Медведев Михаил: другие произведения.

Тула (2005)

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 45, последний от 04/04/2011.
  • © Copyright Медведев Михаил (medvgrizli@yandex.ru)
  • Обновлено: 17/05/2017. 175k. Статистика.
  • Дневник: Россия
  • Оценка: 5.96*15  Ваша оценка:

    Путешествия
    Гризли и Паумена

    Русский Север (2016)
    ~~~~~
    Рыбачье (2016)
    ~~~~~
    Калининград (2015)
    ~~~~~
    Тихвин (2014)
    ~~~~~
    Псков, Пушгоры (2014)
    ~~~~~
    Анапа (2014)
    ~~~~~
    Балаклава (2013)
    ~~~~~
    Нижний Новгород (2012)
    ~~~~~
    Судак (2012) (Коктебель, Новый Свет)
    ~~~~~
    Старая Русса (2012)
    ~~~~~
    Байкал (2011)
    ~~~~~
    Ярославль и Владимир (2011)
    ~~~~~
    Крым (2010)
    ~~~~~
    Новгород (2010)
    ~~~~~
    Тверь (2009)
    ~~~~~
    Рыбинск (2008)
    ~~~~~
    Выборг (2008)
    ~~~~~
    Новгород (2007)
    ~~~~~
    Агой (2006)
    ~~~~~
    Тула (2005)
    ~~~~~
    Вологда (2005)
    ~~~~~
    20 часов в Харькове (2004)
    ~~~~~
    От Дагомыса до Нового Афона (2004)
    ~~~~~
    От Туапсе до Адлера (2003)
    ~~~~~
    Смоленское путешествие (2002)
    ~~~~~
    Два дня в Петрозаводске (2002)
    ~~~~~
    Один день в Москве (2002)
    ~~~~~
    Псковское путешествие (2001)
    ~~~~~
    Белое путешествие (Архангельск, Северодвинск 2001)
    ~~~~~
    Анапа (2000)
    ~~~~~
    Ейские записки (1997)
    ~~~~~

    Фотоальбомы
    с описаниями

    Внимание, трафик!
    Соловки (2016)
    ~~~~~
    Из Петрозаводска в Кемь (2016)
    ~~~~~
    Кижи (2016)
    ~~~~~
    Петрозаводск (2016)
    ~~~~~
    Калининградский зоопарк (2015)
    ~~~~~
    Калининград (Светлогорск, Зеленоградск, Янтарное, Балтийск) (2015)
    ~~~~~
    Тихвин (2014)
    ~~~~~
    Пушгоры (2014)
    ~~~~~
    Псков (2014)
    ~~~~~
    Анапа (2014)
    ~~~~~
    Балаклава (2013)
    ~~~~~
    Н.Новгород (зоопарк) (2012)
    ~~~~~
    Нижний Новгород (2012)
    ~~~~~
    Судак (2012) с оглавлением
    ~~~~~
    Коктебельский дельфинарий и Кара-Даг (2012)
    ~~~~~
    Арпатский водопад и Веселовская бухта (2012)
    ~~~~~
    Меганом, Гравийная бухта, купание в открытом море (2012)
    ~~~~~
    Новый Свет и тропа Голицына (2012)
    ~~~~~
    Генуэзская крепость и тропа на горе Алчак (2012)
    ~~~~~
    Старая Русса (2012)
    ~~~~~
    Ярославский зоопарк 2011
    ~~~~~
    Ярославль, Владимир (2011)
    ~~~~~
    Байкал, Ольхон, мыс Хобой (2011)
    ~~~~~
    Байкал, Ольхон (2011)
    ~~~~~
    Байкал, дорога на Ольхон (2011)
    ~~~~~
    Кругобайкалка (2011)
    ~~~~~
    Байкал, Листвянка (2011)
    ~~~~~
    Байкал, Большие Коты (2011)
    ~~~~~
    Иркутск (2011)
    ~~~~~
    Новгород, Старая Русса, Валдай 2010
    ~~~~~
    Алушта и Крым от Малоречки до Севастополя 2010
    ~~~~~

    Походы
    Гризли и Паумена

    Маршрут 3: Приозерский плес (2004 год)
    ~~~~~
    Маршрут 2: По озерам и порогам Выборгской погранзоны (2003 год)
    ~~~~~
    Маршрут 1: По разливам Вуоксы (2002)
    ~~~~~
    Походные тезисы
    ~~~~~
    Автор заранее предупреждает, что данные заметки является наблюдениями непосвященного, и ни в коей мере не должны обижать местных жителей или знатоков края при неточностях, недомолвках или даже злонамеренном искажении информации об описываемых местах.
    Я не претендую на звание краеведа или беспристрастного исследователя, а лишь излагаю свои впечатления, которые могут быть бесконечно далеки от объективной реальности.

    Тула (2005)

    Предисловие | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | Доп. инфо

    Предисловие
    1 день. Тула: первые впечатления
    2 день. Купание и отдых. "Тульские Древности".
    3 день. Алексин
    4 день. Ясная Поляна и Красные Ворота
    5 день. Калуга
    6 день. Часть 1. От Тулы до Москвы
    6 день. Часть 2. Шесть часов в Москве
    Дополнительная информация

    Предисловие

    Перед поездкой в Тулу мы с Пауменом шерстили интернет в поисках информации о городе и его окрестностях. Выяснился поразительный факт! Подробных отчетов о Туле во Всемирной Паутине просто НЕ СУЩЕСТВУЕТ. Тогда я сказал моему другу: "Как только вернусь, сразу напишу "Тульское путешествие"! Буду первым!" И, действительно, на сегодняшний день ощущаю себя первопроходцем, в некотором роде - открывателем Тулы. Жалею лишь, что мы недостаточно изучили этот интересный город. Зато съездили еще в Калугу, Алексин и Ясную Поляну. Обо всем этом вы найдете подробное изложение.
    А в Сети я долго и упорно плевался, кликая на разные ссылки Яндекса по поисковому запросу "Поездка в Тулу". Что предлагает многоуважаемый поисковик? Одно и тоже - фотогалерии неизвестных и противных рож с подписями "Мы с ребятами в Туле", "Надька в Туле на скамейке", "Я бью Коляну в глаз в Туле" и т.п. Уважаемые пачкатели интернета! Зачем вы заполонили Всемирную Сеть никому не нужными фотографиями? Кому интересны ваши физиономии? Как в ворохе мусора найти хоть что-нибудь стоящее о городе?
    К сожалению, постепенно интернет превращается во Всемирную Помойку. Исполнить роль мусорщика я не могу, но от своих фотографий вас избавлю. Только о Туле будет мой рассказ. И о наших с Пауменом приключениях. Думаю, несколько лет мое сочинение будет самым подробным описанием Тулы в Сети. Пока информация не устареет.
    И еще. В 2005-ом году я решил для себя окончательно и бесповоротно - не стоит уподобляться путеводителю! Хватит мучить читателей экскурсами в историю, описанием любопытных и познавательных фактов. Исключение я сделал лишь для П.П. Белоусова (1856-1896), санитарного врача города Тулы. И почти ничего не сообщу о музеях. "Я - не путеводитель", - вот мой новый девиз. Постараюсь его придерживаться.
    И последнее. Я решил оставить свой фирменный "гризли-стиль" - подробное и последовательное описание всех событий, произошедших с нами на земле Тульской, Калужской и Московской. Конечно, собирающимся в эти места было бы удобнее, если бы я разбил информацию по темам: "гостиница", "город", "транспорт", "магазины". Но подобные записки для меня самого потеряли бы ценность. А собирающийся в Тулу, Калугу, Алексин или Ясную Поляну вполне может воспользоваться комбинацией клавиш "Ctrl" + "F", применить функцию "Поиск". Введите слово "гостиница", "столовая" или "кафе" - и быстро найдете нужную вам информацию.
    При подготовке к Тульскому путешествию нам удалось найти совсем немногое:
    1. Сайт о Туле http://www.gotula.ru/ - краткая информация о музеях и гостиницах города, а также истории края.
    2. Рассказ "Пряничный город"
    3. Рассказ "Кое-что о Паломническом туризме"
    4. Пространная статья исторического плана о Тульском Кремле. На любителя. Называется "Тула хвост надула". Ссылки не осталось, просто наберите это предложение в Яндексе.
    Остальные материалы не заслуживают внимания, хотя я прочел еще пять-шесть "тульских" отчетов и просмотрел около пятидесяти "фотосессий". Напрасная трата времени!

