 и сделал зарядку. В 8:45 встал Паумен. Мы позавтракали и.. позвонили в службу такси "Коктебель"! Как я выяснил вчера по интернету, такая служба существует.

    - Вам прямо сейчас отправлять машину? - спросил диспетчер.

    - Прямо сейчас! - выпалил я, хоть мы и планировали заказать на полчаса позже. Вскоре диспетчер позвонил, что такси прибыло.

    - Спускаемся, - ответил я.

    Друзья в спешке собрали вещи, выключили свет в номере и вышли во двор.

    За воротами "Эдельвейса", словно мираж или видение, стояло такси. Мы сели в машину и поехали в Курортное. Всё очень просто! И очень удобно!

    Проезд до Курортного стоил всего 400 рублей. Мы, правда, заплатили 500, потому что для нас такая услуга - подарок судьбы, а в таких случаях надо быть щедрыми.

    Водитель, которого звали Сергей, включил музыку, и мы с ветерком промчались по пути, который обычно преодолеваем пешком: Школьный, Долинный, улица Ленина до автостанции. Далее пошли незнакомые места. Миновали большой православный храм: его купола видны из нашего номера. Я запомнил адрес: Курортный, дом 2.

    Вскоре Коктебель закончился. Потянулась узкая дорога между холмов и виноградников. Чистое расстояние от Коктебеля до Курортного - 12,1 км, но время в пути - около 20 минут. Возможно, из-за поворотов, а еще и потому, что по Коктебелю такси едет медленно: много узких мест, где двум машинам сразу не проехать, и поэтому одному приходится пропускать другого.

    После пяти километров виноградников показалась Щебетовка (ударение на третий слог), совсем небольшое, если смотреть из проносящегося мимо такси, селение. Там, разумеется, имелась автобусная остановка. Мы промчались дальше и увидели указатель "Курортное, 4 км". Водитель тут же свернул налево.

    Ехать на такси настолько приятно, что я готов описывать дорогу часами, но, к сожалению, рассказать почти не о чем.

    Через три с половиной километра впереди показалась развилка. Мы планировали доехать до пляжа, поэтому я сказал водителю, чтобы он отвез нас на улицу Советскую (при этом в руках я держал схему из Яндекс.Карт). Но Сергею ни о чем не говорило название улицы.

    - Это на пляж? - спросил он. - Вправо?

    - Вправо, - подтвердил я.

    - Оттуда еще путь в Лисью бухту?

    - Совершенно верно!

    И Сергей повернул направо.

    В целом, Курортное устроено так: налево от развилки - Биостанция, Дельфинарий, Музей природы и кольцо автобуса; прямо - пансионат "Крымское Приморье" или просто "Приморский"; а направо - дикий пляж и путь до Лисьей бухты.

    Мы проехали еще около полутора километров и вышли прямо в конце этого дикого пляжа.

    - Вы до вечера? - спросил таксист.

    - Нет, часа на три-четыре, покупаться, - объяснил я. - Вы нас отвезете назад?

    - Конечно, - ответил Сергей и протянул свою визитку. - Звоните прямо мне.

    - Позвоню! - заверил я.

    На том и расстались.

    - Такси - это круто! - воскликнул я.

    - Бесподобно! - усилил Паумен.

    Стоит ли говорить, что мы были довольны?! Такси - сервис принципиально иного уровня, и за оставшиеся дни мы рассчитываем воспользоваться им по полной.

    Я взглянул на часы. Они показывали 10:21. От "Эдельвейса" до пляжа Курортного мы домчали за двадцать минут! Фантастика!

    Народу на берегу было весьма немного. Мы разместились прямо там, где приехали, около лодочных гаражей. Слева, возле центрального неработающего пирса пляжной публики было больше, а меньше всего отдыхающих возлежало посередине пляжа.

    С собой в Курортное мы взяли Рыжего. Он тоже был очень рад поездке на такси.

    - Надо было раньше меня брать, - заявил он. - Люблю комфорт: меня бы и бесплатно подвезли...

    Друзья по очереди искупались. Море в Курортном чище, чем в Коктебеле, но вход конкретно в нашем месте не очень хороший. Правда, быстро становится глубоко. А еще хорошо, что нет никаких буев: плыви, куда хочешь.

    Я этим воспользовался и заплыл за пирс перед лодочными гаражами: мне хотелось увидеть Лисью бухту. Но я ее так и не обнаружил, только какие-то валуны в самом конце берега. Уже в номере, глянув карту, я понял, что Лисья бухта скрывалась за безымянным мысом.

    Зато мы точно определили начало тропы в Лисью бухту: от лодочных гаражей. Впрочем, об этом я расскажу подробней, если мы туда выберемся.

    Пока же вернемся в Курортное. Друзья минут десять позагорали, но такова уж наша натура, что мы не можем долго лежать на одном месте. Тем более, незнакомом.

    - Изучим Курортное? - предложил Паумен.

    - Это же новые места! - согласился я.

    И мы отправились влево.

    Сначала прошли весь дикий пляж. Наше внимание привлекла странная постройка, которая... стояла в воде.

    "Что это может быть?!" - гадали путешественники.

    Судя по всему, времени искать в интернете ответ на этот вопрос у меня не будет, поэтому обращаюсь к читателям:

    - Вы не знаете, что за полуразрушенное здание находится на пляже Курортного в удалении метров на сто от берега, рядом с пирсом? Ответы пишите в комментарии к путешествию.

    (Нашел все-таки объяснение в этой статье. Если кратко и своими словами, это сооружение построили еще до Октябрьской революции. Предполагалось добывать на Кара-Даге пуццолану (горная порода, ее прибавка к цементу придает ему свойство не разрушаться в морской воде) и с помощью канатной дороги доставлять эту пуццолану к сохранившемуся до наших дней каменному кубу, дабы уже оттуда грузить горную породу на суда. Реализации плана помешали большевики. Вот такой в Курортном имеется артефакт начала 20 века!)

    Кстати, пока мы лежали на пляже, мимо проходили два мужика. Один из них, обращаясь к другому, в сердцах воскликнул:

    - Посмотри на пляж! Видишь крюк? Раньше здесь был грибок!

    И горестно покачал головой. Его собеседник в ответ чуть не расплакался.

    Из этой реплики мы сделали вывод, что раньше пляж был более широким, но морская стихия медленно, но верно размывает гальку.

    Друзья дошли до центрального пирса и там снова искупались. Вход в море был значительно лучше, но и народу хватало: очень много детей, шума и беспокойства. Один из мальчиков был вооружен водометом и с наслаждением обливал струями воды своих родителей. Заодно досталось всем отдыхающим в радиусе двадцати метров.

    "А на нудистском пляже почти не бывает детей, - подумал я. - А если и бывают, то ведут себя тихо".

    Мы по очереди окунулись и двинулись дальше.

    Надо было пройти на территорию пансионата "Приморский". Перешли по мосту речку со странным названием Отуз и оказались в районе торговых палаток и кафе. Затем началась пансионатская территория: пять или шесть длинных волнорезов, а между ними - пляжи-отсеки. Похоже на Алушту, но бесплатно. Видели и небольшое здание пансионата. Там кто-то жил: на балконах сушилось белье.

    Рядом со зданием, построенным в 80-е годы прошлого века, соорудили несколько деревянных корпусов, которые утопали в зелени.

    Завершалась набережная уникальным зданием периода застоя. Это - длинная конструкция с тремя башнями и надписями "Туалет", "Душ", а вместо последней ныне сделали "Винный магазин Коктебель".

    - Какое слово могло быть третьим? - задумался я. - Баня?

    - Туалет, - предположил Паумен. - Вполне логично, женский и мужской туалеты, а посередине - душ.

    Дальше по набережной пройти было уже нельзя: мы увидели улицу Приморскую, за которой располагалось еще одно загадочное здание - за высоким забором и без каких-либо надписей.

    - Чьи-то апартаменты, - предположил я.

    - Политика или бизнесмена, - добавил Паумен.

    Можно было продолжить прогулку так: подняться вверх по Приморской, а далее идти вправо по улице Науки еще километра полтора до Биостанции, но мы решили ограничиться увиденным. Вместо этого спустились к волнорезам и там отлично покупались.

    Дальнейший план обозначился сам собой: где-то перекусить, затем вызвать такси и доехать прямо до ворот "Эдельвейса". Но где же пообедать?

    По пути от дикого к пансионатскому пляжу мы видели несколько кафе, но нам ни одно не приглянулось. В частности, друзья проходили мимо "Столовой N1". Она функционировала, а в Рыбачьем такое же кафе было закрыто.

    - Вспомнил! - воскликнул я. - Вчера в интернете видел комментарий: "В Курортном можно питаться только в кафе "Розетти". Или "Розелло"...

    Тут позвольте небольшое отступление. Вчера, пока Паумен спал, мне было нечем заняться. Описав наше восхождение к могиле Волошина, я стал изучать, как бы проще добраться от Коктебеля до Курортного. Обнаружил, что ходит 101-й автобус от Феодосии, но точного расписания не нашел. Затем наткнулся на отзыв, где человек писал: "Автобус можно днем прождать несколько часов" и отбросил этот вариант, как бесперспективный. А насчет такси все писали, что цена - 500 рублей.

    И тут я обнаружил сайт "Такси "Коктебель". Правда, последние новости там были за ноябрь 2016 года. Я решил, что повторяется ситуация с "Седьмым небом" и, не особо веря в успех, записал телефон. А когда Паумен проснулся, то по нему позвонил. Оказалось, что служба такси работает!

    Справедливости ради скажу, что и 101-й автобус тоже ходит. По крайней мере, проехал навстречу, когда мы мчались в Курортное. В любом случае, мы предпочитаем такси "Коктебель"...

    - А при чем тут Розелло?! - воскликнет запутавшийся читатель.

    - Всё очень просто, - отвечу я. - Когда мы позагорали, искупались и около 12 часов направились на поиски "пропитания", то вскоре обнаружили кафе "Росанна"! Почти "Розетти"!

    "Роксана" оказалась очень достойным татарским кафе. Всем рекомендую. Мы заказали по салату и супу, а также бутылку "Боржоми".

    Отлично пообедали, а затем позвонили Сергею. Водитель сказал, что прибудет к месту, где нас высадил, через 20 минут. Мы там были уже через десять минут и еще минут пятнадцать ждали машину. Но это гораздо лучше, чем ждать автобус!

    Сергей приехал. Мы сели. И машина понеслась в Коктебель.

    В этот раз шофер был разговорчив: поинтересовался, как мы позагорали, и как вода в Курортном. Затем сказал, что погода наладилась.

    - Интернет обещает завтра грозу, - пожаловался я. - Правда, всего на сутки.

    Мы в это время как раз ехали вдоль виноградников уже за Щебетовкой. Вдруг на дороге показались три коровы. Все машины сбавили скорость. И вот, когда мы уже проехали этих коров и Сергей собрался давить на газ, на дорогу неожиданно выскочила четвертая корова! Наш водитель едва успел от нее увернуться, продемонстрировав свой профессионализм. Я же вообще ее еле заметил: вдруг из кустов появляются.. рога!

    - Пастух гонит коров из виноградника, - объяснил Сергей. - Вот они и выскакивают на дорогу.

    Так что, созрел совет путешественника: если вы собираетесь в Крыму брать машину в аренду или ехать туда на своей собственной, будьте бдительны!

    - А вы бы смогли отвезти нас в Орджоникидзе? - спросил я. - Только мы пока не знаем, когда.

    - Звоните, - ответил Сергей, - отвезем.

    - А обратно заберете?

    - Заберем!

    Меня такой ответ полностью устроил. Эта идея пришла в голову Паумену, и я ее поддерживаю. Что не отменяет похода в Лисью бухту...

    Вскоре мы триумфально подъехали к "Эдельвейсу", а в номере были уже в 13:40 и совершенно не вспотели от тяжелого восхождения. А день сегодня, надо признать, жаркий - плюс тридцать.

    После этого Паумен, как обычно, завалился спать, а я строчу эти строки. Вроде бы, всё рассказал.

    Мой друг велел разбудить его полседьмого, что я всенепременно и сделаю!

    * * *

    Вечером мы отправились на нудистский пляж. Паумен был расстроен, ибо у него очень сильно обгорело лицо.

    - У меня всегда обгорал нос, - пожаловался он. - Но не щеки и не подбородок! Надо было ходить в солярий перед поездкой на юг!

    - Давай купим тебе широкополую шляпу, - предложил я.

    - Поздно! - отмахивался мой друг. - Уже пол-отпуска прошло!

    Мы шли привычным путем по Школьному-Приморской. Затем по набережной. В Коктебеле явно прибавилось народу, на Татарской набережной (от конца Приморской до моста через речку) было не протолкнуться. Так и хочется воскликнуть: "Понаехало тут!"