    1 день. Тула: первые впечатления

    Мы прибыли в Тулу ранним утром 21 августа 2005-го года на проходящем рейсе "Санкт-Петербург - Воронеж". Проводница обещала разбудить за полчаса до города, но перестраховалась. Поэтому я (Гризли) и мой товарищ (Паумен) встали минут за сорок пять до прибытия. Без пятнадцати шесть очутились в Туле. Вышли из поезда в одних футболках, а в августе по утрам весьма холодно.
    Сразу выяснилось, Тула - большой город. Перед нами застыла внушительная гостиница "Москва", а за ней виднелся новый четырнадцатиэтажный дом из красного кирпича. Дрожа от холода, мы миновали назойливых таксистов, и почти бегом ворвались в здание железнодорожного вокзала.
    - От вас можно позвонить? - обратился Паумен к женщине-администратору.
    Она с суровым видом восседала за специальным столиком. Видимо, ночевка в зале ожидания являлась платной. Мы разработали новый метод вселения - сначала звонить в несколько гостиниц, а уже потом - ехать. Хотелось применить этот вариант и в Туле.
    - Только с семи часов! - прозвучал безрадостный ответ.
    На всякий случай мы включили наш мобильник с оператором "Мегафон". Говорю "на всякий случай", ибо в прошлом году, возвращаясь из Адлера, мы уже проезжали Тулу. Вышли с телефоном на платформу, и "Мегафон" не работал. На этот раз знакомая надпись появилась.
    - "Мегафон", "Мегафон"! - обрадовался я.
    Увы! Дозвониться не удалось! Ни до "Москвы", ни до гостиницы "Тулы". Аппарат лишь издавал короткие гудки.
    - Что будем делать? - спросил Паумен.
    - Поедем в "Тулу", - ответил я. - В "Москве", как известно, слишком дорого.
    Итак, о ценах. С сайта http://www.gotula.ru/ мы узнали, что самый дешевый двухместный номер в "Москве" (без удобств) стоит 560 рублей. В "Туле" - 400. Разумеется, надо было ехать туда, где четыреста.
    Путешественники (так я буду иногда называть себя и Паумена, дабы не употреблять постоянное "мы") вышли на привокзальную площадь. Карта города у нас имелась, но толку от нее было мало - там не указаны маршруты городского транспорта.
    - Как доехать до площади Победы? - спросил я трех девиц на троллейбусной остановке.
    Простой вопрос поставил девушек в тупик.
    - Туда почти все идет, - наконец, отозвалась самая находчивая.
    Первый "рогатый" подъехал к остановке минут через пять и оказался "не нашим". Он шел в Заречье. А следующий (номер 5) направлялся к автовокзалу. Мы знали, что оттуда недалеко до гостиницы "Тула" - оба здания находятся на площади Победы. Правда, и тут не обошлось без сложностей.
    На всякий случай, я решил уточнить информацию у кондукторши.
    - Не подскажете, этот маршрут идет на площадь Победы? - прозвучал мой вопрос.
    - Нет! - безапелляционно ответила тетка.
    Мы, конечно, все равно поехали; но я долго ломал голову - почему мне сказали неправду? Маловероятно, чтобы кондуктор не знала маршрут своего троллейбуса. Скорее всего; женщине не понравилось, что я ее вообще о чем-то спрашиваю. Работа кондуктора - собирать деньги за проезд. Кстати, этим занятием она занималась с невероятным рвением. А вот объяснять, куда идет троллейбус - это уж извините....
    Дорога оказалась весьма долгой. В Туле небольшие подъемы соседствуют со спусками, и троллейбус катил неторопливо. Время от времени он начинал оглушительно гудеть. Было заметно, что рогатому трудно преодолевать крутые восхождения, и он старается из последних сил. Маршрут получился такой - квартал по Красноармейскому проспекту, затем на Дмитрия Ульянова, потом по улице Болдина. Сначала мы увидели красивые кирпичные многоэтажки, возведенные совсем недавно, очень качественные. Затем пошли дома попроще. А уже на Болдина некоторые кварталы напоминали южные улицы. В частности, улицу Северную в городе Анапа - частный сектор, деревянные дома, а то и мазанки. Наконец, троллейбус свернул на улицу 9-го мая, параллельно Болдина. (Надеюсь, вы купите карту, и эта информация вам пригодится). У автовокзала две трети пассажиров вышли. И мы, в том числе.
    Путешественникам открылась площадь Победы. Вечный огонь и три высоких штыка - оригинальный памятник. Рядом - "поделка инвалида", монумент защитникам Родины. Их всего два - солдат в каске и "человек в ватнике". Оба, по мнению скульптора, чемпионы мира по вольной борьбе, имеют плечи и бицепсы Арнольда Шварцнегера. Солдат еще зачем-то поднял согнутую в локте руку. Его кисть по размерам в полтора раза больше, чем голова в каске. "Человека в ватнике" я заочно окрестил "партизаном", хотя в Тулу врага не пустили. Поэтому, кстати, Тула - город-герой. Может, в ватниках воевали чекисты из заградотрядов? По-своему защитники Родины.
    С другой стороны площади на административном здании красовалась ленинская цитата. Прочитал в чужом отчете и не могу удержаться от двойного цитирования: "Хотя в самой Туле тоже много чего интересного можно найти, я ограничился территорией автовокзала. Скоротать время ожидания областного автобуса мне помогали огромные буквы на крыше многоэтажного здания по соседству. Фраза выглядела так: "Значение Тулы для республики огромно..." (В.И.Ленин).
    Все время, которое я провел на автовокзале, я смотрел на эту мантру и с добрым сарказмом заканчивал про себя эту фразу Ленина. Ибо целиком его высказывание было таким: "Значение Тулы для республики огромно... но народ там не наш".
    Автор - Владимир Давыдов. Адрес в Сети - сервер 100 дорог, "Кое-что о Паломническом туризме".
    Нам же было не до вождя мирового пролетариата. Путешественники не выспались и дрожали от холода. Поэтому сразу отправились в гостиницу. Я дернул дверь в холл - она оказалась заперта. На некоторое время мы застыли в ожидании, но тут появилась вахтерша.
    - Что вам нужно? - спросила она.
    - Поселиться! - хором ответили мы.
    - Придется подождать, - сообщила старушка. - Но проходите.
    В гостинице было тепло и уютно.
    - И сколько ждать? - спросил Паумен, устроившись в кресле.
    - До семи, - последовал точный ответ.
    Судя по всему, до семи утра в Туле ничего не работало. По телефону с железнодорожного вокзала позвонить нельзя. В гостиницу не прописаться.
    - Может, в Туле и "Мегафон" работает с семи утра? - пришла мне в голову шальная мысль.
    В любом случае, идти никуда не хотелось; на улице было зябко. Поэтому мы удобно расположились в холле и занялись своими делами. Паумен читал любимого Драйзера, прихваченного с собой, а я изучал газету "Спорт экспресс". В семь часов за стойкой показалась заспанная женщина-администратор. В руках она держала полотенце. Видимо, дремала на диванчике где-то неподалеку. Наверное, всем тульским администраторам (гостиница - не исключение) положен восьмичасовой сон. Будить "при исполнении" - строго запрещено.
    - Есть двухместные номера по 485 рублей, - сообщила женщина с полотенцем. - Рукомойник и черно-белый телевизор. Есть люкс - 1150 рублей. Там все!
    - Нам за 485, - ответил Паумен.
    И мы отправились заполнять бланки на вселение; стандартная процедура в гостинице. Отходя от стойки, я услышал, как администратор произнесла: "Есть еще за 415". Мне показалось, она разговаривает сама с собой.
    - Паумен, - зашептал я товарищу. - Может, снимем за 415?
    Мой друг был чрезвычайно взволнован происходящим, поэтому взглянул на меня, как на болвана.
    - За 415 без рукомойника, - отчеканил он.
    - Понял, - ответил я.
    Спорить с Пауменом в таком состоянии было опасно. Но и промолчать не удалось.
    - А вдруг заставят платить еще за одни сутки? - задал я новый вопрос. - Все-таки, расчетный час - 12 часов. Тогда придется гулять до полудня...
    Паумен смерил меня уничижительным взглядом.
    - Надо будет - заплатим, - строго произнес он. - Я гулять не буду. Заполняй-ка лучше свою анкету!
    Вскоре, с заполненными листочками, мы вернулись к администратору. Она за это время успела ополоснуться. Выглядела посвежее.
    - С вас 416 рублей, - заявила она.
    - Нет, нам надо за 485, - стал настаивать Паумен.
    - Я же вам дешевле предлагаю, - удивилась женщина за стойкой. - Просто он на пятом этаже.
    - С умывальником? - уточнил мой друг.
    - С умывальником!
    - Ладно, - великодушно согласился Паумен. - Берем за 416!
    Поведение администратора осталось для нас загадкой. Мы сняли дешевый номер, но ей-то какая выгода? Кроме всего прочего, женщина не хотела брать деньги сразу за три дня.
    - Вдруг вы передумаете, - предположила она. - Платите за день!
    - Мы не передумаем, - начал спорить Паумен.
    - А вдруг передумаете?... - Наверное, администратор не хотела передавать деньги на следующую смену, - предположил я, когда мы поднимались в номер.
    - Черт ее знает! - в сердцах ответил мой друг.
    По выходным одна горничная обслуживала и четвертый, и пятый этажи. К ней мы и обратились за ключом.
    - У вас есть душ? - поинтересовался Паумен.
    - Конечно, - улыбнулась горничная. - 8 рублей с человека.
    - Отлично! - обрадовался мой товарищ. - Ждите! Скоро мы вернемся!...
    Гостиница "Тула", на первый взгляд, производит довольно мрачное впечатление. Вот что пишет о ней автор статьи "Пряничный город": "Расположена в здании автовокзала города Тулы (пр. Ленина). Тихий ужас. Даже из номеров повышенной комфортности хочется бежать подальше и побыстрее - они вызывают стойкое отвращение (обветшалые стены, покосившаяся сантехника, убогие интерьеры, слышимость - идеальная, слышно, что творится на другом конце коридора)... Поесть негде в самой гостинице и в ее окрестностях".
    Вынужден поправить автора. Гостиница не расположена в здании автовокзала. Она находится в соседнем доме. Насчет "поесть негде" и "слышимость идеальная" - можно поспорить. А вот с фразой - "обветшалые стены, покосившаяся сантехника, убогие интерьеры" - полностью согласен. Но ведь и цены низкие! Конечно, людям среднего класса лучше в "Туле" не селиться. А таким как мы.... Впрочем, начну с критики нашего пристанища. Вернее, с первых впечатлений.
    Некоторые помещения в гостинице (часть третьего этажа, весь второй) отремонтированы. А на нашей половине пятого этажа, что ближе к автовокзалу, все сохранилось в неприкосновенности с конца 70-х годов. За 25 лет естественным образом пришло в упадок и пропиталось пылью десятилетий. Наш номер 501 выходит своим единственным окном прямо на здание автовокзала. Между окон - мухи, рама толком не закрывается. Сейчас лето, а как зимой? На белье - дырки. Они не нанесены острым колющим предметом, а образовались от ветхости ткани. Матрасы - складками, кровать - люлька. Но цена! Особенно за душ. Кстати, мы в него и пошли. Приятно, друзья мои, мыться за 16 рублей. Это можно делать часто! (К примеру, в Вологде (лето 2005) душ стоил 80 рублей на человека).
    Отдельного упоминания заслуживает шкаф в нашем номере. Он оказался испещрен разнообразными надписями. Рисунок был один, довольно неприличный, с авторским названием "Тулячка". Как настоящий исследователь, я сохранил для потомков наиболее запоминающиеся обращения. С ними можно ознакомиться в Приложении 1...
    После душа путешественники решили заснуть. Паумен сунул в уши беруши, а я понадеялся на авось - вокруг царила идеальная тишина. Увы! Примерно через час меня разбудил громкий женский крик, донесшийся из коридора: "Это - Ленина, дом 96!" Я и так знал адрес нашей гостиницы; зачем об этом орать? Остатки сна улетучились. Я еще поворочался часок, а затем разбудил Паумена. Слава богу, хоть мой товарищ выспался.
    Когда мы встали, часы показывали около часу дня.
    - Гризли, поставь кофе, - попросил сонный Паумен.
    - Нет проблем, - бодро ответил я. - Только... Черт, мы не взяли удлинитель!
    Действительно, шнур от кипятильника короткий и нет поверхности, куда можно поставить чашку с водой. Наконец, я нашел выход из положения. Телевизор эпохи восьмидесятых стоял на тумбочке. Я постелил газетку на ящик и поставил туда чашку. Сунул кипятильник и врубил в розетку. Выяснилось, это - не мое "ноу-хау". Верх телика был весь заляпан следами от кружек.
    - Черт, муха! - внезапно обнаружил я. - Надо убить.
    Затем глянул на стол и обнаружил, что между окнами летает еще два гудящих насекомых.
    - Непорядок! - схватив газету, я взгромоздился на стул. - Сейчас им пока...
    И провалился. Первый раз в жизни упал не со стула, а именно внутрь. "Нарисовалась" такая картина - Гризли стоит обеими ногами в стуле, а сиденье валяется рядом.
    Непредвиденное падение меня доконало. Ведь я только чудом не сломал себе ноги, и здорово ободрал с внешней стороны оба колена.
    - Чертова гостиница! - вырвалось из меня глухое рычание. - Так вот почему администратор сдала номер всего на одни сутки!
    Минут через двадцать я пришел в себя. Раздражение поутихло. Я поменял стулья (сломанный задвинул в угол). Мы попили кофе, затем убили всех мух. Вскоре вскрылся еще один неприятный факт. В мужском туалете не существовало ни одной задвижки-запора - ни в само помещение, ни в отдельные кабинки. Мне запомнилась надпись перед умывальником, сделанная большими буквами красно-коричневого цвета: "ЗАКРОЙ КРАН". Понятно, что к посетителю гостиницы относились если не как к заключенному, то, по крайней мере, как к военнослужащему.
    - Ты сам хотел снять номер за 400 рублей, - напомнил Паумен.
    - И, правда! - согласился я.
    Пришлось провести сеанс самовнушения. "Гостиница "Тула" - хорошая! Гостиница "Тула" - хорошая!" - повторил я раз десять про себя. Вроде, помогло.
    После аутогенной тренировки и выпитого кофе друзья (то есть, я и Паумен) пошли в город. Ключ оставили у себя.
    - Носите! Сегодня воскресенье, - сказала горничная. - В понедельник - сдайте дежурной.
    Забегая вперед, сообщу, что мы ни разу не сдавали ключ.
    - Могут обворовать номер, - заявил мой друг. - Так надежней.
    Стоит добавить, что за время нашего путешествия никто из персонала гостиницы ключем не заинтересовался.... А мы потопали по проспекту Ленина, центральной магистрали города. От площади Победы - к Кремлю.
    Что запомнилось по пути? Выскажу еще раз банальную истину: Тула - город большой. А Ленина - широкий проспект, где много магазинов и высших учебных заведений. Огромные расстояния! Сначала с правой стороны мы повстречали Инженерно-строительный институт, в простонародье - военное училище. Очень длинное здание. Перед ним - зенитки. Я насчитал 14 штук. Ведь Тула - не только вотчина самоваров и пряников. В городе и области на каждый памятник архитектуры приходится одно или два зенитных орудия. Если что посвящено войне и из камня, рядом обязательно стоит зенитка!
    Перед институтом друзья обнаружили универсальный магазин "Дикси". Мы и в Питере часто ходим в такой. Сеть магазинов "Дикси" завоевала Тулу, как Архангельск - магазины "Сезон". Здесь то ли восемь, то ли десять "Дикси". Ассортимент - вполне приличный. Кстати, за "Дикси" расположена церковь, построенная совсем недавно. Ее связывают какие-то сложные отношения с военным училищем - пару раз мы видели священника, беседующего с офицерами ВУЗа.
    Дальше слева - вход в парк имени Белоусова; с другой стороны - стадион "Арсенал". Футбольный клуб "Арсенал" выступает во второй лиги. К сожалению, во время нашего визита домашних матчей у него не было.
    - Надо поесть, - сообщил Паумен, когда мы миновали еще квартал. - Вижу слева по ходу закусочную.
    Мы вновь перешли Ленина и направились в "Гриль-мастер".
    Путешественники действовали правильно - в первый день невозможно найти дешевое питание; подсказок из туристических отчетов у нас не имелось. Есть хотелось, вот и заглянули в первое попавшееся кафе. Разумеется, не очень понравилось.
    Купили по баварской колбаске и одну на двоих "стандартную" порцию картошки фри. Заплатили 120 рублей. Дороговато и не очень вкусно.
    - Смотри! - я указал на важного узкоглазого господина. - Выставляется.
    Человек лет пятидесяти и вправду "зажигал". Он привел в "Гриль-мастер" молодую девицу и купил ей порцию форели за 100 рублей. Девица ела, а спонсор покровительственно на нее посматривал.
    - Соблазняет, - сделал я правильный вывод. - В "Гриль-мастере" - куда дешевле, чем в ресторан сводить....
    "Гриль-мастер" по меню - почти тот же "Макдональдс". Чуть больше выбор и дороже. Только обслуживают долго. Заказ мы ждали минут десять; ребята за стойкой никак не могли выдать порцию картофеля фри. Поэтому родился совет: "Не ходите в "Гриль-мастер"! Не повторяйте нашей ошибки".
    Недалеко от стадиона друзья заметили музей "Тульские древности". Однако вновь переходить на другую сторону не захотели.
    Кстати, для читателей "Пряничного домика" замечу, что ОАО "Туласпирт", о котором так часто пишет автор, расположено на проспекте Ленина напротив входа в парк имени Белоусова. Когда я читал отчет, готовясь к поездке, мне казалось, что "Туласпирт" - центральное место в городе. На самом деле, это не так. Зато рядом с ОАО находится фирменный магазин "Левша". Там можно купить продукцию завода.
    С какого-то момента (наверное, квартала два от "Тульских древностей" к центру) начинается "официальная", праздничная часть улицы. А дорогу от Ленина к центральному рынку стоит назвать "Мистер Бродвей, держи бодрей!" Там всегда много народу.
    Помпезная часть Ленина - два квартала дорогих бутиков, магазинов и туристических агентств. Тротуар выложен плиткой и этим напоминает улицу Мира в Вологде. Но порождает и массу других ассоциаций. Здание справа сталинского типа воскрешает в памяти улицу Ленина в Мурманске, а заборчик между тротуаром и проезжей частью - улицу Ленина в Петрозаводске. С левой стороны находится хороший книжный магазин.
    До него, по инициативе Паумена, мы зашли в кофейню, которая активно зазывала красочными плакатами. Выпили по наперстку кофе за 25 рублей. В итоге, от первоначального знакомства с тульским общепитом сложилось грустное впечатление. Слишком дорого!
    Впрочем, забудем на время про цены! Стоит упомянуть другой факт - повсеместную холмистость города. Иногда кажется, что много лет назад на поверхности тульской земли застыли огромные и пологие волны. Здесь дорога всегда идет то вверх, то вниз. Обычно наклон невелик. Так, по проспекту Ленина мы сначала долго и упорно поднимались. После "мистера Бродвея" - спускались.
    Перевалив "бугор", заметили вдалеке здание Кремля. Перед ним - площадь Ленина. В "Пряничном городе" мне встретилась такая фраза: "Хотя центральная площадь города лично у меня вызывает жалость: кому пришла и в какое место мысль построить в историческом месте уродливое здание местечковой администрации, заслоняющее всю панораму тульского Кремля?"
    Хотелось бы поспорить. На мой взгляд, "местечковая" (есть в этом прилагательном нечто обидное для туляков, не находите?) администрация, которую горожане называют не иначе как "Белый дом", нисколько не заслоняет Кремль. Он сам, на удивление, маленький и "худосочный". Скорее, Белый дом придает Кремлю дополнительную значительность. Площадь Ленина подчеркивает историческую важность храма. Вот если бы вместо белого пятиэтажного здания возвели высотки! Думаю, центр Тулы имел бы менее презентабельный вид.
    Сегодня центральная часть города выглядит так: проспект Ленина заканчивается большой площадью. Слева находится "Белый Дом". Перед ним - памятник Ленину. Я назвал местного Ульянова - "паханом". Ильич похож на тульского "центрового", первого парня на деревне, взирающего на город с одной мыслью: "Здесь все - мое!"
    Вождь мирового пролетариата разглядывает современное и элегантное здание "Гостиный двор". А в центре самой крупной площади Тулы - ни одного человека! Кое-где сквозь асфальт пробивается трава. Налицо парадокс: площадь Ленина - формальный, официальный центр города. В то же время, он практически не посещается. Реальный центр Тулы находится где-то в другом месте.
    За площадью начинается Кремль. Отделенная от скопления народных масс площадью, территория Кремля - тоже безлюдна. Стоят два храма. Один - в самом Кремле, золотоглавый; другой - ближе к Гостиному двору, черноглавый. У обоих стандартная схема - большой купол посередине и четыре маленьких по бокам. Черные купола мне больше нравятся, но "гостиный" храм - в запущенном состоянии. Обе церкви - слишком маленькие, местечковые. Но в этом вряд ли виновато здание городской администрации.
    Я думаю, некоторая "разбросанность" Тулы - следствие Великой Отечественной войны. Ведь город защищался! Некоторые строения были разрушены. Допустим, в самом начале Ленина стоит здание сталинского типа. Почему? На это место во время войны наверняка упала бомба!
    Путешественники прошли на территорию Кремля. Перед входом - лишь один экскурсионный автобус.
    Все внутри кремлевских стен показалось нам маленьким и скромным, словно специально уменьшенным. Друзья проникли на территорию Кремля бесплатно. Это было несложно, шел пятый час вечера. Но мне в глаза бросилось объявление "С 10.04.2005 г. вход - 10 рублей". Сразу возник вопрос: "За что берут по десятке?"
    Музей оружия оказался закрыт. Как объяснили, проблемы с электричеством. Экспозиция работала лишь до 15-45, при дневном свете. Мы опоздали минут на сорок. Побродили по Кремлю, но ничего примечательного не обнаружили. Как пишет автор "Пряничного города": "половину территории Кремля занимают горэлектросети"... "Есть такая фигня!" - отвечу я цитатой из известного фильма....
    - Пошли в музей самоваров! - предложил Паумен.
    Мне не очень хотелось.
    - Понимаешь, настроение не экскурсионное, - пытался объяснить я.
    - Гризли! - урезонил меня товарищ. - Смотреть на самовары - шагом марш!!!
    И мы отправились на выставку. Что тут скажешь? То ли совсем отупел за последнее время, то ли выставка была ужасно скучной, но ничего интересного из просмотра я не вынес. Ну, стоят самовары. В первом зале - древние, во втором - современные. Экспозиция оформлена скудоумно. Сделали стенды, поставили туда разные самовары. Бирочки повесили - who is who. Разве этого достаточно? Объяснили бы хоть, как устроен самовар. Я ведь только и знаю, что его разжигают с помощью шишек. Но как разогревают? Или поддерживают температуру? Пустые вопросы!
    - Почему бы не организовать в рамках музея самоваров чаепитие? - спросил я. - Тульский пряник с чаем из тульского самовара. Мероприятие окупилось бы за месяц! Насколько веселее было бы смотреть на самовары и самоварчики!
    Воображаемое чаепитие настолько захватило мое воображение, что я невольно заулыбался.
    - Гризли, - одернул меня Паумен. - Пойми, музейщики получают очень маленькую зарплату. У них нет никакой заинтересованности!
    - Но ведь чаепитие будет приносить немедленный доход! - не унимался я.
    - А накладные расходы? - нашелся мой товарищ.
    Одно скажу, экспозицию можно оформить гораздо лучше.
    В одном из залов оформили выставку, посвященную "60-летию со дня Победы". Она показалась нам убогой. К самоварам никоим образом не относилась. Очевидно, ее организовали по указке свыше ("Надо отреагировать на круглую дату!") и произвольно разместили "в самоварах". Да и сделали формально - набрали материалов, посвященных войне, и забили ими без всякой логики целый зал.
    - Скажи, зачем в тульском музее снимок улицы Берлина? - спросил я.
    Моему товарищу было нечего ответить.
    Лишь один предмет экспозиции показался мне важным. Плакат времен войны. Танк-самовар стреляет пряниками по разбегающимся фашистам. На башне боевой машины написано "Тульский самовар", на снарядах - "Тульский пряник". Тут я с грустью осознал, что образ "Божественной Тульской Троицы" (пряник, автомат и самовар), который пришел мне в голову перед поездкой, глубоко вторичен. Поэтому - ни слова об огнестрельных пряниках и съедобных автоматах. Самовары - отдельно, пряники - отдельно...
    А напоследок еще немного критики музея. Там не было туалета, друзья мои!
    - Нет, нет! - замахала руками билетерша, когда мы спросили ее насчет важного заведения.
    Что тут скажешь? Значит, как билеты продавать, да самовары показывать, вы все горазды! А как туалет предоставить, сразу: "Нет, нет, нет!" Кстати, общественных туалетов в Туле мы не нашли. Нигде, за исключением вокзала....
    Тем временем, длинный первый день все продолжался. Путешественники направились на улицу Советская. Часы показывали около пяти вечера. Чувствовалась усталость.
    - Давай, прокатимся! - предложил я. - Устроим себе экскурсию.
    На самом начале Ленина обнаружили трамвайную линию. Местные трамваи, по питерским меркам, "древние". У нас такие вагоны давно не ходят. Остановки общественного транспорта - крайне редки, а расстояния между ними - огромны. С чем это связано? Воспитывают физически крепкое население!
    Спустя полчаса мы добрались до следующей остановки. Вскоре подошел трамвай. Мы сели. И покатили в Заречье.
    Справка: проезд на общественном транспорте стоит пять рублей; на маршрутке - семь. В ближайшее время цены не изменятся, их подняли в феврале 2005-го. Транспорт ходит медленно из-за холмистости, но трамваям проложены отдельные пути. Поэтому иногда на "трэме" получается быстрей, чем на машине. Пробки, сэр!
    На двухвагонном "железном коне" мы переехали реку Упу (очень заболоченная и неинтересная водная артерия) и очутились в Заречье. Перед этим миновали оружейный завод, и долго потешались над рекламой патронов.
    - Оружие, как и наркотики с порнографией, в рекламе не нуждаются, - вывел я золотую формулу.
    Перед мостом висел внушительный плакат: "Читайте газету "Молодой коммунар!" Вскоре мы ее купили. Скажу вам по секрету - ничего интересного. В Туле большинство горожан читает "Слободу". Стоит семь рублей, 64 страницы. Тираж 150 тысяч.
    Раз уж я отвлекся, сообщу еще пару наблюдений. По всему городу развешаны объявления "Квартиры на сутки" и дан местный телефон. Эта новая услуга набирает обороты. Ныне думается: "Может, это дешевле, чем в гостинице?" А на улице Болдина Паумен обнаружил небольшой двухэтажный кирпичный особняк - частную гостиницу "Саяны". Таким образом, в Туле есть, где остановиться.
    Теперь вернемся в Заречье. Мы проехали пару остановок по улице Октябрьской, и вышли около Экзотеррариума. На входе установлена пятиметровая фигура динозавра. Рядом мини-зоопарк для детей, где туалет - только для посетителей. Путешественники подумали и решили не идти. У меня целый день отсутствовало музейное настроение, а Паумену не понравилась билетерша.
    Мой друг спросил: "Сколько стоит билет?"
    Ответ звучал так: "А вы, что, сами прочитать не можете?"
    "Можем, - ответил Паумен. - Можем.... Пойдем-ка, Гризли, отсюда!"...
    Около Экзотеррариума мы впервые сели на маршрутку. Здесь все как в Питере: платишь при входе, останавливаешься, где хочешь. Разница в одном - тебе зачем-то вручают билет.
    - Для учета и контроля! - объяснил мой товарищ.
    Наш путь лежал на железнодорожный вокзал.
    - Зачем тебе вокзал? - обратился я к другу.
    - Чертовски хочется в Ясную Поляну! - ответил Паумен.
    Увы, столь благородный порыв не имел положительного результата. Начнем с того, что никакой схемы движения поездов мы не обнаружили. Только в последний день узнали, что она висит на пригородных платформах. А беседа состоялась такая:
    Паумен: "Вы не подскажете, какие поезда идут на Ясную Поляну?"
    Кассирша: "Ближайший поезд на Скуратово -- через пятнадцать минут!"
    Мой друг отошел от окошка неудовлетворенный.
    "Я же не спросил: "Когда ближайший поезд на Ясную Поляну? - пробурчал он. - Меня интересует, какие поезда туда идут?"
    Увы, так мы и не разобрались с "яснополянской" ситуацией. Зато набрели на супермаркет.
    Недалеко от железнодорожного вокзала, сразу за гостиницей "Москва", находится крупный торговый центр "Evro Vision". Не заметить его сложно. Там расположен универсальный магазин "Гроссмарт". Огромный выбор товаров, но всё - достаточно дорого. Путешественники приобрели бутылку белого муската от компании "Инкерман" (в свое время нам рекомендовал ее Дмитрий Новгородов); а затем направились в городской парк.
    Туда шла маршрутка номер 37. Выйдя на Ленина около стадиона "Арсенал", мы минут через десять очутились в парке. Там было неплохо. Дают в прокат ролики - сорок рублей в час, поэтому много молодежи катается. Несколько кафе, аттракционы, большие пространства. Отдельный плюс - всегда можно сходить в туалет в близлежащие кусты.
    Путешественники обнаружили дуб, посаженный в честь Льва Толстого. Дерево обнесли внушительным забором, который выглядит мощнее, чем сам дуб. В парке - две главных площади. На одной разбит цветник, освещенный пятью фонарями, на другой - работает фонтан. Около фонтана собралось около трехсот пенсионеров. Звучала музыка, несколько пар в центре танцевали. Мы не поняли, по какому поводу организована встреча, но смотрелось трогательно.
    Друзья пристроились на парапете (все скамейки были заняты), и с удовольствием выпили муската. Затем прокатились на колесе обозрения. К сожалению, толком ничего не увидели - слишком высокие деревья вокруг.
    Дальнейший путь снова лежал в "Гроссмарт" - следовало закупить продукты на вечер. Путешественники вышли из парка в незнакомом месте. Оказались на улице Первомайской. Прямого транспорта до "Гроссмарта" оттуда не шло. Мы протопали еще около километра пешком, с каждым шагом ощущая накапливающуюся усталость.
    - Завтра будем отдыхать, - постановил Паумен. - Не поедем в Алексин, а проведем целый день в Туле.
    - Согласен, - этот вариант пришелся мне по душе.
    Я сделал глубокую затяжку сигаретой "Петр Первый", когда услышал голос: "Дай закурить". Передо мной возник неопрятный мужчина "бомжатского" типа. Он был пьян. Врожденная вежливость не позволила мне ответить: "Иди ты подальше!" Вместо этого я вынул сигарету из пачки и протянул ее пьяному, избегая прямого контакта. Но алкаш знал свое дело. Он взял сигарету и добавил роковую фразу: "Дай прикурить". Тут-то контакт и состоялся! Я чиркнул перед его носом зажигалкой, он коварно обхватил мою руку своими и... Я был безнадежно испачкан бомжатиной!
    Довольный курильщик удалился, а на меня накинулся Паумен.
    - Что ты делаешь, Гризли?! - воскликнул мой товарищ.
    Он достал из рюкзака бутылку минеральной воды и начал тщательно поливать мне на руки.
    - Запомни, если так к тебе подходят, надо говорить: "На, докури!", - учил великий Паумен. - А не предлагать новую!
    - Кто же ожидал? - пытался оправдаться я.
    Но шансов у меня не было. Щепетильный и брезгливый друг продолжал дуться на автора данных строк до самого "Гроссмарта". Мы туда, в итоге, доехали на пятом троллейбусе. Закупили еды. Заплатили больше четырехсот рублей. Затем отправились в "Тулу". Добрались до гостиницы, приняли душ. Выпили вина, съели еду. Около часу ночи заснули.
    Вечером и ночью нам никто не мешал, кроме загадочных визитеров. Они пытались попасть в какой-то номер на нашем этаже. Его точное месторасположение выяснить не удалось.
    Каждые полчаса в коридоре раздавались острожные, крадущиеся шаги. Затем человек останавливался у одной и той же двери. Разные люди вели себя одинаково.
    Сначала стучали: "Тук, тук, тук". Затем звучала фраза: "Сережа!". И более испуганно: "Открой, Се-ре-жа!"
    Таинственный владелец апартаментов не отзывался.
    Снова: "Тук, тук, тук. Сережа!" И совсем испуганно: "Ты здесь?"
    Ответом служило гробовое молчание. Неизвестный Сережа оказался серьезно востребован, но его никто не смог найти. А поток посетителей не иссякал. Мы слышали юношеский голос, старческий, женский, девичий. Просьба одна: "Открой, Сережа!" Наконец, путешественникам самим захотелось постучать в странный номер и спросить: "Сережа! Ты здесь?" Но мы испугались это сделать!
    На следующий день, после прочтения статьи (см. Приложение 2), многое встало на свои места. Мы пришли к выводу, что Сергей - наркоторговец. Скорее всего, на пятом этаже гостиницы "Тула" находится "точка сбыта". Загадочные визитеры С. - наркоманы.
    Правда, проверить гипотезу не удалось; но такая цель и не ставилась. Хотя, если не Сережа, кто тогда - главный наркодилер города Тулы?

    2 день. Купание и отдых. "Тульские Древности".