    А на мосту стоял табурет. Странная какая-то история. Этот табурет возник на мосту в половине седьмого утра, когда мы шли к могиле Волошина. Я решил, что его случайно оставили в столь раннее время. Но выяснилось, что дело совершенно в другом. Сегодня на этом табурете сидела женщина, а какой-то мужик снимал ее в разных позах. Может, табурет привинчен к асфальту?

    Путешественники пришли на нудистский пляж. Солнце садилось, щедро делясь с отдыхающими последними лучиками.

    На пляж мы взяли Мишутку, он еще ни разу не был на прогулке. Пока Мишутка глазел на нудистов, которых с каждой минутой становилось всё меньше, ибо дул ветер и становилось прохладно, мы по очереди искупались. Затем оделись и покинули пляж.

    На пляже натянули волейбольную сетку: несколько человек играли в мяч. Рядом поставили свои мотоциклы местные байкеры: их техника смотрелась весьма солидно. Кафе "Калипсо" всё еще не открылось, над его возведением бригада мастеров трудится уже около недели. Дождемся ли мы открытия?

    Друзья решили поужинать в "Парочке". Сели за свободный столик в углу, ближе к набережной. Официантка нас узнала, принесла меню. Паумен предложил взять шашлык-ассорти, фирменное блюдо заведения. Стоит 1200 рублей и включает шашлык из баранины, свинины и куры. Я согласился. Мы еще заказали три салата в придачу.

    Долго ждали, пока приготовят блюдо. Шашлык оказался вкусным и питательным. Правда, потом пришлось долго ждать чай. Почему? Просто именно в это время (с 20:00 до 22:00) в кафе больше всего посетителей и персонал просто не успевает. Затем мы расплатились (2000 рублей) и отправились в номер.

    По пути купили нектарины, а также бутылку коньяка за 2500 рублей (подарочный "Крым. Коктебель") одному хорошему знакомому Паумена. Надеюсь, довезем в багаже, и бутылка не разобьется.

    Ну и отправились в "Подкову". В начале одиннадцатого магазин оказался переполнен. Пришлось стоять в очереди. Друзья взяли последнюю канистру с водой.

    - Представляю, какую здесь кассу делают за сутки, - сказал я.

    - Неплохо было бы улучшить условия продаж, - ответил Паумен.

    За кассой сидела только одна женщина, испытывающая острый дефицит мелочи. Почему бы не сделать две кассы? Мы купили канистру воды, сырки и твороженные массы для меня, сок, газировку и кефир - традиционный джентльменский набор. И еще банку кофе "Чибо" по астрономической цене - 397 рублей. Кофе, конечно, следует везти из Питера, просто наша банка заканчивается.

    - Надо было брать две! - запоздало отметил мой товарищ.

    Вечер прошел вполне спокойно. Дома мы еще попили чая с лимоном, а затем Паумен читал, а я немного смотрел телевизор. Завтра ожидается непогода. Мы рассуждали: чем можно заняться на курорте в пасмурный или дождливый день?

    - Уверен, это ненадолго, - сказал я перед сном. - Если верить Гисметео, всего на сутки.

    - Но можно ли верить Гисметео? - спросил Паумен.

    Это был риторический вопрос, ибо даже младенцу известно: сайту "Гисметео" верить нельзя.

    8. День восьмой: Непогода. 4 июля, вторник

    Я проснулся без пятнадцати семь. По планам, составленным вчера, мне следовало разбудить Паумена в восемь, дабы затем мы отправились на пляж и позагорали перед грозой. Но природа внесла коррективы: с самого утра всё небо было затянуто дымкой и дул ветер. Поэтому будить Паумена не имело смысла.

    Я же, раз уж проснулся в такую рань, сделал зарядку и в одиночестве выпил чашку кофе с парой нектаринов. Около девяти ненадолго сел за нетбук.

    Сильный ветер сделал свое черное дело - желтый пластмассовый стакан, который мы привезли из Питера и в который Паумен складывал окурки и держал на балконе, из-за ветра опрокинулся. Окурки и пепел рассыпались по всему "Эдельвейсу", а стакан ветром занесло на соседский балкон, где он прочно застрял между полом и железным прутом.

    Сначала я хотел перелезть на чужой балкон и забрать стакан, но потом от этой мысли отказался. Уж пусть лучше наши соседи найдут на своем балконе грязный пластмассовый стакан, чем случайно обнаружат на этом балконе меня.

    А погода, тем временем, всё больше портилась. К десяти на небе появились настоящие тучи. Похоже, сегодня у нас состоится неизбежный разгрузочный день. А завтра все-таки ожидается солнце. Очень на это рассчитываю.

    Здесь легко и приятно пишется, с единственной поправкой - стулья в номере крайне неудобные, складные, дабы отдыхающие могли их выносить на балкон. И у этих деревянных стульев сиденья не сплошные, а из нескольких реек. Попробуйте долго посидеть на таком стуле, сразу всё сами поймете!

    "А у Юрия в комнате администраторов рядом с компьютером стоит кресло, - подумал я. - Лучше бы он себе такой стульчик поставил!"

    * * *

    Я разбудил Паумена в 11:00. Мой друг попил кофе и предложил сходить на пляж.

    - Дождя ведь пока нет, - добавил мой товарищ.

    - Лучше сходим на гору Верблюд, - в ответ предложил я. - Идеальная погода для восхождения! А если начнется дождь, быстро вернемся.

    Так мы и поступили.

    Прямо от калитки "Эдельвейса" шла тропа вдоль горы. Мы по ней и отправились. Первые минуты (около 11:50) даже светило призрачное солнце, но потом быстро скрылось в облаках. А мы дошли до поворота в гору. Издалека мило смотрелся наш "Эдельвейс". Выяснилось, что у него даже имелся симпатичный флюгер. С другой стороны холма открылась бетонная дорога, уходящая невесть куда. Друзья отправились дальше, как вдруг..

    ..очутились на открытом пространстве, где дул совершенно дикий ветер! Открылись потрясающие пейзажи! Внизу раскинулось междугорье с виноградниками, тремя водохранилищами, жилыми домами и дорогой. С другой стороны вытянулась гора Клементьева.

    Сзади нас виднелась часть Коктебеля с видом на Кара-Даг, а тропинка поворачивала вверх, и далее шел прямой, хоть и весьма крутой, путь на вершину.

    По жаре подняться на главный горб Верблюда очень сложно, но сейчас дул отчаянный ветер и было, скорее, холодно, поэтому мы минут за двадцать забрались на самый верх. Это оказалось не так-то сложно, но два-три участка следовало проходить медленно и каждый шаг делать аккуратно, чтобы наступить на что-то твердое и большое, а не на груду камней, которая может рассыпаться под ногами.

    Вершина была отмечена специальным знаком, пирамидой на четырех ногах, сваренной из железных профильных уголков. Высокий горб Верблюда - одна из доминант Коктебеля, которую хорошо было видно во время морской прогулки на Кара-Даг.

    - Мы покорили две из трех максимальных возвышенностей! - заявил Паумен. - У Верблюда и у могилы Волошина!

    Я сфотографировал с вершины водохранилище, завод, жилые дома и дорогу, завод и дома крупным планом, бетонку, ведущую к непонятной конструкции и далекие холмы, многоэтажный дом и церковь, карадагскую часть Коктебеля, вид на второй горб Верблюда, панораму от аквапарка до начала тропы на могилу Волошина, далекие виноградники и гору Клементьева, а также центр Коктебеля около пирса. На последнем снимке внимательный читатель может обнаружить самолет!

    - Где же он находится? - заинтересовался я.

    - Надо завтра найти! - воскликнул Паумен.

    - Найдем, - пообещал я. - Лишь бы погода была хорошая. Мы также запечатлели вид на аквапарк, нашу гостиницу с высоты птичьего полета и вид на соседний холм с вышкой и Кара-Даг. Вы можете сравнить эти панорамы со съёмкой с этого же места образца 2007 года. Согласитесь, за десять лет произошли огромные изменения!

    На вершине дул свирепый ветер, и долго находиться там было невозможно. Поэтому друзья начали спускаться. Шли медленно и аккуратно, но Паумен все равно один раз оступился и упал. Слава богу, без последствий.

    Вскоре мы стояли там, откуда пришли.

    - Теперь давай пройдемся по бетонке, - предложил мой друг.

    Время стояло предгрозовое. За холмами темнела зловещая синь. Однако дождь мог не начаться еще сколь угодно долго, поэтому мы направились вперед по бетонке. А по пути увидели наверху обелиск и решили туда забраться.

    Обнаружилось весьма интересное кладбище из трех могил. Два человека умерли в 1933-м, а один - в 1945-м году. Начну с наименее интересной могилы "Коваль Анастасия Сергеевна, 1924-1945".

    Обелиск же, который привлек наше внимание и был виден издалека, имел такую надпись: "Здесь покоится Маторин Семен Григорьевич 1900-1933. Спи спокойно наш дорогой и любимый муж и папа. Память о тебе вечно сохранится в наших сердцах".

    Но наибольшее внимание следует уделить последней могиле, которая является историческим памятником и должна быть взята под охрану государства.

    Мемориальная доска гласила (привожу дословно): "Здесь покоится прах юнного пионера передовика Леничка Ил. Скрипниченко, родился 1922 года 13 апреля, скончался 1933 года 9 мая".

    Видимо, в 1933 году кому-то пришло в голову на этом месте организовать кладбище. Но после двух захоронений от этой идеи решили отказаться: лишь некая Коваль по неизвестным причинам все же была здесь захоронена в 1945 году. Согласитесь, примечательное кладбище!

    А еще в этом месте свирепствовал сильнейший ветер. С холма открылись новые перспективы, а именно - карадагский район Коктебеля, где рядом с недостроенным многоэтажным домом, самым высоким в поселке, стоит большой православный храм. И еще один взгляд с этого места на Гнездо Орла.

    Затем друзья вновь спустились к бетонке и прошли вперед метров 300 до странного сооружения, которое в Викимапии обозначено как "Резервуары запасов воды". С этого места открылись красивые виды на гору Клементьева.

    Около часу дня мы повернули назад. Поднялся ветер. Мы всё ждали, когда пойдет дождь, но он так и не начался.

    Друзья вернулись в номер, помылись, а затем отправились на обед. Он, как обычно, был вкусным. Мы так наелись, что даже две булочки взяли с собой в номер. Затем я сходил и рассчитался за обед - получилось всего 660 рублей.

    На этот раз Павел с бородой (которого я стал называть "апостол Павел"), отдал без проблем сдачу с 700 рублей.

    Рядом с Павлом сидел Юрий. Я обратил внимание, что у него какой-то бесноватый взгляд. Возможно, я несколько утрирую, но что-то в этом есть.

    - Как вам отдыхается? - спросил Юрий.

    - Всё нравится, кроме погоды, - ответил я.

    - Это на один день, - объяснила девушка, которая сидела за вторым компьютером.

    А "апостол" Павел сидел за первым в Контакте.

    - Сегодня показана только одна капелька, - снисходительно объяснил мне Юрий, - а завтра снова будет светить солнце.

    Просветленный и просвещенный, я последовал в номер.

    Кстати, на обеде мы были одни: больше никто питаться не захотел. Что, в целом, странно.

    После трапезы путешественники легли спать. И я, впервые за поездку, предался блаженному сну. Проспал с 15:00 до 18:00.

    * * *

    Проснулся я от шума. И до этого ветер завывал, но тут взвыл как-то особо громко. Следом пробудился Паумен. Я выглянул в окно и обнаружил там то, чего мы все ждали - вовсю лупил дождь. Над нами с огромной скоростью проносились темные облака, и тут же стало ясно, что если бы мы даже хотели выйти в поселок, то при всем желании не смогли бы это сделать.

    И друзья устроили разгрузочный день. Пересчитали деньги, определили сумму, которую надо тратить за день, и примерно распланировали оставшиеся дни.

    К огромному сожалению, их осталось всего пять. И то - последний нельзя считать полноценным, ибо надо будет паковать вещи...

    Сейчас почти 21:00. За окнами по-прежнему дует сильнейший ветер, хотя дождь прекратился. Будем надеяться, что непогода продлится недолго. В любом случае, надо не поддаваться панике.

    Как пелось в одной песне:

    Надо только выучиться ждать,

    Надо быть спокойным и упрямым.

    Чтоб порой от жизни получать,

    Радости скупые телеграммы...

    Именно такими я желаю вам быть, дорогие друзья! Но только упрямыми по части упорства и целеустремленности, а не в смысле настырной ослиной непреклонности.

    До завтра, мои дорогие читаки! Много лет назад я ушел от этого обращения, но сегодня, в стиле ретро, попрощаюсь с вами именно так.

    Не имею ни малейшего понятия, сколько вас живет на этой земле, но точно знаю, что вы есть, и данный факт греет мое сердце. Я знаю, вы ждете новых путешествий Гризли и Паумена, и заметьте, я вас еще ни разу не подвел. С 2000 года без перерыва я пишу всё новые и новые отчеты. И продолжаю. Да будет так!

    9. День девятый: Ан-24. 5 июля, среда

    Проснулся без пятнадцати семь и тут же выглянул в окно. Вовсю светило солнце. Голубым было всё небо, словно вчера не лил дождь, не гремел гром и не дул ветер. Ветер, правда, и сегодня остался, а в остальном погода нормализировалась.

    Я сделал зарядку, помылся, заварил с помощью кипятильника кофе и стал будить Паумена.

    - Через 15 минут, - попросил мой друг.

    Тогда я съел твороженную массу, выпил кофе и разбудил товарища в половине девятого.

    Через час мы вышли. В 10:55 были на нудистском пляже. Погода стояла неплохая. Достаточно жарко, но не изнурительно. Временами с моря задувал ветер, поэтому на пляже было вполне комфортно.

    - Как мало нудистам оставили места! - обратился я к Паумену. - Пляж рядом с "Калипсо" - совершенно пустой, а здесь нудисты вынуждены тесниться. От них и так всё больше территории отнимают пляжи, которые берут плату за лежаки. Скоро нудистам останется лишь узкая полоска берега за холмом Юнге!

    Но мой друг был сонным и беседу не поддержал, а вместо этого отправился в море...

    Я же вспомнил про табурет, который занял почетное место на мосту. Как я и предполагал, табурет намертво прикрутили к асфальту, и теперь каждый отдыхающий может на него сесть и сфотографироваться. То есть, в Коктебеле появилась новая достопримечательность.

    Кафе "Калипсо" еще не открыли, но, наконец, оформили. Причем, стильно. Одна стена украшена обложками от пластинок времен моей молодости: альбом "Аквариума" "Равноденствие", группа "Спейс", "ДДТ", альбом Пола Маккартни "Flowers" и многие другие. Все эти пластинки у меня когда-то были, но катастрофически давно - в 1989-1992 годах.

    А на нудистском пляже изменений не наблюдалось. На этот раз мы разместились ближе к пляжу Калипсо, так как у холма Юнге совсем не осталось места. На "границе нудизма" всё смешалось: люди в купальниках соседствовали с голышами. Но что поделаешь, коль места мало?

    С собой мы взяли Медвежонка-Блокадника. Надеемся, что наши звери - каждый по два раза за поездку - еще "выйдут в свет", и Медвежонок в этом смысле стал Юрием Гагариным. Наш юный друг пытался продвинуть идеи блокадников в сплоченные ряды нудистов, но ничего хорошего из этой ядерной смеси не вышло. Тогда Медвежонок стал просто любоваться солнцем, морем и окружающими горами.

    Мешали лишь продавцы пирожков, пахлавы, раков, мидий и рапанов. Они придают Коктебелю ненужную провинциальность. Видимо, уставшие от безделья за прошлые сутки (шел дождь, на пляже никого не было), торговцы с удвоенным энтузиазмом орали: "Жареные мидии, рапаны!", из-за чего казалось, что продают нечто невообразимое, а именно, "мидиярапанов".

    Мы сыграли в Дурилу. Я снова выиграл. Правда, на кону ничего не стояло. Таким образом, счет стал 2:1 в мою пользу.

    - Просто я не выспался! - объяснил мой друг.

    - Но ты признаешь поражение? - спросил я.

    - Решающие игры еще впереди! - ответил Паумен.

    Друзья просидели на пляже до начала первого, а потом отправились в "Эдельвейс". По пути купили продукты в "Подкове" и фрукты в ларьке на Приморской. Сегодня подниматься было легче, ибо дул ветер и не было такой изнуряющей жары.

    Вернулись в номер. Я разложил вещи, Паумен помыл фрукты, а затем мы отправились на обед. И снова там были одни. После этого Паумен лег спать, а я пишу эти строки.

    Первая половина дня почти целиком состояла из повторов, поэтому я избегаю подробностей...

    Из нового - неприятная вещь, нет интернета. Его не было еще вчера, но мы списали это на ветер и грозу. Перво-наперво, интернет в Крыму нужен, чтобы смотреть погоду. Во-вторых, в "Эдельвейсе" он достаточно быстрый, и благодаря Сети мы многое нашли. Одно такси "Коктебель" чего стоит!

    * * *

    Паумен проснулся около шести. Пришлось огорчить его отсутствием интернета.

    - Хвалили гостиницу и напрасно, - резюмировал мой друг. - Как только приезжает много постояльцев, тут же начинаются проблемы с Сетью.

    - И все пишут первым делом на сайтах гостиниц - "бесплатный вай-фай", - подхватил я. - Лучше сделайте платный, я готов платить по 50 рублей в сутки, но чтобы он был быстрым!

    Друзья оделись и спустились вниз. Сегодня у нас намечался кальянный вечер, который мы планировали провести в "Зодиаке", куда забрели в самый первый день путешествия.

    По пути заплатили "Апостолу Павлу" за еду. Заодно я пожаловался на интернет.

    - По всему Коктебелю меняют оптоволоконный кабель, - объяснил Апостол. - Так что связь, по идее, должна стать более быстрой.

    "Дай бог, дай бог", - подумал я.

    Но Павел не соврал, когда мы шли по Школьников, то видели джип с какими-то интернет-надписями. Именно эти ребята и меняли кабель. Так что, может, интернет-провал был единичным явлением...

    Теперь чуть-чуть вернусь назад: когда Паумен только проснулся, я предлагал ему разные варианты прогулок. Например, дойти пешком до большого православного храма. Кстати, он называется "Утоли мои печали". Или прокатиться на Колесе обозрения в районе аквапарка.

    Но мой товарищ категорически отказался от этих предложений.

    - Тогда давай хотя бы взглянем на самолет! - воскликнул я. - Ну, тот, который мы видели с Верблюда!

    На этот раз Паумен согласился...

    Мы дошли до Пешеходной улицы и у Пирса свернули вправо, к набережной. Миновали памятник Десанту и остановились у гостиницы с бассейном. Тут же стало ясно, почему в этом бассейне никто никогда не купается. Раньше мы думали, что он принадлежит гостинице, но выяснилось, что туда просто платный вход, и приглашаются все желающие. Но кому охота платить за бассейн, когда рядом бесплатное море? Поэтому он всегда пуст.

    Как раз около бассейна обнаружилась улочка, уходящая вдаль от моря. Именно она привела нас к самолету. Буквально через сто метров справа открылась большая и пустая площадка. Именно там расположился Ан-24.

    Об этом самолете очень эмоционально написала Алина Апина в отчете 2016 года: "В наши дни пребывания в Коктебеле проходил фестиваль джаза Live in Blue Bay. Вход был свободный, но надо было стоять. Постояли, послушали немного и пошли на выход и тут увидели это! Боже, на таких самолетах мы летали в Крым в 70-е!!! Это же АН-24, только разукрашенный. Какой он был шумный! Как закладывало уши при взлёте и посадке! Но это был еще один портал в прошлое - живой его свидетель. Его вид поднимал целые пласты глубинной памяти и пробуждал то, что не вспоминалось уже сорок лет и казалось навсегда забытым. Показалось, что родители где-то рядом, где-то сидят в этом самолёте. У меня был фонарик, и я посветила внутрь салона через разбитый иллюминатор и содрогнулась от ужаса! Реальные кресла и обшивка того времени, но всё уже изломано и разбито, всё уже подверглось необратимому разрушению и тлену. Прошлое, проеденное неумолимо наступающим временем, дохнуло практически могильным холодом".

    - А можно без эмоций? - спросит рационально мыслящий читатель. - Что там, на самом деле, находилось?

    Объясняю: раньше это была территория пансионата "Голубой залив". В годы перестройки пансионат загнулся, а площадь стали использовать под концерты джазового фестиваля. И для придания эстетики и оригинальности откуда-то раздобыли старый самолет. Он и стоял на поле, поросшем травой.

    Мы тоже через иллюминатор заглянули внутрь воздушного судна и увидели в салоне сломанные сиденья. Ну а что еще там можно было увидеть? И стоит ли по этому поводу переживать? Приведу пять (1, 2, 3, 4 и 5) снимков самолета по мере приближения. Добавлю, что было сложно фотографировать против заходящего солнца.

    Затем мой товарищ решил воплотить в жизнь фото-шедевр "Паумен в прыжке", и после 20-30 дублей один кадр получился. Если вы захотите сделать что-либо подобное, постарайтесь, когда прыгаете, почувствовать себя жизнерадостным идиотом - лишь тогда есть небольшой шанс, что во время полета на вашем лице сохранится более-менее фотогеничное выражение.

    А мы, изрядно напрыгавшись, устремились в "Зодиак". Народу в ресторане было много. Сначала друзья выбрали место с видом на море и Кара-Даг. Выяснилось, что в "Зодиаке" наибольшим спросом пользуется именно этот ряд столиков на четыре персоны. Но потом обнаружилось, что мы сели неудачно, ибо наш столик находился прямо напротив кухни. К тому времени мы уже заказали кальян, чай и сок.

    Кстати, кальянщик нас узнал, что было крайне приятно.

    Между нами состоялся такой разговор:

    - У вас есть танж?

    - Танжа нет, но есть дарксайд.

    - Медиум?

    - В смысле, средний?

    - Нам нужен крепкий дарксайд.

    - Хорошо, сделаю.

    После того как кальянщик ушел, мы пересели. Но попросили официанта сообщить об этом кальянщику, что он, увы, не сделал. Нет, ничего страшного, кальянщик нас нашел. Просто в "Зодиаке" после восьми вечера, а мы пришли в половине девятого, очень много посетителей. Там масса посадочных мест, но мало официантов. Даже при входе висит объявление "Требуются официанты", но почему-то персонал никак не могут набрать.

    К тому же, как только мы сели на другое место (а это был ряд столиков с видом на нижний зал), в ресторан нагрянула большая компания байкеров со шлемами и в кожаных куртках. Тут же все официанты переключили свое внимание на байкеров. Да и вообще...

    Почему-то в "Зодиак" толпой валили люди, которым явно было некуда потратить свои деньги, и они горели настойчивым желанием просадить именно в этом заведении всё свое состояние. Эти посетители заказывали шампанское в ведерке со льдом, покупали девушкам цветы, а потом оставляли их на столе, не забирая с собой. Разумеется, цветы, а не девушек. А в нижнем зале, словно соперничая в транжирстве, люди делали заказы на всё новые порции устриц, ведь "Зодиак" специализируется на рыбной кухне, которая в ресторане отменная и дорогая.

    И вот на фоне этих кутил мы, заказавшие только чай и литр сока (а касса кальянщика к заведению отношения не имеет) были персоналу ресторана мало интересны. Официанты почти не обращали на нас внимания, приходилось их звать или криком останавливать, но иногда они и крики игнорировали. Общую многолюдность (байкеры, транжиры, официанты с изысканными блюдами), дополняли дети посетителей, которым было скучно сидеть за столиками, поэтому они носились по проходам, рискуя опрокинуть наш кальян или засматриваясь на нашего Ежика.

    - Подождите, подождите! - возмутится читатель. - Сбавьте обороты!

    Немедленно сбавляю и поясняю. Да, с собой в кальянную мы взяли Ежика, ведь он уже давно сделался большим специалистом по разным сортам табака. Но если в "Седьмом небе" на него никто не обращал внимания, то тут дети останавливались, как вкопанные, увидев нашего друга, на бегу в них врезались другие дети, образуя рядом с нашим кальяном огромную кучу-малу.

    - Если что, уколю! - воскликнул Ежик, не выдержав столь пристального внимания.

    После прямой угрозы дети от нашего друга отстали, но стали бегать по проходу в несколько раз быстрей.

    Зато кальян оказался хорош. Паумен проникся забористым дарксайдом и решил заказать еще один кальян, хотя давеча мы обсуждали наши расклады и решили ограничиваться одним "косячком".

    И в этот момент кальянщику "Зодиака", которого мы уже были готовы признать лучшим в Коктебеле, такая перспектива почему-то не понравилась. Он пробурчал: "Я вам лучше угли поменяю", и исчез.

    - Не пойму я коктебельских кальянщиков, - нахмурился Паумен. - В Питере всё по-другому. Может, не заказывать второй кальян?

    - Но мы уже договорились! - воскликнул я.

    В этот момент кальянщик вынырнул из темноты, и пояснил, что он вовсе не против второго кальяна, а лишь желает, чтобы мы сначала докурили первый...

    Не знаю, почему, но в Коктебеле второй кальян почти всегда "не идет". Так случилось и сегодня, лишь с одним дополнением: стало очень холодно, а мы заявились в "Зодиак" весьма легко одетыми. Временами дул ветер, и нам было никак не согреться. Это тоже сыграло свою роль.

    Но второй кальян был заказан и приготовлен.

    - Этот кальян не такой тяжелый, как предыдущий, - пояснил кальянщик.

    Мы снисходительно кивнули.

    - Он готовит определенное количество табака на вечер, - догадался я. - И никак не ожидал, что кто-то закажет два дарксайда.

    Паумен согласился.

    - Здесь всё не так, как в Питере, - повторил он. - Но здесь и не нужно курить крепкие кальяны.