    Второй день. Отличное время для хорошего, позитивного отдыха! Мы встали в 11-30, попили кофе и направились в парк имени Белоусова. Предварительно позавтракали в столовой. Обнаружили ее вчера вечером, возвращаясь из "Гроссмарта" на троллейбусе. На остановке "5-ки" сразу за площадью Победы висело объявление: "Столовая. Дешево и вкусно".
    Что сказать? Типичная столовка. Идешь с подносом, заказываешь первое, второе или салат. Никаких атрибутов кафе: столовская посуда, столовская столы и столовская еда. За 120 рублей мы довольно сносно перекусили, хотя особого восторга не испытали. Я взял котлету с гречневой кашей и салат из капусты, а Паумен - две порции трески без гарнира. Еще я купил маленький кекс. Ну и хлеб - два куска.
    Преисполненные гордостью от радикальной экономии, мы поспешили на остановку троллейбуса N5. Наш путь лежал в парк, к прудам, которые друзья видели, катаясь на рогатой пятерке. Мы очень на них рассчитывали.
    - Буду купаться в любом случае! - вчера вечером под воздействием вина доказывал я Паумену.
    К утру уверенность куда-то испарилась.
    - А если никто не купается? - размышлял я вслух. - Что тогда делать?
    - Не купаться! - отрезал Паумен. - Может, сначала дойдем до пруда?
    Пятый троллейбус подбросил нас до парка. От остановки до воды оказалось меньше четырехсот метров. Продвинутым картографам поясню - выходить надо на пересечении Болдина и Дмитрия Ульянова. Терзаемые сомнениями, мы приближались к водоемам. Кстати, прудов было два. Один - ближе, другой - дальше.
    - Видел я там купальные кабинки? - беспокоился Паумен. - Или мне померещилось?... Да, вот! - заметил мой товарищ. - Стоят!
    Берег первого пруда напрочь зарос кустарником. Рядом мужик выгуливал собаку. Мне такая обстановка понравилась.
    - Зачем нужны переодевалки? - спросил я. - Может, здесь искупаемся? Людей, по крайней мере, нет.
    - Нет, Гризли! - покачал головой Паумен. - Я хочу на пляже! Иди, давай!
    Мы добрались до дорожки, разделяющей два водоема. Стало ясно, что верхний, более маленький пруд, впадает в нижний. Рукотворные ли водоемы? Вполне возможно.
    На пляже стояли три переодевалки, люди загорали. Человек, наверное, десять. Никто не купался. Рядом находился вагончик проката. Надпись "Прокат водных велосипедов" ничем не подтверждалась. На воде качалась только одна лодка. Надпись гласила: "Прокат лодок: 15 минут - 50 рублей, 30 минут - 100 рублей".
    - Почему так дорого? - возмутился я. - Вот и нет желающих! Пруд всего-ничего в размерах, а они сто рублей за полчаса просят!
    Меня до сих пор возмущает жадность прокатчиков! Правда, в тот момент стоял вопрос поважнее: как насчет купания? Я решил посоветоваться с местными жителями. Тем более, даже дети не купались. Два мелких подростка, лет восьми и шести, стояли по колено в воде и брызгались. Дальше они почему-то не заходили.
    - Здесь можно купаться? - обратился я к парочке, сидящей на скамейке.
    Минутой раньше Паумен обнаружил указатель "Граница пляжа". Значит, когда-то здесь точно плавали.
    - Можно, - ответила девушка. - По телевизору сказали, что это - единственный пруд в Туле, пригодный для купания.
    - Слава Богу! - обрадовался я и поспешил в переодевалку.
    Паумен, тем временем, находился в глубоких раздумьях об аквасудьбах нашей родины.
    - Все не знаю, идти или нет? - посетовал мой друг, когда я облачился в плавки. - Ой, смотри!
    Вовремя! Какой-то местный нарушил негласный закон "туляк в пруду не купается" и плюхнулся в воду. Правда не там, где резвилась ребятня ("официальный" сход), а совсем в другом месте.
    - Может, там надо входить? - задумался Паумен.
    - Пойду, где ребятня! - не согласился я.
    И смело попер вперед. А около двух детишек возникла еще одна фигура - дед в плавках. Примечательная личность. Старик пристально всматривался в водную гладь, словно надеясь выведать важную тайну. Затем переключился на меня.
    Проигнорировав взволнованный и мятежный взгляд дедушки, я вошел в воду.
    - Мочить ли голову?... Мочить! - решил после секундной паузы.
    И поплыл. Поплыл! Вода оказалась приемлемой. По-моему, пруд был чистым. Я нырнул, доплыл до середины и обменялся взглядом с "туляком плавающим". Словно две диковинные рыбы, мы бороздили просторы гигантского аквариума. Стать третьим никто не решался.
    Тогда я поплыл назад. И как только вышел на берег, мающийся дед с головой бросился в воду. До этого старец не решался на геройский поступок. Может, боялся, что из водной стихии меня вытащат в рубцах и кровоподтеках?
    Затем и Паумен направился плавать. Правда, еще долго стоял по колено в воде, раздумывая - достоин ли пруд купания? Наконец, поплыл на середину. Плескался основательно, и вышел в хорошем расположении духа.
    - Вот, это я понимаю! - молвил он. - Водоем в черте города - отличная штука!
    - Можно и вечером здесь купаться! - поддакнул я.
    Преисполненные наполеоновских водных планов, мы оделись и отправились вглубь парка. Программа на день была чрезвычайна проста - отдохнуть после вчерашнего. В воскресенье Паумен обнаружил в книжном магазине журналистское расследование "Елена Майорова и ее демоны". Мой друг зажегся идеей купить эту книгу. Актриса Майорова в 39 лет покончила с собой страшным способом - самосожжением. История сложная и запутанная, поэтому отправляю читателя к книге. Автор - Елена Ямпольская.
    От прудов мы направились к главному входу в Белоусовский парк. Дорога заняла около сорока минут. Путешественники еще раз убедились, насколько здесь красиво, разнообразно и ухожено.
    Более других Тульский парк напоминает Смоленский. Чудом в мои руки попал материал о создателе парка П.П. Белоусове, и я с радостью поделюсь этой информацией с читателями. Только не путайте Белоусова с Белобородовым! Белобородов - тоже уроженец земли Тульской, но изобретатель хроматической гармони, руководитель первого хора гармонистов.
    Итак, готовы? Тогда обратимся к газете "Московский коммунар" от 19 августа 2005 года. Статья "Это самое лучшее, что есть в Туле". Автор Светлана Кривенкова.
    "Подойдите к входу в Белоусовский парк на улице Первомайской, встаньте у памятника Вересаеву... и представьте, что в конце 19-го века это была тульская окраина. Выжженный солнцем и утрамбованный копытами коров клочок земли. Маленькая чахлая травка. Городская свалка. Сюда свозились все продукты жизнедеятельности Тулы и ее населения. Сюда частенько приходил городской санитарный врач Петр Петрович Белоусов.... Здесь он мечтал разбить парк: у горожан бы появилось место отдыха, и отпала бы необходимость отодвигать свалку перед наступающими новостройками.
    Белоусов родился 23 января 1856 года в селе Мантырьево Одоевского уезда в семье священника. Шесть лет Петр Петрович был врачом в Одоевском уезде, сдал экзамены на степень доктора медицины в Военно-медицинской академии Петербурга и в мае 1889 года получил от Тульского губернского правления предложение занять должность санитарного врача города. Хозяйство Петру Петровичу досталось, прямо скажем, неприглядное. На многих улицах непролазная грязь и вонючие канавы, за низкими ветхими заборишками покосившиеся, с распахнутыми дверями отхожие месте (как правило, переполненные), гудящие столбы мух над открытыми помойными ямами. Белоусов сам обходил город, и ему до всего было дело - и до поддельных продуктов, которыми торговали на базаре и в купеческих лавках, и до живодерен, которые надо было выносить за город, и до строительства моста через Рогожинский овраг...
    Доктор понимал: до тех пор, пока люди будут брать воду из реки, куда стекают нечистоты, в Туле будут продолжаться регулярные эпидемии брюшного тифа и холеры. (Примечание от Гризли. Информация из энциклопедического словаря Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона: "В кварталах близ реки Упы и других речек нередко господствуют лихорадки. Водопроводная сеть пока слабо развита. Общественных садов мало - они невелики, если не считать загородного парка, и плохо содержатся".) Белоусову пришлось обить не один порог и получить не один отказ, прежде чем городские власти дали-таки добро на строительство в Туле водопровода. Первые колонки с водой из буровых скважин появились в конце 1893 года. Результаты были обнародованы практически сразу: заболеваемость смертельно опасными болезнями в городе уменьшалась. Доктору Белоусову аплодировало все Дворянское собрание.
    К идее разбить парк на месте главной городской свалки власти тоже отнеслись весьма прохладно. Но Белоусов не отступал, всерьез занявшись проблемой обезораживания нечистот почвой. И в 1890-м году в Туле впервые в мире появились ассенизационные поля, или поля запахивания, послужившие примером для других городов России и заграницы. Земли, на которые свозились нечистоты, распахивались, засеивались зерновыми и огородными культурами, и постепенно вся органика в почве распадалась. В условиях отсутствия канализации поля Белоусова стали для города настоящим спасением. В Тулу за опытом приезжали соотечественники и иностранцы, так что, возможно, еще не на одной свалке зазеленел парк.
    Наш парк был заложен по принципу Булонского Леса в Париже. Первые посадки на 30 десятинах земли Белоусов делал сам на свои деньги. Нанимал подводы, привозил землю, покупал саженцы. Главными его помощниками были учителя и учащиеся гимназий, рабочие. Разумеется, все трудились бесплатно.
    Сажали в основном березы и дубы. Парк был окружен рвом, оградой служили густые заросли желтой акации, в которых давали концерты соловьи...
    ...В маленьком музее Белоусова, открытом в здании администрации парка, можно увидеть фотографии 1901-го года: горожане сажают деревья и пьют чай после работы. К сожалению, снимков самого Петра Петровича в парке нет. Он умер от туберкулеза в ночь на 2 августа 1896 года и был похоронен на Всехсвятском кладбище Тулы. Зато сохранился кадр начала 20 века: на входных воротах в парк надпись "Городской парк Петра Петровича Белоусова". В советское время место отдыха туляков переименовывали несколько раз, а историческая справедливость восторжествовала лишь в 1991 году.
    Считается, что старая часть парка начинается от улицы Первомайской и ограничивается аллеей аттракционов. Еще 100 га земли для отдыха туляков прибавились в 1952 году по инициативе председателя горисполкома Федора Храмайкова. Было высажено 400000 деревьев! В те времена на территории, отведенной под парк, туляки выращивали картошку. Наделы разрешили сохранить тем, кто согласился ухаживать за саженцами. В результате, в тульском парке прижились почти 100 процентов новых деревьев.
    В воздухе тульского парка в 300 раз меньше бактерий, вполовину меньше пыли и сернистого газа, чем в городской атмосфере. В летний солнечный день лесной массив поглощает 27 тонн углекислого газа и выделяет 21 тонну кислорода".
    Мне нечего комментировать. Разве что я осознал, что пруды в парке настоящие. Подтверждаю, что воздух в Белоусовском - свежий, бодрящий; особо это чувствуется, когда входишь сюда из города. Да и вообще! Тульский парк - одно из самых позитивных впечатлений от города.
    Путешественники прошли мимо ряда детских площадок, информационного стенда о птицах. Понравилось, что в парке спокойно стоят теннисные столы; приноси сетку да ракетку и играй на здоровье. Очень приятно видеть высокие березы, основной вид местных деревьев.
    На выходе мы еще раз осмотрели "цветник у фонарей". Днем он произвел даже лучшее впечатление, чем вечером. На второй площади не работал фонтан. Позже выяснилось, что его включают лишь вечером по выходным.
    - Так вот почему в выходные цены на аттракционы дороже! - догадался Гризли. - Тем самым оплачивается фонтан!
    Кстати, в Туле с водой - большие сложности. "Водоканал" отключает воду с 24-00 ночи до 6-00 утра. В местной газете мы прочли о подготовке ко "Дню Города"; который состоится 14-го сентября. В этот день власти торжественно обещали на целый день включить все городские фонтаны!
    - Пойдем на Ленина? - спросил я.
    - Надоели однообразные пути! - ответил Паумен. - Может, прокатимся на трамвае?
    Мы прошлись до остановки. Так состоялась вторая и последняя за путешествие поездка на трамвае. Друзья прокатились на 14-ом только одну остановку. Я уже писал, у трамваев в Туле - специальные трассы. Наверное, раньше здесь была узкая улочка. Впервые я ехал на трамвае в такой близости от жилых домов. От парка к центру шел довольно сильный спуск, поэтому "трэм" катил с маленькой скоростью, "на тормозах".
    Мой друг заметил в расписании конечную остановку 14-го. Она называлась "Ясная Поляна".
    - Вы едете до Ясной Поляны? - обратился Паумен к кондуктору.
    - Фабрика "Ясная Поляна", - устало объяснила женщина.
    Видно, не первый раз ей задавали этот вопрос. А что делать? Уж больно далеко и глубоко запрятан у туляков от приезжих путь в настоящую, льва-толстовскую Ясную Поляну. А для читателей сообщу, что кондитерская фабрика "Ясная Поляна" выпускает качественные и разнообразные конфеты. Советую захватить коробку (а то и две) домой.
    От трамвайной остановки путешественники вышли на Ленина. По дороге обнаружили надпись: "В этом здании Лев Толстой встречался со Станиславским". А на железнодорожном вокзале висит памятная доска: "Здесь Лев Толстой встречал Чехова".
    - "Тульские древности"! - вспомнил я.
    Путешественники перешли улицу и приблизились к музею. Честно говоря, мне туда идти не хотелось.
    - Заразился музейной антипатией, - сообщил я. - Может, просто посмотрим расписание?
    - Если работает, пойдем, - решил по-своему Паумен.
    Музей работал. Мы вошли.
    - Билеты по 12 рублей, - сказала тетушка за стойкой.
    Паумен полез в сумку, где хранил наши сбережения. В этот момент молнию заклинило. Процесс открывания сильно затянулся. Наконец, я схватил сумку товарища и стал дергать адский механизм за язычок. Никакого эффекта! Наверное, сумочка тоже не хотела идти в "Тульские древности".
    - Нужен нож! - наконец, пришла мне в голову здравая мысль.
    И я стал рыться в рюкзаке. В итоге, на доставание кошелька ушло минут пять. Эта паузу можно считать определяющей. Когда мы были уже готовы платить, женщина-кассирша оказалась занята. Она с кем-то беседовала по телефону. Закончив, глянула на нас и заявила:
    - Сейчас будет проведена экскурсия "Русская изба". Не хотите присоединиться?
    Паумен кивнул. Я же, зараженный музейным скептицизмом, промолчал.
    "Зачем мне "Русская изба"? - подумал про себя. - Что, собственно, в избе интересного?"
    И ошибся! Экскурсия получилась замечательной.
    Всего набралось шестеро желающих - мы с Пауменом и четыре студента из Псковской области; два юноши и две девушки. Видимо, именно они страстно хотели побольше узнать о русской избе, а тут и мы подвернулись. Общий принцип групповых экскурсий такой: если находится больше трех человек, можно и сообразить. То есть, провести экскурсию.
    Пройдя помещение насквозь, мы вышли во двор, а затем - в другое здание. Там нас поджидала таинственная изба. Встретившая девушка открыла дверь и шестерка любознательных просочилась внутрь. Изба-экспозиция занимала один зал.
    - Садитесь, - сказала экскурсовод, проводив нас в дальний угол помещения. - Сейчас я расскажу вам о русской избе...
    Первые две минуты мне казалось, что девушка "играет", равнодушно излагая заученный текст. Затем повествование сделалось интересней. Последовали "вопросы к залу".
    Например: Как наши предки добывали огонь?
    Правильный ответ: с помощью огнива.
    Почему ухват ставился рогами вниз?
    Таким образом изгонялись из избы злые духи.
    Двадцатиминутная экскурсия настолько запомнилась, что я бы мог пересказать ее почти дословно. Но лучше сами придите да послушайте. Освещу лишь несколько моментов.
    В русской избе существовала праздничная солонка для званных гостей. Ее ставили на стол, если гость - дорог. Если же пришедший хозяевам неприятен, солонки ему не видать. А пищу наши предки во время приготовления не солили. Поэтому не званным гостям пища не очень-то лезла в рот.
    Зато званным, кроме солонки, хозяин предлагал выпить. Он брал большую лохань (нам ее продемонстрировали) и обходил всех присутствующих. На лохани висели большие ложки-черпаки. Гость брал этакий половник, зачерпывал себе медовухи или киселя и пил.
    Теперь задам неожиданный вопрос: "В чем отличие лавки от скамейки?" Правильный ответ: лавка (обычно) имеет спинку. Лавками наши прадеды называли скамейки, стоящие у стены, которые изготавливались вместе с домом. Частенько к лавке приставлялась скамейка и это служило удобной кроватью.
    Рассказ "Русская изба" был прекрасен своей интерактивностью. Экскурсовод легко задействовала аудиторию. Так, одна "областная" девушка достала ухватом горшок из печи, юноша раздувал меха в кузнице, а мне доверили отчеканить монету холодной ковкой - взять молоток и ударить по кусочку алюминия.
    Напоследок девушка сказала, что музей организует экскурсии на Куликово Поле. На целый день.
    - А когда? - заинтересовался Паумен.
    - В ближайшие выходные.
    Увы, нас это не устраивало. Уже в пятницу мы прощались с Тулой. А кому посчастливится - желаю съездить. Адрес музея "Тульские древности" - пр. Ленина, 47. Открыт для посещений с 10.00 до 17.00, перерыв с 13.00 до 14.00.
    После "Русской избы" мы посетили и саму экспозицию музея. Увы! Она не произвела никакого впечатления. Вот что значит - отсутствие экскурсионного обслуживания! Могу лишь сказать, что там представлены зернотерки, а также фрагменты древних сабель, рыболовных снастей и гончарных изделий. Добавлю, что экспозиция "выстроена" по времени - от находок за тысячу лет до нашей эры до седьмого века, структурирована географически, в каких именно местах что найдено. Самым большим экспонатом являлась гончарня, обнаруженная на Поле Куликовом. Но на этом, пожалуй, и приткнусь. "Я - не путеводитель", - повторю традиционную фразу.
    А вот как путешественник-наблюдатель замечу, что "Тульские Древности" куда демократичней "Тульских самоваров". Нас пустили в местный туалет, хотя музей уже и закрывался. Правда, во входном билете указано отдельной строкой "стоимость туалета входит в стоимость билета". Таким образом, "Древности" оказались круче "Самоваров"!
    А мы с моим замечательным другом Пауменом вышли из музея, преодолели метров пятьдесят вверх по Ленина и устроились в скверике Пушкина на перекур. Судя по всему, Александр Сергеевич бывал здесь проездом. Памятник поэту не шибко запомнился; врезалась в память лишь девица на скамейке напротив монумента. Она настойчиво, но безрезультатно пыталась заснуть. Если мы сейчас начнем рассуждать, кто более матери истории ценен - памятник Пушкину или девица на скамейке - то уйдем слишком далеко от темы повествования. Наверное, более всех ценны Гризли и Паумен. О девице лишь добавлю, что она явно была студенткой. Почему же ей было некуда деваться в столь детский час?
    - Девушка-экскурсовод в "Тульских Древностях" ценится, - предположил я. - Помнишь, как кассирша уважительно с ней беседовала по телефону? "Значит, можно организовать экскурсию? Спасибо, Леночка!"
    - Конечно, ценится, - поддакнул Паумен. - Наверное, институт только что закончила. Или еще учится. Молодец!
    Далее друзья пришли к выводу, что музейное дело в России находится "в загоне". Из приятных новостей сообщу, что в Пушкинском садике (название авторское) находится кафе "Лукоморье". Судя по рекламе в газете "Слобода", весьма хорошее.
    Книжный магазин оказался совсем недалеко от начала Ленина. Проходя по главной трассе города, я вспомнил об одной особенности улицы - подземных переходах. Они есть в Туле только здесь. А на площади Победы подземный переход находится в нерабочем состоянии. В первый день мы попытались туда зайти, но обнаружили завал, а не свет в конце тоннеля.
    Подземные переходы - очень узкие. Нам они постоянно напоминали фильм "Необратимость", только в картине переход был значительно длиннее.
    - Так вот почему "завал" на площади Победы! - догадался я. - Там делают ремейк! Триллер-ужасник "Необратимость по-тульски".
    Мы купили моему другу книгу о Елене Майоровой. Еще раз спасибо автору - Елене Ямпольской. Если вы любитель серьезной литературы - покупайте данное журналистское исследование, не задумываясь!
    Затем путешественники поехали в гостиницу. Выйдя на площади Победы, заглянули в магазин с претенциозным названием "Изобильный". Самое любопытное, что он виден из окна нашего номера. Там застойная система: шесть отделов и одна касса. Мой товарищ настолько привык к универсальным магазинам, что даже растерялся.
    - Двадцать четыре семьдесят в первый отдел и шестнадцать тридцать во второй? - переспрашивал он меня, пока стоял в кассу.
    Я бегал по отделам и подтверждал цены....
    Это был единственный день тульской трезвости. Мы купили колбасную нарезку, бутылку минералки, огурцы с помидорами и пятилитровую канистру воды. Традиция приобретать в гостиницу воду - пришлась ко двору. Тульская вода не отдает ярко выраженной хлоркой, но пить из-под крана уже не хочется. Наверное, мы "зажрались".
    - Стоит отдать предпочтение бобовым, - важно заметил Паумен, изучая очередной прилавок.
    И мы купили банку зеленого горошка. И банку фасоли в томате. Довольно дешево и экономно провели второй день. Пошли в гостиницу, поели, почитали. Я набросал в тетрадке начало путевых заметок.
    Пытались смотреть телевизор, но он изрядно барахлил. Оказалось, что ящик принимает только три программы - "Первый канал", "Россия" и "Рен-ТВ". Пусть в черно-белом исполнении! Но такие помехи!
    А еще по пути в гостиницу мы взяли билеты в город Алексин. Об этом - читайте дальше.