    Так мы сидели, курили, слушали музыку и.. замерзали. Горячий чай не спасал. Наконец, кальян докурился, и мы в районе 23:00, наше самое позднее возвращение в Коктебеле, отправились домой.

    Было очень холодно!

    - Никогда еще так не замерзал на юге! - воскликнул я, лязгая зубами.

    - За исключением поездки в Балаклаву, - уточнил Паумен.

    Друзья почти бегом домчались до Гнезда Орла и совершенно не вспотели. Наоборот, как только пришли, Паумен отправился мыться, а я стал делать чай, дабы не простудиться.

    Вот такие перепады температуры бывают в Коктебеле!

    10. День десятый: Лисья бухта. 6 июля, четверг

    Я проснулся без пятнадцати девять. Сделал зарядку, половину завтрака и попытался разбудить Паумена.

    - Еще полчасика, - отозвался мой друг.

    Тут я расстроился. Мне пришло в голову, что Паумен не выспался и откажется ехать в Лисью бухту, а сегодня - единственный день для реализации столь грандиозных планов!

    Без особой надежды я стал будить друга в 10:30. Но на этот раз Паумен на удивление быстро встал, и мы приступили к завтраку.

    Около одиннадцати я позвонил в такси "Коктебель". Увы, сегодня машина быстро не примчалась.

    - Я сейчас в мойке, - ответил диспетчер и, по совместительству водитель. - Приеду через полчаса. Вас устроит?

    - Конечно, - ответил я.

    Безусловно, торчать в номере тридцать минут не хотелось, но такси "Коктебель" - лучший из вариантов, поэтому пришлось подождать. Водитель-диспетчер Василий подъехал вовремя.

    Мы сели в такси и понеслись в сторону Лисьей бухты. Было без двадцати двенадцать. Если бы это случилось неделю назад, на улице стояла бы страшная духопырка, но после вчерашней прохладной ночи, а также сегодняшних небольших порывов ветра и белых облаков, которые иногда надолго закрывали небо, погода была вполне комфортная.

    По дороге я спросил Василия:

    - А откуда АН-24? Мы видели его вчера в центре Коктебеля.

    - Скорее всего, с горы Клементьева, - ответил водитель. - Там их много.

    - А откуда они там?

    - Там же был аэродром, прыгали с парашютом, - объяснил Василий. - Там и сейчас несколько самолетов осталось. А много техники забрали для съемок фильмов. Помню, там был АН-2.

    На этом разговор и прекратился. Я был уставшим после вчерашнего вечера и позднего засыпания и думал о предстоящем восхождении, а Василий, видимо, размышлял о чем-то своем. Кроме того, у него часто звонил телефон - диспетчер принимал заказы от клиентов.

    Василий подбросил нас к площади перед лодочными гаражами. Я протянул ему 500 рублей.

    - У меня нет сдачи, - сказал водитель. - Буду должен.

    Прощаясь, мы договорились, что либо он, либо кто-то из его напарников заберет нас обратно.

    - Вот и возьмут с вас 300 рублей, а мы потом с ними сочтемся, - объяснил диспетчер и укатил на своей черной иномарке.

    А мы приготовились к восхождению.

    - Какому восхождению? - спросит озадаченный читатель. - И что это вообще за Лисья бухта?!

    Из интернет-отзывов у нас сложилось мнение, что Лисья бухта - наименее обитаемое место в окрестностях Коктебеля. В частности, Евгений М. писал: "Лисья бухта оказалась практически пуста, на километр не более 15 человек. И очень чисто! Более двух часов мы посвятили пляжно-загоральному отдыху". Многие отзывались о Лисьей бухте, как наиболее заповедной и заветной вотчине нудистов. Поэтому нам и хотелось там побывать. Туда не так просто добраться, но если от Курортного идти по горной тропе, то вполне можно затем спуститься именно в Лисью бухту...

    Кстати, когда мы ехали на такси, я заметил парочку, карабкающуюся вверх по склону.

    "Скоро и мы поползем", - подумал я.

    Итак, мы подошли к лодочным гаражам, где начиналась тропа и полезли наверх. Сразу пошел весьма крутой подъем (тяжелей, чем в начале пути на могилу Волошина), а потом он сделался более пологим.

    Открылись интересные пейзажи. Позади виднелась все более расширяющаяся панорама Курортного. Вскоре мы очутились посреди холмов и редких кустарников. Слева в море виднелся большой камень, который, вроде бы, назывался Краб. Вокруг нас летало много ласточек.

    - На море выходят их гнезда, - объяснил Паумен.

    Забираться было тяжело, по-настоящему крутой подъем. А когда мы его одолели, впереди открылся новый, пусть и более пологий. И мы пошли по тропе, оставляя за спиной Курортное с Кара-Дагом. Тропа же вела всё вверх и вверх. Я надеялся, что за большим камнем начнется просто ровная дорога по холму, но мои надежды не оправдались: подъем продолжался. Я обернулся и бросил прощальный взгляд уже даже не на Курортное, а на Кара-Даг.

    В этот момент Паумен обнаружил слева более пологую тропинку.

    - Пошли здесь! - воскликнул он.

    - Надо следовать маршрутом ТВена! - возразил я.

    - А я пойду здесь, - заявил мой друг.

    - А я по маршруту, - ответил я.

    Мой товарищ устал и искал путь полегче, а мне ужасно хотелось выполнить все указания ТВена.

    - Да кто такой ТВен?! - снова встрянет внимательный читатель.

    На сайте "Отзовик" я нашел маршрут (автор - ТВен) восхождения на Эчки-Даг. Эта гора находится прямо над Лисьей бухтой. ТВен подробно описал дорогу от Курортного до Лисьей бухты с фотографиями, и именно так я и хотел пройти: не зря же столь подробно изучал этот маршрут в Питере!

    И вот Паумен скрылся за горой слева, так как пошел тропой ближе к морю, а я целеустремленно отправился дальше по маршруту ТВена. Иногда тропа проходила очень близко к крутому склону: упасть в такую пропасть никому не пожелаю. А в целом путь отдаленно напоминал наши горные прогулки в окрестностях Балаклавы.

    Наконец, я увидел впереди панораму, напоминавшую один из снимков ТВена, более-менее ровной участок тропы. Стало очевидно, что я на правильном пути. Приободрившись, я отправился дальше, а Паумен затерялся где-то слева.

    Я преодолел еще один спуск с подъемом. Впереди показалась Лисья бухта. Я встал на тропе, ожидая, что Паумен появится слева из-за холма, как это было в прошлый раз. Мне казалось, что мы движемся параллельными маршрутами, просто его путь проходит ближе к морю. Воспользовавшись передышкой, я сфотографировал окрестные ландшафты. Мой друг, тем временем, всё никак не появлялся из-за склона.

    Тогда я достал из кармана шортов свой мобильный телефон и позвонил товарищу. Вскоре в сумке Паумена, которую я нес на плече, зазвонил телефон. И лишь тогда я осознал, что нахожусь где-то в горах со всеми вещами, двумя телефонами, деньгами и водой, а где-то, совершенно не ясно где, абсолютно без всего пребывает Паумен.

    И я, чертыхаясь, поспешил назад к тому месту, где в последний раз видел друга.

    Спустился по холму и пошел в сторону моря по тропке между двумя склонами. На тропинке никого не было. Я прошел еще метров пятьдесят и остановился. Далее тропа уходила куда-то резко вниз к большому камню. Я стал высматривать товарища внизу, когда он внезапно появился из-за склона.

    Вот так встреча! Тут мы высказали друг другу всё, что думали. Причем, на повышенных тонах.

    - Надо было идти по маршруту Твена! - кричал я.

    - Зачем? Здесь удобная тропа к морю!

    - Но мы-то договаривались пойти в Лисью бухту!

    - А что там делать? Там одни кемпенгисты!

    - А что ты будешь делать около большого камня? Еще неизвестно, какой там спуск!

    Мы еще немного поорали, а затем... помирились. Я извинился перед товарищем, и мы все-таки отправились маршрутом ТВена, ибо так было надежней.

    Путь оказался весьма длинным, хоть с погодой повезло: временами дул ветер, а иногда облака минут на десять закрывали солнце, и становилось вообще комфортно. Но в целом восхождение получилось изматывающим.

    До Лисьей бухты было еще далеко. Она показалась вдали двумя выступами-оазисами, на которых росли деревья, но оба выступа облюбовали кемпенгисты. Мы еще немного прошли в гору, а потом последовал относительно крутой спуск.

    Открылись новые, примечательные пейзажи: горы, холмы, одинокое засохшее дерево на склоне и далекий Эчки-Даг, который стал намного ближе. А вот снимок места, откуда мы пришли. Вдалеке уже виднелся Меганом, знакомый нам по Судакскому путешествию, а перед ним - вытянутая Лисья бухта.

    - А почему вы ничего не знали о кемпенгистах? - вклинится любопытный читатель.

    - Вчера вечером не было интернета, - объясню я. - Не смог ничего посмотреть заранее!

    Как бы то ни было, следовало спускаться в бухту к кемпенгистам. Туда вела тропа. Я понял, почему ТВен ничего не написал о спуске в бухту: он был очевиден и однозначен. Широкая тропа выходила прямо к первому оазису с деревьями.

    Вскоре выяснилось, откуда приехали эти автолюбители: в Лисью бухту вела вполне комфортная дорога, которая на Яндекс.Картах обозначена, как тропка.

    Тут же родился совет путешественника: "Перед походом в незнакомую местность смотрите Гугл.Карты! Там есть функция "спутник". С ее помощью можно гораздо точнее узнать ширину дороги!"

    Эта дорога прекрасно видна на снимке. Не хуже она смотрится и на фоне Эчки-Дага, который значительно выше: по этой дороге может проехать не только внедорожник, но и обыкновенная "Лада". Обратите внимание, что на небольшом плато пасутся коровы...

    Мы спустились прямо к кемпингу. Имелось два варианта: продолжить движение в сторону второго кемпинга или поворачивать к берегу с галькой и идти в сторону Курортного. Мы выбрали второй вариант. Думаю, что поступили правильно. Нормальные места для купания в Лисьей бухте начинаются только после второго оазиса (попробуй еще до него дойти!), а между этими оазисами-лагерями кемпенгистов прямо вдоль берега идет дорога, по которой часто проезжают машины - там толком не покупаться и не разложить подстилку.

    Уставшие друзья спустились к берегу и отошли метров на пятьдесят от автомобилистов. Открылся пейзаж, напоминающий пляж в Малоречке - камни в воде, плохой вход в море и узкая дорога вдоль берега. Замечу, что путь от Курортного до нашей стоянки занял ровно пятьдесят минут.

    Путешественники разложили подстилку и вытащили из рюкзака Рыжего. Наш зверек настаивал, что он просто обязан посетить Лисью бухту, ибо является Лисом по своему обличью. Увиденные пейзажи его весьма впечатлили.

    А мы искупались. Погода стояла странная. Когда выходило солнце, становилось очень жарко, а когда небо застилали облака, делалось даже прохладно, особенно после купания. А главным разочарованием Лисьей бухты стали люди. Их было чрезвычайно много. По крайней мере, по сравнению с Рыбачьим образца 2016 года.

    Какие-то компании по два-три человека (то ли кемпенгисты, то ли отдыхающие из Курортного) раз в десять минут, а то и чаще, проходили мимо нас, поэтому никакой уединенности не получилось.

    - Это не сравнится с прогулкой из Канаки в Рыбачье! - вспомнил я.

    - Чем ближе крупный населенный пункт, - ответил Паумен, - тем меньше возможностей для уединения.

    Мой товарищ, которому очень не хотелось вновь лезть в гору, заметил, что многие проходящие мимо так и продолжали свой путь по берегу в сторону Курортного. Судя по всему, они шли до того большого камня, к которому я не захотел в свое время спускаться, повторяя: "Надо идти по маршруту ТВена!"

    - Пойдем обратно вдоль берега! - заявил Паумен. - Оттуда точно есть дорога в горы. Немного срежем путь.

    - А ты уверен, что там есть проход? - засомневался я.

    - Уверен! - ответил Паумен.

    Вскоре и я в этом косвенно убедился. По пляжу шастали люди, совсем не приспособленные для прогулок по горам. В тапках, с полотенцами.

    - Ладно, - согласился я. - Пошли до большого камня.

    Мы еще раз искупались и, чтобы равномерно распределить силы, отправились в обратный путь по берегу моря.

    Дорога оказалась проходима и живописна. Сначала в воде попадались большие камни, некоторые из которых составляли красивые парочки, а затем открылась длинная бухта, в конце которой и находился Большой Камень. Эта бухта была практически безлюдна. Лишь в одном месте мы встретили сначала парочку (женщина загорала, а мужчина занимался фотосъемкой), а затем одинокого нудиста. Над нами нависали величественные горы. Паумен сфотографировал каперсы, которые, как выяснилось, крайне необходимы для ресторанного бизнеса. Недальновидные рестораторы за бешеные деньги закупают каперсы в Испании, а они себе преспокойно бесплатно растут в Крыму!

    Тем временем, далекий Большой Камень становился всё ближе. Мы стали думать, где же остановиться на привал? Логично было сделать это прямо у Камня, но как только эта мысль пришла нам в головы, сверху спустилась компания и заняла отличное место.

    - Двое пернатых в одной берлоге не уживутся, - вспомнил Паумен легендарное высказывание генерала Лебедя.

    - Значит, будем искать другое лежбище, - ответил я.

    Пришлось залечь почти на тропе, отвоевав у моря пару метров. С нашего нового пристанища был прекрасно виден Камень, компания из трех человек, и около дерева - хорошо заметная тропа наверх. А я сфотографировал путь, который мы прошли: вплоть до далеких берегов весьма протяженной Лисьей бухты.

    На этот раз мы залегли более основательно. Купались, загорали, наслаждались хорошей погодой. Гисметео завтра обещает дожди, да и последние два дня (суббота и воскресенье) скорее всего, будут облачными, так что нам, возможно, выпал последний шанс позагорать.

    К сожалению, загорание в Коктебеле почти всегда для нас заканчивалось обгоранием. На этот раз спасло лишь то, что солнце очень часто заходило в облака. И это на десятый день пребывания на юге, где девять дней были солнечные! Согласитесь, странный феномен.

    Сыграли мы и партию в Дурилу. Паумен выиграл, и общий счет стал 2:2. А я, как проигравший, вызвался нести в гору сумку Паумена с Рыжим внутри.

    Около четырех дня друзья собрались и отправились дальше вдоль моря. Шли и шли, когда я вдруг заметил, что мы миновали тропинку наверх у Большого Камня.

    - Надо возвращаться! - воскликнул я.

    - Почему тебя вечно тянет в горы?! - возмутился Паумен. - Смотри, здесь много людей ходит. Раз они прошли по берегу, то и мы пройдем.

    Мой товарищ, как обычно, оказался прав...

    Забегая вперед, скажу, что больше в горы мы не забирались, и весь путь до Курортного прошли вдоль моря. Нам встретилось лишь два-три относительно сложных участка для прохода, но не более. Так что, если будете отдыхать в Курортном, обязательно сходите в Лисью бухту вдоль берега. Для этого вам не придется использовать даже малейшие навыки скалолазания.

    - Зачем ты потащил меня в горы? - возмущался Паумен.

    - Зато наверху мы увидели замечательные пейзажи! - защищался я.

    - Если бы не я, мы бы и второй раз по верху потащились, - заявил мой товарищ. - А это было бы глупо!

    Против такого аргумента было сложно что-либо возразить, но я все-равно пытался спорить в стиле "Мы не ищем легких путей", однако вскоре прекратил это бесперспективное занятие.

    В любом случае, у нас получился максимально разнообразный путь: туда - по склонам холмов, назад - вдоль берега.

    Пейзажи открылись примечательные. Огромный камень, до которого мы добирались. Два больших камня, освещенные солнцем. Даже удалось снять бакланов, хоть и с большого расстояния. Кстати, на нашем первом месте, далеко в море мы видели камень, который облюбовали бакланы. Сначала их там сидело двое, а когда мы собрались уходить, уже четверо.

    Вспомнив прогулку из Канаки в Рыбачье, можно утверждать, что подобные камни - излюбленные места отдыха этих черных птиц. И раз уж речь зашла о фауне, добавлю, что на нашей первой стоянке мы видели вдалеке дельфина, его черный плавник несколько раз взмывал над волнами.

    А впереди, за камнями, уже показалось Курортное. И чем ближе мы подходили, тем больше отдыхающих из поселка встречали на берегу. Вскоре стало очевидно, что путь по морю выведет нас к лодочным гаражам. По дороге мы оценили еще одно творение рук человеческих: какой-то отдыхающий, спасаясь от ветра и обладая большим количеством времени, построил прочную каменную защиту от стихии.

    Друзья миновали огромный круглый камень, который стоял в море, словно монета на ребре. Видимо, этот монстр и назывался Крабом. А уже за ним открылись лодочные гаражи.

    Проходя вдоль них, я позвонил Василию.

    - Минут через 25 буду, - заверил таксист. - Я как раз сейчас заканчиваю заказ.

    - Этот Василий - необязательный, - сказал я Паумену. - Помнишь, мы еще подъезжали к Курортному, а он уже говорил новому клиенту, что будет через пятнадцать минут.

    - Я думал, клиент его ждет в Курортном, - сказал мой друг.

    - Как бы ни так! - ответил я. - В Коктебеле!

    Понимая, что Василий скоро не приедет, путешественники вышли на пляж Курортного, где обнаружили прекрасную длинную скамейку, которая вся уже была в тени. В эту тень мы и присели.

    Я звонил Василию в 16:25 и терпеливо ждал его звонка до 16:50. Но безрезультатно. Тогда я с трудом дождался 17:05 и сам перезвонил.

    - А я за вами послал белый Фольцваген "Пассат", - бодро отрапортовал Василий. - Он 15 минут назад выехал из Коктебеля, так что скоро у вас будет!

    Уставшие друзья поплелись на площадку. Но сделали это зря, так как никакого белого Фольцвагена там не стояло. Понимаю, что служба такси "Коктебель" нам здорово помогла, но факт остается фактом, белый автомобиль с другим водителем Александром приехал только в 17:20.

    И мы помчались в "Эдельвейс".

    Александр, молодой парень возраста Василия (для меня "молодые парни" - все мужчины до 35 лет) оказался разговорчивым и расторопным. Сначала мы говорили о Коктебеле. В частности, водитель произнес важную фразу:

    - Заметили, как много народу приехало за последние два дня?

    Я согласился, подумав, что очень много людей прибыло за прошлую неделю и, в принципе, можно сделать крайне субъективный вывод, что в 2017 году туристов в Крым приедет больше, чем в 2016.

    Пока мы загорали в Лисьей бухте, у нас родилась спонтанная идея - съездить в парк львов "Тайган". Я спросил об этом Александра.

    - Это будет стоить 2500 рублей, - объяснил он. - Туда надо ехать с утра, пока звери еще не спят. Мы возим так: час - дорога туда, три часа ожидания, пока вы в "Тайгане", и час назад. Мне кажется, вполне разумно по деньгам.

    - А сколько стоит билет в "Тайган"?

    - 900 рублей с человека.

    В итоге, водитель убедил нас посетить "Тайган" послезавтра. Он заедет за нами в 8 часов утра, а уже в 2 часа дня мы будет обедать в "Эдельвейсе".

    Но этим Александр не ограничился.

    - Вы где остановились? - спросил он.

    - В "Эдельвейсе", - ответил я. - Нам бы хотелось, чтобы вы нас к нему подвезли.

    - Подвезу, - заверил Александр. - А они вам организовывали трансфер?

    - Да, - подтвердили мы.

    - А какая машина была?

    - Стыдно признаться, но я не запомнил, - пришлось ответить мне.

    - Водитель Анатолий, - добавил Паумен.

    - Тойота "Камри", - сказал Александр. - Да, я знаю. Я ведь раньше был "развозящим" от этого отеля. Там владелец женщина?

    - Этого мы не знаем.

    - Женщина, - утвердительно кивнул Александр. - Я там был развозящим, а на следующий год меня оттуда турнули. А сколько с вас взяли?

    - 2500 рублей.

    - Хотите, я вас довезу за 2200? - спросил Александр. - 300 рублей - всё-таки деньги!

    Я сначала сомневался, а потом вспомнил все "тормознутости" Анатолия и согласился. Вернее, мы согласились. Правда, мы сказали Анатолию, что позвоним, но не обещали этого точно.

    - Да что вы переживаете! - воскликнул Александр. - В крайнем случае, скажите ему, что нашли вариант дешевле. У нас тут сильная конкуренция. Не буду посвящать вас в тонкости, но мы тут боремся за своих клиентов.

    Если рассуждать логично, нам гораздо удобней иметь в качестве перевозчика расторопного и болтливого Александра, чем молчаливого и странного Анатолия. Хотя, скорее всего, Анатолий брал немного больше денег за трансфер из расчета, что у него лучше машина...

    Вот так, за 20 минут пути, мы договорились с Александром сразу о двух поездах.

    Водитель довез нас до "Эдельвейса" и даже въехал во двор, потому что ворота были открыты. Они у нас теперь часто бывают распахнуты, ибо постояльцы с машинами паркуют свои автомобили с задней стороны здания.

    Друзья поднялись в номер. Интернет снова барахлил, невзирая на объяснения Апостола Павла. Очевидно, замена оптоволоконного кабеля затянется на неделю...

    Но мы в любом случае поступили правильно насчет "Тайгана". У нас был выбор - ехать завтра или послезавтра. Лучше, конечно, послезавтра, ибо после похода в Лисью бухту требуется отдых.

    Мы приехали в гостиницу около 18:00. За час разложили вещи, а заодно я перекинул на нетбук фотографии с Лисьей бухты.

    В 19:00 друзья отправились на ужин. Ели в полном одиночестве. Остается загадкой: почему постояльцы игнорируют столовую? Ведь здесь замечательно кормят!

    Рассуждая об этом странном феномене, мы вернулись в наш 23-й номер.

    Тут стоит сказать пару слов о наших соседях из 24-го. Их проживание оказалось очень коротким - одна или две ночи.

    Как-то раз, выходя из гостиницы, мы увидели эту супружескую пару - наши соседи с грустными лицами сидели на скамейке во дворе гостиницы.

    - Наверное, ссорятся, - предположил Паумен.

    - И так сильно, что даже гулять не идут, - добавил я.

    Но позже мы решили, что у соседей произошла какая-то серьезная неприятность, и им пришлось срочно уехать. Именно поэтому они были столь грустными в тот день и сидели у гостиницы: ждали трансфер до Симферополя...

    О соседях я заговорил вот почему. Когда они покинули номер, его, видимо, убрала горничная. И зачем-то оставила открытыми и дверь на балкон, и сетку от комаров. Может, хотела проветрить номер?

    В итоге, сетка частично порвалась от ветра, и мне пришлось перелезать на балкон 24 номера - закрывать и балконную дверь, и сетку. Номер, как и ожидалось, был пуст.

    * * *

    После ужина, который обошелся нам в 620 рублей, накатила усталость. Мы посчитали свои расходы, немного посмотрели в интернете о парке львов, но он быстро вырубился (интернет, а не парк, ведь кабель всё меняют), а затем легли смотреть телевизор.

    Паумен хотел дождаться сериала "Секс в большом городе", который показывают по каналу "Пятница", но он начинался только в 23:00. В итоге, я оставил Паумена, читающего электронную книгу, в одиночестве, а сам быстро и крепко уснул.

    11. День одиннадцатый: Под ветром. 7 июля, пятница

    Я проснулся в 8:45. Паумена следовало разбудить в 10:00, если на улице не будет дождя. Я выглянул в окно. Дул ветер, но никакого дождя не наблюдалось: серые облака соседствовали с фрагментами синего неба. Тогда я начал делать зарядку. Уже в конце ее неожиданно поднялся вечер, и из-за горба Верблюда принесло большую синюю тучу.

    "Сейчас разбужу Паумена, и тут начнется дождь", - подумал я.

    Слава богу, обошлось.

    Мы позавтракали сыром и грушами и в половине двенадцатого вышли из дома. Дул сильный ветер, изредка выглядывало солнышко, но его быстро закрывали облака. Причем, облака имелись трех мастей - белые, серые и лиловые.

    Наш путь лежал по бывшей Темной, которая на поверку оказалась Школьным переулком, это название я увидел только сегодня. Чуть ли не первый раз за поездку мы шли по этой дороге в свете дня.

    - И зачем вы направились в центр? - спросит любознательный читатель.

    - Паумен вознамерился купить себе что-нибудь из вещей, - отвечу я, - а выбор на Пешеходной улице наиболее богатый.

    Мы бродили вдоль лотков. Торговля одеждой шла бойко. Паумен долго не мог ничего найти, я за это время успел купить пару сувениров. Затем мой товарищ сделал весьма достойный выбор, что нанесло ощутимый ущерб нашему бюджету. В связи с этим мы решили не идти вечером в "Эль-Пасо".

    Вместо этого друзья... никуда не направились, ибо над торговыми рядами зависла лиловая туча и пошел дождь. Впрочем, слово "зависла" тут неуместно. С тех пор, как мы вышли из "Эдельвейса", дул, не стихая, весьма сильный ветер. И он разгонял облака. Так что лиловая туча не зависла, а, скорее, проносилась над нами.

    Сначала упало несколько капель, но дождь - секунда за секундой - крепчал, а заодно поднялся еще более сильный ветер. Мы в раздумье встали под крышу магазина. С собой в рюкзаке у меня имелись полиэтиленовые накидки, но очень не хотелось их одевать.

    К счастью, дождь вскоре прекратился. Видимо, ветер включил максимальные обороты, и угнал тучу куда-то в море.