    3 день. Алексин

    С утра бобовые дали о себе знать; пришлось принимать "Иммодиум". Автобус на Алексин уходил в 10-45. Мы вышли из гостиницы за двадцать минут до рейса. В расписании указано, что время в пути составляет 1 час 45 минут. На деле - 1 час 20 минут.
    Пара слов о приобретении билетов. Мы купили их заранее. За предварительный сбор берут по десятке. Билеты почти всегда есть в кассах и перед самой отправкой. Но мы решили перестраховаться. Вы же поступайте, как вам удобнее.
    Билет на Алексин стоит 53 рубля. Маршрутка везет за 50.
    Ровно в 10-40 на место посадки приехал "Пазон" (Павловский автозавод) нового типа - с открывающимися окнами, просторный. У нас оказались удобные места в начале салона. За три минуты до отправления в автобус зашел "свой" человек, и предложил газеты в дорогу. Затем появился контролер-посадчик. В Туле на автовокзале обстановка более демократичная, чем, допустим, в Петрозаводске или в Вологде. Люди сами садятся, билеты у них не проверяют. Просто перед отправлением посадчик считает пассажиров. Если их количество соответствует проданным билетам, рейс отправляется.
    Нам попался чрезвычайно предприимчивый водитель. Выехав за пределы автовокзала, он умудрился посадить еще десять человек по полтиннику. При этом шофер давал каждому ленту пятирублевых билетов, а на выходе вежливо, но настойчиво, просил вернуть билеты назад.
    - Наварил пятьсот рублей за одну поездку, - возмутился я.
    - Когда-нибудь нарвется на контроль! - отозвался Паумен....
    Теперь о трассе. Надо сказать, что в Туле - оживленное движение; автобус частенько стоял в пробках и небольших заторах. Тридцать минут ушло только на то, чтобы выехать из города. Через квартал после Экзотеррариума (маршрут первого дня) водила затормозил. Оказалось, здесь остановка маршрутного такси на Алексин. Сразу в салоне стало вдвое больше пассажиров, хотя свободные места остались.
    Мы по Октябрьской улице помчались к окраинам. Пейзажи проносились перед глазами, не откладываясь в памяти. Помню лишь красивый новый храм и неплохой универсальный магазин. Затем автобус выехал к району Горелки; туда можно добраться на троллейбусе N4. Дальше пошли коттеджи и дачи.
    Мы выехали на трассу "Тула-Москва". Постепенно она становилась все лучше, а машин - все больше. Затем "Пазон" вырулил на автостраду "Белгород-Москва", кодовое название "М2". Здесь организована бойкая торговля тульскими пряниками. Предполагается, что любой автомобилист при виде указателя "Тула" тут же приобретет для родных и знакомых знаменитый сувенир. Каких только пряников там не было!
    - Купим домой тульский пряник! - зажегся я. - Без пряника не уеду!
    К слову, в первый день я купил в "Гроссмарте" два небольших пряника за восемь и одиннадцать рублей. Мне понравилось, а Паумен отказался. Тесто со вкусом меда, внутри - варенье, а хранится - три месяца. Словом, отличная вещь.
    - Почему бы заводу-производителю ни поставить на трассе фирменный магазин? - спросил практичный Паумен.
    - Головы на плечах нет! - бурно среагировал я. - Все у нас отдается частным предпринимателям! А где прибыль непосредственного изготовителя?
    Риторический вопрос завис без ответа. В этот момент мы свернули с "М2". Дорога сразу стала хуже. Зато возросла холмистость, что приятно ласкало глаз. Мне очень понравилась Тульская область своими ландшафтами.
    Многообразие лесов - как лиственных, так и вечнозеленых. Изумительные спуски-подъемы. Встречается немало оврагов, на трассе под них строятся мосты. Часто маршрутка несется вниз под углом градусов в сорок, а затем резко взлетает вверх на подъеме. Тогда мы бодро подскакивали. Или вдруг въезжаешь на подъем и открывается величественная перспектива - долгий путь вниз, а затем - три больших ступеньки. Потрясающие виды и дали!
    В рейсах "Тула-Алексин" и "Алексин-Тула" я не писал путевые заметки, а с упоением глядел в окно. Вот и делюсь с вами, читатели, восторженными впечатлениями!
    После первого поворота на Алексин, ухудшившем трассу, последовал следующий, километров через пятнадцать. Автомагистраль стала почти местечковой. За двадцать пять километров до города проехали указатель "Алексин". Затем потянулись безрадостные поля. За десять километров - надпись побольше. "Алексин". И вновь - ни одного домика. Километра за четыре - табличка "Курган Славы".
    - Что такое "курган"? - спросил я.
    - Гора, - ответил Паумен.
    Он был не совсем прав. Энциклопедический словарь гласит: "КУРГАН (тюрк.), надмогильная насыпь из земли или камня, обычно полусферической или конической формы. Известны повсюду, кроме Австралии. Бывают одиночные или располагаются группами".
    "Курган Славы" оказался холмом с обелиском воинам, павшим в Великую Отечественную войну. Проезжая курган, шофер нажал на сигналку. Может, он бибикал своему товарищу или встречному? Мне показалось, водитель салютовал кургану. Как у Гайдара:
    "Плывут пароходы - привет Мальчишу!
    Летят самолеты - привет Мальчишу!"
    - А проедет автобус - сигнал Мальчишу! - закончил я....
    Алексин начался внезапно. Поле оборвалось, впереди показались две многоэтажки. Рядом - красное каменное здание автовокзала. "Пазон" остановился.
    - Неужели город такой маленький? - удивился я.
    - Вокзал вынесен на окраину, - объяснил Паумен.
    Для начала мы купили обратные билеты - в Туле это сделать невозможно. Здраво рассудив, взяли рейс на 16-00. Мы прибыли в 12-05 и полагали, что четырех часов для осмотра должно хватить. Путешественники посетили платный туалет по два рубля, и рванули в город.
    Сначала мой друг вознамерился идти пешком. Вскоре стало ясно - по Алексину удобней перемещаться на транспорте. Мы прошли метров пятьсот к "привокзальному центру" - двухэтажному магазину, пяти новостройкам и остановке автобуса. Там нас поджидал маршрут N3. Друзья сели и "Пазон" (старого типа) резво газанул. Мы заплатили по пятерке кондуктору, и получили каждый свой билет.
    Автобус "рассекал" по улице Тульской, сплошь состоящей из деревянных домов. Характерная особенность Алексина: в "локальных" центрах - многоэтажки, между ними - частный сектор. Улица Тульская растянулась километра на два. Слева мы миновали высокую белую церковь, а затем выехали к Оке. Так состоялось мое первое свидание с этой удивительно красивой рекой.
    - Смотри налево, а я буду - направо, - сказал Паумен, когда автобус забрался на мост.
    Мы искали место для купания. Берег оказался весьма "кустист" с обеих сторон, но виднелись и просветы. Мне открылся неплохой песчаный пляж, но путь к нему преграждали два железнодорожных грузовых состава.
    - Выходим? - спросил я.
    - А как же Алексин? - спросил мой друг.
    - В первую очередь, надо искупаться в Оке!
    Мы высадились. Вместе с нами "десантировался" старец с чемоданом. Остальные поехали дальше.
    - Вы не знаете, где находится пристань? - обратился к нам дедушка.
    Его рассеянный взгляд блуждал по незнакомой местности. Временами он шептал что-то себе под нос. Кстати, мы ехали вместе со стариком еще с Тулы.
    - Сами здесь в первый раз, - честно ответил Паумен.
    На лице пенсионера отразилось сильнейшее разочарование....
    "Зачем деду понадобилась пристань?" - стали рассуждать мы.
    Спустя пять минут уже было ясно ее местонахождение, пенсионера просветили местные жители. Кстати пассажирских теплоходов от пристани не шло, только сухогрузы.
    - Может, в чемоданчике старика ценные документы? - предположил мой друг. - И он везет их начальнику сухогруза?
    - А может, там - доллары? - продолжил я. - Золото и брильянты?
    Ну да бог с ним, со старцем! Хотя сегодня мне кажется: может, это был волшебник? Старик Хоттабыч? И если бы мы верно ответили, он исполнил бы наши желания? Ладно, проехали!
    В тот момент нас манила величественная Ока. Можно сказать, что в Алексине мы уподобились нашей собаке, Малышкасу. Ротвейлер - большой любитель воды и прогулки в лес воспринимает лишь как путь на озеро. Вот и мы в Алексине постоянно стремились к Оке.
    Путешественники решили идти влево от моста, а не вправо. Не понятно? Ну, дальше от автобусного вокзала.
    - Чтобы не обходить железнодорожные составы, - объяснил я.
    Миновав метров шестисот, обнаружили крутой спуск вниз.
    - Пора! - провозгласил я. - Спускаемся!
    Но Паумен хотел дойти до пристани.
    - Зачем тебе пристань? - поинтересовался я.
    - Там, наверное, удобнее купаться.
    - На пристани стоят сухогрузы и баржи, - пришлось заметить мне. - Чем здесь хуже?
    С большим трудом Паумен признал мою правоту. Используя навыки скалолазания, мы спустились к реке. Кстати, наверху, на трассе вдоль Оки я заметил железный остов скамейки. Это все, что осталось от желания властей Алексина сделать там подобие набережной. Дичь, друзья мои, дичь царит на Оке!
    Около реки было хорошо, только вода - средняя. Как бы объяснить? В русле, где чрезвычайно сильное течение (даже быстрее, на мой взгляд, чем в Неве), вода была чистой. А в метрах трех-четырех от берега казалась грязной.
    - Наверное, из-за сильного течения образуются водовороты, - предположил я. - С основного русла к берегу несет мусор и грязь накапливается.
    Мы преодолели еще метров сто по направлению к пристани. Дальше трое местных подростков сидели на небольшом причальчике. Решив, что в одиночестве купаться лучше, путешественники скрылись от парней за изгибом берега. Затем приняли форму одежды - "легкая купальная". Кстати, наблюдалась обычная история - в Оке не плавало ни одного человека.
    - Вода уже холодная, - объяснил я. - Люди залезают в родные водоемы только в страшную жару.
    На этих словах я полез в воду. Она, действительно, бодрила.
    При купании в Оке не отдохнешь. Постоянно надо плыть против течения, чтобы остаться на месте. Из реки выходишь уставшим. И еще очень резко возрастает глубина. Три шага в воду - тебе по горлышко.
    Мы оценили Оку на все пять баллов! Кстати, она - не очень широкая лишь потому, что здесь холмистость. Зато глубокая и полноводная. Посетив Алексин, я стал самым настоящим патриотом Оки!
    После меня в воду бросился Паумен. Мы замечательно поплавали, а я еще совершил заплыв "особо геройский". Прошел по берегу метров сто (против течения) и рванул на середину реки. Меня со страшной скоростью понесло по руслу. Затем пришлось активно выгребать к берегу. Здорово!
    Гризли плавает в Оке,
    С толстой сумкой на боке!"
    - поделился Паумен оригинальным двустишием.
    - На боке? - переспросил я. - Так, наверное, сочиняет пятилетний ребенок.
    - А ты сам попробуй, - обиделся мой друг и продолжил:
    Гризли плавает в Оке,
    Словно рыба в молоке!
    - Что за "рыба в молоке"? - возмутился я.
    - Значит "вяло", "безынициативно", - нашелся мой товарищ.
    - Разве можно плавать в Оке безынициативно? - не согласился я. - Тут же снесет течением!
    - Вечно ты придираешься! - надулся Паумен.
    Зато спустя пять минут мой товарищ сочинил шедевр:
    Глупый Гризли влез в Оку,
    И приятно дураку!"
    А путешественники оделись и отправились в обратный путь. Восхождение далось нелегко. Затем мы дошли до остановки, дождались следующей автобуса N3 и поехали в центр. Он оказался неподалеку. На следующей автобусной остановке - начало центра. Через одну - конец центра.
    По пути Паумен рассматривал схему автобусных маршрутов (она висела в салоне "Пазона"). Выяснилось, что в Алексине существует район под названием "Бор". Тогда ничто не мешает обозвать центр "Заречьем". Слово "Заречье" часто используют как название района города, находящегося "на том берегу". Если река делит город на две неравные части, то бОльшая - "Центр", а меньшая - "Заречье". Таковы Тула и Вологда. В Пскове, где течет река Великая - район за рекой назван "Завеличье". В Алексине сложилась уникальная ситуация - Ока делит город практически пополам. Как обзываться в таком случае?
    "Центр" или "Заречье" - небольшое скопление каменных многоэтажек. Главной, безусловно, является Дворец Культуры. Рядом разместился городок аттракционов. Чуть дальше - Алексинский парк. На повестку дня встал вопрос с питанием; ведь утром мы не ели.
    - Есть ли кафе в городе? - вот о чем размышляли путешественники, бродя по Заречью в поисках еды.
    Беглый осмотр не дал положительного результата. Мы уже думали, что придется закупать консервы; но, на всякий случай, спросили проходящую женщину:
    - Нет ли здесь кафе?
    - Есть, - ответила местная. - "Встреча". Но это, скорее, ресторан; там дорого. - Потом она еще раз взглянула на нас. - Но поесть можно. Конечно.
    Поблагодарив женщину, мы решили рискнуть. Хотя на ум сразу пришло одноименное кафе в Рославле (см. "Смоленское путешествие").
    - Опрос населения - важен, хотя и неприятен, - стал размышлять Паумен.
    - Иногда необходим, - добавил я.
    Итак, путешественники рискнули. А теперь я рискну порекомендовать вам кафе "Встреча". Да, друзья мои! Алексин стоит посетить лишь для того, чтобы пообедать во "Встрече"! Вкусно, дешево! А какая там посуда! А какое обслуживание! А цены! Мы взяли два комплексных обеда по 80 рублей и попросту объелись. Паумен даже не доел второе, а я не смог ему помочь, ибо сам переполнился. Особо отмечу очень качественный борщ и оригинальную овальную тарелку для второго.
    А ведь нас еще и обслужили по-ресторанному! Сначала принесли салат, затем суп, потом сосиски с пюре и напоследок - чай с лимоном. Всё по очереди выставляли и уносили. Я пообещал Паумену обязательно дать рекламу кафе на страницах сочинения. Держу слово.
    Может , кому-то покажется, что я - плотоядный проглот, которого ничего не интересует, кроме еды. Это не так! Но я же обещал дать рекламу "Встрече"! Вот и даю, причем - совершенно бесплатно...
    Выйдя из кафе, я долго стоял перед ларьком "Роспечати", рассматривая газеты и журналы. Наконец, сунул голову в окошко и спросил: "А у вас нет хоть какой-нибудь карты Алексина?"
    "Нет. И никогда не было", - последовал честный ответ.
    Нам с Пауменом это знакомо. Когда-то, в памятном 97-ом на Азовском море нас огорошили более радикальной формулировкой: "Карты Ейска не существует!" И, все-таки, обидно. Почему нельзя выпустить карту Алексина? В энциклопедическом словаре написано: "АЛЕКСИН, город в Российской Федерации, Тульская обл., пристань на р. Ока. Железнодорожная станция. 74,2 тыс. жителей (1991). Завод "Тяжпромарматура", химический комбинат и др. Краеведческий музей. Известен с 13 в."
    74 тысячи жителей есть, а карты - нет! Непорядок. Кстати, она бы сильно облегчила нам жизнь. Разумеется, в путеводителях по Тульской области или справочнике "Куда податься жителю столицы?" схема Алексина наверняка представлена. Но Паумен, как ни рыскал по библиотекам, не смог отыскать таких справочников. Слава богу, в "Доме Книге" на Невском продавали карту Тулы и Тульской области....
    - Поедем в Бор, - предложил мой товарищ. - Там, наверняка, есть другой выход к Оке.
    Как сейчас помню, туда от "Заречья" идут автобусы NN1, 4, 6, 10 и 12. Мы сели на шестерку, пересекли Оку, и, удаляясь от автовокзала, поехали в Бор. Дорога шла мимо деревянных домов.
    - В Алексине - не такие развалюхи, как в Туле и Вологде, - заявил я. - Знаешь, почему?
    Паумен смотрел в окно.
    - Потому что в Алексине знают: им еще долго жить в "деревяшках", - продолжил я, - Вот и не доводят их до аварийного состояния.
    Вскоре показался каменный центр Бора. Улица, на которой все автобусы и маршрутки делали кольцо.
    - Как пройти к гостинице "Ока"? - спросил мой товарищ кондуктора.
    Я забыл сказать, что около автовокзала висела реклама этой гостиницы и был дан адрес: "Бор, на берегу Оки".
    - Прямо идите, - ответила девушка. - Мимо школы.
    Мы бодрым шагом отправились "прямо", ибо времени оставалось не так уж много.
    - Кто знал, что Алексин - такой вытянутый? - оправдывался Паумен. - Ведь вполне могли взять билеты на 16-40!
    Вместо школы путешественники очутились возле продуктового рынка. Тут состоялся исторический разговор с бабушкой, продающей семечки.
    - Как пройти к Оке? - старательно спросил я, дабы "к Оке" не превратилось в "коке".
    Увы, дикция меня подвела.
    - Что-что? - недоверчиво переспросила старушка.
    Тогда я спросил:
    - Как пройти к реке?
    Тут бабуля обрадовалась, ее глаза засверкали.
    - Идите в Бор! - махнула она рукой. - А там - мимо школы; дальше и река будет.
    Любопытно, что и торговка ни разу не произнесла слово "Ока". Мы вспомнили основы "конного педализма" (см. Ейское путешествие) и помчались, словно "кони педальные".
    Надпись "Алексин Бор" сделана очень добротно, да и сам бор - чрезвычайно хорош. Высокие сосны красиво подсвечивались солнцем. Но неужели нельзя было дать схему парка? Задавая себе один вопрос: "Где Ока?" мы чесали вперед непрерывным "пешкодралом". Школа показалась метров через восемьсот. Затем трасса раздваивалась. Правее шла дорога, с двух сторон огороженная заборами (ближе к Оке находился заброшенный санаторий или пансионат), левее - тропка к многоэтажке.
    Паумен хотел рвануть по дороге, а я - по тропке.
    - Там неудобно плавать, - привел свой аргумент Паумен. - Рядом высотное здание!
    - Зато можно сразу все посмотреть! - сделал я контрвыпад.
    И мы устремились к многоэтажке. По пути обнаружили гостиницу "Ока". Маленькое двухэтажное здание напоминало южный пансионат, типовую постройку, но отреставрированную. Балконы во всю ширину номера. Нам показалось, что гостиница пустует. Во внутреннем дворике сидели три старушки. Судя по всему, из обслуги "Оки". Они проводили нас заинтересованными взглядами.
    Неподалеку важно ходил петух в окружении кур. Завидев нас, он струсил и погнал свой гарем подальше от подозрительных незнакомцев.
    Путешественники взглянули вниз с возвышенности и расстроились; Ока текла весьма далеко. Небольшой участок реки виднелся километрах в двух от нас. Проход туда был осложнен полями и озером-прудом, разлившемся как раз на пути. Напоследок мы все-таки совершили отчаянную попытку прорваться к реке.
    Зашли на заброшенную "турбазу" (сложно сказать определенней), на территории которого стоял полуразвалившийся горнолыжный трамплин. На раздолбанном спортивном сооружении сидела группа подростков и слушала музыку. Это был их наблюдательный пункт.
    - Надо пройти через колодец и поле, - ответил самый разговорчивый из молодежи.
    Мы сделали шагов десять в указанном направлении и осознали, что не успеем вернуться на тульский автобус.
    - Даже если и удастся искупаться, - произнес Паумен, - назад придется бежать. Весь позитив от купания насмарку!
    И друзья повернули назад. Вот незадача! А главное, старушка у рынка могла бы сказать, что до Оки, как минимум, километра три. Вот зачем нужна карта города!
    Вновь используя "конный педализм", друзья помчались назад по сосновому бору. Минут за пятнадцать достигли остановки автобусов.
    - Давай еще раз искупаемся в Оке у моста! - предложил Паумен.
    - Можно попробовать, - согласился я.
    Кстати, забыл сказать! По пути в Бор мы обнаружили на левом берегу Оки, справа от моста, городской пляж. Место, куда было не пройти из-за железнодорожных составов. Но составы куда-то отогнали, и путь к пляжу открылся.
    Правда, времени было в обрез. Но автобус N6 из Бора к мосту шел быстро. По пути мы обнаружили еще одно кафе! Так что, в Алексине их, по крайней мере, два. Друзья переехали мост и помчались к пляжу.
    Дорога оказалась нелегкой. Пришлось спускаться с насыпи под углом градусов в 60. Пляж идеально соответствовал размерам Алексина. По реке даже оградили место для купание веревкой с поплавками, но она только мешала. Загорало человека четыре. Два парня купались в загончике.
    Первым в воду помчался я. Перед мостом, с левого берега Ока разливается; место для горпляжа выбрано правильно. Только очень сильное течение и еще холоднее вода. Зато чистая. Я окунулся совсем ненадолго, а мой товарищ поплавал минут пять.
    Как выглядит пляж? Песок на входе в реку, рядом с огороженной зоной - лодка. Возможно, считается спасательной. Две переодевалки. Сверху кафе, откуда неслась громкая музыка.
    Мы натянули одежду на мокрые тела и почти побежали к остановке автобуса. С трудом совершили восхождение на насыпь. Дальше нам повезло. Вместо тройки тут же подошла 11-ая маршрутка; она идет прямо до автовокзала. И мы в четвертый раз помчались по популярному мосту через Оку.
    По пути к автовокзалу я лучше рассмотрел район перед улицей Тульской. Скорее всего, именно там находится "отличный художественный музей", как написано в интернетовском путеводителе по малым городам. URL, к сожалению, я не записал.
    В 17-20 друзья вернулись в Тулу. Обнаружили кафе "Встреча" у автовокзала, где въезжают на площадь "Пазы" и "Икарусы". После пробежки по Алексину сильно устали и решили не обременять себя вечерней прогулкой. Пока ходили в магазин "Дикси" (колбаса и сыр, помидоры и огурцы), и мылись в душе, натикало 19-20.
    А в семь вечера начался матч "Локомотив-Рапид". Его показывали по "Первому каналу", и я решил посмотреть. Пока Паумен разбирался в бесах Елены Майоровой, я наблюдал за бездарной игрой железнодорожников. Подробности, с вашего разрешения, опущу. Затем мы выпили две бутылки сухого вина. Паумену этого показалось мало.
    Друзья вышли на улицу около полдвенадцатого. Рядом с площадью Победы работало летнее кафе. Выпив по стакану пивка для бодрости ("Арсенальное" - два стакана по 200 грамм - 42 рубля), друзья побрели обратно в номер.
    - Вы откуда? - встретила нас бдительная вахтерша.
    - Из 501-го! - ответили мы хором.
    - Ну, проходите, - успокоилась старушка.
    И мы, как вы догадались, прошли.