    Мы купили персиков и груши, планируя затем отправиться в "Эдельвейс", но... поняли, что всё равно надо идти в "Подкову" за мылом и туалетной бумагой. И прошли квартал по Ленина. За это время погода улучшилась.

    - Искупаемся? - предложил я.

    Паумен согласился.

    Друзья спустились к морю. На нудистский пляж не пошли, а выкупались сразу возле улицы Приморской. Народу на берегу было мало, зато битком забились все кафе и столовые.

    Всё пляжное население с испугом следило за очередной темной тучей, которую несло с гор. Слава богу, она прошла стороной, хотя несколько капель на нас и упало.

    Окунувшись, мы отправились вверх по Приморской. Удивительно, но и при такой погоде в Аквапарке имелись посетители, хотя в сильный ветер и относительный холод спуск с водных горок вряд ли доставит удовольствие.

    А мы закупились в "Подкове". Потраченная сумма вновь привела к мысли, что сегодня путь в "Эль-Пасо" нам "заказан".

    Стоит добавить, что с собой на прогулку мы взяли Глазатыча - все наши звери по второму разу выходят в свет, и важно, чтобы такая возможность была представлена каждому.

    Глазатыч восторженно смотрел по сторонам, а также излагал пространные суждения, суть которых сводилась к тому, что надо жить дружно.

    А мы, нагрузившись продуктами (я, в частности, засунул в рюкзак шестилитровую канистру с водой, литровую бутылку газировки и литровую бутылку сока) отправились в гостиницу.

    Сели во дворе, чтобы Паумен покурил. Но оказалось, мой друг не взял с собой зажигалку. Тогда я с рюкзаком поднялся в номер. По пути встретил горничную.

    Мы поздоровались. Стоит добавить, я ее видел четвертый раз за эти одиннадцать дней.

    - Вы же пойдете на обед? - спросила она.

    - Пойдем, - подтвердил я.

    - Я за это время у вас уберусь, и белье поменяю, - сказала женщина.

    - Хорошо, - ответил я.

    По моим подсчетам, белье должны менять завтра, но просто прекрасно, что это случится сегодня.

    А еще сегодня с утра Паумен обнаружил, что сетка от двери соседнего номера вновь распахнута - очевидно, на славу поработал ветер. Пришлось мне, расплачиваясь за ужин, сообщить Апостолу Павлу, что в номере 24 есть проблемы.

    Апостол сказал: "Спасибо", и пообещал всё исправить.

    Когда мы пришли в номер после обеда, нам уже поменяли белье. Это было приятно.

    Паумен традиционно собрался спать, а я составлять записки путешественника.

    Так и пишу уже до шести вечера, а Паумен спит. Погода тем временем улучшилась - ветер стал тише, а на небе появились просветы. Думаю, сегодня точно дождя не будет.

    * * *

    Мой друг проснулся в 18:00.

    - Может, все-таки сходим в "Эль-Пасо"? - спросил я.

    - Не хочу, - ответил Паумен.

    - Денег нет? Или устал?

    - Устал, - отозвался мой товарищ.

    Хотя, честно говоря, и денег на "Эль-Пасо" не было, учитывая завтрашние расходы на "Тайган".

    Мы начали смотреть телевизор, но в это время за окном засветило солнце.

    - Пойдем лучше искупаемся! - воскликнул Паумен.

    - Ведь каждое купание может стать последним, - добавил я.

    Мой друг специально не взял с собой кошелек, дабы в корне пресечь желание потратить на что-либо деньги.

    Мы добрались до Нудистского пляжа в 19:30. Он был на удивление пуст. Последние дни стоит весьма холодная погода. Кроме нас, на пляже имелось еще два нудиста, одетых сверху и, как я заметил позже, распивавших горячительные напитки: только это и позволяло им "держаться на плаву".

    Пляж выглядел безлюдно и сиротливо. Даже профиль Волошина на Кара-Даге заметно погрустнел.

    Настроение было прощальным. Как обычно, не хотелось уезжать. Казалось, мы только приехали, еще даже толком не осмотрелись и по-настоящему не позагорали. С последним трудно было поспорить - после Лисьей бухты у меня стали вновь облезать и руки, и плечи.

    И хоть друзья старались не грустить, определенная меланхолия все же присутствовала. Немного разрядило ситуацию то, что мы отправились назад другим путем, вдоль речки. Так мы возвращались только однажды, когда еще была жара. Теперь жары не наблюдалось, и мы смогли полноценно осмотреть пансионат, где сдавали двухэтажные номера с отдельными входами.

    Солнце садилось и красиво светило через нижний горб Верблюда. На склоне стояли здания, которые мы ранее не замечали, возвращаясь по Приморской, ибо тогда их закрывал Аквапарк. А еще склон особо подчеркивал скалу, получившую название Лежащий Пушкин: об этом нам рассказывали еще во время экскурсии на Кара-Даг. Боже, как это было давно!

    - Вот мы уедем, а Пушкин так и будет лежать! - Меня охватило лирическое настроение. - И сочинять стихи, посвященные Коктебелю! Как жаль, что их никто никогда не прочтет... И Кара-Даг будет манить своими изменчивыми формами и силуэтами, а профиль Волошина мудро взирать на морские просторы...

    - Когда-нибудь мы сюда вернемся, - пообещал Паумен.

    - Хотелось бы, - согласился я.

    Друзья миновали пустующую частную гостиницу "Юность", пересекли улицу Ленина, дошли до "Подковы", а далее привычным путем добрались до Гнезда. В 21:00 были в номере.

    Попили капучино и чай, посмотрели программу "Время", где показали, как Путин в первый раз встретился с Трампом. Трамп назвал эту встречу "поразительной".

    На этот раз я хотел посмотреть "Секс в большом городе", но выяснилось, что по пятницам и выходным канал "Пятница" в это время показывает другой сериал.

    Тогда я завалился спать. Вскоре Паумен последовал моему примеру.

    12. День двенадцатый: "Тайган". 8 июля, суббота

    Сегодня у нас самое раннее вставание - в 5:40, если не считать похода на могилу Волошина. Я разбудил Паумена в 7:00. Мой товарищ с трудом проснулся, и мы позавтракали.

    Друзья собрали вещи, и тут наступило 8:00 - время ехать в сафари-парк "Тайган". Но водитель Александр всё не звонил.

    - Опасно договариваться с незнакомым человеком, - заметил я. - Анатолий, хотя бы, развозящий "Эдельвейса". Он просто так кинуть не может, а этот Александр - пожалуйста.

    - Вот и проверим, - флегматично ответил Паумен, но через пять минут предложил: - Может, ты сам ему позвонишь?

    - Сначала выйду, посмотрю, - ответил я. - Может, он приехал...

    И без всякой надежды вышел в коридор, а оттуда - на общий балкон второго этажа.

    Оказалось, иномарка Александра уже стояла за воротами. Тогда мы быстро собрались и вышли на улицу.

    - А я забыл ваш телефон, - объяснил Александр. - Стою здесь уже минут пятнадцать!

    Мы сели в машину и устремились в "Тайган", созданный небезызвестным Зубковым, о котором неделю назад мы смотрели сюжет в крымских теленовостях. В отношении "Тайгана" сейчас проводится расследование, и как мне кажется, проверяющие обязательно что-то, да найдут. А наш водитель Александр считает, что просто кто-то из российских олигархов захотел перехватить прибыльное дело. Поживем-увидим.

    (Судя по анализу интернета на декабрь 2017 года, Зубков остался владельцем "Тайгана". Значит, ему удалось пройти проверку.)

    А мы выехали на трассу. Александр был по обыкновению болтлив, и нам удалось узнать много интересного.

    Первым делом я спросил о горе Клементьева.

    - Там существует музей планеризма, - сообщил Александр, - но он в плачевном состоянии. Я туда уже давно никого не возил.

    - А что, Коктебель за последние десять лет вырос в два раза? - продолжил я расспросы.

    - Разрешения на строительство выдавали всем, кому не лень, - объяснил водитель. - Вот и понастроили гостиниц.

    Вскоре, правда, выяснилось, что сам Александр из Феодосии, а в Коктебель перебрался всего пару лет назад, поэтому не так-то много и знает о поселке.

    А я вспомнил лозунг "Янукович - надежда Крыма", который мы видели в 2010 году. Разговор перекинулся на политику. Опустив ряд тем, скажу лишь о том, что хуже всего крымчанам жилось в 2015 году, когда в середине ноября украинцы взорвали опоры ЛЭП, и полуостров лишился электроэнергии.

    - И они еще хотят, чтобы мы после этого к ним вернулись! - воскликнул Александр. - Тогда была зима, холодно, а электричество давали только на три часа. А как мы встречали Новый год?! Света нет, тепла нет, телевизор не показывает... Ходили друг к другу в гости и делились информацией. Вот это было время!

    Затем водитель долго вспоминал, как купил генератор и приспособил его у себя в хозяйстве.

    По мнению Александра, туристический сезон 2017 года еще хуже, чем в 2016 (я бы это оспорил, но в прошлом году не был в Коктебеле, а наши наблюдения в Рыбачьем в данном случае не котируются). Конечно, все крымчане надеются на Мост. На мой взгляд, даже чересчур - потому что сезонов 2012-2013 годов, когда на набережной Коктебеля было не протолкнуться, вообще никогда не повторится. По крайней мере, в течение ближайшего десятилетия.

    Сейчас идет зачистка и проверка всех гостиниц на Крымском побережье. Александр так же, как и мы, видел сюжет про Ай-Петри и снесенные торговые палатки на вершине, и говорит, что Феодосия, Коктебель и Ялта - на очереди. Шофер заявил, что в Коктебеле необходима центральная канализация. Добавил, что проходили проверки и даже были найдены виновные, которые сливают отходы в реки, но нашли не всех, потому что иногда трубы слива проводят под землей.

    Была идея срочно сделать карьер в Коктебеле, ибо для строительства трассы "Таврида" (от Крымского моста до Севастополя) требовалось много песка, который везти из России нерентабельно. Но "коктебельские" отстояли свои права, и идея с карьером умерла.

    - Представьте себе, ведь это курорт! - возмущался Александр. - И тут бы сделали карьер. Куда это годится?!

    Дорогу Керчь - Симферополь (через Старый Крым), по которой мы ехали второй раз, два года назад отремонтировали. Сейчас трасса выглядит неплохо, хотя освещения на ней нет. Видимо, освещение дорог для крымчан является чем-то, выходящим за пределы фантазии. Дорога показалась нам не сильно загруженной. Как объяснил Александр, грузовики с Керченской переправы по распоряжению Аксенова в летний период идут только в вечернее время и до 10 часов утра, так как днем асфальт нагревается, и тяжелые машины могут испортить трассу.

    Водитель вскользь упомянул про коктебельского мэра, которого посадили, и сейчас, по словам Александра, руководство города тоже часто меняется.

    При Украине, чтобы заниматься частным извозом (такси), надо было "дать на лапу" какому-то человеку в милиции, а сейчас Александр купил лицензию на пять лет и свободно занимается своим делом. Водитель озвучил все недостатки украинского Крыма, которые мы и так знали, и о которых я ранее писал в крымских заметках за 2010, 2012 и 2013 годы: каждый тянул одеяло на себя, в федеральный бюджет ничего не шло. Я только не писал о взятках, так как у меня не было фактов, а теперь Александр об этом рассказал. Да и как могло быть иначе?

    Я вспомнил автовокзал в Алуште образца 2010 года и вереницу нелегальных маршрутчиков. Вычислить их и прикрыть на корню было очень легко, но милиция этим не занималась, потому что все получили взятки.

    Александр, конечно, поддерживает присоединение Крыма к России. Ему нравится Путин, он даже произнес: "За такую страну и умереть не жалко". Так что, настроения в Крыму у всех примерно одинаковые: все ждут Моста в надежде, что он решит все проблемы, все видят реальные перемены (новые дороги, троллейбусы, здания). Полуостров действительно меняется на глазах. Это не пропаганда или агитация, а реальность.

    В Крым приезжают отдыхать граждане Украины. Крымчане относятся к этому нормально. Но сами украинцы стараются не афишировать свое гражданство. Иногда, по рассказам Александра, они закрывают герб Украины на своих автомобильных номерах, чтобы не вызывать неприязни у крымчан.

    Зимой, как объяснил Александр, Коктебель вымирает. На набережной работает только два кафе. Александр состоит в отряде ЧОП (частное охранное предприятие). Раньше он работал в ЧОПе в Феодосии, но пару лет назад перебрался в Коктебель, потому что здесь вызовов гораздо меньше. В каждой частной гостинице остается свой сторож, который следит и за мебелью, и за домом.

    Узнали мы и о судьбе ночного клуба "Как ты, Бель?". Оказывается, его закрыли после проверки. Что-то не так было у хозяев клуба с документами и, скорее всего, эта территория отойдет поселку. В любом случае, ночного клуба с пальмами мы больше не увидим. По крайней мере, так считает наш водитель.

    Александр занимается извозом до 20 сентября, а потом только по конкретным звонкам. Фактически в это время сезон и заканчивается. Водитель сообщил, что много людей приезжает на джазовый фестиваль, который проходит три дня в начале сентября. Играют во многих местах, а организует всё Дмитрий Киселев, ведущий телепередачи "Вести недели".

    Еще Александр вспомнил, что после захвата крымского парламента в 2014 году, пока украинские военные находились на полуострове, было тревожно. Уже прошел референдум о присоединении, а в Феодосии еще стояли украинские воинские части. И Александр с другом сначала услышали автоматные очереди, а потом увидели наши вертолеты - это российские десантники захватывали воинскую часть в Феодосии. Но жертв при этом не было.

    - Наверное, командирам украинских частей было проще сдаться в результате штурма, - предположил я. - Не так позорно.

    Конечно, водитель сообщил нам гораздо больше информации, но обо всем, к сожалению, не расскажешь. В любом случае, я рад, что судьба свела нас с Александром: мы узнали, что думают местные жители о положении дел на полуострове, хотя наш шофер и не является зеркальным отражением мнения всех крымчан...

    А мы доехали до Белогорска, а затем свернули на более узкую дорогу к зоопарку. По ее правой стороне установили огромные буквы "ПАРК ЛЬВОВ ТАЙГАН", напоминающие по форме известные на весь мир - "HOLLY WOOD". Тут же сообщу, что Тайган - местное название, так называется водохранилище неподалеку.

    Ровно в 9:10 мы прибыли на место. Перед входом стояло немало машин. Мы договорились, что Александр встретит нас здесь же в 12:00. И отправились на осмотр.

    Вошли в огромный холл, купили билеты в кассе и через минуту очутились в самом зоопарке. У входа располагался бесплатный туалет, открытые вагончики для прогулки по парку и... велорикши.

    Паумена сразу привлекли велорикши, словно ничего другого в зоопарке просто не существовало.

    - Возьмем велорикшу! - воскликнул мой друг.

    - И как мы на ней будем смотреть львов? - спросил я.

    Тогда мой товарищ призадумался.

    - Ладно, пошли так! - наконец, согласился он.

    И мы устремились в сафари-парк. Выяснилось, что львов кормят в 10:00, и это особый ритуал. Если вы хотите посетить "Тайган", надо обязательно приезжать туда с утра, иначе после еды, уже в 11:00 все сытые львы разбредутся по сафари-парку, уснут в каком-нибудь укромном месте, так что вы ни одного из них не увидите.

    Тайган устроен так: справа от входа находится большое пространство, где обитают львы. Это так называемая "саванна", хотя назвать ее так можно лишь при очень богатой фантазии. На самом деле, это - пересеченная местность, где есть, допустим, явно выраженная дорога, по которой, видимо, иногда ездят машины. Судя по всему, по ней Зубков возит особо именитых гостей, эта колея лишь один раз у меня попала в кадр. Также в сафари-парке имеются скульптуры животных, сделанные с разной степенью убогости. Наиболее нелепо смотрятся жирафы и слоны, выполненные из металлических прутков. Может, раньше они выглядели лучше, но время их основательно потрепало. Встречались и совершенно непонятные архитектурные композиции по мотивам мифов Древней Греции.

    - Лишь бы было на что смотреть, - прокомментировал Паумен. - А львы тут совершенно не при чем!

    Ну и конечно, на львиной территории росли деревья, трава и кустарник...

    И вот над всей этой "саванной" были проложены металлические мостки на высоте около пяти метров. По этим, весьма длинным и прочным сварным металлоконструкциям перемещались многочисленные посетители. Мы к ним присоединились примерно в 9:20.

    Как только друзья вошли на мостки, так сразу обнаружили львов. Очевидно, они проголодались значительно раньше 10:00. В любом случае, звери лежали в ожидании еды, а люди сверху их фотографировали.

    Рядом находился ларек, где продавали мясо. Я сам не видел, но Паумен сообщил, что это были куски курятины по 200 рублей. Видимо, кто-то из щедрых посетителей уже собственноручно покормил львов, поэтому они и возлежали неподалеку от ларька.

    Мы рассмотрели трех, весьма мощных и солидных хищников, которые устроились почти прямо под мостками. Затем отправились к другому скоплению народа.

    - Где народ, там и львы, - отметил я.

    - Хочешь увидеть львов, иди к толпе! - конкретизировал Паумен.

    В новом месте уже другие хищники дожидались кормления. Среди взрослых львов находились беременная львица и два-три львенка-подростка уже весьма крупных размеров. Я заснял львицу, валяющуюся на спине, а также играющего львенка. Животных можно было фотографировать в свое удовольствие, никакие сетки обзор не закрывали, а сами звери были медлительны и неторопливы.

    До десяти утра оставалось более получаса, поэтому мы решили пока сходить к Колесу обозрения, где были указаны японская макака, крокодилы, пеликаны и лебеди.

    - Где указаны? - спросит дотошный читатель.

    - В карте-схеме, которую нам выдали бесплатно при входе в зоопарк, - объясню я. - Вот она во всех подробностях!

    И путешественники зашагали по мосткам. Расстояние до Колеса - весьма приличное. Внизу мы не заметили ни одного льва. Видимо, все ожидали кормежки. Японский макак был весьма хорош, а крокодилов мы не обнаружили. И поспешили назад, ко львам. Зато на обратном пути увидели львицу, которой, судя по всему, была совершенно безразлична еда. С задумчивым видом она смотрела вдаль, поэтому получились хорошие кадры.

    К 10:00 мы были на месте. На мостках собралось внушительное количество народу. Но тут нам повезло! Мы увидели, как молодой парень везет тележку с кусками мяса - причем, куски по два килограмма каждый. И вот парень с тележкой встал на мостках, а Паумен как раз рядом с ним. Я же с фотоаппаратом отошел чуть подальше. К сожалению, не запечатлел парня, целиком сосредоточившись на львах.

    Я ожидал, что сейчас начнется отчаянная битва за пищу, но всё оказалось куда более прозаично. Парень бросил кусок мяса в траву. Ничего не произошло. Лишь спустя секунд десять появился лев. Он лениво подошел к куску мяса и начал его есть. Парень бросил еще кусок. Через минуту к первому льву присоединился второй. Больше голодных не обнаружилось. Тогда парень стал кидать куски мяса слева и справа от поедающих пищу львов.

    Но никто больше кормиться не собирался. Лишь минут через пять откуда-то издалека подошли львица и крупный лев. Вот они и поедали мясо. Выглядело всё так: лежат львы и неторопливо жуют мясо в окружении мясных кусков.

    Где-то я читал, что иногда кормление проходит более зрелищно: есть специальные доски, на которые, вроде как, и нужно кидать мясо, но сомневаюсь, чтобы львы из "Тайгана" стали бы сражаться за пищу. Те львы, которых мы видели, были не то, чтобы голодными, а просто одуревшими от того количества пищи, которое им предлагают.

    Мы еще немного посмотрели на неспешное поглощение мяса и отправились в "нельвиную" часть зоопарка. И по пути услышали суровый рык. Это на другой площадке, где тоже проходила кормежка, кто-то из молодых львов посмел рвануть за добычей, но взрослый лев тут же пресек эту попытку. Тогда парень с тележкой бросил кусок мяса в направлении молодого льва, и тот стал его с аппетитом поедать.

    Вот такая композиция: около ста человек стоят на мостках, а внизу несколько львов едят мясо.

    А мы направились к входу в зоопарк, так как я захотел в туалет. И тут Паумен вновь увидел велорикши. Пока я был в сортире, мой друг заплатил 400 рублей за час езды и даже оставил залог - 500 рублей. Разумеется, мне эта велорикша не понравилась. Я хотел посмотреть и пофотографировать животных, а не разъезжать по аллеям, но выбора уже не было. Чтобы вы представляли, о чем идет речь, показываю агрегат спереди и сбоку: это трехколесная конструкция с одним посадочным местом спереди (человек сидит, как на велосипеде, крутит педали и велорикша едет) и скамейкой сзади, на которой может поместиться три человека.

    И вот Паумен повез меня по зоопарку. Ехать по дороге на этой велорикше сложно: толпы людей, масса детей... Не дай бог, на кого-нибудь наедешь, а ведь никто на велорикшу внимания не обращает. Мол, не трамвай, объедет.

    Мой друг докатил меня до жирафов. Конечно, до этого мы проехали мимо каких-то животных, но вот каких? Увы, не знаю. Я смотрел лишь на асфальтовую дорогу.

    К большому сожалению, мне было не до жирафов: отягощенный мыслями о велорикше, я больше ни о чем другом думать не мог. Хотя, справедливости ради, жирафы были вполне симпатичные. Их можно было кормить с рук, и они активно питались за счет посетителей, а корма продавали на каждом шагу. В этом, кстати, коренное отличие "Тайгана" от большинства российских зоопарков (у меня есть отчеты по Ярославлю, Нижнему Новгороду и Калининграду).

    После жирафов уже я "сел за руль" и стал управлять дьявольским агрегатом. Это оказалось не очень сложно, только велорикша совсем не может ехать назад. А в целом, педалирование - неплохая нагрузка на мышцы.

    И друзья устремились в неизведанные дали. Велорикша отнюдь не везде может проехать, поэтому мы покатили по периметру. Разумеется, с остановками. Сначала вышли около верблюдов . Рядом находилась смотровая площадка. Друзья поднялись по ступенькам. Перед нами открылся небольшой водоем, и далее степь, переходящая в невысокие горы.

    Затем Паумен притормозил около волков. И тут у моего друга, как назло, зазвонил телефон. Старая знакомая, у которой возникли сложные проблемы, сумела дозвониться в "Тайган" из Питера, и это было катастрофически невовремя. А ведь мы остановились в примечательном месте! Пока Паумен разговаривал, я осмотрел волчат, барибала, леопарда и белого льва, а также двух бурых медведей. Увы, ни одного хорошего кадра медведей не получилось, так как они постоянно ходили вдоль клетки. Затем мой друг завершил разговор, вместе со мной осмотрел медведей, и мы покатили дальше.

    Тут уместно заметить, что с собой в поездку мы взяли Белячка. Наш зверек близко пообщался только с японской макакой, а далее следовал по зоопарку в режиме радиомолчания, наблюдая за разворачивающимися событиями сквозь рюкзак.

    В следующий раз мы затормозили около сувенирного ларька. Мой друг купил на память большой составной магнит из десяти частей.

    А вскоре... мы вновь приехали к жирафам.

    - Прошло полчаса, а велорикша заказана на час, - заметил я.

    - Значит, покатили на второй круг, - решил Паумен.

    И мы сделали второй круг. Рулил уже исключительно мой товарищ, а я исполнял роль пассажира. Мы заехали посмотреть на амурского тигра, а затем забурились в какой-то птичник, где перед нами по дороге стал бегать индюк. Пришлось и его объезжать.

    Ближе к концу второго круга я сделался пешеходом, и Паумен стал вести пустую велорикшу. Это занятие нам обоим понравилось: мне было проще идти пешком, а Паумену - легче рулить.

    Мой товарищ вознамерился проехать новым путем и обогнуть гостиницу, которая в этом сафари-парке тоже имелась. Однако проезда за гостиницей не было. В итоге, мой друг сдал велорикшу в 11:20, и у нас еще осталось сорок минут на осмотр зверей. Тогда мы устремились к медведям, потому что в любом зоопарке они для нас - самые главные.

    По пути заглянули к тюленям. В очень маленьком водоеме плавал всего лишь один тюлень. К сожалению, на снимках не видны размеры бассейна, потому что осмотр проходил в некоторой спешке. С другой стороны, трех часов на "Тайган" нам вполне хватило.

    В итоге, окольными путями мы все-таки вышли на медведей. А до этого полюбовались одиноким медвежонком. Но косолапые почему-то не шли с нами на контакт. Возможно, их поместили с слишком маленькую клетку, и им было не до общения. Оба медведя безостановочно ходили вдоль решетки, и снять их четко так и не удалось.

    Да и время поджимало. И мы отправились к входу, в третий раз пройдя мимо жирафов.

    - После поездки на велорикше кажется, что зоопарк - какая-то компьютерная игра, где мы в третий раз проходим один и тот же уровень, - признался Паумен.

    Пару слов о погоде. Она была идеальной. С самого утра стояла дымка. Солнце, если и выходило из-за туч, то лишь на пару минут. В жару, я думаю, в "Тайгане" куда менее комфортно. Впрочем, как и в дождь.

    Добавлю, что сафари-парк был переполнен всевозможными статуями зверей. Имелось немало фигурок, как мы думали сначала, вырезанных из кустарника. Позже оказалось, что эти зеленые животные сделаны из специального материала. Но смотрелись они неплохо. Однако в целом самых разных неживых зверей было слишком много. Возможно, в этом таился коммерческий расчет, потому что, когда мы покидали "Тайган", перед глазами так и стояли львы, но не ясно, какие: скульптуры или настоящие?