    4 день. Ясная Поляна и Красные Ворота

    Встали путешественники в начале первого. Через полчаса устремились прочь из гостиницы. Наш путь лежал непосредственно ко Льву Николаевичу Толстому. По проспекту Ленина ходит 216-ая маршрутка, прямиком к Ясной Поляне. Это мы выяснили совершенно случайно, разглядывая номера микроавтобусов, проезжающих по главной магистрали города. К Ясной Поляне также идут маршрутки N114 и N114э. На них написано "Щекино". Это - населенный пункт за усадьбой Толстого. Если добираться на 114-ых, надо высадиться на трассе, где укажет водитель. Затем пройти около километра до Ясной Поляны.
    В среду 24 августа на Ленина образовалась страшная пробка. Похоже, маленькие города еще хуже, чем Питер, справляются с резко возросшим количеством автомобилей. Ведь улиц больше не становится! По Ленина идет всё - маршрутки, троллейбусы, легковушки, грузовики. Когда мы ездили в Алексин, то и туда, и обратно стояли в пробках, но тут! Движение по проспекту Ленина было практически парализовано.
    Мы уже стали сомневаться во встрече с усадьбой Толстого, когда подошел 216-ый. По счастливой случайности, там нашлось два свободных места. Первые кварталы по Ленина мы ехали минут двадцать. Народ не возмущался. Видимо, привыкли. Мужик рядом со мной читал "Спорт экспресс", который я безрезультатно спрашивал во всех ларьках Тулы. Уже решил, что газета здесь не продается - и вот, наглядное опровержение! (Оказалось, "Спорт экспресс" раскупают по утрам).
    Спустя полчаса пробка, наконец, рассосалась. А может, мы просто проехали самое тесное место. Маршрутка рванула "с места в карьер". За окном так быстро замелькали незнакомые пейзажи, что я толком ничего не запомнил. Микроавтобус выехал из города, затем одолел мост через железнодорожные пути.
    Впереди опять показались дома. Лишь позже я понял, что это - поселок Косая Гора. Спустя километров пять мой друг обнаружил красивейший водный разлив и далекий берег. Там приветливо стояли переодевалки. Увиденное вызвало у нас немалое удивление.
    - Может, заедем на обратном пути, - среагировал мой друг.
    Вскоре водитель свернул с трассы на Щекино. Через пару минут друзья оказались в Ясной Поляне.
    Перед поездкой в Тулу я полагал, что толпы туристов просто ломятся в усадьбу Толстого. Ничего подобного! Даже 216-ая маршрутка, которая ходит никак не чаще, чем раз в пятнадцать минут, добирается до святого для каждого россиянина места полупустой. Кроме нас в Ясную Поляну прибыло еще две девушки. Остальные пассажиры сошли по пути.
    Кстати, до исторической усадьбы можно доехать из Москвы на электричке. От станции до Ясной Поляны - шесть километров. Поэтому основные посетители музея - москвичи и гости столицы. Туляки, в основном, обслуживают экспозицию.
    - Толстой - классика! - произнес я весьма банальное утверждение, рассматривая киоск с литературой, посвященной Льву. - Это имя теперь никогда не забудут. Музей просто обречен развиваться. Не зарастет, как говорится, народная тропа!
    Только бренд мирового значения - книги Льва Толстого - позволил музею остаться на плаву в трудное время перестройки. Ныне здесь периодически проводятся толстовские чтения, конференции, выпускается альманах статей о Толстом. Музей финансируют и некоторые иностранные организации. Находятся даже полусумасшедшие волонтеры, любители Толстого из заграницы, которые приезжают в Ясную Поляну и работают бесплатно. Или делают внушительные пожертвования.
    Перед входом в музей (кстати, с 1986-го года он называется Государственный мемориальный и природный заповедник "Музей-усадьба Льва Николаевича Толстого "Ясная Поляна") расположена небольшая площадь. Одно кафе - пивное под навесом, другое - деревянный дом, закусочная с полноценной кухней. Мы туда не пошли, побоявшись высоких цен. Ныне мне кажется, там вполне можно вкусно и недорого поесть. Внеочередной совет: "Будете в "Ясной Поляне" - зайдите, взгляните на цены". Уверен, это - не шибко дорого!
    Кроме двух кафе, стоит ларек с лимонадом, сигаретами и пирожками (для самых бедных); а также киоск с литературой о маститом писателе. Достаточно большой выбор книг. За ларьком - рынок с сувенирами, где представлено множество однообразных матрешек; продукция рассчитана исключительно на иностранцев. В книжно-сувенирном киоске друзья купили путеводитель-схему по Ясной Поляне, а затем рванули в кассы родовой усадьбы, заповедника и природного объекта одновременно.
    Порадовала входная цена - 10 рублей. А саму усадьбу можно посетить только с экскурсией; билет стоил 100 рублей. Мы были не готовы к прогулке с экскурсоводом, да нас двоих и не повели бы; пришлось бы ждать, пока найдутся еще желающие. Конечно, после музея "Тульские Древности" я стал большим любителем экскурсий! Но лишних двухсот рублей не было; к тому же, хотелось самостоятельно погулять по заповеднику. Мы рассматривали визит в Ясную Поляну, скорее, как вылазку на природу.
    На схеме была указана "Купальня", что сильно заинтересовало моего товарища.
    - Может, там можно поплавать? - предположил я.
    Увы! Выяснилось, что воссоздана купальня Льва Николаевича, представляющая собой весьма жалкое зрелище. Прямоугольное строение, со всех сторон огороженное шестами-жердями, торчит в пруду. Водоем полностью зарос зеленой тиной.
    - Толстой бы вас за это не одобрил, - справедливо молвил Паумен.
    В Ясной Поляне главная дорога идет вверх к усадьбе. Холмистость, разумеется, присутствует. На переднем плане несколько прудов - один большой слева (по ходу движения к усадьбе) и четыре маленьких справа. Большой выглядит неплохо - полноводен, не зарос. Маленькие - в ужасном состоянии. Вскоре выяснилась причина - из большого пруда в нижние должна поступать вода; но перемычка закрыта. Вот маленькие и высыхают.
    - Лев Николаевич за это не похвалит! - вновь заявил мой друг.
    Когда путешественники миновали большой пруд, нам навстречу вылез чересчур смелый уж. Точнее, совсем маленький ужик.
    - Почему здесь змеи ползают? - не обрадовался Гризли.
    - Это - уж, - ответил Паумен.
    - Ну и что? - продолжил я. - Увидел ужа, ищи рядом гадюку!
    Кто читал наши походные путешествия, сразу все поймет. После встречи со змеей, мы стали прислушиваться ко всем звукам, доносящимся из травы. Конечно, столь смелым "уж-непуганный" был из-за чрезвычайно юного возраста. Но "вылазка" змеи на столь истоптанную людьми территорию свидетельствовала - этим летом много ползучих развелось в Тульской области.
    Вскоре мы достигли двухэтажной белой усадьбы. Затем осмотрели ряд отреставрированных зданий; как каменных, так и деревянных. Усадьба Волконского, школа для детей, рига (постройка с печью для сушки снопового хлеба и льна; иногда "ригой" называют обычный сарай), житня. Честно говоря, я смотрел на эти строения расфокусированным взглядом, повторяя про себя: "Я - не путеводитель. Хотите изучать историю, читайте серьезные книги. Мне интересней современность".
    Поэтому сообщу, о чем не пишут в путеводителях: в Ясной Поляне - бесплатный туалет. Вполне чистый и презентабельный. В честь светлого имени великого писателя. Очень красивы в Ясной Поляне деревья; многовековые дубы, раскидистые клены, высокие березы. Почему-то молчат птицы. Может, оплакивают гибель светоча, отца родного, Льва Николаевича?
    Разумеется, путешественники беседовали о писателе. Например, я вспомнил историю, как в Ясную Поляну к достопочтенному Льву приехал Немирович-Данченко. Как известно, он крайне уважительно относился к Толстому. Узнав, что писатель косит вместе с крестьянами, Немирович решил подождать основоположника. Он огляделся по сторонам, и обнаружил, что в комнате - страшное количество мух.
    - Непорядок! - решил Данченко. - Великий писатель, можно сказать, творит здесь. А всякие неблагородные мухи мешают!
    Не долго думая, схватил Немирович газетку и... Хлоп! Хлоп! Всех мух и поубивал.
    Через некоторое время вернулся Лев Толстой. Осознав, что кровожадный Данченко уничтожил мух, классик страшно обиделся. Он сделался мрачнее тучи, и отказался общаться с жестоким Немировичем.
    - Муха - тварь божья! - воскликнул Лев Николаевич. - Как можно руку на нее поднять?
    Таков был теоретик "опрощения" на практике.
    Паумен просвещал меня относительно тяжелой личной жизни Толстого. Может, я задену кого-то из "толстофилов", но следует признать, что у классика имелись трудности с выполнением супружеских обязанностей. Детей-то он родил, но свою жену, Софью Андреевну, удовлетворял плохо. Сложившаяся ситуация приводила к конфликтам. В результате у Толстого развилась фобия - он стремился убежать от людей, покинуть усадьбу. Кстати, и умер Лев Николаевич в один из таких побегов; после очередной размолвки отправился босиком, куда глаза глядят. Классик был найден мертвым на скамейке у железнодорожной станции Астапово....
    Наш путь лежал к могиле основоположника.
    - Основоположника чего? - возможно, спросите вы.
    - Разумеется, толстовства, - отвечу без промедления.
    Дорога оказалась неблизкой - метров восемьсот от основной аллеи. Захоронение несколько удивило. Скромный холмик в форме гроба, высотой сантиметров пятьдесят. Зарос травой. Ни мемориальной доски, ни надписи, ни каких-либо указаний, что здесь похоронен именно Лев Толстой.
    Может, в этом и есть величие классика? Мол, что вы спрашиваете: "Кто лежит? Кто здесь лежит?" Разве непонятно? САМ лежит. Кто же еще? Или оформители могилы хотели продемонстрировать показную сермяжность? Мол, такой скромный Лев, что даже надписи нет на могиле. Куда уж проще!
    И еще одно соображение. Ясная Поляна - родовая усадьба. До прихода к власти большевиков принадлежала династии, поколению, роду Толстых. Стало быть, существовало фамильное кладбище. Что если Льва Николаевича похоронили вместе со всеми, а затем - большевики кладбище уничтожили, а могилу писателя перенесли? Как тут не вспомнить Довлатовский "Заповедник" с "настоящей могилой Пушкина". "Верните потомкам истинную могилу Толстого!" - хочется крикнуть мне....
    Признаюсь, с сожалением, но искренне; я не испытываю особого почтения перед классиком, Львом Николаевичем Толстым-Бессмертным. И восторженный трепет от посещения Ясной Поляны меня не охватил. Но как наблюдатель современности могу констатировать, что "убежденные толстовцы" в родовой усадьбе встречались.
    Например, пожилая женщина с задумчивым взглядом брела по аллее.
    - Взгляни! - стал объяснять мой друг. - Сразу видно, учительница литературы. Приехала сюда издалека, насладиться толстовскими местами. Потом обязательно расскажет ученикам, как сумела соприкоснуться с вечностью.
    Школьная учительница, не замечая нас, прошла мимо.
    - Наверное, читает про себя "Анну Каренину", - предположил я.
    Затем путешественники "пересеклись" с мамашей, которая мучила своего ребенка взрослым вопросом: "Почему Ясная Поляна называется "ясной"?"
    - Светло, деревьев много, - отвечало просвещенное чадо.
    - Никогда бы не догадался! - признался я Паумену.
    Встретились и вездесущие японцы, самая туристическая нация в мире. Улыбающаяся процессия из сорока человек топала по аллее. Мне показалось, японцам глубоко плевать на Льва Николаевича, но Паумен развеял мои предубеждения.
    - Японцы очень любят Толстого, - объяснил он. - Запомни это, и не спрашивай: "Почему"?
    - Почему? - спросил я.
    - По кочану и по кочерыжке! - последовал исчерпывающий ответ. - Такой уж странный народ, эти японцы...
    Большинство же посетителей бродило по родовой усадьбе с безразличным видом. Люди, как это обычно бывает, болтали о своем.
    Нам в Ясной Поляне очень понравилось. Хорошо! Тихо, спокойно, умиротворенно. Высокие клены, тополя и березы, много старых деревьев, которые зачем-то обивают железом в местах, где срезают толстые ветви. Есть красивое "общее" дерево на развилке - ствол березы прошел сквозь толстый дубовый сук.
    По схеме территорию Ясной Поляны окольцовывает река Воронка. Мы пошли по указателю на столбе и заблудились. Вместо ожидаемой реки набрели на площадку для занятий конным спортом. Так "попалось" еще несколько человек, в том числе, одна энергичная девушка со своей мамой. Старушка Божий одуванчик и дочка долго рассматривали нашу схему. С большим трудом мы догадались, что указатель на дереве был повернут неправильно. Злой умысел или случайность? Думаю, последняя версия - правильная.
    - Все равно выйдем к реке! - заявил Паумен.
    - Без Воронки мне не жить, - согласился я.
    И друзья около километра топали вдоль распаханного поля, по самой границе Ясной Поляны. Временами под ногами шуршали "вероятностные" змеи, поэтому прогулка удалась на славу. Воронка же оказалась заболоченным, мутным ручьем, через который перекинули мост толщиной четыре и длинной восемь метров. За рекой собирали сено; территория усадьбы заканчивалась. Разочаровавшись в Воронке, мы двинули обратно, и вскоре вновь повстречали старушку с дочкой.
    - Вы прошли прямо мимо скамейки Толстого! - разволновался Божий одуванчик. - Я даже хотела вам крикнуть: "Вон, скамейка!" - Она сделала паузу. - Хотя, там ничего интересного....
    В Ясной Поляне мы встретили немало влюбленных пар. Они так романтично сидели то на лугу, то в поле, то среди травы, что временами казалось - сейчас выйдет Лев Толстой и благословит влюбленных, близких (как и сам писатель) к незамутненной исконности.
    Чтобы не скатиться в излишнюю пустопорожность, лучше дам совет по музейному делу.
    "Как улучшить Ясную Поляну? - стал рассуждать я, как специалист по новой науке "экскурсологии". - Придумал! Надо сделать робота Толстого! Пусть он ходит себе по дорожкам! Вместе с Волконским и Софьей Андреевной. Пусть раскланиваются друг другу при встрече. Это будет интересно!"
    Еще в моей голове созрели две темы для докторских диссертаций. Первая - "Лев Толстой и проституция", вторая - "Лев Толстой и современная рок-музыка". Если среди читателей найдутся продвинутые толстовцы, можно рискнуть!
    Обратный путь лежал мимо конюшни. Путешественники обнаружили немало навоза. Кони без привязи бродили повсюду.
    - Я боюсь лошадей, - пришлось мне признать неприятный факт. - Кажется, сейчас лягнет копытом!
    - Ты, что, трус? - спросил Паумен.
    - Я - не трус, но я - боюсь, - ответив в рифму, я закрыл щекотливую тему.
    Из парка друзья вышли около четырех. В кафе обедать не рискнули. Купили по сосиске за десятку каждая, и стали готовиться к отъезду. На площади имелся весьма неплохой туалет, очевидно, платный. К нему путешественники и отправились. Однако он оказался закрыт! Напрашивается вопрос: "Зачем тогда ставили?" Пришлось справить нужду прямо около туалета. Судя по всему, так поступали многие посетители Ясной Поляны.
    - Типично российское раздолбайство! - воскликнул мой товарищ. - Как не стыдно перед Львом Николаевичем!?...
    Перед остановкой 216-ой столпилось немало народа.
    - Как мы уедем? - забеспокоился я. - Людей на пять маршруток хватит!
    - Не бойся, - ответил Паумен, но мне показалось, он тоже волнуется. - Поживем-увидим...
    И, действительно, вскоре мы кое-что увидели. Со стороны Тулы показалось два автобуса; на каждом красовалась надпись "Служебный". Из "Львовичей" вышли пассажиры, а на их места залезли стоявшие на остановке. Попутно подъехали две "Газели". Оставшиеся люди безмолвно погрузились в них. Спустя пару минут все уехали.
    Мы переглянулись.
    - Наверное, музейщики, - предположил я. - Возвращаются с работы.
    - Что-то их слишком много, - не согласился мой друг. - Пожалуй, это - конференция.
    Позавчера мы смотрели местные новости по нашему "пещерному" телеку. Говорили о международной конференции в Ясной Поляне, посвященной развитию толстовства во всем мире.
    - Она давно закончилась, - отозвался я.
    - Теперь - российская часть программы, - выкрутился мой товарищ.
    Мы стояли на остановке одни.
    - Может, 216-ый ходит до четырех дня? - пришло мне в голову.
    Часы показывали полпятого. С другой стороны подошла маршрутка "Ясная Поляна - Щекино".
    - Не хочется в Щекино, - признался я.
    - Неохота, - согласился Паумен. - Будем ждать 216-го.
    Минут через пятнадцать наш микроавтобус, все-таки, прибыл.
    - Нам до пруда, - заявил я шоферу. - А может, до речки. Там еще есть кабинки-переодевалки. И рядом мост.
    Точнее объяснить у меня не получилось.
    - Красные Ворота? - спросил водитель.
    - Не знаю, - честно признался я.
    - Красные Ворота! - кивнул шофер. - С вас семь рублей. То есть, четырнадцать. За двоих.
    И автобус помчал к "Красным Воротам". Километр отделяет Ясную Поляну от трассы "Тула-Щекино". По дороге мы видели надпись "Санаторий "Ясная Поляна". Функционирует он или нет, я не знаю....
    Километров через семь, перед мостом, водила притормозил.
    - Вдоль берега и пройдете, - пояснил он.
    Мы вышли.
    - Знаю! - внезапно воскликнул Паумен. - Гостиничный комплекс "Грумант" расположен неподалеку от "Ясной поляны" в лесной зоне, на берегу рукотворного озера, - мой друг цитировал какой-то путеводитель, - площадью около 4-5 га, что обеспечивает чистый воздух, красоту природы и хорошее самочувствие. Для любителей рыбалки в озере водится такая рыба как карп, белый амур, толстолобик...
    - Уникальное владение информацией! - восхитился я.
    - Просто добросовестно готовился к путешествию! - ответил мой товарищ.
    Действительно, друзья оказались на берегу рукотворного озера. Сразу и не догадаешься, что оно - искусственное. Только когда мы стали плавать, выяснилось: у кромки воды - много маленьких красненьких камешков. Скорее всего, ими покрывали дно. К сожалению, история возникновения озера осталась загадкой. Мало того! Мы не видели никаких ворот, тем более - красных. Одно очевидно: Грумант - место отдыха туляков в жаркие выходные дни. Едут на машинах, но можно добраться и с трассы на маршрутках 216, 114 и 114э. Есть пляж, переодевальные кабины и сломанная купальня. В будний день народу было мало - человек десять и четыре автомашины. Однако обильный мусор неоспоримо свидетельствовал - публика здесь раньше гуляла. Причем, изрядно.
    Недалеко от пляжа (с "дикой" его части) построили коттеджи.
    - Неудобно! - заявил Паумен. - Вроде, рядом с озером; но здесь такие народные массы собираются!
    Перед коттеджами приютился небольшой участок с покосившимся дощатым сарайчиком. "Пиво, лимонад", - гласила надпись на нем. Очевидно, в период жуткой жары предприимчивые владельцы участка делали на отдыхающих свой маленький бизнес.
    Как обычно, на рукотворном озере никто не купался. Мы нашли неплохое место для плавания. Компания рядом - папа, мама и дочь - делали шашлыки, но нас это не смутило. Друзья разделись; я первым полез в воду. Затем покупался Паумен. А на том берегу, в гостиничном комплексе "Грумант", проходили игрища новых русских. Периодически, раз в пять минут, на озеро выезжал водный мотоцикл. За ним следовал человек на водных же лыжах. Обычно "лыжник" проезжал метров двадцать и падал. После этого раздавались крики: "Баран! Ну, как же так? Дубина!" Затем заплыв повторялся. Результат всегда был одинаковым....
    - Здесь и рыба есть, - заметил Паумен, когда мы оделись. - Смотри! Вон, плещется!
    И указал рукой на воду. Действительно, крупный "рыбас" энергично плескался метрах в пятнадцати от берега. Даже слишком сильно высовывался из воды. Понаблюдав за "рыбой" еще минуту, мы поняли, что это - змея.
    - Вторая за день! - поразились путешественники.
    На "ползучего пловца" сделала несколько заходов чайка, но в последний момент всегда отворачивала.
    - Была бы рыба, точно схватила, - заявил Паумен.
    А змея так и застыла на одном месте. Что она делала? Почему? Мы видели в походах, как гадюки и ужи переплывают с берега на берег. А тут....
    Так и не разобравшись со странным поведением "ползучей", друзья поспешили на трассу. По высокой траве шли осторожно. Береженого бог бережет!
    В город мы въехали около шести вечера. На трассе довольно легко поймали маршрутку "Чернь-Тула". Чернь - поселок в области, находится относительно далеко от Тулы. Водитель взял с нас по десятке.
    Буквально через километр "Газель" остановилась перед миловидной девушкой.
    - По Ленина идете? - спросила милашка.
    - До Трех Штыков! - ответил шофер и поехал дальше.
    - Что он сказал? - нагнулся ко мне Паумен.
    - Все очень просто! - догадался я. - "Три Штыка" - монумент перед нашей гостиницей. А ведь что только не пишут! Например, журналисты из питерской газеты "Невское время" (статья от 28.05.2004 "В Тулу со своим самоваром") заявляют: "Вечный огонь обрамлен тремя серебристыми остроконечными шпилями, которые на большом расстоянии и при огненном закате напоминают очертаниями какой-нибудь готический собор". Понадумают ведь, писаки!
    - Не хватает им сермяжности и исконности, - согласился Паумен.
    Мы ехали по Ленина, когда стали свидетелями ЧП. Дорогу "Газели" преградил милиционер.
    - В чем дело? - возмутился водила, когда ему показали - "в объезд".
    - Пожар! - Паумен и еще один пассажир выглянули в окно и верно оценили ситуацию.
    Горел "Южный рынок", его центральное помещение из нескольких павильонов. Серый дым сносило в другую сторону, поэтому мы не сразу заметили пожар. Проспект Ленина перекрыли - с каждой стороны встала пожарная машина.
    - Перестарались! - неодобрительно отозвался я о тульских "тушителях".
    Действительно, "Южный рынок" удален от главной магистрали города; перекрывать Ленина не было смысла. В крайнем случае, можно было оставить две полосы. Но пожарные и менты, редко сталкивающиеся с серьезными ЧП, проявили излишнюю бдительность. Что, в итоге, получилось? Склонную к пробкам Тулу лишили главной улицы. И бешеное количество транспорта устремилось в объезд.
    - Зато мы осмотрели Тулу "с черного хода"! - впоследствии заметил Паумен.
    Ценная мысль! Я запомнил только две улицы - Циолковского и Станиславского. Но во всем районе, по которому мы объезжали место пожара, господствовали деревянные дома. Очень похоже на Алексин. Подробней рассмотреть закоулки нам позволила новая авария. В образовавшейся пробке газик "Спецтранс" врезался в "шестерку". "Сладкая парочка" напрочь перекрыла узкий проезд. Движение окончательно застопорилось.
    От "Южного рынка" до "Трех штыков" мы добирались минут сорок. Наконец, не выдержали и вышли. Последнюю остановку прошли пешком. Перед автовокзалом обсудили дальнейшие действия.
    - Предлагаю кафе "Встреча", - сказал я.
    - Сначала купим билеты в Калугу, - ответил Паумен.
    Два билета "Тула-Калуга" (с предварительным сбором) потянули на двести рублей.
    - Искусство требует жертв! - не в тему бухнул я.
    Затем мы отправились во "Встречу". Но кафе не понравилось. Друзья сели за стол, прочли меню (относительно недорогое) и стали дожидаться официанта. Увы! Бабушка лет восьмидесяти обслуживала предыдущую парочку. В тапках без задников она бестолково топала от раздачи к столику. За десять минут ситуация не изменилась. Наконец, старушка понесла парочке булочки (очевидно, хлеба во "Встрече" не бывает). Не дойдя метра три до стола, старушка деловито ткнула в обе булки пальцем. Видимо, проверяя свежесть продукта.
    - Мне этого не вынести! - воскликнул Паумен, узрев подобное "рукоприкладство".
    И я вылетел из "Встречи", ибо меня тянул за руку брезгливый товарищ....
    Затем мы долго искали карту "Мегафон". Данный оператор в Тульской области еще не прижился, поэтому 150 единиц продают за 165 рублей (в Питере легко купить за 150). Но тут еще попробуй найди! После долгих поисков, с трудом обнаружили карту в одном из ларьков. "Тула-Мегафон" нас просто разорил: доллар - две минуты разговора с Питером, да еще немало снимает за входящие! Потом путешественники отправились в "Дикси", купили три бутылки вина и потопали в гостиницу.
    Еда самая простенькая: плавленый сыр, один хачапури, паштет и помидоры с огурцами. Задумка - посложнее. Перечисленные продукты мы оставили на вечер. А пока собрались перелить две бутылки вина в одну пластмассовую (1.5 литра), и пойти в парк имени Белоусова.
    - Может, заглянем в буфет? - предложил Паумен.
    - Самое время, - согласился я, и нажал в лифте кнопку "3" вместо "5".
    Ведь мы читали объявления, развешенные на каждом этаже гостиницы: "Уважаемые гости нашего города! Приглашаем вас вкусно и недорого перекусить в буфете на третьем этаже".
    Путешественникам открылось довольно чистое и уютное помещение.
    - У вас есть что-нибудь первое-второе? - спросил я.
    Буфетчица от скуки и одиночества смотрела ТВ. Ящик был закреплен вверху, на стойке, дабы могли наслаждаться и посетители.
    - Все на прилавке, - произнесла женщина и убавила звук.
    Причем, таким образом - взяла длинную линейку и отработанным движением ударила несколько раз по клавише "громкость". Стало потише. Я начал разглядывать прилавок.
    - Есть котлеты "по-киевски", - пояснила буфетчица. - 40 рублей.
    - Вот, нам две порции, - обрадовался я.
    - Все? Есть пицца и салаты.
    - Еще возьмем два пакета сока по 0.2 литра.
    - Налить в стаканы или будете пить из пакетиков?
    - Из пакетиков.
    Буфетчица с облегчением вздохнула. Наверное, ей казалось нестерпимой мукой разлить два пакета в стаканы, подать, а потом еще и вымыть за посетителями посуду!
    Котлеты по-киевски с рисом оказались вкусными. Правда, не хватало кетчупа и постного масла. Но, в целом, блюдо вышло питательным. Мы потратили в столовке-буфете 112 рублей. На мой взгляд, недорого.
    Помывшись в душе и совершив "перелив сушняка в пластмассу", путешественники во всеоружии вышли на прогулку. Было около восьми вечера. На маршрутке, коих по Ленина ходит превеликое множество, мы доехали до входа в Белоусовский парк и побрели по знакомым местам. Выяснилось, что на входе в парк и в самом парке находится настоящий тульский "центр". Именно здесь проводит свободное время местная молодежь. Мы просто присоединились к большинству. И тут же стали свидетелями неприятной сцены.
    Подросток на велосипеде чуть не налетел на женщину; затормозил в нескольких сантиметрах.
    - Придурок! - сурово осудил парня Паумен. - Кататься не умеет, а взял гоночный велик!
    Прокат в парке функционировал безотказно - по асфальтовым дорожкам разъезжали на роликах и велосипедах все, кому не лень. Некоторые показывали "мастер-класс".
    - Хотел бы я научиться кататься на роликах, - произнес мой друг. - Во время нашей молодости их еще не было. Кстати, они дорого стоят.
    - Выпьем по этому поводу? - предложил я.
    И мы опрокинули по стаканчику сухого вина.
    Затем переместились на скамейку с надписью "Окрашено". Сели, подложив газету "Молодой коммунар". Еще раз оценили цветник, который освещают пять фонарей. Все-таки, оригинально! Потом пошли к площади с фонтаном (он, разумеется, не работал), и сели перед сценой.
    В Туле существует определенный дефицит скамеек. Но перед открытой сценой парка их было предостаточно. Гуляющая публика использовала почти все места - люди садились, отворачиваясь от других "скамеечников". В этом скоплении народа мы нашли свое место.
    Вскоре мимо прошла бабушка, собирающая бутылки.
    - Какая несправедливость! - возмутился Паумен. - На Западе про такую женщину сказали бы, что она - нищая. А у нас сбор бутылок - нормальный приработок к пенсии.
    - А пенсии все время повышают, - подхватил я.
    - И всегда на сто рублей! - добавил мой друг.
    Спустя пару минут к скамейкам подошел раскрепощенный дед. Похоже, он что-то задумал. Старик насупился, затем просветлел челом и заголосил: "Я - народный артист! Я - народный артист! Я - народный аферист! Я - народный аферист! Так, кто же я? Народный артист или народный аферист?"
    Предложенная дилемма никого не заинтересовала. Старик повторил номер. Но публика продолжала пить пиво и болтать о своем. Дед глянул на молодежь, ожидая участия, но никто не обращал на "афериста" внимания. Тогда "народный" еще раз проговорил свою "кричалку", тяжело вздохнул и покинул площадку.
    - Гризли! Посидим еще в кафе? - спросил Паумен.
    Не скажу, что вопрос меня обрадовал. Я прочитал товарищу нотацию о вреде чрезмерного употребления алкоголя. После этого мы зашли в кафе.
    - Два пива "Реддс", - попросил я.
    "Реддс" выставили незамедлительно.
    - А как насчет? - я изобразил жестом открывашку.
    В ответ получил выразительный взгляд формата "сам дурак". Точно! Ведь у "Реддс" откручивается пробка!
    Друзья сели за столик. Глотнув пива, я уставился на карусель "Сюрприз". Она вращалась буквально в десяти метрах от кафе. Вечерело. Яркие огни эффектно смотрелись на фоне черного неба.
    - Хочешь прокатиться? - спросил Паумен. - Процедура не для слабонервных.
    - А что? - задумался я.
    Наверное, сработало пиво, наложившись на сухое вино.
    - Забыл "Орбиту" в Смоленске"? - пригрозил мой товарищ.
    - Помню.... Но раньше я считал, что у меня хороший вестибулярный аппарат. Помню, в восьмибальный шторм...
    - Да, знаю я твои истории! - перебил Паумен. - Хочешь, иди! Лишь бы тебе не стало плохо.
    - Бросим монетку, - принял я верное решение. - Если "решка", прокачусь.
    - Ладно, - ответил мой друг.
    Выпала решка. Чтобы не передумать, я немедленно устремился к "Сюрпризу". В Туле эта карусель называлась "Топ-Микс". Я добежал до кассы, выложил сорок рублей. Потом вприпрыжку помчал к "посадчику".
    - А где компания? - обескуражила меня тетка на входе. - Один, что ли? Жди пару!
    По наивности я решил, что дело в равновесии аттракциона. Например, на "цепочках" сажают двоих напротив друг друга. Оказалось, все гораздо проще. Тетке просто лень ради каждого желающего запускать агрегат!
    Так я и застыл с билетом в руках, дожидаясь "напарника". Затем пошел обратно в кафе.
    - Не везет! - пожаловался товарищу.
    - Тебя ищут! - ответил Паумен.
    И я вновь побежал на "Топ-Микс".
    - Езжай один! - смилостивилась тетка-посадчик. - Но как только запущу машину, кто-нибудь подойдет!
    - Могу подождать, - предложил я.
    - Залезай!
    Не буду описывать подробности полета из скромности. А то решите, что я - хвастун. Но мне понравилось. И голова особо не кружилась. Знаете принцип карусели? Люди встают в круг, лицом к центру, крепятся цепочками. Но эта страховка чисто психологического плана. Аттракцион раскручивается, и тебя вдавливает центробежная сила. Главное в "Топ-Миксе" - прислоняться к стенке не только спиной, но и головой, и задницей. Тогда получите удовольствие. И еще - в одиночку здорово кататься!
    Довольный аттракционом, я вернулся в кафе.
    - Ты ничего там не кричал? - спросил мой друг. - Мне послышался крик: "Паумен!" Я за тебя нервничал.
    Мы допили "Реддс" и медленно пошли из парка.
    - Сегодня прощаемся с Тулой, - напомнил я. - Завтра - в Калугу.
    - Не доходит до меня алкоголь! - раздраженно ответил товарищ. - После "Реддса" только протрезвел!
    - Подожди немного, - посоветовал я.
    Мы удалялись все дальше от моря огней, а в парке продолжала гулять праздная публика. Особой популярностью пользовалось кафе на главной аллее - между фонтаном и цветником. Там играла "живая музыка", и веселая стихийная дискотека чем-то напоминала Адлер.
    За воротами парка тоже была толпа. Парни и девушки сидели напротив Художественного музея, в тени большого неработающего фонтана.
    - Убивает меня объявление в газете "Слобода", - вспомнил я газетную заметку. - "А еще в день города нам устроят настоящий праздник - целый день будут работать фонтаны!" Какой тут праздник? Если построили фонтаны, пусть они работают! Что тут особенного?
    - Поставь себя на месте туляка, - предложил Паумен. - Что важнее - вода в квартире или работающие фонтаны?
    - Ну, если так ставить вопрос! - возмутился я.
    - Именно так он и стоит, - развел руками мой товарищ. - А вообще, я смотрю, во многих российских городах проблемы с водой. И серьезные...
    Мы сели на выходе из парка. Там возвели монумент Льву Толстому в стиле "глыбализма".
    - Памятники в Туле, увы, стандартные, - пожаловался я. - Мало им двух культуристов на площади Победы? Зачем еще и классика изобразили "глыбой"?
    - Таковы традиции, - ответил Паумен.
    Несчастный Лев Николаевич "ногами слона" куда-то шел, перекинув через руку грубое пальто. Его лицо выражало сильное праведное чувство. Гнев? Призыв? Одухотворенность?
    - Он ведь - не революционер, - заметил я. - А нам что демонстрируют?
    - В последние годы Толстой был совсем больным человеком, - продолжил Паумен. - Наверняка, вообще ничего не соображал. Что в таком состоянии можно демонстрировать?
    - Зато ныне Лев Николаевич обрел бессмертие! - закончил я.
    И путешественники замолчали, разливая вино.
    Со стыдом вынужден признать, что мы сидели на скамейке "по-местному". А именно: задница на спинке, ноги - на сиденье. В оправдание лишь замечу, что здесь все так сидят. В результате скамейки настолько испачканы, что разместиться традиционным способом - невозможно.
    Пользуясь трибуной, которую предоставляет мне интернет, хочу обратиться к читателям: "Уважаемые отдыхающие и жители любого российского города! Предлагаю сидеть на скамейках естественно! Ноги на земле - задница на сиденье, а спина - прислонена к спинке скамейки. Ведь так, по крайней мере, удобней!"
    Мы же, попивая винцо, направились к гостинице. Вновь напомнила о себе туалетная проблема. Пришлось справлять нужду во дворике какого-то института, а то и вовсе Тульского университета. А что делать, друзья мои? Год назад меня упрекали в излишнем натурализме... Но ведь это - жизнь! Дайте возможность пописать в платном туалете! Так ведь нет таких - только на вокзале или при музее!
    По Ленина, кстати, мы прошли, как минимум, три вечерних заведения - один ресторан и два кафе. Везде - похожая историю: вывеска "Добро пожаловать!" и ни одного человека. А толпы молодежи сидят на неработающем фонтане. Вывод? Слишком дорого в тульских кафе! Снижайте цены, господа рестораторы!
    Последним пристанищем перед заходом в "Тулу" стала летняя кафешка рядом с автовокзалом. Бильярд, пиво "Невское", два стакана. На этом вечеринка закончилась. Бутылка молдавского муската фирмы "Лавина" ждала нас в номере.

    5 день. Калуга

    Проведя бурный вечер, путешественники проснулись несколько "кривоватыми". Это - нечто среднее между невыспанностью и похмельем. Последовал двойной (а то и тройной) поход в туалет и традиционный кофе. За пятнадцать минут до отправления рейса "Тула-Калуга" мы вышли из номера. Все-таки, хорошо иметь гостиницу возле самого автовокзала! Без преувеличения скажу, что географическое положение "Тулы" - много лучше, чем "Москвы".
    На автовокзале я, наконец-то, купил "Спорт экспресс". Мы тронулись в путь и я, под качки автобуса (хоть мы ехали на "Икарусе), продолжил свои путевые записки. Было трудно, но мне не привыкать. Общее время в пути составило два часа. Дорога почти сразу пошла по сельской местности. Это - очень удобно, нет опасности застрять в пробках. "Икарус" промчал пару кварталов по Ленина, свернул вправо и вскоре выехал из города.
    Трасса "Тула-Калуга" - весьма скромная, вполне соответствует статусу обоих городов. Двухполоска, достаточно ровная, без особых кочек, с малым количеством машин. Большинство пассажиров (что из Калуги в Тулу, что из Тулы в Калугу) выходят раньше конечного пункта. А на трассе почти никто не подсаживается. Значит, торгово-экономические отношения между городами не развиты. Действительно, главным партнером и для Тулы, и для Калуги является Москва, столица нашей Родины.
    Дорога - не очень интересная, вокруг поля и лиственные деревья. Встречались, конечно, и населенные пункты. Я отложил свои записки километров за пятнадцать до Калуги, и начал внимательно смотреть в окно. Минут через пять показался внушительный указатель "Калуга 1371". Четырехзначная цифра - год основания. Дальше справа открылся красивый вид на Калугу. Сразу стало ясно - не зря поехали! Город - очень интересный, стильный и цельный. "Цельный", значит, не разбросанный, нет смешения архитектурных стилей.
    Вскоре панорама исчезла за деревьями, а затем мы въехали на мост через Оку. Внизу текла широкая река - примерно такая же, как в Алексине. Может, чуть шире. Никаких пляжей мы не обнаружили; практически все берега - заросли. Справа от моста раскинулся город, слева - вдаль уходила магистраль; никаких высотных зданий я там не приметил. Автобус переехал Оку и помчал вверх по широкой улице Гагарина. Проводив грустным взглядом водную артерию, друзья осознали, что пройти к берегу весьма сложно - гарантированы отвесные склоны, похуже, чем в Алексине.
    Кстати, Юрий Гагарин - почетный гражданин города. А в самой Калуге родился великий ученый Циолковский. На улице Гагарина открыт музей космонавтики, рядом построен красивый памятник. Он представляет собой огромный каменный шар, за ним - физиономия в скафандре (разумеется, Юра Гагарин!) и снизу - глыба, могучий мыслитель Циолковский. Внушительное зрелище. Кроме того, рядом сделали два симпатичных обзорных вала. Но, увы! Времени на калужские музеи не нашлось. Поэтому мы ограничились видом из окна автобуса.
    Улица Гагарина, тем временем, и дальше шла круто вверх, градусов под сорок. Стало ясно, что по холмистости Калуга сильно обгоняет Тулу. Закончилась Гагарина широкой площадью Мира. Посередине Мира водружена стела. Наверняка, пацифистского толка. Мы толком не смогли разглядеть ее из-за густой листвы. Затем автобус вышел на центральную магистраль города - улицу Кирова. Почти тут же, проехав квартал, надолго застрял. Надо было повернуть налево, этому мешало интенсивное движение и "долгоиграющий" светофор. Видимо, в Калуге нередко бывают пробки. Количество машин за последние 20 лет увеличилось втрое, а новых дорог не построили. Да и как их делать в самом центре города?
    Простояв минут пять, мы все-таки свернули. Почти тотчас попали на автовокзал. Друзья вышли из "Икаруса" и поспешили к билетным кассам. Хотели уехать на 19-00 или 19-40, но последний маршрут уходил в 17-35. (Существует еще рейс 18-15, но только по пятницам, субботам и воскресеньям).
    - Вот, партизанщина! - возмутился я. - На Тульском автовокзале указано одно, здесь - другое!
    - Надо верить местному расписанию, - здраво рассудил Паумен.
    Поэтому мы взяли обратные билеты на полшестого; хотя можно было провести здесь гораздо больше времени. С другой стороны, по приезду в Тулу следовало паковать рюкзак.
    Во все три кассы автовокзала стояли внушительные очереди. Это резко контрастировало с Тулой, где мы брали билеты без проблем.
    - Видимо, здесь много пригородов, - заметил я.
    Мы простояли в кассу около двадцати минут. Затем взяли билеты. Кассирша зачем-то выбила нам 8-ое и 13-ое места в салоне, хотя надо было продавать вместе - 13-ое и 14-ое.
    - Что же делать? - задумался Паумен. - Не стоять же снова в очереди?
    - Или поменяемся, или поедем раздельно, - ответил я.
    Считаю своим долгом подчеркнуть - кассирша из Калуги не права! Двоим надо продавать места рядом, какая бы ни была очередь.
    Ознакомившись с автовокзалом, путешественники пришли к выводу, что он сильно перегружен. Но главный минус - месторасположение! Маленькое здание в центре города заполнено народом; крошечная площадь перед вокзалом буквально забита автобусами.
    Неприятно поразил и туалет возле вокзала. Сначала мы решили, что он бесплатный, столь убого выглядело заведение. Оказалось, цена - шесть рублей. Длинная лестница ведет вниз, в подземелье. Там, вдалеке от чужих глаз... недопустимо грязно для платного туалета!
    Посетив сортир, путешественники бросились изучать новый город. В ларьке купили так называемый "бизнес-план", карту Калуги. Из нее я узнал, что население города составляет 350.2 тысяч человек.
    Пройдя квартал по Кирова, мы сели в центральном сквере с фонтанами. Красивое место. Напротив - здание Малого Драматического театра. Вокруг за скромную плату катают на лошадях, а маленьких детей на тихоходном паровозике. А фонтаны - просто уникальные! Каждую субботу в 22 часа проводится музыкально-световое представление с их участием.
    - Ну, что, Гризли? Куда пойдем? - спросил мой друг.
    - Разумеется, на площадь Победы, - ответил я. - Хотя, наверное, там ничего интересного; современные здания. Но, все же, центр города.
    Забегая вперед, сообщу, что ошибся - ассоциативно связал Калужскую площадь Победы с питерским мемориалом "Разорванное кольцо Блокады" на Московском проспекте. А это - две большие разницы!
    - Сначала надо поесть, - заявил Паумен. - Сделаем это прямо в скверу.
    И мы направились в ближайшую закусочную. Она называлась "У фонтана". Там почти не было народа. Паумен взял один салат и две пиццы с салями. Потянуло на 120 рублей. Дорого или нет? Можно было поесть и дешевле. Вкусно? Лично мне пицца показалась чуть-чуть переперченной, а салат - недоперемешанным.
    - Не придирайся! - одернул меня Паумен.
    - Это последствия кафе "Встреча" в Алексине! - объяснил я.
    - В любом случае, сразу решили вопрос с едой, - подчеркнул мой товарищ. - Больше можем на него не отвлекаться.
    Из кафе мы направились к площади Победы. Тут мой взгляд наткнулся на очередь за мороженным человек из десяти.
    - У них, что, мороженое - дефицит? - удивился Паумен.
    Выяснилось, что Калужский молокозавод выпускает качественное и дешевое мороженое, на которое гигантский спрос в городе. Подсмотрев за выбором подростка (он купил мороженное "Гига"), мы тоже приобрели одну на двоих. Оригинальная и вкусная "гигища"! Всего за одиннадцать рублей.
    Наш путь лежал по Кирова, центральной магистрали города. Очень понравилась плитка, которой выложены тротуары. Да и вообще! Калуга сразу вызвала положительные эмоции. Основное достоинство - цельность города. В центре все здания - старые, 19-го и начала 20-го веков; белые, чистые, соответствующие друг другу. Около автовокзала стоит высокая колокольня розового цвета, Георгиевский собор. Через три квартала - еще более впечатляющая, недавно отреставрированная церковь Иоанна Предтечи. Синий купол украшают золотые шестиконечные звездочки, как в Псковско-Печорском монастыре. Но почему шесть лучей? Неужели имелась в виду звезда Давида?
    - Своей целостностью Калуга напоминает Северодвинск, - заметил я.
    - Северодвинск - современный город, - не согласился мой товарищ.
    - Там есть целый район зданий 50-х годов, - возразил я. - А в Калуге - конца 19-го века.
    - Может, город хорошо сохранился, потому что его сдали фашистам? - предположил Паумен.
    В ответ я лишь пожал плечами.
    - И городом-героем не сделали, - продолжил мой друг. - Интересно, это сильно расстроило калужан?
    По дороге нам встретилось немало заведений общепита. С питанием здесь нет проблем. Пиццерия "ПиццСтоп" разместилась неподалеку от центрального сквера. Напротив автовокзала, на другой стороне Кирова, находится дорогое кафе "Гелиос". Позже, на улице Ленина мы наткнулись на обыкновенную столовую. А если от "Гелиоса" пройти два квартала по Кирова в сторону площади Победы, увидите кофейню. И еще цитата из интернет-путеводителя: "В торговом пассаже на ул. Кирова (нечетная сторона, ближе к началу улицы) очень приятное кафе-пиццерия в торговом комплексе "Ташир". Подтверждаю: "Ташир" существует!
    Ближе к площади Победы, "центральность" улицы Кирова уменьшилась; пошли более простенькие дома, незамысловатые постройки шестидесятых. Но сама площадь оказалась отменной. Там находится высокий памятник Матери-Родине - двадцатиметровую стелу "венчает" женская фигура. А внизу - оригинальная композиция из множества фонтанов. Они, в отличие от тульских, работали.
    - Ведь здесь - Ока! - пришло нам в голову.
    "И Ячненское водохранилище!" - стоит добавить теперь.
    Мы не успели туда съездить, но я внимательно изучил карту. Вот где можно искупаться!
    Впрочем, вернемся в 25-ое августа 2005 года. Друзья постояли перед великолепным фонтаном, а затем присели на скамеечку. И тут увидели лучший храм города Калуги. Он находится у площади Победы в сторону удаления от Оки. Всем настойчиво советую оценить это произведение искусства.
    - Надо было ехать в Калугу, а не в Тулу! - осознали путешественники.
    Но что сделано, то сделано.
    - Давай вернемся, и пойдем вниз по улице Ленина, - предложил Паумен. - Она идет под углом к Кирова. Может, удастся спуститься к Оке.
    - Рискнем, - согласился я.
    Мы сфотографировались рядом с красивым храмом, и вернулись на Кирова. Там, рядом с площадью Победы, клали плитку. Наверное, хотели на центральной магистрали сделать авеню. Надо признать, что в день нашего пребывания в Калуге много что ремонтировали; складывалось ощущение, что в городе срочно готовятся к какой-то важной дате.
    Вскоре путешественники миновали памятник Кирову. У погибшего большевика выделялся один длинный и внушительный локон. При желании его можно было принять за чуб.
    - Любят у нас убиенных! - заметил Паумен.
    - Фонарь, который должен освещать памятник, разбит, - возразил я. - Значит, не так уж и любят.
    Метров через семьдесят после монумента друзья наткнулись на "Кофейню".
    - Спасибо, уже не надо, - сказал мой товарищ.
    А теперь - секундочку внимания! Кафе находится на улочке... Три, два, один! Барабанная дробь! Улица Николо-Козлинская!!! Кто не верит, сходите-гляньте. Там еще расположен магазин "Молодежная одежда".
    - Здесь живет козел по имени Никола, - предположил я.
    - Знаешь, как переводится слово "трагедия" с греческого? - спросил Паумен.
    - А это тут при чем?
    - "Козлиная песнь", - ответил мой товарищ. - Так что, не издевайся!
    Далее по Кирова разместился салон "изделий народного промысла". Там продавали всевозможные сувениры да картины. Паумен потянул меня внутрь.
    - Зачем? - сопротивлялся я. - Это нам не по карману!
    - Хочу найти что-нибудь недорогое и местное, - объяснил Паумен.
    Увы! Почти весь товар был изготовлен в Китае. Но мой глазастый друг обнаружил коллекцию ароматизированных масел. Не долго думая, купил масло сосны. Узкую стеклянную трубочку с аккуратной затычкой.
    - Вкусно пахнет? - спросил я.
    В ответ Паумен мазнул мне по носу. Сосна надолго перебила все остальные калужские запахи. Около часу я твердил Паумену:
    - Как, все-таки, в Калуге много сосен!
    Впрочем, ближе к теме! Мы вышли из салона, и ноги сами понесли на Ленина, к Оке! Вскоре путешественники спускались по "Ильичевой" магистрали. Очень красиво и здорово чувствуешь себя в Калуге! По крайней мере, в центре! А все потому, что существует красивый и большой район старых зданий. И нет домов, находящихся в аварийном состоянии.
    Друзья шли вперед и тихо восторгались. Миновали художественный музей. Он был открыт, но не было времени туда зайти. С каждой новой сотней метров город становился все холмистей. Нам повезло, что мы двигались исключительно вниз.
    - Почему в Калуге и Туле центральные магистрали названы улицами, а не проспектами? - поинтересовался я.
    - Не знаю, - откликнулся Паумен. - Спроси об этом читателей "Тульского путешествия". Пусть напишут в комментарии.
    - Мне уже давно никто не оставлял толковых комментариев, - пожаловался я.
    - Надежда умирает последней! - заявил мой друг. - Надо верить в читателей!
    Сменив тему, сообщу, что в Калуге ходят троллейбусы; необъяснимым образом справляясь с крутыми склонами. Номер 3 имеет круговой маршрут. По кругу ходит и автобус N3. Если вы приехали в Калугу ненадолго, можно сесть в центре города на "тройку", и вам гарантирована обзорная экскурсия за шесть рублей.
    Мы же продолжали спускаться по Ленина. Прошли недалеко от гостиницы "Ока". Заодно информация о калужских гостиницах.
    "Гостиница "Калуга" находится в центре города на улице Кирова рядом с круглой площадью Мира. 2-х местный номер обходится от 280 руб. (июль 2002 г.). Здание гостиницы из стекла и бетона построено, похоже, в 70-е годы. На улице Суворова, параллельной ул. Кирова, но проходящей дальше от Оки, находится гостиница "Приокская".
    Рядом со старинными торговыми рядами в трехэтажном здании архитектурного стиля "пленные немцы" середины XX века находится гостиница "Ока".
    Гостиница "Зуль" находится на западной окраине города вблизи Яченского водохранилища в квартале севернее музея космонавтики".
    А путешественники вышли на огромную площадь "Старый Торг". Ей заканчивалась улица Ленина.
    - Торг здесь неуместен! - воскликнул я от восторга.
    Площадь показалась нам великолепной. С одной стороны - красное кирпичное старое здание Гостиного Двора. Конец 18-го века. Напротив - Калужская администрация. Не успел я как следует насладиться панорамой, как Паумен потащил меня дальше. Мой товарищ не мог отделаться от навязчивой мысли - выйти к Оке.
    - Сейчас будет улица Набережная, - сказал он.
    И действительно, вскоре она открылась. Друзья мои, там колоссальный наклон! Практически прямая дорога в пропасть! По крутому спуску с большим трудом катили машины. Мы почти по отвеске продолжили путь к реке. Увы! Это оказалось слишком сложно. [Ныне, склонившись над картой Калуги, я могу утверждаться наверняка - мы совершили стратегическую ошибку! Если бы с Набережной свернули на улицу Красная Гора, то прямиком бы вышли к пристани. Но улочка сначала шла чуть вверх и лишь потом - вниз. Этот подъем и сбил нас с толку].
    Миновав отворотку влево, друзья рванули дальше. Но Набережная улица все круче уходила вниз. Мы остановились напротив жилого дома. Далее постройки заканчивались, по обе стороны улицы лишь росли тополя.
    - Что будем делать? - спросил мой товарищ.
    В это время на нас стала лаять собака. Дворняга на цепи охраняла частный дом.
    - Мы вошли в чужой двор, - догадался Паумен.
    - Бог с ней, с Окой! - махнул я рукой. - Договаривались же сначала не спускаться к реке! Пошли в центральный парк!
    Поднявшись по почти отвесной улице (чуть-чуть преувеличиваю) мы оказались в парке. Полное название "Парк культуры и отдыха". Еще раз обращусь к интернет-путеводителю: "Стоит посетить калужский городской сад, расположенный на высоком берегу Оки. По-видимому, на этом месте располагалось городище древней Калуги. На краю обрыва оборудована смотровая площадка. Парк уютен, есть кафе, аттракционы, тир. На краю сада вдали от обрыва стоит калужский Троицкий кафедральный собор. Храм недавно отремонтирован".
    Что наиболее запомнилось в парке? Множество скамеек. Почему-то очень мало людей. Разнообразные аттракционы стояли без дела; работали лишь чрезвычайно стремные "цепочки". Путешественники дошли до кафе под открытым небом "Три богатыря" и взяли по маленькой "Кока-коле". Сев за столик, стали рассматривать окрестности.
    - Здесь должна быть обзорная площадка! - вспомнил Паумен.
    И действительно! Парк заканчивается симпатичным заборчиком. Посередине сделана смотровая площадка. За ней идет колоссальный спуск градусов под семьдесят пять. Все закрыто деревьями, видна только Ока и противоположный берег. Потрясающий вид! Шум внизу свидетельствует, что улица Набережная, по которой мы дальше не пошли, просто скрыта деревьями. Можно стоять и смотреть на величественную реку часами!
    Нам открылась часть деревянного пешеходного моста; с другого берега к нему спускалась дорога. Паумен решил сместиться влево, чтобы лучше рассмотреть конструкцию. Друзья перешли в самый угол парка, где находится кафе "Кукушка" (реклама висит около входа в парк; дорогое и очень фешенебельное заведение).
    Тут настал кульминационный момент калужского путешествия. Испугались? Ничего страшного! Просто мы во все глаза смотрели на открывшуюся панораму. Через Оку перекинут низкий деревянный мост, за ним - пристань. Рядом какой-то прогулочный теплоход. Одно непонятно: как проходят деревянный мост речные суда? Или судоходство по Оке только в одну сторону?
    - Наверняка существуют водные прогулки, - предположил Паумен.
    - Надо сюда еще приехать! - поддакнул я.
    Еще минут десять мы завистливыми взорами пожирали мост и реку. Затем отправились дальше.
    - Все за один день осмотреть невозможно, - выразил общее настроение мой друг.
    В парке было хорошо. Мы высоко оценили Троицкий кафедральный собор. Одобрили обилие скамеек, красивые деревья, ухоженные аллеи. Постепенно дело дошло до туалета. По указателю путешественники вышли на требуемое заведение. Оно находилось в левом углу парка (перекресток Театральной и Бажанова). Но не советую туда заходить!
    Более страшного туалета я в жизни не видел! И более вонючего - тоже! А главное, это отхожее место строили подпольщики. Мрачная и зловещая каменная лестница уходит глубоко вниз. Этим конструкция не заканчивается. Катакомбы продолжаются еще метров десять и обрываются безнадежным полутемным помещением. Здесь уже можно писать. Идеальное место для убийства! Я сходил, а Паумен отказался. И правильно сделал! Я же, можно сказать, случайно, остался жив. В дальней кабинке ужасного туалета раздавались странные звуки. А рукомойник не работал!
    Что оставалось делать? Мой товарищ купил бутылку "Бон-Аквы". Ей меня и отмывал.
    Выяснилось, что в Калуге один существенный недостаток - ТУАЛЕТЫ. Сортиры (и "парковый", и "вокзальный") сделаны под "катакомбы". Этим словом называют системы подземных помещений, обычно искусственного происхождения. В бронзовом веке существовала катакомбная культура. Неужели в Калуге началось ее возрождение? Зачем горожане делают туалеты под землю? Из чувства повышенной брезгливости?
    Переполнившись отрицательными эмоциями, мы невнимательно осмотрели улицу Бажанова. Хотя там находились две уникальных арки; они мне напомнили Санкт-Петербург.
    Пройдя мимо филиала МВТУ им. Баумана, мы увидели знаменитый овраг. Через него проложили мост, а вокруг шумели зеленые насаждения.
    "Достойная альтернатива туалету!" - решил я.
    Кстати, в самом "Парке культуры и отдыха" тоже пописать невозможно. Все просматривается. Не исключено, что калужане, привыкшие к спускам и подъемам, пробираются по отвесным тропинкам к деревьям и там справляют свои надобности. Но ведь рискуют! Поход в туалет в таких условиях - крайне травмоопасен!
    Мы решили "искать счастья" около оврага. И здесь сходить в туалет нелегко! Сначала в кустах обнаружился пьяный мужчина. Он спал беспробудным сном. Обойдя бесчувственное тело, мы наткнулись на деда-бомжа. Старик с задумчивым видом лицезрел зеленую листву. Наконец мы, все-таки, нашли укромное место и сделали важное дело. Но без всякого удовольствия. Заодно выяснили, что "околоовражье" густо заселено бомжами.
    Дальнейший путь лежал по мосту через глубокий Березуевский овраг. (Братья Березуцкие из "ЦСКА" тут не при чем!) Кстати, из энциклопедического словаря я узнал: развитию оврагов способствует нерациональное природопользование (сведение лесов, распахивание крутых склонов). Но в Калужской и Тульской областях просто существует "овраголюбивый" рельеф. На середине моста расстояние до земли составляло не менее сорока метров. Глубокая овражина! Посередине его проложили желоб - на случай дождей.
    За мостом на улице Пушкина находился краеведческий музей.
    - Нет времени! - вздохнул Паумен. - Полтора часа до автобуса.
    Примерно в это время мы и устали. Первую половину путешествия дул сильный ветер, небо было затянуто. А тут выглянуло солнце и неожиданно запекло. Да и отсутствие купания сказывалось. Сначала мы простояли минут десять на остановке в ожидании "тройки". Увы, ни один круговой не подошел. Тогда друзья собрались с силами и продолжили путь. В итоге, добрались до улицы Гагарина.
    Вниз, к музею космонавтики идти было поздно, а подъем к площади Мира не вдохновил уставших странников. Поэтому мы решили остановку до Кирова проехать. А еще - обратили внимание на "свежепостроенный" дом на Гагарина. Он был по-настоящему красив.
    - В Калуге профессионально относятся к жилищному строительству, - заявил я. - Таких домов в Туле мне не встречалось.
    Вскоре, благодаря автобусу, мы вновь очутились на Кирова. Но что делать оставшиеся сорок минут? Поначалу хотели слегка выпить, но "Фанагория-разливная" предлагала лишь разнообразные портвейны.
    - А у вас есть сухое? - спросил Паумен.
    - Нет, - последовал категоричный ответ.
    "Разливальщица" не проявила к нам любезности; мы решили ответили тем же. И просто пошли по Кирова, заглядывая во все магазины. Правда, рынок пропустили, хотя местную рыбу оценить хотелось. Ведь должна она в Оке водиться!
    - Я сейчас настолько отупел, - признался Паумен, - что меня легко ограбить. Вынут кошелек, да и все.
    - А вот этого не надо! - забеспокоился я. - Обойдемся без рыбы!
    Вместо рынка мы долго слонялись по универсаму "Калуга", разглядывая часы и рюкзаки. Обошли здание Малого Драматического театра. Там висит знак "выгул собак - запрещен" или "перечеркнутая собака". Посетили книжный неподалеку от автовокзала. Он оказался посредственным.
    А когда сидели в центральном сквере у работающего фонтана, женский голос сообщил в громкоговоритель: "Уважаемые калужане! Следите за порядком в парке! Мусор бросайте только в урну!" Все было сказано в вежливой форме и нам, скорее, понравилось.
    Чуть не забыл! Еще мы посетили уникальный банкомат! Такое я видел только в Калуге. Он похож на телефонную будку. Заходишь в маленькую прямоугольную комнатку, закрываешь дверь. Там есть защелка-задвижка. Полная конфиденциальность!
    Перетерпев томительное ожидание, путешественники сели в автобус. Друзья еще раз почувствовали неприятную вокзальную атмосферу. Маленькая площадь, на которой не развернуться огромному количеству автобусов. Машины газуют, людям приходится дышать этой отравой.
    Но могу вас обрадовать - в будущем ситуация улучшится! (Об этом читайте в Приложение 3). Кстати, в Калуге выходит газета "Калужский Перекресток". В Приложении 5 и Приложении 6 - две интересных статьи.
    В наш автобус села парочка с двумя детьми и тремя огромными чемоданами. Их провожали родители мужа. Затем пенсионеры ушли. В это время водитель "Икаруса" продемонстрировал обостренную бдительность.
    - Где люди, которые вносили серый чемодан? - с волнением спросил он.
    - Это наши провожатые, - ответил отец семейства. - Они ушли.
    - А вдруг в чемодане бомба? - спросил шофер.
    - Какая бомба?! Это - мой чемодан! - растерялся папаша.
    Но подозрительный шофер не унимался.
    - Нет, был другой чемодан! - забормотал он. - Люди его принесли и скрылись.... Но где чемодан? - и водитель принялся ходить по рядам.
    - Какой чемодан?! - встрепенулось пол-автобуса. - Это были провожатые!
    Шофер долго смотрел на беспечных, по его мнению, пассажиров.
    - Взрыва хотите? - спросил он. - Вот взорвемся, я чего беспокоюсь!
    И вновь заходил туда-сюда по проходу! После долгих уговоров, в которых принял участие весь салон, водитель дал себя успокоить. Махнул рукой, сел за баранку и автобус тронулся.
    До Тулы добрались без приключений. В двадцати километрах от города мой товарищ заметил зайца.
    - Довольно крупный! - охарактеризовал косого Паумен.
    И еще мой друг видел выход глины на поверхность, место добычи ценного минерала.
    - Это связано с развитием гончарного дела, - объяснил он. - Помнишь "Тульские древности"?
    - Ты в этом точно уверен?
    - Точно! - безапелляционно ответил Паумен.
    - Тогда включу этот ценный факт в свои записки, - пообещал я....
    Мы прибыли в город около полвосьмого. Запланированная вечерняя прогулка сорвалась; слишком много оставалось дел - собрать вещи, купить еду на ужин. К тому же, пришлось ехать на железнодорожный вокзал - узнавать рейсы на Серпухов.
    "Зачем вам Серпухов?" - удивится читатель.
    - А вот зачем! - отвечу подробно. - План на следующий день: по железке ехать в Серпухов (автобусных рейсов из Тулы почему-то не существует), погулять по городу, а вечером из Серпухова - в Москву. Ибо обратные билеты в Питер на 22-40 с Ленинградского вокзала!
    Узнав рейсы, мы зашли в "Гроссмарт". Купили муската от "Инкермана" и полуторалитровую бутылку молдавского белого. Затем - в гостиницу, собирать вещи. Возвращаясь с железнодорожного вокзала, обнаружили на улице 9-го мая качественный универсальный магазин в двухстах метрах от гостиницы. Ну, чем не разочарование?! Ведь завтра уезжать!

    Оглядываясь назад, понимаешь, как до смешного мало мы увидели в Туле. Например, не сходили в Художественный музей, хоть и собирались. Проигнорировали музей оружия! Даже отличный перекресток на улице Красноармейской и Лейтейзена, где очень хотелось побывать (прекрасный книжный, магазин "Ароматы вин" и выставочный зал), пропустили.
    Всего не успеть, к большому сожалению! На этом о Туле я заканчиваю. А вы еще читайте Приложение 4.

    6 день. Часть 1. От Тулы до Москвы

    Последний день начался с серьезного отходняка. Это помешало нормально проститься с Тулой. Мы проснулись по будильнику, собрали оставшиеся вещи, сдали номер, и на троллейбусе N5 поехали на железнодорожный вокзал. Цены на билеты не обрадовали. Проезд от Тулы до Серпухова стоил 58 рублей. Поезд отходил в 12-01. Мы отошли от пригородных касс с билетами в руках около 11-ти.
    Для местных электричек существует четыре специальных платформы. Они находятся на шестьсот метров ближе к Москве, чем основные. Приятно порадовало, что наш поезд уже стоял на перроне. Это позволило занять места у окна.
    Затем я отправился в туалет, оставив Паумена с вещами в вагоне. На долгий путь ушло минут десять. Потом в сортир поспешил мой друг.
    - Тебе повезло! - сообщил он по возвращению. - На платформу пропускают только людей с билетами. А ты пошел без билета! Хорошо, что успел до контроля.
    К 12-ти часам народу в электричку забилось довольно много. Через пять минут поезд тронулся и медленно покатил к Серпухову. Из-за плохого самочувствия я почти не смотрел в окно, а изучал разные футбольные газеты. Паумен дочитывал книгу о Елене Майоровой. Народ то входил, то выходил. Страшно надоел гармонист, который таскался по поезду туда-сюда и наяривал тоскливые мелодии; в нашем вагоне он умудрился побывать трижды за поездку!
    Словом, путь по железке дался тяжело. В первую очередь, из-за отходняка. Чуть лучше стало на железнодорожной станции "Ока". Это место находится в восьми километрах от Серпухова.
    У нас была мысль приехать сюда по железке из Тулы, но в споре между станцией "Ока" и городом Калуга выиграл последний. Хотя и первый вариант - достойный. Здесь Нара (река, на которой стоит Серпухов) впадает в Оку. Замечательное зрелище! Много песчаных пляжей, где удобно купаться и загорать.
    "Ока" стоит того, чтобы ее посетили. По крайней мере, если вы остановитесь в Серпухове. "Серпухов" - следующая станция за "Окой" на трассе "Тула-Москва". Там мы и вышли.
    Миновав виадук, друзья увидели остановку автобуса до Москвы. Выяснилось, он ходит от вокзала каждые полчаса. Успокоившись, мы занялись багажом.
    - Сейчас сдадим вещи в камеру хранения и погуляем по Серпухову! - рассуждал я. - А в Москву прибудем перед отправлением поезда.
    - Осмотрим еще один город! - вторил Паумен...
    Через пятнадцать минут упорных поисков вскрылся ужасный факт - в Серпухове нет камер хранения. Этот позор я не зря выделил жирным шрифтом. Как мы выяснили, раньше они находились у пригородных касс. Теперь на этом месте сделали "Ремонт обуви". На автовокзале тоже камер нет.
    - Я и смотрю, - печально заметил Паумен. - Что за люди вокруг с вещами сидят? Да пирожки жуют? Ведь от чемоданов не отойдешь!
    Мне трудно передать словами свое возмущение. Слава богу, его значительно снизил отходняк.
    - Наверное, есть закон, - продолжил мой образованный друг, - по которому каждый городской вокзал должен иметь платный туалет, зал ожидания и камеру хранения. А в Серпухове, между прочим, сто тридцать тысяч жителей! А если туристы-водники собрались путешествовать по Оке? Как им быть без камеры хранения?
    Непредвиденная осечка сбила нам все путешествие. Теперь слушайте экстренное сообщение:

    АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА СЕРПУХОВА!
    НЕМЕДЛЕННО ВОССТАНОВИТЕ НА ВОКЗАЛЕ КАМЕРЫ ХРАНЕНИЯ!

    - Что будем делать? - спросил я.
    - Выход один, - ответил мой товарищ. - Прямо сейчас ехать в Москву.
    Так и поступили. Посетив платный туалет за 8 рублей, вернулись к автобусной остановке и отправились в столицу. Билет и тут стоил немало - 80 рублей.
    Серпухов толком мы не видели. Конечно, из окна автобуса кое-что разглядели. Но история с камерами хранения требует компенсации. Поэтому информацию о Серпухове ищите где-нибудь в другом месте.
    А нас ждало весьма интересное зрелище - дорога в Москву. Влияние столицы на расстоянии ста километров уже ощущалось. Мы миновали город Чехов, где недавно построили современный зимний стадион. Чем это можно объяснить, кроме близости Москвы? Кстати, в Чехове - огромная площадка автосервиса. Тоже влияние московского бизнеса.
    Между тем, столица напоминала о себе и рекламными объявлениями по трассе - "Элитные коттеджи", "Дачный поселок", "Комфортабельные дачи". Сначала мы ехали по "сателлиту" трассы "М2", через центр Чехова. Затем автобус вывернул на "М2". Это - внушительная автострада шести-восьмиполосного движения. Шофер "поддал газку" и мы понеслись вперед. Никаких поселений вокруг больше не наблюдалось. Вдалеке мелькали коттеджи, церквушки и деревеньки. Через каждые двадцать, а потом и десять, пять километров попадались виадуки или гигантские авторазвязки.
    Москва, несомненно, давит своей мощью. С Питером эту гигантскую машину не сравнить, Северная столица однозначно проигрывает. Столичный мегаполис вдувает жизнь во все "приграничные" поселения, заставляя их подстраиваться под свой ритм. Так как была пятница, навстречу по "М2" неслась армада иномарок, по всем четырем или трем полосам. Москвичи ехали отдыхать на собственные дачи.
    - Что ты хочешь? - прокомментировал я. - Москва - третий по дороговизне город в мире. Впереди - лишь Токио и Осака!
    Но Паумен ничего не хотел. Мой товарищ удобно устроился в кресле и глядел в окно, временами сверяясь с картой Московской области. Жестокий отходняк постепенно становился мягким. Попутно Паумен волновался за багаж; рюкзак я оставил в багажном отделении автобуса.
    - Гризли, вдруг он выпадет? - спросил мой друг. - Ведь отсек не закрыт на ключ.
    - Не выпадет, - объяснил я. - Рюкзак лежит очень глубоко.
    - Это нервы из-за отходняка расшатались! - махнул рукой мой товарищ, и вновь уставился в окно.
    Вскоре впереди показалась МКАД. Наслышанные о чуде автопроектирования, мы ожидали увидеть 14 полос движения. Однако МКАД не впечатлила. Друзья проехали под достаточно широким виадуком, но там не было даже восьми полос.
    Затем мы въехали в столицу. Я уже писал об этом городе сочинение "Один день в Москве". Читатели приняли шедевр в штыки, я получил немало критических отзывов. Ныне продолжу свои наблюденческие изыскания в отдельной главе. Крепитесь, москвичи!

    6 день. Часть 2. Шесть часов в Москве

    Автобус остановился около станции метро "Южная". Чем характеризовался этот район? Как обычно, многоэтажными новостройками. "Торговый центр "Южный" - гласила надпись перед системой павильонов; на это "чудо" взирали 25-этажные дома. Я уже писал, что высокие громадины подавляют; все по сравнению с ними кажется мелким и пришибленным. Но стоимость земли год от года дорожает и количество этажей в новых зданиях все увеличивается. Впрочем, подобная ситуация наблюдается и в Питере.
    - Где же в Москве построили шестидесятиэтажные дома? - задумчиво спросил я. - Стоило бы туда прокатиться.
    - Не знаю, - нахмурился Паумен. - Сначала надо ехать на вокзал, сдавать вещи.
    - Может, купим здесь еду? - предложил я. - Нарезку, например.... А потом перекусим в каком-нибудь парке.
    - В каком? - поинтересовался мой товарищ.
    Я промолчал.
    - Не знаешь? - продолжил Паумен. - Стало быть, питаемся в "Макдональдсе".
    Проблема заключалась в том, что мы не планировали московского путешествия. Согласно разработанному графику, должны были сейчас бродить по тихому Серпухову. Поесть, расслабиться и только вечером прибыть в столицу. Но все изменилось, а новые планы не выработались. Сказалась усталость и отходняк. Внезапно у нас возникла идея посетить Серебряный Бор, но мы забыли, возле какой станции метро выходить. В итоге, затея бесславно провалилась.
    Мы долго ехали на Ленинградский вокзал - семь остановок до Кольцевой линии, и там - еще четыре. Впоследствии я подсчитал, что из шести "московских" часов у нас два с половиной ушло на подземку.
    Всем известно, что москвичи применяют карточки в метро, а питерцы до сих пор используют жетоны. Проезд стоит 13 рублей. Мы купили две карточки на две поездки, хотя лучше покупать сразу на пять, в таком случае - сэкономишь пять рублей.
    Когда друзья вышли из электрички на станции "Комсомольской", я схватил Паумена за руку.
    - Видишь этих двоих? - спросил я.
    - Да, - скривился мой товарищ, глянув в указанном направлении.
    Парочка, юноша и девушка. Паренек в нелепом котелке, натянутом на уши, выглядел ужасно, но не из-за странного головного убора, а благодаря ярко-рыжим бакенбардам и волосам. Девушка..., а впрочем, не буду! Опять скажут, что клевещу на москвичей.
    - Заметь, - обратился я к Паумену, - три года назад на этом же самом месте мы видели некое "оно". Могу даже процитировать:
    "- Это парень или девушка? - спросил я Паумена.
    - Парень, - ответил мой друг.
    - А вот и нет, - парировал Гризли. - Посмотри-ка на грудь.
    - Ну и что? - не согласился Паумен.
    Я призадумался. Действительно, грудь была великовата для мужской, но маловата для женской. "Оно" вышло вместе с нами на "Комсомольской". Бывалые путешественники замедлили ход, пропуская "нечто" вперед, и, по бедрам, опознали в существе девушку.
    - Вот она, московская молодежь! - злорадно воскликнул Гризли. - Вот оно, уродство!"
    - Ну и что? - спросил мой друг.
    - А то! - разволновался я. - Теперь на той же "Комсомольской" я вновь встречаю уродов, только двух. И бьюсь об заклад, они тоже - московская молодежь!
    - Не рефлексируй! - только и смог ответить Паумен.
    Минут через сорок путешественники вышли на площадь Трех Вокзалов. Там с 2002-го ничего не изменилось. Разве что теперь напрямую пройти нельзя - пригородные электрички отделены от поездов дальнего следования. Приходится делать ощутимый крюк.
    Я уже писал об удушающем московском метро - в жару там находиться просто невозможно. Шагая с рюкзаком по подземным переходам станции "Комсомольская", я ощущал острый запах пота тысяч москвичей и гостей столицы, вынужденных добираться до вокзала на метро. Но в камерах хранения оказалось гораздо хуже!
    Все они находились внизу, под землей. Больше соответствовали термину "камера пыток". В духоте возле зарешеченных окошек стояли несчастные приезжие и ждали. Как вы думаете, кого? Людей с жетонами!
    - Эх, Москва-златоглавая! - злобно зашипел я.
    Это выражение стало замаскированным ругательством.
    Случилось вот что - на Ленинградском вокзале камеры хранения переполнились. Поэтому у окошек стояла очередь. Придет человек с жетоном, чтобы забрать свой багаж, тогда другой сдает вещи. Вот и жди жетона. Стоять можно вечность.
    - Пошли на другой вокзал! - предложил я, буквально обливаясь потом. - Там, наверняка, ситуация лучше.
    - Ничего там не лучше! - ответил мой товарищ.
    Наконец, тоже не выдержал, и мы удалились. Собираясь на Ярославский, прошли мимо менее душной камеры. Там тоже стояла очередь, но немного продувало. Мы и остались. Я заглянул в клетушку с багажом. В глубине еще оставалось несколько свободных полок.
    - Почему он не ставит туда вещи? - спросил я.
    - У него жетонов больше нет, - догадался мой товарищ. - Бирок, которые он выдает за багаж! А места-то навалом!
    - Вот, придурок! Что он выпендривается? - в сердцах воскликнул я. - Есть возможность заработать деньги, а ему и они не нужны! Неужели нельзя сделать дополнительных жетонов-бирок из подручного материла? И все бы поместились!
    Пустая трата слов! Московские законы "гостеприимства" - незыблемы!
    Мы отстояли в камерах хранения минут сорок. Очень повезло. Сначала пришли два парня, забравшие полкамеры - три тяжеленных сумки и две тележки; затем притащились два грузных мужика. Тем не менее, друзья вышли с вокзала ближе к шести вечера. Осталось четыре часа для осмотра Москвы.
    Затем путешественники зашли на Ленинградский вокзал в туалет. Московские проектировщики оригинально расположили сортиры. В первом зале, справа и слева, расположено два мужских. А в следующем, справа и слева - женские. Это всегда вызывает у меня некоторый шок. Почему не сделать в одном зале - женский и мужской туалеты; и в другом - женский и мужской? Но "московский стандарт" - принципиально другой. Столичному люду нравятся оригинальные решения.
    Затем мы пошли в город.
    - Куда? - спросил я.
    - В "Макдональдс", - ответил Паумен.
    Наверное, это было неправильное решение. Но мы с 11-ти часов утра находились в пути. Дорога надоела. Ничего смотреть не хотелось. Столица не вызывала интереса.
    Поехали в центральный "Макдональдс" до станции "Пушкинская". Там оказалось даже больше народа, чем три года назад. При этом ситуация в Москве с питанием улучшилась. Буфет есть даже в метро. Столичные "пищевики", наконец, осознали, что если в городе - только дорогие кафе, это не привлечет туда бедных. А богатые не будут заходить в "рестораны быстрого питания", даже если их понаставить на каждом углу.
    Единственный недостаток "Макдональдса" - огромная очередь в женский туалет. Вы спросите: "А тебе-то какое дело?" Отвечу честно: "Мне мешали настойчивые девицы!" Им, видите ли, надоело стоять в женский туалет. Поэтому они направились в мужской. Процесс шел так - желающие заняться серьезным делом мужики и нахальные девицы попеременно заходили в три кабинки, а рядом в писсуары облегчались остальные представители мужского пола.
    - Надо было сделать два женских туалета! - заявил Паумен.
    - В таком случае, - стал возражать я, - вся Москва-приезжая зачастила бы в этот Макдональдс.
    - Ну и что? - перебил мой товарищ. - Макдональдс декларирует чистоту и безопасное питание. Разве это возможно со такими очередями в туалет?
    Вскоре Паумен загорелся желанием посидеть в кафе на открытом воздухе и выпить пива.
    - Только пива на отходняк не хватало, - среагировал я.
    - Ну, один стакан! - заканючил Паумен.
    Я покачал головой, и мы проследовали к разливу. Взяли на двоих стакан "Невского светлого" и уселись за столик. Тут же стали свидетелями двух сцен.
    Первая. Компания заказала по бокалу пива. Их было человек десять; они тесно сгрудились в своем закутке. Пока одни спинами прикрывали других, под столом показалась бутылка водки и самодельные бутерброды. Приезжие дурили, таким образом, персонал заведения.
    Вторая. Три парня радостно уселись за столиком кафе с собственным пивом (купили в ближайшем магазине по приемлемым ценам). К "святой троице" подошел недружелюбный крепыш с карточкой на пиджаке "Администратор Андрей".
    - Где брали пиво? - хмуро спросил он.
    Провинциалы попытались что-то соврать, но были с позором выгнаны.
    Вывод: приезжие пытаются любым образом обойти здешние порядки. Столичные с переменным успехом воюют с провинциалами.
    - Что они лезут? - спросил я Паумена.
    - Москвичи или приезжие? - уточнил он.
    - Приезжие.
    - А что им остается? - спросил мой друг.
    Увы, мне было нечего ответить.... Мы выпили стакан пива на двоих, и Паумен повел меня по московскому бульвару. Он называл его... Чехбуль? Питбуль? Нет, это собака! Может быть, "Ред Буллс"?
    Вспомнил! Твербуль!
    Тверской бульвар - несомненное достижение столицы, я посетил его впервые. Что там было? Серо-зеленый газон, облепленный телами москвичей и гостей столицы, памятник Есенину с каменным пегасом поблизости. Чем дальше мы удалялись от Тверской, тем становилось лучше. Но природа терпела поражение в безжалостной схватке с городом. Деревья и трава задыхались от копоти и загазованности воздуха.
    - Им не "перекрыть" каменные джунгли, - заметил я. - Но Тверской бульвар куда лучше, чем Пушкинская площадь.
    Моего товарища интересовало другое.
    - Где бы нам приобрести продукты к поезду? - спросил он. - И еще две бутылки вина.
    - Надо ехать на окраину, - объяснил я. - В пределах Садового Кольца ничего купить нельзя.
    - Ты преувеличиваешь, - усмехнулся Паумен. - И здесь есть магазины!
    - Попробуй! - с вызовом заявил я.
    Итак, что удалось увидеть в центре? Магазин "Мир виски" - продажа элитных алкогольных напитков; схожий ассортимент и у салона "Винотека". Два или три "Бутика мебели". В павильоне "Нота" продавались дорогие музыкальные инструменты. И еще мы миновали несколько шикарных ресторанов, которые почему-то назывались "кафе".
    - Если это кафе, - скептически заметил я, - как же тогда выглядит ресторан?
    Зато Паумен обнаружил банкомат! Это стало самой ценной находкой! Мы сняли со счета еще 600 рублей, именно настолько поездка в Москву оказалась дороже, чем в Серпухов.
    - Ладно, нет здесь продовольственных магазинов, - наконец, признал мой товарищ. - Поехали на окраину!
    Друзья сели на "Арбатской" и вышли на "Электрозаводской".
    Станция метро "Электрозаводская"! Вот главное московское открытие 2005-го года! Здесь есть и универсальный магазин "24 часа", и "Макдональдс" с туалетом, и даже вполне приличное кафе. Поэтому - первый и последний московский совет: "Приехав в столицу, тотчас поезжайте на станцию метро "Электрозаводская". Там вы сможете поесть и закупиться в поезд!"
    Мы приобрели все, что нужно, за полчаса. Кстати, вопрос! Чем отличаются супермаркеты Москвы и Тулы от аналогичных магазинов в Питере и Вологде? В "московских" не дают выносить сетки с продуктами. Сразу после кассы вручают пакет. Почему? Боятся, что сетку своруют. Но это неудобно для покупателя! Куда приятней, пройдя кассу, положить товары обратно в сетку, а уже потом спокойненько перекладывать в сумку.
    В "24 часа" путешественники сделали важное открытие: в поезд удобно брать кетчуп в пластмассовом тюбике с завинчивающейся крышкой! Если купить колбасную нарезку, булочки и соус - можно организовать прекрасный сэндвич!
    - Куда теперь? - спросил я.
    - На Красную площадь, - ответил Паумен.
    Часы показывали начало девятого. Поезд уходил в 22-30. Мы доехали до станции "Охотный ряд" и вышли рядом с Кремлем. Темнело. Друзья посетили кабиночный туалет по десять рублей; ныне эта услуга пользуется спросом, а затем сели неподалеку на футбольные газеты и перелили две бутылки вина из стекла в пластмассу.
    Затем отправились на Манежную. Рядом с метро отвратительно орал какой-то мужик, предполагая, что поет. "Певец" шатался от одной компании к другой; наиболее чувствительные давали ему денег, чтобы отвязался.
    Рядом с памятником Марксу ездили два велосипедиста. Они всевозможными способами подпрыгивали на каменных ступеньках. Гранд-отель "Парадиз", прекрасно отреставрированный и подсвеченный, темнел своими пустыми номерами.
    - Дураки! - прокомментировал я действия менеджмента. - Такие деньги вложили и в аренду, и в реставрацию. Зачем загнули такие дикие цены?
    - Пусть лучше совсем не будет постояльцев, - добавил Паумен, - чем мы цену на номер сбросим.
    Впереди показалась Манежная. За три года ее, наконец, достроили. Получилось очень удачно. Площадь оставила у нас самые приятные впечатления. Жаль, что надо было спешить на поезд, мы бы посидели еще. Лампочки, встроенные в ступеньки, и изящные столбы-фонари освещали симпатичную, аккуратную площадь. И еще мне понравилось, что стояло большое количество урн.
    Чуть дальше команда по брейку демонстрировала свои выдающиеся способности. Я увлекся дансингом, но Паумен тянул меня дальше. И, действительно, времени было в обрез. Мы традиционно прошлись "под конями" (читай здесь), посмотрели три новых фонтана и спустились к элитным магазинам, где продают эксклюзивные вещи "денежным мешкам".
    - Что мне здесь нравится, - сообщил Паумен, - так это - демократичность. Люди спокойно сидят на траве и никто их не гонит.
    Путешественники глянули на фонтаны, персонажи русских сказок. Злобный и огромный медведь соседствовал с миниатюрным, напоминающим пса-дворнягу, волком. Емеля и русалка, а, может, сестрица Аленушка сидели неподалеку.
    Все настроение сбило поведение двух идиотов. Наверняка, москвичей. Они на спор с какими-то кавказцами купались в довольно грязном "фонтанном" бассейне около Аленушки.
    - Вода заросла! - пожаловался Паумен. - А милиции нет.
    - Фонтаны с фигурками сделали, - пояснил я, - но ныне их никто не посещает. Охрана магазина следит только за торговыми павильонами. А парни купаются на "нейтральной" территории.
    - И все же, - попросил Паумен, - обязательно напиши, что Манежная площадь мне понравилась. Иначе опять скажут про огульное охаивание.
    - Скажут, скажут, - подтвердил я. - Куда они денутся? Сколько у нас осталось времени?
    До отправления поезда оставалось не больше часа. Путешественники на несколько минут вышли на Красную площадь.
    - Это, конечно, особое место, - произнес мой друг, разглядывая Спасскую башню и храм Василия Блаженного. - Символ государственности.
    - Спасибо, родная страна! - обратился я к Кремлевским Звездам. - За то, что я - Гризли!
    - Ты еще перезвездись, - посоветовал Паумен.
    На этих словах мы поспешили в метро. Короткое столичное путешествие заканчивалось. Слава богу, в камере хранения не было очереди. Друзья взяли свои вещи и поспешили на поезд. Рубиновые звезды Кремля холодно и безучастно светили нам вслед.
    - До свидания, Москва-златоглавая! - крикнули мы из вагона. - Возможно, еще увидимся!

    Дополнительная информация

    Приложение 1. Надписи на шкафе номера 501.

    Первая группа. Традиционные.
    1. Здесь был Берданя из Пензы. Вчера была присяга в Дубне. 29.06.2003
    2. Привет всем тулянкам и гостям города. Здесь жили баскетболисты из Белоруссии.
    Витебск, Полоцк
    с 17.02 до 22.02
    Вторая группа. Забавные.
    1. Здесь были два распиздяя Пахан и Кирьян 1987 г.р. из футбольного клуба Динамо "Брянск".
    07.08.2004
    2. Здесь бывали металюги с окраин.
    Drugs, Sex & Rock-n-Roll
    Третья группа. Одиозные.
    1. В Туле все телки дают, но дежурная по этажу полная дура (в анал не дала!!!).
    С и Ф (Moscow)
    2. Здесь была братва из Чечни. Йебали мы этот хуевый номер и проституток.
    2004 Алан, Тимур

    Приложение 2. Статья из газеты "Новотульский Металлург" "Тула - наркотический рай?"

    Сообщения пресс-службы Управления наркоконтроля наводят на печальные мысли о том, что наш регион - самый наркотизированный в России. Подтверждением тому служит и "наркотическое меню" из 11 видов, и количество изъятых из незаконного оборота наркотиков - 93 килограмма только за полгода (кстати, это больше, чем было изъято за весь прошлый год), и количество выявленных наркопреступлений, возросших за последний год вдвое.
    На сегодняшний день на сто тысяч туляков приходится около двухсот наркозависимых (по официальным данным, каждый из них "подсаживает" на иглу в среднем десять человек), при этом на учете в Тульском областном наркологическом диспансере состоит лишь немногим более 3.5 тысяч человек.
    Гризли-комментарий. "Заявление, что Тула - самый наркотизированный регион России, вызывает законные сомнения. Сгустили краски, металлурги! Общеизвестно, что больше всего наркотиков употребляют в Норильске. В Туле я не видел ни одного наркомана, хоть Паумен и объяснил, что это - не так уж просто.

    Приложение 3. Газета "Калужский перекресток" от 24-30 августа.

    Статья "Железнодорожный и автовокзалы будут вместе"
    В спорах о месте переезда городского автовокзала поставлена точка. Он все-таки переедет на привокзальную площадь станции Калуга-1.
    Варианты переноса предлагались самые разные, поскольку единого мнения на этот счет не существовало. Предлагалось, к примеру, разместить его в районе Грабцева. А на станции Калуга-1 билетные кассы поначалу хотели установить в жилом доме. Его жители сразу же начали писать в высокие инстанции письма протеста.
    В понедельник предполагаемые места размещения городского автовокзала осмотрела рабочая группа, специально созданная для этого губернатором. В итоге было принято решение своего рода компромиссное: автовокзал разместится на станции Калуга-1, но в здании железнодорожного вокзала. Как сообщила губернаторская пресс-служба, в двухнедельный срок будут проведены подготовительные работы: сделаны посадочные площадки, установлены навесы над ними, оборудованы места отдыха для водителей. В перспективе планируется строительство эстакады, которая соединит улицы Ленина и Тарутинская.

    Приложение 4. Газета "Слобода", 17-24 августа 2005, страница 63.

    Статья "Милая, я устал.... Давай завтра"
    Какие сексуальные проблемы волнуют туляков?
    Изматывающая работа. Чаще всего на такие трудности жалуются молодые мужчины до 35 лет, ведущие жесткий образ жизни. Они встают в 4 утра, садятся за руль, едут работать в Москву. Домой приезжают поздно. Рады бы доставить удовольствие жене, да сил нет!
    Хорошо еще, если такая работа длится не больше недели. Но через полгода подобного издевательства над собой у мужчины пропадает не только эрекция, но и вообще желание. Секс перестает интересовать, начинаются семейные проблемы.
    Гризли-комментарий: "Мы долго думали, много ли туляков работает в Москве? Пришли к выводу, что не шибко большой, но ощутимый процент. Существует специальный скоростной экспресс - он идет до Москвы всего два часа. Утром на нем туляки едут в столицу, а вечером возвращаются. Однажды мы видели приезд такого поезда - на платформу вышло не меньше 500 человек".

    Приложение 5. Газета "Калужский перекресток" от 24-30 августа.

    Губернатор Калуги Анатолий Артамонов о городском футбольном клубе "Локомотив".
    "Не хожу и ходить не буду на матчи нашей футбольной команды, пока там не найдут достойного руководителя. Они не только игру поставить не умеют, но и элементарного порядка навести не могут. Футбольное покрытие за пять с половиной миллионов рублей не уберегли. Даже охрану не выставили. Я когда узнал о пожаре, сразу туда позвонил. Но поговорить с начальником не смог: его ищут, а он - пьяный.Так что я на стадион не пойду, пока не найдут руководителя, на которого смогу смотреть без отвращения".
    Гризли-комментарий: "Забавные отношения между руководством клуба и губернатором. Первый раз встречаюсь со столь суровой критикой местной футбольной команды".

    Приложение 6. Газета "Калужский перекресток" от 24-30 августа.

    Статья "Хотел прокатиться с ветерком".
    23-х летний калужанин Роман Зарубин проезжал мимо драмтеатра на своем автомобиле "Ауди". Увидел группу мотоциклистов.
    Рассказывает свидетель, хозяин мотоцикла Сергей Меднов: "С Зарубиным я был немного знаком. Той ночью он подходил к нам не один раз, просил дать мотоцикл покататься. Я не соглашался. Потом он уехал. Мы еще немного потусовались, и я собрался домой. Отошел от мотоцикла метров на пять по своим делам и услышал звук заработавшего мотора. Оборачиваюсь: мой мотоцикл на большой скорости уезжает за угол драмтеатра. Потом услышал глухой удар. Бросился туда и увидел, что Зарубин врезался в угол дома. Он уже не шевелился. Кровищи - море".
    "Потерпевший скончался мгновенно, - рассказал нам начальник специализированного следственного отдела по расследованию ДТП Калужской области Геннадий Шебардин. - Он управлял мотоциклом без шлема, прав на вождение не имел. Эти обстоятельство стали основной причиной трагедии".
    Корреспондентам "Перекрестка" удалось выяснить, что Роман Зарубин работал на калужском рынке грузчиком. Коллеги Зарубина поминки по Роману устроили на природе, на берегу водоема. Выпили и мужчины решили искупаться. Один из грузчиков утонул
    Гризли-комментарий: "Статья хороша и стилем, и сюжетом. А утонуть в Оке по пьяному делу - элементарно! Слишком быстрое течение; просто не сможешь сопротивляться. Понесет вдоль берега, насколько сил хватит. А потом - ко дну".
  • Комментарии: 45, последний от 04/04/2011.
  • © Copyright Медведев Михаил (medvgrizli@yandex.ru)
  • Обновлено: 17/05/2017. 175k. Статистика.
  • Дневник: Россия
  • Оценка: 5.96*15  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта
    "Заграница"
    Путевые заметки
    Это наша кнопка