    Когда мы сдали велорикшу и пошли вновь на осмотр, то обнаружили специальную зону, где дети под присмотром родителей играли с львятами. У меня есть только один снимок, ничего не проясняющий.

    Еще я сфотографировал рекламу услуги "Львенок в номер". Имелась в виду местная гостиница "Тайгана", куда постояльцам для их детей за деньги приносили львят.

    Это вызвало у меня подозрение.

    - Львята, наверное, обколотые, - предположил я. - Иначе бы они покусали детей. Я нигде не видел, чтобы дети играли с львятами. От этих львят потом собственная мать откажется.

    - Может, у них еще нет зубов? - предположил Паумен.

    Понимаю, что это - тема отдельного разговора, но мне кажется, что в любом случае детям не стоит играть с львятами.

    У меня вообще сложилось впечатление, что к животным в "Тайгане" относятся не очень хорошо.

    - Просто зоопарк - это бизнес, и они ведут его как бизнес, - повторил Паумен фразу Воглера, персонажа из сериала "Доктор Хаус".

    Действительно, "Тайган" - абсолютный бизнес. Тут не до интересов животных. Например, во многих зоопарках висят объявления "Животных не кормить". Здесь же, наоборот, везде призывают: "Кормите!" Уверен, животным такой перекорм вреден. Ладно бы, кормили только продаваемой пищей, но и это происходит не всегда. Допустим, одна девушка на наших глазах скормила медведю сладкую булочку. А морковка и прочая "продаваемая" еда так и остались лежать возле кормушки.

    Впрочем, особо критиковать сафари-парк я тоже не буду. Для Зубкова сафари-парк "Тайган" - бизнес. Целый букет самых разных коммерческих предложений. Можно даже полетать над зоопарком, для этих целей имеется специальная вертолетная площадка. Представляю, в какую сумму обойдется полет.

    Наш водитель Александр сообщил, что "Тайгану" пришлось несладко в памятном 2015 году, когда в Крыму были проблемы с электричеством. Еще добавил, что Зубков покупает мясо для львов в супермаркете "Ашан", а потом сотрудникам магазина устраивает бесплатные экскурсии в сафари-парк.

    В общем, "Тайган" произвел двойственное впечатление. Но, в любом случае, было интересно!

    Ровно в 12 друзья покинули вотчину Зубкова. Александр ждал нас у входа. Мы сели в машину и покатили в Коктебель.

    Но если по дороге в "Тайган" разговор с водителем шел легко, то по пути обратно я почувствовал усталость и сонливость. Подбирать темы для беседы оказалось сложнее. А может, хотелось спать из-за дымки. В любом случае, посещение сафари-парка отлично прочистило мозги перед скорым расставанием с Крымом. Новые яркие впечатления отодвинули на задний план тоску из-за приближающегося отъезда.

    Мы были в "Эдельвейсе" в 13:00. На самом подъезде к Коктебелю видели аварию. Александр объяснил, что, в основном, разбиваются приезжие водители, так как они не знают местных дорог, но лихачат. А там был резкий поворот и спуск вниз, перед которым надо тормозить. Судя по всему, шофер разбитой машины этого не сделал.

    Но мы добрались в целости и сохранности. Отдали Александру 2500 рублей. Расстояние от Белогорска до Коктебеля - 70 километров, а от Коктебеля до аэропорта - 125 километров. Так что это относительно дешево. Также договорились с водителем, что он заедет за нами послезавтра, 10 июля, в 6 часов утра и повезет в аэропорт.

    А друзья в номере по очереди помылись. Затем я перекачал на нетбук снимки из "Тайгана". В 2 часа дня путешественники отправились на обед и очень сытно поели.

    Потом Паумен уснул, а я стал писать.

    * * *

    Паумен проснулся около шести. Я тут же предложил сходить и покурить кальян.

    - Лучше на нудистский пляж, - ответил мой друг. - Покупаемся и вернемся в гостиницу. Зачем деньги тратить?

    - Давай, - неохотно согласился я. - Но мы, все-таки, собирались...

    Минут через пятнадцать я снова предложил сходить в "Зодиак".

    - Не будем купаться, - добавил я. - Просто выкурим кальян и домой.

    Тогда Паумен согласился.

    Друзья знакомым путем - Школьный, Пешеходная - очутились на набережной. Купили смешные магнитики с котами для всех наших знакомых. Уже в 19:00 были в "Зодиаке". Выяснилось, что это - самое удобное время для посещения.

    Заняли место внизу в зале, на диване. Оказалось, что прямо над ним висит динамик, из которого льется музыка, а в непосредственной близости находится "детский уголок", где собраны разные игрушки для самых маленьких посетителей. Конечно, туда периодически подходили дети. А мы как раз рядом собрались дымить.

    - Если это важно хозяевам или официантам, - сказал я, - пусть они сами предложат нам пересесть.

    Но никто не предложил.

    Подошла официантка, и мы заказали: литр яблочного сока и чайник фруктового чая. А также попросили позвать кальянщика. Пока его ждали, рассматривали большого плюшевого медведя и ретро-чемодан на скамеечке образца 30-х годов прошлого века.

    Затем знакомый кальянщик, долго извиняясь, просил нас подождать.

    - Я знаю, вы - требовательные клиенты, - твердил он, - и хочу всё сделать обстоятельно.

    Мы заверили его, что подождем: спешить нам было абсолютно некуда.

    - А что вы заказали? - спросит читатель-кальянофил.

    - Дарксайд, покрепче, - отвечу я.

    И вот мы сидели в еще полупустом "Зодиаке", слушали музыку, пили сок и наблюдали за настоящей битвой двух кошек за территорию. Ведь "Зодиак" специализируется на рыбной кухне. Например, здесь можно отведать устриц. Мы по диагонали просмотрели меню и обнаружили там много дорогих блюд. Камбала, 220 грамм - 1070 рублей, другая рыба - порции за 500-700 рублей.

    - Здесь есть, на что потратить деньги, - подытожил я.

    Но мы так плотно пообедали в "Эдельвейсе", что совершенно не испытывали голод. Даже отказались от десертов, которые предложила официантка.

    Кальянщик вернулся минут через 35. Его кальян оказался крепким и курился долго. Можно сказать, по итогам наших изысканий, что лучшие кальяны Коктебеля все-таки находятся в "Зодиаке". Правда, сегодня молодой человек содрал с нас 1300 рублей, хотя раньше брал за дарксайд 1100 рублей. Но разве это существенно?

    В любом случае, кальянщик в ресторанах Коктебеля - существо инородное. Когда заказываешь только чай и сок (плюс кальян), официантки смотрят на тебя неодобрительно. И никогда не подходят к твоему столику, что, конечно, является минусом. Мне пришлось два раза самому идти к официантке - один раз попросить еще чая, а второй - чтобы нас рассчитали. В итоге, мы оставили в "Зодиаке" почти 2000 рублей: 1400 - кальян, 550 - два чайника и литр сока.

    "Зодиак" уже вполне заполнился: дети бегали, посетители ели и пили, а официанты носились с подносами, но всё это было наверху и далеко от нас, а мы спокойно и уютно провели прощальный ужин. Настроение было соответствующее, но кальян притупил тоску. Сидели, курили, в последний раз смотрели на море, толпы отдыхающих, рестораны, кафе и памятники.

    Вышли на набережную в половину десятого. Застали полнолуние. Я снял лунную дорожку в трех ракурсах, а затем и памятник Волошину.

    Вечер оказался не очень холодным. И друзья побрели в Гнездо Орла.

    Когда путешествие подходит к закату, ничего особенного обычно не происходит. Просто ты каждый миг, каждую секунду, невольно прощаешься с Югом, готовясь вновь адаптироваться к привычному Северу. Ибо Питер - Север, а Коктебель - Юг, и оба понятия надо писать с большой буквы...

    13. День тринадцатый: Прощание. 9 июля, воскресенье

    Сегодня фактически последний день, ибо завтра мы встанем в 4 утра, а уже через 2 часа нас повезет в аэропорт водитель Александр. Я опишу этот день ретроспективно, иначе никак не получится.

    Итак, мы встали поздно: я в 10:00, Паумен в 11:00. Вышли на море лишь в 12:30.

    Этому событию предшествовал звонок Анатолия, который привез нас в Коктебель. С ним беседовал Паумен.

    - Вы же завтра уезжаете! Почему не звоните?!

    - А мы нашли другого водителя.

    - Вы же обещали мне позвонить!

    - Мы нашли вариант дешевле.

    - Надо было мне позвонить! Я бы тоже подвинулся!!!

    - Ну, извините...

    И оскорбленный до глубины души Анатолий повесил трубку. А мы оказались в самом центре конкурентных разборок.

    Но, честно говоря, хоть мы и не сдержали обещание, данное в первый день, - в любом случае позвонить Анатолию, особой вины за собой не чувствуем. С шофером Александром иметь дело во всех отношениях комфортней. Этим и был обусловлен наш выбор, а не разницей в цене за трансфер. Вряд ли Анатолий нас поймет и простит, но и мы не станем мучиться угрызениями совести...

    С моря задул сильный ветер: сегодня была самая высокая и мощная волна за всю поездку. Мы взяли на нудистский пляж Полосатока. Наш зверек устроился в шляпе Паумена, укрепленной пляжной галькой, и бесстрашно наблюдал за бескрайней водной стихией.

    Мы выкупались по два раза.

    - Запомни, здесь было очень хорошо, - сказал я Паумену. - Важно не забывать об этом осенью и зимой.

    - Жаль, что так мало, - отозвался мой друг.

    - Главное, что здесь было очень хорошо, - повторил я.

    Дальнейшие события - посещение "Подковы" и обед в "Эдельвейсе".

    Во время обеда я поговорил с Юрием.

    - Мы завтра утром уезжаем.

    - Вам нужен трансфер?

    - У нас он есть. Просто мы уезжаем в шесть часов утра. Надо ли кому-нибудь сдавать номер? Кому отдать ключи?

    - Отдайте кому-нибудь на кухне, а если никого не будет, просто оставьте ключ в дверях.

    - Вы уверены, что на кухне кто-то будет в шесть часов утра?

    - Ну, если вы меня встретите, я поднимусь в номер и проверю...

    Этот разговор еще раз подчеркнул странность Юрия. Нормальный человек спросил бы: "Как отдохнули? Всё ли вам понравилось?" Но это так, к слову.

    Зато сегодня на дверях нашей гостиницы появилась надпись: "9 июля, 18:30-19:00. Шоу мыльных пузырей". Надеюсь, Юрий с Павлом не будут ходить по номерам и вызывать всех на это мероприятие. Ведь Паумен лег спать, а я составляю записки.

    Последние. Завершающие.

    Около шести-семи часов вечера мой друг проснется, мы соберем вещи, и наше путешествие фактически ЗАКОНЧИТСЯ.

    * * *

    В конце поездки я обычно подвожу итоги, но в данном случае мне очень сложно это сделать. Скажу лишь, что в Коктебеле нам понравилось практически всё.

    Это - место, куда хочется вернуться! Хотя бы для того, чтобы просто выйти на пляж и полюбоваться Кара-Дагом. Это занятие никогда не надоедает. Наоборот, чем больше смотришь, тем больше хочется. У древнего потухшего вулкана есть магическая притягательная сила.

    Стоит отметить горный аспект поездки: могила Волошина, гора Верблюд, переход в Лисью бухту - три запоминающихся прогулки в край безлюдных вершин и холмов, а также замечательных ландшафтов и прекрасных пейзажей.

    Кроме того, путешествие можно смело назвать Первым Кальянным.

    Это наша пятая в новейшей истории поездка в Крым: Алушта (2010), Судак (2012), Балаклава (2013), Рыбачье (2016) и вот, Коктебель. Последняя стоит особняком, ибо была совершенно беспроблемной. Лишь один раз, при общении со Шляпой в "Седьмом небе" у нас сломался мобильный телефон. Но это было так давно! Стоит ли вообще об этом вспоминать?

    И отчаянно рубанув с плеча, не желая лить бессмысленные слезы, попрощаюсь с читателями на высокой ноте оптимизма. Да, без грусти не обойтись, но только не здесь, в прекрасном крае голубых вершин, а в очередной будний день в дождливом или заснеженном Питере. А здесь, на страницах этих записок, не будет места унынию! Пусть это путешествие от начала до конца останется светлым.

    И, достигнув идеальной формы и пропорций, я ставлю точку. Конец. КОНЕЦ.

    Впечатывайте в свою память уникальные впечатления о путешествиях, чтобы потом было, что вспомнить!

    Пусть вас подхватит головокружительный вихрь странствий и унесет в новые места!

    Стремитесь к исследованию и познанию неизведанного: иначе на этом свете просто незачем жить!

  • Комментарии: 13, последний от 22/02/2018.
  • © Copyright Медведев Михаил (medvgrizli@yandex.ru)
  • Обновлено: 13/02/2018. 248k. Статистика.
  • Дневник: Россия
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка